• Название:

    Агапов С. А., Кузьминых С. В. Азиатская зона ЕАМП...

  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: RTF
  • или

Агапов С.А. Кузьминых С.В. Азиатская зона Евразийской металлургической провинции // Проблемы исторической интерпретации археологических и этнографических источников Западной Сибири. Томск, 1990

АГАПОВ С.А., КУЗЬМИНЫХ С.В.

АЗИАТСКАЯ ЗОНА ЕВРАЗИЙСКОЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОЙ ПРОВИНЦИИ.

Важнейшим событием эпохи раннего металла (ЭРМ) на территории северной Евразии стало формирование гигантской Евразийской металлургической провинции (ЕАМП). Возникая под воздействием двух встречных импульсов восточного и западного, ЕАМП представляетая нам как система родственных металлургических и металлообрабатывающих очагов, распространяющих свое влияние на значительные пространства: с запада на восток от Поднепровья до Алтая; с юга на север — от Причерноморья, Прикубанья и Средней Азии до таежной зоны Евразии. На максимуме своего развития распространения провинция занимает территорию площадью до 6–7 млн.кв.км.

Особую роль в истории ЕАМП на всем протяжении ее развития играет ее Азиатская зона. Именно здесь народы северо–евразийских культур, не имея многовековой традиции обработки металлов (до начала ПБВ здесь господствовали культуры, по существу, неолитические), создают мощнейшие металлургические и металлообрабатывающие центры, которые в значительной степенив влияют на весь ход культурно–исторического процесса этой зоны. Характернейшей чертой Азиатского региона ЕАМП становится необычайный динамизм в проявлении всех основных стереотипов и признаков. Объясняется это, вероятно, и значительной емкостью ландшафтных зон, и потенциальной доступностью сырьевых ресурсов для производства металлов, и тесной взаимосвязью североевразийских культур ПБВ в системах неких культурных миров и культурно–исторических провинций.

Наиболее важным дан понимания ЕАМП характера ЕАМП является первый ее период — период становления. В результате столкновения двух контрастных встречных импульсов складывается ЕАМП. Первый, западный импульс принадлежит т.н. абашевской общности, наследующей морфологические стереотипы и основные приемы металлопроизводства от предшествующей Циркумпонтийсквй металлургической провинции. Около 17–16 вв. до н.э. отдельные группы абашевских этнокультурных объединений начинают проникать до лесостепной зоне в бассейн Тобола, Ишима и, возможно, вплоть до Иртыша. Здесь выделяются два типа памятников, тесно связанных с абашевской прародиной: воинские могильники типа Синташты и уникальные поселения с оборонительными сооружениями, где встречен принципиально тот же набор типов металла (Аркаим и др.). Далее на восток обнаружена серия поселений и могильников петровского типа. Это наиболее ранние здесь памятники с металлом, причем, достаточно обильным, который, с одной стороны, имеет явные аналогии в западных прототипах, с другой — отличается известным своеобразием. Насыщенность культурных слоев поселений петровского тина металлом в несколько раз выше, чем исходных для них абашевских. Петровские металлурги, по всей вероятности, ориентируются на новые рудные источники, что позволяет им добиться очень высокого уровня производства. Это сказывается и на общей насыщенности бронзовыми находками всего зауральского региона, двукратно более высокой, по сравнению с европейской лесостепью. В петровских поселениях, как и в Синташте, отмечаются первые крайне редкие изделия из оловянной бронзы.

Другой импульс, приведший к сложению ЕАМП — восточный, связан с уникальными для северной Евразии могильниками сейминско–турбинского типа. Могильники эти оставлены стремительно продвигавшимися из районов Алтая группами коневодов–металлургов и воинов, являющихся носителями принципиально отличной от абашевской технологии отливки тонкостенного втульчатого оружия из оловянистых бронз, ставшей позднее господствующей на всей территории Евразии. Группы, оставившие нам сейминско–турбинские памятники, стремительно продвигались по лесостепной полосе на северо–запад, а после столкновения с петровскими и абашевскими популяциями вынуждены были двигаться на запад более северными лесными пространствами. Уже на этом этапе выявляется особая роль предстепий и зоны лесостепи в процессах формирования металлопроизводящих центров.

Второй период, период стабилизации, характеризуется резким расширением территории ЕАМП и значительной унификацией продукции в основных регионах провинции. В Азиатской зоне ЕАМП складывается алакульская КИО, отдельные группы которой расселяются на юг вплоть до севера Средней Азии, а на восток вплоть до верхнего Иртыша и Рудного Алтая. Насыщенность металлическими находками алакульских поселений и могил значительно выше, чем в Европейской зоне ЕАМП для срубной КИО. Алакульские горняки и металлурги стремительно осваивают новые месторождения Казахстана и Рудного Алтая невероятно, монополизируют Добычу касситерита в районах Калбы и Нарыма. Алакульские металлурги и кузнецы активно экспортируют в восточно–европейский регион значительное количество не только металла, но и готовых изделий из оловянистых бронз. Две трети алакульского оружия и орудий сделаны из оловянистых бронз, очень высок процент высококачественных бронз и среди украшений. Алакульская металлообработка основывается на производстве стереотипа, принципиально восходящего к абашевским категориям и видам инвентаря. Сейминско–турбинский импульс оказал весьма ничтожное воздействие на металлообработку этого периода. В отличие от «степных» культур, культуры севера лесостепи и леса Азии в этот период отличаются поразительно малым количеством металла, так что не возникает никаких сомнений в том, что центр тяжести не только выплавки металла, но и распространения металлических находок целикам приходится на степной и лесостепной блок культур.

Третий период существования ЕАМП — период переоформления и распада провинции. В продукции центров этого периода наряду с сохранением прежних морфологических стереотипов резко усиливается доля изделий, изготовленных с помощью технологии тонкостенных отливок — кельтов, долот, наконечников копий и стрел. В Азиатской зоне весьма существенной становится доля однолезвийных ножей и кинжалов. Наряду с сохранением общих для ЕАМП морфологических стереотипов, очень выпукло начинает проявляться своеобразие трех зон Азиатской части ЕАМП — степной, лесостепной и лесной; причем наблюдается кардинальная передислокация центров сосредоточения находок металла в лесную и лесостепную зоны и резкое обеднение ими степной зоны.

На ранней фазе третьего периода (13–12 вв. до н.э.) в степной зоне формируется общность культур с валиковой керамикой (ОКВК), металлургия которой базировалась на месторождениях меди Центрального и Северного Казахстана и оловорудных источниках предгорий Алтая. Видимо, с территории, занятой ОКВК, шел основной ток металла, меди и бронз в безрудные зоны лесостепной и степной полосы Западной Сибири. Литейщики ОКВК вырабатывают достаточно специфический набор орудий и оружия при сохранении в основных категориях (серпы, долота) морфологического стереотипа, общего для ЕАМП.

Две трети металлических находок Азиатской зоны ЕАМП на третьем периоде ее существования произведено в металлообрабатывающих очагах т.н. андроноидных культур на юге обь–ирташский тайги и в лесостепи; более половины произведенных вещей — украшения, сосредоточенные в крупных могильниках типа Еловки, Черноозерья, Сопки и др. Весьма своеобразно выглядят таежные памятники типа Самусь IV с литейными формами для отливки кельтов и наконечников копий. Подавляющее большинство металлических изделий этой зоны изготавливались из оловянистой бронзы. Очевидна определенная связь лесных и лесостепных центров с одной стороны — с очагами Европейской лесостепи (кельты, прорезные наконечники копий, некоторые типы украшений), с другой — с металлообрабатывающими центрами Центрально–Азиатской провинции (однолезвийные ножи). Поразительно при этом, что связь с очагами ОКВК четко фиксируется, как уже отмечалось, только на уровне экспорта металла из степной зоны и выглядит совершенно невыразительно при морфологическом анализе.

Таким образом, на третьем периоде ЕАМП в Азиатской зоне, впрочем, как и в Европейской, мы наблюдаем общее падение производства в степи и плавное его нарастание в лесостепи и лесной полосе. Сломались основные системы взаимосвязей внутри провинции, зародились стереотипы, которые в эпоху раннего железного века стали доминантными в Евразии.