• Название:

    Мое сердце будет биться вечно Кейти Макалисте...

  • Размер: 0.06 Мб
  • Формат: RTF
  • или

Кейти МакАлистер

Моё сердце будет биться вечно

Понедельник, 6 вечера

– Что ты видишь, Корасон?

– Ммм грязь, – я ощутила, что гипнотерапевт осталась недовольна моим ответом, и пояснила. – Ну, грязь, траву и тому подобное. Но по большей части грязь.

– Ты уверена, что она в трансе? – неуверенно спросила Пэтси. – Она не кажется загипнотизированной. Кора! Ты слышишь меня?

– Нужно быть в пяти милях отсюда, чтобы не слышать тебя, – огрызнулась я, приоткрывая глаза и буравя ее взглядом с того места, где я лежала, распростершись на софе. – Я под гипнозом, дурында, а не оглохла.

– Разве она должна знать, что она под гипнозом? – спросила Терри, сидящая на полу напротив меня, следя за мной заинтригованным взглядом блестящих глазах. – Это не помешает регрессии, или как?

– Гипноз – это не волшебное состояние неведения, – ответила гипнотерапевт Барбара. – Она всего–навсего расслаблена, находится в гармонии со своей внутренней сущностью и открыта для восприятия многих воспоминаний из прошлой жизни. Можете быть уверены – она вполне под гипнозом.

– Давайте я возьму булавку и воткну в нее, – предложила Пэтси, суетясь возле книжного стеллажа, заставленного книгами и разными другими предметами. – Если она почувствует, мы будем знать, что она прикидывается.

– Никто не будет ничем в меня тыкать! – я окинула подругу усмиряющим взглядом.

– Дамы, прошу вас, – перебила Барбара, глядя на часы. Бедная женщина, я сочувствовала ее несчастью – устраивать персональные регрессии на ежегодных девичниках Пэтси. К счастью, в этом году нас было всего трое. – У нас ограничено время. Корасон находится в легком трансе, так же называемым альфа–фазой. Вследствие чего она как бы застряла в своем внутреннем «я», ее истинной Бессмертной сущности, в том состоянии, в котором она способна пересекать границы времени.

– Ага. Пересекать всю эту фигню, – сказала я, ухмыляясь ей, – Так что сядь на место и наслаждайся зрелищем. Что я должна делать, Барбара?

– Осмотрись кругом. Изучи окружающее пространство. Расскажи нам, что ты видишь, что ты чувствуешь.

– Я вижу грязь. Я чувствую грязь.

– В ее прошлой жизни должно быть что–то еще помимо грязи, говорю вам, – настаивала Пэтси, пытаясь достать миску с поп–корном.

– Есть там поблизости какие–нибудь здания или прочие строения, которые могли бы указать на то, в каком году ты находишься? – задала вопрос Барбара.

– Ммм слева ничего, кроме сгустка леса. Кажется, я стою на какой–то пыльной тропе. Погодите, пока я поднимусь на этот пригорок ух ты! Уау! Там внизу город. И похоже, что наверху в отдалении на высокой скале есть замок. В полях вокруг города снует множество крошечных людей. Круто! Это похоже на средневековую деревню или нечто вроде того. Думаю, мне стоит спуститься и поздороваться.

– Прекрасно, – похвалила меня Барбара, настраивая видеокамеру, которой она пользовалась для записи путешествий сквозь время. – А теперь скажи мне, как ты себя чувствуешь?

– Ну – Я исследовала картину, которая возникла в моей голове, не важно, была ли она действительно из прошлой жизни, или просто была плодом богатого воображения – этого мне не дано было знать. – Я, вроде как, голодна. Нет, чертовски голодна. Типа зверского голода, пульсирующего во мне. Ну, здорово, выходит, я крестьянка, так? Я бедная голодающая крестьянка, окруженная грязью. Мило.

– Мы здесь не для того, чтобы выносить суждения о своей прошлой жизни, – строго оборвала меня Барбара.

– Блин, Кора, – брезгливо сморщилась Пэтси. – Терри оказалась личной служанкой Клеопатры, а я была одной из наложниц Цезаря. Ты не вписываешься в нашу команду. Ты как минимум должна быть средневековой принцессой в большом колпаке или чем–то подобном.

Мысленно я постаралась рассмотреть себя внимательней.

– На мне туфли. Крестьянки ведь не носили туфли, верно?

– Уверена, что некоторые носили, – авторитетно заявила Терри, засовывая в рот пригоршню поп–корна, пока все мы наблюдали за моей регрессией в прошлую жизнь.

– Ты можешь спуститься в город? – спросила Барбара, немного передвигая лампу так, что свет не падал мне на лицо. – Возможно, мы могли бы выяснить, кто ты.

– Ладно, я спускаюсь с пригорка. Эй, смотри, куда ты бог мой. Бог мой. БОГ МОЙ!!!

– Что? Что случилось? – обеспокоено спросила Барбара.

– Меня только что сбила женщина на телеге, запряженной волами.

– Чего? – пискнула Пэтси.

– Она переехала меня. Ее волы взбесились или что–то вроде того. Они просто проехались катком вниз по холму и прямо по мне. Святый швейцарец во ржи! Теперь меня топчут волы, и дама в телеге кричит и епископат! У меня только что отвалилась голова! Она отвалилась! Эээуу!

Терри села, уставившись на меня расширенными глазами, пригоршня поп–корна замерла на полпути ко рту.

– О, боже. Я не у меня еще никто не умирал во время регрессии, – сказала Барбара с еще большим беспокойством, – Я не совсем понимаю, что следует делать.

– Ты обезглавлена? – Пэтси выглядела не менее ошеломленной, чем я, наблюдающая эту чудовищную сцену. – Ты уверена?

– Более чем, Пэтс. Моя голова отделена от тела, которое разрисовано следами копыт. Думаю, колесо проехало по моей шее. Оно уф. Это просто дикость. Почему, скажите на милость, мне достается реинкарнация, где меня убивают двое быков и телега? Почему я не могу быть наложницей Клеопатры?!

– Личной служанкой, а не наложницей, – поправила меня Терри, закидывая в рот поп–корн и яростно его пережевывая.

– Ты на сто процентов уверена, что ты мертва? Может, все не так плохо, как тебе кажется?

Я смерила ее взглядом перед тем, как вновь опуститься на подушку.

– Моя голова находится в метре от тела. Думаю, это вполне наглядный индикатор смерти господи боже! Ну что она творит?!

– Корова? – не поняла Пэтси.

– Нет, возница. Она ведь не делает то, что мне кажется?

– Не знаю, – ответила Терри, подсаживаясь ближе, как будто это позволит ей заглянуть в мой мозг.

– Это очень необычно, – пробормотала Барбара себе под нос, проверяя свою цифровую камеру, – Мы должны записать это. Да. Запись – это хорошая идея.

– Что делает эта дама? – спросила Пэтти, усаживаясь в изножье кушетки рядом со мной.

– Она пытается прикрепить мою голову обратно к телу. Дама, это бесполезно. Нет, вам не удастся привязать ее обратно. Ага. Я же говорила. О, только не урони меня в грязь! Черт! Можно подумать я, и так недостаточно перепачкана? Ну что за руки–крюки! А теперь она гонится за волом, который умчался на поле. О, нет, она возвращается. Она размахивает руками, как будто она что–то кричит, только мне не слышно, что именно. Должно быть, это следствие шока от того, что моя голова оказалась срезана колесом телеги.

– Уму непостижимо, – Терри не могла скрыть изумления, – Думаешь, она специально тебя сбила?

– Я так не думаю. Она слишком бестолкова. Только что она споткнулась о мою ногу и упала на меня. Вот блин! Похоже, она сломала мне нос! Господь Всемогущий, это из разряда ужастиков вроде «Братья Маркс против Человека в Кожаной Маске». Святый сбежавший вол, Бэтмен!

– Что?! – одновременно спросили Терри и Пэтси.

– Она что–то делает. Что–то странное.

– Боже, она что – занимается любовью с твоим безжизненным телом? – предположила Терри

. – Я видела шоу на канале HBO об этом!

– Нет, она не докучает мне. Она просто стоит надо мной, машет руками и колдует, или нечто вроде того. Что за она словно оу!

– Не расстраивайся, – попыталась утешить меня Барбара, продолжая делать подробные записи, – Твоей личной безопасности ничего не угрожает. Просто постарайся спокойно и в деталях описать, что ты видишь.

– Не знаю как вы, но я считаю обезглавливание и барбекю одним из видов угрозы личной безопасности, – ответила я, мысленно следя за развернувшейся сценой в ошеломленном недоверии.

– Барбекю? – переспросила Пэтси. – Кто–то жарит свинью или в чем дело?

– Да нет же. Хозяйка волов махала руками, и вдруг появились серебряное свечение, по всему моему телу, опаляя его по краям. Ну, здорово. Еще кто–то идет сюда. Эй, вы, мистер, вы не заставите эту даму прекратить ее фокусы с огнями? Она спалила мне половину волос.

– Это самая невероятная вещь, которую я когда–либо слышала, – призналась Терри Пэтси. – Твои вечеринки всегда самые лучшие!

– Главное все правильно спланировать, – скромно поделилась Пэтси. – Что происходит теперь, Кора?

– Парень только что увидел меня. Он слегка отшатнулся. Должно быть, потому, что дама пыталась спрятать мою голову за своей спиной, а мое ухо отвалилось и приземлилось прямо у него под ногами. Теперь он его поднимает. Он кричит на нее. Она показывает пальцем в сторону волов в поле, но он, кажется, действительно в ярости. Да, скажите ей, мистер. Она не имеет права водить, если не справляется с коровами.

– Из этого выйдет отличный фильм, – задумчиво произнесла Пэтси, – Интересно, мы можем написать сценарий? Мы могли бы заработать на нем миллионы.

– Так, теперь моя голова у парня в руках, он трясет ей перед дамой, все еще продолжая кричать на нее. Упс. Клок волос оторвался. Моя голова скачет вниз по склону. Парень и дама гонятся за ней. Хе–хе–хе. Ладно, нужно признать, что в каком–то ужасном смысле это действительно забавно. О, спасибо огромное, сэр. Он снова меня поймал, и теперь несет меня обратно к телу, волоча за собой хозяйку волов. Ааауч! Ауч, ауч, ауч!!!

– Он снова уронил твою голову? – спросила Терри, протягивая мне миску с поп–корном.

Я покачала головой.

– Нет, он просто вот ужас! Я хочу выбраться отсюда! Вытащите меня из этого сна, или что бы это ни было! Разбудите меня!

– Успокойся, – ласково сказала Барбара, – Образы, которые ты видишь, находятся в прошлом, и не могут причинить тебе вреда в настоящем.

– Что происходит? Что он сделал? – спросила Терри.

– Я хочу проснуться! Сейчас же! – заорала я, хватаясь за кушетку, чтобы сесть.

– Ладно. Я сосчитаю до одного, и когда дойду до единицы, ты проснешься посвежевшей и вполне безмятежной. Пять, четыре, три, два, один. С возвращением, Корасон.

– Ты в порядке? – спросила Пэтси, когда я села, пытаясь отдышаться; моя кровь разве что не стыла при воспоминании о том, чему я была свидетелем.

– Да, думаю, я в норме.

– Что случилось в конце? – спросила Терри – Ты была испугана до смерти.

– Ты бы тоже испугалась, если бы увидела, как вампир кого–то убил!

Я потерла свои руки. Мурашки промчались вверх и вниз по ним.

– Вампир! Ты шутишь! – в изумлении вскрикнула Пэтси.

– Если бы. Он словно накинулся на эту женщину, блеск клыков – и кровь повсюду, и потом она упала, а у него кровь была размазана по всему лицу. Это было ужасно. Я больше ни в жизни не хочу видеть что–нибудь подобное. Люди! Мне нужно выпить!

Час спустя гипнотерапевт Барбара ушла, но только после того, как оставила мне свою визитку и сказала, что хочет расспросить меня о моей регрессии поподробнее.

Я промолчала, ограничившись кивком, не желая вспоминать об ужасной сцене.

– Что самое удивительное, так это то, что вся эта фигня с моим убийством меня совсем не беспокоит, – призналась я друзьям, когда мы опустошили пару бутылок вина. – Но этот мужчина, этот вампир бррр. Я до конца своих дней не забуду то выражение его лица. Как будто он попал в ад. Я никогда раньше не видела такой муки, а потом он просто оказался на той женщине, кусая ее. Уф. Это было ужасно.

– Как он выглядел?

Я задумалась, пытаясь отделить последние образы его от первого впечатления.

– Высокий. Мускулистый. Темные волосы. Голубые глаза. Квадратная челюсть. Действительно привлекательный. Из того типа парней, которых если увидишь в торговом центре, впадаешь в ступор.

– Похоже на моего соседа, – заметила Пэтси, вставая.

– У тебя есть привлекательный сосед, которого ты скрываешь от нас?! – возмутилась я.

– Ну, я вижу его не слишком часто. Он работает по ночам или типа того – я никогда не встречалась с ним днем. Но он великолепен, правда великолепен. Ему нравится плавать нагишом.

– Мы твои самые старые друзья, – пристыдила ее Терри, – Ты обязана делиться с нами великолепными мужчинами, плавающими нагишом.

– Откуда ты знаешь, что он плавает нагишом? – спросила я, чувствуя, что мой разум слегка затуманен вином.

Пэтси икнула.

– Если ты окажешься на восточной стороне моего забора и чуть сдвинешь верхние ветки живой изгороди, то обнаружишь небольшой проем в ней, через который видно его задний двор с бассейном.

– Я хочу поглядеть, – заявила Терри, наклоняясь.

– Ты перебрала вина, девушка, – одернула я ее, помогая ей принять вертикальное положение.

– Но я согласна. Я тоже хочу увидеть великолепного голого соседа.

Пэтси кинула взгляд на часы.

– Обычно он не появляется раньше полуночи, но немного свежего воздуха всем нам пойдет на пользу. Полный вперед, дамы!

– Устроим охоту на лису! – сказала, хихикая, Терри, когда мы, вцепившись друг в друга, шатаясь побрели за Пэтси, которая несла с собой бутылку вина, указывая ей по направлению к заднему двору.

У нас ушло добрых десять минут, чтобы добраться до того просвета, о котором упоминала Пэтси, но только потому, что нам всем одной за другой пришлось совершить марш–бросок обратно в дом, чтобы воспользоваться удобствами.

– Хреново иметь маленький мочевой пузырь, – задумчиво изрекла Терри, слегка пошатываясь, возвращаясь к тому месту, где мы с Пэтси лежали на траве, допивая последнюю бутылку вина.

– Ну же, пойдем поищем этого соседа.

В бассейне никого не было.

– Проклятье, – в сердцах чертыхнулась я, вцепившись в дерево, стоящее рядом с соседским домом.

– Ну что за досада, – удрученно сказала Пэтси, – Может, он выйдет позже?

– Нелезон, – сказала Пэтси, отхлебывая из бутылки.

– Чего? – не поняла я.

– Думаю, она хочет сказать «несезон», – ответила Пэтси, проявляя не дюжинную догадливость.

– А, понятно. Ладно, блин. Я жду не дождусь увидеть великолепного парня.

– Идея! – взволнованно произнесла Пэтси, направляясь к его дому. – Давайте попробуем разглядеть его в окнах.

– Тер! – возмутилась Пэтси, ее дыханье сбилось, когда она бежала за Терри. – Это противозаконно!

– Нет, не противозаконно, – упиралась она, – Он твой сосед, так? Закон не запрещает заглядывать в дома соседей. Ты слышала что–нибудь о Соседском Дозоре? Мы все время бдим. Это здорово. Ну же. Давай позырим.

– Однако в этом есть некий смысл, – признала я, следуя за ними, – Думаю, это потому, что я пьяна.

К тому моменту, как мы нашли окно, которое не было прикрыто занавесями, и выходило на то, что было похоже на гостиную, выполненную в сочетании кремовых и белых тонов, Пэтси снова приспичило, и она торопила нас вернуться в ее дом.

– Так в чем дело? – спросила Терри, испытывая некоторые трудности с переставлением ног по направлению к соседским дверям.

– Он мой сосед! Я не хочу давать ему повода разозлиться на меня!

– Не думаю, что он узнает, что мы здесь были, – изрекла я, восхищенно любуясь замысловатой плиткой на крыльце.

– Он узнает, что я была здесь, если я оставлю тут большую лужу, – простонала она, скрестив ноги и слегка пританцовывая. – Давайте вернемся домой. Мне и вправду очень нужно!

– Ладно. Я все равно его не вижу ниг ух ты! Вон он! – Терри распласталась по стеклу по эту сторону двойных дверей, громко тыча пальцем стекло. – Смотрите! Видите его? Ух ты, детка, ты была права. Он великолепен, хоть он и не голый. Хей, он смотрит в нашу сторону. Интересно, он может нас видеть?

– Ночь на дворе, – успокоила ее я, махая руками, чтобы показать ей, что кругом ночь. – Видишь? Черная. Ночь. Никто не может нас видеть. Мы словно ниндзя. Если не считать лужи.

Дверь открылась, свет полился наружу, на его фоне был четко виден мужской силуэт.

– Могу я вам чем–нибудь помочь? – спросил он глубоким притягательным голосом с едва уловимым немецким акцентом.

– Мне нужно в туалет! – завыла Пэтси, обхватив себя руками.

Она бросила мне бутылку и промчалась мимо соседа в его дом.

– Вторая дверь слева, – подсказал он.

Она кинулась в ту сторону, куда он указывал.

Он повернулся к нам, но я не могла четко его разглядеть – мешал свет, падающий из–за его спины.

– Дамы, могу я что–нибудь сделать для вас?

– Пэтс сказала, ты любишь плавать голышом, – с надеждой призналась Терри.

– О, ну, на сегодня я уже наплавался. Может, что–нибудь еще?

Он шагнул наружу на крыльцо, прямо под лучи света, отбрасываемые стоящим в нескольких метрах фонарем.

Я выронила бутылку с вином, показывая на него пальцем, моя кожа попыталась сползти с меня.

– В чем дело, Кора? – спросила Терри, слегка пошатываясь. – Ты выглядишь так, будто тебя сейчас стошнит.

– Вампир, – прокаркала я.

Мужчина, тянувшийся в этот момент к Терри, чтобы помочь ей держать равновесие, неожиданно повернулся и посмотрел на меня.

– Что? – спросила Терри, шатаясь, спустившись с единственной ступеньки вниз.

– Вампир, – повторила я.

– Кто ты, черт возьми? – спросил он, удивленно прищурив свои зеленые глаза, глядя на меня.

– ВАМПИР! – закричала я, и вдруг мир закружился, большая черная дыра разверзлась под моими ногами и я провалилась в нее.

Последним, что я услышала, были слова Пэтси:

– О, благодарю тебя, Алек. Мне и в самом деле очень не хотелось осквернять твою чудесную плитку. А что это Кора делает на полу?

http://www.java-bookz.ru/book/?book=12479