• Название:

    Что то тут не так


  • Размер: 0.2 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

Что-то тут не так

Глава I

53 секунды

Ладно, все по порядку. Все началось вчера.

Необыкновенно сильный дождь, который топит улицы города вот уже неделю, затопил дорогу, по которой я обычно добираюсь до дома. Так как моя машина не обладает функциями подводной лодки, а таксист отказался приехать из-за непогоды, оправдываясь, что, видите ли, стоки затопило, на дорогах проехать невозможно, деревья падают, в городе штормовое предупреждение и прочее. Но когда я сказал ему о хрустящих сине-зеленых бумажечках, которые он получит, если подвезет меня до дома, он замялся, сказал более сладким голосом: "Подождите, пожалуйста", - видимо советовался с кем-то. Через минуту другой голос грубо рявкнул в трубку: "Простите, ничем не можем помочь!" - и послышались гудки.

Добравшись на метро до нужной станции, я вышел на улицу и, ругаясь себе под нос, побрел в сторону дома сквозь прозрачную стену шуршавшего ливня. Из-за темноты и тухлого света уличных фонарей я то и дело наступал в глубокие лужи. Промочил ноги до колен, зонт тоже плохо справлялся со своей дождезащитной функцией, и я, облитый с ног до головы водой, злой и уставший, успел мысленной наложить проклятие и на всю воду мира и на всех людей заодно.

Решив срезать путь, я свернул во двор, идя более коротким путем, который вел через дома, близко стоящие друг к другу. Фонарей в этих дворах не было. Только свет из окон немного помогал ориентироваться в пространстве. Я быстро шагал по мокрой брусчатке, периодически смотря то под ноги, то вперед.

Через пару метров я замедлил шаг, мое внимание привлекло окно, точнее тень в этом окне. Это была очень странная тень, не совсем похожая на человеческий силуэт. Наверно, если на шляпу-цилиндр повестить полупрозрачную длинную вуаль, и подсветить ее в воздухе, то она будет отбрасывать такую тень: там, где шляпа-голова - абсолютно плотная тень, а там где тело- вуаль, тень менее темная, жидкая. Пока я присматривался к этой тени, абсолютно позабыл о лужах и о том, какими они бывают глубокими. Резко ступив в ямку в брусчатке, я полетел вниз. Понял, что споткнулся и сейчас упаду, и мой костюм от Хьго Босс окончательно вымокнет и перепачкается в грязи и его придется выкинуть. С этой мыслю и переживаниями, связанными с ней, я все быстрее приобретал горизонтальное положение. Успел вытянуть руки вперед, чтобы не удариться лицом о дорогу и зажмурил глаза. Звук дождя пропал. Вокруг было до ужаса тихо исухо. Я уж было решил, что умер или как минимум потерял сознание.

Открываю глаза, а я уже лежу на спине, надо мной белая пустота. С трудом привстаю на локтях. Мутно осматриваюсь по сторонам и немного опешив, раскрываю глаза слишком широко, так, что они начали тянучи побаливать. Передо мной стояло примерно десяток одинаковых теней, точно таких же, как тень, которую я видел в окне.

Как нам всем известно, тень — пространственное оптическое явление. Не живое. Просто кусочек темноты. Но эти тени были какими-то неправильными тенями. Они витали в воздухе, даже не витали, а стояли забором посреди пустого белого ничего, и это не мешало им все так же быть плоскими и неподвижными.

Я почувствовал прилив страха. Вокруг одно только белое, как лист бумаги, пространство, утыканное этими странными целиндро-вуальными тенями, которые не предпринимают никаких действий, но у меня было такое ощущение, нет, я был уверен, что они живые, и они на меня очень внимательно и даже бесцеремонно смотрят.

Еще минуту я сидел, дыша через раз и почти не моргая, боясь спровоцировать агрессию со стороны этих цильвуалов (за эту минуту я успел придумать им имя). Эти кусочки темноты все так же стояли на одном месте и пялились на меня. И только я подумал о том, что было бы неплохо составить план дальнейших действий, как в голову ворвался жуткий шипящий, свистящий звук. Я был уверен, что этот звук только для меня, и звучит эксклюзивно только в моей голове. Звучание становилась, то выше, писклявее, то ниже. Я схватился за голову и через мгновение услышал голос:

«хшшграница мирашшшшсссццццбежать некудатсссцццВы станете вторым проводником. Не сопротивляйтесь, выполните все наши приказы, уйдете живым и невредимымсссшшш»

-Марк, ты хоть сам понимаешь, что ты несешь?

-Я теперь много чего понимаю. Моя душа, которая была атрофированна материальным миром уже не первый год, ожила. Я теперь не такой, как раньше.

-Да что с тобой не так?! Хватит, уже не смешно.

-«Грёзы мертвых снов, несказанные слова, прочитанные истории» - это эти существа. Они мне так сказали. Тени эти - это истории, которые были забыты в других мирах, в том числе и нашем. Но ничто не уходит бесследно. Это их цель, хранить истории в своем мире и передавать нужные, важные через тех, чей мир материален. В нашем мире они могут появляться в виде теней всего на 53 секунды за раз. Они мне так сказали. Они много чего говорили.

- И зачем передавать эти истории? Что в них такого?

- Не только истории пришли из пустоты, так и с нами. Хочешь спросить: «Что в нас такого?» Мы все важны, все соединено. Так и с нашими мечтами. Однажды нам придется исчезнуть, будем лишь историей, и будут помнить нас лишь эти тени. Но ничто не будет забыто! Понимаешь? Они будут помнить обо всех наших переживаниях, мечтах, снах, чувствах, мыслях. Все эти составляющие не должны разбредаться, кто куда хочет, должен быть порядок. Каждая история несет силу. Они этой силой и управляют. Но ими управляет их господин. Они обещали меня с ним познакомить. Я должен стать вторым

-Я больше не могу тебя слушать. Это какой-то бред! Ты сам себя слышишь?! Тебе нужно в больницу, ты башкой ударилась, видать, когда упал.

-Им нужен человек, у которого есть власть в нашем мире, чтобы перенести и распространить информацию. Исправить начало. Упорядочить. Они мне дали ноты. Дай мне еще 10 минут, я тебе расскажу историю, которую они рассказали мне.

Глава II

История №790GQ2014d

Постепенно выходя из мира Морфея и недовольно жмурясь от яркого света, молодой человек лет двадцати четырех, сладко потянулся, раскинув руки и ноги звездочкой, думая, что находится у себя в кровати , пока не увидел, что лежит он вовсе не в постели, а на траве синего цвета, а над головой не привычный серый потолок, а нечто вроде неба, которое оказалось, кстати, зеленого цвета. Решив, что ему все это снится или его глючит после очередного веселого вечера, Ян решил ничего не предпринимать, переждать хотя бы до тех пор, пока небо и трава не обретут привычные глазу цвета. Он положил на лицо руки и лежал так, пока не услышал шелест и тихое дыхание неподалеку от своего местоположения.

Медленно убрав руки и открыв поочередно глаза (сначала левый, потом правый) он увидел двух абсолютно похожих друг на дружку леди, склонившихся над ним. Основная странность, которая привлекла внимание Яна, заключалась в том, что, несмотря на то, что леди были, как отражение друг друга в зеркале: тонкие черты лица, большие глаза, обе были одеты в темно-фиолетовые платья, и у обеих на ногах были надеты массивные, медные браслеты, - они были абсолютно разными. Одна из них внушала доверие, она показалась молодому человеку старой и очень хорошей знакомой. А вот от взгляда другой девушки хотелось сразу отвернуться и больше никогда вновь не смотреть на нее, а все из-за той неописуемой боли, тухло сиявшей у нее в глазах. «У нее была очень сложная жизнь, возможно, она повидала немало насилия и жестокости» - подумал Ян.

Через пару секунд, поняв, что он ведет себя неподобающи джентльмену, юноша попробовал развеять напряженный момент и сказал: "Эввв-мн..."

Отчего-то собственный же артикулярный аппарат решил подставить его в данной и так драматической ситуации, решив видимо, что хозяин сможет обойтись без него, выразиться как-либо иначе.

Девушки захихикали, точнее говоря, захихикала та, которая выглядела, как старая знакомая, а вот леди с грустными глазами просто приподняла уголок рта.

-Не беспокойся, это всего-навсего, побочный эффект...

- ...От путешествия в пространстве. Скоро речь к тебе вернется.

Говорили они по очереди. Голоса у них были также одинаковы. Если слушать их с закрытыми глазами, то можно было подумать, что говорит один человек.

-э, - красноречиво заговорил Ян.

- Неважно, где

-ты находишься. Важно то

-что мы сейчас скажем.

-Кто вы? – внезапно четко и без усилий сказал юноша, будто кто-то за него хотел задать этот вопрос.

-Муза, - представилась старая знакомая и склонилась в легком реверансе.

-Меланхолия, - сказала другая и чуть опустила голову в легком кивке.

-У нас много имен, но можешь называть нас так.

Ян уже сидел по-турецки на траве и, в удивлении приподняв брови, с любопытством смотрел на девушек.

Он внимательно оглядел их, и изумился своей недогадливости: как это он раньше не догадался, кто же еще, как не Муза и Мел. «Мой старый сон», - сказал про себя он.

-Но, что

-Ты композитор, сочиняешь музыку

-У нас для тебя есть заказ. Ты должен написать

-Для нашего господина сонату.

-Но - попытался хоть что-то сказать композитор.

-Нет, ты можешь, ты поймешь

-Что нужно делать.

Юноша уже хотел было возразить, сказать, что не пишет под заказ, но ослепляющая, мерзкая, серая с красными крапинками вспышка дала сильную пощечину его глазам. Голова Яна закружилась, и он потерял сознание.

Очнулся он на кровати, за окном было темно. Голова композитора раскалывалась, разуму было неуютно находиться в черепной коробке, Яна подташнивало. «Надо меньше пить. Ну и приснится же такое»,- подумал он и потянулся к тумбочке, чтобы включить свет. Но не успел он даже легонько коснуться выключателя, как за окном резко посветлело, так быстро, что композитор закрыл глаза, в которых затанцевали звездочки. Щурясь и пытаясь привыкнуть к свету, он оглядел комнату. Это место было ему не знакомо. На первый взгляд можно было решить, что это гостиничный номер-люкс. Большая мягкая кровать, огромный дубовый письменный стол, таких же размеров книжный шкаф и шикарный черный рояль, празднично поблескивающий лаковым покрытием. Встав на ноги, шатаясь и немного прихрамывая, Ян подошел к окну, чтобы приблизительно понять на какую улицу его занесло. Но он тут же отскочил от него. К его глубочайшему удивлению за стеклами не было ничего, что могло бы помочь ему определить свое местоположение. Если быть еще точнее: за окном вообще ничего не было. «Ничего!» Только чистый белый свет, источник которого неясен. Просто белая пустота, не понятно где начинающаяся и где заканчивающаяся. Композитор решил, что это какой-то розыгрыш, видимо друзья решили так неудачно подшутить над ним. Отвернувшись от окна, он решил ненадолго забыть о пустоте за окном и начал изучать стены комнаты в поисках двери. Однако двери и даже намека на нее нигде не оказалось, не было также и еще одного окна. Игнорировать ситуацию, вышедшую из-под контроля, не было сил. Сердце заколотилось в безумном ритме, грозясь вот-вот вырваться из груди и начать самостоятельную жизнь, где-нибудь подальше от кипящего разума. К горлу подкатила рвота, дышать стало тяжело. В панике Ян кинулся к стенам и начал поочередно изучать их. «Может здесь есть потайная дверь?» - тихо шептал он себе под нос.

Широко раскрытыми глазами он оглядывал каждый сантиметр комнаты, быстро бегая от угла к углу, будто в бреду, и периодически горестно выкрикивал не очень приличные слова.

После тщательного ощупывания стен, Ян, вспомнив все детективные романы, которые читал в детстве, стал выкидывать из шкафа книги, в надежде задеть книгу-рычаг и открыть тайный ход наружу.

«Ведь как-то я сюда попал, не через окно же»,- думал он и остановился посреди беспорядка комнаты и закрыл глаза. «Надо успокоиться. Вдох выдох, вдох»

-Не стоит так переживать, это вредно для организма, - будто заговорила сама комната,- присядь и отдохни.

-Кто это говорит? – еще сильнее стал нервничать Ян,- где я? Почему за окном ничего нет? Почему нет двери?- скороговоркой пролепетал он.

-Поменьше вопросов. Все это неважно. Важно лишь то, зачем ты здесь.

Женский голос умолк. Повисла выжидающая тишина.

-Эээ, так зачем я здесь?

-Ты должен написать сонату.

-Но я не работаю под заказ! И вы даже не сказали, кто заказчик.

-Заказчик - наш господин. Мы тебе поможем. И мы в долгу не останемся, уж поверь.

-Выпустите меня! Я знаю свои права! Это незаконно!!!

Голоса больше ничего не сказали. Вокруг Яна повисла давящая, вакуумная тишина.

Композитор сел на пол, поджав колени к груди, и только захотел громко выругаться, как в комнате раздался мягкий звук ноты Ми. Ян посмотрел на рояль, за ним никто не сидел. Под ложечкой засосало, но решив, что хуже обстановка быть уже не может и что боятся ему нечего, юноша медленно подошел к инструменту.

«Не может быть, это же Kuhn Bosendorfer, он стоит больше миллиона, - подумал Ян, и по его телу пробежала дрожь,- прекрасный инструмент». Сев за рояль, он с минуту колебался, но после начал играть одно из любимых произведений собственного сочинения. Комната наполнилась похоронной мелодией. «Не буду я ничего сочинять,- думал он, пока играл,- на заказ музыка получается хоть и не всегда плохой, но всегда лицемерной и какой-то ненастоящей, потому что идет не от души».

Доиграв композицию до конца, он облегченно выдохнул, ему необходимо было сыграть хоть что-то, как необходимо дышать. «С таким инструментом не так уж все и плохо». Он улыбнулся.

За его спиной раздался глухой хлопок. Очередная порция мурашек пробежала по позвоночнику Яна. Медленно, боясь увидеть нечто, которое изменит его жизнь раз и навсегда, он обернулся. Но никакого монстра с огнем вместо глаз и клыкастым ртом вместо пупка не было. Оказалось, это просто огромный томик выпал из книжного шкафа. Когда юноша повернулся обратно, то обнаружил на подставке для нот аккуратную стопочку пожелтевших от старости нотных листков. Пять минут назад их не было, он это точно помнил.

-Никогда не видел таких странных нотных листов,- сказал он, взяв один из них.

И правда, лист был явно не из XXI века. Очень тонкая, но при этом крепкая бумага, от которой так и веяло древностью, как бы излучала свет. С любопытством посмотрев на листок на просвет, Ян на секунду задержал дыхание. Присмотревшись, он увидел водяной знак. Посередине листа красовался рисунок пятиконечной звезды, а в нее были вплетены надписи на непонятном языке. Как только он осознал, что увидел, свет резко погас. Комната наполнилась густой темнотой. Ян слышал, как колотится его сердце, а через мгновение он услышал, что что-то в комнате начало тихонько шипеть. Листок, который он все еще держал в руках, начал сиять, светиться все сильнее и сильнее и вдруг вспыхнул белым пламенем, осветив рояль, искривлённое ужасом лицо композитора и часть комнаты. Композитор вскрикнул и выронил лист.

Бумага продолжала гореть, пламя перекинулось на рояль и тот быстро начал гореть.

-Вот черт!

Ян кинулся к окну, резким движением сорвал штору и кинул ее на рояль. Но пламя было уже не остановить. Жар становился все сильней, горела уже и кровать и ковер.

Поняв, что ему не выжить, и что он просто сгорит заживо, композитор без лишних колебаний с разбега бросился в окно. Раздался хрустящий, звенящий звук разбившегося стекла, и Ян проснулся.

Честно говоря, когда, как показалось композитору, за час, он проснулся в третий раз, он подумал, что находится в аду и это его наказание – вечно просыпаться непонятно где с непонятным чувством недосказанности на устах. Но сейчас Ян был уверен, что находится у себя в квартире. Оказалось, что он в очередной раз просто уснул за фортепиано. Мужчина посмотрел на бумагу, устилающую всю поверхность инструмента, и вспомнил, что сроки контракта на сонату поджимают, и до того, как заснуть, он пытался сочинить хоть что-то, так как было ясно: в противном случае его оставят без штанов и средств на существование заодно. Ян еще раз внимательно осмотрел фортепиано и только сейчас заметил на подставке нотные листы тоненькие, но прочные. На них красивым почерком, аккуратно была записана мелодия. Мужчина проиграл эту композицию у себя в голове. Соната оказалась неплохой, и что странно, Ян не помнил, как и когда сочинил ее. «Видимо я все-таки что-то курил. Ничего не помню»,- подумал композитор и, размяв пальцы, начал играть мелодию с листа. Звуки полностью овладели его телом. Ян сам был инструментом, а управляла им музыка. Он осознал, что знает эту мелодию наизусть, и начал играть ее закрытыми глазами, еще больше погружаясь мыслями и чувствами в похоронную мелодию. Он полностью отдался чувству таинственному и жуткому, но от этого не менее приятному. Голова кружилась, дыханье стало тяжелым, пальцы сами летали по клавишам все быстрее и быстрее, и вот, в самом конце, когда композиция достигла кульминации, звук прервался. Композитор сделал последний вздох и упал головой на клавиатуру, которая издала низкое и жалобное звучание. Звук быстро стих и в комнате повисла тишина. За спиной мертвого композитора со скрипом открылась дверь. Девушка в темно-фиолетовом платье бесшумно подошла к фортепиано, с жалостью посмотрела на юношу, безжизненно смотрящего куда-то вдаль сквозь стены, нежно взяла ноты, стараясь держать их за край уголка, и вышла, так же бесшумно ступая по полу, как и зашла. Композитор больше никогда не просыпался.(?)