• Название:

    НГ 2002

  • Размер: 0.06 Мб
  • Формат: RTF
  • или

Новый год под знаком «П»

2.01.02.

С Наступившим!!! Все нижеописанное не имеет никакого отношения к Виктору Пелевину и его творческим экзерсисам, но тем не менее позволяет еще раз прочувствовать правоту некоторых его тезисов, так как является трансцендентальной проекцией предновогодней PR-акции одной широко известной фирмы по производству абсолютно безалкогольных напитков на подверженное сезонным трансформациям национальное сознание целевой группы индивидов.

С нетерпением россияне ждут наступления Новогодних праздников. Этих, в массе своей прекрасных и обездоленных различными судьбоносными переменами людей, можно понять. Всего один день в году к ним приходит пьяный и добрый Дед Мороз, не имеющий ничего общего с налоговым инспектором, приносит подарки и приводит (порой, правда, бывает наоборот) Снегурочку – непонятную бабу, которой многие еще с детства мечтают «вдуть». А главное, появляется прекрасный ничем идеологически не испорченный повод беззаботно выпить (нажраться, накеросиниться, нафигачиться – по вкусу).

А еще говорят, «как НГ встретишь – так его и проведешь». Поэтому вся страна в едином порыве в эти суровые зимние дни на пределе сил принимается искать себе исключительных событий на «одно место» (или другое – кому, как повезет). Вот и мы с друзьями в этот раз решили провести Новый Год по особому - «под знаком «П» - празднично, пьяно, правдиво и обязательно с приключениями. То есть в стиле всего того хорошего, что с этой буквы начинается, а также ее использует. Например, полюбившейся россиянам своим супергероизмом диско-службы культового напитка «Пепси», по первому зову спешащей на помощь всем убогим и страждущим.

Но рассказываю по порядку.

После долгих метаний и размышлений мы с другом детства Юпой, его товарищем Еновым и их подружками купили новогодние путевки в местный пионерлагерь «Березка». Я, честно говоря, долго ломался: че, думаю, делать в каком-то пионерлагере? Но других реальных вариантов празднования праздника с большой буквы «П» в голову почему-то не приходило, а пионерлагерь соответствовал избранному сценарию хотя бы по формальным признакам.

30-го упаковали бухло и барахло, загрузились в тачку и поехали. Атмосфера «П» - в смысле, праздника, пьянки, приключений - уже явственно царила в воздухе. Вернее, неслабо валил снег, а дорога к этой самой «Березке» являла собой узкую, извилистую лесную просеку. Однако будущие «супергерои» были на редкость спокойны: Енов рулил, я курил, Юпа отдыхал – он уже два раза ликвидировал собственными руками и ногами попытки Енова покорить неподнятую снежную целину. Но все же чувствуем – что-то ощутимо сгущается над нами. Вот-вот прорвет.

И на тебе! Уже у самого лагеря серой баржей вываливает из-за поворота «волга». Наша «Ода», оправдывая заупокойное название, цепляет правыми колесами снег и ее уводит в обочину так, что я даже дверь не могу открыть со своей стороны.

Ну, думаем, пришел писец: легковушкой нас не выдернуть, а ждать на лесной просеке грузовик – смысла нет. Впору и в самом деле звать на помощь какую-нибудь «диско-службу». И тут, откуда ни возьмись, подъезжает «уазик-буханка», выскакивает какой-то мужик: «Че, парни, застряли? Щас дернем!» Достает трос, цепляет, свистит водителю своему, чтоб газовал, а сам впрягается нас толкать. И ведь выдернули! Мы всяко разно благодарим, мужик спрашивает: «Куда едете? В «Березку»? Классно! Я тамошний директор! Приглашаю вас сегодня вечером посетить бар» Во, думаем, кажется поперло: еще доехать не успели, а уже директор в бар приглашает!

Заселились. Одни во всем корпусе – красота! Набрали у администраторши (сразу решили - обязательно проверим, а вдруг - распутная баба!) стаканов, тарелок и вилок и сели в холле. Часам к восьми вечера приговорили первую 0,7. Пошли на подвиги. Времени 20.00, дискотека начинается в 22.00. Ну, думаем, нормально: у нас есть целых 2 часа - догонимся, и попляшем. Догнались И ровно в 21.45, когда ди-джеи уже «разводили пары» в своих музыкальных ящиках, обреченно осознали, что даже обратная дорога до корпуса может стать для нас самым незабываемым новогодним приключением (особенно если мы продолжим трактовать фразу «елочка гори!» буквально). А на танцульках нас ждет полный провал

Проснулись в 6.00. Попили «дюшеса», почувствовали, что всех мутит от бездарно пропитого вечера, и когда объем мочеполовых и желудочно-кишечных шуток превысил объем помещения, уснули снова. Через 2,5 часа подъем повторился. Вернее, Енов захотел в туалет, а поскольку ему было в падлу ради этого просыпаться в одиночку, заорал, что скоро завтрак и включил музыку. Чтобы скоротать еще полтора часа, оставшиеся до предусмотренного путевкой кормления, решили дать (вернее, поддать) старт Новогоднему застолью. Я зафиксировал время и дату - 8.30 утра 31 декабря 2001 года.

Позавтракали и поняли: нужны более радикальные оздоровительные процедуры. Взяли еще бутылку водки, банку огурцов, ледянки и пошли кататься. Так как детская горка показалась нам маленькой, залезли на крышу овощехранилища. Это оказалось круче, и гарантированно вызывало восторг окружающих.

В один из скоростных спусков с крыши наше внимание привлекла курсировавшая по лагерю лошадь, управляемая ямщиком – человеком по определению праздничным и пьющим. «Да елы-палы! - думаем, - какой же Новый Год, да без катания в санях с песнями и разносолами?!» Подошли узнать, сколько стоит? Оказалось, 20 рублей с человека за поездку по лагерю. Мы к ямщику: мужик, говорим, платим по 40, поим водкой и едем в лес. Мужик резко понял радужность перспективы, а мамы с детишками, также желавшие покататься, на свою беду, пропустили нас без очереди. Мы и уехали.

Уже метров через 20 после ворот Енов взял бразды (или как там правильно-то – вожжи?) правления на себя, мы с ямщиком бухали и он отчаянно жаловался на нелегкую крестьянскую жизнь. Из состава жалобы следовало, что первую бутылку он выпил по дороге из деревни до города, вторую – пока ехал по городу. Только начал третью, а тут – учреждение со сложнопроизносимым на местном диалекте названием «пост ГИБДД». Ну, «гайцы» - не дураки, тоже хотят в санях на Новый Год покататься. Тормознули, понюхали воздух. Чувствуют – к свежему запаху лошадиного фекала, примешивается (да что там – напрочь забивает его! Так забивает, что даже «трубочка» не требуется!), куда более знакомый аромат, исходящий от человека, управляющего транспортным средством повышенной опасности. «Будем, - говорят обомлевшему ямщику, - протокол на тебя составлять за управление гужевой повозкой в нетрезвом состоянии, а сани с лошадьми отгоним на штрафстоянку». Нас народная мольба про «штрафстоянку» изрядно повеселила. Представить только – прям таки новогодний «живой уголок»: лошади, ломаные «копейки» и какой-нибудь лопоухий сержант ДПС с ведром свежих удобрений!

Передвигаемся мы, значит, таким вот образом все дальше и дальше, веселимся, песни орем, и вдруг смотрим: ехавший навстречу «фольксваген» улетает в кювет точно также, как мы предыдущим вечером. Внутри мужик и баба – сами не выберутся. Енов ни слова не говоря тормозит лошадь, все дружно орут что-то типа: «Не позволим обстоятельствам испортить Новый Год!!! «Диско-служба Пепси» идет к вам на помощь!!!» – и мужик, уже осознавший угрозу отметить Новый год в сугробе под елкой и совершенно офигевший от свалившегося на него чуда в виде трех слегка бухущих батыров на санях, трясущимися руками достает трос. Цепляем его к саням и одна отечественная лошадиная сила, слегка погадив, моментом вытягивает импортную тачку на дорогу. Правда, сани при этом встали на один полоз и едва не перевернулись. Но обошлось – водку и огурцы удалось поймать!

Изрядно оздоровившись и преисполнившись чувства гордости за поколение, выбравшее чудный напиток «Пепси» и нас любимых, которые готовы всегда прийти на помощь, в лагерь мы вернулись минут через 40-50. На лошадиной стоянке полыхал жаркими страстями никем не санкционированный стихийный митинг. Вся трезвая общественность лагеря с явным воодушевлением обсуждала планы карательных мероприятий по отношению к трем раздолбаям, угнавшим лошадь, и по-моему, уже склонявшаяся к мысли нас четвертовать. Особенно свирепствовала дружественная телекомпания, по иронии судьбы отдыхавшая по-соседству, которая, оказывается, хотела заказать сани, чтобы с понтом доехать из бани до своего корпуса. Мы же, на все злобные происки помахали ручкой, заявили: «Нас – до подъезда!», - грянули «На-а Му-ура-амска-ай» и решительно проехали к своим нумерам мимо обвешанных несвежим нижним бельем служителей телеэфира, обреченно трусивших из бани пешком.

После обеда решено было сменить диспозицию и оздоровительные процедуры прекратить на технологический перерыв – «сончас», дабы твердо взглянуть в глаза Президенту, когда он под бой курантов поднимет бокал на экранах миллионов телевизоров, и выпьет за наступающий Новый Год со всеми здоровыми силами страны, которые еще способны выпить. Минут 15 пытались уснуть, наконец, Юпа не выдержал первый и заорал: «Да ну его на хер – может водки? » Других вариантов не было – сели пить дальше.

В 21.00 вышли в свет. Принарядились строго и стильно: костюмы, галстуки, полипропилен. Я как всегда надел свою традиционную резиновую обезьянью морду и какие-то рожки из синего дождика, Юпа – красную блестящую шляпу и зеленый нос с зелеными же очками, Енов – кислотно-галлюциногенного цвета панамку и свиной пятак с очками. Наверняка, многие увидев нас поперхнулись от собственной безыдейности и скучности, ибо выглядели мы с самой большой буквы «П»: празднично и представительно (особенно Е. - в строгой «тройке» со значком депутата местного парламента на лацкане). И даже номер столика – первый – подтверждал насколь серьезна была наша заявка на участие в успешном ходе и мирном завершении праздничной попойки.

А поскольку мы уже (и давно) были навеселе (кому-то, конечно, может показаться что здесь уместнее было бы другое определение, но решение праздновавшего коллектива однозначно – «навеселе», и точка), то когда ведущие начали традиционно-новогодние конкурсы, нас просто поперло покуражиться. Конкурирующие столы отдыхали и закусывали. Победный тон задал Юпа, так вступив в конкурс по угадыванию сортов пива по рекламным слоганам, что ведущие были вынуждены присудить ему досрочный выход в финал, дабы он состоялся вообще. В борьбе за пьедестал требовалось угадать марку пива на вкус. Вкус был какой-то на редкость дерьмовый и шутник Юпа озадаченно изрек в микрофон повеселившую всех версию: «Это не пиво!»

Потом был конкурс на песенку про новый год. Все сюсюкали замшелые стишки про снежок да елочки, а мы, дав банкетующимся вдоволь поголосить, и почувствовав что народ ждет, какой перл опять исторгнет первый стол, заявили «песенку про еврейский новый год» и грянули: «В городе осень, и дождь и слякоть» («Он уехал прочь на ночной электричке», Алена Апина). А когда ведущие в мертвой тишине, повисшей в зале, спросили, а что ж в этой песне новогоднего? Енов безапелляционно изрек: «ВСЕ!» И мы вышли в финал, который успешно выиграл Юпа - угадал не глядя, по наводящим вопросам залу, изображение какого зверя на него навесили. Не преминув, правда, для разминки принять вид лихой и придурковатый и туповато озираясь спросить: «Кто я?».

Еще через некоторое время ведущие, очевидно, поняли, что первый столик своим поведением путает им весь тщательно распланированный пасьянс низведения Новогоднего Праздника до традиционной попойки в стиле «конкурс, тост, еще тост, еще конкурс, еще тост, а у кого репа уже в сметане и лежит на тарелке – сам виноват», и ринулись в последний и решительный «блеф-клуб». Цепью шли они от стола к столу и вопрошали – верите ли вы что, например, в какой-нибудь Кении принято в НГ напиваться и блевать с крыши? Мы на все провокационные вопросы хором орали: «ДА-А!!!» А когда ведущие нас пожурили, ляпнув что-то типа: мол, первый стол уже перебрал, и скоро совсем сдуется, - Енов бросил им вызов: «А вы верите в переселение душ?» Они опешили и отвечают: «Да». На что Енов торжествующе завопил: «А вот и неправильно! Вы проиграли! Остаетесь трезвыми!!!»

В награду за проявленный супергероизм Юпа с Еновым заработали громадные трусы нелепых расцветок, надели их поверх костюмов и шлялись так до конца вечера – то есть часов до 3-х, когда ведущие объявили, что выполнили свою миссию, официальная часть банкета закончена и все гости могут просто напиться, не дожидаясь пока подадут торт. В нас уже ничего не лезло, поэтому собрав все остатки со своего стола, а за одним и с соседнего мы прошествовали в родные пенаты. Но на полпути вдруг открылось «второе дыхание»: я вернулся на дискотеку – выпить на брудершафт с телевизионщиками. Поплясал и все-таки решил не искушать судьбу и проверить, как ведут себя оставшиеся супергерои, «трупы» которых по всем расчетам уже должны были покрывать кровати (а возможно и пол) нашего номера.

Захожу в комнату и наблюдаю Юпу и Енова сидящих в трусах и тюрбанах (как явствовало из последующих объяснений: «для закрепления головы относительно мозга»), пьющих водку и приговаривающих: «Ну что, забацаем веселье? (Или, просто - «бу хаим?») Поняли, что столь удачно начавшийся банкет должен быть продолжен до полного истощения сил участников, при обязательном условии всеобщего перемещения в холл и включения телевизора с целью просмотра. Так и сделали: вылезли в чем мать родила в холл, и обнаружили, что телевизор-то кто-то скоммуниздил!

Пригорюнились, сели обмывали эту трагедию – как тут не выпить, ведь подумают-то все равно на нас! Только замахнули, смотрим: ползет по лестнице нечто ракообразное и кряхтит. Ну, думаем: опять же писец пришел - допились!

Ан нет! Какой-то мужик и главное с телевизором! «Помогите, - говорит, - парни, обратно повесить, а за одним и приоденьтесь, потому как женщины сейчас будут». Даже не поинтересовались у мужика: и на фига он с теликом ночью по лагерю шатался?! Главное, градус праздника продолжает расти: и телик вернулся, и еще бабы какие-то на халяву ожидаются! Юпа сразу вспомнил любимый мультик про Бивиса и Батхеда и заорал: «Прикинь, пельмень, нам дадут!!!»

В итоге, еще часа через три в холле остались только я, Енов и две неясные представительницы слабого пола, пришедшие по зову мужика, который как-то незаметно позволил себе исчезнуть. И когда была разлита последняя водка Енов поднял простой и в то же время очень новогодний тост, в стиле своего родного сурового Челябинска: «Ну че, девки, может потрахаемся? Новый год все-таки» - и еще полчаса втирал изумленным девкам о преимуществах случайных половых связей в новогоднюю ночь. Я, тем временем, зафиксировал время и дату окончания Новогоднего застолья: 7.00 утра 1 января 2002 года. По предварительным (и окончательным) подсчетам – приблизительно 22 часа у стакана и огурца. Новый национальный рекорд для отдыхающих в легком и среднем весе.

Стоит ли говорить, что за завтраком к нам подошел растроганный директор лагеря, сказал, что у нас был самый веселый столик и предложил за это (о господи, ну сколько можно!) выпить водки. Далее, как говорит известный сатирик и юморист Михаил Задорнов, когда хочет подчеркнуть остроту момента, нашедшего свое отражение в глубине загадочной русской души: «Смеркалось».

Так вот, смеркалось, когда мы наконец проснулись, признали себя – супергероями, праздник на территории пионерлагеря «Березка» - оконченным, соответствующим ГОСТу для отдыха и большой букве «П». Погрузили объедки банкетного стола в машину, сели и поехали не спеша. Естественно, нас тормознули стражи порядка.

Енов вышел разбираться. Не было его долго – минут пять. Наконец, залазит обратно и с порога:

-Ну все, ждем троллейбус!

Вот, думаем, и вновь писец пришел – мы ж за городом, троллейбусы-то тут не ходят! Ну загоношились, конечно, сразу: что произошло, на чем погорели?

-Да в трубочку заставили подуть!

Ну все, действительно писец. С самой большой буквы. И тут Енов как заржет:

-И знаете че она показала?

-???

- Трезвый!!!

Вот, ни фига себе – с Нового Года и трезвые! Посмотрели на мир критическим взглядом, обнаружили 4 бутылки водки, позвонили знакомым и окончательно эту ошибку исправили.

P.S.: Прочитал это все недавно Енов и говорит: «Ну, а где сюжет? Мораль? Где суть-то?»

А вот где: если жить по принципу «водка в маленьких дозах – безвредна в любых количествах», то не фиг, прямо скажу, не фиг в такой жизни искать мораль! А суть Тут уж и вовсе как в анекдоте про верблюдов: «А суть они в песочек..!»