• Название:

    Зинаида Николаевна и её дети


  • Размер: 0.05 Мб
  • Формат: RTF
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

1. Счастливая Бабушка

Бабушка Зина - так называли ее внуки и дети.

Она помнила, как еще совсем недавно страдала от нестерпимых болей в спине - последствия авиакатастрофы, в которую попала, каогда ей было 25. Об этой аварии сообщали все газеты и телевидение Советского Союза. Выживших было не много. Ей повезло .

- В рубашке родилась ты, Зинаида, красавица! Жить будешь и любить будешь! " - шутил добрый хирург, наведываясь к ней в палату после нескольких операций на позвоночнике.

И жила , и любила, и двоих детей родила да вырастила.

- Только счастье мелькало где-то на горизонте. - так оценивала Зина свою прошлую жизнь. - а ведь жить то по настоящему только начала. Спасибо тебе, Отец мой, - так любит она приговаривать с легкой улыбкой, когда немного устав присаживается то у одного , то у другого деревца в своём молодом саду, - благодарю тебя, спасибо, что задумал ты возвращение утраченного и способность к восстановлению в творениях своих всех . И я вот сейчас так купаюсь в любви твоей. Более мне ничего и не надобно.

Было в жизни Зинаиды все. По крайней мере, ей так казалось. И бедность -нужда, и сытые, даже роскошные времена. Мужским вниманием не обделена, обаянием светилась. Да вот счастье ни с кем не нашла. Куда-то уходила всегда и страсть ,и романтика. Да и любовь не задерживалась на долго. Оставался в ней лишь осадок от обид и неприятностей, да горечь от того, что годы идут, а все не так складывается, как ей хотелось бы.

Дочь и сын уже выросли, семьи у них.

- Жаль, что не смогла я дать им того образования, о котором мечтала для них. Чтоб жили мои дети лучше, были уверены в завтрашнем дне. - Эта мысль много лет не давала ей покоя. Самокопания и чувство вины - самобичевание , как любила она говорить - постоянно толкали на вредительство себе. Свою любовь и к хорошему сухому вину , хорошим сигаретам и качественному настоящему кофе она всю свою прошлую жизнь считала легкой слабостью интеллигентной женщины. И никак не собиралась лишать себя этих радостей.

Старший сын Зинаиды всегда был мальчиком не совсем обычным. Очень хорошо и легко мог учиться в школе и быть отличником. Но почему-то этого не делал. Вернее делал, но не постоянно. Всегда бросался в какие-то крайности. В чем только он себя не пробовал. Музыкальная школа, тетатральный кружок, танцы классический, танцы бальные, дзю-до, легкая атлетика, курсы английского, итальянского, греческого. Даже макраме и вышкой иногда занимался.

Мама всегда делала на него свои ставки:

- Он у меня самый умный в классе. Эти все его друзья только его мозгами и живут, постоянно он кому-то что-то по алгебре объясняет и списывать вечно дает. Сам напишет контрольную за 15 минут, а потом все варианты в записочках отсылает на другие ряды. - правда говорила это она не вслух, потому что всегда сама смеялась над мамашами, которые своих детишек нахваливают.

Но сын, Антон , кстати, его звали, не торопился оправдывать мамины надежды. Он "вечно летал в облаках" - так она называла его задумчивость и странные желания. А если точнее не желания делать что-то, чего-то добиваться, задаться целью и идти к ней.

И вот как-то так обернулось , что Антон к 35 годам стал... многодетным отцом, живущим в деревне.

Хотя нет, не точно. Он называл себя помещиком, а дом свой и землю, которые действительно находились на краю одного маленького села, он называл своим "Родовым Поместьем".

Лет 12 назад он все-таки задался целью. Ему так понравилось описание живого дома в одной книге, которую все вокруг читали и спорили бесконечно, существует её героиня на самом деле или нет. Он увидел в создании такого живого пространства для себя и своих будущих детей действительно великую цель, стоющую того, что бы к ней идти, пусть даже всю жизнь.

Почему-то в начале ему казалось , что все сложно. Ведь для полноценного родового поместья - так оно было названо - нужно было земли около 1 га, чтоб вмещался и лес, и сад, пруд, огород, живая изгородь, ну и , конечно, дом. А землю ведь пока у нас даром не раздают, её купить на что-то нужно. И он просто мечтал, создавая образ своего будущего в своей голове. С каждым днем все более подробный и подробный.

- Как то все сложилось и оказался я на своей земле, - смеялся Антон, вспоминая былое с новыми добрыми друзьями -единомышленниками. Они так любили вспоминать тот день, когда просто приехали в эту деревню, чтобы арендовать домик в 100 м от речки и хоть одно лето пожить "по человечески". - Я, - говорит - понял, что на своей земле нахожусь, когда думал убирать ли мне здесь амброзию. Вот если бы на своей земле был бы - убрал бы. Так меня и осенило. Что я то от сюда уже никудашеньки не уеду!

Прожил Антон сам пару лет, а как захотелось ему семью иметь да дети, чтоб рождались и жили тут, по травке бегали, так не стало ему покоя. Искал, пробовал знакомиться. Да все неудачно. Пока не разбудила его ночью мысль, что без той Светы, что живет по соседству от семьи его друга, без той Светы он больше в своём домике да на своей земле жить не может. И вот как к ней теперь подойти - задача показалась наисложнейшей во всей его жизни.

А Света просто жила у своей сестры. Занимала одну комнату в их доме. Застенчива была, не привередлива. На работу ходила в агрофирму телятницей. Замуж в первый раз вышла, да развелась и осталась с дочкой.

Так появился у Антона первый ребенок.

Зинаида обожала всех своих внуков. Её особенно поражало, какие они все разные. Три мальчики и три девочки. Двое мальчишек у дочери Валерии, а остальные все - детки Антона со Светой.

С Лериными детьми было проще. Они приезжали к ней из города раз в 2-3 месяца на выходные. Она готовила много разнообразной еды, набивала холодильник, чтоб все были сыты.

- Горе мне с вами, - с улыбкой приговаривала довольная Зинаида. Позвонила Антоше, чтоб приехали через пару дней. Этих тефтелями да пирожками не удивишь.

- На живом питании они, видите ли! - не унималась она.

Зная, что дети из поместья Антона предпочитают ягоды разные да фрукты, Зина всегда старалась угостить их какой-то диковинкой. Запасалась бананами да апельсинами , когда выезжала в город за пенсией. И никак не могла привыкнуть, что они больше едят обычные яблоки , груши, сухофрукты и орехи.

Поговорить с ними ей всегда было очень интересно. Дети с раскрытыми ртами слушали её рассказы о советском детстве, о том , как она занималась спортом и часто куда-то ездила. И о многом другом из прошлого могла она рассказать, ведь всегда очень любила историю и книги.

У бабушки всегда был на готове альбом с листками для рисования , карандаши и краски. Так что детки с удовольствием оставались у неё и проводили иногда по нескольку дней.

За последний год здоровье Зины значительно поправилось. Спина практически не болела, главное было не перетруждать. Те , кто давно не видел её очень удивлялись при встрече, что она стала даже моложе в свои 70. Впрочем, бабушка Зина об этом и мечтала. Мечтала смотреть на себя в зеркало и радоваться. И вообще всегда радоваться, что бы ни случилось. В какой именно момент она начала так ценить жизнь, бабушка Зина не знала. Это пришло как-то постепенно.

Когда-то , когда Антоша начитался и стал поговаривать про переезд на землю, Зина немного запаниковала. Она думала, что он попал в какую-то секту и его зомбируют с понятной целью - обобрать парня до нитки и заставить действовать в неизвестных ей целях.

Она даже пошла на консультацию к психологу, чтобы узнать, как она может спасти сына.

- А вы, собственно, смотрели эту книгу? Читали её? О чем там знаете? - спросил Зинаиду Николаевну

психолог. Пришлось взять и прочитать.

..

Так она оказалась в своём новом месте жительства. После десятка переездов за всю жизнь Зине даже снились иногда кошмары о том, что ей опять нужно куда-то собираться.

Да нелегко было принять решение о продаже квартиры и покупке дома в селе. Но Антон помог прикинуть хотя бы расходы на коммунальные услуги в квартире и сравинть их с расходами обычного сельского жителя.

Зина считала себя женщиной здравомыслящей и потому о целом гектаре и создании поместья, как Антон, не могла себе позволить мечтать.

- Я себе пространство любви и на 30 сотках сделаю. Большего не осилю, - рассуждала она, когда затаривалась саженцами фруктовых и хвойных деревьев. Березки и различные кустарники она выкапывала в лесополосе за селом и тачкой привозила в свой будущий маленький Рай. Хотя нет. Ей было там так хорошо, что это был Рай не будущий , а настоящий.

Все эти годы Зина постепенно осознавала, что в её жизни не хватало любви. Прежде всего к самой себе.

Теперь возможностей подумать, поразмышлять над судьбой и над собой у неё было вдоволь. Вот только иногда телевизор мешал. Но здравомыслие Зинаиды Николаевны было на высоте - он вовремя выключался. А со временем вообще и редко включался. В конце концов этой плазменной панелью Зинаида осчастливила одних пенсионеров с другой улицы. Они наконец узнали, что такое - цифровое качество! Так Зина прослыла доброй женщиной по всей новой для неё округе.

С каждым днем все больше приближалась Зинаида Николаевна к пониманию того, что значит быть здоровым человеком со здоровым отношением к миру, что значит любовь к Богу, к себе и людям. У неё вырисовывался образ себя такой, какой она должна была быть , родись она в первозданном, созданном Творцом мире.

Именно он первозданный образ Зинаиды Николаевны и помог ей стать здоровой и счастливой бабушкой . Она просто постепенно с ним слилась и с легкостью бросила свои прошлые "радости". У неё просто отпало желание вредить себе.

2. Пробуждение Валерии

- Боря отвали! - так обычно начиналось утро Валерии.

- Интересно, и чего это я сегодня такая добрая? - чесала Лера спинку своему сыну и думала. Сегодня ей не хотелось ни на кого орать и выталкивать с постели. Борька как обычно заполз на кровать, тыкался в неё головой . Ей почему то всегда казалось, что он специально хочет её выбесить и испортить утро . С языка да с больной головы чего только не слетало в адрес "любимого сыночка".

А сегодня захотелось почесать ему спину. Десятилетний Борис лежал и почти мурчал как довольный кот.

- Мама, мама, мы сегдня поедем к бабушке? - прибежал Стасик, младший сын Леры. С кухни он услышал, как мама хихикает с Борькой и даже булочку бросил и кефирчик свой чуть разлил, когда ставил обратно в холодильник пакет.

Стасик обожал ездить к бабушке Зине. Тем более, что это случалось очень редко. Для него. Не для Леры. Ей хватало общения по телефону.

Ну а Стасику вообще нельзя было сообщать заранее, о поездке в село. Он просто доставал маму одним и тем же бесконечным вопросом. И сегодня автобус будет только в обед.

- А до обеда ещё долго, чем бы его отвлечь, чтоб не спрашивал одно и то же? - обычно Лера решала такой вопрос легко. Благо, гаджетов в её квартире хватало.

- Поедем сегодня в обед! - а про сбея подумала, - А пусть спрашивает. Я и сама не могу дождаться этого автобуса.

- Мам , я тут подумала... А как ты смотришь на то... я хочу переехать.

- Куда? - с легким спокойным удивление спросила Зина. Она уже давно ничего не боялась. Знала, что не происходит, все приведет к хорошему в итоге. И куда-то подевались бессонные ночи и страхи, когда пришло такое осознание простых вещей.

У Леры налились глаза. Она не могла сказать дальше ничего только потому, что знала, раскроет рот - разрыдается.

Тут маму осенило. И удивление превратилось в далеко не лёгкое.

- Ну не могу я больше там жить. - рыдала Валерия. - Малые вечно хотят к тебе, в школе и садике черти что творят. Мне уже и психолог Борин сказал.., - еле-еле разобрала Зинаида всхлипывания дочери. - Я сутра сегодня как проснулась, не знаю почему... Не могу там больше... Хочу с тобой тут грядки эти рыхлить, косить твою эту травку... Буду стричь тут ваших всех. Хватит мне денег. Антон же говорит, что тут не так много надо, как в городе, да?

Плакали Лера с Зиной, сидя в обнимку. А Стасик с Борькой прыгали за дверью на веранде. Хлопцы не успели разуться и букетики свои, которые мамочке несли с речки, поразбрасывали на радостях.

3.

- Валерия Александровна! - чей -то зов отвлек наконец Леру от клубники. Уже пол часа назад она решила сделать перерыв.

- Сегодня наверное день какой-то супер благоприятный . - смеялась себе Лера. - То не могу от бересты отораваться , чтоб в сад выйти, а тут как прорвало, всё надо порыхлить.

Лера подперла березку плоскорезом и вышла к воротам.

Там стоял парень. Если только можно так назвать мужчину сорока лет с проседями в голове. Только вот глаза у него светились как то... Вот только парень к этим глазам и подходило.

- Здравствуй! Меня Евгений зовут!

- Очень приятно, чем обязана?

- Это я хотел спросить, могу ли я вам чем-нибудь помочь?

Лере совсем не хотелось ни язвить своему новому знакомому, ни грубить. Ни отшивать его.

- Это что шутка такая? Что вы имеете в виду?

- Вот только не надо говорить, что у такой красивой женщины, самостоятельной, нет работы для такого, как я. А давайте я сам попробую угадать?

Лера каким то чувством понимала, что не нужно ей бояться этого человека, что он ей почему-то действительно нужен и ...

Тут он повернулся и поспешил к своей "99" . В коляске у него был какой-то большой черный пакет. Евгений вытащил и него несколько саженцев.

- Это что? - рассмеялась Валерия.

- Это? Машина. А вот это кусты для твоей живой изгороди. Кизил. Можно я посажу. Покажешь, где?

Лера удивилась сама на себя. Её не возмущало обращение на ты с первой встречи.

Она пожала плечами и сделала легкий наклон головы на плечо одновременно с растерянной улыбкой.

Еще за год до ухода мамы соседи решили переехать к дочери в город и не дорого продавали свой участок.

- Теперь у нас настоящее поместье, Лерочка, - говорила Зинаида Николаевна. - Наши 50 соток да эти. Будешь обустраиваться? Это не легко.

- Ма, вечно ты всё усложняешь. - ласково смотрела на маму Лера и обняла за плечи. - Как нибудь за всю жизнь засадим. Вон Борька какой большой стал. Хлеба не надо, работу давай!

И глядели они, как две королевы на свои новые расширенные владения

- Ну... может чаю выпьете... выпьешь? - Евгений мыл руки в умывальнике, а Лера поднесла ему полотенце. А он умывался и лишь кивал в ответ. В багажнике его машины оказался не только кизил. Но и еще много разновидностей кустарников. Хватило на половину северной стороны гектара Валерии.

- Обалдеть, такой вкусный! Что ты туда ложишь? - наслаждался Евгений.

- Ты мне расскажи откуда ты и почему решил к нам приехать? - раскрасневшаяся Лера придумывала, чем завлечься, чтоб не смотреть на него так пристально, как ей на самом деле хотелось.

- Я? Я из Металлургска, как и ты, - не торопливо выговаривал "парень" и не торопился продолжать.

- А ты... - ей так неловко было с новым знакомым сразу на ты, что каждый раз Лере приходилось пересиливать себя , - а ты не читал случайно...

Евгений поставил чашку и посмотрел Лере в глаза.

- Читал.

- И про обычай бобылей?...

- Да. Вот приехал к тебе счастье своё пытать. Может позволишь поработать у тебя хоть сколько-нибудь. Руки та небось не лишние? - не снимая с лица улыбку , как заученный стишок протараторил Евгений. Конечно, он давно репетировал этот момент.

Наш сорокалетний парень Евгений уже пол года отслеживал страничку Валерии в интернете. Получал уведомления о её комментариях даже. Когда почувствовал , что время уже пришло, решил , что дрейфовать хватит.

- Кто не рискует, тот не пьет травяной чай у Валерии Жеребенкиной. И счастья в жизни не видит! - решил и поехал. По дороге подкапывая кустики в лесопосадках.

Через некоторое время, Борису со Станиславом пришлось няньчиться с маленькими сестричками. Сначала с Машей, а через 4 года и с Владой. Правда, это было для них вроде соревнования, с кем маленькая дольше быть захочет.

И , как это ни банально... Жили Валерия и Евгений долго и счастливо.

И не умерли они никогда. Потому что заранее решили, всегда быть вместе и мечтали о своих будущих жизнях на прекрасной земле.