• Название:

    Рассказ. Часть 1


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

Часть 1

Прежде чем начну свою историю, хотелось бы тебя, мой дорогой читатель, познакомить с собой. По мнению девушек, симпатичный парень(я отрицал это), светло-карие глаза, брюнет, с немного пухлыми губами, брови густые и тёмные, зачастую говорили "Как у Брежнева", и правда, мне приходилось за ними ухаживать чтобы не допустить "моноброви". Моя кожа не много смуглая, спортивного телосложения, на рост сто семьдесят пять сантиметров, приходилось шестьдесят семь килограмм.

И вот ты уже имеешь хоть не большое представление обо мне, о моей внешности. Думаю, что о внутренних качествах рассказывать не нужно, так как далее всё поймёшь.

Что ж, пожалуй начнём.

Дело было летом. Я очень люблю гулять по вечерам. Каждый день я приходил в парк в одно и то же время, садился на всегда знакомую мне скамью голубого цвета, одевал наушники, и слушал музыку. Я надеялся, верил, и ждал, что однажды - ко мне подойдёт девушка всей моей жизни, и приостановит музыку в голове всего на миг, ничего не спрашивая возьмёт один из динамиков с моих не больших ушных раковин, присядет рядом, и ничего не говоря будет слушать музыку.

Вот однажды это произошло, и одна ночь перевернула мою жизнь. Всё произошло так, как я себе представлял:

Я обратил внимание когда она шла. Шла она медленно, никуда не спеша, приподняв голову вверх, и разглядывая зелёные деревья в темноте. Мне показалось, что она улыбалась, я не много прищурился дабы разглядеть получше. Да, и правда, на её милом и светлом румянце была отчётливо видна улыбка, которая не много зажгла меня изнутри. Её взгляд опустился и посмотрел на меня, я резко отвёл от неё свои глаза и перевёл их в темноту перед собой. Совсем забыв о том, зачем и почему я здесь сижу, думал о том, каким путём мне пойти домой. Перед глазами мелькали тротуары и улицы по которым я буду идти, и в этих иллюзиях не заметил как улыбчивая девчонка, которая шла, казалось, достаточно далеко от меня, уже присела ко мне на скамью, достала наушники и взяла их себе. Долгое время сидели молча. Я не мог понять как себя сейчас вести, что говорить, мои мысли были очень далеко, на другом краю мира, но не у меня в голове. И вдруг, эту мелодичную тишину прервал её голос:

- Эта музыка мне довольно знакома, - она перевела свой взгляд прямо в мои глаза, и продолжила, - это ведь Людовик Эинауди?

- Да, - отвечаю глядя ей в глаза, - он самый... - настигло некое молчание в этот момент. Голос в голове всё повторял и повторял фразы: - "Как? Этого не может быть... Я сплю! Вот как?" - и я, переведя свой взгляд от её голубо-зелёных глаз в глубокую темноту, которая скрывалась в гуще деревьев, молча разговаривал с голосами. Она продолжала смотреть на меня, и спустя несколько секунд продолжила:

- Чудесный композитор, его музыка завораживает... - слегка прошептала она выдыхая, и перенеся свой взгляд в гущу деревьев, куда засмотрелся я, и продолжила, - ты любишь ночь? Я очень люблю, в ней есть нечто очень вдохновляющее, нечто, что сводит с ума. А её тишина, как она нежно поёт... - говорила она, и взяла минуту молчания.

Я глядя в темноту мысленно держал её взгляд перед собой: зелёно-голубые глаза, распущенные волосы русого цвета, светлые локоны лежащие на плечах, не большой аккуратный нос, и не большие розовые губы. Ещё мне запомнилась родинка на её щеке, она была на своём месте, и в общих чертах придавала ей ещё большую красоту. Я боялся повернуться, дабы не встретить её взгляд снова, он был проницательным, и её милое лицо... Казалось, что я нигде не встречал такие глаза...

Спустя не много времени, она заговорила стихами, это были строчки Сергея Александровича Есенина:

Какая ночь, я не могу!

Не спится мне, такая лунность,

Ещё как будто берегу

В душе утраченную юность...

Закончив эти строки, она на секунду задумалась, посмотрела на меня и спросила:

- Тебе нравятся стихи?

- Да, и очень!... - ответил я спокойным тоном, и посмотрев на неё продолжал, - Особенно если это Есенин... - она ухмыльнулась, перевела свой задумчивый взгляд в левый нижний угол, и ответила, - Да, Есенин... Сколько сердец затронули его стихи... - снова посмотрев на меня, спросила, - Которым из его стихотворений ты описал бы этот вечер? - и я перебирая в голове все его стихи, так и не смог вспомнить подходящего, потому как она не отводила глаз от моего лица, внимательно разглядывая мои губы и ожидая знакомые строчки. Но, кажись, спасло меня от стыда то, что я и сам пишу стихи. И вспомнив одно из своих недавно написанных стихотворений прочёл ей:

Ночным огням моё почтенье,

Без них мне было б скучно жить,

Только в них струится вдохновенье,

Для них не трудно строки шить.

Ещё естественно снимаю шляпу

Пред деревьями стоящих высоко,

Под ними тень, я в ней присяду,

И пойму, как жить легко.

Благодарен солнцу в небе,

Что так ловко манит ночь,

Да красиво, в лучшем свете,

Закат покажет, тут же прочь.

Внимательно послушав как я читаю, она слегка нахмурила брови, приподняв левую бровь вверх, сузила глаза, и с ухмылкой спросила:

- Это ведь не Есенин?! Иначе, я знала бы эти строки...

- Нет, это не Есенин... - улыбчиво ответил я, - А кто же? - спросила она. И я улыбчиво молчал в ответ, она рассмотрев меня внимательнее произнесла:

- Неужели это ты? - я продолжал молчать, но уже смотрел вниз перед собой, - Я не верю! - сказала она в небольшом возмущении, - Скажи мне имя поэта?! - я привстав со скамьи, раскинув руки в стороны, с улыбкой глядя ей в глаза ответил, - Павел Хижняк! - и бросив руки вниз, да так, что они хлопнулись о таз издав глухой хлопок в ладоши, присел на скамью. И не долго думая она ответила:

- Не может быть! Мне нравится, Павел! - внезапно она поднялась со скамьи, протянула мне руку, и представилась - София, очень приятно! - я, в свою очередь, как подобает мужчине, встал с места и пожал ей руку, сделав этот жест ответил, - Взаимно приятно! - мы одновременно присели на скамью, и продолжили болтать. Это была пустая болтовня, ни о чём. Никогда ни с кем так легко, и непринуждённо не общался.

Наш разговор прервал телефонный звонок. Мелодия раздалась из её кармана. Она попросив прощения, и сказав что на минутку, ответила на звонок. Это была её мама. Закончив телефонный разговор она снова попросила прощения, и вернувшись на скамью сказала с некой печалью:

- С удовольствием продолжила бы наш приятный диалог, но время позднее, мама взволнована... - на секунду задумавшись, встав со скамьи, продолжила, - Было приятно пообщаться, Павел! Мне пора... - закончив говорить протянула мне руку, у неё на губах не пропадала улыбка. Я встав со скамьи предложил провсти её до дома, на что она без раздумий согласилась. И мы пошли.

В дороге к её дому говорили на разные темы. Я узнал что она одна в семье, что отец покинул её когда ей было четыре года, и не помнит его, и она играет на фортепиано. В этой увлекательно-лёгкой беседе не заметил как подошли к её дому.

- Ну вот, мы на месте. Мой подъезд, - указав на дверь рукой продолжила, - живу на третьем этаже. - дом был пятиэтажным, - Будем прощаться? - продолжала она, на что я ответил, - Не хочу быть причиной волнения твоей мамы... - тут она меня перебила всё с той же милой и незабываемой улыбкой, - Не беспокойся, она у меня крепкая! Меня же вырастила... - с хихиканьем ответила София, - Ну что же, я пойду. Всего доброго, Павел! Ещё раз благодарю за столь прекрасный вечер! - промолвила она, - Всего доброго, София! Взаимно благодарствую что скрасила мой одинокий вечер своей улыбкой! До встречи... - Она повернулась лицом к подъезду, и потихоньку пошла. Я провёл её взглядом в подъезд, и повернул к своему дому.

Шёл я не спеша, прокручивая в голове её имя, наш разговор, как она шла и рассматривала деревья в темноте. Утопая в воспоминаних об этом вечере не заметил, как пришёл домой.