• Название:

    ВИНОГРАДОВА ПЕРСОНИФИКАЦИЯ СМЕРТИ


  • Размер: 0.07 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

ПЕРСОНИФИКАЦИЯ СМЕРТИ В ФОЛЬКЛОРНОЙ ТРАДИЦИИ ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН И В ДРЕВНЕРУССКОЙ ИКОНОГРАФИ (Л.Н.Виноградова)Скелет с косой,костлявая баба с косой в руке,старуха в белом,худая,бледная женщина,вся в белом - таков наиболее устойчивый,привычный,узнаваемый образ,характеризующий внешний вид персонифицированной Смерти в поверьях заподноевропейских и славянских народов.По общему признанию специалистов,он утвердился в устной народной традиции под сильным влиянием средневековой иконографии и церковной книжности.В последнее время появился целый ряд новых исследований,посвященных истории формирования визуальных образов Смерти в церковном искусстве-и это открывает перед фольклористами новые возможности для сопоставления данных ,полученных историками культуры,с народными представлениями на ту же тему,зафиксированными у восточных славян в течении 19-20 вв.Суммируя в самом кратком виде выводы специалистов-культурологов,можно констатировать прежде всего то,что хотя в официальном христианском учении не существует канонического персонажа по имени "Смерть",его зооморфные или антропоморфные изображения,тем не менее,регулярно появляются в заподноевропейской иконографии и в книжной миниатюре начиная уже с 9-10 вв.Для богословской традиции смерть-это последствие первородного греха,в результате которого стало возможным разлучение души с телом,а персонифицированный образ Смерти надлежит понимать как визуальную метафору греховности людей или неотвратимости конца их земного существования.Поскольку функция забирать души умирающих людей приписывается в официальном вероучении ангелам (если умирает праведник) и демонам (если умирает грешник),то при конструировании образа Смерти мастера иконографии использовали графические приемы,характерные для тех и других (светлая или темная фигура,с крыльями либо с пучком вздыбленных волос и т.п).Но,кроме того,в истории формировании Смерти как персонажа отмечается большое разнообразие ее визуальных "портретов" : это может быть и женская фигура,и мужская,и всадник на коне,и зооморфное существо,монстр,и типичный демон.Главным же маркером Смерти как персонажа выступают орудия убийства в ее руках.В ранних композициях это по преимуществу лук со стрелами либо серп и коса,а в более поздних-уже целый арсенал разнообразного вооружения : меч, сабля,копье,пила,топор,нож,трезубец и др.В зависимости от библейского контекста этот персонаж выступает как олицетворение разных религиозных концептов: то это стмвол первородного греха,сокрушенного искупительной жертвой Спасителя; то олицетворение массовых бедствий(мора,голода,войн),которые ожидают людей в последние времена; то персонифицированная сила,разлучающая (по своей собственной воле) душу с телом; то это исполнительница Божьей воли,посланная к человеку,изжившему свой век.Начиная с 14 в.основным визуальным символом смерти в западноевропейском искусстве становится человеческий скелет либо мертвец с признаками телесного разложения.Считается,что быстрому распространению этого стереотипа способствовала чудовищная по своим масштабам эпидемия чумы ("черной смерти"),разразившаяся в Европе в 1346-1350 гг.И затем вплоть до 16-17 вв. этот "макабричный" образ Смерти остается преобладающим в иконографическом искусстве Западной Европы. Т.е. олицетворение смерти в форме скелетоподобного существа -это уже итог средневековых иконографических поисков этого образа,который в дальнейшем проник в массовое сознание и в традиционную культуру,где он утвердился и в мифологических рассказах,и в ярморочном фольклоре,и в народном лубке,и в искусстве рождественского вертепа,и в карнавальных масках.Что касается древнерусской иконографической традиции в изображениях Смерти,то она характеризуется рядом особенностей,первая из которых заключается в том,что визуальные формы этого персонажа (в отличии от многих других образов) не были унаследованы из Византии,а сформировались уже на русской почве.Древнейшие примеры появления фигуры Смерти в русском церковном искусствесвязаны с темой "Сошествия во ад".В этих композициях она олицетворяет первородный грех и по манере изображения однозначно принадлежит к войску дьявола.Этот стереотип Смерти-греха в виде демона известен на Руси с 14 в. (темная крылатая фигура с копной вздыбленных волос).А в конце 15 в. на иконе "Апокалипсис" из Успенского собора Московского Кремля появляется новое воплощение смерти: 4-й всадник,имеющий вид мертвеца или скелета,сидящий на "бледном коне". Подобный образ и вся иконографическая схема апокалипсической кавалькады явно демонстрирует влияние западных гравюр на сюжет Апокалипсиса. В 16-17 вв.стереотип Смерти как скелета или мертвеца становится уже вездесущим и наиболее популярным в иллюстрациях с эсхатологической тематикой.Коса как атрибут Смерти в русской иконографии появляется впервые на фреске "Апокалипсис" (1547-1551) кремлевского Благовещенского собора,а в дальнейшем этот персонаж постоянно изображается вооруженным серпом,косой,мечом,копьем и т.п.При этом характерно,что древнерусская иконографическая традиция почти всегда придает Смерти мужское обличье,лишь изредка она изображается как женоподобное длинноволосое существо.В одной из поздних редакций литературных переработок "Прения Живота и Смерти" последняя описывается как "злообразная баба".В конечном счете судьба скелетоподобной фигуры Смерти показывает,"как из библейских метафор древнего образа "ангела смерти" и из взаимодействия двух популярных текстов (Жития Василия Нового и Прения Живота и Смерти) рождается самостоятельный персонаж,который в 16 в.начинает свое триумфальное шествие по иконографии" (Майзульс).После этого небольшого экскурса в обл-ть церковно-книжной традиции в изображениях Смерти обратимся к восточнославянским народным верованиям и попытаемся определить,что в них совпадает с иконографическими образцами,а что сохраняет признаки оригинальных мифологических воззрений,не возводимых к официальной религии.ИПОСТАСЬ И ВНЕШНИЙ ВИД.Самыми распространенными в слав.мифологии можно признать 2 типа внешности персонифицированной Смерти: скелетообразное существо с косой в руке и женская фигура в белом (реже-в черном),вооруженная косой или без нее.Женская ипостась считается абсолютно преобладающей.В соответствии с грамматическим родои лексемы смерть даже такие образы Смерти ,как скелет или бесполая фигура в белом саване,обычно наделяются женскими именами,в которых отражаются главные признаки ее внешнего вида (белая,сухая,костлявая,зубастая,высокая,несущая косу) или женские термины родства (тетка,кума).Во многих сообщениях белый цвет оказывается единственным маркером этого персонажа.Ср.типичный пример укр.черниговского поверья: "У одного чоловика умирало невелыке дитя.И чулы люде,як коло тiейи хаты ходыло щось и голосыло,а потим увийшло у хату биле-биле,як сниг,и ничого никому не сказавшы,скоро выйшло.У ту ж саму годыну,як Смерть (бо то була Смерть) выйшла з хаты,и дытына умерла".Отмечая высокую частотность изображений Смерти как "женщины в белом" (без косы),мы вынуждены признать,что этот минимальный набор признаков не является достаточным для ее идентификации,т.к. аналогичным образом могли выглядеть многие другие женские персонажи,например: персонификации дней недели или суточного времени (Среда,Пятница,Ночница,Полудница),олицетворения судьбы,злой доли,болезней,мора,разного рода приведения,ходячие покойницы,персонажи,контролирующие прядильно-ткацкие работы,женские святые и др.Поэтому более надежными опознавательными знаками Смерти являются либо орудия убийства в руках,либо т.н. "покойницкие" приметы внешнего вида (черезвычайная бледность,худоба,костлявое тело,провал вместо носа,торчащие зубы и т.п.),либо особая манера поведения (наприер,она то безмолвно бродит по селу,то на ходу громко стонет, плачет,причитает; просовывает руки в окно и хлопает в ладоши; проникнув в дом,встает в ногах или в изголовье лежащего больного).По гендерному признаку эти 2 типа воплощений Смерти (бесполый скелет-худая женщина в белом) можно рассматривать как противопоставленные,но по признаку телесной недостаточности оба типа заметно сближаются: Смерть-скелет описывается как "человек без тела" (нема тела на ём,одни кости),а для образа Смерти-женщины характерны подчеркнутая худоба и костлявость,запавшие глаза и рот,иссохшие руки-ноги,-что свидетельствует об иномирной природе этого персонажа,генетически связанного с категорией "возвращающихся покойников".Мотив "Смерть в виде скелета наиболее детально разработан в западнославянском фольклоре.Так,в словац.сказках на сюжет "Смерть-кума" в качестве постоянного общего места фигурирует подробное описание особенностей телосложения этого персонажа: "у смерти лысая голова;вместо глаз такие провалы,что рука туда может пролезть;вместо носа дыра,доходящая аж до середины лица; зубы как торчащие колья;шея-одни лишь косточки,торчат голые ребра;ноги как две палки;а в длинной руке ее острая коса;и весь скелетпри любом движении грохочет так,будто вот-вот развалится". Именно такой образ фигурирует во многих жанрах словац.фольклора: кроме сказок и быличек,это погребальные песни,прощальные вирщи,духовные стихи и псалмы,переделки литературных барочных поэм и диалогов со Смертью и т.п.Аналогичная ситуация отмечается и в польс.фольклорной традиции.В быличках польс.Подлясья Смерть изображалась как высокая иссохшая баба,бледная,с торчащими зубами; "она не имела тела- одни лишь кости,обтянутые кожей,которые на ходу гремели".В фольклорно-мифологической прозе восточ.славян стереотип Смерти как скелета встречается значительно реже и бытует в виде простой констатации факта,а не пространных описаний.Например,в Полеском архиве среди 240 текстов- свидетельство персонифицированной Смерти удалось обнаружить лишь 3 кратких сообщения на тему "Смерть-скелетоподобное существо: "Така сухэнька Смэрть,нэма на нэи тела,одни косьти" (Гомельская обл.); "человек с косой и совсем без тела" (Червона Волока Лугинского р-на Житомирской обл); "вона у одэжы,а ее рукы и ногы сухие,як,ну як шкилет" (Хоромск Столинского р-на Брестской обл.). Как страшное скелетоподобное существо "без тела,одни кости" описывается смерть в белорусских гродненских поверьях (Федеровски 1897 г).Аналогичные формулы клише используются и в польских фольклорных свидетельствах о том,как выглядит Смерть.В этих устойчивых выражениях (нэма на ней тела,совсим без тела,тела нет-одни кости) можно распознать описание Смерти,известное по поздним версиям славянских переводов "Жития Василия Нового",где о ней говорится :"образом зело страшна,подобия яко би человичеського,но тила отнюдь не имуща,от единих точию костей человичеських нагих оставлена".По св-ву М.Н.Власовой,в виде Скелета Смерть чаще всего изображается на лубочных картинках,а также в русских легендах,духовных стихах,сказках,а в быличках и поверьях чаще выглядит как худая старуха.У русского населения Сибири представления о Смерти в виде скелета фиксируется крайне редко. Таким образом,можно со всей определенностью говорить о распространении образа-стандарта в виде скелета из Зап.Европы в восточнославянские земли и об ослаблении подбной традиции описания Смерти при движении с запада на восток.СТАТУС И ГЕНЕЗИС ОБРАЗА.В большинстве народных поверий происхождение и онтологический статус Смерти никак не объясняется.Судя по тому,что в суеверных рассказах встречи с ней чаще всего происходят возле кладбища,она мыслится как существо загробного мира.Противоречевые собщения о том,что Смерть является либо прислужнецей дьявола,либо посланницей Бога,явно сохраняют следы книжной традиции.Так,согласно севернорусским легендам,она,как и вся нечистая сила, прооизошла из падших ангелов ,но поскольку она отказалась служить Сатане,Бог дозволил ей жзить у ворот то рая,то ада и повелел приходить к нему за указаниями,когда и кого из людей забирать на тот свет (Новикова Русский демонологический словарь 1995 г). По украинским карпатским представлениям,Смерть- исполнительница Божьей воли;пока Господь не повелит,она ни к кому не придет.В Раховском р-не Закарпатья она именовалась Божьей Смертью,и при каждом ее упоминании непременно следовало добавлять универсальную формулу: "сьвятила би ся" ( как это обычно делали при упоминании имен святых). Зафиксированы также единичные новгородские св-ва о Смерти как о дочери Адама,которую тот проклял за непослушание (Новикова Русский демонологический словарь 1995 ),и белорусские представления о том,что Смерть- это "матка грехов": "Яна жыве у пекле.Адтуль яе пасылае па людския душы галоуны чорт-Дзядуля" (Романов 1912).Однако если судить по многочисленным косвенным данным,то генетические корни анализируемого персонажа,по-видимому,восходят к классу "возвращающихся мертвецов" (в виде их посмертной души или телесных останков).Об этом свидетельствуют и мотивы похоронных причитаний ("людей забирают на тот свет их умершие родственники"); и поверья о том,что в тела самоубийц вселяется дьявол,и они начинают ходить по домам,убивая дыханием все живое ( Булгаковский 1890);и карпатоукраинские сообщения о вампирических наклонностях Смерти: она якобы убивает человека,чтобы напиться его крови (Гнатюк 1902); и часто встречающийся в славянских быличках образ Смерти как мневесты-что является отражением широко известной практики хоронить умерших незамужних девушек в подвенечном наряде,и ряд др.данных.АТРИБУТЫ СМЕРТИВо всех славянских традициях коса (или др. тип орудия) воспринимается как главный опознавательный знак этого персонажа.Если в составе двухсот с лишним полесских текстов,посвященных Смерти,нашлось лишь 3 упоминания о ней как о скелете,то наличие косы засвидетельствовано в каждом третьем тексте.Интересно,однако,что в восточнославянских св-вах это орудие редко используется по его прямому назначению.Чаще всего Смерть с косой в руке просто появляется в доме своей жертвы,но человек умирает от одного ее присутствия,или от взгляда,прикосновения, или от капли яда,капающей с лезвия косы в рот умирающего,или от др.способов воздействия.На это обратил внимание один из белорусских этнографов,сообщивший,что коса "не служит орудием смерти,а скорее только эмблемой ее.Белорус,говоря про смерть,характеризует действие ее словом "душыць",вероятно,представляя при этом,что Смерть сдавливает человеку горло,от чего дыхание у него останавлиыается и он умирает"(Демидович 1896 г).В селах польского Подлясья рассказывали,что Смерть вместо косы носила с собой мешок,в который собирала души уморенных людей.А в чешских быличках она приходила в дом,держа в руке ветку,которой она прикосалась к груди человека-и тот засыпал вечным сном.В то же время в жанрах фольклорно-книжного характера и в лубочных картинках Смерть всегда изображется вооруженной.Так,в одном из вариантов заподноукраинской легенды "Рыцарь и Смерть" описанию смертоубийственных орудий отводится весьма заметное место;Смерть грозит рыцарю:"Косою ти пiдотну ноги,пилою ти перетру костi,серпом перерiжу ти горло,мечем ти отсiку руки,рискалем ти вiдноту голову,мiтлою ти замету кров".Согласно некоторым полесским поверьям,если Смерть убивает косой,то наступает быстрая кончина человека;если же орудует пилой,то расставание с жизнью длится долго.Можно предположить,что в восточнослав.мифологии коса как эмблема Смерти-это скорее следы западноевропейского влияния,чем исконный славянский символ этого персонажа.Поскольку среди английских ,французских и немецких эвфемистических обозначений смерти зафиксированы народные термины со значением "жнец","косец",а необычная коса,вывернутая лезвием наружу,является в бретонских сказках не только атрибутом персонифицированной Смерти по имени Анку,но и центральным объектом повествования,-можно признать западноевропейское происхождение этого мотива.ФУНКЦИИ И ПРЕДИКАТЫКроме очевидной функции прерывания человеческой жизни,приписываемой этому персонажу,Смерть в славянской мифологии часто выступает в роли предвестницы кончины человека (а не его убийцы),и в этом смысле она заметно сближается с образом персонифицированной Судьбы,Доли-Злочастия. Будучи приглашенной в качестве первого встречного бедняком на крестины новорожденного ребенка,Смерть соглашается на роль кумы и в дальнейшем обогащает бедняка (сюжет "Смерть-кума").Самой типичной сюжетной ситуацией в быличках о Смерти служит сценарий,когда случайный свидетель наблюдает появление возле чужого дома необычной фигуры в белом,а через какое-то время узнает о смерти одного из соседей.Либо сам больной видит пршедшую в дом Смерть -и вслед за тем умирает,а мотив убийства остается за пределами повествования.Вторая,тоже очень популярная у всех славян,функция этого персонажа-насылание болезней- позволяет отметить черты сходства Смерти либо с образами какой-нибудь конкретной болезни,либо с персонификацией повальных эпидемий мора на людей.Такие совпадения (вплоть до полного неразличения) обнаруживаются и во внешнем виде смерти,если она изображается как женщина в белом или черном убранстве;и в манере поведения:она стучит в окно и окликает свою жертву по имени;проникает в дом через замочную скважину;наваливается на больного,джушит его;громко стонет или причитает,переходя от дома к доому;машет "окровавленной хусткой",рассеивая вокруг заразу и т.п.Эта же функция отмечается в ряде типовых сюжетов о Смерти.Например,она просит рыбака перевезти ее на др.берег реки и за эту услугу обходит стороной его двор,в то время как все село вымирает.Либо Смерть уговаривает встречного,чтобы он носил ее на спине от села к селу (после чего везде гибнут люди),и оставляет в живых лишь человека,носившего ее.Для полесских верований очень характерно сближение образов Смерти и Моровой болезни.Та и другая изображаются в виде женской фигуры в белом или черном;их общим отличительным признаком являются "коровьи копыта" или "коровьи рога на голове";для обоих персонажей характерен сюжет о спасении от повального мора того,кто подвез "белую женщину" к селу.И наконец ,значительная группа признаков позволяет установить сходство Смерти с нечистой силой.Так,согласно многочисленным полесским представлениям ,она ходит только с вечера до первых петухов и при свете солнца появиться не может; входя в хату в облике женщины,она "Богу не молицца",а сразу идет к постели больного; ее могут увидеть лишь те дюди,которые знаются с нечистой силой;она имеет обыкновение садиться верхом на человека,которое в ночное время проходит мимо кладбища;если возница соглашается подвезти ее до села,то повозка становится невыносимо тяжелой,кони не могут сдвинуться с места;невидимую Смерть чуют собаки,которые своим лаем "ведут ее по селу".Кроме того,в гомельских быличках Смерть выступает иногда в роли персонажа,контролирующего прядильно-ткаческие работы,и в этом смысле она сближается с еще одним кругом персонажей,запрещающих прясть в неположенное время (Среда,Пятница,св.Варвара и др.).Итак,с одной стороны,подтверждается наличие в восточнослав.верованиях ряда признаков средневекового иконографического и церковно-книжного образа Смерти (вид скелета с косой,принадлежность к разряду ангелов или бесов,роль Божьей посланницы и т.п).А с др.стороны,отчетливо просматриваются круг более архаических признаков этого персонажа,описываемого как сухая и бледная "женщина в белом",прибывшая из загробного мира,выступающая в роли предвестницы смерти,насылающая массовые болезни.Об универсальности этого образа может свидетельствовать рассказ о явлении человеку Смерти в ее зримом обличье,включенный в один из средневековых немецких источников ,датированный 1219-1223 гг. В кельнской епархии служанка рыцаря Гюнтера как-то ночью увидела во дворе женщину в белой одежде и с бледным лицом,которая побродила по их двору,а затем перелезла через изгородь к соседу,после чего возвратилась к себе на кладбище.Вскоре после этого умерло трое детей Гюнтера,их мать и сама служанка,а затем и сосед вместе с сыном. Поразительно,но по прошествии почти всьмисот лет точно такие же истории о Смерти пролдолжают записываться современными фольклористами в самых разных уголках Европы.