• Название:

    транскрипт Наташа


  • Размер: 0.09 Мб
  • Формат: RTF
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

Транскрипт интервью.

Информант: Галина Викторовна, 58 лет

Интервьюер: Рогалева Н.

Дата проведения: 04.11.16 г.

Длительность интервью:

Интервьюер: Здравствуйте, я студентка социологического факультета, Самарского Университета, и мы проводим исследование на тему: «Трансформация социальной инфраструктуры». Вы не могли бы мне помочь, ответить на несколько вопросов?

Информант: Здравствуйте, хорошо, я Вас слушаю.

Интервьюер: Скажите пожалуйста, когда Вы родились и где?

Информант: В 1958 году, на станции Шильда, Оренбургской области.

Интервьюер: Хорошо, спасибо. А Вы что – нибудь помните об этом месте?

Информант: Нет, извините.

Интервьюер: А первое Ваше воспоминание о месте жительства, вот которое Вы можете осмысленно сказать?

Информант: Ну так как мы работали родители работали в путевой машинной станции, поэтому мы проживали в вагончиках и ездили со своей станцией по всему Советскому Союзу, до Владивостока. Поэтому первые годы я жила с родителями в вагончиках.

Интервьюер: Хорошо, спасибо. А скажите пожалуйста, каковы были бытовые условия, ну вот в этом вагончике, где Вы проживали? Была ли там канализация, водоснабжение, отопление?

Информант: Отопление было, у нас была печка, и она отапливала наш вагон. Там были кровати, стол, стулья вот, и естественно ни канализации, ни водоснабжения не было. Мы набирали воду в колонки и выливали потом тоже. Все было у нас на улице, так как мы ездили по всей стране, то у нас ничего стационарного не было. У нас школа была в вагончике, столовая была в вагончиках, все отдельные вагончики у каждой семьи был вагончик.

Интервьюер: То есть один вагончик – это одна комната, правильно?

Информант: Ааану бывало и разделенные комнаты, но для одной семьи.

Интервьюер: Один вагончик для одной семьи?

Информант: Да.

Интервьюер: А у Вас в вагончике сколько комнат было?

Информант: Я не помню.

Интервьюер: Ладно, хорошо, спасибо. Аама после этого Вы не переезжали?

Информант: После этого мы переехали в квартиру в городе Орске, Оренбургской области.

Интервьюер: А квартира была частная, ведомственная или может быть государственная? Как Вы туда попали?

Информант: Государственная. Это выделили дом, это для всех работников путевой машинной станции.

Интервьюер: То есть, это все люди, которые с вами жили, они переселились все в один дом.

Информант: Да. Они все переселились в один дом.

Интервьюер: А в этом доме была канализация, еще что-то?

Информант: Канализация, водоснабжение, отопление, но еще и на кухне была печка обычная. Ее топили углем и на ней готовили, у нас не было газа. Поэтому мы готовили на печке. Но это какое-то время так было, а потом уже провели газ дома.

Интервьюер: А в этой квартире у Вас сколько было комнат?

Информант: Три.

Интервьюер: Трехкомнатная квартира. А из чего сам дом был сделан, не помните?

Информант: Кирпичный.

Интервьюер: Хорошо. А Вот в осенне – зимний периодне было холодно в квартире?

Информант: Было холодно. Мы одевались, и даже шапки.

Интервьюер: То есть, печка Вас не спасала?

Информант: Нет, печка была на кухне.

Интервьюер: Всю квартиру она не прогревала?

Информант: Всю квартиру она не прогревала. Однако на кухне было очень тепло вместе с печкой.

Интервьюер: а приходилось ли Вам заклеивать окна?

Информант: Обязательно. Каждый год заклеивали окна.

Интервьюер: Понятно. А сколько человек проживало в вашей квартире?

Информант: Четыре.

Интервьюер: Это была только ваша семья?

Информант: Да.

Интервьюер: Хорошо, понятно, спасибо. Аам я так понимаю это был многоквартирный дом, то есть, там был подъезд, правильно?

Информант: Три подъезда было.

Интервьюер: Три подъезда. А Вы занимались благоустройством подъезда, как какого состояние его было?

Информант: Ну убираться, убирались, а ремонт делали там кто, ЖЭУ или кто-то, это не мы делали.

Интервьюер: То есть, в подъезде у Вас было очень прилично, цивильно?

Информант: Да, вполне.

Интервьюер: А как относились к дворовой территории?

Информант: Ну во дворе у нас были песочница, лавочки, столики.

Интервьюер: А это кто делал? Тоже жильцы или

Информант: ЖЭУ, жильцы выходили только на субботники.

Интервьюер: Понятно, то есть за этим всем следили.

Информант: А часто Вы делали ремонт в своей квартире, в которую Вы потом переехали?

Интервьюер: Каждый год.

Информант: Каждый год. А что Вы конкретно ремонтировали?

Интервьюер: Мы белили квартиру, красили полы.

Информант: А, ну то есть как косметический ремонт, да?

Интервьюер: Да.

Информант: Все понятно. Ааа это Вы делали самостоятельно, правильно?

Интервьюер: Да.

Информант: Хорошо. А Вы не помните сколько на тот момент стоили коммунальные услуги?

Интервьюер: Нет.

Информант: А вот если так вспоминать они сильно отражались на вашем семейном бюджете?

Интервьюер: Ну, я не помню, чтобы мои родители убивались по этому поводучтобы сильно обсуждалось это, поэтому не могу вам на это ответить.

Информант: Хорошо, спасибо. Скажите пожалуйста, вот когда Вы переехали из вагончиков в квартиру, как изменились ваши условия проживания? Вот как Вы это все оцениваете?

Интервьюер: Хорошо, конечно. У меня в доме и канализация и вода и на много лучше условия конечно.

Информант: А Вы еще куда-нибудь переезжали?

Интервьюер: Ну только после окончания школы. Это уже во взрослом

Информант: АгаВсе понятно, спасибо. То есть, это было ааа когда Вы уже уехали от родителей, правильно?

Интервьюер: Да, да, да.

Интервьюер: Все понятно.

Информант: Так всю жизнь прожили в этой квартире.

Интервьюер: Угу, а скажите пожалуйста, а вот школа или магазины далеко находились от вашей квартиры в Орске?

Информант: Нет. Все достаточно близко было.

Интервьюер: Вы пешком добирались?

Информант: Пешком. И в школу, и в магазины, все пешком.

Интервьюер: А больница рядом была?

Информант: И больница была рядом, у нас в каждом районе было, потому что город не такой уж и маленький, 250 тысяч населения, поэтому как-то в каждом районе были и школы, и всякие эти магазины, и детские сады, все это было в доступности.

Интервьюер: Хорошо, а вот когда Вы ходили пешком в туже школу, больницу, вот Вы шли наверно по тротуару, правильно, если это город?

Информант: Конечно.

Интервьюер: А Вы не помните состояние их какого было?

Информант: Ну тротуары, я думаю были не очень хорошие, не многим отличались от теперешних тротуаров.

Интервьюер: Понятно. А Вы помните, был ли общественный транспорт по близости вот?

Информант: Да, и трамваи, и автобусы у нас были.

Интервьюер: Хорошо. Ам как часто они ходили? Не было проблем?

Информант: Нет, нет. С этим проблем не было.

Интервьюер: А Вы не помните сколько проезд стоил? Дорого ли это было для Вас или нет?

Информант: Тактри копейки трамвай, и шесть копеек автобус.

Интервьюер: А для Вас не являлось это трудностью, это то есть дорого, или нет на тот момент?

Информант: Да ну нет, потому что даже у нас не было кондукторов, а были кассовые аппараты. И мы сами брали себе билеты, опускали деньги в кассовые аппараты.

Интервьюер: То есть, все честно покупали себе билеты самостоятельно?

Информант: Да, да, в общем-то это было нормально.

Интервьюер: А Вы можете описать проблемы какие-нибудь, которые были связаны с общественным транспортом на тот момент?

Информант: Ну, в вечернее время, конечно, было уже меньше транспорта, как и везде, в общем-то.

Интервьюер: Это вот единственная проблема, которую Вы можете описать?

Информант: Ну да.

Интервьюер: Хорошо. А опишите пожалуйста свою школу. Как вот далеко она была от дома?

Информант: Ну я училась в двух школахСначала восьмилетка, потом девятый, десятый класс уже в другой школе.

Интервьюер: Ну а начальная школа, которая до восьмого класса?

Информант: Она очень уютная, хорошая школа.

Интервьюер: Вы далеко до нееВам далеко до нее добираться?

Информант: Да нет, минут десять ходьбы.

Интервьюер: Угухорошо. А какие там были коммунальные условия, опять-таки? Вот было ли отопление, канализация, вода?

Информант: Да. Канализация, вода, у нас не было только столовой, у нас был буфет.

Интервьюер: А, то есть дети если в буфете, не было такого

Информант: Да, перекус был

Интервьюер: Перекуса этого хватало?

Информант: Ну в общем-то, да.

Интервьюер: То есть, дети голодными не были?

Информант: Нет, я не помню такого, чтобы мы были голодными. Мы покупали там себе что-то, жевнули на перемене и хватало, потом шли домой, кушали.

Интервьюер: Угу хорошо. А в зимнее время там было тепло в школе или Вы

Информант: Да.

Интервьюер: То есть, не приходилось одеваться тепло? В куртках, в шапках?

Информант: Нет.

Интервьюер: Хорошо. А с освещением не было проблем?

Информант: Нет, и с освещением не было. У нас достаточно хорошо было в школе.

Интервьюер: Хорошо. А что Вы можете сказать по поводу туалетов в школе?

Информант: не знаю, и туалеты былинормальныене было с этим проблем.

Интервьюер: Угухорошо. А по поводу ремонта, вот делался же в школе ремонт, да?

Информант: Да.

Интервьюер: А Вы не помните, вот кто его делал? Может быть, Вы помогали или ваши родители, или учителя может быть принимали участие?

Информант: Мы помогали только на практике ам летней, мыли что-нибудь, отмывали от побелки, а все остальное делали те, кому это положено

Интервьюер: То есть, школа нанимала специализированных людей, которые делали ремонт?

Информант: Да, да, да. Родители наши не принимали в этом участие.

Интервьюер: Угу хорошо. Так а скажите пожалуйста, какие были отношения между учениками в вашей школе?

Информант: Ну я думаю, что, как и всегда, как и везде, абсолютно разные отношения.

Интервьюер: Ну вот в вашем классе конкретно. Были ли драки, например?

Информант: У нас не любили двоечников, кто бестолковый, кто ничего не хотел делать и просто их ну как бы игнорировали что-ли. Они отдельно как-то были, обособленно, а так, чтобы больших драк, я не помню.

Интервьюер: Понятно А на сколько сильно была развита взаимопомощь?

Информант: Нудостаточно хорошо, достаточно. Класс был дружный, и в общем-то в беде никого не оставляли.

Интервьюер: Угу, хорошо

Информант: Ну вот я говорю, что только двоечников, вот двоечники были обособленно, кто совсем не хотел учиться.

Интервьюер: То есть, с ними не общались, да?

Информант: Да. Практически просто не общались.

Интервьюер: А не помогали им как-нибудь подтянуть учебу?

Информант: Это кто не хотел, а кто хотел, у нас и преподавателибез всяких там денежных доплат, без всего, оставались и проводили занятия, и если нужно, то и ученики помогали, если что-то не понятно.

Интервьюер: Понятно. А как Вы относились к учителям в вашей школе?

Информант: Очень уважительно. У нас учителя были настолько приятные люди, что нам не за что было их эток ним плохо относиться. Потому что они и помогали, и объясняли все на столько доступно, что мы могли учиться спокойно и нормально.

Интервьюер: Хорошо. А как Вы относитесь к своему первому учителю, Вы вообще помните?

Информант: Ну первая учительница у нас была участницей войны, мы всегда ее поздравлялис праздниками. Ну она была добрым человеком, старалась нас чемучем могла нас поддержать, и как-то чему-то научить.

Интервьюер: Угу А как вот остальные учителя как относились к ученикам?

Информант: Я не знаюв то времябыло оченькак бы развитоматеринское отношение учителей к детямпоэтому у нас не было такого, чтобы учителя гнобили кого-тонету нас такого не было вообщея не помню такого, чтобы какой-то учитель плохо относился к ребенку

Интервьюер: Угухорошо. А были ли учителя для Вас авторитетом?

Информант: Обязательно.

Интервьюер: То есть, Вы всегда прислушивались к их мнению, всегда уважали их?

Информант: Да.

Интервьюер: Хорошо. А как Вам давалось вообще обучение? Тяжело ли Вам было?

Информант: Легко.

Интервьюер: То есть, Вам не требовалась помощь никакая?

Информант: Нет.

Интервьюер: А если вот возникала необходимость, родители ваши помогали Вам? Принимали участие в вашем обучении? Или может быть кто-то другой?

Информант: Мммродителямродители работали и приучали нас к самостоятельностии когда я, как-то раз обратилась к отцу за помощью по математике, он мне сказал: «читай учебник». И когда я действительно несколько раз прочитала правило, я смогла без труда решить все, и эта фраза у меня запомнилась на всю жизнь. Поэтому мне было достаточно легко учиться.

Интервьюер: То есть за помощью Вы, по сути, ни к кому не обращались, все делали самостоятельно?

Информант: В основном, да.

Интервьюер: Угуа вотесли какие-то случаи возникали, Вы к кому-нибудь обращались по мимо родителей?

Информант: Нумы жемежду собой конечно

Интервьюер: А, к одноклассникам?

Информант: Конечно, да

Интервьюер: Хорошо, то есть это проявление взаимопомощи?

Информант: Да, да.

Интервьюер: Понятно. А какиекакие основные проблемы с обучением у Вас возникали?

Информант: Хмну наверноусидчивость тоже свое, как бы брала. Устные предметы трудновато было учить.

Интервьюер: То есть, у Вас не хватало терпения досидеть, доучить, да?

Информант: Да, вот это было.

Интервьюер: ПонятноаааА были ли в вашей школе кружки или секции какие-нибудь?

Информант: Очень много всего было. И мы везде участвовали. И мы ходили на все спортивные секции, все было бесплатно и доступно. Мы провезде былив общем-то домой приходили только поспать, а так были заняты полностью.

Интервьюер: То есть, какие бы секции не были, Вы обязательно были их участником?

Информант: Да, да.

Интервьюер: А, например какие?

Информант: Такну если спортивныеи легкая атлетикааммконьки волейбол секции были. Ходили и вокальные и танцевальные кружки мы ходилихудожественные ходилимммчто там еще то было, господи

Интервьюер: А как же Вы все успевали? Вместе с учебой и домашним заданием?

Информант: Да. Мы еще делали всякие стенгазеты, и всеэто организация своего рабочего времени. Вот и поэтому все успевали мы, и уроки сделать и везде побывать. Поэтому и на факультативы ходили, вот я ходила и на физику, ходила на факультативы, очень интересно было

Интервьюер: Понятно А скажите пожалуйста вот как Вам кажется на сколькокак изменилось в современной школе по сравнению, что конкретно изменилось по сравнению с советским периодом, сейчас? Как Вы это оцениваете?

Информант: Ну, во-первых, мне не нравиться сама программа обучения, я считаю, что это не правильное это мое мнение. И оно накладывает на детей такой же отпечаток, какой, в общем-то, знания не даются, не учится ребенок самостоятельности. В основном первые классы, как я помню, в основном соревнования родителей, кто, что лучше сделаетвоти полностью детей не приучают к самостоятельности. Сейчас, маленькие детки, одни, практически уроки делать не могут, либо

Интервьюер: это программа стала тяжелей или что?

Информант: Я считаю, что просто она не правильной направленности, программа. Потому чтообучение идет обычное, когда ребенка научат азам, дальше он осилит все, что захочет, а сейчас не понятно, какое-то обучение странное, что дети теряются. Потому что у нас вот такого не было, что мы терялись. А сейчас дети не могут самостоятельно, обязательно родители сидят с ними и пытаются все это понять, что нужно делать

Интервьюер: То есть, обучение в советском периоде, Вы считаете, более хорошим, чем сейчас?

Информант: Да, более качественным. И воткак бы люди не теряются, после того, как они все эти знания получили и спокойно идут и в институты, и везде, могутмы практически везде все выучились.

Интервьюер: Угу, понятно. А вот если оцениватьнусами здания школы, например. Как Вы считаете, они стали лучше или хуже по сравнению с советским периодом?

Информант: Да, я думаю такие же

Интервьюер: Ну, вот смотрите, в вашей школе, например, не было столовой, был только буфет, а вот сейчас

Информант: А во-второй школе былбыла столовая. Это просто маленькая была школа, восьмилеткаи тамона была не большойа девятый, десятый, где я училась, она была уже большая, там естественно там была и столовая, и школа была больше размером, потому что классов было много, и там, да, там была столовая, и все коммуникации и такие же ремонты, как обычнонуя не вижу разницы. Сейчас может быть пластиковые окна, раньше были деревянные, вот, единственное наверно отличие.

Интервьюер: Понятно. А по поводу вот столовых, туалетов, что Вы можете сказать, в современных школах?

Информант: Да также все было. Ну в современных школах, нуда, не знаю, обычные тоже туалетыну может быть плитка получше, а раньше были просто крашеные стеныэто единственная разница.

Интервьюер: то есть, Вы, по сути, особо большой разницы не видите?

Информант: Нет, нет, не вижу.

Интервьюер: Все понятно. А Вы не можете сказать, вот каксейчас например кормят школьниковвот как их питаниеиз чего состоит, не знаете?

Информант: Я знаю, что мои дети, не хотели питаться в столовой, потому, что им не нравилосьеда, которую давали.

Интервьюер: А вот в вашем детстве, в буфете, Вас устраивала еда?

Информант: Вполне.

Интервьюер: А вот как Вы считаете, с чем это связано? Просто капризами, или действительно питание стало хуже?

Информант: Я думаю, что питание стало хужеили дети сейчас более избалованные и видят больше всего на свете. У нас было достаточно простое все время, а сейчас дети, я не знаю, может быть, они привыкли, есть красную икру или черную, а им дают кашу. Ну, может быть по этому.

Интервьюер: Понятно. Аа вот по поводу ремонтов в современных школах Вы можете что-нибудь сказать? Как часто его делают? какие трудности может быть с этим связаны? Кто его делает?

Информант: НУ, какие трудности, родителейзаставляют побольше денег сдаватьвот, раньше этого не было.

Интервьюер: А раньше, за чей счет делался ремонт в школах?

Информант: Государство.

Интервьюер: А сейчас, исключительно родители платят?

Информант: Ну, точно не могу сказать, но с родителей тянут хорошие деньги, по крайней мере, мы сдавали и на линолеум, и на окна, и на парты, и на все сдавали деньги, когда учились мои дети.

Интервьюер: А насколько качественно его делают? Вот если денег с родителей берут, качественно или его делают, этот ремонт?

Информант: На мой взгляд, нет.

Интервьюер: А вы не пытались, что-нибудь тогда изменить?

Информант: Хмнетэтого изменить нельзя.

Интервьюер: То есть, здесь Вы оцениваете, как ухудшениепо сравнению с советским периодом? И денег стали собирать, и делают не так качественно, и нет, я так понимаю, по вашему мнению, большой необходимости в этом?

Информант: Ну, необходимость всегда есть, потому что ремонт обязательно надо делать, нонельзя так чтобыя думаю, что государство у нас не такое бедное, чтобы все тянуть только с родителей. Просто нет порядка. Порядок должен быть.

Интервьюер: То есть, Вы считаете, что организация ремонта в современных школах немножко не правильная, да?

Информант: Да.

Интервьюер: Понятно, спасибо. А вот смотрите, сейчас существует много всяких дополнительных секций, дополнительных школ, с дополнительным образованием, по мимо обычного, вот эммможете сказать что-нибудь по поводуааану, улучшению или ухудшению по сравнению с советским периодом, этих вот школ, секций?

Информант: Нуухудшение то, что не везде можно попасть, куда хочешь. Потому, что

Интервьюер: А с чем это связано?

Информант: С финансами, потому что сейчас все в основном платное, а раз платное, то хватает у родителей денег – значит ребенок пойдет, не хватает – значит, извините, пойдет во двор гулять.

Интервьюер: То есть, Вы считаете, что это связано с тем, что все стало платное, и сейчас дети не могут посещать все, что им нравиться, как было в вашем детстве?

Информант: Ну и еще мешают компьютеры.

Интервьюер: Понятно. А вот смотритевот, когда у Вас было очень много секций, Вы же пробовали все, а не шли по интересам. Или как это проходило?

Информант: Да, Вы правы. Мы искали то, что для нас больше подходит, и смотрели все секции, и останавливались, конечно, на что-то там, не на всем подряд, а что именно понравилось, что подошло и по здоровью, и по интересам.

Интервьюер: А как сейчас дети современные выбирают себе секции или кружки, школы?

Информант: На мой взгляд, это делают родители.

Интервьюер: То есть, у детей нет своего выбора?

Информант: Да, нет, они могут сказать, что: «я туда не пойду».

Интервьюер: Ну просто сейчас Вы считаете, что это основная инициатива исходит от родителей, правильно?

Информант: Да, потому что если у дитя есть планшет или компьютер, он уже как бы не больно то хочет куда-то идти.

Интервьюер: Понятно. А, что Вы можете сказать по поводу отношения между современными учениками и учителями? Что изменилось со времен советского периода?

Информант: Они все стали чужими. Друг другу.

Интервьюер: А что Вы имеете в виду?

Информант: Ну, нет душевного родства между учителями, учениками. Каждый по себе, поэтому нет уже ни взаимопомощи, на мой взгляд

Интервьюер: Между учениками?

Информант: Да между всеми. И учениками, и учителями. У нас же раньше, если ребенок что-то не понимае6т, учитель не отпустит его до тех пор, пока ребенок не пойметматериала сейчас, нет, значит нужно бежать и нанимать за деньги репетитора. Чтобы он объяснил ребенку какую-то тему

Интервьюер: То есть, в этом Вы видите ухудшение?

Информант: Да, да. Сейчас только деньги в глазах у всех

Интервьюер: Понятно. А что Вы можете сказать вот по поводу того, являются ли современные учителя авторитетом для детей?

Информант: Ну, явно не все. Ну, может кто-то и есть

Интервьюер: А от чего это зависит, не скажете? По-вашему мнению.

Информант: Я считаю, от душевности учителяот его психологической способности найти общий язык с ребенком и захотеть этого. Поэтому как бы вотне больно они и хотят этого.

Интервьюер: То есть, вот здесь Вы видите отличие и в авторитете учителя, и в отношении между учениками и учителями, что вот просто стали по-другому относиться ко всему?

Информант: Да, да.

Интервьюер: Понятно, спасибо большое.А вот смотрите, если опять-таки возвращаться к дополнительному образованию, в чем оно хуже, или в чем лучше по сравнению с советским периодом? Что стало лучше, что хуже?

Информант: Ну, может быть, условия для некоторых секций стали лучше. Там допустим, так же секции и плавания, и того же хоккея или еще что-то. Да, сейчас у них и амуниция всяне такая, не простая конечноэто лучше

Интервьюер: Вы про форму?

Информант: Я про форму, да. И всякие приспособления, и все, наверно сейчас более удобно сталовот чем раньше было. Может быть их больше стало, но не везде туда попадешь все таки просто на просто. Они и есть, но попасть нельзя, поэтому сложно сказать, лучше это или хуже. Раньше просто мы могли попасть куда захотим. Поэтому мы все пробовали и искали именно свое.

Интервьюер: То есть, доступность Вы считаетечто из-за доступности раньше немножечко получше?

Информант: Да, да.

Интервьюер: Понятно, спасибо. А скажите, пожалуйста, как дается сейчас современным детям обучение в школе? Трудно или легко?

Информант: Очень трудно.

Интервьюер: А с чем это связано?

Информант: Со здоровьем в основном, потому что дети перегруженыне своими даже можно сказать делами, всеми новостями и задумками про деньгидети устают очень быстро, и они ужеу них просто нет сил физических, хорошо учиться. И мало того, потом родители их тащат во все кружки с одного места, на другое, все это на нервозах, потому что нужно успеть с транспортом, с одного места в другое, это очень сложно. И не редко детская психика просто не выдерживает такой нагрузки. Поэтому вот как-то трудно все это, аааи программа создается таким что, я говорила уже о том, что нужно сидеть, делать с родителями уроки.

Интервьюер: То есть, вы считаете, что сейчас дети самостоятельно уже не справятся с программой школьной?

Информант: В основном да, в основном да. Особенно маленькие детинужно сидеть с ними как-бы школа им не дает того, чтобы они пришли сами и сделали уроки

Интервьюер: Понятно. А вотто есть, здесь Вы можете сказать, что изменения, которые происходят в системе образования, идут немного вна ухудшение, правильно?

Информант: Да

Интервьюер: А что именно здесь Вы можете назвать как фактор ухудшения образования современного?

Информант: Качество знаний, во-первыха во-вторых, здоровье детейкоторые все нервные и все, и желания у них учиться то маловато. Просто они не понимают для чего и что нужно

Интервьюер: А в вашем детстве объясняли для чего нужно образование, и для чего Вам нужно знать какие-то определенные предметы или еще что-то такое?

Информант: Нам этого не надо было, нам так преподавали, что нам было интересно

Интервьюер: То есть, Вы считаете, что сейчас детям не интересно как им преподают все это? В этом трудность?

Информант: Точно не могу сказать. Мне кажется, больше этоздоровья у них нет на это.

Интервьюер: Ну а с чем же этокак же этону вот

Информант: Ну, потому что дите, приходя из школы, сидит сутками у компьютера, не гуляя. Мы же не сидели, мы постоянно были на улицедаже зимой, мы, приходя из школы, брали коньки и шли на каток, это было доступно и бесплатно, у каждого были коньки, обязательно. И мы обязательно бегали, мы гуляли на улице. Дети сейчас не гуляютони сидят у компьютера и у них здоровье пошатнулось из-за этогоЭто всем известно, движение – это жизньА сидение за компьютером – убивает все, и интерес к жизни даже, потому, что идет уже просто на простов виртуальный мир входит ребенок, и все, и интересы его заканчиваются. Его не становится, он теряется в этом во всем.

Интервьюер: То есть, насколько я Вас понимаю, самая большая проблема, которую Вы видите в современном образовании – это которая косвенно, по сути, с ним связана – это здоровье детей? Что сейчас из-за здоровья им и учеба тяжелей дается, ну и за частую отсутствие интереса, наверно можно тоже списать на физическое состояние детей?

Информант: Да, и физическое и вот это глобальноеувлечение деньгамиэто тоже очень сильновлияет на деток

Интервьюер: А как Вы в целом можете охарактеризовать изменения, которые вот произошли, не только в школах, но и с коммунальными, например, условиями жизни детей в домах или в школах, вообще?

Информант: Я не совсем поняла вопрос

Интервьюер: Ну, смотрите, вот Вы когдапервое ваше воспоминание о детстве, где Вы жили – это вагончик, в котором не было, по сути, ни воды, ни туалетов, ничего такогои вот как сейчас Вы можете охарактеризовать изменения в коммунальной системе современной?

Информант: Нет, естественно сейчас практически везде есть и вода, и отопление, не всегда хорошее, но есть, и газ там все, и электричество – это конечно очень хорошовот.Но мы не сильно комплексовали от того, что нам надо было с ведром, идти за водойвот как-то это не напрягало так сильно мы были счастливыв детствеу нас были другие интересы

Интервьюер: Хорошо.

Информант: Поэтому как-то вот так, а сейчас, да, сейчас очень сильную, большую роль играют удобства в жизни. Очень большую для всех людей.

Интервьюер: Хорошо, спасибо большое за ваше интервью, нам очень важны ваши ответы. Спасибо.

Информант: Всего доброго, удачи Вам.

Интервьюер: Спасибо.