• Название:

    Русский генерал, патриот своей страны и защитник Великой России.


  • Размер: 0.08 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

, . , .

. 25 1875 ( : 1918 . , - .), . . - , 1893 . 45 , -. 1897 . 30 (1). , -, 2 ...

: , , , , , .

- , , . 25 1904 . 11 . , " " . 4 , " " . 3 , , -.

- . 1910 . . 14 1910.

. 44 . " ... , , , , ..."(2). . , 15 1913 . . : , 12 . , 31 1913 . (3). , С.Бакича...

- .. , 15 1915 . 44 , 10 . 44- 45 , 6 2 . , ( 1916 .), . . 4 ., . 4 , . 2 , .

10 1917. .. 536 . " ", . - 134 : " , , , , ., " (5). - . 536 .

Тем не менее, авторитет полковника Вержбицкого среди подчиненных стоял высоко. За бои под Сморгонь-Крево в 1917 г. он был удостоен солдатами полка награждения солдатским Георгиевским крестом с пальмовой веткой. Г.А.Вержбицкий руководил действиями отряда из 536 Ефремовского и 534 Новокиевского (командир - полковник Б.М.Зиневич) пехотных полков и частей 54 пехотной дивизии. 1 сентября 1917 г. он вступил в командование бригадой 134 пехотной дивизии. К этому времени уже наступил развал фронта: агитация за прекращение войны сделала свое дело. Части утратили всякую боеспособность.

После захвата власти большевиками и перехода фактического командования к войсковым комитетам, не желая подчиняться выборному началу в армии, Г.А.Вержбицкий отказался от предложенной ему должности начальника 134 пехотной дивизии. Он не мог служить тем, кого считал врагами Родины и разрушителями Великой России. За это полковник был судим общим собранием комитетов корпуса и приговорен за неповиновение советской власти к смертной казни, но, спасенный преданными ему солдатами 536-го и 534 полков, бежал (7). 8 декабря ему удалось уехать в Омск. Затем он скрылся в Усть-Каменогорске и какое-то время занимался пчеловодством. Очень похоже складывались судьбы многих других боевых офицеров Русской армии. Подвергаясь беспричинным арестам, издевательствам со стороны дезертиров и новых властей, срыванию заслуженных кровью погон и орденов, они возвращались к своим семьям, на старые полковые стоянки. Не имея пенсии или какого-либо пособия, офицеры были вынуждены, по выражению того времени, "обращаться в первобытное состояние". Многие из них ждали своего часа, перебиваясь случайными заработками, вступая в тайные антибольшевистские организации. И дело вовсе не в жажде мести (хотя были и такие), и стремлении восстановить порядок. Мало кто мог остаться равнодушным, наглядевшись на ужасы "великой и бескровной" революции. После переворота в своем городе полковник Г.А.Вержбицкий организовал Усть-Каменогорский офицерский отряд. Формируемой в Омске 1 Степной Сибирской дивизии нужен был новый начдив вместо нераспорядительного генерал-майора М.Н.Фукина. Кандидатура Вержбицкого была более предпочтительной. Он ответил согласием на предложение комкора Степного П.П. Иванова-Ринова и 20 июня 1918 г. прибыл в Омск. Наследующий день Вержбицкий с отрядом в 348 человек выступил на фронт в сторону Ишима. Усиленная притоком добровольцев дивизия дала первый бой красным у с. Голышманово и одержала победу.

Решительное наступление по железной дороге на Тюмень принесло новый успех. 20 июля белые взяли город, и в тот же день Временное Сибирское правительство произвело Г.А.Вержбицкого в генерал-майоры. По очищении района реки Туры 31 июля он был назначен уполномоченным правительства "с правами генерал-губернатора по насаждению государственного порядка и организации государственного и общественного аппаратов управления освобожденных районов Западной Сибири" (8). Вместе с тем, начальник дивизии был оставлен во главе подчиненных ему ранее войсковых частей (его собственная колонна, колонна полковника Панкова, отряды полковника Киселева и капитана Казагранди). Они составили Западно-Сибирский отряд(9).

Суровое время требовало жестких мер. Еще 27 июля 1918 г. приказом № 84 по Степному Сибирскому корпусу почти вся Сибирь была объявлена на военном положении. Сферой деятельности генерала Вержбицкого являлась территория военных действий, т.е. на запад и север от рек Тобола и Исети. В его приказе говорилось: "Всяким активным выступлениям должен быть положен конец, и я с беспощадной строгостью пресеку все, как революционные, так и контрреволюционные выступления, откуда бы таковые не исходили и каким бы способом они не проводились, т.е. путем ли активного выступления, призвом ли на словах или печатным словом. Ни революция, ни контрреволюция!"(10). Многим фронтовикам импонировала "твердая власть" и потому впоследствии приход к власти адмирала А.В. Колчака был воспринят без эксцессов.

26 августа 1918 г. дивизия Вержбицкого была переименована в 4 Сибирскую стрелковую. Осенью, командуя Западно-Сибирским отрядом, генерал выбил большевиков из бассейна р.Тавды, Алапаевска, Нижнего Тагила и Верхотурья, очистил Горнозаводский район. "Маленький, весь сплошной нерв", начальник отряда стоял со штабом у самых передовых частей. Он проявил себя очень энергичным командиром и хорошим организатором. "Наши интенданты - красные, - говорил Вержбицкий приезжавшим офицерам. - Что от них заберем в боях, то и имеем, с тыла ничего еще не получали"(11). Совместными действиями вместе с корпусом генерала А.Н.Пепеляева 25 декабря была взята Пермь.

1 января 1919 г. Григорий Афанасьевич был назначен командующим вновь созданным 3 Степным Сибирским армейским корпусом (4 Сибирская полковника И.С.Смолина и 7 Сибирская полковника Черкасова стрелковые дивизии) заново сформированной Сибирской армии.

Начальником штаба корпуса и ближайшим помощником генерала стал Генерального штаба полковник Аполлон Яковлевич Крузе. В феврале за боевые отличия по овладению Уральским хребтом Верховный правитель и Верховный главнокомандующий адмирал А.В.Колчак произвел Вержбицкого в генерал-лейтенанты.

Приказом от 4 июля 1919 г. командующий 3 Степным Сибирским армейским корпусом был награжден орденом Св.Георгия 3 степени, "за то, что во время Кунгурской операции 22 января -7 марта 1919 года лично руководя войсками вверенной ему группы, принял решение энергичным ударом разбить сильную 23000-ю группу красных, угрожающую городу Кунгуру и левому флангу армии. Блестяще исполнив этот удар с силами почти в два раза меньшими, генерал-лейтенант Вержбицкий своей операцией очистил 200-верстное пространство от противника, захватил ряд укрепленных позиций с городом Оса, 3500 красных, 9 орудий и много других трофеев" . (12)

Вся Сибирская армия генерала Р.Гайды в марте перешла в наступление, бывшее частью общего плана Ставки адмирала Колчака. Корпус Г. А.Вержбицкого после упорных боев овладел Боткинским заводом, а 13 апреля его войска взяли Ижевск (по сути, повторив Пермскую операцию, только на этот раз до основания была потрясена не 3-я, а 2 армия красных) . (13)

Ввиду местных условий и для придания большей самостоятельности войсковым начальникам приказом от 25 апреля 1919г. Сибирская армия была разделена на две армейских группы, с правами отдельных армий. Группа генерала Вержбицкого (3 Степной Сибирский и 4 Сибирский корпуса) составляла левый фланг армии и получила задачу наступать на Сарапул-Казань. Группа генерала А.Н.Пепеляева продвигалась на Глазов и Вятку. Стратегическая инициатива к лету уже перешла к красным, располагавшим почти неограниченными людскими резервами и жестокой волей для их сплочения.

После оставления Урала в конце июля 1919г. группа генерала Вержбицкого стала именоваться Южной группой войск 2 армии Восточного фронта (14). В это время в нее входили 4-я и 18 Сибирские стрелковые дивизии и Штурмовая бригада 3 Степного корпуса. Ряд соединений был выведен из состава группы.

Белые армии Восточного фронта продолжали отступление. В Великом Сибирском походе в конце 1919 г. Г.А.Вержбицкий был назначен начальником колонны, на правах командующего армией, в составе Южной и Тобольской групп. Переходы по заснеженной тайге были очень тяжелыми. Оказалась брошенной почти вся артиллерия. Тиф массами косил выбившихся из сил людей. После Красноярска армия стала вновь добровольческой, не желавшие продолжать борьбу и идти в неизвестность, сдались в плен. Среди плененных был и начальник штаба группы генерал-майор Крузе (15). На совещании старших начальников в Нижнеудинске 23 января 1920 г. главнокомандующий фронтом генерал В.О.Каппель поручил командование 2 армией генералу Вержбицкому. В его колонну несколько ранее были влиты и остатки частей I армии (16) .

Сибирский Ледяной поход Григорий Афанасьевич закончил в Чите 11 марта. Здесь солдаты и офицеры получили возможность отдохнуть. Главнокомандующий войсками Российской Восточной окраины атаман Г.М.Семенов сохранил структуру и форму каппелевцев. 22 февраля 1920 г. из-за сократившейся численности 2 армия Вержбицкого была сведена во 2 Отдельный стрелковый корпус. С 30 марта по 4 июля он вел борьбу с красными в Нерчинско-Сретинском районе.

22 августа 1920 г. генерал Г.А.Вежбицкий временно принял Дальневосточную армию у выбывшего командировку генерал-лейтенант Н.А.Лохвицкого, а 23 октября был утвержден в должности командующего . (17) За день до этого армия оставила Читу. Бои в Забайкалье окончились неудачей. Белые отступили в Маньчжурию. В Цицикаре генерал-лейтенант Вержбицкий отдал приказ 251, в котором объявил борьбу большевизмом законченной, а армию перевел на трудовое положение, хотя и сохранил четкую военную структуру (18). Видимо это было сделано под влиянием недавнего поражения. Вооружение и большую часть имущества отобрали китайские власти. В начале 1921 г. по договору с представителями Приморского облуправления части разместились в Гродеково, Никольск-Уссурийском, Раздольном и Владивостоке. (19) В январе состоялись выборы в Учредительное собрание Дальневосточной республики. В число избранных депутатов вошли генералы Г.А.Вержбицкий и В.М.Молчанов, причем за них отдали свои голоса не только чины армии, но и часть населения Забайкалья. Вот только принять реальное участие в работе парламента не было никакой возможности: каппелевцы в красную (вернее, розовую) Читу не поехали.

На плечи командующего легла нелегкая обязанность по изысканию средств для содержания солдат, офицеров и их семейств. Отношения с Г.М.Семеновым дошли до полного разрыва. Денег атаман не выделял.

26 мая 1921 г. с помощью каппелевцев во Владивостоке произошел переворот, приведший к власти Временное Приамурское правительство С.Н.Меркулова. 31 мая Г.А.Вержбицкий стал командующим войсками правительства. В Хабаровском походе оперативное руководство армией было передано генералу В.М.Молчанову. Григорий Афанасьевич занимался вопросами организации и тыла, работая в контакте с правительством, Народным собранием и японским командованием, с помощью которого удалось наконец получить оружие. 12 октября указом Временного Приамурского правительства за № 47 Вержбицкий был назначен управляющим Военно-морским ведомством с правами военного министра Российской империи . (20)

В условиях кризиса власти и раскола армии на враждующие группировки авторитета командующего уже не хватало. 4 июня 1922 г. братья Меркуловы попытались изменить положение, назначив новым командующим всеми вооруженными силами контр-адмирала Г.К.Старка. (21) о и ему справиться с ситуацией не удалось. Наконец на созванном Земском соборе верховная власть в Приморье была передана генерал-лейтенанту М.К.Дитерихсу. Летом - осенью генерал Г.А.Вержбицкий не занимал официальных постов в армии.

После поражения под Спасском Земская Рать (бывшая Дальневосточная армия) частью сил 1 ноября перешла китайскую границу у Хунчуня. Солдат и офицеров китайцы разместили в лагерях в Гирине. Внутренний порядок в группах беженцев поддерживался прежним начальством, которое сначала не отделялось от солдат. Только в мае 1923 г. были удалены из лагерей генералы Дитерихс, Вержбицкий, Молчанов. (22)

За Гражданскую войну Григорий Афанасьевич был награжден также орденом Св. Владимира 3 степ, с мечами, знаком военного ордена "За Великий Сибирский поход" 1 степ, и французским орденом Военного креста 2 степ.

В эмиграции Г.А.Вержбицкий проживал в Харбине, где зарабатывал на жизнь как владелец дамской шляпной мастерской(23). Но основная деятельность генерала заключалась в сплочении чинов бывших Белых армий - офицеров, солдат, казаков. Граница с СССР была рядом, а за нею ненавистная и чуждая власть. До эмигрантов доходили сведения о раскручивании маховика репрессий, подминавшего казачество, крестьянство, другие слои населения. Жили надеждой на новый поход.

После своего назначения в 1930 г. на пост начальника Дальневосточного отдела Русского Обще-Воинского Союза (РОВС) генерал М.К.Дитерихс обратился с призывом к эмиграции в Китае сплотиться для борьбы против советской власти. Учитывая свою непопулярность среди некоторых военных организаций, он выдвинул в качестве помощника генерала Г.А.Вержбицкого. Последнему удалось добиться частичного объединения эмиграции, собрав вокруг РОВС отдельные группировки, до того державшиеся в стороне. (24) Откликнулись многие полковые и кадетские объединения. Особое внимание было обращено на молодежные организации, как на воспитание смены и резерв. Вержбицкий "знакомился с их начальниками, посещал праздники и их парады и при их желании посылал своих инструкторов, которые организовывали курсы урядников или унтер-офицеров при этих организациях. Этот подход со временем помог ему создать Военно-Учебный отряд, а еще позднее и Военно-Училищные курсы РОВС. куда могли поступать все успешно окончившие курсы при организациях... У всех у них оказалась общая платформа - Национальная Россия и надежда на ее спасение с оружием в руках". (25)

После того, как оккупировавшие Маньчжурию японцы создали марионеточное государство Маньчжоу-Го, русским эмигрантам было предложено сформировать дивизию. Но и Дитерихс, и Вержбицкий проявили независимость, выставив неприемлемые для оккупантов условия. Даже необходимые переговоры с главой Японской военной миссии генералом Комацубара Вержбицкий вел не лично, а через своего помощника, полковника Гриневского. В ответ японское командование предложило Вержбицкому покинуть в короткий срок пределы Маньчжоу-Го. (26)

РОВС был закрыт, а затем переименован в Дальневосточный союз военных. В 1934 г. Григория Афанасьевича выслали в Тяньцзин, где он проживал на Английской концессии. Некоторое время ГА.Вержбицкий занимал должность председателя комитета старшин Русского Национального клуба и возглавлял местное отделение РОВС. Как писал сподвижник генерала хорунжий А.Н.Князев, "с занятием японцами Северного Китая и образования так называемого "Русского Дома" в Тяньцзине, который провел принудительную мобилизацию русских эмигрантов, положение генерала опять стало серьезным, и только его смерть, может быть, избавила его от дальнейшего преследования". (27)

О том, как это произошло, сообщила газета "Возрождение Азии": "В воскресенье, 20-го декабря 1942 года, в 9 часов утра скоропостижно скончался у себя на квартире Георгиевский Кавалер генерал-лейтенант Григорий Афанасьевич Вержбицкий. Без стона, тихо и мирно отошел в вечность боевой офицер, отдавший всю свою жизнь служению Родине, человек отзывчивый, уважаемый и любимый как своими друзьями, так и подчиненными. Еще за несколько минут до смерти покойный был на ногах в кругу своей семьи и собирался пойти в церковь. Он жаловался на боль в груди, но полагал, что это случайное явление и скоро пройдет...". После отпевания в Свято-Покровском храме ветерана трех войн, кавалера многих боевых орденов, пробывшего в офицерских чинах 45 лет, похоронили в Русской части международного кладбища Тяньцзина. В сопровождении оркестра и почетного караула всю дорогу офицеры несли гроб на руках. Среди множества провожавших были представители различных эмигрантких организаций, в том числе председатель Антикоммунистического комитета Е.Н.Пастухин. В памяти знавших его генерал остался скромным и доступным для всех человеком, всегда готовым помочь советом, в поиске работы, оказать срочную материальную помощь.

Через некоторое время на могиле был поставлен памятник с инициалами РОВС. Судьба монумента неизвестна, но оснований для оптимизма немного. Так закончил свой жизненный путь русский генерал, патриот своей страны и защитник Великой России, которая увы уже никогда не будет прежней.