• Название:

    ПО УЛИЦАМ СЛОНА ВОДИЛИ.


  • Размер: 0.07 Мб
  • Формат: RTF
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

ПО УЛИЦАМ СЛОНА ВОДИЛИ.

“Слона водить” в переводе с музыкантского на общечеловеческий, означает играть духовым оркестром впереди праздничной колонны трудящихся какого-нибудь предприятия на праздники 7-гo ноября и первое мая. Случаются конечно и другие поводы поводить слона, но это исключения, а правило - это именно два этих замечaтельных праздника.

Год был примерно 1970-1973. Я и мои друзья были восхитительно молоды.

Я учился на флейтиста в Калининградском музыкальном училище. О будущем не задумывался. Любил джаз девушек и джинсы. Социализм с коммунизмом, вместе взятые, меня совсем не парили, я их пoпросту не замечал. Но как совершенно справедливо заметил Вова Ульянов-Ленин: “Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя.” В связи с этим мне хоть и крайне редко, но приходилось с обществом, и даже с его правящей элитой общаться.

В данном случае, правящей элитой общества была профсоюзная организация Калининградского вагонозавода, в лице зампредседателя профсоюза - строгой крупной дамы, с прической в виде Ейфелевой башни.

Эта дама, сидя в парикмахерском кресле и ведя светский разговор с другими дамами, приводящими себя в порядок к празднику, пожаловалась, что на носу 1-ое мая, а она до сих пор не нашла оркестра на праздничную демонстрацию. Mузыканты, уже несколько лет обслуживающие это мероприятие, полгода назад, на 7-е ноября, без всякого на то повода, решили что их обманули с гонораром и устроили безобразный пьяный дебош, в результате которого, в полном составе оказались в районном вытрезвителе, причем совершенно заслуженно, и о том чтобы их снова приглашать, не может быть и речи. А других нет. С одними вроде бы договорились, но их видите ли, не устроила цена. Целых 200 рублей, а это, поверьте, немалая сумма для нашего профсоюза. Прям не знаю что и делать. А без оркестра же нельзя, мы же очень важное для Советской промышленности, крупное предприятие.

Полная дама, сидящая в соседнем кресле - возможно я смогу Вам помочь. Дело в том, что у Иды Максимовны из четвертого подъезда есть восемнадцатилетняя дочь, честно говоря, та еще оторва. Так к этой девахе ходил и до сих пор еще наведывается, разумеется, когда Иды Максимовны нет дома, какой-то молодой бездельник, который учится в музыкальном училище на трубе или еще какой-то дудке, я в них не очень-то разбираюсь. Почему я знаю. Недавно он, с таким же как и сам, пьяненьким лохматым балбесом с гитарой, полночи играли в нашем дворе для девочек, пока их милиция не увезла. Но играли хорошо, я прям заслушалась. Я могу через девочек его разыскать и к вам направить.

- Не лучший конечно вариант, но спасибо Вам большое, возможно это может нас спасти.

В результате несложной цепочки; - Полная дама - Ида Максимовна – её дочка - дочкин теперешний чувак Боча - его кореш, мой знакомый - Рэд рыжий -я. Предложение передано и принято. 30-го апреля я в кабинете эйфелевой дамы.

Дама смотрит чуть ли ни с отвращением на мои замечательные джинсы и великолепную прическу, причем волосы у нас с ней одинаковой длины, только у нее растут неестестственно вверх, а у меня, как и положено, вниз.

- Вы действительно можете до завтра собрать оркестр? - Да. - И этот оркестр будет в состоянии пройти перед трибуной на которой будут самые уважаемые люди нашего города? Yes, of course. – Что, простите?- Да, конечно. Гонорар 200 рублей. Вы согласны? - Нет. - Что??? -300. - Вы наглец. - Goodbye. - Выйдите на минуту, мне нужно позвонить.

Вышел. Разглядываю “Наши передовики.” Думаю: “Ну и хари, бля, у ихних пердовиков. Гы гы. Передовики - пердовики.”

- Молодой человек. - ? – 250. – Договорились. - Но Вы должны понимать, что на Вас лежит огромная ответственность. - I’m understand. - Что простите? - Я понимаю. – Хорошо. Завтра в 8.00 у проходной. – Понял. До свидания.

***

Сразу же в музучилище. Вася-трубач - мой лучший друг.

- Вась, я слона нашел, две с половиной Кати. Кого возьмем? – Клёво, молодец. Щас, смотри. Я на трубе - 50 р. Тебе полтинник - твой слон, и на сопране саксе будешь вторую трубу засаживать. Фауст на валторне клёво играет. Он здесь на каникулах (Фауст учился в Ленинградской консерватории) - ему тридцатник. Феликс, нормальный чувак и барабанщик офигенный, придется ему тоже тридцатник отстегнуть. На тубе Куп Купыч Негениальный,- он хреновенько играет, двадцатника ему вполне хватит.

50+50+30+30+20=180

- Давай Юру молодого - тромбониста с первого курса, пусть на баритoне за двадцатник идет, а Вова-кларнетист на тенорe саксе - у него вообще бабок нет, он двадцатнику обрадуется. - Может лучше на кларнете - Да ну, на фиг нам его кларнет, на теноре мяса больше. – 220. - A давай Боре Шпагину и Гоне певцу дадим по альту. Ну типа у нас нас оркестр бoльшой, как положено. - Так они же играть не умеют. - Да и хрен ли там на альтухе уметь, я научу, ну мы им и дадим по червонцу. Им по кайфу, считай на шару. - Может еще кого возьмем на альтуху, для понта. – Не, не надо. Лучше пропьем червонец сразу, чтобы слон повеселее был. Ну пошли артистов собирать.

Собрать артистов оказалось совсем несложно. Несколько упертых парней повышали исполнительское мастерство в подвале училища, остальные бездельники сидели в скверике напротив училища. Курили, острили, придурялись и кадрили (часто небезуспешно) проходящих мимо девушек. Звонить пришлось только Фаусту, но он жил неподалеку, и услышав что халтура за нехуевые бабки, явился незамедлительно.

Вася: - Слон наш с Вовчиком, следовательно мы будем “за хитрого”, и гонорар мы решили поделить честно, справедливо, по-братски, но не поровну. Я зачитал сумму вознаграждения, предназначенную каждому и добавил - претензии не принимаются, если кого не устраивает, могут немедленно отстегнуться, т.к. оркестр мы набирали на конкурсной основе и на каждый пульт имеем как минимум по три кандидата. Вася: - есть несогласные? Фауст: - мне тоже полтинник, я на всякий случай консерваторию в отличие от вас жлобов заканчиваю. Вася: - вот в консерватории и гоняй понты, а здесь, принимая во внимание твой высокий профессиональный уровень, на первый раз прощаем, но если ещё раз квакнешь, вообще ни хера не получишь. Феликс, ты что-то хочешь добавить?

Феликс был родом из Черняховска и прославился своим трендовым выражением: “А у нас в Черняховске”, которое он вставлял практически в каждую фразу. Например, если педагог ставил ему за ответ три, Феликс обязательно сообщал: “А у нас в Черняховске за такой ответ, как минимум бы поставили четыре, а то и все пять.” Или если девушкa не принималa его непристойное и всeгда очень конкретное предложение, она сраз же узнавала, что: “ A у нас в Черняховске, с такими консервативными взглядами, она вряд ли сделала бы успешную карьеру.” Не оригинальничая, Феликс и сейчас сообщил: - А у нас в Черняховске, слонов водят не только по праздникам, но и каждую субботу. Причем, у нас в Черняховске, самые высокооплачиваемые артисты оркестра, именно барабанщики, но взглянув на Фауста объявил, что лично он к руководству и к администрации оркестра прeтензий не имеет.

- Понятно. Сейчас репетиция не отходя от кассы. Слово предоставляется художественному руководителю и главному дирижеру.

Вася: - Нот у нас нет и на хер они не нужны, пусть по нотам играют у кого слуха нет и почему-то посмотрел на Фауста. Мы с Вовой играем темы и импровизации. Вы тупо аккомпанируете. В каждой песне соло Феликса. Репертуар - песни радио и кино и популярная кабацкая музыка, до боли всем знакомая. Тональности две - си-бемоль мажор и фа, ну и, разумеется, параллельные миноры. Начинать и заканчивать произведения по моей отмашке. Всё. Генеральная репетиция закончена. Все свободны до завтра до 8.00, у КПП Carriage Factory. Пьянство на рабочем месте и опоздания будут караться рублем. Боря и Гоня, щас шаровой мастер-класс от меня получите. Вот смотрите - тромпет. У альтухи то же самое, только дуть раз в сто легче, и качество звука пофигу, перди себе, гы гы. Ничего не нажимаешь – тоника, первую нажмешь – субдоминанта, снова ничего не нажимаешь, но дуешь сильнее -доминанта. Ясно? На попробуй. - Способные чуваки. Молодцы. Попрет. See You Tomorrow.

Надо отдать Боре с Гоней должное. Oни несмотря на небольшое вознаграждение, ответственно взяли у Юры молодого более подробную консультацию.

***

Первое мая. Проходная вагонозавода. Все явились вовремя. Большинство, включая нас с Васей, с бодуна, но все работоспособны и полны энтузиазма.

Эйфелевая дама критически осмотрела наш внешний вид. Все в джинсовой одежде, у всех длинные волосы, почти все с бородами, ну, как минимум, с усами. Hадменно покачала прической, но ничего не сказала.

Первым делом, для бодрости, выпили две бутылки водки, которые мы с Васей еще вчера приобрели на общественный червонец, у нас и третья была, но мы ее благоразумно оставили “на потом”.

Повеселели. Выстроились, все с дудками, Феликс с барабаном, впереди заводской колонны. Вася отмахнул и мы стройно, громко и слаженно грянули –

“Не плачь девчонка,

Пройдут дожди.

Солдат вернется,

Ты только жди.”

Настолько хорошо грянули, что что тетки из колонны сразу же начали нам подпевать.

Повели мы слона в центр, на площадь. Вели очень добросовестно, играя практически без пауз, отдыхая только во время Феликсовых соло, а Феликс вообще без пауз всю халтуру отчесал. Песни радио и кино, а особенно кабацкий репертуар, народу был близок и хорошо знаком. Люди слушали с удовольствием, подпевали, танцевали на остановках и в коротких паузах предлагали, в основном Васе мне и Феликсу, выпить с ними по полтиннику . Но мы поступали честно и каждый предлагаемый полтинник пил артист оркестра, который был следующим по очереди. Так начинали с Васи и заканчивали круг тубистом Куп Купычем Негениальным, и процедура повторилась несколько раз.

Дошли до трибуны. Эйфелевая дама посмотрела на меня повелительно и одновременно умоляюще.

Мы прониклись серьезностью момента. Заиграли марш авиаторов “Всё Выше и Выше и Выше” композитора Юлия Абрамовича Хайта, и с достоинством провели колонну мимо трибуны.

Эйфелевая дама облегченно вздохнула,и сразу стала не строгой и даже довольно привлекательной, если бы не прическа, женщиной. Она вручила мне 250 рублей, поблагодарила и пообещала пригласить нас на следующее мероприятие, но при условии еcли мы оденемся поприличнее, и пострижемся и побреемся. Я пообещал, что к тому времени мы все обязательно будем лысые и в галифе. Дама мило улыбнулась.

Мы поделили честно, справедливо, по-братски, но не поровну наш гонорар. Все остались довольны, даже Фауст, встретивший к той поре своего старшего коллегу-валторниста, сообщившему ему, что он провел слона аж из Балтийского района за пятнашку, чем успокоил Фауста и обрадовал.

Я поблагодарил артистов оркестра за высочайшее исполнительское мастерство, похвальную ответственность и нечеловеческую работоспособность. Пожелал счастливых праздников. И каждый, довольный отправился пропивать честно заработанное бабло.

***

- Ну чё Вась, слона достойно отвели, я думаю, самое время начинать обезьяну водить. Бабок хватит. Стольник серьезная сумма, среднемесячная зарплата по стране. Давай без экономной экономии. Bсе равно, уверен, даже и на завтра еще останется. – Куда? - Чё думать-то. Поперли в Москву.

Кафе “Москва” при гостинице “Москва” было нашим постоянным и любимым для веселья местом, по той простой причине, что мы там всех знали и нас все знали. Публика в “Москве” состояла из лохматых джинсовых парней и модных блядовитых девчонок. И мы с Васей туда вписывались по всем параметрам.

В “Москве” почти никого, рано еще, здесь веселье начинается вечером. Заказываем. Знакомая официантка сначала решила что мы прикалываемся. Мы показали бабки. - Вы чё центральный гастроном грабанули? – Обижаешь, тетя, федеральный банк, на всякий случай. Тащи коньяк с шампанским. За всё уплочено.

Сидим веселимся. Все клёво. Настроение прекрасное. Рожи довольные.

Заходит моя хорошая знакомая Ирочка с малознакомой мощной девкой Малютой. Садятся за соседний стол, заказывают бутылку Рислинга с конфеткой. С искренним интересом смотрят на официантку, несущую нам огромный подносище с элитным, по здешним меркам, бухлом и хавкой. Не советуясь, хором приглашаем – “Девочки, давайте к нам.” Девочки без жеманства и кокетничания, моментально переезжают к нам.

Ещё веселее.

С Ирочкой я близко знаком уже года два. Но встречаемся время от времени, случайно, без договоров и обязательств. Ирочка худенькая стройная, как бы опередившая свое время лет на 20-30, c нарочито прозападной внешностью, типа Николе Кидман, чрезвычайно модная блондиночка. Совершенно не развратная, хотя и очень лёгкого поведения девушка.

Малюта полный антипод Ирочке. Крупная брюнетка с блядски-красивым лицом. Фигурой, а особенно манерами, очень похожа на героическую летчицу Надежду Савченко, впрочем наоборот, с точки зрения хронологии, это Надежда похожа на Малюту. Почему Малюта? Очень просто - она Маня Скуратова, поэтому кликуха вполне логична и оправдана. Слышал что она из “портовых”, т.е., из девок, встречающих в порту моряков дальнего плавания и здесь же в порту обслуживающих за умеренную плату особо изголодавшихся.

Но нам это пофигу, особенно мне, потому что пары определились само собой. Вася хохмит, развлекая Малюту, мы с Ирочкой, милуясь, ведем светскую беседу, вспоминая и обсуждая бесчисленных общих знакомых.

Легко, весело, сытно, вкусно, достаточно хорошего алкоголя. Нo начинает доставать интерьер, хочется уже чего-то поинтимнее, поуютнее.

Малюта делает шикарное предложение: “А пойдемте ко мне, я здесь недалеко, на Первомайской. ” Новый повод для хохм и острот – “первого мая, в первый раз, на первомайской” Набираем вина, шоколада и мандаринов, оставляем щедpые чаевые, и направляемся на первомайскую.

На Первомайской типичная Калининградская коммуналка тех времен, - “на 48 комнаток всего одна уборная.” У Малюты не особо чистая и малоуютная 12-тиметровая комнатка. Но нас устраивает. Мы с Ирочкой устроились в уголке потемнее, Вася с Малютой о чем то громко дискутируют за столом у окна.

У нас с Ирочкой отношения с каждой минутой становятся все лучше и ближе. В дискурсе наших товарищей всё больше и больше агрессии со стороны Малюты, оскорблений и нецензурщины, переходящей в истеричный крик через открытое окно, обращенный к проходящим по Первомайской гопникам – “Гвоздь, Кирпич, Гена рыжий, сюда, надо срочно двух фраеров отоварить.”

Вася, в отличие от меня, вопреки нерадостной перспективе, оживился, воодушевился, в глазах появилась бойцовская решительность.

Это можно понять, зная Васину биографию. Вася родился и вырос в подмосковном Волокаламске, мрачном городишке, населенном, в лучшем случае пролетариями, в худшем - откровенными маргиналами. И с трех до пятнадцати лет ему приходилось ежедневно !!!, по несколько раз в день, кулаками, отстаивать свою честь и достоинство. В связи с этим, Вася обладал огромным an experience and a craft в области махалова, и везде, где его знали был непререкаемым авторитетом в этой области, что, между прочим , и мне значительно облегчало жизнь. К тому же он был высоким - 188 см. и крепким спортивным парнем.

Мы вооружились найденными на кухне скалкой и кочергой. Ждать пришлось совсем недолго. Через минуту, вместе с ожидаемыми Гвоздем, Кирпичем и Геной рыжим, которых Вася намеревался именно “отоварить”, даже без моей помощи, на кухню ввалилось ещё с десяток, судя по прикиду, студентов и выпусников ремесленных училищ.

Несмотря на наше вооружение и Васино мастерство, завалили нас уже в первую минуту, и радостно с победными криками запустили “в ножную”. Молотили не очень долго, но добросовестно и старательно. Недолго, видимо потoму что допускали, что кто-то из соседей может позвонить в ментовку. Никто не позвонил, да у них скорее всего и телефонов-то ни у кого не было, опять же страшно. Напоследок, самый молоденький из них, лет 13-14, видимо для того чтобы продвинуться в дворовой иерархии, своим фирменным ремесленным ботинком, очень ловко засадил мне точно по копчику.

Слиняли, прхватив с собой наше вино, шоколад и девушек, в качестве гонорара за профессиональное исполнение заказа.

- Вась, ты живой? - Не знаю. Но на трубе точно сегодня не смогу играть, вся рожа в гавно. Посмотрел, ужас, Вася узнается с трудом. Рожа стала больше чем обычно чуть ли не в два раза. У меня визуально намного лучше, но сильно болит спина.

А нам еще сегодня в Д.К. “Балтика” праздничный вечер играть. Нашли сопрано с трубой, видимо Ирочка позаботилась, больше некому, аккуратно сложены возле туалета. Взяли такси, едем молча в ДК “Балтика.” Осмысливаем.

Пианист Коля, руководидель ансамбля “Балтика” - Вы чё чуваки? Hа Вьетнамской войне были? Вас чё, вьетконговцы с особым зверством пытали? Обращается к Кузе-тромбонисту - придется тебе, Саша, сегодня за троих вдувать.

Коля прав. Вaся побробовал в трубу дунуть ,- не то что дудеть, а и найти-то губ не получилось. У меня совсем беда. Уложили меня девочки из танцевального ансамбля на стол. А я и пошевелиться не могу, и больно хоть ори, но орать не в жилу. Девочки вокруг хлопочут. Приятно конечно, но не помогает.

Коля вызвал скорую помощь. Ждать пришлось не очень долго. Положили нас с Васей на носилки и понесли через весь праздничный, наполненный публикой зал. Крики сочуствия, восхищения, подбадривания, одобрения (наши пацаны). Злораства и радости не услышал. Добрые застойные времена.

***

Привезли в областную больницу.

Персонала явно маловато. Две пьяненькие сестры и, типа, дежурный врач - огромный нетрезвый детина, с красной рожей.

Праздники.

Васю залили йодом и зеленкой, заклеили пластырями, обмотали бинтами, и отправили домой, велев завтра явиться на перевязку.

Со мной сложнее, что-то с позвоночником. Детина – потерпи, щас вылечим. Что-то вкалывает, вероятно морфий, потому что сразу поплыл, и укладывает на хитрую кровать, с чем-то типа довольно крутого холмика. Пока вколотый, лежу даже с удовольствием. Небольно, поэтому проникаюсь благодарностью к красномордому.

Засыпаю. Просыпаюсь от дикой боли. Светает. Зову кого-нибудь, кричу. Никого. Откликаются только соседи по палате - ...заткнись придурок.

Терплю часа три.

В 9 .00 приходит немолодая усталая женщина. - Я Вера Андреевна, твой лечащий врач. - Очень приятно.

- Какой идиот его так положил. Вы же из него инвалида сделаете. Кретины.

Перекладывают на принципиально другую кровать, с ямкой в районе копчика. Что-то серьезное вкалывают. В кайфе засыпаю.

Будят посетители. Друзья явились. Человек десять. Рожи у всех с бодуна, cочувствующие. Беня-трубач - давай водочки, ты же тоже с бодуна все же. Поможет. - Так я ж пошевелиться не могу. - Не бзди, мы в тебя вольем. Влили. Стало смешно на Васю смотреть - как доктора Франкенштейна пациент. Нянечка выгнала весёлых опохмеляющихся посетителей.

Заснул. Проснулся. К боли в спине добавился дикий бодун.Чудом дождался утра.

Вера Андреевна - ну если ты так будешь лечиться, тo отсюда прямым ходом в крематорий отправишься. Ты что, совсем тупой? Хоть что-то должен понимать.

- Я больше не буду.

- Конечно не будешь, а если будешь, то я тебя не буду лечить. Пусть тебя Виктор Колодеевич Головко лечит, - алкаш, который тебя чуть не угробил. Понял?

- Понял. А почему Вы не выгоните врача, который тупой и бухает?

- Выгонишь его, это он нас всех скорее выгонит, он же у нас секретарь партийной организации. Вот если ты ему расскажешь, что я тебе, дура старая, сказала - сразу и выгонит.

- Ни за что не расскажу, Вера Андреевна, и вести себя буду хорошо. Вы простите меня и не бросайте. Я не хочу у Головки Колодеевича лечиться, я у Вас хочу.

- Ладно, если еще хоть раз выпьешь, откажусь. Молодой, а уже такой глупый.

Несмотря на высочайший профессиoнализм, терпение, и доброту Веры Андреевны, (никогда её не забуду) пролежал я в больнице больше двух месяцев, да и потом ещё с полгода ходил с палочкой.

Выписывая меня, Вера Андреевна сказала - позвонок лет 30 тебя не будет беспокоить. Я по-глупости объявил - 30 лет мне более чем достаточно. На что Вера Андреевна заметила, что это очень спорное утверждение. И оказалась, разумеется, права.

Лет через 30 у меня обнаружилась hernia, в простонародье - позвоночная грыжа. Доктор сказал, что это последствие какой-то травмы, полученной может быть много лет назад. Вылечить эту хернию невозможно, но если соблюдать правильный режим - не переедать, не поднимать ничего тяжелого, в фитнесе заниматься только cardio, - тогда херния не очень будет доставать. Опять же таблеточки.

пoводил слона c обезьянкой в семидесятых

***

Зато теперь, каждый раз когда моя херния пробуждается и достаёт. Я с удовольствием вспоминаю времена, когда мы с друзьями были восхитительнo молоды и водили по улицам И ОБЕЗЬЯН И СЛОНОВ.