• Название:

    хроники шестой палаты


  • Размер: 0.07 Мб
  • Формат: RTF
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

.ЧЁРНЫЙ.

ХРОНИКИ ШЕСТОЙ ПАЛАТЫ

Вместо предисловия.

Так получилось, что весной 2016 года я всё же решился на операцию. Решился не только потому, что дальше тянуть было не куда, а ещё и потому, что надоело. Двадцать восемь лет из своих тридцати трёх я прожил с этим недугом. Вобщем решил я с этой проблемой розобраться капитально. Собрал необходимую сумму (помогли родственники, друзья, кое-какие свои сбережения имелись), сдал нужные анализы, взял направление и рванул в областной город в клинику.

14-го марта я переступил порог приёмного отделения. Полтора часа отстоял в очереди в регистратуру, чтобы мне завели историю болезни. Барышня в окошке взяла мои данные, задала прокуреным голосом пару вопросов, забила всё в свой компьютер... и он сгорел. Серьёзно. Прям дым пошел. Неплохое начало, правда?! Распечатали всё на другом.

Поднялся в отделение и там меня определили в палату №6 на койку у окна. Провели предоперационную подготовку и 15-го марта меня прооперировали. Операция длилась пять с половиной часов и прошла вобщем нормально. Правда я три раза приходил в себя, но анестезиолог не дремал и оперативно реагировал. Не успевал я как следует насладиться речами медперсонала, как он вновь отправлял меня в объятия Морфея.

После операции поместили сразу в палату. Обошлось без реанимации. Какое-то время отходил от наркоза. Потом всё жутко болело. На следующий день начал сидеть, через день ходить. Ближе к концу недели боль стала затихать и я начал понемногу воспринимать то, что происходит вокруг меня.

Двадцатого марта я сделал первую запись в своём блокноте. Потом эти заметки превратились в подобие дневника. Дневника моего пребывания в палате номер ШЕСТЬ.

ПАЛАТА НОМЕР ШЕСТЬ

В палате №6 Я, двое глухих (старый и молодой), больной цирозом на последней-предпоследней стадии ( крыша едет мама не горюй! Выписан домой умирать.) и азербайджанец- марксист (цитирует Ленина, Сталина). Один из глухих, который старый, ещё и нацист походу. Очень злобно посматривает на азербайджанца.

20.03.16.

Подселили ещё одного глухого. Общаются между собой классно.

-Возраст какой у тебя?

-А-а! Садовая 77.

-А мне 83.

Я и трое глухих в палате номер шесть.

21.03.16.

Азер отжигает.

- В меде учатся 6 лет и два года ординатуры, итого 8 лет. А у нас в Баку в меде учатся 12 лет.

На мой вапрос почему он ответил, что там "Тупых много". Так и сказал.

Стоял в коридоре и мимо меня прошествовало трое на костылях, синхронно, молча, гуськом. Чуть сзади и сбоку выглядят как трое гребцов в одной лодке. Три одноногих гребца.

Сегодня выписали одного из слабослышащих, молобого. Очень неудобный человек. Кок-то раз он меня о чём-то спросил. Я глядя ему прямо в глаза произнёс: "Один хер ведь не услышишь о чём я?" Он мне в ответ:"Вот и я говорю, не понимаю я их методы!" Вот как с таким общаться?

На этаже работают две санитарки (такое чувство, что они тут живут). Внешне, да и вообще, напоминают персонажей мультфильма "Черепашки ниндзя", те, которые свин и носорог. Говорят между собой на дикой смеси русского и какого-то непонятного. На форме у них куча надписей, почему-то на иврите.

Подселили татарина, тоже плохо слышит. Страна глухих, бля.

22.03.16.

Кожа приживается, но медленно. Долго будет приживаться. Врач сказал, что, вроде живая.

Сегодня мне 33 года. Сднём рождения, Чёрный! Звонили, писали, поздравляли. Всё как обычно. Вечером приходил Вовка (Рудев). Постояли в приёмном покое, поржали. Минут 40-50 примерно. Приятно, наконец, пообщаться с живым человеком.

23.03.16.

Полчаса общался с соседом по палате, азербайджанцем. Из всей его речи понял только: студенты, баня, деньги, охота, кайф и ещё около десяти слов. Смысла не понял, но со всем согласился. Хороший он мужик, добродушный такой, улыбается.

ТУАЛЕТ.

Туалет - это отдельная история. Две кабинки без дверей. Даже никакого намёка на подобие ширмы. Практически постоянно там находятся от трёх до пяти человек (кто курит, кто бреется и прочее) плюс время от времени снуют санитарки по каким-то только им понятным делам. Так, что процесс дефекации проходит в довольно оживлённом месте. Нельзя сказзать, что это всё оказывает благотворное влияние как на психику, так и на физиологию. Короче, хожу туда после отбоя, ну и после клизмы. Никуда не денешься.

На соседней койке дед. Семдесят шесть лет. Паховая грыжа. Всегда, когда куда-нибудь направляется, в туалет, на перевязку, позвонить, ставит меня в известность. Наверное думает, что для меня очень важна данная информация. Реагирую по-разному. Когда никак, когда удачи пожелаю, а когда и быть поосторожнее, чтобы лихачи-колясочники в коридоре ненароком не переехали. По настроению вобщем.

24.03.16.

Ночью храпели все. Даже бабка ухаживающая за своим дедом. Спал как в трансформаторной будке.

Из соседней палаты доносятся знакомые звуки. Композиция из фильма "Я", действие которого происходит в психиатрической лечебнице. Вот этого мне точно не хватало для полной картины. Не свихнуться бы.

ТИХИЙ ЧАС.

Тихий час здесь напоминает восточный базар. В коридоре постоянное движение, гвалт какой-то, каталками гремят, орут из одного края коридора на другой. И всё это медработники и студенты. Пациенты в это время в палатах. Тихий, бля, час.

После обеда в палату зашел хирург и объявил: " Мужчины, сегодня в пятнадцать ноль ноль в подвале пройдёт лекция по профилактике простатита. Всем кому за пятьдесят это очень важно. Такого вам нигде не расскажут."

"И вы приходите, вам тоже полезно." - это он уже мне. То, что не пойду это точно. После пяти сестра приедет, а мне лишний раз по лестницам шастать пока трудновато.

Температура тридцать восемь и два. Каждый вечер. Уже неделю.

"Что ж вас так лихорадит?"- спросила медсестра, стрельнула глазами и влепила укол обезболивающего. Откуда ж я знаю. Трясёт вечерами и всё тут. Врачи говорят так и должно быть. Ну и ладно.

25.03.16.

Перевязка сегодня больше была похожа на операцию. Только без наркоза. Болит всё страшно. Ни сидеть, не стоять, не лежать. Попробую выпросить у медсестры

обезболивающее. Даже ручку держу с трудом. Пока всё.

После укола полегчало. Ходил на первый этаж в аптеку. У меня "Эналаприл" закончился. Аптекарша сказала, что есть Югославский и Германский. Я спросил откуда они взяли Югославский, если страны такой уже лет пятнадцать как нет? Старые запасы? Она недоумённо посмотрела на упаковку, сказазала, что нет, всё-таки сербский. Вот так-то лучше. Взял две упаковки.

26.03.16.

Суббота. Ну, что сказать? Всё в штатном режиме. Перевязки, уколы, приём пищи, сон.

В туалете забились все три раковины. Каким-то чудом успел побриться пока одна ещё функционировала. Теперь в мужском туалете один работающий унитаз, и ни одной раковины на всё отделение. Двадцать первый век, бля.

Колясочники в туалете создали пробку и минут двадцать не могли разъехаться пока один из больных на костылях не взял на себя функции регулировщика. Только когда пробка рассосалась он тоже смог покинуть помещение.

Из женского туалета выскочила согнутая пополам бабулька: "Санитарка! Где санитарка?! Вы санитарка?!" И получив утвердительный ответ запричитала указывая на туалет: "Там потоп! Потоп!" Санитарка зашла в туалет, а бабка просунув голову в дверь спросила: "Потоп?" И удостоверившись, что так и есть удалилась в палату.

Женский сортир тоже вышел из строя. Вот тут-то и началось. Это мужики в аналогичной ситуации поворчали меж собой и ладно. А здесь от разгневаного бабья досталось всем, санитаркам, медбратьям, дежурному врачу. Не удивлюсь если и охранник на первом этаже икнул пару раз. Орали, орали, потом ,осознав всю бесполезность подобного действа, успокоились. Гасим свет. Отбой.

27.03.16.

Сегодня плохо спал. Дренажные трубки в животе тянут, болят. Похоже медбрат меня вчера с обезболивающим всё-таки кинул. Вколол что-то совсем слабое.

После вчерашнего "бабьего бунта" как-то сразу отремонтировали водопровод в туалетах. Среди ночи слесаря нашли. Без хорошего пинка у нас никто не шевелится. Зашел утром зубы почистить, а там все три раковины колясочники заняли. Плещутся, как утки, радуются. Я справил нужду и вышел. Позже зубы почищу.

На входе в отделение меня встретил медбрат. Уточнил фамилию и влепил укол антибиотика.

28.03.16.

Сегодня убрали последнюю дренажную трубку и через один сняли швы. Доктор говорит, что всё идёт по плану.

В палате двое новых армянин и доцент. Становится всё веселее.

Привезли после операции армянина. Чтобы подкатить каталку к его койкоместу нужно другие кровати передвинуть. Пока санитарки передвигали койки ,освобождая дорогу для каталки, один из родственников больного включил на телефоне песню "Путин сказал армянам дать проход". Под звуки этого "шедевра" больного ввезли в палату и водрузили на постель. Торжественно так. Я тихо высыхал в коридоре.

Вечер. Тридцать восемь и два. Слабость.

29.03.16.

В палате лежат два интеллигента. Доцент и пенсионер. Доцент сегодня спросил, знаю ли я, что у меня уши как у Будды? Не знаю как реагировать.

Пенсионер постоянно распрягается о том как хорошо за границей. В Париже, Карловых Варах и тому подобное. Какая прекрасная страна Израиль. Какие замечательные там люди и вообще. Не то, что тут. Медленно будит во мне, до того спящую, классовую ненависть.

По коридору слоняется интересный персонаж. Мужичек лет шестидесяти в майке-алкоголичке и огромных очках. У него проводная гарнитура, но он, почему-то, держит у рта сам телефон и говорит в динамик. Со стороны создаётся полное впечатление, что этот тип ведёт непрерывныйрепортаж "с места событий".

Больной О. сходил на предоперационную клизму. Потом долго сидел на койке с цветущим видом: "Первый раз делал."

Температура снова выше нормы. Укол. Отбой.

30.03.16.

Сегодня выписали троих: деда-нациста, доцента и армянина. Поговорить теперь особо не с кем. Пенсионер треплется без умолку как радиоприёмник. Раздражает. Такое ощущение, что он любой разговор начнёт из-за кордона. Зашел тут у них разговор за подмосковье и он начал: "Ехал я из Тулузы..." А тут ещё объявил, что его отец георгиевский кавалер, офицер царской армии. Классовая ненависть крепчает.

Сегодня температура тридцать восемь и четыре. Походу простыл всё же. Немудрено, когда кругом такие сквозняки.

31.03.16.

Утром зашел в туалет, а там картина маслом. На унитазе сидит больной, рядом костыли, а прямо перед ним с невозмутимым видом санитарка моет пол. Напомню, что кабинки без дверей. В такой обстановке хрен просрёшься. Я обогнул санитарку и зашел в соседнюю кабинку. Уже две недели не чувствую себя человеком.

Был обход. Врач сказал, что температура не падает потому, что где-то там скапливается жидкость. Завтра с утра не пить не есть. Опять операция. Когда же это кончится?

Вечером приходила Анюта. Разговаривали. Светлый она человек всё таки.

01.04.16.

Первое апреля. Девятнадцатый день в больнице. Опять операция. Четырнадцатая по счёту. Вроде ничего сложного. Не знаю... После одинадцати за мной придут санитары.

02.04.16.

..................................................................................................................................................

03.04.16.

......................................................................................................................................................

04.04.16.

Сегодня вроде полегче. Прошедшие двадня творилось чёрт знает что. Температура скакала от нормальной до тридцати девяти с половиной. Сил никаких. После операции... Ах, да операция. Разрезали меня по старому шву, почистили и поставили хитрый аппарат, который выкачивает из меня то, что выделяет несшитая полость. Когда надо куда-нибудь сходить, одеваешь этот "утюг" на шею и вперёд.

Днём придёт мой друг. Он священник. Я объявил в палате пенсионерам, которых готовили к операциям, что они могут исповедаться, на всякий случай. Мало ли. Они напряглись, один даже побелел. Не буду больше так шутить, а то не ровен час не на операционный стол увезут, а в кардиологию.

Температура к вечеру опять поднимается. Чувствую. Врачи ищут очаг в брюшной полости, а у меня, походу, обычная простуда.

Вечером температура тридцать восемь. Укол. Отбой.

05.04.16.

Сегодня должны отключить помпу. Не стали. Просто поменяли контейнер. Днём была температура, к вечеру спала. Не знаю, что будет в ночь.

Завтра на одинадцать назначили компьютерную томограмму. Опять не пить, не есть.

06.04.16.

Сегодня получше. Температуры не было как с вечера, так и утром. Может и в самом деле какой-то простудной хренью переболел?

Прошлой ночью в одной из соседних палат сработала пожарная сигнализация. Механический женский голос призывал соблюдать спокойствие и не покидать палаты. В случае реального возгорания все сгорели бы на своих койках.

Сделали компьютерную томограмму. Опять обнаружили жидкость. На этот раз под сеткой. На днях будут оперировать. Скорее бы со всем этим покончить...

Вечером температура тридцать семь и пять.

Соседи по палате постоянно меняются. Обычно лежат пять-семь дней, а то и меньше. Я старожил, четвёртая неделя идёт. И края пока не видно.

07.04.16.

Температура вроде бы нормализовалась. Во время обхода около меня собралась целая толпа во главе с зав.кафедрой и зав.отделением. Решили назавтра "идти под протез". Вобщем завтра опять операция. Третья за месяц, пятнадцатая за жизнь. Эмоций никаких, пускай режут. Как-то всё равно уже... Устал.

08.04.16.

..........................................................................................................................................................

09.04.16.

.....................................................................................................................................................

10.04.16.

Не знаю о чём писать... Всё как-то буднично, обычно. Операция. Перевязки. Температура.

Сегодня поймал себя на мысли, что не знаю что буду делать когда выйду из больницы. Здесь как-то всё понятно, а там что? Вроде нормально всё более или менее, но какая-то беспричинная тоска просто раздирает изнутри. Может так и сходят с ума?

11.04.16.

Температуры вроде нет. Анализ крови, который у меня брали когда меня лихорадило, показал, что всё в порядке. Заражения никакого нет. Воспаление имеет местный характер.

Сегодня спускался в аптеку. На лестничной площадке висит металлический ящик с надписью: "Кислород! Огнеопасно! Курить Запрещено!" и недобитый бычок в полсигареты размером наящике лежит. Так и живём.

Вечером зашел дежурный врач. Как обычно спросил есть жалобы или нет? Потом, глядя на мемня, произнёс со странной интонацией. То ли гордости, то ли восхищения: "Пятнадцать операций уже, вы у нас рекордсмен. В операционной вас любят." И ушел. Такой вот вечерний обход.

12.04.16.

День космонавтики. Брату тридцать пять лет. Он на работе, я в больнице.

Перевязывали сегодня классно. С проникновением. Старую грязную ветошь из меня вынули, налили в раны "Левомиколь", наложили стерильную повязку и зафиксировали пластырем. Врач сказал, что зарастает медленно, но никто и не ждал, что всё будет быстро. Как по мне, так зарастает и ладно. А быстро там или медленно, какая хрен разница.

13.04.16.

Сегодня утром слышал в коридоре как профессор спросил у зав.отделением: "Потерь нет?!" "Да нет! Все живы!"-отмахнулся зав.отделением.

Заселили в палату ещё одного деда. Теперь четверо реликтовых созданий без конца предаются воспоминаниям о том, как хорошо жилось в стране, которую как раз таки их поколение так бездарно просрало. Противно.

14.04.16

Перевязали сегодня рано. Доктор сказала, что если края раны будут сходиться нормально, то возможно и зашивать не придётся. Так зарастёт. Вот только когда? Вопрос времени.

Проходя мимо поста услышал фразу: "Выздороветь здесь невозможно. Здесь кругом инфекция, даже стены пропитаны гноем." Как-то неуютно становится когда слышишь это из уст медсестры.

Вечером температура тридцать семь и два. Может на поправку иду?

15.04.16.

Абсолютно пустой день. Ничего интересного. Температура тридцать семь. Всё классно. Всё скучно.

16.04.16.

Суббота. Температуры нет. Приходили Егоровы. Сидели на скамейке во дворе больницы. Погода чудо! Весна! Хочу на волю!

17.04.16.

ЗАМЫСЛИЛ Я ПОБЕГ

Сегодня на перевязке спросил дежурного врача получится ли мне покинуть больницу до первого мая. Он сказал, что вряд ли. Скорее ближе к троице. Да и хрен с ним.

Не успел я войти в палату как зазвонил мобильник. Звонил Вовка Егоров. Сказал, что они выезжают. Чтобы я спускался вниз. Так ка время уже было пятнадцать минут второго, то я переоделся из больничного в нормальное, захватил куртку и башмаки и вышел в больничный двор.

Где-то без пятнадцати два прибыли Вовка с Ольгой. Решили двинуть на набережную. Вовка на мотоцикле, а мы с Ольгой на метро. Впервые за пять недель я посмотрел на людей, которые не выглядят больными и убогими, а просто отдыхают.

На набережной встретился Андрюха. Гитара , микрофон и кубышка с надписью :"Благодарность музыканту". Поёт всё подряд. И, надо отдать должное, классно это делает. Да и играет тоже достойно весьма. Так там и проторчали мы часов до пяти.

Около девятнадцати ноль ноль вернулся в палату. На мой вопрос, не искал ли меня кто, сосед по палате ответил, что я мог бы и до утра не показываться. Кому я нахер нужен. Перевязали и ладно.

Температура вечером тридцать шесть и восемь. Жить можно. А вообще классно день прошел. Несмотря на погоду. Хотя если месяц безвылазно сидеть в душной палате, потом такие мелочи как мелкий дождь, просто не замечаешь. А серое,пасмурное небо радует ничуть не меньше ясного солнечного дня.

Вобщем всё вполне себе так нормально.

18.04.16.

Температуры нет. Перевязывали сегодня капитально. Два врача в четыре руки осматривали мои раны. Боли никакой, ткань молодая, нервы ещё не проросли. Чувствую себя персонажем дешевого фильма про киборгов.

Сегодня решил побриться. Стою в сортире перед зеркалом, мылю рожу. Тут появляется персонаж из соседней палате. Надо сказать, что этот "заёба грешный" меня всегда раздражал. Очень неприятный тип в очках. Шагах в трёх сзади и сбоку от неня остановился и завис. Словно батарейки сели. Я продолжаю бритьё, а сам краем глаза пасу этого клоуна. Тут он спросил, можно ли ему покурить. Я сказал, что мне похер. Он пристроился в закутке между раковиной и кабинкой и закурил. Через отражение в зеркале замечаю, что этот хмырь откровенно на меня пялится. Я перестал бриться и, глядя на него сквозь зеркало сказал, что если он не перестанет глазеть, то я его в окно выброшу. И, что он может не сомневаться, я это сделаю. Он смутился и отвернулся в угол. Придурок.

Вечером температуры нет.

19.04.16.

Грохот каталок по коридору. Ощущение такое, что всех, кого ещё не прооперировали, решили разрезать сегодня. И непременно до обеда. Каталки гремят, санитары кричат, больные жмутся к стенам. И посреди всего этого дед в полосатой пижаме и на костылях пытается найти сортир. Картина крайне бредовая, но все реагируют на этот бардак спокойно. Так и надо.

20.04.16.

Утром сдал кровь из вены. Каждые десять-пятнадцать дней берут.

В туалете попался этот еврей, "заёба грешный" из четвёртой палаты. Хотел поздравить его с днём рождения Гитлера. Не стал. С говном свяжешься....

Дед у окна весь день названивает кому-то и просит найти ему две рубашки какие-то. Две рубашки. Найти. Весь день. От Чебоксар до Самары 484 километра, а от Уфы 460. На ужин кефир. Я готов убить этого деда.

21.04.16.

Всё утро визжала пожарная сигнализация. Механический женский голос опять настойчиво рекомендовал всем оставаться на местах и не покидать палату.

В соседней палате ЧП. Обосрался один из пациентов. Санитарки не знают, что с ним делать, так как он спит и, судя по всему, довольно крепко. Санитарки ушли, виновник спит, ему комфортно, соседям по палате не позавидуешь. Особенно двум неходячим.

22.04.16.

Сегодня во время перевязки врачи сообщили хорошую новость. В понедельник выпишут. Не верю. Ну как выпишут? Отправят долечиваться в родную больницу. Буду тупо ходить на перевязку. Если на чистоту, то испытываю довольно смешаные чувства. Тут и радость, грусть, смятение и даже страх. Не знаю перед чем. Всё в кучу. Сумбур какой-то. Ощущение, что полностью обнулился и теперь стою на перекрёстке не зная какую дорогу выбрать, а старой тропой идти уже не хочется. Как-то так.

В палате стало веселее. Вчера полжили доцента, который мне про уши будды заливал, опять какой-то недуг у него нашли. Теперь с почками, что-то. Второй раз, за время пока я тут лежу, человек заехал. Есть о чём поговорить, поржать. Палата немного оживает.

23.04.16.

Дед у окна задрал всех. Часов с пяти утра начинает перебирать свои пожидки. Шуршит пакетами, какими-то банками гремит, роняет каку-то хрень. Народ в палате скрипит зубами.

Погода на улице не лётная. Дождь с самого утра. Так, что мой поход в городотменяется до выписки.

Ужин. Вечер. Отбой.

24.04.16.

Дед, сука, опять полночи бесов гонял.

Утром в соседней палате женщина истошно кричала, чтобы ей срочно сняли капельницу. Судя по истеричным нотам в её голосе, когда закончился препарат, ей в вену начал поступать какой-то медленный яд.

Разговор в коридоре: "От ординаторской до поворота семдесят штук, до выхода из отделения девяносто. Это про плитку на полу. бред.

25.04.16.

Утро. Сижу жду выписку. Заходила врач, сказала, когда принесут больничный, она перевяжет и нафиг. На вольные, так сказать, хлеба. Ждём-с...

Всё. Я вышел на улицу. Почему-то вспомнились стихи Алексея Сиятелева:

"Прощайте белые халаты,

Прокуреный, с окном. сортир,

Прощайте братья-акробаты,

Я возвращаюсь, здравствуй мир!"

Выйдя на улицу я зашел в ближайший храм. Просто зашел и посидел там немного.

Я жив... Я... Это Я...