• Название:

    Где нибудь во Флориде


  • Размер: 0.13 Мб
  • Формат: RTF
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

Где-нибудь во Флориде.

Пролог.

Прохладное июньское утро. Ветер всей своей силой сумел открыть форточку. Я лежал на кровати в полном забвении. Холод, доносившийся из окна проскользнул по ногам. В это мгновение я напоминал труп, пяти, а то и шести-часовой выдержки. По природе я бледнолицый, но сейчас моё лицо напоминало белый снег (оно было ко всему прочему и холодное), глаза открыты навстречу рассвету, но в них царит темнота. Мне было плевать, что вчера вечером я забыл позвонить маме. Я ведь обещал набрать номер, как приеду. Но меня тогда излишне окутывало странное желание: я хотел, что все забыли меня! Да! Будто я и не рождался из маминой гигантской вагины. Из которой передо мной вылезло ещё трое мерзких существ, всю жизнь учивших меня, как надо правильно поступать, как надо правильно одеваться и что говорить, чтобы тебя не побили очередной раз в буфете на глазах у всех. Как надо клеить молодых первокурсниц, как вставлять им по первое число и ещё многого, что мне потом икалось в жизни. Хотя кстати советом насчёт первокурсниц я пользовался. Правда он никогда не срабатывал, за что меня потом хорошо трахали в буфете. Но просто других методов аля "как подкатить к девушке" у меня, занудного ботаника, не было. Время шло. Мои подростковые прыщи сошли, я возмужал и понял, что понравиться девушке можно только одним способом: быть грубым с ней первое время и искриться открытым равнодушием к её особе. Конечно долгие отношения я на этом не построил. Но сумасшедший секс мне был обеспечен всегда. Определённо мне потом это всё надоело, и я захотел серьёзности. Повстречавшись ещё с дюжиной девушек, я встретил ту, которую из своих соображений должен называть единственной и неповторимой, с которой я вместе состарюсь и умру в один день.

Меня зовут Робин. Мне 32 года. Я живу в Чикаго, штат Иллинойс. Я достаточно симпатичный мужчина, и горжусь тем, что многие меня принимают за выпускника университета. Мою работу нельзя назвать работой, а про меня не скажешь, что я работник. Я - художник. Это моё хобби, увлечение - зовите, как хотите. Я люблю рисовать. У меня это хорошо выходит. Да нет, чёрт возьми... Я гениальный художник! Робин Сайоран. Слышали о таком? Ну, если нет, то вы точно плохо знаете современную живопись. Я живу в Чикаго... Да, знаю, я уже это говорил. Просто хочу подробнее описать своё место жительства. Вы думаете Чикаго...Ммм... Город убийств, страсти, славы и секса... Но это вам не знаменитый фильм "Чикаго". Тут реальность! Тут люди борятся за жизнь, за свободное место в автобусе, за последний хот-дог в булочной. Живут, а не танцуют. Я говорю так уверенно, потому что видел всё это собственными глазами. Плюсы видно сразу. А с минусами нужно повозиться, копнуть поглубже и... вот он божественный слиток золота, который так тщательно скрывали власти. Нищета, голод, разврат - обычное дело для города третьего по числу жителей в США. Как хорошо знать, что у тебя есть дом, забитый едой холодильник, деньги и место, куда ты сможешь отправиться, если это всё потеряешь. Да. Это очень хорошо. Но главное в этом городе - не потерять самого себя. Чтобы этого не случилось нужно быть осторожным, внимательным к мелочам и ни на секунду не расслабляться. К сожалению я всегда претендовал на сердце, нежели на мозги и на какое-то время стёр три этих пункта из соглашения. И дорого поплатился.

Глава 1.

Розы пахли розами, а от меня пахло новым ароматом CHANELL. Вы ничего не думайте. Это были мужские духи. Мне их подарила моя любимая на годовщину: год, как мы вместе. Сейчас я, в новом костюме, с букетом её любимых белых роз спешил домой на своём Nissan Teana, чтобы сделать ей предложение, от которого она не сможет отказаться. Да-да! Вы всё правильно поняли. В моём левом кармане брюк лежала красивая квадратная коробочка, а в ней... Ну что же это!? Ладно... Не буду мучить не себя, не вас! В ней было кольцо. Я купил его, пока летал по делам в Бруклин. Думаю, что ей оно придёт по вкусу. Мне кажется, что год совместной жизни, сон в одной постели (и не только сон) это везкий аргумент для совместной жизни вечно. Вот я уже проехал школу. А это значит, что мой дом примерно через двадцать секунд появится в поле зрения, а ещё через двадцать я уже буду в своей обители. Кстати, мне нравится эта школа. Тут опытные учителя, есть хороший тренажёрный зал, спортивная площадка. Возьму на заметку, когда с Алишей будем подбирать учебное заведение для нашего ребёнка.

Ну вот и приехали. Скромный на вид двухэтажный дом с милым садиком, гордостью Алиши. Она очень любила чуть ли не целыми днями возиться в этом садике: поливать, копать, не знаю, что ещё можно делать с землёй... На каждом окошке дома обязательно стоят цветы. И на весь дом разносился этот сказочный аромат. Как же она обрадуется моему возвращению! Уже чувствую вкус её медовых губ на своих устах, её нежные руки, касающиеся моих свежевыбритых щёк. Я должен был приехать завтра, но отпросился и пообещал выслать работы из дома. Вот уже я сворачиваю направо и... стоп.

Выйдя из машины, я отряхнул костюм, поправил галстук и причёску, смотря в окно заднего вида автомобиля. Хотя зачем это делать, если она всё-равно заставит меня снять рубашку? - подумал я. Моё лицо задела лёгкая ухмылка. Я преодолел пять ступенек, достал из сумки связку ключей, нашёл в ней самый маленький и открыл дверь.

В доме было подозрительно тихо.

- Милая? - громко сказал я. - Алиша, я вернулся!

Ответа не последовало.

Внезапно я услышал голоса, доносящиеся из спальни. Да-да. Именно голоса. Людей, а не одного человека. Я уверенно зашагал в сторону комнаты. Дверь захлопнута. Я, пытаясь искоренить грязные мысли из своей головы, постучал ровно четыре раза.

- Милая? Ты там? С тобой всё в порядке?

Вот сейчас, в эту секунду я очень даже отчётливо услышал явно мужской голос. До сих пор искореняя плохие мысли, я решительно отворил дверь.

То, что я увидел произвело на меня крайнее впечатление. Да что там впечатление! Я был в ужасе, просто на грани припадка. Я чувствовал, как дёргались мои скулы, как надулись губы, как расширялись зрачки. Моя будущая жена прыгала на своей упругой заднице на коленях какого-то мужика. Который, ко всему прочему, был одет в мой пиджак. Это мне показалось странным. Ведь, кроме пиджака на нём вообще ничего больше не было. Она заметила меня. А я заметил, как оргазм, который она получала в этот момент не доставил её никакого удовольствия. Я стоял, будто меня заморозили, или облили цементом.

- Робин! О Боже мой! Ты... Только успокойся! - закричала она.

"Успокойся?" - подумал я. Это всё, что она мне хочет сказать после того, как её дружок кончил на ковёр моей покойной бабушки?

- Дорогой! Ты... Господи... Всё не так...всё не так...

Она должна сейчас сказать, что я всё неправильно понял, и что на самом деле это троюродный брат сводной сестры её кузины, которого бросила девушка, и она решила подбодрить паренька.

- Хотя знаешь... Нет! Ты всё правильно понял.

После её последних слов моя голова машинально склонилась налево, а рот приоткрылся от недоумения! И мне показалось, что кто-то прошептал:"Подай голос, Несчастный!".

- Ты меня достал! Понял? Сколько можно уже слушать твоё нытьё! "Алиша, я так люблю тебя, так хочу, чтобы мы жили вдвоём вечно, чтобы наша девочка была похожа на тебя" и бла бла бла! Меня достали твои так называемые шедевры! Нашёл бы нормальную работу уже! Чтобы было денег больше! И купил бы мне личную машину, чтобы я могла одна ездить на шоппинг. Кайл - юрист! Ясно? И у него куча денег! Море зелёненьких банкнот.

Пока она говорила, я молча стоял и заметил, что всё это время её дружок молчал. Он просто спокойно собирал свои вещи и одевался, будто не слышит её криков, и моего громкого отчаяния.

- Так что... У нас никогда в жизни ничего бы не получилось. Было бы даже смешно... Ты слышишь меня вообще? Я ухожу! Навсегда! Прямо сейчас!

Я видел, как она надевала трусы, рубашку, натягивала джинсы. А мой пиджак, от которого разило потом этого юриста она бросила на пол. Я навсегда запомню, как она, словно одеяло, окутала меня своим томным взглядом в последний раз. И знаете, он мне показался самым тёплым, даже слегка обжигающим, из всех взглядов, что она мне дарила.

- Прощай Робин. - бегло сказала уже не моя Алиша, выйдя из дома, громко хлопнув дверью.

Я всё ещё стоял в спальне, вглядываясь в узоры на ковре и всеми силами пытался убедить себя, что всё это происходит не со мной. Комната была заполнена запахом сирени. На чайном столике стояли две полупустые рюмочки виски со льдом и две чашечки с кипячёной водой. Я сделал два шага по направлению к кровати, сел на краешек, достал из рюмки лёд и проглотил. Кубик льда быстро скользнул по горлу и плавно, в течение пяти секунд гладил мой пищевод. Я взглянул в окно. Она со своим юристом садились в машину и через пару секунд такси уехало, мигая рекламной пилоткой. Сняв с себя рубашку я стянул заляпанную спермой и виски простынь и плюхнулся на кровать. Мои глаза закрылись.

***

И вот он - момент с которого всё началось. Прохладно июньское утро и ветер щекочет мои стопы. Мои мысли заняты только одним. Как так? Как она могла бросить меня? Ведь я для неё столько делал... Хочешь новые туфли? Пожалуйста - поехали в магазин. Хочешь новые побрекушки - поехали в ювелирный и выбирай, что хочешь. Захотелось отдохнуть - слетаем отдохнём в Майами. Конечно, туда мы так и не съездили, но это было в наших планах. Коробочка с колечком так и покоилась у меня в кармане, а я с безнадёжностью в глазах вглядывался в потолок. Я не любил думать о плохом. Но сейчас наступил такой момент, когда не думать невозможно. Ведь нет на свете ничего горше, чем потерять надежду на счастливое будущее. Внезапно включился автоответчик, и мой сияющий радостью голос прокричал: "Привет моя богиня! Я прибуду на день раньше. Уже предвкушая нашу с тобой встречу! Целую, твой Робин".

И тут до меня дошло, что если бы она вчера включила прослушивание сообщений, то всего этого и в помине бы не было! Я бы пришёл домой, там меня бы ждала красавица-будущая жена и горячий ужин. Она бы страстно поцеловала меня, а я бы вручил ей это кольцо, предварительно став на одно колено, и возможно она бы рассталась со своим любовником, ради счастливой супружеской жизни. Мы бы нарожали кучу детишек, и прожили вместе всю оставшуюся жизнь. А под конец,лет так в 90, когда у нас вместо зубов будут стоять протезы, а наша кожа будет напоминать кожицу помидора, скукожившегося под жарким солнцем, она бы сама рассказала о своём грехе, а я бы простил её, ссылаясь на то, что это было так давно... В этот момент мне захотелось найти и убить её любовника. Но тут же желание исчезло и пришла ярая ненависть к ней. Но через буквально пару минут я возненавидил себя, такого труса и рохлю, не промолвившего вчера ни слова, не издав ни звука. Такому, как я нет места на этой земле. Это было моей последней мыслью на тему вчерашнего вечера. Следующие пару часов я размышлял, каким убогим я оказывается был в школе, а затем в колледже.

Встав с кровати я первым делом снял брюки и позабавился с Робином-младшим. Ничего особенного - мне просто нужно было расслабиться. Затем я направился прямиком в душ. Там, окатив себя ледяной струёй воды, я прибавил себе бодрости и чуть улучшил настрой. Именно настрой, а настроение у меня было такое же потухшее.

Выйдя из душа я решил, что правильным решением будет сходить с хорошему психологу. Я не хотел погряснуть в этом болоте навсегда - мне требовалась помощь. Тогда я нашёл в интернете подходящие кандидатуры. Один - женщина, другой - тоже женщина. Очень странно, что психологов больше женщин, нежели мужчин. Все дамы хотят стать умнейшими и хитрейшими существами, чтобы и дальше нас обманывать, но уже более профессионально. Я набрал номер первой. Нескончаемые гудки закончились совсем непривлекательным голосом автоответчика и я в бешенстве бросил трубку на кровать.

Прийдя в себя, я снова взял трубку и набрал уже второй телефон. Я обрадовался, когда услышал нежный женский голосок:

- Здравствуйте. Служба психологической помощи слушает.

- Здравствуйте, девушка. - с облегчением произнёс я. - Я звоню, потому что мне нужна помощь.

- Это понятно. - ответила она, слегка рассмеявшись. У нас работают два прекрасных специалиста. Я могу вас записать. Когда Вам удобно?

- Да прямо сейчас. - отрывисто сказал я.

- Прямо сейчас невозможно, но есть свободный сеанс на 2 часа.

- То есть я могу подъехать к двум?

- Да, сэр, но сначала назовите Ваше имя.

- Робин. Робин Сайоран.

- О! Вы тот художник, чья выставка недавно проходила в общественном центре?

- Я.

- Как интересно было бы с Вами познакомиться... - игриво произнесла девушка.

- Где ваш офис? Скажите адрес? - спросил я, будто не обратил внимания на её слова.

- 21 Century Smoking.

- Спасибо. - проговорил я и отключился.

Не знаю, может это было самовнушение, а может и в правду после разговора с ней мне стало легче, сердце немного оттаяло. Просто было приятно поговорить с человеком, не настроенным против меня.

Когда я был ребёнком, то после конфликтов с родителями я любил поговорить, так сказать излить душу своей собаке Клауди. Мы так её назвали, потому что её шёрстка была похожа на небо с серыми облачками. Она меня понимала - я это чувствовал. Клауди была тогда моим единственным другом и поддержкой. Когда я прибегал к ней, весь в слезах, она вылизывала мои глаза. Она первая приходила ко мне утром, спала со мной. Словом, Клауди была моим лучшим другом. Она умерла, когда мне было 22 года. Вы когда-нибудь видели, чтобы 22х-летний здоровый парень рыдал, как пятилетний ребёнок? Я залил своими слёзами всю кровать. Клауди умерла в на 18 году жизни. Довольно долго для собаки. Я похоронил её под дубом, который посадил мой дед. С тех пор, как она умерла прошло десять лет, и я не хотел заводить больше животных. Я иногда прихожу к ней и рассказываю о наболевшем. Думаю, что в эти моменты она слышит меня, наблюдает за мной из собачьего рая.

Глава 2.