• Название:

    СКВОЗЬ ГОДЫ


  • Размер: 0.06 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

СКВОЗЬ ГОДЫ

- Па-адъём!!! Пап, хватит валяться, на службу опоздаем!!!

Бэлла решительно стащила с отца одеяло. Марк приглушённо застонал и накрыл голову подушкой.

- Обязательно будить ни свет ни заря?..

- А тренировка? Давай-давай, поднимайся!

- Пожалей старика-отца! Какая тренировка?..

- Рано ты ещё в старики записался, - отрезала любящая дочь, отбирая у Брэзела подушку. - Ты в отличной форме, и все наши соседки до сих пор мечтают тебя охмурить. Разве это не показатель?

- Можно подумать, мне есть до них дело! - проворчал "чекист", садясь на постели и ероша волосы, уже иссечённые сединой. - У меня уже был муж, и никто другой мне больше не нужен.

- Вот только им это не объяснишь. - Бэлла согнала отца с постели и начала застилать. - Давай в душ, завтрак скоро будет готов.

- Ты цветы поливала?

- Давно всё полито, и наша лавения в том числе. Иди уже.

Моясь после тренировки, Марк подумал, что, пожалуй, действительно рано в старики записываться. Прежний темп и ритм он вполне выдерживает, даже спарринг с дочерью не заставляет выдыхаться. Годы, конечно, рано или поздно возьмут своё, но не так быстро. Одеваясь, оглядел своё отражение в зеркале и остался доволен. Гены - сильная вещь... Даже дед в свои без малого семьдесят с лишним лет был крепок, как столетний дуб, и он унаследовал от него самое лучшее.

Прежде, чем выйти из комнаты, Марк подошёл к письменному столу, взял с него очки, лежащие рядом с монитором, и поднёс к губам.

- Вот и ещё один день наступил, - прошептал он, глядя на стоящую рядом фотографию. - Не думай, что я опять хандрю... Просто мне так тебя не хватает.

- Пап... - тихо окликнула отца Бэлла. - Пора.

- Да... конечно. Идём.

"Мастодонт" завёлся без проблем, хотя двигатель уже давно не перебирали. Марк в очередной раз с благодарностью и оттенком горечи вспомнил любимого мужа, благодаря которому мотоцикл не испытывал недостатка в необходимых запчастях. Бэлла понимающе приобняла отца, дождалась, пока он выведет мотоцикл из гаража, заперла двери и устроилась за отцовской спиной.

Всё случилось совершенно внезапно. Обычный рейд, ничего неожиданного или сверхъестественного... Когда Марк увидел лежащего на земле мужа, зажимающего чудовищную рану на животе, то не сразу понял, что произошло. Бандит далеко тоже не ушёл - Лок всё же достал его - и теперь корчился неподалёку, держась за переломанные ноги... А через пять минут близнецы еле-еле оттащили беснующегося друга от убийцы. Анжело пытался сделать всё, что мог, но рана была слишком серьёзной. Лок умер на руках мужа, который едва не сошёл с ума от горя.

Следующие несколько дней прошли как в тумане. Марк помнил только плачущую на его груди дочь, сочувствующее лицо Карлоса, печально мнущихся на пороге друзей, понимающий взгляд Дэна... Потом было кладбище, похороны, торжественные речи... Всё казалось какой-то профанацией, постановкой, злой шуткой. Ну, не может такого быть, чтобы...

Полностью Брэзел всё осознал только тогда, когда вернулся домой. Тогда-то его и прорвало. На горестные вопли и стук в стену прибежала Нэлли, попыталась как-то утешить, но Бэлла решительно выпроводила её на кухню, хотя ей самой хотелось повыть белугой. Потеряв одного из отцов, девочка понимала, что теперь всё изменится кардинальным образом. Что на ближайшее время ей придётся набраться терпения, пока папа Марк не возьмёт себя в руки и не вернётся к нормальной жизни. Марк не выходил из дома почти неделю, про работу и не вспоминал, и все эти дни Бэлла была рядом с ним. Через неделю Марк встряхнулся, вспомнив, что у него осталась дочь, и он ей нужен.

Марк вернулся на работу, но ещё долго не мог спокойно смотреть на пустой стол напротив себя. За эти годы он так привык видеть там торчащую над грудой папок смоляную макушку, что при виде пустоты внутри всё обрывалось. Спустя пару лун стол занял новичок Самуэль, который долго понять не мог, чего этот бреанец так злобно на него смотрит.

Говорят, что время лечит... Может, и лечит, но Марк так и не смог до конца смириться с гибелью мужа. Каждое утро, просыпаясь, он прислушивался к звукам в квартире, надеясь услышать родной голос. Однажды он проснулся от аппетитного запаха свежих булочек, подскочил и метнулся на кухню, отказываясь верить, что... Но возле духовки возилась Бэлла. Увидев убитое горем лицо отца, она поняла, что сюрприз не удался. Марк не сразу пришёл в себя после такого потрясения, из-за чего даже опоздал на работу.

В память о любимом Марк решил сохранить всё так, как было при нём. Он вместе с дочерью ухаживал за цветами, ради чего снова засел за книги. Когда квартира стала требовать ремонта, не поленился обойти все хозяйственные магазины, чтобы найти обои той самой расцветки, что были дома. Сам чинил стойки под ползучки или мастерил новые. Погружаясь в каждое новое дело, он представлял себе, что Лок стоит рядом и что-то говорит... причём часто так хорошо представлял, что начинал говорить вслух и вздрагивал, не слыша ответа.

Несмотря на то, что их связь не препятствовала общению с другими женщинами, после смерти мужа Марк не мог себе даже представить, что рядом с ним может быть кто-то ещё, кроме дочери. После похорон он полностью посвятил себя дому и работе, поставив жирный крест на личной жизни. Бэлле не раз приходилось объяснять особо активным претенденткам на руку и сердце отца, что увиваться вокруг безутешного "вдовца" бесполезно, но это не помогало. Даже когда Марк не выдержал и прямым текстом сказал особо навязчивой поклоннице, что много лет жил и спал с мужчиной, что любил его и будет любить до самой смерти, предложений меньше не стало. Отваживать влюблённых соседок по двору и молоденьких девчонок, запавших на красавца-мотоциклиста, становилось всё труднее, чем старше становилась Бэлла. Рассудив, что рано или поздно дочь выйдет замуж и съедет, освободив место, дамочки продолжали наматывать круги вокруг заветной квартиры.

Частыми гостями в осиротевшей квартире были Дэн, Ян и Рис. Пока мальчишки общались с подругой, бывший киборг и "чекист" сидели на кухне, вполголоса изливали друг другу душу... Каждый раз повторялось одно и то же, но при этом становилось чуть-чуть легче. Пережив одно и то же, парни прекрасно друг друга понимали. Именно Дэн и заметил первые седые волосы в густой тёмно-каштановой шевелюре друга. Марк на это никак не отреагировал, а потом, когда седых волос прибавилось, посмотрел в зеркало и отмахнулся.

Бэлла, как и собиралась, поступила в "Нагату" на второй поток, после третьего курса пришла в управление стажёром и бесцеремонно вытеснила занявшего стол покойного отца Самуэля за соседний. Воспитанная двумя отцами, девушка выросла на редкость самостоятельной и серьёзной. Кавалеров у неё всегда хватало ещё со школы, но никому даже простенького поцелуйчика не обломилось. Серьёзные шансы были только у Яна Суоминена, который начал всерьёз ухаживать за подругой в последнем классе, но Бэлла была слишком занята учёбой и заботой об отце, чтобы думать и о себе тоже. Марк, заметив такие перемены, позвонил Дэну и шутливо спросил, что делать с квартирой, если дети всё-таки решат пожениться. Тот тоже в шутку ответил, что подыщет брату хорошую жену с детьми, и тогда проблема будет решена наилучшим образом.

Но что особенно поражало всех знакомых, так это то, что после похорон Марк резко бросил курить. С сигаретой его больше ни разу не видели... И только Бэлла знала, что её отец, приходя на кладбище в день рождения любимого и в день его смерти, доставал припасённую сигарету и медленно выкуривал, сидя рядом с надгробием.

- Доброе утро, шеф!

- С добрым утром, сэр...

- Доброе утро...

Марк молча кивал на все приветствия. По привычке заглянув сначала в "красный" кабинет, оглядел всех присутствующих. Наката, пощипывая бородку, что-то сосредоточенно высматривал на мониторе. Возраст совершенно его не изменил. Штатный хакер как был невысоким и худощавым, так и остался. Только отрастил короткую бородку, регулярно начёсывал временные дредды, стягивая их в хвост на затылке для удобства... Глядя на него, Марк снова и снова думал о том, каким был бы Лок, если бы дожил до нынешних дней. Скорее всего, тоже сильно не изменился бы... Олег сосредоточенно работал над новым делом. После гибели брата в очередной командировке, одноглазый шаман потерял часть своего задора, начал коротко стричься, перестал валять дурака и очень сурово гонял своих стажёров, уча уму-разуму, за что и получил кличку "Циклоп". Ян Соба, ощутимо располневший за последние несколько лет, сосредоточенно перебирал какие-то документы. Бэлла проскользнула мимо отца и села за свой стол, провожаемая тоскливым взглядом Самуэля, которого она оттуда когда-то выжила.

- Марк, пропусти-ка... - В кабинет осторожно протиснулся Ян и сел напротив своей избранницы. Полюбовавшись ребятами, Марк пошёл проверять остальные кабинеты.

- Как ты можешь ему тыкать? - ахнул Самуэль. - Это же наш командир!

- Может, по службе он и начальник, а вот вне - просто друг. И папа моей подруги. Я его уже давно знаю.

- Но всё-таки...

- А Рис где? - поинтересовалась Бэлла.

- В "Нагату" поехал. Будет позже.

- А Дэнька как там? Что-то давно его не видно...

- Работает. Слушай, Бэлл... - Ян чуть покраснел. - Может, всё-таки подумаешь и о себе? Я понимаю, ты заботишься об отце... Ему до сих пор тяжело одному... но не надо и о себе забывать.

- Ты о чём?

- Всё о том же. Выходи за меня. Уверен, твой отец не будет против.

- Конечно, не будет. Но я сейчас не могу.

- То есть, ты согласна? - просиял шаман.

- Давно уже согласна, если ты до сих пор не понял. Только не сейчас.

- А когда?

- Вот разгребёмся с делами...

- Я тебе дам "разгребёмся"! - сурово рявкнул на дочь Брэзел, закончивший с проверкой. - Чтоб уже к вечеру сказала, когда женитесь!

- Но ведь... - растерянно пролепетала девушка.

- Ян прав. Не стоит хоронить себя только потому, что я до сих пор в трауре. И за меня не волнуйся. Я ещё не разучился готовить.

- Но, пап...

- Никаких "но". За цветы тоже не переживай, я справлюсь.

- Но ты же дома один останешься...

- Ничего, всё будет нормально. Я лишь хочу, чтобы ты была счастлива. И не хочу быть тебе обузой.

- Пап...

- Всё, я сказал. И не затягивай, а то выпорю.

- Ладно, - проворчала Бэлла.

- Другое дело. И ты ей тоже спуску не давай, - ткнул Яна пальцем в лоб суровый отец. - Начнёт кочевряжиться - применяй силу. Даю особое разрешение.

Бэлла только скептически фыркнула. Отцу она ещё не говорила, но в последнее время приглашала парня в гости не только на чай-видеоигры.

- Есть, сэр, - ответственно козырнул тот.

- Чтоб уже через два года внуками меня порадовали.

- Как получится, - помрачнела окончательно Бэлла. - Знаешь же, как сейчас неспокойно...

- Именно поэтому. Всё, за работу.

Кабинет, который Марк занял всего четыре луны назад, навевал воспоминания. Здесь он и Лок винились перед Комбатом на следующий день после воссоединения, здесь же он их отчитывал за шуры-муры на рабочем месте, здесь же не раз совершались мозговые штурмы при решении особо сложных дел... Марк тогда и подумать не мог, что когда-нибудь встанет во главе управления.

Посидев в кресле, Брэзел достал из-за пазухи прихваченную из дома фотографию и поставил на стол рядом с органайзером. С фотографии на него смотрел Лок - молодой, улыбающийся...

- Я - начальник... Ты представляешь? До сих пор привыкнуть не могу, - признался покойному мужу Марк. - Мне всегда казалось, что скорее всеми командовать будешь ты... до того, как узнал, что ты Координатор. Теперь понимаю, почему ты так серьёзно работал со всем, что тебе подсовывали сверху... Таким, как мы, приходится пахать в поте лица. Но я от тебя не отстану. И пусть ты ещё тогда меня переплюнул, я в грязь лицом не ударю.

Работы действительно хватало, и Марк на какое-то время забылся. То и дело приходилось звонить, принимать отчёты, выезжать куда-то, лично инспектировать все отделы... Марк вникал во все мелочи с дотошностью, поражающей всех, кто знал его уже много лет. Если он за день не обегал всё управление, сунув нос в каждую щель, то день, считай, был прожит зря. Брэзел стремился быть в курсе всего, что происходит в управлении, знать о ходе каждого дела, ведущегося его ребятами, обо всех проблемах личного состава... Его любили, уважали и даже побаивались все, кроме близких друзей и дочери. Марк старался стать для своих подчинённых таким же хорошим командиром, каким был когда-то Комбат. И, кажется, постепенно достигал своей цели.

Марк засиделся допоздна, разбирая очередную стопку документов, когда в кабинет заглянула Бэлла.

- Пап, ты домой собираешься?

- Чуть позже. Надо кое с чем закончить...

- Что на ужин готовить?

- Не знаю. Придумай что-нибудь.

Бэлла со вздохом подошла к отцу и заметила на столе фотографию.

- Всё с собой таскаешь... А ещё сердишься, что я замуж не тороплюсь. Как же я тебя одного брошу?

- Не бросишь. Мы же постоянно видеться будем.

- И всё-таки жалко мне тебя оставлять. - Бэлла обняла отца. - И я тоже до сих пор по нему скучаю...

- Я справлюсь.

- Но ведь уже столько лет прошло... Неужели ваша связь до сих пор настолько сильна? Ведь ты даже случайно так ни разу ни с кем...

- Я просто не могу, дочка... Он был для меня всем...

- Знаю. До сих пор помню, как мы вечером сидим перед телевизором, смотрим что-то... Я между вами сижу и вдруг слышу, как ты его целовать начинаешь. А он меня по плечу пальцем поглаживает, намекая тебе, что нельзя же при ребёнке... - Марк усмехнулся, вспоминая. - А тебе всё пофиг... А потом, когда меня спать спровадил...

- Разбудили мы тебя тогда?

- А я и не спала, - пожала плечами Бэлла. - Я тогда подкралась к вашей двери и всё видела...

- Как не стыдно! - притворно возмутился строгий отец.

- Так я смотрела ровно до тех пор, пока вы к самому основному не приступили. А вообще мне всегда нравилось смотреть, как вы целуетесь и обнимаетесь. Я всегда хотела, чтобы и мой будущий муж был таким же ласковым и заботливым. Чтобы у нас было так же, как и у вас.

- Будет. - Марк приобнял дочь, привлекая к себе. - Ян - хороший мальчишка. Всё у вас будет хорошо.

- В общем, мы поженимся через полгода. Точный день скажу позже.

- Вот и замечательно.

- Тогда я домой?

- Иди, милая. Я чуть позже подъеду.

Лёгкая рука коснулась плеча, и Марк подскочил. Он всё-таки задремал за столом... или это и есть сон? Снова кто-то погладил его по плечу, и Брэзел, внутренне обмерев, поднял голову.

Лок стоял рядом с ним и тихо улыбался. Точно такой же, каким Марк всегда его помнил - невысокий, обманчиво хрупкий, с узкими плечами. Непокорная чёлка сползла на очки... Молодой, свежий, как после душа... Кажется, что откуда-то даже потягивает его любимым дегтярным мылом. В футболке и джинсах.

- Ты?.. Ты пришёл за мной?

Лок отрицательно замотал головой.

- Я только хотел увидеть тебя.

Марк вскочил и осторожно протянул руку, боясь, что он сейчас исчезнет.

- Это... сон?

- Да, только сон. Так что можешь не бояться, что я исчезну.

Марк, сглотнув, тут же стиснул его в своих объятиях, чувствуя тепло его тела.

- Боги... как же мне тебя не хватало...

- Я тоже скучаю, любимый. Мне жаль, что пришлось так рано вас оставить. Прости...

Марк начал торопливо целовать мужа, выплёскивая всё, что копилось годами, всю нерастраченную нежность, всю тоску... и получал в ответ такой же бешеный отклик. Как будто не было этих лет одиночества... И пусть это только сон, но они сейчас вместе... как и должно быть.

Сон поражал своей реалистичностью. Марк совершенно не чувствовал разницы между ним и реальностью... Он чувствовал под руками тепло и гладкость кожи, вдыхал запах смолистых волос, осторожно стискивал стройное гибкое тело мужа, усаживая его на свой стол... Лок тоже не скупился на поцелуи и ласки, поддаваясь его рукам, приглушённо стонал... Миг слияния был болезненно-сладким. Хотелось прижимать его к себе всё ближе и ближе... На самом пике наслаждения, когда по кабинету разлетелся двойной страстный выкрик, Марк не выдержал, и по его лицу покатились слёзы.

- Я люблю тебя... Пожалуйста... не уходи... останься...

- Я всегда с тобой, любимый. Всегда. - Лок поглаживал его поседевшие волосы, и Марк всхлипнул.

- Останься...

- Не могу, прости.

- Ты... придёшь ещё?

- Не знаю.

- А наша девочка скоро замуж выходит... Она уже совсем взрослая...

- Передай ей, что я люблю её. И очень рад.

- Обязательно...

Марк вздрогнул от прикосновения к своему плечу и поднял голову.

- Лок?

- Простите, сэр... - виновато ответил Роман. - Но уже очень поздно. Вам пора домой. Вы, кажется, заснули...

- Да? Извини... Ты сегодня дежуришь на пульте?

- Так точно. - Роман покосился на стоящую на столе фотографию. - Сэр... можно спросить?

- Валяй.

- А кто это на фотографии?

Марк погладил снимок, вспоминая свой сон, подаривший миг блаженства.

- Это мой муж. Он погиб много лет назад.

- М-муж? - Дежурный на миг растерялся.

- Да. Мой муж. Его звали Лок, и мы были вместе очень долго. Мы удочерили Бэллу, растили её... а потом он погиб.

- А... кем он был?

- Нашим аналитиком... и Координатором. Пожалуй, лучшим Координатором за всю историю нашего отделения.

- Вы имеете в виду Лока Ронана?.. Того самого? - не поверил своим ушам Роман. - Он же был легендой...

Марк грустно улыбнулся.

- И это ещё слабо сказано. Таких, как он, ещё долго не будет, можешь мне поверить... Ладно, поеду-ка я домой. - Марк забрал со стола фотографию и убрал во внутренний карман куртки. - Счастливо отдежурить.

- Спокойной ночи... сэр.

На улице уже стемнело. Круглую площадь озарял свет фонарей. Тихо журчал фонтан. Марк зашёл в гараж, вывел "Мастодонта", завёл двигатель, прислушиваясь к его ровному урчанию, сел в седло и тронулся с места, чувствуя за своей спиной прижимающегося седока, руки которого обхватывают его так уверенно и нежно...

Разве мог он предположить в тот день, когда они впервые столкнулись в вестибюле, что спустя годы будет любить его так же, как и в тот самый дождливый день, когда после лун метаний они наконец воссоединились? Пронести любовь сквозь годы, храня верность любимому, в наше беспокойное и циничное время, способен не каждый... Пожалуй, только Дэн способен понять его.