• Название:

    Что то взято, что то оставлено позади (ЛМ/СС)


  • Размер: 0.09 Мб
  • Формат: RTF
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

Автор: Sparrowhawk wennstrom@sbcglobal.net Название: Что-то взято, что-то оставлено позади. Переводчик: Klodia Бета по стилю: Viole2xta Оригинал здесь Пейринг: СС/ЛМ Рейтинг: НЦ-17 Саммари: Люциус Малфой требует у Снейпа помощи, но тот не в состоянии оказать ее.

И снова кровавый пятилистник. Под смолистым ароматом зеленых листьев, которые он только что размельчил в ступке, отчетливо чувствовался запах плесени и перегноя. Выругавшись и скривившись от отвращения, он выбросил испорченные ингредиенты и стал искать им подходящую замену. К сожалению, Ансерина является единственной разновидностью Лапчатки. Артемизия? Нет, она слишком мощная. Это зелье должно быть успокаивающим, а не усыпляющим. Тогда может, Гумулус? Он не так хорош, как Лапчатка, но в данном случае вполне может заменить ее. Он вытянул зрелый пучок из маленького ящика, в котором хранились травы, и возвратился к котлу. Жидкость как раз начала закипать – самое время для добавления нового ингредиента. Он ловко очистил и сложил их перед собой на столе. Поднес один из стебельков к носу и чихнул. Удовлетворившись запахом, он кончиком языка коснулся крошечной желтой железы в основании лепестка опиума и почувствовал острый, резкий вкус хорошо выращенного наркотика. « год выдался для опиума», - подумал он, бросая три тщательно отобранных лепестка в котел. Пока он сосредоточенно наблюдал изменение цвета своего зелья, его слух уловил какой-то негромкий звук. «, наверное», - с отвращением подумал он. Охранные заклинания уже устарели, но он займется этим позже. Вред, который оголодавший грызун может нанести ингредиентам, был не так велик, чтобы о нем стоило беспокоиться. « вот вред, который я могу нанести этому грызуну, если найду его в своих травках Вот об этом действительно стоит побеспокоиться». Черпая из котла полученное зелье, фильтруя и сливая его в маленькую фляжку, Снейп развлекал себя размышлениями о возможном использовании особо интересных компонентом этого зелья на различных частях тела крыс. Ловко запущенный Петрификус – и ублюдочная тварь будет принадлежать мне. Думаю, стоит начать с размачивания печени - С-с-снейп-сэр? Северус резко развернулся на голос, автоматически вытаскивая из рукава волшебную палочку. - Не бейте меня, Снейп-сэр! Только не бейте меня! Пожалуйста, вы не должны В царившем вокруг полумраке глаза Снейпа все-таки разглядели маленькое съежившееся существо, вжимающееся в пол его лаборатории. Это был домовой эльф, очень грязный, одежда которого напоминала огромный носовой платок. Снейп расслабился, но не выпустил палочку. - В чем дело? – выплюнул он. – Я ничего не заказывал. - Нет, нет, я не поэтому здесь, Снейп-сэр. Послание для сэра Снейпа, очень важное послание! « важное послание – ха! Судя по всему, кому-то из домовиков вздумалось в который раз накрахмалить мои мантии», - его раздражение росло с каждой секундой. - Зайдешь позже. Идиот, не видишь, что я работаю? Эльф задрожал, спрятав лицо в больших руках с узловатыми пальцами. - О, Снейп-сэр! Это Гарри Поттер! Добби прислал меня, чтобы я сказал вам, что Гарри Поттер в опасности! Снейп почувствовал, как его внутренности вдруг сжались, а по телу прошел обжигающий ток адреналина. - Где Дамблдор? Почему вы ему это не говорите? Серые водянистые глаза эльфа опасливо выглядывали между пальцев. - Вы видите Видите, сэр - эльф сделал паузу. – Понимаете - Ничего неправильного или удивительного в тебе я не вижу. Что я действительно сейчас перед собой вижу – так это кусок дерьма, по глупой случайности отлипший от чьей-то подошвы. Снейп наклонился вперед и осветил эльфа ярким Люмосом. - Теперь говори, почему ты не сказал это, прежде всего, Дамблдору? - и схватил домовика за его огромный « платок». - Он он Добби сам сказал Дамблдору, Снейп-сэр! Именно поэтому он послал меня сюда, чтобы я сказал сэру Снейпу! Нам нужна помощь! - Что случилось? Где Поттер? - В в в опасности. Она послала он послал Добби прислал меня сказать вам, что Гарри Поттер в опасности! Снейп прищурился. - Какую интересную, а главное, оригинальную новость я только что услышал. У меня, наверное, что-то со слухом, и для тебя же лучше, если это так, потому что я не собираюсь тратить свое время на выслушивание твоего жалкого скулежа. Объясняй все как положено или убирайся и не мешай мне работать! Существо бросилось на пол перед Снейпом и схватило его за полу мантии. - Нет, нет, вы должны быть там! Это плохо, то, что случилось с Гарри Поттером – это очень, очень плохо, нужен Снейп-сэр, чтобы спасти Гарри Поттера! - Говори! – рыкнул Снейп, направляя палочку на эльфа. – Или я высушу твои скудные мозги, как соленого слизня. - НЕТ! ВЫ НЕ ДОЛЖНЫ УГРОЖАТЬ МНЕ, СНЕЙП-СЭР! Снейп почувствовал покалывание в пальцах, которыми он держал палочку, и затем она вылетела из его руки так резво, будто на него наслали сразу несколько Экспеллиармусов. Снейп ошарашено наблюдал за полетом своей палочки и поэтому не заметил, как его повалили на пол и схватили за запястья маленькие, но, как оказалось, довольно сильные, ручки. - Вы должны сейчас пойти с ним! Она сказала, что Кикимер должен привести Снейпа к Мастеру! «? Какого черта» Но Снейп не закончил свою мысль, потому что мир вдруг покачнулся, стены лаборатории закружились и погрузились в темноту. * * * Следующее, что он увидел, когда очнулся, был яркий свет, бьющий в глаза. В ноздри ударил запах влажного камня и гнили. Он не чувствовал больше костлявых ручонок Кикимера на своих запястьях и начал гадать, куда этот маленький гаденыш пропал, и куда он его, Снейпа, притащил. Болезненно щурясь и одной рукой прикрывая глаза от резкого света, мужчина стал вглядываться в каменные стены. Он смог разобраться, откуда пробивался свет – единственная высокая узкая прорезь окна позволяла солнечным лучам проникать в комнату. Именно под этим окошком он и провалялся Мерлин знает сколько времени. Чувствуя себя неловко под этой иллюминацией, он отошел в тень. - Здравствуй, Северус. Прости, что принимаю тебя в столь скудной обстановке, - голос был ровным, учтивым и знакомым. Люциус. По крайней мере, теперь я знаю, где я. Это Азкабан. Совсем не то место, куда бы я хотел попасть» - Наслаждаешься своим проживанием здесь? - О да, наслаждаюсь. Тебе следует остаться на ужин. Из свиных потрохов они тут делают такое Снейп не ответил. Его глаза уже привыкли к полумраку камеры, и он смог разглядеть фигуру своего собеседника. Люциус Малфой сидел на каменной скамье, которая размещалась вдоль стены и занимала значительную часть пространства тюремной камеры. Мужчина был одет в простую серую робу из грубой ткани. Лицо его выглядело измученным, но Снейп заметил, что волосы были довольно чистыми и, аккуратно причесанные и заплетенные в косу, спускались на спину. Уголки губ Снейпа непроизвольно дернулись в попытке подавить ухмылку. Люциус всегда очень трепетно относился к своим волосам и, как оказалось, недели в Азкабане не сильно изменили его привычки. - Ты, наверное, думаешь сейчас, какого черта я пригласил тебя в это милое местечко? Снейп вскинул бровь. - Очень необычное приглашение, Люциус. Люциус улыбнулся. - Алиби, брат. Не хотел вызывать подозрения старика Альбуса на твой счет, да и ты бы этого не хотел, я прав? Теперь ты всегда сможешь всю вину свалить на меня. - Действительно, - долгие годы практики помогли Снейпу удержать на лице равнодушное выражение, но упоминание Малфоем Дамблдора настораживало. Да он не стоит даже испарений мочи Альбуса Дамблдора - Умно, конечно, использовать домового эльфа, чтобы обойти антиаппарационные заклинания. - Вообще, это была идея Нарциссы. У нее частенько возникают довольно толковые идеи в таких мелких авантюрах. - Да, я помню, - Снейп действительно помнил и очень хорошо. Блестящие способности Нарциссы Малфой в подобных чарах многих волшебников довели до летального исхода. - Мои поздравления твоей прекрасной супруге. - Мы ведь сможем в ближайшем будущем поблагодарить ее лично, ведь так, Северус? – Люциус пристально вглядывался в лицо Северуса, его губы растянулись в улыбке. Снейп мгновение молчал. - Если ты всего лишь хочешь, чтобы твой домовой эльф вывел тебя из Азкабана, мне бы очень хотелось узнать, зачем ты прервал мои исследования и втянул в это меня? - Ах,Северус, я думал, что ты захочешь отпраздновать с нами мое возвращение. Ты ведь не откажешься, там будут все сливки волшебного сообщества. - Это и есть цель небольшой поездки к Северному морю? - А разве ты не хочешь подышать свежим морским воздухом? Признаться, я - Просто скажи это, Люциус! – на мгновение Снейп утратил контроль над своими эмоциями, и раздражение охватило его. – Тебе нужна моя помощь – так и скажи. Почему всегда нужно выдавать свои идеи за идеи кого-то другого? - Северус, я не понимаю тебя. Ты запутался в собственных интрижках и противоречиях, - холодно ответил Малфой. Лицо Снейпа оставалось невозмутимым, но слова Малфоя всколыхнули память о том, что он так не хотел вспоминать. Офис Дамблдора молодой волшебник, уткнувшийся лицом в свои ладони, отчаянно пытающийся сдержать слезы, готовые хлынуть из глаз признание просьба благословение и прощение Альбуса - Просто скажи мне, чего ты хочешь, Люциус. Зачем я тебе понадобился? - К сожалению, Северус, если Кикимер смог так легко перенести тебя сюда, это не значит, что он таким же образом сможет вернуть тебя обратно. Пойми, авроры беспокоятся не столько о входящих в Азкабан, сколько о тех, кто пытается отсюда выбраться, что довольно логично, не находишь? Так что охрана границ Азкабана в значительной степени является односторонней. Чем мы, в конце концов, и решили воспользоваться. - Ты так и не сказал, чего от меня хочешь. - О, ладно тебе, Северус! Мне все равно, что ты делаешь, если это поможет нам выбраться отсюда. Сделай для нас портключ. Я много раз видел, как ты делаешь это. - А ты хоть раз видел, чтобы я делал это без своей палочки? Малфой выглядел озадаченным. - Зачем тебе делать портключ без своей палочки? Снейп почувствовал мгновенно охватившую его волну раздражения, сейчас он был в шаге от Малфоя. - Очевидно, твой домовой эльф решил, что я отлично справлюсь и без нее. Волшебная палочка лежит сейчас на полу моей лаборатории. Люциус не ответил. Краска гнева разлилась по его коже, когда он развернулся, чтобы взглянуть на сжавшегося Кикимера. - О, хозяин, Кикимеру очень жаль! Снейп-сэр пытался ударить Кикимера он пытался - Малфой рванул к эльфу и схватил за горло. Затем, перехватив поудобнее голову домовенка обеими руками, поднял его на уровень своих глаз. - Снейп-сэр, возможно, и пытался ударить Кикимера, но хозяин точно ударит Кикимера. И боюсь, что ударит его сильно. Снейп видел, как пальцы Малфоя напряглись, впиваясь в плоть эльфа. Он не чувствовал никакой жалости к отвратительному маленькому предателю, но все же открыл рот, чтобы сказать: - Люциус, скорее всего, ты будешь жалеть об этом. Его слова потонули в крике Кикимера - Малфой большими пальцами с силой надавил на его глаза. Прозрачная, как слеза, жидкость, потекла из-под правого пальца волшебника. Снейп, однако, был уверен, что это не слезы, особенно когда в непонятной жидкости появились красные струйки. Еще один вопль – и глаза Кикимера лопнули под ногтями Малфоя, плеснув кровью на его запястья. - Хозяин, нет! Хозяин, НЕЕЕЕЕЕЕЕТ! Хозяин, пожалуйста, ПОЖААААААА Крик оборвался, когда Малфой со всей силы бросил хрупкое тельце в стену. Голова эльфа при соприкосновении с камнем издала отвратительный глухой стук и сползла вниз, оставляя на стене красную дорожку из крови и того, что Снейп тут же определил как « фрагменты» и « мозга». Малфой подошел к уже мертвому телу и погрузил каблук своего сапога в то, что осталось от черепа домовенка. - Очень показательно, Люциус. Еще ни один эльф не уползал от тебя полумертвым. Мгновение Малфой стоял, молча, впиваясь взглядом в Снейпа и тяжело дыша. - Он был бесполезен. Даже хуже, чем бесполезен.

----------------

« просто не хватает воображения» (тут переводчик согласился со Снейпом и гнусно захихикал), - подумал Снейп. – « уже не в первый раз это стоит нам слишком дорого». Он прошел к стоящей у стены скамье и сел, выжидающе посмотрев на Малфоя. - Ну и? – спросил тот. Снейп не ответил. - Северус, я должен выйти отсюда. Метка - Кому ты это рассказываешь, Люциус?! - А ты думал, Северус, что Темный Лорд мог бы через Метку узнать, где мы, и кто именно пытался освободить меня? За такое он мог бы даже простить твое длительное отсутствие. Помолчав, Снейп ответил: - Я знаю о его возможностях, Люциус. - Тогда что ты будешь с этим делать? Снейп прикрыл глаза. Действительно, хороший вопрос. В отсутствие палочки их немногочисленные шансы выбраться отсюда варьировались от маловероятных до откровенно нереальных. И самый многообещающий из них, к сожалению, относился к последней категории. Возможно, он и смог бы остаться здесь с Малфоем, пока пока что? Пока какой-нибудь из оставшихся дементоров Азкабана не узнает его? Черт, Малфой, что же ты наделал! - Проклятие, Снейп! Я задал тебе вопрос!! - Я помню. Однако в данный момент у меня нет на него ответа. Желваки заиграли на лице Малфоя, но он так ничего и не сказал. Отвернувшись, он прошел к дальней стороне камеры и оперся рукой о стену. Позади него Снейп наблюдал за лучиком солнечного света, с изящной медлительностью ползущего по полу. Через некоторое время Малфой оторвался от стены и вернулся к Снейпу. - Северус. - Да? – Снейп даже не поднял глаз. - Я видел, как ты это делаешь, - улыбнулся Малфой. Снейп, все еще не поднимая головы, услышал улыбку в его голосе. Проклятье. - Видел, что я делаю что? – Снейп постарался расслабить лоб, разгладить морщинки – не стоит так явно демонстрировать Люциусу свое разочарование. - Я видел, как ты делал портключ, не используя палочку, - на мгновение воцарилась тишина. - А ты напомни мне, - сказал Снейп. Люциус подошел к нему и сел рядом на каменной скамье, прислоняясь к стене. Их плечи почти соприкасались. - То место в Уэльсе. Карн Фадрум. Сердце, казалось, остановилось и ухнуло куда-то вниз. Он думал, что был готов к этому, но он ошибался. Совсем неподходящее время для ошибок, Северус. - Да, это было здорово, - сказал он. Малфой рассмеялся. - Многое было здорово тогда, друг мой. Кровь. Крики. Свет пламени камина падает на обнаженную спину Люциуса. Снейп чуть повернул голову влево, изучая профиль сидящего рядом мужчины. Странно, как такой красивый мужчина мог иметь такую мерзкую душу. Вот только кто бы говорил, Северус. Снейп вздохнул и начал говорить, намеренно медленно. - Не хватает многих вещей, которые понадобятся для этого ритуала. - Говори, какие. Помолчав, Снейп ответил: - Нам понадобятся три вещи. Металлический предмет. Лучше из золота. Малфой улыбнулся и поднял левую руку. На среднем пальце красовалось тяжелое золотое обручальное кольцо в форме свернувшейся кольцами змеи. « предсказуемо», - подумал Снейп. Никогда не нарушаем традиции, да, Люциус? - Также нам нужен кусочек места, в которое мы хотим попасть. Малфой махнул рукой в сторону валяющегося на полу тела Кикимера. - Та тряпка, в которую он завернут. Это – одна из салфеток Нарциссы. - Да, это подойдет, - Снейп шумно сглотнул. В горле вдруг пересохло. - Также нам нужен ахазум. Глаза блондина сузились. - Что это? Снейп оценивающе посмотрел на него. - Ахазум – древний аккадский термин, буквально переводится как «», «». Это своего рода жертва. Я уверен, ты помнишь то, что мы использовали в Карн Фадруме. Это было довольно незабываемо, - Снейп снова обратил все внимание на пятнышко солнечного света на полу. - Та девочка. Ты использовал ее кровь. « не только кровь. Да у тебя просто талант к преуменьшению, Северус!» - Ах да, я думаю, так и было, - Малфой улыбнулся. – Она была восхитительна, в конце концов. Ее крики не смолкали все время, пока я был в ней. Кровь. Обнаженные тела в свете камина. Крики не заглушали животные стоны удовольствия, которые издавал Люциус. Снейп встал со скамьи и отошел в другой конец комнаты. Для него это началось именно в ту ночь. Когда он наблюдал за игрой оранжевого света пламени на белоснежной коже Люциуса. То, что он делал с девочкой. Звуки, которые он издавал. В свои восемнадцать Северус не заходил дальше поцелуев и робких ласк со своей девушкой и никогда не испытывал никакого интереса к мужчинам, намного более опытным, чем он. То, что он увидел и услышал в Карн Фадруме, изменило все. Эта ночь полыхала в его воспоминаниях, поглощая все его предыдущи жалкие проявления любви и загрязняя все, что пришло после вместе с пыльным пепельным саваном. - События той ночи не были устроены только для твоего удовольствия, Люциус, - голос Снейпа был холоден и невыразителен. - Ах, но они, тем не менее, были очень приятны, - Малфой обнажил зубы в неприятном подобии улыбки. - Но я ведь помню, Северус. Ты использовал кровь. - Да. Мощный ахазум. Кровь изнасилованной девственницы. - Конечно, это проблема. Здесь нет ни одной девственницы, друг мой. Действительно, нет. Ты видел это. Эта мысль принесла неожиданную боль. Память была отравленным яблоком, или сладкой, но испорченной, конфетой. - Ты должен суметь воспользоваться чем-то еще. Скажи, ты ведь сможешь, - в глазах Малфоя заплясали дикие искорки. - Есть несколько условий. Вещество должно быть взято из живого человеческого тела, оно должно быть связанно с жизнью и враждебностью. Но главное – оно должно быть взято насильно. Есть несколько традиционных веществ. Кровь девственницы мы уже обсудили. Другие источники крови могут подойти, только если рана довольно глубокая. Желательна смерть жертвы. Иногда использовались новорожденные младенцы, только что извлеченные из матки матери, - Снейп говорил так, будто читал лекцию жадно внимающим каждому его слову студентам. – Нетрадиционная жидкость также возможна, хотя, и я уверен, ты понимаешь почему, ее крайне трудно получить силой. - Тем не менее, стоит попробовать, - усмехнулся Малфой. – Увы, этот вариант в данный момент для нас так же недоступен. - Неужели, Северус? Хочешь сказать, что все еще боишься прикоснуться ко мне? - Не то, чтобы - Я думал, что ты уже давно пережил это. Фактически, я даже думал, что ты испытываешь ко мне нечто вроде презрения. Снейп не ответил. Его чувства к Люциусу были слишком сложны и неоднозначны. Презрения там, действительно, было предостаточно, но он не мог игнорировать желание, которое вызывал в нем Люциус. « странное чувство», - думал он. – « боль – желать человека, которого ты ненавидишь». Он наблюдал за блондином, когда тот неторопливой, хищной походкой подошел к нему. - Скажи мне, друг мой, если я сейчас дотронусь до тебя, ты задрожишь? – Малфой протянул руку к Снейпу и лениво погладил его подбородок. Прикосновение было мягким, словно перышко, и все же Снейпу показалось, будто его ударили кулаком. Он изо всех сил старался сохранять невозмутимость, чтобы не отскочить от этих чудовищно мягких пальцев, так многообещающе ласкающих его кожу, и, тем более, чтобы не податься им навстречу. Это прикосновение длилось так долго Люциус мягко рассмеялся. - Ну, так как, Северус? Смог бы я заставить тебя? Или же ты этого хочешь? - Хватит, Люциус. - Ах да, тебе ведь больше нравится грубость. Как ты тогда говорил, хороший грубый трах в память о прошлом? - Люциус, хватит! – Снейпу с трудом удавалось мыслить связно. Ярость и желание, ненависть и тоска раздирали его. Его замутило. Он быстро просчитал возможные варианты: если бы Люциус добился желаемого, они ведь смогли бы выбраться отсюда? А хотел ли он, чтобы Люциус убежал? Люциус сказал, что это очень понравится Волдеморту, возможно, даже настолько, что тот соизволит простить своего зельевара. Но свободный Люциус будет опасен, и Снейп не был уверен, хочет ли видеть его на свободе, рискуя при этом столь многим. Как тогда он должен был выйти из этой камеры? В конце концов, он же мог вызвать Авроров? Он понятия не имел, как часто патрулируется Азкабан, и что за охрана этим занимается, раз дементоры начали исчезать. К тому же, метка на его руке гарантировала неприятности и некоторые недопонимания с аврорами, если, конечно, те здесь появятся. Конечно, Дамблдор пришел бы за ним, он знал это, но сама мысль об этом вызывала отвращение. Будь проклят, чертов Малфой, втянувший меня в это. И пошел он к дьяволу. - В чем дело, друг мой? Боишься потерять контроль? Немного поздновато для этого, тебе не кажется? Ты не контролировал сложившуюся ситуацию с того момента, как попал сюда. - Заткнись, Люциус. Я пытаюсь что-нибудь придумать. - А тут нечего думать, Северус. Или ты хочешь, и мы будем наслаждаться воспоминаниями о старых добрых временах, или ты не хочешь, и я единственный, кто будет ими наслаждаться, - он схватил Снейпа и прижал к стене. – Так что же ты выберешь? Холодный, влажный камень вгрызался в его лопатки, пока Снейп изучал глаза Люциуса, как всегда серые и излучающие нечеловеческий холод. На мгновение они вспыхнули, но что это было – жажда, гнев или желание, Снейп так и не понял. Он шумно сглотнул и кончиком языка облизал пересохшие губы. Этого не будет. Я не позволю этому случиться. Он почувствовал легкую дрожь, мурашками пробегающую по всему телу.