• Название:

    новгородский Рай нашел RTF (3)


  • Размер: 0.06 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

РусАрх

ЭЛЕКТРОННАЯ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА

ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕРУССКОЙ АРХИТЕКТУРЫ

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

Источник: Мокеев Г.Я. Cимволы Рая на Русском Севере. В журн.: Митр Божий, № 1, 1997. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: www.russia-hc.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

Г.Я. Мокеев

CИМВОЛЫ РАЯ НА РУССКОМ СЕВЕРЕ

Средневековое искусство, как известно, было содержательным. В произведениях живописи, скульптуры, архитектуры - содержание передавалось конкретными сюжетами, выражалось образами, символами. Самыми крупными "произведениями" такого искусства были древнерусские города. Вряд ли кто станет отрицать, что в их христианском облике был заложен в каждом конкретном случае какой-то глубокий, особенный смысл. Однако до самого последнего времени он ускользал от нас, города "не раскрывали" духовного смысла своего обличья, и символическое содержание их структур, градостроительных композиций оставалось, по существу, неведомым.

В результате предпринятых недавно усилий раскрыть это содержание удалось получить первые результаты: наши древние города "заговорили", причем могучим символическим языком. В журнале "Мир Божий" № 1 было рассказано о самом высоком градостроительном образце христианского средневековья - Горнем Иерусалиме, на который ориентировались древнерусские зодчие-градостроители в своей деятельности. Символы этого Небесного Града - каменные соборные крестово-купольные храмы - были поставлены еще в X-XIII веках по всей Руси после ее крещения. Они стали слагать, определять с тех пор облик, образ почти каждого древнерусского города и монастыря.

Здесь речь пойдет о других храмах - символах Рая - поставленных в некоторых городах и селах Русского Севера. Предварительно необходимо кратко напомнить об основном способе передачи содержания в христианском искусстве и о самом Рае как первообразе.

Церковь (верующие) изначально стремится к изображению в вещественных и земных образах, словах, действиях всего того, чему она поклоняется. Изобразительность явилась главным принципом богослужения Нового Завета. Важным здесь выступает положение, сформулированное еще в 787 году на седьмом Никейском Соборе: "Образ есть подобие Первообраза". Это положение, более чем на тысячелетие определившее путь христианского искусства в странах византийского влияния, было принято и в архитектуре, градостроительном искусстве древней Руси. Каким же представляется Рай нашим предкам в качестве Первообраза?

Изгнание из Рая

Здесь приведено иконописное изображение "Изгнания Адама и Евы из Рая" с росписи рубежа XVI-XVII веков двери жертвенника церкви Богоявления села Семеновского в Подмосковье (хранится в ЦМиАР). Рай-Эдем показан слева в виде диковинных растений чудесного сада. А в качестве некоего изначального райского терема-обители, от которого ангел отгоняет первых грешников, изображена высокая башня с полыхающим над ней огромным огненным языком. На плоскости огня - херувим как обозначение небесных сил, поскольку "силы небесные суть пламень огненный" (прокимен). Божественный огонь, очевидно, очищает райскую обитель от греха.

Сходные изображения можно найти на других древнерусских иконах с тем же сюжетом. Они свидетельствуют о соответствующем образном представлении Рай у русских людей того времени.

Указанный "мысленный Первообраз" райской обители позволяет объяснить вполне реальный образ самой замечательной, самой необыкновенной деревянной церкви Русского Севера - так называемого "кубоватого храма". Храм представляет собой высокий, иногда до 60 венцов бревенчатый сруб-четверик (реже восьмерик), увенчанный огромным деревянным кубом в форме . огненного языка. Куб даже окрашивался оранжево-красным цветом (очевидно, по традиции цвет сохранился на кубе церкви Вознесения Христова в Кушереке). Храм-башня вздымался над селом или городом, а куб его наверху "полыхал огнем" на фоне облачного или светозарного северного неба. Но облик храма был еще эффектней.

Поскольку глава Церкви - Христос, то куб завершен, в свою очередь, церковной главой, знаменующей Христа. Здесь как бы своеобразно воплотился литургический символ "Сидящего на херувимех" - огненных небесных силах. Однако чаще куб завершен пятиглавием, знаменующим Христа и Евангелистов (или их небесных символов: ангела, льва, орла, тельца). Центральная глава и все кресты храма красились в желтый цвет, имитирующий золото, а боковые главки - в цвет зелени или голубой. Шейки глав обычно белились, придавая всем главам в целом вид стройных горящих свечей. И вот представьте себе: белые "свечи" горят разноцветными огнями на оранжево-красном огненном кубе, над храмом-башней, высоко над селом-городом, на далеком заснеженном Русском Севере.

Для большей вместимости четверик храма нередко расширялся в стороны тремя прирубами, покрытыми бочками и завершенными иногда дополнительными главками. В таком случае вместе с алтарем храм получал в плане форму креста и становился многоглавым. По вертикали он разделялся на два яруса: внизу, включая крещатую часть здания, находились помещения для верующих, для богослужения, выше - сложные конструкции символического церковного верха.

а) церковь Илии Пророка

Водлозерско-Ильинского погоста,

б) церковь Покрова Богородицы

Ольховского погоста(Каргополье),

в) церковь Троицы в Подпорожье(Прионежье).

г)церковь Вознесения Христова

в Кушерецком (Прионежье)

д)церковь Преображения Христова

в Турчасове(Прионежье)

е)церковь Владимирской

иконы Богоматери

в Подпорожье(Прионежье)

ж) церковь в селе Бережная Дубрава

(Архангельщина)

Своими необыкновенными формами кубоватый храм ввел в замешательство исследователей русской архитектуры. Еще дореволюционные академики художеств Ф. Горностаев, И. Грабарь писали: "Трудно сказать, что вызвало появление того особого покрытия четырехгранного храма, которому присвоено название "куба". "Эта всецело декоративная форма покрытия возникла, по всей вероятности, из комбинированных форм бочки..." "Куб явился, в сущности, еще более ловкой подменой шатра, окончательно усыпившей недреманное око взыскательных архиереев" (вот как!).

При поиске истоков необычной архитектурной формы академики явно не учли, что формы храмов не могли придумываться произвольно, какие кому вздумаются (тем более формы необыкновенные). Отсюда - неловкие попытки найти истоки куба в бочке или шатре, нелепая оценка его как всецело декоративной формы. А все дело в символике. Ведь сначала была мысль-задумка зодчего-плотника (символическое содержание, которое, кстати, должно было найти одобрение взыскательных архиереев), и лишь затем действия умелых рук (создание формы).

Кубоватый храм представлял собой своеобразный "заморализированный" образ изначального райского селения с небесными силами над ним, идеально отвечающий "содержательным" требованиям христиан к церковной постройке. В ней "верные должны молить Господа прилежно, чтоб ... огнь Духа Божия, таинственно нашедши, истребил в них все земное и плотское... Дабы сим Божественным огнем не только их души были очищены, но и самые тела..." (по Дмитриевскому). "Всею же церковью означается: первое - сей дольный нами обитаемый мир, второе - воздушное, нами зримое небо или твердь, ибо когда молитвы наши, стоя перед церковью, возсылаем, почитаем оную тогда Небом и купно - Раем Эдемским" (Симеон Солунский, Книга о храме).

* * *

Удивительные по форме кубоватые храмы стояли раньше во многих, а ныне сохраняются в двух десятках поселений Русского Севера, Карелии. Это город Кола на северном берегу Кольского полуострова, город Онега при впадении в Белое море реки Онеги, бывший город, а ныне село Турчасово на той же реке, села Шуерецкое, Вирма у Белого моря, Бережная Дуброва, Вакорина, Зачачье, Кушерека, Марьинское, Подпорожье, Чекуево, Шелокса, Ольховский погост - в Архангельской области, погосты Ильинский и Троицкий на Водлозере - в Карелии.

Владимирская церковь

в селе Подпорожье Онежского района

Архангельской области.

С рисунка В.В.Суслова

(из книги Игорь Грабарь "О русской архитектуре")

В некоторых населенных пунктах: Онеге, Зачачье, Подпорожье, Турчасове, Чекуеве стояло по два-три кубоватых храма, образуя замечательные, уникальные архитектурные ансамбли. В целом зона распространения кубоватых храмов на Русском Севере и в Карелии довольно локальна, а наибольшее их количество обнаруживается по берегу "студеного моря-океана" и по реке Онеге в Архангельской области*.

Храмы, как существующие, так и исчезнувшие (известные по изображениям, фотографиям), неодинаковы по виду, иногда даже значительно отличаются друг от друга обликом. Интересно поэтому представить их в виде ряда построек со все усложняющимися формами, хотя четкой "хронологии" такого усложнения мы не знаем.

Простейшей является ранняя церковь Св. Параскевы Пятницы 1666 г. в Шуерецком на берегу моря. Сруб ее четырехгранный, а куб увенчан одной главой. У церкви Св. Ильи Пророка в одноименном погосте на Водлозере в дополнение к главе на кубе поставлены на углах четверика еще четыре главки, образуя своеобразное пятиглавие. Храмы с пятиглавием уже на самом кубе и приделами по сторонам (со своими главками) образовывали многоглавие. Это церкви Св. Троицы в Подпорожье, Вознесения в Кушереке... Главки на бочках прирубов появились у церкви. Преображения в Турчасове, Владимирской Божией Матери в Подпорожье (приподняты на шатрики). Оригинальна Никольская церковь в Бережной Дуброве, куб которой увенчан девятью главами (десятая стоит на бочке алтаря). Храмы всегда возвышались и ныне возвышаются над селами и городами, придавая их панорамам указанный здесь возвышенный смысл - образ изначального мироздания, Рая Эдемского.

Уникальным многоглавым храмом был огромный деревянный летний собор Успения Пресвятой Богородицы в городе Онеге конца XVII века. Пять его глав на кубе дополнялись четырьмя главами на прирубах (были подняты с бочек на "шатровые храмики"), тремя главами на бочках алтарей и еще одной главой на притворе. 13 глав собора, очевидно, символизировали "Христову и Апостольскую "Церковь". Могучий кубоватый крещатый храм величественным массивом возвышался над всей застройкой Онеги. Рядом с собором стоял еще один пятиглавый кубоватый храм с трапезной Св. Николая Чудотворца (зимний, также, возможно, конца XVII века). Вместе с колокольней, стоявшей рядом, оба кубоватых храма составляли величественный многоглавый градостроительный центр Онеги, достойно представлявшей соборную православную Святую Русь на берегу Белого моря.

Но самым крупным из кубоватых храмов был деревянный летний собор в городе Коле. Собор был построен в 1684 году внутри прямоугольной деревянной крепости - Острога. Он состоял из трех кубоватых храмов, сдвинутых вместе углами, но объединенных с общим притвором-галереей. Центральный храм был крещатый (как в Онеге) и посвящен празднику Воскресения Христова; боковые храмы-приделы были посвящены св. Николаю Чудотворцу и св. Георгию Победоносцу. Все три куба на трех храмах имели пятиглавия. Еще главы стояли на трех прирубах главного храма (были приподняты с бочек высокими "шатровыми храмиками"), на трех алтарных бочках (также приподнятые на "шатровых храмиках"), на трех шатрах рундуков крылец. Всего на соборе поначалу насчитывалось 24 главы. С главой на отдельно стоящей шатровой колокольне над крепостью Колы возвышалось 25 глав.

Кольский собор тремя своими кубами как бы трижды напоминал о теплом и благодатном Рае - что, очевидно, очень "требовалось" поморам на берегу "студеного моря-океана" за полярным кругом. Но вместе с градом-Острогом он символизировал также своими 25 главами Небесный Град - Горний Иерусалим (25 его престолов). Этим небесным символом город Кола "перекликался" с символами Небесного Града Пскова, Москвы, даже древнего Киева.

Оберегая этот священный символ, жители Колы старались при различных перестройках города и храмов не терять его. Так, когда в крепости возник зимний каменный храм Благовещения Пресвятой Богородицы с одной главой, то у Воскресенского собора убрали западное крыльцо с главкой на шатре рундука-часовни. Когда же при церкви Благовещения устроили второй храм во имя Спаса Нерукотворенного Образа со своей главой, а также с главой над общим притвором обоих храмов, то главы на двух рундуках крылец собора были заменены простыми шарами с крестами. Так над городом-крепостью старались сохранять 25 глав, 25 крестов. Находясь на берегу Ледовитого * океана, на самой северной границе Русского государства с католической Европой, город Кола, как и Онега, представлял собой православную Святую Русь вполне достойно, на самом высшем градостроительно-символическом уровне. Ведь более высокого символа, чем Небесный Град, в христианском средневековье не существовало.

К сожалению, сказочный градостроительный комплекс центра Коды дожил только до середины XIX века. В 1854 году во время Крымской войны он был хладнокровно и безнаказанно расстрелян издали и сожжен английским фрегатом, дальнобойным пушкам которого защитники Колы ничего противопоставить не могли. В гигантском кострище, устроенном цивилизованными варварами, сгорел уникальнейший архитектурный ансамбль древней Руси мирового класса.

***

Самая ранняя из сохранившихся кубоватых церквей - церковь Св. Параскевы Пятницы в Шуерецком - датируется 1666 годом, а позднейшая церковь Благовещения Пресвятой Богородицы в Турчасове - 1795-м. Вполне возможно, что кубоватые храмы Русского Севера строились в продолжение всего 150 лет какой-нибудь особой артелью онежских плотников, передававших образ "своего" храма детям и внукам по наследству. Но кто из этой артели впервые построил храм в виде "огненной башни" - остается неизвестным. Можно только заметить, что это было "чудесное озарение" какого-то гениального зодчего-плотника. Однако ничто не бывает случайным, - ведь даже это озарение тоже было чем-то вызвано? В этой связи можно напомнить еще одно предание, которое могло подтолкнуть неведомого творца-плотника к созданию образа первой необычной, удивительной церкви.

Кубоватые храмы - эти зримые символы Рая-Эдема - не случайно, надо полагать, разместились на берегах "студеного моря-океана", его реках и речках. Возникновение храмов-символов, их расположение именно здесь было, очевидно, связано с определенными представлениями русских людей, в первую очередь новгородцев, о местоположении Рая. Об этом и свидетельствует древнее народное предание, которое бытовало у населения Русского Севера - древней Новгородской земли еще с XIV века. Воспринималось оно как очень правдивое, поскольку это предание о Рае сохранилось не где-нибудь, а в "Послании" новгородского архиепископа Василия Калики (1331-1352 гг.) к тверскому епископу Федору в качестве веского полемического аргумента в религиозных спорах (Софийская, Воскресенская летописи под 1347 г.; текст о Рае приведен в извлечении из "Послания" и в сокращении).

"А то место Святого Рая находил Моислав Новгородец и сын его Яков. И всех было их три юмы (парусника). И одна из них погибла много блудив, а две их потом долго носило море ветром, и принесло их к высоким горам. И видеша на горе той написан Деисус лазорем чудным и вельми издивлен паче меры, яко не человеческыма рукама творен, но Божиею благодатью; и свет бысть в месте том самосиянен, яко не мощи человеку исповедати; и пребыша долго время на месте том, а солнца не видеша, но свет бысть многочасный, светуяся паче солнца; а на горах тех ликования многа слыша-хуть, и веселия гласы вещающа.

И повелеша единому другу своему взити по шегле на гору ту и видети свет и ликования гласы; и бысть яко взыде на гору ту и абие въсплеснув рукама и засмеяся, и побеже от другов своих к сущему гласу. Они же вельми удивляшася. И другого послаша, запретив ему, да обратився скажет им, что есть бывшее на горе. И той также сотворив нимало възратися к своим, но с великой радостию побеже от них. Они же страха наполнишася, и начаша размышляти к себе, глаголюще: "Аще ли и смерть случится, но видели бехом светлость места сего". И послаша третьего на гору, привязав ужищем за ногу его; такоже и той створити хоте, въсплеснув радостно и побеже, в радости забыв ужища на нозе своей. Они же сдернуша его ужищем, и в том часе обретеся мертв. Они же побегоша вспять, - не дано есть им далее того видети светлости тоя неизреченныя, и веселия, и ликования тамо слышащаго. А тех, брате, мужей и нынеча дети и внучата добры-здорови.

А что, брате, молвишь Рай мыслен, ино, брате, так то и есть - мысленный и будет, а сажен - не погибл и ныне есть, а на нем свет самосиянен, а твердь занята есть до гор тех раевых..."

Новгородской земли о местоположении Рая-Эдема. Всем известно, как долго сохранялись здесь былины, легенды, предания. А о широком распространении предания о Рае свидетельствует шутливая общерусская народная поговорка - "новгородский Рай нашел". Вполне возможно поэтому, что указанное представление сначала породило кубоватый храм, а затем выставило эти символы Рая в XVII- XVIII веках по берегам "дышащего моря", за которым "на востоке сонца", как считалось, и находилась блаженная страна.

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский