• Название:

    Отцы и дети


  • Размер: 0.07 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

ОТЦЫ И ДЕТИ

(по книге О. Громыко "Космотехнолухи")

Девятый день рождения Дэна выпал на прыжок от одной станции гашения до другой. После прыжка предстояло лететь около двух суток, и это время отлично подходило для торжества.

Именинника поставили в известность заранее, чтобы не мучился зря напрасными подозрениями - с его-то датчиками! Сначала рыжий поотнекивался, прекрасно помня чем его день рождения закончился в прошлый раз - боем с взбесившимся андроидом и возвращением на "Мозгоед" под конвоем полицейского - но общими усилиями его всё же уговорили. Дэн только попросил не устраивать ничего грандиозного, ограничившись тортиком. Друзья пообещали, но навигатор всё же слегка нервничал.

В конечном итоге сошлись на праздничном обеде, к которому пультогостинную украсили невесть где раздобытым Полиной внушительным транспарантом с надписью крупными буквами "С Днём рождения, Дэнечка!" и россыпью блестящих звёздочек и сердечек. Подарками на этот раз запастись не успели, но пообещали, что в ближайшем галамаркете Дэн сможет сам выбрать себе подарок на свой вкус.

Про день рождения рыжего навигатора не забыли и другие друзья. На предыдущей станции гашения при проверке почты в инфранете обнаружилось несколько писем лично для Дэна. Написали Кира и бывший экипаж "Аргамака", Сакаи со своим экипажем, даже восторженное письмо от Збышека Ковальски нашлось. Бывший стажёр "DEX-компани", а ныне ведущий кибернетик "Общества защиты разумных киборгов" делился последними новостями. Как ни странно, но отписался даже Вадим, прислав попутно несколько голографий с Аликом. Малыш уже не только крепко стоял на ногах, но и вовсю бегал... От такого внимания к своей скромной персоне Дэн даже слегка растерялся.

Сам праздничный обед вполне себе удался, и на этот раз Дэн полностью прочувствовал, как это весело - день рождения в кругу друзей. После всех последних приключений и неприятностей рыжий киборг как никогда ощущал себя человеком. Причём счастливым человеком... И лишь одна деталь подпортила ему всё удовольствие. Весь обед Станислав Федотович выглядел каким-то грустным и задумчивым. Нет, он исправно улыбался, поздравлял, даже позволил Теду поставить на стол несколько банок пива... Но в капитанском взгляде нет-нет да и проскакивало нечто такое, от чего Дэну становилось слегка не по себе.

После разборок с центаврианцами и отъезда Вадима с Аликом отношения навигатора и капитана начали изменяться в странном направлении. Поначалу Дэн не придавал этому особого значения. Всё началось с тоски. Дэн не понимал, что с ним творится, часто бесцельно слонялся по кораблю, на вопросы отвечал невпопад... Даже его друзья-неразлучники не могли добиться внятного ответа. Растормошить его пытались все, но лучше всего это удалось капитану, который как-то ночью застал рыжего в пультогостиной одного и в сумрачном настроении. Помявшись, Дэн признался, что беспокоится за ребёнка. Вадим уже перестал быть для него врагом и просто неприятным человеком, но навигатор практически ничего о нём не знал и боялся, что малыш попал не в самые лучшие руки. Станислав успокоил парня, рассказав о бывшем сослуживце всё, что знал и помнил... И как-то незаметно их ночные посиделки стали обычным делом.

Успокоившись на счёт малыша, Дэн с удивлением понял, что прежняя дистанция, разделяющая его и капитана, немного сократилась. Казалось, что такого? Да, у них всегда находилось немало общих тем для разговоров - оба воевали, нередко выяснялось, что их заносило в одни и те же места... И что с того? Но и просто посидеть и помолчать рядом со Станиславом Федотовичем было приятно. Появлялось какое-то особенное чувство уверенности и защищённости. Незаметно для самого себя Дэн начал откровенничать с капитаном на такие темы, которые никогда не затрагивал даже в компании друзей. Однажды он, поняв это, испугался и спросил у капитана, насколько это нормально. Всё-таки они начальник и подчинённый... На что Станислав рассмеялся и потрепал его по голове, сказав, что "сейчас я с тобой разговариваю не как твой капитан, а как твой старший товарищ".

После стычки с Ржавым Волком и "DEX-компани" привычная граница размылась ещё сильнее. Дэн не понимал, когда для него стало вполне привычным чувствовать капитана рядом с собой, как он кладёт ему руку на плечо, изучая готовую трассу, или треплет макушку вкупе с похвалой... Перед очередным прыжком Станислав Федотович всё чаще вставал именно за его креслом, и навигатор чувствовал себя спокойнее и увереннее. За ночными разговорами всё чаще не Дэн заваривал чай для капитана, а капитан приносил ему полную кружку. Вспоминая их прежние отношения, Дэн снова и снова пытался понять, что же изменилось и когда... Ответа не было.

Самое странное, что и экипаж "КМ" эти изменения тоже заметил. Тед подшучивал, говоря, что у капитана завёлся любимчик, Полина его одёргивала, Вениамин Игнатьевич загадочно улыбался, наблюдая за короткими разговорами Станислава с Дэном... Помалкивали только Михалыч да Ланс. Первый косился со странным сочувствием, а второй ещё плохо разбирался в подобных нюансах.

Поздно вечером весь экипаж разошёлся по каютам - спать. Ланса пришлось чуть ли не силком отрывать от терминала - второму пилоту "Космического мозгоеда" не терпелось запечатлеть праздник в серии рисунков. И только Дэн остался в пультогостиной, отговорившись необходимостью немного посидеть над трассой. На самом деле навигатору просто не хотелось спать. Причина странного поведения капитана так и осталась невыясненной, и это отбивало сон напрочь.

На бору "КМ" уже царила ночь, когда Дэн вдруг услышал в коридоре шаги капитана. Тяжёлые, как в ночь после побега Алексея на катерочке Падлы... Станислава Федотовича что-то тревожило, и ему не спалось. Когда капитан вошёл в пультогостиную, Дэн обернулся и кивнул на короткое приветствие.

- Ты спать-то собираешься, именинник? - проворчал Станислав, щёлкая кнопкой чайника, но в его голосе слышалась всё та же непонятная грусть. - Всё-таки ночь на дворе.

- Да, Станислав Федотович, только посижу ещё чуть-чуть.

- Чай будешь?

- Да, спасибо.

Когда Станислав поставил кружку с чаем на край пульта, киборг заметил, что у него чуть трясётся рука. По поверхности чая бежала лёгкая рябь.

- Станислав Федотович, вы хорошо себя чувствуете?

- А? Да, всё в порядке. А что?

- Ничего. Извините.

Станислав пожал плечами и сел за стол. В пультогостиной повисло молчаливое напряжение. Отпив чая, Дэн понял, что сегодня капитан сыпанул в него чуть больше сахара, чем обычно... Рыжий не выдержал и развернулся вместе с креслом. Капитан сидел за столом, ссутулившись и обхватив свою кружку обеими ладонями. Вид у него был... Только теперь Дэн понял, как за эти пару лет постарел их капитан. Да, он всё ещё был крепок и подтянут, выглядел несколько моложе своего реального возраста, но годы всё-таки медленно брали своё. Дэн, поддавшись порыву, пересел к нему.

- Станислав Федотович, - осторожно позвал он, едва касаясь капитанского плеча, - с вами точно всё в порядке? Вы неважно выглядите...

Станислав поднял голову и посмотрел на своего навигатора. В голубых глазах Дэна билось искреннее беспокойство. Станислав слабо улыбнулся и похлопал парня по плечу.

- Ничего-то от тебя не скроешь...

- Просто... вы сегодня весь день какой-то... не такой... - путаясь в словах, пояснил Дэн, забыв про свой чай. Он видел, что у капитана участилось сердцебиение. Угрозы здоровью не было, но рыжий всё равно не на шутку взволновался. - Почему?

- Это трудно объяснить, Дэн... - Станислав отпил из своей кружки и отодвинул подальше от себя.

- Я постараюсь понять... если вы мне расскажете.

Станислав тяжело вздохнул и устало провёл ладонью по поседевшей голове. От этого зрелища Дэна будто резануло по сердцу.

- Дэн, я ведь уже немолод. Хочу я этого или нет, но большая часть жизни уже прожита, а с чем я пришёл к её концу? По большому счёту, ни с чем.

- Это неправда, - возразил навигатор. - А как же наш экипаж? А "Мозгоед"? Мы же делом занимаемся... - Дэн всё сильнее тревожился. Капитан ещё никогда так не говорил. Да, бывало, жаловался, что "старость - не радость", но это было не так... - Или вы... не счастливы?

- Счастье... - Станислав снова тяжко вздохнул и долгим взглядом обвёл пультогостиную, на стене которой всё ещё висел полинин транспарант, чуть поблёскивая звёздочками и сердечками. Снимать его было просто лень. - Счастье - это такая штука, которую каждый понимает по-своему... Нет, я не жалею о прожитых годах, ты не думай плохого. Просто сейчас я всё сильнее понимаю, что кое-чего важного в моей жизни всё-таки не было. И от этого мне очень грустно.

- Чего же?

- Помнишь голографии с Аликом, которые Вадим прислал? - Дэн кивнул, невольно улыбаясь. Его клон неумолимо рос, доставляя приёмному отцу всё больше забот, но Вадим, хоть и ворчал, но продолжал тащить крест отцовства вопреки всему. - Когда мы их сегодня смотрели, я впервые поймал себя на мысли, что завидую.

- Завидуете... Вадиму?

- Да. Я, конечно, искренне рад за него, что он теперь не один... Но Вадик видит, как растёт Алик... Этого-то у меня и не было.

- Я... не совсем понимаю.

- Ты же знаешь, что родни у меня почти не осталось, а тех, кто есть, можно вообще в расчёт не принимать - мы уже много лет не общаемся. Я никогда не был женат, детей у меня нет... Да я и не стремился обзаводиться семьёй. Сначала из-за службы, а потом... - Станислав безнадёжно махнул рукой. - Потом пенсия... а потом на меня свалился наш корабль... и вы. - Капитан снова слабо улыбнулся и чуть сжал плечо Дэна в привычной дружеской манере... но как-то иначе. - Вы и стали моей семьёй, и эта семья - совсем как настоящая. И всё-таки я периодически ловлю себя на том, что представляю - какими могли бы быть мои собственные дети, как бы они росли... делали первые шаги, ходили в школу...

- Кажется, у людей это называется родительским инстинктом, - задумчиво сказал Дэн, всё ещё не совсем понимая, куда клонит капитан.

- Да, правильно. И сегодня я впервые испытал настоящую отцовскую гордость, когда... увидел тебя за праздничным столом. Такого... счастливого.

Дэн замер, не веря собственным ушам и датчикам. Искренность в голосе капитана предельно приблизилась к сотенной отметке...

- Вы это... серьёзно? - вырвалось у него помимо воли. Сердце вдруг дало сбой.

- Да. Я только сегодня полностью осознал, насколько ты мне стал близок и дорог за эти пару лет. Честное слово, Дэнь, когда я увидел тебя в первый раз на том злосчастном собеседовании - насквозь больного, лохматого, в том жутком свитере - я и подумать тогда не мог, во что это потом выльется. А сейчас мне страшно становится от одной только мысли, что мы могли улететь на Степянку без тебя... и больше никогда не увидеться.

Дэн слушал, чувствуя, как его охватывает дрожь. Процессор периодически выдавал тревожные сообщения о нестабильной работе центральной нервной системы, усиленном сердцебиении и неконтролируемом выбросе адреналина, но киборг их игнорировал. Внутри него творилось нечто невообразимое! Дэн понимал, насколько он сам привязался к капитану за время пребывания на борту "Космического мозгоеда", но такого с ним ещё не было! Даже на Медузе, когда Тед сказал, что Станислава забрал Казак... Тогда был только страх за жизнь капитана, а сейчас... Хотелось что-то сказать или сделать, но что??? Слова застревали в горле, сбиваясь в плотный ком, руки метались по поверхности стола, не зная за что зацепиться, а глаза вдруг резко заболели.

- Дэн? - На усталом лице Станислава появилась тревога. - Что с тобой? Я сказал что-то не то?

Дэн отрицательно замотал головой и выскочил из-за стола, пытаясь успокоиться, но отчего-то никак не получилось подкорректировать настройки имплантатов - он постоянно сбивался. Боль в глазах усилилась. Дэн прислонился лбом к холодной колоне и попытался просто отдышаться.

На его трясущиеся плечи легли тяжёлые руки капитана.

- Дэнька, что с тобой? Не молчи, прошу, - попросил Станислав с мукой в голосе.

- Я... - сдавленно выдавил из себя киборг и не узнал собственный голос - дрожащий и срывающийся. - Я... не знаю...

- Ты... плачешь? - Станислав развернул навигатора к себе и с удивлением увидел, как по побелевшим щекам катятся крупные слёзы. - Да что ж ты так?.. Мальчик мой... - Он привлёк парня к себе и крепко обнял. - Ну что же ты... Ну, не плачь... не надо... родной мой...

Дэн всхлипнул как-то совсем по-детски и прильнул к капитану. Испуганный неожиданным признанием, он не знал, что теперь и думать. Всё это время он считал экипаж "КМ" своей семьёй, никого особо не выделяя. Он не раз слушал рассказы Теда о его родителях, с полининой мамой был даже знаком лично, но о том, что это такое - просто родительская любовь и забота - всерьёз не задумывался. Сейчас, вспоминая, как складывались его отношения с капитаном после Степянки и Джек-Пота, он понял, что всё это время та самая родительская забота была совсем рядом, нераспознанная под начальственной строгостью. Да и сам Станислав Федотович, похоже, о ней не подозревал... до недавнего времени. По отношению к троице "мозгоедов" он часто вёл себя как строгий, а порой и суровый отец. Ругал их всех одинаково, наказывал тоже одинаково... Иногда Дэну доставалось сильнее - как на Хризантеме, когда он выпустил Ланса с корабля. Но Тед как-то сказал, что люди часто бывают придирчивее и строже по отношению именно к тем, кого любят больше всего...

Жаркое чувство в груди рыжего росло и ширилось, ища выход, и таки прорвалось наружу сдавленными рыданиями. За всю свою жизнь Дэн плакал очень редко и тщательно это скрывал из чувства самосохранения. Особенно на "Чёрной звезде". На борту "КМ" повода как следует поплакать не подворачивалось ни разу, отчего Тед иногда подшучивал над железными нервами напарника. Как-то случайно Дэн увидел, как плачет Полина после очередного разговора с мамой, закончившегося ссорой - потом они помирились - но ему и в голову не приходило, что когда-нибудь его слёзы увидит Станислав Федотович. От этого было почему-то... стыдно.

Капитан стиснул рыжего чуть сильнее, поглаживая по голове и что-то тихо говоря. Дэн едва улавливал смысл слов, но интонации... От этих тепла и ласки, предназначенных ему - исключительно ему одному! - удивительным образом становилось легче. Чаще всего в потоке неуклюжих утешений мелькали два слова, врезавшиеся в память в самый первый раз.

"Мальчик мой".

От этих слов на душе становилось так хорошо и легко, будто оттуда сваливалась самая настоящая гора.

Наконец он выплакал все слёзы и отстранился от капитана, сердито вытирая покрасневшее лицо и припухшие веки.

- П-прост-тите... С-ст-танисл-лав-в Ф-ф-федот-тович-ч... - заикаясь, тихо сказал Дэн.

- За что? - удивился капитан, приглаживая его растрёпанные волосы, выбившиеся из хвостика. - Тебе совершенно не за что извиняться.

- Я-я исп-порт-тил в-вашу во-водол-лазк-ку...

- Ну и пёс с ней. Иди-ка лучше чай допей и успокойся. - Станислав легонько подтолкнул зарёванного навигатора обратно к столу. - Ничего страшного не случилось. Подумаешь... Это же только слёзы, а не машинное масло.

Заметно остывший чай Дэн выпил практически залпом и, разумеется, поперхнулся. Станислав долго хлопал его по спине, пока навигатор откашливался, с ласковой укоризной качал головой, а потом сел рядом и снова обнял.

- Полегчало? - Дэн молча кивнул и всхлипнул - уже всухомятку. - Вот и хорошо. А то я уже собирался Веньку будить... Вот уж не думал, что киборги - даже бракованные - могут так плакать!

- Я... я не знал... что отец - это так... хорошо, - признался Дэн. - Тед же своего вечно ругает... ворчит... А мы, киборги... - Сказав "мы", Дэн наконец понял весь смысл этого всеобъемлющего слова. - У нас ведь нет родителей. Наша ДНК создавалась искуственно, нас выращивали в инкубаторах... и нашим создателям никогда бы не пришло в голову считать нас своими детьми... именно в этом смысле. - Дэн шмыгнул носом в последний раз и опустил голову на капитанское плечо. - И... когда я начал считать наш экипаж своей семьёй... когда появился Алик... я что-то начал чувствовать, но не мог понять, что это такое. Оно появлялось только рядом с вами...

- А теперь понимаешь? - В голосе Станислава появилось облегчение и радость.

- Угу. Только...

- Только что? - подбодрил капитан.

- Только... я теперь не знаю, как себя вести... с вами.

- Так же, как и всегда, - пожал свободным плечом Станислав. - Ведь ничего не изменилось на самом -то деле. Мы просто наконец назвали вещи своими именами. Я... надеюсь, что ты не будешь напропалую пользоваться своим новым положением? - В голосе капитана прорезалась улыбка. - Не будешь считать, что раз я назвал тебя своим сыном, то тебе теперь всё можно? - Дэн представил себе, как фамильярно отмахивается от рассерженного очередной выходкой капитана, а экипаж смотрит на него, разинув рты, и невольно хихикнул, уткнувшись носом Станиславу в шею и обняв в ответ. - Вот именно. И учти, сынок, что теперь за свои фокусы будешь получать по полной программе. Безо всяких скидок. Вашей банде и так слишком много всего сходит с рук... Всё понятно?

Дэн кивнул и поднял голову, заглянув Станиславу в глаза.

- А... почему именно я? Почему не Полина... или Ланс? Или Тед?

- Не знаю... Полина - девушка хорошая, Тед... ну, это Тед, ты его лучше меня знаешь. Оболтус, но зато наш... Ланс... он тоже хороший парень, но с его появлением мне стало только лучше всё виднее.

- Как это? - удивился Дэн.

- Раньше вы - все трое - были для меня одинаковыми. Разве что за тебя я больше переживал... из-за "DEX-компани". Мы-то все не так были зависимы от капризов её политики, как ты. А когда на нашем корабле появился Ланс, я начал вас сравнивать... и постепенно понял, что ты для меня стал особенным. И дело вовсе не только в том, что я обязан тебе своей жизнью. У нас с тобой гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд... А остальное пришло со временем. - Капитан вздохнул и хлопнул парня по плечу. - Ладно, после договорим. Времени у нас ещё будет навалом... А теперь шуруй в санузел, умойся и отправляйся спать.

- Да, Стан... - привычно начал было Дэн, осёкся и, чуть сжавшись от стеснения, поправился: - Да... отец.

От этого короткого слова и смущённой улыбки у Станислава окончательно потеплело на душе. Он притиснул новоиспечённого отпрыска к себе напоследок и широко улыбнулся.

- Иди уже.

- Ага...

К удивлению ещё не совсем опомнившегося от такого счастья навигатора, в коридоре он наткнулся на весь остальной экипаж. И как он их раньше не заметил? Судя по выражениям лиц и тому, как отводились взгляды, его откровенный разговор с капитаном они слышали. Машка что ли всех подняла?.. И только Ланс смотрел на "старшего брата" с беспокойством и любопытством, попутно наглаживая Котьку.

- А вы почему не спите?

- Да так... - смутилась Полина, у которой подозрительно блестели глаза. - Чайку решили попить...

- А... ну да... - Дэн ещё раз оглядел всех и направился в санузел. Пожалуй, горячий душ лишним не будет.

- "Чайку попить"... - передразнил Полину Тед, едва за рыжим закрылась дверь санузла. - Ты ничего умнее не могла придумать?

- А что я должна была сказать? - обиделась Полина. - "Поздравляю с обретением любящего папочки!" Так что ли?

- Ну... - смутился Теодор, чеша затылок. - Могла бы ляпнуть что-нибудь не столь банальное...

- Какая разница? - примирительно сказал Вениамин. - Главное, что всё теперь встало на свои места. И Стас не будет чувствовать себя таким одиноким и Дэну будет хорошо. Ведь они действительно нашли друг друга.

- А ты, по-моему, Дэньке завидуешь! - Полина мстительно пихнула Теда локтем.

- Я? - возмутился пилот. - С чего вдруг?! Да я больше всех за него рад!!!

- Да потому что твой отец...

- Вот только не надо про моего отца! Свою маму лучше вспомни!

Полина вспомнила последний звонок с Нового Бобруйска и заткнулась.

- А разве отец и мама - это плохо? - спросил Ланс.

- Нет, Ланс, это не плохо, - качнул головой доктор. - Просто есть такие родители, которых лучше любить на расстоянии.

- Эт тчн, - поддакнул Михалыч, отчего-то съёжившись почти вдвое.

Ланс озадаченно задумался, посматривая на дверь санузла и прикидывая, как утром поделикатнее распросить Дэна поподробнее. Люди всё ещё поражали его своей непостижимой логикой, которую сможет растолковать только, пожалуй, "старший брат".