• Название:

    Крайний случай копия


  • Размер: 0.17 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

Илья Афроимович Туричин

Крайний случай

Туричин Илья Афроимович

Крайний случай

Оглавление:

* Пролог

* Глава первая, в которой рассказывается о том, как Иван "жар-птицу" поймал

* Глава вторая, в которой появляется Фриц - Рыжий лис

* Глава третья, в которой фашистские танки идут в наступление, а Иван попадает в беду

* Глава четвёртая, в которой Фриц - Рыжий лис рано радуется

* Глава пятая, в которой и колючая проволока не преграда

* Глава шестая, в которой у Ивана появляются новые друзья

* Глава седьмая, в которой мы будем радоваться вместе с Иваном

* Глава восьмая, в которой Иван и Фриц - Рыжий лис побывают у Фельдмаршала

* Глава девятая, в которой Фельдмаршал просыпается

* Глава десятая, в которой Фриц - Рыжий лис видит хвост улетающего самолёта

* Глава одиннадцатая, в которой из двух самолётов долетает только один

* Глава двенадцатая, в которой Иван спасает Генерала

* Глава тринадцатая, в которой Иван получает посылку

* Глава четырнадцатая, в которой снова появляется Фриц - Рыжий лис

* Глава пятнадцатая, в которой Фельдмаршалу приходит конец

* Глава шестнадцатая, суровая и скорбная, в которой смерть превращается в бессмертие

Пролог

Не в тридесятом царстве, тридесятом государстве, а на советской земле жила простая женщина Мария Ивановна. Была она сильною и статною. Глаза синие, как речная вода на заре; коса длинная, будто сплетена из спелой пшеницы; а руки такие работящие, что все вещи их слушаются.

Был у нее сын - Иванушка, - хоть в сказках Иванушек и дурачками называют, он самым способным в селе был, самым умным. Мечтал учёным стать.

Так бы счастливо и жила Мария Ивановна со своими сыном, если бы не война.

Светлым солнечным утром напали на нашу Родину фашисты. Солнце заволокло дымом. Засыпало пеплом поля. Реки помутились от крови и слез.

Узнала мать весть эту, засеребрилась в её косе седина, поблёкли глаза от слез, ведь придется сына своего на войну снаряжать!

До зорьки поднялась мать, хлопотала у печи, испекла из ржаной муки каравай хлеба. А как снарядился Иванушка, стал прощаться с матерью, подала она ему каравай и сказала:

- Народ тебя, Иванушка, и оденет, и накормит. А всё ж возьми материнский хлеб. На самый крайний случай.

Взял Иванушка в руки каравай, бережно разломил пополам. Одну половину матери вернул, вторую обернул в чистую холстину и положил в свой мешок. Поцеловал мать и шагнул за порог.

С этого-то места и начинается рассказ про солдата Ивана.

Глава первая, в которой рассказывается о том, как Иван "жар-птицу" поймал

Однажды Ивана вызвал к себе Генерал.

- Здравия желаю, товарищ Генерал.

- Здравствуй, Иван. Для тебя есть дело трудное и опасное. Скоро начинаем наступление. Нужно "языка" добыть. Только не простого фашиста, а "жар-птицу" - фашистского офицера, чтобы побольше знал, побольше рассказать мог.

- Слушаюсь, товарищ Генерал.

- А ты не спеши с ответом, Иван. Подумай. Может, на смерть идёшь.

- На то я и солдат, чтоб Родину защищать и подвиги совершать, - ответил Иван.

Надел Иван пёстрый маскировочный халат, чтобы не так заметным быть. Взял автомат. Положил краюшку материнского хлеба за пазуху и, как солнышко село, попрощался с товарищами.

Через линию фронта нелегко пробираться. Всюду фашистские глаза да фашистские уши. Пули свистят. Мины рвутся. Надо то ползти как ящерица, то взлетать по-птичьи, то падать на землю камнем, то замирать деревом. Но прошёл Иван через фронт невидимым, неслышимым, будто тень облачка через поле.

К рассвету на дорогу вышел. Огляделся. Кругом ели могучие стоят. Глушь. А дорога наезжена. Самое подходящее место для засады.

Разложил аккуратно в траве на обочине ловушку. Долго сидел, ждал пока «жар-птица» явится.

Тут проехал мимо автомобиль.

Трах-трах... Лопнула шина, наткнувшись на ловушку Иванову.

Выскочили из автомобиля двое фашистов. По-своему, по-фашистски, ругаются. За ними третий показался. Над губами тонкие усики. Фуражка высокая. Погоны блестят."

Ты-то мне, господин "жар-птица", и нужен", - подумал Иван. Выскочил из кустов, поднял автомат.

Та-та-та-та!..

Два фашиста свалились как подкошенные.

Скомандовал Иван офицеру:

- Хенде хох! Руки вверх!

Офицер побледнел, залопотал что-то, схватился за кобуру, стал пистолет вытаскивать.

Нахмурился Иван:

- Нехорошо, господин "жар-птица"!

Стукнул офицера легонько по голове кулаком. Тот и рухнул на землю без памяти.

Ночью линию фронта перешёл. Явился к Генералу чуть живой от усталости. Положил перед ним мешок, развязал.

- Ваше приказание выполнил, товарищ Генерал. Раздобыл "жар-птицу".

Вылез фашистский офицер из мешка злой, как собака побитая. На Ивана не глядит.

Похвалил Генерал Ивана:

- Проси, - говорит, - любую награду за подвиг.

Вытянул Иван руки по швам. Отдал Генералу честь.

- За доброе слово спасибо, товарищ Генерал. А награды мне никакой не надо. Я для народа, для Родины жизни не пожалею. Служу Советскому Союзу!

Вернулся Иван к своим товарищам. А те глядят на него и головами качают. Говорят, что вырос Иван, длиннее стал, видно, как в сказке – не по дням, а по часам растет!

Глава вторая, в которой появляется Фриц - Рыжий лис

А в это время у фашистов началась паника. Тревожно звенели телефоны. Мчались во все стороны связные. Искали пропавшего офицера.

Офицер-то и в самом деле оказался не простым, а самым любимым адъютантом фашистского Фельдмаршала.

Доложили Федмаршалу, что адьютанта захватил русский солдат, по имени Иван.

Фельдмаршал вскочил, затопал ногами, поймать, Расстрелять, Повесить приказал.

Столь важно дело велено поручить самому подлому и хитрому. Хлопнул фельдмаршал в ладоши, и в комнату вошёл рыжий солдат. Обычно у рыжих людей много веснушек. Это солнышко метит их за то, что волосы у них золотые, как солнечные лучи.

А у этого рыжего фашиста лицо было бледным, без единой веснушки: солнце не любило его.

По приказу отправился Фриц ловить Ивана.

Глава третья, в которой фашистские танки идут в наступление, а Иван попадает в беду

Целую неделю Фриц - Рыжий лис околачивался на передовой. Сидел в окопах. Лежал в воронках. Ползал по кустам. Всё высматривал да вынюхивал, всё прикидывал, как бы заманить Ивана в ловушку!

На радость Лису, получил Иван со своими товарищами задание – украсть карту, на которой расписано, где же фашисты свои войска расположили.

Лис заманил русских в ловушку, окружили их автоматчики фашистские, схватили их и уволокли в свои окопы! Подумал Фриц так, если даже Ивана и не окажется среди пленных, можно выпытать у остальных, где Ивана искать.

Глава четвёртая, в которой Фриц - Рыжий лис рано радуется

Заперли пленных в подвале разрушенного дома. У дверей и окон поставили часовых. И даже наверху, в комнате с выбитыми рамами, посадили автоматчика. Он стучал на сквозняке зубами. Боялись, что раненые советские солдаты как-нибудь умудрятся разобрать потолок и убежать.

В углу пустой комнаты за кухонным столом сидел Фриц - Рыжий лис, а возле него карта заветная лежала, которую велено солдатам русским добыть. Лис немного трусил, поэтому вдоль стен поставил автоматчиков. Они готовы были в любое мгновение поднять стрельбу.

- Гляди, ребята, сколько почёту, - усмехнулся Иван.

- Молчать! Не разговаривать! - крикнул Фриц - Рыжий лис. - Кто есть из вас Иван?

Пленные не отвечали.

Фриц - Рыжий лис нахмурился.

- Я спрашиваю: кто есть Иван?

- Мало ли что ты спрашиваешь. А мы отвечать не будем. Ты сперва нас накорми и напои. А потом уж спрашивай, - спокойно сказал Иван и подмигнул товарищам, которые поддерживали его под руки.

- Накормить? Напоить? - выпучил глаза Фриц - Рыжий лис.

- А что? - сказал Николай. - Не худо бы сейчас похлебать щей.

- И помять ложкой кашу, - продолжал его сосед.

- И запить чайком, - откликнулся третий.

Они были слабы и голодны, но у них ещё хватало сил поиздеваться над сытым Фрицем.

А Фриц - Рыжий лис был жестоким, хитрым и коварным, но не отличался умом. Он не понял, что раненые пленные издеваются над ним. "Иван глуп, - подумал он. - Накормлю его, напою, он и раскиснет. Тут я его и схвачу, и повешу".

И Фриц - Рыжий лис велел принести пленным поесть.

- Давно не видел такого дурака, как этот рыжий, - сказал Иван товарищам, облизав ложку.

- Что ты там бормочешь? - спросил Фриц - Рыжий лис из своего угла.

- Спасибо, говорю, за угощение.

- А-а-а-а... Ну, поели, попили, теперь отвечайте: который из вас Иван?

- А после обеда у нас тихий час полагается, - сказал Иван.

- Всех по одному повешу! - заорал он. Ткнул пальцем в Ивана, как в самого слабого. - Хватайте этого!

Бросились автоматчики к Ивану. Схватили. Поволокли к двери.

- Стой! - крикнул солдат. Я - Иван. - И он шагнул вперёд.

- А - а-а-а, - взвыл от радости Фриц - Рыжий лис. - Попался!

- Да врёт он, - сказал сосед. - Я Иван.

И он тоже шагнул вперед.

- Нет, Иван - это я, - сказал третий солдат.

- Все врут, - весело сказал Иван. - Все знают, что Иван - это я!

Тут Фриц - Рыжий лис чуть не заплакал от досады. Схватил графин с водой и об пол - бац!

Один из автоматчиков, что близко от Фрица стоял, испугался, пальнул в потолок. Посыпалась штукатурка.

В ответ за окном стрельба началась.

Фриц - Рыжий лис, съёжившись, под стол полез. Спасаться.

Тут Иван сшиб с ног фашиста, который его за руку держал, вырвал у него автомат, схватил карту со стола и Выбил ногой оконную раму. Выглянул наружу. Все фашисты попрятались кто куда. Только пули свистят.

Выбрались Иван с товарищами через окно, пока фашисты в панике бегали, они, прятавшись за деревьями, в лес вырвались.

Бегут солдаты, торопятся. Потому что нет для человека ничего дороже свободы.

А Фриц - Рыжий лис, прихватив с собой собак и автоматчиков, бросился в погоню.

Глава пятая, в которой и колючая проволока не преграда

Иван и его товарищи между тем шли и шли без передышки. Поддерживали друг друга. Молчали, чтобы сил не тратить на разговоры.

Впереди показался просвет - лесная вырубка, а вдоль вырубки тянулись густые сети колючей проволоки в несколько рядов.

Подошли. Попробовали подползти под проволоку. Невозможно. Перерезать? Нечем.

Приуныли солдаты. А уже собачий лай слышен. Погоня приближается.

Оглядел Иван проволоку, подумал и говорит:

- Всё равно перейдём!

И навалился на проволоку грудью.

Впились в его тело колючки. Стиснул Иван зубы.

- Переходите, - говорит, - на ту сторону по мне.

Один за другим пошли товарищи по спине Ивана. Ещё больнее впились колючки в его тело. Четвёртый солдат спрыгнул на ту сторону проволоки, а Иван лежит, двинуться не может. Собачий лай уже совсем рядом.

- Слезай, Иван!

- Без тебя не уйдём, - сказал Николай.

Легли товарищи на землю. Автоматы на изготовку взяли.

- Ага! - крикнул из кустов Фриц - Рыжий лис. - Попался, Иван! Теперь не уйдёшь! Хватайте его!

Выскочили из лесу собаки.

Одна собака подпрыгнула, ухватилась за Иванову штанину. Иван и рванулся из последних сил. Не выдержали колючки - отпустили. Свалился Иван прямо к товарищам.

Фриц - Рыжий лис даже тявкнул по-собачьи, в Ивана велел стрелять.

Поднял автомат и сам выстрелил Ивану прямо в грудь. Выстрелил - и увидел, как пули от Ивановой груди отскочили.

Не знал он, что за пазухой у Ивана, возле сердца, краюшка материнского хлеба лежит. Стала она в тот миг крепче брони. И смертоносные пули отскочили от неё, как сухие горошинки.

Пока Фриц - Рыжий лис моргал глазами от удивления, Иван и его товарищи скрылись в кустах. Заметался Фриц возле колючей проволоки. Под проволоку не подлезть. Перерезать её нечем.

Крикнул автоматчикам, что даст Железный крест тому, кто на проволоку ляжет! Никто не откликнулся на его зов, куда там! Даже собаки хвосты поджали.

Глава двенадцатая, в которой Иван спасает Генерала

Настали радостные дни. А разве может быть для солдата радость большая, чем бить ненавистного врага. Войска перешли в наступление, помогла карта оперативная, Иваном и его товарищами добытая. Иван стал ещё больше ростом, ведь он рос не по годам, а по делам. Генерал хотел даже отправить Ивана в тыл. Уж очень хорошей мишенью был он для врагов.

Но Иван ответил Генералу строго, что Меня пуля в грудь не берёт. А спину я врагу не показываю.

Глава тринадцатая, в которой Иван получает посылку

Незнакомые люди из разных уголков страны посылали солдатам к празднику подарки. Близилась годовщина Великого Октября. Получила посылки и часть, в которой служил Иван. На одном маленьком ящичке надпись была: "

Лучшему солдату"

Думали-прикидывали, кто лучший солдат в части. И решили отдать эту посылку Ивану.

Раскрыл Иван ящичек, - а там - кисет искусно расшитый, и на нём надпись золотой ниткой: "Береги Родину пуще глаза".

Пошёл кисет по рукам. Дивились солдаты вышивке. А когда вернулся кисет к Ивану, раскрыл он его, чтобы всыпать табак. Глядь, а там письмо. И начиналось оно теми же словами, что вышиты были на кисете:

Береги Родину пуще глаза! Не щади врага! Я старая женщина. Сын мой воюет. Осталась мне о нем одна только память – краюшка хлеба ржаного. Здесь, на Урале, мы сил не жалеем, чтобы тебя, солдат, вооружить, одеть, обуть, накормить. Бей врага лютого! Целую тебя, солдат, и благословляю.

Мария Ивановна

Прочёл Иван это письмо и заплакал, понял, что письмо это мать его послала. Думал, нет её в живых. Побывал в их селе фашист. Сколько ни писал ей - безответно. А она на Урале объявилась. Вот счастье какое!

Расправил Иван кисет, положил на пенёк, на него письмо, а сверху материнского хлеба краюшку. А хлеб-то опять свежий, и пахнет от него родным домом.

Глава четырнадцатая, в которой снова появляется Фриц Рыжий лис

Храбро воевали Иван и его товарищи.

Сколько деревень освободили! Сколько городов - и не сосчитать!

Всюду люди обнимали наших солдат. Руки пожимали. Благодарили.

Гасли на их пути пожары.

Отряхивалась земля от пепла.

Зацветали цветы.

Матери гордились своими сыновьями.

Но где бы ни воевал Иван, в какой бы город ни входил, - тенью следовал за ним Фриц - Рыжий лис.

В ту ночь, когда сбежал Иван с товарищами, разжаловали Фрица и выгнали с позором, ведь он карту потерял и пленника важного упустил.

Теперь только одна мысль вертелась в его помутившейся голове: надо найти и убить Ивана, найти и убить Ивана, найти и убить Ивана.

Притворяясь, он глухим и немым, одевшись в одежду пугало огородного.

Не знали люди, что под рваным пиджаком рыжий "глухонемой" прячет поганый пистолет с кривым дулом. Не знали, что он только и ждёт случая, чтобы выстрелить из этого пистолета в Ивана. В спину, предательски, из-за угла.

Глава пятнадцатая, в которой Фельдмаршалу приходит конец

Ранней весной прорвались наши войска к самому логову фашизма - Берлину.

Дошёл и Иван, был он теперь самым высоким на свете, ведь за эти годы много подвиг совершить успел! Нес он на своих могучих плечах свободу. В руках у него был неразлучный друг - автомат. За пазухой - краюшка материнского хлеба. Так и сберёг краюшку до самого Берлина.

9 мая 1945 года разгромленная фашистская Германия сдалась. Смолкли орудия. Остановились танки. Отвыли сигналы воздушных тревог.

Тихо стало на земле.

И люди услышали, как шуршит ветер, растёт трава, поют птицы.

В этот час попал Иван на одну из берлинских площадей, где ещё догорал подожжённый фашистами дом.

Площадь была пуста.

И вдруг из подвала горящего дома вышла маленькая девочка. У неё были тоненькие ножки и потемневшее от горя и голода лицо. Девочка пошла навстречу Ивану. И такой маленькой и беспомощной показалась она Ивану на огромной пустой, будто вымершей, площади, что он остановился поражённый, и сердце его стиснула жалость.

Достал Иван из-за пазухи драгоценную краюшку, присел на корточки и протянул девочке хлеб. Никогда ещё краюшка не была такой тёплой. Такой свежей. Никогда ещё так не пахла ржаной мукой, парным молоком, добрыми материнскими руками.

Девочка улыбнулась, а худенькие пальцы вцепились в краюшку.

Иван осторожно поднял девочку с опалённой земли.

А в этот миг из-за угла выглянул страшный, обросший Фриц - Рыжий лис. Что ему было до того, что кончилась война! Только одна мысль крутилась в его помутившейся фашистской голове: "Найти и убить Ивана, найти и убить Ивана".

Достал из-под пиджака поганый пистолет с кривым дулом и выстрелил предательски из-за угла.

Пуля попала Ивану в самое сердце.

Дрогнул Иван. Пошатнулся. Но не упал - побоялся девочку уронить. Только почувствовал, как тяжёлым металлом наливаются ноги. Бронзовыми стали сапоги, плащ, лицо. Бронзовой - девочка на его руках. Бронзовым - грозный автомат за могучими плечами.

С бронзовой щеки девочки скатилась слеза, ударилась о землю и превратилась в сверкающий меч. Взялся бронзовый Иван за его рукоятку.

Закричал Фриц - Рыжий лис от ужаса и страха. Дрогнула от крика обгорелая стена, рухнула и похоронила его под собой...

И в ту же минуту краюшка, что оставалась у матери, тоже бронзовой стала. Поняла мать, что стряслась с сыном беда. Кинулась на улицу, побежала, куда сердце повело.

Спрашивают её люди:

- Куда, мать, торопишься?

- К сыну. С сыном беда какая-то!

И подвозили её на машинах и на поездах, на пароходах и на самолётах. Быстро добралась мать до Берлина. Вышла она на площадь. Увидела твоего бронзового сына - подкосились у неё ноги. Упала мать на колени, да так и замерла в вечной скорби своей.

К подножию памятников зимой и летом несут благодарные люди цветы.

Пришли сюда и боевые товарищи Ивана. Постояли молча, склонив голову. И сложили люди об Иване эту сказку.

А бронзовый Иван с бронзовой девочкой на руках и по сей день стоит в городе Берлине - всему миру виден. А присмотришься - заметишь между девочкой и широкой Ивановой грудью бронзовую краюшку материнского хлеба.

И если на Родину нашу нападут враги, оживёт Иван, бережно поставит девочку на землю, поднимет свой грозный автомат и - горе врагам!

Вечная слава солдату Ивану!