• Название:

    КАК СО ВЕЧЕРА НАШ АТАМАНУШКА ПОЗДНО СПАТЬ ЛОЖИЛ..


  • Размер: 0.17 Мб
  • Формат: RTF
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

КАК СО ВЕЧЕРА НАШ АТАМАНУШКА ПОЗДНО СПАТЬ ЛОЖИЛСЯ

Как со вечера наш атаманушкаПоздно спать ложился.По утру-то рано наш атаманушкаРано пробуждался,Он со травыньки, со муравынькиРосой умывался,Тонким, белым полотенчикомСухо вытирался,Он московскому Чудотворчику,Богу помолился,Он на все-то, на четыре, на сторонушкиНизко поклонился,На добра-то коня наш атаманушкаОн скоро садился,К своему-то полку наш атаманушкаСкоро подъявился.— Вы здорово ли мои братцы-казаченькиСпали-ночевали!Как я- то один, добрый молодец, спалИ не здоров встал.Я ходил-то, гулял, добрый молодец,По край синя-моря,Как и я-то, добрый молодец,В сине-море оступился,Оступился в сине-море яЗа калинов куст схватился(Окончания нет).

БОЙ НА ИРДЖАРЕ

На Дарье мы долго жилиСкукою томя народ;В утешенье мы твердили,Что идти скоро в поход.Не завидна наша доля,Есть начальства с нами воля:Пускай как хотят! (2)Окопавшись мы в ЧиназеИ ждем в гости к себе эмира:Думали, придет как раз,Да попросить мир, мир у нас!Был бы он тогда счастливь,Но он слишком горделив,Плешива башка! (2)За отбитыих барановОн хотел нам отомстить:Перебить, как тараканов,Потом плову 1) наварить!Посмотрим, что за плов?Как он вкусен и здоровИз нас, русаков?! (2)Разнеслись по всем тут вести,Что и эмир не вдалеке:С нетерпенья ждет нас в гости,Остановясь на Сыр-реке.Мы не чванные в томИ тотчас к нему пойдем,Только принимай! (2)Генерал наш, Романовский,Один из лучших молодцов,Нагрузил парком Перовский» 2),Взял три тыщи удальцов.Дружно песенки запели,Живо за ним полетели —С радостью вперед! (2)На другой день главный бек,С сорока тысячьми бухарцев,Встретил нас он Джамбиреком» 3)Порасставил их близ шансов.Видим, брат, ты молодец,Что-то будет под конец, —Там увидим мы! (2)Генерал наш, Романовский,Несмотря на их весь сброд,Он как истый, чистый русский,И все двигался вперед!Не поробим мы, начнем,Путь картечами пробьемИ пойдем вперед! 4) (2)

(Сообщил казак Иван Соболев).

_____________1) Плов — любимое и лакомое кушанье коканцев и бухарцев. Он приготовляется из рису и жирной баранины, изрезанной в мелкие куски; приправой к нему служат морковь и кишмиш.2) Пароход Аральской флотилии.3) Орудие.4) Песнею этою воспоминается знаменитое поражение русскими войсками, 9 мая 1866 года, сорокатысячной армии коканцев и бухарцев, предводимых бухарским эмиром. Начальник русских войск, генерал-майор Романовский, встретил неприятельскую армию на урочище Ирджаре, близь крепости Джизака, разбил ее и забрал весь неприятельский лагерь с палатками, орудием и большим запасом продовольствия. Участвовавшие в этом деле три отдельные Уральские казачьи сотни, под начальством есаулов: Черторогова, Голунова и Поликарпова, по выбитии неприятеля с позиции, гнали его до самых Джизакских гор.

С НАДЕЖДОЙ ВЕРНОЮ, С ЧУЖБИНЫ, КРУЧИНУ В СЕРДЦЕ ЗАТАЯ (УР.)

С надеждой верною, с чужбины,Кручину в сердце затая,Скакал казак через долины,На родные свои поля.Скакал и конь его надежный,Покорен спеху седока;Уже и степь сыртов УралаОчам виднелась казака;И все он мчится вглубь, стрелою,К своему родному очагу.Вот близко берег, конь ногамиУж по песку родному шел;Вздохнул, встряхнулся и лугамиОн снова всадника несет.Туман клубится над Уралом,Казак молча прилег к луке;Вперед он сердце шлет с мечтами,Блестит колечко на руке.Кольцо уралка подарила,Когда казак пошел в поход.Клялась ему и говорила:— Твоя я буду через год!»Вот год прошел; казак стрелоюК форпосту родному спешит.Он видит избы за курганом;Вздрогнуло сердце, он молчитНе верь, казак, мечте, обману,Сверши, сверши пути конец,Иль воротись ты к атаману:Неволит деву злой отец.Твою казачку уж другому,Неволей, замуж выдают.Коня ты гонишь по-пустому,Не здесь родимый твой приют.Плыви, казак, назад чрез воды,Забудь казачку и форпост. В чужом краю не знай свободы!Умри, склоняся на седло!

(Сообщил урядник Иван Горшков).

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

ВСПОМНИМ, БРАТЦЫ, ОРЕНБУРЦЫ, КАК СТОЯЛИ ПОД ТИКОЙ

Вспомним, братцы, оренбурцы,Как стояли под Тикой:Мы разбили басурманаРужьем, шашкой и копьем.А текинцы запиралисьВ большой крепости своей;Наши воины старалисьВыбивать оттуда их.Наш командующий войсками,Храбрый Скобелев второй,Скоро выступил он с нами,Сын отечества, герой.Прошли много укрепленийНа пути к Геок-Тепе:Вдалеке мы увидалиЗемляной большой курган.Гололобые текинцыДнем носились по горам,На ночлег же собираясьРазъезжали по пескам.

(Сообщил вахмистр Петр Звездин).

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

СОБИРАЛИСЯ РЕБЯТА ВСЕ УС НАГОЛО

Собиралися ребята все ус наголо. (Живо!) Припев: Ай усы, ай усы, разбористые усы!Вы беритесь за забор и мечитесь все на двор.(Живо!)Припев.Набралась изба усов, все таких же молодцов. (Много!)Припев.На них черные папахи и пошиты всем пальты. (Славно!)Припев.За столом сидит усище — атаманище. (Страшный!)Припев.Ничего не говорит, только усом шевелит.(Молча!)Припев.Шевелись-ка, брат-хозяин, поворачивайся!(Дома!)Припев.Клади денежки на стол да расплачивайся.(Живо!)Припев.Как хозяин тут божился: ни копейки денег нет. (Ври!)Припев.А на печке лежит мальчик, он промолвился:(Неладно!)Припев.У нас деньги в кладовке и зарыты во муке».(Правда!)Припев.Старушеночка трясется, она с маслицем несется. (В кассу!)Припев.Мы давайте-ка закусим (Лей больше), хлеба соли мы пропустим. (Можно!)Припев.

Записана войск. старш Н. К. Бухариным от Федота Антоновича Мельникова.

ЗА УРАЛОМ, ЗА РЕКОЙ, КАЗАКИ ГУЛЯЮТ ( УРАЛЬСК.)

За Уралом, за рекой,Казаки гуляютИ стрелою каленойЗа реку пускают.Гей, гей, гей-ей! не робей!За реку пускают.Казаки не простаки —Вольные ребята,И на шапках тумаки,Все живут богато.Гей, гей, гей-ей! не робей!Все живут богато.Темны ноченьки не спят,В поле разъезжают:Все добычу стерегут,Свищут, не зевают.Гей, гей, гей-ей! не робей!Свищут, не зевают.Наш товарищ — острый нож,Шашка-лиходейка;Пропадем мы не за грош,Жизнь наша — копейка.Гей, гей, гей-ей! не робей!Жизнь наша — копейка.Вот, сибирские купцыЕдут с соболями! Ну-те, братцы, молодцы,Пустимся стреламиГей, гей, гей-ей! не робей!Пустимся стрелами.Мы добычу поделим,Сладко попируем,Славно выпьем, поедим —Все горе забудем.Гей, гей, гей-ей! не робейВсе горе забудем.Наша шайка не мала,Живем без пачпорта.Кто к нам в руки попадет,Всех отправим к черту!Гей, гей, гей-ей! не робей!Всех отправим к черту!________

В настоящий отдел Разбойничьих песен» вошли и те, кои относятся к песням Донского войска, что объясняется тем, что во всех этих песнях упоминаются Яицкие (ныне Уральские) казаки, а равно условиями, помещенными в примечании к отделу Былин»(Н. Мякушин).

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

КАК ПО МОРЮ, МОРЮ СИНЕМУ, ПО ТОМУ МОРЮ, ПО КАСПИЙСКОМУ

Как по морю, морю синему,По тому морю, по Каспийскому,Завиднелась в море легка лодочка.Не простая лодка, разъездна-косна;Хорошохонько лодка изукрашена,Бурсын, жемчугом лодка изунизанаМолодцами лодка изусажена.На корме-то сидел Есаул с рулем,А в носу сидел Атамань с ружьем.Посреди лодки — золота казна,На златой казне лежит цветно платьице,На цветном платье сидит красна девица.Есаулушке она — сестра родная,Атаманушке — полюбовница.Как сидит она, слезно плачет;Атаманушка плакать уговаривал:— Ты не плачь, не плачь, красна девица,Мы поедем с тобой в твою землюшку,В твою землюшку, к отцу, к матери».

(Сообщил казак Иван Соболев).

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

СОН СТЕНЬКИ РАЗИНА (УРАЛЬСКАЯ)

Как по морю было, морю синему,По тому морю, по Каспицкому,Супротив было островов Орловых, —Стоял на якоре воровской корабль.На кораблике состроен был муравен чердак,В чердаке состроен был золотой бунчук,В бунчуке стояли царские знамечки,Позлаченые, распущенная.У знамечек стоит часовой казак,Перед ним стоит раздвиженный стул,На стулу сидит наш батюшка, воровской атаман,Степанушка Тимофеевич, по прозванью Разинь сын,Перед ним стоит старшой Есаул. Атамань Есаулу сон рассказывал:— Что-то мне, брат, ночью мало спалосьИ во сне мне много виделось:Спадала с меня с головы кунья шапка,Распоясался у меня золот колчан,И рассыпались у меня калены стрелы».Есаул этот сон рассуживал:— Сопадала у тебя с головы кунья шапка,Это — пропадет твоя буйная головушка;Распоясался твой золотой колчан —То мне, Есаулу, быть крепко ранену;Рассыпались калены стрелы — то казаки наши,Воры-разбойники, на побег пойдут».

(С рукописи Н. Ф. Савичева).

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

ШАТАЛСЯ, МОТАЛСЯ ЕРМАК, СЫН ТИМОФЕЕВИЧ

Шатался, мотался Ермак, сын Тимофеевич.Он шатался, мотался по чисту полю,По чисту полю, Ермак, да по синю морю, Разбивал же, Ермак, все бусы-корабли:Татарские, армянские, басурманские,А и больше того — корабли осударевы!Осударевы кораблики без приметушек,Да без царского они без ербычка.Возговорил Ермак, сын Тимофеевич:— Ой вы, гой еси, мои братья-товарищи.Вы морские, удалые разбойнички!Еще где мы зиму зимовать будем?Нам на Волге жить, братцы, все ворами слыть,На Яик идти — переход велик.Идти ль нам, не идти — на Иртыш реку:Мы с Иртыш-реки возьмем Тобол-город,Тобол-город возьмем белой грудию,Белой грудию возьмем, без свинца, без пороха,Без свинца, без пороха, с камчатной одной плеткою,И поедем мы к Царю с повинною,Поведем ему свои буйны головы,Во правой руке повезем топор-плаху».Ермак Тимофеевич ловил себе добра-коня,Добра коня, что ни лучшего,Добра коня, богатырского.Надеваил на него узду тесьмянную,Накладывал потнички белы-бумажные,Накидывал седелице черкасское,Подтягивал двенадцать подпруг шелковых,Не для красы — для крепости.Садился-де Ермак на добра-коня,На добра-коня, Ермак, на иноходого.Передом едет Ермак, сын Тимофеевич,Уж он едет, едет потихохоньку,Уж он едет, едет посмирнехоньку:Подъезжает он к широку дворцу,К широку дворцу, да ко Царскому;Ко крылечку подъехал ко крашенному.Как слез Ермак со добра-коняИ пошел Ермак в царские палатушки.Уж идет-де он без докладушек,Идет Ермак потихохоньку, посмирнехоньку.Как вошел Ермак во палатушки,Во светлые царски залушки,Возговорил Ермак, сын Тимофеевич:— Здорово ты, наш батюшка, православный Царь, Православный Царь ты, Иван ВасильевичСо своими князьями и боярами!Узнаешь ли Ермака ты,, сына Тимофеевича?Я приехал к тебе со повинною,Привез тебе свою буйну голову,Во правой руке — топор-плаху.Я шатался, я мотался по чисту-полю,По чисту-полю, по синю-морю,Разбивал я, Ермак, бусы- корабли:И татарские, и армянские, и басурманские,А и больше твои, осударевы.Осударевы кораблики без приметушек,Да без царскиих они без ербычковъ».Возговорил наш батюшка, православный Царь:— Уж вы, гой еси, мои князья-бояры,И вы, думчие мои сенаторушки.Еще что нам с Ермаком будет делати?Иль казнить его, или вешати,Иль во всех винах его простити?Иль велеть ему Казань, Астрахань взять?..»Возговорит-де один боярин-то,И старший думчий-сенаторушка :— Ой ты, гой еси, батюшка, православный Царь! Еще мало нам Ермака казнить-вешати?»Тут возговорит Ермак, сын Тимофеевич:— Ой ты, гой еси, ты врешь, собака!Без суда, без допроса хочешь Ермака вешати!»Богатырская сила в нем разгоралася,Богатырская кровь в нем подымалася,Вынимал он из колчана саблю вострую,Он срубил, смахнул боярину буйну-голову:Буйная его головушка от плеч отвалилася,Да по царскиим залушкам покатилася.А и царская картина перменилася,А и думские сенаторы испугалисяИ по царским залам разбежалися.Возговорил наш батюшка, православный Царь:— Ермак во беде сидит, бедой кутит,Еще что нам над Ермаком делати?»Ни один князь ответу не дал:Во всех винах прощал егоИ только Казань, да Астрахань взять велел

(Библиотека для чтения, 1861 года, № 3).

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

НА ВЗЯТИЕ ХИВЫ (УРАЛЬСКАЯ)

Ночи темны, тучи грозны,По поднебесью идут.Идут, идут казаченьки,Идут они тихим маршем,И меж собою говорят:— Хотя трудно нам, ребята,Под хивинцами стоять, —Трудней того нам, казакам,Под пушечки подбегать.Мы под пушки подбежали,Закричали в раз: Ура!»Ура, ура! город взяли,Затряслися стены-вал.Вы злые, лютые хивинцы!Покоритеся вы нам.Если ж вы нам не коритесь, —Пропадете, как трава!Идет с нами мать-Россия,Всем сударствам голова!» *)

(Уральцы», соч. И. И. Железнова, изд. 1888 г., т. I, стр. 34).

______________*) Песня эта, как видно, переделана казаками из старой солдатской песни Суворовских времен, составленной при взятии Варшавы, а потому казачьего творчества в ней весьма немного. В хивинской экспедиции 1873 года, в составе Оренбургского отряда, состояло три отдельные сотни Уральского казачьего войска, под №№ 1, 2 и 3, под начальством есаулов: А. Л. Гуляева, С. Е. Толстова и Л. Г. Логинова. Из них две первые сотни участвовали во всех делах Оренбургского отряда, бывшего в Хивинской экспедиции, а последняя, т.е. 3-я — только в деле под городом Купградом.

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

ИКАНСКИМ ГЕРОЯМ

(Песня эта поется на мотив: Куда ты ведешь нас — не видно не зги!». — Жизнь за Царя).

Хвала вам, уральцы, герои Икана!Вы славу умножили предков своих,Давно победивших врага-басурманаЗа быстрым Уралом, в пустынных степях.И сколько же мужества, нравственной силы,К престолу, к отчизне высокой любвиОказано вами на крае могилы,При виде товарищей, павших в крови!Ваш маленький лагерь был в поле обложен,Как остров волнами морскими кругом, И путь к отступлению был загороженСтократно сильнейшим, свирепым врагом.Без сна и без пищи, три дня отражалиВы диких коканцев стрельбу и напор;Напрасно вам сдаться они предлагалиС презреньем отвергли вы их договор.Пред явною смертью вы духом не пали.Начальник сказал вам: умрем, иль уйдем!»Умрем все, но с честью!» вы дружно вскричалиИ ринулись смело вперед, на пролом.На миг неприятель пришел в изумленье,Геройскою дерзостью был поражен;Но тотчас коканцы пришли в исступленье,Сплотились, стеснили со всех вас сторон.Возможно ль представить, ужасней картину?В упор в вас стреляли и сбить не моглиВы кровью смочили степную равнину;Дорогой кровавой верст восемь прошли.Герои все вместе и каждый отдельно, —Никто, умирая, из вас не стонал,И раненый, только еще не смертельно,До раны смертельной отважно стоял.Одежду всю верхнюю вы побросали —Так жарко вам было под градом свинца;Убитых товарищей ружья ломали,Сражаясь упорно с врагом до концаХвала вам, Иканцы, и честь вам по праву!Вы правы пред долгом и русским царем,И знамени войска доставивши славу,Вы многое дали потомкам взаём.

(Н. Ф. Савичев).

ИКАНСКИЙ БОЙ. (В ИСПРАВЛЕННОМ ВИДЕ)

В степи широкой, под Иканом,Нас окружил коканец злой;И двое суток с басурманомУ нас кипеле кровавый бой.Мы залегли Свистели пулиИ ядра рвали все в куски,Но мы и глазом не моргнули –Стояли мы Мы казакиИ смерть носилась, мы редели;Геройски все стоял казак;Про плен мы слышать не хотели(А этого желал наш враг).Держались мы два дня, две ночи,Две ночи, долгия, как год,В крови и не смыкая очи.Затем мы ринулись впередВокруг валились наши братья,Коканец кожу с них сдиралИ басурманское проклятьеВо след нам с пулей посылалСвинцом пробитые, лежалиГерои наши здесь и там,И снег с презрением бросалиГорстьми в лицо своим врагам;И обезглавленное телоРубил враг в мелкие кускиНо мы не дрогнули и смелоВсе ждали смерть, — как казаки.И снявши голову героя,Злодей к седлу её вязал,Чтоб похвалиться после боя,Как он с лежачим воеватьНо вот, в степной дали сверкнулиРодные, русские штыкиИ все отраднее вздохнула,Перекрестились казакиПотом взглянули брат на брата,И грустно стало: — многих нетИ все они у супостата,И к ним ведет кровавый следИ, следом этим отступая,Враг трупы мерзлые терзалНо, наши головы сбирая,Своих он больше насбиралИ мертвых длинным караваном(Нам после сказывали так),Покончив бойню под Иканом,Повез в подарок хану врагА мы, собрав тела героев,Могилу вырыли, и в ней,Для мира, вечного покоя,Зарыли всех богатырейИ мар насыпали над ними —Пусть веки-вечные стоит,И громко с ветрами степными,О нашей славе говорит.Пусть говорит, как под ИваномНас окружил коканец злой,И как мы бились с басурманомЗа славу родины святой.

(Из брошюры Иканский бой 4, 5 и 6 декабря 1864 года». М. П. Хорошхина. Спб., 1884 г.).

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

ИКАНСКИЙ БОЙ. (В ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ ВИДЕ).

Песня эта считается сотенною песнею 4-й сотни № 2-го Уральского казачьего полка.

В степи широкой, под Иканом,Нас окружил коканец злойИ трое суток с басурманомУ нас кипел кровавый бой.Мы отступали Он за намиТолпами тысячными шёл,И путь наш устилал телами,И кровь струил на снежный дол.Мы шли вперед Свистели пули,И ядра рвали нас в куски,Но мы и глазом не моргнули —Все шли вперед Мы — казаки.Мы шли вперед; ряды редели;Геройски умирал казак;Про плен мы слышать не хотели,И, как траву, косил нас враг.И три морозных дня, три ночи,Три ночи, долгие, как год,В крови и не смыкая очи,Мы шли, сквозь тучи пуль, впередВокруг валились наши братья,Коканец кожу с них сдирал,И басурманское проклятьеВо след нам с пулей посылал,Свинцом пробитые, лежалиГерои наши здесь и там,И снег с презрением бросалиГорстьми в лицо своим врагам;И обезглавленное телоРубил враг в мелкие кускиИ тут не дрогнули мы СмелоВсе ждали смерть, как казаки.И, снявши голову героя,Злодей к седлу ее вязал,Чтоб похвалиться после боя,Как он с лежачим воевалНо вот, в степной дали сверкнулиРодные, русские штыки, —И все отраднее вздохнули,Перекрестились казакиПотом взглянули брат на брата,И грустно стало: — многих нетИ все они у супостата, —И к ним ведет кровавый следИ, следом этим отступая,Враг трупы мертвые терзалНо, наши головы сбирая,Своих он больше насбиралИ мертвых длинным караваном(Нам после сказывали так),Покончив бойню под Иканом,Повез в подарок хану врагА мы, собрав тела героев,Могилу вырыли и в нейДля мира, вечного покояЗарыли всех богатырейИ мар насыпали над ними —Пусть веки-вечные стоит,И громко с ветрами степнымиО нашей славе говорит.Пусть говорить как под ИканомНас окружил коканец злой,И как мы бились с басурманомЗа славу родины святой *).

(Составил А. П. Хорошхин).

____________*) В начале декабря 1864 года, коменданта города Туркестана, полковник Жемчужников, был извещен о направлении к этому городу значительных неприятельских скопищ, с целью овладеть вновь Туркестаном. Желая проверить достоверность этих сведений и, в случае подтверждения их, разузнать, по возможности, расположение коканцев, полковник Жемчужников приказал есаулу (ныне генерал-майору) Серову двинуться для этого, с отдельною Уральскою сотнею, входившею в состав гарнизона города Туркестана, по направлению к селению Икан (в 20 верстах от Туркестана) на рысях. В рекогносцировку эту назначены были исключительно лишь те урядники и казаки, лошади которых отличались быстротою бега; таких казаков оказалось всего только 98 человек. Кроме того, этой сотне был передан, на случай нападения неприятеля, один горный единорог при четырех артиллеристах. Есаул Серов выступил, по указанию, 4 декабря и ночью того же числа подошел к селению Икан, где, находившийся тут двенадцатитысячный отряд коканцев, под предводительством тогдашнего правителя Коканского ханства Алимкула, окружил со всех сторон отряд есаула Серова, который успел, однако, отступить на заранее замеченную позицию. Казаки спешились; из мешков с провиантом и фуражем и из верблюдов и лошадей устроили наскоро бруствер, дабы, прикрываясь за ним от нападавших со всех сторон коканцев, посылать, в свою очередь, и им свои свинцовые конфекты. Выстрелы казаков были настолько удачны, что коканцы, намеревавшиеся было несколько раз штурмовать казаков, принуждены были строить мантелеты и подвозить арбы, под прикрытием которых стали подходить к расположению сотни. 4, 5 и 6 декабря казаки бились с неизмеримо превосходившею их силою, и только тогда, когда большая часть храбрецов пала в неравном бою, а горный единорог, вследствие порчи, оказался негодным к употреблению, есаул Серов, видя, что и все остальные изранены, решил отступать. Не взирая на безчисленные нападения неприятельских масс, казаки храбро отражали эти нападения, своими выстрелами и, пройдя несколько верст среди окружавших их неприятельских полчищ, дробились наконец чрез них для того, чтобы соединиться с высланным из Туркестана на помощь отрядом. Из 106 человек, бывших в сотне, 56 человек заплатили жизнью за свой геройский подвиг, а 43 — тяжко изранены. Последствием такой геройской битвы было то, что Алимкул не дерзнул уже больше нападать со своими полчищами на гарнизон Туркестана и постыдно отступила от него, не достигнув предположенной цели. За этот славный подвиг есаул Серов Всемилостивейше произведен в чин войскового старшины и награжден орденом Св. Георгия 4-й степени, а всем прочим казакам, оставшимся в живых, пожалованы знаки отличия военного ордена и кроме того выдано еще в награду по 3 руб. Спустя 20 лет после этого знаменитого Иканского боя, по ходатайству бывшего наказного атамана Уральского казачьего войска, генерал-лейтенанта князя Голицына, в ознаменование особого Монаршего благоволения к подвигам, мужеству и храбрости означенной сотни в этом деле и для увековечения блестящего дела этого в памяти Уральских казаков, в конце 1884 года, 4-й сотне Уральского казачьего № 3-го полка Высочайше пожалованы знаки отличия на головные уборы с надписью: За дело под Иканом 4, 5 и 6 декабря 1864 года». В настоящее время на поле битвы поставлен памятник из жженого кирпича, обнесенный оградою из 8 орудий, соединенных тормазными артиллерийскими цепями и затем вокруг этого памятника разведен садик.

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

ВО ХИВИНСКОЙ ВО ДОЛИНЕ, ГДЕ ТЕЧЕТ РЕЧКА ДАРЬЯ (УРАЛЬСК.

Во хивинской во долине,Где течет речка Дарья, —По хивинскиим пределамНам пришлось пройти теперь.Греми слава трубой,Мы дралися за Дарьей,По садам вашим хивинскимРазнеслось слово об нас!Там давно путь проложенныйПо безводныим полям;И где предки наши были,Вы теперя прошли там.Греми слава трубой и проч.Генерал наш фон-Кауфман,Он явился за Дарьей,По пескам там, по сыпучим,Проводил он русский строй.Греми слава трубой и проч.Казаки там спустилисяС неприятельских бархан;Артиллерия палила,Очищая путь вперед.Греми слава трубой и проч.Леса дымом покрывалисьОт пылающих скирдов; И хивинцы все лишалисьВ копны сложенных хлебов.Греми слава трубой и проч.За Кунградом — чащи лесаНаполнены татарвой;Завязался бой жестокийС непокорною ордой.Греми слава трубой и проч.Ура! кинулись уральцы,Не бояся пуль дождя:Подалися чалмоносцы,Убежали в даль лесов.Греми слава трубой и проч.Шашек лезвия крутыеПритупились от штыков *);И наездники лихиеСкрозь валялись без голов.Греми слава трубой и проч.По пустому и без толкуХан хивинцев воружил;А сам, видя неустойку,От них лыжи навострил.Греми слава трубой и проч.Сколько времени бунтуют?!Добралися мы до них —И хивинцы волком вылиИ кляли беков своих.Греми слава трубой и проч.Вдруг толпою и пешкамиПрямо бросились к Хиве;Бегут с бритыми башкамиВсе хивинские муллы.Греми слава трубой и проч.Стойте! Хочете мириться?Мы вам место отведем:И на Эмбе поселитьсяНа арканах поведем!Греми слава трубой и проч.Все хивинцы согласились:Им страшна голодна степь.А мы славою покрылись,Стали громко песни петь.Греми слава трубой и проч. *).

(Сообщил урядник Стахей Подлипалин).

___________*) Три Уральские казачьи сотни, участвовавшие в хивинском походе в 1873 году, в составе Оренбургского отряда, были вооружены семилинейными (драгунскими) ружьями, со штыками. В конном строю штыки отмыкались и вкладывались в особые ножны, прикрепленные к шашке на поясном ремне.

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

ВИНТОВКА

Ты, винтовка, друг мой верный,Кто служить с тобой не рад!И тобой гордится смелоЦаря русского казак.Ты наружностью красива,Нас прославила собой,Ты нам славу подарилаПревосходною стрельбой.Наведу я твою мушкуВ отдаленный белый щит:Пуля с визгом отскочила;Смотрят: круг уже пробить.Дам я выстрел, другой, третий —Дело к лучшему идет:Офицер сейчас отметитИ домой меня пошлет.Взяв винтовку, шагом вернымПуть в палатку я держал;Ус курчавый, глаз чернявый, —Сам с собою рассуждал:Как приду с тобой на место,Разберу, мой друг, тебя,И прозрачною водоюСмою чисто, до бела.Не грусти ж, моя родная,В черном, траурном чехле:Завтра ж, с утренней зарею,Со мной будешь на стрельбе *).

_______________*) Песня эта, также как и предыдущая, не есть произведете Уральцев, и если только попала в настоящий Сборник», так это потому, что Уральцы очень ее любят и готовы петь во всякой задушевной компании, а в особенности в строевых своих частях.

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

ШАШКА

Не грусти, моя родная,В черных, траурных ножнах:Скоро, искрами сверкая,Заиграешь ты в руках.Там, за темной синей далью,Есть старинные враги;Не скучай же ты печалью,Жди, надейся и терпи!И когда, мгновенно, грянетГрохот пушки боевой, —Православный Царь восстанетГневом праведным, грозой.Послужи ему, родная,И по вражьим головамТы скачи, крутясь, сверкая,В честь прошедшим временам. За Царя, за Русь, за веруСилой верной послужиИ, по старому примеру,Дерзких грозно накажи.Серебром тогда и златомЯ украшу рукоять;И, красуяся ты златом,Будешь ярко так сверкать!А теперь пока, родная,Спи, покойся, отдыхай!И, о будущем мечтая,Славной брани ожидай! *)

________*) Песня эта, не будучи произведением Уральцев, весьма сильно распространена между ними и всегда поется во всякой задушевной компании, а в особенности в строевых частях, вследствие чего и помещается в настоящий Сборник».

В ВОСЕМЬДЕСЯТ ПЯТОМ ГОДУ ВО УРАЛЬСКОМ ГОРОДУ

В восемьдесят пятом годуВо уральском городуСлавно, браво, вот люли,Во уральском городу!Стоял мирно третий полк;О походе шел лишь толк.Славно, браво, вот люли,О походе шел лишь толк.Марта пятого числаТелеграмма к нам пришла:Славно, браво, вот люлиТелеграмма к нам пришла!Что уральский третий полкВыступить весной в поход.Славно, браво, вот люли,Выступить весной в поход!А наказный атаманБыл Шипов наш, генерал.Славно, браво, вот люли,Был Шипов наш, генерал!Он на смотр к нам приезжал,Нас с походом поздравлял.Славно, браво, вот люли,Нас с походом поздравлял!Командир же наш, Жигалин,Чрез Урал нас переправил.Славно, браво, вот люли,Чрез Урал нас переправил!Жены плакали, рыдали,Слезы горьки вытирали.Славно, браво, вот люли, Слезы горьки вытирали!Они плакали, прощалисьИ с мужьями раздавались.Славно, браво, вот люли,И с мужьями раздавались!За подстепными дворамиСтановились лагерями.Славно, браво, вот люли,Становились лагерями!А с подстепного поднялисьИ с Уралом распрощались.Славно, браво, вот люли,И с Уралом распрощались!Барбашеву 1) лишь прошли,Степью голою пошли.Славно, браво, вот люли,Степью голою пошли!Продолжали дальний путьИ случилось у нас тут:Славно, браво, вот люли,И случилось у нас тут!Захватило одногоТут несчастьице одно.Славно, браво, вот люли,Тут несчастьице его!Захворал он такой болью,Помереть должен невольно: Славно, браво, вот люли,Помереть должен невольно.Нельзя было есть и пить —И не мог он больше жить.Славно, браво, вот люли,И не мог он больше жить!На бивак мы своротили,Казака тут схоронили.Славно, браво, вот люли,Казака тут схоронили!Дальше путь мы продолжали,Ни о чем не горевали.Славно, браво, вот люли,Ни о чем не горевали!До Уила мы дошли,Тут товарищей нашли.Славно, браво, вот люли,Тут товарищей нашли!Нас товарищи встречали,Хлебом, водкой угощали.Славно, браво, вот люли,Хлебом, водкой угощали!С жажды водочки попили,Тоску, горе мы забыли.Славно, браво, вот люли,Тоску, горе мы забыли!До Темиру же дошли,Ничего тут не нашли,Славно, браво, вот люли,Ничего тут не нашли!Кроме водочки родной;Выпивали по одной.Славно, браво, вот люли,Выпивали по одной!А с Темиру как пошли,Много горя мы нашли.Славно, браво, вот люли,Много горя мы нашли.Мы о том больше скучали,Что киргизов не встречали.Славно, браво, вот люли,Что киргизов не встречали!Одни каменны Устюры 2),Совершенные-то дуры.Славно, браво, вот люли,Совершенные-то дуры!И ни корму, ни воды,Хоть куда хочешь иди.Славно, браво, вот люли,Хоть куда хочешь иди!Трудно было лошадям,Доставалось же и нам.Славно, браво, вот люли,Доставалось же и нам!Как воды мы добывали,Колодези вырывали.Славно, браво, вот люли,Колодези вырывали!Трудно было нам ходить,Лошадей своих поить..Славно, браво, вот люли,Лошадей своих поить!С горы к морю мы сходили,В поводу коней сводили;Славно, браво, вот люли,В поводу коней сводили!А на гору поднимались,За хвосты мы их держались.Славно, браво, вот люлиЗа хвосты мы их держались!С гор Усть-Урта мы спустились,В Джаны-Кала 3) очутились.Славно, браво, вот люли,В Джаны-Кала очутились!И хоть трудно мы дошли,Церемониалом раз прошли.Славно, браво, вот люли,Церемониалом раз прошли.

(Урядник Гр. Яшков).

_____________1) Степная речка, впадающая в Урал.2) Плоскогорье Усть-Урт.3) Хивинская крепость, ныне заброшенная.

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

НЕ ЯСЕН СОКОЛ ЛЕТАЛ ПО НАСНЕЖНЫИМ ГОРАМ

Не ясен сокол леталПо наснежныим горам:Наш Скобелев разъезжал,Он с уральцами гулял.Славно, браво, вот люли,Он с уральцами гулял!Турок он тут разбивал,(Эту сволочь не щадил) Кто же верно так служил,Того щедро наградил.Славно, браво, вот люли,Того щедро наградил!Нам завалы, нам Балканы —Они нам не высоки:Развернемся по казацки —Это нам все пустяки.Славно, браво, вот люли,Это нам все пустяки!Казаки идут на шашки,А солдаты — на штыки;Генерал Скобелев с нами,Мы пойдем с ним напрямки!Славно, браво, вот люли,Мы пойдем с ним напрямки!Разобьем мы эту сволочь,Распроклятую орду,Как француза под МосквоюВо двенадцатом году.Славно, браво, вот люли,Во двенадцатом году!

( Сообщил А. И. Быков).

НА РЕКЕ, НА РЕЧКЕ, БРАТЦЫ, БЫЛО НА КАМЫШИНКЕ

На реке, на речке, братцы,Было на Камышинке:Собиралися, соезжалисяЛюди вольные,Что донские, гребенские казакиСо яицкими.Атаманом был у нихЕрмак-душа,А по отчеству Тимофеевич.Вот он речь говорит,Как в трубу трубит:— Вы подумайте, ребятушки,Да подумайте,Да меня, Ермака-казака,Вы послушайте:Вот проходит у нас, братцы,Лето теплое,Наступает-то у насЗимушка холодная.Да мы где же эту зимушкуЗимовать будем?На Яик-город идтить —Переход велик;На Казань-город идтить —Там сам Царь стоит,Там сам Грозный Царь, —Иван Васильевич,А на тихом Дону быть —Нам ворами слыть».

(Кавказский Вестник, 1883 года, № 27).

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

Такой народ поет так много, как русский! Какой народ так легко, не учась этому, вторит! Больше того: второй голос в русском народном пении составляет самостоятельную мелодию.А многоголосное пение! Ведь даже итальянский народ, прославленной музыкальности, поет в унисон!»В. С. Серова (пианистка)

КАК НА ВОЛГЕ-РЕКЕ, НА КАМЫШИНКЕ, ЖИВУТ КАЗАКИ, ЛЮДИ ВОЛЬНЫЕ

Как на Волге-реке, на Камышинке,Живут казаки, люди вольные,Донские, гребенские со яицкими;У казаков — атаманушка 1)По имени Ермак, сын Тимофеевич.Не золота его трубочка вострубила,Не звонкая, не громкая его речь возговорила,Говорил-то нам Ермак Тимофеевич:— Уж вы слушайте, братцы, послушайте,Дайте мне, Ермаку, думушку придумати:Проходит у нас лето теплое,Наступает зима холодная,Еще где же нам зиму зимовать?Нам на Волге быть — все ворами слыть,На Яик идти — переход велик,Под Казань идти 2) — Грозен Царь стоит,Грозен Царь, Иван Васильевич;У него много силы — армии,Не мало, не много — сорок тысячей.Не идти ли, братцы, нам на Иртыш реку?Мы возьмем, братцы, Тобол городИ пойдем к Царю с повинною,Возьмем топор со пикою».Ловил Ермак, сын ТимофеевичСвоего наилучшего коня,Вздевал свою уздечку тесьмяную,Накладывать потники белы-бумажные,И накладывал свое седелице черкасское,Подтягивал двенадцать подпруг шелковых,Не для красы, а для крепости;Садился Ермак на своего доброго коняИ поехал к Царю своему с повинною.Пешком идет Ермак, свою силу ведет,Он идет потихохоньку и почастехоньку,Подъезжает он к широку дворцу,К широку дворцу царскому, Ко крылечку окрашенному,Он слез, Ермак, с добра коня,Потихохоньку и почастехоньку,Он пошел, Ермак Тимофеевич,Во царски белые палатушки.Он идет, Ермак, сын Тимофеевич,Потихохоньку и почастехоньку,Он взошел во царски белы во палатушки:— Ты здорово, батюшка наш, православный Царь,Иван, сын Васильевич!Я приехал к тебе, Ермак, с повинною,Я шатался, мотался, Ермак,По чисту полю и по синю морю,Разбивал я, Ермак, бусы-корабли 3)И татарские, и басурманские,А больше — корабли государевы:Государевы корабелички без приметушек,Без царского герба».Да возговорил наш батюшка, православный Царь:— Уж вы, гой еси, князья, бояреИ думные мои боярушки!Еще что мне делать над Ермаком,Иль казнити, или вешати? »Да возговорил один думчий боярин:— Еще мало нам Ермака казнити, вешати».Да возговорил Ермак, сын Тимофеевич:— Злодей боярин, не царский думчий!Без суда хочешь меня казнити, вешати!»Богатырская его сила подымаласяИ богатырская его кровь разгоралася,Вынимал Ермак из своих ножен саблю вострую:Буйная голова от плеч могучих отвалиласяИ по царским палатам покатилася.Ермак в беде сидит, бедой крутить,A думчие боярушки испугалися,Из царских палатушек разбежалися,А царская персона переменялася.

(С рукописи И. И. Железнова).

_________________1) Атаман» — происходить от новгородского слова ватаман», т.е. начальник ватаги, голова, предводитель.2) Казань взята в 1552 году.3) Бусы-корабли, собственно, то же, что дубовые корабли, т.е. небольшие лодки, долбленые из одного дерева, с набивными из досок бортами.

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.

ДОЛГО ЛЬ, ДОЛГО ЛЬ НАМ, БЕЗ ДЕЛА, ДАРМОЕДАМИ ЗДЕСЬ ЖИТЬ

Долго ль, долго ль нам, без дела,Дармоедами здесь жить?!..Праздность, право, надоела,Время б, братцы, послужить.И зачем же тумакамиМы стоим почти здесь год?Да, с проклятыми хохламиЖить уж сил не достает:Понатерпишься здесь муки,Одним словом, ни за грош;Или с голоду, иль со скуки,Как собака пропадешь.Нет ни воли, нет ни ходу,Нечем души отвести;Что лишь вздумай, кричат: шкода! 1)Грозят ябеду 2) сплести.Поросеночком, иль качкой 3)Поживиться, брать, шалишь!Мамалыгой 4) лишь рот пачкай,Да хлебай один кулиш 5);А веселые фасоли 6)И проклятый этот борщНа губах набил мозолиИ промыл бока на сквозь.Гол, в кармане ни полушки;Как приход с расходом свесть —Выпить не на что косушки,А не то, чтоб к кралям снесть.Нет, не к роже нам здесь, даром,Жить, удалым молодцам.Вот бы к туркам, иль цицарам 7),Иль к проклятым полякам!Где бы было можно в полеМолодцам погарцевать,Потузить врагов и вволюНа их счет покоштовать.То есть с полькой, иль цицаркой,За компанство, ну как быть,По старинному, за чаркой,Годы прошлые забыть 8 ).

(Урядник Андрей Чапкаев).

___________1) Малороссийское слово: скандал».2) Жалобу.3) Уткой.4) Кукурузой.5) Кашица.6) Вареные бобы.7) Австрийцы.8 ) Песня эта напоминает собою о мирной стоянке Уральского казачьего № 2 полка в 1863 — 1865 гг., под начальством войскового старшины Сладкова, в селах Бобрине и Синеве, Херсонской губернии.

© Н.Г. Мякушин.«Сборник Уральских казачьих песен»Спб., 1890 г.