• Название:

    6. Монастырские крестьяне


  • Размер: 0.06 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

Угрим в XIX вв.

1812 г. Отнесение жителей х. Угрима к приходу церкви Покрова Святой Богородицы села Долбино.

1818-1819 г. Данные о крестьянах х. Угрим в метрических книгах церкви Покрова Святой Богородицы.

Начало 1819 г. - причисление экономического крестьянина хутора Угрим Василия Кандабарова в благородное мещанство г. Белгорода.

1833г. Перевод архирейской кафедры из Белгорода в Курск и передача х. Угрима Курскому второклассному монастырю, роль в этих событиях императора Николая I.

Перевод крестьян х. Угрим из разряда экономических в разряд государственных.

Оценка экономического положения крестьян Белгородского уезда в середине XIX вв.

Строительство железной дороги между Курском и Харьковым в 1869 г., память на хуторе об этом событии

21 февраля 1878 г. постановление суда о выссылке Федора Аввакумова Гончарова до г. Тюмени за дурное поведение из среды общества крестьян х. Угрима.

Статистическое описание х. Угрим 1884 г. - данные метрических книг прихода церкви Покрова Святой Богородицы 1870-1918 гг.

Статистические данные 1883 г. и статистические данные 1916 г. - Строительство одноклассной школы в х. Угрим в 1907 г.

Участие угримцев в русско-японской войне 1904 г. и в востании на броненосце Потемкин.

Угримцы на фронтах Первой Мировой войны.

В 1812 г. в Долбино на средства помещиков Борщевых заканчивается строительство церкви Покрова Святой Богородицы. В ее приход влились и угримцы. Храм был возведен на левом уступе ендовы центрального холма, он виден с Вовкивни, так и с любой точки дороги между Угримом и Долбино. Это был действительно прекрасный пейзаж.

По местной легенде от входа в церковь был виден Белгород, а с ее колокольни Харьков. Церковь была взорвана в 1930-е и окончательно разрушена в годы войны. Если внимательно приглядеться к склону ендовы не трудно заметить выровненную площадку на которой стоял храм.

Сама ендова при помещиках Борщевых была садом вишен и слив, где каждое дерево было посажено в отдельную лунку и поливалось водой подымаемой из пруда у подножья холма.

В Белгородском архиве сохранились Метрические книги Белгородского уезда села Долбино Покровской церкви, о родившихся, браком сочетавшихся, и умерших за 1818 —1819 гг. В них упоминаются следующие фамилии:

БугаёвЭкономические малороссияне

экономические крестьянеГончаровЭкономический крестьянин

ДятловЭкономический крестьянинЖуравлевэкономический малороссиянин

экономический крестьянинЛогвиновэкономический малороссиянин

экономический крестьянинОгородовэкономический крестьянинРакитянскийэкономический крестьянинСологубэкономический малороссиянин

Помимо этих восьми хорошо известных жителям хутора фамилий встретилась и представитель еще одной, ныне исчезнувшей:

Беликов Петр Казенный крестьянин.

В том же, 1819 г. решением Курской казенной палаты экономический крестьянин Василий Кондабаров был причислен в «благородное мещанство» г. Белгорода с начала 1819 г. за что им была уплочена пошлина. (ГАБО Ф. 20. 1. 252.) Запись эта была обнаружена совершенно случайно сотрудниками Белгородского архива. Кем был этот Кондабаров, и каким образом он заработал необходимые средства на хуторе для перехода в более высшее сословие выяснить не удалось. Надо ли говорить, что современные жители Угрима о Кондабаровых ничего не слышали.

31 мая 1833г. последовало Высочайшее утвержденное определение Святого Синода — О переходе Курской Архирейской кафедры из Белгорода в Губернский город Курск и о переименовании Курского второклассного Знаменского монастыря Белгородским Троицким.

Говоря простым языком, белгородские архиреи согласились переехать в Курск, то есть ближе к светской (губернской власти). А на их место переехал курский монастырь. Последовал размен собственности курян и белгородцев, монастырь среди прочего получил и Угримские земли:

«....А в пользу монастыря отдать 181 десятину 705 саженей в урочище Угрим и огородную землю, находящуюся близь самого дома....».

Поскольку решение о переводе иерархов церкви утверждалось на высочайшем уровне, то судьбу хутора Угрим решил сам император Николай I. Так в очередной раз сбылось пророчество святителя Иосафа о том, что в судьбе Угриме будут играть роль "высокие гости":

«Государь Император, по всеподданийшему докладу 31 числа мая Высочайше утвердить соизволил определение Святого Синода, касательно перевода Курской Архирейской Кафедры из Белгорода в Губернский город Курск с преположенными по этому случаю распоряжениями».

С 1831 г. по 1917 г. жизнь угримцев так или иначе была связана с монастырем.

О том что хуторяне работали на монастырь угримцы уже почти забыли. По смутным воспоминаниям монастырской землей была Одноглазовка. Так же незадолго до смерти Надежда Бугаева вспомнила, что центральный останец Маноха называется так в честь того, что на нем жили монахи. Александр Дятлов (Писаренок) рассказал историю, которую слышал от деда. Угримцы будучи отменными лошадниками сумели повести дела так, что-бы запутать монахов в вопросе грузоподъемности своих лошадей. В результате монастырь получал меньше, чем мог бы, а хитрые угримцы всегда оставались с наваром.

Нужно заметить, что большинство казенных поселян в Белгородском уезде жили плохо:

"Из казенных поселян особенно отличаются бедностью живущие: Белгородского уезда в лесных местах, где на глинистой почве худо родиться хлеб.... а в селениях, лежащих к Белгородской границе, в следствии штрафов за порубку леса, в котором крайне нуждаются...

Однако Угримцам жаловаться на жизнь не приходилось:

"Из поселян отличаются богатством, живущие в уездах: Белгородском по московскому тракту и к юго-западу от оного к Харьковской границе....."

Рассматривая документы второй половины 19 века мы увидим, что и среди крестьян юго-западной части Белгородского уезда угримцам жилось лучше нежели соседям.

С 1861 по 1917 гг.

Реформы царя Александр II, важнейшая из которых Отмена крепостного права в 1861 г., и строительство железной дороги Москва — Крым в 1869 г. были двумя определяющими факторами в судьбе хутора Угрим на рубеже XIX- XX вв. К этому же времени относяться первые устные воспоминания хуторян.

В 1862 г., согласно статистике, а казенном хуторе Угрим (при пруде) было 27 дворов в которых проживали 97 мужчин и 129 женщин.

В 1869 г. произошло событие изменившие жизнь всего уезда. Через Долбино прошла железная дорога Москва — Харьков, то есть восточнее Угрима в то время как старый Харьковский тракт проходил западнее. Больнее всего новая жизнь ударила по хутору Шляховэ. Хутор располагался на старом Харьковском тракте и жил изготовлением сбруи и ремонтом повозок. После того как старый тракт был заброшен надобность в этой продукции отпала.

При строительстве железной дороги инженеры избрали следующий путь:

От Белгорода железнодорожное полотно было проложено вдоль русла Гостенки до Крутого лога (район павильона Болховец). Затем вместо того что-бы продолжить линию по Гостенке строители избрали путь по склону Крутого Лога через Долбинскую балку.

По Угримским представлениям железная дорога первоначально должна была и дальше идти по руслу Гостенки, а затем через Угрим. Угримцы считают, что строительство железной дороги через Долбино было выгодно Долбинским помещикам и план был изменен не без их влияния.

Так или иначе, но прежде чем строить железную дорогу вдоль Гостенки строители должны были осушить ее русло и перегородить его плотинами. О этих работах сохранилось Угримское предание. Больше всего воды Гостенки давал источник с говорящим названием «Шумное». По легенде его забивали 14 дней. Сегодня это вполне себе тихий родник, который «яешней пахне», то есть воды его богаты серо-водородом.

В годы строительства железной дороги были вырублены дубы в Орлином и Угримчике. До сего дня эти ложбины стоят голыми. Пни и корни уничтоженных деревьев пошли на растопку. Характерно, что лесорубов в угримском диалекте называют словом «выруб». Сами угримцы лес не рубили, собирая хворост (хмыз).

Проход первых поездов Угримцы отметили весьма оригинально. Они решили напугать первых пассажиров. Одели кожухи мехом наружу, раскрасили лица сажей и спрятались в одной из Барсучек. Когда появился паровоз выскочили с криком. Возможно их и заметили, но не обратили на них никакого внимания. Пожалуй это первое событие из устной истории Угрима, которое мы можем датировать.

У нас есть описание железной дороги в 1902 году:

«По выходу со станции Белгород дорога огибает город и из окон вагона можно видеть весь город, как на ладони. Миновав разъезд находящийся в 8 верстахъ от Белогорода, железная дорога, среди открытой местности с востока и цепью возвышенностей с запада, подходит на 168 версте к станции Веселая Лопань. Почти на всем протяжении от Белгорода до Веселой Лопани железнодорожный путь идет параллельно большой почтовой дороге, соеденяющий Белгород, с Харьковым. Благодаря бойкому движению, как крестьянских обозов, так и помещичьих и земских экипажей, местность эта, начинающая уже принимать однообразный степной характер, в значительной степени оживляется. Близь станции Веселая Лопань расположена деревня того же названия, принадлежащая помещику Курченинову и тут же извивается небольшая река Лопань».

Строительство железной дороги приводит к развитию отходничества. Угримцы ездили на работу в Белгород и Харьков - строители, плотники, каменщики, печники, а также к капитализации хозяйства. Хозяйство Борщева в Долбино было ориентировано на крупное животноводство: отборные коровы поставяли масло и высококачественные молочные продукты в лучшие заведения Харькова.

Хозяйство Гладкова (пруд Гладкое и близлежащий бугор): поставляло в тот же Харьков разнообразные соления и маринады. Здесь выращивали капусту и яблоки, которые приготовлялись в 150 литровых бочках, хранящихся в большом погребе.

Угримцы работали у Борщевых и Гладкова за деньги. У Гладкова например служила горничной Логвинова, Прасковья Ивановна 1884 года рождения(Ольга Каляда)..

Сахарная свекла на окрестных полях появилась также после строительства железной дороги. Для ее переработки требуются большие ямы, склады и воистину промышленный масштаб. Это была очень трудоемкая культура и угримские бабушки до сих пор вспоминают ее не ласково.

21 февраля 1878 г. было принято решение о выссылке Федора Аввакумова Гончарова до г. Тюмени за дурное поведение из среды общества крестьян х. Угрим. Приговор утвержден не был, поскольку общество не пожелало оплатить расходы и составлять вторичное преставление, в результате решение было отозвано. (КОГА ф. 201. 1. 1045.)

В 1882 г., согласно статистике, на 1 января насчитывалось 349 душ обоего пола и 89 дворов. Без церкви, питейного заведения и школы.

Согласно Земской переписи Курской губернии 1885г. и Земской переписи Белгородского уезда 1886г. в Угриме насчитывалось:

дворовкрестьяннадел средний размер (десятин) Лошадей

Жеребят Коровы

Телята

Овцы

Свиньи

Пчеловоды

Ульёв 59338896 209746 25372 350

В земской статистике хутор описывается следующим образом:

«Х. Угрюм государственные душевые, бывшие монастырские. Земля - в двух особняках, из которых один лежит возле самых усадеб, другой в 4-х верстах от селения. Существование двух особняков объясняется тем, что прежде угрюмцы владели землею вместе с Новотроицкой слободою но за год до получения владенной записи поделились. Десятин 50 в полях бугроватой, неровной земли, где хлеб вымерзает и задувается. Почва на 1/2 поля черноземная и на 2/3 - суглинковая. Дальний особняк обращен в разнополье (24,5 дес. пахоти). Удобряют только те полосы на которыя не трудно проехать и которые находятся по близости от селения. Пашня производится преимущественно сохами, но у многих домохозяев за последние время позавелись кроме того малороссийские плужки, которыми землю взламывают как под озимое, так и под яровое. Для яровых хлебов все пашут "под зябь". Коренной передел пахоти совершается при ревизии, частная же переверстка была 7 лет тому назад. В каждом клину по 3 волока; бугры оставлены были при переделе в "наконечниках", и их разделили по душам особо. Сенокос плохого качества: с десятины снимают не более 4-5 возов; переверстывают его ежегодно по ревизским душам, при чем верстают сначала на участки, заключающии в себе по 10 ревизских душ, и затем делят сено копнами по ревизким душам; на работу обыкновеннно выходить с каждой ревизской души по 1 работнику. Лес частью находиться в общинном, уравнительном пользовании всей общины, частию состоить в подворном владении (23 тысячи десятин); общинный участок вырубается по мере наростания, при чем ео делят на корню по ревизским душам. Живут, точно также как и кобелевцы, сравнительно безбедно, потому недостаточность собственного надела (8 дес. на двор) вполне вознаграждается большим количеством арендуемой земли (снимают обществом у соседняго монастыря 181/4 десятин). Единственный зароботок на стороне - обработка земель в соседних экономиях. Грамотных весьма немного (4чел. на 59 дворов),потому что ближайшая школа отстоит от селения в 5 верстах.

Как о социальном составе жителей Угрима, так и о кровных связях внутри хутора нам позволяют судить анализ Метрических книг Белгородского уезда села Долбино Покровской церкви, о родившихся, браком сочетавшихся, и умерших за 1882-1896гг. :

Фамилии коренных жителей.1Бугаёв2Гончаров3Гладенко4Дятлов5Журавлёв6Криворученко7Логвинов8Назаренков9Ракитянский10Огородов11Сологуб12Шаповалов

До 1886г. угримцы были государственные крестьяне, затем просто крестьяне, среди них небольшая доля отставных военных: 1 унтер-офицер; 1 бомбардир; небольшое число бесрочно-отпускных солдат, отставных солдат, солдатских сыновей, солдатских жен и солдатская вдов. Женились как правило на дочерях государственных крестьян, и как правило брали замуж девушек с хутора. Значительно реже на дочерях крестьян-собственников из близь лежащих населенных пунктов. Например, из Красное и Алмазный.