• Название:

    Чернота


  • Размер: 0.05 Мб
  • Формат: RTF
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

. . . ... 1. . ...Воспоминания уносят меня в давным давно. , быть студентом как не крути весело .От этого можно ловить кайф только если ты ухватил те самые вибрации в своё время .Некоторые только потом осознают до чего же заебись быть молодым и не обстреленым молодым человеком получающим образовани выше среднего .И работать на дрянной работе ,где не смотря на всякие трудности мир кажется ещё чистым и не загаженным повседневными обязанностями и прочей чепухой .Первая любовь и всё прочее . Но тут всё и начилось .

Чикатило гусиным шагом неумолимо приближался к нам, стоящим на институтском крыльце с дымящимися сигаретами и тетрадью по всем предметам одновременно. Если бы кто-нибудь сказал мне, что этот человек станет сержантом-десантником я бы засмеялся причём презрительно .Чикатило был довольно крупного телосложения но не жирдяем а просто он раньше всех поймал суть кача в домашних условиях и висения на турниках в школьном дворе. Ещё до правильных смыслов и прочей хуйни . Фишка гусиного шага была придумана как то в один прекрасный вечер когда мы упоролись гашем в полное говно. Как то в праздник летних каникул когда небыло учёбы и мы шлялись не зная как себя занять транквилизировали себя гашем и очень славно говорили обо всём и ни о чём в частности мы стали свидетелями картины которая дала началу очень важному разговору ,покрайней мере я так думал на тот момент ,мне даже это казалось это важным.С крыльца мы долго наблюдали за вороной — она нагло расхаживала по газону и время от времени клевала в зад ленивого кота, которому было лень напрягаться, гоняться и давать сдачи. — Смотри, — говорил обкуренный Чикатило. — Это, мать его, хищник. Да какой это на хрен хищник? Видишь, его здесь прикормили объедками из столовой, и он совсем забыл, как добывать себе пищу. Как пи...диться самозабвенно и бесшабашно, как эрегировать на запах крови. Как драть противника в клочья. Настоящий агрессивный кот давно бы уже устроил здесь кровавое месиво. Сырой гуляш, из которого торчат перья, корявые ноги с тремя пальцами и глупый клюв.

— Расслабься, Чик. Этот долбаный кот не стоит нашего внимания — он просто ленивый обкуренный дурак. Лучше посмотри на ворону. Она же вылитый хачик. Смотри — вся чёрная, пиковая, и нос у неё большой и горбатый. И каркает она так же, как они разговаривают. Слушай — точно! Ворона — это хачовская птица.

Мы показывали на хачовскую птицу пальцами и смеялись. Все остальные показывали пальцами на нас и тоже смеялись. Так что все были довольны. Тогда вообще все были довольны. Глава 2 (продолжение первой ?Лирическое отступление)Потом как-то незаметно, бесшумно, тихой сапой к нам подошёл Лёня с паралельной группы .И сказал что он нас угостит гашем если мы ему поможем перетащить шкаф или ещё что то в этом роде .Судя по всему Лёня уже покурил поэтому решил попросить нас но мы знали что Лёня практически еврей ,несмотря на его фамилию Цинман или Циммерман.Хотел нас запрячь делать свою работу за возможность покурить и пообщаться.Шёл дветысячидевятыйгодотрождествахристово , и я описываю все это так подробно только потому, что тогда история только начиналась...Я не знаю, как объяснить. Есть такое банальное клише — «взяться за...» (за ум, за голову, за гуж или за яйца — в данном случае всё одно и то же, потому что важно только первое слово «взяться»), а больше ничего не напрашивается. Человек прекрасен до той поры, пока ему не приходится за что-либо браться, после этого всё идёт на спад. Да и потом был такой возраст, в котором всё имеет значение. Уже поэтому стоит об этом рассказать. Потому что после определённой черты всё утрачивает своё значение — вороны и коты, перекуры с Чикатилой на крыльце учебного заведения евреистые Лёни.А вместо всего этого появляется нечто новое и светлое, которое не торкает.— Слушай, — сказал вдруг Чикатило, прекратив смеяться. — У меня к тебе серьёзный разговор.

— Давай, — отозвался я. Моя воля — я бы все серьёзные разговоры проводил именно в том состоянии, которое было тогда. То есть накуренным в жопу.

— Сейчас, подожди. Сейчас. Я хочу немного гусиным шагом походить, ладно?— Как ворона ?— Да она самая ,ей наверное по приколу .И мы вместе заржали .— Давай, — опять согласился я.

— Что ты, блядь, всё одно заладил? Давай да давай! Как попугай ара, да? — Он присел на корточки и перешёл на кавказский акцент. — Как варона, да, говно, билят! Ээ, ара! Пачэму это нэ Олэнка( одна общая знакомая которая в этой истории участия не принемает) да? Давай-давай! — спросил Чикатило какого-то парня с «дипломатом», проходившего мимо. Парень поджал «дипломат» и шарахнулся в сторону. Многие считали Чикатилу дауном-рецидивистом, с которым лучше даже не разговаривать. Парень нервно удалялся, оглядываясь назад и всё сильнее прижимая к груди свой заскорузлый «дипломат», как будто в нём лежал миллион долларов, который он был должен колумбийской мафии. Хотя на самом деле максимум, что могло там находиться, — это непонятные конспекты, написанные мелким подростковым почерком в общей тетради с изгрызенной обложкой и страницами в клеточку Чикатило на корточках шёл за ним следом и орал какие-то циничные вещи. Он вообще был прожжённым циником, он мог бы продать душу дьяволу... ну, не за бутылку пива, конечно, но, скажем, за плитку гаша величиной со сникерс или за пару дней изнуряющего секса с Оленькой — такого, когда встаёшь с кровати только для того, чтобы подмыться или сходить в гальюн. Такого секса ни у кого нет, но все о нём пишут, потому что мечтают.

Жалко, что люди маются хернёй обычно только в студенчестве да и то не все, а лишь некоторые)))Причём независимо от возраста. Чикатиле было тогда 19 наверняка примерно столько же сколько , чем тому человеку, который читал «Коммерсантъ» на лавочке. Сейчас цифры поменялись местами, и Чикатиле двадцать пять и он не мается хернёй

Тогда, когда Чикатило сделал плавный круг не над кукушкиным гнездом, а по периметру того самого газона, на котором хач-ворона метелила (и правильно делала) вконец обленившегося кота, — тогда всё это и началось...— Слушай... Я вот тебе что хочу сказать... Только нет, нет, сначала...

— Опять гусиным шагом?

— Да нет, сначала я задам тебе вопрос: почему люди не хотят со мной разговаривать?

— Ну почему не хотят? Я ведь разговариваю, ничего.

— Нет, а ты видел вот этого, с «дипломатом»? Ну, я бы понял, если бы он сострил что-нибудь в ответ на мою изящную, утончённую шутку. Я бы понял, если бы он попросился ко мне в Клуб Красивых Мужчин или послал меня нах.... Но так вот — молчать... Он не стал со мной разговаривать, понимаешь?

— Ну и что? Он разве давал кому-нибудь подписку о том, что обязуется поддерживать беседу с тобой в любое время дня и ночи в любом душевном состоянии?

— Да ничего, в общем-то, — пожал плечами Чикатило, закуривая сигарету. — Это к делу не относится. Просто я работать пошёл, вот что... Я решил работать. По-настоящему.С предыдущей работы Чикатилу уволили чуть больше недели назад, да и вообще мы все подрабатывали где-нибудь, время от времени и за очень небольшие деньги.

Я развёл руками:

— Ути. Мля.

Мне было хорошо, меня пёрло, да и вообще — а как ещё я мог отреагировать?

— Нет, ты не понял, — сказал Чикатило, сделав на слове «понял» какое-то гипертрофированное, никому не нужное и излишнее ударение. — Пора начинать делать карьеру. В какой-то даже Юнгу неизвестной области моего мозга зажужжал зуммер и замигала кислотно-зелёная лампочка: я перекурил, пора пить пиво.

— Пора пить пиво, — перевёл я эту морзянку, обращаясь к Чикатиле.

— Да, да, давай, — облегчённо-обречённо вздохнул он. Ничего у него не получилось.

Глава 2 (Нет я серьёзно!) Я плутал среди однотипных улиц другого микрорайона на улице стояла жара что асфальт начал прилепать к моим шлёпкам, в дебрях ютилось нужное мне низовое турагентство. Я кровь из ноу должен был занести туда три загранпаспорта с фотографиями каких-то жирных людей.В моём плеере играли «Sonic Youh», и меня мирно подглючивало, и мы должны были сегодня подрезать сто баксов, и всё было хорошо.

На эту работу меня приволок тоже Чикатило. Он брызгал слюной, топтал истерзанный тюльпан, потому что Оленька( о ней речь немного позже) тогда в шарагу не пришла, и орал:

— Нет, нет, я не могу, мне скучно! Моя душа просит качественного общения и незаконной деятельности, направленной на развод лохов не ниже третьего уровня крутизны. Как для того, так и для другого мне необходимо доверенное лицо, партнёр. Ясное дело, я согласился. Мне очень хотелось денег, мне всегда хочется денег. Чикатило как-то сказал: «Поэтому я спокоен: ты никогда не станешь настоящим хиппи, даже если соберёшь полную коллекцию сочинений Мика Джаггера».

Мне выделили тщедушный столик, который упирался в самый дальний угол офиса. Только благодаря этому упору он не отдавал душу своему древесно-фанерному языческому божеству.Стол Чикатилы находился в противоположном углу кабинета. Когда клиент вписывался в помещение, глумливая рожа Чика была первым, что бросалось ему в глаза. С серьёзным видом Чик принимал у клиента паспорт и прочую хрень . Потом клиент подходил ко мне для заполнения анкеты. Потом клиент уходил, а Чикатило передавал мне ксерокопию его трудовой книжки, и я должен был приписать на последней странице, что с такого-то такого-то он работает в компании «Каскад+». То есть в нашей организации. А точнее, в организации, которая имела глупость взять на работу двух таких выродков, как мы — потому что ни Чик, ни я её своей не считали, нас не поражал вирус тим-спирита. («У нас против него иммунитет», — гордо заявил Чик.) Потом эта самая страничка, уже исправленная и с печатью, ксерилась по новой, и вместе с другими документами вся копия неслась в непонятное место, где клиенту мутили очень быстро загранпаспорт: компания «Каскад+», в которой он теперь вроде как работал, состояла на консульском обслуживании. Достоверность сведений, изложенных в ксерокопии трудовой книжки, никто не проверял, потому что об этом договаривались.Схема была примитивная и непонятная разве что самому недалёкому дауну-переростку. Во главе всей это конторы стоял некто Плюсов Владимир Сергеевич.( Описывать этого персонажа пока не стоит ) Его мы видели в первые месяцы работы практически никогда ,хоть он и считался нашим непосредственным начальством... Как-то раз на перемене он подошёл ко мне и заявил, что у него ко мне еще один серьёзный разговор.

— Только у меня одно условие, — уточнил Чик. — Во время этого разговора мы должны взяться под руки и ходить взад-вперёд по коридору, внимательно слушая друг друга и вставляя слово «батенька», как в фильмах про Ленина. Речь пойдёт о таких вещах, о которых можно говорить, только взявшись под руки и употребляя слово «батенька».

Я согласился только на«батеньку» и на взад-вперёд по коридору. Я уже знал, что такое Чикатилины серьёзные разговоры. Этот долбаный сержант Пеппер любую байду оформлял с помпой и театрально: с «батенькой» или гусиным шагом, или ещё как-нибудь.

Идея была проста, хотя не то чтобы особо гениальна. Чикатило решил сыграть на стремлении компании идти в ногу с конкурентами и ни в чём не уступать профессионалам. Дело в том, что все турагентства предоставляли клиентам полный пакет услуг: не только паспорта, но и визы, авиабилеты и всё остальное. Не желая ударить рожей в грязь, за ними поспешил и «Каскад», который турагентством не был — со свиным рылом в калашный ряд, батенька, да здесь же просто грех не наказать зарвавшихся самозванцев, — поэтому Чикатиле приказали провести то, что сейчас называется маркетинговыми исследованиями. Он должен был найти реальные турагентства, которые оформляли бы визы и авиабилеты вместо нас. Так делали тогда все: одна какая-нибудь контора реально работает, а десяток прилипал снабжают её клиентами, оставляя себе комиссионные за привлечение.

— Да будет вам известно, батенька, — говорил Чикатило, — что мною были перелопачены тонны макулатуры. Прошу отметить, батенька, именно тонны — с адресами и прайсами почти всех турагентств.В результате чего был состряпан и представлен начальству весьма интересный документ — внутренний прайс-лист компании, то есть, пардон, блядь, корпорации «Каскад+», в котором указаны цены некоторых агентств на изготовление виз и на авиабилеты. Но, батенька, но! Мною опять-таки был составлен и ещё один документ — специально для нас с вами.МЫ !!! Тут он спугнул какуюто мелкую девчёнку с первого или второго курса.МЫ!!! подобно вирусу, призван возникать в недрах больных организмов буржуазных компаний, то есть, пардон, блядь, корпораций, и разъедать, разлагать их изнутри, постепенно завоёвывая в них лидирующие позиции...

— Хватит гнать, батенька. Укурок. Давай по существу.

— А я как раз собираюсь к этому перейти, батенька. По существу... Глава 3РАЗВОДКА)))По существу, цены в нашем прайсе отличаются от цен прайса, приготовленного для «Каскада», на тридцать — тридцать пять долларов. В выгодную для клиентов сторону, разумеется. Смею вас заверить, батенька, что таких смешных цен вы больше не найдёте. Потому что позволю себе напомнить, мною действительно был предпринят гигантский...

— Я понял! Мы не будем сдавать документы в конторы, которые указаны в первом прайсе... Да хватит уже тебе с этим батенькой, блядь, достал! А будем...

— Нет, батенька, позволю себе с вами не согласиться. Мы будем сдавать туда документы. Обязательно. Но лишь в одном случае, скажем, из десяти.

— А на какой хер нам это надо?

— Батенька, вы ослеплены разверзшимися перед нами горизонтами и не смотрите вперёд. А ну как кто-нибудь из верхушки «Каскада» захочет заключить с ними договор о партнёрстве? Позвонит и скажет: это мы, мазафакин каскад-плюс, ваши постоянные корпоративные клиенты. А они ему: какой такой к е...ёной матери каскад-плюс? Знать мы вас не знаем. Вы-то, батенька, отсидитесь в тени своей неподотчётной должности секретаря-машиниста, курьера или как вас там, а вот мне, как менеджеру, вставят по самые гланды...

У Чика неплохо работала соображаловка, у него никогда не было с ней проблем. Хотя система была не бог весть какая хитрая, но вот у меня, например, такая идея не родилась. («Потому что ты слушаешь группу «Doors», — объяснил Чикатило.) В общем, получалось неплохо, и в месяц мы должны были делать баксов по двести сверх официальной зарплаты в сто пятьдесят. Мыс минуты на минуту должны были стать богатыми студентами, студентами-мошенниками, которые водят девушек в дорогие кабаки и одеваются в модных магазинах, чёрт возьми, это было просто здорово. Единственная проблема заключалась в том, что найденные Чиком чиповые агентства находились в таких вот пердяевках вроде той, по которой я уже битый час шатался в описываемый мною день.