• Название:

    Чернота


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

. . . ... 1. . ...Воспоминания уносят меня в давным давно. , быть студентом как не крути весело .От этого можно ловить кайф только если ты ухватил те самые вибрации в своё время .Некоторые только потом осознают до чего же заебись быть молодым и не обстреленым молодым человеком получающим образовани выше среднего .И работать на дрянной работе ,где не смотря на всякие трудности мир кажется ещё чистым и не загаженным повседневными обязанностями и прочей чепухой .Первая любовь и всё прочее . Но тут всё и начилось .

Чикатило гусиным шагом неумолимо приближался к нам, стоящим на институтском крыльце с дымящимися сигаретами и тетрадью по всем предметам одновременно. Если бы кто-нибудь сказал мне, что этот человек станет сержантом-десантником я бы засмеялся причём презрительно .Чикатило был довольно крупного телосложения но не жирдяем а просто он раньше всех поймал суть кача в домашних условиях и висения на турниках в школьном дворе. Ещё до правильных смыслов и прочей хуйни . Фишка гусиного шага была придумана как то в один прекрасный вечер когда мы упоролись гашем в полное говно. Как то в праздник летних каникул когда небыло учёбы и мы шлялись не зная как себя занять транквилизировали себя гашем и очень славно говорили обо всём и ни о чём в частности мы стали свидетелями картины которая дала началу очень важному разговору ,покрайней мере я так думал на тот момент ,мне даже это казалось это важным.С крыльца мы долго наблюдали за вороной — она нагло расхаживала по газону и время от времени клевала в зад ленивого кота, которому было лень напрягаться, гоняться и давать сдачи. — Смотри, — говорил обкуренный Чикатило. — Это, мать его, хищник. Да какой это на хрен хищник? Видишь, его здесь прикормили объедками из столовой, и он совсем забыл, как добывать себе пищу. Как пи...диться самозабвенно и бесшабашно, как эрегировать на запах крови. Как драть противника в клочья. Настоящий агрессивный кот давно бы уже устроил здесь кровавое месиво. Сырой гуляш, из которого торчат перья, корявые ноги с тремя пальцами и глупый клюв.

— Расслабься, Чик. Этот долбаный кот не стоит нашего внимания — он просто ленивый обкуренный дурак. Лучше посмотри на ворону. Она же вылитый хачик. Смотри — вся чёрная, пиковая, и нос у неё большой и горбатый. И каркает она так же, как они разговаривают. Слушай — точно! Ворона — это хачовская птица.

Мы показывали на хачовскую птицу пальцами и смеялись. Все остальные показывали пальцами на нас и тоже смеялись. Так что все были довольны. Тогда вообще все были довольны. Глава 2 (продолжение первой лирическое отступление)Потом как-то незаметно, бесшумно, тихой сапой к нам подошёл Лёня с паралельной группы .И сказал что он нас угостит гашем если мы ему поможем перетащить шкаф или ещё что то в этом роде .Судя по всему Лёня уже покурил поэтому решил попросить нас но мы знали что Лёня практически еврей ,несмотря на его фамилию Цинман или Циммерман.Хотел нас запрячь делать свою работу за возможность покурить и пообщаться.Шёл дветысячидевятыйгодотрождествахристово , и я описываю все это так подробно только потому, что тогда история только начиналась...Я не знаю, как объяснить. Есть такое банальное клише — «взяться за...» (за ум, за голову, за гуж или за яйца — в данном случае всё одно и то же, потому что важно только первое слово «взяться»), а больше ничего не напрашивается. Человек прекрасен до той поры, пока ему не приходится за что-либо браться, после этого всё идёт на спад. Да и потом был такой возраст, в котором всё имеет значение. Уже поэтому стоит об этом рассказать. Потому что после определённой черты всё утрачивает своё значение — вороны и коты, перекуры с Чикатилой на крыльце учебного заведения евреистые Лёни.А вместо всего этого появляется нечто новое и светлое, которое не торкает.— Слушай, — сказал вдруг Чикатило, прекратив смеяться. — У меня к тебе серьёзный разговор.

— Давай, — отозвался я. Моя воля — я бы все серьёзные разговоры проводил именно в том состоянии, которое было тогда. То есть накуренным в жопу.

— Сейчас, подожди. Сейчас. Я хочу немного гусиным шагом походить, ладно?— Как ворона ?— Да она самая ,ей наверное по приколу .И мы вместе заржали .— Давай, — опять согласился я.

— Что ты, блядь, всё одно заладил? Давай да давай! Как попугай ара, да? — Он присел на корточки и перешёл на кавказский акцент. — Как варона, да, говно, билят! Ээ, ара! Пачэму это нэ Олэнка( одна общая знакомая которая в этой истории участия не принемает) да? Давай-давай! — спросил Чикатило какого-то парня с «дипломатом», проходившего мимо. Парень поджал «дипломат» и шарахнулся в сторону. Многие считали Чикатилу дауном-рецидивистом, с которым лучше даже не разговаривать. Парень нервно удалялся, оглядываясь назад и всё сильнее прижимая к груди свой заскорузлый «дипломат», как будто в нём лежал миллион долларов, который он был должен колумбийской мафии. Хотя на самом деле максимум, что могло там находиться, — это непонятные конспекты, написанные мелким подростковым почерком в общей тетради с изгрызенной обложкой и страницами в клеточку Чикатило на корточках шёл за ним следом и орал какие-то циничные вещи. Он вообще был прожжённым циником, он мог бы продать душу дьяволу... ну, не за бутылку пива, конечно, но, скажем, за плитку гаша величиной со сникерс или за пару дней изнуряющего секса с Оленькой — такого, когда встаёшь с кровати только для того, чтобы подмыться или сходить в гальюн. Такого секса ни у кого нет, но все о нём пишут, потому что мечтают.

Жалко, что люди маются хернёй обычно только в студенчестве да и то не все, а лишь некоторые)))Причём независимо от возраста. Чикатиле было тогда 19наверняка примерно столько же сколько , чем тому человеку, который читал «Коммерсантъ» на лавочке. Сейчас цифры поменялись местами, и Чикатиле двадцать пять и он не мается хернёй

Тогда, когда Чикатило сделал плавный круг не над кукушкиным гнездом, а по периметру того самого газона, на котором хач-ворона метелила (и правильно делала) вконец обленившегося кота, — тогда всё это и началось...— Слушай... Я вот тебе что хочу сказать... Только нет, нет, сначала...

— Опять гусиным шагом?

— Да нет, сначала я задам тебе вопрос: почему люди не хотят со мной разговаривать?

— Ну почему не хотят? Я ведь разговариваю, ничего.

— Нет, а ты видел вот этого, с «дипломатом»? Ну, я бы понял, если бы он сострил что-нибудь в ответ на мою изящную, утончённую шутку. Я бы понял, если бы он попросился ко мне в Клуб Красивых Мужчин или послал меня нах.... Но так вот — молчать... Он не стал со мной разговаривать, понимаешь?

— Ну и что? Он разве давал кому-нибудь подписку о том, что обязуется поддерживать беседу с тобой в любое время дня и ночи в любом душевном состоянии?

— Да ничего, в общем-то, — пожал плечами Чикатило, закуривая сигарету. — Это к делу не относится. Просто я работать пошёл, вот что... Я решил работать. По-настоящему.С предыдущей работы Чикатилу уволили чуть больше недели назад, да и вообще мы все подрабатывали где-нибудь, время от времени и за очень небольшие деньги.