• Название:

    18 Пушишка Последняя любовь


  • Размер: 0.08 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

Последняя любовь

Автор: Пушишка

Источник: http://faellin.furnation.ru/view/131805/?pageFrom=1

Смеркалось. Аня шла по парку, чувствуя нарастающее жжение внизу живота, на первые и третьи девяносто очень хотелось приключений, соски затвердели и почти прорывали тоненькую ткань маечки.... Секса у неё не было уже двое суток и девушка ощутимо страдала от сосущего чувства пустоты, нехватки тепла и ласки, и чего-то ещё, чувства которого она не могла понять. Трусики-стринги впивались в её тело и волна наслаждения пробегала по её телу при каждом шаге. Вдруг Аня замерла от испуга и недоумения: за поворотом тропинки, на обочине, лежал огромный медведь. Откуда медведь в парке?? Аня замерла. От шока всё желание слетело с неё, она хотела аккуратно отойти назад и сбежать, пока её не заметили, но поздно. Медведь Поднял голову и уставился на девушку маленькими блестящими глазками-бусинками. Аня замерла, не зная что ей делать, а медведь с легкостью, странной для его размеров, поднялся и направился к девушке. Подойдя к ней вплотную, он сначала обнюхал её лицо и шею — для разгорячённого девичьего тела это оказалось даже приятно. Затем холодный влажный нос скользнул ниже, на грудь. Бюстгальтеров Аня не носила принципиально, грудь у неё была красивой, высокой и очень чувствительной. И когда медведь лизнул соски девушки, та сразу ощутила прилив возбуждения. Ситуация была на редкость неожиданной и нестандартной, и это прибавляло пикантности. То ли почуяв запах женской смазки, то ли повинуясь чему-то ещё, медведь продолжил лизать соски девушки. Горячие волны наслаждения пробегали по её телу Внезапно медведь резко ткнулся ей под юбку, девушка упала от сильного толчка на спину, ноги её раздвинулись, и медведь начал покусывать и облизывать ткань над нежным клитором и губками. Трусики не мешали девушке получать незабываемое наслаждение, горячий язык медведя свободно двигался туда-сюда, изредка медведь тыкался носом прямо в клитор, добавляя новых жарких ощущений. Девушка стонала и выгибалась дугой от наслаждения. Вдруг медведь утробно зарычал и, резко подавшись вперёд, накрыл её своим мохнатым телом. Могучий горячий орган начал елозить по её промежности, трусы мешали и медведь никак не мог попасть... Аня застонала от отчаяния, и, выгнувшись дугой, попыталась насадиться на его орган сама. Трусы, не выдержав напора жаждущей плоти, с треском порвались и медвежий огромный горячий член резко зашёл в неё. Он заполнил её всю продолжал продвигаться вперёд, жаркие волны оргазма уже одна за одной начали проходить по её телу, но вдруг... Раздался грозный рык и тёмная тень мелькнула из-за деревьев, приземлившись прямо на спину медведя, схватив его за загривок и стащив с девушки. Огромный дог вызывал медведя на бой! Девушка завизжала от страха, неожиданности и разочарования — как могло наглое псовое прервать медведя в такой момент? Но дог имел на этот счет свое мнение. Презрев разницу в размерах, он бросился на несостоявшегося любовника, и они закружили в кровавом танце смерти. Их могучие тела крутились и сталкивались, их мышцы перекатывались грозными валунами под блестящей от крови и пены шерстью, и Аня поняла, что желание ее разгорается все сильнее и сильнее, даже сильнее, чем было в начале. Напрягшиеся до предела соски разорвали ткань маечки, в животе что-то взорвалось — и смазка потекла волной из нее и пролилась на землю. Бьющиеся звери почуяли сладкий мускусный запах разгоряченного женского тела и замерли. Они стояли как статуи звериных Аполлонов, такие прекрасные, такие величественные, такие сексуальные... Забыв обо всем, Аня соблазнительно растянулась на шелковой изумрудной траве и начала ласкать себя, не в силах справиться с желанием. Она зажала губки пальцами левой руки и потянула их в направлении пупка. Жаркая энергия молодого тела собралась по всему ее телу и словно лавина скатилась вниз. Клитор при этом выдавился наружу и стал прекрасной мишенью для ее ловких пальчиков. Она играла рукой и нежно ввела указательный палец в щелку, чуть пониже головки клитора (на 1 см), а подушечку большого — чуть повыше клитора, не касаясь его. Она двигала рукой, и пальцы ее не скользили, нет — они перемещались вверх и вниз, доставляя необычайное наслаждение. Но его все равно было мало, слишком мало. Возбуждение пересилило жажду крови, и два прекрасных самца, источающих страсть каждым движением, бросились к распростертому телу Ани. Приблизившись вплотную, дог почувствовал странное щекотание в районе паха. Обернувшись, к своему безграничному удивлению и негодованию, он увидел медведя, с вожделением ласкающего языком огромный член дога. Извиваясь в сладкой истоме, Аня подползла к медведю(не переставая себя ласкать при этом)и нежно обхватив губами член зверя начала лизать его, массируя второй рукой свой клитор и половые губы. Дог, возбудившись от ласк медведя, лизнул Анин клитор и, свернув язык трубочкой, принялся ласкать ее изнутри. Аня постанывала от наслаждения, ее нежные губы скользили по члену медведя, свои тазом она помахивала в такт движениям языка собаки. Внезапно дог плавным движением скользнул вперед, вонзив свой мокрый от медвежьей слюны член в анальное отверстие девушки. Его член был намного больше Аниной попки, но слюна медведя и возбуждение девушки привело лишь к тому, что она почувствовала лишь потрясающее наслаждение, но не боль. Податливо растянувшись, Анина плоть плотно обхватила член дога, доставляя обоим неземное наслаждение. Аня, выпустив изо рта член медведя, с каждым толчком дога продвигалась все дальше и дальше по траве. Её прекрасная грудь касалась травы и земли, что приносило ей дополнительные ощущения. Но она хотела большего. Медведь, будто почувствовав ее мысли, отклонился назад и лег на спину. Его бурая шерсть нежно переливалась на фоне изумрудной травы, огромный член призывно вздымался.. Аня, несмотря на недовольство дога ,двинулась по направлению к медведю, охваченная нетерпением почувствовать внутри себя его карминовый стержень... Внезапно она почувствовала щиплющее покалывание возле сосков и под порванными трусиками. С трудом оторвавшись от сладостной оргии, Аня обнаружила муравьев, дружной оравой заполонивших все ее дырочки. Бравые защитники муравейника, разрушенного страстью упавшего медведя, стали невольными участниками праздника страсти, разыгравшегося в парке. Они пытались побольнее укусить своих оккупантов, но только больше способствовали их разгорячению. Маленькие лапки насекомых щекотали кожу и задевали волоски и шерсть, и сигналы от кожных анализаторов передавались в мозг, где надежно и очень плотно смешивались с сигналами от половых органов — и напряжение становилось все сильнее и сильнее. Вот уже казалось, что страсть столь велика, что способна убить участников... Щёлочка Ани истекала соками, она жаждала принять в себя горячий член медведя и девушка, гибко изогнувшись, насадилась на столь желанный орган. Медленно, растягивая удовольствие, она расположилась так, чтобы головка медведя только едва касалась её внешних половых губ. Толчки дога в попку девушки сотрясали всё её тело, и с каждым толчком она насаживалась всё глубже и глубже на член медведя, убивая и давя несчастных муравьёв. Наконец, она полностью накрыла член медведя и замерла, чувствуя как член дога внутри трётся через перегородку о член медведя. Медведь двигался, ему тоже нравилось трение собачьего члена о свой собственный, пусть ощущения и были приглушены... Не выдержав, Аня начала двигаться в такт догу. Стоны ей раздавались, казалось, на весь парк, от страсти и наслаждения она не соображала что делает, горячие волны непрерывных оргазмов прокатывались по её телу, заставляя все мышцы содрогаться в судорогах, жёлтое марево плясало перед глазами, в ней не оставалось ничего человеческого, одни лишь инстинкты и наслаждение. Она раскачивалась в такт движениям дога, чувствуя горячие тела животных внутри. Член медведя и член дога скользили внутри неё, огромные и горячие. Очередная волна наслаждения накрыла её, издав нечеловеческий вопль Аня, не удержавшись, окончательно упала на меховой живот медведя. Одной рукой сдавив грудь, она начала второй массировать себе клитор, языком и губами дотянувшись до морды медведя и начав посасывать и ласкать его язык. Это было нечеловеческое наслаждение, болезненное, изматывающее и всепоглощающее. Дёрнувшись ещё раз, она почувствовала ужасную боль. Тонкая нежная перегородка между влагалищем и прямой кишкой не выдержала воистину звериного напора и порвалась. Аня закричала от боли и ужаса. Звери, рыча, тёрлись членами внутри Ани. Почувствовав запах крови, они зарычали и стали двигаться ещё быстрее, яростней. Кровь распаляла их. Ане уже не было хорошо, ей было очень больно. Внезапно всё то, что доставляло ей такое наслаждение, стало доставлять незабываемую боль, она извивалась и кричала от ужаса и боли. Звери рассвирипели. Медведь, взревев, укусил девушку в шею, пролилась ещё кровь, да зверю прямо в глотку. Тот взревел снова, его член напрягся и излился горячей спермой внутри разорванного тела девушки, окатив тёплой волной член дога. Собака ж, почуяв что на неё кончил медведь, рассвирепела тоже. Ухватив девушку за шею сзади, он резко дёрнул её на себя, оттаскивая с медведя в сторону. Клыки медведя ещё смыкались на нежном горле Ани и резкий рывок привёл к тому, что её шея оказалась разорвана. Дог же, не обращая ни на что внимания, отволок слабо трепыхающуюся девушку в сторону, повалив её на спину и запрыгнул на её спереди, всадив свой член в её рот и начиная насиловать её. Сознание Ани покидало её, и только боль была во всём теле, боль и унижение... Только тонкая ниточка боли ещё связывала её с этим миром, но и она начинала рваться... Ее воспаленный разум заполонили образы неведомых созданий, сотни жаждущих глаз взирали на ее обнаженную, содрогающуюся в танце страсти плоть, жадные щупальца тянулись к ней, обволакивая хрупкое тело девушки, проникая повсюду, не оставляя ни единого места нетронутым. Затем вспышка боли словно электрический разряд пронзила ее, принеся с собой конец ее жизни, но не погасив страсть. В последний момент, уносясь в пучины своих видений, изнемогая в предсмертной агонии, наша героиня успела схватить дога за упругую ягодицу и ввести член зверя глубже в свой анус...Последний ее вздох был стоном сладострастия. Тело девушки безвольно обвисло в могучих лапах медведя. Звери, пребывающие во власти дикого желания, вначале не заметили перемены, продолжая вонзаться в нежное девичье тело все так же яростно и ненасытно. Спустя пару часов, удовлетворив свою неуемную похоть, дог и медведь оторвались от распростертого на земле тела Анны. Но вожделение было настолько велико, что они кинулись друг на друга. Дог бросился на медведя, стремясь вонзить в него свой огненный фаллос. Он уже запрыгнул на него и головка уже почти вошла медведю в анус, но тот взрыкнул и мощным движением сбросил с себя наглую собаку. Медведь бросился на пса, снедаемый жаждой мести за попытку унижения. Боевой дог не оставался в долгу и снова оба зверя закружились в танце смерти, сильными гибкими движениями нанося друг другу смертельные раны, кусая и раздирая. Медведь намного больше дога, схватка была недолгой и конец её был предрешён — издав оглушительный рёв победителя лесной зверь сильным ударом отбросил израненное тело собаки в сторону. Дог на последнем издыхании попытался отползти в сторону, но медведь, в два скока преодолев разделяющее их расстояние, нагнал ослабевшего пса и, снова издав победный рык, всадил так и не опавший член ему под хвост. Пёс заскулил, жалобно и тоскливо, плоть его прямой кишки рвалась под фрикциями. Ему, боевому псу, племенному кобелю, покорившего столько самок, — и такое унижение! Отчаянный вой разнёсся по парку, распаляя медведя. Это стало избавлением псу — его ослабевшее от потери крови тело не выдержало насилия — он погиб. Медведь не получил наслаждения тоже — запал схватки уже прошёл, он уже не чувствовал упоения битвы, когда священная ярость гнала его вперёд, убирая боль и усталость. Какая-то тяжесть притянула его к земле, он устало слез с поверженного врага... Он лег и умер, и муравьи похоронили тела трех несчастных жертв любви и страсти, сожрав их и накормив своих детей.