• Название:

    Можно и нельзя.


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: RTF
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

Можно и нельзя

Автор: seaneФэндом: Final Fantasy VII Персонажи: Генезис/СефиротРейтинг: NC-17 — фанфики, в которых могут быть детально описаны эротические сцены, насилие либо какие-то другие тяжёлые моменты." jQuery1316861095359="2"NC-17 Жанры: Слэш (яой) — романтические и/или сексуальные взаимоотношения между мужчинами." jQuery1316861095359="3"Слэш (яой) Предупреждения: Ченслэш — фанфик, описывающий взаимодействие между двумя персонажами, один из которых значительно младше другого, возможно, даже не достигает совершеннолетия.

" jQuery1316861095359="4"Ченслэш Размер: Мини — маленький фанфик. Размер от одной машинописной страницы до 20." jQuery1316861095359="5"Мини, 4 страницы Кол-во частей: 1

В единственном месте, где можно было перебраться через реку, путь оказался перекрыт.Какие-то крестьяне встали лагерем на другом берегу. Косари, а может – лесорубы, Генезис не понял. — Что делать будем? – спросил он еле слышно.Сеф жестом показал – что.— Сбрендил? – яростно зашептал Генезис, — Так нельзя!Узкая ладошка зажала ему рот. Отползли обратно в лес. — Нельзя так громко, — сказал Сеф, — По воде звук хорошо разносится.— Ты хочешь их убить?— А что?— Сеф, они же не солдаты.— Ты думаешь, мы им попадемся, они нас пощадят? Они ненавидят Шин-Ра. — Разве можно убивать гражданских?— Мы на войне. — Сеф!— Так было бы проще, — сказал Сефирос почти про себя. Тряхнул головой, — Ладно. Я попробую разведать, что там и как. Может, их обойти как-то можно. — Сеф, ты это— Да не буду я их трогать. Зануда. Оставшись один, Генезис вдруг устыдился. Может, Сефирос прав? Эти крестьяне могут причинить им немало вреда. Все эти «можно», «нельзя» — они, наверное, только для гражданской жизни. Просто до сих пор ему случалось убивать только в горячке боя, когда он толком и не понимал, что делает. А вот так – хладнокровно – нет, так Генезис еще не мог.Но ведь нельзя же все на одного Сефа сваливать! Нельзя же быть просто бесполезным попутчиком! Он на целый год младше, а яКазалось, его не было целую вечность. Вернулся мокрый и перемазанный с ног до головы. — Там за болотцем можно попробовать переправиться. Только ночью, а то там на другом берегу открытое место. Все как на ладони.— Ты хочешь ночью в болото сунуться?— Там можно пройти, я проверил.До ночи было всего ничего. Пристроились возле огромного дерева. Генезис облокотился на ствол и настроился немного подремать. Потом спохватился:— Ты не мерзнешь?— Да ерунда.— Иди сюда. Давай, теплее будет.— Я тебя испачкаю.— Испачкаешь. Когда в болото свое потащишь. Сефирос хмыкнул и перебрался поближе. Генезис обнял друга.— Ну? Теплее?— Ага. Спасибо, — и пристроил голову у Генезиса на плече.Генезису отчего-то стало неудобно. Тесно, что ли. Или жарко. Он и сам не понимал, что не так. Почему-то вспомнился тот раз, когда он застал Анжила с его подружкой. Давно, еще дома. Девчонка убежала в слезах. Анжил был красный, просто пунцовый, и самому Генезису было так же неудобно и жарко.Сеф поерзал, устраиваясь поудобнее.— А ты когда-нибудь целовался? – спросил вдруг Генезис. — А ты?Генезис молчал. Сеф извернулся в его объятьях. Теперь они оказались буквально нос к носу. Сеф смотрел на него сияющими в лесном полумраке глазами.И вдруг подался вперед и поймал его губы своими губами. Генезис замер.Теплый влажный язык лизнул его губы, раздвинул их, прошелся по кромке зубов.Это было так – странно. Так приятно.Но ведь так нельзя!Генезис шарахнулся назад и больно стукнулся затылком об ствол дерева.— Извини. Я слишком грязный, да? Я не подумал.— Да при чем здесь это? Ну, что ты как маленький! Нам нельзя.— Почему? Сеф хлопал глазами. Генезис был уверен, что он придуривается. Потом засомневался. — Сеф, ну Это не принято. Тот улыбнулся своей характерной холодной улыбочкой, с которой обычно наносил удар.— Убивать тоже не принято.Обхватил Генезиса за шею холодными руками, прильнул всем телом. Губы у него были шершавые. Генезис почувствовал у себя во рту его дыхание и сам подался к нему. Обнял. Запустил руку в мокрые волосы.Сефирос оторвался от его рта. Лизнул щеку. Поцеловал за ухом. Генезис дрожал всем телом. Сеф! Ведь так нельзя. Так не делается. Это нехорошо.Сеф просто не понимает.А может, наоборот, понимает. Убивать нехорошо, а они убивают. Людей, которые им лично ничего не сделали. Мы солдаты, у нас такая работа. Убивать других. Нас специально учили. Все относительно, да? Нет никаких абсолютных «нельзя» и «нехорошо». Эти глаза.Эти губы.Гибкое худощавое тело.— Сеф— Что?Генезис не знал, что сказать.— Согрелся?— Ага.Ловкие пальцы распутывали ремни Генезиса.— Что ты делаешь?— Ну, ты же хочешь.Но приостановился, замер вопросительно. Хочешь?Генезис лихорадочно стал расстегивать на себе ремни. Действительно потеплевшие руки стянули с него безрукавку. Прошлись по спине, лаская, поглаживая. Генезис даже и вполовину не представлял, что это может быть так приятно. Он дышал часто. И не знал, что делать. Жесткие худые пальцы друга мягкими короткими движениями гладили его вдоль позвоночника. Языком Сеф провел по его шее – от подбородка к уху. Куснул за мочку. Генезис чувствовал на своей коже его теплое дыхание. Потянулся, обнял, прижался лицом к его лицу – так, что чувствовал даже движение ресниц.— Сефи— Не зови меня так, терпеть не могу.Генезис виновато вздрогнул.— Извини.— Не извиняйся. Просто не зови.И накрыл его рот своим ртом, лишая возможности ответить. Толкнулся языком в неплотно сомкнутые губы. Генезис против воли застонал. — Сейчас, — сказал Сеф практически ему в рот.И стал стягивать с него штаны. — Сеф.— Сейчас. — Я неВоздух неприятно захолодил кожу в паху. Сефирос раздевался сам – быстро и сноровисто, словно в казарме.— Сеф— Не бойся, — мягко, нежно.Услышать от него что-то, сказанное подобным тоном, — это уже было сродни чуду.Глаза его сияли. Генезис еще успел подумать, что у него самого сейчас глаза, наверное, тоже как фары. Потом жесткие шершавые пальцы коснулись его члена. Генезис задрожал. Возбуждение нарастало. Казалось, еще немного, и он просто взорвется. Обнаженный мальчишка легко оседлал его. Странное, гибкое движение – рук, бедер, всего тела.И вдруг Генезис почувствовал, что горячая тесная плоть обхватывает его член. Он едва не вскрикнул от неожиданности и удовольствия. Сефирос улыбался.Генезис слышал, что это должно быть больно – для того, кому засаживают. Но не похоже было, чтобы друг испытывал боль. Он выглядел страшно довольным. Как будто задумал сделать кому-то сюрприз, и сюрприз несомненно удался. Сеф двигал бедрами. Генезис застонал, и горячая узкая ладонь зажала его рот. — Услышат. Потерпи.Как это Сеф еще мог говорить? Генезис уже почти ничего не соображал. Поцеловал эту ладошку.Потянулся руками, обхватил член друга. Стал поглаживать.Сеф заулыбался еще шире, хотя, казалось, шире уже невозможно. Все было так здорово. Генезису казалось, в этот миг они были одним целым. Он застонал в ладонь друга, кончая. И Сеф кончил почти одновременно с ним. Упал на него сверху, прижимаясь всем телом, тяжело дыша. — Я тебя люблю, — вырвалось у Генезиса.— Правда?Широко раскрытые глаза. Бледное лицо. — Сеф, ну ты чего? Конечно, правда. Сефирос заморгал. Отвел взгляд.— Нам, это идти пора. — Ну, нельзя же так! Я думал, вас убили! Вы вчера должны были вернуться, где вы были?— Ну, что ты на него орешь?— Он отвечал за операцию!Сефирос молчал. Он, в общем-то, никогда не оправдывался. Но сейчас-то мог бы и сказать хоть что-то. Генезис разозлился. Ну, почему Анжил постоянно из всего проблему делает? Ладно, он сам привык, он Анжила всю жизнь знает, но к Сефу-то чего цепляться?— Ты, что, думал, это так просто? Как в лавку сбегать? И ничего непредвиденного случиться не может, да?И замолчал. Он вдруг понял, что Анжил едва не плачет.— Ребята, я думал, вас убили— Анж Ну, нельзя же всегда так переживать. Анжил всхлипнул и схватил их обоих, прижал к себе.— Я так испугался! Вы не представляете