• Название:

    Новый документ в формате RTF (3)


  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

13.4. Виникнення і розвиток феодальної держави у Сербії

Дещо пізніше, ніж у болгар, держава виникає у сербів. Ще в Х ст. у Сербії зберігається ділення на племена, народні віча, ради старійшин.

Сільська община знаходиться в розквіті, сімейні відно-сини на перехідній стадії від групового шлюбу до індивідуальної сім’ї сучасного світу.

Декілька поколінь нащадків одного батька живуть разом, під одним дахом, одним двором. Вони сукупно володіють майном, разом обробляють землю, їдять і одягаються із спільних запасів. Це те, що називається задругою (великою сім’єю, общиною)

Вища влада в задрузі належить сімейній раді, в яку вхо-дять усі дорослі жінки і чоловіки, але безпосереднє управлін-ня знаходиться у руках вибраного усіма домачина.

Важливі справи, у тому числі і суд над винуватим, вхо-дили в компетенцію сімейної ради, і ні один значний продаж чи купівля не могли здійснюватися без згоди

Сільські общини об’єднувались жупою, так називався невеликий регіон, де жило декілька родів.

У ХІ ст. з розвитком феодальних відносин були зроблені перші спроби об’єднання регіонів. Ці спроби призвели до ре-зультату через століття, в княжіння великого жупана центрального сербського регіону Рашки – Стефана Немана. Син Не-мана, Стефан Першовінчаний, присвоює собі титул короля. Найбільшого розвитку Сербська держава досягла за видатно-го військового і політичного діяча Стефана Душана (1308 – 1355 рр.), якому вдалося подолати сепаратизм місцевих кня-зів, а також примусити візантійських, угорських і болгарсь-ких феодалів припинити на деякий час вторгнення в Сербію. У 1345 р. він проголосив себе “королем Сербії, Дуклії, Хлу-му, Зети, Албанії і Примор’я, володарем немалої частини Болгарського царства і господарем майже всієї Візантійської імперії”, а через рік коронувався “царем сербів і ромеїв”. Проте після його смерті Сербія знову розпалась на самостійні князівства й володіння, чим і скористались король Угорщини і султан Османської Туреччини. Частина території Сербії не-забаром відійшла Угорщині та Венеції.

У 1389 р. об’єднане слов’янське військо в битві на Косовому полі зазнало поразки від переважаючих сил турків-османів, і Сербія стала васалом Туреччини.

2. Законник

“Законник благоверного царя Стефана”, как он официально тогда именовался, был принят на соборе высших сербских духовных и светских феодалов, созванном в 1349 году в городе Скопле.

В этом документе господствовавший в Сербии феодальный класс (властели и высшее духовенство) получил возможность привести в систему и закрепить за собой права и привилегии, приобретенные в течение всего предшествующего периода. Наличие в то время в Сербии сильной монархической власти в лице Стефана Душана облегчало эту задачу. Законник преследовал цель закрепить существовавшие правоотношения, которые строились на жестокой эксплуатации простого народа. Данные этой эпохи свидетельствуют о вымирании ряда населенных пунктов, многочисленных случаях безосновательного заключения людей в темницу, большом количестве нищих и бездомных, массовых случаях разбоя и воровства. Все это дает ключ к объяснению того, почему пять лет спустя на другом соборе в 1354 году при том же царе Стефане были приняты дополнительные статьи к Законнику. В этих дополнениях были усилены санкции против разбойников, воров, пьяниц, клятвопреступников и других. Следует отметить, что рост классовых противоречий в этот период вынуждал сербских феодалов не только к репрессиям, но и к некоторому смягчению эксплуатации. С этой точки зрения весьма любопытны те статьи дополнений к Законнику, в которых подчеркивается право меропхов (зависимых крестьян) на судебную защиту (ст. 140), об обязанности судей защищать убогих и нищих (ст. 181), о запрещении сажать в темницу людей без царской грамоты (ст. 186), об установлении точного размера налогов, уплачиваемых в царскую казну (ст. 200), об отмене тяжелой по тому времени повинности в виде приселицы (См. о приселице примечание к ст. 56 Законника), которая сохранялась лишь в порядке исключения (ст. 157), и ряд других.

3.Идея неукоснительной законности была взаимосвязана с гарантиями сословных прав и привилегий. В наибольшей степени были закреплены привилегии сербской церкви. В качестве государственного закона провозглашалась обязанность подчинения духовным властям: «И в духовном деле каждый человек да имеет повиновение и послушание своему архиерею». Ослушание церковных правил могло повлечь отлучение от церкви, а с тем и изгнание из общества. Нарушение церковной юрисдикции также влекло огромный по размеру денежный штраф. Кроме патриарха, власть над церковью принадлежала только царю. За шляхетством (властелями и властеличами) закреплялись практически неограниченные права собственности на бащины (вотчины), включая наследственные права рода и свободу «от всех тягостей и податей моего царства». Оговаривались особые судебные привилегии великих властителей. Купцам предоставлялась (и гарантировалась большими штрафами за нарушение) свобода торговли по всему царству. Законом устанавливались пределы натуральных и денежных повинностей зависимых крестьян – меропхов («А иного сверх закона ничего у него да не отымется»). Но и укрывательство чужих людей, бегство зависимых людей было поставлено наравне с государственной изменой.

Законник Стефана Душана содержит развернутую картину сербского феодального общества. На вершине феодальной лестницы стояли великие и малые властели, несколько ниже властеличичи (См. о властелях и властеличичах примечание к ст. 37 Законника). Большую социальную прослойку занимали меропхи — зависимые крестьяне, а также рабы, носившие название отроков. Кроме того, сохранялась небольшая прослойка свободных крестьян, так называемых “себров”, которым Законник запрещает всякие сходки: “Себрова собора да несть” (ст. 68 Законника). Значительное место в сословной иерархии занимали временные правители, чиновники различных рангов, которые стояли во главе городов, округов, областей и носили различные названия (жупаны, челники). Они нередко объединяются в Законнике под общим названием “кюфалии”.

5.Суд и процесс

6. В Зак-ке достаточно четко прослеживались почти все важнейшие черты обвинительного процесса. Судопроизводство начиналось по заявлению потерпевшего, кот-му затем вверялось ведение дела. Процесс рассматривался как личный спор сторон. Властели вызывались повесткой, в которой была указана причина; остальные должны были явиться в суд по предъявлению судейской печати (ст. 61). Явившийся на суд ответчик освобождался от предъявленного ему иска, если не пришел на суд обвинитель (ст. 89). Неявка в сходных условиях ответчика означала проигрыш им дела. Судьи должны были воздерживаться от самостоятельных принудительных действий, призванных уточнить обстоятельства «спора». Им предписывалось руководствоваться лишь первоначальными заявлениями сторон и не принимать во внимание возможные изменения в их объяснениях, сделанных уже в ходе процесса (ст. 169). Ответчик, возражая на предъявленное обвинение, не мог выходить за рамки существа рассматриваемого дела и предъявлять истцу встречное обвинение в каком-л. ином преступлении, пусть даже в самом серьезном. Такое обвинение он мог сделать после окончания данного «спора» (ст. 163).

В статье 65 "Законника" допускается представительство в отношении брата, который живет в одной и той же задруге. При этом постановление статьи 65 "О братьях" Законника гласит: «Братья, которые живут вместе в одном доме. Если кто позовет их на дому, то кто из них придет, тот пусть и отвечает. Если же найдет его на царском дворе или судейском, да придет он и скажет: "Я представляю на суд старшего брата", то пусть представляет, и да не принуждают его отвечать». Статья 72 "Законника" предусматривает возможность назначения процессуального представителя вдовы, который защищал бы ее интересы в суде.

Признание ответчиком своей вины означало завершение процесса. Судьи выносили соответствующее постановление приговор или решение). Если признания не последовало, решался вопрос о доказывании обвинения. Обвинитель мог представить свидетелей и иные улики. Их отсутствие или недостаточность давали основание для оправдательного приговора. Но если речь шла об обвинении в разбое или воровстве, то подсудимый даже при отсутствии улик должен был «очиститься от обвинения железом» - вынуть его из огня у церковных ворот и пронести до алтаря (ст. 152). Суд прибегал к ордалии и в других случаях. При этом «божьему суду» подвергались выходцы из низших сословий, в то время как представители господствующего класса 2 очищались» о обвинения присягой.

Исполнение постановлений суда было возложено на спец-х должностных лиц – приставов. Властелям предписывалось оказывать им всяческое содействие.

«Законник» устанавливал строго территориальную подсудность (исключая церковь), только для городов давалась привилегия на собственный суд. Судьям предписывалось «судить по Законнику, справедливо и не судить по страху моего царского величества», а также специально – «надзирать и защищать убогих и нищих».

Одна из статей «Законника» оговаривала его верховную силу даже по отношению к новым царским грамотам. Руководствоваться указами и грамотами, отменяющими правила «Законника», судьям не полагалось. Такой приоритет сводного закона, кодекса также был в значительной степени новым не только для Сербии, но и для всего славянского права той эпохи.

«Законник» устанавливал строго территориальную подсудность (исключая церковь), только для городов давалась привилегия на собственный суд. Судьям предписывалось «судить по Законнику, справедливо и не судить по страху моего царского величества», а также специально – «надзирать и защищать убогих и нищих».

Обвинительный процесс сохранился в судах, где сторонами были свободные люди, в частности в городских судах. Иначе было в отношении несвободных, и прежде всего отроков. Они судились своими господами. Зак-к (ст. 103) предписывал передачу отроков, обвиненных в разбое, убийстве и других тяжких преступлениях, царскому суду. Религиозные преступления рассматривались церковными судами.

В больших делах требовалось наличие 24 поротников (присяжных), в малых 12, а в самых меньших 6 (ст. 153). Мирить стороны запрещалось. Законник обязывает поротников либо оправдать, либо обвинить. Решение принималось по большинству голосов. Суд поротников (суд присяжных) был судом сословным и применялся только в спорах между свободными людьми. Законник требовал, чтобы в числе поротников не было ни родственников, ни врагов. За несправедливое оправдание преступника, когда оно было умышленным или по подкупу, поротники несли уголовную ответственность (ст.56). К сторонам, в зависимости от их классовой принадлежности, был различный подход. Властелю следовало сообщить содержание иска или обвинения, в связи с которым он вызывался в суд. В отношении представителей других слоев населения этого не требовалось. Властель должен был быть вызван в суд в подходящее для него время, чтобы у него была возможность подготовить защиту

В судах (царских и церковных) получили свое развитие начала розыскного процесса.