• Название:

    Документ №30 тридцатый рассказик МОПЕД


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: RTF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Предпросмотр документа

№30 - Тридцатый рассказик - МОПЕД

Копил я на него долго - полгода, пожалуй. Это сейчас просто, разбаловались :

взял кредит и купил. А потом год, если не дольше хитрож...хитроумный банк

будет тянуть из тебя и денежки, и жилы и нервы... И ещё в результате ты всё равно ему должен останешься... А я копил по старинке. Получаешь на заводике

заработанное - получку либо аванс, и понемногу откладывешь. А вот тут банк

тебе помощник хороший - попробуй потрать на всякую нецелевую ерунду, а

соблазнов вокруг - ой-ой ой, а попробуй снять - надо идти, стоять, заполнять, проще плюнуть и уйти от греха подальше! Получишь - часть бухгалтерия сразу

туда переводит, а остаток - как раз на прожить. Жили мы тогда вчетвером, а

питались вдвоём : Борис с молодой женой в целях пущей экономии "отделились" от нас почти сразу же. Как и для чего они экономили - то их великая тайна есть: питались они так же неважно, как и мы, если не хуже. За квартиру почему-то тоже платили только мы с мамой, благо тогда коммунальные услуги не были так бешено дорогими, как сейчас...Они и далее, уже после рождения племяшки Оленьки, всё продолжали экономить на всём:

дочку в садик не отдавали, дорого, да и волынки много, - пусть лучше с болезненной внучкой бабушка тешится - ей всё одно делать нечего, пенсионерке, да и я рядом, под боком, ежели что - присмотрю тоже. Да и я,

впрочем, совсем не против был иногда понянчиться со смышлёной девчушкой, лишь бы это не очень мешало учёбе - я тогда уже студентом педагогического

института был - вот у меня и получалась внеплановая стажировка. Сидишь, бывало, начитываешь очередную гору книг, а то и готовишься к семинару, а любимая племяшка тут как тут со своим горшком, ко мне норовит поближе.

Мне-то всё равно нечего делать...Студент-бездельник, одним словом...Дармоед...А я, получая все четыре года повышенную стипендию, и подрабатывая где только можно головой и получая солидные гонорары - кормил и маму, и себя, и племяшку угощал, и одевался по моде... А попробуй не соответствовать времени! То галстук-шнурок купи, то ещё что... Кстати - о галстучке этом, будь он неладен.Сижу за столом, готовлю лабораторку, а Оля

где-то рядом крутится. Смотрю - а у неё в руках уже мой шнурочек-галстучек

змеится с красивой и большой бляхой и сверкающими тонкими металлическими наконечниками на концах. Ну, думаю, уж это-то она не сможет сразу разломать - пусть себе играет, возится... И отвлёкся, а она притихла отчего-то... Смотрю, а она уже блестящие кончики в розетку суёт! Вскочил, да разве успеешь! Её слегка и шарахнуло. А может и не слегка - она же

ребёнок! Сидит - ни слова, ни полслова, только глазёнки таращит: - Дя-дя-дя...

Но слава богу - жива-здорова... Отобрал шнурочек и пыбросил в помойное ведро, а то ещё чего удумает. И так - всё время, пока они жили с нами. А потом

Борису вручили погоны и он уехал с семьёй в Звенигород. Потом - на Камчатку, откуда они еле-еле вовремя возвратились. Ольга тем временем выросла, стала

медработником, а я после неё ещё долго маленьких на дух не переносил...

А она как-то, при очередной встрече с "любимым" дядюшкой, проговорилась с обидой, что все денежки, которые дорогие родители копили-копили-копили -

испарились враз, мгновенно. Тогда многие-многие бережливые своих вкладов

лишились, кроме меня, естественно - я на государство, а тем более ныне, на всяких частных и бесчисленных прохиндеев ( и тех, что вокруг, и тех, что у власти) - никогда не надеялся. Потому и не копил. А Оля говорит, что на профуканное можно было не одну квартиру купить, не одну машину... И я ей

верю и сочувствую, но только ей...

Так вот, истратил я наконец свою заначку - приобрёл шикарный по тем временам мопед, "Гауя" называется, яркого-яркого цвета "электрик", нынче он считался бы полноправным мотоциклом. Тут же откуда ни возьмись нарисовался двоюродный Вовка, и рпинялись мы обслуживать и обкатывать обновку... А через неделю я, получив полноправные номера, уже отправился на нём в своё первоё кругосветное путешествие - в деревню. Вся дорога, на которую, если ехать через Щёкино, на автобусах уходило два-три часа, заняла

теперь каких-то полчаса - напрямую, через Менделеевский и Мясоедово...В отпуск. Ну и покатались мы с ребятами, ну и поездили! Пока топливо не закончилось. А где заправишься в деревне? Женька Колчак и тут вызвался помочь - у его отца в сарае стояла полная канистра из-под краски, с бензином.

Хорошо ещё, что машинное масло у тёти Сони нашлось. Залили мы смесь в бензобак - и опять ходу! Да не тут-то было! Движок вскоре стал чихать, кашлять

и глохнуть. В самый неподходящий момент! Окакзалось - краска частично растворилась в канистре, да мы толком и не процедили, так что в цилиндре стал образовываться нагар, да и карбюратор подзабился...

И пришлось всё разбирать и заново перемывать... А там и отпуск кончился...

На работе Валька и Петька Кузнецовы, да Саня Колокольцев решили ехать в

субботу на велосипедах на рыбалку за город к родственникам Сани. Уговорили и меня. Поезка выдалась знаменательной и весьма поучительной - мы в

гостях допоздна засиделись за столом, ни на какую рыбалку, естественно,

попали, и весьма основательно приняв на грудь, отправились восвояси, я, естественно, впереди, и остальные гуськом за мной. При въезде в город старались опасливо держаться поправее, поближе к тротуару. Помню только, что слишком поздно увидел перед собой открытый люк колодца! А слева шёл автобус, справа, по тротуару, двигалась девушка и деваться было абсолютно некуда! И я тормознул, чем только мог: ручником, педалями, ногой и, наконец-

пьяной мордуленцией!!! Остальное, думаю, понятно, а вот почему ногой?

Падая, перелетая через руль и люк, я умудрился ногой ударить по попе, как по мячу, шагавшую справа девчонку! Что тут началось! Вопли, крики, шум...Но посмотрели на меня - и враз отстали. А посмотреть, я так думаю, было на что: уже дома я обнаружил, что морда лица моего основательно отфрезерована

асфальтом и окровавлена, в крови сбитые ладони и колени, юшкой из носа

залита вся белая праздничная рубашка и даже брюки... Такая получилась

поездочка " на рыбалку"...

Но всё бы ничего - мама отмыла, отстирала, смазала, а вот куда с такой образиной покажешься? Мне же в понедельник с утра предстояло идти на

"шпионские" курсы радиотелеграфистов от военкомата : предстояло целых два

месяца учиться за счёт завода и государства, готовиться к предстоящему призыву...

Представляете теперь, в каком обличье предстал я в понедельник перед очами суровых военных дядей - тёмные очки, едва прикрывавшие синяки и ссадины, поднятый воротник и глубоко надвинутая кепка... Готовый шпик - и точка! И не только они, мной все курсы еще долго любовались, по крайней мере - недели две точно.Зато экзамены выпускные я потом сдал едва ли не лучше всех: я ни на что больше не отвлекался и все эти "идут радисты", "дай,

дай закурить", " пять скоро будет" и далее и далее выучил я как "Отче наш".

Хотя потом, если честно, всё это мне нисколечко потом и не пригодилось - на срочной службе я оказался в рядах модных тогда фототелеграфистов на узел связи ГШ... А "Гаую" свою прибалтийскую я оставил в сарае у двоюродных братьев - Володи и Александра Ивановича. Позднее, уже будучи солдатиком, узнал, что мой "подвиг" в точности повторил мой родной брательник, Борис.

Он тоже по пьянке решил лихо прокатиться с кручи вниз, к мосту, и, естественно, тоже тормознул сам собой... И поделом - надо учиться на чужих ошибках. Хотя бы и младшего брата.

Всех ровняет Время...