• Название:

    книга четыре стены

  • Размер: 0.41 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Название: Книга Холодилин блок.indd

Анатолий Холодилин

ЧЕТЫРЕ СТЕНЫ
И ТЕЛЕФОН

г. Екатеринбург
2007 г.

После перенесенной болезни, оказавшись в инвалидном кресле-коляске, Анатолию Холодилину пришлось уволиться из армии, уйти из военной газеты. Но он не пал духом.
Он продолжал жить – как жил, занимаясь журналистской деятельностью. Все свое внимание сосредоточил на вопросах
со-циальной защиты людей с ограниченными возможностями, борьбе с чиновничьим равнодушием и бюрократией. Свои
знания и умение по защите и отстаиванию прав инвалидов
Анатолий постарался передать в этой книге.

Как ни удивительна судьба людей,
прах и пепел их одинаково весят
на ладони истории.
Цицерон

2

ОТ АВТОРА
Данная книга - не художественное произведение. Это
плод размышлений человека, волею судьбы оказавшегося
в положении инвалида. Так получилось, что после 22 лет
службы в армии мне пришлось перенести серьезную хирургическую операцию. Результатом ее последствий стала
моя инвалидность, увольнение из Вооруженных сил и переход на положение героя-одиночки, окружением которого
на несколько лет стали четыре стены квартиры. А единственной ниточкой, связывающей меня с внешним миром,
был телефон. Не ищете здесь никакого злого умысла. Я
отчасти сам способствовал созданию такой ситуации. Дело в том, что в тот момент я был в неком замешательстве.
Я никак не мог понять, что же такое со мной произошло.
Еще некоторое время назад один из активнейших людей
редакции военной газеты, никогда не унывающий даже в
самых сложных ситуациях, убежденный оптимист я, столкнувшись с серьезными проблемами со здоровьем, вдруг
почувствовал себя беспомощным. Желание хоть какимто образом поправить свое физическое состояние было
так велико, что я хватался за любой, даже сумасбродный,
на первый взгляд, метод лечения. Так я стал заложником
медицинской технологии Кисловодского лжепрофессора
Леонида Щенникова, активно пропагандирующего метод
полного сухого голодания.
Не буду раскрывать суть технологии реализации данного метода. Скажу лишь, что в тот момент я крепко в него
уверовал. Будь кто другой на моем месте, он бы тоже не устоял. Как никак отказ от воды и пищи, полная изоляция от
внешнего мира и замкнутый образ жизни на протяжении
не менее одиннадцати суток обещали полную победу над
болезнью раз и навсегда. В течение года я четырежды проходил этот многообещающий курс. В пятый раз я продер3

жался тринадцать дней. Что мне пришлось в тот период
испытать – ерунда по сравнению с той обидой, которая на
меня свалилась. Обидой на людей, не гнушающихся ничем
в своем стремлении нажиться на несчастье других. Ведь
кроме снижения веса я, по сути, ничего не добился. Хотя
нет. Я поверил в неограниченные возможности духа человека. Даже если он с некоторыми ограниченными физическими возможностями. Да, прав был немецкий философ
Фридрих Ницше, который писал, что только великая боль
приводит к свободе, только она помогает нам достигнуть
последних глубин нашего существа, и тот, для кого она
была почти смертельна, с гордостью может сказать о себе:
я знаю о жизни больше.

4

Я ТАКОЙ ЖЕ, КАК ВСЕ
Я – инвалид. Эта фраза с утра до позднего вечера крутилась в моей голове. Собственно, она и ночью не давала
покоя. Еще некоторое время назад из-за своего беспокойного характера я слыл непоседой. Теперь вынужден был
довольствоваться долгим просиживанием за какой-нибудь
книгой. Причем ни одна из них не оставила свой след. Мои
мысли в тот момент крутились совершенно в другом русле.
Поэтому, наверное, на протяжении длительного времени
не мог привыкнуть к своему положению. Просто в голове
не укладывалось, что не могу, как это было раньше, резво
встать с кресла и устремиться к намеченной цели. Почти
два года длилось уединение, иногда нарушаемое визитами
однокашника по военному училищу и моего друга Владимира Веселова. Длилось до тех пор, пока не попалось на
глаза объявление в одной из газет.
Шестизначный номер и скупая информация о том,
что по данному номеру находится телефон доверия для
детей и подростков. Интересно, размышлял я, что можно
доверить незнакомому человеку, находящемуся на другом
конце провода. Любопытство до того взяло верх, что не
выдержал и позвонил. Несколько обоюдно интересующих
вопросов и неожиданно завязался разговор. Точнее, больше говорил я. Мой собеседник, не перебивая, терпеливо
слушал, лишь изредка задавал наводящий вопрос. При
этом даже ни разу не заикнулся о том, что с ним беседует далеко не подросток. А я, словно устав от долгого безмолвия, торопился высказать все, что наболело, что долгое
время мучило. Когда, казалось, тема была исчерпана и я,
наконец, умолк, мой собеседник вдруг заключил:
— Вы не похожи на инвалида…
Я еще несколько раз звонил по этому номеру. Отвечали разные голоса. Как и в первый раз, я изливал свою
5

боль, рассуждал на различные темы, а в заключение слышал неизменное: вы не похожи на инвалида. Возможно,
именно после этих заключений, а, может, освободив себя
посредством общения с внимательными собеседниками от
груза проблем, что неподъемным камнем давили на мое
психологическое состояние, но я почувствовал себя лучше, увереннее. Даже спать стал спокойнее. А вскоре, впервые после долгого творческого перерыва, из-под моего
пера вышел материал, посвященный работе службы «Телефон доверия». Службе, которая тебя выслушает, каким
бы скверным не был твой характер. Спустя некоторое время материал был опубликован в «Областной газете».
Не могу сказать точно, но мне кажется, что именно
после этой публикации я пришел к выводу, который определил мою дальнейшую жизнь. Собственно, он напрашивался сам собой. Да, я инвалид, с трудом могу передвигаться самостоятельно. Моя жизнь будет не такой, как у
ходячих людей. Но остальные мои качества и жизненная
энергия остались прежними. И почему бы их не направить
в русло, которое принесет пользу мне и мне подобным.
Спустя некоторое время я познакомился с инвалидами Еленой Леонтьевой и Лидией Перфиловой. К тому времени каждая из них уже более десяти лет крутили колеса
кресла-коляски. Причем жизнь их складывалась довольно
успешно. Обе вышли замуж уже после травмы. У Елены
подрастал сын, она создала общественную организацию
инвалидов-колясочников Екатеринбурга «Свободное движение» и занималась вопросами формирования доступной
среды в областном центре. Лидия трудилась в областном
госпитале для ветеранов войн инструктором по лечебной
физкультуре. Одновременно училась в социальном институте. Эти женщины познакомили меня с механизмом получения кресла-коляски, рассказали об особенностях некоторых из них, проинформировали о жизни инвалидов в
6

областном центре. Они же, считаю, окончательно вывели
меня из депрессии, заставили по-иному взглянуть на свое
положение.
Так во мне рождалось чувство, неведомое некоторым
здоровым людям. Людям, у которых вид инвалида, передвигающегося с помощью костылей или кресла-коляски,
вызывает жалость, ужас или же злобу. Кое-кто из них ведь
представить не может, что вот этот немощный, этот калека
может быть гораздо счастливее его. Живет к тому же более
полноценной жизнью. Она ведь даже после перенесенной
болезни или травмы продол-жается. Просто надо верить в
себя, в свои силы.
НАЧАЛО
После окончания военного училища я пять лет прослужил в Группе советских войск в Германии. Там и произошел один случай, который я часто вспоминаю сегодня.
Было это в Дрездене. Как-то довелось ехать на городском автобусе. Подъехали к очередной остановке, остановились, но открывать двери салона водитель не торопился.
Через некоторое время чуть продвинулись вперед и опять
замерли в ожидании. Я подошел поближе к водителю, чтобы через лобовое стекло рассмотреть, что же мешает ему
выпустить пассажиров. Впереди стояло маршрутное такси. Только после того, как оно умчалось вперед по улице,
мы плавно и с некоторой, как мне показалось, скрупулезностью припарковались вплотную к площадке остановочного комплекса. И тут я обратил внимание, как из нашего
автобуса легко, без каких-либо особых усилий прямо на
платформу выкатился мужчина в инвалидной коляске. Если бы водитель остановил автобус несколько иначе, он бы
этого сделать не мог.
7

Это была — Германия.
За время службы в редакции военной газеты мне
пришлось побывать в ряде других стран Европы. Довелось
видеть, как живут там инвалиды. Обратил внимание, что
все остальные люди как бы не замечают эту категорию.
Т.е. не останавливают на них свой взгляд. При этом постоянно оказываются рядом, если нужно кому-то помочь.
Зайди инвалид в магазин, метро, автобус, подойди к пешеходному переходу – его возьмут под руки, подведут к
нужной стойке, переведут через дорогу.
Вот почему я с особым сожалением вспомнил о том
случае в Германии, когда в начале пути в своем новом положении был унижен. Тогда я еще передвигался с помощью трости. Возвращался как-то домой на трамвае. Выход из него на остановке мне давался не легко. Чтобы не
упасть, протискивался через входную дверь с особой осторожностью. Водитель, раздраженная моей медлительностью, от нетерпения то и дело дергала вагон. Поскольку сил
это мне не прибавляло, то открыла дверь своей кабины и
разразилась бранью. Вроде: калеке дома нужно сидеть, а
не в трамвае раскатывать.
Это было необъяснимо жестоко. Прежде всего, потому, что в моем положении может оказаться любой, в том
числе и эта женщина-водитель. Хотя жестокость тоже бывает разной.
После операции и лечения в госпитале я мало, что
мог делать самостоятельно. Тем не менее приглашение матери и родных пожить у кого-то из них в теплой домашней
обстановке категорически отверг. Понимал, они видят во
мне инвалида. Поэтому по каждому поводу будут кидаться на помощь. Я решил жить один. К тому времени мои
отношения с женой, отдавшей предпочтение здоровому, а
не калеке, окончательно были разорваны. Только в таких
условиях, считал я, научусь все делать самостоятельно, без
8

чьей либо помощи. Только тогда буду жить, а не существовать. Задача не из простых. Но необходимая. Мне знаком
был один инвалид, которого после травмы, полученной в
юношеском возрасте, родные окружили лаской и заботой.
Кашлянул Алеша, к нему тут же все внимание. В итоге у
человека опустились руки. К сорока годам стал закоренелым иждивенцем. Да, любовь иногда бывает жестокой.
Трудно, очень трудно все делать самому, когда окружающие стремятся тебе помочь. Сам ведь ты ничего
не можешь. Иногда, чтобы что-то сделать самому, приходится тратить несколько часов, на что у здорового уходят
минуты. И все равно это единственный выход. Даже если
приходится с кровати сползать на пол, потому что розетка
запрятана где-то далеко под столом. Даже если не можешь
в кресле-коляске подобраться к раковине, чтобы привести
себя в порядок , не можешь самостоятельно приготовить
себе обед. Таких если, учитывая неприспособленность наших квартир для инвалидов-колясочников, не перечесть.
И каждая из них оставляет своей след. Либо в сердце, либо на теле. У меня на первых порах все пальцы рук были изодраны до крови. Со временем перебрался в другую
квартиру на первый этаж, в которой пришлось расширять
дверные проемы, чтобы коляска всюду проходила. Узкий
коридор, по которому можно было только ползать, перепланировал в небольшой холл, а ванную комнату, туалет
и спальную оснастил перилами и поручнями. Были ликвидированы и пороги. Все это, конечно, делал с помощью
хороших специалистов, и стоило немалых денег. Зато теперь в моей квартире во всех отношениях удобно жить.
Так происходит, наверное, только в России. В большинстве стран Запада, в частности в Швеции и Финляндии, дом
считается пригодным для проживания в том случае, если
квартиры обустроены для проживания человека с нарушением опорно-двигательного аппарата.
9

Не каждый инвалид, конечно, может самостоятельно
переоборудовать квартиру таким образом. Кому-то помогают друзья, близкие, хорошие знакомые. Сложнее прихо-дится тем, кто не имеет ни тех, ни других. Остается
надеяться на свои сбережения. Но и при их наличии мало кто имеет представление о том, как лучше обустроить
квартиру. Тем более, что у нас в городе и области до сих
пор нет справочников или какой-то другой литературы,
содержащей методические рекомендации по переоборудованию квартиры, оснащению ее средствами, облегчающими жизнеобеспечение человека с нарушением опорно-двигательного аппарата. Я, например, постигал эту науку на
собственном опыте. Он накапливался с каждой неудачей
самостоятельно воспользоваться ванной или после очередного падения при попытке пересесть из кровати в креслоколяску.
ЭТИ ТРУДНЫЕ ПЕРВЫЕ ШАГИ
Детство мое прошло в селе Челябинской области.
Там я впервые увидел мужчину, передвигающегося с помощью уродливого, по нынешним меркам, кресла-коляски. Почему тот инвалид-фронтовик сидел в трехколесной
«рычажке», а не вставал на свои целые ноги, меня тогда не
интересовало. Он был на войне – и этим было все сказано.
Сейчас, конечно, я могу назвать несколько причин, которые вынуждают человека пользоваться инвалидной коляской. Но в тот момент, когда со мной произошла беда, я и
представления не имел, насколько это серьезно. Надолго
ли и что ждет меня в будущем. При этом надо учесть, что
наши врачи традиционно не расположены откровенничать
с пациентом. К тому же операции делают одни, а выхаживают и лечат уже другие. Вот почему мне пришлось само10

стоятельно разбираться в некоторых медицинских понятиях и искать ответа на мучающие меня вопросы.
Как бы ни старался я самостоятельно решать свои
житейские и бытовые проблемы, с каждым днем это становилось делать сложнее и сложнее. Болезнь в тот период
прогрессировала. И в один момент я понял, что пора пересаживаться в кресло-коляску. Обратился с заявлением в
управление социальной защиты населения и уже два месяца стал обладателем стального коня. В то время такие
средства реабилитации были редкостью. Очереди их получения инвалидам приходилось ждать около года и больше.
Мне повезло. А везение это объясняется довольно просто.
Я жил и живу в Кировском районе Екатеринбурга, управление соцзащиты которого возглавляет Наталья Ильина.
Позже, помогая братьям по несчастью в защите их прав,
мне приходилось и до сих пор приходится поддерживать
контакт со многими руководителями органов соцзащиты
области. Все они достойно справляются с возложенной
на них миссией. И все же предпочтение отдаю Ильиной
и сотрудникам ее управления. Радушные, инициативные,
сострадающие инвалидам и пенсионерам, готовые выслушать каждого, они… Словом, это социальные работники с
большой буквы.
Но даже они не могли в то время предложить инвалидам кресло-коляску на выбор. Все мы вынуждены были
довольствоваться изделиями производства п.Ставрово и
Уфимского завода металлических и пластмассовых изделий, который, кстати, принадлежит Минздравсоцразвития
РФ. Первое не устраивало нас тем, что резина камер передних малых колес низкого качества и их приходилось
через каждые 2-3 дня подкачивать. Башкирские коляски
вообще не пользовались и до сих пор не пользуются спросом. Тяжелые, маломаневренные они, к тому же, не проходят в двери пассажирского лифта. А прилагаемый к ней
11

домкрат-стяжка для суживания рамы вызывает неудобство и раздражение. При этом коляска разваливалась через
год-другой эксплуатации. После нескольких встреч представителей Екатеринбургской общественной организации
инвалидов-колясочников «Свободное движение» с сотрудниками министерства социальной защиты населения
Свердловской области был достигнут некоторый прогресс
в решении данного вопроса. И уже в 2004 году инвалидам
области органы соцзащиты предлагали на выбор 28 типов
кресел-колясок от различных производителей. Это была
малая, но победа. Хотя воспользоваться ее плодами тоже
могли не все. Палки в колеса ставили равнодушие и откровенные нарушения прав инвалидов со стороны некоторых
должностных лиц.
До сих пор слезы на глазах наворачиваются, когда
вспоминаю историю получения кресла-коляски Геннадием Прокофьевым из поселка Быстринский, что под городом Реж. За двадцать три года пребывания на инвалидности он, на тот период, ни разу не удостоился внимания
от органов социальной защиты. Ни при советской власти,
ни при нынешней. Коляски у него не было. А та, которую
покупал еще в первые годы после травмы, уже давно вышла из строя. Поэтому ему приходилось передвигаться по
квартире, чаще всего, на пятой точке. Когда с ним познакомились, решил помочь человеку. Написал по этому поводу письмо в министерство социальной защиты населения
области. Ответ за подписью замминистра Алексея Никифорова меня обрадовал. Кресло-коляску обещали выдать
незамедлительно. Я даже не предполагал, что болото бюрократии достаточно глубоко проникло и в среду социальных работников. Коляску, наиболее компенсирующую
его физические проблемы, Геннадий Николаевич получил
только через пять месяцев.
Не менее комично-трагично разворачивались собы12

тия с получением средства передвижения и у Евгения Серебрякова из Екатеринбурга. Полгода Галина Николаевна,
мама Евгения, обивала пороги управления соцзащиты населения Железнодорожного района, чтобы получить кресло-коляску для сына. Но каждый ее визит заканчивался
ничем. Свой отказ чиновник этого ведомства мотивировала тем, что в договоре о получении средства реабилитации нет росписи ее будущего пользователя. Медицинские справки и слова матери о том, что сын не может этого
сделать из-за того, что после автомобильной аварии он лишился зрения и у него парализованы пальцы рук, на нее
не действовали. Только после вмешательства начальника
управления соцзащиты Натальи Минаковой ситуация получила свое разрешение.
Эти и некоторые другие подобные факты - единичные
явления в системе работы органов социальной защиты области, сотрудники которых в своем большинстве с достоинством выполняют свои обязанности. К тому же такие и
подобные им случаи - это всего лишь цветочки по сравнению с тем шоком, который испытали я и другие инвалиды
области после принятия 122 закона, известного в народе
как закон о монетизации. По сути, он поставил инвалидов
в положение людей второго сорта. Хотя еще в период его
обсуждения представители всех уровней власти убеждали
инвалидов, что с принятием данного закона, перекладывающего социальные гарантии с региональных властей на
плечи федералов, льготники страны воочию почувствуют
на себе заботу государства. Ведь вместо льгот, которые,
как нас уверяли, носили для большинства их пользователей декларативный характер (бесплатное обеспечение
лекарствами, бесплатный проезд в городском и пригородном транспорте, бесплатное санаторно-курортное лечение,
льготное обеспечение автотранспортом, 50%-ная скидка
на проезд в междугороднем транспорте, 50%-ная скидка
13

за пользование телефоном и радиотрансляционной точки),
людям будут предоставлены реальные деньги. В частности, инвалиды первой группы ежемесячно будут получать
950 рублей, второй - 550. И это, мол, без учета стоимости
социального пакета, набор услуг которого (лекарственное
обеспечение, санаторно-курортное лечение и транспортное обслуживание) оценены в 450 рублей.
Правда, нам почему-то не хотели говорить, что данная компенсация не покрывает и трети реальных расходов
на оплату таких услуг. Что вызвало волну народного гнева.
С момента вступления закона в силу по всей стране прошли волнения. На митингах, стихийно и организованно
возникающих на протяжении почти всего 2005 года, люди требовали вернуть льготы. Первые дни работы закона протекали бы спокойнее, прислушайся правительство
страны к предложениям по компенсациям, просчитанным
и грамотно обоснованным органами социальной защиты
на местах, общероссийскими общественными организациями инвалидов – слепых, глухих, опорников, «афганцев» и «чернобыльцев». Они, в частности, просили сделать
сумму компенсации по первой группе инвалидности 5200
рублей, по второй - 4500, по – третьей - 3900.
Особенно чувствительными оказались последствия
закона для людей, передвигающихся с помощью сопровождающего. Это слепые и те, кто имеет нарушения в работе
опорно-двигательного аппарата. Первые при проезде в общественном транспорте вынуждены были теперь платить за
двоих (в том числе и за собаку – поводыря). Вторые, лишенные права льготного приобретения автомобиля, вообще оказались в блокаде. Если добавить к этому неприспособленность общественного транспорта и необустроенность нашей
инфраструктуры, изобилующей бордюрами такой высоты,
которые на Западе никто не де-лает, то эта категория людей
оказалась самой социально незащищенной.
14

За законом, принятым депутатами Госдумы в необъяснимой спешке, последовало распоряжение Российского
правительства №1343-р. Когда ознакомился со списком технических средств реабилитации, которыми данным распоряжением правительство хотело нас осчастливить, то пришел в ужас. Прежде всего, были на «нет» перечеркнуты все
прежние усилия колясочников «Свободного движения».
Во-вторых, список этот был почти втрое короче прежнего
– областного. Мало того, в нем отсутствовали кресла-коляски с электроприводом и коляски активного типа. И еще,
он практически лишал инвалидов по зрению права на обеспечение техническими средствами реабилитации.
ЛЮДИ ВТОРОГО СОРТА
122-й закон отбросил инвалидов области, и не только, на несколько лет назад. А именно, на начало 1997 года,
когда руководители общественных организаций инвалидов города собрались с сотрудниками областного министерства социальной защиты населения за круглым столом,
чтобы сообща наметить пути разрешения вопроса по обеспечению нуждающихся креслами-колясками. Не сразу мы
нашли общий язык. Низкий уровень финансирования был
в то время камнем преткновения. Но в главном мы были
едины. У инвалида должно быть право выбора средства
передвижения. Такого, чтобы оно было легким, маневренным, просто и удобно складывающимся для размещения
в багажнике автомобиля, проходящим в дверной проем и
кабину пассажирского лифта. И чтоб было не только надежным в эксплуатации, но и удовлетворяющим потребности инвалида.
В течение последующих 2-3 лет механизм обеспечения совершенствовался. Первое время сотрудники отде15

ла технических средств реабилитации областного министерства социальной защиты советовались с нами, когда
составляли заявку на поставку тех или иных кресел-колясок . Потом стали приглашать нас только для того, чтобы
оценить достоинства и недостатки какой-то новинки. Ибо
к тому времени уже сложился определенный баланс потребности различных видов кресел-колясок. Выглядел он
следующим образом (таковым остается и сегодня):
1. Кресла-коляски активного типа (в основном это
изделия фирмы «Катаржина» и «Преодоление» такие, как
«Крошка–Ру», «Ламбада» и пр.) – 30-35% от общего числа;
2. Кресла-коляски прогулочные (так называемые
«рычажки») – 1-2% от общего числа. Причем, шли они, в
основном, по заказам инвалидов, проживающих в сельской местности. Городские берут их очень редко.
3. Все остальные кресла-коляски от различных производителей. При этом мы просили не заказывать изделия
производства Уфимского завода и Санкт-Петербурга. Изза их большого веса, малой маневренности и низкого качества. Они не пользуются спросом у инвалидов и в настоящее время.
4. Особый спрос на кресла-коляски с цельнолитой
резиной. Им отдают предпочтение 90% пользователей.
5. Кресла-коляска с электроприводом (считающееся сегодня в кругу инвалидов несбывшейся мечтой) тоже
должно быть легким. Чтобы его вместе с пользователем
мог поднять по ступеням подъезда до лифта один человек. Важно, чтоб кресло быстро и просто разбиралось для
размещения в салоне самолета, багажнике автомобиля. И
чтоб свободно проходило в кабину лифта, через дверные
проемы. Областное министерство заказывало такие кресла-коляски у фирмы «Инкар». То были изделия КАР-4, но
они очень низкого качества и их конструкция неудобна
для пользователей.
16

Обеспокоенные складывающимся положением, мы с
Еленой Леонтьевой решили бороться за свои права сообща.
Предприняли некоторые усилия и в марте 2005 года состоялась встреча с руководителем регионального отделения
Фонда социального страхования РФ Розой Зеленецкой и ее
заместителем Игорем Антоновым, руководителем Главного бюро МСЭ по Свердловской области Ириной Кузнецовой и ее коллегой Галиной Филипповой. С их помощью мы
рассчитывали несколько упростить процедуру получения
инвалидом индивидуальной программы реабилитации
(ИПР) и наладить обеспечение креслами-колясками. Если
год назад инвалид области мог получить средство передвижения в течение 3-4 месяцев, то с августа 2004 решение данного вопроса было буквально заморожено. Очередь
нуждающихся в стальном коне достигла в области более
1500 человек. Такое было только десять лет назад.
Надо признать, что мое выступление на этой встрече
было довольно резким и жестким. Как потом выяснилось,
эти милые и довольно добрые люди ни в чем не виноваты.
Они сами оказались заложниками непродуманных планов
Российского правительства по проведению социальной реформы. Особенно в сложном положении оказались сотрудники Фонда социального страхования. Ведь они буквально за считанные дни до вступления 122 закона в силу были
поставлены в известность о том, что являются одними из
его исполнителей. Вот почему предложение Розы Зеленецкой о взаимодействии при разрешении конфликтных ситуаций было воспринято мной с пониманием. А ситуаций
таких, особенно на первоначальном этапе, было более, чем
достаточно. И первая из них связана с обеспечением теми
же средствами реабилитации. Дело в том, что снабжение
ими инвалидов области Фонд социального страхования
РФ начал только со второй половины 2005 года. Причем
далеко не лучшими. Так, из 24 технических средств реа17

билитации, которые Фонд наметил поставлять инвалидам
страны по итогам конкурса среди их производителей, 18
абсолютно не пользовались спросом у колясочников. Изза их низкого качества , малой маневренности, большого
веса и слабой приспособленности к нашим мало-габаритным квартирам.
И все же плоды от той встречи были. Мы договорились, что отныне, чтобы оформить посыльный лист для
получения ИПР, инвалиду первой группы не придется
обходить всех врачей поликлиники. Достаточно двух основных — терапевта и невропатолога. Причем в программу, чтобы избежать хлопот в будущем, будут вписываться
сразу все средства реабилитации, в которых человек нуждается по причине своего основного заболевания и результатов происходящих возрастных изменений (к примеру,
очки). Во-вторых, чтобы не допустить провалов в выполнении социальных программ на региональном уровне, решили и в дальнейшем поддерживать контакты, проводить
необходимые консультации.
Сотрудничество наше продолжается до сих пор.
Польза в этом взаимовыгодная. Каждый из нас пополняет свой опыт, узнает что-то новое. Так было, например, в
начале 2006 года, когда лучший министр всех времен и
народов Михаил Зурабов принял решение обеспечить 11
спинальников области электроколясками КАР-11. Причем
кандидатов в обладатели таким средством передвижения
чиновники Минздравсоцразвития РФ определяли почемуто сами. Предварительно запросив диагнозы заболеваний
всех нуждающихся. Когда я ознакомился со списком кандидатов, то был несколько удивлен. Среди них были и те,
кому больше подходят кресла-коляски активного типа.
Естественно, такие люди от электроколясок отказались. Впрочем, не только они, но и некоторые их тех, кто
в них нуждается. Прежде всего, потому, что разработчики
18

фирмы «Инкар», поставившей данные средства передвижения в нашу область, понятия, похоже, не имеют, какие
электроколяски нужны людям, у которых после перенесенной болезни или травмы плохо работают руки, у кого
слабый мышечный тонус. Иначе бы не изобрели машину
весом более центнера, шириной, не позволяющей преодолевать дверные проемы наших малогабаритных квартир.
Использовать их только на улице в качестве прогулочных?
Очень даже неплохо. Но где их хранить? В Германии, например, жилые дома, где проживают инвалиды, имеют
специальное помещение для размещения средств передвижения. Кроме того, электроколяски такого типа предлагают инвалидам немецкие санатории и Центры реабилитации. Чтоб люди не везли из дома. Но мы-то живем в
России, на Урале. А, значит, и находиться ей придется в
квартире. Ведь гаражом для ее хранения инвалидов никто не обеспечил. Заносить же такую тяжесть вместе с ее
пользователем через наши необустроенные подъезды вряд
ли кто согласится. Для этого бригада грузчиков нужна.
Не лучшим образом выглядят в этой ситуации и чиновники ведомства Михаила Зурабова. Такое впечатление,
что при оформлении заказа они руководствовались принципом: на, убоже, что нам не гоже. Или понятия не имеют,
какие, с учетом российских дорожных и бытовых условий,
средства передвижения более всего инвалидам подходят.
И вообще, каких типов они бывают. Иначе давно бы поняли, что более всего нам по душе электроколяски производства немецкой фирмы «MEYRA». Да, они несколько
дороже колясок Российского производства. Но превосходят в качестве, надежности и маневренности, очень удобны в эксплуатации, как на улице, так и в квартире. Если
уж решили ориентироваться на российского производителя, что лично мной приветствуется, то необходимо ставить конкретные задачи перед ним. Чтоб делал коляски,
19

превосходящие по качеству и надежности известные зарубежные образцы. А если есть возможность выбора средств
передвижения, то выбирать лучшее. В нашем случае чиновникам Минздравсоцразвития РФ лучше было бы обратиться на предприятие «Мега-Оптим». Электроколяски у
них в два раза легче и гораздо дешевле Инкаровских, а по
дизайну и характеристикам ни в чем не уступают.
Кстати, к Фонду социального страхования РФ тоже
немало претензий. От работы чиновников именно этого
ведомства зависит обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации. Если сбои в работе данного процесса в 2005 году можно как-то объяснить (первый
год деятельности на этом направлении, недостаток опыта
у специалистов), то просчеты в следующем году не поддаются уже никаким объяснениям. Ведь более 900 инвалидов
области оказались необеспеченными креслами-колясками. Здесь надо отдать должное министерству социальной
защиты населения области. Это оно пришло на помощь
инвалидам, создав при каждом управлении социальной
защиты населения района бесплатные пункты проката технических средств реабилитации. Причем в этот перечень
вошел гидроподъемник (четыре года мы добивались включения этого устройства в перечень средств реабилитации),
с помощью которого человека с тяжелой формой травмы
или заболевания можно перемещать с кровати в ванную
комнату для принятия водных процедур. Пункты проката
несколько улучшили положение инвалидов области.
Много сложностей ждет нас и в 2007 году. На реабилитацию инвалидов бюджетом страны предусмотрен
недостаточный уровень финансовых средств. А, значит,
обеспечение техническими средствами реабилитации и санаторно-курортными путевками вновь будет происходить,
как и в минувшие два года, по системе тяп-ляп. Председатель ФСС РФ Галина Карелова на заседании Совета Феде20

рации объяснила ситуацию неожиданно увеличившимся
на 30 % количеством инвалидов. Удивительно, они у нас за
одну ночь и один день в стране появились что ли? Мы давно уже привыкли к заявлениям руководителей ЖКХ, для
которых каждый раз зима приходит нежданно-негаданно.
Похоже, та же болезнь и у чиновников Фонда социального
страхования РФ.
Можно долго говорить на тему обеспечения инвалидов креслами-колясками и другими средствами реабилитации. Но разговоры эти, к сожалению, проблему не решают.
Нужны конкретные действия. Ведь давно известно, что
ПОД ЛЕЖАЧИЙ КАМЕНЬ ВОДА НЕ ТЕЧЕТ
Более года пришлось заниматься перепиской с ведомством Михаила Зурабова и Фондом социального страхования РФ. В письмах поднимались различные вопросы.
Предпочтение, в первую очередь, отдавалось своевременному обеспечению качественными средствами реабилитации. Буквально завалил Минздравсоцразвития РФ своими
требованиями о включении в перечень средств реабилитации кресел-колясок активного типа и колясок с электроприводом. Параллельно и очень активно поднимался вопрос о том, чтобы при составлении Перечня на следующий
год вновь не были забыты инвалиды по зрению.
По данным Свердловской областной организации
Всероссийского общества слепых, в нашей области проживает более 10000 человек с ограниченными возможностями зрения. Каждый из них нуждается в том или ином
средстве реабилитации, определенной услуге. В минувшие
годы, когда вопросы социальной поддержки инвалидов
практически находились в ведении регионов, слабовидящим людям областным правительством предоставлялось
21

более десяти технических средств реабилитации. С введением закона о монетизации ситуация изменилась. Распоряжением правительства РФ 1343-Р для инвалидов по зрению были предусмотрены трости тактильные и опорные,
собаки-проводники с комплектом снаряжения и их ветеринарное обслуживание, книги со специальным рельефно-точечным шрифтом Брайля, а также прибор для письма
рельефно-точечным шрифтом Брайля, представляющий
собой металлическую раскладную пластину с отверстиями для написания букв. Сам по себе этот прибор не представляет никакой ценности. А вот специальную плотную
бумагу и грифель (подобие ручки с наконечником в виде
иглы), в чем более всего нуждаются инвалиды по зрению,
в этом перечне не предусмотрели.
Впрочем, с первого взгляда и так видно, что права
слабовидящих людей данным распоряжением федерального правительства были несколько ущемлены. С этим
мнением председателя Свердловской областной организации ВОС Марии Юдиной согласился и заместитель директора Департамента развития социальной защиты Министерства здравоохранения и социального развития РФ
А.М.Панов. В своем ответе на ее возмущенное письмо он
написал, что «первоначальная редакция Перечня предусматривала более широкий круг технических средств реабилитации и услуг, в том числе тифло-средств. Однако при
согласовании с заинтересованными министерствами данный Перечень подвергся определенному сокращению».
Интересно, что же это за заинтересованные министерства, которые оказались более тотально слепы, чем люди, нуждающиеся в этих самых средствах реабилитации?
Таковыми, похоже, являются сами чиновники ведомства Михаила Зурабова. Разрабатывая Перечень, они
даже не посоветовались с теми, о ком призваны заботиться. Глядишь, появились бы в нем очки, которые необходи22

мы слабовидящему так же, как тотально слепому трость.
Обязательно были бы предусмотрены говорящие часы и
тонометры, термометры и бытовые весы.
Более всего вызвало возмущение у незрячих отсутствие в Перечне диктофонов и тифло-магнитол. В первых
особенно нуждаются студенты-инвалиды по зрению и
работники интеллектуального труда (юристы, программисты, учителя). Ведь не все из них, особенно поздноослепшие, владеют техникой письма и чтения по Брайлю.
А вторые необходимы каждому, чтобы слушать звуковые
книги, быть в курсе мировой литературы. И просто владеть необходимой информацией. Я уже не говорю о компьютерах, оснащенных синтезатором речи.
В будущем, делал предположение А.М.Панов, предложения Марии Юдиной при корректировке данного Перечня, возможно, будут учтены. Для этого Департаменту
необходимо собрать некоторые статистические сведения.
Пока же, советовал он, инвалидам по зрению следует надеяться на органы государственной власти Свердловской
области, которые могут устанавливать дополнительные
льготы для такой категории людей. А еще на «ежемесячные денежные выплаты инвалидам взамен предоставления отдельных видов льгот, в том числе и по предоставлению тифло-средств».
Последний аргумент удивил более всего. Мария
Юдина, ее коллеги недоумевали, в каких же ценах правительственные чиновники рассчитывали компенсацию затрат на оплату радио и телефона, проезд в общественном
транспорте и покупку лекарств (стоимость некоторых из
них составляет от 500 до 1500 рублей), не вошедших в бесплатный перечень. А теперь, оказывается, еще и на приобретение технических средств реабилитации. Явно не в
сегодняшних. При этом открыто игнорировался Закон РФ
«О социальной защите инвалидов в Российской Федера23

ции». А там черным по белому написано, что технические
и иные средства реабилитации и услуги предоставляются
инвалидам, как правило, в натуральной форме.
Не хотелось драматизировать сложившуюся ситуацию. Но в те дни я открыто говорил, что «заботу» правительства РФ о слепых и о других категориях инвалидов
оцениваю однозначно: спасение утопающего — дело рук
самого утопающего.
Об этом выводе и многих других негативных последствиях 122-го закона я писал в своих материалах в «Областной газете», «Красной звезде», «Российской газете»,
в письмах на имя президента РФ. Не знаю, читал ли их
кто-нибудь из власть имущих . Но в том, что они сыграли
свою роль в корректировке социальной реформы, проводимой правительством России, у меня сомнения нет. Об
этом свидетельствует значительно расширенный перечень
технических средств реабилитации. Слабовидящих тоже
не забыли. Кардинально изменен и сам механизм обеспечения ими инвалидов. С 2007 года практически все нити
управления им переданы в региональные отделения Фонда социального страхования (кроме обеспечения инвалидов креслами – колясками активного типа и колясками с
электроприводом). Как, впрочем, и механизм обеспечения
федеральных льготников санаторно-курортными путевками (обеспечение спинальников путевками Москва оставила за собой).
РЕАБИЛИТАЦИЯ, А НЕ ПРОФАНАЦИЯ
Каждый, кто перенес травму или серьезную болезнь,
хочет быстрее вернуться к тому образу жизни, при котором менее всего зависишь от окружающих. Не был исключением и я. Еще в госпитале Уральского военного округа,
24

где проходил курс лечения, я начал учиться сидеть, стоять, сгибать и разгибать руками непослушные ноги. Постепенно темп тренировок нарастал. Только таким образом,
рассуждал я, мои органы, в том числе и в парализованных
частях тела, будут омываться горячей кровью. Только таким образом можно оживить омертвелые клетки. Конечно,
я рассуждал на обывательском уровне. В медицине я был
полный ... Но и без особых знаний понятно, что если тренироваться, потеть - будут работать сердце, печень, почки.
Будет послушнее тело.
Первые годы, пока болезнь несколько отступила после интенсивно проведенного курса лечения, я активно тренировался. У меня не было ни схемы, ни плана. Все придумывал по ходу, опираясь на знания и опыт, приобретенные
во время учебы в военном училище. Безусловно, тренировался не так, как прежде. Но что делать. Надо же как-то отвоевывать у смерти положенное.
Во всем мире существуют центры реабилитации для
людей с ограниченными возможностями. Центры, в которых врачи возвращают к жизни перенесших травмы и
тяжелые болезни. Учат сидеть, стоять, обслуживать себя.
Именно в центрах реабилитации спинальник видит себе
подобных. Перенимает опыт, накопленный не одним поколением. Общается, влюбляется, участвует в театральных
представлениях. Дон Кихоты на колясках, Гамлеты на костылях, Офелии с тросточкой…
В России с центрами реабилитации проблема. После больниц спинальники разъезжаются по домам. Гнить
в пролежнях, костенеть в суставах. В министерстве социальной защиты населения Свердловской области пятый
год говорят о необходимости открытия такого центра для
инвалидов. Но кроме рассуждений на эту тему практических шагов не видно. Правда, чиновники данного ведомства выезжают в дальнее зарубежье для изучения их опы25

та. Лучше бы они съездили в Новосибирскую область. В
г.Бердске создан прекрасный нейро-ортопедический центр
«Ортос». Местные инвалиды от него просто в восторге.
Свердловские же… Все же некоторым из них тоже везет.
Тем, кому удается получить путевку в Пятигорский санаторий «Лесная поляна» или в «Сергиевские Минеральные
воды» под Самарой. Других санаториев, приспособленных
для обслуживания людей с нарушением опорно-двигательного аппарата, в России пока нет. Но и эти два в первый год
работы 122 закона предоставляли довольно низкого качества комплекс реабилитационных мероприятий.
Основная причина такого явления, - подчеркнул при
встрече со мной в 2005 году главный врач «Лесной поляны» Сергей Филатов, - низкий уровень финансирования.
Стоимость койко/дня по путевкам общетерапевтического
профиля, предусматривающих лечение такой категории
людей в пределах одного заболевания, составляет на сегодня около 600 рублей. Это решение Министерства здравоохранения и социального развития РФ. Между тем с такими
путевкам прибывают в санаторий, как правило, инвалиды
с глубоко сочетанной патологией. Естественно, каждый из
них хочет пройти комплексное лечение. Возможности нашего санатория, благодаря наличию разнообразных природных факторов (сероводород, грязь, родон), позволяют
это сделать. Но как же трудно бывает объяснить человеку,
что предоставленная ему путевка предусматривает лечение только одного основного заболевания. И как следствие
– обиды, скандалы. Вот почему мы добиваемся от Фонда
социального страхования РФ такого положения, чтобы стоимость койко/дня по путевкам общетерапевтического профиля была не ниже 700 рублей, а по путевкам для инвалидов
первой группы (в том числе детей) - не ниже 1000 рублей.
Одновременно мы предлагаем увеличить продолжительность путевки для инвалидов с травмами, заболеваниями
26

позвоночника и спинного мозга до 45 суток. Многолетний
опыт нашей работы доказал эффективность реабилитации
данной категории больных при сроках не менее 40-45 дней,
а детей с ДЦП – не менее 30 дней. Кстати, эти сроки регламентируются и Методическими указаниями Министерства
здравоохранения РФ № 99/227 от 22.12.99 года. Почему после принятия 122 закона инвалидам, получившим бытовую
травму и боевые ранения, сократили сроки лечения с 45 суток до 21 дня на фоне сохранения полной продолжительности для пострадавших на производстве ни я, ни мои коллеги
объяснить не могут. Для осуществления качественных реабилитационных мероприятий не должно быть отличия в
стоимости и продолжительности путевки для разных категорий людей, находящихся на реабилитации с одной и той
же патологией. Особое возмущение вызывает и тот факт,
что из полноценных реабилитационных программ выпали
больные с последствиями нейроинфекций, последствиями
черепно-мозговых травм, наследственно-дегенеративными
заболеваниями нервной, заболеваниями костно-мышечной
систем. А ведь среди этой категории немало детей, передвигающихся с помощью инвалидной коляски.
Почти год ушел на то, чтобы убедить Фонд социального страхования РФ принять предложения Сергея Филатова, других руководителей санаториев. Приняли (как от
сердца оторвали) единственное решение - увеличить стоимость койко/дня для инвалидов первой группы до 900 рублей. И все же это хоть что-то, чем совсем ничего. Во всяком
случае отношение к обладателям путевок с такой стоимостью в санаториях значительно улучшилось. Правда, чтобы инвалиду Екатеринбурга и области пройти санаторнокурортное лечение, нужно немало попотеть. На его пути
стоят бюрократы в белых халатах, всячески затягивающие
процесс оформления справки для получения путевки формы 070/у-04 . Здесь приходится такое пережить, что …
27

***
В первые дни февраля 2006 года я обратился к участковому врачу Татьяне Семко (первая поликлиника при
седьмой городской больнице, именуемая в народе «семеркой») с просьбой оформить такую справку. Дело в том, что
региональное отделение фонда социального страхования
предложило с 22 февраля путевку в санаторий «Сергиевские минеральные воды». Просил не затягивать этот процесс. Ведь путевки в один из двух санаториев России, имеющих специализированные отделения для лечения людей
с нарушением опорно-двигательного аппарата, бывают
крайне редко. Причем в ограниченном количестве. К сожалению, поехать отдохнуть и подлечиться не удалось.
Справку «не успели» оформить. Хотя на момент моего обращения у специалистов поликлиники был, что называется, свежий выписной эпикриз из областного госпиталя
для ветеранов войн, где я проходил курс реабилитации, со
всеми данными о моем полном обследовании. Причину задержки разъяснила заведующая неврологическим отделением поликлиники Наталья Свалова. Оказывается, прежде
чем выдать такую справку, они должны получить заключение некой комиссии при городском управлении здравоохранения. Которая, мол, заседает, один раз в месяц.
Придумай она другую причину, я, может, отнесся бы
к ней с пониманием. Но в данном случае была ничем не
прикрытая ложь. Комиссии такой нет, и никогда не было.
Но Сваловой, похоже, не привыкать вводить пациентов в
заблуждение. В чем убеждался не раз. Подтверждением тому следующий пример. В ноябре прошлого года мне пришлось обратиться в поликлинику с просьбой оформить на
меня посыльный лист в бюро МСЭ для получения индивидуальной программы реабилитации (ИПР). Возникла
необходимость в получении кресла-коляски с электропри28

водом и некоторых других средств реабилитации. Четыре
месяца Татьяна Семко и Наталья Свалова тянули с оформлением документа. Хотя неравнодушные люди делают такую работу за 2-3 дня (Положение об ИПР отводит на процесс ее оформления с момента обращения инвалида один
месяц). Дело несколько сдвинулось с места после моего
обращения к заведующей поликлиникой Татьяне Хрямочкиной. Но радовался я преждевременно. Наталья Свалова
неожиданно предложила мне пройти транспортную МСЭ.
Хотя подобная процедура для оформления ИПР на получение электроколяски не предусмотрена. Несколько дней
настаивала на своем. Лишь вмешательство специалистов
Главного бюро МСЭ по Свердловской области заставило
ее пересмотреть свое решение.
Учитывая все вместе взятое, решил не отступать от
своего. Еще с неделю настаивал на оформлении необходимой мне справки. Наконец-то предоставили. Заключение
соответствовало духу предшествующих событий: санаторий мне противопоказан. Решающее слово здесь оказалось
за специалистом по медико-социальной экспертизе Валентиной Булатовой, проявившей завидную корпоративную
солидарность. Ее объяснение по-этому поводу было немногословным:
— … так сказано в приказе Минздрава РФ №99 от
22.12.99 года.
Я не стал ей возражать. Во-первых, потому, что это
не приказ, а методические указания. А в них черным по
белому написано, что санаторно-курортное лечение противопоказано беременным, больным венерическими заболеваниями, а так же в период обострения болезни. Ни к
одной из этих категорий я не отношусь. О чем свидетельствуют данные моего обследования. Во-вторых, что можно
сказать человеку, который меня, как и заведующая неврологическим отделением, даже в глаза не видела.
29

Справедливости ради надо заметить, что просуществовала данная справка около часа. То ли совесть у ее составителей проснулась, то ли какие-то другие силы вмешались, но через некоторое время был готов другой документ
с совершенно противоположным заключением. Об этом
поведала в телефонном разговоре со мной заведующая поликлиникой. При этом Татьяна Михайловна убеждала, что
подобные справки они выдают только с разрешения областного министерства здравоохранения. Ничего я не ответил и на эту ложь. Если им так хочется, пусть за нужными
разрешениями обращаются хоть в Минздравсоцразвития
РФ к самому Михаилу Зурабову. Только не мотайте нервы
мне и мне подобным.
За подобными действиями Хрямочкиной и ее коллег
стоит, на мой взгляд, плохое знание руководящих документов, боязнь брать ответственность на себя и откровенное пренебрежительное отношение к инвалидам. Иначе
чем объяснить, что почти каждый из этой категории людей, кто решил по тем или иным причинам обратиться к
специалистам поликлиники Кировского района, говорит,
что делает это с заранее испорченным настроением.
Здравоохранение области год от года набирает свои
силы. Мы, инвалиды, видим, что с каждым днем происходят серьезные подвижки на пути сбережения здоровья
свердловчан. Радуемся происходящим переменам, появлению новых медицинских центров. Как же больно бывает,
когда встречаются на этом пути с безразличной душой и
черствым сердцем люди. Метод борьбы с таковыми один
– обращение в суд. Иначе равнодушие не сломить.
Надо сказать, что санаторно-курортное лечение в
«Сергиевских минеральных водах» в 2006 году я все же
прошел. Правда, в октябре. Но прежде мне пришлось преодолевать еще один бюрократический забор.

30

***
Итак, санаторий известен, путевки у меня на руках.
Но не спокойно на сердце. Дело в том, что чиновники регионального отделения Фонда социального страхования РФ
предложили добираться до места санаторно-курортного
лечения железнодорожным транспортом. Да, они хорошо
осведомлены, что специального купе для инвалидов-колясочников в поездах, следующих до Самары (такое купе есть только в поездах следующих до Москвы) нет, что
в обычный вагон кресло-коляска по своим габаритам не
проходит, что естественные надобности, какой бы долгой
дорога не была, придется держать при себе, что… Словом,
все знают, но только разводят руками. Они тоже, как и я ,
не могут понять, чем же руководствовались бюрократы из
ведомства Зурабова, когда готовили «Правила финансирования расходов по предоставлению гражданам государственной социальной помощи в виде набора социальных
услуг», утвержденных Постановлением Правительства
РФ № 864 от 29 декабря 2004 года. Сей документ предписывает добираться до санатория железной дорогой. Проезд
самолетом разрешается только при отсутствии таковой. В
лучшем случае инвалиду-колясочнику могут предложить
ехать из Екатеринбурга до Самары через Москву. Это, конечно, одно и тоже, что почесать свое правое ухо пяткой
левой ноги. Но ничего не сделаешь, надо принимать решение. Каким бы сложным оно не было. Ведь Илье Муромце
тоже было не просто, когда он стоял на развилке трех дорог. Тем не менее, он выбрал свой путь…
Я тоже. Направил письмо на имя директора Фонда
социального страхования РФ Галине Кареловой с подробным объяснением ситуации, несколько раз потревожил
телефонными звонками ее сотрудников и своего добился.
До Самары мы с женой добирались самолетом. Удобно,
31

быстро, без каких-либо возмущений со стороны моей желудочно-кишечной системы. В аэропорту нас встретили,
разместили в гостинице. А через два часа пришла за нами
машина из санатория…
«Сергиевские минеральные воды» - великолепная
здравница. Нисколько не лукавлю. Можно долго и много
говорить о достоинствах этого санатория. Но более всего
восхищает внимательное и заботливое отношение персонала к пациентам. Поверьте, мне довелось побывать во
многих здравницах. Как во времена СССР, так и в современный период. Причем, как армейскому офицеру, в лучших санаториях. Значит, есть с чем сравнивать. Поэтому,
если говорю великолепная, значит, так оно и есть. Безбарьерная зона, удобные условия для проживания, радушие
специалистов… Меня все радовало. И такое положение,
считаю, должно быть во всех санаториях и медицинских
учреждениях России. Но речь не об этом. Курс лечения в
стенах этого учреждения дает заметные результаты. Мне
пришлось познакомиться с двумя мужчинами, перенесшими (один – восемь, другой – двенадцать лет назад) травмы
нижнего отдела позвоночника. В тот период они прибывали сюда с сопровождающими в креслах-колясках. Сегодня оба передвигаются с помощью трости без помощников.
Не верите? Я тоже, пока сам не увидел. Пока не услышал
слов подтверждения от заведующей спинальным корпусом санатория , врача высшей категории Татьяны Кархалевой. Такой результат – самая высокая оценка санаторию. В
подобных центрах и проходить бы инвалидам ежегодную
реабилитацию.
***
Удивляет одно, почему этот гигантский опыт, накопленный годами, не получает никакого распространения.
32

Непонятно, почему в огромной Свердловской области, занимающей ведущее место в России по промышленному
и научно-техническому потенциалу нет ни одного санатория, имеющего все условия для людей с ограниченными возможностями. Санатория, где в общении появляются друзья, обретается опыт. Где вокруг десятки таких же,
как ты, но нет и двух похожих. У всех разных настроения,
убеждения, голоса и глаза. Но разговариваешь с ними и
узнаешь для себя много нового. От того, как вести себя в
новой жизни, как преодолеть равнодушие того или иного
чиновника, до того, как оборудовать свое жилище, каким
образом усовершенствовать свое средство передвижения.
На прилавках наших книжных магазинов полно
различной справочной литературы. Но нигде не найдешь
книжки, обобщающей опыт инвалида-колясочника. А ведь
любая такая брошюра могла бы спасти десятки жизней.
Кто-то может сказать, что все это последствия советского беспредела. И отчасти он будет прав. Все годы
строительства социализма в СССР не было инвалидов.
Точнее, их практически невозможно было увидеть на
улице. Особенно страшными были послевоенные годы.
Изувеченных на фронтах, потерявших своих родных и
близких, прятали за толстыми стенами монастырей, превращенных в казематы для искалеченных. Потому и не
было никакой литературы.
Помочь могли только умудренные опытом врачи, носители того многолетнего опыта, который некоторые из
них перенимали от своих коллег из известнейшего на весь
мир санатория г.Саки, что на западном побережье крымского полуострова. Врач сакского санатория, как рассказывают те, кто в нем когда-то побывал, был для них и терапевтом, и хирургом, и учителем, и утешителем. Он мог
реально помочь. Он был специалистом широкого профиля. С годами жизни в обществе развитого социализма до33

революционный опыт комплексного лечения предавался
забвению. Узкая специализация привела к тому, что сегодня спинальника негде лечить. В Свердловской области нет
ни одной больницы, способной принимать инвалидов-колясочников и проводить их комплексное лечение. Ведь у
каждого такого человека – букет разнообразных болезней.
Чуть – что, сразу все всплывают. Чтобы улучшить состояние, спасти такого больного, со всеми одновременно бороться нужно.
Справедливости ради надо сказать, что в области все
же есть одно медицинское учреждение, способное на высоком уровне проводить комплексное лечение такой категории инвалидов. Имею в виду областной госпиталь для
ветеранов войн. Но о нем хочется сказать особо. И тому
есть несколько причин. Но обо всем по порядку.
Есть в этом госпитале отделение реабилитации. Долгое время оно было единственным в области (и по сей день
остается таковым), которое имело необходимый минимум
средств и приспособлений для удобного размещения инвалидов различных категорий . Особенно были довольны
люди с нарушением опорно-двигательного аппарата. Перила в коридоре, просторные туалет и душевая, балканские рамы на кроватях… Эти, некоторые другие устройства и приспособления, в сочетании с вниманием, заботой
врачей и младшего медицинского персонала, значительно
улучшали качество процесса реабилитации. Но в 2004 году произошла метаморфоза.
Дело в том, что руководство госпиталя решило провести ремонт в этом и некоторых других отделениях лечебного учреждения. Точнее, ремонт уже шел. Просто
очередь девятого отделения подошла. Инвалиды, проходившие в этот период курс реабилитации, отнеслись к происходящему с пониманием. Даже временный дискомфорт
их не смущал. Ведь им предстояло продолжить лечение в
34

других, не приспособленных для такой категории людей
отделениях. К тому же все были убеждены, что после ремонта отделение по комфорту и оснащению средствами,
облегчающими условия пребывания инвалидов в лечебном учреждении, будет образцовым , если не в России, то
в области непременно. Тем более, что госпиталь в вопросах формирования доступной среды, оснащенности средствами, облегчающими инвалидам условия пребывания в
его стенах, всегда считался одним из передовых лечебных
учреждений области.
Надеждами жил и я. Даже заранее написал сценарий будущей телепередачи. Ее обещал провести один из
телеканалов Екатеринбурга. О чем уже была достигнута
дого-воренность. Надо же как-то пропагандировать опыт,
показывать внимание и заботу одного из ведущих лечебных учреждений области по отношению к людям с ограниченными физическими возможностями. Не скрою. Была
у меня и другая цель. Телепередача, надеялся , подтолкнет
руководителей больниц , поликлиник города и области лицом повернуться к инвалидам. Ведь более 90% руководимых ими учреждений даже перил не имеют на входе. Что
уж про другие устройства и приспособления говорить. И
это не смотря на то, что закон «О социальной защите инвалидов в РФ» предписывает все социально-значимые объекты сделать доступными.
Каково же было удивление больных, когда отремонтированное помещение предстало их взору. В отделении
не то что новых, из старых – то приспособлений ничего
не осталось. Хотя лукавлю. Новое все же было. Например,
выключатели и розетки в палатах. Их установили на такой
высоте, что инвалиду-колясочнику до них разве что с помощью гидравлического подъемника можно дотянуться.
Не менее оригинально были сооружены и туалетные
комнаты в каждой из палат. Из-за нерационального раз35

мещения санитарно-гигиенического оборудования не на
всяком кресле-коляске в них развернешься. Впрочем, воспользоваться унитазом или раковиной тоже не каждому
из больных с нарушением опорно-двигательного аппарата
удавалось. Первый был лишен каких-либо поручней, раковина же распологалась на уровне плеч инвалида-колясочника. Ну а в прикрепленном над ней зеркале колясочник
мог увидеть разве что свою макушку. Пожалуй, именно
из-за этих неудобств посещение туалетной комнаты один
из инвалидов назвал танцами до упаду. Как никак каждый
из визитов требует максимального напряжения сил. Чуть
расслабился и моментально можешь оказаться на полу.
Но более всего впечатляла душевая. С окном размером
1,5 метра на 1,5 метра, заваленная (другого слова трудно
подобрать) санитарными стульями и каталками, лишенная
элементарных перил и поручней она мало кого привлекала. Вот почему пациенты из Екатеринбурга предпочитали
принимать водные процедуры по выходным у себя дома.
Больные, прибывшие на лечение из районов области, довольствовались тем, что есть. Правда, рисковали простудиться. Ведь сквозняки по душевой гуляли не слабые.
Среди сотрудников отделения в тот момент бытовало
мнение, что неудобства возникли из-за того, что ремонтом
занимались гастарбайтеры из Таджикистана. А они, мол,
не очень-то разбираются в вопросах создания зон жизнеобеспечения для инвалидов. Доля правды в таких суждениях есть. Строители действительно могут не разбираться в подобных вещах. Но те, кто планировал ремонт, кто
участвовал в составлении проекта перепланировки помещений отделения, обязан был учесть особенности тех, кто
обычно проходит в отделении курс реабилитации. Однако
не учли. Скорее, не захотели учесть. Только этим можно
объяснить и то, что полы в отделении после ремонта получились довольно скользкими. По ним здоровому-то че36

ловеку приходится ходить с осторожностью, что уж про
тех, кто с помощью костылей передвигается, говорить.
Или взять перила, установленные в коридоре на участке
от входной двери отделения до поста дежурной медсестры.
Безусловно, они нужны. Но воспользоваться ими больные
практически не могут. Причина довольна проста – перила
на всем протяжении заставлены мебелью.
Более года прошло, пока руководство госпиталя нашло в себе силы заняться сооружением устройств и приспособлений, облегчающих инвалидам пользование туалетными комнатами и душевой. И все это время больные
мучились и испытывали дискомфорт, страдали и раздражались буквально из-за пустяка.
ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ
— Уже дважды ходила в поликлинику переписывать
рецепт, но необходимого мне лекарства до сих пор ни в
одной аптеке города по льготному рецепту нет. Когда же,
наконец, закончатся мои мытарства? - пожаловалась както моя соседка ветеран труда Анастасия Ведерникова.
Понять ее можно. Как и многих других льготников ,
которые ежедневно сталкиваются с подобной проблемой.
Впрочем, мучения таких людей начинаются еще с визита
к участковому врачу. Некоторым из них несколько часов
приходится ожидать своей очереди. И все потому, что с 1
января 2005 года Минздравсоцразвития РФ утвердил такие
бланки льготных рецептов, на заполнение которых доктор
должен потратить массу времени. В рецепте необходимо
указать и номер страхового полюса, и счет льготника в
Пенсионном фонде, и код лекарства, и источник финансирования (федеральный, региональный или местный бюджет) и многое другое. Затем вся эта информация вводится
37

в компьютерную базу данных. Причем по такому рецепту
можно выписать только одно лекарство. А если больному
для лечения нужно два или три? Естественно, заполнять
приходится новые бланки. На это опять уходит время.
Действует льготный рецепт только в течение месяца.
Для ряда специальных лекарств не более 10, а то и 5 дней.
В таком ограничении ничего страшного не было бы, будь
необходимое лекарство в каждой аптеке. Но в том то и парадокс, что за деньги вам предложат любой препарат. По
льготному же рецепту получить необходимое лекарство с
первого раза редко кому удается. В лучшем случае поставят на очередь или порекомендуют обратиться в другую
аптеку, в которой его тоже может не оказаться. Время проходит, а препарата нет и нет. Срок действия рецепта истек, нужен новый. Что делать? Опять визит к врачу и новое
хождение по мукам. Вынести такое могут разве что здоровые люди, к которым льготники, естественно, не относятся. Между тем лекарство нужно им как можно быстрее,
чтобы сразу начать принимать его.
Хроническим больным 328-й приказ Минздрава разрешает выписывать рецепты сроком до одного года. Что
вполне логично. Ведь за десять дней или за месяц больной
вряд ли избавится от ревматизма или другого хронического заболевания. Но в этом же приказе есть одна оговорка:
за исключением лекарственных средств, отпускаемых по
льготным и бесплатным рецептам.
Бег с препятствиями — так образно обозначила мытарства с получением необходимого лекарства для своей
подопечной – инвалида первой группы социальный работник из Кировского района Екатеринбурга Лилия Долгих.
Причем барьеры на ее пути были своеобразные: очередь рецепт - отказ-очередь, рецепт - и все сначала. Те же, кому
лекарства нужны по жизненным показаниям, в сегодняшней ситуации стоят на распутье: искать живые деньги – или
38

умирать. Я не преувеличиваю. Все знают, что астматик с
тяжелой формой заболевания не проживет без лекарства и
дня. Но и это еще не все. В перечне лекарственных средств,
отпускаемых, согласно приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ по льготным рецептам,
указаны в основном достаточно дешевые препараты. Их
можно в любой аптеке приобрести за несколько десятков
рублей. Больному же, порой, нужны те, что стоят несколько сотен, а то и тысяч рублей. На их покупку некоторым
инвалидам даже пенсии не хватит. Может, поэтому более
30% федеральных льготников области решили отказаться
от социального пакета в 2006 году?
Наконец-то необходимое лекарство приобретено,
принята первая таблетка. Но нет покоя на душе у льготника. Из-за того, что через некоторое время ему вновь придется пройти этот порочный круг. Но более всего от мыслей, что действующая бюрократически-издевательская
система кому-то очень выгодна. Чиновники уверяют, что
создана она для пресечения злоупотреблений, чтобы был
строгий контроль за расходованием финансовых средств.
При этом они почему-то совсем не думают о ветеранах
войны и труда, об инвалидах и больных. О тех, для кого
важнее не отчетность в бумагах чиновника, а как можно
быстрее и проще получить нужное лекарство. Зурабову и
ему подобным уже давно пора понять, что греют свои руки
на льготных лекарствах не инвалиды в креслах-колясках
и не старики на костылях, а те, кому дано право распоряжаться денежным мешком.
ГРЕЛИ РУКИ НА МЕДИКАМЕНТАХ
Программа ДЛО (дополнительного лекарственного
обеспечения) — прямое порождение монетизации льгот.
За отдельными категориями граждан сохранилось право
39

бесплатно получать лекарства за счет государства. И оно
на 2005 год выделило около 51 миллиарда рублей. Денег
хватило. Льготники России набрали медикаментов всего
на 48 миллиардов. И все вроде бы успокоилось. Но в 2006м льготники Екатеринбурга уже к июлю почувствовали
что-то неладное в обеспечении лекарствами. Нам просто
перестали выписывать рецепты. А если и выписывали, то
в аптеках по ним ничего не выдавали. Чиновники заверяли, что трудности вызваны несвоевременной поставкой
лекарств от производителей. И снова особой паники не наблюдалось. До тех пор, пока Генпрокуратура не заявила о
громких арестах.
Директора ФОМС Андрея Таранова, троих его заместителей обвиняют в получении взяток и подтасовке
результатов отбора фармацевтических компаний для реализации ДЛО в регионах. Почему раньше наши правоохранительные органы этого не заметили, сказать трудно. Хотя
в средствах массовой информации периодически появлялась информация о том, что стоимость лекарств в аптеках,
отпускаемых льготной категории граждан, на 15 и более
процентов превышает реализуемые в обычном порядке.
Нашу область эта проказа тоже не обошла стороной.
Особенно возмущает людей отсутствие в списках
льготных лекарств столь им нужных средств. Тех, что им
реально помогают. Сплошь и рядом в регулярно изменяющемся списке те препараты, которые каждый из пенсионеров и инвалидов сам в состоянии купить. В список, например, был включен корвалол, как сердечно-сосудистое
средство. А у него, как говорят врачи, нет заявленного эффекта. Но дело даже не в этом, а в том, что на препарат,
который закупается в очень больших количествах, потрачены деньги. Может быть, стоило сэкономить эти средства
и потратить их на препарат, который действительно обладает выраженным клиническим эффектом? Чиновники
40

областного министерства здравоохранения при ответе на
этот вопрос только разводят руками с экранов телевизоров. Да и что они могут сделать, если решение данной проблемы зависит от главного «врача» России Михаила Зурабова, если им самим то и дело приходится хвататься за
сердце, когда получают очередное распоряжение лучшего
министра всех времен и народов.
Еще один удобный для взяточничества момент —
список льготных лекарств. Допустим, какому-то дистрибьютеру нужно что-нибудь туда включить или, наоборот, вычеркнуть тот препарат, который ему поставлять
не столь выгодно. Потому чиновники периодически либо
вносят, либо вычеркивают. Вот недавно снова список пересмотрели...
Списки, конечно, должны меняться, поскольку фарминдустрия не стоит на месте, появляются новые, более
эффективные препараты. Однако списки, по мнению специалистов областного Минздрава, не должны меняться
так часто. Период утверждения и вступления в силу последнего нового списка был всего три месяца назад. Но ведь
информирование докторов и особенно фельдшерского звена, которое находится на периферии, где нет ни библиотек,
ни интернета, требует немало времени. Поэтому нет ничего удивительного в том, что новый список утвердили, а в
глубинке как назначали препараты предыдущего списка,
так и продолжают назначать.
С 1 ноября 2006 года Минздравсоцразвития заметно
сократил список льготных лекарств. Для того, объясняют
его чиновники, чтобы избежать нехватки лекарств. На самом деле - элементарная попытка сэкономить. Якобы причиной для всего этого стала жадность самих льготников.
Мол, набежали на халяву и давай набирать. Но запас оказался иссякаемым. Тем, кто «проснулся» позже, лекарств
уже не хватало.
41

Не хватало и по следующей причине. Дело в том, что
людям предоставили право выбирать: оставаться в программе или взять соцпакет наличными. Больше половины
предпочли деньги. Поэтому бюджет ДЛО сократили в два
раза. Вроде бы верный расчет, но не учли, что льготники,
оставшиеся в программе ДЛО, - это как раз те, кому лекарства действительно очень нужны , и потребляют они
в разы больше, чем средняя заложенная сумма. Вот это и
привело к дефициту. Коррупция, конечно, сыграла свою
роль, но не ключевую.
Трудно предсказать дальнейшие шаги российского
правительства по исправлению сложившейся ситуации.
Скорее всего, они опять будут непродуманными, непредсказуемыми и с уклоном в болото бюрократии. Как это
было уже не раз. Это подтверждает и директор научных
программ Независимого института социальной политики
Сергей Шишкин:
— На бесплатные лекарства в 2007 году запланировано 42 миллиарда рублей. Из них до 10 - 15 миллиардов
рублей уйдет на выплату долгов дистрибьюторам, которые
не получили причитающихся им денег в 2006 году. Оставшихся средств теоретически достаточно, при экономном расходовании их должно хватить. Но в экономии вся
и загвоздка. Чтобы добиться этого, чиновники все больше
лекарств переносят в перечень дорогих медикаментов, которые выписываются не участковым врачом, а специальной комиссией. Поэтому дешевые лекарства будут по-прежнему выписывать сколько угодно, а дорогостоящие – с
жесткими ограничениями, – говорит Сергей Шишкин. —
Причем в первую очередь от этого могут пострадать люди,
которым постоянно требуются дорогие лекарства и покупать их за свой счет накладно.
Слова Шишкина подтверждает подписанный Михаилом Зурабовым в конце 2006 года приказ №823, который
42

более чем на сто пунктов увеличивает последний список
льготных лекарств. Думаете, данный перечень пополнился
дорогостоящими, очень нужными диабетикам и больным
рассеянным склерозом препаратами? Хотелось бы верить,
но … Это все те же дешевые лексредства.
Как долго подобное будет продолжаться? Вряд ли
кто решится ответить на этот вопрос однозначно. Лично
я схему лекарственного обеспечения представляю следующей. Человек, получивший социальный пакет, с персональной карточкой приходит в аптеку. Предъявляет ее
вместе с рецептом и получает необходимые лекарства, а
счет за них предъявляется государству. При этом список
утвержденных лекарств должен быть не сокращенным, а
всесторонне учитывающим физическое здоровье льготной
категории граждан, особенности протекания болезней в
различном возрасте .
МСЭ, ИПР, ПЕНСИОННЫЙ ФОНД
или БЕГ С БАРЬЕРАМИ
С января 2005 года изменился порядок снабжения
инвалидов техническими средствами реабилитации. Эти
средства стали предоставляться только на основании индивидуальной программы реабилитации (ИПР), выдаваемой районными бюро медико-социальной экспертизы
(МСЭ). Причем оформлять сей документ необходимо ежегодно. И тем, у кого инвалидность пожизненная, и тем, у
кого временная нетрудоспособность. Представьте человека, которому четверть века назад установили третью группу инвалидности в связи с отсутствием конечностей. Все
это время он пользовался услугами протезно-ортопедического предприятия, где ему изготавливали новые протезы. Теперь же, чтобы продолжить там обслуживаться, он
43

должен оформить индивидуальную программу реабилитации.
Хорошо, если в ней требуется сделать запись, касающуюся одних протезов. Процесс оформления не будет утомительным. Если же вам нужны мочеприемники, памперсы (очередной абсурд правительственных мудрецов, такие
и им подобные гигиенические устройства скорее дело медиков, а не фонда социального страхования) и не дай Бог
вы захотите иметь в ИПР запись о том, что нуждаетесь в
санаторно-курортном лечении… В этом случае вам придется пройти в поликлинике и бюро МСЭ мучительные
процедуры, напоминающие пытки в застенках инквизиции. Попутно в кабинетах назовут массу документов, не
рекомендующих санаторий из-за того, что у вас больная
печень, не ритмично работает сердце, что у вас плохо функционируют почки и т.д. и т.п. Мол, с такими болячками
до места лечения не добраться. При этом никто и слова
поддержки не произнесет о том, что санаторно-курортное лечение обязательно нужно пройти именно для устранения проблем в работе перечисленных органов. В итоге
большинство инвалидов, махнув рукой, отказываются от
своих намерений. В марте 2006 в 1-ой поликлинике при
7-ой горбольнице пришлось провести одно социологическое исследование. Из 12 человек, попытавшихся добиться
права стать обладателем справки на получение санаторной
путевки, получил ее только один. Столкнувшись с бюрократической волокитой, он пригрозил заявлением в прокуратуру. Причем происходило это в один из дней недели.
Сколько же льготников области лишается своего права на
санаторно-курортное лечение за месяц, за год?
Кстати, при оформлении справки на получение санаторно-курортной путевки можно встретиться с еще одним
абсурдом в действующем законодательстве. Суть его в
следующем. Оказывается, при 2-й группе инвалидности и
44

3-й ОСТ (ограничение степени трудоспособности) человек
имеет право на получение санаторно-курортного лечения
с сопровождающим. А инвалид 1-й группы со 2-й ОСТ таким правом не обладает. Это настоящий бред. Критерием
установления 1-й группы инвалидности является нуждаемость человека в постоянном уходе, помощи и надзоре. А
при 2-й группе инвалидности человек может не работать,
но кто сказал, что он нуждается в уходе?! Получается очевидная несправедливость.
У меня такое впечатление, что каждое изменение в
социальной сфере законодательства оборачивается, как
правило, одним. Появляется новый виток бюрократической спирали и неразберихи. Вот пример. В 1960-е годы инвалиды с детства не имели право на пенсию. Для того чтобы получить минимальную, человеку нужно было иметь
полугодовой стаж работы. И люди правдами и неправдами
пытались где-то числиться, чтобы получить хоть какиенибудь деньги. Потом появилось пособие для инвалидов с
детства, которое стало перекрывать минимальную пенсию
при общем заболевании. И сразу же сформировался поток
граждан, которые пошли в бюро МСЭ, чтобы «поменять
квалификацию»: из инвалидов по общему заболеванию
стать инвалидами с детства.
Следующий пример. Известно, что большинство стоящих в очереди в бюро медико-социальной экспертизы на
получение ИПР или переосвидетельствование - люди пенсионного возраста. Их стремление получить степень нетрудоспособности понятно, ведь за ОСТ - реальные деньги,
которые многим помогают выжить подчас при нищенской
пенсии... По-моему убеждению, это очередной маразм. Если человек достиг пенсионного возраста (и он не работает), то какая разница, какое у него ОСТ. Получается, что
государство и пенсионеры пытаются «переиграть» друг
друга. Государство уходит все дальше от социальной сфе45

ры, даже не ставя вопрос о необходимости назначения старикам такого денежного содержания, которое обеспечивает по-настоящему достойную жизнь. Пенсионеры в свою
очередь хватаются за любой шанс хоть как-то увеличить
свой бюджет. И вот в очереди на медицинскую экспертизу
выстраиваются люди, до выхода очередного закона легко
обходившиеся вообще без инвалидности. И это уже не медицинская — это социальная очередь.
Не в лучшем положении находятся и молодые инвалиды. Представьте себе 18-летнего парня, инвалида в кресле-коляске с детства, пришедшего на МСЭ для оформления взрослой группы инвалидности. Как может комиссия
определить наличие у него способностей к трудовой деятельности? У нас сегодня рынок. Одному предпринимателю нужно одно, другому - другое. А у парня ни образования, ни специальности, ни опыта работы. Ему ставят
третью степень ограничения способности к трудовой деятельности. В деньгах выходит примерно 3500 рублей. Работать при этом он не имеет права. Ведь у него записано,
что он «нетрудоспособен». И никто не возьмется его трудоустроить. В этом случае работодатель нарушит закон.
Если же молодой человек попросит комиссию поставить
вторую степень, которая позволяет работать инвалиду в
специально созданных условиях, то он потеряет 1500 рублей. Средняя зарплата людей с ограниченными возможностями на предприятиях области составляет около 2000
рублей. Вот тут человек начинает взвешивать: стоит ли
ему работать за 500 рублей в месяц или лучше сидеть дома
и ничего не делать. Словом, законы, а, значит, и государство в целом, не стимулируют инвалидов к работе.
Или взять такое. С 2007 года неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за инвалидом
первой группы, ребенком-инвалидом до 18 лет а также за
престарелыми, нуждающимися в постоянном уходе, бу46

дет выплачиваться вместо прежних 138 целых 500 рублей.
Так себе деньги, даже президент страны признает. В тоже
время ни он, никто другой не может объяснить, как можно
прожить на них одинокой женщине с ее 20-летней дочерьюинвалидом с детства, имеющей пенсию в 2500 рублей?
Невольно возникает другой вопрос: до каких пор
мы будем обманывать друг друга? Когда, наконец, будут
приниматься законы, четко ставящие и четко решающие
кон-кретные задачи: пенсионерам — нормальные пенсии,
работающим инвалидам — возможность нормально трудиться и обеспечивать себя, нуждающимся в реабилитации — качественные, так необходимые технические и
иные средства реабилитации?
РЕЗЕРВАЦИЯ – ТА ЖЕ ИЗОЛЯЦИЯ
Одно время в администрации Екатеринбурга на координационном совете по делам инвалидов периодически
обсуждался вопрос о строительстве так называемого социального дома. Как альтернативный вариант предложенной инвалидами программе «Доступный подъезд». Предполагалось, что жить в нем будут люди с ограниченными
физическими возможностями. Чиновники доказывали,
что жить среди себе подобных в доме, где создана безбарьерная зона, во все отношениях будет удобно и комфортно.
Инвалиды же отстаивали свою точку зрения. Их больше
устраивает вариант, чтобы каждый жилой дом во все отношениях им подходил.
Опыт объединения в спинальные резервации одно
время широко культивировался во многих странах мира. Я
читал о подобном центре, построенном в Англии. Специальные дома с удобными пандусами и перилами для подъездов, просторные коридоры, широкие двери, бассейны,
47

лошади для верховой езды, массажные кабинеты, различного назначения спортивные площадки, масса обслуживающего персонала – становились для некоторых инвалидов
приютом на долгие годы. И все же, считаю, что жить колясочник должен среди обычных людей. А общаться друг с
другом – для опыта, раз в году в центре реабилитации. В
течение месяца, двух. Дольше – надоест, устанешь до такой степени, что не будешь знать куда себя деть.
Другое дело, жить в семье, рядом с любимым человеком. Когда много друзей, когда чувствуешь себя полноценным человеком, равным всем остальным. Хотя и здесь
не все так просто. Ведь мы остаемся практически жить
там, где жили до травмы, до болезни. А если это последний этаж дома без лифта? Тут и будешь жить, переселять
тебя некуда. Поэтому многие обречены на неподвижность,
свежим воздухом дышат через форточку, по сути живут
отрезанными от остального мира. Вроде и семья есть у человека, но чувствует он себя обделенным. Все его близкие
люди ходят на работу, в театр, кино, в гости. Лишь он лишен всего этого. Еще законы в стране такие, которые позволяют только на диване лежать. А почему бы не принять
такие, чтобы образ жизни инвалида-колясочника был такой же, как у обычных людей? Чтоб можно было выйти в
любое время дня из дома и направиться, куда душа пожелает. И чтоб работа, коль здоровье позволяет, была у тебя.
Хоть на 3-4 часа в сутки.
Но все это наши мечты. Инвалиды – колясочники
Екатеринбурга в большинстве своем лишены возможности
жить нормальной жизнью. Четвертый год Татьяна Соколова пытается разрешить жилищную проблему, созданную
местной строительной компанией. Те вопреки утвержденному плану возвели напротив ее квартиры многоэтажный
дом, который перекрыл доступ света в их жилище. В итоге
сын-инвалид с детства (ДЦП) видит сегодня в окно только
48

ползущие по небу облака. Должностные лица всех уровней не желают знать их проблем. Своих, мол, хватает, а тут
еще вы со своей бедой. Раз строили по плану, значит так и
должно быть.
Так что я понимаю тех инвалидов, что поддерживали идею строительства социального дома. Они, конечно,
правы. Для них такая жизнь более приемлема, чем жизнь
среди двуногих. Но это не означает, что я быстро меняю
свои взгляды. Просто это показывает, насколько живы в
сознании власть имущих старые стереотипы, насколько
ненормально наше общество, насколько сильны позиции
чиновничьего беспредела.
Я не случайно об этом говорю. Мне много раз в последние годы приходилось общаться с инвалидами из разных стран Европы, США. Поверьте, они совершенно не
стремятся к проживанию в отдельных поселениях. И этому есть социальные объяснения. Для людей с ограниченными возможностями создаются все условия, чтобы они
могли существовать на равных со здоровыми людьми. Коляски с электроприводом и обычные в санаториях, торговых центрах и музеях, лифты и эскалаторы в крупных магазинах, доступные больницы и поликлиники… – такие
условия и позволяют смотреть на инвалида как на совсем
нормального человека.
В России до этого еще далеко. Чуть выше мы сказали почему. Непонятно одно, почему те, от кого зависит решение таких и других вопросов живут одним днем. А ведь
многим из них знакома известная поговорка: от сумы и от
тюрьмы не зарекайся. Так вот, нельзя зарекаться и от инвалидности. Никто не гарантирован, что завтра никто из них
не окажется в таком же положении. В том числе богатые
и здоровые, депутаты и мэры. А потому совсем не вредно
представить себя на месте человека с ограниченными возможностями здоровья. И если есть у вас возможность по49

мочь такому человеку (речь в данном случае не о деньгах,
а о элементарной человеческой поддержке) перейти улицу,
подняться колясочнику по ступеням подъезда, подставьте
свою руку. Ведь это же ничего не стоит.
Знаете, у польского писателя Бруно Ясенского есть
проникновенные слова, воскрешающие древнюю мудрость: «Не надо бояться врагов – в худшем случае они
могут только убить… Не надо бояться друзей – в худшем
случае они могут только предать… Бойтесь равнодушных,
ибо это с их молчаливого согласия совершаются все предательства и убийства на планете…» Давайте не будем забывать этот завет древних.
СОЦИАЛЬНОЕ ТАКСИ
В мае 1999 года на улицах Екатеринбурга впервые
появились автобусы с желто-зелеными полосами на бортах и надписью «Социальное такси». Радости инвалидовколясочников не было предела. Теперь у них появилась
возможность посетить поликлинику, протезный завод, органы социальной защиты…
Надо сказать, не сразу и не вдруг был решен вопрос
о социальном такси. Прежде, чем власти города приняли
решение о его создании, председатель общественной организации инвалидов «Корчагинец-82» Ольга Буркова около семи лет обивала пороги разных кабинетов. Губернатор вроде бы поддерживал инвалидов в этом вопросе, но
обещал решить его только после стабилизации социальноэкономического положения в стране и области.
Но инвалиды ждать не захотели: «Жизнь у нас и так
короткая». И они стали нажимать на чиновников управления социальной политики… Так появились первые два
автобуса с подъемниками. Год от года парк новой служ50

бы расширялся. Инвалидов стали обслуживать «Жигули»
четвертой модели. Затем появились «Газели» с канадскими подъемниками. Инвалиды стали организовывать поездки на природу, на спортивные мероприятия… И вдруг в
2006 году все замерло.
В связи с передачей всех социальных служб в ведение области, город прекратил финансирование социального такси, а министерство социальной защиты населения
области оказалось неготовым взвалить на себя такой груз
ответственности. Позже его чиновники объясняли свою
нерасторопность противодействием администрации Екатеринбурга в разрешении конфликтной ситуации. Сложно
разобраться в истинных причинах сложившегося положения. Я ее вижу в равнодушии некоторых должностных лиц
министерства. Еще за год они знали о намечаемых переменах. Понадеялись, видимо, что все само собой разрешится.
Не разрешилось. Сразу после новогодних праздников инвалиды буквально на ноги подняли всю местную власть.
В разрешении конфликта приняли участие чиновники
аппарата полпреда президента в УрФО, уполномоченный
по правам человека Свердловской области, председатель
правительства области. О конфликте поведали все средства массовой информации. Ситуация до того была накалена, что для уменьшения накала страстей на областном
телевидении с заявлением выступил Министр социальной
защиты населения области Владимир Туринский. Он, в
частности, сказал, что служба «Социальное такси» не останется без внимания. Она, как и прежде, будет работать и
обслуживать инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата.
И действительно служба заработала. Но в ее деятельности к тому времени , и не только в связи с переходом под
крыло министерства, уже многое не устраивало инвалидов-колясочников. Решили открыто об этом поговорить на
51

заседании круглого стола во второй половине января. Присутствовали руководители общественных организаций инвалидов города, сотрудники министерства и руководство
службы. Речь шла о создании Положения о «Социальном
такси»; об увеличении количества машин в службе; о создании пункта технического обслуживания автомобилей
службы; об обеспечении службы компьютером; об увеличении заработной платы работникам службы.
Мы специально акцентировали внимание на этих
пунктах, так как они чаще всего были причиной недовольств инвалидов работой «Социального такси». Представьте, в Санкт-Петербурге на 4000 инвалидов-колясочников трудится 28 машин «Социального такси». К тому
же, в каждом районном органе соцзащиты там есть так называемые «народное такси», которое занимается доставкой инвалидов по их заявке за социальную плату. У нас
же на 2000 инвалидов-опорников на тот момент работали
всего три машины. Выводы отсюда были, сами понимаете,
не в нашу пользу.
Неритмичная работа Екатеринбургской службы во
многом объяснялась и низким уровнем заработной платы ее сотрудников. Водитель за свою работу и выполнение обязанностей экспедитора получал около 7000 рублей,
диспетчеру, выслушивающему все претензии инвалидов,
выступающему частенько в роли психолога, на руки приходилось чуть больше 2000 рублей. Кто за такие деньги
будет полностью отдавать себя работе с инвалидами, как
тут не обойтись без текучести персонала?
Прошло более полугода. Понятно, что для решения
некоторых из этих вопросов нужен продолжительный период времени. Но и те, что попроще, тоже оказались не
по силам чиновникам министерства. Вновь пришлось их
тревожить и приглашать на очередное заседание круглого стола. На этот раз разговор был более предметным. Не
52

обошлось, конечно, без упреков, но это был разговор людей, искренне желающих сделать службу по-настоящему
той, которая максимально бы защищала права инвалидов.
И была бы лучшей в России.
Разногласий и в этот раз было много. В одном мы
были едины, что для организации взаимодействия министерства с инвалидами необходимо создать работающий
координационный совет. Тот, который бы на своих заседаниях формировал конкретные рекомендации по тем или
иным вопросам. И тут же принимались бы решения по организации работы. Существующий сегодня Координационный совет напоминает клуб свадебных генералов. Некоторые люди, входящие в его состав, уважаемые во многих
отношениях. Но они уже выработали свой ресурс. И потому смотрят на проблемы сегодняшнего дня только с высоты своего возраста.
Вряд ли заседание круглого стола могло кардинальным образом повлиять на решения министерства социальной защиты населения области по вопросу социального
такси. Но разговор на нем не остался бесследным. Служба
стала работать более ритмично, а вскоре она пополнилась
двумя новыми ВАЗовскими автомобилями. К сожалению,
нашлись негодяи, которые угнали одну из машин. Это
факт потряс инвалидов-колясочников Екатеринбурга…
УПОЛНОМОЧЕННЫЙ
ПО ПРАВАМ ИНВАЛИДОВ
«Мир один для всех» — так называется книга руководителя Екатеринбургской общественной организации
инвалидов «Спутник» Людмилы Коноплиной, которую
она написала по итогам организованного ею авторалли по
11 странам Европы. Прочитал ее с удовольствием. И был
53

несколько удивлен, узнав, что в Швеции участники авторалли встретились с Уполномоченным по правам инвалидов этого государства.
Поразил не сам факт встречи. Удивило, что в стране, где самый высокий уровень жизни, где для человека с
ограниченными возможностями созданы практически все
условия, существует такая должность. Причем занимает ее
инвалид, страдающий тяжелой формой ДЦП (детский церебральный паралич).
— Похоже, от нечего делать они такую должность
учредили, там же обычный уполномоченный есть.., — высказал предположение один мой знакомый.
Заняться, оказывается, Уполномоченному по правам
инвалидов Швеции Кену Гамелгарду есть чем. Ежегодно в
его адрес приходит около 200 жалоб на дискриминационные действия чиновников. При этом ежедневно приходится заниматься кропотливой работой по защите прав инвалидов. Основное внимание главным из них – доступный
транспорт и работа, доступные метро и рестораны.
Господину Гамелгарду определенно повезло. Живи
и выполняй он свои обязанности в Свердловской области, жалоб к нему приходило бы в десятки раз больше.
От сетований на необустроенность подъезда до обид на
плохое обеспечение лекарствами. Про равнодушие чиновников и отсутствие минимальной доступной среды
(не в ресторане, а в обычном лечебном учреждении) говорить не приходится.
Впрочем, это только маленькая толика проблем, с
которыми уральскому инвалиду приходится сталкиваться практически ежедневно. Но они и все остальные гораздо быстрее бы решались, будь такой Уполномоченный по
правам инвалидов в области. Тогда бы удалось добиться
главного – уравнивания прав инвалидов с остальными
гражданами. Глядишь, сравнялись бы в этом вопросе с
54

Германией. Там на этот счет очень строгие правила. Так,
Конституция ее гласит: «Никто не может подвергаться негативной дискриминации по причине своей инвалидности». Эта статья стала основополагающей для обеспечения
интеграции инвалидов в общество. Так же принят закон
«Об уравнивании прав инвалидов с другими гражданами
страны». Согласно ему в Министерстве соцзащиты Германии должно работать не менее 10% инвалидов, на предприятиях с численностью 20 человек – 6%, в частном секторе
– 3%. О том, какие цифры в России – говорить не хочется.
Уполномоченный по правам инвалидов России, того
или иного региона нашей необъятной страны… Определенно, нужен такой человек с соответствующими полномочиями. Беспокойный, неравнодушный и непременно из
числа инвалидов. Ибо инвалида лучше всего поймет только инвалид.
ВИДЕТЬ ЦЕЛЬ И НЕ БОЯТЬСЯ ТРУДНОСТЕЙ
Даже самые высокие вершины в борьбе по отстаиванию своих прав в мечтах инвалидов становятся доступными. Но и в реальной жизни многие из них нам подвластны.
Здесь важно распределить силы. Более сильный лезет по
стене, другой – варит кашу на костре. Но оба работают на
команду. Каждый соразмерно своим возможностям. Главное – не пасовать. Мне в этом плане очень близка точка
зрения депутата Государственной Думы, инвалида по зрению Олега Смолина. Своими мыслями по этому поводу он
поделился во время нашей встречи в редакции одной из
московских газет:
— Казалось бы, в «проклятое прошлое» ушли времена героя Юрия Визбора технолога Петухова, который в
55

ответ на снобизм «наследника африканского» с гордостью
отвечал:
Вот я и делаю ракеты,
Перекрываю Енисей.
И даже в области балета
Я впереди планеты всей!
Скрытую за иронией, но оттого не менее патриотическую позицию Юрия Визбора сначала извратили, затем позабыли. А если и вспоминают, то в безумной форме
призыва «Россия – для русских!» – призыва, который уже
однажды помог разрушению Советского Союза (большой
России), а ныне вновь угрожает разрушением России малой – Российской Федерации.
С юности знакомую песню Визбора я вспомнил 19
марта 2006 года , слушая в 13-й раз Гимн России в итальянском селении Проджелато – в сотне километров от Турина.
В этот день закончились IX Зимние Паралимпийские игры
для инвалидов, или, выражаясь более политкорректно, для
лиц с ограниченными возможностями. А вечером в Турине на церемонии закрытия Игр российскую паралимпийскую команду восторженные итальянцы приветствовали
как никакую другую. И было за что: 29 российских спортсменов-инвалидов завоевали 33 медали, в том числе 13 золотых, 13 серебряных и 7 бронзовых (все цифры «счастливые» – как специально для любителя нумерологии). Для
сравнения: у занявшей второе место команды Германии
8 золотых медалей, у ставшей третьей команды Украины
– 7. Что касается общего числа наград, то их Россия завоевала как раз столько, сколько немцы и занявшие четвертое
место французы вместе взятые (18+15=33).
Туринская паралимпиада стала рекордной и в собственно российской спортивной истории. До нее наибольшее количество золотых наград было получено в Нагано
– 12 ме-далей, но тогда мы не вошли даже в тройку. Теперь
56

количество разыгрываемых наград сокращено, а российская доля в них резко выросла. В лыжах и биатлоне это
более чем каждая третья из 96 разыгрываемых наград.
Правда, в горных лыжах, которые в России благодаря увлечению президента считаются политическим спортом №1,
ни здоровые спортсмены, ни инвалиды особенно не преуспели. Из 24 комплектов паралимпийских наград России
не досталось ни одной. Но, думаю, «еще не вечер»: в паралимпийской команде горнолыжников выступали 19-летняя
Евгения Пономарева и 16-летний Александр Алябьев.
Откуда же такой взлет? Ответ прост. Подтвердилась
старая истина: патриотизм – это естественная реакция человека на отношение к нему государства. Как вице-президент Паралимпийского комитета России и едва ли не главный «лоббист» интересов инвалидов в Государственной
Думе хорошо знаю: на этот раз условия спортсменам были
созданы если и не по евростандартам, то, по крайней мере,
достойные – на порядок лучше, чем при подготовке к предыдущей паралимпиаде. Вряд ли вас интересуют подробности, но прежде у наших ребят не было ни современных
лыж, ни собственных винтовок для биатлона, ни нужного
количества врачей и медикаментов. Теперь с помощью нашей работы в Госдуме все это появилось. Государство немного вложилось в спорт инвалидов и получило потрясающую отдачу. Но разговор сейчас не об этом, а об уроках,
которые из результатов паралимпиады можно извлечь.
Первый урок – всему миру. Среди сорока участников
паралимпийских игр мы – «впереди планеты всей». Значит,
еще рано сбрасывать страну с «корабля истории», как это
периодически делали то Збигнев Бжезинский, то Каспар
Уайнбергер, то кто-либо еще из недальновидных теоретиков или политических лидеров Запада. Стоит напомнить,
что первый день паралимпиады вообще больше напоминал
чемпионат Советского Союза: из 18 медалей 12 получили
57

спортсмены из сборных России и Украины – по 6 каждая.
Если же к итоговым показателям сборной России прибавить результаты сборных Украины (7 золотых медалей и
3-е место) и Беларуси (1 золото и 11-е место), мы превзошли
бы занявшую второе место Германию в 2,5 раза!
Второй урок – отечественной власти. Вопреки решению Международного олимпийского комитета, вопреки
поддержанным Россией «Стандартным правилам обеспечения равных возможностей для инвалидов» власть долго
не хотела признавать эти самые равные возможности. 2,5
месяца было потрачено мною в Госдуме для того, чтобы
принять парламентский запрос Правительству России о
повышении размера премиальных выплат победителям и
призерам паралимпийских игр до уровня, который установлен для здоровых спортсменов. Чего только не приходилось слышать: уравнивать нельзя; здоровые посвящают
спорту всю жизнь, а инвалиды – любители; ради больших
денег спортсмены пойдут на все, и т.д. В итоге Госдума
приняла поправку Комитета по делам спорта и молодежи,
исключившую мое предложение об установлении равных
выплат за равные результаты. «Главным европейцем» (по
выражению Пушкина) в стране оказался президент. В день
возвращения спортсменов в Москву от его имени было объявлено, что отныне «наградные» на большой олимпиаде
и паралимпиаде будут равными. Идея равных возможностей одержала еще одну победу, пусть даже и скромную,
поскольку касается она нескольких десятков, а в перспективе – нескольких сотен людей.
Урок третий – российскому обществу. Когда меня
спрашивают: «Зачем нужен спорт инвалидов и паралимпийские игры?» всегда отвечаю: «Они нужны не столько
инвалидам, сколько здоровым». Именно для них многие
инвалиды могут стать примером борьбы за достойную
жизнь. Уверен: если бы все электронные СМИ, а не только
58

спортивный канал, по-настоящему освещали паралимпиаду, она превратилась бы в серию уроков мужества.
Вот спортсменка из Тюмени Любовь Васильева,
которая с трудом пробилась в паралимпийскую команду,
становится трехкратной паралимпийской чемпионкой. А
ведь она лишена не только зрения, но в значительной мере и слуха. Участвовать в гонке с лидером ей труднее,
чем другим.
Вот колясочник Тарас Крыжановский из Перми завоевывает две золотые и две серебряные медали и становится знаменосцем команды. Пусть попробует кто-нибудь из
здоровых просто пройти 15 километров, сидя на лыжах!
Вот незрячий спортсмен Валерий Купчинский в 50
лет выигрывает бронзовую медаль на паралимпийской
лыжне. Можно спорить о том, почему так медленно идет
смена поколений в этом виде спорта, но сам факт спортивного подвига отрицать нельзя.
Вот ребята на протезах спускаются по той же горнолыжной трассе, которая месяц назад покорилась далеко не
каждому здоровому. Разве это не вызывает в памяти забытую «Повесть о настоящем человеке»?
Уверен: умная пропаганда паралимпийского движения могла бы помочь изменению социальных ожиданий в
стране. Глядя на телеэкран, немало молодых и здоровых
людей наверняка задумались бы над вопросом: если инвалиды могут преодолеть ограниченные возможности здоровья неограниченными возможностями духа, чем я хуже?
И хотя российская власть нередко устраивает гражданам
гигантский «слалом» вместо «спокойной лыжни», надо
бороться до конца. В конце концов и плохих «тренеров»
можно заменить на хороших. Главное, как в известном
фильме по сценарию братьев Стругацких: видеть цель, верить в себя и не бояться трудностей. Как делают российские паралимпийцы.
59

Приложение
МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ОТ 22.12.99 г. №99/227
«МЕДИЦИНСКИЕ ПОКАЗАНИЯ И ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ
ДЛЯ САНАТОРНО-КУРОРТНОГО ЛЕЧЕНИЯ ВЗРОСЛЫХ И ПОДРОСТКОВ (КРОМЕ БОЛЬНЫХ ТУБЕРКУЛЕЗОМ)»

Настоящие Показания и противопоказания разработаны в соответствии с Планом мероприятий Министерства здравоохранения Российской Федерации и Фонда социального страхования Российской Федерации на 1999 год
(приказ № 93/34 от 19.03.99 г.).
Технология отбора на санаторно-курортное лечение
формировалась в России на протяжении многих лет. Решая
вопрос о направлении больного на курорт, руководствуются прежде всего Указаниями Минздрава по медицинским
показаниям и противопоказаниям для санаторно-курортного лечения, которые регулярно перерабатываются и издаются. Разработка последнего варианта относится к 1984
г., перепечатка в другом оформлении – к 1986 г. Однако за
минувшие 15 лет в курортном деле произошли существенные перемены.
В связи с распадом СССР и перераспределением курортов и курортных местностей следует в определенной
мере перенести акценты на российские курорты, чтобы
лучше использовать их возможности. Более полная востребованность российских курортов способствовала бы
не только повышению их рентабельности, но и привлечению инвестиций, что, в свою очередь, стимулировало бы
их дальнейшее развитие и благоустройство.
С 1999 г. в России официально введена новая Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-Х), которая также использована при разработке Показаний.
60

В связи с этим в показания и противопоказания внесен ряд изменений и дополнений. Так, в разделе «Болезни системы кровообращения» расширены показания в
местные кардиологические санатории для больных с более тяжелыми формами ишемической болезни сердца с
нарушениями ритма, гипертонической болезнью и их сочетаниями; уточнены показания и противопоказания для
больных безболевой формой ишемической болезни сердца
в соответствии с современной классификацией функционального состояния больных ИБС; включены показания и
противопоказания для направления больных острым инфарктом миокарда в отделения долечивания местных кардиологических санаториев; разрешено направление в местные кардиологические санатории больных после операций
протезирования клапанов сердца, резекции аневризмы
аорты и аортокоронарного шунтирования с 3-4 месяцев до
2-3 недель.
В разделе «Болезни органов пищеварения» уточнены
показания и сроки направления на санаторно-курортного
лечения больных, страдающих желчнокаменной болезнью,
холангитами, хроническими панкреатитами, спаечной болезнью; дополнены показания для больных, страдающих
синдромом раздраженной толстой кишки.
В разделе «Болезни нервной системы» показания
расширены за счет включения экстрапирамидных и других двигательных нарушений и дегенеративных болезней
нервной системы. Включение этих заболеваний базируется на отечественном и международном опыте (Германия,
Австрия, Швейцария, Франция и др.), свидетельствующем
о высокой терапевтической эффективности санаторно-курортного лечения больных с начальными формами этих
тяжелых заболеваний. В противопоказания к санаторнокурортному лечению больных заболеваниями нервной
системы включены «Деменции» (выраженные нарушения
61

когнитивных функций), психоорганический синдром, сопровождающий ряд патологических состояний и заболеваний центральной нервной системы. В то же время легкие и умеренные нарушения когнитивных функций не
могут считаться противопоказаниями. В разделе болезней
костно-мышечной системы уточнены показания и сроки
направления на санаторно-курортное лечение после эндопротезирования суставов, включены некоторые новые заболевания.
В разделе «Болезни органов дыхания» уточнены показания и противопоказания для санаторно-курортного
лечения больных пневмонией, дополнительно включены
пневмосклерозы, вызванные радиационным излучением и
лекарственными средствами, а также больные с трахеобронхиалъной дисфункцией, В разделе «Болезни мочеполовой системы» сокращены сроки направления больных на
курорты и в местные санатории после обострения воспалительных заболеваний и оперативных вмешательств на
органах женской половой системы гениталий.
Научные разработки последних лет неизменно касались различных природных факторов, раскрывая новые
стороны эффективности их применения при многих заболеваниях, что находит отражение в предлагаемом варианте Показаний.
По каждому классу болезней приведен список курортов, на которых имеются специализированные санатории
соответствующего медицинского профиля. Это дает возможность лечащему врачу выбрать наиболее подходящие
курортные лечебные факторы для больного и рекомендовать лечение не только на федеральных и региональных,
но и на местных курортах, близко расположенных к месту
жительства больных, что особенно важно для лиц с хроническими заболеваниями и пожилого возраста, у которых
процессы адаптации и реадаптации при перемене клима62

тических условий могут ухудшить течение заболевания.
Несмотря на некоторое улучшение качества отбора
больных для санаторно-курортного лечения, все еще имеют место случаи направления в санатории и на курорты
больных, которым лечение физическими факторами противопоказано либо противопоказан климат данного курорта. Основными причинами имеющихся недостатков в
направлении больных для санаторно-курортного лечения
обычно являются (и, к сожалению, остаются) следующие:
- недостаточное обследование больных врачами непосредственно перед направлением в санаторий;
- ошибки диагностики, недооценка стадии, степени
патологического процесса, сопутствующих заболеваний,
общего состояния, возраста больного и др.;
- недостаточное знание врачами, направляющими
больных на лечение, правил санаторно-курортного отбора, местонахождения курортов с теми или иными лечебными факторами, механизма действия этих факторов, показаний и противопоказаний к направлению больных на
санаторно-курортное лечение, недостаточный учет климатических и сезонных условий.
Наряду с включением специального раздела, посвященного общим противопоказа-ниям для направления на
курорты и в местные санаторно-курортное лечение.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
от 29 декабря 2004 г. N 864
О ПОРЯДКЕ ФИНАНСИРОВАНИЯ РАСХОДОВ ПО ПРЕДОСТАВЛЕНИЮ ГРАЖДАНАМ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ В ВИДЕ НАБОРА СОЦИАЛЬНЫХ УСЛУГ И УСТАНОВЛЕНИИ ПЛАТЫ ЗА ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ В ВИДЕ НАБОРА СОЦИАЛЬНЫХ УСЛУГ ЛИЦАМ, ПОДВЕРГШИМСЯ ВОЗДЕЙСТВИЮ РАДИАЦИИ
ВСЛЕДСТВИЕ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС, А ТАКЖЕ ВСЛЕДСТВИЕ ЯДЕРНЫХ ИСПЫТАНИЙ НА СЕМИПАЛАТИН63

СКОМ ПОЛИГОНЕ, И ПРИРАВНЕННЫМ К НИМ КАТЕГОРИЯМ
ГРАЖДАН
(в ред. Постановлений Правительства РФ от 23.03.2005
N 154, от 30.06.2005 N 405, от 02.08.2005 N 477)

В соответствии с Федеральным законом «О государственной социальной помощи» Правительство Российской
Федерации постановляет:
1. Утвердить прилагаемые Правила финансирования
расходов по предоставлению гражданам государственной
социальной помощи в виде набора социальных услуг.
Установить, что в 2005 году финансирование расходов на обеспечение граждан необходимыми лекарственными средствами может осуществляться в порядке, предусмотренном пунктом 18 Правил, утвержденных настоящим
Постановлением, независимо от наличия в субъекте Российской Федерации страховой медицинской организации.

(абзац введен Постановлением Правительства РФ от
23.03.2005 N 154)

2. Установить, что плата за предоставление лицам,
подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, а также вследствие ядерных
испытаний на Семипалатинском полигоне, и приравненным к ним категориям граждан государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг равна сумме,
определяемой в соответствии со статьей 6.5 Федерального закона «О государственной социальной помощи», но не
выше размера ежемесячной денежной выплаты, осуществляемой указанным гражданам в соответствии с законодательством Российской Федерации (в случае осуществления одной ежемесячной денежной выплаты).
3. Настоящее Постановление вступает в силу с 1 января 2005 г.
Председатель Правительства
Российской Федерации
М.ФРАДКОВ

64

Утверждены
Постановлением Правительства
Российской Федерации
от 29 декабря 2004 г. N 864
ПРАВИЛА ФИНАНСИРОВАНИЯ РАСХОДОВ ПО ПРЕДОСТАВЛЕНИЮ ГРАЖДАНАМ ГОСУДАР-СТВЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ
ПОМОЩИ В ВИДЕ НАБОРА СОЦИАЛЬНЫХ УСЛУГ
(в ред. Постановлений Правительства РФ от 23.03.2005
N 154,от 30.06.2005 N 405, от 02.08.2005 N 477)

1. Настоящие Правила, разработанные в соответствии с Федеральным законом «О государственной социальной помощи» (далее – Федеральный закон), определяют
порядок финансирования расходных обязательств Российской Федерации по предоставлению гражданам государственной социальной помощи в виде набора следующих социальных услуг (далее – социальные услуги):
дополнительная бесплатная медицинская помощь,
в том числе предусматривающая обеспечение необходимыми лекарственными средствами по рецептам врача
(фельдшера), предоставление при наличии медицинских
показаний путевки на санаторно-курортное лечение, осуществляемые в соответствии с законодательством об обязательном социальном страховании;
бесплатный проезд на пригородном железнодорожном транспорте, а также на междугородном транспорте к
месту лечения и обратно.
2. Финансирование расходных обязательств Российской Федерации по предоставлению социальных услуг осуществляется в отношении следующих категорий граждан,
включенных в федеральный регистр лиц, имеющих право
на получение государственной социальной помощи:
а) инвалиды войны;
б) участники Великой Отечественной войны;
в) ветераны боевых действий;
65

г) военнослужащие, проходившие военную службу в
воинских частях, учреждениях, военно-учебных заведениях, не входивших в состав действующей армии, в период с
22 июня 1941 г. по 3 сентября 1945 г. не менее 6 месяцев,
военнослужащие, награжденные орденами или медалями
СССР за службу в указанный период;
д) лица, награжденные знаком «Жителю блокадного
Ленинграда»;
е) лица, работавшие в период Великой Отечественной войны на объектах противовоздушной обороны, местной противовоздушной обороны, на строительстве оборонительных сооружений, военно-морских баз, аэродромов
и других военных объектов в пределах тыловых границ
действующих фронтов, операционных зон действующих
флотов, на прифронтовых участках железных и автомобильных дорог, а также члены экипажей судов транспортного флота, интернированных в начале Великой Отечественной войны в портах других государств;
ж) члены семей погибших (умерших) инвалидов
войны, участников Великой Отечественной войны и ветеранов боевых действий, члены семей погибших в Великой
Отечественной войне лиц из числа личного состава групп
самозащиты объектовых и аварийных команд местной
противовоздушной обороны, а также члены семей погибших работников госпиталей и больниц г. Ленинграда;
з) инвалиды;
и) дети-инвалиды;
к) лица, подвергшиеся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, а также вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, и
приравненные к ним категории граждан.
3. Действие настоящих Правил в части финансирования расходов по предоставлению путевки на санаторнокурортное лечение и бесплатного проезда на пригородном
66

железнодорожном транспорте, а также на междугородном
транспорте к месту лечения и обратно распространяется
на лиц, сопровождающих граждан, имеющих ограничение
способности к трудовой деятельности III степени, и детейинвалидов.
4. Финансирование расходов, связанных с предоставлением социальных услуг, осуществляется за счет средств,
предусмотренных в федеральном бюджете на соответствующий год:
Федеральному фонду обязательного медицинского страхования — на реализацию мер социальной поддержки отдельных категорий граждан по оказанию дополнительной бесплатной медицинской помощи, в том числе
предусматривающей обеспечение необходимыми лекарственными средствами (далее — обеспечение граждан необходимыми лекарственными средствами);
Фонду социального страхования Российской Федерации — на реализацию мер социальной поддержки отдельных категорий граждан по предоставлению путевок
на санаторно-курортное лечение (далее — предоставление гражданам путевок на санаторно-курортное лечение)
и проезду на междугородном транспорте к месту лечения
и обратно;
Федеральному агентству по здравоохранению и социальному развитию — на реализацию мер социальной
поддержки отдельных категорий граждан по бесплатному
проезду на железнодорожном транспорте пригородного сообщения (далее — предоставление гражданам проезда на
железнодорожном транспорте пригородного сообщения).
5. Средства федерального бюджета на обеспечение
граждан необходимыми лекарственными средствами направляются страховыми медицинскими организациями
на финансирование расходов по обеспечению граждан необходимыми лекарственными средствами в соответствии
67

с перечнем лекарственных средств, отпускаемых по рецептам врача (фельдшера) при оказании дополнительной
бесплатной медицинской помощи отдельным категориям
граждан, имеющим право на получение государственной
социальной помощи. Указанный перечень утверждается
Министерством здравоохранения и социального развития
Российской Федерации.
6. Оплата стоимости лекарственных средств производится страховыми медицинскими организациями после
их отпуска гражданам по ценам, не превышающим цен,
зарегистрированных в установленном порядке, с учетом
предельной торговой надбавки к ценам на лекарственные
средства организаций оптовой торговли лекарственными
средствами (далее — фармацевтические организации).
7. Средства федерального бюджета, выделяемые на
обеспечение граждан необходимыми лекарственными
средствами, направляются на оплату стоимости лекарственных средств, включающей расходы на оплату фармацевтическим организациям и аптечным учреждениям
предельной торговой надбавки к ценам на лекарственные
средства, а также расходы на обеспечение организационной деятельности страховых медицинских организаций
(расходы на ведение дела) и расходы территориальных
фондов обязательного медицинского страхования на осуществление контроля качества, организационных и информационно-технических мероприятий по обеспечению
граждан необходимыми лекарственными средствами, определяемые Федеральным фондом обязательного медицинского страхования по согласованию с Министерством
финансов Российской Федерации в размере до 3 процентов от общего объема средств, направленных на эти цели.

(п. 7 в ред. Постановления Правительства РФ от
23.03.2005 N 154)

8. Средства федерального бюджета, выделяемые
на обеспечение граждан необходимыми лекарственны68

ми средствами, не израсходованные за отчетный период
(квартал), засчитываются территориальными фондами
обязательного медицинского страхования при последующем финансировании страховых медицинских организаций и считаются авансовым платежом на указанные цели
за следующий отчетный период в рамках одного финансового года.
9. Перечисление средств на обеспечение граждан необходимыми лекарственными средствами производится
со счета Министерства финансов Российской Федерации,
открытого в установленном порядке в Федеральном казначействе, централизованно платежными поручениями на
отдельный счет Федерального фонда обязательного медицинского страхования, открытый в установленном порядке
в учреждении Центрального банка Российской Федерации
на балансовом счете по учету средств Фонда. Указанные
средства перечисляются ежемесячно в пределах лимитов
бюджетных обязательств в размере, не превышающем
предельных объемов финансирования расходов, предусмотренных Министерству финансов Российской Федерации на обеспечение граждан необходимыми лекарственными средствами.
10. Федеральный фонд обязательного медицинского
страхования перечисляет средства в виде субвенций территориальным фондам обязательного медицинского страхования платежными поручениями на отдельные счета
этих территориальных фондов, открытые им в учреждениях Центрального банка Российской Федерации на балансовом счете по учету средств территориальных фондов
обязательного медицинского страхования.
11. Средства на предоставление гражданам путевок на
санаторно-курортное лечение и проезд на междугородном
транспорте к месту лечения и обратно направляются на:
а) оплату стоимости путевок санаторно-курортным
69

учреждениям, отобранным по конкурсу, проводимому
Фондом социального страхования Российской Федерации,
и включенным в перечень, утверждаемый Министерством
здравоохранения и социального развития Российской Федерации (далее — санаторно-курортные учреждения). Выдача гражданам путевок осуществляется Фондом социального страхования Российской Федерации при наличии
медицинских показаний, справки учреждения здравоохранения. Объем и условия оказания санаторно-курортной
помощи, а также длительность пребывания граждан в санаторно-курортном учреждении в зависимости от заболевания устанавливаются Министерством здравоохранения
и социального развития Российской Федерации. Стоимость одного дня пребывания в санаторно-курортном учреждении, определяемая с учетом прогнозного количества лиц, имеющих медицинские показания к получению
санаторно-курортного лечения, размер денежных средств,
выделяемых на финансирование указанной меры социальной поддержки, определяются Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации
по согласованию с Министерством финансов Российской
Федерации;
(в ред. Постановления Правительства РФ
от 30.06.2005 N 405)

б) оплату транспортным организациям расходов по
предоставлению проезда граждан к месту лечения и обратно (в том числе к месту санаторно-курортного лечения
в рамках предоставления социальных услуг, санаторно-курортного лечения по путевкам, предоставленным органами
исполнительной власти субъектов Российской Федерации
в сфере здравоохранения и социальной защиты населения
в санаторно-курортные учреждения Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию, а также
к месту лечения при наличии медицинских показаний по
направлению органов исполнительной власти субъектов
70

Российской Федерации в сфере здравоохранения в порядке, установленном Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации) следующими
видами междугородного транспорта:
(в ред. Постановления Правительства РФ
от 02.08.2005 N 477)

железнодорожный транспорт (поезда и вагоны всех
категорий, за исключением фирменных поездов и вагонов
повышенной комфортности);
водный транспорт третьей категории;
автомобильный транспорт общего пользования;
авиационный транспорт (экономический класс) при
отсутствии железнодорожного сообщения.
12. Средства на предоставление гражданам проезда
на железнодорожном транспорте пригородного сообщения
направляются на оплату открытому акционерному обществу «Российские железные дороги» проезда граждан на
железнодорожном транспорте пригородного сообщения.
13. Территориальные фонды обязательного медицинского страхования представляют в Федеральный фонд
обязательного медицинского страхования бюджетную заявку на финансирование расходов на обеспечение граждан
необходимыми лекарственными средствами в порядке, установленном этим Фондом.
14. В целях компенсации недостатка средств на обеспечение граждан необходимыми лекарственными средствами, выделенных в виде субвенций, Федеральный фонд
обязательного медицинского страхования формирует и
использует страховой резерв из средств, направленных на
эти цели (далее — страховой резерв), в порядке, определяемом Фондом по согласованию с Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации
и Министерством финансов Российской Федерации.
15. Общий объем субвенций Федерального фонда
обязательного медицинского страхования, предусмот71

ренный в бюджете Фонда на очередной финансовый год
на обеспечение граждан необходимыми лекарственными
средствами, за исключением средств страхового резерва,
распределяется по территориальным фондам обязательного медицинского страхования поквартально исходя из численности граждан, проживающих в субъекте Российской
Федерации и имеющих право на социальные услуги.
Средства страхового резерва, не израсходованные в
течение года, подлежат возврату в федеральный бюджет.
16. Территориальные фонды обязательного медицинского страхования на основании договора финансирования, заключаемого территориальным фондом обязательного медицинского страхования со страховой медицинской
организацией, осуществляют ежемесячное перечисление
средств на обеспечение необходимыми лекарственными
средствами граждан при оказании амбулаторно-поликлинической помощи исходя из подушевых нормативов (в
рублях, в расчете на 1 человека в месяц), утверждаемых
Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации.
Территориальные фонды обязательного медицинского страхования доводят до сведения страховых медицинских организаций подушевые нормативы в течение 10 дней
со дня их утверждения.
Размеры подушевых нормативов могут пересматриваться.
17. Средства, полученные от территориального фонда обязательного медицинского страхования, страховая
медицинская организация направляет по договору, заключенному с фармацевтической организацией, на оплату лекарственных средств, фактически полученных гражданами бесплатно в аптечных учреждениях.
В случае прекращения, в том числе досрочного, до72

говора, заключенного территориальным фондом обязательного медицинского страхования со страховой медицинской организацией, эта организация в течение 10 дней
возвращает территориальному фонду обязательного медицинского страхования оставшиеся средства.
В случае пролонгирования договора либо заключения этими же сторонами нового договора средства, оставшиеся у страховой медицинской организации, расходуются на указанные цели.
18. В случае отсутствия в субъекте Российской Федерации страховой медицинской организации, осуществляющей деятельность по обеспечению граждан необходимыми лекарственными средствами, территориальный фонд
обязательного медицинского страхования осуществляет
перечисление средств на счета фармацевтических организаций в субъекте Российской Федерации в порядке, установленном Федеральным фондом обязательного медицинского страхования.
19. Фонд социального страхования Российской Федерации перечисляет санаторно-курортным учреждениям
средства на оплату стоимости путевок в соответствии с заключенными с ними договорами.
Средства Фонда социального страхования Российской Федерации на предоставление гражданам путевок на
санаторно-курортное лечение и проезд на междугородном
транспорте к месту лечения и обратно, предусмотренные в
бюджете Фонда на очередной финансовый год, распределяются по исполнительным органам Фонда.
20. Исполнительные органы Фонда социального
страхования Российской Федерации представляют в Фонд
бюджетную заявку на финансирование расходов по предоставлению гражданам путевок на санаторно-курортное
лечение и проезд на междугородном транспорте к месту
лечения и обратно.
73

21. Фонд социального страхования Российской Федерации сводит полученные от его исполнительных органов бюджетные заявки и производит расчет средств, направляемых им в планируемом квартале, исходя из объема
средств на предоставление гражданам путевок на санаторно-курортное лечение и проезд на междугородном транспорте к месту лечения и обратно, выделенных на соответствующий квартал.
22. Фонд социального страхования Российской Федерации или его исполнительные органы осуществляют
финансирование расходов по оплате проезда граждан на
междугородном транспорте к месту лечения и обратно в
соответствии с договорами с открытым акционерным обществом «Российские железные дороги» и другими транспортными организациями.
23. Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию на основании договора об оказании
услуг по перевозке граждан – получателей социальных
услуг железнодорожным транспортом пригородного сообщения, заключенного с открытым акционерным обществом «Российские железные дороги», направляет средства на предоставление гражданам бесплатного проезда
путем оплаты счетов, представленных указанным акционерным обществом.
24. Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию ежемесячно производит оплату счетов, представленных открытым акционерным обществом
«Российские железные дороги», в размере, равном одной
двенадцатой цены, предусмотренной договором.
По итогам года открытое акционерное общество
«Российские железные дороги» направляет в Федеральное
агентство по здравоохранению и социальному развитию
бюджетную заявку на выделение средств по оплате перевозок льготных категорий граждан железнодорожным
74

транспортом пригородного сообщения на основании данных фактического учета перевозок указанных категорий
граждан и прогноза объемов этих перевозок на планируемый год исходя из их фактической стоимости.
25. Пенсионный фонд Российской Федерации ежегодно, до 1 марта, информирует Министерство финансов
Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного
медицинского страхования, Фонд социального страхования Российской Федерации и Федеральное агентство по
здравоохранению и социальному развитию о количестве
граждан, указанных в статье 6.7 Федерального закона, обратившихся за предоставлением социальных услуг (социальной услуги), с указанием категории гражданина и размера получаемой им ежемесячной денежной выплаты.
Министерство финансов Российской Федерации при
выделении Пенсионному фонду Российской Федерации
средств на выплату ежемесячной денежной выплаты уменьшает их на сумму, рассчитанную исходя из стоимости социальных услуг (социальной услуги) и количества граждан, обратившихся за предоставлением социальных услуг,
с учетом абзаца третьего статьи 6.7 Федерального закона.
Указанные средства направляются в Федеральный
фонд обязательного медицинского страхования, Фонд
социального страхования Российской Федерации и Федеральное агентство по здравоохранению и социальному
развитию сверх средств, предусмотренных федеральными
законами об их бюджетах на оказание государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг гражданам, указанным в статье 6.1 Федерального закона.
26. Федеральный фонд обязательного медицинского
страхования, Фонд социального страхования Российской
Федерации и Федеральное агентство по здравоохранению
и социальному развитию представляют в установленном
порядке бухгалтерскую и статистическую отчетность о
75

расходовании средств федерального бюджета, выделенных
на финансирование предоставления социальных услуг.
Территориальные фонды обязательного медицинского страхования представляют в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования бухгалтерскую и статистическую отчетность на основании отчетов страховых
медицинских организаций.
Страховые медицинские организации представляют
в территориальные фонды обязательного медицинского
страхования отчетность по формам, утверждаемым Министерством финансов Российской Федерации по представлению Федерального фонда обязательного медицинского страхования.
Аптечные учреждения и фармацевтические организации ведут учет средств, израсходованных на предоставление гражданам бесплатно лекарственных средств,
а также учет отпущенных лекарственных средств и представляют страховой медицинской организации отчет по
форме, утверждаемой Министерством финансов Российской Федерации и Федеральным фондом обязательного медицинского страхования.
27. Санаторно-курортные учреждения представляют в Фонд социального страхования Российской Федерации или его исполнительные органы отчет о расходовании
средств на санаторно-курортное лечение граждан по форме, утверждаемой Министерством финансов Российской
Федерации и Фондом социального страхования Российской Федерации, с приложением документов, подтверждающих пребывание в санаторно-курортном учреждении
граждан, включенных в федеральный регистр лиц, имеющих право на получение государственной социальной помощи (отрывной талон к санаторно-курортной путевке).
28. Контроль за целевым использованием средств федерального бюджета, направляемых на финансирование
76

предоставления социальных услуг, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации.
29. Контроль за целевым использованием средств
страховыми медицинскими организациями осуществляется в установленном порядке уполномоченными федеральными органами исполнительной власти.
30. В случае выявления нецелевого использования
средств, предусмотренных на реализацию мер социальной
поддержки отдельных категорий граждан по обеспечению
необходимыми лекарственными средствами, Федеральный
фонд обязательного медицинского страхования приостанавливает перечисление средств территориальному фонду обязательного медицинского страхования и направляет в фонд
уведомление о возврате средств на основании документов,
подтверждающих факт их нецелевого использования.
При этом в целях обеспечения отдельных категорий
граждан необходимыми лекарственными средствами Федеральный фонд обязательного медицинского страхования самостоятельно осуществляет перечисление средств
на счета страховых медицинских организаций в субъекте
Российской Федерации.
Средства, израсходованные нецелевым образом, подлежат возврату в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в месячный срок с даты поступления в территориальный фонд обязательного медицинского
страхования уведомления о возврате средств.
ЖИЗНЬ ИНВАЛИДОВ ДРУГИХ СТРАН
Каждому инвалиду области хотелось бы знать, как живут
его братья по несчастью в других странах. Своими впечатлениями на этот счет делятся инвалиды-колясочники Александр
Кондрашин, побывавший недавно в Финляндии, и Елена Леонтьева, гостившая в США.
77

Нет нищих, нет и детдомовцев
— В первую очередь, когда выходишь на улицу любого финского населенного пункта, замечаешь, что на тебя никто не смотрит как на нечто необычное. Обращаются как с обычным человеком — вежливо и уважительно.
Такое отношение, мне кажется, обусловлено тем, что еще
со школьной скамьи обществу прививается равноправное
отношение к людям с ограниченными физическими возможностями.
Проезд на городском транспорте инвалида-колясочника и его сопровождающего - бесплатный. Это же относится и к людям, перевозящим детей в колясках. Независимо от того, кто это – мама, папа, бабушка или просто
знакомый родителей данного ребёнка. Исключения составляют лишь междугородние маршруты. Но и на них
инвалиды и пенсионеры имеют льготы. На остановке автобус «приседает» и можно без труда закатить коляску или
войти в него пожилому человеку, так как площадка автобуса становится на одном уровне с платформой остановки.
Мало того, в обязанности водителя входит помощь инвалиду заехать в автобус по металлической крышке-трапу,
отделяющейся от пола салона в проёме средних дверей.
У входа больших магазинов (также у собора, музея и
прочих учреждений) стоят инвалидные кресла, чтобы человек не утруждал себя или своего сопровождающего выниманием собственной коляски из багажника автомобиля, а воспользовался уже имеющейся. Кстати, хотелось бы
упомянуть о такой детали, как туалет. Во всех местах массового пребывания людей помимо общественных туалетов, мужского и женского, имеется отдельное помещение,
оборудованное специально под инвалида-колясочника.
Беседуя с работником общества инвалидов города
Turku, я узнал много интересного из социально-бытовой,
78

экономической и других сторон жизни инвалидов этой
страны. Так, жильё инвалида в Финляндии существенно
отличается от российских стандартов. Учитываются даже
некоторые особенности . Например, если инвалид проживает в старом деревянном, не совсем благоустроенном доме, то он получает дополнительную помощь, так как ему
надо носить воду и дрова. Но всегда есть возможность найти подходящее жильё в домах нового типа, которые строятся уже с учётом возможного поселения в нём инвалида.
Также существуют специально оборудованные дома, где
инвалиды живут отдельно от семьи вполне самостоятельно, в своей квартире. От обычных домов они отличаются
особыми удобствами и круглосуточным обслуживанием
спецперсонала. Разумеется, там человек с ограниченными
физическими возможностями чувствуют себя достаточно
комфортно и независимо. Аренду этого жилья инвалид
оплачивает сам. Однако в законодательстве есть статья,
которая называется «Жилищная поддержка». Согласно
ее пенсионный фонд доплачивает значительную часть на
покрытие таких расходов.
Местные власти всех городов и поселков оказывают
инвалидам периодическую помощь. Такую, как оплата коляски, установка пандуса на крыльце входной подъездной
двери или переустройство внутри квартиры (расширить
двери, увеличить туалет, оборудовать ванную, опустить
ниже кухонные шкафы и т. д.).
Из бюджета также оплачиваются расходы по оплате
индивидуального помощника, назначаемого на определённое количество часов в неделю. Как правило, такой человек помогает по дому: готовит еду, стирает, сопровождает
за покупками, на отдых и т.д. Дважды в неделю инвалид
получает лечебную физкультуру и массаж. Три недели в
году предоставляется на лечение и отдых в лечебно-профилактических учреждениях.
79

Что касается денежного пособия, то принцип его назначения по всей стране одинаков. С той лишь разницей,
что инвалидам с детства оно начисляется от государства, а
тем, кто был травмирован на производстве или в результате
несчастного случая – страховыми компаниями. Инвалидность в Финляндии определяется по степени поражения
специальной врачебной комиссией и исчисляется в процентах, а не ограничивается тремя группами, как у нас.
Человек, имеющий с детства стопроцентную степень инвалидности, в среднем (включая жилищную поддержку) получает 950 евро. Люди, которым пенсионное
пособие начисляется страховыми компаниями, получают
больше. Примерно 400 евро уходит на оплату аренды жилья, всё остальное расходуется по личному усмотрению.
Однако следует заметить, что и цены там другие! Россиянину многое показалось бы недоступным, начни он цены
переводить на рубли.
Помимо бесплатного проезда на городском транспорте инвалид имеет транспортную карточку на такси, которой может воспользоваться 18 раз в месяц. За один проезд
платит только 2 евро, остальную часть суммы по счёту оплачивает местный бюджет. Само такси оборудовано площадкой-подъёмником.
Инвалидные коляски по закону Финляндии меняются раз в 3 – 4 года, в зависимости от их состояния. На выбор предоставляется множество их модификаций. Но все
они делятся, как известно, на две группы: прогулочные и
домашние. Очень удобны прогулочные коляски с электроприводом, имеющие в своём управлении варианты движения по зимней и летней дороге.
Каждый инвалид имеет право на обучение и работу.
Но в зависимости от размера пенсионного пособия существуют некие границы начисления зарплаты.
Меня заинтересовал вопрос, есть ли в стране какие80

либо печатные издания, которые так или иначе связанны с
обществом инвалидов. Оказалось, что помимо всевозможных электронных ресурсов существуют и несколько периодических изданий. Мне удалось увидеть три из них. К
сожалению, по-фински я знаю не больше трёх слов и, соответственно, не могу подробно пересказать их содержание.
Но мне перевели несколько статей и объяснили, что в целом представляют собой эти газеты. Одна из них помогает с трудоустройством и юридическими правами граждан.
Две другие различаются только тем, что одна рассылается только по городу и пригороду Turku, а другая по всей
Финляндии. Пишут они фактически обо всем, что касается жизни инвалидов. Существуют за счёт размещения
рекламы на собственных страницах.
Удивил меня способ финансовой поддержки изобразительного искусства инвалидов. Проводятся целые выставки картин, нарисованных людьми, держащими кисточку ногами или ртом. Некоторые из работ настолько
превосходны, что задумываешься: «Как же можно без рук
нарисовать такое?!» А как они это подают!? Из избранных
работ создаются поздравительные открытки или закладки
для книг и бесплатно рассылаются по всей Финляндии. Но
к ним всегда прилагается чек без указания суммы оплаты.
У кого есть возможность помочь, тот отправит определенную сумму на указанный счет.
Нищих, просящих подаяния, там просто нет, ибо государство обеспечивает каждого безработного пособием,
на которое вполне можно жить. Впрочем, нет в стране и
детских домов. Соответственно, нет и детдомовцев.
Александр Кондрашин

81

Пандус в небо
Американский город Тусон в штате Аризона с самого
начала продемонстрировал совершенно необычайное гостеприимство: наш небольшой самолет подрулил к площадке, оборудованной пандусом, по которому мы – инвалиды-колясочники – сами, без посторонней помощи, смогли
переместиться в зал для прибывающих. Таких пандусов я,
опытная уже путешественница, не видела ни в Японии, ни
в Европе. Но чудеса на этом только начинались!
В нашей группе – четверо инвалидов-колясочников
и каждый из нас – лидер общественной организации инвалидов. Екатеринбург представляла я одна, мои коллеги
– из Москвы, Самары, Твери.
Российско-американская программа «Открытый
мир», благодаря которой мы смогли поехать в Соединенные Штаты, действует уже около семи лет. В то время ее
почетным сопредседателем стал российский академик
Дмитрий Лихачев, а сегодня она носит его имя.
Сначала нас ждал многочасовой и достаточно утомительный перелет в Вашингтон. В столице США мы провели два дня, в течение которых успели увидеть и Белый
дом, и знаменитую библиотеку Конгресса США, а главное – услышать ознакомительные лекции об американской
жизни, политической системе и в том числе — о жизни
американских инвалидов. Самое незабываемое впечатление от Вашингтона – памятник Франклину Рузвельту… в
инвалидной коляске. Оказывается, этот знаменитый президент был не только инициатором многих законов, облегчающих жизнь инвалидов, но и сам изобрел ту коляску, в
которой передвигался!
Здесь нас ожидал первый шок: оказывается, в этой
стране все федеральные законы (в том числе и касающиеся инвалидов) носят лишь рекомендательный характер, в
82

каждом из штатов – свое законодательство. Поэтому все, о
чем буду рассказывать ниже, касается не США в целом, а
только одного штата – Аризоны, куда мы отправились для
знакомства с общественной жизнью Америки.
…Тусон – не столица штата, просто большой город на
юге США, почти на границе с Мексикой. Первое, что нас
поразило по прибытии, кроме описанных уже мной «пандусов в небо» – это погода. Я ожидала, конечно, что будет
тепло, но оказалось, что в конце октября тут не просто тепло, а настоящая жара – днем + 27 по Цельсию, а вот после
захода солнца температура резко падала градусов на 10.
В Тусоне около восьмисот тысяч жителей, еще около двухсот тысяч живут в пригороде. Одна из главных достопримечательностей здесь (кроме, конечно же, такой экзотики, как кактусы и койоты, но они тут, на юге, повсюду,
а не только в этом городе) – это Аризонский университет:
37 тысяч студентов. Но о нем – чуть позже. Сначала хочу отметить, что такого доступного для инвалидов города
мне видеть еще не приходилось: везде, даже в самых маленьких магазинчиках, вход – без всяких ступенек, а там,
где они есть – обязательные пандусы или лифты. По всему городу дорожки со специальной разметкой, в кафе есть
особые столики, обозначенные знаком «для инвалидов» и
везде специально оборудованные туалетные комнаты. Таблички для инвалидов дублируются на языке Брайля. Продумано все до мелочей: например, в оперном театре вход
в зал – шесть ступенек, рядом – прозрачный лифт со значком человека в инвалидной коляске. Просто поразительно:
по городу можно свободно передвигаться без посторонней
помощи.
В наше распоряжение группу организаторы предоставили два мини-вэна, в которые можно заезжать, не слезая с колясок. По условиям обмена, поселили нас в семьях.
Нас вдвоем с Татьяной Аникиной из Самары гостеприим83

но приняла семья американских пенсионеров. Дом Норма
и Лори Снодграсс, где они сейчас живут вдвоем, настолько
большой, что каждой из нас выделили по отдельной комнате и ванной с туалетом, у Татьяны даже был свой выход
на улицу. У Снодграссов – пятеро взрослых детей, четверо
из которых имеют проблемы со здоровьем. Один из этих
детей некоторое время передвигался только в коляске, поэтому все в доме оборудовано для нужд инвалидов как нельзя лучше. Сами хозяева оказались настолько простыми
в общении, что частенько нам казалось, что мы живем в
семье русских – и это несмотря на то, что общались мы
исключительно на английском: Норм и Лори честно пытались выучить несколько фраз на русском, но уверенно
освоили только два слова: «пока» и «привет»…
Впрочем, дома мы проводили немного времени: в девять утра за нами ежедневно приезжали машины, а возвращались, мы, как правило, уже вечером. Дни проходили
в экскурсиях и встречах, на которых нас ждало много удивительного.
Расскажу о том, как учатся дети-инвалиды. Сейчас
здесь идет повсеместное сокращение специальных коррекционных школ, а инвалидов, даже самых тяжелых, теперь
учат в обычных школах. Это называется «инклюзивное
образование» – то есть обучение инвалидов в среде здоровых детей.
Тут нужно сделать небольшое отступление и пояснить, что в Аризоне (а, пожалуй, и в целом в США) больше
всего дорогостоящих социальных программ ориентировано на инвалидов с отклонениями в интеллектуальном развитии, а с опорниками особых проблем не видят, так как
их легче и проще всего интегрировать в общество. Понятие
«инвалид» в Америке трактуется очень широко и для нас
малопонятно, и под это понятие попадают самые разные
категории людей – например, люди, у которых есть пробле84

мы с восприятием информации, то есть в общем и целом те,
кто нуждается в специальных условиях (например, один из
всемирно знаменитых голливудских актеров воспринимает информацию только со слуха). А собственно инвалидами принято считать в основном тех, у кого серьезное отклонение в интеллектуальном развитии, все прочие – это
«люди, которые нуждаются в специальных условиях». То
есть ребенок в инвалидной коляске, но с сохранным интеллектом, будет учиться в обычном классе. В школу его доставят на автобусе или соцтакси и спортивные занятия для
него будут другие, остальное – как у всех.
Среди школьников есть дети, у которых, к примеру,
нарушена координация движений и они не могут писать
обычной ручкой – такие получают в личное пользование
специальную переносную клавиатуру, на которой в верхней части есть с экран с высвечивающимся набираемым
текстом. Если они не могут набирать текст, то есть клавиатуры с картинками вместо букв, которые обозначают
целые фразы.
А самое поразительное – это то, насколько широко
здесь в школах используются возможности сети Интернет.
Каждый урок, как правило, сопровождается слайдами, подготовленными учителем, которые с помощью компьютера
и проектора демонстрируются на экране (наших обычных
школьных досок там нет уже давно), а потом эта информация записывается в Интернет, и школьник, пропустивший
урок, может преспокойно получить слайды (то есть тексты с картинками, графиками) урока по электронной почте
или скачать на сайте школы, не выходя из дома!
В университете, куда мы приехали с экскурсией,
симпатичный паренек на спортивной модели инвалидной
коляски сообщил, что на их сайте давно уже есть информация о том, что приедут гости из России.
Из 37 тысяч студентов университета около полутора
85

тысяч «тех, кто нуждается в специальных условиях». Для
них работает специальный центр, где есть все: начиная от
спортивного зала и заканчивая компьютерным центром,
где любые книги и учебники можно заказать в том формате, который вам удобен. Например, для слабовидящих могут распечатать книгу крупными буквами, для незрячих
– азбукой Брайля или на аудионосителях – и это уже не
говоря о том, что любую литературу вам сканируют или
ксерокопируют абсолютно бесплатно и с огромной скоростью.
Еще раз хочу подчеркнуть, что люди с ограниченными возможностями считаются в Америке «беспроблемными», если для их интеграции нужны лишь технические
приспо-собления, а не специальные методики. Нас расспрашивали о том, по каким программам в российских вузах учатся студенты с проблемами интеллекта: да, в американских вузах есть и такие!
Когда мы начали говорить об устройстве инвалидов
на работу, то снова столкнулись с той же проблемой определения: кто инвалид, а кто нет. По их меркам мы, колясочники с полноценным интеллектом, не должны испытывать
никаких трудностей при устройстве на работу. Например,
мы встречались с одним из верховных судей штата Аризона, который потерял во Вьетнаме ноги. Работодатели без
особых проблем принимают таких людей в свои офисы,
обращая, в основном, внимание на квалификацию их как
специалистов. Много меньше работающих среди инвалидов с проблемами интеллекта, но все-таки они есть.
В заключение хочу отметить, что Америка – вовсе
не рай, как может, наверное, показаться читателям из моего рассказа. Здесь, например, за обучение в вузах нужно
платить немалые деньги всем – в том числе и инвалидам,
скидки делаются только для особо одаренных детей или
хороших спортсменов. Работающий инвалид лишается
86

многих льгот и пособий, поэтому работающих инвалидов в США от 10 до 30 процентов от их общего числа. Но
стремятся трудиться почти все, так как зарплата обычно
куда выше, чем государственное пособие. Также условия
жизни, учебы и труда инвалидов, как я уже говорила, довольно-таки значительно различаются в разных штатах, ¬
поэтому некоторые люди переезжают жить туда, где им
кажется более комфортно: когда мы только приехали в
Вашингтон, среди выступавших перед нами в библиотеке Конгресса США была мама ребёнка-инвалида, рассказавшая, что была вынуждена переехать в другой штат, где
ребёнок смог получить лучшие условия для реабилитации
(больший объём бесплатных услуг).
Несмотря на эти оговорки, достижения американцев
в области создания условий для полноценной жизни инвалидов не могут не производить впечатления.
Елена Леонтьева

87

СОДЕРЖАНИЕ
От автора ............................................................. 3
Я такой же, как все ................................................. 5
Начало ................................................................. 7
Эти трудные первые шаги ...................................... 10
Люди второго сорта .............................................. 15
Под лежачий камень вода не течет .......................... 21
Реабилитация, а не профанация ............................. 24
Хождение по мукам .............................................. 37
Грели руки на медикаментах ..................................39
МСЭ, ИПР, Пенсионный Фонд
или бег с препятствиями .......................................43
Резервация – та же изоляция ................................. 47
Социальное такси .................................................50
Уполномоченный по правам инвалидов ...................53
Видеть цель и не бояться трудностей ......................55
Приложение.........................................................60
Жизнь инвалидов других стран...............................77

88