• Название:

    Видаль Наке Черный Охотник


  • Размер: 2.69 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



    Предпросмотр документа

    Pierre V i d a l - N a q u e t

    Le chasseuer noir
    Formes de Pensées et formes de s o c i é t é
    d a n s le m o n d e

    grec

    Éditions la D é c o u v e r t e
    Paris

    Пьер

    Видаль-Накэ

    Черный охотник
    Ф о р м ы мышления и формы о б щ е с т в а
    в греческом мире

    Научно-издательский
    «Ладомир»
    Москва

    центр

    ИЗДАНИЕ В Ы П У Щ Е Н О
    ПРИ П О Д Д Е Р Ж К Е М И Н И С Т Е Р С Т В А К У Л Ь Т У Р Ы Ф Р А Н Ц И И НАЦИОНАЛЬНОГО КНИЖНОГО ЦЕНТРА

    Перевод под

    Книга, которую обязательно
    надо прочитать

    общей редакцией

    С. Г. К А Р П Ю К А
    Вступительная статья
    Г. М. Б О Н Г А Р Д - Л Е В И Н А
    Предисловие
    Ю. Н. ЛИТВИНЕНКО
    Перевод с французского
    А. И. ИВАНЧИКА, Ю. Н. Л И Т В И Н Е Н К О , Е. В. Л Я П У С Т И Н О И
    Оформление
    В. С. Ф И Л А Т О В И Ч А

    К а ж д а я книга, написанная у ч е н ы м , будь она академической, строго научной или
    популярной, р а с с к а з ы в а е т ч и т а т е л ю не т о л ь к о о п р о ф е с с и о н а л ь н ы х знаниях, но и
    о н е м с а м о м — его взглядах, интересах, ж и з н е н н о й позиции. Б о л е е того, н е р е д к о
    м о ж н о п р е д с т а в и т ь (или м ы с л е н н о н а р и с о в а т ь ) в н е ш н и й о б л и к а в т о р а книги.
    К о г д а три десятилетия назад я в п е р в ы е познакомился со статьями и книгами
    выдающегося французского историка Пьера Видаль-Накэ, я был, в буквальном
    с м ы с л е , п о т р я с е н ш и р о т о й е г о п о з н а н и й , в ы с о ч а й ш и м п р о ф е с с и о н а л и з м о м исто­
    рика-классика, смелостью суждений,

    оригинальностью решения поставленных

    проблем. У ж е заочно я проникся к нему глубокой симпатией и почтением. Через
    н е с к о л ь к о л е т м н е п о с ч а с т л и в и л о с ь л и ч н о п о з н а к о м и т ь с я с В и д а л е м — т а к фран­
    цузы уважительно и несколько вольно величают признанного мэтра французской
    науки о древности.
    Профессор оказался человеком небольшого роста, совсем не атлетического
    т е л о с л о ж е н и я , н о и у д и в и т е л ь н о э н е р г и ч н ы м , о ч е н ь п о д в и ж н ы м , н а р е д к о с т ь ос­
    троумным, даже язвительным, прекрасным рассказчиком, блестящим знатоком
    мировой литературы и искусства. О д и н из с а м ы х

    л ю б и м ы х его писателей — Борис

    Пастернак. Будучи в М о с к в е гостем Российской Академии наук, Пьер Видаль-Накэ
    поехал в Переделкино, ч т о б ы увидеть д о м писателя и посетить его могилу.
    В о Ф р а н ц и и к н и г и и с т а т ь и п р о ф е с с о р а В и д а л ь - Н а к э п о л ь з у ю т с я б о л ь ш о й по­
    пулярностью не только среди у ч е н ы х , но и среди студентов и широких кругов
    читателей, его лекции собирают огромную аудиторию.

    О с о б а я п о п у л я р н о с т ь Ви­

    даль-Накэ во Ф р а н ц и и о б ъ я с н я е т с я е щ е и т е м , ч т о он с м е л о и о т к р ы т о отстаива­
    е т с в о и в з г л я д ы , н а у ч н ы е и г р а ж д а н с к и е п о з и ц и и , к о т о р ы е ч а с т о р а с х о д я т с я с ус­
    тоявшимися традициями,

    нормами и догмами.

    О д и н из л у ч ш и х его н а у ч н ы х трудов «Черный охотник» б ы л впервые издан
    © Éditions La Découverte, 1991.
    © Бонгард-Левин Г. M. Статья, 2 0 0 1 .
    © Л и т в и н е н к о Ю. H. Предисловие, перевод,
    2001.
    © Ляпустина Е. В. Перевод, 2001.
    © И в а н ч и к А. И. Перевод, 2001.

    ISBN 5-86218-393-0

    © Филатович В . С. Оформление, 2001.

    Репродуцирование (воспроизведение) данного издания любым
    без договора с издательством запрещается.

    способом

    в о Ф р а н ц и и в 1 9 8 1 г., и с т е х п о р п е р е в о д ы э т о й к н и г и п о я в и л и с ь в р а з н ы х стра­
    н а х — от С Ш А до Болгарии. Теперь, х о т ь и с б о л ь ш и м опозданием, с ней м о ж е т
    познакомиться и русский читатель.
    В ы х о д этой книги имел не т о л ь к о н а у ч н о е значение, но и стал с о б ы т и е м в
    с ф е р е к у л ь т у р ы . О н а — о ч е н ь ф р а н ц у з с к а я и п о н а п р а в л е н н о с т и , и п о у м е н и ю ав­
    тора синтезировать с а м ы е разные с ф е р ы человеческого знания, и по стилю. В ней
    в п о л н о й м е р е п р о я в л я е т с я л и ч н о с т ь а в т о р а — з а м е ч а т е л ь н о г о ф р а н ц у з с к о г о уче­
    н о г о и и з в е с т н о г о о б щ е с т в е н н о г о д е я т е л я , его п ы т л и в ы й ум и о б о с т р е н н о е чувст­
    во совести и собственного достоинства.

    6

    Г. M. Б о н г а р д - Л е в и н

    О «Черном охотнике»
    и его авторе

    Самые разные с ф е р ы жизни древнегреческого общества нашли отражение в
    э т о м т р у д е — в о с п р и я т и е д р е в н и м и г р е к а м и п р о с т р а н с т в а и в р е м е н и , т р а д и ц и и во­
    е н н о й с л у ж б ы и и х э т н о г р а ф и ч е с к и е к о р н и , п о л о ж е н и е т е х с л о е в н а с е л е н и я древ­
    негреческих городов-государств, которые находились за пределами гражданского
    коллектива (женщин, рабов, ремесленников), представления о самом греческом
    городе-государстве, полисе, реальном и идеальном.
    К о н е ч н о , с о м н о г и м и о б щ и м и в ы в о д а м и , п р е д л а г а е м ы м и а в т о р о м , и е г о кон­
    к р е т н ы м и и н т е р п р е т а ц и я м и м о ж н о н е с о г л а ш а т ь с я . Э т о е с т е с т в е н н ы й и постоян­
    н ы й с п о р , ч а с т о о с т р ы й , д и а л о г у ч е н ы х - а н т и к о в е д о в — с т о р о н н и к о в р а з н ы х науч­
    н ы х ш к о л . Н о з н а ч и м о с т ь « Ч е р н о г о о х о т н и к а » о т э т о г о н е у м е н ь ш а е т с я , а д а ж е , ду­
    мается, возрастает.
    П ь е р Видаль-Накэ — историк, антрополог

    и культуролог-структуралист

    одно­

    в р е м е н н о — и з б р а л д л я и с с л е д о в а н и я т е о б л а с т и д р е в н е г р е ч е с к о й и с т о р и и , в кото­
    р ы х она переплетается с мифологией, и те с ф е р ы м и ф о л о г и ч е с к и х представлений
    древних греков, где наиболее отчетливо отразились их общественные отношения.
    Черный охотник,

    символический образ юноши, который готовится стать воином,

    не случайно дал название всей книге. Черный охотник стоит на грани двух миров,
    и щ е т (и находит) свое место в обществе.
    И , п о д о б н о ему, с а м а в т о р к н и г и п ы т а е т с я с в я з а т ь с о б ы т и я п р о ш л о г о и насто­

    « Ф и л о с о ф г о в о р и т , ч т о н е л ь з я в о й т и в о д н у и т у ж е р е к у д в а ж д ы , н о и с т о р и к мо­

    ящего, понять современность, используя знание древности. Публикуемая в качестве

    ж е т подниматься в в е р х по течению времени» — в этом отчасти парадоксальном

    приложения статья «Атлантида и нации» раскрывает еще одну грань таланта П ь е р а

    в ы с к а з ы в а н и и П ь е р а В и д а л ь - Н а к э , с т а в ш е м э п и г р а ф о м к о д н о й и з с т а т е й в посвя­

    Видаль-Накэ, которая столь важна в наше время: историк блестяще показывает,

    щ е н н о м е м у с б о р н и к е , з а к л ю ч е н г л у б о к и й с м ы с л . Д е й с т в и т е л ь н о , ч т о , к а к н е вре­

    как мифология и мифотворчество могут не только быть объектом исследования

    мя, служит т е м инструментом, с п о м о щ ь ю которого историк, подобно платоновско­

    у ч е н ы х , н о и и с п о л ь з о в а т ь с я р е а к ц и о н н о й и н а ц и о н а л и с т и ч е с к о й и д е о л о г и е й , ре­

    м у д е м и у р г у , л ю б и м о м у п е р с о н а ж у а в т о р а « Ч е р н о г о о х о т н и к а » , с о з д а е т с в о и про­

    шительно выступает против попыток фальсифицировать историю.
    К а ж д о м у , к т о и н т е р е с у е т с я и с т о р и е й , и п р е ж д е в с е г о и с т о р и е й а н т и ч н о й эпо­

    1

    изведения? И что, к а к не время, в ы с т у п а е т в роли собеседника, с к о т о р ы м историк
    ведет свой диалог? Великолепную иллюстрацию на тему «Историк и Время среди

    хи, советую обязательно прочитать талантливую книгу в ы д а ю щ е г о с я французского

    символов р а з л и ч н ы х религий, культур и эпох» ч и т а т е л ь найдет на страницах этой

    ученого Пьера Видаль-Накэ.

    к н и г и . И с т о р и к и в р е м я , и с т о р и я и п а м я т ь — п р о б л е м а с в я з и м е ж д у н и м и , пожа­
    луй, ц е н т р а л ь н а я в т в о р ч е с т в е П. Видаль-Накэ. И о н а же — источник, д а ю щ и й ему,
    2

    Г.

    М.

    Бонгард-Левин,

    академик Российской Академии наук,
    иностранный член Французской
    Академии надписей и изящной словесности,
    Президент Российской ассоциации антиковедов

    «историку по призванию и профессии» , м у ж е с т в о и с и л ы п л ы т ь в в е р х по т е ч е н и ю
    наперекор неумолимому времени и наводить мосты между настоящим и прошлым
    вопреки

    знаменитому

    афоризму Гераклита.

    П и с а т ь о П. Видаль-Накэ л е г к о и сложно. Л е г к о — потому, ч т о н е с к о л ь к о л е т
    тому назад мне посчастливилось познакомиться с ним в М о с к в е и затем посещать
    его семинары в Париже; еще потому, что о н е м сегодня пишут его коллеги, друзья
    3

    и ученики , да и с а м он, в ы с т у п а я п р о д о л ж а т е л е м традиций « И с п о в е д и » Ж а н - Ж а ­
    к а Р у с с о , н е д а в н о о п у б л и к о в а л д в а т о м а с в о и х « М е м у а р о в » , в к о т о р ы х подроб­
    н о р а с с к а з а л о с в о е й ж и з н и , п р о т е к а в ш е й в « р у к о п а ш н о й с х в а т к е » с д в а д ц а т ы м ве­
    4

    к о м — « э р о й т и р а н и й » и « в е к о м к р а й н о с т е й » . С л о ж н о — п о т о м у , ч т о с л и ш к о м мно­
    гогранно творчество этого историка: он одновременно специалист по античности
    и новейшей истории, стремящийся «найти т о ч к и соприкосновения м е ж д у веща-

    1

    Ц и т . п о к н и г е : P i e r r e V i d a l - N a q u e t , u n h i s t o r i e n d a n s l a cité / E d . F . H a r t o g , P . S c h m i t t ,

    A . S c h n a p p . P., 1 9 9 8 . P . 1 3 8 .
    2

    3

    I b i d . P. 5.
    Помимо вышеуказанного сборника см. великолепное предисловие Бернарда Н о к с а

    к английскому изданию «Черного охотника»:

    Vidal-Naquet P . T h e B l a c k H u n t e r : F o r m s o f

    T h o u g h t and F o r m s of Society in the G r e e k World. Baltimore; L o n d o n : T h e J o h n s Hopkins
    University Press, 1986. P . X I - X V .
    4

    Vidal-Naquet P. M é m o i r e s : En 2 v o l . P . , 1 9 9 5 - 1 9 9 8 .

    8

    Ю. H. Литвиненко

    ми, которые, согласно традиционным критериям сравнительно-исторического ана­
    5
    лиза, их иметь не могут и не должны» ; необычайно широк круг его профессиональ­
    ных интересов — от поэм Гомера и Гесиода до документов студенческой револю­
    ции 1968 г., от Платона до Жореса, от мифа об Атлантиде до коммунистических
    утопий двадцатого столетия; чересчур пестр спектр его исследовательских мето­
    дов — здесь и традиции немецкой классической школы источниковедения, и дости­
    жения французского структурализма, и открытия англо-американских антрополо­
    гов, и школа «Анналов», и марксизм. По моему глубокому убеждению, а также по
    мнению моих коллег, участвовавших в подготовке к выходу в свет этой книги,
    давно пора познакомить русских читателей с П. Видаль-Накэ и его «Черным охот­
    ником». В России труды этого автора малоизвестны6, тогда как на Западе «Черный
    охотник» вот уже два десятилетия считается классической работой по истории
    древней Греции.
    Пьер Видаль-Накэ (родился в 1930 г.) сегодня, бесспорно, один из самых круп­
    ных французских историков, по масштабу и влиянию на современное антиковеде­
    ние сопоставимый с М. Финли и А. Момильяно, с которыми его связывали деся­
    тилетия дружбы и сотрудничества. Автор свыше двадцати книг и множества ста­
    тей по античной (прежде всего древнегреческой) истории, истории евреев с древ­
    нейших времен до наших дней, историографии нового времени, истории
    двадцатого столетия, в недавнем прошлом (до ухода на пенсию) профессор Шко­
    лы высших исследований в области социальных наук и директор Центра сравни­
    тельного изучения древних обществ, более известного как Центр Луи Жерне (на­
    зван по имени выдающегося французского эллиниста), П. Видаль-Накэ считается
    одним из мэтров так называемой «парижской школы», представленной также
    именами Ж.-П. Вернана, М. Детьенна и Н. Лоро («три мушкетера и д'Артаньян»,
    7
    как в шутку называет себя и своих коллег автор «Мемуаров» ). К открытиям этой
    школы я обращусь чуть позже, когда буду говорить о вкладе П. Видаль-Накэ в изу­
    чение древнегреческой истории, а сейчас скажу несколько слов о нем как об исто­
    рике современности, историке — политике и гражданине, «историке-личности» (по
    определению Ж.-П. Вернана8), поскольку без этого портрет автора «Черного охот­
    ника» будет неполным.
    В самом деле П. Видаль-Накэ трудно назвать кабинетным ученым, эрудитом,
    живущим в гегелевском «тихом царстве милых видений», о котором он с иронией
    говорит в предисловии к «Черному охотнику». Достаточно сказать, что его первой
    книгой было документальное исследование так называемого «дела Мориса Одэ­
    на» — трагической истории французского математика, выступившего против вой-

    О «Черном охотнике» и его авторе

    9

    ны, которую Франция вела в Алжире в 1954—1962 гг., арестованного и погибшего
    9
    в полицейских застенках . После этой книги, получившей похвальный отзыв
    10
    Ж.-П. Сартра , имя молодого историка стало известным, о нем заговорили как еще
    об одном интеллектуале, вовлеченном в политическую жизнь, как о продолжате­
    ле традиций «вечного дела Дрейфуса». В 1958—1961 гг. П. Видаль-Накэ — активный
    участник движения против войны в Алжире, автор газетных статей против генера­
    лов-путчистов. Он подписывает «Манифест 121», призывающий к бойкоту военной
    кампании, за ним организована слежка, его доставляют в полицейский участок и
    отстраняют от преподавания в Каннском университете. Спустя много лет П. Ви­
    даль-Накэ напишет, что, несмотря на провал демократических и светских преоб­
    разований в Алжире, «освобождение алжирцев было справедливым делом», и у
    него хватит мужества признать: в конечном счете именно французы несут ответ­
    11
    ственность за деспотический режим и анархию, царящие в этой стране сегодня .
    Война США во Вьетнаме, обострение советско-китайских отношений, арабо-изра­
    ильский конфликт, студенческое движение 1968 г. во Франции, распад СССР и
    Югославии — на все эти события французский историк откликался публицистиче­
    12
    скими статьями или обстоятельными научными исследованиями . Во времена
    «смут и тревог» П. Видаль-Накэ всегда стремился говорить правду, он продолжа­
    ет это делать и сегодня.
    Что заставляет его вести эту борьбу, быть, по его словам, «историком современ­
    13
    ных кризисов и преступлений»? Думаю, не ошибусь, если скажу: долг человека,
    гражданина и историка. «Моя жизнь, — пишет П. Видаль-Накэ, — была посвяще­
    14
    на истории, памяти и правде» . В его представлении эти три ключевых слова свя­
    заны между собой. Стремление к истине должно быть врожденным чувством ис­
    15
    торика, его «ремесло требует умения говорить правду» . Цель истории как нау­
    ки — установление истины с помощью (или благодаря) памяти. Мнемозина и Клио
    неразлучны: без истории нет памяти, но и без памяти не может быть исто­
    рии: вспомним «1984» Джорджа Оруэлла или «манкуртов» Чингиза Айтматова.
    Свой человеческий и гражданский долг П. Видаль-Накэ реализует в профессии
    историка — свидетеля истины и гаранта памяти, как индивидуальной, так и коллек­
    тивной. Есть и глубоко личные причины выступлений П. Видаль-Накэ против заб­
    вения истории и всякого рода фальсификаций прошлого теми, кого он называет
    16
    «убийцами памяти» : его родители погибли в 1944 г. в газовой камере Освенцима.

    9

    Vidal-Naquet P. L'Affaire Audin. P., 1958.
    См.: Vidal-Naquet P. Mémoires... Vol. 2. P. 84.
    Ibid. P. 159—160; ср.: Schwartz L. L'engagement de Pierre Vidal-Naquet dans la guerre
    d'Algérie //Pierre Vidal-Naquet, un historien dans la cité... P. 38. В последнее время (в свя­
    зи с недавним выходом в свет книги «откровений» генерала П. Осареса «Спецслужбы,
    Алжир, 1955—1957») во Франции вновь остро обсуждается вопрос о военных преступ­
    лениях французов в Алжире, и снова один из активных участников этой дискуссии —
    П. Видаль-Накэ.
    12
    Из многочисленных публикаций историка на эти и другие «горячие» темы совре­
    менности назову в первую очередь его книги: Vidal-Naquet Р. La Raison d'État. P., 1962;
    10

    5

    См. с. 25.
    6
    О П. Видаль-Накэ сказана лишь пара фраз в учебном пособии (см.: Историогра­
    фия античной истории. М., 1980. С. 279, 316), где он причислен к представителям «про­
    грессивного направления во французском антиковедении», близкого к марксизму, и по
    недоразумению назван «бельгийцем по происхождению, в настоящее время работаю­
    щим во Франции». Критический разбор одной из книг историка (Vidal-Naquet P. Le Borde­
    reau d'ensemencement dans l'Egypte ptolémaïque. Bruxelles, 1967) дан в работе: Пику с H. H.
    Царские земледельцы (непосредственные производители) и ремесленники в Египте III в.
    до н. э. М., 1972. С. 68—71. В 1989 г. была опубликована на русском языке статья: Ви­
    даль-Накэ П. Возвращение к Черному охотнику // ВДИ. 1989. № 4. С. 11—32, которая
    включена в настоящее издание в виде приложения.
    7
    Vidal-Naquet P. Mémoires... Vol. 2. P. 232.
    8