• Название:

    Военные катастрофы на море.


  • Размер: 2.26 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



    Предпросмотр документа

    ПРЕДИСЛОВИЕ

    Б Б К 63.3(2)
    В 63

    Вниманию оптовых покупателей!
    Книги различных жанров
    можно приобрести по адресу:
    129348 Москва, ул. Красной сосны, 24,
    издательство «Вече».
    Телефоны: 188-88-02, 188-16-50, 182-40-74;
    т/факс: 188-89-59, 188-00-73.
    E-mail: veche@mail.sitek.net

    ISBN 5-7838-0832-6

    © Составление. Непомнящий Н.Н.,
    2001.
    © «Вече», 2001.

    Последнее десятилетие явило читателям много откровений. Раскрытые (частично!) архивы выплеснули на не подготовленных, в общем-то, к такому количеству новой и главным образом негативной информации людей тысячи страниц ранее засекреченных историй. В этой книге есть несколько таких сюжетов, что, не исключено, они повергнут
    слабонервных читателей в состояние шока. Речь идет о ладожской трагедии октября 1941 года, когда в течение нескольких часов в результате крушения баржи, заполненной
    курсантами с семьями, погибло больше людей, чем на знаменитом «Титанике»...
    Так же малоизвестна печальная судьба наших теплоходов, затонувших под бомбежками на Черном море в первые
    месяцы войны, — «Ленин», «Сванетия», «Армения». Материалы об этих трагедиях — непонятно почему — находились
    до недавнего времени за семью печатями в областных и центральных архивах.
    Судьбы двух знаменитых людей, искалеченных не столько
    войной, сколько бездушием и жестокостью послевоенных советских чиновников, также предстанут перед читателями на
    страницах этой книги. Речь идет об А. Маринеско и
    П. Грищенко, отважных подводниках, отправивших на дно
    Балтийского моря красу и цвет германского флота.
    Словом, читатель найдет здесь много малоизвестных фактов из истории морских катастроф как времен Первой и Второй мировых войн, так и Русско-японской войны и послевоенного времени.
    5

    Остается назвать авторов, принявших участие в написании этой книги: О. Бар-Бирюков, Ж. Блон, Л. Вяткин,
    В. Городецкий, М. Курушин, В. Сидоренко, С. Соловьев,
    В. Солонцов, П. Траннуа, И. Черкасов, А. Шаров, В. Шигин, Ханучо Наито.

    СОТВОРИВШИЙ

    ЦУСИМУ

    (ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ АДМИРАЛА ТОГО)

    Н. Непомнящий

    Вот иллюстрированное приложение французской газеты
    от 21 февраля 1904 года. На первой странице заголовок: «8 февраля 1904 года. Начало военных действий между Россией и
    Японией. Нападение японских миноносцев на русскую эскадру в Порт-Артуре». На рисунке массивные русские броненосцы обшаривают волнующееся море лучами прожекторов, а рядом по волнам носятся крошечные японские миноносцы. Борт одного из кораблей царя озарен яркой вспышкой взрыва. Живописная картинка ненамного отличается от
    того, что произошло в действительности.
    Японские миноносцы смогли под покровом темноты приблизиться к русским кораблям без всякого труда. Это не
    очень трудно было сделать: война между Россией и Японией
    официально не была объявлена, и русские не ждали нападения и не были готовы к нему. Около полуночи миноносцы
    выпустили свои торпеды и повредили три крупных корабля
    русской эскадры: броненосцы «Цесаревич» и «Ретвизан» и
    крейсер «Паллада». Война началась без предварительного
    предупреждения, без оформления состояния войны.
    К моменту, когда новость достигла Европы, Япония уже
    около четырех месяцев считала войну неизбежной. Во всяком случае 17 октября 1903 года Того, приглашенный морским министром адмиралом Ямамото на совещание, услышал, что «по всей вероятности скоро начнется война». Адмирал Ито, начальник главного штаба флота, присутствовал
    при этой встрече. Ямамото познакомил Того с общим планом военных действий, разработанным императорским Ге7

    неральным штабом, и планом штаба флота. В заключение он
    добавил:
    — Я с удовлетворением вам объявляю, что вам доверено
    командование флотом.
    Того молча склонился в поклоне.
    Подготовка флота началась немедленно. Боевые корабли
    были организованы в три эскадры. Две первые эскадры составили основную ударную силу и были названы Объединенной эскадрой. 28 декабря Того официально принял командование этой Объединенной эскадрой, с общим руководством над всеми морскими силами. Он поднял свой вымпел
    на броненосце «Микаса».
    Естественно, морской министр и начальник штаба флота
    попросили его подумать и о флагманских офицерах, с которыми он хотел бы пойти в бой. На размышления ему дали
    несколько дней.
    — Я уже подумал, — ответил Того. — Вот список.
    С именами офицеров из этого списка мы еще познакомимся. Теперь надо только отметить: выбор оказался настолько правильным, что почти все эти офицеры останутся
    на своих постах до конца войны. Историки потом напишут,
    что японский флот имел в своем распоряжении не только
    выдающегося адмирала, но еще нескольких офицеров, способных немедленно заменить Того. Возможно, и так. Это
    означает только, что с момента вступления в должность Того
    он проявил одно из необходимых качеств командующего —
    знание людей.
    Японские агенты были повсюду: в Порт-Артуре, во Владивостоке, по всей Маньчжурии. Они добрались до самого СанктПетербурга, до Балтийского и Черного морей. Из Европы постоянно приходили сведения о политической и военной обстановке: «Общественное мнение в России продолжает почти безразлично относиться к событиям на Дальнем Востоке и даже
    не одобряет активизацию политики правительства там», о смехотворно низких темпах строительства на русских верфях, о
    недостаточной обученности российских моряков. Токио был в
    курсе почти ежедневного состояния и перемещений русского
    флота. В Порт-Артуре находилась разнокалиберная эскадра в
    составе семи броненосцев четырех совершенно различных типов; двенадцати крейсеров, из которых только два были однотипными; двадцати пяти миноносцев семи различных серий.
    P B

    «Новые корабли, построенные на русских верфях, не развивают заложенную в проекты скорость, — читал Того в
    донесениях агентов. — Броненосный крейсер «Рюрик» не
    может дать больше 15 узлов при длительном ходе по причине изношенности котлов. Броненосец «Севастополь» развивает скорость не более 14 узлов. В настоящее время на кораблях приступили к всеобщей проверке состояния машин,
    после обнаружения дефектов изготовления; запасные детали
    для замены должны еще только прибыть из России. Броненосец «Цесаревич» заменяет механизмы подачи из погребов
    305-мм снарядов. Получили подтверждение сведения, что
    радиус действия 12 контрминоносцев водоизмещением
    220 тонн менее 100 миль... Работы по углублению акватории
    порта Порт-Артура, что должно позволить выходить эскадре
    в море при отливах, еще и не начинались. Эскадра изготавливается к походу не менее чем за 24 часа. Один только
    китайский док немного расширен, но и он может принимать
    корабли водоизмещением не более 6000 тонн...».
    Вселяли ли эти сообщения оптимизм? Оптимизм и пессимизм — это слова, которые не имели для Того смысла.
    Впервые в своей истории Япония готовилась к нападению
    на западную державу. Хотя и ослабленный невниманием
    высших политических властей, общим посредственным уровнем своего командования, тайным саботажем революционеров, русский флот, ведущий свою историю от Петра Первого, все же являлся третьим в мире — по крайней мере по
    тоннажу — после английского и французского. Это единственный факт, который принимал в расчет Того.
    Того предстояло противостоять врагу с оружием, которое
    дорого стоило японскому народу, и так не очень богатому.
    Ничего нельзя было упустить. Вымпел Того трепетал на мачте
    самого совершенного корабля своего времени, броненосца
    «Микаса». 15 300 тонн, скорость почти 19 узлов, четыре
    305-мм орудия плюс четырнадцать 152-мм, артиллерия и
    броня превосходят по своим показателям самые последние
    британские броненосцы. Броненосные крейсера адмирала
    Камимуры считались одними из лучших в своем классе. Все
    корабли недавней постройки и имеют преимущество над европейскими в артиллерии, торпедном вооружении, паровых
    машинах и беспроволочном телеграфе. Из всех добытых разведывательных данных следовало, что японские пушки стре9

    ляли, по крайней мере, на 15—20% дальше русских того же
    калибра. Что касается экипажей, мы это уже знаем. Японские матросы показали себя под снежными зарядами Вэйхайвэя и в тропической парилке острова Формоза. Длительность службы добровольцев, которые составляли большинство на флоте, составляла 8 лет.
    Январь 1904 года. Почти сотня военных кораблей собралась на базе в Сасебо. Угольные бункеры и пороховые погреба заполнены, военное снабжение поддерживается на должном уровне. Флот готов выйти в море по первому сигналу.
    С палубы броненосца «Микаса» Того каждый день рассматривает эту армаду, за которую он несет полную ответственность. Имеет смысл сейчас, чтобы правильно оценить дальнейшие действия Того, кратко рассмотреть условия, в которых он должен был руководить доверенным ему оружием.
    Во-первых, японскому флоту необходимо было нанести
    русскому флоту удар до того, как тот сконцентрирует свои
    силы, и такой удар, чтобы последующая переброска японской армии на континент не встречала сопротивления. Иначе победа невозможна. Во-вторых, преимущество должно
    было быть достигнуто с минимальными потерями. В самом
    деле, русская Тихоокеанская эскадра могла быть спасена, усилена, заменена кораблями, посланными из Европы. Если
    Японии не удалось бы уничтожить русскую эскадру, ее флот
    был бы сам серьезно ослаблен, как он смог бы поддерживать
    другие сражения? Корабли, собранные под командованием
    Того, представляли собой кровь Японии, условие ее национального существования. Погибни флот — в одном сражении или в нескольких, — Япония окажется в Азии такой же
    слабой страной, как Корея, такой же беззащитной перед иностранным вмешательством. Такова была ставка в игре, где
    главным козырем Японии был Того.
    Мы знаем исход той партии, при которой будем присутствовать. Мы знаем, что Того оправдает в конце концов
    надежды Японии. Но не без потерь. Не без отступлений и
    колебаний, не без чувствительных ударов. Ему пришлось
    преодолеть множество препятствий и, вероятно, победить
    трудности, которые он в самом себе встречал, как человек,
    родившийся в средневековье и перескочивший сразу в двадцатый век. Признаюсь, эта борьба с самим собой, часто
    невидимая, и привлекла меня к фигуре этого человека.
    P B

    В начале 1904 года Того было пятьдесят шесть лет. Начало его карьеры уходило во времена, когда еще не было
    императорского флота, его действия поворачивали Историю, его невозмутимость и хладнокровие уже вошли в легенды.
    Британский военный корреспондент Сеппингс Райт, получивший от Морского министерства разрешение провести
    несколько дней на борту броненосца «Микаса», писал:
    «У адмирала приветливое лицо с морщинами на лбу, свидетельствующими о привычке к размышлениям... Это могло
    быть лицо ученого, но что-то в его выражении впечатляло.
    Черные глаза сверкают, как у всех японцев, а мелкие морщинки в уголках выдают привычку к юмору. Тонкий, немного опущенный нос, твердо очерченный рот, нижняя губа немного выдвинута вперед. Голова крупная, правильной формы, волосы тонкие, очень коротко подстриженные. Аккуратная, слегка седеющая бородка окаймляет лицо. Над верхней
    губой тонкие черные усики». Добавим к этому описанию один
    штрих, который, как мы увидим, станет знаменательным: в
    январе 1904 года волосы у Того были еще черными.
    6 февраля 1904 года около двух часов ночи в темноте
    порта Сасебо белый огонь вдруг замигал на мачте броненосца «Микаса»: «Адмирал всем... Адмирал всем...». На всех кораблях вахтенные сигнальщики бросились записывать сообщение. Командиры кораблей объединенной третьей эскадры, так же как командующие других флотилий, срочно вызывались на борт флагмана. Через несколько секунд десяток
    зеленых огоньков потянулся к броненосцу.
    Того в адмиральском салоне стоял за своим столом. На
    столе стоял самбо, нелакированный поднос, используемый в
    самых торжественных церемониях. На подносе находились
    не чайные чашки, но только один предмет — короткий остро
    заточенный меч, клинок которого блестел в лучах лампы.
    Последнее оружие. Им самурай убивает себя, если терпит
    поражение в бою.
    Того обвел взглядом всех собравшихся. Офицеры неподвижно стояли перед ним. Того начал говорить:
    — Мы утром выходим в море, и над кораблями нашего
    врага развевается русский флаг.
    Затем, после короткой паузы, прочел приказ императора
    армии и флоту от 5 февраля 1904 года:
    1 1

    «Выражая наше глубокое желание сохранить мир на Дальнем Востоке, мы поручили нашему правительству вступить
    в переговоры с Россией о ситуации в Китае и Корее. Но
    теперь мы вынуждены признать, что русское правительство
    не показывает искреннего желания поддержать наши мирные усилия. Целостность территории Китая и Кореи прямо
    затрагивает интересы независимости и защиты нашей Империи. Мы отдали распоряжение нашему правительству прервать переговоры с Россией и решили действовать свободно,
    чтобы спасти нашу независимость. Мы рассчитываем на вашу
    преданность и на ваш боевой дух в исполнении нашего решения и в поддержании чести Империи».
    Потом Того прочитал другой документ, свой приказ номер один:
    «Все корабли эскадры выходят в море в девять часов утра
    и направляются в Желтое море, чтобы атаковать эскадры
    врага, находящиеся в Порт-Артуре и Чемульпо. Контр-адмирал Уриу со второй эскадрой, усиленной броненосным
    крейсером «Асама» и 9-й и 14-й миноносными флотилиями,
    нанесет удар по кораблям врага, стоящим в Чемульпо, и
    будет прикрывать там же высадку войск, 1-я и 3-я эскадры
    вместе с остальными миноносцами возьмут курс прямо на
    Порт-Артур. Миноносцы пойдут первыми и нападут на русскую эскадру ночью 8 февраля. Основные силы эскадры нанесут удар на следующий день. От исхода этой войны зависит судьба нашей Родины».
    В назначенный час императорский флот снялся с якоря и
    вышел в море. Сначала отправились миноносцы, пробираясь
    к выходу мимо дымящих трубами броненосцев и крейсеров.
    Ярко светило солнце, легкий ветерок гнал по небу белые
    облака. Когда миноносцы проплывали мимо «Микасы», до
    собравшихся на набережных зрителей донеслись разнесшиеся над водой слабые, как голос ребенка, еле различимые, но
    ритмичные возгласы: моряки флагманского броненосца приветствовали своих товарищей с миноносцев, которым предстояло первыми вступить в бой. Первая, вторая, третья, четвертая флотилии. Сразу за ними четыре крейсера адмирала
    Дева выстроились в кильватерном строю: «Ситозе», «Тарасаго», «Кассаги», «Йосино», затем три вспомогательных крейсера и следом за ними броненосные крейсера Камимуры:
    «Изума», «Азума», «Якумо», «Токива», «Ивате» и в центре
    P B

    эскадры, как грозный лев, «Микаса». Толпа на берегу видела
    на его мачте адмиральский флаг, красный диск солнца на
    белом фоне с чертой над ним. За флагманом потянулись
    остальные броненосцы: «Асахи», «Фудзи», «Ясима», «Сикисима», «Мацусе». Легкие крейсера адмирала Уриу и броненосный крейсер «Асама» составляли арьергард: «Нанива»,
    «Акаси», «Такасио», «Нитака», «Асама». Замыкали строй три
    транспорта с войсками. Их палубы были усеяны точками
    голов солдат. Зрелище было впечатляющим.
    На следующий день вечером эскадра бросила якорь у
    острова Ронд, в 44 милях восточнее Порт-Артура. Крейсера
    адмирала Дева прочесали Желтое море, не заметив ни одного
    русского вымпела. Транспорты с войсками в сопровождении
    крейсеров адмирала Уриу направились к Чемульпо. По последним сведениям, в этом корейском порту находились два
    военных русских корабля. Адмирал Уриу получил приказ их
    уничтожить.
    На мачте «Микасы» взвился сигнал: «Всем командирам
    миноносцев прибыть на борт флагманского корабля».
    Когда все собрались, капитан-лейтенант Синамура, начальник штаба, провел их в адмиральский салон. Того пригласил вошедших сесть вокруг круглого стола и сам сел вместе с ними. На одной стене висела большая карта всего Желтого моря, на противоположной — крупномасштабная карта
    Порт-Артура, его порта и рейда. Копии этой карты получили командиры первой, второй и третьей миноносных флотилий, командиры четвертой и пятой флотилий получили карты порта Дальний.
    — Господа, — обратился Того к офицерам, — вы сегодня
    ночью в реальных условиях в Порт-Артуре и Дальнем покажете, чему научились за многие месяцы тренировок.
    Офицеры, собравшиеся вокруг Того, были молоды. Того
    проинструктировал их. Он указал места стоянок русских кораблей, уточнив, что эти сведения можно считать верными:
    они только что были переданы офицером японского Генерального штаба, который действовал в самой крепости. Ни
    одна деталь не была упущена.
    Затем Того в нескольких словах напомнил о необходимых мерах по маскировке при приближении к порту: огни
    должны быть притушены, топки отрегулированы так, чтобы
    из труб не сыпались искры, максимальную скорость развить
    1 3

    только в момент атаки. Тактические детали операции были
    оставлены на усмотрение командиров флотилий. Пунктом
    сбора после операции был назначен Чемульпо.
    — Позвольте мне в заключение вам напомнить, — закончил инструктаж Того, — что атака должна быть проведена с максимальной энергичностью. Это война, и только тот,
    кто действует решительно, может рассчитывать на успех. Наша
    задача проста, господа, и я прошу вас только показать себя
    достойными доверия, которое на вас возложено и за которое
    я несу ответственность перед его величеством императором.
    Того поднялся, и все поднялись вслед за ним. Офицеры
    подумали, что собрание закончилось. Но в этот момент появился вестовой адмирала с подносом, на котором стояли
    бокалы с шампанским. Того произнес тост за успех операции и за счастливое возвращение участников. Прощаясь, он
    пожал руку каждому офицеру.
    Было еще светло, дул легкий северо-западный бриз. «Микаса» поднял сигнал: «Вперед в атаку, согласно принятому
    плану. Желаю успеха». С миноносца, на котором находился
    командир 1-й флотилии, самый старший по званию, ответили: «Ручаюсь за успех». Одна за другой флотилии исчезли в
    наступающих сумерках.
    Через некоторое время снялась с якоря вся эскадра и
    взяла курс на Порт-Артур. В 1 ч 30 мин. начальник штаба
    доложил Того, что далеко впереди замечены отблески света в
    темном небе, вероятно, отражение прожекторных лучей: миноносцы начали атаку.
    В общем плане были намечены три операции: высадка
    войск в Чемульпо; минные атаки в Порт-Артуре и Дальнем;
    уничтожение артиллерийским огнем основной эскадры русских кораблей в Порт-Артуре. Третью часть плана представим кратким хронологическим обзором.
    Рассвет 9 февраля: приказ всем броненосцам и броненосным крейсерам поднять пары и приготовиться к атаке. Приказ контр-адмиралу Дева выдвинуться вперед с целью оттянуть в зону недосягаемости береговых батарей русских фортов встреченные корабли противника.
    9 ч 45 мин. Появились крейсера, возвращавшиеся с задания. Дева доложил по семафору: большая часть русского
    флота стоит на внешнем рейде; крейсера приблизились к
    ним на расстояние 7000 метров, русские огонь не открывали.
    P B

    Похоже, многие вражеские корабли получили повреждения
    в результате ночн