• Название:

    Несколько страниц из "Хроник" Жана Фруассара


  • Размер: 0.33 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



  • Название: <4D6963726F736F667420576F7264202D20F2E8F2EB2C20F1EEE4E5F0E62C20E7E0E4EDE8EA2E646F63>
  • Автор: Berdnov

Предпросмотр документа

ИЗ ХРОНИКИ ЖАНА ФРУАССАРА
[Торжества по поводу въезда в Париж королевы Изабеллы, 1389 г.]
Книга четвертая
Глава первая

Здесь начинается четвертая книга мэтра Жана Фруассара, который рассказывает о сражениях, благородных подвигах и событиях, происходивших во Франции, Англии
и прилегающих к ним странам – их соседей и союзников, в год Господа нашего 1389-ый;
сначала [пойдет рассказ] о торжествах в Париже по случаю въезда королевы Изабеллы
Французской, возлюбленной жены короля Карла1 и также поединках, которые были
устроены по этому случаю, и подарках, преподнесенных парижанами.

…В воскресенье, двадцатого дня августа месяца, когда шел, милостью нашего Господа, год 1389, на улицах Парижа, а также за городом
собралось такое количество народа, что трудно было поверить глазам.
После полудня в аббатстве Сен-Дени собрались знатные и благородные
дамы Франции, которые должны были сопровождать королеву и сеньоры, эскортирующие носилки королевы и дам. И там же было двенадцать
сотен горожан, все верхом, разодетые в нарядные платья зеленого и алого цветов (из шелкового с золотыми нитями сукна), которые располагались по обеим сторонам дороги.
Прежде всех, и было это после часа нон2, в крытых носилках с эскортом в Париж въехала королева Жанна со своей дочерью, герцогиней Орлеанской. Они проследовали по улице Сен-Дени во дворец, где их ожидал
король. В этот день, вышеназванные дамы более не появлялись.
Итак, приготовились в дорогу королева Франции и другие дамы: герцогиня Беррийская, герцогиня Бургундская, герцогиня де Турень, герцогиня де Бар, графиня Неверская, госпожа де Куси и другие дамы и дамуазели по порядку. Их носилки были украшены настолько богато, что
ничего более роскошного нельзя было придумать. Но у герцогини де Турень, дабы ей отличаться от остальных, носилок не было, и она проехала
весь путь на парадном, великолепно украшенном коне. И лошади, которые вели носилки и сеньоры, их сопровождавшие, двинулись неспешно,
торжественным шагом.
Носилки королевы Франции сопровождали герцог де Турень и герцог
де Бурбон, они были первые; и [всего] было шестеро сеньоров, которые
составляли эскорт королевских носилок. Я уже назвал вам имена первых,
вторыми сопровождали носилки, державшись в середине, герцоги Беррийский и Бургундский и замыкали эскорт месир Пьер Наваррский и
граф д`Остреван. И могу вас заверить, что открытые носилки королевы
были невероятно дорогими и роскошными.
Затем, без носилок, на парадном, роскошно убранном коне, ехала
герцогиня Беррийская, в обществе графа де ла Марша и графа Неверского. И ехали все торжественно и неторопливо. И так же поступали те,
кто правил носилками.
Далее, в открытых носилках, следовали герцогиня Бургундская и
Маргарита Эно – графиня Неверская, ее дочь в сопровождении мессира
Анри де Бара и графа Намюра младшего, названного мессиром Гийомом.
За ними, в открытых сзади носилках, следовала мадам Орлеанская.
Так как еще была герцогиня Орлеанская на парадном коне, которая еха1
2

Карл VI король Франции в1380–1422 гг.
Около полудня, точнее в начале второй половины дня.

ла около герцогини де Бар и ее дочери, дочери сеньора де Куси; и сопровождалась вышеназванная мадам Орлеанская мессиром Жаком де Бурбоном и мессиром Филиппом д`Артуа. Уже упомянутая герцогиня де
Бар и ее дочь ехали следом, с эскортом в лице мессира Карла д`Альбре и
сеньора де Куси.
Других дам и дамуазелей3, ехавших позади, верхом или в крытых повозках, не вспомню, так же как и рыцарей, следовавших с ними. И могу
вас заверить, что у королевских сержантов и стражи было много работы,
так как им все время приходилось прокладывать дорогу сквозь толпу и
давку, которую она создавала. Поскольку на улицах собралось такое
большое количество народа, что казалось, здесь были люди со всего мира.
У первых ворот Сен-Дени, тех, что ведут в Париж и которые, говорят,
укреплены бастидой, был устроен небесный свод, весь украшенный звездами, и внутри этого неба находились малые дети, одетые ангелами, которые пели очень благозвучно. Вместе с тем, там была статуя (une image)
Богоматери с младенцем, и этот младенец резвился у нее на руках, самостоятельно вращаясь (d`une grosse noix – в крупном орехе?), и было небо
высоким и великолепно украшенным. Там, на фоне золотого солнца,
сияющего и лучезарного, были помещены гербы Франции и Баварии. И
это золотое, лучезарное солнце было девизом короля на предстоящих
праздничных состязаниях. На все эти вещи, королева Франции и дамы,
проезжая далее в ворота, смотрели весьма охотно; и так же поступали
все, кто там проезжал.
После всего увиденного королева Франции и дамы неспешно подъехали к фонтану на улице Сен-Дени, которая была украшена и казалась
полностью скрытой под сукном лазурного цвета, усеянного золотыми лилиями; на столбах, которые окружали фонтан, помещались гербы некоторых знатных и благородных сеньоров французского королевства; ручьем из фонтана изливался поток кларета с пряностями; и там, вокруг
фонтана, юные девушки в праздничных одеждах и золотых шляпах на
головах пели очень красиво, и их приятно было слушать. В их руках находились золотые кубки и чаши и они преподносили их наполненными
всем, кто пожелал пить. Проезжая мимо них, королева Франции остановилась и посмотрела на девушек и порадовалась всему устроенному [в ее
честь]; и так же делали остальные дамы и дамуазели и все те, кто там
был.
Далее, у монастыря Святой Троицы, на улице был устроен помост на
котором был сооружен замок, и там, на противоположных сторонах помоста, в определенном порядке выстроились персонажи: сарацины –
войска короля Саладдина, и войска крестоносцев, сплошь состоящие из
рыцарей, со славными именами, некогда сражавшихся против Саладдина, и над ними король Франции, в окружении двенадцати пэров. О благородстве этих персонажей свидетельствовали принадлежавшие им в то
время гербы. И когда носилки королевы Франции остановились перед
помостом, на котором выстроились эти отряды, король Ричард оставил
своих спутников и подошел к королю Франции, дабы получить у него
разрешение атаковать Саладдина и король его дал. Получив разрешение,
король Ричард вернулся к своим спутникам, и тогда войска крестоносцев тотчас бросились атаковать короля Саладина и сарацин; и развернулась грандиозная битва; и продолжалась довольно долго, и все охотно на
это смотрели.
3 Дамуазелями называли юных представительниц благородного сословия, или тех,
чьи мужья (из небогатых аристократических семей) не проходили церемонии посвящения в рыцари.

209

Затем проехали мимо и подъехали ко вторым воротам Сен-Дени, и
там был устроенный замок, так же как в первых воротах, и свод неба,
украшенный звездами, и Бог, фигура которого восседала во всем величии Отца, Сына и Святого Духа. Внутри этого свода располагались одетые ангелами, юные певчие, чье благозвучное пение все слушали весьма
охотно, так же как смотрели на все происходящее. И вот королева, в
своих носилках проехала внизу, врата рая отворились и два ангела вышли из них и спустились к королеве; и держали они в руках золотую корону, украшенную драгоценными камнями, и одели два ангела корону
на голову королеве, пропев ей следующее:
Госпожа, окруженная цветами лилий,
Вы – королева Парижа
Франции и всей страны.
Мы воссоединимся в раю.
Потом нашли сеньоры и дамы около часовни Святого Иоанна помост,
устроенный и занавешенный сукном таким образом, что возникло подобие комнаты; внутри этой комнаты находились люди, которые исполняли мелодии на органе. И знайте, что вся улица Сен–Дени была украшена
тканями из камлота и шелка так, что казалось, они у нас ничего не стоят,
или мы [находимся] в Александрии или Дамаске.
И я, автор этой книги, который видел все это изобилие собственными
глазами, удивляюсь, откуда можно было все это взять; все дома с двух
сторон улицы Сен-Дени до Шатле и даже до Большого парижского моста
были украшены тканями и гобеленами с различными историями, которые вызывали большое восхищение; и оттуда дамы в своих носилках, и
сеньоры, их сопровождавшие, неспешно прибыли к воротам Шатле; и
остановились, дабы посмотреть представления, которые были для них
приготовлены.
У ворот Шатле был сооружен крепко сложенный деревянный замок со
сторожевыми башнями, сделанными прочно, чтобы продержаться сорок
лет. И там в каждой бойнице находился вооруженный стражник, и в
замке было устроено богато украшенное и занавешенное пологом так же,
как в королевских покоях, ложе. И называлось это место ложей правосудия (le lit de justice) , куда был помещен образ Св. Анны.
Вместе с тем, в замке имелось большое пространство, где под покровом деревьев и кустов (сделанных из срубленных веток), находился кроличий садок, содержащий в изобилии кроликов, зайцев и маленьких
птиц, которые вылетали вон и прилетали обратно, под удивленные возгласы народа, который видел все это. И вот из этого сада вышел большой
белый олень и направился к месту правосудия. С другой стороны из него
вышли лев и орел, сделанные очень умело; и приблизился благородный
олень к месту правосудия. Тогда из сада вышли двенадцать молодых девушек с золотыми четками, держащие в своих руках мечи с обнаженными клинками, расположились между оленем, орлом и львом и показали, что будут охранять оленя и льва справедливости; это представление
королева, дамы и сеньоры смотрели весьма охотно, а затем проехали,
приближаясь к Большому парижскому мосту, богато украшенному, крытым навесом в виде звездного неба, а также парчой (samis) зеленого и
алого цвета. И до самого собора Норт-Дам улицы были украшены.
Когда дамы, проехав Большой парижский мост, стали приближаться
к собору Нотр-Дам, было уже поздно, так как лошади и все те, кто вел и
сопровождал дам в носилках, передвигались неспешно с того времени,
как вышли из [аббатства] Сен-Дени.
Большой парижский мост по всей длине был крыт навесом в виде
звездного неба и тканями из зеленого и белого сендала (cendal); и прежде
210

чем, королева Франции, с дамами и сеньорами оказалась в стенах собора, она нашла на своем пути другие увеселения, которые доставили ей
большое удовольствие. И так же они пришлись по вкусу тем, кто их видел, и я вам расскажу, что они собой представляли.
Примерно за месяц до въезда королевы в Париж, один мэтр выдумщик из (d` appertise) женевской нации, на вершине башни собора, самой
высокой их всех, привязал канат, этот канат можно было видеть очень
далеко над домами. На этой высоте он по нему ходил, и был привязан
канат [с противоположного конца] к самому высокому дому моста СенМишель. И так как было уже поздно, когда королева и другие дамы находились на главной улице Нотр-Дам, этот мэтр, взяв в руки две зажженные свечи, сошел со своего помоста, устроенного на верхушке
башни собора и уселся на нее; и, напевая, пошел оттуда по канату вдоль
главной улицы. Все, кто его видел, восхищались его умением, а он попрежнему нес две зажженные свечи, которые можно было видеть с любого места Парижа и за его пределами на два или три лье, до тех пор, пока его легкость и мастерство не были весьма оценены.
На площади перед собором Нотр-Дам, где остановились носилки королевы, ее торжественно встречал епископ Парижский в сопровождении
всей коллегии, где было много [представителей] высшего духовенства.
Четыре герцога, которые там были: Беррийский, Бургундский, Турень и
Бурбон, вывели королеву из носилок. И все другие дамы, кто был в носилках или на парадных конях, таким же образом оставили их; и, расположившись в установленном порядке, вместе с епископом и духовенством они вошли в стены собора, где перед тем запели хвалу Господу и
Деве Марии.
Королеву провели по всей церкви среди хоров до алтаря, и там, опустившись на колени, она совершила молитву и преподнесла в сокровищницу Нотр-Дам четыре куска златотканого сукна и прекрасную золотую
корону, которую у парижских ворот ангелы одели ей на голову и которую
она до тех пор не снимала. Однако очень скоро мессир Жан де ла Ривьер
и мессир Жан ле Мерсье преподнесли ей корону более богатую, чем была
та; епископ Парижский и четыре вышеназванных герцога одели ее на
голову королеве.
Тем временем, по возвращении королевы из церкви совсем стемнело,
поэтому носилки королевы и дам освещались пятьюстами свечами. И таким образом королевский кортеж прибыл к Парижскому дворцу, где был
король, и находились королева Жанна и герцогиня Орлеанская, которые
их ожидали. И там оставили дамы свои носилки и были препровождены
каждая в свои покои, но сеньоры вернулись в свои дома после танцев.
На следующий день, в понедельник, король давал обет в Парижском
дворце для дам, которых там было множество. В час высокой мессы, четыре вышеупомянутых герцога сопроводили королеву Франции в дворцовую часовню. И поскольку на мессе присутствовала королева, ее сделали особо торжественной. И служил мессу архиепископ Руанский,
которого звали Гийом де Вьенн.
После торжественной мессы, король и королева, и также все дамы
вернулись в свои покои. Довольно скоро, по возвращению с мессы, король и королева вышли в зал и также все дамы.
Вы должны знать, что большой мраморный стол, который находится
во дворце постоянно, и который никогда не перемещался, был укреплен
большой дубовой доской толщиной в четыре дюйма и убран к обеду.
Кроме большого стола, напротив одного из столбов, находился королевский сервант (le dressoir), большой и великолепно сделанный, украшенный и убранный золотой и серебряной посудой, которая была очень же211

ланна для многих, которые ее видели. Перед королевским столом, по всей
его длине, стояли барьеры из толстых дубовых досок, которые предусматривали три входа; и там стояли вооруженные сержанты, стража
(massiers) и привратники в большом количестве, которые должны были
охранять эти входы от посторонних, и прислуживать за столом. Так как
могу вас заверить, что в зале столпилось столько народа, и была такая
давка, что невозможно было развернуться, разве что с большим трудом.
Менестрели там были в большом изобилии, и каждый показывал мастерство в своем деле.
Король, прелаты, дамы совершили омовение, и расселись за столом.
Во главе королевского стола был епископ Нойонский, затем сидел епископ Лангра и за ним, возле короля архиепископ Руанский. И потом –
король Франции, который был одет в открытый сюрко из алого бархата,
подбитый мехом горностая, с роскошной золотой короной на голове. После короля, невдалеке от него находилась королева, также увенчанная
прекрасной золотой короной. За королевой восседал король Армении4, и
затем герцогиня Беррийская, герцогиня Бургундская, герцогиня де Турень, мадам Неверская, мадмуазель Бонна де Бар, госпожа де Куси и затем мадмуазель Мари д`Аркур. Более никого не было за королевским столом, исключая сидящую последней, госпожу де Сюлли, жену мессира Ги
де ла Тремуйя.
За двумя другими столами, около дворца находилось более пяти сотен
дамуазелей; но давка там была такая, что их едва могли обслуживать. Не
буду останавливаться на перечислении достоинств и изобилия блюд, но
скажу вам, что выступления жонглеров (les entremets)5, которыми там
[развлекали гостей], были великолепны. Для удовольствия короля и дам,
было подготовлено представление, которое предстояло разыграть.
Посреди дворца, был сооружен замок шириной в сорок футов, высотой и длиной в двадцать футов; с четырьмя башнями по четырем углам;
посередине замка, была самая высокая башня; замок изображал собой
город Трою, а высокая башня в его центре была Илионским дворцом,
где развевались штандарты короля Приама, его сына, храброго Гектора
и других его детей, а также королей и принцев, находившихся с ними в
Трое. И был этот замок подвижным, на четырех колесах, которые довольно ловко вращались внутри.
И пришли этот замок со стороны атаковать и осаждать другие люди.
Они находились на корабле (un pavillon)*, который также передвигался
при помощи ловко спрятанных колес, которых никто не видел; и там были гербы греческого короля и прочих, кто был среди осаждавших в былые времена Трою. Для помощи осаждавшим там был еще один корабль
(неф), в котором могли находиться сто вооруженных людей. Un pavillon,
неф и замок приводились в движение благодаря искусно сооруженным
устройствам на колесах. Два корабля устремились на штурм замка, а находившиеся внутри стали защищаться.
Но забава не смогла долго продлиться из-за большой давки, которая
была среди людей, находившихся в округе. Люди, распаленные жарой и
сильной теснотой, терпели большие неудобства. И стол, находившийся
ближе к выходу из Парламента, где в большом количестве сидели дамы и
4 Леон VI Лузиньян (1342–1393 гг.) – царь Киликийской Армении. После завоевания
этого государства в 1375 году мамлюками жил и умер во Франции.
5 Les entremets (интермедиями) – называют представления жонглеров, которыми
развлекают гостей во время перерыва между сменой блюд перед десертом. – См.: Хейзинга Й. Осень средневековья. М., 2004. Гл. I. С. 34; Брюнель-Лобришон Ж., ДюамельАмадо К. Повседневная жизнь во времена трубадуров XII–XIII века. М., 2003. С. 181.
* Это слово переводится еще как шатер. Однако в этом случае непонятно, почему
он один и зачем его сделали на подвижной конструкции.

212

дамуазели, с силой был опрокинут на землю; и пришлось дамам и дамуазелям, которые там находились, поспешно и в беспорядке подниматься в
сильной давке и жаре, которые были во дворце. Королеве Франции сделалось дурно; и она согласилась разбить витраж позади нее, чтобы впустить немного воздуха. Госпожа де Куси так же сильно занемогла.
Король Франции заметил происходившее и велел прекратить [представление]. Когда все прекратилось, столы были снесены и удалены, чтобы дамы и дамуазели смогли оказаться на просторе. Освободившимся
давали вино с пряностями. И в скором времени все разошлись, так как
король и королева отправились в свои покои. Некоторые дамы остались
во дворце, а некоторые возвратились в свои городские дома, где они
смогли почувствовать себя лучше, так как их сильно обременяла жара, и
они пострадали в давке. Госпожа де Куси возвратилась к себе домой и
оставалась там допоздна.
В пять часов королева Франции в сопровождении выше названных
герцогинь покинула Парижский дворец и оттуда, в открытых носилках,
поехала вдоль улиц, и так же дамы в своих носилках или верхом, и приехала в королевский отель (резиденцию) Сен-Поль на Сене. В распоряжении королевы и дам находилось более тысячи лошадей.
А король Франции сел в лодку (un batel) и распорядился сопровождать
себя по реке до Сен-Поля, так как этот отель был достаточно большим и
более удобным для проживания. Он распорядился сделать двор, который
предусматривал бы большую площадь, так же как въезд воротами Сены
[т.е. пристань], и крепко сложенный очень высокий зал, который был
весь покрыт неокрашенным (необработанным) нормандским сукном,
привезенным из многих мест; и стены вокруг были украшены гобеленами с различными историями, на которые весьма охотно смотрели. В этом
зале король