• Название:

    Зализняк, Андрей Слово о полку Игореве. Взгля...

  • Размер: 2.32 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Название: Microsoft Word - Kniga2000#^.doc
  • Автор: marfvaCHaNe1

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
ИНСТИТУТ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ

А. А. ЗАЛИЗНЯК

«ÑËÎÂÎ Î ÏÎËÊÓ ÈÃÎÐÅÂÅ»:
ÂÇÃËßÄ ËÈÍÃÂÈÑÒÀ

ЯЗЫКИ СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ
Москва
2004

ББК

63.4
З 55
Издание подготовлено в рамках Программы фундаментальных исследований
ОИФН РАН "История, языки и литературы славянских народов
в мировом социокультурном контексте"

Зализняк А. А.

З 55

«Слово о полку Игореве»: Взгляд лингвиста. — М.: Языки
славянской культуры, 2004. — 352 c. — (Studia philologica. Series minor).
ISBN 5-94457-200-0
Уже двести лет не прекращается дискуссия о том, что представляет
собой «Слово о полку Игореве», — подлинное древнерусское произведение или искусную подделку под древность, созданную в XVIII веке. С
обеих сторон в эту дискуссию вложено много страсти, в нее часто привносятся и различные ненаучные элементы, так что иногда нелегко отделить в ней научную аргументацию от эмоциональной.
Гибель единственного списка этого произведения лишает исследователей возможности произвести анализ почерка, бумаги, чернил и прочих материальных характеристик первоисточника. Наиболее прочным основанием для решения проблемы подлинности или поддельности «Слова
о полку Игореве» оказывается в таких условиях язык этого памятника.
Настоящая книга посвящена изучению именно лингвистической стороны данной проблемы. В ней систематизируются аргументы за и против
подлинности памятника и оценивается относительный «вес» тех и других.
Книга предназначена как для специалистов-филологов, так и для широкого круга читателей, интересующихся «Словом о полку Игореве» и его
происхождением.
ББК 63.4
В оформлении переплета использована Киевская Псалтирь 1397 года
Научное издание

Андрей Анатольевич Зализняк
«СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ»: ВЗГЛЯД ЛИНГВИСТА
Издатель А. Кошелев
Художественное оформление переплета
Натальи Прокуратовой и Сергея Жигалкина
Корректура и верстка М. Толстой
Подписано в печать 22.07.2004. Формат 84×108 1/32. Бумага офсетная № 1, печать офсетная.
Гарнитура Таймс. Усл. п. л. 8,91. Тираж 2000. Заказ №
Издательство «Языки славянской культуры». ЛР № 02745 от 04.10.2000.
Тел.: 207-86-93. Факс: (095) 246-20-20 (для аб. М153). E-mail: Lrc@comtv.ru
Outside Russia, apart from the Publishing House itself (fax: 095 246-20-20 c/o
M153, E-mail: koshelev.ad@mtu-net.ru), the Danish bookseller G•E•C GAD (fax: 45 86
20 9102, E-mail: slavic@gad.dk) has exclusive rights for sales on this book.

ISBN 5-94457-200-0

© А. А. Зализняк, 2004
щщщллщщщ
© Языки славянской культуры, 2004

Предисловие
Книга состоит из четырех отдельных статей, посвященных одной общей теме — лингвистической стороне проблемы подлинности или поддельности «Слова о
полку Игореве» (сокращенно: СПИ).
Основная статья — «Лингвистические аргументы за
и против подлинности "Слова о полку Игореве"» (сокращенно при внутренних отсылках: «Аргументы...»).
В ней рассматриваются выдвигавшиеся в разное время
аргументы этих двух категорий и оценивается их относительный «вес».
В статье «К чтению нескольких мест из "Слова о
полку Игореве"» (при внутренних отсылках: «К чтению...») обсуждаются некоторые трудные места текста
СПИ. Предлагаемые чтения этих мест имеют определенное значение в общем балансе аргументов за и против подлинности СПИ. Но мы предпочли вынести их в
отдельное рассмотрение, поскольку аргументы, основанные на предполагаемых, а не на бесспорных чтениях, занимают в иерархии аргументов лишь второстепенное место.
Статья «О нескольких лингвистических работах противников подлинности "Слова о полку Игореве"» (при
внутренних отсылках: «О противниках...») посвящена
разбору ряда статей, появившихся в 1970-е – 1990-е гг.
Это своего рода приложение к соответствующему разделу основной статьи, куда вынесены подробности, которые в рамках основной статьи были бы излишними.
Статья «Новейший кандидат на авторство "Слова о
полку Игореве" — Йосеф Добровский» (при внутренних отсылках: «О Добровском...») посвящена разбору
недавно вышедшей книги Э. Кинана, развивающей гипотезу о том, что СПИ создано Й. Добровским.

4

Предисловие

Для удобства читателя в конце книги в качестве
приложения дан также сам текст СПИ.
Цитаты из СПИ приводятся по первому изданию
1800 г. (если необходимо, то с конъектурами, которые
в этом случае отмечаются угловыми скобкам), но без
обязательного соблюдения принятых в этом издании
словоделения, заглавных букв и пунктуации (подробнее см. «Аргументы...», § 6).
Для указания места цитаты внутри памятника используется нумерация «звеньев» текста, принятая в критическом издании Р. Якобсона (1948: 133–150). После
цитаты ставится просто номер звена, например: Съдлай, брате, свои бръзыи комони 21. По номеру звена
читатель легко найдет это место в приложении.
Особо подчеркнем: эта книга — не описание языка
СПИ как таковое. Ее единственная задача состоит в
том, чтобы изучить проблему подлинности или поддельности СПИ. Анализ языка СПИ нужен нам лишь в
рамках, определяемых этой основной задачей.
Приношу благодарность Е. А. Гришиной, Е. В. Падучевой, С. М. Толстой, Б. А. Успенскому и В. А. Успенскому за сделанные ими замечания; В. Л. Янину за возможность воспользоваться его экземпляром книги А. А. Зимина (полученным от автора); В. М. Живову за замечания и за возможность ознакомиться с его еще не опубликованной работой с критикой гипотезы Э. Кинана о
Й. Добровском как авторе СПИ; В. Б. Крысько за замечания и за то, что он обратил мое внимание на необходимость ближе ознакомиться с работами К. Троста, М. Хендлера и Р. Айтцетмюллера о происхождении СПИ (в
некоторых случаях ниже использованы также его критические замечания по поводу этих работ); Л. А. Бассалыго за замечания и за идею оформления обложки;
М. Н. Толстой за замечания и за бесценную помощь
при подготовке книги к печати.

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ АРГУМЕНТЫ ЗА И ПРОТИВ
ПОДЛИННОСТИ «СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ»

§ 1. Происхождение «Слова о полку Игореве» вот
уже два столетия остается предметом дискуссии. Основной вопрос, интересующий как специалистов, так и
широкую публику, состоит здесь в том, является ли
оно подлинным древним сочинением или поздним сочинением, имитирующим древность.
Главная техническая проблема, которую необходимо решить для ответа на указанный основной вопрос
(интересующая уже только специалистов), связана с
тем, что имеются многочисленные текстуальные параллели (полные совпадения или близкие сходства),
неслучайность которых находится вне сомнений, между СПИ, описывающим поход 1185 г., и Задонщиной,
описывающей Куликовскую битву 1380 г. (и созданной в интервале между самой Куликовской битвой и
1470-ми годами, к которым относится ее самый ранний
дошедший до нас список). Необходимо так или иначе
объяснить эти параллели.
Конкурируют две основные версии: 1) о раннем создании СПИ — до Задонщины; 2) о позднем его создании — после Задонщины. В первой версии параллели
между СПИ и Задонщиной, естественно, объясняются
как заимствования из СПИ в текст Задонщины, во второй — наоборот. Соответственно, можно говорить о
версии первичности СПИ и версии его вторичности.
Капитальный факт, не оспариваемый никем, состоит в том, что язык СПИ намного архаичнее языка За-

6

Аргументы…

донщины. Следовательно, если СПИ создано позднее
Задонщины, то автор писал не на языке своего времени, а имитировал древний язык. Таким образом, противопоставление версий первичности и вторичности
можно представить также и в следующем виде: либо
СПИ написано на языке своего времени, либо его язык
есть имитация языка, на несколько веков более древнего.
Если будет доказана первичность СПИ, то тем самым решается и основная проблема: СПИ должно быть
признано подлинным древним произведением. Поэтому версии первичности и вторичности СПИ мы можем
называть также соответственно версиями подлинности
и неподлинности.
З а м е ч а н и е . Версия подлинности СПИ, конечно, не
означает предположения о том, что до момента печатной
публикации (1800 г.) дошел ни в чем не искаженный и никем не подправлявшийся первоначальный текст СПИ. Напротив, это было бы настоящим чудом. Одного лишь примера Задонщины, все списки которой полны разнообразных
ошибок, достаточно, чтобы понять, каким серьезным искажениям и переделкам мог подвергаться текст в рукописной
традиции.

Если верна версия вторичности (неподлинности)
СПИ, то возникает дополнительная дилемма: создавалось ли СПИ как обычное литературное произведение
или с замыслом ввести общество в заблуждение относительно его происхождения, т. е. как подделка. Тем
самым версия вторичности подразделяется на: а) версию о простой имитации (не предполагающей какоголибо обмана); б) версию о поддельности.
Здесь следует учитывать, что заимствования из одного сочинения в другое в разные эпохи воспринима-

§1

7

лись по-разному. Автор XIV–XV веков, включавший
пассажи из более древнего сочинения в свой текст, не
нарушал никаких представлений своего времени о нормах литературного творчества. Но автор, например,
XVIII века, пожелавший воспеть в древнем стиле поход XII века и заимствующий при этом целые пассажи
из сочинения XV века, мог восприниматься только как
стилизатор, а если он не открывал своего авторства и
выдавал свое сочинение за древнее, то уже как мистификатор (= фальсификатор).
Предполагаемого в рамках версии вторичности создателя СПИ (имитировавшего древний язык) мы будем называть Анонимом. Ниже этот гипотетический
персонаж будет у нас постоянным действующим лицом; просим не забывать, что даже там, где о нем говорится в изъявительном наклонении, мы всё же не знаем, существовал ли он на самом деле.
Разумеется, для восстановления полной картины
создания СПИ представляет интерес не только вопрос
«до или после Задонщины», но также и более точное
определение времени, например, XII или XIV век в
версии первичности, XVI или XVIII век в версии вторичности.
Но в настоящей работе мы этими проблемами заниматься не будем. В частности, в рамках версии первичности СПИ мы не касаемся вопроса о том, к какому
именно времени внутри хронологического интервала
между походом 1185 г. и созданием Задонщины его
предпочтительно относить. (Отметим лишь, что большинство сторонников данной версии относят создание
СПИ ко времени вскоре после 1185 г.)
В рамках версии вторичности СПИ мы тоже не будем специально заниматься уточнением века. Но вопроса о простой имитации или подделке коснемся.

8

Аргументы…

Несколько забегая вперед, укажем, что версия «невинной имитации» обладает в данном случае гораздо
меньшим правдоподобием, чем версия поддельности.
Дело в том, что, как мы вскоре увидим, объем знаний,
необходимых для достижения того уровня сходства с
древними текстами, которым обладает СПИ, очень
велик. Поэтому крайне маловероятно, чтобы кто-либо
взял на себя тот огромный труд, который необходим
для овладения всем этим объемом знаний, всего лишь
ради удачной стилизации.
В самом деле, стилизатору вполне достаточно, чтобы его произведение производило желаемое впечатление на публику (а для этого, к тому же, обычно бывает
нужно не столько реальное сходство с подлинной древностью, сколько соответствие представлениям публики). Только мистификатор будет добиваться того, чтобы его не смогли разоблачить даже специалисты.
Соответственно, в рамках версии вторичности СПИ
имеет смысл рассматривать в первую очередь именно
вариант с подделкой. Если бы оказалось, что даже и
этот вариант не проходит, то про вариант с «невинной
имитацией» уже незачем было бы и говорить.
Почти все сторонники позднего происхождения
СПИ относят предполагаемого автора СПИ к XVIII
веку (и даже у!же — к концу века). Это легко объясняется культурно-историческими соображениями —
состоянием русского общества, первой публикацией
летописей, пробуждением интереса к древности. Для
более раннего времени (XV–XVII вв.) фигура фальсификатора и в самом деле выглядит очень неправдоподобно.
Поэтому, хотя ради общности мы формально допускаем фигуру фальсификатора для любого времени
между созданием Задонщины и концом XVIII в., практически везде, где почему-либо необходима конкрети-

§1

9

зация, мы рассматриваем вариант с сочинителем XVIII
века. Как будет видно из дальнейшего, наши заключения об авторе XVIII в. действительны также и для автора более ранних веков.
Таким образом, настоящая работа посвящена в первую очередь сравнению аргументации в пользу первичности (подлинности) СПИ и в пользу его поддельности
(в последнем случае с преимущественным вниманием
к версии о фальсификаторе XVIII века). И ниже мы в
большинстве случаев ограничиваемся тем, что вместо
строгого противопоставления «первичное — вторичное» рассматриваем не исчерпывающее всех логических возможностей, но для всех практических целей
достаточное противопоставление «подлинное — поддельное».
Нас будет интересовать вопрос о том, что дают особенности языка СПИ для установления его подлинности или неподлинности. При этом следует подчеркнуть,
что очень многое здесь уже сделано нашими предшественниками, так что значительная часть нашей работы в
сущности сводится к систематизации известного.1
Прочих аспектов проблемы подлинности СПИ мы
почти не затрагиваем. В частности, в настоящей статье
мы не касаемся вопроса о возможности отождествления Анонима с каким-либо конкретным лицом, а из его
знаний и умений рассматриваем только те, которые
имеют отношение к языку СПИ.
1

Настоящая статья уже была написана, когда вышла
большая статья О. Б. Страховой (2003), где обсуждается в
сущности та же основная проблема. В ряде пунктов ход рассуждения в обеих работах оказался практически одинаков.
Но в данном случае это настолько естественно вытекает из
сути дела, что мы сочли ненужным специально устранять
такие параллелизмы.

10

Аргументы…

Ограничиваясь одной лишь лингвистической проблематикой, мы, разумеется, ни в коей мере не отрицаем значения литературоведческого, исторического и
культурологического аспектов данной проблемы. Но
мы, во-первых, предпочитаем в данном случае не выходить за рамки своей прямой специальности, во-вторых, полагаем, что лингвистические данные, с их относительно высокой объективностью и определенностью,
могут способствовать решению проблемы более эффективно, чем области, где намного шире простор для
вольной игры мнений.
Исходя из того, что обсуждаемая проблема представляет интерес для достаточно широкого круга читателей, мы считаем полезным сопровождать свое изложение пояснениями, многие из которых для специалиста
излишни. Лишь небольшое число лингвистических сюжетов разбирается с подробностью, требующей некоторой филологической подготовки. В тех немногих
случаях, когда обсуждение выходит за рамки лингвистики, мы обычно ограничиваемся популярным изложением известного.
§ 2. Особенности дискуссии о подлинности или неподлинности «Слова о полку Игореве» связаны прежде
всего с драматической и во многом таинственной судьбой единственного списка этого произведения.
СПИ было издано в 1800 г. А. И. Мусиным-Пушкиным. По сообщению последнего, оно входило в состав
приобретенного им рукописного сборника. Но способ
приобретения остается не совсем ясным; А. И. МусинПушкин говорил об этом скупо и уклончиво. Через 12
лет после издания СПИ сборник, как обычно считают,
погиб в великом московском пожаре (правда, сохранившиеся сообщения об этом носят несколько неопределенный и не вполне надежный характер).

§2

11

На всех этапах изучения СПИ безусловно преобладал взгляд на него как на подлинное древнее сочинение. Поэтому перечислять сторонников этой точки
зрения нет необходимости. Здесь нужно, однако, учитывать то особое обстоятельство, что в СССР в этом
вопросе свободная конкуренция версий была невозможна: версия подлинности СПИ была фактически включена в число официальных научных постулатов, сомнение в которых было равнозначно политической нелояльности.
С другой стороны, с самого момента публикации
СПИ и в особенности после гибели рукописи высказывались и сомнения в его подлинности. И необходимо
признать, что таинственность, которой было обставлено появление этого памятника, и театральность его
гибели сильно располагали и поныне продолжают располагать к априорному недоверию.
Историю скептических выступлений можно схематически представить так.
Первая волна скептиков (так называемые скептики
пушкинской эпохи) появилась вскоре после публикации памятника. Это еще не научные исследования, а
главным образом выражения непосредственной субъективной оценки, с обсуждением преимущественно
стиля, иногда отдельных слов (см. подробное изложение в Зимин 1963, глава 8; критический обзор — Якобсон 1948: 192–195).
Второй этап скептического отношения к подлинности СПИ относится к гораздо более позднему времени.
Предвестники этого этапа — Л. Леже (работы 1890-х
гг.) и М. И. Успенский (работы 1920-х гг.); но главным
его представителем является Андре Мазон (работы
1938–1944 гг.). Основная идея Мазона: СПИ — подделка конца XVIII века (в качестве возможных авторов подозреваются А. И. Мусин-Пушкин, Н. Н. Бантыш-Камен-

12

Аргументы…

ский; позднее Мазон счел возможной также кандидатуру Иоиля Быковского, о котором см. ниже). Гипотеза
Мазона подвергнута критике во многих работах; важнейшая из них — Якобсон 1948, где положения Мазона
разобраны последовательно и полно и по оценке десятков филологов разных стран (см. обзор в Якобсон
1952: 388–389) в научном смысле уничтожены.
Следующий этап составляют работы А. А. Зимина
(1960-е гг.). Основная идея: СПИ — сочинение архимандрита Спасо-Ярославского монастыря Иоиля Быковского (1726–1798), задуманное не как фальсификат,
а как стилизованное сочинение на историческую тему,
которое впоследствии А. И. Мусин-Пушкин решил выдать за древнее.
Поскольку в советскую эпоху версия подлинности
СПИ была превращена в идеологическую догму, концепция А. А. Зимина по приказу сверху замалчивалась:
его книгу (1963) напечатали ротапринтом в 100 экземплярах для временной выдачи участникам разгромного
обсуждения с обязанностью сдать все экземпляры после обсуждения обратно в спецхран. Не было и сколько-нибудь подробных критических публикаций с конкретным разбором его положений; опубликован лишь
отчет об указанном обсуждении. Наиболее полный зарубежный критический разбор гипотезы А. А. Зимина
— Якобсон 1966.
Еще более поздний этап (1970-е – 1990-е гг.) составляют работы К. Троста, М. Хендлера, Р. Айтцетмюллера и некоторых других. К. Тростом выдвинута версия о
том, что СПИ принадлежит перу Н. М. Карамзина. Эта
группа работ рассмотрена в настоящей книге в статье
«О противниках...».
Наконец, в самые последние годы появилась версия
Эдварда Кинана, согласно которой СПИ — это подделка, осуществленная знаменитым чешским лингвистом,

§2

13

основателем сравнительной грамматики славянских
языков Йосефом Добровским (1753–1829). Эта версия
рассмотрена в настоящей книге в статье «О Добровском...».
В ходе этой контроверзы выяснилось, что в вопросе
о подлинности СПИ имеется заметное различие между
лингвистами, с одной стороны, и литературоведами
и историками, с другой. А. В. Исаченко (1941: 34–35)
писал: «Именно со стороны языковедов никогда не
высказывалось ни малейших сомнений в подлинности,
т. е. в древности этого памятника. Серьезные сомнения
высказывались исключительно филологами, заинтересованными главным образом литературно-исторической стороной вопроса, начиная со скептиков пушкинских времен и кончая современными французскими
"иконокластами", по выражению А. Мазона». В 1941 г.
А. В. Исаченко мог знать только о первых двух «волнах» скептиков; примечательно, однако, что его наблюдение в значительной мере сохранило силу и в
дальнейшем: так, А. А. Зимин и Э. Кинан — историки,
а не лингвисты; лингвистов же в лагере скептиков и
поныне совсем мало.
Как будет видно из дальнейшего, к такому же выводу, как у коллег-лингвистов, приходит в конечном
счете и автор настоящей работы. Существенно, однако,
что для автора этот вывод отнюдь не был априорной
очевидностью до начала изучения СПИ и посвященных ему исследований. Более того, давление пропаганды советского времени предрасполагало его, как и
многих других, к сопротивлению подобному насильственному единомыслию и, следовательно, к некоторому недоверию.

14

Аргументы…

Почему дискуссия о подлинности «Слова о
полку Игореве» тянется так долго
§ 3. Почему же все-таки дискуссия о подлинности
или поддельности СПИ приобрела характер вечной
проблемы, превратившись в глазах многих в образец
безнадежного словопрения, которое уже никогда не
кончится чьей-либо научной победой?
Мы полагаем, что этому способствовали следующие
основные факторы.
1. Нелингвисты совершенно не осознают мощности
языка как механизма, а именно, количества и степени
сложности правил, которые надо соблюсти, чтобы получить правильный текст. Легкость, с которой человек
производит устные и письменные тексты на родном
языке, лишает его возможности поверить в истинные
масштабы той информации, которой он при этом бессознательно оперирует. Особенно доверчиво относятся
к мысли о том, что некто засел за книги и научился
говорить и писать на иностранном языке «как на родном», те, кто ни одним иностранным языком активно
не владеет. Люди верят бойким журналистским рассказам о том, как способного русского паренька поучили в
разведшколе немецкому языку, забросили в немецкий
тыл и там он успешно выдавал себя за немца.
Поэтому рассказ о том, что кто-то написал безупречный длинный текст на чужом языке (или на своем,
но тысячелетней давности), далекими от лингвистики
людьми не воспринимается как рассказ о подвиге или
чуде. Они скорее возьмутся обсуждать вопрос о том,
зачем это могло автору понадобиться, чем то, как ему
это удалось. Они вполне готовы допустить, например,
что это было сделано между делом, в качестве озорной
шутки.

Почему дискуссия о СПИ тянется так долго. § 3

15

Между тем как раз люди, профессионально связанные с иностранными языками, знают, какое это редчайшее чудо — человек, изучавший иностранный язык
не с детства и не в условиях долголетней жизни в соответствующей стране и тем не менее достигший того,
чтобы природные носители не распознавали в нем иностранца и чтобы в написанном им длинном тексте даже
строгие критики не находили никаких огрехов, выдающих иностранца. Речь ведь идет не о простых вещах,
вроде того, чтобы помнить, как будет «хлеб» или «ходить» или как образуется прошедшее время от такогото глагола, а о деталях несравненно более тонких и,
главное, чрезвычайно многочисленных.
Древнерусский язык — тот же иностранный. И ситуация именно такова, что никто не знает его с детства
и не может пожить в стране, где на нем говорят. Единственное облегчение для имитатора здесь в том, что и
другие тоже знают этот язык несовершенно. В роли
экзаменаторов здесь оказываются уже не природные
носители, а профессионалы, глубоко изучившие совокупность имеющихся текстов. Но есть и лишняя трудность по сравнению с живым языком: могут найтись
новые древнерусские тексты (как это реально случилось, скажем, с берестяными грамотами), и на их материале могут открыться дополнительные языковые закономерности, которые невозможно было выявить на
прежнем ограниченном материале, — и тогда имитация, основанная на прежнем материале, на новом уровне знаний окажется неудовлетворительной.
Самый знаменитый пример подделки древних славянских рукописей принадлежит видному деятелю
чешского национального возрождения Вацлаву Ганке
(1791–1861). Ученик Й. Добровского и В. Копитара,
Ганка обладал очень высокой для своего времени славистической квалификацией и был необыкновенно на-

16

Аргументы…

читан в древних рукописях. Благодаря этому его подделки — так наз. Краледворская и Зеленогорская рукописи — были действительно столь успешны, что очень
долго принимались за подлинные. Но все же, когда
Я. Гебауэр подверг эти сочинения тщательному высокопрофессиональному лингвистическому контролю,
факт подделки выявился с полной неумолимостью.
Обнаружились отклонения от норм древнечешской орфографии; слова, взятые из русского языка с ошибками
в фонетическом «пересчете» с русского на древнечешский; синтаксические кальки с современного немецкого; чешские слова, употребленные в значении, которое
развилось у них только в позднюю эпоху, и др. В общей сложности на 6000 слов, содержащихся в этих
двух рукописях, Ганка допустил около 1000 отклонений от того, что реально наблюдается в подлинных
древнечешских рукописях (подробнее см. Якобсон
1948: 220–223).
Этот пример дает достаточно ясное представление о
том, как высоко лежит тот порог, которого должен достичь имитатор, пусть даже великолепно подготовленный, чтобы не на время, а навсегда обмануть своих
будущих критиков-лингвистов.
Между тем многие участники дискуссии, в особенности литературоведы и историки, подозревая то или
иное лицо в мистификации, с поразительной наивностью допускают, что уж с этой-то стороной дела их
кандидат должен был справиться. Вот, например, как
Зимин представляет себе основную задачу сочинителя
СПИ: «Только человек, прошедший длительную школу
риторики и пиитики, мог так легко использовать словарный материал древних литературных памятников
для создания совершенно индивидуального и ни с чем
несравнимого произведения поэтического искусства»
(1963: 394). Суметь использовать словарный материал

Почему дискуссия о СПИ тянется так долго. § 3

17

— вот, оказывается, и вся проблема. И задавшись вопросом, «мог ли обладать писатель, живший, скажем,
во второй половине XVIII века, филологическими познаниями, необходимыми для составления такого произведения» (с. 292), Зимин в конечном счете использует в качестве ответа на этот вопрос следующую цитату
из М. Н. Тихомирова: «Вообще нельзя представлять
себе Москву XVIII века какой-то пустыней, где не было образованных людей» (с. 338).
Ниже мы рассмотрим более конкретно вопрос о
том, какой именно степенью образованности должен
был обладать «образованный человек», чтобы успешно
решить такую задачу.
2. Другая причина затяжного характера дискуссии
— малая доказательная сила большинства используемых в дискуссии аргументов. В громаде опубликованных работ выдвинуты сотни разнообразных соображений, которые с некоторой степенью вероятности говорят в пользу отстаиваемой данным автором версии.
Но очень часто из предъявленного факта решительно
ничего не вытекает с обязательностью, и даже, если
взглянуть на тот же самый факт чуть иначе, он начинает выглядеть как свидетельство в пользу противоположной версии. Поэтому, как это ни поразительно,
сторонники противоположных точек зрения нередко
ссылаются на одни и те же факты. Вот некоторые примеры.
СПИ обнаруживает несомненную связь с русским,
украинским и белорусским народным творчеством. И
вот мы видим, что этот факт активно используется
обеими партиями. Для одних это говорит о том, что
фальсификатор мог все, что нужно, взять просто из
современного ему фольклора, не углубляясь в многочисленные древние рукописи. Для их противников это,

18

Аргументы…

напротив, говорит о том, что произведение древнее,
поскольку фольклор отражает очень древний пласт
мифологии и словесного творчества.
В СПИ есть некоторое число «темных мест». И снова: для одних это свидетельство того, что Аноним коегде не справился с трудным делом сочинения по-древнерусски (ср. «malhabilete! de l’auteur à manier le langage
ancien» [Мазон 1940: 46]); для других — свидетельство
того, что произведение подлинное, потому что фальсификатору незачем было бы портить у публики впечатление, подбавляя в текст абракадабру.
Нередко авторы не замечают, что их аргументация
построена по беспроигрышной схеме, в которую одинаково хорошо подходит и некий факт, и его прямая
противоположность. Например, сторонник поддельности СПИ отмечает в его тексте необычное слово. Если
этого слова нет ни в одном древнерусском памятнике,
значит, фальсификатор его просто выдумал. Но если
оно все-таки нашлось в каком-то памятнике, то еще
проще — значит, именно оттуда он его и взял. И поддельность в обоих случаях подтвердилась. О методе
Мазона Якобсон замечает (1948: 269): «Если "ясному"
пассажу Слова соответствует "темное место" Задонщины, то это для Мазона лишнее доказательство не в
пользу Слова. Но если более "темным" кажется Слово,
это уже прямое свидетельство против него».
Вот особенно наглядный пример. Два сторонника
поддельности СПИ — К. Трост и М. Хендлер — большое внимание уделяют вопросу о церковнославянских
элементах СПИ. По Тросту (1974: 140), в СПИ таких
элементов крайне мало, и этим себя выдал сочинитель
СПИ Карамзин, который отстаивал тезис, что у русского языка нет никакой органической связи с церковнославянским, и хотел с помощью сочиненного им СПИ
показать русскому обществу, что это было верно уже и

Почему дискуссия о СПИ тянется так долго. § 3

19

для эпохи Нестора. По Хендлеру (1977: 129, 159), употребление глагольных времен (и ряд других черт) в
СПИ носит отчетливо церковнославянский характер,
тесно сближая его с агиографической литературой, что!
и выдает неподлинность СПИ, поскольку светское сочинение светского автора такого характера иметь не
должно было.
Вообще именно у сторонников поддельности СПИ
особенно заметен разнобой аргументов. Чуть ли не у
каждого из них свой кандидат на авторство СПИ; тем
самым почти каждый новый носитель этой идеи, выступающий на арену, в той или иной степени дезавуирует утверждения своих предшественников. В подтверждение своей идеи А. Мазон находит в СПИ галлицизмы, К. Трост — германизмы, Р. Айтцетмюллер — полонизмы, Э. Кинан — богемизмы.
Вот также пример из несколько иной сферы. Известно, что граф А. И. Мусин-Пушкин долгое время вообще не отвечал на настойчивые письма молодого историка К. Ф. Калайдовича, просившего его подробно описать обстоятельства приобретения рукописи СПИ. Для
Зимина это аргумент в пользу того, что Мусин-Пушкин старался скрыть обстоятельства фальсификации.
Действительно, причина могла быть именно такова; но
решительно никакой обязательности в этом нет. Столь
же легко допустить, например, что Мусин-Пушкин не
желал оглашения этих подробностей потому, что тут
были какие-то деликатные моменты финансового или
юридического свойства, или просто обер-прокурор Синода, старый екатерининский вельможа, считал ниже
своего достоинства отвечать дерзкому в своей настойчивости молодому человеку.
И многие работы представляют собой в сущности
собрания именно таких аргументов — до какой-то
степени вероятных, но ни к чему не обязывающих. И

20

Аргументы…

ничего удивительного, что противная сторона может
подобрать примерно такие же аргументы в пользу противоположной версии. Читателю же остается только
пожать плечами и отвернуться.
Можно лишь поражаться тому, как мало иногда бывает нужно, чтобы построить чрезвычайно далеко идущую гипотезу. Так, Зимин объявляет Иоиля Быковского автором СПИ, имея в своем распоряжении только
сведение (причем даже не вполне надежное) о том, что
сборник, содержавший СПИ, Мусин-Пушкин приобрел
именно у него, что Иоиль имел склонность к сочинению виршей и что он происходил из Белоруссии и
учился в Киеве, следовательно, мог быть знаком с белорусским и украинским фольклором. Признавая, что
никакого таланта в заурядных виршах Быковского не
чувствуется, Зимин считает возможным обойти это
препятствие для своей гипотезы так (1963: 352): «Дар
художественной стилизации может сочетаться с творческой беспомощностью при создании вполне самостоятельных произведений».
Нередко далеко идущие выводы делаются на основе
аргументов, которые имеют не непосредственный, а
условный характер: эти аргументы верны лишь при
условии, что принята точка зрения автора на некоторую другую проблему (скажем, на интерпретацию спорного места текста или на хронологию определенного
фонетического или морфологического изменения) —
при том, что эта точка зрения может быть далеко не
общепризнанной.
Более того, многие участники дискуссии проявляют
преимущественный интерес именно к «темным местам» СПИ и иногда даже прямо провозглашают идею,
что как раз «темные места», будучи разгаданы, и принесут нам важнейшие доказательства подлинности
(или, напротив, поддельности) текста. Они предлагают

Почему дискуссия о СПИ тянется так долго. § 3

21

для таких мест свое решение — иногда более или менее вероятное, иногда абсолютно произвольное и субъективное, но непременно подтверждающее позицию
автора в вопросе о подлинности или поддельности. Такие решения почти никогда не получают всеобщего
признания и обычно лишь пополняют фонд альтернативных интерпретаций. И это неудивительно, поскольку простых и самоочевидных решений для таких мест
нет: если бы они были, их бы уже давно нашли, и место бы не считалось темным.
Понятно, что аргументы этого рода имеют совершенно иной статус, чем те, которые опираются на бесспорные факты: подобная «двухэтажная» конструкция
не имеет никакой силы в глазах противников, поскольку они отказываются соглашаться с ней уже на уровне
«первого этажа».
Убедительность многих работ страдает также от того, что их авторы неспособны ограничиться в защите
своей версии одними лишь надежными утверждениями. Очень часто автор идет дальше и добавляет к ним
также менее надежные и даже просто сомнительные.
Ему самому в его страстной вере они представляются
столь же очевидными и непреложными; и он не замечает, как переходит порог убедительности для читателя. После этого противникам уже легко ухватиться за
одни лишь эти спорные утверждения и, показав их
шаткость, получить психологическую возможность относиться без всякого почтения уже и ко всем прочим
утверждениям данного автора.
Излишняя страстность (которой чаще грешат защитники подлинности СПИ) тоже не способствует убедительности. Она превращает дискуссию в бой, а в бою,
во-первых, можно пользоваться уже любым попавшим
под руку оружием, во-вторых, нельзя слушать никаких
доводов противника, пусть даже самых резонных.

22

Аргументы…

Особенно обескураживающе для постороннего читателя выглядят некоторые споры в литературоведческой сфере. Так, множество авторов твердят нам:
«СПИ — гениальное литературное произведение». А с
другой стороны мы читаем у Мазона: «бессвязное и
посредственное» (incohe!rent et me!diocre). Напротив, Задонщину, которую большинство исследователей оценивает в литературном отношении не слишком высоко,
Мазон объявляет шедевром.
Тот же Мазон заявляет, что СПИ — это явное подражание Оссиану. Якобсон отвечает ему, что СПИ не
имеет ничего общего с духом Оссиана, кроме разве что
некоторых мрачных картин природы. По утверждению
Мазона, совпадение фразы из СПИ с припиской к
псковскому Апостолу 1307 г. не имеет никакой доказательной силы, потому что, например, отрезок съяшется и растяшеть усобицами ("засевалась и прорастала усобицами#) — это лишь банальное общее место.
Якобсон отвечает, что это не общее место, а одна из
оригинальнейших фраз в древнерусской литературе, не
повторяющаяся более нигде.
Нетрудно понять, что у непредвзятого читателя перед лицом столь противоположных оценок возникает
просто общее неуважение к той сфере, где состояние
знаний допускает дискуссию такого вида. Люди негуманитарных профессий нередко даже склонны заключать из подобных ситуаций, что гуманитарные занятия
вообще не заслуживают названия науки.
3. Дискуссия о подлинности или поддельности СПИ
в значительной степени построена по принципу разговора глухих: в большом числе работ аргументы противоположной стороны вообще не упоминаются или упоминаются без всякого разбора мельком, в пренебрежительной тональности, которая как бы освобождает от

Почему дискуссия о СПИ тянется так долго. § 3

23

необходимости всерьез полемизировать. Некоторые
авторы прямо провозглашают окончательность достигнутой ими истины. Например, Р. Айтцетмюллер не боится использовать для этого такие определения, как
«неопровержимо» (см. подробнее ниже, «О противниках..., § 1). Якобсон, который дал себе труд последовательно разобрать все утверждения своего оппонента
Мазона, — яркое исключение на фоне множества других участников этой дискуссии.
От большинства работ на тему подлинности или неподлинности СПИ у читателя остается ощущение, что
автор сперва с помощью некоей глобальной интуиции
пришел к выводу о том, какая из двух версий верна, а
затем уже подбирал как можно большее количество
фактов и фактиков, которые служат на пользу этой
версии. Впрочем, не редкость и прямые заявления о
том, что подлинность (или, напротив, поддельность)
СПИ чувствуется по всему с первого же мгновения.
Таким образом, при всей ценности интуиции как инструмента познания, приходится признать, что в данном случае она открывает одним одно решение с такой
же ясностью, как другим противоположное.
Но даже там, где автор ссылается не на интуицию, а
на логические выводы, чаще всего работа строится
(иногда явно, чаще неявно) по следующей схеме: «Я
принимаю такую-то из двух противоборствующих версий. И далее я продемонстрирую, как много фактов,
требующих объяснения, получает при этой версии хорошее объяснение».
Допустимо ли такое логическое построение? Да,
допустимо. Но только рассуждение по этой схеме не
достигает своей цели (доказательства правильности
выбранной версии), пока не показано, что выбранная
версия успешно справляется также с фактами, на которые опирается аргументация противоположной сто-

24

Аргументы…

роны. А когда этого нет, то ничто не мешает появиться
работе сторонника противоположной версии, построенной ровно по такой же схеме.
4. Очень существенную роль в том ощущении тупика и отсутствия какого-либо объективного решения,
которое сопряжено в общественном сознании с проблемой подлинности «Слова о полку Игореве», играет то,
что эта проблема давно перестала быть чисто научной
и густо обросла ненаучными обертонами и политическими коннотациями.
Как уже отмечено выше, в советскую эпоху версия
подлинности СПИ была превращена в СССР в идеологическую догму. И для российского общества чрезвычайно существенно то, что эта версия была (и продолжает быть) официальной, а версия поддельности СПИ
— крамольной. В силу традиционных свойств русской
интеллигенции это обстоятельство делает для нее крайне малоприятной поддержку первой и психологически
привлекательной поддержку второй. А устойчивый и
отнюдь еще не изжитый советский комплекс уверенности в том, что нас всегда во всем обманывали, делает
версию поддельности СПИ привлекательной не только
для интеллигенции, но и для гораздо более широкого
круга российских людей.
Сама тональность большинства работ советского
периода по «Слову о полку Игореве» такова, что читателю (и тогдашнему, и нынешнему) трудно воспринять
их иначе как пропагандистские сочинения, созданные
для внушения заранее заданной идеи. Естественной реакцией на все, что преподносится в такой тональности,
является психологическое сопротивление. Отчетливо
отрицательное впечатление производят, в частности,
фразы типа «из этого следует, что СПИ подлинно»,
повторяемые как рефрен после каждого существенного

Почему дискуссия о СПИ тянется так долго. § 3

25

или несущественного наблюдения и очень часто там,
где логически ничего не следует.
И, конечно, убийственную роль для репутации этих
работ у читателей играет лежащее на них клеймо советской цензуры, которая практически не допускала прямого цитирования А. Мазона или А. А. Зимина. Бесчисленные страстные доказательства подлинности Слова
подразумевали наличие некоего коварного врага, который стремится обесчестить эту гордость советского
народа и о котором по советской традиции читателю
не положено было знать сверх этого почти ничего; даже имена врагов предпочтительно было заменять безличным «скептики». А уже по другой, но тоже политической причине читателю не положено было знать и о
работах Р. Якобсона, активнейшего противника «скептиков».
Справедливость требует отметить, что политизированное отношение к вопросу о подлинности или неподлинности СПИ было характерно не только для СССР,
но и для эмигрантских кругов на Западе. «Патриотическая» окраска большинства выступлений в защиту
подлинности СПИ в глазах стороннего читателя вычиталась из их собственно научной ценности.
5. Стоит добавить к этому, что даже независимо от
политических обертонов сама идея талантливой мистификации обладает известной привлекательностью. В
самом деле, насколько живее и интереснее версия, по
которой перед нами некая масштабная игра, а не просто еще одна единица хранения, долежавшая до великого московского пожара. Соблазнительна также мысль
о том, какое количество почтенных специалистов оказывается в дураках, вот уже двести лет глубокомысленно наводя науку на чью-то озорную шутку. Ср. поразительно широкий успех в определенных кругах рос-

26

Аргументы…

сийского общества, который получила теория А. Т. Фоменко, провозглашающая подделку не просто одного
какого-то сочинения, а тысяч документов и сочинений,
на которых основаны наши представления о мировой
истории.
§ 4. Такова в общих чертах та малосимпатичная картина, которая сложилась за двести лет дискуссии и которая побуждает часть ученых просто сторониться данной проблемы как потерявшей собственно научный
характер.
Дискуссия о СПИ заставляет задуматься о способе
аргументации в гуманитарных науках вообще. Вот, например, перед читателем книга Якобсона (1948). В ней
предъявлено такое множество аргументов в пользу подлинности СПИ — с какой стороны на это произведение ни взглянуть, — что читателю уже кажутся излишними долгие разговоры: все ясно! Но если после
этого у него в руках оказывается, скажем, книга Кинана (2003), то там он находит такое же множество аргументов в пользу поддельности СПИ, изложенных с таким же напором, и тоже получается, что все ясно.
Но ведь кто бы из них ни был прав, другой-то неправ! А ведь и у него бездна аргументов — от маленьких до таких, которые он считает неотразимыми!
Как такое вообще возможно? Ответ ясен: безусловное большинство фигурирующих в дискуссии аргументов носит не абсолютный характер, а использует
лишь одну из возможностей объяснения того или иного факта. И увы, показывает, как легко гуманитарий
поддается соблазну истолковать в пользу своей гипотезы даже самые незначительные и логически ни к чему
не обязывающие обстоятельства дела. А потом тот же
эффект происходит в восприятии читателя: вот уже
десятое, тридцатое, сотое маленькое подтверждение

Почему дискуссия о СПИ тянется так долго. § 4

27

развиваемой автором идеи. Конечно, каждое в отдельности подтверждение легонькое и, если вдуматься, необязательное. Но их так много! Значит, идея верна: не
может же быть, чтобы из такого великого множества
аргументов все оказались неверными. Однако же достаточно вспомнить об описанном выше противостоянии, и становится ясно: к сожалению, может!
Таким образом, степень прочности аргументов должна рассматриваться как несопоставимо более важный
признак, чем их количество.
Что же делать, чтобы попытаться вырваться из этой
дурной бесконечности?
Очевидно, необходимо отказаться от рассуждений в
рамках только одной из двух основных версий и рассматривать любые факты сразу с двух противоположных точек зрения. И, конечно, отказаться от любых
интуитивных и эмоциональных оценок и от риторического напора.
А при оценке любых аргументов считать самой важной их характеристикой степень надежности.
Ниже мы везде рассматриваем в первую очередь аргументы, основанные на общепризнанных фактах, а те,
которые основаны лишь на предположениях (пусть даже правдоподобных), в особенности на одном из нескольких конкурирующих предположений, относим к
более низкой категории. И как самые слабые расцениваются аргументы, основанные на конъектурах; они
могут даже вообще не приниматься во внимание.
А те случаи, где нам все же хотелось бы предложить
свои собственные интерпретации некоторых мест СПИ,
мы вынесли в отдельную статью («К чтению...») — с
тем, чтобы не строить на их основании выводов общего характера.

28

Аргументы…

Задачи, стоящие перед имитатором
древнего текста
§ 5. Для нашего разбора полезно вначале бросить
общий взгляд на работу древнего сочинителя и работу
имитатора. Испытываемые ими трудности — совершенно разного масштаба. И тот и другой совершает
труд литературного сочинительства. Но у обычного
сочинителя его задача этим и ограничивается, а имитатор должен еще откуда-то узнать и принять во внимание множество элементов информации, которые сочинителю даны без всякого труда, — он знает их просто
из своей текущей жизни. Пример: у сочинителя нет
опасности вставить в свой текст цитату из автора, который еще не родился, или слово, которого в его время в
языке еще нет; а имитатор от подобных ошибок совершенно не гарантирован. Его может уберечь от этого
только точное знание; и таких элементов знания ему
необходимо огромное количество. У сочинителя XII
века нет ровно никакой заслуги в том, что он написал
свое сочинение языком этого века, с диалектными особенностями той области, откуда он был родом, с орфографией, принятой в его время в той среде, к которой
он принадлежал, и т. д. Но имитатор, который хочет
достичь того же результата через несколько веков, должен каким-то образом узнать и ни в какой момент не
упускать из виду сотни вещей, о которых сочинитель
никогда даже не задумывался.
Отметим еще одно важное для нас обстоятельство.
Очень сильно различаются по трудности имитация
единичных фактов и имитация системных фактов.
Например, изображая деревенскую речь, имитатор
может вставлять время от времени несколько запомненных им словечек вроде давеча или намедни — это
довольно просто. Гораздо сложнее правильно воспро-

Задачи, стоящие перед имитатором. § 5

29

извести некоторое системное явление, скажем, яканье.
Имитатор произнесет (или напишет) бяда, дяревня, но
он вполне может вставить в свою речь и пясать вместо
писать, а это уже неверно: и в действительности не
участвует в яканье. Ошибки такого рода сплошь и рядом встречаются в литературных имитациях деревенской речи. Для непрофессионального читателя, впрочем, они не имеют значения, и на этом уровне можно
считать, что имитатор достиг своей цели, т. е. определенной стилизации. Но если бы дело все-таки дошло до
лингвистического контроля, то поддельность выяснилась бы мгновенно.
То же и в имитации древнего текста. Легче всего
вставить в текст взятые из подлинных памятников необычные слова. Их можно набрать, даже не утруждая
себя сплошным чтением объемистых летописей и т.п.,
— достаточно сделать выписки при просмотре. Совсем
иное дело, когда требуется воспроизвести некоторую
грамматическую закономерность, реализованную в выбранном памятнике, скажем, установить, по каким правилам в нем распределены комплексы типа слышалъ
еси и типа еси слышалъ, и соблюсти эти правила в
поддельном тексте. Здесь уже недостаточно не только
беглого просмотра, но даже и полного прочтения
памятника — необходимо провести специальное его
исследование с данной точки зрения. Количество требуемого труда тут совершенно несопоставимо с заимствованием единичного слова.
Заметим, что с этой точки зрения позиция почти
всех сторонников поддельности СПИ имеет следующую серьезнейшую слабость: в вопросах языка они
ограничиваются только лексикой. И потому с легкой
душой утверждают, что со стороны языка у Анонима
не было особых проблем, так как все использованные

30

Аргументы…

им необычные древнерусские слова он мог взять из
таких-то памятников.
Ниже мы стремимся уделять основное внимание
тем аспектам языка, где как раз наиболее полно проявляется системность, — грамматике и фонетике.
В настоящее время усилиями большого числа исследователей язык СПИ изучен уже достаточно подробно.
Общий вывод этих исследований таков: язык СПИ —
правильный древнерусский XI–XII веков, на который
наложены орфографические, фонетические (отчасти
также морфологические) особенности, свойственные
писцам XV–XVI веков вообще и писцам северо-запада
восточнославянской зоны в частности.
В версии подлинности СПИ эта картина объясняется без всяких затруднений: текст СПИ был создан в
конце XII — начале XIII века и переписан где-то на
северо-западе в XV или XVI веке. Проблема состоит в
том, можно ли получить правдоподобное объяснение
этой картины также и в рамках версии поддельности
СПИ.
Если Аноним вообще существовал, то он безусловно стремился к тому, чтобы его произведение было
принято за подлинное. Он хотел внушить читателям и
будущим исследователям, что это произведение XII
века, переписанное (с некоторыми искажениями) в XV
или XVI веке.
Что касается тезиса Зимина о том, что автор не собирался никого обманывать2, то, как уже указано в § 1,
такая версия невероятна: в этом случае огромные усилия, положенные им на то, чтобы изучить и правдоподобно имитировать не только язык XII века, но также и
2

Ныне такое же предположение мы находим и в последней книге Кинана (2003: 424).

Задачи, стоящие перед имитатором. § 5

31

орфографические, фонетические и морфологические
эффекты, которые должны были возникнуть под пером
переписчика XV или XVI века, нельзя объяснить уже
ничем, кроме прямых психических повреждений. Эту
версию можно в дальнейшем уже более не принимать
во внимание.
При создании фальсификата перед Анонимом стояло по крайней мере две разных задачи: литературная и
лингвистическая.
Литературная часть задачи Анонима состояла в том,
чтобы из материала Задонщины и летописного рассказа о походе 1185 г. (взятого в основном из Ипатьевской
летописи) создать литературное произведение, которое
общество примет за древнее. Эта сторона проблемы
более всего и обсуждалась литературоведами обоих
лагерей. С нашей точки зрения, в этой сфере имеется
целый ряд надежных и чрезвычайно показательных
фактов, ведущих к тем же выводам, что и лингвистические аргументы, разбираемые ниже. Но, как уже указано, в настоящей работе мы не касаемся этой стороны
дела, а ограничиваемся только лингвистической проблематикой.
Лингвистическая часть задачи Анонима, очевидно,
должна была состоять в следующем:
1) создать текст, удовлетворяющий грамматическим
и лексическим нормам языка XII века;
2) сымитировать эффекты орфографического, фонетического, морфологического и иного характера (включая ошибки), которыми обычно сопровождалось копирование древнего текста переписчиком XV–XVI века;
3) сымитировать диалектные эффекты, характерные
для северо-западных писцов данного времени.
Мы знаем теперь, что эти конкретные лингвистические задачи решены в тексте СПИ в целом очень хорошо. Так что не может быть и речи о том, чтобы Ано-

32

Аргументы…

ним решал их просто наугад, придумывая недостающие грамматические и лексические звенья просто из
головы. Он безусловно должен был обладать в этих
вопросах вполне достоверными сведениями.
Откуда он мог почерпнуть такие сведения?
Мыслимых путей только два: а) из грамматик и словарей; б) из собственных наблюдений над древними
рукописями (или их изданиями), а также над современными славянскими языками и их народными говорами.
Первый путь в конце XVIII века (не говоря уже о
более раннем времени) был в отношении грамматик
предельно ограничен (см. об этом Исаченко 1941), а в
отношении словарей еще практически закрыт: десятки
слов, использованных в СПИ, не фигурируют ни в каких словарях того времени.
Но изучение древних рукописей, равно как изучение славянских языков и их говоров, в принципе было
возможно — хотя, конечно, Аноним находился в этом
отношении перед лицом ситуации неизмеримо более
трудной, чем теперь, когда и в то и в другое уже вложен труд сотен и тысяч исследователей и результаты
их труда так или иначе опубликованы.
Все сказанное выше, казалось бы, уже само по себе
подводит лингвиста к выводу о том, что версия поддельности СПИ крайне неправдоподобна. Но мы все
же не будем на основе одних лишь общих соображений отрицать возможность успеха Анонима в его предполагаемой деятельности, а попытаемся внимательно и
непредвзято рассмотреть возникающие в связи с этой
проблемой конкретные лингвистические сюжеты.
Последующий разбор строится в основном в порядке названных выше лингвистических задач, которые
должны были стоять перед Анонимом.

Общие сведения о памятниках. § 6

33

Общие сведения о рассматриваемых
памятниках
§ 6. Лингвистический анализ СПИ следует предварить некоторыми замечаниями о его списках. Наши
нынешние источники — первое издание, т. е. издание
А. И. Мусина-Пушкина 1800 г. (условное обозначение
П.), рукописная копия, изготовленная в 1795–1796 гг.
для Екатерины II (Е.), выписки А. Ф. Малиновского (М.)
и выписки Н. М. Карамзина (К.) — имеют между собой
много мелких расхождений (согласно СССПИ, в 591
точке), в подавляющем большинстве случаев касающихся, правда, лишь орфографии. Из сравнения этих
списков некоторые отличия погибшей рукописи от
публикации ныне ясны. Так, в рукописи скорее всего
вообще не было буквы i, не различались и и й, встречалось (а может быть, даже было последовательно проведено) написание оу и несомненно присутствовали
выносные буквы и написания под титлом. В публикации написания с выносными буквами и под титлом
раскрыты — к сожалению, в соответствии с не очень
высоким уровнем знаний издателя и с его не слишком
скрупулезным отношением к деталям орфографии
оригинала. Скажем, рассоушьс (так в М.) передано в
издании как рассушясь. Между тем выносное с здесь
почти наверное заменяло сь, а не сь (последнее в аористах выступало крайне редко). Это значит, что различию -ся и -сь, а также, например, различию -ть и -тъ,
-мь и -мъ, же и жъ и т. п., в публикации СПИ (равно
как и в других его списках) непосредственно доверять
нельзя. Конечно, определенные заключения об орфографии рукописи все же возможны, но лишь через
призму сравнительного анализа разных списков.
Как уже указано в начале работы, цитаты из СПИ в
принципе приводятся по первому изданию, но без обя-

34

Аргументы…

зательного соблюдения принятых в этом издании словоделения, заглавных букв и пунктуации. При этом,
однако, могут быть использованы конъектуры; они отмечаются так: добавленные буквы — круглыми скобками, исправленные — угловыми. Единичные буквы
могут быть взяты не из первого издания, а из Екатерининской копии; при цитировании это специально не
отмечается. При желании установить более точно, откуда взят тот или иной элемент текста, надлежит обращаться к приложению.
Буквы и и й распределяются при цитировании не в
соответствии с первым изданием, а по морфологическим правилам, и это специально не отмечается.
При рассмотрении Задонщины нам потребуется обращение к следующим ее спискам: КБ — КириллоБелозерский список (1470-е гг.); И-1 — 1-й список
Исторического музея (XVI в.); И-2 — 2-й список Исторического музея (XVI в.); У — список Ундольского
(XVII в.); С — Синодальный список (XVII в.).

Раннедревнерусские черты СПИ
§ 7. Языку СПИ посвящено значительное число работ; назовем лишь немногие наиболее важные: Потебня 1914, Каринский 1916, Соболевский 1916, 1929, Петерсон 1937, Обнорский 1939, 1946, Исаченко 1941,
Якобсон 1948, Булаховский 1950, Тимберлейк 1999.3
3

Почти все рассматриваемые ниже вопросы, связанные
с языком СПИ, уже так или иначе обсуждались этими и
другими авторами. В этих условиях давать в каждом случае
историю вопроса означало бы удвоить объем книги и далеко отклониться от нашей основной задачи. Мы предпочли везде излагать непосредственно суть дела, обходясь ми-

Раннедревнерусские черты СПИ. § 7

35

Из совокупности этих работ явствует, что язык СПИ в
целом вполне соответствует древнерусским нормам
XI–XII вв. (если отвлечься от явлений, которые объясняются как эффекты позднейшего переписчика [или
переписчиков]).
Защитники подлинности СПИ много сделали, чтобы
выявить как можно более полный список таких морфологических и синтаксических явлений СПИ, которые
характерны исключительно или преимущественно для
раннедревнерусского периода. При этом они констатировали, что в отношении этих явлений язык СПИ гораздо архаичнее языка Задонщины (ср., в частности, Котляренко 1966).
Последнее вне всякого сомнения верно. Однако, вопреки встречающемуся во многих работах утверждению, это еще не доказывает подлинности СПИ. Такая
констатация опровергает лишь ту простейшую версию,
что Аноним заимствовал из Задонщины не только содержание, но и языковую форму. Это опровержение,
конечно, существенно. Действительно, указанную версию ныне несомненно следует признать неверной. И
ниже мы уже вообще не будем больше ее рассматривать. Но Аноним вовсе не обязательно был так прост.
В принципе он мог брать из Задонщины лишь содержание того или иного пассажа и «переводить» этот пассаж на язык каких-то подлинных памятников XII века.4
нимумом ссылок и не подчеркивая каждый раз границ между нашими собственными соображениями и пересказом
уже известных.
4
Сами «иконокласты», насколько можно судить, этой
версии в отчетливой форме не излагают; но дело здесь просто в том, что они вообще довольно поверхностно относятся
к языковой стороне проблемы. И серьезный advocatus diaboli
должен изложить эту версию за них.

36

Аргументы…

Такими памятниками могли быть, например, относящиеся к XII в. части летописей.
Итак, цель защитников подлинности СПИ еще не
достигается демонстрацией того, что язык СПИ — правильный раннедревнерусский. Ведь если Аноним умел
сочинить грамотный текст на языке заданной эпохи, то
эта демонстрация означает всего лишь комплимент его
искусству.
Чтобы достичь такого результата, Аноним, по-видимому, должен был либо а) обладать точным научным
знанием грамматики и лексики языка данной эпохи
(извлеченным из имеющихся описаний и словарей или
достигнутым на основе собственных наблюдений),
либо б) иметь очень большую начитанность в подлинных сочинениях данной эпохи и исключительные имитационные способности.
Как уже отмечено, для Анонима следует исключить
возможность почерпнуть все необходимые знания из
готовых грамматик и словарей. Но возможность самостоятельного научного анализа и/или имитации прочитанного в принципе остается. Как известно, есть люди,
обладающие даром великолепно имитировать, скажем,
речь своих знакомых или диалектную речь жителей
определенной области (причем большинство из них,
конечно, не сумело бы описать имитируемые идиомы в
научных терминах). Существует и аналогичная способность имитировать письменный текст — например, у
хороших пародистов. Поэтому теоретически не исключено, что человек с такими способностями, если он
был хорошо начитан в подлинных древнерусских рукописях, мог написать текст, достаточно похожий по своим грамматическим и лексическим характеристикам на
то, что он прочел.
Таким образом, необходимо не просто указать на
присутствие в СПИ некоего древнего языкового явле-

Раннедревнерусские черты СПИ. § 7–8

37

ния, а установить, какими именно знаниями или умениями должен был обладать Аноним, чтобы в его тексте оказался правильно воспроизведен соответствующий эффект.
Поэтому ниже мы не будем перечислять все архаичные черты языка СПИ (тем более, что это уже почти
полностью сделано в существующих работах). Наличие
таких черт само собой разумеется как в версии подлинности, так и в версии поддельности СПИ. Мы остановимся только на некоторых из таких черт, которые, с
нашей точки зрения, все же могут кое-что дать для интересующей нас проблемы.
Двойственное число
§ 8. Вопрос о двойственном числе в СПИ уже достаточно хорошо проанализирован с интересующей нас
точки зрения (см. прежде всего Исаченко 1941 и ИГДРЯ
2001: 186–192). А. В. Исаченко показал, что:
1) употребление двойственного числа в СПИ вполне
соответствует морфологическим и синтаксическим нормам древнерусского языка XII в., а немногие отклонения сходны с теми, которые наблюдаются также в других памятниках;
2) такая картина не могла быть достигнута путем
подражания Задонщине, поскольку в ней двойственное
число за одним исключением вообще отсутствует;
3) предполагаемый фальсификатор не располагал
грамматическими описаниями, которые позволили бы
ему правильно построить все словоформы двойственного числа, использованные в СПИ; на основе имевшихся в его время грамматик он получил бы, например,
в 1-м лице двойств. ошибочное есма, а в Д. двойств.
ошибочное соколама (тогда как в действительности в

38

Аргументы…

СПИ выступают безупречно правильные есвъ и соколома);
4) не мог он и непосредственно извлечь все эти словоформы из опубликованных к его времени летописей
и других древних памятников: большинства этих словоформ там нет; следовательно, какие-то из них он непременно должен был строить сам.
К этому разбору ныне можно добавить следующие
детали.
В нарушение классических древнерусских норм в
СПИ все словоформы И. дв. средн. имеют окончание -а
(а не -ъ/-и): два солнца 103; ваю храбрая сердца въ жестоцемъ харалузъ скована, а въ буести закалена 113. В
традиционных памятниках такие формы появляются
лишь начиная с 3-й четверти XIII в. Но берестяные грамоты показали, что они существовали уже в XII в., ср.
дъва лъта (№ 113, 2-я пол. XII в.), 2 лўкна (№ 671, то
же время). Мы знаем теперь, что это очень ранняя инновация, начавшаяся на северо-западе не позднее XII в.
(см. Зализняк 1993, § 22 и ДНД2, § 3.12, конец) и в дальнейшем распространившаяся и на другие зоны.
Другое обстоятельство, заслуживающее особого внимания, состоит в том, что в некоторых пассажах СПИ
формы двойственного числа (ниже даны жирным шрифтом) перемежаются формами множественного (ниже
подчеркнуты), например: О моя сыновчя Игорю и Всеволоде! Рано еста начала Половецкую землю мечи
цвълити, а себъ славы искати. Нъ нечестно одолъсте,
нечестно бо кровь поганую пролiясте 112. И далее в
том же обращении к Игорю и Всеволоду: Нъ рекосте:
«Myжаимъся сами, преднюю славу сами похитимъ, а
заднюю ся сами подълимъ!» 116. Исаченко основной
причиной считает здесь начавшееся уже в XII в. расшатывание категории двойственного числа.

Раннедревнерусские черты СПИ. § 8

39

Однако такое объяснение не согласуется с нынешними знаниями о статусе двойственного числа в древнерусском языке XII в. (см. ИГДРЯ 2001). В действительности множественное число могло появляться в
ранних текстах вместо ожидаемого двойственного прежде всего потому, что автор не всегда имеет в виду
строго двух упоминаемых им лиц: он может мыслить
их вместе со всеми, кого они возглавляют (дружиной,
домочадцами и т. п.). При этом переход от одной авторской позиции к другой может совершаться очень легко.
Примеры этого рода отчетливо обнаруживаются в берестяных грамотах; ср. в грамоте № 644 (1-я пол. XII в.,
письмо Нежки к брату Завиду, с упоминанием второго
брата — Нежаты): а не сестра ь вамо, оже тако дълаете, не исправит<е> ми ничето же (множ. число в местоимении вамо и в глаголах показывает, что Нежка
имеет в виду и еще каких-то членов семьи или домочадцев); в грамоте № 603 (2-я пол. XII в., письмо к Гречину и Мирославу): вы ведаета, оже ь тьже не добыле; тьжа ваша (словоформа ваша подразумевает участие еще каких-то лиц, кроме двух адресатов).
Далее, следует отметить императив 1-го лица множ.
мyжаимъся. Исаченко допускает (как и некоторые
другие комментаторы), что это испорченное 1-е лицо
двойств. мужаи<в>ъся. С нашей точки зрения, однако,
для такого исправления текста СПИ нет достаточных
оснований и в нем нет необходимости. Во-первых, во
фразе Myжаимъся сами, преднюю славу сами похитимъ, а заднюю ся сами подълимъ! не одна только эта
словоформа, а все предикаты стоят во множ. числе, и
это прекрасно согласуется с тем, что исполниться
мужества и добыть воинскую славу должны не только
два князя, но и все их воины. Во-вторых, при мyжаимъся (как и при последующих предикатах) стоит слово
сами (множ. число); это значит, что нельзя предпо-

40

Аргументы…

лагать здесь замену при переписке всего лишь одной
буквы в предполагаемом первоначальном мyжаивъся,
— речь может идти только о переводе всей фразы из
двойственного числа в множественное. В-третьих, словоформа мyжаимъся находит прямую аналогию в не
проливаиме кръви (Синодальный список НПЛ, [1137] 5)
и еще раз а кръви не проливаиме ([1216]; в Комиссионном списке не проливаимя). Что же касается записи
глагольного окончания как -мъ (вместо -ме), то она не
может здесь быть препятствием, поскольку переписчик
СПИ явно имел некоторую склонность к замене -е на
конце слова на -ъ: ср. звательные формы землъ (наряду
с земле), Всеволодъ (наряду с Всеволоде), Осмомыслъ,
вътръ, И. мн. ратаевъ (ср. дятлове), аористы высъдъ,
утръпъ (вместо высъде, утръпе); фонетического различия между е и ъ в данной позиции у него явно не
было, а букву ъ он, по-видимому, воспринимал как более престижную.
Этот конкретный пример не отменяет, конечно, того
обстоятельства, что ошибки при переписке были возможны. В поздних списках с древних сочинений встречаются ошибки в употреблении двойственного числа,
несомненно принадлежащие переписчику. См., например, ИГДРЯ 2001: 167 о заменах двойственного числа,
стоящего в Синодальном списке НПЛ (XIII–XIV вв.),
на множественное в Комиссионном списке (XV в.). То
же в Ипатьевской летописи, например: и досыти ми
пересердия оучинила еста (Ипат., основной список,
[1148], л. 133 об.), и тако шложиста wба ([1160], л.
180) — в Хлебниковском списке XVI в. оучинили есте,
шложиша.
5

Здесь и далее при цитировании летописей в квадратных
скобках указывается год, к которому относится цитата.

Раннедревнерусские черты СПИ. § 8

41

Поэтому было бы почти невероятно, чтобы переписчик СПИ решительно нигде не ошибся в копировании
древних форм двойственного числа. И действительно,
некоторое число таких ошибок (впрочем, небольшое) в
СПИ имеется. Так, почти наверное переписчику принадлежит множ. число в тiи бо два 88 и отецъ ихъ 88
вместо двойств. та бо два, отецъ ею; вероятно, так
же следует интерпретировать лебедиными крылы 76
(вместо лебединыма крылома) и васъ 133 (вместо ваю).
К числу других погрешностей при копировании форм
двойств. числа следует отнести убуди 88 вместо убудиста (вероятно, не без влияния трех других убуди в
предшествующих частях текста) и съ нимъ 103 вместо
съ нима; возможно, еще подасть 103 (ср. также ниже о
вероятной вставке слова два в тiи бо два храбрая
Святъславлича).
Таким образом, картина употребления двойственного числа в СПИ соответствует реальному узусу XI–
XII веков и реальному облику поздних списков даже в
большей степени, чем полагал А. В. Исаченко.
Следует также особо отметить, что в СПИ имеется
целый ряд примеров употребления двойственного числа без числительного для предметов, не обладающих
природной парностью: ту ся брата разлучиста 71;
уже соколома крильца припъшали 102; молодая мъсяца 103; о моя сыновчя 112; ваю храбрая сердца 113;
вступита, господина... 129; своя бръзая комоня 191.
В истории русского языка этот тип употребления двойственного числа имен исчезает раньше всех прочих. В
позднедревнерусский период употребление числительного в таких сочетаниях становится практически обязательным. Заметим, что несколько примеров с числительным есть и в СПИ: тiи бо два храбрая Святъславлича 88; се бо два сокола слътъста 102; два солнца

42

Аргументы…

помъркоста 103; оба багряная столпа погасоста 103.
Но в последних трех примерах числительное (два или
оба) несет и некоторую собственную функцию, помимо дублирования двойственного числа в существительном, чем и оправдывается его присутствие. Лишь один
пример: тiи бо два храбрая Святъславлича — составляет в этом смысле исключение и выглядит как позднедревнерусский: раннедревнерусская норма требовала
бы здесь просто та бо храбрая Святъславлича. Но в
этой фразе уже есть заведомая неправильность в виде
тiи вместо та (ср. выше), и можно полагать, что вся ее
начальная часть на каком-то этапе подверглась искажению (а именно, «модернизации»).
Если попытаться подыскать среди рукописей XV–
XVI вв. такие, где ситуация с двойственным числом
наиболее похожа на СПИ, то хорошими кандидатами
оказались бы Флав. («История Иудейской войны» Иосифа Флавия, переведенная в XI–XII вв., в списке последней трети XV в.) и Киевская летопись по Ипат.
(т. е. летописные записи XII в. в списке первой четверти XV в.). И совершенно не подошли бы на эту роль
тексты, сочиненные в XV–XVI вв., например, Задонщина, «Повесть о взятии Царьграда турками», «Хожение за три моря» Афанасия Никитина, любые летописные записи за сами эти века (во всех этих памятниках
двойственного числа уже просто нет или почти нет),
или такие сочинения, ближе стоящие к церковной традиции, как, скажем, «Повесть о Петре и Февронии»
(где двойственное число есть, но употребляется бессистемно и в половине случаев неправильно).
Общий вывод Исаченко, который он делает с учетом уровня филологии XVIII века (и в молчаливом
предположении, что мистификатор пользовался только
опубликованными текстами): подделкой наблюдаемая

Раннедревнерусские черты СПИ. § 8

43

в СПИ картина употребления двойственного числа
быть не может.
На уровне обычного практического здравого смысла с ним нельзя не согласиться.
Остается, однако, еще тот абстрактный уровень рассуждения, когда не принимаются во внимание ограничения, связанные с практической жизнью, и не исключаются никакие предельные и маловероятные случаи
— в частности, допускается, что Аноним был одарен
способностями, многократно превосходящими способности обычных людей, и был готов вложить сколь угодно громадный труд в дело создания своего фальсификата. Рассуждая на этом уровне, мы должны допустить,
что в принципе Аноним мог познакомиться с любой
рукописью, лежащей в любом монастырском или ином
хранилище (кроме разве что берестяных грамот). А если при этом он был гениальным лингвистом или гениальным имитатором, то для него не было неразрешимой проблемой овладеть на основе анализа этих рукописей (или путем их имитации) всеми теми тонкостями
древнерусского двойственного числа, о которых шла
речь.
Придется, конечно, допустить, что он был очень и
очень не прост. Изучая рукописи, он сумел понять, что
руководства ошибаются в отношении словоформы
есма и словоформ типа соколама: в древнейших рукописях он нашел на их месте есвъ и соколома. Но если
бы он всегда действовал этим методом, то неминуемо
пришел бы к выводу, что двойственное число от сердце
— это сердци: такую форму требуют доступные ему
руководства, и в главнейших древнерусских рукописях, откуда он почерпнул все остальные свои морфологические знания, это действительно именно так. Как
уже отмечено выше, словоформы на -а типа сердца и
солнца, которые он вставил в СПИ, встречаются только

44

Аргументы…

в более поздних рукописях, а из по-настоящему древних — только в берестяных грамотах. И нам придется
предположить, что тут Аноним по какой-то таинственной причине решил отказаться от своей грамматической ориентации на такие памятники, как Ипат. или
Лавр., и для одной грамматической формы — И. В. дв.
средн. — взял в качестве образца некий более поздний
памятник.
Итак, в вопросе о двойственном числе мы приходим
к тому, что уже в связи с одним лишь этим частным
сюжетом версия поддельности СПИ необходимым образом требует допущения гениальности его создателя.
Энклитики
§ 9. В отличие от таких традиционных объектов
грамматических исследований, как двойственное число, древнерусские энклитики привлекали сравнительно
мало внимания историков языка. Даже вопрос о самом
инвентаре энклитик, т. е. о том, какие именно словоформы относились в древнерусском языке к этой просодической категории, до недавнего времени был еще
не решен; например, не было известно, что к этой категории относились связки есмь, еси и т. д. Не были
изучены и закономерности размещения энклитик в
составе древнерусской фразы. Между тем мы знаем теперь, что в этой сфере действовали очень точные синтаксические механизмы. Поэтому вопрос о том, соблюдены ли эти механизмы в СПИ, может иметь первостепенное значение для оценки вероятности или невероятности позднего создания этого текста. Важные замечания по поводу энклитик в СПИ имеются в работах
Якобсон 1948 и 1966; ниже этот вопрос рассматривается более полно.

Раннедревнерусские черты СПИ. § 9

45

Древнерусские энклитики делятся на два типа —
основной и специальный. Энклитики основного типа
(их большинство) в нормальном случае относятся по
смыслу к фразе в целом (или, что равносильно, к сказуемому); их позиция во фразе определяется так наз.
законом Вакернагеля, о котором см. ниже. Энклитики
специального (или «невакернагелевского») типа относятся по смыслу к отдельному слову (но не к сказуемому); они не подчиняются закону Вакернагеля, а располагаются просто непосредственно после того слова, к
которому относятся.
Закон Вакернагеля
Закон Вакернагеля в своем наиболее общем виде
гласит, что в древних индоевропейских языках энклитики (основного типа) располагаются так, что они составляют конечную часть первого фонетического слова
(= тактовой группы) фразы. (Если пожертвовать некоторыми деталями, то можно это сформулировать и
проще: располагаются непосредственно после первого
полноударного слова фразы.) Применительно к славянскому материалу см. в первую очередь Якобсон 1935.
Для точного описания действия закона Вакернагеля
в конкретном языке определенной эпохи необходимо
зафиксировать следующее:
1) какие именно отрезки речевой цепи являются с
точки зрения закона Вакернагеля «фразами», т. е. единицами, внутри которых отыскивается первое фонетическое слово;
2) какие именно словоформы являются энклитиками
основного типа (их список всегда строго ограничен и
сравнительно невелик);

46

Аргументы…

3) в каком порядке располагаются энклитики в цепочке из нескольких энклитик (этот порядок почти
всегда бывает жестким).
В древнерусском языке закон Вакернагеля действовал; см. об этом Зализняк 1993 (раздел «Место энклитик в предложении и их порядок» = §§ 62–75), где выявлены все три указанных аспекта действия данного
закона. Там же установлены (на широком древнерусском материале) так наз. ранги энклитик, т. е. номера
позиций, которые занимает конкретная энклитика в
случае соединения энклитик друг с другом (скажем,
энклитика 2-го ранга при таком соединении всегда
стоит левее энклитики 3-го ранга).
Необходимо учитывать, однако, что соблюдение закона Вакернагеля было свойством живой древнерусской речи. На письме же соответствующие эффекты
отражались лишь в той степени, в которой памятник
приближался к живой речи (так, в берестяных грамотах
они отражаются почти безупречно). Но как раз в ряде
пунктов, связанных с реализацией этого закона, искусственная церковнославянская норма не совпадала с живой речью; например, по этой норме связки есмь, еси и
т. д. могли трактоваться как полноударные (а не энклитические) словоформы и, соответственно, ставиться
практически в любую точку фразы.
Отсюда следует, что если в некотором письменном
памятнике закон Вакернагеля соблюден плохо, то это
еще мало что значит: за этим может стоять как плохое
владение живым языком, так и стремление следовать
церковнославянским нормам. Напротив, если этот закон соблюден в памятнике хорошо, то это чрезвычайно
информативно: случайно такой сложный эффект возникнуть не может, следовательно, перед нами правильное отражение действующих механизмов древнерусского языка.

Раннедревнерусские черты СПИ. § 10

47

§ 10. Рассмотрим теперь материал СПИ по энклитикам.
Энклитики основного типа, представленные в СПИ,
таковы (их ранги указываются в соответствии с работой Зализняк 1993): ранг 1 — же (жь), 2 — ли, 3 — бо,
4 — ти (частица), 5 — бы, 6 — местоимения Д. падежа
ми, ти, ны, 7 — местоимения В. падежа мя, ся, 8 —
связки еси, есвъ, еста. (Энклитика то относится к специальному типу.)
Об еще одной энклитике, которая представлена в
СПИ, а именно нъ, см. отдельно в работе «О чтениях...», § 2.
Будем различать действие закона Вакернагеля:
а) в основном варианте — непосредственно соответствующем данному выше определению; б) в осложненном варианте — когда в роли отрезка, в рамках
которого реализуется данный закон, выступает не вся
фраза целиком, а лишь та ее часть, которая стоит правее так наз. ритмико-синтаксического барьера (см. об
этом понятии Зализняк 1993, § 66; примеры см. ниже, в
§ 11–12).
В дальнейшем разборе мы отделяем от прочих энклитику ся, поскольку ее поведение в древнерусском
языке особое. Прочие энклитики (более 60 примеров)
ведут себя в тексте СПИ так.
Все они, кроме еси, во всех случаях расположены в
точном соответствии с законом Вакернагеля, причем в
его основном варианте. Ограничимся немногими примерами: Почнемъ же, братiе ... 6; Не ваю ли храбрая
дружина ... 128; Боянъ бо въщiй ... 3; Тяжко ти головы, кромъ плечю 210; Аже бы ты былъ ... 125; Что
ми шумить, что ми звенить? 68; Оба есвъ Святъславличя 20; Рано еста начала ... 112.
Во всех случаях, когда возникает скопление энклитик, они стоят в СПИ в порядке их рангов, т. е. именно

48

Аргументы…

так, как требует соответствующее древнерусское правило: Луце жъ бы потяту быти ... 10 (же, ранг 1 + бы,
ранг 5); Начати же ся тъй пъсни ... 2 (же 1 + ся 7);
Мало ли ти бяшетъ ... 175 (ли 2 + ти 6); Не лъпо ли ны
бяшеть ... 1 (ли 2 + ны 6).
Не подпадают под закон Вакернагеля в его основном варианте только представленные в СПИ примеры
словоформы еси. Здесь, правда, нужно прежде всего
вообще исключить из рассмотрения фразу О Русская
земле, уже за шеломянемъ еси! (32, 47): в этой фразе
еси — не энклитика, а полноударная словоформа со
значением "находишься#. Ср. заведомо не энклитический характер словоформы суть в значении "имеются,
находятся#: Суть бо у ваю желъзныи папорзи подъ
шеломы латинскими 135.
Особый характер носит фраза Свътлое и тресвътлое слънце! Всъмъ тепло и красно еси ... 182. В отрезке
Всъмъ тепло и красно еси два однородных именных
сказуемых. В таких случаях связка и другие энклитики,
относящиеся одновременно к обоим сказуемым, обычно ставятся при первом сказуемом. Но этот принцип
все же не носит обязательного характера. Вот некоторые примеры такого же положения связки, как во фразе из СПИ: а язъ Бж!ии и твои есмь со всимъ Галичемь
(Ипат. [1190], л. 231); ими ми въру, яко азъ велми
гръшенъ и лишенъ єсмь (Жит. Андр. Юрод., л. 34а);
но и сами бо(го)лиши и буяци єсте (там же, л. 19а).
Остаются лишь два примера, которые можно рассматривать как нарушения закона Вакернагеля (они
содержатся в одном и том же пассаже из плача Ярославны и совершенно однотипны): О Днепре Словутицю!
Ты пробилъ еси каменныя горы сквозъ землю Половецкую; ты лелъялъ еси на себъ Святославли носады до
плъку Кобякова ... 178–179.

Раннедревнерусские черты СПИ. § 10

49

Эти примеры допускают несколько различных объяснений.
По обычной древнерусской норме местоимение ты
здесь, вообще говоря, излишне. Однако, например, в
Киевской летописи (по Ипат.), с которой СПИ, как известно, обнаруживает многочисленные и явно неслучайные сходства, местоимение (язъ, ты, вы) в подобных случаях иногда все же присутствует, причем в
части таких примеров положение связки — такое же,
как в рассматриваемых фразах СПИ; ср. Ты мои еси
wц!ь (Ипат. [1150], л. 151 б); ... ты сълъ еси ([1174], л.
204 б); Мы гости есме твои ([1150], л. 150 б); Азъ Изьславъ есмь, кн!зь вашь ([1151], л. 158б). Возможно, в
таких случаях местоимение не опущено в связи с тем,
что оно несет некоторую эмфазу, а тогда после него
возможен ритмико-синтаксический барьер, которым и
объясняется позиция связки. Эмфаза не исключена и во
фразах из СПИ (если понимать их как "это ты пробил...#, "это ты укачивал...#).
Другая возможность состоит в том, что позиция еси
в этих фразах СПИ, равно как и в аналогичных фразах
из Ипат., есть просто дань церковнославянской норме,
которая допускает несоблюдение закона Вакернагеля
(см. об этом § 9).
Но наиболее правдоподобно предположение о том,
что в первых двух примерах из СПИ словоформа ты
(вообще или по крайней мере в позиции перед глаголом) принадлежит не оригиналу, а переписчику. Дело в
том, что в Задонщине в соответствующих фразах словоформы ты нет или она стоит правее и тем самым
закон Вакернагеля полностью соблюден: а) вообще
без ты — Доне, Доне, быстрая ръка, прорыла еси горы
каменныя, течеши в землю Половецкую (список И-1,
аналогично И-2 и С); Доне, Доне, быстрый Доне, прошелъ еси землю Половецкую, пробилъ еси берези хара-

50

Аргументы…

ужныя (список КБ); б) с другим положением ты —
Доне, Доне, быстрая река, прорыла еси ты каменные
горы и течеши в землю Половецкую (список У).
Энклитика ся
§ 11. Обратимся теперь к намного более сложному
вопросу — о месте энклитики ся. Основное противопоставление здесь — препозиция ся (т. е. положение левее глагола) или его постпозиция (положение правее
глагола).
В истории русского языка расположение ся во фразе
проходит весьма непростую эволюцию. В общих чертах ее можно описать так.
В живом древнерусском языке XI–XII веков место
ся определялось общими правилами для энклитик, т. е.
законом Вакернагеля и правилами о барьерах (ограничивающих тот отрезок фразы, к которому будет применен данный закон).
Но в письменных памятниках ситуация была сложнее.
В старославянских и ранних церковнославянских
памятниках закономерности расположения энклитик,
свойственные живому языку, отражались лишь в очень
ограниченной степени. В частности, ся в подавляющем
большинстве случаев ставилось непосредственно после глагола. Например, в Мариинском евангелии сь в
препозиции встретилось всего 32 раза, что составляет
2,7% от общего числа сь, в Путятиной минее — 18 раз
(2,3%).
Максимально близкое отражение живой речи представлено в берестяных грамотах. В раннедревнерусский период (XI – начало XIII в.) на препозицию здесь
приходится 50% всех примеров сь. Близко к ранним

Раннедревнерусские черты СПИ. § 11

51

берестяным грамотам стоит прямая речь светских лиц
в Киевской летописи за XII в. по Ипат. (хотя здесь все
же в какой-то мере сказывается эффект переписки в
XV в.). Эти два источника мы ниже будем обозначать
как «образцовые с точки зрения закона Вакернагеля»
(сокращенно просто: «образцовые»).
Здесь необходимо обратить особое внимание на то,
что Киевская летопись по Ипат. отчетливо делится в
данном отношении (как и в ряде других) на два компонента, вклиненных один в другой: а) прямая речь светских лиц; б) авторская речь летописца и прямая речь
церковных лиц (сюда же входят покаянные и молитвенные речи, вложенные летописцем в уста светским
персонажам).6 Ниже мы будем называть эти два компонента просто прямой речью и авторской речью. Насколько существенно их различие, мы увидим из таблицы
в § 12. Без указанного разграничения данные Киевской
летописи оказались бы смазанными и малопоказательными.
Церковнославянские памятники этого периода, за
немногими исключениями, обнаруживают примерно
такую же картину, как в старославянских евангелиях.
Так, в Мстиславовом евангелии препозиция ся встречается немного чаще, чем в Мариинском (ср. здесь,
например, иже сь исказиша сами Матф. 19.2, того сь
оубоите Лк. 12.5 при иже исказишь сь сами, того
оубоите сь в Мариинском). Но, например, в таком памятнике русского происхождения, как Житие Феодо6

Эта особенность, отличающая Киевскую летопись почти от всех других летописей (в том числе от Галицко-Волынской летописи, тоже входящей в Ипат.), связана с тем, что
здесь послания князей друг к другу цитируются почти буквально (возможно, с прямым использованием соответствующих грамот), а не перелагаются на стиль летописца.

52

Аргументы…

сия, доля препозиции сь даже ниже, чем в старославянских евангелиях.
Берестяные грамоты, с одной стороны, и старославянские тексты (и подобные им), с другой, образуют в
отношении энклитики сь два полюса, между которыми
располагаются прочие памятники.
В позднедревнерусский период в живой речи появляется тенденция к более частой постановке сь после
глагола. Ее можно интерпретировать также как тенденцию к более широкому использованию факультативных барьеров. Закон Вакернагеля еще не исчез, но
сфера его применения оказывается заметно суженной.
В поздних берестяных грамотах (XIII – 1 пол. XV в.) на
препозицию приходится 29% всех примеров сь.
Дальнейшее развитие этой тенденции приводит к
современному русскому состоянию, когда ся уже может стоять только непосредственно после глагола и
неотделимо от него. Закон Вакернагеля (по крайней
мере в отношении ся) уже более не действует.
В нецерковных памятниках XV века и более поздних ся уже обычно ведет себя почти так же, как в современном языке. Например, в Задонщине препозиция
ся встретилась всего один раз (в одном списке), в «Повести о взятии Царьграда турками» — четыре раза.
Лишь в некоторых памятниках этого периода (например, в «Хожении за три моря» Афанасия Никитина)
следы старого состояния более значительны.
Церковнославянские памятники сохраняют прежнюю традицию, т. е. в них препозиция ся в принципе
возможна, но используется весьма редко.
Таким образом, если отвлечься от жанров и стилей,
то история препозиции ся внешне выглядит довольно
своеобразно: минимумы здесь представлены как в самый древний, так и в поздний период, а максимум отмечается в XI–XII вв. (в некоторой части текстов).

Раннедревнерусские черты СПИ. § 11–12

53

В СПИ ся встретилось 34 раза, из них в препозиции
11. Таким образом, даже по самой грубой оценке СПИ
оказывается близким к берестяным грамотам. Но ниже
будут применены и более точные оценки.
Особое явление, представляющее для нас значительный интерес, — так называемое двойное ся. Оно
состоит в том, что ся выступает дважды — как в препозиции, так и в постпозиции. В СПИ оно представлено во фразах: Вежи ся Половецкiи подвизашася 187;
а древо с(я) тугою къ земли преклонилос<я> 74.
В грамотах (как берестяных, так и пергаменных) это
явление наблюдается только начиная со 2-й половины
XIV в.7 (см. Зализняк 1993, § 71); ср., например, в берестяных грамотах: мнъ сь не можетсь (№ 124, XV в.),
а то сь диялось (№ 154, XV в.). Эти примеры показывают, что данное явление могло быть свойственно и
живой речи.
Но двойное ся встречается также в списках с древних оригиналов; ср., например, в Ипат.: тамо сь налъзесь моужь родомъ Половчинъ именемь Лаворъ
([1185], л. 226 об.); и нъльзъ бы ны сь с ними тою
ръкою битьсь полком ([1148], л. 132 об.); и пакы како
сь по нас ялась Руская земль всь ([1151], л. 152 об.; в
слове ялась буквы сь соскоблены). В этих случаях второе ся (при глаголе), очевидно, следует относить на
счет позднего переписчика (в последнем случае он,
возможно, сам заметил свою ошибку).
§ 12. Чтобы точнее установить место СПИ среди
других памятников в вопросе о поведении ся, нам пришлось произвести некоторое исследование.
7

Единственный более ранний пример (в берестяной грамоте XII века № 227) ненадежен.

54

Аргументы…

Для изложения его результатов необходимо вначале
дать ряд сведений на более техническом языке.
Предварительные пояснения. Отрезок, стоящий в предложении левее глагола (если таковой вообще имеется), может представлять собой единую непосредственную составляющую предложения или включать в себя несколько
составляющих (не входящих одна в другую). Пример первого рода: единая составляющая два солнца в два солнца
помъркоста; пример второго рода: составляющие чръныя
тучя и съ моря в чръныя тучя съ моря идутъ.
Тактовая группа (= фонетическое слово) содержит основное слово (базис), к которому могут примыкать проклитики
(слева) и энклитики (справа).
Важный для нас особый частный случай состоит в том,
что базисом может стать и проклитика (в результате чего образуется проклитико-энклитическая тактовая группа, например, да сь). Иначе говоря, проклитики могут вести себя в
просодическом отношении двояко: объединяться в единую
тактовую группу со следующим знаменательным словом или
принимать на себя роль базиса начальной тактовой группы (и
тем самым притягивать к себе энклитики).
Пусть имеется фраза F, содержащая некоторую словоформу возвратного (т. е. имеющего при себе ся) глагола R.
Если R — неличная форма, возьмем это R со всем, что ему
подчинено; в прочих случаях возьмем всю фразу F. Если во
фразе F несколько сказуемых, возьмем не всю фразу, а только группу сказуемого, включающую R. Если взятый отрезок
начинается с обращения, отбросим обращение. Если в нем
левее R имеется вопросительное или относительное местоимение или наречие, отбросим всё, что стоит левее этого местоимения (наречия). Полученный отрезок обозначим как P.8
8

В небольшом числе случаев (ниже каждый раз оговариваемых) мы рассматриваем также «усеченные Р», т. е. такие,
где отброшен более крупный начальный отрезок (например,
въ княжихъ крамолахъ во фразе Въ княжихъ крамолахъ въци

Раннедревнерусские черты СПИ. § 12

55

Ниже охарактеризованы те категории случаев, которые
нам потребуется различать при изучении позиции энклитики
ся. Желая избежать слишком дробного членения, выделяем
всего восемь таких категорий; мы будем называть их разрядами. Но в силу этого их характеристики оказываются
довольно сложными: в них может участвовать много разных
признаков. Ниже способ их выделения представлен в виде
древовидной классификации. (Разряды занумерованы так,
как удобно для последующего разбора; их номера не соответствуют порядку их появления в классификации.)
I. Если Р начинается с проклитико-энклитической тактовой группы, то такое Р попадает в разряд 5.
Если Р начинается с R (проклитики, кроме подпадающих
под предыдущий пункт, не в счет), то это разряд 1.
Если Р начинается иначе, то:
II. Проверяем грамматическую форму глагола R.
Если это инфинитив и он либо подчинен другому глаголу
(можетъ битися), либо является подлежащим (не льзъ битися), то это разряд 2.
Если это причастие в нечленной форме, то это разряд 7.
Если это причастие в членной форме или супин, то это
разряд 8.
Если это личная форма или инфинитив, не попадающий в
разряд 2, то:
III. Проверяем в Р первую по порядку непосредственную
составляющую9.
Если эта составляющая включает более одной тактовой
группы, то это разряд 6.
Если она равна одной тактовой группе, то:
IV. Проверяем базис (опорное слово) начальной тактовой
группы.
чловъкомъ скратишася); но описать правила такого отбрасывания в формальных терминах было бы слишком сложно.
9
Группа из существительного и определения к нему (независимо от места определения) при этом рассматривается в
целом (т. е. как единая составляющая).

56

Аргументы…

Если это местоимение или местоименное наречие, то это
разряд 3.
Если это неместоименное знаменательное слово, то это
разряд 4.

Рассмотрим разряды по порядку. Для удобства им
даны условные ярлыки. Эти ярлыки лишь весьма приблизительно указывают на свойства разряда; но это не
опасно, так как точным определением разрядов служит
данная выше классификация.
Символом // обозначается ритмико-синтаксический
барьер. Но мы применяем здесь этот знак не систематически, а только там, где на это требуется обратить
специальное внимание. Напомним, что в нормальном
случае препозиция ся имеет место в тех фразах с неначальным положением глагола, где перед глаголом нет
барьера, постпозиция — в тех, где он есть. Ниже мы
для удобства читателя везде, где возможно, говорим не
о барьерах, а прямо о препозиции или постпозиции ся.
Разряд 1 (начальный глагол). Это тривиальный случай: во всех памятниках ся всегда стоит в постпозиции.
В частности, в СПИ находим: То растъкашется мыслiю по древу 3 (союз то — проклитика); Наплънився
ратнаго духа 7; И рассушяс<я> стрълами ... 37; Бишася
день, бишася другый 70; И падеся Кобякъ ... 89; Мужаимъся сами 116; И дотчеся стружiемъ злата стола
кiевскаго 154; Объсися синъ мьглъ 155; Въ(з)връжеся
на бръзъ комонь 189; Плачется мати Ростиславля 198;
Вьются голоси ... 212; то же с участием энклитики же:
Начати же ся тъй пъсни 2.
Поскольку в тривиальном случае никаких проблем
нет, мы далее уже больше не будем им заниматься.
Разряд 2 (инфинитив). Для образцовых источников
нормой является препозиция ся. Примеры: берестяные

Раннедревнерусские черты СПИ. § 12

57

грамоты — могоу сь съ тобою ьти на водоу (№ 238,
нач. XII в.); не моги сь ослоушати (№ 779, XII в.);
Ипат. — нъ лзъ ми сь с тобою рьдити ([1150], л. 144
об.), годно ти сь с ним оумирити, оумиришись ([1154],
л. 170 об.), ци боудеть ны сь соудити пред Бм!ъ "предстоит ли нам судиться перед Богом# ([1151], л. 155).
Материал СПИ. Препозиция: А чи диво ся, братiе,
стару помолодити 117. Что касается союза чи (ци), то
его просодический статус здесь такой же, как в приведеннной выше фразе из Ипат., где позиция энклитик
ны сь показывает, что ци боудеть — это единая тактовая группа, т. е. что ци — проклитика. Что касается положения ся перед обращением, ср., например: ты сь,
шце, не труди (Ипат. [1150], л. 145).
Разряд 3 (начальное местоимение). Для образцовых
источников нормой является препозиция ся. Это самая
характерная сфера применения препозиции. Примеры:
берестяные грамоты — а въ томь ми сь не исправилъ
въ борзъ (№ 724, 1160-е гг.), а чемоу сь гнъваеши
(№ 605, нач. XII в.), а ьзо ти сь отоплачў (№ 829,
XII в.); Ипат. — а ту сь сождемъ ([1150], л. 149 об.),
тобъ сь оуже не ворочати, ни мнъ ([1152], л. 163 об.).
Материал СПИ. Препозиция: Ту ся копiемъ приламати 46; Ту ся саблямъ потручяти 46; Ту ся брата
разлучиста... 71.
Разряд 4 (начальное знаменательное слово). В образцовых источниках преобладает препозиция ся. Примеры: а ныне сь дроужина по мь пороучила (берестяная грамота № 109, нач. XII в.); Ипат. — лъпле сь с
нимъ оулади ([1147], л. 126 об.), моложьшему сь не поклоню ([1151], л. 155 об.), и с Льхы сь есмь за нь билъ
([1152], л. 162 об.). Особо отметим примеры с начальным подлежащим (где препозиция представлена несколько реже): а Мъстьта сь вама поклань (берестя-

58

Аргументы…

ная грамота № 422, XII в.); Ипат. — ръкы сь смерзывають ([1150], л. 147 об.), сн!ъ ти сь кланьеть ([1151],
л. 157).
Но встречается также и постпозиция (как следствие
появления факультативного барьера после начальной
тактовой группы), например: Ипат. — оуже wбьявихомсь Ростиславичемь ([1180], л. 216 об.) (ср. возможность препозиции при таком же начале: оуже сь
єсмы изнемоглъ — [1185], л. 226), с людми оутвердись
([1154], л. 170 об.). То же при начальном подлежащем:
а вьжники творьтесь въдавоше Собыславоу цетыри
гривне (берестяная грамота № 550, XII в.), Половци
wборотились противоу Роускимъ кн!земь (Ипат. [1183],
л. 221 об.).
Материал СПИ. Препозиция: На ниче ся годины
обратиша 120; Нъ ро<зн>о ся имъ хоботы пашутъ 166;
а заднюю ся сами подълимъ 116; сюда же [И съ нимъ
молодая мъсяца, Олегъ и Святъславъ] // тъмою ся
поволокоста 103 (здесь после длинной начальной части явно имелся барьер). Также с начальным подлежащим: и древо с(я) тугою къ земли пръклонило 199.
Двойное ся (с начальным подлежащим): а древо с(я)
тугою къ земли преклонилос<я> 74.
Постпозиция: Уже снесеся хула на хвалу 106; Уже
връжеса Дивь на землю 108. Также с начальным подлежащим: Тоска разлiяся по Руской земли 85; Солнце
свътится на небесъ 211.
З а м е ч а н и е . В СПИ фраза из 74 и 199 (одна и та же)
оказалась затемнена тем, что в издании в 199 ошибочно прочтено Уныша цвъты жалобою, и древо с тугою къ земли
пръклонило 199 (где ся вообще отсутствует) и Ничить трава
жалощами, а древо с тугою къ земли преклонилос(ь) 74. В
рукописи в обоих случаях несомненно стояло древостугою.
Исправление с на с(я) сделано здесь уже в работе Якобсон

Раннедревнерусские черты СПИ. § 12

59

1948, но, увы, не попало в СССПИ. Между тем это одно из
самых надежных исправлений во всем СПИ: ср. отсутствие
предлога перед тугою в А древеса тугою к земли преклонишася в Задонщине (список И-2) и отсутствие предлога во
фразах Уныша цвъты жалобою и Ничить трава жалощами,
образующих с нашей фразой совершенно очевидную параллельную конструкцию.10 Заметим, что древеса вместо древо
в Задонщине — вероятно, косвенный след точно такой же
записи древостугою.

Здесь необходимо подчеркнуть следующее: наличие
в этом и других разрядах как примеров препозиции,
так и примеров постпозиции не означает, что между
теми и другими не было вовсе никакого различия. Разница в том, придавал ли говорящий первой тактовой
группе некоторый дополнительный вес (и тогда после
нее возникал ритмико-синтаксический барьер, что вело
к постпозиции ся) или никак ее специально не выделял.
Так, во фразах уже снесеся хула на хвалу, уже връжеса
Дивь на землю слово уже, по-видимому, подчеркнуто,
будучи по смыслу равносильно целому предложению
("уже случилось вот что#) — в отличие, например, от
оуже сь єсмы изнемоглъ из Ипат. Но мы не хотим
здесь обращаться к такой непроверяемой сфере, как
намерения говорящего, и поэтому просто констатируем наличие примеров обоего рода.
10

К сожалению, это далеко не единственный пример
того, как из-за установок советского времени совершенно
убедительное грамматическое или лексическое решение,
полученное за пределами СССР, не только не принято, но
даже не упомянуто в СССПИ. В результате этот словарьсправочник, который в принципе мог бы послужить общим
сводом всех (или хотя бы всех небессмысленных) решений,
предлагавшихся по поводу той или иной точки текста СПИ,
в действительности таким сводом не является.

60

Аргументы…

Разряд 5 (проклитико-энклитический комплекс).
Этот разряд носит особый характер; сюда попадают те
случаи, когда союз или другая проклитика (в частности,
частица да, слово се "вот#) принимает на себя роль базиса начальной тактовой группы (и тем самым притягивает к себе энклитики), например: оти сь соцете со
моною "пусть сочтется со мной# (берестяная грамота
№ 346, XIII в.), да сь не възвращаєть въспьть (Мстиславово ев., Матф. 24.18).
В СПИ материала по этому разряду нет, поэтому мы
не будем здесь им заниматься.
Разряд 6 (двучленная начальная составляющая). Безусловной нормой для всех памятников является постпозиция ся. Примеры: ваше борт(н)ико окралось первы
"ваша пасека обокрадена первой# (тверская берестяная
грамота № 5, XIV в.); Ипат. — а дроужина моя изнемоглась ([1187], л. 227 об.), и со братьєю своєю розоитись ([1177], л. 214), того всего каюсь ([1150], л. 151
об.; ср. рядом а того сь каю — ясно видна разница
между ситуацией с одночленной и с двучленной начальной составляющей).
Препозиция представлена исключительно редко.
Вот некоторые примеры: а ьзо сь саме с нимо ўведаю
(берестяная грамота № 142, нач. XIV в.), зьть ти сь
король кланьеть "зять-король тебе кланяется# ([1152],
л. 161 об.), съ гроубою сь чадью пьръхъ (Житие Мефодия — Усп. сб., 107а).
Материал СПИ. Постпозиция: Жены Рускiя въсплакашас<я> 82; По Руской земли прострошася Половци...
105; Тогда при Олзъ Гориславличи съяшется и растяшеть усобицами... 64; также [Въ княжихъ крамолахъ] //
въци человъкомъ скратишас<я> 64 (после Въ княжихъ
крамолахъ явно имелся барьер).

Раннедревнерусские черты СПИ. § 12

61

Двойное ся: Вежи ся Половецкiи подвизашася 187.
Этот пример чрезвычайно важен: ввиду предельной
редкости таких примеров в памятниках трудно предполагать, что он построен Анонимом по модели какойто конкретной фразы из древнего памятника. Но он
полностью соответствует закону Вакернагеля в его не
связанной дополнительными ограничениями форме,
что характерно прежде всего для древнейших памятников. С другой стороны, он содержит двойное ся, которое возникает не ранее XIV в. Таким образом, уже одна
эта фраза как бы концентрирует в себе проблематику
всего СПИ: это либо древний текст, слегка подпорченный поздним переписчиком, либо искусная подделка,
имитирующая именно такую историю дела.
Разряд 7 (причастия в нечленной форме). Преобладает постпозиция ся. Примеры: а со мною не спрошавсь (Ипат. [1189], л. 230), на Сулъ бившесь с половци
(Мономах), с Дв!дмь смирившесь (там же).
Препозиция встречается сравнительно редко, преимущественно в самых древних текстах. Примеры:
берестяные грамоты — то из оцью бы сь вытьрьго
притькль "то ты бы, вырвавшись из-под [людских]
глаз, примчался# (№ 752, рубеж XI–XII вв.), а нънъ ти
сь съмълъвивъ съ близок<ы> (№ 907, нач. XII в.).
Материал СПИ. Постпозиция: Тъй клюками подпръся11 ... 154; Яко соколъ // на вътрехъ ширяяся (или,
может быть, Яко соколъ на вътрехъ // ширяяся) 134.
Разряд 8 (причастия в членной форме и супины).
Постпозиция ся здесь практически обязательна (кръпко
бившимъся, ъдемъ битъсь и т. п.).
В СПИ примеров нет.
11

О том, что это именно причастие, см. § 30.

62

Аргументы…

Как можно видеть, во всех разрядах поведение ся в
СПИ — в целом такое же, как в образцовых с точки
зрения закона Вакернагеля источниках.
Для более точной количественной оценки сходств и
различий между СПИ и другими памятниками мы провели подсчеты по ряду важных памятников — церковных и нецерковных:
Мариинское евангелие (Ев. от Матфея);
Житие Феодосия по Усп. сб.;
Русская Правда;
«Поучение» Мономаха;
ранние берестяные грамоты (XI – нач. XIII в.);
Киев. лет. А — прямая речь в Киевской летописи (за
1118–1200 гг.) по Ипат. (точнее см. выше);
Киев. лет. Б — авторская речь в той же летописи
(точнее см. выше);
Галицко-Волынская летопись (за 1201–1292 гг.) по
Ипат. (без разделения на компоненты);
поздние берестяные грамоты (XIII–XV в.);
«Хожение за три моря» Афанасия Никитина (1471–
75 гг.; в списке XVI в.) ;
Острожская библия 1581 г. (Экклезиаст);
Задонщина (по всем четырем основным спискам:
КБ + И-1 + У + С).
В приводимой ниже таблице показана доля случаев
препозиции ся 12 в разрядах 2, 3, 4, 6, 7. (Разряд 1 не
представляет интереса; разряды 5 и 8 опущены, поскольку в СПИ они не представлены.) Там, где на клетку
таблицы приходится не менее 15 примеров, доля препозиции выражена в процентах (но указание 0% возможно и при меньшем числе примеров). В остальных
12

Примеры с двойным ся при подсчетах приравниваются
к примерам препозиции.

Раннедревнерусские черты СПИ. § 12

63

случаях непосредственно указаны (в квадратных скобках) количества примеров: числитель дроби — число
случаев препозиции, знаменатель — общее число
примеров (т. е. знак / равносилен слову «из»).
Чтобы можно было оценить степень показательности приводимых данных, при каждом памятнике в квадратных скобках указано общее число примеров ся в
разрядах 2, 3, 4, 6, 7.
Разряд 2 Разряд 3 Разряд 4 Разряд 6 Разряд 7

Памятники с частой препозицией ся
Ранн. берест. [28]
Киев. лет. А [153]
Рус. Правда [7]
Мономах [19]

87%
81%

[3/4]

[0/3]

[3/4]

81%

57%

[1/13]

[4/8]

[1/1]

[5/5]

[0/1]





[1/3]

[4/5]

[1/3]

[0/4]

[1/4]

[2/2]

Памятники со средними показателями
Киев. лет. Б [ок. 500]
Гал.-вол. лет. [ок. 230]
Афан. Никитин [42]
Поздн. берест. [70]

49%
27%

12%
9%
[6/11]

3%
5%
28%

[1/5]

2%
0%


[1/1]
[0/2]

43%

[1/11]

[1/5]

[0/1]

0%
0%

Памятники с редкой препозицией ся
Мар. (Матфей) [143]
Жит. Феодосия [240]

0%
0%

Острож. (Эккл.) [62]
Задонщина [42]

[1/8]
[0/1]

15%
1%
9%
7%

0%
5%
0%
0%

0%
3%
0%
0%

0%
0%
0%
0%

[1/5]

[0/2]

Для сравнения: СПИ
СПИ [21]

[1/1]

[3/3]

[6/10]

Таблица надежно подтверждает то, что вырисовывалось уже и из самых общих количественных оце-

64

Аргументы…

нок13: СПИ в рассматриваемом отношении попадает в
одну группу с нецерковными памятниками, созданными в XI–XII веках, и резко отличается от памятников,
созданных позднее.
Разумеется, это еще не значит, что мы получили тем
самым датировку СПИ: такого результата в принципе
мог достичь и фальсификатор. Но мы узнаём, во-первых, какие тексты он должен был в этом отношении
имитировать, во-вторых, до какой степени подробности он должен был знать закономерности распределения препозиции и постпозиции ся в разных типах фраз,
чтобы получить не только правдоподобные суммарные
цифры, но и нужную картину распределения примеров
по типам фраз.
В связи с энклитикой ся отметим еще один интересный факт. Он связан с фразой СПИ, которую комментаторы обычно читают так: и съ нима молодая мъсяца,
Олегъ и Святъславъ, тъмою ся поволокоста и въ моръ
погрузиста 103. Нам важно то, что при погрузиста нет
ся, хотя смысл здесь несомненно "погрузились#, а не
"погрузили#. Комментаторы обычно добавляют здесь ся,
полагая, что оно просто потерялось при переписке.
Однако, как справедливо указал Булаховский (1950:
470), в этой конъектуре нет необходимости: в составе
выписанной выше полной фразы погрузиста могло
13

Здесь и в других случаях, где приводятся подсчеты,
следует помнить, что по ряду причин (наличие в тексте темных или поврежденных мест, синтаксическая двусмысленность отдельных фраз и т. п.) цифры не могут быть идеально
точными (а специально оговаривать каждое такое место бессмысленно). Существен, таким образом, лишь общий характер количественных соотношений (на который подобные
помехи практически не влияют).

Раннедревнерусские черты СПИ. § 12–13

65

получить правильный смысл за счет того, что ся уже
есть во фразе тъмою ся поволокоста и его действие в
принципе могло распространяться не на один глагол, а
на два: "тьмою затянулись и в море погрузились#.
Но если это так, то перед нами замечательный пример чрезвычайно архаичного синтаксиса: одно ся на
два возвратных глагола встречается крайне редко и
только в текстах, сочиненных или переведенных очень
рано. Ср. такие примеры, как: то никтоже вас не может вредитись и оубити ("повредиться и убиться#),
понеже не будет ш Ба! повелъно («Поучение» Мономаха); лънюсь и бо"ю дръзнўти "ленюсь и боюсь дерзнуть#
(Жития святых, ркп. РГБ, ф. 173, № 57 [1520-е –
1530-е гг.], л. 269); и не быхъ сь того тако боялъ или
соумьнълъ "и я бы того так не боялся или опасался#
(Житие Феодосия — Усп. сб., 60а-б); по вьсь дн!и съ
братиею подвизаясь и троужая (там же, 60г); стыдьщес(ь) и срамляюще "стыдясь и усрамляясь# (Флав.,
421в, чтение Виленского хронографа); нъсть отъ насъ
ни единого о небесьныихъ тщащася и подвизающа
(Иларион, «Слово о законе и благодати» — см. Срезн.,
II: 1035).
К сожалению, рассматриваемая фраза СПИ есть
результат некоторого исправления дошедшего до нас
реального текста (а именно, часть и въ моръ погрузиста переставлена сюда из позиции на две строки ниже,
где она совершенно неуместна по контексту и куда
она, по-видимому, попала по вине переписчика). Тем
самым, несмотря на то, что эта перестановка обладает
высокой убедительностью и с ней согласны почти все
комментаторы, данный пример все же нельзя считать
вполне надежным.
§ 13. Общий вывод ясен: в «Слове о полку Игореве»
картина поведения энклитик как в целом, так и во мно-

66

Аргументы…

гих деталях чрезвычайно близка к тому, что наблюдается в древнерусских памятниках и прежде всего в ранних берестяных грамотах и в прямой речи в Киевской
летописи по Ипат. При этом имеющиеся нарушения
(прежде всего двойное ся) носят точно такой же характер, как в списках XV–XVI веков с раннедревнерусских оригиналов.
Особо отметим, что поведение энклитик в СПИ соответствует древнерусским правилам даже в большей
степени, чем полагал Якобсон (1948: 152): он считал
нарушениями и относил за счет поздних переписчиков
некоторые примеры из СПИ, которые в действительности вполне однотипны с материалом берестяных грамот XII века.
Если СПИ создано Анонимом, то и эта картина достигнута его искусством.
В русском языке XVIII века закон Вакернагеля уже
не действовал (точнее, от его действия сохранились
лишь ничтожные остатки). Таким образом, Анониму
русский язык его времени в данном отношении уже ни
в чем помочь не мог. Очень мало помогало ему и знание церковнославянского языка, поскольку в церковных текстах этот закон реализовался чрезвычайно
слабо: чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть
на показатели Мариинского евангелия и Острожской
библии в таблице из § 12. Каким же образом ему всетаки удалось соблюсти закон Вакернагеля в построенном им тексте?
Мыслимые ответы: 1) в силу точного научного знания; 2) в силу некоей исключительной способности
интуитивно схватывать язык прочтенных древних текстов с полнотой, позволяющей строить на нем безупречно правильные новые тексты; 3) в силу того, что он
был носителем какого-то славянского языка, где закон
Вакернагеля еще действовал.

Раннедревнерусские черты СПИ. § 13

67

Версия 1 требует признания того, что здесь, как и во
многих других пунктах, Аноним опередил лингвистическую науку — в данном случае даже не только славистику — на сто-двести лет (не пожелав при этом
оставить потомству ни слова из своих научных трудов). В частности, он, а не Якоб Вакернагель, оказался
первооткрывателем знаменитого закона (ср. Якобсон
1966: 690). Он выявил состав древнерусских энклитик.
Он открыл, что они имеют ранговую организацию, и
установил их ранги.
Самый большой труд он вложил в изучение энклитики ся. Он открыл, что в XII веке эта энклитика ставилась левее глагола гораздо чаще, чем в древнейших
текстах — таких, как старославянские евангелия, и чем
в поздних текстах — таких, как Задонщина или Острожская библия.
Но разве не мог Аноним взять правила распределения ся просто из того же самого источника, который
он и без того заведомо использовал, — из Ипатьевской
летописи? В принципе мог — но только в том случае,
если бы он изучил ее столь глубоко, чтобы открыть в
ее составе особый компонент, отличающийся иными
правилами для ся, — прямую речь в той части летописи, которая относится к XII веку. Лишь после этого он
мог бы принять решение имитировать поведение ся,
свойственное именно этому компоненту летописи. А
если бы он взял за образец Ипатьевскую летопись как
единое целое, то у него никоим образом не получилась
бы та картина поведения ся, которую мы видим в СПИ.
Таким образом, только для того, чтобы выявить правила постановки энклитики ся, он должен был проделать
специальное исследование, для которого пришлось бы
проштудировать всю летопись, выписывая и анализируя сотни примеров с чисто технических точек зрения,
— совершенно безотносительно к тому, что он извле-

68

Аргументы…

кал из этой летописи с точки зрения содержания и
литературных особенностей.
З а м е ч а н и е . Недоверчивый читатель здесь может, правда, сказать: «А так ли уж необходимо было Анониму знать
все эти правила? Ведь приведенные выше правила не очень
жестки (например, во многих случаях в принципе допустима
как препозиция, так и постпозиция ся). Пусть даже Аноним
принимал решения наугад — в памятниках скорее всего
отыщутся какие-нибудь подходящие параллели». Но это иллюзия. Не говоря уже о том, что свободный выбор между
препозицией и постпозицией ся возможен далеко не всегда,
этим выбором поиск правильного места для ся во фразе отнюдь не ограничивается. Во фразе (даже длинной) в нормальном случае имеется лишь одно или два допустимых места
для ся; все остальные были бы ошибочными. Например, во
фразе жены Рускiя въсплакашас<я> 82 в принципе ся могло
бы стоять не в конце, а после жены; но положение ся после
Рускiя уже было бы ошибочным. Между тем в СПИ нет ни
одной фразы с заведомо ошибочным положением ся. Таким
образом, ставя ся наугад, сочинитель имел бы практически
нулевые шансы получить тот текст СПИ, который мы имеем
(или другой, но столь же правильный).

Версия 2 требует признания гениальности в сфере
подражания. По этой версии Аноним без всякой лингвистической теории, в силу одной лишь интуиции и
неограниченной способности бессознательно подражать прочитанным текстам, каждый раз безошибочно
угадывал, в каком порядке расставить слова в сочиняемых древнерусских фразах (а сочинять ему бесспорно
пришлось: из одних лишь вычитанных из рукописей
готовых фраз составить СПИ невозможно). О том, каковы реальные шансы у этой версии, см. § 23 (конец).
Что касается версии 3, то действительно верно, что
некоторые славянские языки сохраняют закон Вакернагеля гораздо полнее, чем русский; таков прежде все-

Раннедревнерусские черты СПИ. § 13–14

69

го сербскохорватский. Однако в том, что касается состава энклитик, их места в предложении и взаимного
порядка, никакие два славянских языка не совпадают
полностью между собой. Пришлось бы допустить, что
Аноним знал, чем отличается в этом отношении, скажем, сербский язык XVIII в. от древнерусского языка
XII в., и сумел нигде не допустить соответствующих
ошибок. Понятно, что для этого надо знать древнерусский язык практически столь же глубоко, как и при
версии 1. Подробнее об этой проблеме см. «О Добровском...», § 12.
Релятивизатор то
§ 14. В работе Зализняк 1981 было изучено функционирование в древнерусском языке так наз. релятивизаторов, т. е. частиц, превращающих вопросительные
местоимения в относительные (или подкрепляющих
уже имеющееся относительное значение). Основные
древнерусские релятивизаторы — же и то.
Там же был специально рассмотрен пример из СПИ,
где выступает относительное местоимение которыи
то (с релятивизатором то): Тiи бо два храбрая Святъславлича, Игорь и Всеволодъ, уже лжу убуди, которую
то бяше успилъ отецъ ихъ Святъславь грозный великый кiевскый 88.
Имеется, правда, давняя традиция рассматривать
здесь отрезок которую то как результат двойной порчи (которую якобы стоит вместо которою, а то —
вместо ту). Но, в частности, в Якобсон 1948 принято
исходное чтение, и Л. А. Булаховский (1950: 463) убедительно показал, что ни в какой правке это место текста не нуждается. Полагаю, что сторонникам версии о
порче было просто неизвестно относительное местоимение которыи то (оно не фигурирует ни в каких

70

Аргументы…

грамматиках древнерусского языка), поэтому они воспринимали здесь слово то как лишнее и считали нужным это место как-то исправить. Реальный текст СПИ
("ложь разбудили, которую усыпил...#) здесь в действительности синтаксически и семантически гораздо лучше, чем «правленый» ("ложь разбудили которою [ссорою]; ее усыпил...#): в последнем аномально отсутствие
союза а и неуклюже все построение, где сперва сообщается о пробуждении, а потом о предшествующем
усыплении.
В работе А. Тимберлейка (1999: 778) содержится
своего рода компромисс: считая, что для которыи в
собственно относительной функции (причем уже без
элементов древнего значения "который из двух#) конец
XII в. — это слишком рано, он предположил, что в первоначальном тексте здесь стояло юже, а слово которую принадлежит переписчику (о частице то он при
этом просто не упоминает).
С нашей точки зрения, для такого предположения
нет оснований: во-первых, если бы которую принадлежало переписчику XV–XVI в., то при нем не было
бы то — для релятивизатора то это слишком позднее
время; во-вторых, которыи в собственно относительной функции (с релятивизатором же или то или без
такового), причем при такой же постпозиции придаточного, как и в современном языке, с несомненностью
присутствует уже, в частности, в Киевской летописи
XII в. (по Ипат.). Нами отмечено 13 примеров; вот некоторые из них:
посла Всеволодъ Ст!ополка в Новъгородъ ..., смолвьсь с новьгородьци, которыхъ то былъ приялъ ([1142],
л. 114 об.);
не бъ бо тоъ землъ в Роуси, которая же єго не хотьшеть ни любьшеть ([1179], л. 215 об.);

Раннедревнерусские черты СПИ. § 14

71

поскочиша же и ти половци силы половъцькии, коториъ же далече ръкы стояхоуть ([1185], л. 223 об.);
иде к Рюрикови ... с моужи тъми, котории же его
ввели бьхоуть в Галичь ([1189], л. 229 об.);
дажь стоиши в томъ рьдоу, то ты намъ братъ,
пакы ли поминаешь давныя тьжа, которыи былъ при
Ростиславъ, то стоупилъ еси рьдоу ([1190], л. 232);
и тако заяша стадъ множество и вежа, которъ
бъхоуть wстались в лоузъ ([1190], л. 232 об.);
ажь, брате, жаловалсь на мене про волость, которые же еси просилъ ([1195], л. 236 об.);
и шь wтни городы ты, которыя же бьшет емоу
далъ в Роускои земли ([1197], л. 241).
А. Тимберлейк придает особое значение тому, что в
примере из СПИ которую, в отличие от большинства
ранних примеров, не имеет коннотации выбора из
ограниченного набора возможностей. Однако и среди
приведенных примеров из Ипат. есть совершенно такие же; самый чистый в этом отношении пример —
давныя тьжа, которыи былъ при Ростиславъ ([1190],
л. 232).
Таким образом, в конце XII в. относительное которыи уже было вполне активно (по крайней мере в некоторых регионах), так что в этом пункте никакого
анахронизма в СПИ нет.
Для слова которыи с релятивизатором то (в субстантивной, а не в адъективной функции, т. е. без повторения определяемого существительного) в настоящее время мы можем указать, помимо рассматриваемой фразы из СПИ, всего четыре примера:
1) приведенный выше пример из Ипат. [1142] (… с
новьгородьци, которыхъ то былъ приялъ);
2) и взьти ємоу та правда, которая то в томь
городъ (смоленская грамота 1229 г., список Е 1-й пол.

72

Аргументы…

XIII в., 94; то же в списке D 1270–1277 гг., 107; в списке F XIV в. то отсутствует);
3) великому кн!зю Всеволоду, оц!ю его Юрью кн!зю
кыевьскому, дъду его Волод(и)меру Иманаху [вместо
Манамаху], которымъ то половоци дъти своя ношаху в колыбъли («Слово о погибели русской земли»,
XIII в.);
4) и новогородци же тъх посадниковъ и бояръ и животъ пограбили, и дворы и доспъхъ поотнимали и всю
ратноую приправоу, котори то такъ чинили (Псковская 3-я летопись [1477], Строевский список XVI в.,
л. 181; в Архивском 2-м списке то отсутствует); но в
данном случае следует также считаться с возможностью того, что здесь то — не релятивизатор, а местоимение "то#.
Как можно видеть, перед нами очень редкая конструкция, которая, за исключением одного не совсем
надежного примера, представлена лишь в XII–XIII вв.14
Аноним, если это именно он догадался вставить в
текст столь изысканную конструкцию, очевидно, всетаки сумел отыскать в море древних рукописей какието из наших примеров и осознать их ценность для его
фальсификата.
Коротко о других древних чертах
§ 15. Аноним знал также множество других тонких
правил разных уровней, которым подчинялся древнерусский текст и которые были понемногу выявлены
после него также и другими лингвистами на протяже14

В староукраинских грамотах XV в. встречается которыи то в адъективной функции (которыи то граныци и т. п.;
см. ССУМ, 1: 506); но это уже другая конструкция.

Раннедревнерусские черты СПИ. § 15

73

нии последующих двух столетий. Упомянем коротко
некоторые из них.
Он знал, например, все точки, где надо показать 2-ю
палатализацию (на ръцъ, на Немизъ, при Олзъ, въ розъ,
на тоцъ, плъци, влъци, стязи, пороси, друзiи, на жестоцъмъ и т. д.). Конечно, это ему могла подсказать и
церковнославянская грамматика; но ему было известно
и то, что для словоформ Полотскъ и поскепаны уместно сделать исключение и не менять к на ц, потому что
в некотором классе древнерусских рукописей сочетание ск действительно не дает этого эффекта.
Он знал не только то, что церковнославянскому неполногласию соответствует древнерусское полногласие, но и то, что для максимального сходства с подлинными древними рукописями следует вставить в текст
как те, так и другие варианты (скажем, храбрыи и хороброе, врани и воронъ, на забралъ и на заборолъ). При
этом, однако, для слов, которые известны только русскому языку, но не старославянскому, он в точном соответствии с древнерусским узусом давал только русский вариант (например, дорогами, узорочьи, шеломянемъ).
Он знал, что у одушевленных существительных в
единственном числе можно вставлять в текст свойственные его собственному языку словоформы винительного падежа (скажем, князя), а во множественном
не следует, а нужно вместо этого употреблять словоформы с окончаниями -ы, -и (сваты, христьяны, князи), и только один раз позволил себе в качестве отклонения словоформу князей.
Он знал систему из четырех прошедших времен
(аориста, имперфекта, перфекта и плюсквамперфекта)
и в целом правильно распределял обозначения событий в прошлом по этим четырем грамматическим формам. В частности, ему было хорошо известно, что

74

Аргументы…

аорист следует в нормальном случае образовывать от
глаголов совершенного вида, а имперфект — от глаголов несовершенного. Но знал он и то, что для видъти,
слышати и глаголов движения в отношении аориста
это ограничение не действует; и вот он в полном согласии с древнерусским узусом употребил аористы видъ,
слыша, връже, връжес<я>, тече, несоша и некоторые
другие. Знал и то, что все-таки возможен и имперфект
совершенного вида, но только при передаче повторяющихся действий, — и правильно употребил имперфекты дотечаше и поскочяше во фразах которыи дотечаше, та преди пъснь пояше 4 ("[каждый раз] какую
лебедь [сокол] догонял, та первой пела#) и в камо туръ
поскочяше ("куда бы ни поскакал#) ..., тамо лежать
поганыя головы Половецкыя 54. (О некоторых отклонениях в употреблении времен см. ниже § 17.)
Про имперфект он знал также ту тонкость, что в 3-м
лице здесь возможны два варианта: с добавочным -ть
и без него (скажем, бяшеть и бяше). И он применил
эти два варианта отнюдь не как попало, а распределил
их сложным образом в зависимости от нескольких разных факторов (не приводя их все, укажем лишь для
примера, что в положении перед энклитикой имперфект выступает здесь только в варианте с -ть). Это
распределение выявлено в работе Тимберлейк 1999. Но
самое важное в том, что, как установлено в той же работе, такое же распределение представлено в ряде традиционных раннедревнерусских памятников, например, в той части Лаврентьевской летописи, которая соответствует XII веку, — иначе говоря, Аноним не сам
придумал это распределение, а установил его (на два
века раньше всех прочих славистов) на основе анализа
каких-то древнерусских памятников.
Он знал, что в XI–XIII вв. частица ти, передававшая
весьма тонкое модальное значение (сходное, но лишь

Раннедревнерусские черты СПИ. § 15

75

отчасти, со значением современных ведь и то), могла
выступать не только в застывшем виде в составе сложных союзов (например, то ти), как в XIV в. и позднее,
но и свободно, т. е. в сочетании с произвольным словом. (После Анонима это хронологическое распределение было обнаружено лишь в конце XX в., см. Зализняк 1993, § 76–78.) Поэтому он смело сочинил исключительно правдоподобные древнерусские фразы с этой
частицей: а мои ти готови осъдлани у Курьска на переди 22; а мои ти куряни свъдоми къмети 23; тяжко ти
головы кромъ плечю, зло ти тълу кромъ головы 210.
Он знал массу частных грамматических и иных особенностей отдельных слов, например, что глагол забыти в древности управлял родительным падежом (а не
винительным, как в языке самого Анонима); что слово
дружина в древности требовало множественного числа в сказуемом (и поэтому правильно составил фразу
Не ваю ли храбрая дружина рыкаютъ акы тури 128);
что у имени Святославъ существовал редкий вариант
Святъславъ; что глагол приламати (который он построил сам — в древних памятниках его нет) в древности действительно должен был иметь в корне а, а не о
(т. е. что при его построении нужно было опираться не
на русское ломать, а, например, на украинское ламати).
Знал он и то, что нужно сказать галица (а не галка),
чайца (а не чайка), лжа (а не ложь), луча (а не лучь),
ужина (а не ужинъ), пустыни [И. ед.] (а не пустыня),
завтрокъ (а не завтракъ), вихръ (а не вихрь), запалати
(а не запылати), успити (а не усыпити), польяна (а не
полита), сквозъ (а не сквозь) и др.; что можно и уместно сказать пастися "упасть# (а не пасти), полудние (а не
полдень) и т. д.
Опасными ловушками для него были все слова, которые изменили за протекшие века свои значения: из-

76

Аргументы…

за них нельзя было просто брать слова своего родного
языка и подставлять древнерусские окончания — нужно было изучить множество древних памятников и выявить древние значения всех слов (напомним, что словарей еще не было). Он выполнил эту работу блестяще
— не попался в такие ловушки ни разу. Так, он совершенно правильно употребил слово полкъ в значении
"поход#, а не "полк#; аналогично, например, в случаях:
былина "действительное событие, быль# (а не "былина#),
жадный "жаждущий#, жалоба "горе#, жестокий "крепкий, сильный (о теле)#, жизнь "достояние, богатство#,
жиръ "богатство, изобилие#, задний "последний по времени#, крамола "междоусобица#, мостъ "гать#, похоть
"желание, стремление#, похитить "подхватить, поддержать#, сила "войско#, на судъ "на смерть#, тощий "пустой#, щекотать "петь (о соловье)# и т. д.
Особые случаи
§ 16. В сфере синтаксиса наряду с чертами, характерными для старейших древнерусских памятников, у
СПИ имеется и несколько таких черт, которые мало
похожи на древние и, напротив, порождают ощущение
того, что перед нами текст подозрительно современного звучания.
В наибольшей степени это относится к характерному для СПИ и столь нехарактерному для других древних памятников бессоюзию. Этот вопрос подробно
разбирается ниже в разделе «Бессоюзие в СПИ и в Задонщине» (§ 30–33). Целесообразно, однако, забегая
вперед, уже здесь привести один из итогов этого разбора, а именно: бессоюзие действительно является индивидуальной особенностью СПИ, резко отличающей
его от других древнерусских памятников, но свиде-

Раннедревнерусские черты СПИ. § 16

77

тельством его позднего происхождения служить не
может.
Другой исторически новой чертой СПИ является
употребление предлога перед названиями городов в локативе: въ Кыевъ, въ Новъградъ, въ Путивлъ, въ Черниговъ. Древнейшим здесь, как известно, было беспредложное употребление таких словоформ.
В этом пункте достоверные сведения нам дают только подлинные документы домонгольского периода
(прежде всего берестяные грамоты), поскольку переписчики более позднего времени в большинстве случаев добавляли от себя недостающие, по нормам их
эпохи, предлоги. Материал берестяных грамот и тех
немногих памятников других категорий, которые в
этом отношении полезны, показывает, что новая модель (с предлогом) появляется примерно в последней
четверти XII в. и побеждает примерно к середине
XIII в. (см. ДНД2, § 4.7).
Отсюда ясно, что даже если принять самую раннюю
возможную дату создания СПИ — вскоре после 1185 г.,
— то речь идет о периоде, когда модель с предлогом
уже была активна, а модель без предлога уходила в
прошлое.
Но независимо от этого следует, конечно, считаться также с возможностью добавления предлогов переписчиком XV–XVI в. Более того, в тексте СПИ по
крайней мере в двух точках такое добавление почти
наверное имело место: это въ полуночи и въ плъночи,
которые встретились здесь наряду с древним беспредложным локативом полунощы "в полночь, в полуночное
время#.
Еще одна новая черта СПИ — неповторение предлога в именных группах. Примеры: въ граде Kieвъ, при
Олзъ Гориславличи, за землю Русскую, къ Дону Велико-

78

Аргументы…

му. Исключение составляет только на ръцъ на Каялъ
(46, 104). Для сравнения полезно привести несколько
примеров из Задонщины, которая в этом отношении
заметно отличается от СПИ (хотя и здесь случаев повторения предлога сравнительно мало): в городъ в Киевъ, в Великом в Новъгородъ (КБ), за царем за Соломоном, на рекъ на Мечи, за землю за Рускую (У).
Но повторение предлога — это черта живого языка,
которая достаточно полно отражается только в грамотах (почти последовательно в берестяных, менее последовательно в пергаменных и бумажных). В литературных текстах эта черта явно избегалась — считалась
простонародной. Таким образом, отсутствие этой черты в таком памятнике, как СПИ, вполне соответствует
древнерусской литературной норме. Мы должны лишь
констатировать, что в этом пункте СПИ следует именно литературному, а не народному узусу.
Наконец, необходимо отметить в СПИ необычные
конструкции о пълку Игоревъ, Игоря Святъславлича 1
и плъци Олговы, Ольга Святъславлича 57. Необычны
здесь генитивы Игоря и Ольга, дублирующие прилагательные Игоревъ и Олговы. Древних аналогов такой
конструкции нам не удалось обнаружить. Обычные
древнерусские правила требуют в таких случаях притяжательного прилагательного от первого члена и генитива второго члена, например, судъ Ярославль Володимирича или о Святославли смерти Wлговича. Таким
образом, ожидалось бы о пълку Игоревъ Святъславлича и были плъци Олговы Святъславлича. И в самом тексте СПИ мы находим правильно построенное по этой
модели за раны Игоревы буего Святъславлича (129,
132, 142). Заметим, что запятая, которую ставят современные издатели в словосочетании за раны Игоревы (,)
буего Святъславлича, отражает современное, но не

Черты XV–XVI веков в СПИ. § 17

79

древнее восприятие текста: ныне мы в состоянии признать это словосочетание грамматически допустимым
только при условии, что буего Святъславлича обособлено и, соответственно, в смысловом отношении подано как некая дополнительная информация. Между тем
для древнерусского человека это просто притяжательная форма от целостного поэтического наименования
Игорь буи Святъславличь и никакого обособления (и
никакой паузы) здесь нет.
Возможно, перед нами “модернизация” первоначального текста под пером переписчика XV–XVI в., связанная с утратой древнего восприятия подобных словосочетаний, т. е. частичная подгонка (скорее всего бессознательная) под новый способ выражения данного
смысла — с помощью одних лишь генитивов. В результате получился своего рода компромисс между
старой и новой формой выражения данного смысла. Но
нельзя исключать и того, что вся конструкция принадлежит все же древнему автору, а словоформы Игоря и
Ольга в указанных необычных фразах образуют эпический повтор или передают некоторую трудноуловимую
эмфазу и лишь ввиду редкости такой ситуации мы не
встретили подобных примеров в классических памятниках.

Черты XV–XVI веков в СПИ
§ 17. Морфологические и синтаксические черты XI–
XII вв. облечены в СПИ в «одежду» фонетики и орфографии (в значительной степени также и морфологии)
XV–XVI вв.
Так, состояние редуцированных — такое, как должно быть в XV–XVI вв. (отнюдь не в XII в.); наряду со
старыми написаниями кы, гы, хы широко представлены

80

Аргументы…

новые написания ки, ги, хи; отражены различные мелкие фонетические явления позднедревнерусского периода, ср., например, половецкый (с ц), рътко (с т), взыдоша (с ы) и т. п.
В орфографии широко отражено второе южнославянское влияние: преобладают написания типа плъкъ,
влъкъ, бръзый, пръвый, чрьленъ, встречается ь вместо ъ
на конце слова (умь, Велесовь и т. п.), а вместо я после
гласной (сiа, въщiа, копiа, граахуть и т. п.), имеются
такие написания с жд, как вижду, прихождаху.
В морфологии представлены многочисленные отклонения от норм XII века в сторону более поздней ситуации. Так, имеется довольно много случаев смешения И. мн. муж. и В. мн. муж. (например, И. мн. шеломы,
сърыи или В. мн. хлъми), в И. В. мн. жен. мягкого склонения господствует уже новое окончание -и (лисици,
галици, зори, вежи и др.), в М. ед. мягкого склонения
широко представлено новое окончание -ъ (въ Путивлъ, въ полъ, въ гридницъ и др.), имеются примеры
несогласованных причастий (= деепричастий) (звоня,
имъя, побарая), в шеломянемъ уже выступает аналогическое -ян- на месте исконного -ен- и т. д.
Мы назвали пункты, где в XV–XVI вв. устанавливается уже новая норма. Но к ним можно добавить также
ряд пунктов, где старая норма в это время еще существует (по крайней мере в книжном языке), но начинает
все чаще нарушаться. Выше уже говорилось о таких
нарушениях в сфере двойственного числа и в сфере
энклитик; другим подобным примером может служить
двойное ся (§ 11).
К этой категории можно отнести также правила
употребления перфекта. Перфект встречается в СПИ
чаще, чем было бы естественно для древнего текста, и
это одна из причин того, что СПИ воспринимается как

Черты XV–XVI веков в СПИ. § 17

81

текст, близкий к современному. Рассмотрим этот вопрос несколько подробнее.
Перфект встретился в СПИ 24 раза (не считая спорных случаев). В большой группе примеров представлено древнейшее значение перфекта — значение достигнутого состояния: Мъгла поля покрыла 34; На ръцъ на
Каялъ тьма свътъ покрыла 104; Уже бо, братiе, невеселая година въстала, уже пустыни силу прикрыла 75;
Уже, княже, туга умь полонила 101; Уже соколома
крильца припъшали поганыхъ саблями 102; Дремлетъ
въ полъ Ольгово хороброе гнъздо; далече залетъло 40;
Олговичи, храбрыи князи, доспъли на брань 139; И древо с(я) тугою къ земли пръклонило 199 (также 74).
Еще одну заметную группу составляют формы 2-го
лица, где с раннего времени проявляется тенденция к
предпочтению перфекта перед другими прошедшими
временами: Ты пробилъ еси каменныя горы 178; Ты
лелъялъ еси на себъ Святославли носады до плъку Кобякова 179; Рано еста начала Половецкую землю мечи
цвълити 112.
Но для остальных примеров выбор между перфектом и аористом (или перфектом и имперфектом), вообще говоря, открыт.
Здесь прежде всего обращают на себя внимание
случаи, когда представлены оба возможных решения.
Ср. Уныша (аорист) бо градомъ забралы, а веселiе пониче 92 — Унылы (перфект) голоси, пониче веселiе 148;
Немизъ кровави брезъ не бологомъ бяхуть (имперфект)
посъяни 158 — Чръна земля подъ копыты костьми
была (перфект) посъяна 67. Никакого семантического
оправдания различию времен здесь найти невозможно.
Кроме того, имеются пассажи, где в одном ряду стоят аорист и перфект — и тоже без видимых семантических оснований, например: Въстала (перфект) обида
въ силахъ Дажьбожа внука; вступил<а> (перфект) дъ-

82

Аргументы…

вою на землю Трояню; въсплескала (перфект) лебедиными крылы на синъмъ море, у Дону; плещучи убуди
(аорист) жирня времена 76. Или: уже соколома крильца припъшали (перфект) поганыхъ саблями, а самаю
опуташа (аорист) въ путины желъзны 102.
Узус безразличного употребления двух разных времен (вообще или в каких-то позициях) достаточно обычен для XV и более поздних веков, но не для древности. Он проявляется в бесчисленном количестве случаев, когда в одних списках в некоторой точке текста
стоит аорист (или имперфект), а в других перфект, а
также в свободном чередовании времен в рамках единого пассажа. При этом, конечно, общая тенденция
переписчиков состояла в том, чтобы заменять архаичные прошедшие времена на живую форму, т. е. перфект
(хотя в отдельных случаях бывают и примеры обратного). Иллюстраций можно привести сколько угодно;
ограничимся ярким примером из Задонщины:
Уж(е), брате, возвеяша (аорист) сил(ь)нии вътри по
морю на усть Дону и Непра, прилълъяшас<я> (аорист)
великиа тучи по морю на Рускую землю, из них выступают (презенс) кровавыя зори (список И-1) —
Уже бо, брате, возвияли (перфект) по морю на устъ
Дону и Непра, прилъяша (аорист) тучи на Рускую землю, из них же выступали (перфект) кровавые зори
(список У).
Понятно, таким образом, что если придерживаться
версии подлинности СПИ, то для части представленных в нем перфектов следует предполагать эффект
переписчика. Пытаться в точности определить, какие
именно перфекты появились в СПИ таким путем, мы
не будем: это сложно, а для наших целей и не нужно.
В рамках версии подлинности СПИ все указанные
факты объясняются без всякого затруднения как совер-

Черты XV–XVI веков в СПИ. § 17

83

шенно обычные эффекты, возникавшие под пером
переписчика XV–XVI в. Подобного же рода позднюю
фонетическую и орфографическую (отчасти и морфологическую) «одежду» имеют и все другие древние сочинения или переводы, которые дошли до нас только в
поздних списках, — например, Русская Правда, «Поучение» Мономаха, «Вопрошание Кириково», «История Иудейской войны» Иосифа Флавия и т. д.
В рамках версии поддельности СПИ необходимо
признать, что Аноним детально изучил совокупность
тех орфографических и языковых признаков, которые
отличают русские рукописи XV–XVI вв. от рукописей
XI–XII вв. В этом, казалось бы, третьестепенном в масштабах его замысла деле он проявил поистине изумительную дотошность, воспроизводя привычные манеры переписчиков XV–XVI в. и их типовые ошибки во
множестве мелких деталей, которые Аноним явно
предназначал только для будущих высококвалифицированных филологов (поскольку обычному читателю
они ничего не говорят). В данном случае он уже не мог
действовать «крупными мазками», как, например, когда он оснащал весь текст формами двойственного числа, или нечленными прилагательными во всех падежах,
или многочисленными имперфектами. Здесь он уже
должен был знать и уметь применять десятки маленьких частных правил.
Добавим еще, что в версии поддельности, вопреки
первому впечатлению, довольно сложно объяснить
обилие перфектов в СПИ: фальсификатору, который
прекрасно умел строить и архаичные прошедшие времена, насыщать текст перфектами (т. е. современными
формами) было чрезвычайно невыгодно: тем самым он
очевидным образом укреплял у читателей подозрение,
что текст не древний. А поверить в то, что он действовал бездумно и перфекты у него выскакивали просто

84

Аргументы…

оттого, что он сам так говорил, на фоне всего того, что
он умел, и того, как тонко он работал в других случаях,
практически невозможно.
Сухой характер перечня, данного в начале этого
параграфа, не должен вводить в заблуждение: в действительности за каждой его строчкой стоит сложная
задача, которую должен был решить фальсификатор.
Так, например, недавняя работа О.Страховой (2003)
убедительно показала, что для одной лишь имитации
орфографических эффектов второго южнославянского
влияния фальсификатор должен был вначале открыть
тот факт, что в истории русской письменности имелся
период, который характеризовался именно такими эффектами (и этим отличался как от древнейших веков,
так и от нового времени), — т.е. сделать то же, что
веком позже сделал А.И.Соболевский. Иначе говоря,
уже одной лишь орфографической проблематики в
принципе достаточно, чтобы версия о поздней подделке оказалась предельно маловероятной.
Не забудем еще, что само изучение орфографических и языковых особенностей рукописей XV–XVI веков Аноним мог начать лишь после того, как он какимто способом выявил в море рукописей те, которые относятся именно к этим векам, — точно так же, как для
изучения раннедревнерусских особенностей необходимо было сперва выявить древнейшие рукописи. Между
тем дату в тексте имеет лишь ничтожная часть древнерусских рукописей, а определение возраста недатированных рукописей и теперь составляет непростую задачу. Что же говорить об эпохе, когда еще не было ни каталогов рукописей, ни палеографических руководств,
ни исторических грамматик! Невозможно представить
себе никакого другого пути решения этой задачи, кроме того, который реально прошли филологи XIX–XX

Черты XV–XVI веков в СПИ. § 17–18

85

веков: вначале кропотливое собирание датированных
рукописей, затем выявление по этим рукописям характерных палеографических и языковых признаков каждой эпохи. Мы в очередной раз убеждаемся, что Аноним должен был в одиночку проделать тот же труд, что
вся армия филологов двух последующих веков.
§ 18. СПИ разделяет с подлинными рукописями
XV–XVI веков также следующую характерную черту:
указанные выше орфографические и морфологические
особенности реализованы не совсем последовательно
— встречаются и некоторые отклонения от них.
Конечно, сам по себе этот факт еще не доказывает
подлинности СПИ: эти отклонения могут принадлежать и Анониму, причем он в принципе мог допустить
их как случайно, так и намеренно — для правдоподобия. Но здесь существенно следующее: отклонения
этого рода в СПИ таковы, что для них практически всегда находятся аналоги в подлинных рукописях XV–
XVI вв. Вот некоторые примеры.
Слабые редуцированные в принципе в СПИ уже на
письме отсутствуют, но есть и редкие исключения, например, къмети, тъщими. Систематическим отклонением от этого принципа является сохранение ъ в приставке въз-, въс-, например, възбиваетъ, въстала, въскръмлени; но в свою очередь и от этого частного правила иногда бывают отклонения, например, взмути.
Всё это вполне соответствует тому, что можно наблюдать в рукописях XV–XVI вв.
Сочетания типа *ТъrТ обычно записываются в СПИ
по южнославянскому образцу (бръзый, плъкъ и т. п.).
Но при использовании такой записи допущены две
ошибки: с ръ, лъ записаны также подпръся 154 и плъночи 155, хотя в этих словах не было сочетания типа
*ТъrТ (вместо правильных подперся и полночи). И вот

86

Аргументы…

оказывается, что точно такие же ошибки встречаются и
в подлинных рукописях XV–XVI вв.
Слово "через# пишется в СПИ то чресъ (древняя
форма), то чрезъ (новая форма); и это ровно то, что бывает в рукописях.
Словоформа "cебе# (Д. падеж) предстает в СПИ в
виде то себъ, то себе, то собъ; и это снова точно отражает узус.
Окончание И. В. мн. жен. и В. мн. муж. членных прилагательных (твердого склонения) имеет в СПИ вид
-ыя или -ыи, например, красныя дъвкы Половецкыя,
храбрыя плъкы, горы Угорскыи, подъ тыи мечи харалужныи. Но один раз представлено неправильное окончание -ая: на живая струны. Однако это отнюдь не
случайная замена буквы, а гиперкоррекция, встречающаяся и в рукописях. Окончание -ая есть книжный
(= церковнославянский) вариант к -иъ, -ия после шипящих (например, в И. В. мн. прочая нивы и т. п.); а в
живая струны оно применено за рамками своей законной сферы. Вот пример совершенно аналогичной
ошибки в рукописи Строев. (л. 182): Р. ед. оу псковскаа
рати (вместо нормального для этого памятника псковскыа).15
В Т. ед. твердого о-склонения последовательно выступает древнее окончание -ы: пълкы, шеломы, щиты,
копыты, веслы и т. д. Но один раз встретилось неправильное окончание -и: молотятъ чепи ("цепами#) харалужными 157 (чеп- здесь вместо цъп- — в силу смешения ц с ч и ъ с е).16 Эта аномалия, однако, встречается
15

Таким образом, неправ был Б. А. Ларин (1975: 160),
считавший, что такая ошибка могла возникнуть только на
этапе подготовки рукописи к изданию.
16
К сожалению, это место нередко комментируется неверно. Так, СССПИ (6: 148) дает здесь в качестве исходной

Черты XV–XVI веков в СПИ. § 18–19

87

и в рукописях: ср. исьшекли топори в частье "иссекли
топорами на части# (Строев., л. 181–181 об.), с своими дроузи "со своими друзьями# (там же, л. 106 об. –
107), съ влъ"сви "с волхвами# (евангелие учительное 30-х
– 40-х гг. XVI в., псковское, ркп. РГБ, ф. 98, № 80, л.
480 об.). Механизм здесь ясен: Т. мн. на -ы одинаков с
В. мн., а в эпоху, когда И. мн. и В. мн. активно смешиваются, в роли Т. мн. уже может быть использована и
форма И. мн.; ср., например, со всими кияне "со всеми
киевлянами# (Ипат. [1113], л. 102 об.).
Особую группу отклоняющихся от нормы написаний составляют в средневековых рукописях диалектизмы. Они тоже есть в СПИ; см. о них ниже § 21–22.
Поскольку случайное совпадение ошибок в этих и
других подобных случаях находится за пределами вероятного 17, приходится признать, что Аноним вставлял
в текст все эти ошибки отнюдь не наобум, а очень обдуманно, и делал это на основе предварительного тщательного изучения реальных ошибок средневековых
писцов. Поистине, он не жалел труда для достижения
полного сходства своего фальсификата с реальными
рукописями — даже в деталях, о которых никто из его
современников и не подозревал.
§ 19. Не разбирая подробно все факты этого рода,
остановимся на одном важном для характеристики руформы чепь; С. П. Обнорский (1960: 55) пишет: «неясна форма тв. мн. чепи вместо чепьми».
17
Понятно, впрочем, и из общих соображений, что у
средневекового переписчика и у позднего фальсификатора
случайные отклонения имеют мало шансов оказаться одинаковыми: слишком сильно различаются их базовые знания и
автоматизмы, и совершенно различна сама природа операций, которые они совершают.

88

Аргументы…

кописи аспекте данной проблемы: посмотрим, как распределяются отклонения переписчика от оригинала на
протяжении текста памятника.
Начнем с вопроса о распределении в СПИ написаний с кы, гы, хы и с ки, ги, хи. Здесь прежде всего важно учитывать, что четыре источника, по которым мы
знаем СПИ (П., Е., М. и К.), расходятся в этом отношении между собой, т. е. при копировании переписчики
(по крайней мере некоторые) иногда записывали ки
вместо стоявшего в рукописи кы или наоборот (первое,
конечно, вероятнее).
Разделим все точки, где встречается кы, гы, хы или
ки, ги, хи, на три группы: 1) во всех сохранившихся
списках стоит запись с ы (т. е. кы, гы или хы); 2) списки расходятся — хотя бы в одном списке запись с ы и
хотя бы в одном запись с и; 3) во всех списках стоит
запись с и (т. е. ки, ги или хи). Естественно предполагать, что в группах 1 и 3 мы всегда или почти всегда
имеем дело с верной передачей того, что стояло в рукописи. Для группы 2 можно строить лишь предположения относительно того, какой вариант стоял в оригинале; но мы не будем этим заниматься, а просто приведем данные по всем трем группам.
Оказывается, что текст СПИ распадается с данной
точки зрения на две части, а именно: а) звенья 1–56;
б) 57–218. Распределение написаний таково:
Группа 1:
кы, гы, хы

Группа 2: списки
расходятся

Группа 3:
ки, ги, хи

1–56

24

3

0

57–218

36

21

19

Звенья

Случайностью столь резкое отличие первой части
от второй быть не может.

Черты XV–XVI веков в СПИ. § 19–20

89

В рамках версии подлинности СПИ эта картина допускает простое объяснение. В оригинале XII в., как и
должно быть в эту эпоху, везде было кы, гы, хы. Переписчик XV–XVI в. в начале работы копировал оригинал очень точно; но потом, как это очень часто бывало
(следы этого остались во множестве рукописей), он
устал и работал уже менее тщательно, в частности, довольно часто писал ки, ги, хи (нормальные для языка
его времени) вместо стоящих в оригинале кы, гы, хы.
Конечно, картина дополнительно исказилась при
копировании в конце XVIII в. (причем у кого-то из копировщиков эффект здесь мог быть того же типа, что
у переписчика XV–XVI в.). Очевидно, однако, что резкое различие двух частей текста с рассматриваемой
точки зрения имелось уже в рукописи, лежавшей перед
А. И. Мусиным-Пушкиным и другими участниками
этой работы.
§ 20. Обратимся теперь к совсем другому — к выбору в СПИ правильной или неправильной (с исторической точки зрения) формы И. мн. и В. мн. твердого
о-склонения мужского рода.18 В XV–XVI вв. в живой
речи древнее противопоставление этих двух форм было уже в основном утрачено, поэтому писец вполне
мог при некотором ослаблении внимания переписать,
например, фразу уныша цвъти как уныша цвъты; с
другой стороны, в силу гиперкоррекции могло появиться, например, притопта хлъми вместо правильного притопта хлъмы.
18

Речь не идет о новых формах В. мн., равных Р. мн. Такая форма в СПИ всего одна: князей 164. За этим одним исключением, в В. мн. здесь выступают только с формы с -ы,
-и: сваты, вои, князи, соколы и т. д.

90

Аргументы…

Вот полный список таких ошибок в порядке их появления в СПИ: И. мн. възлелъяны 23 (по П.; в Е. -ни),
поскепаны 55, шеломы 55, В. мн. хлъми 89, И. мн. ранены 128, В. мн. салтани 131, гради 137, И. мн. шеломы
141, щиты 141, В. мн. стязи 149, вережени 149, И. мн.
Рюриковы 166, Давидовы 166 (по П.; в Е. -ови), хоботы
166, В. мн. лучи "луки# 183, тули 183, И. мн. цвъты 199.
Перечислять все примеры с правильными окончаниями
нет необходимости (их 68).19
Нетрудно заметить, что указанные ошибки учащаются к концу памятника. Для более точной оценки
этого явления разделим текст на три части: а) 1–54;
б) 55–127; в) 128–218. Процент ошибок данного типа
оказывается в этих частях таков:
Звенья

Процент ошибок

1–54
55–127
128–218

3% (1 из 33)
18% (3 из 17)
37% (13 из 35)

Источник подобного распределения явно такой же,
как и у рассмотренного выше распределения написаний с кы, гы, хы и с ки, ги, хи. Писец вначале копировал оригинал достаточно точно, но по мере накопления
усталости все чаще отклонялся от буквы оригинала, записывая нечто более близкое к своей живой речи или,
напротив, гиперкорректное.
Еще одно явление того же ряда — выбор старого
или нового окончания в некоторых формах адъектив19

Здесь и далее мы считаем излишним вдаваться в обсуждение альтернативных интерпретаций некоторых мест,
равно как вопроса о том, какая из копий достовернее. Это
могло бы чуть изменить наши цифры, но на общую картину
не повлияло бы.

Черты XV–XVI веков в СПИ. § 20

91

ного склонения: М. ед. муж./сред., Д. М. ед. жен., Р. ед.
жен., И. мн. муж.
Материал по старым окончаниям (сохраненным в
точности или с небольшими модификациями) в СПИ
таков: М. ед. муж./сред. — синъмъ 76, златовръсъмъ
97, жестоцемъ 113 (по П.; в Е. -цъмъ), златокованнъмъ 130, жестоцъмъ 171; Д. М. ед. жен. — святъй
63, сребреней 114; Р. ед. жен. — красныя 56, святыя
160, которыи 4, Половецкыи 67, Рускыи 85, Половецкыи 152; И. мн. муж. — храбрiи 52, 73, поганiи 78, 87,
тiи 115, друзiи 166.
Материал по новым окончаниям: М. ед. муж./сред. —
седьмомъ 152, Половецкомъ 208; Д. М. ед. жен. — Руской 65, 67, 81, 85, 105, 164, 193, 210, 211, святой 213
(по Е.; в П. -тъи), Пирогощей 213; Р. ед. жен. — быстрой 71, дъдней 150, Половецкой 184 20; И. мн. муж. —
сърыи 25, желъзныи 135 (по П.; в Е. -знiи), храбрыи
139, также оварьскыя 55.
Разделим текст так: а) 1–134; б) 135–183; в) 184–218.
Процент новых окончаний таков:
Звенья

1–134
135–183
184–218

Процент новых окончаний

35% (8 из 23)
56% (5 из 9)
100% (7 из 7)

Заметим, что в части 1–134 из восьми примеров с
новыми окончаниями пять — это одно и то же словосочетание по Руской земли, так что без учета повторений
процент здесь был бы еще намного меньше.
Очевидно, и в этом пункте переписчик время от времени непроизвольно заменял старые формы оригинала
20

Но Р. ед. сицей 66 — это, по-видимому, форма местоименного склонения.

92

Аргументы…

свойственными его живому языку более новыми формами. Как и в прочих случаях, эти замены происходили тем чаще, чем больше накапливалась его усталость.
Как можно видеть, разделение текста СПИ на части в трех рассмотренных выше случаях не совпадает.
Одинаков лишь общий характер изменения. Отсюда
понятно, что никаких резких границ между частями и
не было. Просто переписчик по мере накопления усталости и постепенного ослабления внимания допускал
все больше отклонений всякого рода от оригинала —
как правило в сторону своего живого языка.
Тот же самый тип кривой обнаруживается в СПИ и
в ряде других отклонений от древних написаний. Но
материала здесь уже довольно мало, поэтому мы просто отметим некоторые из этих фактов, не входя в подробности.
Так, в частности, древние написания типа пълкограничены в СПИ всего несколькими примерами в
самом начале текста: пълку 1, вълкомъ 3, първыхъ 4,
пълкы 5. В дальнейшем уже господствуют написания с
лъ, ръ, отражающие орфографические привычки XV–
XVI веков.
Цокающих написаний (т. е. с ц вместо ч или наоборот), не считая неясных случаев, в первой половине
текста СПИ около 2%, во второй — около 4%.
Имеющиеся в СПИ примеры словоформ с ярко выраженными диалектными окончаниями (которые в глазах самого переписчика несомненно были ошибками)
в основном сосредоточены в последней трети текста:
Р. ед. славъ 150, Р. ед. ладъ 183, Д. ед. головы 210, Д. ед.
по Сули 137, И. мн. внуце 149, И. мн. брезъ 158; к середине текста относятся И. мн. озеры 89, връжеса 108. И
лишь один такой пример отмечен в начальной части:
Р. ед. славъ 25.

Черты XV–XVI веков в СПИ. § 20

93

Итак, все указанные здесь особенности легко объяснимы в рамках версии о раннем создании СПИ и переписке его в XV–XVI в. А как можно все это объяснить
в рамках версии о позднем создании СПИ?
Если текст СПИ создан Анонимом, значит, он зачем-то счел нужным сверх всех остальных сложных
задач, которые он решал, еще и устроить в своем произведении всю эту обнаруженную нами изысканную
градацию частоты ошибок по целой серии параметров.
Нечего и думать, что это просто он сам списывал со
своего черновика, да и подвергся эффекту усталости.
При ювелирной точности, которую он проявляет в других отношениях, подобная расслабленность при создании «фальсификата века» решительно невообразима.
Если бы Аноним допускал непроизвольные вкрапления
своей речи XVIII века в создаваемый фальсификат, то
в нем нашелся бы уже десяток лингвистических анахронизмов; а их, однако, мы не видим.
Единственное мыслимое объяснение состоит в том,
что Аноним: 1) в процессе изучения подлинных древних рукописей не только установил все реально встречающиеся типы ошибок, но и открыл закон нарастания
процента ошибок по ходу списывания; 2) успешно сымитировал как сами ошибки, так и этот закон. Зачем он
проделал этот гигантский труд, плоды которого, как он
и сам должен был понимать, в течение целых столетий
не заметит и не оценит никто? Загадка непростая. Видимо, он все-таки верил, что когда-нибудь лингвисты
будущего повторят его собственные открытия, заметят
в СПИ подстроенные им глубоко запрятанные эффекты и решат: значит, действительно над текстом поработал переписчик XV–XVI века. А Анониму только этого
и нужно.

94

Аргументы…

Диалектные особенности в СПИ
§ 21. Текст СПИ обнаруживает многочисленные диалектные особенности. Такие особенности в принципе
могут принадлежать как оригиналу, так и переписчикам. Как показывает опыт, в безусловном большинстве
случаев диалектизмы — во всяком случае фонетические и морфологические (в отличие от лексических) —
принадлежат последнему переписчику. Это дает возможность, по крайней мере в части случаев, установить
его диалектную принадлежность.
Что касается предшествующих переписчиков и оригинала, то возможность установить «сквозь» позднейшие напластования также и их диалектную принадлежность всегда весьма проблематична. К счастью, для
наших целей необходимости решать этот вопрос нет.
З а м е ч а н и е . Строго говоря, для СПИ в роли последнего переписчика можно было бы рассматривать его издателей. Но здесь все же естественно исходить из того предположения, что они могли вольно или невольно устранить некоторые диалектизмы, но не вносили новых от себя. Поэтому в
вопросах диалектологии мы позволяем себе от издателей отвлечься и принимаем во внимание только средневековых
писцов.

Н. Каринский (1916) определял последнего переписчика СПИ как псковича, и эта его точка зрения является наиболее распространенной. Некоторые другие
исследователи (в частности, С. П. Обнорский) считали,
что это был новгородец21 (см. также ЭСПИ, статьи
21

С. П. Обнорский предполагает, что между оригиналом
и переписчиком XV–XVI в. стоял еще список XIII–XIV в., и
пытается сразу же делить наблюдаемые диалектизмы на
принадлежащие соответственно автору, раннему переписчи-

Диалектные особенности в СПИ. § 21

95

«Диалектизмы в "Слове"» и «Псковские элементы в
языке "Слова"»).
Рассмотрим этот вопрос более подробно. Ниже перечислены наиболее существенные диалектные черты,
представленные в известном нам тексте СПИ (ради
краткости пояснения несколько огрублены). Располагаем диалектизмы СПИ не по темам, а в порядке поиска диалектной зоны, к которой должен был принадлежать переписчик.
Как и в прочих случаях, наш разбор не предполагает
готового решения вопроса о подлинности или поддельности СПИ. Хотя для простоты изложения мы говорим, например, о переписчике как о реальном человеке, априори не исключается, что никакого переписчика
не было, а была лишь искусная работа Анонима, который сумел развернуть перед нами именно такую диалектологическую картину. Единственное, что исключается, — это что Аноним мог достичь такого результата,
вставляя в текст произвольные отклонения от норм наугад. Попасть из пистолета через плечо в червонного
туза вслепую — сущий пустяк по сравнению с такой
удачей.
Группа черт указывает на западную половину восточнославянской территории. Сюда относятся:
1. Смешение твердого и мягкого р (хорюговь, крычатъ, рыскаше – дорискаше и др.).
ку и позднему переписчику. Но такой подход, при кажущейся большей точности, к сожалению, сразу же резко проигрывает в объективности. Разбор диалектизмов становится частью игры гипотез: ведь предположительно даже само число
этапов, не говоря уже о распределении диалектизмов между
ними. Избегая подобных гипотетических построений, мы
ограничиваемся ниже составлением самого списка диалектизмов.

96

Аргументы…

2. Слабые следы смешения в и у (ущекоталъ, если
исходным здесь было всщекоталъ).
3. Формы адъективного склонения у местоимения
"тот# (И. ед. муж. тъй, И. мн. муж. тiи, В. мн. муж. тыя).
Далее, группа черт указывает на северную часть
этой западной половины.
4. Сюда относится прежде всего самая надежная из
всех диалектных черт СПИ — смешение ц и ч, т. е. отражение цоканья. Наиболее достоверные примеры: Словутицю, луце "лучше#, лучи "луки#, сыновчя, Галичкы;
колебание в Русичи и Русици. Эта черта сразу же ограничивает поиск новгородско-псковской и севернобелорусской зонами (последнюю можно обозначить также
как полоцкую).
5. Слово шизыи "сизый# (истолкование васъ 133 как
вашъ малоправдоподобно). Смешение ш и с (шоканье)
— черта преимущественно псковская; но изредка встречается также в новгородской и в севернобелорусской
зоне. Следует учитывать также, что вариант шизый
мог быть лексикализован (и тогда он выступает уже в
качестве особой лексической единицы). О слове шизыи
в новгородской берестяной грамоте XII века см. § 26.
6. Слово чрьленыи (чръленыи). Классические примеры перехода [вл’] > [л’] типа Ярослаль характерны
только для новгородско-псковской зоны. Но как раз
вариант черленыи (у слова червленыи) явно был лексикализован; он встречается в различных северновеликорусских памятниках, в частности, в Лавр. и завещании
Ивана Калиты. Отметим цереленаь в берестяной грамоте № 439 (XII/XIII в.), церленого в № 288 (XIV в.).
7. Смешение ъ и е (не очень частое, но вполне достоверное) при отсутствии фонетического смешения
ъ и и. Примеры: поскепаны, по резанъ, летая, дремлетъ, Днепре, давечя, с другой стороны, зелъну, по-

Диалектные особенности в СПИ. § 21

97

мъркоста, лебедъй; колебание в на вътрехъ и на ветръхъ, стръляй и стреляеши, Половецкыя и Половъцкыми, Всеволоде и Всеволодъ, земле (зват.) и землъ; нередкие -ъ вместо -е в конечной позиции — кроме уже
отмеченных, Осмомыслъ, вътръ, ратаевъ, высъдъ,
утръпъ.
Что касается соотношения ъ и и, то здесь прежде
всего необходимо указать, что и на месте этимологического ъ в окончаниях (например, в Р. ед. земли вместо
землъ, В. мн. вои вместо воъ) никоим образом не свидетельствует о смешении ъ и и: это явление морфологическое. А единственный в СПИ пример с и из ъ в корне
— дивицею 206 — непоказателен, поскольку и стоит
здесь перед слогом с и, т. е. вероятна либо фонетическая ассимиляция, либо стандартная описка. Особый
характер носит колебание гласной в паре кощiево – кощеи: в этом слове, заимствованном из тюркского košči,
вторая гласная, по-видимому, вообще была неустойчива (ср. в Ипат. кощъи, в НПЛ кощеи, в берестяных грамотах Кощъи, Кошькъи).
В западной части восточнославянской территории
данный тип поведения ъ характерен для псковской и
полоцкой зон; может встретиться и в новгородских
памятниках, но для них он не столь характерен (поскольку в большинстве из них имеется смешение ъ и и).
8. Отвердение [с’] в приглагольном ся (в примере
връжеса) — северновеликорусская и среднерусская особенность (см. ДАРЯ, II, карта 106); ср. молитеса в новгородской надписи XIII в. (см. Зализняк 2004: 277).
9. Отвердение ц — черта, исключающая украинскую
зону; ср. сулицы, иноходьцы (что касается отвердения
щ, отраженного в примере полунощы, то это явление
нам мало что дает, поскольку оно распространено почти повсеместно, кроме великорусского центра).

98

Аргументы…

10. Р. ед. жен. (твердого склонения) на -ъ (в примерах из дъдней славъ и ищучи себе чти, а князю славъ;
несколько менее надежен пример на ладъ вои) — древняя новгородско-псковская особенность; небольшое
число примеров есть и в памятниках белорусского происхождения и в севернобелорусских говорах (см. Карский 1956: 161).
Далее, несколько черт свойственны именно новгородско-псковской зоне (иногда с предпочтением псковской).
11. Д. ед. жен. (твердого склонения) на -ы (в примере тяжко ти головы кромъ плечю)22 — относительно
поздняя (с XV в.) новгородско-псковская особенность
(в большей степени характерная для псковской зоны).
В современных говорах образует плотный массив,
охватывающий весь великорусский северо-запад, представлена также на юго-западе (см. ДАРЯ, II, карта 2).
12. Д. ед. жен. (твердого склонения) на -и при отсутствии фонетического смешения ъ и и (в примере по
Сули). В чистом виде эта редкая особенность проявляется в псковских источниках; в новгородских источниках окончание -и здесь тоже возможно, но обычно это
просто часть общего смешения ъ и и.
13. И. мн. муж. на -ъ (в примерах брезъ и внуце
[= внуцъ]) — черта новгородско-псковской зоны (большинство известных примеров содержится в новгородских источниках). Что касается юго-западнобелорусских
форм И. мн. типа сталэ", дубэ! (ДАБМ, карта 95), то, как
показывает твердость согласной, они, судя по всему,
развились независимо от новгородско-псковских.
22

Отнесение словоформы головы в этой фразе к родительному падежу (как, в частности, в СССПИ, 1: 164) несомненно следует отвергнуть.

Диалектные особенности в СПИ. § 21

99

14. И. В. двойств. сред. на -а (последовательно) —
инновация, развившаяся ранее всего в новгородскопсковской зоне (см. об этом выше, § 8).
15. Императив 1 мн. на -ме (в примере мужаимъся
[= -меся]) — древняя новгородско-псковская особенность (формы на -ме имеются также в закарпатских украинских говорах). О том, что в предлагаемом некоторыми комментаторами исправлении мужаимъся на
мужаи<в>ъся нет необходимости, см. § 8. Иногда также
правят мужаимъся на мужаимъся; но эта правка допустима лишь как элемент реконструкции первоначального текста (до всех переписок) — предполагать, что
-мъся, а не -мъся стояло в Мусин-Пушкинской рукописи (т. е. что ъ здесь внесли издатели), нет никаких оснований.
Наконец, имеются черты, в силу которых оказывается маловероятной новгородская зона.
16. Самая простая из черт данной группы — смешение о и а, т. е. отражение аканья. Но ее присутствие в
СПИ лишь предположительно: все имеющиеся примеры допускают и другие объяснения. Так, в горнастаемъ, тьмутораканьскый (при Тьмутороканя, -канъ) а
стоит перед слогом с а, в самаю — после слога с а;
вариант носады (с о вместо исконного а) был лексикализован (он возможен и в текстах, не имеющих никаких признаков аканья).
17. И. В. мн. сред. на -ы (озеры; пример забралы неоднозначен, поскольку здесь существовал и вариант
женского рода, ср. в Ипат. [1185] возлъзъше на заборолъ [В. мн.]). Ныне это черта севернобелорусской и
южновеликорусской зон и среднерусских говоров, т. е.
ее распространение почти такое же, как у аканья (см.
ДАРЯ, II, карта 33; ДАБМ, карта 97). В нашем случае
она указывает на псковскую и севернобелорусскую

100

Аргументы…

зоны. Отметим В. мн. пьтны в Ипат. ([1170], л. 193 об.),
чады своя в списке У Задонщины.
18. Совпадение Р. ед. жен. и Д. М. ед. жен. (мягкого
склонения) в форме на -и при отсутствии фонетического смешения ъ и и (последовательное земли в Р. ед. и в
Д. ед., также Д. ед. Софiи, Богородици, Р. ед. Софеи, при
единичном Р. ед. дъвице). В чистом виде эта особенность проявляется в псковских и белорусских источниках; в новгородских источниках, разумеется, окончание -и здесь вполне возможно, но обычно это просто
часть общего смешения ъ и и.
19. Р. ед. жен. адъективного склонения на -ыи (в
примерах которыи, Половецкыи, Рускыи). Такое -ыи
может передавать либо [-ыjи] (где и есть замена для ъ),
либо [-ыj] (с утратой конечной гласной). Аналогичные
примеры из рукописей XV в.: Р. ед. ш Роускыи землъ
(Ипат. [1148], л. 134 об.), силы Половъцькии ([1185], л.
223 об.), антонïиискыи слабости ра"ди (Флав., 450г).
Что касается односложного окончания, то на современной диалектологической карте в пределах северо-запада можно указать формы на -ый в северо-восточных
белорусских говорах (у малады"й дзе"у#кi, у но"вый ха"ты
— ДАБМ, карты 119, 120; Карский 1956: 234), а также
в некоторых псковских, смоленских и брянских на пограничье с Белоруссией (с молоды"й, без глухи"й и т. п. —
ДАРЯ, II, карта 42).
20. Т. ед. жен. адъективного склонения на -ую, -юю;
такое окончание представлено в словоформе заднюю
(во фразе преднюю славу сами похитимъ, а заднюю ся
сами подълимъ), если это действительно Т. ед.23 Окон23

Многие комментаторы правят эту фразу на а заднюю
с<и> сами подълимъ, и тогда заднюю — это не Т. ед, а В. ед.
Но такое решение нельзя признать удачным, поскольку оно
предполагает, во-первых, буквенную ошибку (ся вместо си),

Диалектные особенности в СПИ. § 21

101

чание -ую, -юю в этой форме отмечается в южнопсковских, смоленских, ржевских, а также в некоторых тверских и московских говорах (с новую, с глубокую, с синюю или с новуй, с глубокуй, с синюй — ДАРЯ, II, карта 3). В Ипат. примеры этого рода имеются как в адъективном, так и в субстантивном склонении: истъньноую нелицемърноую "нелицемерной истиной# ([1180],
л. 217), с дружиную ([1172], л. 198), мл!твую ([1172],
л. 199).
Почти наверное оригиналу, а не переписчику принадлежат в СПИ имперфекты с -ть. Эту особенность
часто рассматривают как южнорусскую; но реально
она в той или иной мере представлена и во многих памятниках других диалектных зон. В СПИ, как уже отмечено, распределение имперфектов с -ть и без -ть
сходно с Лаврентьевской летописью за XII век. Но
диалектологического значения этот факт может и не
иметь.
Написания кроваты (вместо -ти), Ярославнынъ
(вместо -нинъ) допускают слишком много разных диалектологических интерпретаций, поэтому разумнее на
них не опираться.
В отношении спорных словоформ понизить, вонзить мы считаем наиболее правдоподобным решение
С. П. Обнорского (1960: 46): это императивы, где издатели неправильно раскрыли запись понизит, вонзит. Все
прочие версии (императивы украинского типа; императивы, записанные с ь вместо е; инфинитивы) сопряжены с гораздо бо!льшими трудностями.

во-вторых, что намного серьезнее, слово си в значении "себе#, которое в собственно русских текстах практически отсутствовало.

102

Аргументы…

Заметим еще, что в работах о языке СПИ иногда отмечается также отсутствие в СПИ тех или иных диалектных черт (скажем, отсутствие написаний типа Ярослаль), которое якобы должно указывать на зону, где
этих черт не было. Против этого мы должны решительно возразить: СПИ сравнительно невелико по объему,
и его переписчики в целом довольно редко допускали
диалектизмы; в такой ситуации отсутствие некоторого
диалектизма не доказывает ровно ничего.
§ 22. Понятно, что в приведенном выше списке черт
не все звенья одинаково надежны; некоторые из единичных примеров могут быть и случайными. Тем не
менее совокупность этих звеньев позволяет сделать
вполне надежный основной вывод: последний переписчик принадлежал к северо-западной части восточнославянской территории.
В качестве более узкой локализации наиболее вероятной оказывается, как и предполагал Н. Каринский,
псковская зона. Но нужно учитывать, что признаки, заставляющие предпочесть псковскую зону перед полоцкой, не слишком жестки и держатся на единичных примерах. Также и признаки, заставляющие предпочесть
псковскую зону перед новгородской, хотя они несколько более весомы, не носят абсолютного характера.24
Поэтому более осторожно было бы определять диа24

Вывод Обнорского о новгородском происхождении
обоих предполагаемых им переписчиков (раннего и позднего) определяется тем, что он трактует как новгородские ряд
признаков, имеющих в действительности более широкое
распространение (6, 8, 10, 11, 13, 15 в нашем списке [странным образом также 17], отвердение щ), а признак 5 пытается
отрицать, предположив (крайне неубедительно), что шизыи
исконно, а сизыи вторично.

Диалектные особенности в СПИ. § 22

103

лектную принадлежность переписчика как северо-западную (в широком смысле, не исключающем также и
полоцкую зону), с предпочтением к псковской.
Попытками определить диалектную принадлежность оригинала, а также более ранних переписчиков,
если таковые были, мы заниматься не будем.
Если пытаться подобрать памятник XV–XVI вв., который обладал бы одновременно как можно бо!льшим
числом диалектизмов, встретившихся в СПИ, то из
опубликованных и достаточно известных памятников
наилучшим кандидатом, по-видимому, оказался бы
Строевский список Псковской 3-й летописи (2-й пол.
XVI в.).
Неплохим кандидатом здесь оказывается также не
что иное, как Ипатьевская летопись. По общему признанию, этот памятник южнорусского происхождения был
переписан в XV–XVI в. где-то на северо-западе (по поводу более точной локализации переписчиков единого
мнения нет; Шахматов допускал псковскую зону).
На стр. 104–107 приведена таблица диалектных
черт, представленных в СПИ, в сопоставлении с соответствующими чертами Строев. и Ипат.
Во всех случаях, кроме специально оговоренных
(пометы регулярно, часто и др.), примеры отражают
лишь сравнительно редкие отклонения от обычных для
памятника написаний. Примеры служат просто иллюстрациями, их списки не претендуют на полноту; могут
быть даны также общие указания без примеров. При
некоторых важных примерах из Ипат. даны адреса. Более полные сведения о примерах из СПИ (и части примеров из Ипат.) см. выше, в § 21.
Как видно из приводимой таблицы, в Строев. и в
Ипат. обнаруживаются почти все диалектные черты,
представленные в СПИ.

104

Аргументы…

Диалектные черты СПИ
Явление

СПИ

1

смешение р и р’

рыскаше // дорискаше,
хорюговь, крычатъ

2

смешение в и у

ущекоталъ (если это из
въс-)

3

адъект. склонение у "тот#

И. ед. муж. тъй,
И. мн. муж. тiи,
В. мн. муж. тыя

4

смешение ц и ч

Русичи // Русици,
Словутицю, сыновчя

5

смешение ш и с

шизыи

6

черленыи

чрьленъ, чръленыя

7

смешение ъ и е

поскепаны, по резанъ,
на вътрехъ // на ветръхъ,
Всеволоде // Всеволодъ

8

отвердение с’ в ся

връжеса

9

отвердение ц

сулицы, иноходьцы

10

Р. ед. жен. (тверд.) на -ъ

славъ

11

Д. М. ед. жен. на -ы

Д. ед. головы

12

Д. М. ед. жен. (тверд.)
на -и

Д. ед. по Сули

13

И. мн. муж. на -ъ

брезъ, внуце

14

И. В. дв. сред. на -а

два солнца, сердца

Диалектные особенности в СПИ. § 22

105

в сравнении с Строев. и Ипат.
Строев.

Ипат.

изредка: Рыга, с берога

очень редко: шрадиста "отрядили#
(л. 152 об.)

1

часто: оусташа "встали#,
удовыа, узведенъ, узметныа

очень часто

2

регулярно: И. ед. муж. тои,
И. мн. муж. тии, В. мн.
муж. тыа

И. В. ед. тыи (несколько раз), И. мн. муж.
тии (2 раза)

3

часто

часто

4

часто: о шю стороноу, из
Роуше "из Русы#, сла "шла#,
жятя "зятя#, здати "ждать#

примеры ненадежны
(кньзьщоу л. 229, 286)

5

слова нет (но есть другие л
из вл)

слова нет (но есть
другие л из вл)

6

недели, лезоша, явитъ
"яви!те#

очень редко, в
окончаниях

7

оурьдивса (л. 199 об.)

8


Троицы, гридницы, немцы



9

часто: от ръкъ, до Роусъ,
дроужинъ, вотчинъ,
оуправъ, с стъне, из Рыге

изредка: ръкъ, дроужинъ, сторонъ, винъ

10

Д. ед. к Москвы, не по
псковскои старины,
М. ед. на Москвы

Д. ед. к Донцю ръкы
(л. 223)

11

Д. ед. к Москви, к Опочки;
М. ед. на Москви, в тюрми;
ср. также на озери

М. ед. въ ... сторони;
ср. на лоузи, в Полотьски, Смоленьски

12

сребролюбче; ср. также
В. мн. запасъ

ворозъ, мнозъ,
клобоуцъ, городъ,
избавленъ; ср. также
просилъ

13

за 2 поприща, по два лъта



14

106

Аргументы…

15

1 мн. на -ме

мужаимъся

16

аканье

примеры ненадежны

17

И. В. мн. сред. на -ы

озеры

18

Р. ед. и Д. М. ед. жен.
(мягк.) на -и

регулярно:
Р. ед. земли, Софеи
(но дъвице);
Д. ед. земли, Софiи,
Богородици;
М.ед. земли, Святъславли,
по уноши (но гридницъ)

19

Р. ед. жен. (адъект.) на
-ыи

которыи, Половецкыи,
Рускыи

20

Т. ед. жен. (адъект.) на
-ую, -юю

заднюю (если это Т. ед.)

Отметим, что в Строев. и в Ипат. имеются и многие
другие черты, сходные с СПИ, — менее определенные
в диалектологическом отношении, но все же представленные далеко не во всех рукописях XV–XVI вв. Ср., в
частности, ситуацию в следующих пунктах.
Д. ед. муж.: наряду с -у, -ю встречается (в основном
у одушевленных существительных) и -ови, -еви (в СПИ
Игореви, Романови, Хръсови, королеви, по Дунаеви) —
в Строев. боеви; в Ипат. у одушевленных -ови, -еви
встречается очень часто (напр., Игореви, королеви, попови и т. д.), но также и боеви, к Донови, по лугови и др.
И. мн. и В. мн. муж.: наряду с -и, -ы встречается и
-ове, -еве (ве может заменяться на въ) (в СПИ дятлове,
ратаевъ) — в Строев. послове, проусовъ, бродовъ; в
Ипат. попове, оуеве, сторожеве, псареве, приятелеве,
моностыреве, дворовъ, льховъ и др.

Диалектные особенности в СПИ. § 22

107

есме, есмъ (наряду с есмы)

есме (наряду с есмы)

15

жонакъ, немакъ, Вороначамъ (Т. ед.), на дорогя
(М. ед.)

въсхапивсь (л. 54 об.),
скарою "шкурами# (63
об.), оувьдоша "ввели#
(146 об.)

16


регулярно: Р. ед. земли, недели, Троици, Марьи, с божници (но также Троицъ);
Д. ед. земли, Троици, Захарьи, оулици (но госпоже);
М. ед. земли, недели, Троици,
лавицы, на Званици (но
также на Званице)

за Лютоую ръкою

пьтны

17

во всех трех формах
как -ъ, так и -и, напр.,
землъ // земли,
кньгинъ // кньгини;
из гробницъ, на оусть
Медвъдици; к Салницъ, к божници;
во Троицъ, в Пересопници

18

ш Рускыи землъ,
силы Половъцькии

19

истъньноую нелицемърноую; также
с дружиную, мл!твую

20

И. мн. на -яни (от имен жителей; в СПИ куряни) — в
Строев., напр., полочани, изборяни, опочани, вороначани; в Ипат., напр., смольньни, москьвльни, кияни, полочани, галичани, хрстьяни (наряду с -ьне, -ане).
М. ед. муж. и сред. мягкого склонения: окончания -и
и -ъ (которое может заменяться на -е) (в СПИ, напр.,
на Дунаи, по князи, на седьмомъ въцъ Трояни и въ Путивлъ, въ градъ Тьмутороканъ, въ полъ, на синъмъ
море) — в Строев., напр., при князи, на кони, на Городци, на поли, на вечи, въ солнци, на Городищи и о князе,
о Даниловиче, на полъ, на вече; в Ипат., напр., по кньзи,
в Переяславли, на поли, на торговищи и w кньзъ, в
Переяславлъ, на Городьцъ, на полъ, в моръ.
И. В. мн. жен. мягкого склонения: окончание -и (изредка возможно ц.-сл. -я, -а) (в СПИ, напр., лисици, галици, зори, млънiи, при единичном усобiцъ; также ц.-сл.

108

Аргументы…

тучя) — в Строев., напр., черници, рядници, перстатици, земли (также ц.-сл. вдовица). В Ипат. преимущественно -ъ (черницъ, wвьцъ, носилицъ, всъ землъ и т. д.),
но встречается и -и (лодьи).
И. В. ед. муж. адъективного склонения на -ы (в СПИ
Галичкы, при обычном -ый [в мягком варианте встретилось и въщей, с -ей]) — в Строев. князь велики, неделны, наречены, рызски "рижский# (при обычных -ыи и
-ои); в Ипат. патръарьшескы, соуждальскы, тоуровьски, недъльны (при обычном -ыи и реже -ои).
Р. ед. жен. адъективного склонения: основные окончания -ои и -ыя (-ыа) (в СПИ, напр., быстрой, Половецкой и красныя, милыя, не считая словоформ с -ыи, о
которых см. в таблице) — в Строев., напр., немецкои,
пшеничнои, до Великои реки и святыа, Острыа лавици
(но также немецкое, с Великие ръкы); в Ипат., напр., из
Рускои земли, таковои, златоверхои и таковыя, изрьдныя, ст!ыя, Руския (но также Рускоъ, второъ, порозноъ и т. п.).
И. В. мн. сред. адъективного склонения: наряду с исконным -ая иногда встречается -ыя, -ыа (в СПИ копiа
харалужныя) — в Строев. врата каменыя, дъла соудебныа и земскиа; в Ипат. не отмечено.
Наряду с Строев., для сравнения с СПИ вполне можно было бы использовать также Псковскую судную
грамоту (2-й пол. XVI в.). Не разбирая ее столь же подробно, укажем просто характерные примеры диалектных особенностей по пунктам нашего списка: 1 (в лари
и в лары), 2 (оу грабежу "в грабеже#), 3 (И. ед. муж.
тои, И. мн. муж. тiи и тыи), 7 (детина), 9 (-цы часто),
10 (Р. ед. грамотъ, старинъ), 12 (Д. ед. жонки, также
М. ед. в сели, в серебри, на свекри), 13 (И. мн. приставе), 16 (за зомкомъ, каторой), 18 (Р. ед. торговли, продажи, Д. М. ед. торговли, земли).

Диалектные особенности в СПИ. § 22

109

Как же удалось Анониму, если всё это его работа,
создать столь правильную, с точки зрения знаний начала XXI века, картину погрешностей северо-западного
переписчика? Ведь остальные историки языка смогли
выявить эту совокупность диалектных черт и определить ее именно как северо-западную лишь в XIX–XX вв.
Может быть, Аноним просто сам был пскович и все
описанные выше отклонения от литературной нормы
непроизвольно вырвались из-под его пера? Действительно, на протяжении XVI–XVIII вв. особенности
псковского говора были практически одинаковы. Но
вот представить себе эрудита, изучившего древние рукописи и постигшего тонкости грамматики XII века,
этаким не слишком грамотным провинциальным писцом, так и не сумевшим избавиться от двух десятков
своих диалектных особенностей, решительно невозможно. (Не говорю уже о том, что при такой гипотезе
всем без исключения фракциям сторонников поддельности СПИ пришлось бы отказаться от своих кандидатов на роль автора СПИ.)
Если же он вставлял псковские диалектизмы в текст
сознательно, разыгрывая перед филологами будущего
спектакль «Переписано во Пскове», то, даже будучи
природным псковичом, он непременно должен был
быть еще и превосходным лингвистом, чтобы суметь
выявить столь многочисленные и столь тонкие отличия
своей диалектной речи от литературной и суметь их
так безошибочно и в столь выверенной дозировке применить к сочиненному им тексту.
Если же Аноним все-таки не был псковичом, то мы
тем более должны поздравить его с изумительным владением восточнославянской диалектологией (и наибольшие поздравления тут, пожалуй, нужно было бы принести Йосефу Добровскому, кандидатуру которого выдвигает новый сторонник поддельности СПИ Э. Кинан).

110

Аргументы…

Итоги сравнения СПИ с другими памятниками
§ 23. Выше мы сравнивали СПИ по разным признакам с древнерусскими памятниками трех категорий:
1. Рукописи XI–XIV вв. Примеры: из домонгольского периода (XI – 1-я треть XIII в.) — берестяные грамоты этого времени, Успенский сборник; из более поздних — Синодальный список НПЛ, Лаврентьевская летопись, Новгородская кормчая 1280-х гг.
2. Рукописи XV–XVI вв., содержащие сочинения,
созданные или переведенные в XI–XIV вв. Примеры:
Киевская летопись по Ипат. (т. е. летописные записи
XII в. в списке первой четверти XV в.)., Флав. («История Иудейской войны» Иосифа Флавия, переведенная
в XI–XII вв., в списке последней трети XV в.).
3. Рукописи XV–XVI вв. (а также более поздние),
содержащие сочинения, созданные или переведенные
не ранее XV в. (или во всяком случае не ранее конца
XIV в). Примеры: все списки таких сочинений, как Задонщина, «Сказание о Мамаевом побоище», «Повесть
о взятии Царьграда турками», «Хожение за три моря»
Афанасия Никитина, любые летописные записи за сами эти века (в частности, многократно использованный нами Строевский список Псковской 3-й летописи),
Псковская судная грамота и т. д.
Подчеркнем, что речь идет просто об установлении
большей или меньшей близости СПИ по языковым
признакам к той или иной из этих категорий. Это сравнение не предрешает вопроса о том, является ли СПИ
подлинным или поддельным: близость может быть как
естественная, так и достигнутая искусным имитатором.
Основные итоги этого сравнения таковы.
В СПИ представлен ряд характерных черт раннедревнерусской эпохи: правильное двойственное число,
имперфект с -ть (в правильном распределении с им-

Итоги сравнения СПИ с другими памятниками. § 23 111

перфектом без -ть), энклитики, подчиняющиеся закону Вакернагеля, древние правила препозиции ся, релятивизатор то, частица ти и др. Они отличают СПИ от
рукописей категории 3, где такие черты уже утрачены
или перестроены. В то же время указанные черты реализованы в СПИ не идеально: имеется и некоторое
число отклонений от древнего узуса в сторону узуса
XV–XVI веков. Это отличает СПИ от рукописей категории 1, где эти черты представлены в чистом виде.
Такую же ситуацию, как в СПИ, мы находим только в
категории 2.
С другой стороны, в СПИ представлен ряд черт,
характерных для рукописей XV–XVI вв.: поздний тип
отражения редуцированных, орфография южнославянского типа, поздние окончания склонений, двойное ся
и др. Они объединяют СПИ с категориями 2 и 3 и отделяют его от категории 1.
С диалектологической точки зрения СПИ оказалось
наиболее сходно с такими памятниками категории 3,
как рукописи псковского происхождения Строев. и
Псковская судная грамота, и с таким памятником категории 2, как Ипат.
Таким образом, в СПИ представлен набор черт, характерный для рукописей категории 2, т. е. списков
XV–XVI вв. с оригинала более раннего времени, и в то
же время набор черт, характерный для рукописей северо-западного происхождения.
Отсюда следует одно из двух: либо СПИ и является
именно таким списком, причем северо-западного происхождения, либо это подделка, автор которой сумел
успешно сымитировать все изученные нами языковые
(и в частности, диалектные) особенности.
Итак, если СПИ создано Анонимом, то он должен
был при составлении своего фальсификата, помимо

112

Аргументы…

решения всех стоявших перед ним литературных задач,
следить за соблюдением лингвистического правдоподобия одновременно на трех «фронтах»: древнерусский язык XII в., языковой мир переписчика XV–XVI в.,
северо-западная диалектная окраска. На каждом из
этих «фронтов» он должен был вначале каким-то образом выявить соответствующий комплекс параметров (а
их могут быть десятки) и затем следить за их правильной реализацией.
Для решения этих задач Аноним несомненно должен был опираться на какие-то древние памятники. Из
нашего разбора ясно, что самым подходящим источником в этих вопросах для него оказывается Ипатьевская
летопись: она в целом ряде отношений обладает такими же характеристиками, как СПИ. Так, может быть,
Аноним именно так и поступал — имитировал языковые особенности Ипатьевской летописи?
В принципе это возможно. Но нужно только ясно
представлять себе масштаб этой задачи. Самое простое
— заимствовать из памятника какое-нибудь слово;
чтобы почерпнуть из Ипатьевской летописи, скажем,
слово чага или кощъи, Анониму достаточно было случайно наткнуться на эти слова при пролистывании
рукописи. Неизмеримо сложнее сымитировать эффект
какого-нибудь орфографического или морфологического правила, действующего в памятнике. Например,
чтобы установить, что в памятнике В. мн. одушевленных существительных совпадает с И. мн. (а не с Р. мн.),
нужно прочесть специально с этой целью если не всю
рукопись, то по крайней мере значительную ее часть;
удовлетвориться одним-двумя случайно попавшимися
примерами нельзя, поскольку они могут оказаться как
раз отклонениями от основного правила, действующего в памятнике. Эта работа усложняется на порядок,
когда нужно установить относительную частоту двух

Итоги сравнения СПИ с другими памятниками. § 23 113

или нескольких допустимых вариантов (например,
двух возможных окончаний одной и той же грамматической формы) или когда предстоит выявить как само
правило, так и типовые ошибки против него. В этом
случае придется проштудировать всю рукопись еще
раз. Особо трудоемка работа по выявлению синтаксических правил: быстрое чтение тут бесполезно — необходим углубленный анализ структуры фраз.
Таким образом, затраты времени на чтение и перечитывание длинного текста непременно будут очень
велики. Однако трудности здесь никоим образом не
сводятся к одним лишь затратам времени. Можно потратить бездну времени и тем не менее не разгадать
истинного механизма, управляющего некоторым явлением. Истинное правило может быть сложным, оно
может включать целую серию факторов — ср. хотя бы
рассмотренную выше систему правил, управляющих
позицией энклитики ся. Чтобы вскрыть их, необходимо
специальное лингвистическое исследование. О том, чтобы правила столь сложной структуры сами открылись
человеку просто по ходу чтения, не может быть и речи.
Но и это еще не все: чтобы начать решать проблему,
нужно прежде всего осознать, что проблема существует, и понять, в чем она состоит. А для этого необходима научная проницательность. Например, невнимательный читатель может вообще не заметить, что ся
занимает в разных случаях разную позицию и, следовательно, здесь есть какая-то проблема (и потому непременно ошибется, если возьмется сочинять).
И всё это мы говорим об отдельной частной проблеме.
А ведь сочинитель текста имеет перед собой одновременно десятки, если не сотни таких проблем! «А
как же тогда мы все-таки что-то свободно сочиняем?!»
— воскликнет читатель. Но в том-то и дело, что мы
делаем это на родном языке, где решение всех этих

114

Аргументы…

проблем уже в раннем детстве стало автоматическим.
Эта легкая и естественная операция не имеет почти
ничего общего с интересующей нас задачей имитации
текста на недостаточно знакомом языке, при которой
автоматизмы отсутствуют, а вместо них должны использоваться наблюдения над имитируемым текстом.
Таковы контуры задачи, которую должен был решить Аноним, чтобы достигнуть сходства своего фальсификата с Ипатьевской летописью не менее чем по
двум десяткам параметров.
И при этом бессмысленность цели здесь поражает
не меньше, чем грандиозность самого труда. Аноним
исследовал выбранный памятник (занимающий в современном издании около 500 страниц) по десяткам
параметров с тем, чтобы установить, какие отклонения
от обычных древнерусских правил по каждому из этих
параметров там допущены. После этого он вставил
именно такие отклонения в свой фальсификат (и даже
приблизительно в тех же пропорциях). Кто мог оценить безупречность его работы, кроме специалистов по
исторической диалектологии, которым предстояло появиться через двести лет?
Но, может быть, Аноним был гений имитации и
умел каким-то образом успешно имитировать прочтенный памятник без лингвистического анализа и как бы
даже не осознавая, что! именно он делает?
Однако даже и столь вольная гипотеза здесь не
помогает. Дело в том, что при всем сходстве СПИ с
Ипатьевской летописью одного лишь этого источника
для объяснения всех особенностей СПИ все же недостаточно. В частности, в Ипат. нет орфографии южнославянского типа, нет написаний цы вместо ци, нет
двойств. числа среднего рода на -а (типа сердца), для
Ипат. нехарактерно бессоюзие (см. об этом § 30). И
точно так же недостаточно было бы для СПИ простого

Связь СПИ с древнерусскими памятниками. § 24

115

подражания, например, рукописи Строев.: здесь уже
разрушена система двойств. числа, смешались аорист и
имперфект, ся уже почти неотделимо от глагола и т. д.
(Не забудем также, что параллельно со всем этим Аноним должен был еще подражать совсем другому памятнику — Задонщине — по литературной форме.)
Таким образом, версию о непричастном к лингвистической науке имитаторе, пусть даже гениальном,
всерьез рассматривать более не приходится. Речь может идти только о человеке, овладевшем точными лингвистическими знаниями, в том числе такими, которых
остальные исследователи достигли лишь на один-два
века позднее. И этот человек должен был поставить
себе целью обмануть всех лингвистов будущего, сколь
бы скрупулезно они потом ни сравнивали его фальсификат с реальными рукописями.

Связь СПИ с древнерусскими памятниками
§ 24. Не вызывает сомнений, что Аноним, если он
существовал, был знаком со значительным числом
древних памятников. Разумеется, для проблемы подлинности СПИ весьма существенными могут быть
сведения о том, какова была в конце XVIII в. степень
доступности той или иной конкретной рукописи (в
частности, где она хранилась, была ли издана и когда).
И очень нелегко ответить на вопрос о том, каким образом Аноним мог получить доступ к многочисленным
древним рукописям и как он сумел преодолеть все
трудности, связанные с их чтением (проблемы древней
графики, грамматики и т. д.). Но это уже особая линия
исследования, которая не входит в рамки настоящей
работы. Предположим, отвлекаясь от реальности, что

116

Аргументы…

Аноним мог каким-то путем познакомиться с любой из
существовавших в его время рукописей.
Ясно, что Аноним был знаком с Задонщиной (и даже не с одним, а с несколькими ее списками, см. об
этом § 28). С той же обязательностью должно быть
признано его знакомство с Ипатьевской летописью,
которая содержит наиболее полный летописный рассказ о походе Игоря и с которой у СПИ имеется большое число точек соприкосновения, а также с псковским Апостолом 1307 г., где имеется целая фраза,
совпадающая с текстом СПИ.
Но из накопившихся к настоящему времени наблюдений многих исследователей над текстом СПИ с неизбежностью следует, что он был знаком также с многими другими древними памятниками. Вот несколько
иллюстраций из числа хорошо известных примеров;
вначале приводим цитату из СПИ, а затем параллель из
другого памятника (даем по СССПИ, куда и отсылаем
за всеми деталями).
Летая умомъ подъ облакы 14 — ср. умом лътая
аки пчела («Моление Даниила Заточника», XIII в.; см.
СССПИ, 3: 56).
А Половци неготовами дорогами побъгоша къ Дону
Великому 30 — ср. Побъжимъ неготовыми дорогами
(Воскресенская летопись, [1380]; также «Слово похвальное Фомы», XV в.; см. СССПИ, 3: 155).
Стукну земля, въшумъ трава 187 — ср. В се же времь земль стукну, яко мнози слышаша (ПВЛ [1091]),
И вшюмъ земля (Библия Геннадиевская) (см. СССПИ,
1: 149; 5: 244).
Земля тутнетъ ("гудит, гремит#) 49 — ср. И земля
тутняше (Новгородская IV летопись, [1380]), Земля
тутнаше (Октоих XIII в.) (см. СССПИ, 6: 79).

Связь СПИ с древнерусскими памятниками. § 24

117

Тогда великiй Святъславъ изрони злато слово 111
— ср. изронить слово, а послъ каеться («Повесть об
Акире Премудром», перевод XI–XII в.; см. СССПИ, 2:
158).
О Днепре Словутицю! 178 — ср. Да едет Сухан ко
быстру Непру Слаутичю на берег («Повесть о Сухане»; см. СССПИ, 2: 31).
Словосочетания лътая умомъ, неготовами дорогами побъгоша, земля стукну, земля тутнетъ, изронити слово, Днъпръ Словутичь слишком своеобразны
для того, чтобы можно было предполагать здесь случайное совпадение. В других памятниках, в частности,
в Задонщине и в Ипатьевской летописи, эти словосочетания не обнаружены (иногда есть близкие к ним, но
уже не столь сходные с СПИ). Следовательно, в круг
чтения Анонима должны были входить также и эти
дополнительные памятники. Между тем приведенные
иллюстрации составляют лишь небольшую часть ныне
известных параллелей такого рода. Так, например,
Д. С. Лихачев (1982: 164) указывает следующие памятники, которые бесспорно пришлось бы включить в
число источников, откуда черпал Аноним: Задонщина,
Ипатьевская, Кенигсбергская и Никоновская летописи,
Библия, «Слово о законе и благодати» Илариона, сочинения Кирилла Туровского, «Девгениево деяние»,
«Сказание о Мамаевом побоище», «Повесть об Акире
Премудром», «История Иудейской войны» Иосифа
Флавия, «Моление Даниила Заточника», «Двенадцать
снов Шахаиши», «Слово о воскресении Лазаря», «Хроника» Георгия Амартола, «Хроника» Манассии, «Слово о погибели русской земли», «Хождение игумена
Даниила». Этот список, конечно, неполон: ср. хотя бы
приведенные выше примеры, где фигурируют и другие
памятники.

118

Аргументы…

Справедливости ради здесь следует, правда, напомнить, что заимствование слов и цитат — не самое трудное в работе фальсификатора. Разумеется, отыскать совершенно определенные цитаты в море памятников —
дело титаническое. Но Аноним мог действовать вовсе
не так: он мог бегло просматривать рукописи и кое-что
выписывать из того, что ему случайно встретится. Если
он потом использовал какие-то из выписок в своем
фальсификате, то получалась картина того же типа, что
в СПИ. Таким образом, Аноним несомненно должен
был быть знаком с перечисленными источниками, но
это знакомство могло быть и неглубоким.

Связь СПИ с современными говорами
и народной поэзией
§ 25. Наряду с древними памятниками Аноним должен был знать также русские, украинские и белорусские местные говоры и народную поэзию. Ныне в СПИ
усилиями многочисленных исследователей уже выявлено большое число слов, выражений и даже целых
фраз, которые находят параллели только в этих источниках. При этом существенно, что говоры, где обнаруживается параллель к тому или иному слову или выражению из СПИ, отнюдь не сосредоточены в какой-то
одной диалектной зоне, а рассеяны почти по всей восточнославянской территории (а иногда и за ее пределами). Это значит, что Аноним не мог собрать весь этот
материал в какой-то одной области (или даже двухтрех): он должен был проделать примерно такую же
собирательскую работу, которую на полвека позже
совершил великий Даль, занимавшийся ею всю жизнь
(с той, однако же, разницей, что Даль обогатил своим
трудом всю русскую культуру и обессмертил свое имя,

Связь СПИ с говорами и народной поэзией. § 25

119

а наш Аноним не оставил нам ни строчки из собранного).
Приводить списки подобных параллелей здесь незачем. Дадим лишь несколько иллюстраций (записываем
их по тому же образцу, что выше).
Что ми шумить, что ми звенить? 68 — ср. Ой чо
жь ты шумишь, ой чо жь ты звенишь (Галицкие народные песни; см. СССПИ, 6: 185).
Смагу мычючи въ пламянъ розъ 81— ср. Сма"гу мы"къл гърямы"къй, де"ннъй пи"щи ни име"л ("терпел лишения,
испытывал невзгоды#; брянск., Козырев 1975; см.
СССПИ, 6: 238).
Сорокы не троскоташа 201 — ср. Саро"ки траско"чють (брянск., Козырев 1976), троскотать (псков.,
тверск.) "трещать, часто говорить# (Дополнение к
«Опыту областного великорусского словаря». СПб.,
1858) (см. СССПИ, 6: 56).
Зегзицею незнаемь рано кычеть 168 — ср. зегзи"ца
"иволга# Курск. (СРНГ, 11: 244; но чаще производные
от зегз-, зогз- обозначают кукушку) и кы"кать, кы"чет
(и ки"кать, ки"чет) "кричать [о птицах]# Перм., Арх.,
Волог., Сибирь (СРНГ, 16: 200; 13: 204).
Они же сами княземъ славу рокотаху (о гуслях) 5
— ср. то не гусли ли рокочут (Крестьянские песни
Уфимской губернии; см. Якобсон 1948: 206).
Тiи бо бес щитовь съ засапожникы кликомъ плъкы
побъждаютъ 115 — ср. засапо"жник "короткий нож,
который кладется за голенище сапога# Сибирь, Новг.,
Арх., Олон. (СРНГ, 11: 19).
Си ночь съ вечера одъвах<у>т<ь> мя, рече, чръною
паполомою на кроваты тисовъ 94 — ср. Пожалуй со
мною опочинуться / На ту на кроватку на тисовую
(Онежские былины; см. СССПИ, 6: 31).

120

Аргументы…

Въ(з)връжеся на бръзъ комонь и скочи съ него босымъ влъкомъ 189 — ср. Достань [в] бо"сава волка столицу с-под божницы "достань у резвого волка подставной столик из-под киота# (из сказки) (Пск. обл. слов., 2:
131).

СПИ и берестяные грамоты
§ 26. Берестяные грамоты с их ежегодным пополнением — это для историков русского языка совершенно
уникальный экспериментальный «полигон», где все
время появляются новые данные, позволяющие поставить плюс или минус той или иной гипотезе, выдвинутой ранее. Неудобство только в том, что нельзя заказать проверку конкретной гипотезы — нужно ждать,
что! само случайно выпадет, какая именно гипотеза
подвергнется испытанию.
Подвергся проверке на этом полигоне и ряд утверждений, используемых в дискуссии о СПИ.
Самый важный результат состоит здесь в том, что
полностью провалились многочисленные аргументы,
построенные по модели: «Такое-то слово в СПИ не
подлинное (а взятое из современного языка или из
говоров, взятое из других языков, просто выдуманное
и т. д.), потому что ни в одном древнерусском памятнике его нет». Между тем это самый частый тип аргумента в рассуждениях о неподлинности СПИ.
Ведь если бы эта презумпция была верна, то десятки берестяных грамот пришлось бы признать подделками, поскольку в них постоянно обнаруживаются древнерусские слова, которые не встречались ранее никогда, а также слова, которые были известны только из
памятников на 300–400 лет более поздних, чем бере-

СПИ и берестяные грамоты. § 26

121

стяные грамоты.25 Так, список уникальных или очень
редких слов и выражений, представленных в берестяных грамотах, приведенный в ДНД2 (§ 5.14), насчитывает более 280 единиц. (Большая выборка из этого
списка дана ниже в § 6 статьи «О Добровском...».)
Тем самым берестяные грамоты яснее любых других свидетельств показали, что наши сведения о лексическом составе древнерусского языка (извлеченные из
традиционных памятников) никоим образом не могут
претендовать на полноту. Берестяные грамоты отличаются по жанру и по содержанию от классических памятников — и мы тут же сталкиваемся с неизвестной
ранее лексикой. Точно так же СПИ, которое резко отличается по жанру и стилю почти от всех известных
древнерусских памятников, не может не содержать
новых лексических единиц.
Другое подобное свидетельство, полученное благодаря берестяным грамотам, состоит в том, что слово,
обнаруживаемое ныне только за пределами восточнославянской зоны, вовсе не обязательно взято именно из
того языка, где оно представлено. Например, для слова
хърь "серое (небеленое) сукно#, "сермяга# (из берестяной грамоты № 130) прямым соответствием оказалось
только древнечешское šĕř (с теми же значениями; см.
Вермеер 2003); многократно встречающемуся в берестяных грамотах сторовъ "жив и здоров#, "благополучен# соответствует старопольское strowy; и т. д. Тем самым все те случаи, когда то или иное слово из СПИ
находит соответствие только в польском, или чешском,
или сербском и т. д., нет уже никаких оснований рассматривать как полонизмы, богемизмы или сербизмы,
25

Мы развиваем здесь идею, сформулированную в неопубликованной работе В. М. Живова, посвященной критике
книги Э. Кинана.

122

Аргументы…

попавшие в текст СПИ по недосмотру фальсификатора,
знавшего слишком много славянских языков.
Данный принцип верен также и для языков и диалектов восточнославянской зоны. Например, слово
чему "почему# в ряде работ рассматривается как южнорусский элемент в составе СПИ: ср. укр. чому" (при отсутствии данного слова в русском). Но берестяные грамоты ясно показали, что в древности это слово употреблялось в живой речи и на севере: оно встретилось в
целых пяти грамотах. Так же трактовался и сложный
союз чи ли (Чи ли въспъти было … 17); но он встретился в берестяной грамоте № 344. Тем самым часто
встречающиеся указания на то, что некоторое слово из
СПИ ныне известно только в русском или только в
украинском, в действительности мало что значат.
Из более частных положений укажем следующее.
В СПИ все словоформы И. дв. средн. имеют окончание
-а (а не требуемые древнерусской нормой -ъ/-и): два
солнца, ваю храбрая сердца и др. Находки берестяных
грамот показали, что это окончание представляет собой очень раннюю инновацию, возникшую на северозападе не позднее XII в. (см. об этом § 8); в дальнейшем
она распространилась и на другие зоны. Тем самым
словоформы с -а, представленные в СПИ, не могут более рассматриваться как анахронические для XII в.
В тексте СПИ имеются случаи, когда формы двойственного числа без ясной причины перемежаются с
формами множественного. Берестяные грамоты домонгольского периода, где двойственное число еще полностью живо, показали, что это не ошибки, а нормальное
следствие того, что автор может легко переходить от
обращения строго к двоим к таким фразам, где он уже
мыслит своих адресатов вместе со всеми, кого они
возглавляют (дружиной, домочадцами и т. п.); см. об
этом подробнее § 8.

СПИ и берестяные грамоты. § 26

123

В ряде случаев в берестяных грамотах непосредственно обнаруживаются редкие слова или выражения,
представленные в СПИ.
Си ночь "этой (прошлой) ночью# 94. В этом сочетании неясно си вместо ожидаемого сию (поскольку ночь
здесь, конечно, стоит в В., а не в И. падеже). Можно
было думать, например, что это просто ошибка Анонима, или что он взял здесь сербское си$ноћ "вчера вечером# (которое, вероятно, восходит к си ноћи, ср. словен.
sinóči), или скомбинировал современные диалектные
си"ночи и се"ночь (см. СРНГ, 37: 174, 175). Но в 1998 г. в
Новгороде была найдена берестяная грамота XII века
№ 794, где встретилось сочетание зиму си "этой зимой#.
Трудный вопрос о том, как объяснить си вместо сию,
этим, конечно, еще не решается, но подлинность сочетания си ночь подтверждается полностью. Более того,
сама иррациональность этого си становится после этой
находки лучшей гарантией его подлинности.
Шизымъ орломъ подъ облакы 3. Для слова шизый
СССПИ (6: 182) указывает всего один пример с ш — из
белорусской народной песни; все прочие собранные
примеры — с с (сизый); Даль варианта с ш не знает.
Скептики могли подозревать фальсификатора в том,
что он просто выдумал вариант с ш или взял его из
фольклора. Но в 1991 г. была найдена берестяная грамота XII века № 735, в тексте которой встретились
слова конь ... шизыи.
Идутъ сморци мьглами 184. В слове сморци (= сморчи) "смерчи# необычна огласовка о (ср. е в смерч); в литературном языке эта огласовка представлена только в
родственном слове сморчок. Зимин (1963: 307) утверждал, что форма сморци взята из современного южноукраинского говора, где смерчи называют «сморчами».
Но в 1985 г. была найдена берестяная грамота XII века

124

Аргументы…

№ 663, где фигурирует отчество Сморочьва (= Смъръчева), произведенное от прозвища Смъръчь. Это прозвище тождественно слову из СПИ (с точностью до деталей орфографии и характерной для Новгорода вставки ъ после ър).
Древний песнотворец носит в СПИ имя Боянъ, которое в традиционных памятниках XI–XIV вв. не встречается (если не считать таких косвенных следов, как
Бояня улка в Новгороде). Ниже, в § 28, показано, в
сколь непростом положении находился Аноним, если
он должен был извлекать это имя из различных списков Задонщины. И вот в 1973–1975 гг. берестяные грамоты приносят нам бесспорные свидетельства бытования этого имени: оу Боьна в № 509 (XII в.), у Боьна в
№ 516 (XII в.), на Боьнъ в № 526 (XI в.).
В СПИ встречается женчюгь 96 и жемчюжну 147.
Первое (с -нч-) и раньше признавалось древним, но
второе (с -мч-) расценивалось как поздний элемент в
тексте СПИ. Но в 1998 г. была найдена берестяная
грамота № 809 (XII в.), где содержится слово жемецюженъ (= жемьчюжьнъ).
Представляют интерес также некоторые другие случаи лексических схождений между СПИ и берестяными грамотами, в частности: Братiе и дружино! 10 — ср.
покланьние къ братьи и дрўжине (№ 724, 1160-е гг.);
Бориса же Вячеславлича слава на судъ ("на смерть#)
приведе 62 — ср. ида на соуд<ъ> "умирая# (грамота из
Звенигорода Галицкого № 2, 1-я пол. XII в.); выторже
"вырвал# 89 — ср. ... сь вытьрьго "вырвавшись# (№ 752,
рубеж XI–XII вв.). Выражение братья и дружина
встречается также в ПВЛ, Ипат., Сказании о Борисе и
Глебе, выражение на судъ "на смерть# — в Житии
Мефодия, слово вытъргнути — в ПВЛ и Флав. Разумеется, Аноним мог читать все эти произведения; но

Некоторые параллели «Задонщина – СПИ». § 27

125

следует все же признать, что у него было высокое умение выбрать в этих произведениях то, что найдет через
двести лет такое несомненное подтверждение в текстах
подлинных грамот XII века.
Общий вывод состоит в том, что всё то новое знание, которое приносят берестяные грамоты, когда оно
хоть как-то касается проблемы СПИ, ложится на ту
чашу весов, где находятся аргументы в пользу его подлинности. Никаких фактов, которые говорили бы об
обратном, здесь обнаружить не удалось.

Некоторые параллели «Задонщина – СПИ»
§ 27. Вопрос о соотношении списков Задонщины
между собой очень сложен и является предметов ожесточенных споров. Из четырех основных списков Задонщины (не фрагментарных) один (КБ) — краткий, а три
других (С, У, И-1) — вдвое длиннее. Основная контроверза состоит в том, что! первоначально: краткий вариант или пространный. Версия Мазона и Зимина состоит в том, что первоначальна краткая редакция, а пространная возникла в результате расширения исходного
текста. Версия их противников (в первую очередь Якобсона) состоит в том, что деление на редакции («изводы») должно быть иное: КБ + С и У + И-1, причем в
первом изводе список КБ есть результат сокращения, а
список С (или его предшественник) подвергся сверке с
каким-то списком второго извода.
Бесспорный факт состоит в том, что многочисленные параллели связывают СПИ порознь как с КБ, так и
с пространными списками (помимо тех, которые связывают его сразу со всеми списками). Схема аргументации Мазона и Зимина здесь такова: если принять версию первичности СПИ, то придется допустить, что

126

Аргументы…

параллели между СПИ и пространными списками возникли за счет повторного обращения редакторов Задонщины к СПИ в процессе расширения первоначального текста, что! маловероятно; отсюда делается вывод,
что СПИ вторично. В версии их противников (предполагающей сокращение текста в КБ, а не расширение
его в прочих списках) в таком допущении необходимости, естественно, нет.
Хотя, с нашей точки зрения, аргументация в пользу
версии Якобсона сильнее, мы все же не будем здесь
углубляться в эту текстологическую проблему (см. об
этом ЭСПИ, 2: 206–208). Для наших целей достаточно
констатировать следующее: 1) обе версии истории списков Задонщины суть не более чем гипотезы; 2) даже
версия Мазона и Зимина не ведет с обязательностью к
признанию вторичности СПИ (поскольку даже если
повторное обращение к СПИ маловероятно, это не значит, что оно невозможно).
Существенно, однако, что помимо общей проблемы
истории списков имеется также целый ряд частных
проблем, связанных с параллельными пассажами из
СПИ и Задонщины. При изучении таких пассажей исследователи, естественно, задаются вопросом, нельзя
ли по каким-либо признакам установить, в каком направлении происходило заимствование. Во многих
случаях ответ оказывается неопределенным. Но есть и
немало пар, где одно из двух направлений намного
правдоподобнее, чем противоположное. И это всегда
направление от СПИ к Задонщине. Ниже приведено
несколько примеров этого рода. (Почти все они уже в
той или иной мере обсуждались участниками дискуссии; в некоторых из них мы позволили себе выйти за
рамки собственно лингвистической проблематики.)
Почти во всех этих примерах в рамках версии «от
СПИ к Задонщине» объяснить наблюдаемые различия

Некоторые параллели «Задонщина – СПИ». § 27

127

между членами пары очень легко — настолько, что мы
в большинстве случаев эти объяснения просто опускаем: читатель без труда их восстановит. Скажем, в первом примере замена энклитического ны (из СПИ) на
полноударное нам (в Задонщине) попросту отражает
тот факт, что энклитические местоимения в эпоху Задонщины уже не употреблялись, будучи вытеснены
полноударными вариантами.
Гораздо сложнее объяснить эти различия в рамках
версии «от Задонщины к СПИ». Ниже мы пытаемся
установить, как выглядело бы решение именно этой,
более сложной задачи. Для этого мы условно принимаем версию «от Задонщины к СПИ» (и, в частности,
именно так располагаем члены пары) и выявляем те
операции, которые должен был совершить Аноним,
чтобы из фразы Задонщины получить соответствующую фразу СПИ (но чтобы не повторять много раз
«Аноним должен был сделать...», мы говорим просто
«Аноним сделал...»).
Для удобства читателя в цитатах из Задонщины допущены небольшие элементы нормализации (не имеющие отношения к рассматриваемым вопросам). Соответствующие друг другу элементы членов пары, которые нас непосредственно интересуют, подчеркнуты.
Задонщина

Лу<т>чи бо нам, брат<и>е,
... (У).

СПИ

Не лъпо ли ны бяшетъ,
братiе, ... 1.

Аноним заменил полноударный вариант нам(ъ) на
энклитическое ны, проявив в этом знание синтаксических правил XI–XII веков, которые в данной позиции
действительно требуют ны, а не намъ (тогда как в XV в.
эти правила уже не действовали и во всех позициях
выступало одно и то же намъ).

128

Аргументы…

Съдлаи, брате Ондръй,
свои борзи комони, а мои
готови напреди твоих
ocъдлани (КБ).

Съдлай, брате, свои
бръзыи комони, а мои
ти готови осъдлани у
Курьска на переди 21–
22.

Аноним вставил после а мои частицу ти, которой в
самостоятельном виде в его время уже нет ни в русском, ни в церковнославянском, сумев точно уловить
ее древнюю весьма тонкую семантическую функцию
(условно обозначаемую как «усиление констатации»,
см. Зализняк 1993, § 76) и найти для нее единственно
возможное по древним правилам место во фразе. Он
правильно оценил, что это придаст фразе в глазах знатока окраску глубокой древности, поскольку в свободном употреблении (как в данной фразе из СПИ) эта
частица в текстах, сочиненных позднее XIII века, уже
почти не встречается.
Добро бы, брате, в то
время стару помолодится
(И-1).

А чи диво ся, 6paтie,
стару помолодити?
117.

Аноним переставил ся в глаголе помолодит(ь)ся с
его современного места на то, которого требовал закон
Вакернагеля. Он сумел при этом правильно определить, что слова а чи диво составляли в древнерусском
языке единую тактовую группу и, следовательно, ся
нужно поставить после диво.
и поостриша сердца своя
мужством (И-1).

и поостри сердца
своего мужествомъ 6.

Обычное для нового времени управление глагола
поострити Аноним заменил древним: он знал, что в
древности этот глагол принимал дополнение не в винительном, а в родительном падеже.

Некоторые параллели «Задонщина – СПИ». § 27

Пересвъта чернеца
бряньского боярина на
су<д>ное мъсто привели
("на смертное место, место
смертного боя#) (У).

129

Бориса же Вячеславлича слава на судъ
приведе ("на смерть
привела#) 62.

Фраза из Задонщины звучит нелепо — как если бы
Пересвет шел недобровольно или по крайней мере несамостоятельно. Аноним превратил ее в совершенно
безупречную, но не путем полной замены (хотя ничто
не мешало ему поступить именно так), а лишь небольшими изменениями имеющегося текста. Между прочим, он сумел при этом вставить в нее древний оборот
на судъ "на смерть#, встречающийся, например, в Житии Мефодия.
Доне, Доне, быстрая река!
Прорыла еси ты каменные
горы и течеши в землю
Половецкую (У).

О Днепре Словутицю!
Ты пробилъ еси каменныя горы сквозъ землю
Половецкую 178.

Заменив Дон на Днепр, Аноним необыкновенно
удачно исправил нелепость Задонщины, где про тихий
Дон, текущий по равнине, почему-то сказано, что он
пробил каменные горы. А Днепр действительно с гулом и грохотом пробивает себе дорогу через каменные
пороги — тут Аноним попал в точку.
Кликнуло диво в Рускои
земли, велит послушати
<р>озънымъ землям ...
(И-1).
Уже веръжено диво на
землю (И-1).

Дивъ кличетъ връху
древа: велитъ послушати земли незнаемъ ...
29.
Уже връжеса Дивь на
землю 108.

Нетрудно представить себе, что в XV–XVI вв., когда языческое божество Дивъ было прочно забыто, непонятное слово Дивъ могло быть принято за привычное

130

Аргументы…

слово диво. Но Аноним сумел произвести обратную замену, неизмеримо более изощренную. При этом, хотя
ничто не мешало ему поставить на место слова диво
любое понравившееся ему слово, он по какой-то таинственной причине счел нужным как можно полнее сохранить фонетический облик заменяемого слова. А выдумать мифическую фигуру Дива он смог так удачно,
что много позже, когда возникло индоевропейское сравнительное языкознание, обнаружилось, что Дивъ —
это идеальное фонетическое соответствие авестийскому daēvō и древнеперсидскому daiva "демон# (а также
словам со значением "бог# в ряде других индоевропейских языков).
Сторонники поддельности СПИ считают, что Аноним вставлял в свой текст имена языческих богов, которые он вычитал в тех или иных источниках. Но в
данном случае ему, по-видимому, безмерно повезло:
ему не пришлось ничего вставлять от себя — оказалось
достаточно изменить окончание в слове, уже стоящем
в Задонщине.
Руская земля, топервое еси
как за царем за Соломоном
побывала (У).

О Руская земле! уже
за шеломянемъ еси!
32, 47.

Диалектное шелóмя — "холм, пригорок#. Ясно, что
отрезки за шеломянемъ и за Соломоном связаны между
собой только внешним сходством, т. е. какой-то один
из них — либо сознательная замена, либо искажение
другого. (Внешнее сходство здесь, возможно, было
еще бóльшим, если в силу псковского диалектного
смешения ш и с в рукописи стояло соломянемъ или
селомянемъ; ударение [которое в рассматриваемую
эпоху могло и обозначаться на письме] было одинаковым: шелóмянемъ и Солóмономъ.) Фраза про Соломона
не имеет никакой видимой связи с контекстом. Сторон-

Некоторые параллели «Задонщина – СПИ». § 27

131

ники первичности Задонщины ссылаются здесь на
легенду о Соломоне как идеальном древнем царе; но
вопроса о том, какая из этих двух фраз первична, это
не решает: осмысление всей фразы в духе этой легенды
вполне могло быть и вторичным.
Как объяснить это место в версии о первичности
Задонщины? Очевидно, Аноним решил избавиться от
неуместного в его сочинении упоминания Соломона и
заменил его на фразу "О русская земля! Ты уже за горой!#, которую он очень удачно вставил в то место, где
Игорь со своим войском переходит границу Руси и
вступает в чужую землю. Но вот что непостижимо: зачем, решив заменить имя Соломона на слово, обозначающее гору или холм, Аноним снова, как и в случае с
диво, счел нужным, чтобы заменяющее слово было как
можно больше похоже на заменяемое? Ради этого
сходства он взял редкостнейшее слово шеломь вместо
гора или хълмъ. Какие судьи должны были оценить
виртуозность этого его филологического маневра?
Ведь никто из читателей его фальсификата даже и не
слышал о Задонщине.26
Но и это лишь половина проблемы. Слово шеломь
(шоломь) встречается в Ипат. в описании походов 1151
и 1184 гг. Из контекста ясно, что шоломь — холм (или
холмы) на высоком берегу реки (тогда как низкий
берег назывался лугъ). Например, рассказывается (л.
222 об.), что воины князя Владимира Глебовича, высланные вперед, чтобы разведать диспозицию Кончака,
26

Сколь трудно здесь приходится сторонникам первичности Задонщины, видно, например, из того, что Кинан
(2003: 242) не нашел лучшего выхода, чем предположить,
что фальсификатор здесь не узнал (!) слово Соломоном и
потому поставил слово шеломянемъ (которое он удачным
образом как раз знал).

132

Аргументы…

перешедше Хоролъ, взиидоша на шоломь, гльдающе,
кдъ оузрьть ъ; Коньчакъ же стоялъ оу лоузъ, єго же
ъдоуще по шоломени wминоуша. Войско Игоря двигалось в мае 1185 г. по левому берегу Северского Донца (по «лугу»), тогда как на правом берегу Донца возвышалось шоломь (когда Игорь тем же путем бежал из
плена назад, он, как сказано в СПИ, потече къ лугу
Донца).
Согласно версии о вторичности СПИ, Аноним коечто брал из Задонщины, кое-что — из Ипатьевской
летописи. Но в данном случае он проявил верх виртуозности: одно и то же слово он получил одновременно
путем заимствования из Ипат. и путем небольшой буквенной переделки слова из Задонщины. В самом деле,
в за шеломянемъ представлен термин, обозначающий в
Ипат. именно тот тип местности, который в этот момент проходило войско Игоря, и в то же время за шеломянемъ явно получено из стоящего в Задонщине за
Соломоном незначительными заменами букв. Таким
успехом в игре интертекстов мог бы гордиться и завзятый постмодернист.
Разумеется, вместо этого ошеломляющего спортивного достижения можно представить себе другую, совсем скромную историю: шеломь в СПИ взято из
Ипат. (или просто они оба отражают раннедревнерусский узус), а за Соломоном в Задонщине — замена малоизвестного слова на знакомое любому средневековому книжнику имя Соломона. Но только придется для
этого вернуться к версии о вторичности Задонщины.
Этот список примеров (далеко не полный) дает некоторое представление о характере конкретных задач,
которые решал Аноним (если, конечно, он существовал) в процессе переработки текста Задонщины в текст
СПИ, и о тех знаниях, которые он при этом активно использовал.

Некоторые параллели «Задонщина – СПИ». § 28

133

§ 28. Чрезвычайно интересна также следующая особенность работы Анонима над текстом Задонщины: если у него были именно те ее списки, которые мы знаем,
то он пользовался не одним из них, а сразу пятью (напомним, что ныне известно шесть, но шестой — это
маленький фрагмент). Покажем это на простых примерах (приводим лишь по одному примеру на список; в
действительности таких случаев существенно больше).
Без списка КБ Аноним не мог бы узнать имени древнего песнотворца: Боянъ. Дело в том, что во всех прочих списках это имя безнадежно искажено: вещи буиныи в списке С, похвалим въща боинаго и тот боюн
(или тот бо юн) в И-1, похвалим вещанного боярина и
тот боярин в У. Заметим, что даже из списка КБ он
узнал это имя не без труда, поскольку наряду с той бо
въщии боянъ здесь стоит и восхвалимь въщаго гобояна,
так что нужно было еще угадать, в какой из этих двух
фраз ошибка, т. е. сделать выбор между Бояном и Гобояном.
Без списка И-1 Анониму неоткуда было бы взять
фразу Стръляй, господине, Кончака, поганого кощея,
за землю Рускую, за раны Игоревы буего Святславлича
132 — потому что только в этом списке есть фраза
Стреляй, кн(я)зь великыи, с своею храброю дружиною
поганого Мамая хиновина за землю Рускую, за въру
хр(и)стьяньскую!
Без списка У не было бы слова потяту во фразе
Луце жъ бы потяту быти, неже полонену быти 10 —
поскольку только в этом списке мы находим Лутчи бы
нам потятым быть, нежели полоненым от поганых
татаръ; в С стоит посеченым, а в прочих списках фраза вообще выглядит совсем иначе.
Без списка С не было бы слова занесе во фразе Не
буря соколы занесе чресъ поля широкая 16 — потому
что только в этом списке в соответствующей фразе

134

Аргументы…

стоит глагол зонесет (о — эффект аканья); в других
списках снесет.
Без списка И-2 не было бы слов подъ ранами во
фразе Се у Римъ кричатъ подъ саблями Половецкыми,
а Володимиръ подъ ранами 121 — потому что только в
этом списке читается: А уже диво кличет под саблями
татарьскими, а тем рускымъ богатырем под ранами; в
списке С нет слов подъ ранами, а в остальных списках
нет и всей фразы или всей ее второй половины.
Получается так, что, заимствуя фразу из Задонщины, Аноним раскладывал перед собой пять ее списков,
находил во всех нужный пассаж и строил мозаику из
наилучших вариантов каждого места. Вот, например,
как он составил фразу Не было нъ обидъ порождено ни
соколу, ни кречету, ни тебъ, чръный воронъ, поганый
Половчине! 41. За основу он взял текст из Задонщины в
списке И-1: ни в обиди есмя были ни кречету, ни черному ворону, ни поганому Мамаю. Но из списка У он добавил по рожению (заменив это на порождено), а из
КБ или из С — ни соколу. Оставшиеся небольшие детали принадлежат уже ему лично.
А вот как была создана фраза ... свъдоми къмети,
подъ трубами повити, подъ шеломы възлелъяны, конець копiя въскръмлени 23. За основу Аноним взял список КБ: ... под трубами поють, под шеломы възлелъаны, конець копия вскормлены. Но спереди он добавил
свъдоми къмети, полученное путем переделки выражения ведомы полъводцы из У и ведоми полковидцы из
И-1. После этого Аноним задумался над тем, почему в
С вместо под трубами поють стоит под трубами нечистых кочаны. Он догадался, что кочаны — это акающая запись для кача"ны, т. е. "укачаны (в колыбели)#.
Так всё же поют или укачаны? И его осенило: писец
КБ просто переиначил слово повити "повиты#, относя-

Два компонента в текстах СПИ и Задонщины. § 29 135

щееся к тому же кругу образов, что и "укачаны#. И Аноним записал: подъ трубами повити.
Понятно, что в версии «от СПИ к Задонщине» никакой нужды во всех этих хитроумных предположениях
нет. После многократных переписываний с искажениями и разнообразными редакционными изменениями
ожидается именно такая картина: в любом списке может случайно сохраниться такой осколок первоначального текста, который в других списках пропал.
Впрочем, от гипотезы о списывании сразу с пяти
списков можно избавиться и в версии «от Задонщины к
СПИ». Для этого нужно допустить, что Аноним пользовался некоторым неизвестным нам списком, который, во-первых, во всех точках расхождения сохранял
наилучшее чтение, во-вторых, впоследствии погиб или
до сих пор не разыскан. И действительно, как Мазон,
так и Зимин оказались в конечном счете вынуждены
допустить именно это (хоть и старались сделать это
как можно более незаметно).
Не будем обсуждать вопрос о том, много ли шансов
оказаться верными у версий, требующих подобных допущений.

Два компонента в текстах СПИ и Задонщины
§ 29. Еще один существенный аспект нашего исследования связан с изучением общих элементов СПИ и
Задонщины.
Для такого исследования нам потребуется «расслоить» как Задонщину, так и СПИ на два компонента:
а) «параллельная часть» — пассажи, представленные
(хотя бы с теми или иными вариациями) в обоих этих
памятниках; б) «независимая часть» — пассажи, пред-

136

Аргументы…

ставленные только в данном памятнике (т. е. не имеющие соответствий во втором).
Общий замысел нашего исследования прост. Мы не
знаем заранее, какое из двух сравниваемых произведений первично, а какое создано на его основе. И исходим из того наиболее естественного предположения,
что создатель вторичного произведения выбирал в своем оригинале пассажи для копирования по содержанию, а не по каким бы то ни было языковым характеристикам.
Допустим, нас интересует при изучении этих произведений некоторый лингвистический параметр, скажем, наличие церковнославянизмов или частота употребления союзов. Понятно, что в указанных условиях
в первичном произведении параллельная часть в принципе ничем не должна отличаться по этому параметру
от независимой.
Во вторичном произведении результат будет зависеть от того, в какой степени его создатель вторгался в
стиль заимствованных пассажей. Если он перередактировал их в собственном стиле, разницы между частями
не будет и здесь. Если же эти пассажи в какой-то степени сохранили язык и стиль оригинала, то по изучаемому параметру может обнаружиться различие, поскольку собственный язык и стиль создателя вторичного
произведения чем-то отличается от оригинала.
Таким образом, проведя соответствующие проверки, можно получить важнейший материал для решения
вопроса о том, какое из двух произведений первично.
Заметим, что для Задонщины описываемое «расслоение» фактически уже давно применяется исследователями (хотя бы в неявной форме и хотя бы по отдельным поводам), а именно, при описании тех или иных
явлений в Задонщине мы во многих работах находим

Два компонента в текстах СПИ и Задонщины. § 29 137

констатации типа «такая-то особенность встречается в
основном во фразах, заимствованных из СПИ».
При рассмотрении целого ряда языковых и иных
параметров между независимой и параллельной частями Задонщины обнаруживается следующее типовое соотношение: по взятому параметру независимая часть
Задонщины сильно отличается от СПИ, а параллельная
— существенно слабее.
Так, в СПИ нечленные формы составляют больше
четверти всех адъективных словоформ (кроме притяжательных и местоименных), а в Задонщине их уже
совсем мало. При этом, однако, в параллельной части
Задонщины (по списку У) они встречаются все же в
четыре раза чаще, чем в независимой.
В СПИ двойственное число употребляется практически регулярно (см. выше). В Задонщине для двух лиц
или объектов употребляется уже множественное число.
Имеется лишь одно исключение — стоящее в двойственном числе словосочетание сама есма (в списке КБ).
И этот единственный пример входит в параллельную
часть Задонщины.
В СПИ позиция ся подчиняется сложным древним
правилам (см. выше). В Задонщине ся уже просто следует за глаголом — как в современном языке. Только
один раз встретилось ся, стоящее левее глагола (Туто
ся погании разлучишася боръзо в списке И-1). И этот
пример входит в параллельную часть Задонщины.
П р и м е ч а н и е. Различие между независимой и параллельной частями Задонщины констатируют не только лингвисты, но и текстологи и литературоведы. Например, О. В. Творогов (1966) убедительно показывает, что компонент Задонщины, параллельный СПИ, — это собрание самых темных,
изобилующих искажениями и вырванных из логического
контекста пассажей, тогда как в составе СПИ соответствую-

138

Аргументы…

щие пассажи ясны, художественно оправданны и логично
вписаны в цепь событий. Но это уже выходит за рамки нашего разбора.

Но самое существенное, для чего нам нужно разделение текстов на два компонента, подробно описывается в следующем разделе.

Бессоюзие в СПИ и в Задонщине
§ 30. Одна из особенностей СПИ, которая нередко
создает у нынешнего читателя ощущение, что перед
нами скорее современный текст, чем древний, — необычайное обилие предложений, вводимых бессоюзно.
В этом отношении СПИ прямо противоположно таким
текстам, как, например, берестяные грамоты (где как
раз сильна тенденция к тому, чтобы каждое предложение вводилось с помощью какого-нибудь союза), и
сильно отличается также и от большинства древних
книжных текстов. Вот, например, один из пассажей
СПИ, дающих хорошее представление об этой особенности:
Другаго дни велми рано кровавыя зори свътъ повъдаютъ. Чръныя тучя съ моря идутъ, хотятъ прикрыти 4 солнца, а въ нихъ трепещуть синiи млънiи. Быти
грому великому, итти дождю стрълами съ Дону Великаго! Ту ся копiемъ приламати, ту ся саблямъ потручяти о шеломы Половецкыя, на ръцъ на Каялъ, у Дону
Великаго. О Руская землъ! уже <за> шеломянемъ еси!
Се вътри, Стрибожи внуци, въютъ съ моря стрълами
на храбрыя плъкы Игоревы. Земля тутнетъ, ръкы
мутно текуть, пороси поля прикрываютъ (43–49).
Для сравнения приведем пример текста, построенного в этом отношении совершенно иначе, — отрывок

Бессоюзие в СПИ и Задонщине. § 30

139

из описания похода Игоря в Ипатьевской летописи
(графику слегка упрощаем):
И та рекше, вси сосъдоша с конъи, и поидоша бьючесь. И тако Б(ож)иимъ попущениемъ оуьзвиша Игорь
в роукоу и оумртвиша шюицю его. И быс(ть) печаль
велика в полкоу его. И воеводоу имьхоуть, то тъ на
переди язвенъ быс(ть). И тако бишас(ь) кръпко дниноу
до вечера. И мнозии ранени и мертви быша в полкохъ
роуских(ъ).
Дальнейший анализ требует некоторых дополнительных пояснений.
Прежде всего, необходимо учитывать, что сходство
синтаксиса СПИ с современным в некоторых случаях
оказывается иллюзорным, а именно, возникает лишь в
силу «модернизированного» прочтения текста.
Так, в очень многих изданиях СПИ сохранено ошибочное чтение первых издателей аркучи (якобы с протетическим а перед рк-) — вместо правильного а ркучи. И запись типа жены Рускiя въсплакашас<я>, аркучи … по этой причине выглядит как предложение совершенно современной структуры (как в нынешнем
жены русские заплакали, говоря …). Но это не так:
здесь такой же союз а перед деепричастием, как, например, во фразах: ь како досп<ъ>в<ъ> буду, а борьць оставив<ъ> "я, как только управлюсь, приеду, оставив
[вместо себя] сборщика# (берестяная грамота № 68,
XIII в.); их же дълатъ послалъ бьше …, а река … "которые послал делать, сказав...# (Ипат. [1175], л. 209 об.)
и т. п.; в последнем примере а река ясно показывает,
что а — не протетическая гласная, поскольку после нее
нет скопления согласных. Таким образом, во фразе из
СПИ в действительности представлен древний синтаксис, который в современном языке невозможен; ср.

140

Аргументы…

другую фразу с союзом а, где это уже непосредственно
очевидно: Ту Игорь князь высъдъ изъ съдла злата, а въ
съдло кощiево 91.
Еще пример: Тъй клюками подпръся окони и скочи
къ граду Кыеву 154. Полная интерпретация этой фразы
связана с большими трудностями (см. об этом «К чтениям...», § 5). Но здесь нам существенно только следующее: комментаторы обычно интерпретируют подпръся (гиперкорректная запись вместо подперся) как перфект, утративший л; соответственно, подпръся ... и
скочи понимаются как однородные сказуемые: "подперся и скакнул#. Но в действительности и по форме, и по
синтаксису это обычное причастие: ср. подперъ 130,
выступающее в составе фразы в едином ряду с заступивъ, затворивъ, меча, рядя. Просто синтаксис союзов
здесь древний, а не современный: и стоит после причастного (деепричастного) оборота; ср. нормальные для
древнерусского языка въставъ и рече "встав, сказал#,
пришьдъ и ста "придя, встал# и т. п.
Более сложный случай представляет фраза Съдлай,
брате, свои бръзыи комони, а мои ти готови осъдлани
у Курьска на переди 21–22. Практически все комментаторы ставят здесь вслед за издателями запятую после
готови, т. е. расценивают готови и осъдлани как два
самостоятельных сказуемых ("а мои готовы, оседланы
у Курска еще раньше#). Но это не что иное, как прочтение через призму современного языка. Дело в том, что
нам ныне уже чужды обороты типа он готов идет ("он
с готовностью идет#) или он готов согласен ("он тут же
согласился#). А между тем древнейшее употребление
слова готовъ было именно таким: по форме аппозитивным, а по значению адвербиальным ("с готовностью#,
"тут же#, "уже#); готовъ было вполне аналогично в этом
отношении слову радъ (ср., например, радъ иду "с радо-

Бессоюзие в СПИ и Задонщине. § 30

141

стью иду#). Примеры: wже ны будеть лзъ на Бълъгородъ въъхати, то Гюрги готовъ перед нами бъгаеть
("то Юрий тут же от нас побежит#) (Ипат. [1150], л.
150); wже имешь кньжити во Краковъ, тоть мы готовъ твої ("то мы с готовностью будем твои#) ([1287],
л. 301); Аще убо сидиши внутръ града, готовъ плененъ
еси ратными ("то считай, что ты уже пленен воинами#)
(Никоновская летопись [1159] — Срезн., I: 573).
Разумеется, в древнерусском языке было возможно
и такое употребление слова готовъ, которое победило
в современном языке. Но для фразы из СПИ явно предпочтительна интерпретация по древней модели. Об
этом свидетельствует параллельная фраза Задонщины
(список У): Съдлаи, брате Андреи, свои доброи конь,
а мои готов оседлан ("а мой вот уже оседлан#). Здесь
запятая после готов была бы совершенно неуместна
(издатели ее и не ставят). Таким образом, синтаксическая структура рассматриваемой фразы СПИ, вопреки внешнему впечатлению, не совпадает с современной.
«Расслоение» наших памятников на независимый и
параллельный компоненты — операция не вполне
строгая, поскольку их параллельность часто предполагает не дословное совпадение, а замену одних слов
другими, при сохранении сходства общего смысла;
возможны также перестановки слов или фраз.
Существенно также, что «расслоение» необходимо
производить по-разному в зависимости от того, какой
именно аспект текста мы изучаем. Скажем, при изучении лексики в параллельную часть войдут только отрезки, содержащие одинаковые слова; а при изучении
структуры предложений в нее войдут более длинные
отрезки, включающие целые предложения, хотя бы и
содержащие сколько-то не совпадающих слов.

142

Аргументы…

Поскольку списки Задонщины сильно расходятся
между собой, «расслоение» здесь необходимо производить для каждого списка по отдельности. В СПИ считаются входящими в параллельную часть все отрезки,
для которых имеется параллель хотя бы в одном списке Задонщины.
При изучении союзов за основную единицу членения текста целесообразно принять отрезок, включающий одно сказуемое 27 (т. е. равный целому предложению с одним сказуемым или группе одного из однородных сказуемых). При этом если такой отрезок вводится союзом, то союз считается его составной частью.
Ниже рабочим обозначением такой единицы будет
«предикативная группа».28
В рамках нашей задачи при выявлении параллельности предикативных групп из разных текстов главным критерием служит совпадение или близкое сходство (формальное и/или семантическое) сказуемых.
Функции прочих членов предложения могут при этом
выполняться неодинаковыми словами; допускаются и
некоторые расширения предикативных групп за счет
дополнительных слов. Заметим, что в нашем конкретном случае, когда нас интересуют только начинающие
предикативную группу союзы, можно не заботиться о
таких деталях, как бо!льшая или меньшая длина группы, наличие лишних слов и т. п.
Поскольку в этой ситуации сформулировать строгие правила выделения параллельных предикативных
групп крайне трудно, для достижения формальной
27

Как сказуемые при этой операции рассматриваются
также деепричастия.
28
Практически то же в английской грамматике называется clause и в некоторых работах переводится как клауза.

Бессоюзие в СПИ и Задонщине. § 30

143

строгости пришлось бы, изучая конкретный вопрос,
полностью привести соответствующее именно этому
вопросу разделение текстов СПИ и Задонщины на компоненты. Понятно, однако, что это недопустимо громоздко, и мы вынуждены ограничиться ниже лишь некоторыми иллюстрациями, которые, как можно надеяться, достаточно ясно покажут, как в данном случае
выглядит разделение. (В том, что касается текста СПИ,
см. также приложение.)
З а м е ч а н и е . В некоторых случаях вопрос о том, можно ли считать две предикативные группы из разных текстов параллельными, решается неоднозначно. К счастью,
таких случаев немного, и тем самым здесь выбор того или
другого из возможных решений лишь очень незначительно
влияет на итоговые цифры. Поэтому мы сочли излишним
заниматься здесь разбором этих спорных случаев.

Примеры выделения параллельных предикативных
групп (такие группы подчеркнуты).
Задонщина

СПИ

Се бо князь великии Дмитреи
Ивановичь и брать его князь
Владимеръ Андръевичь
помолися Богу и пречистеи его
матери, истезавше ум свои
кръпкою крепостью, и поостриша сердца свои мужеством,
и наполнися ратного духа,
уставиша собъ храбрыя
воеводы в Рускои землъ, и
помянуша прадъда своего
великого князя Владимера
Киевскаго (У).

Почнемъ же, братiе,
повъсть сiю отъ стараго
Владимера до нынъшняго
Игоря, иже истягну умь
кръпостiю своею, и
поостри сердца своего
мужествомъ; наплънився
ратнаго духа, наведе своя
храбрыя плъкы на землю
Половъцькую за землю
Руськую (6–7).

144

Аргументы…

На Москвъ кони ржут, звънит
слава по всеи земли Рускои, в
трубы трубят на Коломнъ, в
бубны бьют в Серпугове, стоят стязи у Дунаю Великого на
брезъ (У).

Комони ржуть за Сулою,
звенить слава въ Кыевъ;
трубы трубять въ Новъградъ, стоять стязи въ
Путивлъ (18).

Съдлаи, брате Ондръй, свои
борзи комони, а мои готови
напреди твоих ocъдлани (КБ).

Съдлай, брате, свои
бръзыи комони, а мои ти
готови осъдлани у Курьска
на переди (21–22).

Орли восклегчють, волци
грозно воють, лисици часто
брешють, чають победу на
поганыхъ (КБ).

Влъци грозу въсрожать по
яругам; орли клектомъ на
кости звъри зовутъ;
лисици брешутъ на чръленыя щиты (31).

Черна земля под копыты,
костьми татарскими поля
насъяша, кровью земля
пролита (И-1).
Тогда поля костьми насъяны,
кровьми полиано (КБ).

Чръна земля подъ копыты(,) костьми была посъяна, a кpовiю польяна:
тугою взыдоша по Руской
земли (67).

Что шумит, что гримит рано
пред зарями? Князь Владимеръ
п<ол>кы уставливаетъ, и пребирает, и ведет к Дону Великому (И-1).

Что ми шумить, что ми
звенить давечя рано предъ
зорями? Игорь плъкы заворочаетъ, жаль бо ему мила
брата Всеволода (68–69).

Уже <по> Рускои земли
простреся веселье,
и възнесеся слава Руская
на поганых хулу.
Уже веръжено диво на землю
(И-1).

На ръцъ на Каялъ тьма
свътъ покрыла — по Руской земли прострошася
Половци аки пардуже
гнъздо. Уже снесеся хула
на хвалу. Уже тресну нужда на волю. Уже връжеса
Дивь на землю (104–108).

Бессоюзие в СПИ и Задонщине. § 31

145

§ 31. Вопрос о бессоюзии в СПИ привлекал внимание многих исследователей (см. в особенности Петерсон 1937).29 Продолжая эту линию исследования, мы
предлагаем ниже следующую технику для количественной оценки бессоюзия.
Нас будет интересовать оппозиция: «предикативная
группа, вводимая союзом или стоящей на второй позиции частицей же 30, ли, бо, ти, нъ, — предикативная
группа, вводимая без союза или частицы».
В составе текста имеются, однако, такие предикативные группы, где выбор «союз или бессоюзие» не
свободен, а именно, наличие или отсутствие союза
полностью или почти полностью предопределено синтаксическим контекстом. Например, тот факт, что в
предикативной группе о! далече зайде соколъ (с междометием) нет союза, или что в предикативной группе
аже бы ты былъ (придаточное условное) есть союз,
никак не отличает один древнерусский литературный
текст от другого: это просто норма.
Поэтому если мы желаем с помощью статистики
союзов делать какие-то заключения о стилистических
различиях между произведениями или между разными
редакциями одного произведения, необходимо по возможности исключить из рассмотрения подобные неинформативные случаи, с тем чтобы подсчеты касались
только тех позиций, где у писавшего была свобода
29

Особо отметим, что бессоюзию в СПИ и Задонщине
посвящен также основной раздел работы Трост 1974. К сожалению, в этой работе приводятся ошибочные статистические данные по Задонщине, которые обесценивают выводы автора; см. об этом статью «О противниках...», § 2.
30
Имеется в виду же "но’, "ведь’; же в составе относительных слов (иже, якоже и т. д.) и же отождествительное
(тотъ же и т. д.) сюда не относятся.

146

Аргументы…

выбора. В противном случае наша статистика рискует
оказаться бессмысленной: скажем, ответ на вопрос о
том, имел ли автор предпочтение к бессоюзным конструкциям, может оказаться затемнен, а то и полностью
искажен посторонними обстоятельствами, например,
обилием придаточных предложений и т. п.
В качестве первого шага в этом направлении мы исключаем из рассмотрения подчинительные союзы, поскольку их употребление регулируется совсем иными
закономерностями, чем для сочинительных: они гораздо более императивно диктуются смыслом и лишь в
малой степени отражают стилистические предпочтения
автора. Таким образом, далее речь будет идти только о
сочинительных союзах (и это уже может более специально не уточняться).
В ряде случаев сочинительный союз или частица
употребляется гораздо реже обычного или даже просто
отсутствует. Сюда мы относим:
а) деепричастные обороты;
б) в сложноподчиненных предложениях — любые
придаточные 31, а также главные предложения при придаточных условных, вводимые союзом то, и при придаточных относительных, вводимые соотносительными
указательными местоимениями или наречиями ("тот#,
"там#, "тогда#, "так#);
в) первая предикативная группа прямой речи, а также предикативные группы, начинающиеся с обращения или с междометия о; кроме того, слово рече (или
его синоним), вставленное внутрь прямой речи.
Ниже эти случаи обозначаются как «несвободные»
и из подсчетов исключаются.
31

Включаем сюда также предложения, вводимые словом
да "пусть’.

Бессоюзие в СПИ и Задонщине. § 31

147

Возьмем теперь все предикативные группы текста,
кроме несвободных случаев, и подсчитаем процент вводимых сочинительным союзом (или частицей) и процент вводимых без союза (и без частицы). Первое обозначим как «коэффициент союзности», второе — как
«коэффициент бессоюзия».
В СПИ коэффициент бессоюзия — 66,4%. Для древнего текста это исключительно высокий показатель.32
Для сравнения приводим подсчеты еще по нескольким
текстам:
«Слово о полку Игореве»

66,4% (249 случаев
из 375)
20% (29 из 148)

Владимир Мономах. Описание
походов (до По чередам избьено
не с 200 в то время лъпших)
Ипатьевская летопись. Поход
13% (37 из 275)
Игоря
«Сказание о Мамаевом побоище» 14% (19 из 133)
(начало)
«Хожение за три моря» Афанасия 14,5% (54 из 373)
Никитина (начало)

Данный коэффициент легко можно вычислить и для
современных текстов. Такой эксперимент дает очень
интересный результат: оказывается, что в этом отношении СПИ стоит довольно близко к Пушкину и Лермонтову! Так, например, для «Метели» Пушкина (первые
9 абзацев) коэффициент бессоюзия равен 75%; для
«Максим Максимыча» Лермонтова (первые 5 абзацев)
— 78%.
32

В работе Петерсон 1937, где подсчет производился по
несколько иной технике, этот показатель получился весьма
похожим: 63,5%.

148

Аргументы…

В этом сходстве кроется одна из причин, по которым «Слово о полку Игореве» производит на нас впечатление текста, столь близкого к современному (едва
ли не самая существенная).
А что представляет собой с этой точки зрения Задонщина? Оказывается, что здесь коэффициент бессоюзия совершенно не такой, как, например, в «Сказании
о Мамаевом побоище» (созданном примерно в то же
время). В разных списках Задонщины он весьма различен, но везде чрезвычайно велик для своего времени,
а именно: КБ — 73%; С — 60%; И-1 —57%; У — 36%.
§ 32. Но для нас представляют наибольший интерес
не эти суммарные подсчеты, а раздельные подсчеты по
двум компонентам каждого из этих списков — независимому и параллельному.
Коэффициент бессоюзия в названных двух частях
взятых нами списков Задонщины таков:

Независимая
часть
Параллельная
часть

Список
КБ

Список
С

Список
И-1

Список
У

62%

54%

50%

35%

93%

71%

68%

39%

В качестве иллюстраций можно использовать примеры, приведенные выше, в § 30: по ним видно, что в
параллельном компоненте Задонщины выбор между
союзом и бессоюзием большей частью такой же, как в
СПИ. Добавим для пополнения картины два примера
из Задонщины, которые целиком относятся к независимой ее части; легко заметить, сколь насыщены они
союзами.

Бессоюзие в СПИ и Задонщине. § 32–33

149

А не быти тебъ в Батыя ц(а)ря: ц(а)рь Батыи былъ
400000 вою, воевалъ всю Рускую землю, и плънил от встока и до запада. А казнилъ Б(ог)ъ Рускую землю за съгрешение. И ты пришелъ, княз(ь) Мамаи, на Рускую землю съ
многими силами, съ девят(ь)ю ордами, съ 70 кн(я)зьми. А
н(ы)не бежишъ самъ-девятъ в лукоморье (И-1).
И поидем, брате князь Владимер Андръевичь, во
свою Залескую землю къ славному граду Москве и сядем, брате, на своем княжение, а чести есми, брате,
добыли и славного имени (У).

Разумеется, в отдельных пассажах картина может
быть и не столь прозрачной, как в наших иллюстративных примерах. Но цифры приведенной выше таблички ясно показывают общую ситуацию.
А теперь проведем такой же раздельный подсчет
по двум компонентам СПИ. Коэффициент бессоюзия
здесь таков:
Независимая часть

67% (188 случаев из 281)

Параллельная часть

65%

(61 случай из 94)

Как мы видим, коэффициент бессоюзия в обеих частях СПИ практически одинаков. Имеющееся небольшое различие — конечно, незначимое (напомним, что
исходные данные у нас не стопроцентно строги, ср.
замечание выше; поэтому вообще нельзя приписывать
этим цифрам некий абсолютный смысл).
§ 33. Итак, по рассматриваемому признаку СПИ
оказалось монолитным, тогда как в Задонщине в трех
списках из четырех у независимой и параллельной части эти показатели резко различаются. Тем самым решение вопроса о первичности и вторичности здесь в сущности очевидно.

150

Аргументы…

Но полезно все же проявить пунктуальность и рассмотреть выводы из проведенных измерений более подробно.
В рамках версии подлинности СПИ картина выглядит так.
Наиболее показательны списки С и И-1. Здесь пассажи, заимствованные из СПИ (непосредственно или с
заменами каких-то звеньев), имеют примерно тот же
уровень бессоюзия, что оригинал. (В большинстве случаев здесь просто представлен тот же союз или такое
же бессоюзие, что в соответствующей фразе СПИ.)
При этом, однако, даже и в независимой части коэффициент бессоюзия значительно выше, чем в таких рядовых произведениях XV века, как, скажем, «Сказание о
Мамаевом побоище». Очевидно, здесь проявилось уже
косвенное влияние СПИ, а именно, сочинитель продолжал писать в том же стиле, в котором написаны заимствованные из СПИ пассажи. Эта «инерция стиля» наложилась здесь на обычную манеру сочинительства
той эпохи, в результате чего коэффициент бессоюзия
оказался промежуточным (но все же намного ближе к
СПИ, чем к стандарту эпохи). Следует предполагать,
что в отношении союзов списки С и И-1 стоят ближе
всех прочих к первоначальному тексту Задонщины.
Список У подвергся (на каком-то из этапов копирования) гораздо более основательному стилистическому
редактированию во вкусе своей эпохи. В результате во
всем тексте союзов стало гораздо больше и в этом отношении разница между независимой и параллельной
частями почти стерлась. (Так что если бы сохранился
только список У, то его сравнение с СПИ по поведению союзов не дало бы надежного ответа на вопрос о
первичности и вторичности.) Но даже и в этом списке
обычного для эпохи уровня насыщенности союзами
текст все же не достиг.

Бессоюзие в СПИ и Задонщине. § 33

151

Особо стоит список КБ: здесь представлена в принципе такая же картина, как в С и И-1, но, так сказать, в
утрированном виде. Редактор и здесь вмешался в расстановку союзов, но не в духе эпохи, а наоборот.
Трудно сказать, как возникло такое стилистическое
устремление, идущее наперекор вкусам эпохи. Не исключено, в частности, что редактор был вдохновлен
стилем СПИ и утрировал свойственное этому стилю
бессоюзие. Но для нас этот документ очень важен как
неопровержимое свидетельство того, что такой параметр, как насыщенность союзами, не может сам по себе доказывать принадлежность памятника к тому или
иному веку. Этот прецедент позволяет нам спокойно
относиться к тому, что точно таким же отклонением от
норм своего века мог быть в свое время и стиль самого
СПИ.
Итак, для установления первичности СПИ достаточно было бы, например, пары «СПИ — Задонщина в
списке И-1». Наличие любого количества списков типа
У при этом уже ничего бы не изменило.
Перейдем к версии поддельности СПИ.
Огромный коэффициент бессоюзия в СПИ, приближающийся к Пушкину и Лермонтову, сторонники этой
версии, конечно, объяснят литературным вкусом мистификатора, соответствующим XVIII, а не XII веку.
Вот что пишет Зимин по поводу не в точности этого,
но одного из подобных стилистических сходств между
СПИ и Пушкиным: «Но если простота синтаксических
конструкций в Слове местами почти пушкинская, а автор причастен к существовавшей в его время литературной традиции, то вряд ли можно эту традицию относить далеко за пределы времени, когда жил А. С. Пушкин» (1963: 319).

152

Аргументы…

На первый взгляд, это весьма правдоподобно: тем
самым оказывается разоблаченным стилистический
монстр, вопиющим образом выламывающийся из древних норм и сходный с литературой нового времени.
Но уже на второй взгляд становится ясно, что на
этом пути мало чего удалось достичь: ведь таким же
монстром остается — на этот раз уже неустранимо —
Задонщина! И нам никуда не уйти от признания того,
что по крайней мере в XV веке кто-то уже владел
«пушкинской» манерой писать с малым количеством
союзов, т. е. резко отлично от стандартов эпохи. А XV
век — это все-таки весьма далеко от «времени, когда
жил А. С. Пушкин». Так что придется признать, как и
выше, что сходство синтаксических показателей само
по себе еще совершенно недостаточно для того, чтобы
отнести литературное произведение к определенной
эпохе. Выходит, что автор СПИ был действительно кое
в чем стилистически близок к Пушкину, однако же не
потому, что жил с ним в одно время.
Но всё же самый трудный вопрос состоит в том, как
объяснить в рамках версии поддельности СПИ выявленное нами резкое различие коэффициента бессоюзия
в независимой и параллельной частях Задонщины.
Скажем прямо: правдоподобных ответов на этот вопрос просто нет.
Попытаться спасти положение можно только при
условии перехода на уровень абстрактных рассуждений, не считающихся ни с каким неправдоподобием.
На этом уровне мыслимы такие объяснения:
а) Указанное различие — простая случайность. Оставим без комментариев.
б) Аноним, вопреки принятому нами вначале тезису, выбирал в Задонщине пассажи для копирования
всё-таки не по содержанию, а именно по тому признаку, чтобы в них было мало союзов. А потом, когда ему

О лингвистич. аргументах против подлинности. § 34

153

пришлось досочинять те части СПИ, которых нет в
Задонщине, он тщательнейшим образом проследил за
тем, чтобы и в этих частях был в точности такой же
уровень употребительности союзов. Зачем он избрал
себе столь безумную стратегию, многократно увеличивающую, причем без малейшей пользы, трудность
его и без того нелегкой задачи, остается совершенно
непостижимым.
Заметим, впрочем, что даже и при таком экстравагантном объяснении останется непонятным, каким
образом в Задонщине пригодные для Анонима пассажи
вообще нашлись: ведь в ту эпоху с таким высоким
коэффициентом бессоюзия, как в параллельной части
Задонщины, никто другой не писал.
И такие же объяснения, требующие откровенного
стояния на голове, придется изобретать и для всех других признаков, по которым выявляется различие между
двумя компонентами Задонщины. И пригодными для
Анонима придется признать только те пассажи из Задонщины, которые обладают сразу всем набором требуемых формальных свойств.
Но если все-таки вернуться на уровень обыкновенного здравого смысла, то надо попросту признать, что
версия первичности Задонщины в этом месте провалилась.

О лингвистических аргументах
против подлинности СПИ
§ 34. Как уже указано, разбирать литературоведческие и исторические аргументы мы в настоящей работе
не будем. Но в разное время выдвигались также и лингвистические аргументы против подлинности СПИ.

154

Аргументы…

Здесь необходимо прежде всего напомнить, что для
самых известных защитников версии о позднем происхождении СПИ — А. Мазона и А. А. Зимина — лингвистика не является прямой специальностью и представляет лишь весьма второстепенный интерес; они не заходят в лингвистических вопросах дальше довольно
поверхностных, а нередко и прямо ошибочных суждений. Капитальной роли лингвистических аргументов в
обсуждаемой проблеме они не видят и не признают. О
Мазоне здесь в сущности можно уже и не говорить
после исчерпывающей критики Якобсона; но Зимин,
хотя он и знаком с работой Якобсона, повторяет те же
ошибки.
Постоянная лингвистическая ошибка этих авторов
(но также и ряда других, например, М. Хендлера) состоит в презумпции — не формулируемой явно, но
образующей фундамент безусловного большинства их
аргументов, — что если слово не встретилось в дошедших до нас древнерусских памятниках, то его не было
в древнерусском языке и что если оно не встретилось,
например, ранее XVI века, то оно и появилось в языке
лишь в этом веке или чуть раньше.
В настоящее время уже совершенно ясно, что это
глубокое заблуждение. Как уже говорилось в § 26, наибольший вклад в развеивание этого заблуждения внесли берестяные грамоты, которые почти каждый год
открывают нам ранее неизвестные древнерусские слова, а также удревняют дату многих известных слов на
несколько веков. Несмотря на значительный общий
объем, дошедший до нас фонд древнерусских памятников не имеет никаких шансов охватить всю лексику
древнерусского языка — прежде всего ввиду ограниченности своей тематики. Вообще, следует осознать,
что только совершенно стандартные по содержанию (и
притом относительно короткие) древнерусские тексты

О лингвистич. аргументах против подлинности. § 34

155

стопроцентно укладываются в лексику остальных памятников. Даже и не такие оригинальные тексты, как
СПИ, как правило содержат сколько-то слов, которые в
других древнерусских памятниках не встретились. И
было бы как раз в высшей степени поразительно, если
бы в таком уникальном памятнике, как СПИ, стоящем
в древнерусской литературе почти изолированно, таких слов не оказалось.33
Между тем только указанная ошибочная презумпция позволяет Зимину (и не только ему) «ловить» сочинителя СПИ на выдумывании несуществующих древнерусских слов. Вот пример: «В Слове о полку Игореве
есть очень редкий термин — "стружие" (древко копья).
Он встречается только в рукописях конца XV и более
позднего времени, в XII в. древко копья называлось не
стружием, а "оскепищем". Нет в памятниках и термина
"засапожники" Слова» (Зимин 1963: 309–310).
В силу этой презумпции Зимин считает, что слова,
известные в фольклоре, но отсутствующие в дошедших
до нас древнерусских памятниках, возникли относительно поздно. По его мнению, в тексте СПИ такие слова
могли появиться только потому, что фальсификатор
взял их именно из фольклора, и само их наличие в этом
тексте уже является свидетельством его позднего происхождения. Для лингвиста несостоятельность подоб33

Чтобы осознать это, достаточно полистать СДРЯ или
Срезн. и увидеть, как много слов имеет помету (1*), т. е.
«встретилось один раз», в первом или просто дано с единственным примером во втором. Конечно, и там, и там что-то
часто остается за рамками словаря, но статей с единственным примером так много, что и малой их части достаточно,
чтобы понять всю наивность аргумента «такое-то слово из
СПИ подозрительно, потому что его нет в других памятниках».

156

Аргументы…

ного вывода очевидна: сохранившееся в фольклоре
слово в действительности может быть сколь угодно
древним — совершенно независимо от того, отмечено
оно в известных нам письменных памятниках или нет.
Но для любителей наглядного все же приведу один
пример.
Многие участники дискуссии обращаются к встретившемуся в СПИ слову сморци (= сморчи) "смерчи# и
обсуждают необычную огласовку о. «Но форма сморци, — пишет Зимин (1963: 307), — не архаична, а представляет собой новообразование. Н. В. Шарлемань обратил внимание, что и в настоящее время на побережьи
Черного и Азовского морей смерчи называют "сморчами"». Не будем останавливаться на загадочности того,
каким образом из наличия слова в приморском говоре
выводится, что это новообразование. Укажем лишь,
что ныне из берестяной грамоты XII века № 663 уже
известно древнерусское прозвище Смъръчь (см. § 26).
Для Зимина наличие некоторого слова из СПИ в
украинском и белорусском выглядит уже как улика
против фальсификатора, а наличие в польском просто
выдает его с головой. Вот пример: «В Слове о полку
Игореве термин "степь" отсутствует, а вместо него везде употребляется "поле" ("загородите полю ворота").
Это вполне соответствует украинским думам XVI–
XVII вв. и польскому языку XVIII в., где степь называется pole» (1963: 310). И это при том, что слово поле
является нормальным названием для степи во всех
древнерусских летописях (а как раз слова степь ни в
одной из них нет).
Список несообразностей и прямых ошибок в лингвистической части работы Зимина был бы слишком
велик. Ограничимся указанием совсем немногих.
Зимин пишет о СПИ: «Отсутствие явных следов
лексики XVIII в. не случайно: ведь автор сознательно

О лингвистич. аргументах против подлинности. § 34

157

ставил перед собой цель написать песнь "старыми словесы"» (1963: 312). Перед нами снова поразительно
наивное представление, что для того, чтобы не вставить в текст ненароком слова позднего происхождения,
автору достаточно поставить перед собой цель их избегать. Зимин не осознает, что для различения слов, возникших, скажем, сто лет назад и возникших тысячу лет
назад, нужна целая этимологическая наука, опирающаяся на огромный арсенал исследованных памятников и
родственных языков, а просто «образованный человек»
в ответе на этот вопрос то и дело ошибался бы.
Зимину очень важно отстоять следующий тезис:
«Если же исключить из лексики памятника слова, встречающиеся в Ипатьевской летописи и Задонщине, то в
оставшемся лексическом пласте не обнаружится ни одного архаизма, за исключением нескольких чисто церковных слов и оборотов» (1963: 311). Но как же тогда
быть с десятками слов СПИ, которых нет ни в Ипатьевской летописи и Задонщине, ни в современном литературном языке? Нужно как-то от них избавиться. Для
слов, имеющихся в говорах, решение у Зимина, как мы
уже видели, найдено: ни одно из этих слов не древнее,
все они взяты сочинителем именно из этого говора. Но
и после этого остается еще немало. Для некоторых
слов удается найти какой-нибудь старый памятник, где
это слово все же встретилось. Тогда такое слово можно
объявить частью церковной традиции, которая дошла
до нашего сочинителя (так, например, Зимин поступает
с выражением лукъ съпряженъ, которое нашлось в
переводе «Иудейской войны» Иосифа Флавия).
Но значительный остаток сохраняется и после этого. И тут уж ничего не остается, как объявить, что
неизвестные слова попросту выдуманы сочинителем.
Вот, например, что пишет Зимин по поводу знаменитого списка тюркских богатырей на службе у князя

158

Аргументы…

Ярослава (... брата моего Ярослава съ черниговьскими
былями, съ могуты, и съ татраны, и съ шельбиры, и съ
топчакы, и съ ревугы, и съ ольберы): «На наш взгляд,
все эти "могуты", "ольберы" и прочие "были" появились под пером автора Слова в результате его чисто
этимологическо-литературной работы: он включил в
свой перечень ряд наименований, имеющих тюркские
корни, разного происхождения, добавив ряд прозвищ,
созданных им самим» (1963: 303). Мы узнаем, например, что ольберы автор произвел от личного имени
Олбырь, были «перекликаются» с польским bywalec
"бывалый человек#, и т. д. Не будем комментировать
эту размашистую лингвистику, перечеркивающую все
работы профессионалов-тюркологов. Заметим только,
что одна лишь разница окончаний Т. мн. в этом ряду:
-ями в былями при -ы в прочих названиях — уже ясно
показывает, что список составлен не как попало, а в
него входят слова двух разных склонений (а- и о-склонения). А слово быля "боярин, господин#, именно с
исходом на -я, известно по Супрасльской рукописи и
хронике Георгия Амартола; добавим сюда древнеболгарскую надгробную надпись X века сьде лежитъ
Мостичь чрьгоубыля ... (где выступает составной титул «чергубыля», со словом быля во второй части). А
слово могутъ "богатырь, титан#, "могущественный властитель#, именно с исходом на -ъ, известно, например,
из Чудовского Нового Завета XIV в. (И. ед. могоу"тъ,
л. 66 б).34 Выходит, что Аноним все-таки решал свои
проблемы с этими словами не сплеча, а с большим
вниманием к древним источникам. А уж как он сумел
34

См. также другие примеры в СССПИ, 3: 100 (к сожалению, приведенный важный пример из Чудовского Нового
Завета в этот справочник, как и ни в один из словарей древнерусского языка, не попал).

О лингвистич. аргументах против подлинности. § 34–35 159

добраться до Супрасльской рукописи или до эпитафии
Мостича, это мы не беремся даже угадывать.
В целом следует констатировать, что лингвистическая часть построений А. А. Зимина непрофессиональна
и никак не может служить обоснованием его гипотезы.
По-видимому, Зимин, выдвигая лингвистические аргументы, искренне не понимал, что вторгается в область,
где его подготовки абсолютно недостаточно.
З а м е ч а н и е . Было бы несправедливо, однако, ограничиться здесь лишь этой сухой констатацией. К сожалению
или к счастью, наука устроена так, что по прошествии времени от научного наследия ученого остается только «сухой
остаток», без всяких скидок на условия времени, в которое
он жил. Но сейчас еще вполне живо воспоминание о недавно
ушедшей эпохе идеологического диктата. И независимо от
согласия или несогласия в собственно научном отношении,
нужно отдать дань уважения смелой и искренней попытке
А. А. Зимина вступить в борьбу с казенным единомыслием и
со статусом священной коровы, который был придан в
СССР «Слову о полку Игореве».

§ 35. Имеются, однако, и некоторые лингвистические аргументы против подлинности СПИ, которые носят более серьезный характер.
Здесь нужно, правда, заметить следующее. Большинство аргументов, выдвигавшихся скептиками, сводится к тому, что некое отразившееся в СПИ языковое
явление отсутствовало в XII в. Однако почти все такие
явления уже вполне обычны в XV–XVI вв. и, следовательно, в принципе могут принадлежать не автору, а
позднейшему переписчику. Тем самым они уже не могут служить доказательством поддельности текста.
Соответственно, мы можем аргументы этой категории просто не рассматривать. Остаются только те, где
роль переписчика XV–XVI вв. почему-либо необходимо исключить (или признать маловероятной) — напри-

160

Аргументы…

мер, потому, что, по мнению критика, обсуждаемое
явление возникло лишь в еще более позднее время или
даже вовсе никогда не существовало.
А таких аргументов совсем мало.
Так, часто фигурирует в дискуссии указанный Б. Унбегауном (1938) факт, что слово русичи не встречается
нигде, кроме СПИ, а в известных нам древних текстах
представлено лишь собирательное русь. Возражения
оппонентов (см. в особенности Якобсон 1948: 214–216,
Булаховский 1950: 457, Соловьев 1962) против истолкования этого факта как свидетельства о фальсификации сводятся прежде всего к тому, что слово русичи
вполне соответствует древнерусской системе наименований племен и народов. В самом деле, это была разветвленная и нюансированная система, куда входили:
1) собственно собирательные (например, русь, литва,
югра, пьрмь); 2) сингулятивы на -инъ, в нормальном
случае не имевшие множ. числа (русинъ, литвинъ,
нъмьчинъ); 3) образования на -ичь, допускавшие оба
числа (нъмьчичь, югричи, вогуличи, берендичи, кривичи,
радимичи, вьтичи, пльсковичи, также обнаруженное
Булаховским в документе 1538 г. литовъчичи)35, которые нередко окрашивались свойственной данному суффиксу коннотацией «потомки общего прародителя»,
ср. легенду о Радиме и Вятке; 4) перифрастические наименования с некоторой торжественной или поэтической окраской типа русьсции сынове. Слово русичи —
наименование типа 3, а представленное на его месте в
Задонщине (а один раз и в самом СПИ) рускии сынове
35

Добавим, что в настенной надписи XII в. № 149 в киевской Софии (в уточненном чтении) автор называет себя
Дъдильце касожичь тъм[о]уторо[ка](ньць) (Зализняк 2004:
256); список наименований типа 3 пополнился тем самым
еще одним древним примером: касожичь "черкес’.

О лингвистич. аргументах против подлинности. § 35

161

как бы эксплицирует тот смысл, который вкладывался
в это слово. Таким образом, русичи — это не полный
синоним к нейтральному русь, и автор сознательно выбрал здесь слово с нужной ему коннотацией.
В целом ясно, что гипотеза об отсутствии слова русичи в древнерусском языке с лингвистической точки
зрения слабая: она состоит в том, что этого слова не
было по какой-то неизвестной индивидуальной причине, вопреки требованиям системы. Но для оценки ее
как аргумента в дискуссии даже не столь существенно,
что она слабая; важно то, что это всего лишь гипотеза.
Другой аргумент того же рода: наименование по
отцу типа Ярославна в древнерусских памятниках в
нормальном случае применяется к незамужним женщинам, а не к женам. Это тоже существенный аргумент. Но здесь необходимо принять во внимание следующее. Во-первых, для древней эпохи нам известно
вообще очень немного женщин, названных с отчеством. Во-вторых, несмотря на это, в памятниках все же
можно найти некоторые отклонения от указанного
правила. Так, в Ипат. ([1188], л. 229 об.) в описании
восстания галичан против собственного князя Владимира, сын которого был женат на дочери князя Романа
Феодоре, сказано: Галичане же Романовноу Федероу
шньша оу Володимъра, послашась по Романа; замужняя женщина названа здесь по отцу, а не по мужу. В
Ипат. находим также: Том же лът оумре Андръевна за
Wлгомъ за Ст!ославичем ([1168], л. 188 об.); ср. еще:
Том же лът преставись Софья Ярославна Ростиславлья Глъбовича ([1158], л. 176) — полное наименование и по отцу (Ярославу), и по мужу (Ростиславу Глебовичу). В-третьих, в более позднее время наряду с
наименованием замужних женщин по мужу (Иваниха и
т. п.) несомненно использовались и наименования по
отцу (Ивановна и т. п.).

162

Аргументы…

Представляет интерес с этой точки зрения также
берестяная грамота XII века № 818: это черновик завещания, где в числе лиц, которые должны автору, названа некая Песковна, т. е. дочь человека по прозвищу
Песок (оу Пьсоковьнъ 5 коунъ и гривьна). Поскольку
она участвует в финансовых отношениях, едва ли это
живущая в доме отца незамужняя дочь. Скорее всего
это замужняя женщина или вдова (поскольку самостоятельно живущая незамужняя женщина, по-видимому,
представляла собой крайне редкое явление). В пользу
этой версии свидетельствуют также некоторые пергаменные грамоты. В купчей грамоте ГВНП, № 174
(XV в.) сказано: се купи ... у Лукерьи у Мъхъеви дочери
и у ее мужа у Петра ... (т. е. замужняя женщина, участвующая в сделке, названа по отцу). Ср. также в грамоте
ГВНП, № 291 (XV в.): се купи ... у Ховръ у Васильевъ
дочеръ у Кокуевъ а у Давыдовъ женъ у Тоивутовъ
отцину еи и дъдину (а дальше уже говорится просто
Ховръ Васильевъ дочеръ).
Таким образом, указанное правило, в позднее время
заведомо не действовавшее, даже и в XII в. не имело
абсолютного характера. Тем самым и весь аргумент
оказывается не более чем одним из относящихся к делу
полезных соображений, которое должно послужить
небольшой гирькой на общих весах, но, конечно, само
по себе не сможет ничего решить, если на противоположной чаше окажутся более весомые аргументы.
Примечательно, что в истории данной дискуссии
уже неоднократно случалось, что аргумент против подлинности СПИ, который сам по себе иногда даже выглядел довольно веско, по прошествии некоторого времени рушился, потому что открывались новые факты.
Вот некоторые примеры.
А. Мазон объявил анахронизмом (а именно, поздним
заимствованием из западноевропейских языков) слово

Баланс лингвистических аргументов. § 36

163

оварьскыя "аварские# — на том основании, что в ПВЛ
авары называются иначе: объре. И этот аргумент выглядел достаточно серьезно — до тех пор, пока слово
аварьскыи не было обнаружено в памятнике XIII–
XIV в., а также в некоторых памятниках XIV и XV вв.
(см. СССПИ, 4: 19).
Тот же Мазон писал (1940: 50): «слово сизый не засвидетельствовано в древнем языке»; подразумевалось
тем самым, что в эпоху Игоря этого слова, вероятно,
еще просто не было. В данном случае с лингвистической точки зрения аргумент крайне неправдоподобен,
и Якобсон (1948: 205) совершенно справедливо его
отверг. А в 1991 г., как уже рассказано в § 26, берестяная грамота XII века принесла не только само слово
"сизый#, но даже в точности в том же фонетическом
облике, что в СПИ: шизыи.
О такой же истории со словом сморци, которое Зимин объявил новообразованием и которое, однако же,
нашлось в берестяной грамоте, см. выше.
Мы ограничимся здесь этими краткими замечаниями, поскольку намного подробнее вопрос об аргументах против подлинности СПИ рассмотрен нами ниже в
статьях «О противниках...» и «О Добровском…».

Баланс лингвистических аргументов
§ 36. В дискуссии о подлинности СПИ за двести лет
было предъявлено великое множество аргументов —
как в ту, так и в другую сторону. Не к чести участников этой дискуссии необходимо признать, что качество
большинства из них очень невысоко. Значительная их
часть — это утверждения типа «СПИ поддельно (или,
напротив, подлинно), потому что Р», где просто невер-

164

Аргументы…

но Р. Доказательная сила таких аргументов, разумеется, равна нулю, и мы здесь уже вообще не будем их
более упоминать.
Но и аргументы, где Р верно, чаще всего обладают
лишь очень скромной доказательной силой. Искомый
вывод («СПИ поддельно» или «СПИ подлинно») из
них с необходимостью не вытекает. Это всего лишь
соображения, несколько повышающие вероятность одного или другого решения вопроса.
К сожалению, даже и самые сильные из предъявлявшихся аргументов всё же не обладают математической
непреложностью.
Таким образом, не приходится надеяться, что после
некоего воображаемого идеально объективного разбора удастся установить, что все аргументы одной стороны верны, а все аргументы противоположной стороны
ошибочны. Хотя субъективно спорящие обычно стремятся именно к этой идеальной цели, нужно признать,
что в данном случае это детская мечта. Несомненно, и
с той, и с другой стороны имеются аргументы, где Р
(т. е. исходное утверждение) верно. Просто некоторые
Р «срабатывают», а некоторые нет.
Отсюда следует, что для любого аргумента необходимо оценивать его «вес». Этот «вес» тем больше, чем
меньше вероятность того, что, несмотря на свое правдоподобие, аргумент все-таки «не сработает», т. е. не
обеспечит общего решения вопроса. Практически это
значит, что для каждого аргумента необходимо указать
ту ситуацию (то стечение обстоятельств), при которой
он оказался бы недействительным, и оценить вероятность осуществления такой ситуации. В приводимой
ниже сводной таблице этот тип сведений условно обозначен ярлыком «Возможные возражения».
На «весы суда» должны быть положены все гири
той и другой стороны. И нельзя делать общий вывод,

Баланс лингвистических аргументов. § 36

165

смотря только на одну чашу этих весов: необходимо,
чтобы эта чаша перетянула.
При этом, однако, всё же незачем загромождать наши весы гирями с нулевым весом — аргументы, которые выше просто отвергнуты, мы здесь уже более не
упоминаем.
В соответствии с общей установкой нашей работы в
приводимую ниже таблицу включены только аргументы лингвистического характера (с добавлением небольшого числа текстологических).
Приводимый список не претендует на полноту; но
самое существенное, по нашей оценке, туда включено.
Формулировки (как аргументов, так и возможных возражений) по необходимости предельно упрощены; это
лишь своего рода ярлыки к тому изложению вопроса,
которое читатель найдет по отсылкам.
В раздел против подлинности СПИ не включались
(кроме некоторых особых случаев) аргументы, состоящие в том, что то или иное отразившееся в СПИ явление возникло не ранее XV–XVI вв., — поскольку соответствующие эффекты могут принадлежать не автору,
а переписчику; см. их разбор в тексте статьи.36
Понятно, что формулу «Случайность» в принципе
можно было бы добавить в качестве дополнительной
версии везде; мы это делаем лишь в тех немногих случаях, где не более вероятны и конкурирующие версии.
Список аргументов в пользу подлинности СПИ оказался намного длиннее, чем противоположный. Разница настолько велика, что нам пришлось принять для
36

В список не попали также аргументы против подлинности СПИ, выдвинутые в работе Кинан 2003, поскольку
наша статья «О Добровском...» включена в состав книги
позднее. Общего баланса аргументов они не меняют; см. об
этом § 10 указанной статьи.

166

Аргументы…

двух основных разделов нашей таблицы разную степень детальности. Так, в списке аргументов против
подлинности каждому слову посвящена отдельная графа. Между тем в списке аргументов в пользу подлинности с такой детальностью указана только очень небольшая часть аргументов. В большинстве случаев
здесь произведено укрупнение: одна графа соответствует целой серии сходных по структуре аргументов,
относящихся к разным словам или к разным грамматическим явлениям. Без такого укрупнения список стал
бы почти необозримым. Например, графа «Правильная
картина погрешностей северо-западного переписчика
XV–XVI в.» равносильна 20 отдельным графам —
соответственно 20 фонетическим и морфологическим
признакам, про каждый из которых противники подлинности СПИ должны были бы объяснить, каким
образом Аноним сумел его сымитировать.
З а м е ч а н и е . Список аргументов в пользу подлинности
СПИ здесь фактически сильно сокращен еще в одном отношении: стремясь к максимальной надежности, мы сильно
ограничили обращение к лингвистическим аргументам, основанным на гипотезе (например, опирающимся на новую
этимологию того или иного слова). Большинство аргументов
этого рода, предлагавшихся разными авторами, в настоящей
работе вообще не рассматривалось. Это касается даже случаев, когда гипотеза представляется высоковероятной (таковы,
в частности, этимологии ряда ориентализмов СПИ). Между
тем достаточно, например, признать предложенную в 1965 г.
О. Прицаком этимологию слова деремела (весьма убедительную), при которой оно оказывается восточным названием
летописных бродников, сохранившимся лишь в монгольском
памятнике XIII века, и версия позднего происхождения СПИ
уже по одной этой причине станет практически безнадежной
(см. об этом Якобсон 1966: 698–699). Значительное число
аргументов данной категории читатель может найти в работах Якобсон 1948, 1952, 1966.

Баланс лингвистических аргументов. § 36

167

Разделы перечня следуют в порядке увеличения
«веса» аргументов.
Формулы «Выявил», «Нашел» и т. п. в правом столбце подразумевают подлежащее «Аноним».
В пользу подлинности СПИ
Аргумент

Возможные возражения

Особенности отдельных слов
Святъславъ, с -тъ-, а не
-то- (§ 15).
Быля "боярин, господин#
(§ 34).
Могутъ "богатырь#
(§ 34).
Дивъ, в отличие от диво
в Задонщине (§ 27).

Выявил этот вариант из редких
рукописей.
Нашел в Супрасльском кодексе.

Нашел в Чудовском Новом
Завете.
а) Случайность.
б) Нашел в рукописях какие-то
близкие наименования мифологических фигур.
Шизыи "сизый#, ср. ши- а) Взял из говоров.
зыи на бересте (§ 26).
б) Случайность.
Сморци "смерчи#, с о, ср. а) Взял из говоров.
<смъръч-> на бересте
б) Случайность.
(§ 26).
Си ночь "этой ночью#,
а) Взял из говоров сеночь и синоср. зиму си на бересте
чи, случайно соединил их так, что
(§ 26).
совпало с древностью.
б) Взял из неизвестного нам
источника.
Приламати, с -лам-, а а) Выявил древние правила черене -лом- (§ 15 и «О про- дований, правильно построил
тивниках...», § 9–10).
итератив от ломити.
б) Угадал, что исходить нужно из
укр. ламати.

168

Аргументы…

В дружина рыкаютъ
сказуемое во множ.
числе, а не в ед. (§ 15).
Дополнение при
забыти — в Р., а не В.
падеже (§ 15).

Установил соответствующее
синтаксическое правило из
рукописей.
Установил древнее управление
этого глагола из рукописей.

Окони "как будто#
(«К чтению...», § 3–5).

а) Взял из неизвестного нам
источника.
б) Темное место текста. Аргумент
основан на одной из конкурирующих интерпретаций.

Частица ти в свободном
употреблении (§ 15).
Релятивизатор то (в
которую то) (§ 14).

Установил способ ее употребления из древнейших рукописей.
а) Установил из древнейших
рукописей.
б) Темное место текста. Аргумент
основан на одной из конкурирующих интерпретаций.

Частица нъ (в не было а) Установил из древнейших
нъ) («К чтению...», § 2). рукописей.
б) Темное место текста. Аргумент
основан на одной из конкурирующих интерпретаций.
Слова в древнем
Установил из рукописей.
значении, позднее
утраченном, напр.,
полкъ "поход# (§ 15).

Особенности целых классов слов или словоформ
Варьирование типа хра- Установил наличие именно такого
брыи и хороброе, врани распределения в рукописях.
и воронъ; но для слов,
известных только русскому языку, — только
дорогами, узорочьи,
шеломянемъ (§ 15).

Баланс лингвистических аргументов. § 36

Последовательный
эффект 2-й палатализации, но сохранение ск
в Полотскъ и поскепаны (§ 15).
В. падеж князя и т. п.,
но сваты и т. п. (§ 15).
Правильное двойств.
число (§ 8).
Правильные есвъ и
соколома, а не требуемые руководствами
есма и соколама (§ 8).
Диалектное двойств.
число сердца (вместо
сердци), которого нет в
Лавр., Ипат. и т. п.
(§ 8, 21).
Имперфект с -ть и без
-ть, соблюдено сложное распределение этих
двух вариантов (§ 15).
Соблюден закон
Вакернагеля для
энклитик (§ 8–11).
Соблюдены древнейшие правила расположения ся (§ 11–12).

169

Знал из ц.-сл., а случаи сохранения
ск наблюл, напр., в Ипат.

Установил из рукописей.
Изучил по ц.-сл., по рукописям и
руководствам.
Изучил по древнейшим рукописям, установил, что руководства
ошибаются.
Решил отступить от основных рукописей и от руководств, заметив,
что в поздних рукописях сев.-зап.
происхождения иначе.
Наличие двух вариантов установил из рукописей. Распределение
вариантов решил взять такое, как
в Лавр.
а) Установил этот закон из рукописей.
б) Знал славянский язык, сохранивший этот закон, и сумел сделать необходимые поправки.
Установил из анализа прямой речи
в Ипат.

Правильная фонетика
XV–XVI вв. (§ 17).

Изучил по рукописям, правильно
выделив среди них те, которые
относятся к этим векам.

Правильная графика
и орфография XV–
XVI вв., в частности,
эффекты 2-го южнослав. влияния (§ 17).

Изучил по рукописям, правильно
выделив среди них те, которые
относятся к этим векам. Самостоятельно открыл эффекты 2-го
южнослав. влияния.

170

Аргументы…

Правильная морфология XV–XVI вв.
(§ 17, 20).
Правильная картина
погрешностей сев.-зап.
переписчика XV–XVI в.
(§ 21–22).

Изучил по рукописям, правильно
выделив среди них те, которые
относятся к этим векам.
Изучил какие-то северо-западные
рукописи, выделив их среди
рукописей других регионов.

Особенности соотношений с другими текстами
Совпадения слов и
выражений со значительным числом древних памятников (§ 24).
Совпадения слов и выражений с русскими,
украинскими и белорусскими говорами и народной поэзией (§ 25).
Труднообъяснимые
эффекты при переработке текста Задонщины в текст СПИ
(§ 27).

Познакомился со всеми этими
памятниками в рукописях, разыскав их в различных хранилищах.
Глубоко изучил говоры и народную поэзию.

а) Использовал знания, накопленные при изучении рукописей.
б) Случайности.

Наиболее общие закономерности организации текста
Учащение ошибок по
ходу текста (§ 19).

Резкое различие коэффициента бессоюзия в
независимой и параллельной частях Задонщины (§ 30–33).

Открыл этот закон при длительной
работе с рукописями. Избрал стратегию обмана позднейших лингвистов.
Избрал предельно сложную стратегию обмана позднейших лингвистов.

Баланс лингвистических аргументов. § 36

171

Против подлинности СПИ
Аргумент

Возможные возражения

Особенности отдельных слов
Мрькнетъ получило
несов. вид позднее XII
века («О противниках...», § 7).
Мрькнетъ имеет в
СПИ неправильное
для русского языка
значение "светает#
(«О противниках...»,
§ 9).
Въсрожатъ — полонизм («О противниках...», § 4).

Аргумент основан лишь на предположении.

Стонущи, с -ну-,
тогда как в др.-р.
было -ню- («О противниках...», § 8).
Слова русичи нет в
других текстах (§ 35).
Ярославна, Глъбовна —
неправильные наименования для замужних
женщин (§ 35).
Хинова: образование на
-ова — пóзднее («О
противниках...», § 8).
В Игоревъ Игоря
Святъславлича слово
Игоря по др.-р. правилам лишнее (§ 16).

а) Вариант с -ну- может быть
старым.
б) Вариант с -ну- может принадлежать переписчику.
Но само образование не противоречит древнерусским правилам.
Примеры таких наименований для
замужних женщин в древних текстах хотя и редко, но встречаются.

Темное место текста. Аргумент
основан на одной из конкурирующих интерпретаций.

а) Темное место текста. Аргумент
основан на одной из конкурирующих интерпретаций.
б) Полонизм мог проникнуть в
укр.-белор. зону достаточно рано.

Переписчик заменил Хинове на
Хинова.
а) Переписчик вставил слово
Игоря.
б) Возможно, добавление слова
Игоря несет в себе эмфазу.

172

Аргументы…

Как можно видеть, в этой сводной таблице часть
аргументов основана не на бесспорном факте, а на гипотезе. Таковы, в частности, все аргументы, построенные на той или иной трактовке так называемых «темных мест». Понятно, что всё это аргументы второго
ранга. Они есть и в той, и в другой группе и примерно
друг друга уравновешивают.
И в той, и в другой группе имеется категория аргументов, связанных с отдельными словами. На стороне
поддельности это случаи, когда некоторое слово может
объясняться как промах фальсификатора; но оно вполне может также объясняться и иначе. На стороне подлинности это случаи, когда некоторое слово почти наверное не могло быть известно фальсификатору; но все
же нельзя исключить и того, что он где-то его вычитал
(а может быть, иногда и случайно угадал). На стороне
подлинности таких случаев явно больше; но мы можем
для простоты позволить себе считать, что и в этой категории противоположные аргументы друг друга примерно уравновешивают.
Но только на стороне подлинности имеются системные аргументы. Это мощный блок эффектов всех языковых уровней: графики, орфографии, фонетики, морфологии, синтаксиса, семантики, — искусственно создать которые без знаний, достигнутых в XIX–XX вв.,
было практически невозможно.
К ним добавляются такие особенности распределения ошибок в тексте СПИ и такое соотношение между СПИ и Задонщиной в вопросе частоты употребления союзов, искусственное создание которых было бы
одновременно чудовищно трудным и совершенно бесцельным.
В итоге картина противостояния лингвистических
аргументов той и другой стороны выглядит совершенно ясно. Неверно было бы утверждать, что лингвисти-

О возможных вставках в СПИ. § 37

173

ческие аргументы противников подлинности СПИ все
подряд недействительны и не весят ничего. Они коечто весят. Но несопоставимо меньше, чем то, что лежит на противоположной чаше весов.

О возможных вставках в СПИ
§ 37. Наш разбор показал, насколько неправдоподобно создание известного нам текста СПИ в XVIII в.
Но рассмотренные нами лингвистические аргументы
позволяют делать определенные утверждения лишь о
тексте в целом. Они не гарантируют древности каждой
отдельной фразы и каждого отдельного слова. Более
того, можно с уверенностью утверждать, что дошедший до нас текст СПИ в каких-то точках отличается от
первоначального. Это следует прежде всего из наличия
явно испорченных мест, где даже сторонники максимально почтительного отношения к каждой букве текста вынуждены все же прибегать к конъектурам, например, одъвахъте (вместо одъвахуть) 94 или подобiю
(вместо по дубiю?, вместо подоболочiю?, вместо под
облакы?) 31.
Таким образом, наличие каких-то вставок в первоначальный текст в принципе вполне возможно.
Здесь следует, конечно, различать вставки разных
эпох. Не приходится сомневаться, что могли быть какие-то вставки или замены при списывании текста в
XV–XVI в., а также при более ранних списываниях,
если таковые были. Например, на этом этапе вполне
могло появиться Хинова вместо более древнего Хинове,
или тiи бо два храбрая Святъславлича вместо та бо
храбрая Святъславлича, или емляху дань по бълъ отъ
двора вместо емляху дань по бълъ отъ дыма и т. п.

174

Аргументы…

Но в дискуссии о СПИ обсуждались в основном не
эти давние вставки и замены, а предполагаемые вставки конца XVIII в., например, фраза и тебъ, Тьмутораканьскый блъванъ 29, подозреваемая в том, что ее
вставил А. И. Мусин-Пушкин в соответствии с интересами екатерининской имперской политики и в связи с
находкой Тьмутараканского камня (который сторонники поддельности СПИ обычно тоже считают поддельным).
По поводу этих предполагаемых вставок следует
сказать, что если они небольшого размера, то лингвистическими методами их, на наш взгляд, обычно нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть: несколько слов
или не очень длинную фразу, конечно, можно построить так, чтобы они ничем существенным не отличались
от основного массива.
Тут можно возразить, например, что как раз фраза и
тебъ, Тьмутораканьскый блъванъ все же выделяется
на фоне основного текста СПИ тем, что в ней употреблен И. ед. блъванъ вместо звательной формы блъване.
Не является ли эта ошибка признаком вставки? Действительно, на первый взгляд эта ошибка с данной точки
зрения весьма подозрительна. Но быстро обнаруживается, что в СПИ имеется и другое точно такое же отклонение в месте, которое нет никаких оснований
считать вставкой: воронъ (вместо вороне) во фразе ни
соколу, ни кречету, ни тебъ, чръный воронъ, поганый
Половчине! 41. Таким образом, чисто лингвистически и
в этом случае ничего доказать нельзя.
Позволим себе, однако, в качестве исключения выйти в этом пункте за рамки лингвистики (и тем самым за
те рамки строгости, которых мы здесь в остальном
придерживаемся) и высказать некоторые соображения
общего характера, в силу которых гипотеза о поздних

О возможных вставках в СПИ. § 37

175

вставках представляется гораздо менее правдоподобной, чем на первый взгляд.
Дело в том, что очень трудно объяснить, как физически могли быть реализованы эти вставки. Поскольку
они уже присутствуют в Екатерининской копии 1795–
96 г., они не могли быть внесены в текст только при
типографском наборе. Куда они были вписаны? Если
просто на поля рукописи (или между строк), то необходимо признать соучастниками обмана всех видевших
рукопись. Разумеется, сторонники поддельности готовы подозревать кого угодно и сколь угодно многих, но
мы, не желая ввязываться в психологические дебаты,
заметим лишь, что такое допущение составляет чрезвычайно слабое звено всей гипотезы.
Остается допустить, что ради вставок был переписан заново либо просто весь текст СПИ, либо по крайней мере листы, где были вставки, а затем старые листы были из сборника, куда входило СПИ, удалены и на
их место вмонтированы новые. В том, что касается
почерка, размещения на листах, замены листов и т. п.,
это требовало почти такого же объема работы, как и
подделка полного текста сочинения. Поскольку фальсификатор не имел никакой гарантии того, что сборник
через двадцать лет сгорит, он должен был все это проделать так безупречно, чтобы ни современники, ни
будущие исследователи ничего не заметили.
Важно то, что при такой операции фальсификатор
должен был уничтожить (полностью или частично)
подлинную рукопись XV–XVI в. и заменить ее фальсификатом, рискуя разоблачением со всеми вытекающими отсюда последствиями для себя и для памятника, —
и всё только для того, чтобы в тексте прибавилось несколько фраз. Иначе говоря, выдающийся филолог и
непревзойденный знаток рукописей должен был совершить акт вандализма. И трудно понять, какие единич-

176

Аргументы…

ные фразы СПИ могли иметь в глазах фальсификатора
столь великую конъюнктурную ценность, чтобы пойти
на такой варварский шаг. Что касается, например, часто обсуждаемых в этой связи четырех упоминаний в
СПИ Тьмутаракани, которая была предметом специального интереса А. И. Мусина-Пушкина, то, как уже
давно отметил Якобсон, в три раза больше упоминаний
Тьмутаракани содержится в принадлежавшей тому же
Мусину-Пушкину Лаврентьевской летописи, и тогда
уж именно ее, а не СПИ, следовало бы в первую очередь подозревать в поддельности; но она, к неудобству
для разоблачителей, совершенно случайно не сгорела
(ее взял почитать Карамзин).
Если же фальсификатор никакой подлинной старой
рукописи не губил, потому что ее просто не было, а он
сам выдумал весь текст, то мы просто возвращаемся к
началу нашего разбора.
Таким образом, наличие в тексте СПИ вставок и
изменений XIII–XVI вв. высоковероятно; наличие поздних вставок (внесенных с целью фальсификации) в
принципе возможно, но по содержательным соображениям маловероятно.

Заключение
§ 38. Итак, наш разбор привел нас практически к тому
же итогу, что и наших предшественников-лингвистов.
Особенно близким этот итог оказался к тому, что
содержится в лингвистических разделах работ Р. Якобсона о «Слове о полку Игореве» и в статье А. В. Исаченко. Какие-то звенья наших рассуждений в сущности
просто повторяют аргументацию этих авторов. Такое
повторение не имело бы смысла и оправдания, если бы
не продолжающиеся выступления сторонников под

Заключение. § 38

177

дельности СПИ, которые считают возможным не замечать логики этих работ. Мы полагаем, что такой недооценке среди прочего способствует то, что лингвистические доводы часто подаются в одном ряду с литературоведческими и историческими, которые гораздо
легче оспорить, поскольку они менее строги. Из-за
этого непреложность собственно лингвистических выводов становится как бы менее заметной.
На наш взгляд, одной лишь лингвистической стороны проблемы достаточно для получения решающих
выводов. Любой новый сторонник поддельности СПИ,
какие бы литературоведческие или исторические соображения он ни выдвигал, должен прежде всего объяснить, каким способом он может отвергнуть главный
вывод лингвистов.
Итог нашего разбора таков.
Если «Слово о полку Игореве» создано неким мистификатором XVIII века, то мы имеем дело с автором
гениальным. Это ни в коем случае не развлечение шутника и не произведенное между прочим стилистическое упражнение литератора. Мы имеем здесь в виду
не писательскую гениальность, хотя именно на нее нередко ссылаются защитники подлинности СПИ. Оценка этого рода гениальности слишком субъективна, и
мы к ней не апеллируем. Речь идет о научной гениальности.
Аноним должен был вложить в создание СПИ громадный филологический труд, сконцентрировавший в
себе обширнейшие знания. Они охватывают историческую фонетику, морфологию, синтаксис и лексикологию русского языка, историческую диалектологию,
особенности орфографии русских рукописей разных
веков, непосредственное знание многочисленных памятников древнерусской литературы, а также совре-

178

Аргументы…

менных русских, украинских и белорусских говоров
разных зон. Аноним каким-то образом накопил (но никому после себя не оставил) все эти разнообразнейшие
знания, гигантски опередив весь остальной ученый мир,
который потратил на собирание их заново еще два века. Иначе говоря, он сделал столько же, сколько в сумме сотни филологов этих веков, многие из которых обладали первоклассным научным талантом и большинство занималось этой работой всю жизнь. Это один из
аспектов его гениальности: во столько раз он превосходил даже сильнейших из этих людей своей интеллектуальной мощью и быстродействием.
Но его величие не только в этом. Мы невольно сравниваем Анонима с нынешними лингвистами; но нынешний лингвист решает свои задачи в рамках уже существующей науки, сами задачи чаще всего уже известны. Аноним же действовал в эпоху, когда научное языкознание еще не родилось, когда огромным достижением была уже сама догадка о том, что собственно языковая сторона литературной подделки требует особого
непростого труда. И он проявил поистине гениальную
прозорливость: он провидел рождение целых новых
дисциплин и сумел поставить перед собой такие задачи, саму возможность которых остальные лингвисты
осозна!ют лишь на век-два позже. Например, изучением
орфографических черт рукописей XV–XVI вв. лингвисты занялись лишь в конце XIX в. — а Аноним их уже
изучил. Проблему славянских энклитик начали изучать
только в XX в. — а Аноним ее уже знал. Тимберлейк
изучил распределение форм типа бяше и типа бяшеть
в 1999 г. — Аноним опередил и его. Выше мы обсуждали, среди прочего, малоизученную проблему нарастания ошибок при переписывании — Аноним и это продумал. И так далее. Сама постановка всех этих задач —
даже больший научный подвиг, чем их решение.

Заключение. § 38

179

Такова оценка достижений сочинителя XVIII века;
если же это был человек XVII или XVI века, то степень
его гениальности должна быть оценена еще выше.
Аноним, конечно, должен был понимать, что никто
из его современников не в состоянии даже отдаленно
оценить всю ювелирную точность его работы: они вообще не придавали большого значения языковой стороне вопроса и совершенно не обладали соответствующими знаниями. Сторонникам поддельности СПИ ничего не остается, как допустить, что он решил вложить
свою гениальность не в легкое дело обмана современников, а в сверхамбициозную задачу ввести в заблуждение профессионалов далекого будущего.
Ко всему этому неизбежно придется добавить безумную гипотезу о том, что Аноним с какой-то непостижимой целью (совершенно бесполезной для его замысла) выбирал в Задонщине отрезки для копирования не
по содержанию, а по комплексу языковых параметров.
Такова совокупность допущений, которые необходимо принять, чтобы продолжать отстаивать версию о
позднем создании СПИ.
Желающие верить в то, что где-то в глубочайшей
тайне существуют научные гении, в немыслимое число
раз превосходящие известных нам людей, опередившие
в своих научных открытиях все остальное человечество
на век или два и при этом пожелавшие вечной абсолютной безвестности для себя и для всех своих открытий,
могут продолжать верить в свою романтическую идею.
Опровергнуть эту идею с математической непреложностью невозможно: вероятность того, что она верна,
не равна строгому нулю, она всего лишь исчезающе
мала. Но несомненно следует расстаться с версией о
том, что «Слово о полку Игореве» могло быть подделано в XVIII веке кем-то из обыкновенных людей, не
обладавших этими сверхчеловеческими свойствами.

К ЧТЕНИЮ НЕСКОЛЬКИХ МЕСТ
ИЗ «СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ»

§ 1. Попытка прояснить так называемые «темные
места» в «Слове о полку Игореве» — занятие, имеющее уже двухвековую традицию. Есть две стратегии
такого прояснения: 1) исходить из того, что в рассматриваемом месте текст искажен при переписке, и строить гипотезы о том, как он выглядел первоначально;
2) не меняя буквенного состава имеющегося текста,
предложить новое словоделение или новое истолкование уже выделенных слов и тем самым переинтерпретировать весь отрезок. Ныне имеются уже примеры общепризнанного успеха как на первом, так и на втором
пути.
Ниже предлагается несколько попыток в русле данной традиции; при этом мы идем по второму из указанных путей. Заметим, что из трех рассматриваемых ниже мест СПИ только последнее традиционно относится
к категории «темных мест»; два первых обычно не считаются особенно трудными.
При написании настоящей статьи устрашающего
объема труд по проверке обсуждаемых мест по сотням
различных переводов СПИ нами не проделывался; мы
полагаемся в этом отношении на существующие обзоры (хотя и сознаем, что гарантии полноты это не дает).

Лучи съпряже. § 1

181

Лучи съпряже
Начнем с разбора одного места из СПИ, где конкурирует несколько интерпретаций. Речь идет о словах
лучи съпряже во фразе: Свътлое и тресвътлое слънце!
Всъмъ тепло и красно еси: чему, господине, простре
горячюю свою лучю на ладъ вои, въ полъ безводнъ
жаждею имь лучи съпряже, тугою имъ тули затче?
182–183 (лучи вместо лукы в силу смешения В. мн. c
И. мн. и цоканья).
Н. А. Мещерский (1958) указал для данного словосочетания следующую параллель из Иосифа Флавия:
мы немощни и слаби есмы противитися римляномъ,
якоже и лукъ спрьженъ.
Не претендуя на полноту обзора всех существующих переводов, укажем следующие три основные линии в понимании слов лучи съпряже.
1) Наибольшее распространение имеют переводы,
где прямо или косвенно отражено понимание съпрячи
как "согнуть, стянуть# — в соответствии с переводом
этого глагола в данном пассаже в Срезн. (III: 809). Таков, например, перевод Р. Якобсона (1948: 187): «... в
поле безводном скрючил им жаждою луки, кручиной
сомкнул им колчаны» — или перевод Д. С. Лихачева
(Изборник 1986: 92): «... в поле безводном жаждою им
луки скрутило, горем им колчаны заткнуло».
2) Съпряже интерпретируется как производное не
от корня пряг- "напрягать#, а от пряг- "жарить#. Так понимали это место издатели СПИ. Вот один из переводов этой группы: «В степи безводной жаждою тетивы
иссушило» (Югов 1970). Эту версию первоначально
принимал и Р. Якобсон (который в связи с этим даже
считал нужным исправить съпряже на съпряжи), но он
изменил точку зрения после того, как Н. А. Мещерский
нашел параллель у Флавия.

182

К чтению…

3) Лучи съпряже переводится как "луки расслабило#.
Ср. СПИ, Библиотека поэта 1967: 64 (перевод Л. А. Дмитриева, Д. С. Лихачева и О. В. Творогова) и ПЛДР XII
[1980]: 385 (перевод О. В. Творогова): «В поле безводном жаждою им луки расслабило, горем им колчаны
заткнуло». Такой же перевод ("to loosen, unstring#) дан в
Кинан 2003: 369.
Сравним эти версии.
Переводы "скрючить# и "скрутить#, используемые
для глагола съпрячи при первой версии, — конечно, не
прямые: таких значений корень пряг- сам по себе не
предполагает. Перед нами попытка модифицировать
более прямое значение "согнуть, стянуть# так, чтобы
оно удовлетворительно сочеталось с контекстом. Попытка не очень убедительная, поскольку скрючивание
(и тем более скручивание) лука представить себе довольно трудно и ниоткуда не известно, что с луками
случается такая порча.
Что может значить "согнуть, стянуть# применительно к лукам? Лук безусловно может быть согнут и может быть стянут тетивой. Дело лишь в том, что в этом
состоянии он решительно не соответствует описываемой в обоих литературных произведениях ситуации:
согнутое состояние лука (с концами, туго стянутыми
тетивой) — как раз боевое, а не бессильное. И оно часто изображается в литературе, только обозначается при
этом глаголом напрячи, а не съпрячи.
Что касается второй версии ("иссушило#), то солнце
с его горячим лучом придает ей даже некоторое внешнее правдоподобие. Но такой «реализм» дается дорогой ценой — ценой разрушения образного строя оригинала. Воины изнемогли от жажды — и это как если бы
стали бессильны их луки; они подавлены скорбью —
и это как если бы им заткнули колчаны. А в переводах

Лучи съпряже. § 1

183

этой версии все плоско: жаркое солнце пересушило их
луки, и стало невозможно стрелять. И в этой версии
остается необъяснимым совпадение лучи съпряже в
СПИ с лукъ спряженъ у Флавия: каким образом там в
качестве символа воинского бессилия оказался «иссушенный» лук? И как воевали бы знаменитые лучники
Египта, Ассирии и прочих знойных стран, если бы их
луки не выдерживали солнечного жара?
Верна, с нашей точки зрения, лишь третья версия:
"расслабило#. Правда, в указанных выше изданиях, содержащих этот перевод, не поясняется, каким образом
глагол съпрячи мог выступить в столь неожиданном, на
первый взгляд, значении. Поэтому необходимо рассмотреть это подробнее.
Ответ на данный вопрос извлекается из сравнения
двух мест в самом СПИ. Трагическая картина жаждею
имь лучи съпряже, тугою имъ тули затче с полной
очевидностью противопоставлена содержащемуся в
начальной части памятника изображению воинов, готовых к бою: луци у нихъ напряжени, тули отворени.
Отсюда ясно, что съпряженъ (о луке) — это антоним
для напряженъ. Это лук, у которого тетива ослаблена,
«отпущена»; в таком виде лук должен храниться на
оружейном складе, стрелять из него нельзя — точно
так же, как не готов к бою заткнутый колчан.
Перед нами частный случай противопоставления
приставок на- и съ-, хорошо известный как для древнего, так и для современного языка. Ниже мы пользуемся
для ясности современными примерами; но везде, где
глаголы засвидетельствованы достаточным количеством примеров и в древних памятниках, рассматриваемое смысловое соотношение соблюдается и там.
Интересующий нас вариант противопоставления
приставок на- и съ- нередко сопровождается также выбором разных корней, например, надеть — снять, но

184

К чтению…

есть и много примеров с единым корнем. Простейший
(вероятно, исходный) вариант здесь составляет пространственное противопоставление: надеть — снять,
натянуть — стянуть (свитер), навинтить — свинтить и т. п. Далее идут примеры со значением увеличения/уменьшения и наполнения/опустошения: набавить — сбавить, накинуть — скинуть (в физическом
смысле и о цене), насыпать — ссыпать (сверху), налить — слить, нагрузить — сгрузить, накачать —
спустить (шину), надуть — спустить (детский шарик). Дети (которые вообще чувствуют значение приставок более отчетливо, чем взрослые, поскольку еще
не усвоили всех идиоматизмов) легко могут сказать,
например, шарик сдулся. Впрочем, глаголы сдуть и
сдуться встречаются в таком значении и в разговорной
речи взрослых; вот, например, газетный заголовок:
«Российский фондовый пузырь сдулся» («Известия»,
30 апреля 2004 г.). И наконец, вариант, где приставка
с- выступает уже в обобщенном значении снижения
или уничтожения какого-то ранее достигнутого эффекта: натянуть — спустить (струну). Сюда относится и
пара напрячи — съпрячи в СПИ.
Заметим, что можно было бы и не рассматривать заново всю эту проблему, коль скоро защищаемый нами
перевод уже имеется, в частности, в таком авторитетном издании, как Библиотека поэта. Однако этот явно
наилучший перевод, как это ни парадоксально, остался
в тени. Необъяснимым образом он не только не принят,
но даже не упомянут в словаре-справочнике СССПИ
(5 [1978]: 204), который, казалось бы, для того и предназначен, чтобы информировать читателя о конкурирующих текстологических и филологических решениях; и точно так же поступает Слов. XI–XVII (26 [2002]:
175).

Частица нъ. § 2

185

Частица нъ
§ 2. Рассмотрим в СПИ фразу: Дремлетъ въ полъ
Ольгово хороброе гнъздо; далече залетъло; не было нъ
обидъ порождено ни соколу, ни кречету, ни тебъ, чръный воронъ, поганый Половчине 40–41.
Слова не было нъ записаны именно так в Екатерининской копии; в первом издании дано без разделения:
небылонъ. Комментаторы, однако, почти единодушно
правят это место на не было (о)н<о>, предполагая в оно
пропуск первого о и замену второго на ъ. Даже в «базовом» тексте памятника, помещенном в 1-м томе ЭСПИ,
где по замыслу разрешалось исправлять в тексте первого издания лишь опечатки и явные недосмотры издателей, в данном случае исправление все же сделано: не
было онъ.
Но интерпретация с (о)н<о> вызывает серьезные сомнения сразу в трех отношениях.
Во-первых, пропуск о — явная погрешность; в тексте СПИ подобных погрешностей очень мало, а других
пропусков начальной гласной просто нет.
Во-вторых, в СПИ буквы ъ и о на конце слова ни в
каком другом случае не смешиваются. Что касается
совершенно последовательного написания союза "но#
как нъ (8 раз), то это, конечно, не смешение букв, а
устойчивая орфограмма южнославянского типа; к словоформе оно это не относится. И вообще свободного
смешения букв ъ и о в СПИ нет; есть только специфические написания ръ, лъ южнославянского типа (вместо ор, ер, ол) и один раз тъй вместо той, где мы имеем дело со смешением словоформ (Д. ед. жен. и И. ед.
муж.), но не букв.37 Тем самым онъ вместо оно оказы37

Механизм здесь, по-видимому, таков. В орфографической системе переписчика для передачи И. ед. муж. [тоj] слу-

186

К чтению…

вается явным отклонением от орфографических норм
памятника.
В-третьих — и это самое важное, — употребление
анафорического местоимения оно в данной точке текста вполне нормально с точки зрения современного
языка, но решительно не соответствует древнерусским
правилам употребления словоформ И. падежа онъ, она,
оно, они (и т. д.). В древнерусском тексте эти словоформы встречаются несравненно реже, чем в современном:
в подавляющем большинстве случаев нынешнему он
здесь соответствует нуль. Само отсутствие внешне выраженного подлежащего при глагольной словоформе
3-го лица понимается здесь как наличие подразумеваемого подлежащего "он# (или "она#, "оно#, "они# — в
соответствии с контекстом). Например, в берестяных
грамотах XI–XII вв. словоформы онъ, она, оно, они не
встретились вообще ни разу (при том, что словоформ
его, еъ, ихъ и т. д. здесь более 50). Неслучайно исконные формы И. падежа от его, еъ, ихъ и т. д. (т. е. и, я, е
и др.) уже в древности вообще исчезли. Заменившие их
со временем словоформы онъ, она, оно, они первоначально принадлежали другому слову (нынешнее оный)
— местоимению, указывающему на дальний предмет,
и отнюдь не сразу приобрели свою нынешнюю чисто
анафорическую функцию, долгое время сохраняя следы исходного значения.

жила устойчивая орфограмма тъи (точнее тъи, как она иногда передана в М.). Д. ед. жен. мог быть [тôj] (с закрытым [ô])
или уже [тоj]; но в любом случае переписчик не различал [ô]
и [о] на письме. Запись Д. ед. жен. как тъи — это привычная
условная орфограмма для [тоj], примененная по ошибке за
рамками своей нормальной сферы; ср. точно такую же ошибку — Д. ед. жен. тъи в Строев. [1471], л. 135 об.

Частица нъ. § 2

187

В древнерусском языке XI–XII веков (в несколько
менее жесткой форме также и позднее) ситуация такова. Словоформы И. падежа онъ, она, оно, они (и т. д.)
могут употребляться как в субстантивной, так и в адъективной функции (ср., например, частое онъ полъ "та
[= чужая] половина города# в НПЛ). В субстантивной
функции словоформы онъ, она, оно, они употребляются только:
а) при противопоставлении (или иных формах подчеркивания), например, а лоуцьне оустерего<ш>ась и
шступиша, они въ городъ, а ини Пльсковоу "а лучане
убереглись и отступили — одни (букв.: те) в город, а
другие во Псков# (НПЛ [1167], л. 34 об.).
б) там, где без этих словоформ возникла бы двусмысленность или трудность в размещении клитик,
связанных по смыслу именно с этими словоформами;
практически это означает, что субстантивное онъ (как
и прочие из этого ряда) почти всегда выступает в составе групп онъ же, а онъ, и онъ.
В СПИ положение со словоформами онъ, она, оно,
они (если не считать обсуждаемой нами фразы) полностью соответствует раннедревнерусской норме. Этих
словоформ всего две (т. е., как и следует ожидать, их
очень мало), и они подчиняются указанным правилам:
... своя въщia пръсты на живая струны въскладаше,
они же сами княземъ славу рокотаху 5; Тому въ Полотскъ позвониша заутренюю рано у Святыя Софеи въ
колоколы, а онъ въ Кыевъ звонъ слыша 160. В обоих
примерах употребление они, онъ связано с переменой
подлежащего и эти словоформы служат опорой для
клитик (же, а), которые без этих словоформ дали бы
ложный смысл (*сами же или *княземъ же, *а въ
Кыевъ). Во всех других фразах СПИ, где в современном переводе возможно или даже предпочтительно
дать слово он, этого слова в подлиннике нет, например:

188

К чтению…

Помняшеть бо ... "ибо он помнил ...# (о Бояне); Тогда
пущашеть 10 соколовъ на стадо лебедъй "тогда он
напускал десять соколов на стадо лебедей# 4 (о нем же)
и множество других.
Обратимся теперь к реконструируемой комментаторами фразе: Дремлетъ въ полъ Ольгово хороброе гнъздо; далече залетъло; не было <оно> обидъ порождено ни
соколу, ни кречету, ни тебъ, чръный воронъ, поганый
Половчине. Для употребления слова оно здесь нет ни
одного из указанных выше оснований. По древнерусской норме это слово здесь точно так же излишне, как
в предложении далече залетъло.
Общий вывод: если при интерпретации отрезка длиной всего в две буквы пришлось допустить сразу три
нарушения обычных для данного текста норм, то можно быть практически уверенным, что интерпретация в
чем-то неверна.
Но если в не было нъ нет *оно, то как же это читать?
Полагаю, что читать надо ровно так, как написано.
Доставившее столько хлопот нъ — это-таки именно нъ
(причем записанное именно так, как переписчик СПИ
всегда передает "но#). Дело в том, что нъ, известное
прежде всего как союз, в действительности встречается
также, хотя и намного реже, в роли частицы. В нормальном случае эта частица функционирует как энклитика (а именно, как энклитика, подчиняющаяся закону
Вакернагеля, т. е. располагающаяся в конце первой тактовой группы фразы), в некоторых редких случаях —
как проклитика.
По значению союз нъ и частица нъ хотя и не в точности одинаковы, но достаточно близки: в обоих имеется отчетливый элемент противительности. Это значит, что при нашем решении фраза не было порождено
обидъ получает дополнительный элемент со значением

Частица нъ. § 2

189

противительности, которого при чтении с <оно> в ней
нет. И при таком понимании текст очевидным образом
выигрывает в логичности. В самом деле, для фраз далече залетъло и не было порождено обидъ гораздо
уместнее именно противительная связь, а не простое
присоединение: Ольгово гнездо залетело далеко — в
чужие, опасные места, но оно не было порождено для
того, чтобы стать жертвой вражеских сил.
В позднедревнерусский период частица нъ обычно
получает, как и союз, вид но. В составе единой ритмической группы с предшествующим словом возможна и
утрата гласной; ср. варианты ано и анъ (современное
ан), ино и инъ (современное ин) 38 и т. п.
Рассмотрим частицу нъ подробнее. Необходимо различать: 1) два основных значения частицы нъ — противительное и релятивизирующее; 2) свободные (т. е. в
сочетании с произвольным словом) и несвободные (лексикализованные) употребления частицы.
Частица нъ в противительном значении. В большинстве известных примеров она уже выступает в несвободном употреблении — в качестве конечного элемента сложных союзов (слитное или раздельное написание
здесь условно): анъ (и ано), инъ (и ино), небонъ (и небоно), али нъ (и али но), оли нъ, ольно, нольно39, ажьно,
атьно, абьно и др. (см., в частности, Зализняк 1986,
§ 70 об ат(ь)но, Янин, Зализняк 1999: 25 об абьно). Как
38

В праславянском существовало не только *nъ, но и *no
(по-видимому, с тем же значением), ср. польск. и чешск. ano
и т. п. На вост.-слав. почве в ряде случаев невозможно отличить но из нъ от исконного но; но для наших целей это несущественно.
39
Примечательно, что в состав нольно элемент но входит
даже дважды (один раз как проклитика, второй как энклитика): но+ли+но.

190

К чтению…

обычно и бывает при несвободном употреблении, первоначальное собственное значение частицы в этих случаях уже в значительной степени затемнено.
Существенно реже встречаются примеры свободного (или хотя бы полусвободного) употребления нъ. Но
нас в особенности интересуют именно такие примеры.
Приведем некоторые из них.
Мало же сицъхъ гл!ъ обрътаеться, обаче нъ соуть
"Мало ведь таких слов существует, но все же есть# (Иоанн Дамаскин, XII в. — Срезн. II: 499).
Ту но аще ся прилучится ему и князя видъти "Но
если тут ему доведется и князя увидеть# (Шестоднев
Иоанна экзарха по списку XV в.; в списке 1263 г. ту нъ
вместо ту но — Срезн. III: 1037).
Хлъба не ядяше, ни сочива, развъ от овоща яблоко
и зелие ..., и то же но в суботу ти в недълю ("но и то
лишь в субботу и в воскресенье#) (Житие Федора Сикевота — Слов. XI–XVII, 11: 392); вариант развития противительного значения здесь такой же, как, например,
в англ. but (совмещающем значения "но# и "лишь#).
Не въроую бо мрьтвыихъ ни простыя дш!а изводьшть, а не нъ пророчьскы ("даже и простые души ...,
а не то что пророческие#) (Изборник 1073 г., л. 118 —
Срезн., III, Доп., 5'). Отметим, что такой же пример
есть и в старославянском: А аште и єдинъ би былъ
чоудимыи, довьлъаше нашеи силъ одолъти, а не нъ
толико множьство (Супрасл., л. 82).
Аще не поидете к намъ, то налъземъ кн(ь)зь собъ. –
И ре(че) к нимъ Ст!ославъ: Абы но шелъ кто к в(а)мъ. И
шпръсь ("Но пусть идет кто угодно к вам# [с подразумеваемым "Я не иду#]) (Лавр. [970] — СДРЯ, V: 448).
Аще ли но% съгръшать, тоу% оужасаютсь и шча"ють
("но если согрешат#) (Флав., 421г).

Частица нъ. § 2

191

Аже холостымъ, то не даите отиноудь, иже блоудъ
творять; оли нъ при смерти, тъ же даите ("но если
при смерти, то дайте#) (Поучение Ильи, епископа новгородского, XII в. — Срезн., II: 659). Здесь оли "если,
когда# и нъ еще достаточно отчетливо сохраняют свои
исходные значения; ср. слитное ольно, развившее уже
ряд собственных значений ("когда#, "до тех пор пока#,
"вплоть до того что#, "даже#).
Заложи стъноу каменоу подъ цр!квью ст!го Михаила
оу Днъпра иже на Выдобычи, w н<е>и же мнозъ не
деръзьноуша помыслити <ш> древнихъ, али нъ дълоу
ятись ("о которой многие из древних не дерзнули даже
помыслить, не то что взяться за дело#) (Ипат. [1199], л.
243; в Хлебниковском списке али но вместо али нъ).
Примеры этой группы малочисленны и, как можно
видеть, ограничены памятниками древнейшего периода. В литературных сочинениях, возникших позднее
XII века, они уже не встречаются.
Правда, в народной речи такое нъ/но по крайней мере в некоторых зонах продолжало существовать и даже
дожило до нашего времени. По-видимому, именно к
такому нъ/но восходит но в примерах типа Право-но.
Какой-но угар? Сырые-но дрова-те. Перм., Коми АССР
(СРНГ, 21: 252). Ср. еще: Сходи но ты, помоложа!
Перм. (в сказке, записанной Зелениным) (там же).
Частица нъ как релятивизатор. В этой роли она выступает при вопросительных или относительных местоимениях и наречиях и несет, в отличие от простых
релятивизаторов то и же, еще и обобщающее значение, т. е. создает единицы со значением типа "где бы
ни#, "где ни#. Вот примеры.
По погостомъ и по свободамъ, гдъ нъ соуть хр(и)стияне (Устав Владимира о десятинах, судах и людях
церковных).

192

К чтению…

Или въ градъхъ или въ селъхъ, гдъ но боудеть кр(ь)щаємыи (новгородская кормчая 1280-х гг.).
А причященье давайте въ ту 8 днии, коли нъ служаче (Поучение Ильи, епископа новгородского, XII в. —
Слов. XI–XVII, 11: 392).
А что сь останет золото или серебро или иное что
но есть, то все моей кньгинъ (духовная [вторая] Дмитрия Донского, 1389 г. — ДДГ, № 2).
Заметим, что в примерах этой группы неочевидно, к
чему теснее примыкает нъ/но, — к стоящему перед ним
местоимению (местоименному наречию) или к стоящему после него глаголу. Но есть и такие примеры, где
нъ/но отделено от гдъ, какой и т. п. другим словом и
тем самым явно примыкает к глаголу (т. е. выступает в
роли проклитики):
Новагорода не березъта, ать съдьть сами о своеи
силъ, кде кн!зь но налъзоуть ("пусть сами сидят, опираясь на свою вооруженную силу, где бы они ни нашли
себе князя#) (Ипат. [1140], л. 114).
Аще ли саномъ гордящиися негодовати начнуть нашего повелънья..., въ какомъ сану но буди въ васъ, или
воевода — воеводства чюжь, или воинъ — воиньства
чюжь (Правила соборные, XIV в. — Слов. XI–XVII,
11: 392).
В рассматриваемой фразе из СПИ нъ очевидным образом относится к первой группе примеров: не было нъ
означает "но не было#, "не было, однако же#. Частица
нъ представлена в свободном употреблении: как не было, так и нъ выступают здесь в своих обычных значениях.
С просодической точки зрения не было нъ вполне
сходно, например, с ако но: было (равно как и не было)
— энклиномен, как и ако. С точки зрения грамматиче-

Оконо &как бы', как &будто#. § 3

193

ских характеристик компонентов не было нъ можно
сравнить, например, с абы но (= а бы но).
Таким образом, к числу архаичных элементов текста СПИ добавляется еще один: частица нъ в свободном употреблении. Как мы видели, в древнерусских
памятниках аналогичные примеры малочисленны и
ограничены текстами, созданными не позднее XII века.

Оконо "как бы#, "как будто#
§ 3. Интересный и не сразу распознанный частный
случай использования частицы нъ (но) составляет древнерусское слово оконо.
Это слово, представленное в традиционном корпусе
текстов только в «Вопрошании Кирикове», долгое время было загадкой для лексикографов. Словарь И. И. Срезневского (II: 646) приводит два примера из «Вопрошания Кирикова» и добросовестно ставит вместо значения вопросительный знак. Словарь XI–XVII (12 [1987]:
336) дает те же два примера и переводит оконо как
"наконец; окончательно (?)#; вопросительный знак присутствует и здесь, показывая, что перевод лишь предположителен. Предложенный перевод явно построен
на гипотезе о том, что оконо содержит корень кон-; но
морфологическая структура слова в целом оказывается
в этом случае практически необъяснимой.
Значение загадочного оконо прояснилось лишь после того, как в 1998 г. в Новгороде была найдена берестяная грамота № 809, где имеется фраза пъвели нъкъмоу ш оу[циньть] ... жемецюженъ окънъ быше стръ[лъкы] ... В работе Янин, Зализняк 1999, где эта грамота
была опубликована, написание окънъ в этой фразе
было интерпретировано как запись по бытовой графической системе слова оконо, которое было отождест-

194

К чтению…

влено со словом, представленным в «Вопрошании Кирикове». Вся фраза получила перевод: "Прикажи комунибудь, чтобы (ш = оть) сделали ... (какие-то украшения) жемчужные, как бы стрелки (т. е. наподобие стрелок)#.
Слово оконо получило истолкование "как бы#, "как
будто# и было отмечено, что такое значение приемлемо
и для оконо в «Вопрошании Кирикове». Структура слова была интерпретирована как соединение око "как#,
"что# и частицы но.
Око — собственно древнерусский вариант к ако
"как#, "что# и т. д., известный из Синодального списка
НПЛ и берестяных грамот № 581 и № 38 (см. ДНД2:
410–411 и НГБ Х: 84–85).
В точном соответствии с эквивалентностью око и
ако прямым эквивалентом слова оконо оказывается
отмеченное в церковнославянском тексте аконо "как
будто#, "quasi#: аконо пыша являясь ш трўда (Житие
Феодора Студита, XII в. — Срезн., I: 12, СДРЯ, I: 78).
Око и ако семантически весьма близки к яко, а также к како; поэтому переписчики могут заменять око на
яко или како. Так, из трех примеров союза око, содержащихся в старшем изводе НПЛ, в младшем изводе
два заменены на яко, а третий — на како. Иногда переписчики заменяют также и оконо на яко (см. о таких
случаях ниже). Тем самым подтверждается, что оконо
— это действительно слово око "как# с модифицирующей его смысл дополнительной морфемой -но (а не
о-кон-о, как его пытались истолковать).
Добавим к этому, что в июне 2003 г. в Новгороде
была найдена берестяная грамота № 934, где имеется
фраза иди wко стоь во гъродъ "иди немедленно в город#. Здесь идиома wко стоь "немедленно# (букв.: "как
стоишь#, т. е. не совершая никаких промежуточных
действий) есть не что иное, как вариант идиомы како

Оконо &как бы', как &будто#. § 3

195

стоь (с тем же значением), уже известной по берестяной грамоте № 272. Тем самым появилось еще одно
наглядное свидетельство эквивалентности око и како.
Структура слова оконо (равно как аконо) — совершенно такая же, как в гдъ но, что но, коли нъ в приведенных выше примерах с релятивизирующим нъ/но.
Правда, значение "как бы# несколько отличается от
ожидаемого по аналогии с гдъ но и т. п. значения *"как
бы ни#. Но это отличие довольно легко объясняется
спецификой значения слова како (и его синонимов
яко, ако, око). Добавление релятивизатора (любого) к
что, гдъ отсекает у них вопросительное значение и
сохраняет только относительное ("то, что#, "там, где#);
точно так же у како (сравнительного) оно сохраняет
только значение "подобно тому, что#. А "подобно тому,
что Р# — это почти то же самое, что "как если бы Р#,
"как будто Р#.
В грамоте № 809 модальное значение слова <оконо>
"как будто# усилено словом быш<ь> (из бышь) — совершенно так же, как в современном как будто бы:
<оконо> быш<ь> стрълъкы — "как будто бы стрелки#,
"наподобие стрелок#.
В дальнейшем такое истолкование оконо (как в грамоте № 809, так и в примерах из «Вопрошания Кирикова») было принято и в словаре СДРЯ (VI [2000]: 111).
Тем самым ныне эту лексикографическую задачу можно считать в основном решенной.
Но как это часто бывает со словами, которые долго
оставались неразгаданными, после того, как проблема
решена, находятся и другие примеры того же слова, по
тем или иным причинам ранее не замеченные.
Ниже рассматриваются два таких примера, а также
вносятся небольшие уточнения в анализ фраз из «Вопрошания Кирикова».

196

К чтению…

В Ипатьевской летописи в описании убийства Андрея Боголюбского (Ипат. [1175], л. 207 об.) имеется
следующий эпизод. Убийцы, полагая, что Андрей уже
мертв, бросили его. Но он был еще жив. Дальнейшее
летопись описывает так: Wнъ же в оторопъ выскочивъ по нихъ и начатъ ригати и гл!ати, и въ болъзни
срдца иде подъ съни. Wни же слышавше глас возворотишась опьть на нь. И стоящимъ имъ, и реч wдинъ
стоя: «Видихъ яконо кньзь идуща съ сънии доловъ».
Нас интересует здесь отрезок между видихъ и кньзь.
В Ипатьевском списке стоит яконо [в публикации —
яко (но)]; но имеется две правки: во-первых, в но буква о переправлена в ъ, во-вторых, всё но (или нъ) зачеркнуто. В Хлебниковском списке в этом месте стоит
9кнwм, в Погодинском — окъном.
Эти разночтения ясно указывают на то, что первоначальный текст содержал здесь что-то иное. В частности, чтение Хлебниковского и Погодинского списков
— очевидная порча: дело происходило ночью и ничего
увидеть «окном», т. е. через окно, говорящий не мог.
Сопоставление всех разночтений позволяет практически надежно восстановить первоначальное чтение:
это было оконо. Переписчики уже не понимали этого
слова и переделывали его по своему разумению. Менее
других пострадал Ипатьевский список: здесь в конечном счете вместо оконо появилось яко, т. е. произошла
замена, обсуждавшаяся выше. Возможно, впрочем, что
буквы но (или нъ) зачеркнул не переписчик, а позднейший редактор; если это так, то переписчик всего лишь
заменил оконо на яконо.
Гораздо менее вероятно, что уже в первоначальном
тексте стояло яконо: замену око на яко объяснить легко, а превращение яконо в окно — несравненно труднее.

Оконо &как бы', как &будто#. § 3

197

Остается не совсем ясным смысл правки яконо на
яконъ в Ипатьевском списке. Возможно, в частности,
что в силу вариантности но/нъ наряду с оконо существовал также вариант оконъ. Заметим, что написание
окънъ в берестяной грамоте № 809 вполне могло бы
отражать и такой вариант.
Итак, первоначальный вид обсуждаемой фразы почти наверное был таков: Видъхъ оконо къньзь идуща
съ сънии доловь "Я как будто видел князя, спускающегося с крыльца#. По смыслу эта фраза идеально подходит к ситуационному контексту.
С синтаксической точки зрения здесь, вообще говоря, можно связывать оконо как с видъхъ ("я как будто
видел#), так и с къньзь ("как будто князя#). Но по смыслу предпочтительно первое; и мы увидим ниже также
и другие примеры, где оконо относится к глаголу.
Обратимся теперь к уже давно известным фразам со
словом оконо из «Вопрошания Кирикова». Эти фразы
таковы (по новгородской кормчей 1280-х гг., см. Павлов 1908, текст 2; коррективы, внесенные из других
списков, показаны в квадратных скобках; пунктуация
дана в соответствии с предлагаемым нами пониманием):
1) «Причащатись попадьи оу своего попа достоить
[ли]? Єсть ли, рече, то [г]ръхъ?» — «Єсть ти оконо»,
[и] помолча (ст. К 20). Перевод: "«Допустимо ли попадье причащаться у своего мужа-попа? Есть ли, мол, это
грех?» — «Как бы есть», и он помолчал#. Как мы знаем,
иерархи, которым задавал вопросы Кирик, также и в
некоторых других случаях, когда практическая жизнь
во второстепенных деталях не соответствовала канону,
отвечали уклончиво; в частности, они могли «помолчать».

198

К чтению…

Союз и перед помолча имеется лишь в части списков «Вопрошания», и при цитировании в словарях его
часто опускают. Но он явно принадлежит первоначальному тексту, и тем самым ясно, что оконо относится к
єсть, а не к помолча (что!, конечно, гораздо лучше по
смыслу).
с
2) Самъ напсахъ, и оконо тако молвьше: «Ц ригородъ, рече, толко въ лентьи станеть, коли мажеть и
мюромь, а масломь, рече, не мазати» (ст. К 10). Перевод: "[Это] я сам написал, а он как будто так говорил:
«В Царьграде, мол, [новокрещеный] только полотенцем обернется, когда его мажут миром, а маслом, мол,
не мазать»#.
3) Се ръхъ: «Како то [оконо] бесъ крове шимати?»
— «И наквапи, рече, ложкою исъ потиря, когда шимая»(ст. К 15; оконо — из параллельных списков; в
основном списке ошибочно одино). Перевод: "Я сказал:
«Как же это как бы без крови [себе] набирать?» — «А
накапай, говорит, ложкой из чаши, когда набираешь»#
(речь идет о приготовлении к евхаристии).
В Балашовской кормчей XVI в. в этом примере вместо оконо выступает вариант оконе: («Како то оконе
бесъ крове отимаеть?», см. Слов. XI–XVII, 12: 335).
О вариантах на -не у слов с частицей -нъ/-но см. подробнее ниже.
В особой редакции «Вопрошания» в этом же примере вместо оконо выступает яко («Како то яко бес крови шимати?», см. Смирнов 1912: 20, ст. 26).
Параллелизм частиц нъ и ни
§ 4. Для дальнейшего разбора нам потребуется рассмотреть ту особенность частицы нъ/но, что в качестве
ее эквивалента в ряде случаев может выступать другая
частица — ни.

Оконо &как бы', как &будто#. § 4

199

Во-первых, у союзов ольно "когда#, "до тех пор пока#, "вплоть до того что#, "даже# и нольно (те же значения) имеются варианты ольни и нольни. Правда, в данном случае вариантность не ограничивается только
элементами -но и -ни: имеются также варианты с -на
(ольна, нольна) и -ны (ольны, нольны). Изредка встречаются также ольне, нольне и нольня; по-видимому, это
не что иное, как ольно, нольно и нольна с мягкостью н,
перенесенной из нольни. Варианты с -ны скорее всего
тоже не первичны, а возникли в силу такой же контаминации -но и -ни, только с обобщением твердой, а не
мягкой согласной. Таким образом, безусловно самостоятельными здесь являются только варианты с -но, -ни и
-на.
Во-вторых, ни может выступать в той же роли, что
нъ/но, в сочетаниях с обобщающим значением.
Так, во фразе гдъ но боудеть кр(ь)щаємыи (из Новгородской кормчей) в других списках стоит ни вместо
но.
В соответствии с фразой кде кн!зь но налъзоуть (из
Ипат.) в Лавр. (л. 102 об.) стоит кдъ си кньзь ни налъзуть.
Особенно интересны примеры с ни из Строевского
списка Псковской 3-й летописи (XVI в.), где ни явно
примыкает к предшествующему гдъ, кто и т. п. (т. е.
выступает как энклитика), будучи отделено от глагола
другим словом:
Понеже николи не бывало от князей великых ни от
королевъ, колко ни их бывало в Литовской земли, которъи ни есть великое княжение дрьжяли ([1471], л. 139
об.; во 2-м Архивском списке колке их ни бывало).
Толко ко мнъ своего боярина с листомъ о коемъ ни
князи прислете ([1472], л. 150 об.; во 2-м Архивском
списке о коемъ князи ни прислете).

200

К чтению…

Подворье имъ ослобонили ..., гдъ ни которомоу боудет пригоже ([1473], л. 160).
А кого ни к вам о своих дълех прислю, и вы бы есте
мене слоушали ([1476], л. 171; во 2-м Архивском списке ни просто опущено).
Как можно видеть, в Строевском списке отражен
более древний вариант — с энклитическим ни (в современном языке полностью отсутствующий), тогда
как 2-й Архивский список (XVII в.) обычно дает уже
такое же проклитическое ни (примыкающее к последующему глаголу), какое свойственно современному
языку.
Параллелизм частиц но и ни, выявленный в древних
памятниках, в некоторых говорах (в основном северновеликорусских) прослеживается и поныне. Так, в СРНГ
(21: 215) находим: -ни частица, вторая часть неопределенных местоимений и наречий ("-нибудь#): куды-ни,
сколько-ни, где-ни, кто-ни, как-ни Олон.; Погляди, говорят, может, зацепило где-ни Арх. Ср. еще гдé-ни "гдето, где-нибудь# (Арханг. обл. слов., 9: 59); какóй-ни
"какой-нибудь, любой# Олон., КАССР, Новг., Ленингр.
(СРНГ, 12: 331); куды"-ни "куда-нибудь# Заонеж., Олон.,
Север., Ленингр. (СРНГ, 16: 17). Также в относительном значении: Как ни можно потолще напряди Том.
(СРНГ, 21: 212).
С другой стороны: какóй-но "какой# Арх. (Какой-но
народ, откуль?; СРНГ, 12: 331); также с дополнительной частицей и перед но — гдé-ино (гдé-йно, гдé-нно)
"где#, "где-то# (Арханг. обл. слов., 9: 56, 60); кто"-ино
(кто"-йно) "кто, кто это# Вят., Коми АССР, Печор.
(СРНГ, 15: 374); куды"-ино, куда"-йно Перм., Печор.
(СРНГ, 15: 396; 16: 17). Ср. также выше о северновеликорусских примерах типа Право-но, Сырые-но дровате.

Оконо &как бы', как &будто#. § 4

201

И устойчиво сохраняется древний параллелизм в
а"льно" – а"льни" и а"жно" – а"жни"к (с добавлением частицы
-к из -ко), см. СРНГ, 1: 210, 213, 245, 246. Как и в древности, твердость–мягкость н (а иногда и л) в этих комплексах неустойчива, т. е. имеются также вторичные
варианты альнё, алны", а"жны! и др.
З а м е ч а н и е . Поскольку нас интересует в данной работе прежде всего параллелизм частиц но и ни, мы рассматривали выше только их. Но, по-видимому, и третий член ряда
но – ни – на, наглядно представленного в ольно – ольни –
ольна и нольно – нольни – нольна, тоже мог выступать в тех
же функциях (праслав. *na и *no соотносились так же, как
-ка и -ко, да и до, даже и доже, ати и оти, аче и оче и т. п.).
Правда, примеров такого на в свободном употреблении мы
указать не можем; но в застывших комбинациях с другими
частицами оно встречается. Одна из таких комбинаций сохранилась даже в литературном языке: это что ни на есть,
какой ни на есть и т. д.40 Здесь ни на первоначально было
таким же соединением близких по значению частиц, как,
например, же ведь во фразах типа Я же ведь этого не знал.
В говорах круг такого рода реликтов шире: ср. -набудь
частица "-нибудь# Олон. (СРНГ, 19: 137), -нинабудь частица
"-нибудь# Вят., Арх., Перм., Том. (СРНГ, 21: 236), где"-набудь
и где"-нинабудь "где-то, где-нибудь#, где"-нато (в роли
подтверждающей частицы; Арханг. обл. слов., 9: 59), также
а"жнак "так что, даже# (с дополнительным -к из -ко) (там же,

40

Идея возведения современного что ни на к чьто в соединении сразу с двумя частицами рассматриваемой группы
принадлежит И. Б. Иткину и А. А. Гиппиусу; она родилась у
них во время обсуждения моего доклада о поправках к чтениям СПИ в московском Институте славяноведения 20 января 2004 г. Но их предположение о том, что что ни на — это
просто акающая запись для что ни но, пришлось отвергнуть
после проверки материала окающих говоров.

202

К чтению…

1: 64). Существенно, что это примеры из окающих говоров,
так что различие между но и на здесь не теряется.

Итак, местоимения и наречия из ряда къто, чьто,
какыи, къде, куды, къгда, како (равно как оли, ноли и
некоторые другие) активно сочетались с частицами -но
и -ни, причем эти частицы в таких сочетаниях практически синонимичны.
Слово око — синоним слова како и должно было
входить в тот же ряд. И действительно, сочетание с но
для него непосредственно засвидетельствовано: оконо
"как бы#. Исходя из вариантности -но и -ни в сочетаниях этого ряда, мы имеем все основания предполагать,
что существовал также и вариант окони.
Такое предположение существенно подкрепляется
также тем, что у оконо засвидетельствован вариант
оконе, явно однотипный с вариантами ольне и нольне.
Подобно ольне и нольне, этот вариант вероятнее всего
объясняется как результат контаминации оконо и незасвидетельствованного *окони.41
Вариант окони
§ 5. После того, как предшествующий разбор показал возможность и даже значительную вероятность
существования варианта окони у слова оконо, мы можем рискнуть предложить новое истолкование для одного из мест в тексте СПИ, которое до сих пор остается
откровенно загадочным.
41

Заметим, что ввиду наличия формы оконе, где не стоит
после гласной, необходимо отвергнуть предположение о
том, что в не в ольне и нольне — это результат прогрессивной ассимиляции под влиянием ль.

Оконо &как бы', как &будто#. § 5

203

Речь идет об отрезке о кони (или окони) во фразе о
Всеславе полоцком (обсуждаемый отрезок записываем
так, как это сделано в СССПИ): Тъй клюками подпръся
о кони (окони?) и скочи къ граду Кыеву, и дотчеся
стружiемъ злата стола кiевскаго 154.
Все предлагавшиеся переводы этого непонятного
места в той или иной мере гадательны и сопряжены с
различными смысловыми и/или грамматическими натяжками. Как сказано в резюме ЭСПИ (3: 45), оно
«остается неясным как по своей грамматической структуре, так и по смыслу». В некоторых переводах в соответствии с о кони честно ставится многоточие; ср. перевод О. В. Творогова (ПЛДР XII: 383): «Тот хитростью
поднялся... достиг града Киева и коснулся копьем своим золотого престола киевского».
Не разбирая все эти варианты подробно (см. СССПИ,
2: 189–190; 4: 27), отметим лишь, что клюка переводится в разных версиях как "хитрость#, как "палка, клюка#
или как "бедро, ляжка#, о кони — как "о коня# или "о коней# или, в чтении окони, как аорист от незасвидетельствованного глагола *оконити "сделать конным#
(или даже от *оконитися "сделаться конным#, "сесть на
коня#, с потерей ся или с одним ся на два глагола —
подпръся и ся окони). (Об еще одной версии перевода
для окони см. ниже сноску 42.)
Из переводов, не предполагающих буквенных исправлений в тексте СПИ, наиболее распространены такие, где фигурирует конь или кони; таков, в частности,
перевод Д. С. Лихачева (Изборник 1986: 90): "Он хитростями оперся на коней и скакнул к граду Киеву#.
Немедленно возникает немалая трудность, состоящая в том, что конь всегда называется в СПИ комонь (6
раз) и только в этом месте — почему-то конь.
Другая, не меньшая трудность состоит в том, что
глагол подпереться и по значению и по управлению

204

К чтению…

отличается от глагола опереться. Подпереться можно
чем-то — скажем, клюками или хитростями; но нельзя
подпереться обо что-то (и тем более о чем-то). Обо
что-то или о кого-то (скажем, о коня) можно только
опереться. Между тем во всех переводах буквальное
"подпершись# подменяется насильственным "опершись#.
Тут можно, конечно, возразить, что в древнерусском и
значение и управление этих глаголов могли быть не
совсем такими, как теперь. Однако решительно никаких свидетельств этого нет: это типичная гипотеза ad
hoc для спасения сомнительного перевода.
И при этом смысл, полученный с помощью описанной натяжки: "он хитростями оперся о коней# — сам
по себе настолько темен, что непонятно, ради чего
стоило идти на натяжки. Приходится над этим гипотетическим переводом надстраивать второй этаж гипотез относительно того, что! бы это могло реально значить.
Другой путь состоит в том, чтобы в этом темном
месте какие-то буквы исправить. Так, Р. Якобсон (1948:
182–183) меняет о кони и на о ко<п>ии и переводит:
«Уловкой опершись о копье, он прянул к Киеву-граду
и задел было древком Киевский златой престол». Но
в этой версии мы снова находим "опершись# вместо
"подпершись# и, что еще неприятнее, с управлением о
чемь (так как о копии — это локатив). И почему такой
простой жест, как опереться о копье, пришлось делать
с помощью уловки, остается, как и прежде, неясно.
Столь вольный ход, как замена буквы, может быть
оправдан лишь там, где он дает безупречную по смыслу и по грамматике фразу; но в данном случае такого
результата явно не достигается.
Наше предположение состоит в том, что окони — это и
есть тот не засвидетельствованный другими па

Оконо &как бы', как &будто#. § 5

205

мятниками вариант слова оконо "как бы#, "как будто#,
о котором речь шла выше.42
При такой интерпретации фраза СПИ буквально
означает: "Хитростями (т. е. волшебными чарами) (или:
клюками, палками, шестами) как бы подпершись, он
скакнул к граду Киеву и коснулся древком копья золотого престола киевского#.
Можно быть уверенным, однако, что автор прекрасно чувствует двузначность слова клюками ("хитростями# и "клюками#) и играет ею. Отсюда возникает более
сложный смысл — приблизительно: "волшебными чарами будто клюками подпершись, он скакнул...#. Вырастает образ гигантского скачка — от Полоцка до
Киева, — похожего на прыжок с шестом, где шестом
служит волшебная сила Всеслава.
Синтаксис прост: у подпръся, как этому глаголу и
положено, всего одна валентность на дополнение —
"чем#. Позиция слова окони по отношению к глаголу
подпръся — точно такая же, как позиция оконо по отношению к єсть в первом примере из «Вопрошания
Кирикова» и по отношению к видъхъ в примере из
Ипатьевской летописи. Союз и перед скочи после причастной конструкции43 точно соответствует нормам
древнего синтаксиса.
42

Мысль о возможной связи данного места СПИ со словом оконо высказана уже в работе Виноградова 1985. Но
В. Л. Виноградова исходила из бытовавшего в лексикографии ошибочного представления о значении и морфологической структуре слова оконо (см. об этом выше, § 3), поэтому
предложенные ею новые переводы ("подперся сначала’ или
"подперся только’) оказались не более удачными, чем прежние.
43
О том, что подпръся — это причастие, а не утративший
л перфект, см. «Аргументы...», § 30.

206

К чтению…

———
Как уже указано в статье «Аргументы...» (§ 4),
в дискуссии о подлинности или поддельности СПИ
реинтерпретация темных мест должна расцениваться
лишь как второстепенный, относительно слабый аргумент. Но после того, как мы уже видели, что в балансе наиболее весомых свидетельств бесспорно перевешивает чаша подлинности, приобретают дополнительный смысл и полученные выше частные выводы о трех
местах СПИ. По крайней мере выводы о двух последних местах явно ложатся на чашу подлинности. В самом деле, если верен наш анализ, то в тексте СПИ обнаружено еще два элемента (частица нъ в свободном
употреблении и наречие окони), которые были актуальны лишь для памятников раннедревнерусского периода, употреблялись крайне редко и были неизвестны филологам не только XVIII, но и XIX–XX веков. Чтобы
суметь вычленить эти слова из древних памятников и
правильно включить их в свой текст, фальсификатор,
если он существовал, должен был, в дополнение к
остальным своим лингвистическим открытиям, осуществить еще два частных лингвистических достижения,
опережающих его время на два века.

О НЕСКОЛЬКИХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ РАБОТАХ
ПРОТИВНИКОВ ПОДЛИННОСТИ
«СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ»

§ 1. Ниже рассмотрен цикл работ нескольких немецких и австрийских исследователей, выступивших в
1970-х – 1990-х годах в пользу версии поддельности
СПИ, — К. Троста, М. Хендлера и Р. Айтцетмюллера.
Нельзя сказать, чтобы эти работы получили скольконибудь широкое признание у славистов44. И как мы
увидим ниже, для этого есть серьезные основания. Но
для нас эти работы представляют интерес прежде всего
потому, что, в отличие от почти всех прочих сторонников поддельности СПИ, их авторы — лингвисты.45
Исследователи этой группы претендуют на то, что
их работы переламывают ход давней дискуссии о происхождении СПИ, а именно, окончательно опровергают версию его подлинности. Р. Айтцетмюллер, самый
решительный из всех членов этой группы, провозглашает (1977: 27): «Изучение "Слова о полку Игореве"
ныне вступает в новую стадию. Теперь, когда уже
представляется гарантированным (gesichert erscheint),
44

В частности, Э. Кинан (2003) в своем обзоре работ, развивающих тезис о поддельности СПИ, их вообще не упоминает — потому ли, что о них не знает, или потому, что считает их работы недостойными упоминания.
45
При этом, правда, работы К. Троста лишь отчасти относятся к лингвистике; значительная часть его аргументации
носит литературоведческий характер.

208

О противниках…

что это не оригинальное произведение XII века, вопрос
о его происхождении должен быть поставлен заново».
А рассуждения своего единомышленника К. Троста, с
помощью которых тот обосновывает тезис о Карамзине как авторе СПИ, Р. Айтцетмюллер (1992: 110) характеризует так: «неопровержимо» (unwiderlegbar).
К сожалению, авторы этих работ как бы исходят из
того, что их аргументы настолько неоспоримы и окончательны, что аргументы в пользу противоположной
версии обесцениваются сами собой. Из обширнейшей
предшествующей традиции изучения СПИ они не упоминают почти никого. Не делается никаких попыток
оспорить давно выдвинутые в ходе этой дискуссии,
например, Р. Якобсоном, А. В. Исаченко или Л. А. Булаховским, лингвистические аргументы в пользу подлинности СПИ; такие аргументы просто не упоминаются.
Ниже взяты не все статьи авторов этой группы, посвященные СПИ, а только самые главные; их вполне
достаточно для уяснения основных характеристик этого цикла работ.
Важным для нас тезисом этих авторов, с которым
мы вполне солидаризируемся, является признание приоритета лингвистических аргументов в вопросе о происхождении СПИ. Так, в Айтцетмюллер 1992 (с. 109)
сказано: «Вопрос о том, подлинное или поддельное,
XII век или XVIII, может быть решен только на основании языка этого текста». Но, разумеется, здесь существенно прежде всего качество предъявляемых лингвистических аргументов. Ниже мы рассматриваем именно
эту сторону проблемы.
Мы можем только приветствовать также тезис
М. Хендлера о том, что рассуждение должно опираться
на ясные, а не на темные места СПИ (но и здесь существенно то, соблюдается ли этот принцип самим автором).

О статье К. Троста (1974). § 2

209

О статье К. Троста (1974)
«Карамзин и "Слово о полку Игореве"»
§ 2. Главный тезис статьи: СПИ сочинил Н. М. Карамзин. О том, каким образом 29-летний Карамзин,
только что обративший свои интересы от литературного творчества в сторону истории, мог в 1795 г., за
двадцать лет до выхода первого тома его «Истории
Государства Российского», приобрести такие фундаментальные познания в древнерусском языке, К. Трост
не говорит ничего. Похоже, что ему, подобно Зимину,
задача сочинения древнерусского текста, поставленная
перед собой автором XVIII века, представляется как
чисто стилистическая.
Отвлечемся, однако, от этого и обратимся к филологической стороне его гипотезы. Аргумент Троста ровно один: СПИ написано тем же стилем, что сочинения
Карамзина и «карамзинистов»; это карамзинский «новый слог».
В отличие от традиционного литературоведения,
Трост берет на себя задачу показать это языком цифр.
Важнейшие утверждения, содержащиеся в его статье,
таковы.
«Остров Борнгольм» Карамзина (1793 г.) имеет
63,9% предложений, вводимых бессоюзно, — почти
строго столько же, сколько в СПИ.
Общее количественное соотношение союзов и, а, но
в тексте СПИ (и 83 раза, а 55 раз, но 6 раз) — точно соответствует их соотношению у Карамзина.
Помимо этих лингвостатистических сведений, даются и собственно литературоведческие характеристики: согласно Тросту, стиль СПИ и стиль Карамзина
объединяют анафоры, антитезы, инверсии и аллитерации. Вот пример неслучайного, по убеждению Троста,

210

О противниках…

сходства между схемами построения абзаца в СПИ и у
Карамзина (в «Бедной Лизе»):
Уже
уже
уже

снесеся хула
на хвалу;
тресну нужда на волю;
връжеся Дивь
на землю.

Никогда жаворонки так хорошо не певали;
никогда солнце
так светло не сияло;
никогда цветы
так приятно не пахли!
Еще один пример Троста (из Карамзина взяты строки из «Сиерры Морены»):
Что ми шумить,
что ми звенить
Что есть жизнь человеческая?
что бытие наше?
Приводимые Тростом данные производят некоторое
впечатление. На Р. Айтцетмюллера — даже такое сильное, что, как уже отмечено выше, он оценил все это
построение как «неопровержимое».
Однако при более близком знакомстве это впечатление оказывается гораздо менее благоприятным.
Итак, по Тросту, СПИ по количественным характеристикам стиля совпадает с Карамзиным, из чего следует, что оно просто им и сочинено.
Пусть так. Тогда все схождения СПИ с Задонщиной,
естественно, придется объяснять как заимствования из
Задонщины в СПИ, произведенные фальсификатором.
Разумеется, в отличие от поддельного СПИ, Задонщина как подлинное произведение XIV–XV вв. не имела
никаких шансов быть написанной карамзинским «новым слогом». Иначе говоря, у нее количественные характеристики стиля должны быть совсем иными.

О статье К. Троста (1974). § 2

211

Понятно, что это обстоятельство могло бы сыграть
важнейшую роль в системе доказательств Троста. Но
оно почему-то упомянуто в его работе чрезвычайно
скромно — всего один раз мельком. Приводим это место полностью: «В Задонщине 77% предложений вводится с помощью союзов и относительных местоимений, тогда как бессоюзному паратаксису принадлежат
только 23%. Это в точности те количественные соотношения, которые ожидаются для Задонщины как произведения XV века» (с. 136).
Это самый поразительный пассаж во всей работе
Троста. Мы не беремся судить, является ли цифра 23%
опечаткой, арифметической ошибкой, результатом применения каких-то недопустимых статистических приемов или просто каким-то недоразумением, но утверждаем лишь одно: это грубая ошибка.
Между тем после исправления этой цифры теряет
опору основная часть всех дальнейших построений автора.
Начнем с того, что говорить в данном контексте о
Задонщине вообще, не уточняя списка (как это делает
Трост), — бессмыслица, поскольку ее списки различаются между собой по насыщенности союзами чрезвычайно сильно.
Возьмем самый ранний список Задонщины (КБ,
1470-е гг.) — единственный относящийся к XV в. Вот
данные о союзах в этом списке. Если учитывать только
целые предложения, то из них: а) 82 вводятся бессоюзно и не имеют частиц бо, же, ли; б) 12 вводятся бессоюзно, но имеют частицу бо, же или ли в составе первой тактовой группы фразы; в) 18 вводятся сочинительным союзом; г) предложений, начинающихся с подчинительного союза или с относительного местоимения (или наречия), нет. Если же учитывать также и

212

О противниках…

группы однородных сказуемых и группы деепричастий, то цифры таковы: а) 111; б) 12; в) 28; г) 5.
Совершенно очевидно, что каким бы хитроумным
способом ни производились подсчеты, ничего даже
отдаленно похожего на цифру 23% для случаев бессоюзия при этих данных получить невозможно. Коэффициент бессоюзия, вычисленный по методике из § 30
нашей статьи «Аргументы...», в этом списке равен
73%.
Другие списки, более поздние, имеют не столь высокий коэффициент бессоюзия: С — 60%, И-1 — 57%,
У — 36%. Но даже и последний из них имеет все-таки
не 23%, а в полтора раза больше.
Вот несколько иллюстраций, которые позволят непосредственно ощутить, сколь активно применяется в
Задонщине бессоюзие:
На Москвъ кони ржут, звънит слава по всеи земли
Рускои, в трубы трубят на Коломнъ, в бубны бьют в
Серпугове, стоят стязи у Дунаю Великого на брезъ,
звонятъ в колоколы въчныя в Великом Новегородъ.
Стоят мужи навгородцкие у Софъи премудрые (У).
Птици небесныя пасущеся то под синие оболока,
ворони грають, галици свои ръчи говорять, орли восклегчють, волци грозно воють, лисици часто брешють,
чають победу на поганыхъ (КБ).
Черна земля под копыты, костьми татарскими
поля насъяша, кровью земля пролита. Силнии полкы
съступалис<я> вместо, протопташа холми и лугы,
возмути<ша>с<я> реки и езера. Кликнуло диво в Рускои
земли, велит послушати <р>озънымъ землям. Шибла
слава к Желъзнымъ вратом, к Риму и к Кафы по морю,
и к Торнаву, и оттоле к Царюграду, на похвалу: Русь
великая одолъша Мамая на полъ Куликовъ (И-1).

213

О статье К. Троста (1974). § 2

Таким образом, заявление Троста о том, что Задонщина в отношении бессоюзия являет обычную для
XV века картину, не имеет ничего общего с действительностью. Например, «Сказание о Мамаевом побоище» имеет коэффициент бессоюзия 14%, «Хожение за
три моря» Афанасия Никитина — 14,5%.
Вопрос о бессоюзии в Задонщине подробно рассмотрен нами выше в статье «Аргументы...», причем показано, что по-настоящему информативным здесь является не суммарный подсчет, а раздельный — по пассажам, параллельным СПИ, и по остальным. Отсылаем к
§ 30–33 этой статьи.
Теперь о количественном соотношении союзов и, а,
но в СПИ, которое, по утверждению Троста, «точно
соответствует» их соотношению у Карамзина.
В действительности у В. В. Виноградова (1941: 288),
на которого ссылается Трост, сказано: «чаще всего с и,
реже с а и еще реже с но». Так что соответствие, о котором говорит Трост, отнюдь не «точное»; оно касается всего лишь того порядка, в котором эти союзы стоят
по частоте.
Но тогда уж посмотрим, что покажет в этом отношении Задонщина. Вот результат:
Список КБ
Список У
Список И-1
Для сравнения: СПИ

и
и
и
и

28
180
93
83

а
а
а
а

12
75
50
55

но
но
но
но

0
5
5
6

Снова выходит, что сходство с карамзинским «новым слогом» обнаруживает не только СПИ, но и Задонщина: по параметру, который выбрал здесь Трост
для подкрепления своего тезиса, Задонщина решительно ничем существенным не отличается от СПИ.

214

О противниках…

З а м е ч а н и е . Любой здравый лингвист здесь, конечно,
спросит: а разве в таком порядке по частоте (и – а – но) есть
хоть что-нибудь оригинальное, отличающееся от стандарта?
И легко получит ответ: абсолютно ничего оригинального.
Вот данные из Частотн. слов. 1977: и — 36266, а — 10719,
но — 5176. Сходство между СПИ и Карамзиным, которое
нам здесь предъявил Трост, полезно для доказательства авторства Карамзина ровно в такой же степени, как их сходство, скажем, в том, что они оба употребляют кириллицу.
Так что наши подсчеты по Задонщине, вообще говоря, можно было бы и не проводить — это не более чем ответ Тросту
на его собственном языке.

Коснемся также сходства между схемами построения абзаца в СПИ и у Карамзина. Некоторое сходство в
самом деле есть. Но вот только автор совершенно упустил из виду, что с точки зрения его цели предельно
неудачно — можно сказать, самоубийственно — предлагать читателю такие фразы из СПИ, которые имеют
прямые аналоги во фразах Задонщины, а то и просто
совпадают с ними. Ср.:
Уже жены Рускыя въсплескаша татарьским златомъ. Уже <по> Рускои земли простреся веселье, и възнесеся слава Руская на поганых хулу. Уже веръжено
диво на землю. Уже грозы великого князя по всеи земли
текуть (Задонщина, И-1).
Что шумит, что гримит (Задонщина, И-1; можно
и продолжить: рано пред зарями — такое же продолжение есть и в СПИ: давечя рано предъ зорями).
Что же следует из всех этих фактов для теории Троста? Очевидно, одно из двух: либо Задонщина точно
так же сочинена Карамзиным, как и СПИ, либо приводимые Тростом количественные оценки стиля СПИ,
совпадающие с «новым слогом» Карамзина, не имеют

О статье К. Троста (1974). § 2

215

никакой доказательной силы на суде над Карамзиным
как подозреваемым фальсификатором.
Очередной раз «импрессионистический» подход
(«ведь похоже же! похоже!»), увы, часто практикуемый в стилистике, хоть он и прикрыт здесь статистическим флером, оказался лишенным доказательной
силы. Заметим, что это весьма нелестно также и для
общей доказательности стилистических и литературоведческих построений. Ведь вот теперь выяснилось,
что у Задонщины и у карамзинского «нового стиля»
предложенные Тростом количественные показатели,
которым он приписывает решающее значение в определении авторства, вполне сходны. А поскольку всё же
едва ли кто поверит, что Задонщину написал Карамзин,
то выходит, что в сфере подобных занятий пока еще
мало что известно о том, что! служит, а что! не служит
доказательством авторства.
Если же выбросить из работы Троста все то, что
основано на статистических подсчетах, то остаются
только традиционные литературоведческие аргументы
— сходства литературных приемов и построений (нередко весьма приблизительные), про которые невозможно сказать с полной определенностью, могут или
не могут они возникать под пером независимых друг
от друга авторов. Мы снова перед лицом той вольной
игры мнений, когда один читатель скажет: «Да, много
впечатляющих сходств! Пожалуй, и правда, один и тот
же автор!», а другой: «Да, много сходств! Но ведь эти
приемы встречаются в самых разных произведениях.
Почему непременно один и тот же автор?».
Для нас существенно одно: претензия Троста на то,
что он на основе лингвистического анализа (а именно,
лингвостатистики) показал авторство Карамзина, полностью провалилась.

216

О противниках…

О статье К. Троста (1982)
«Германизмы в "Слове о полку Игореве"»
§ 3. В статье утверждается, что в СПИ выражения
другаго дни, третьяго дни, на слъду (во фразе На слъду Игоревъ ъздитъ Гзакъ съ Кончакомъ), крычатъ (в
крычатъ тълъгы) — это кальки с немецкого, возникшие под пером знающего немецкий язык фальсификатора конца XVIII века.
Перескажем схему рассуждения Троста, цитируя
ряд звеньев дословно, поскольку их произвольность и
неправдоподобие таковы, что иначе читатель может
заподозрить нас в клевете (подчеркивание в цитатах
мое — А. З.). По Тросту, словосочетание третьяго дне
возникло путем устранения (Eliminierung) предлога
пръвъе в выражении пръвъе третьяго дне, которое
является калькой с греч. prÕ th$j tr…thj ¹mšraj. «Подобным же образом, по-видимому, возникло и русское
сегодня» (с. 27); а именно, в древнерусском не было
сочетания сего дьне, а имелось только выражение до
сего дьне (тоже, впрочем, не свое, а скалькированное с
греч. ›wj th$j s»meron "до сегодняшнего дня#). В дальнейшем в нем был устранен предлог до и получилось
нынешнее сегодня. Таким образом, по Тросту, сего
дьне «никоим образом не удостоверяет славянского
генитива времени». Но в греческом не было сочетаний,
соответствующих другаго дни, третьяго дни. «Поэтому беспредложные синтагмы другаго дни, третьяго
дни в СПИ не могут быть объяснены ни как славянские
генитивы времени, которых как таковых не существовало, ни как кальки с греческого. Они однозначно
(eindeutig) указывают на конец XVIII в. Ибо в XVIII и
начале XIX в. в русском языке развился генитив времени, который выражал не только длительность во времени, но также и временную точку. Этим русский язык

О статье К. Троста (1982). § 3

217

освободился от греческого образца, который вплоть до
XVII в. включительно был определяющим. Возможно,
однако, стало активным немецкое влияние. Именно
его следует предполагать в обоих примерах из СПИ»
(с. 27). А несколькими строчками ниже эти скромные
«возможно» и «следует предполагать» уже позволяют
автору заявлять с полной решительностью: третьяго
дни в СПИ может быть «только отчуждающим (verfremdende) образованием по образцу немецкого генитива времени».
Ну и, конечно, в заключении статьи мы читаем, что
нововыявленные германизмы, наравне с другими подобными фактами, «документируют» принадлежность
СПИ к карамзинскому «новому слогу» (иначе говоря,
подтверждают его поддельность).
Трудно представить себе более эффективный способ скомпрометировать работу лингвистов. Тут безосновательно почти всё.
Для достижения своей цели автору совершенно необходимо, чтобы в древнерусском не было словосочетаний сего дьне или третьяго дьне (во временно!м
значении). Для этого он даже почти готов утверждать
(а может быть, и просто утверждает — его формулировки тут не совсем ясны) тот очевидный абсурд, что в
древнерусском якобы вообще не было генитива времени — и это при бесчисленных того же лъта, сего же
мъсьца, тоя зимы, вьрбьноъ недълъ и т. п. во всех
древних летописях.
Совершенно произвольна трактовка выражений до
сего дьне и сего дьне как синонимичных. Ни сейчас, ни
в древности их значение не было одинаковым. Многократно встречающиеся в летописях фразы типа и есть
могыла его въ пустыни и до сего дьне означают, конечно, не "могила есть сегодня#, а "могила существовала

218

О противниках…

все предшествующее время и сохраняется до сих пор#.
В подобных контекстах значения "до сегодня# и "сегодня# действительно сближаются, но это никоим образом не означает, что они сливаются в языке вообще.
Не менее произвольна версия об утрате предлога в
сочетаниях с предлогом: ничего подобного история русского языка не знает. Известны только случаи обратного рода — типа замены Новъгородъ на въ Новъгородъ;
вообще в русском языке с ходом времени количество
предлогов в тексте увеличивается, а не уменьшается. И
уже откровенно фантастической является версия о том,
что третьего дня — это результат «устранения» слова
первъе в выражении первъе третьего дня.
А теперь приведем некоторые примеры генитива
времени из памятников: сего же дн!е разделишась воды (Лавр. [988], л. 28 об.); того же дн!и въ недълю радость быс велика (Ипат. [1177], л. 212); и се быс wдинь
бои первого дн!и на болоньи ([1174], л. 204); wдиного
дн!е быста подъ градомъ ([1245], л. 268); а wдному пособнику wдного дни за 2 wрудиа не тьгатсь (Псковская судная грамота, ст. 71); а сеъ ночи како ны Бъ!
дасть поъдемъ (Ипат. [1150], л. 150 об.); и второъ
нед(ъ)ли wступиша вьсь градъ Киевъ ([1171], л. 194);
третиєго лъ(та) "в позапрошлом году# (берестяная
грамота № 248 конца XIV в.).
Небезынтересно, кстати, что самые близкие к СПИ
примеры (первого дн!и, второъ недъли) нашлись в
Ипат., т. е. в памятнике, с которым СПИ, как хорошо
известно, тесно связано.
После предъявления этих примеров никаких специальных объяснений для сочетаний другаго дни 43 и
третьяго дни 70 в СПИ уже не требуется: вопреки
исходному утверждению Троста, они попросту вполне
соответствуют древнерусским нормам. И сочетание
сего (же) дьне тоже благополучно присутствует в лето-

О статье К. Троста (1982). § 3

219

писи. Шестиэтажная пирамида объяснений нагорожена
автором на пустом месте.
Генитив времени с участием числительного может
отражать счет времени как вперед, так и назад. Так,
первого дн!и в Ипат. отражает счет по ходу времени: "в
первый день (сражений)#; ср. и приступаху по всь дн!и в
продолжении того же рассказа. Напротив, третиєго
лъ(та) в грамоте № 248 отражает ретроспективный
счет. Современный язык сохранил за выражением третьего дня только ретроспективное значение, закрепив
противоположное значение за другим выражением —
на третий день. Но потенциальная амбивалентность
подобных обозначений времени прослеживается в некоторых других выражениях, например, на днях (на
днях встретил старого приятеля и на днях мы переезжаем). Показательно, что и в этом пункте примеры
из СПИ оказываются сходными с примером из Ипат.
Наш автор, однако же, предпочитает объяснять третьяго дни в СПИ не на основе примеров из Ипат., а на
основе немецкого des dritten Tages "на третий день#.
Впрочем, если он и без того уже знает, что автор текста
СПИ — Карамзин, то это даже почти естественно.
Сама проблема выражений другаго дни и третьяго
дни этим исчерпывается. Но мы хотели бы все же еще
раз обратить внимание читателя на логическую структуру построения К. Троста.
От словосочетаний другаго дни и третьяго дни в
СПИ до конечного результата (подтверждения поддельности СПИ) ведет цепочка, содержащая полдюжины звеньев. Неверно уже первое звено (утверждение,
что эти словосочетания не существовали в древнерусском) — чего совершенно достаточно, чтобы всё остальное уже не имело ровно никакого смысла. Заметим
все же, что и все прочие «этажи» конструкции — как
бы выразиться помягче? — гипотетичны; логические

220

О противниках…

связи между ними весьма далеки от того, чтобы из одного с необходимостью вытекало другое.
И что же? А то, что автор не как-нибудь, а на неумолимом языке логики сообщает нам, что его данные
однозначно (!) указывают на конец XVIII века; что
третьяго дни может объясняться только (!) как калька
с немецкого.
Прочие «германизмы» можно было бы после этого
уже и не разбирать: сам автор говорит о них скороговоркой. Они стóят ровно того же. Заметим, что эти же
самые отрезки Мазон объявлял галлицизмами.
Так, на слъду во фразе На слъду Игоревъ ъздитъ
Гзакъ съ Кончакомъ 200 оказалось германизмом, потому что, по мнению Троста, русский человек, если уж
он употребил здесь предлог на, то должен был бы сказать на слъдъ; фальсификатор же якобы попал под влияние немецкого синтаксиса (auf der Fährte) и поставил
на слъду (с. 26). В действительности ездит на след (в
значении "ездит по следам#) по-русски решительно невозможно, тогда как фраза ездит на следу может быть
осмысленной, если на следу выступает в значении "в
состоянии погони#, ср. на следу" "в состоянии погони за
зверем# (Орфоэп. слов. 1989: 525). Важный пример: А
были на следу (такие-то) в акте 1682 г. (Слов. XI–XVII,
25: 76) — здесь, по-видимому, в переносном значении
"в состоянии поиска (расследования)#.
Заметим, что фраза из СПИ точно соответствует русскому узусу также в выборе между ъздитъ и ъдетъ:
Гзак и Кончак не знают, в каком направлении бежал
Игорь, они бросаются то в одну сторону, то в другую.
И со словами на слъду хорошо сочетается именно
ъздитъ (тогда как ъдетъ на слъду неестественно), ср. в
современном языке безусловно возможное ездит на
плацу и крайне неестественное едет на плацу.

О статье К. Троста (1982). § 3

221

Венчает дело пример крычатъ тълъгы. В полном
согласии с Мазоном Трост заявляет, что это вопиюще
неправильная фраза, на которой сочинитель СПИ попался. Только он не готов просто уступить этот ценнейший пример Мазону, который объявил его галлицизмом: Мазон, оказывается, все-таки не смог предъявить
аналогичного французского примера из XVIII в. И вот
уже пример перехвачен из французских рук в немецкие: крычатъ тълъгы — это, по Тросту, из es kreischen
die Wagen (kreischen — "визжать, издавать пронзительный звук#).
Ну что тут сказать? Разоблачители попросту недочитали фразу из СПИ до конца: крычатъ тълъгы полунощы, рци лебеди роспущени "кричат телеги в полуночи, словно разогнанные лебеди# 30. А по отношению к
лебедям глагол кричать прекрасно известен: ср. И слышатся лебеди когда крычатъ (из Спафария, XVII в.,
см. СССПИ, 3: 25; отметим, кстати, такое же кры-, как
в СПИ 46). Уважаемые ученые мужи, оспаривающие
друг у друга честь разоблачения незадачливого автора
СПИ, оказались в положении человека, который, например, о фразе В этом доме двери мяукали, как кошки
говорит: «Фраза неправильная: двери не мяукают».
В целом статью можно оценить лишь как поразительный пример безответственного (но вполне целенаправленного) фантазерства. Однако польза от нее все
же есть: из нее видно, что на такую важную для разоблачителей СПИ тему, как германизмы в СПИ, ничего
весомее не нашлось.
46

Возможно даже, что вариант с кры- был в данном значении лексикализован; ср. в СРНГ (15: 262) крыча"ть "издавать громкий звук (о животных и птицах)’ Новг., Кубан.,
Урал., Том., Арх. и др., например, гуси крычат.

222

О противниках…

О статье Р. Айтцетмюллера (1977)
«Полонизмы в "Слове о полку Игореве"»
§ 4. Р. Айтцетмюллер предъявляет три примера из
СПИ, которые, по его утверждению, представляют собой несомненные полонизмы.
Первый — слово въсрожатъ во фразе Влъци грозу
въсрожатъ по яругамъ 31; ср. польск. srożyć się "свирепствовать, неистовствовать#.
Из признания въсрожатъ полонизмом Айтцетмюллер делает вывод, что СПИ написано не ранее XVII века. Он не знает о том, что на четверть века раньше о
возможных польских истоках слова въсрожатъ писал
Л. А. Булаховский (1950: 466) (который, однако же, никоим образом не выводил отсюда позднего характера
СПИ). И украинский пример XVII века, упоминаемый
Айтцетмюллером (срожатся и звърове...), нашел он же.
Конечный вывод Айтцетмюллера, однако, по нескольким причинам никак нельзя признать обязательным.
Во-первых, перед нами так называемое «темное место»: конкурируют несколько различных его интерпретаций. В частности, предлагались конъектуры въсрошатъ "ерошат, разозляют# и ворожатъ. Следует, впрочем, признать, что и с нашей точки зрения решение Булаховского (заново найденное Айтцетмюллером), при
котором въсрожатъ (из въс-срожатъ) интерпретируется как невозвратное соответствие (осложненное приставкой) к польскому srożyć się, имеет больше шансов
оказаться верным, чем эти конъектуры.
Во-вторых, въсрожатъ вместо ожидаемого въсорожатъ на восточнославянской почве далеко не так невозможно, как полагает Айтцетмюллер. Метод, которым Айтцетмюллер отверг рефлекс -ро- вместо -оро-:
не нашел ни одного такого примера в Усп. сб. — мягко
говоря, ненадежен. Такие примеры (срочькъ "сорочок#,

О статье Р. Айтцетмюллера (1977). § 4

223

погродье "погородье# и т. п.) есть в берестяных грамотах и в целом ряде древних рукописей, см. ДНД2, § 2.6.
В-третьих, даже если это действительно заимствование из польского, ни из чего не вытекает, что такое
заимствование могло произойти только начиная с
XVII в. Контакты восточного славянства с Польшей
бывали иногда более, иногда менее тесными, но не
прерывались ни в какой момент. Русские летописи
(ПВЛ, Киевская, Галицко-Волынская) постоянно отмечают случаи участия (преимущественно военного) поляков в русских делах и наоборот. Таким образом, заимствование в принципе может относиться не только к
XV–XVI вв. (в этом случае оно могло появиться в тексте при переписке; ср. грозно воют и грозно воюют в
Задонщине в соответствии с грозу въсрожатъ в СПИ,
что может указывать на замену чего-то отличного от
всех этих вариантов), но даже и к XI–XIII вв. (в этом
случае въсрожатъ могло стоять уже в первоначальном
тексте).
Все это означает, что возможность, которую Айтцетмюллер выдает за единственную, — не более чем
одна из многих.
Второй и третий примеры — «полонизмы» спала
(во фразе Спала князю умь похоти и жалость ему знаменiе заступи 12) и запала (во фразе Длъго ночь мрькнетъ заря свътъ запала 33–34) (знаки препинания сознательно снимаем).
Оба примера выступают в составе мест, интерпретация которых составляет предмет острой дискуссии; в
частности, конкурируют версии, исходящие из пал- "палить, пылать# и исходящие из пад- "падать#. Но Айтцетмюллера это не интересует. У него нет никаких сомнений в том, что уж смысл-то этих фраз он отлично
понимает, и он с полной решительностью заявляет:

224

О противниках…

спала и запала — это однозначно (eindeutig) несовершенный вид к съпалити и запалити (с. 30).
В этом случае, однако, возникают сразу три трудности: 1) ожидалось бы не спала и запала, а спаля и
запаля (от спаляти и запаляти); 2) в данном контексте
гораздо естественнее совершенный вид, чем несовершенный; 3) если все же вид несовершенный, то ожидался бы не аорист, а имперфект.
Казалось бы, этого уже достаточно, чтобы усомниться в своей исходной посылке. Но подобная самокритичность не в духе данной работы. И Айтцетмюллер находит гораздо более выигрышное решение —
все три трудности он относит не на свой счет, а на счет
автора СПИ: спала и запала вместо спаля и запаля объясняются как заимствования из польского, а пункты 2 и
3 — как свидетельство того, что нетвердый в древнерусском языке сочинитель СПИ не совладал с видами и
временами. И то, и другое как нельзя лучше подтверждает основной тезис автора: СПИ — поздняя подделка.
Рассмотрим версию о «полонизмах».
Истолкованию словоформ спала и запала как полонизмов очевидным образом мешают: 1) укр. пала"ти
"пылать# и производные — спала"ти, запала"ти, роспала"тися, опала"ти, попала"ти, перепала"ти, пропала"ти
(Гринченко); то же и в белор.: пала"ць, запала"ць, адпала"ць, распала"цца (ТСМБ); 2) др.-р. палати "пылать#,
распалати (Срезн.). От них Айтцетмюллеру необходимо как-то избавиться.
Это делается с завидной прямолинейностью. Из
украинских слов Айтцетмюллер упоминает только
спалати и запалати и говорит о них ровно одну фразу:
«Не может быть никакого сомнения (es kann kein Zweifel bestehen), что мы имеем здесь дело с полонизмами,
ср. польск. spalać и zapalać (zapalać)» (с. 30).

О статье Р. Айтцетмюллера (1977). § 4

225

Помимо способа аргументации, эта фраза замечательна своей, мягко говоря, неаккуратностью. Spalać и
zapalać, с их мягким l, никак не могли бы дать украинских спалати и запалати. И польские zapalać и zapalać
— не только не варианты, но даже не синонимы: zapalać — "зажигать# (несов. вида), а zapalać — "запылать#
(сов. вида).
И Айтцетмюллер не замечает простейшего противоречия в своем объяснении спала и запала в СПИ из
польского: если запала — несовершенный вид (а это,
как мы уже знаем от него, «однозначно»), то ему в
польском соответствует zapalać (с мягким l), а не zapalać. И тогда польское влияние, если оно было, никак не
может быть ответственным за твердое л в запала; оно
могло бы только поддержать то самое запаля, которое
ожидается исходя из запаляти. В своей небрежности
Айтцетмюллер попросту не дал себе труда разобраться
с польскими видами.
Почему украинское палати заимствовано из польского palać, а не просто родственно ему, может ответить только интуиция Айтцетмюллера. Никаких внешних признаков заимствования нет. Никаких данных о
том, что значение "пылать# до заимствования передавалось здесь как-то иначе, нет. Мощное гнездо производных в украинском говорит о глубокой укорененности слова в языке; то же и в белорусском. Видимо,
именно в таких случаях бесценен аргумент «es kann
kein Zweifel bestehen».
Слово *palati "пылать#, прозрачным образом соотнесенное с *polěti "гореть#, представлено почти во всех
западно- и восточнославянских языках, кроме русского, где оно было со временем вытеснено созвучным
глаголом пылати, производным от *pylъ "пыл, жар#,
"пыль, пена#. При этом нынешнее значение русского
глагола пылать столь точно совпадает с исконным

226

О противниках…

значением глагола *palati, что представляется очевидным семантическое влияние последнего (а возможно,
даже и морфологическое — исход -а-ти, а не -и-ти
[ср. в этом отношении другое производное от *pylъ,
которое уже не связано с горением в физическом смысле, — вспылить]). Никакой славянский язык, кроме
русского, глагола пылати не знает; особо существенно,
что он не вошел ни в украинский, ни в белорусский.
Нет его и в Срезн. (в памятниках он отмечен лишь начиная с XVII в.).
Таким образом, тот факт, что в СПИ значение "запылать# передано словом запалати (а не поздним русизмом запылати), идеально соответствует древнему
состоянию.47
Вопрос о «полонизмах» спала и запала этим исчерпывается. Методом Айтцетмюллера можно объявить
полонизмом каждое второе русское слово.
На этом разбор данной статьи можно было бы закончить, поскольку основной вопрос нашего обсуждения ясен. Но уместно все же кое-что сказать и о самих
рассматриваемых фразах.
То, что Айтцетмюллер подает как eindeutig, не только не eindeutig, а скорее всего просто неверно. Обе
47

Добавим, что, не ограничиваясь украинскими словами,
Айтцетмюллер пытается объявить полонизмами — правда,
уже в менее решительных выражениях — также палати и
распалати в тех двух или трех древнерусских примерах,
которые ему известны из Срезн. Аргументом служит то, что
в некоторых из приводимых фраз эти слова соседствуют с
такими, которые, по мнению Айтцетмюллера, являются уж
точно полонизмами. Вместо комментария отметим лишь,
что ныне в Слов. XI–XVII (14: 131; 22: 18–19) для древнерусских слов палати, распалати, распалатися приведено
уже 29 примеров.

О статье Р. Айтцетмюллера (1977). § 4

227

фразы с полным успехом допускают интерпретации,
при которых нет ни одной из трех названных трудностей. И эти интерпретации совершенно ясно изложены
Якобсоном (1948: 196), чьи работы Айтцетмюллер не
считает для себя нужным знать. Они состоят в том, что
спала и запала произведены от древнерусского палати
"пылать#; это непереходные глаголы совершенного вида со значением "воспылать (или: сгореть)# и "запылать#.
Для свътъ запала это дает смысл "рассвет запылал#
(слово заря выступает при этом в одних переводах как
часть сочетания заря-свътъ "заря-рассвет#, в других
[в частности, у Якобсона] относится в конец предыдущего предложения). Для спала князю умь это дает
смысл "воспылал у князя ум#. (При этом спала здесь
может восходить не к съпала, а к въспала, с таким же
упрощением начала, как спросить из въспросити.)
Разумеется, остается трудность с отрезком похоти,
но эта трудность присутствует во всех вариантах решения, а не только в данном. Комментаторы, предлагающие перевод "спалило князю ум желание#, правят похоти на похоть. При интерпретации "воспылал у князя
ум# можно вообще не менять отрезок похоти, понимая
его как беспредложный локатив "в желании# (так у
Якобсона), или менять похоти и на похотию "желанием# (с учетом того, что буквы и и ю во многих почерках
были очень похожи) (так у Булаховского).
При таком решении общий выигрыш в грамматической и семантической правильности очевиден. Но
нам здесь даже нет нужды настаивать на том, что это
решение — единственно правильное. Достаточно в
очередной раз обратить внимание на то, что аргументы, построенные лишь на одном из конкурирующих
решений, суть не более чем условные конструкции, но
не доказательства.

228

О противниках…

О статье М. Хендлера (1977) «Употребление
глаголов в "Слове о полку Игореве"»
§ 5. Если понимать буквально его заявления, М. Хендлер претендует на немногое. Так, последняя фраза его
заключения необычайно скромна (с. 159): «Как итог
исследования можно констатировать, что... датировка
текста концом XII века ставится под вопрос». С формальной точки зрения, это, по-видимому, должно значить, что датировка СПИ, например, XIII веком уже
допустима. Однако по ходу статьи мы постоянно читаем, что то или иное место СПИ обнаруживает черты
современного русского языка; а это, конечно, означает,
что под подозрением находится отнюдь не XIII век, а
существенно более позднее время. И единомышленики
Хендлера, в частности, Айтцетмюллер, свободно эксплицируют эти подозрения, говоря о работе Хендлера
как основополагающей в доказательстве того, что СПИ
— это подделка XVIII века. В работе Айтцетмюллер
1977 результаты Хендлера названы «ошеломляющими».
Статья Хендлера, увы, отличается прежде всего
большим количеством фактических ошибок.
Бросаются в глаза прежде всего ошибки в понимании древнерусского текста. Правда, некоторые из них
всего лишь несколько портят общее впечатление, но
особенно не влияют на ход рассуждений, скажем, когда он приводит в числе примеров Dativus cum infinitivo
(с. 128) фразу Игорева храбраго плъку не кръсити 80
или переводит фразу а хлъбъ ти пустити "а хлеб ты
должен разрешить вывозить# как und dein Brot verläuft
(verschwindet) "а твой хлеб кончается, пропадает#
(с. 134). Но в ряде случаев не на чем ином, как на элементарной ошибке, зиждется целая логическая конструкция, которая в конечном счете всегда приводит к

О статье М. Хендлера (1977). § 5

229

одному и тому же: «неправдоподобно, чтобы текст
СПИ был создан в XII веке».
Приведем пример. Хендлер (с. 118) разбирает фразу: Си ночь съ вечера одъвахуть мя, рече, чръною паполомою, на кроваты тисовъ, чръпахуть ми синее вино
съ трудомь смъшено; сыпахуть ми тъщими тулы поганыхъ тльковинъ великый женчюгь на лоно, и нъгуютъ мя (94–97).
Великый женчюгь "крупный жемчуг# Хендлер переводит здесь как eine große Perle (т. е. "большая жемчужина#). А ведь достаточно было заглянуть в любой
словарь — хоть древнерусского, хоть современного
языка, — чтобы убедиться, что слово жемчуг принадлежит к классу собирательных имен; да и любой русско-немецкий словарь дает: жемчуг — Perlen.
Такой ляпсус — сам по себе не украшение работы.
Но, оказывается, он-то и нужен автору для его цели:
всё строится именно на нем! Раз жемчужина всего одна
— значит, сыпахуть означает не длительное действие,
а мгновенное («Es kann unmöglich als eine durative Handlung aufgefasst werden, eine Perle aus einem ansonsten
leeren Köcher fallen zu lassen»). Вот вам и несомненный
пример имперфекта в аористическом значении (недоумение, которое вызывает само употребление глагола
сыпати в применении к одной жемчужине, оставляем
на совести автора). «Однозначно вытекающее из контекста аористическое содержание имперфекта сыпахуть», как выражается автор, позволяет ему заключить, что имперфект может употребляться в СПИ вместо аориста, без собственного грамматического смысла. А дальше по ходу статьи строительство этой пирамиды успешно продолжается: неправильное употребление имперфекта значит, что составитель текста уже
не владел древними грамматическими правилами. А
это могло быть только в относительно позднюю эпоху.

230

О противниках…

И вот уже достигнута вершина пирамиды: значит, СПИ
не могло быть составлено в древнюю эпоху.
Особо отметим цену слова «однозначно» (eindeutig).
Его (и его эквиваленты вроде außer Zweifel) мы находим в статье то и дело — почти везде по такой же цене.
К сожалению, этот пример не единичен. Скажем, во
фразе из НПЛ яко же не мочи ни коневи ступити трупиемь "так что невозможно даже коню ступить из-за
[множества] трупов#, по Хендлеру, коневи — это "die
Pferde#, и он глубокомысленно обсуждает вопрос о
том, почему здесь глагол выступает не в итеративной
форме, несмотря на множественное число в "die Pferde#
(с. 133).
Полных две страницы посвящены рассуждениям о
том, как автор СПИ попался на выражении крильца
припъшали во фразе Уже соколома крильца припъшали
поганыхъ саблями 102. Схема этих рассуждений такова. Хендлер исходит из того, что, во-первых, припъшати — это переходный глагол несовершенного вида,
соотнесенный с совершенным видом припъшити, означающим "сделать пешим (того, кто передвигался иначе)#, во-вторых, крильца — это прямое дополнение к
припъшали. Оба эти положения представляются ему
настолько очевидными, что ему даже не приходит в
голову их обосновывать. После этого Хендлер объявляет фразу из СПИ дефектной сразу в двух отношениях: 1) у глагола припъшали ошибочно выбрано дополнение ("крылья#), тогда как нужно было отнести этот
глагол к соколам (поскольку сделать пешими можно
соколов, но не их крылья); 2) ошибочно употреблен
несовершенный вид (припъшали), тогда как по смыслу
здесь требуется совершенный. Как первый, так и второй из этих дефектов, согласно Хендлеру, разоблачают
сочинителя СПИ как не справившегося с древнерусской фразой (с. 144).

О статье М. Хендлера (1977). § 5

231

Увы, в действительности оба исходных положения
Хендлера неверны, и потому оба дефекта обязаны своим происхождением самому Хендлеру — в тексте СПИ
ни одного из них нет. Во-первых, припъшати — это не
переходный глагол ("делать пешим# и т. д.), а непереходный ("сделаться пешим# и т. д.)48, и не несовершенного вида, а совершенного (и тем самым это не видовая
пара к припъшити). Во-вторых, крильца — это не прямое дополнение к припъшали, а подлежащее.
Представленный в СПИ глагол прекрасно отражен
у Даля (III: 438): припъ"шать "стать пешим, утратив
коня#, "стать в пень, в тупик#, "устать, притомиться,
выбиться из сил#. Ср. также (Даль, II: 689) опъ"шать
"стать пешим#, "устать от бегу, ходу#, "стать в тупик,
недоумевать (и т. д.)#, "испугаться, оробеть и потеряться#.49 Словообразовательная модель, давшая припъшать и опъшать от пъший, — та же, что, скажем, в
обнищать от нищий или оплошать от плохой; как известно, она дает непереходные глаголы.
Таким образом, фраза СПИ означает: "уже у соколов
крылышки обессилели из-за половецких сабель#. Ни
ошибочного выбора дополнения, ни ошибочного глагольного вида в ней нет. И выходит, что с проблемой
48

Единственным частично извиняющим Хендлера обстоятельством здесь является то, что глагол припъшати трактуют как переходный также и некоторые другие комментаторы. Но от этого данная трактовка не перестает быть ошибочной.
49
В литературном языке опе!шать уступило место варианту опе!шить. Это частное проявление более общей тенденции глаголов данного словообразовательного типа с безударным -еть (после шипящей -ать) к переходу в тип на -ить
(на базе фонетического совпадения в инфинитиве и в прош.
времени): ср. вы"здоровлю, -вит при исконном вы"здоровею,
-веет; проя"снить (о погоде) как вариант к проя"снеть.

232

О противниках…

вида здесь автор СПИ справился все-таки лучше, чем
Хендлер.
Это, однако, далеко не единственный пример, когда
Хендлер ловит автора СПИ на ошибках в виде. Деликатной проблеме правильного и неправильного употребления видов посвящена значительная часть его исследования.
Разумеется, мы ни в коей мере не считаем, что тонкости вида недоступны тому, для кого славянский язык
не родной. Но все же ясно, что для тех, кто занимается
видом, уровень требований в этой сфере очень высок
— особенно если речь идет о том, чтобы ловить русских авторов на ошибках в виде. Увы, наш автор много
раз проявляет недостаточно точное владение именно
теми нюансами видов, которые являются непосредственным предметом его обсуждения.
Пример. Автор утверждает, что во фразе съдлай,
брате, свои бръзыи комони 21 императив несовершенного вида съдлай употреблен неправильно, «потому
что это противоречит всем правилам образования императива, чтобы в неотрицательном императиве использовался несовершенный вид, когда имеется и перфективный член видовой пары» (с. 139). Иначе говоря,
нужно было сказать осъдлай, а в таком виде фраза из
СПИ просто выдает фальсификатора.
Носитель русского языка на такое может только
развести руками. Ему трудно поверить, что, например,
фразы Ступай за мной; седлай коня! («Руслан и Людмила», песнь V) или Пора, дитя мое, вставай («Евгений Онегин», глава III) выдают своего автора как не
владеющего русским языком. Сказать седлай коней не
только можно, но в данной ситуации гораздо уместнее
и выразительнее, чем оседлай коней. Но автор статьи
не чувствует той разницы, что немаркированное осед-

О статье М. Хендлера (1977). § 5

233

лай коней выражает лишь желание говорящего, чтобы
кони были оседланы, а седлай коней — это приглашение начать собираться в поход.
Что же касается приведенного Хендлером общего
правила, то оно свидетельствует лишь о том, сколь
приблизительными и неполными сведениями о видах
он руководствуется в своих претензиях на то, что он
знает, какие глаголы в СПИ поставлены в правильном
и какие в неправильном виде.
Еще пример. Во фразе ту пиръ докончаша храбрiи
Русичи: сваты попоиша, а сами полегоша за землю
Рускую 73, по утверждению Хендлера (с. 137), попоиша содержит чистовидовой префикс, который не добавляет к простому поити никакого оттенка значения.
А чистовидовые префиксы — позднее явление. А следовательно, и сам текст СПИ — поздний.
В действительности же префикс по- в попоити никоим образом не является чистовидовым даже и в современном языке, не говоря уже о древнем. Поити /
попоити — это вообще не видовая пара. Префикс поимеет здесь отчетливое собственное значение; а именно, возможны варианты: 1) "в ограниченной степени
или ограниченное время# (по Далю [3: 297], "поить
несколько#) (немного попоил коня и унес ведро); модификацией того же является ласкательное значение [1а]
(попоил гостя чайком); 2) "всех или многих# (по Далю,
"напоить допьяна многих#) (всех попоил — как всех
поубивал, всё побросал). Для значения 2 ср. в Ипат.
([1195], л. 235 об.) близкий глагол попитись ("понапиваться#): потомъ же позва Дв!дъ Чернии Клобоуци вси,
и тоу попишась оу него вси Чернии Кло(боу)ци. Во фразе из СПИ замечательным образом, возможным только
в художественном тексте, одновременно актуальны все
три эти значения: ярче всего значение 2, но присутствует также значение 1а, поскольку фраза реализует

234

О противниках…

метафору пира, а потенциальным образом даже значение 1 (как литота).
Тут можно, правда, возразить, что мы описываем
современное восприятие, а древнее могло быть иным.
Действительно, детали могли быть иными. Но, как правильно отмечает сам Хендлер, в русском языке развитие здесь шло в сторону чистовидовых префиксов, а не
наоборот; поэтому, если и сейчас префикс не «пустой»,
то он заведомо не был таковым и в древности.
Отметим, кстати, что Хендлер неоднократно пользуется следующим ловким приемом: он утверждает,
что некоторая фраза F неправильна, а на возражение
«но ведь по-русски именно так и говорят» отвечает,
что в данном пункте древнерусский отличался от современного. Он даже дает понять русским, что они в
этом вопросе находятся в очень невыгодном положении, потому что на них давит их родной язык. При
этом, однако, декларации Хендлера о положении дел в
древнерусском или просто голословны, или подкрепляются одним-двумя примерами, проанализированными
с той же степенью достоверности, которую мы уже
видели.
Например, мы узнаем, что фраза ступаетъ в златъ
стремень 59 с точки зрения древнерусского вида неправильна и тем самым разоблачает составителя СПИ
как носителя современного русского языка. Конечно,
по-русски свободно можно сказать, например, и он
осторожно ступает по кочкам (когда кочек много), и
он останавливается, набирается духу — и наконец все
же ступает на последнюю ступеньку (когда речь идет
об одной ступеньке). Но Хендлер (с. 132) откуда-то
знает, что для глагола ступати в древнерусском, в отличие от современного языка, было возможно только
первое, но не второе (из чего и следует, что автор СПИ
здесь попался). Никакого реального материала для та-

О статье М. Хендлера (1977). § 5

235

кого утверждения у него нет — только его собственное
мнение.
Как один из своих центральных аргументов Хендлер подает ошибку, которую он якобы выявил во фразе: Темно бо бъ въ 3 день: два солнца помъркоста, оба
багряная стлъпа погасоста 103. Мы узнаем от него,
что здесь «безусловно» (unbedingt) имелось в виду значение "стало темно# (а не "было темно#), т. е. смысл здесь
мог быть только самым банальным: "Темно ведь стало
в третий день, два солнца померкли...# (где последовательные фразы передают просто разные аспекты одного и того же события). Вывод Хендлера: значит, здесь
надо было сказать бысть, а не бъ, а автор из-за плохого владения древним языком ошибся; значит, это
был не древний автор, а фальсификатор позднего времени (с. 120).
Между тем ничто не мешает подать эту же картину
менее плоско: "Темно ведь было в третий день: два
солнца померкли...# (где второе понимается как причина первого). И ровно так всегда и переводят русские
переводчики. Выбрав бъ, а не бысть, автор представил
ситуацию именно вторым из этих способов. Но Хендлер знает лучше автора СПИ, что! тот хотел сказать.
Нельзя не заметить, что Хендлер здесь очевидным
образом нарушил провозглашенную им самим установку на то, чтобы выводы общего характера строились
только на основе бесспорных пассажей СПИ, а не двусмысленных.
Добавим для завершения картины, что когда Айтцетмюллер решил похвалить Хендлера за неотразимые
аргументы в пользу поддельности СПИ, то он не нашел
ничего более прочного, чем именно этот абсолютно
субъективный аргумент с бъ, которое якобы поставлено вместо бысть.

236

О противниках…

§ 6. В целом ряде случаев лингвистические утверждения, которые Хендлер кладет в основу своих построений, попросту неверны.
В своей статье Хендлер несколько раз обращается к
теме вторичных имперфективов на -ывати и времени
их возникновения. В частности, он обсуждает вопрос
об их возможном появлении в начале XIV в. (с. 110).
Наиболее отчетливое из его высказываний на эту тему
таково: «класс итеративов на -ывати в целом не может
быть датирован XII веком» (с. 137).
Между тем в тексте СПИ имеется пример посвъчивая 54. Приговор ясен: вот вам одно из самых очевидных и весомых свидетельств позднего происхождения
СПИ.
Не будем доискиваться ответа на вопрос, откуда
взял Хендлер свой исходный постулат. Дадим себе
труд проделать то, что должен был бы сделать сам
Хендлер, — посмотрим, как реально обстоит дело с
вторичными имперфективами в важнейших древнерусских памятниках. Вот некоторые результаты.
ПВЛ по Лавр.: оумыкиваху л. 5а [до 852], съставливати 9а [898]; далее в текстах Мономаха — нарьживаите 80с, wправливати 81а, сва[жива]єт ны 83с.
Киевская летопись XII в. по Ипат.: подъоучивая 108
об. [1118], разлоучивая 114 об. [1141], докучивахоуть
115 об. [1142], повабливаеть 117 об. [1145], wставливаю 121 [1146], ъха ... оуставливать (там же), оутъшивая 125 [1146], а съмо сь за нами Днъпръ росполиваеть 132 об. [1148], оукладываю 133 об. [1148], понуживахоуть 138 об. [1149], замысливають 144 об.
[1150], сваживати 145 [1150], ръкы сь смерзывають
147 об. [1150], а на мь сь wборочивая 151 об. [1151],
шрьживаюче 152 об. [1151], оустьгывахоуть 154 об.
[1151], ты ми еси ... понуживалъ 153 [1151], скупли-

О статье М. Хендлера (1977). § 6

237

вати 169 об. [1154], скупливая 170 [1154], понуживати 172 об. [1155], понуживаше 173 об. [1156], послушивая 174 [1156], подъмолвивашеть 175 об. [1158],
оукаривахуть 177 [1159], нооущивають 178 об. [1159],
снашивахутьсь 179 об. [1159], прикладывахуть 166 об.
[1152], оутъшиваше 189 об. [1168], приъха wправливатсь 191 [1169], рознаменываюче 193 об. [1170],
сваживаеть (там же), припрашивати 194 [1170], и
начаша сь снашивати (там же), не оуправливаше 195
об. [1171], поръзывая 197 об. [1172], выръзывая (там
же), покладывати 202 [1174], въжигивашеть 206 об.
[1175], воскладывають 210 [1175], нарьживающи 211
об. [1176], размышливая (2×) 214 [1178], оутъшивая
(2×) 215 [1179], приъждивахоуть 218 [1180], поноуживая 226 [1185] (+[1187] [2×]), росдоумываєть 227 об.
[1187], поноуживашь (вм. -аше) 234 [1193], востьгивати 236 [1195], wправливаясь 238 об. [1195], ходи ...
wтомьщиватьсь 241 [1196], оутъшивая 241 об. [1197].
НПЛ (Синод. список): съвъшивати 68 об. [1204],
въсла ... проваживатъ 82 об. [1215], пристраивати
[1224], разграбливахуть 113 об. [1230].
Берестяные грамоты XI–XIII вв.: надъливати 794
(3 четв. XII в.), оурекываютсь, шсоу[л]ивати 600 (10-е
– 40-е гг. XIII в.).
См. также материалы, приводимые в ИГРЯ 1982:
175.
Разумеется, эти данные полностью перечеркивают
аргумент Хендлера, связаный со словоформой посвъчивая в СПИ (особенно если учесть, что максимум таких форм обнаруживается в ранний период именно в
Ипат. — памятнике, тесно связанном с СПИ). Но показательно и общее качество статьи, если в ней за исходные положения принимаются утверждения такой степени достоверности.

238

О противниках…

В качестве существенного аргумента в пользу позднего происхождения СПИ Хендлер выставляет статистику употребления имперфекта.
По утверждению Хендлера, статистика здесь такова: СПИ попадает в ту же группу, что церковнославянские тексты (житие Феодосия, житие Бориса и Глеба),
где имперфектов много, и резко отличается от Хожения Даниила, Кирилла Туровского, Задонщины, Илариона, Мономаха (в этой группе произведений имперфектов мало). Таким образом, СПИ, светское произведение (вероятно, светского автора), по употреблению
имперфекта объединяется с агиографическими произведениями. По Хендлеру, это значит, что СПИ было
создано позднее XII века, «когда стилистическое значение имперфекта воспринималось иначе, чем в период с XI по XIII век» (с. 130).
Статистика Хендлера, однако, абсолютно неудовлетворительна с точки зрения нормальных научных требований.
Во-первых, он подсчитывает количество имперфектов по отношению не к общему числу словоформ прошедших времен, а к общему объему текста. Единственно, чем хороша такая статистика, — это тем, что так
легче считать. В остальном она никуда не годится: какой смысл может иметь подсчет среднего числа имперфектов на страницу текста в условиях, когда в одном
тексте описания событий в прошлом могут быть представлены, скажем, вдвое чаще, чем в другом?
Во-вторых, неудовлетворителен выбор сравниваемых памятников. В частности, исключены летописи
— под совершенно не относящимся к делу предлогом,
что они имеют не одного автора, а многих.
Не будем тратить времени на комментарии по поводу дефектной логики тех выводов, которые делает Хендлер из своих подсчетов.

239

О статье М. Хендлера (1977). § 6

Проделаем вместо этого самую естественную операцию, которая должна была бы первой прийти в голову
человеку, заинтересовавшемуся вопросом о том, действительно ли в СПИ ненормально много имперфектов,
— а именно, сравним положение с имперфектами в
СПИ и в рассказе Ипатьевской летописи о походе Игоря. Близость и взаимосвязь этих двух произведений
общеизвестна: они рассказывают об одном и том же
событии, сходны по объему, отчасти и по способам
выражения.
Разумеется, мы подсчитываем проценты по отношению к общему числу словоформ прошедших времен, а
не к общему объему текста. Глагол быти, как и у Хендлера, ввиду его особого статуса из подсчетов исключен. «Темные места» не учитываются.

СПИ
Ипат.,
поход
Игоря

Аористы

Имперфекты

Перфекты

143 (72%)

35 (18%)

18

Плюсквамперф.
2

160 (68%)

47 (20%)

14

13

Как легко видеть, цифры очень похожи. Утверждение Хендлера, что СПИ сближается только с агиографическими произведениями, полностью провалилось.
Процент имперфектов в СПИ даже несколько ниже,
чем в рассказе из летописи.
Тем самым аннулируются все выводы, которые пытается сделать из своей статистики Хендлер. Все подозрения в неподлинности, построенные на статистике
имперфектов, он должен теперь адресовать не только
СПИ, но в равной мере и Ипатьевской летописи.
В очередной раз подтвердилось известное положение: неграмотно построенная статистика не доказывает

240

О противниках…

ровно ничего; ее единственная польза — впечатление
научной солидности, которое она производит на поверхностного читателя.
Еще одна грамматическая тема — деепричастия
(точнее, несогласованные причастия).
В СПИ имеется три таких примера: Се бо готскiя
красныя дъвы въспъша на брезъ синему морю, звоня
Рускымъ златомъ 109; Не тако ли, рече, ръка Стугна,
худу струю имъя ... 197; Здрави князи и дружина, побарая за христьяны на поганыя плъки 217.
О таких деепричастиях (Adverbialpartizipien) Хендлер пишет (с. 139): «Поскольку развитие этой грамматической формы в XII веке, очевидно, еще даже не началось, а старший пример относится к концу XIV века,
в высшей степени примечательно, что в СПИ она засвидетельствована трижды, причем в этих случаях речь
идет не вообще о "несогласованности", а об однозначных деепричастиях в современном русском смысле».
Сразу же заметим, что пафос этой тирады мгновенно поблекнет, если вспомнить, что позднейшие переписчики несомненно время от времени неосознанно
заменяли согласованные причастия оригиналов на привычные им несогласованные.
Например, во фразе не мы єго ўбили, но убила и
Дв!двича и Всеволодичь, wже замыслили на нашего
кньзь зло, хоть и убити лестью (Лавр. [1147], л. 106)
мы видим несогласованное хоть; между тем в Радзивил. здесь стоит хотьчи, в Академич. хотьче. Очевидно, не кто иной, как писец Лаврентьевской летописи
Лаврентий подменил новым хоть исконное хотьче (и
это уже в 1377 году!). Другой точно такой же случай:
братя наша ходили с Ст!ославомъ великим кньзем и
бились с ними, зрь на Переяславль (Лавр. [1185], л. 134
об.); в Радзивил. и Академич. зряче.

О статье М. Хендлера (1977). § 6

241

Одного этого обстоятельства уже вполне достаточно, чтобы обесценить «разоблачение» СПИ, построенное на поведении деепричастий.
Но есть и более глубокая причина, по которой это
«разоблачение» недействительно. Дело в том, что неверен главный исходный пункт рассуждения Хендлера:
в XII веке разрушение согласования причастий в действительности уже началось.
Вот некоторые примеры: таче по сихъ шедъшема
има въ цр!квь, и сътворивъ мл!твоу съдоста (Житие
Феодосия — Усп. сб., 41а); иди, потьрпи мало ..., аще
ли же, то да съваривъше пьшеницу ти тоу съмьтъ съ
медъмь, пръдъставиши на трьпезъ братии (там же,
50 б); и се, владыко, оже жены наиболъ кланьютьсь
въ соуботу до земль, тако молвь: «за оупокои кланьємсь» («Вопрошание Кириково», ст. 9); а въ лохани,
рече, в неи же мывсь, пью ("пьют#) изъ нея, иноу водоу
въльявъ (там же, ст. 35); страх имъите Би!и в ср!дци
своємь и млстню творь неwскудну («Поучение» Мономаха); да то ти съдить сн!ъ твои хрьстныи с малым
братомъ своимъ, хлъбъ ъдучи дъдень (письмо Мономаха к Олегу); помоливъшись епископъ (Житие Нифонта по списку 1219 г.). (В исследованиях отмечаются и
еще более ранние примеры — в минее 1096 г., Мстиславовом евангелии, Ефремовской кормчей; см. ссылки
в Борковский, Кузнецов 1963: 354, сноска 102; см. также ИГРЯ 1982: 325 и след.)
В берестяных грамотах положение таково. Для XII и
XIII вв. пока еще имеются лишь не вполне надежные
примеры несогласованных причастий. Но в XIV в. несогласованные причастия встречаются уже столь часто, что сам принцип согласования следует считать уже
по существу разрушенным; при любых подлежащих
реально чаще всего встречается прежняя форма ед. числа мужского рода — как в СПИ. Примеры: приъхавъ

242

О противниках…

и-Заволоцъь, носилъ ("носили#) серебро (№ 417, 1410-е –
1430-е гг.); да иди с Обросиемъ к Степану, жеребии
возмь (письмо к матери) (№ 354, сер. XIV в.).
Из древнейших примеров особенно близок к фразам
из СПИ пример с молвь из Кирика (жены ... кланьютьсь ... молвь — ср. дъвы въспъша ... звоня в СПИ):
причастие той же категории, тот же тип несогласованности, такой же порядок слов. Если примеры из СПИ
представляют собой, как сообщает нам Хендлер, «однозначные» деепричастия в современном русском смысле, то это верно и для фразы из Кирика.
Можно, конечно, возразить, что примеры из Кирика
известны по Кормчей 1280-х гг., а из Мономаха — по
Лаврентьевской летописи 1377 г. Но как раз в данном
случае для нас здесь никакой разницы нет: если в тексте Кирика и Мономаха эти примеры могли возникнуть под пером переписчика, то ровно то же могло
произойти и с СПИ.
В ряде случаев Хендлер кладет в основание своих
рассуждений некий исходный постулат, который он
сам же и придумал. Такой постулат вводится в сущности декларативным путем — один-два примера с короткими, довольно небрежными комментариями, приводимые в подтверждение такого постулата, разумеется, нельзя считать настоящим научным обоснованием.
Пример. В основе значительной части авторских заключений лежит следующий постулат: «Первоначально древнерусский не знал никакого обозначения итеративности в глаголе» (с. 120). И далее: «В старославянском же наметилось... другое развитие, которое
привело к тому, что для итеративных высказываний в
сфере прошедшего стал употребляться имперфект,
причем не только от дуративных, ... но и от недуративных глаголов» (с. 121).

О статье М. Хендлера (1977). § 6

243

Таким образом, по Хендлеру, имперфект от глаголов совершенного вида (скажем, вьсегда егда начьнъахомъ сь брати ...) — это старославянское явление,
чуждое древнерусскому. В древнерусском же, по Хендлеру, употреблялись только фразы с аористом, без какого-либо специального выражения итеративности,
типа дворовъ много затвориша. Откуда берется столь
сильное и априори абсолютно неочевидное утверждение, Хендлер не поясняет. Он просто знает, что было
именно так.
Заявим с полной решительностью: хендлеровский
постулат ни в коей мере не соответствует реальной
ситуации в старославянском и древнерусском. Любое
сколько-нибудь серьезное исследование материала немедленно бы это показало. Но автор, видимо, счел, что
ему достаточно впечатления от нескольких случайно
попавшихся ему фраз.
Сама оппозиция «фразы типа дворовъ много затвориша — фразы типа вьсегда егда начьнъахомъ сь брати», которую провозглашает Хендлер, свидетельствует просто о смешении понятия итеративности и понятия множественного объекта. Хендлеру кажется, что
если дворов много, то действие с ними тем самым итеративное, — и вот он уже объясняет нам, что во фразе
дворовъ много затвориша не выражена итеративность.
В действительности же эти два понятия не только различны, но и в принципе независимы друг от друга: можно мыслить, например, закрытие сколь угодно большого количества дворов как единое событие (даже если они закрывались не единовременно).
Фразы типа дворовъ много затвориша, которые
Хендлер объявляет «собственно русским народным способом выражения», столь же свободно употреблялись
и в старославянском. Достаточно раскрыть Супрасльский кодекс, и мы немедленно найдем, например: мно-

244

О противниках…

гы отъ пръльсти обрати 63б, єšже ради блазнишь и
ïзгоубишь многы 75а, на агг%ельскоє се житиє многы
приведе 103б, многы кн%игы писа III-68а и т. п.
Что же касается утверждения Хендлера, что в собственно древнерусском были невозможны фразы с имперфектом совершенного вида, то тут остается лишь
развести руками. Мало того, что они были возможны,
— они составляют характерную особенность древнерусского имперфекта. Ю. С. Маслов в работе “Имперфект глаголов совершенного вида в славянских языках” (Маслов 1954) на основе анализа обширного материала древних славянских языков с полной надежностью установил, что важной особенностью древнерусского языка было широкое употребление имперфекта
от глаголов совершенного вида (в так наз. кратно-перфективном значении), тогда как в старославянском эта
черта была развита слабо.
Такова степень достоверности этого фундаментального постулата Хендлера. Но всё дальнейшее в его статье уже будет поверяться этим постулатом. Окажется,
в частности, что СПИ ведет себя не как русский памятник, а как церковнославянский: в нем много имперфектов и нет фраз типа дворовъ много затвориша. А это
подозрительно для светского памятника. А это, как уже
легко догадаться, показывает, что памятник не подлинный.
§ 7. Значительная часть аргументации Хендлера
подчинена пресловутому принципу «раз не встретилось в памятниках, значит, не было в языке». Казалось
бы, ошибочность этого принципа давно установлена и
теперь уже должна быть общеизвестна. Но Хендлер с
готовностью повторяет ошибки предшественников,
многократно попадая в эту простейшую ловушку.

О статье М. Хендлера (1977). § 7

245

Вот максимально показательный пример. Хендлер
всерьез утверждает, что седлати — это новообразование из оседлати, построенное по аналогии с другими
видовыми парами (с. 135). Основание: оседълати известно уже в старославянском, а седлати засвидетельствовано лишь с 1480 г. О времени образования слова
седлати Хендлер говорит так: «Ввиду полного отсутствия фиксаций невероятно, чтобы это событие осуществилось уже в XII веке». Таким образом, по Хендлеру,
в праславянском от слова *sedъlo было образовано сразу *obsedъlati, а слова *sedъlati не было. Его не смущает, что бесприставочное *sedъlati отражено практически во всех славянских языках.
Зачем такой акробатический трюк? А вот это как
раз легкий вопрос: ведь в СПИ есть съдлай — вот сочинитель СПИ и попался на том, что употребил форму,
которая появилась на свет только в 1480 году!
И все, решительно все примеры, когда автор работает по формуле «раз не встретилось в памятниках, значит, не было в языке», нужны ему ровно для того, чтобы вывести именно такую мораль.
И вот среди уличающих автора СПИ фактов мы видим, например, то, что в памятниках XI–XIII вв. (а в
некоторых случаях и в памятниках XI–XV вв.) нет примеров глаголов прыскати, прыснути, свиснути, закладати, приламати, притоптати, притрепати, троскотати, рокотати, щекотати (о соловье) и др. Для глагола утерпнути нет примеров его употребления именно в отношении солнечного света (как это мы находим
в СПИ). И т. д.
З а м е ч а н и е . К этому стоит добавить, что сама формула «нет в древних памятниках» у Хендлера на деле практически всегда означает просто: «нет в Срезн.». Например, для
глагола стукнути Срезн. дает всего один пример — из СПИ
(стукну земля). И вот уже глагол стукнути попадает в «чер-

246

О противниках…

ный список»: по Хендлеру (с. 146), он может значить только
"ударить#, а в СПИ этот глагол подозрительным образом употреблен в «неправильном» значении "загреметь#. И все это
лишь потому, что И. И. Срезневский не счел необходимым
включать в свой словарь еще и пример из ПВЛ: В се же времь земль стукну ("земля загремела#), яко мнози слышаша.

Но мы не будем повторять здесь всего, что уже сказано выше об ошибочности и наивности формулы «нет
в древних памятниках»; см. «Аргументы...», § 34.
Обратимся теперь к центральному примеру всех построений Хендлера, который он сам подает как неотразимое свидетельство позднего происхождения СПИ.
Исходный постулат Хендлера здесь таков. Глагол
мьркнути в древнейший период был совершенного вида. Несовершенный вид от него был мьрцати. В позднее время возникло новое соотношение: мьркнути стало несовершенного вида, а его видовой парой стало
помьркнути.
В СПИ мы находим: Длъго ночь мрькнетъ 33; с другой стороны: Два солнца помъркоста, оба багряная
стлъпа погасоста 103. В соответствии с постулатом
Хендлера, это новое соотношение. Вывод Хендлера
ясен: вот несомненное свидетельство позднего происхождения текста СПИ.
Рассмотрим этот вопрос более подробно.
Верно то, что глагол *mьrknoti принадлежит в южнославянских языках (сербском, словенском) к совершенному виду; то же и в старославянском.
На русской почве положение таково. В подтверждение своего тезиса о том, что мьркнути первоначально
было совершенного вида, Хендлер приводит только
следующие два примера (оба из Срезн.): Абиє же по
скръби дьнии тъхъ слъньце мьрькнеть, и лоуна не
дасть свъта своєго, и звъзды съпадуть съ н!бсе (Ост-

О статье М. Хендлера (1977). § 7

247

ромирово ев., Матф. 24.29); Мерьче сл!нце (Галицкое ев.
XIII в., Лук. 23.45).
Но евангелие — это текст, который в лексическом
отношении полнее и прочнее всех прочих сохраняет
черты своего южнославянского первоисточника. Поэтому эти евангельские примеры сами по себе еще не
свидетельствуют о том, что и в собственно древнерусском глагол мьркнути был совершенного вида. А других примеров этого глагола, кроме евангельских, в
древнерусских памятниках не встретилось (если не
считать СПИ).
Между тем и в самом старославянском и в русском
церковнославянском употреблялся также и глагол помьркнути (Хендлер отмечает этот факт, но старается
его затушевать, поскольку он сильно портит его конструкцию). Так, в Мариинском ев. в Лук. 23.45 читается помръче слъньце (при слъньцю мръкъшю в Зогр. и
Ассем.). Заметим, что в Остр. здесь стоит омьрькъшоу,
т. е. тоже глагол с приставкой.
Примечательна ситуация в Мстиславовом ев.: из пяти имеющихся примеров в четырех стоит форма с пои только в одном форма без приставки: помьркнеть
(Матф. 24.29) 52г, 133а, помьрче (Лук. 23.45) 155б,
159б — мьрче (тоже Лук. 23.45) 121г.
А вот как представлены глаголы с корнем мьрк-/
мьрч- в летописях (все примеры связаны с затмениями
солнца). Ипат.: быс знамение въ слн!ци: ш вечера аки
мсць малъ, и мало не смерчесь ([1124], л. 107 об.); тогда бо гл!ахоуть тмоу бывшюю в Галичи яко и звъзды
видити средъ дн!и слн!цю померькшю ([1187], л. 228).
Синод. НПЛ: маиь въ 1 дн!ь въ час 8 дн!и яко въ звоненiє вечернее слн!це помьрче яко на часу и боле и звезды
быша ([1185], л. 46); быс знамениє въ сл!нцi въ полъдн!и
и быс яко мсць и съмерчесь ([1187], л. 48); померче
слн!це ([1271], [1321], л. 150 об., 162).

248

О противниках…

Итак, в светских памятниках в перфективном значении "потемнеть, затмиться# использованы только глаголы с приставкой (помьркнути, съмьркнутись), но не
бесприставочное мьркнути. И даже в евангелиях
заметно проявляется тенденция заменить идущее из
южнославянских оригиналов мьркнути на глагол с
приставкой: в Остромировом ев. это сделано один раз
из двух (омьрькъшоу при мьрькнеть), в Мстиславовом
четыре раза из пяти.
Таким образом, от постулата Хендлера не остается
практически ничего.
Сказав пом<е>ркоста, а не меркоста, автор СПИ поступил в точности так же, как летописи XII века. Напротив, если бы он употребил меркоста, которого здесь
требует Хендлер, это была бы очень странная уступка
даже не просто церковнославянскому узусу, а его уже
почти исчезнувшему к эпохе Игоря варианту.
Взглянем теперь на тот класс глаголов, к которому
принадлежит в современном русском языке меркнуть:
это глаголы на -нуть, способные терять -ну- в прошедшем времени, со значением "становиться таким-то#, "переходить в новое состояние#. Во всей вост.-слав. зоне
все глаголы этого класса (мёрзнуть, тускнуть, вянуть,
молкнуть, вязнуть, грязнуть, гибнуть, мокнуть, сякнуть, сохнуть, пухнуть и т. д.) принадлежат к несовершенному виду — в отличие от глаголов на -нуть с
устойчивым -ну-, обозначающих единичный акт (крикнуть, двинуть и т. п.).
Столь четкая ситуация с видами глаголов на -нуть
действительно в наибольшей степени характерна именно для вост.-слав. зоны. В других зонах некоторые из
этих глаголов относятся к другому виду. Это не значит,
однако, что в вост.-слав. зоне произошло изменение
уже вполне сформировавшегося совершенного вида,

О статье М. Хендлера (1977). § 7

249

например, глагола мьркнути на противоположный.
Так, польское mierzchnąć "меркнуть# тоже относится к
несовершенному виду; в некоторых болгарских говорах существует мръкне се "смеркается# (несов. вида)
(см. ЭССЯ, 21: 133). Дело в том, что окончательное
распределение глаголов по видам происходило уже
независимым образом в отдельных языковых группах
и отдельных языках. Исходное же видовое состояние
было еще достаточно аморфным.
Употребление мрькнетъ в качестве глагола несовершенного вида в СПИ полностью соответствует правилам живых восточнославянских языков. А тезис
Хендлера о том, что эти правила сложились позднее
XII века, необходимый ему для «разоблачения» СПИ,
основан исключительно на всё том же принципе «раз
не встретилось в памятниках, значит, не было в языке».
Итак, гипотеза о том, что на каком-то древнейшем
этапе развития древнерусского языка мьркнути относилось к совершенному виду, сама по себе недоказуема
и не соответствует современным представлениям о
том, как формировались виды в славянских языках. Но
даже если бы она была верна, Хендлер абсолютно ниоткуда не мог бы знать, что в живой древнерусской
речи в конце XII века смена старого вида новым у глагола мьркнути еще не произошла и даже не начался
переходный период, когда они сосуществовали.
Такова цена «анахронизма», который якобы обнаружил Хендлер в формах помъркоста и мрькнетъ.
В конце работы автор резюмирует выявленные им
факты, которые, как он считает, ставят под сомнение
раннюю датировку СПИ (с. 158): «однозначные неологизмы, такие как итератив на -ывати и троекратное
употребление деепричастия», «поразительно сильный
параллелизм с агиографией», полное отсутствие «соб-

250

О противниках…

ственно русских народных способов выражения — таких, как итеративность, выраженная синтаксически с
помощью аориста», «необыкновенно большое количество... неправильностей грамматического и семасиологического характера». «В СПИ едва ли найдется хоть
одно предложение, которое бы не обнаруживало отчасти странных искажений и описок». Особо подчеркнуто «поразительно широкое и во многих случаях грамматически сомнительное употребление имперфектов
вместе с бесчисленными нерегулярными формами у
одних только глаголов, не говоря уже об остальном
тексте» (с. 159).
Как можно видеть из нашего разбора, не выдерживает критики ни один из этих пунктов.
Примечательно, что автор постоянно делает упор на
«необыкновенно большое количество» таких мест, которые вызывают его недоверие. В самом деле, ему остается надеяться лишь на количество, поскольку качество в каждом конкретном случае плачевное. Но даже
и сотня мыльных пузырей, взятых вместе, дает всего
лишь мокрое место.
Общий итог нашего разбора оказался резко отрицательным. Работа Хендлера поверхностна: затронуты
десятки вопросов, но все бегло — ни один не исследован глубоко. При чуть более глубоком анализе в любом
месте всё проваливается. По поводу целого ряда аргументов автору совершенно достаточно было бы просто
заглянуть в СССПИ, где приводятся примеры из памятников, чтобы увидеть, что его утверждение элементарно не соответствует фактам. Работа просто не заслуживала бы подробного разбора, если бы не то значение,
которое ей приписывают новые сторонники поддельности СПИ.

О статье Р. Айтцетмюллера (1992). § 8

251

О статье Р. Айтцетмюллера (1992) «К употреблению имен в "Слове о полку Игореве"»
§ 8. Статья задумана как дополняющая данные
М. Хендлера (1977): Хендлер изучил употребление глаголов в СПИ, а в этой статье в том же ключе изучается
употребление имен.
В отличие от Хендлера, который в своих выводах
ограничивается сдержанными формулировками, Р. Айтцетмюллер решителен: что СПИ — это подделка конца
XVIII века, для него совершенно очевидно. Его тон по
отношению к тем, кто этого еще не понял, небрежен и
высокомерен.
Как и другие авторы этого цикла работ, Р. Айтцетмюллер не считает нужным не только опровергать аргументы противников, но даже упоминать. Ни слова о
Задонщине, хотя ясно, что многие из обсуждаемых
проблем прямо зависят от решения вопроса о ее соотношении с СПИ.
Значительную часть статьи составляет панегирический пересказ работы Хендлера (1977), с которой Айтцетмюллер полностью солидаризируется. Единственное, что его не устраивает у Хендлера, — это мнение
последнего, что имена в СПИ не позволяют судить о
времени создания произведения. По Айтцетмюллеру,
имена доказывают поддельность СПИ с такой же очевидностью, как глаголы.
Характеристика научного уровня работы Хендлера
уже дана нами выше, и мы не будем здесь обсуждать
вопрос о том, что может означать полное с ней согласие.
Основное содержание статьи Айтцетмюллера можно разделить на две неравные части: 1) демонстрация
фактов из сферы употребления имен в СПИ, которые

252

О противниках…

были невозможны в XII в.; 2) аргументация в пользу
того, что эти факты указывают не на XV–XVI вв., а
именно на конец XVIII в. К чести автора следует сказать, что это разделение он сам четко объявляет.
Первая часть образует основное содержание статьи,
вторая — это две страницы в конце.
Про первую часть можно сказать лишь одно: здесь
автор ломится в открытые ворота. Давно установлено,
что в СПИ не только фонетический облик слов, но и их
морфологическое оформление, в частности, окончания
склонения, соответствуют нормам XV–XVI веков, а не
XII века (см. «Аргументы...», § 17). Только полным отрывом от всего, что уже сделано в этой области, можно
объяснить тот пафос, с которым Айтцетмюллер демонстрирует нам представленные в СПИ поздние окончания склонения и т. п.
С поразительным простодушием автор указывает
нам в СПИ словоформы, которые совпадают с современными русскими, и восклицает: «neurussisch!», «absolut neurussisch!». Понимать это следует так: вот вам и
вопиющая улика против фальсификатора, который
плохо справился со своей задачей, вставив по простоте
то тут, то там свои родные формы.
Когда встречаешь подобный предельно поверхностный аргумент, становится неловко за лингвистов.
Возьмем Мономаха — да кого угодно — и тут же найдем у него дюжину примеров neurussisch! Как можно
не видеть, «выставляя на позор», например, встретившуюся в СПИ словоформу Р. ед. жен. быстрой, что
нужно сперва проверить, не была ли она обычной уже
для XVI в. (а не только для XVIII–XX вв.), и если да, то
эта «улика» не стоит ровно ничего?
А каким немыслимым простофилей и недоучкой
предстает сочинитель СПИ, если поверить Айтцетмюллеру! Он, оказывается, просто не справился со склоне-

О статье Р. Айтцетмюллера (1992). § 8

253

нием существительных и написал, например, въ Путивлъ вместо въ Путивли по той простой причине, что
сам так говорил; и то же в десятках других подобных
случаев. И наш автор-лингвист не отдает себе отчета в
том, что этот уровень не очень способного школьника
он приписывает тому же самому человеку, который,
например, сумел постичь совершенно чуждую ему категорию двойственного числа, безошибочно построить
соответствующие древнерусские словоформы и вставить их в текст в правильных местах, сумел освоить
чуждую ему глагольную систему с несколькими прошедшими временами, сумел овладеть правилами использования древнерусских энклитик, сумел правильно
употребить десятки слов в их древнем значении, а не в
том, которое было привычно ему самому, и т. д. — не
будем продолжать...
Поистине, наш автор недалеко ушел от тех, кто
представляет себе написание СПИ как фарс, устроенный каким-то литературным Хлестаковым на спор с
приятелями за один вечер.
Правда, ловя таким же образом сочинителя СПИ на
словоформах Р. ед. земли и И. мн. зори, Айтцетмюллер
все же дает некоторый комментарий. По его словам,
эти словоформы идут именно из современного русского, так как объяснить здесь окончание -и диалектным
переходом ъ в и нельзя: в СПИ в корнях слов ъ в и не
переходит (с. 111, 116).
Увы, автор просто не знает особенностей русских
рукописей XV–XVI вв., в частности, именно псковских. Он не знает, что во многих северо-западных рукописях (в основном псковских) в части форм представлено окончание -и на месте -ъ, при том что общего
фонетического перехода ъ в и нет; иначе говоря, это -и
имеет морфологическое, а не фонетическое происхождение. В таких рукописях, в частности, Р. ед. жен. и

254

О противниках…

И. В. мн. мягкого склонения имеют именно окончание
-и (земли, зори и т. д.) — при сохранении ъ в корне,
т. е. в точности так, как в СПИ.
Вообще, практически все звенья айтцетмюллеровского списка словоформ, якобы прямо взятых из современного русского (М. ед. мягкого склонения на -ъ,
Р. ед. земли, В. мн. кони, смешение -и и -ы в И. В. мн.,
И. мн. сулицы, В. мн. князей), непосредственно обнаруживаются, например, в Строевском списке Псковской
3-й летописи и в Псковской судной грамоте; см. «Аргументы...», § 22.
Мы узнаём, что сочинителя СПИ разоблачает также
словоформа прикрыты: по Айтцетмюллеру, в XII в.
могло быть только прикръвены. Однако если бы автор
заглянул хотя бы в СССПИ (4 [1973]: 124), то легко
нашел бы там примеры: покрыти (И. мн. причастия) в
Ипат. [1151], покрытъ, покрыта, покрыто в Флав.
(перевод XI–XII вв.), покрыто в Девгениевом Деянии
(перевод XII–XIII вв.). Добавим к этому, что в Флав.
есть и другие такие же примеры (не шкрыта, не съкрыто и т. п.) — всего здесь 11 примеров с -крыт-, и только один раз встретилось съкровенъ (419в); а в Киевской
летописи по Ипат. не нашлось вообще ни одного примера причастия на -кръвенъ. Формы на -кръвенъ в действительности характерны только для церковных текстов. Такова цена деклараций автора о том, что! было и
чего не было в древнерусском языке XII века.
Неужели, однако, в ворохе предъявленных Айтцетмюллером аргументов нет буквально ни одного серьезного? Стараясь проявлять максимальную лояльность,
мы выделили все же два из них, заслуживающих несколько большего внимания:
а) В СПИ представлено собирательное Хинова (во
фразе и многи страны — Хинова, Литва, Ятвязи, Деремела и Половци — сулици своя повръгоша 135), тогда

О статье Р. Айтцетмюллера (1992). § 8

255

как по данным Б. Унбегауна собирательные на -ова на
основе И. мн. на -ове (типа жидова из жидове) появляются не ранее XV в.
б) В СПИ представлено стонущи 28, с -ну-, тогда
как изначальным здесь является -ню-.
В обоих случаях, однако, переписчику XV–XVI в.
достаточно было заменить всего одну букву, чтобы получить привычную для себя форму. Эта замена вполне
сходна с заменой окончаний склонения, которую он заведомо производил очень часто, или, скажем, с заменой
древнего шеломенемь на более позднее шеломянемъ
32, 47 (с аналогическим я, перенесенным из шеломя).
В ряду Литва, Ятвязи, Деремела и Половци, где попеременно представлены собирательные и словоформы
И. мн., словоформа Хинове была бы вполне на месте; а
ее замена на Хинова легко объясняется влиянием следующего слова Литва. Трактовка Хинова как замены
для Хинове находит прямую поддержку в тексте Задонщины, где мы находим Хинове (И-1), Хиновя (У). Что
же касается фразы и великое буйство подасть Хинови,
то здесь из двух существующих интерпретаций для
Хинови (Д. ед. на -ови от Хинъ и Д. от собирательного
Хинова [с аномальным окончанием -и]) достаточно
принять первую.
Для стонущи ситуация в принципе аналогична случаю с -кръвенъ и -крытъ, а именно, ясно, что в восточнославянской зоне в какой-то момент древняя модель
(стоню, стонють, стонючи) сменилась новой (стону,
стонуть, стонучи). Как во всех подобных случаях,
смена не могла быть мгновенной: в течение какого-то
времени две модели сосуществовали. В случае с -кръвенъ и -крытъ мы благодаря памятникам знаем, что
новая модель появилась не позднее XII века. В случае
со стонущи документация намного беднее: показательные для нашей цели словоформы глагола стонати

256

О противниках…

(или стенати) в древнерусских памятниках встречаются редко. Мы можем указать пример с -ну- (а не -ню-)
лишь из Геннадиевской библии 1499 г.: постенуть
(3 мн. презенса; см. Слов. XI–XVII, 17: 239). Ясно, таким образом, что словоформа стонущи вполне могла
появиться под пером переписчика XV–XVI в. Но, кроме того, ниоткуда не следует, что словоформ стону,
стонуть, стонучи не было раньше XV века; т. е. нельзя
исключать и того, что стонущи просто принадлежало
оригиналу.
К сожалению, в статье Айтцетмюллера неоднократно встречаются ошибки и огрехи, свидетельствующие,
по-видимому, о том, что автор не слишком утруждал
себя, полагая, что такую несложную задачу, как разоблачение поддельности СПИ, он может выполнить и
вполсилы. Например, в перечне форм из СПИ, попавших в его текст, по мнению Айтцетмюллера, прямо из
современного русского языка (с. 112–113), мы с изумлением обнаруживаем среди прочих также и Д. ед. земли (Руской земли) и М. ед. земли (въ Руской земли).
Русский глагол стонати цитируется в виде стонути
(с. 115). Въсплакашась, скратишась и другие формы с
-сь приводятся как свидетельства поздней формы языка, когда ся уже дало сь (с. 113), — автор забыл, что
эти формы принадлежат издателям СПИ, которые передали через сь стоявшее в рукописи надстрочное с.
Однако нам нет нужды вникать в эти частности.
Главное в том, что вся первая часть работы Айтцетмюллера не доказывает ничего такого, чего не могли
бы легко допустить сторонники подлинности СПИ.
Всё, что может объясняться привычками писцов XV–
XVI вв., вполне совместимо с гипотезой о раннем происхождении СПИ.
Таким образом, хотя тон работы Айтцетмюллера таков, что он уже нагромождением свидетельств поздне-

О статье Р. Айтцетмюллера (1992). § 8–9

257

го характера именных окончаний в СПИ (и ряда других
подобных фактов) как бы доказал свой тезис о поддельности, в действительности для доказательства этого тезиса существенна только вторая часть его работы.
§ 9. Проблему, стоящую во второй части, автор формулирует так: имеются ли явления, которые а) однозначно указывают на XVIII век или б) однозначно опознаются как архаизирование (= фальсификация) XVIII
века?
«По моему мнению, на оба эти вопроса ответ должен быть положительным», — говорит автор (с. 115).
Слова «по моему мнению» — это уже очень много: всё
остальное автор подает без подобных смягчений. Видимо, в данном случае даже он сам чувствует некоторую легковесность своих аргументов.
Ответ автора на вопрос «а» построен на значении
слова мрькнетъ во фразе Долго ночь мрькнетъ 33.
Автор исходит из того, что этой фразой изображается
утренняя заря (рассвет), а не вечерняя (сумерки). Но
русское меркнуть связано только с сумерками (ср. корень этих слов); глагола, объединяющего эти две зари,
в русском яыке нет. Такой глагол есть только в немецком: dämmern. Отсюда Айтцетмюллер делает вывод,
что в СПИ здесь не что иное, как германизм (употребление русского меркнуть в значении немецкого dämmern), а его могли допустить в России высшие классы
не ранее XVIII в.
Нельзя не признать это решение остроумным. Тем
не менее в качестве доказательства чего бы то ни было
оно, конечно, не годится. Дело прежде всего в том, что
Долго ночь мрькнетъ заря свътъ запала — это пассаж,
о значении которого идут длительные ожесточенные
споры. Во-первых, в обсуждении отрезка долго ночь
мрькнетъ конкурируют интерпретации "долго ночь

258

О противниках…

темнеет#, "долго ночь находится в состоянии мрака# и
"долго ночь рассветает#. Во-вторых, существует и вполне «конкурентоспособна» версия с иным членением
всего пассажа: Долго ночь мрькнетъ заря. Свътъ запала ("Долго в ночи50 потухает заря. Рассвет забрезжил#).
В такой ситуации любое дальнейшее рассуждение,
основанное ровно на одной из возможных интерпретаций, представляет собой лишь условную конструкцию,
но никак не доказательство. (Рассуждение Айтцетмюллера основано на версии "долго ночь рассветает#, в которой глаголу мьркнути приписывается самое необычное из всех обсуждаемых значений.) И, конечно, даже
если принято необычное значение слова мрькнетъ, то
объяснять это значение именно через влияние немецкого языка как минимум необязательно.
Ответ автора на вопрос «б» состоит из трех пунктов
(с. 116–117). Чтобы нас не заподозрили в злонамеренном оглуплении оппонента, приводим их как можно
ближе к авторскому тексту, с включением прямых цитат.
1) В СПИ в И. мн. мы находим, наряду с галици, дъвици, лисици (2×), также сулицы, с цы. Но в древнерусском было не сулици, а сулицъ. «Как же тогда объясняются галици, дъвици, лисици? Если в речи составителя
уже не было мягкого ци, а только твердое цы, значит,
он также и обычное для него галицы и т. п. преобразовал обратно в более древнее галици». «Путь от современного русского назад в древнерусский здесь очевиден» (т. е. "очевидно, что автор проделал здесь именно
такой путь#). «Конечно, в древнерусском имелись такие
50

Наречие ночь "ночью’, "в ночи’ (возникшее на основе
accusativus temporis) многократно представлено, в частности,
в Ипат., например ([1170], л. 192): дъють людье въче ночь.

О статье Р. Айтцетмюллера (1992). § 9–10

259

формы, как галици, лисици, но не в XII веке, а лишь
после появления нового противопоставления по мягкости -ы : -и (в XII в. еще было -ы : -ъ)».
2) В древнерусском прилагательные различались по
родам в И. мн., тогда как в современном русском —
единое -ые. Поэтому сочинитель нового времени иногда ошибался, когда занимался обратным преобразованием этого -ые в древнерусские формы. Так, в СПИ находим копiа харалужныя вместо харалужная, златыи
вместо златии, сърыи вместо сърии и др. «Ни один
переписчик XIII, XIV, XV, XVI, XVII века не заменил
бы -ая на -ыя или -ии на -ыи».
3) Представленная в СПИ форма приламати — «ни
древнерусская, ни современная русская. Можно ли
здесь привлекать один раз встретившееся в Супрасльском кодексе пръламаєма в качестве свидетельства
подлинности, остается сомнительным. Потому что
скорее речь идет об "улучшении" глагола приломать,
как это звучало в русском языке XVIII века; по-древнерусски ожидалось бы приломляти или в крайнем случае приламляти».
И непосредственно за этим абзацем следует величественное заключение всей статьи, которое должно поставить крест на теории подлинности СПИ (с. 117):
«Этих примеров, пожалуй, достаточно. Если приверженцы теории подлинности не могут их опровергнуть
и тем не менее продолжают держаться своего мнения,
несмотря на работы Троста и Хендлера, которые образуют единство с вышесказанным, то остается лишь признать, что вера иррациональна».
§ 10. Тяжелое впечатление оставляет этот пример
научного самодовольства в непосредственном сочетании с прямыми ошибками и явно недостаточным знанием предмета.

260

О противниках…

Мы принимаем вызов и беремся за задачу — к прискорбию для автора разбираемой статьи, не слишком
трудную — опровергнуть все три предшествующих
пункта его рассуждений.
Пункт 1. Заметим прежде всего, что этот пункт вообще ничего не говорит о XVIII веке, доказывая только
то, что Мусин-Пушкинская рукопись СПИ не могла
быть написана в XII веке.
Но особенно любопытно здесь то, сколь сильные
выводы автору «очевидны».
Как хорошо видно из рукописей, в XV–XVI вв. в
большинстве говоров псковской зоны в И. В. мн. жен.
мягкого склонения было уже окончание -и, а не -ъ. В
говорах с отвердевшим ц, например, лисици, естественно, дало лисицы. Но у тогдашних писцов несомненно
существовало практическое правило «слышишь цы —
пиши ци». Это ясно из того, что в рукописях цы обычно встречается лишь изредка, на фоне преобладающего
ци в тех же формах. Так, в Строев. находим, например:
И. мн. черници 18, черноризици 30 об., В. мн. рядници
74 об. и т. п.; то же и в Р. ед. — оу святъи Троици (часто), святыа мученици Феклы 36, Богородици 81, до
Куклине лавици 92 об. и т. п.; но изредка встречается и
-цы, например, Р. ед. святъи Троицы 60. Иначе говоря,
картина здесь в точности такая же, как в СПИ. (Для довершения сходства добавим, что в СПИ в этих формах
имеются также единичные примеры с древним окончанием -ъ или заменяющим его -е [И. мн. усобiцъ, Р. ед.
красны дъвице] и с церковнославянским окончанием
-я [И. мн. тучя] — и точно такие же случаи есть и в
Строев., например, оу святъи Троицъ 70, И. мн. вдовица 18.)
Для возникновения в рукописи именно такой картины поведения -ци и -цы совершенно достаточно того,

О статье Р. Айтцетмюллера (1992). § 10

261

чтобы переписчик при записи словоформы придавал ей
то окончание, которое было нормально для его собственной речи; а этот тип модернизации текста при переписке текстологам хорошо известен. Он произносил
лисицы и, применяя указанное орфографическое правило, записывал лисици; а редкие записи с -цы типа
сулицы, Троицы возникали там, где у него ослабевало
внимание.
Если же из соотношения -ци и -цы в СПИ Айтцетмюллеру «очевидно», что это был не простой писец, а
фальсификатор, гримирующий текст под древнерусский, то никак не менее «очевидно», что подделкой
позднего времени является и Строевский список псковской летописи.
Пункт 2. Фраза «Ни один переписчик... не заменил
бы...» — это, к сожалению, пример того, как риторикой
и авторитетным тоном подменяется реальное знакомство с материалом (в данном случае со средневековыми русскими рукописями).
Утверждение элементарным образом неверно. Переписчики несомненно допускали замены этого рода:
названные Айтцетмюллером случаи ничем не отличаются от десятков других, когда в ходе истории окончание некоторой формы сменилось и переписчик каждый
раз должен был делать некоторое усилие, чтобы записать знакомую словоформу не так, как она существовала в его собственной речи, а как стоит в оригинале.
Достаточно ему было немного ослабить внимание —
и словоформа уже получала модернизированный вид.
Кроме того, почти во все эпохи существовали и такие
центры книгописания или группы книжников, которые
считали нужным писать «правильно», а не копировать
слепо ветхий оригинал. Именно этим объясняется, скажем, существование евангелий XIV века, где нет уже

262

О противниках…

никаких следов от определенных черт орфографии
евангелий XI века. В сферу подобных «исправлений»
могли входить и некоторые элементы морфологии.
В обсуждаемом случае, вообще говоря, достаточно
указать на существование в реальных рукописях примеров типа представленных в СПИ копiа харалужныя
или сърыи влъци. Таких примеров действительно очень
много — чем позднее, тем больше. Ограничимся минимумом: черныи люди погнаша по немь (НПЛ [1255],
л. 134); (ру)куписание51 лживыь "фальшивые завещания# (берестяная грамота № 307, 2-я четверть XV в.);
врата каменыя (Строев. [1473], л. 157 об.), дъла соудебныа и земскиа (Строев. [1478], л. 191 об.). Но для
тех, кого могут убедить только примеры появления
подобных сочетаний именно при переписке, приведем
и такие примеры. Архивский 2-й список Псковской 3-й
летописи (сер. XVII в.), согласно А. Н. Насонову, списывался со Строевского (1560-е гг.). Сравним в них три
места:
Строевский список

Архивский 2-й список

сдълаша великаа врата каменаа ([1469], л. 123 об.)

здълаша великия
врата каменныя

котори их провадили ([1476],
л. 177; -ри здесь вместо -рии
во избежание трех и подряд)

которыи их провадили

а котории тобъ такъ ималися ([1477], л. 181 об.)

а которые тобъ
такъ ималися

Пункт 3. Произвольность утверждения о том, что
форма приламати сочинена искусственно, столь оче51

Форма И. мн., записанная с -ние вместо -ниь.

О статье Р. Айтцетмюллера (1992). § 10

263

видна, что даже сам автор не рискнул подать его в решительной форме. Почему свидетельство Супрасльского кодекса сомнительно, автор не поясняет, как не
поясняет и того, почему приламати — форма не древнерусская. В действительности в старославянском отмечено не только пръламати, но также ламати и поламати (см. SJS); в словаре Срезневского находим ламати, изламати, поламатись, разламатись, съламати,
съламатись (тогда как глагола ломати в нем как раз
нет). В украинском глагол имеет вид ламати; и такой
же вид он имеет во всех остальных славянских языках,
кроме современного русского (см. ЭССЯ, 14: 25). Дело
в том, что в истории русского языка исконное ламати
было со временем сменено на ломати — совершенно
так же, как прашати на прошати, раняти на роняти
и т. п. В древненовгородском диалекте новообразования данного типа фиксируются начиная с XIV в. (см.
ДНД2, § 5.12); так что если мерить приламати из СПИ
этой меркой, то получается как раз указание на период
ранее XIV века.
Общий вывод очевиден. Из четырех предъявленных
Айтцетмюллером аргументов в пользу отнесения СПИ
к XVIII веку первый (значение словоформы мрькнетъ,
§ 9) не имеет доказательной силы, поскольку является
не более чем гипотезой, а три остальные (§ 10) просто
ошибочны.
———
В целом члены рассмотренной группы сторонников
поддельности СПИ оказались до огорчительности легковесны. Их подход к своей задаче крайне поверхностен, их так называемые доказательства сплошь и рядом ошибочны уже на уровне исходных посылок. По-

264

О противниках…

казать поддельность СПИ кажется им делом совсем несложным: достаточно небрежно ткнуть пальцем то в
одну, то в другую особенность этого текста, которая
им бросилась в глаза. Они как будто не знают о существовании лингвистических аргументов также и на
противоположной чаше весов.
И на этом фоне совершенно удручающее впечатление производит манера этих авторов употреблять громкие слова вроде eindeutig, unbedingt, außer Zweifel, unwiderlegbar там, где ответственный автор имел бы право не более чем на слова «мне кажется».
Я должен подчеркнуть, что начал изучать эту группу работ с безусловным априорным уважением. Но чем
более внимательно в них вчитывался, тем больше поражался их неосновательностью (и огорчался, что лингвисты могут быть столь же склонны к произволу, как
и представители менее точных гуманитарных дисциплин). Гипотеза о поддельности СПИ оказалась построена в них на предельно шатких аргументах с густой
примесью просто ошибочных. Эти работы помогают
осознать, насколько весомее имеющиеся аргументы в
пользу подлинности, чем в пользу поддельности СПИ.
И это одна из существенных причин, почему, несмотря
на слабость этих работ, их все же полезно разобрать.
Итак, сторонники поддельности СПИ могут теперь
говорить, что в их лагере появились и лингвисты. Но,
увы, в рассмотренных выше работах перед нами предстает такое количество фактических ошибок и не подкрепленных фактами утверждений, такое неумение
отличить доказательство от вольной гипотезы, что эти
работы не делают чести лингвистике.

НОВЕЙШИЙ КАНДИДАТ НА АВТОРСТВО «СЛОВА
О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ» — ЙОСЕФ ДОБРОВСКИЙ

§ 1. Настоящая статья присоединена нами к уже написанной книге в связи с появлением книги Эдварда
Кинана «Josef Dobrovsky and the Origins of the Igor'
Tale» (Кинан 2003), идея которой состоит в том, что
СПИ сочинил Йосеф Добровский (1753–1829). В основную статью мы предпочли не вносить по этому поводу
сколько-нибудь существенных изменений. Вместо этого мы пытаемся ниже выяснить, насколько применимо
к новому выступлению против подлинности СПИ то,
что уже установлено в отношении прежних. (При этом
нам кое-где придется частично повторить уже сказанное в статье «Аргументы...».)
Отметим прежде всего, что, в отличие от легковесных работ Троста, Хендлера и Айтцетмюллера, книга
Кинана — основательный и интересный труд. Это третья книга в серии больших работ, доказывающих поддельность СПИ, — после Мазона и Зимина.
Книга написана ясно и увлекательно. Хотя затмение
солнца, изображенное на суперобложке книги, недвусмысленно говорит читателю: солнце древней русской
словесности отныне ушло во тьму, — следует все же
признать, что о своей гипотезе Кинан говорит в приемлемой тональности (с. 396): «Только время и беспристрастная научная дискуссия покажет, представляются
ли другим эти наблюдения столь же убедительными,
как мне». Небезынтересно также заявление Кинана

266

О Добровском…

(там же), что ряд соображений «побуждает его оставить свой прежний вгляд (что текст был создан в качестве праздного развлечения за короткое время) и
склоняет к представлению, что работа Добровского над
текстом была скорее довольно серьезным и длительным занятием».
Большим достижением Кинана по сравнению с его
единомышленниками является тезис о том, что все
предлагавшиеся до сих пор кандидаты на роль автора
СПИ никоим образом для этой роли не подходят, поскольку они были заведомо неспособны решить необходимую лингвистическую задачу. Тут мы с ним охотно соглашаемся. Действительно, лучше Й. Добровского
кандидата нет: все прочие предлагавшиеся кандидаты
в отношении лингвистической подготовки не идут с
ним ни в какое сравнение.
В статье «Аргументы...» был обрисован портрет
Анонима — человека нового времени, который мог бы
создать СПИ. Оказалось, что этот человек, если он существовал, необходимым образом должен был обладать целым набором совершенно исключительных качеств. В частности, это должен был быть: гениальный
лингвист; человек, познакомившийся с очень большим
количеством древнерусских рукописей (в их числе с
совершенно определенными сочинениями, обнаруживающими неслучайную связь с СПИ); человек, знакомый с устным народным творчеством разных славянских народов. В статье не утверждалось, что такого
человека безусловно не было, но указывалось, что вероятность его существования крайне мала.
И вот в книге Кинана мы находим очень похожий
набор требований, предъявляемых к кандидату на роль
автора СПИ. Но кардинальная разница состоит в том,
что Кинан утверждает: такой человек найден! И он
дает нашему Анониму имя: Йосеф Добровский.

§1

267

Прежде всего, это действительно великий лингвист,
основатель славянской лингвистики как науки. Можно
задаваться вопросом о мере его гениальности, но его
первенство в знании новых и древних славянских языков среди всех его современников бесспорно.
Далее, он действительно имел возможность ознакомиться с очень большим количеством древнерусских
рукописей за время своего полугодового визита в Россию в 1792–93 гг. Известно, что он неустанно работал
все эти месяцы над рукописями, делая многочисленные
выписки. При этом ситуация оказалась максимально
благоприятной для его задачи: по указу Екатерины II
от 11 августа 1791 г. книжные собрания монастырей
были переданы в ведение Синода, и Добровский смог
с ними ознакомиться. Он работал в библиотеке Петербургской Академии наук и в «Собрании российских
древностей» А. И. Мусина-Пушкина.
Более того, открытия недавних лет показали, что,
вопреки прежним представлениям, Добровский был
знаком со всеми тремя главными источниками, обнаруживающими связь с СПИ, — Ипатьевской летописью,
псковским прологом 1307 г. и Задонщиной.
И, наконец, Добровский был общепризнанным знатоком славянского фольклора. Он постоянно читал все,
что выходило в свет по этой тематике.
Отметим еще, что некоторые из частных проблем,
указанных выше в статье «Аргументы...», при гипотезе
об авторстве Добровского находят по крайней мере
частичное решение. Так, автор-чех должен был иметь
гораздо меньше затруднений, чем русский, с древнерусскими энклитиками. В частности, в отличие от русских, он был хорошо знаком с энклитической частицей
ти, которая в чешском языке сохранилась. Существенно также привлеченное Кинаном сведение о том, что
Добровский знал о существовании у Днепра прозвища

268

О Добровском…

Славута52 (с. 367) и что он мог найти словосочетание
си ночь у Крижанича (с. 286).
Правда, даже и после всего этого снимаются далеко
не все проблемы, связанные с обращением Анонима к
рукописям и к народнопоэтическим произведениям. В
частности, остается острейшая проблема, состоящая в
том, что Аноним должен был использовать не один, а
пять списков Задонщины (см. «Аргументы...», § 28).
Кинан может документально подтвердить только знакомство Добровского со списком С; про все остальные
он лишь предполагает, что Добровский видел также и
их (но не оставил об этом никаких записей). Во всяком
случае, при разборе текстов это обстоятельство явно
мешает Кинану, и он старается его обходить; цитаты из
Задонщины помечаются просто словом «Задонщина»,
и только из примечаний читатель может установить,
что Кинан цитирует не менее четырех разных ее
списков.53 Другая проблема состоит в том, что лишь
часть народнопоэтических образов и диалектных слов,
представленных в СПИ, можно найти в публикациях
XVIII века (и более ранних); остальные Добровский
должен был узнавать какими-то другими путями.
Но мы все же не будем углубляться в эту гипотетическую сферу.
52

Правда, надежно здесь только то, что он знал об этом
из публикации 1796 г.; что он мог знать это и раньше, Кинан
лишь предполагает.
53
Не говорим уже о том, что, как показано в «Аргументах...» (§ 23), фальсификатор должен был затратить на лингвистическое изучение одной только Ипатьевской летописи
чрезвычайно большое время и труд. Между тем Добровский
видел эту рукопись лишь в числе более чем тысячи (!) других, с которыми он ознакомился за полгода своего пребывания в России (см. Кинан 2003: 104).

§1

269

Другой важной стороной вопроса является произведенное Кинаном исследование истории появления,
публикации и исчезновения рукописи СПИ, в результате которого он поддерживает уже высказывавшуюся
его предшественниками гипотезу о ложности сведений
по всем этим пунктам, исходящих от А. И. МусинаПушкина. Эта тема разобрана у Кинана очень интересно и действительно склоняет читателя к мысли, что
картина там весьма подозрительная. Но, как это часто
бывает, разоблачительная сторона его работы гораздо
убедительнее, чем его собственная гипотеза о том, как
обстояло дело. Он не нашел никаких позитивных свидетельств передачи Добровским каких бы то ни было
текстов кому-либо из прямых или косвенных участников публикации СПИ. Его версия, согласно которой
Добровский составил СПИ в несколько приемов и одну
порцию за другой каким-то неустановленным способом передавал или пересылал неустановленному лицу
из круга будущих публикаторов, остается целиком в
сфере вольных предположений — не говоря уже о
загадочности мотивов, которыми руководствовался
Добровский. Таким образом, эта сторона исследования
Кинана представляет собой не более чем набор подозрений, и сама по себе еще ничего в отношении Добровского не доказывает. Основное бремя доказательства ложится не на нее, а на сам текст СПИ.
Ниже мы от темы обстоятельств находки, равно как
от литературоведческой проблематики, отвлекаемся и
будем заниматься только лингвистической стороной
вопроса.
Итак, Кинан предложил кандидата на роль автора
СПИ, который действительно в ряде существенных
отношениий похож на воображенного нами Анонима.
Нам предстоит выяснить, каковы реальные шансы Добровского на эту роль.

270

О Добровском…

§ 2. Прежде чем переходить к лингвистике, хотелось
бы все же коснуться еще одной стороны вопроса.
«Кандидатура» Добровского на роль Анонима не может не вызывать недоумения в связи с некоторыми
обстоятельствами его биографии.
Добровский, хотя и поверил (по крайней мере вначале) в подлинность Краледворской рукописи, категорически отказался признать подлинной вторую подделку Ганки — Зеленогорскую рукопись (см. об этих
подделках выше, «Аргументы...», § 3). По поводу этой
рукописи он писал: «очевидный подлог мерзавца, который хотел, чтобы его легковерные соотечественники
были у него в дураках». Его бескомпромиссная позиция в этом вопросе обошлась ему дорого: между ним и
его учеником Ганкой произошел разрыв, и Добровский, несмотря на огромные заслуги в деле чешского
национального возрождения, окончил свои дни не на
вершине почета, а под бременем осуждения со стороны
чешских патриотов, которые не прощали никому сомнение в подлинности Краледворской и Зеленогорской
рукописей; ему пришлось выносить даже инсинуации,
что он не настоящий чех, а «славянствующий немец».
Если Добровский сочинил СПИ, то он клеймил Ганку за то, в чем был повинен сам. И если он не признавался в авторстве СПИ, чтобы, как объясняет Кинан, не
нанести морального ущерба России, в которой он видел гаранта будущего возрождения славянства, то это
делал тот же самый человек, который в деле чешского
национального возрождения держался принципа, что
истина выше патриотизма.
Другой важный факт состоит в том, что Добровский
многократно обращался в своих исследованиях к СПИ
как к источнику, предлагал интерпретации ряда темных мест и, главное, включил некоторые формы из
СПИ в труд свой жизни — Institutiones, который дол-

§ 2–3

271

жен был стать настольной книгой всех последующих
славистов (и действительно немалое время играл именно такую роль), — в одном ряду со ссылками на множество кропотливо изученных им подлинных древних
рукописей.
Если он сам и написал СПИ, значит, он пошел на
риск того, что в случае разоблачения погибнет репутация его главного научного сочинения — а ведь это была эпоха, когда репутация научного труда еще представляла собой капитальную ценность. А в то, что разоблачение в таких случаях в принципе возможно, Добровский не мог не верить, коль скоро он сам добивался разоблачения Ганки (заметим, что Institutiones
вышли в 1822 г., на четыре года позже «открытия»
Зеленогорской рукописи).
Но даже этого мало: Добровский вносил некоторые
выписки из СПИ в свои рабочие записные книжки,
которые совершенно не предназначались для публикации. Кому был адресован этот изысканный обман?
Неудивительно, что Кинан чувствует себя в этих
пунктах своей гипотезы неуютно. Он называет поведение того Добровского, которого он нам рисует, «неискренним» (disingenuous), но это, конечно, мягчайший
из возможных эпитетов. В поисках хоть какого-то объяснения Кинан готов ссылаться на душевную болезнь
Добровского и даже обсуждает возможность того, что
Добровский забыл (!), что это он сочинил СПИ.
Но не наша задача решать, верно ли, что гений и
злодейство — две вещи несовместные. Мы обратимся
к чисто лингвистической стороне дела.
§ 3. Общая направленность книги Кинана — показать, что СПИ насыщено богемизмами и другими следами деятельности Добровского. Основную часть книги составляет построчный разбор всего текста СПИ.

272

О Добровском…

Для каждой фразы Кинан дает комментарий в свете
авторства Добровского. И он уже не говорит «Если это
написал Добровский, то...». Он говорит просто: «Здесь
Добровский сделал то-то».54 В результате мы узнаём,
что чуть ли не в каждой фразе СПИ какие-то элементы
можно объяснить как богемизмы: список богемизмов в
резюме (с. 393) насчитывает 65 единиц; но в тексте
точек вероятного чешского влияния указывается еще
намного больше. Если верить Кинану, в сущности весь
текст СПИ написан на полурусском-получешском языке. Можно только изумляться тому, что за двести лет
этого не заметил никто из тех сотен исследователей (в
их числе и чехов), которые трудились над разгадыванием загадки СПИ. Но сам Кинан уже настолько сжился с этой идеей, что, комментируя, например, слово
шизыи или слово яруга, он считает уместным указать,
что в чешском этих слов нет; а комментируя слово
буйство, которое заведомо не имеет отношения к чешскому, поскольку оно представлено также и в Задонщине, он все-таки как бы мимоходом отмечает: «ср.
чешское bujně "весело#».
Логическую схему кинановского разбора можно
представить так: «Примем гипотезу, что автор СПИ —
Добровский; и смотрите, строчка за строчкой, сколь
многое в тексте СПИ эта гипотеза позволяет успешно
объяснить».
54

Заметим, что, помимо всего прочего, это эффективный
способ воздействия на подсознание читателя: недоказанное
(а только еще доказываемое) утверждение переводится в
сферу презумпции, а в этой сфере, как известно, интеллектуальное сопротивление слушателя (читателя) максимально затруднено. Справедливость требует признать, однако, что тут
Кинан поступает точно так же, как большинство его противников.

§3

273

Как уже отмечено в «Аргументах…» (§ 3), такая
схема анализа в принципе допустима; но, конечно, возникают вопросы: 1) в какой степени возможно объяснить те же факты в рамках версии подлинности СПИ?;
2) как эта гипотеза объясняет факты, которые обычно
служат опорой версии подлинности? Ответственный
автор обычно старается ответить на такие вопросы, не
дожидаясь, пока их зададут оппоненты. В случае Кинана это не так. Он ограничивается демонстрацией только того, что идет на пользу его гипотезе. Поэтому эту
вторую половину дела нам придется делать самим.
Схема «одностороннего анализа», принятая Кинаном, — в сущности такая же, как в рекламе. Соответствующие правила рекламы можно сформулировать
примерно так:
1. Нужно с убежденностью в голосе говорить: «Наш
товар очень хорош — он прекрасно удовлетворит ваши
потребности».
2. Нужно повторять это как можно большее число
раз, например, указывая как можно большее число
частных случаев, когда товар удовлетворит потребности покупателя.
3. Ни слова о том, что во всех этих случаях потребность мог бы удовлетворить также и товар конкурента.
4. Ни слова о том, что бывают ситуации, где рекламируемый товар не может удовлетворить потребности
покупателя.
У Кинана мы находим почти то же самое:
1. Предлагается гипотеза: «автор СПИ — Добровский»; утверждается, что это хорошее решение всех
связанных с СПИ проблем.
2. На протяжении 500-страничной книги для множества мест из текста СПИ и для различных связанных
с СПИ проблем предлагается объяснение, исходящее
из этой гипотезы.

274

О Добровском…

3. О том, что в каждом конкретном случае в принципе есть возможность и другого объяснения, не говорится вообще или говорится мимоходом как о варианте
явно неудовлетворительном.
4. Не упоминаются вообще те стороны дела, которые предлагаемая гипотеза сколько-нибудь правдоподобно объяснить не может.
Как и в случае с рекламой, такой метод вполне может давать значительный эффект в применении к широкой публике; непрофессионалов, которых книга Кинана этим потоком аргументов, бьющих в одну точку и
поданных убежденным тоном, покорит, возможно, окажется немало. Но, конечно, с точки зрения нормальных
профессиональных требований к научному исследованию такая структура аргументации неудовлетворительна (из-за пунктов 3 и 4).
Кажется неправдоподобным, чтобы автор начала
XXI века, предлагающий очередную версию поддельности СПИ, мог вести себя так, как если бы в пользу
противоположной точки зрения никогда никаких серьезных аргументов не предъявлялось. И однако же Кинан счел для себя возможной именно такую позицию:
сторонники подлинности СПИ предстают в его изображении просто как фанатики, все занятие которых состоит в том, чтобы придумывать какие попало возражения против очевидных свидетельств поддельности
СПИ. Никакого серьезного разбора их аргументов в
книге Кинана нет; есть лишь снисходительная насмешка прозревшего над слепыми.
В соответствии с описанным положением дела наш
последующий разбор делится на две части: 1) доказательно ли то, что в книге Кинана есть; 2) о том, чего в
книге Кинана нет.

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 4

275

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть
Вопрос об уровне надежности
§ 4. Кинан с самого начала исходит из того, что в
проблеме подлинности или поддельности СПИ речь
может идти только о предположениях. И раз нет ни
одного совершенно прочного аргумента, пусть будет
много до некоторой степени вероятных; не пренебрегает Кинан в этом вопросе и совсем уж ничтожной вероятностью (всё это очень похоже, например, на позицию
Хендлера, ср. «О противниках...», § 7).
Кинан сам объявляет (с. 139), что он будет уделять
«особое внимание неясным словам и темным местам».
Но темные места — это традиционное поле для разгула
вольных фантазий. И можно только поражаться способности большинства комментаторов к ярко выраженному doublethink в этом вопросе: четкое критическое
мышление, отличная логика, способность учитывать
даже детали и т. д., когда речь идет об оценке чужого
решения, и совершенно неправдоподобная слепота и
отсутствие всех этих критических качеств, когда тот
же автор предлагает свое собственное решение. Видимо, почти все изобретатели филологических решений
до такой степени подпадают под обаяние своей идеи,
что становятся неспособны подойти к ее оценке со своими же обычными критериями, так что их суждения о
том, насколько она удачна, нельзя вообще принимать
во внимание — судьями с самого начала должны быть
третьи лица.
К сожалению, Кинан здесь не исключение. Его самого его конъектуры полностью убеждают. По его собственным словам (с. 138), его прочтение текста СПИ
имеет ряд преимуществ перед чтением его предшественников, первое из которых — это то, что он убеди-

276

О Добровском…

тельно (convincingly) исправляет некоторые темные
пассажи.
Увы, никакого существенного отличия от его предшественников в действительности у него нет: то, что
убедительно для изобретателя конъектуры, оказывается на каждом шагу совершенно неубедительным для
читателя.
Вот пример: рассказывая о преимуществах своего
прочтения, Кинан в качестве самой лучшей иллюстрации, которую он сам явно считает неотразимой, выбрал отрезок босуви врани 98. Это чтение первого издания Кинан исправляет на бо суви и врани, толкуя
суви как "совы#. По смыслу действительно получается
неплохо (если не слишком придираться к карканью
сов): Всю нощь съ вечера бо суви и врани възграяху "ибо
всю ночь с вечера совы и во!роны каркали#.
Но это достигается совершенно немыслимой ценой:
суви — это якобы чешское разговорное sůvy "совы# (в
литературном чешском — sovy). Добровский здесь каким-то непостижимым образом упал с уровня уникального знатока всех славянских языков и наречий до уровня неграмотного чешского мальчишки: он не сумел
отличить разговорную чешскую форму от литературной, не сумел сообразить, как должно выглядеть русское соответствие этого слова, и даже забыл, что русское слово должно иметь окончание -ы, а не -и. (После этого можно уже не обсуждать вопроса о том, почему энклитика бо, которая должна была бы стоять
после всю или после нощь, оказалась на неправильном
месте.)
Такова самая несомненная, по мнению автора, из
новых интерпретаций.
Вот еще один пример. Загадочное ростренакусту
197 Кинан исправляет на ростре на кусы ту "растерзала на куски там# (с. 383–384). А речь идет о том, как

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 4

277

утонул в Стугне юный князь Ростислав. Получается,
что река Стугна растерзала тонущего Ростислава на
куски! Поистине, объяснить такую картину без ссылки
на то, что сочинитель СПИ был психически нездоров,
затруднительно.
Обсуждаемые пассажи действительно темны. Но и
новые чтения Кинана только лишний раз это ярко демонстрируют. И мы согласны с В. М. Живовым, что в
подобных случаях необходимо не «филологическое
буйство», а смиренное признание того, что некоторые
темные места надежного решения не получат уже никогда.
И ясно главное: построение конъектур для темных
мест текста — занятие хоть и увлекательное и небесполезное, но даже близко не стоящее к тому уровню
надежности, который требуется для решения вопроса
о подлинности или поддельности текста. Можно не
упрекать Кинана в том, что его конъектуры недостаточно надежны: тут он не хуже других. Но важно то,
что эти конъектуры не имеют практически никакой
силы в качестве аргументов в пользу его гипотезы.
В полете фантазии Кинан мало себя ограничивает и
в других вопросах. Например, он всерьез предлагает
версию о том, что Добровский записывал сочиняемое
им СПИ смесью латиницы и кириллицы, а приведение
всего текста в кириллический вид — это уже дело его
русских сообщников, готовивших СПИ к печати. Он не
осознает того, что если все тонкости средневековой
кириллической орфографии, которые обнаруживаются
в СПИ, достигнуты этими публикаторами, то он вынужден предположить лингвистическую гениальность не
только у Добровского, но и у публикаторов и тем самым потерять главный козырь, составляющий привлекательную сторону его гипотезы.

278

О Добровском…

Придумывая объяснения для мешающих его гипотезе фактов, Кинан не затрудняет себя долгим поиском
аргументов. Годятся любые предположения, в том
числе и совершенно произвольные.55 Это могут быть,
например, ссылки на те или иные склонности Добровского, на его настроение в момент сочинения конкретного пассажа и даже на его душевную болезнь. Это
могут быть догадки о том, по какому ложному пути
пошла мысль Добровского, — Добровский был, конечно, великий лингвист, но, как мы уже видели, все же не
настолько, чтобы не ошибиться там, где ошибка наруку Кинану.
Вообще, величие Добровского как лингвиста в основном фигурирует у Кинана лишь в сфере общих деклараций. При разборе конкретных сюжетов Добровский то и дело оказывается в роли человека, который
чего-то не знал или где-то ошибся. Собственно, каждый из бесчисленных богемизмов, которые вылавливает Кинан, есть не что иное, как промах Добровского.
Как объяснить, например, ш во встретившемся в
СПИ слове шизыи? Поскольку идея псковизма противоречит гипотезе об авторстве Добровского, Кинан вынужден искать другое объяснение. И вот он его находит. По его словам (с. 167), «решение напрашивается
само (suggests itself)»: Добровский придумал вариант с
ш, ошибочно применив здесь то звуковое соотношение, которое существует между рус. серый, седой и
чеш. šery!, šedy! (и столь же ошибочно не применив соотношение между рус. сивый и чеш. sivy").
55

Пестрое качество этих предположений во многом определяется еще и тем, что Кинан придерживается известного
принципа, согласно которому какое-нибудь объяснение надо
дать всегда: читатель не любит слов «не знаю».

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 4–5

279

И это при том, что слово шизыи содержится в новгородской берестяной грамоте XII века № 735 (что,
между прочим, открыто уже довольно давно: см., например, ДНД1 [1995], с. 270; НГБ Х [2000], с. 34).

Принцип «релевантности» памятника
§ 5. Инструментом, который призван радикально
облегчить Кинану его задачу, является введенное им
понятие «релевантных источников», т. е. единственно
существенных — таких, помимо которых все остальные уже можно просто игнорировать. Далее любое
слово из СПИ уже будет сравниваться не со всем массивом имеющихся данных, а только с релевантными
источниками. И если его там не нашлось, оно будет
трактоваться как гапакс (т. е. слово, не встречающееся
более нигде), сколько бы раз оно ни встретилось за
рамками этих источников. А всякий гапакс, естественно, подается как очередное свидетельство искусственности СПИ.
Самая жестокая хирургическая операция здесь состоит в том, что из числа релевантных источников раз
и навсегда исключаются все сведения, записанные после 1800 г., т. е. позднее первой публикации СПИ. Тем
самым исключаются из рассмотрения, в частности, все
данные говоров. Не принимается во внимание словарь
Даля.56 Мотивация: слово могло попасть в эти поздние
источники из СПИ.
56

Фраза «Слово выдумано Далем» используется с легкостью необыкновенной. Например, такой выдумкой Даля
объявлено слово бусый (с. 145). И это при том, что в СРНГ
(3: 306) примеры на прилагательное бу"сый (и бусо"й) (три
омонима), собранные в 30 разных областях России, занима-

280

О Добровском…

Нельзя не признать эту мотивацию абсолютно неудовлетворительной. Да, несколько слов из СПИ действительно могли получить некоторую популярность и
попасть в словари; вероятность того, что они проникли
после этого в какие-то народные тексты, ничтожна, но
можно допустить даже и это. Однако это не значит, что
у лингвистов нет никаких средств их распознать и что
исследователь вправе вообще отказаться на этом основании от анализа какого бы то ни было диалектного и
фольклорного материала или перечеркнуть работу Даля. У Кинана, увы, это просто дешевый способ избавиться от весьма неудобных для его гипотезы данных.
З а м е ч а н и е . Вообще слова из СПИ, которых нет нигде,
кроме говоров, составляют постоянную головную боль для
сторонников поддельности. Если верить Зимину, всякое такое слово фальсификатор из говоров и взял. А вот Кинан
нашел прямо противоположный выход: это носители говоров взяли такие слова из СПИ (а фальсификатор их просто
выдумал).

Как это ни странно для исследователя начала XXI
века, имеющего дело с древнерусской лексикой, Кинан
совсем не знает материала берестяных грамот и даже
ни разу их не упоминает. Между тем в этом материале
имеется множество примеров, полностью опрокидывающих его методологические постулаты.
В связи с постулатом Кинана о недопустимости обращения к данным говоров приведем некоторые (далеко не все!) слова из берестяных грамот XI–XV веков,
которые обнаружены только в говорах: веретище "холщовый полог или подстилка#, "дерюга#; вержа (или вережа) "рыболовная снасть, верша#, "рыболовный учасют целую страницу. Не знаешь, чему больше удивляться:
популярности выдумок Даля у русского народа или той филологии «сплеча», которую практикует Кинан.

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 5

281

ток#; веръя в знач. "веревка для невода#; головица "передняя часть сапог или поршней#; єлань "прогалина, луговая или полевая равнина#; зобатись "заботиться#; клещь
"лещ#; клътище "кусок домотканого холста, холстина#;
коза в знач. "таган, железная решетка#; колтки (род височных подвесок); корькуль (или коракуль) (род железного инструмента); овыдь "яровая рожь#; орогъ &лощина, низина'; оромица &пахотная земля'; пнати &растягивать', &тянуть'; подлина "подкладка#; присловьє в знач.
"худая слава, укор#; рудавыи &буро-красный, рудый#;
ъмена "зерно, предназначенное на еду#.
В других памятниках XI–XV веков этих слов нет.
По методологии Кинана любое из этих слов, если бы
оно встретилось в СПИ, было бы признано не имеющим «релевантных» параллелей и попало бы в категорию подозрительных (т. е., по мнению Кинана, скорее
всего просто выдуманных фальсификатором).
Вот особенно яркий пример того, как далеко заходит Кинан в своих фантазиях относительно происхождения и способа распространения русских слов, равно
как и в своей самоуверенности.
Как в СПИ, так и в Задонщине (список У) есть слово былина в значении "действительное событие, быль#
(по былинамь сего времени в СПИ, по дъломъ и по былiнамъ в Задонщине). По Кинану (с. 155 и 159), былiнамъ в списке У Задонщины — простая описка (писец
якобы не сумел правильно воспроизвести по дъломъ
былымъ), а в СПИ слово взято из Задонщины (именно
из этого списка); из СПИ слово былина в данном значении попало в словарь Даля и вошло таким образом в
русский язык. Далее Кинан пишет (с. 160, сноска 77):
«Слово было, по-видимому, незнакомо Пушкину; он
думал, что ударение в нем на конечном слоге ("Небылицы, былины! / Православной стороны!")».

282

О Добровском…

А теперь заглянем в Псковский областной словарь
(2: 233): былина" "то, что происходило в прошлом; былое# (с примером: Ну, ни загава"ривай, гавари" пра былину"). Получается, что все-таки Пушкин знал лучше, чем
Кинан, как ставить ударение в этом слове. (Но соревнование тут, конечно, нечестное: у Кинана не было
псковской няни Арины Родионовны.) Да и историческая акцентология на стороне Пушкина: было"й и быль
— слова акцентной парадигмы с, следовательно, исконное ударение в былина было флексионным. А как
раз если бы слово былина в значении "действительное
событие# было взято из книг и словарей, то оно сохранило бы то ударение были"на (исторически вторичное),
которое оно имело в привычном значении "эпическая
песня#.
Конечно, не во всех случаях ситуация столь кристально ясна — не всегда готовы быть свидетелями сразу
и Пушкин, и диалектология, и историческая акцентология. Но заметим и то, что для Кинана пример былина
— один из главных для обоснования принципа неприемлемости поздних свидетельств, он ссылается на этот
пример многократно.
Другой пример. По Кинану (с. 361), слово вътрило
(в обращении к ветру) просто выдумано Добровским.
Но оно есть в Пск. обл. слов. (3: 128) и в Арханг. обл.
слов. (4: 22) — в обоих случаях в значении "сильный
ветер#; возможно оно и в русской разговорной речи. О
том, что усилительный (или эмоциональный) вариант с
суффиксом -ил-о существовал уже в древности, говорят такие древние прозвища, как Мужило, Братило,
Дъдило.
В целом отказ (под совершенно неубедительным
предлогом) от современных диалектных данных просто обедняет фактическую базу рассуждений Кинана и

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 5

283

обесценивает целый ряд его заключений по конкретным лексемам.
С другой стороны, Кинан исключает, хотя уже не
столь категорически, также церковнославянские памятники. Насколько можно понять, это значит, что, по его
мнению, подлинное светское сочинение XII века не
должно было бы содержать церковнославянизмов. Это
явно не соответствует реальной литературной ситуации XII века, но зато успешно помогает ему обнаруживать в СПИ «незаконные» церковнославянизмы. А если
вспомнить, что, отказавшись от фольклорных и диалектных источников, Кинан выбросил из рассмотрения
и целый пласт собственно народных восточнославянских слов, то понятно, что у него сфера «законных»,
т. е. не вызывающих его подозрений, слов в СПИ оказалась усечена одновременно с двух противоположных
сторон: церковнославянской и собственно народной. А
все слова из СПИ, которые не попали в оставшуюся
куцую выборку, объявляются подозрительными, и Кинан объясняет их как результат лексических промахов
Добровского.
Сузив до предела круг «релевантных источников»,
Кинан не замечает того, что он сам вгоняет себя в очевидное противоречие: если уж действительно источников, с которыми позволительно сравнивать, так мало,
то почему же он всё-таки продолжает придавать капитальное значение тому, что в этом узеньком кругу памятников того или иного слова из СПИ не нашлось?
Ведь ясно, что если база для поиска параллелей мала,
то отсутствие той или иной параллели ничего не значит.

284

О Добровском…

Аргумент «отсутствие в памятниках»
§ 6. Как и все его единомышленники, Кинан активно
использует тезис «раз нет в памятниках, то скорее всего не было и в языке». При этом за счет введения принципа «релевантности» этот тезис дает ему даже более
существенный выигрыш, чем остальным: достаточно,
чтобы слово отсутствовало в узком кругу избранных
памятников, и оно уже признается искусственным.
Вопрос о неправомерности данного тезиса уже рассмотрен нами выше («Аргументы...», § 26, 34). Дополнительной иллюстрацией могут служить приведенные
выше слова из берестяных грамот: все они отсутствуют
в традиционных памятниках XI–XV вв. (в том числе,
разумеется, во всех «релевантных» для Кинана).
К этим иллюстрациям уместно добавить еще и такие слова из берестяных грамот, которые не зафиксированы более вообще нигде — ни в памятниках, ни в
говорах (значение многих из них по понятной причине
установлено недостаточно точно или даже вовсе не
установлено). Не пожалеем места и приведем для убедительности достаточно большое число таких слов
(хотя всё же далеко не все):
аесова (бранное слово, букв. "сователь яйца#); без
отступа "непременно#; бересто "документ на бересте,
берестяная грамота#; вежники "живущие в шатрах, кочевники# (?); вершь "верхом#; вздирати на кого "задираться, придираться#; вклочити "вложить (деньги), затратить#; вкупникъ "соарендатор#; всписати "написать в
ответ#; входити кого ротъ (значение не установлено);
вырути "подвергнуть конфискации имущества#; высьгнути "вырваться# (?), "выйти из повиновения# (?);
вытолъ (значение не установлено); голубина "голубая
ткань#; дикатыи "дикий, диковатый# (?); дужьба &выздоровление, излечение'; дътьтичь "дитя, сын#; задъти

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 6

285

кому "обидеть, задеть кого-л.#; изростъ "проценты, лихва#; искупникъ "человек, выкупленный из плена#; крытноє (какая-то выплата); лендомъ (или лендома) (мера
количества рыбы); либинъ "лив#; льго: не льго &не
позволено, нельзя'; молодогъ "солод#; москотьє "ткани# (?), "имущество, добро# (?); недума "пустомеля#;
оперсникъ (какой-то вид одежды); остать "остаток#;
отатьбити "обвинить в воровстве#; оточка "обшивка#,
"оторочка#; паробень "слуга#, "парубок#; переслышивати
"перехватывать слухи#; перечиньти "переправлять (о вестях)# (?); полепныи "украшенный лентами# (?), "разноцветный# (?); полубуивыи "дурковатый# (?), "полудикий# (?); поногатноє (род подати); поправити в знач.
"отправить, доставить#; привитка (какой-то вид одежды); прокрута "наделок#, "приданое#; пролежь "товар,
пролежавший дольше нормального срока# (?); промышляти въ дому "заниматься домашним хозяйством#;
рало в знач. "подать с плуга, сохи#; робичныи (значение
не установлено); рубъ "разверстка#; рудавьщина "ткань
буро-красного цвета#; сдаяти "дать впридачу#; семница
"седьмая часть# (?), "седьмая часть гривны# (?); семокъ
"седьмая часть# (?); скудятина (о бедном); счетка
(значение не установлено); ты дни "на днях#, "давеча#;
усторовъти "уцелеть#; хамъ "полотно#; хамець "полотнишко#; чатровыи "сделанный из ткани чаторъ#; чермничныи "сделанный из ткани чермница#.
Этот список слов из берестяных грамот (вместе с
аналогичным списком, приведенным выше) является
самым наглядным ответом на тезис «если нет в памятниках, то не было и в языке». Любое из этих слов, попади оно в состав СПИ, было бы зачислено Кинаном,
как и его единомышленниками, в свидетельства поддельности СПИ. Однако же отрицать, что эти слова
существовали в древнерусском, может теперь только
тот, кто и берестяные грамоты объявит поддельными.

286

О Добровском…

Богемизмы
§ 7. Массив богемизмов в СПИ, если верить Кинану,
чрезвычайно велик (ср. выше, § 3). Необходимо только
сразу же пояснить, что Кинан называет богемизмами
слова, которые можно объяснить из чешского.
Заявим сразу же: таких слов в СПИ, которые нельзя
было бы объяснить иначе, как из чешского, по нашей
оценке, в списках Кинана нет ни одного.
Важнейший момент, который читатель может и не
уловить, поскольку он довольно удачно замаскирован,
состоит в том, что при установлении богемизмов Кинан существенным образом опирается на постулат
«СПИ — это подделка XVIII века», т. е. на то, что он
еще только собирается доказать.
Вот пример его рассуждения (с. 261), скрытым образом основанного на этом постулате. В СПИ слово рана в части фраз, по-видимому, имеет значение
"удар#. В русском языке такого значения у этого слова
нет, но оно есть у чешского ra"na; следовательно, перед
нами богемизм — слово, неосознанно употребленное
сочинителем-чехом (забывшим или не знающим, как
обстоит дело в русском языке) в привычном для него
значении.
Но это рассуждение годится только на случай, если
заранее знать, что СПИ написано в XVIII веке. Если же
в принципе допускается также и древняя дата создания
СПИ, то оно сразу теряет силу: в древнерусском языке,
в отличие от современного, у слова рана имелось также и значение "удар# (см. Срезн., III: 68). (Мы отвлекаемся от того, что есть и более простая причина, по которой рана "удар# не может здесь быть богемизмом; см.
об этом ниже.)
Другой такой же пример. По Кинану (с. 363–364), в
насильно въеши "с силой дуешь (о ветре)# 173 выступа-

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 7

287

ет не русский оттенок значения глагола въяти, а чешский: русское веять означает только легкое движение
ветра, а чешское va"ti — любое, в том числе и сильное.
Но и здесь верно то же, что в предыдущем случае: в
древнерусском, в отличие от современного, въяти
имело тот же круг значений, что и в чешском (а глагол
дути применялся только к живым существам); ср., например, в Киликии оубо съверъ зъло въющь "в Киликии
же сильно дует северный ветер# (см. СДРЯ, II: 311).
Эти примеры — не единичные, а типовые. Дело в
том, что в своей охоте за богемизмами Кинан не учитывает следующего важнейшего обстоятельства: XII
век — это время, которое еще очень незначительно
отстоит от эпохи праславянского единства (по концепции многих славистов поздний праславянский период
простирается во времени по XI век включительно). В
это время различия между будущими разными славянскими языками в сфере значений слов были несравненно меньшими, чем ныне. Поэтому переносить на XII
век те лексические различия, скажем, между русским и
чешским или русским и польским, которые были в
XVIII веке, — это безусловный анахронизм. В XII веке
очень многое из того, что позднее стало характерно
только для одного или нескольких славянских языков,
еще было частью общего для всех славян фонда. Свидетельством этого служат многочисленные случаи, когда слово сохранилось только в двух-трех языках, относящихся к разным ветвям славянства.
Существенно также то, что сохранение одних слов и
полная утрата других характерны в первую очередь для
литературных языков. В говорах же границы словарного состава гораздо менее резки и могут веками сохраняться слова, утраченные литературным языком. Если
же взять всю совокупность говоров некоторого славянского языка, то оказывается, что чуть ли не любое пра-

288

О Добровском…

славянское слово в каком-нибудь глухом углу еще сохранилось. А в XII в. литературный язык еще не имел
лексического стандарта, отграничивающего его от говоров.
Таким образом, презумпция, что мы имеем дело с
сочинением XVIII века, а не XII, в действительности
для всех аргументов Кинана капитальна. Только в силу
этой презумпции можно выискивать тонкие смысловые
отличия русского слова от чешского и тем более от
украинского или белорусского. Что касается восточнославянской зоны домонгольского периода, то мы вообще ни про одно слово (не говоря уже об отдельных значениях слова) не имеем возможности уверенно утверждать, что оно отсутствовало в какой-то части этой
зоны. Например, про ряд слов мы знаем, что они имелись в древненовгородском диалекте, а за его пределами не отмечены; но у нас нет никакого способа удостовериться в том, что они действительно отсутствовали в
каком-то другом регионе. А обнаружить у некоторого
редкого слова параллель, скажем, в сербском или в
чешском — это обычно значит просто получить подтверждение его праславянского возраста; ни о каком
заимствовании это само по себе не говорит (см. об
этом «Аргументы…», § 26).
Далее, нужно учитывать, что Кинан на роль автора
СПИ уже выбрал себе чеха. Поэтому, объявляя некоторое слово богемизмом, он не обращает внимания на то,
что, кроме чешского, оно есть и в каком-то другом славянском языке (нередко во многих). Например, потручати — это для него богемизм, несмотря на то, что
имеется украинское потруча"ти и польское potrącać.
Насколько произвольно и поверхностно может быть
в таких случаях у Кинана объяснение «взято из чешского», можно видеть на примере выражения съ зара-

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 7

289

нiя "рано утром#. Мнение В. П. Адриановой-Перетц, что
это может быть архаизм, Кинан без особых скрупул
квалифицирует как wild speculation; по его мнению, источник здесь прост: это чешские zra"na и za"raní (с. 246).
В действительности данная лексическая единица
представлена (в том или ином варианте) в большинстве
славянских языков. Исходно здесь свободное сочетание *za ranьja "ранним утром#, с таким же *za + генитив, как в за утра "завтра# (с типовым развитием значений "утром# → "завтра#, как в англ. tomorrow, нем.
morgen, польск. jutro и т. п.), за тепла "пока еще тепло#
(Ипат., см. СДРЯ, III: 276); то же в других славянских
языках, например, в словенском: za rana "рано утром#,
za svetlega dne "засветло#, za solnca "пока светит солнце#,
za hlada "пока прохладно#, za časa "вовремя#, za svojega
žitka "при жизни#. Прямым продолжением исконного
*za ranьja являются наречия: укр. зара"ння "рано утром#
(Гринченко, 2: 88), русск. диал. за"ра"нье "рано утром#
(Пск. обл. слов., 12: 87; в примере — за"рання), зара"нне
"с утра, очень рано# Брян. (СРНГ, 10: 378) (как в
псковской, так и в брянской форме в условиях яканья
конечные -я и -е неразличимы).
Слово *ranьje представлено в основном в предложных сочетаниях (из ранья, с ранья и др., также с самого
ранья), но встречается и в других контекстах; см. прежде всего СРНГ (34: 105): ра"нье (и раньё) "раннее утро,
рань# Орл., Брян., Смол., Ряз., Влад. Ср. верх.-луж.
ranje "утро#, словен. z ranja "рано утром#.
Слово *zaranьje — вторичное образование (как от
*za rana, так и от *za ranьja), подобно заутрие от за
утра, загорье от за горою, застолье от за столом и
т. п.; ср. польск. zaranie "раннее утро# (старое значение),
"начало, заря чего-л. [перен.]# (новое значение). Производное *za-ran-ьj-e построено точно так же, как синонимичное ему *za-ran-ъk-ъ (представленное почти

290

О Добровском…

во всех славянских языках, ср. также русское спозаранку); разница только в суффиксе.
Восточнославянское зарание встречается в основном в сочетании с предлогом с (с зарания), причем это
сочетание значит то же, что *za ranьja, и фактически
является просто его морфологически переосмысленным вариантом: заранья, подобно завтра, утратило
морфологическую прозрачность (поскольку предлог за
в данном значении в языке исчез), а добавление предлога с ее восстанавливает. Ср. в украинском з зара"ння
— то же, что зара"ння; в брянском говоре з зара"ния
(Козырев 1976: 98) — то же, что зара"нне (см. выше).
В СПИ в съ заранiа до вечера 66 явно представлено
существительное зарание. Но в съ заранiя въ пят(о)къ
потопташа поганыя плъкы Половецкыя 37 в первоначальном тексте могло стоять и древнее за рания.
Подобные примеры лишний раз показывают, сколь
большое облегчение обеспечил себе Кинан, раз и навсегда освободив себя в волевом порядке от обращения
к диалектному материалу. «Взял из чешского» — конечно, проще: конец всей лингвистике в один ход.
Итак, предполагаемые Кинаном богемизмы — это
отнюдь не логическая опора его гипотезы об авторстве
Добровского, а наоборот, единицы, которые сами возникли в силу этой гипотезы. Если эта гипотеза по какой-либо причине поколеблется, то сразу растают как
мираж и все кинановские богемизмы.
§ 8. Рассмотрим некоторые типовые ходы рассуждений, которые позволяют Кинану выявлять все новые
и новые богемизмы или по крайней мере поддерживать
у читателя неугасающее внимание к проблеме чешского влияния на СПИ.
Поиск богемизмов подчинен у Кинана следующему
методическому принципу: если представленное в СПИ

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 8

291

слово (вообще или в определенном значении) есть в
чешском и/или в древнечешском и его нет ни в современном русском, ни в «релевантных памятниках» древнерусского, то это богемизм. Чтобы испытать надежность этого принципа, проделаем небольшой эксперимент: поищем кинановским методом богемизмы в берестяных грамотах.
Представленное в берестяной грамоте № 130 (конец
XIV в.) слово хърь "серое сукно, сермяга# не встречается ни в каких других древнерусских или современных
русских источниках. Но его точное соответствие засвидетельствовано в древнечешском: s|r (поздне!е ser)
"серое сукно, сермяга#, "жалкая одежда# (Вермеер 2003).
С точки зрения критериев Кинана, случай абсолютно
ясный: трудно представить себе более полное соответствие его пониманию богемизма. Кинану пришлось бы
признать, что не только СПИ, но и эту древненовгородскую грамоту писал чех.
В берестяной грамоте № 724 (1160-е гг.) о некоем
Тудоре говорится: порозўмъите, братье, емў, даче
что въ се емў състане тьгота тамъ и съ дрўжиною
егъ "отнеситесь же с пониманием, братья, к нему, если
там из-за этого приключится тягота ему и дружине
его#. Глагол поразумъти отмечен в древнерусских памятниках только в значении "понять, вникнуть# (см.
Срезн.). Значение "понять кого-л.#, "отнестись с пониманием к кому-л.# (с дополнением в дательном падеже —
кому), представленное в грамоте № 724, засвидетельствовано только в чешском porozuměti komu (и в словацком). И этот пример тоже полностью удовлетворяет
кинановскому пониманию богемизма.
Нет нужды рассматривать все примеры столь же
подробно. Укажем просто еще ряд слов из берестяных
грамот, которые отсутствуют в русском (по крайней
мере современном литературном), зато есть в чешском

292

О Добровском…

(обычно, правда, и еще в каких-то из западнославянских):
вытьргнутись "вырваться# в грамоте № 752 (1080-е
– 1110-е гг.) — чеш. vytrhnouti se (то же);
тобола "сумка, чемодан# в № 141 (XIII в.) — чеш.
tobola (то же);
почта "почестье#, "почетный дар# в № 147 (XIII в.) —
чеш. pocta "почесть, почет#;
прилбица "шлем# в № 383 (XIV в.) — чеш. přilbice
(то же);
нечесть "бесчестье, позор# в № 589 (XIV в.) — чеш.
nečest (то же).
Добавим сюда еще корь "кустарник#, "выкорчеванный лес# из пергаменной Варламовой грамоты (1192–
1210 гг.) — чеш. keř "куст#.
Всё это будут явные богемизмы, если принять методику Кинана.
Другой источник кинановских богемизмов — случаи, где значения русского и чешского слов в той или
иной мере расходятся. Понятно, что к XVIII веку таких
случаев имелось уже немало. Например, у русского
рана уже не было значения "удар#, у чешского skákati
не было значения "мчаться галопом#. В СПИ есть как
примеры слов, употребленных в «специфически чешском» значении, так и примеры слов, употребленных в
«специфически русском» значении.
Разумеется, для Кинана особенно удобны случаи
типа рана. Здесь он просто заявляет: вот и прямое свидетельство того, как Добровский по недостаточному
знанию русского языка использует слово в чешском
значении (см. выше). Этот класс случаев очень велик.
Так, мы узнаем, например, что в чешском значении
(или с чешским оттенком значения) в СПИ употреблены слова рано "(ранним) утром#, доспъти "изгото-

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 8

293

виться, быть готовым#, гнъздо "клан, род#, трудъ "страдание, горе#, трудный "горестный, печальный#, хоть
"супруг, супруга, возлюбленный, -ая#, ковати "замышлять, устраивать [козни]#, казати "указывать#, искусити
"попробовать#, похытити "подхватить#, рассутися "рассыпаться# и целый ряд других. И всё только потому,
что их нет в современном русском языке или они
употребляются в другом значении. В древнерусском
все они есть. Поразительно, как Кинан мог не заметить,
что, например, доспъти и доспъвати употребляются
на каждом шагу в Ипатьевской летописи (ровно в том
же значении, что в СПИ), что многодетный князь Всеволод Юрьевич именовался Всеволод Большое Гнездо,
и т. д.
В тот же ряд включает Кинан и многие совсем уж
обычные русские слова, например, ярый, тяжко, посуху, дръмати, опутати, приодъти, прикрыти, прыскати и др. Для каждого из них он подыскивает какую-нибудь тонкую причину, по которой для чешского
текста это слово, по его мнению, было бы естественнее, чем для русского.
Но особенно замечательно то, что Кинан легко справляется и со случаями типа скакати, когда в СПИ слово выступает не в чешском, а в русском значении. Казалось бы, такое слово должно озадачить Кинана: ведь
это ситуация, обратная той, которая успешно служит
для подкрепления его идеи. Ничуть! Кинан и здесь
знает, как было дело: Добровский заметил при чтении
Задонщины это странное для чеха значение глагола
скакати и запомнил его; и ему понравилось это русское скакати, и он в дальнейшем щедро его применял
(с. 182). Кинан даже нашел подходящий термин для
таких случаев: «русизм». Так что СПИ всё же не целиком чешское: в нем есть и русизмы. Вот некоторые
примеры других таких «русизмов»: къмети, храбрый,

294

О Добровском…

синий, жестокий в значении "жесткий, крепкий#, година "пора, период времени#. Во всех этих случаях в чешском всё не так — значит, как объясняет нам Кинан,
здесь Добровский «отталкивался» от чешского.
Как видим, Кинана устраивает и тот, и другой тип
соотношения значений. В обоих случаях он успешно
дает читателю почувствовать присутствие автора-чеха.
Восхищает точность внутреннего взора Кинана, когда он с живостью очевидца рассказывает нам о тонких
движениях души и мысли у Добровского во время написания им того или иного пассажа СПИ. Например,
Кинан объясняет нам (с. 204–205), как получилось, что
в СПИ встречается и начати, и почати. Оказывается,
сочиняя зачин Не лъпо ли ны бяшетъ, братiе, начяти
старыми словесы ..., Добровский находился под влиянием Задонщины (где в соответствующем месте стоит
глагол начати), а пассаж почнемъ же, братие ... он сочинял самостоятельно и поэтому подпал под влияние
родного чешского языка, для которого обычен глагол
počíti. Для русского же, как указывает Кинан, обычно
начать. Таким образом, всё удалось объяснить и, что
ценно, нашлись очередные следы чешского влияния.
Беда только в том, что если все-таки заглянуть в древнерусские памятники, то там в изобилии обнаружится
как начати, так и почати (последнее, по-видимому,
даже несколько чаще).
Кинан настолько вжился в своего героя, что ему нетрудно указать нам, в каких точках текста СПИ Добровский был серьезен, а где решил поиграть словами
или даже немного посмеяться над читателем. Например, Кинан разгадал, что в список народов Хинова,
Литва, Ятвязи, Деремела и Половци 135 Добровский
вставил слово Деремела в качестве шутки, потому что
он был в этот момент playful: это не что иное, как слег-

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 8

295

ка видоизмененное чешское слово drmola "тараторка#
(с. 334). Вообще задача Кинана тут нелегка, поскольку
оказывается, что Добровский был весьма непостоянен
в своих качествах: то ясный ум, то галлюцинации; то
несравненный эрудит и знаток всех славянских наречий, то человек, который не знает, что по-русски словоформа "совы# должна иметь окончание -ы, а не -и.
Но, как мы видим, Кинан успевает уследить за всеми
этими поворотами, и это дает ему ключ к разгадке
многих загадок СПИ.
Еще один замечательный источник пополнения списка богемизмов у Кинана состоит в следующем: он считает вполне допустимым исправлять кое-какие буквы в
тексте СПИ или переосмысливать целые пассажи так,
что после этого в тексте появляются богемизмы. Один
такой пример мы уже видели: это суви — якобы "совы#.
Вот некоторые другие.
Папорзи Кинан правит на наперсники (предполагая
сразу целую серию буквенных ошибок), и тогда это богемизм: ср. чеш. na"prsnik "нагрудный доспех# (с. 333).
Дотечаше "догонял# Кинан правит на ся дотъкаше
"прикасался# (с не меньшим количеством буквенной
правки), и тогда это богемизм: ср. чеш. dotknouti se
"прикоснуться# (с. 169).
В влъци грозу въсрожатъ 31 Кинан правит въсрожатъ на вызрожатъ и предлагает толковать всю фразу как "волки возвещают (делают явным) ужас#; тогда
здесь представлен богемизм: ср. чеш. vyzra"žeti "выдавать (тайну), делать явным# (с. 239) 57.
57

Такая деталь, что вторичному имперфективу vyzra"žeti
(глаголу на *-ati) соответствовал бы презенс вызражаютъ, а
не вызрожатъ, Кинана не смущает: Добровский ведь уже не
раз ошибался; ну, ошибся еще раз.

296

О Добровском…

Кончакъ ему слъдъ править 42 Кинан (с. 250) предлагает толковать как "Konchak tells him the way#, и тогда
правити — это богемизм: ср. чеш. praviti "говорить#
(Добровский, оказывается, не знал, что в русском
языке глагол править не значит "говорить#).
А Игорева храбраго плъку не кръсити 80 Кинан (с.
276–277) предлагает толковать как "Igor’s band is indomitable#, исходя не из древнерусского кръсити "воскресить, воскрешать#, а из чешских zkřísnouti и zkřesati,
имеющих среди прочего значение "укротить#. И это при
том, что фраза имеет прямое соответствие в Ипат.
([1151], л. 158 об.): сего нама оуже не кръсити (о погибшем в бою князе Владимире Давыдовиче).
Не будем комментировать доказательную силу богемизмов этой категории.
Погоня за богемизмами любой ценой, увы, иногда
приводит Кинана к совсем уж нелепым ошибкам. Выше было показано, что история значений слова рана
не дает никаких оснований считать рана в значении
"удар# богемизмом. Но есть и гораздо более примитивная причина, по которой версия Кинана неверна. По
его мнению, во фразе СПИ Се у Римъ кричатъ подъ
саблями Половецкыми, а Володимиръ подъ ранами 121
слово раны — это богемизм. Но дело в том, что эта
фраза имеет соответствие в Задонщине (список И-2):
А уже диво кличет под саблями татарьскими, а тем
рускымъ богатырем под ранами. Выходит, что богемизмы есть и в Задонщине!
И это не единственный случай: такую же ошибку
допускает Кинан со словом рано. По его мнению, рано
в значении "утром# (а не "рано#) — богемизм (с. 353,
357). Но это слово несколько раз встречается в Задонщине в точно таком же контексте, как в СПИ (рано
плакашеся).

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 8–9

297

Конечно, со словами рана и рано Кинану очень не
повезло: он неосторожно погнался здесь за парой лишних богемизмов, а вместо этого вполне убедительно
показал читателю, что его метод позволяет объявить
богемизмом что угодно.
Как можно видеть, каждый в отдельности из рассмотренных ходов не обладает никакой доказательной
силой. Но этих ходов так много, что тема богемизмов
не угасает в книге Кинана ни на миг. И читатель в конце концов уже настолько захлестнут потоком мелких
апелляций к чешскому материалу по любому поводу,
что сам вопрос о наличии чешского влияния на СПИ
уже как бы более и не стоит — он переведен в презумпцию.
А между тем описанным методом, ввиду его беспроигрышности, безусловно можно было бы достичь
такого же психологического результата, выбрав и любой другой славянский язык, скажем, польский.
§ 9. Перебирать один за другим все случаи, когда
Кинан применяет описанные выше ходы, бессмысленно.
Окажем Кинану услугу и выделим в легионе его
богемизмов, бесчисленность и бездоказательность которых подрывает у серьезного читателя всякое доверие
к этой теме вообще, те немногие случаи, где гипотеза о
чешском влиянии хотя бы заслуживает рассмотрения.
По нашей оценке, сюда можно отнести следующее.
Слово уъдие (хотять полетъти на уедiе 65 [о галках]). Этого слова действительно ни в каких восточнославянских источниках не обнаружено. Кинан (с. 185)
указывает чешскую параллель: újed / újed’ "мертвые
животные как пища для охотничьих хищных птиц#,
"падаль#. Любопытно, что он сам при этом предпочи-

298

О Добровском…

тает объяснять слово уъдие все же скорее не как богемизм, а как личное изобретение Добровского (который
якобы исходил здесь из церковнославянского уясти
"укусить, ужалить#); а чешское слово, как это ни поразительно, Кинан готов подозревать в том, что оно возникло в позднее время под влиянием СПИ (!).
Русско-чешская параллель здесь действительно впечатляющая. Но все же эти слова не так уж изолированы в мире славянской лексики, как их представляет
Кинан. Уъдие — слово той же структуры, что, например, удушье, разгулье, доверие и т. п. (ср. также убытие,
подпитие и т. п., с «опорным» -т-). При этом уъдие в
СПИ следует связывать скорее не с уъсти, а с соответствующим возвратным глаголом, ср. укр. уï (стися "наесться# (несов. уïда"тися) (Гринченко, 4: 326), белор.
уе"сцiся "наесться [о чем-л. очень вкусном]# (несов. уяда"цца) (ТСБМ, 5: 623); то же в принципе возможно и в
разговорном русском (они наконец упились и уелись),
хотя и не фиксируется словарями. С другой стороны,
связь данного слова с хищными птицами прослеживается не только в чешском: ср. словен. uje)da (также uje)d
[жен., Р. ед. uje)di]) "хищная птица# (Плетершник, 2: 715).
Таким образом, никакой обязательности в заимствовании из чешского для слова уъдие нет: коннотации,
связанные с обжорством и с действиями хищных птиц,
здесь вполне могут быть древними.
Глагол преторгнути в значении "загнать, надорвать
[лошадь]# (претръгоста бо своя бръзая комоня 191)
находит прямое соответствие в чешском (и древнечешском) pretrhnouti, pretrhovati (с. 379). Эта параллель
тоже представляет интерес.
Но здесь необходимо учитывать следующее. Корни
търг-/тьрг- "рвать# и ръв- практически синонимичны; в
ходе истории в живой речи первый был вытеснен

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 9

299

вторым. Так, древние ростъргнути, вытъргнути, перетъргнути значили ровно то же, что нынешние разорвать, вырвать, перервать. Например, выторже в
СПИ означает "вырвал#; речка Перетерга (в районе
Псковского озера) иначе называлась Перерва.
Оба корня со значением "рвать# могут использоваться для обозначения понятия "замучить (вывести из
строя) работой#, "довести до болезни или гибели#; ср.
др.-рус. претъргнутися "изнуриться# (см. Срезн.); ср.
также у Даля (II: 407): Не гони в гору, надорвешь лошадь. Сюда же: подорвать здоровье, сорвать голос.
Таким образом, древнее претъргнутися "изнуриться#,
с одной стороны, и современнное надорвать лошадь,
с другой, позволяют полностью объяснить значение
древнего преторгнути комонь — без всякого обращения к чешскому.
Фраза ръкы мутно текуть 49 находит близкую аналогию в песне из чешской грамматики Яна Благослава
1571 г. (которую Добровский знал): Dunaju, Dunaju,
čemu smuten tečeš? (в этой грамматике песня названа
«украинской»). По Кинану (с. 256), оттуда Добровский
эту фразу и взял.
Однако независимо от того, как понимать слово
мутно — в прямом смысле ("замутненно#) или, как
предпочитает Кинан, в переносном ("печально#), —
нельзя не признать прямую смысловую связь фразы
ръкы мутно текуть с фразой взмути ръки и озеры 89.
А эта фраза есть не только в СПИ, но и в Задонщине: и
возмутишася ръки и потоки и озера (список У).
Но раз уже в XV в. русский автор знал выражение
взмутити реку (= сделать так, чтобы река мутно
текла), значит, и в XVIII веке можно было употребить
его в тексте, не опираясь ни на какой чешский источник. Скорее всего образ мутно текущей реки (как сим-

300

О Добровском…

вол встревоженности), общий для русской и чешской
традиции, просто восходит к общеславянскому народнопоэтическому фонду.
По предположению Кинана (с. 211), слово жалость
во фразе жалость ему знаменiе заступи искусити
Дону Великаго 12 есть просто ошибка Малиновского,
который плохо списал с подлинника Добровского, где
стояло жадость (или žadost), которое есть не что иное,
как чешское žádost "желание#, "страстное желание#.
Действительно, смысл фразы при такой конъектуре
улучшается: "страстное желание# в данном контексте
уместнее, чем основное значение современного слова
жалость.
Однако, прежде всего, это конъектура, следовательно, не более чем гипотеза. И у слова жалость имелись
в древних текстах и такие значения, которые гораздо
более подходят к данному контексту, чем современное
значение, а именно: "zÁloj#, "рвение#, "зависть#, "ревность# (ср. СССПИ, 2: 69).58
С другой стороны, если все-таки допустить предложенную Кинаном конъектуру, то нет никакой обязательности в том, чтобы искать ее источник именно в
чешском: ср. в русских говорах жа"дость "сильное желание, стремление# Том., Смол. (СРНГ, 9: 60).
В слове пардуже "барсово [гнездо]# проблему составляет ж вместо ожидаемого ш: исходным для такого прилагательного должно быть пардузъ, тогда как
58

Кроме того, слово жалость (причем в весьма нестандартном значении, хотя и не том же самом) дважды встречается в Задонщине (и несколько раз встречаются его производные), что! до некоторой степени поддерживает версию
присутствия именно этого слова (а не жадость) в тексте
СПИ.

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 9–10

301

засвидетельствовано только пардусъ. И вот Кинан указывает (с. 297), что в древнечешских памятниках встречается не только pardus, но и parduz.
Однако само явление вариантности конечных с и з в
заимствованных словах вовсе не ограничено чешским.
Оно представлено также и в русском: ср. кумыс и др.рус. кумызъ, кумузъ, комузъ; тулумбас и др.-рус. тулунбазъ; кутас и др.-рус. кутазъ; то"рбаз и то"рбас;
ка"рба"с и ка"рба"з; ха"риус и ха"рюз; ка"мбуз и ка"мбус; ту"ес
и ту"ез и др.; ср. также каприз из франц. caprice (см.
Фасмер и СРНГ). В этих условиях тот факт, что у редкого древнерусского слова пардусъ вариант пардузъ не
встретился в памятниках, не имеет никакой доказательной силы.
Что можно сказать по поводу этой группы примеров? Действительно сами по себе, в изоляции от всей
остальной проблематики, они таковы, что решение
Кинана должно быть признано возможным. Но обязательности здесь, как и в других примерах Кинана, нет.
Конечное решение вопроса зависит не от них. Если
выяснится, что по другим причинам признать Добровского автором СПИ невозможно, то и для этих примеров чешская версия безболезненно отпадет.
Гебраизмы, итальянизм
§ 10. Капитальную роль в системе рассуждений Кинана играют гебраизмы (заимствования из древнееврейского), которые, по его словам, он открыл в СПИ.
Про них он говорит то, что к остальным своим аргументам он применять воздерживается: неоспоримо (indisputable).
К сожалению, с нашей точки зрения, это всего лишь
очередной пример того, как исследователь полностью

302

О Добровском…

уверовал в свою догадку и в таком состоянии уже просто не видит ее слабых сторон. Рассмотрим этот вопрос
подробнее.
Во фразе, которую обычно читают как Се у Римъ
кричатъ подъ саблями Половецкыми, а Володимиръ
подъ ранами 121, Кинан (с. 317) предлагает читать се
уримъ кричатъ, где уримъ — это гебраизм (обозначение священной реликвии на облачении иудейского
первосвященника).59 Его перевод: "Lo! The urim [i. e.,
objects on or in Volodimer’s breastplate] are crying under
the sabres of the Polovtsians#. Далее Кинан показывает,
что такой гебраизм мог появиться на Руси только в
относительно позднее время; отсюда вытекает позднее
происхождение СПИ.
Но эта интерпретация с обязательностью требует
следующих допущений (о чем Кинан читателю не сообщает):
1) простой случайностью является параллелизм между СПИ и рассказом Ипатьевской летописи о походе
Игоря, состоящий в том, что в Ипат. почти рядом стоят
эпизод ранения (в бою с половцами) князя Владимира
Глебовича и эпизод расправы половцев с жителями города, именуемого Римъ или Римовъ, а в СПИ в одной
фразе фигурируют раны Владимира Глебовича и слова
у римъ или уримъ перед словами кричатъ подъ саблями Половецкыми 60, — и это при том, что в целом и во
множестве деталей эти два рассказа параллельны;
59

Эту интерпретацию впервые предложил полтора века
назад (в 1842 г.) Ф. Эрдман, но никто ее не поддержал. Кинан повторил это достижение.
60
Весьма нелестно для научного стиля Кинана то, что,
излагая свою версию, он предпочел вообще умолчать об
этом параллелизме. Вместо этого мы находим лишь фразу о
том, как было бы несообразно, если бы автор СПИ в описа-

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 10

303

2) уримъ (сокращение от уримъ и туммимъ), означающее священные драгоценности, вшитые в эфод
(нагрудное облачение) иудейского первосвященника,
могло быть использовано также как обозначение какой-то части нагрудного облачения не священника, а
светского лица, и не иудея, а христианина — в данном
случае князя-воина (при том, что никаких свидетельств
возможности такого его использования Кинан не приводит);
3) славянское наименование уримъ сочеталось с
множ. числом предиката (сохраняя множ. число, к которому относится эта словоформа в древнееврейском);
4) о той части облачения князя-воина, которая так
называлась, уместно сказать, что она кричала.
Таковы трудности, которые возникают при новом
чтении Кинана (даже если отвлечься от вопроса о том,
зачем фальсификатору было вставлять в текст такой
странный элемент).
Наиболее обычный из «традиционных» переводов
здесь: «Вот у Римова кричат под саблями половецкими». Очевидным преимуществом данной интерпретации является прямое соответствие рассказу Ипатьевской летописи. Особо отметим, что предлог у в у Римъ
по смыслу уместен: летопись говорит, что часть римовичей выидоша из града и бьяхоутьсь ходьще по
Римьскомоу болотоу (Ипат. [1185], л. 226).
Этот перевод, правда, тоже сопряжен с трудностью:
необходимо допустить, что название данного города
имело, помимо двух известных вариантов (Римъ и Ринии сражений вдруг упомянул «какой-то безвестный shtetl
на Украине» (с. 313; shtetl — "местечко’, из идиша). Какое
имеет значение, безвестный город или знаменитый, если
именно он фигурирует в рассказе Ипатьевской летописи, который параллелен СПИ?

304

О Добровском…

мовъ), еще и вариант Римы (подобно древнему Лукы,
современным Ромны, Сумы, Лубны, Кромы и т. п.), или
что у Римъ — это буквенная ошибка вместо у Рима.
Указанная трудность, однако, представляется незначительной по сравнению с теми, которые возникают
при переводе Кинана. Таким образом, самое мягкое,
что можно сказать про новую интерпретацию обсуждаемой фразы, — что она не более вероятна, чем старая.
Тут, правда, Кинан выставляет в качестве кардинального обстоятельства то, что он не просто нашел в
СПИ слово уримъ, но обнаружил некую трансформацию того же слова еще и в другом месте СПИ, а именно, истолковал из древнееврейского загадочное слово
орьтъма (явно обозначающее какую-то ценную одежду, захваченную русскими у половцев). Согласно
Кинану (с. 318), это древнееврейское ’wrtm, про которое полагают (thought to be), что это сложение форм
единств. числа от urim и tummim, использовавшееся
для обозначения их вместе.
Далее версия Кинана требует признания следующих
семантических сдвигов (Кинан говорит о них мимоходом как о чем-то очевидном и не составляющем никакой проблемы, но в действительности это отнюдь не
так). Во-первых, слово ’wrtm в силу метонимии начинает обозначать сам эфод (нагрудное облачение иудейского первосвященника), на котором или внутри которого "urim и tummim" находились. Во-вторых, от значения "облачение иудейского первосвященника# происходит переход к значению "дорогая одежда вообще
(необязательно церковная и необязательно у иудеев)#.
Ни первый, ни второй переход никакими документальными свидетельствами не подтвержден. Известно лишь
семантическое развитие термина "urim и tummim" в
совершенно ином направлении — в качестве символов

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 10

305

абстрактных понятий: света и истины, doctrina et veritas
и др.
Конечно, совпадение согласных в орьтъма и ’wrtm
замечательное. Но семантическая дистанция весьма
велика. А без ограничений на выбор языка-источника и
без требования семантической близости вовсе нетрудно найти и других «кандидатов» с такими же замечательными внешними данными. Например, из одного
лишь греческого можно было бы взять: ¥rthma "серьги#, ™r…timoj "драгоценный#, ™rÚqhma "красный цвет#,
¢riqmÒj "количество# и т. д. (мы предлагаем эти слова
просто как примеры, не в качестве реальных решений
проблемы).
Могла ли быть такая цепочка семантических сдвигов, которой требует гипотеза Кинана? Да, в принципе
могла: семантические сдвиги бывают весьма разнообразны. Но без документального подтверждения это
не более чем одна из многих возможностей.
Кинан прав, что для слова орьтъма не было до сих
пор предложено полностью убедительного решения.
Лишь предположением, хотя и довольно вероятным,
является, в частности, версия, связывающая орьтъма с
тюркским корнем öр "ткать, плести# (как, например, в
öрмäк "одежда из верблюжьей шерсти#, заимствованном в древнерусский в виде ормякъ). Но он сам в действительности просто пополнил список гипотез по поводу загадочного слова орьтъма (довольно длинный,
см. ЭСПИ, 3: 372–373) еще одной гипотезой — весьма
экстравагантной и никак не более надежной, чем прежние.
Конечно, высказанные выше критические замечания окажутся не относящимися к делу, если признать
тезис Кинана, что речь здесь идет вовсе не о реальных
явлениях языка, а просто о выдумках эрудита, который

306

О Добровском…

был совершенно свободен в своей фантазии. Но, разумеется, в этом случае и Кинан совершенно свободен в
фантазиях о том, что! могло прийти в голову непредсказуемому эрудиту61, и вся проблема откровенно перемещается из научной сферы в сферу гадания.
Заметим в очередной раз, что Кинан строит здесь
классический порочный круг: гебраизмы уримъ и орьтъмами служат, по его словам, важнейшими доказательствами его тезиса об авторстве Добровского; а сама интерпретация слов уримъ и орьтъмами как гебраизмов возможна только при условии, что текст сочинен
поздним фальсификатором (причем обладавшим специфическими характеристиками Добровского). Выйти
из этого круга можно было бы только в том случае,
если бы верность хоть какого-то из этих двух тезисов
была твердо установлена на основании других доводов, — например, если бы во фразе СПИ уримъ было
единственным возможным чтением. Но мы видели, что
это совершенно не так.
Но разве все-таки невозможно, чтобы уримъ было
гебраизмом? Теоретически возможно. Но только если в
силу других доводов окажется правдой, что СПИ сочинил гебраист нового времени. И точно так же, как в
случае с богемизмами, если в силу каких-то доводов
61

Действия Добровского в изображении Кинана и в самом деле загадочны — настолько, что не обойтись без апелляции к его сумасшествию. Допустим, в духе Кинана, что
уримъ было для Добровского масонским знаком и он захотел
показать своим читателям этот знак, — тогда он правильно
поступил, вставив его в текст в открытом виде. Но зачем
тогда другой такой же знак он зашифровал так глубоко — и
внешне (орьтъма вместо ур-тум), и семантически (превращением в одежду), — что его не удалось разгадать никому,
кроме Кинана?

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 10

307

будет установлено, что гипотеза о создании СПИ ученым гебраистом неверна, немедленно отпадет и версия
об уримъ как гебраизме.
Позволим себе прочие гебраизмы Кинана, на которых он сам уже не настаивает с такой решительностью,
не разбирать.
Помимо гебраизмов, Кинан усматривает в СПИ также один итальянизм, которому он тоже придает очень
большое значение: вместо стреляеши съ отня злата
стола салтани за землями 131 он предлагает читать
стреляеши съ отня злата стола с алтан<ы> за землями. В чешском altán (из итал. altana через немецкое
посредство) значит "беседка#, но раньше, согласно Кинану, это слово «означало то же, что и в итальянском,
а именно, "небольшая башня#, "крытая терраса#, "портик#, "бельведер#, "лоджия# или "павильон#».
Версия Кинана такова (с. 329). Добровский взял это
слово из чешского или из немецкого. Сочиненная им
фраза означала: "стреляешь с отеческого золотого престола, с башни, [находящейся] за [многими] странами#.
Издатели СПИ не поняли стоявшего в тексте Добровского с алтаны (или s altany, ср. выше о латинице у
Добровского) и написали Салтани (в Е. Салътани).
Позиция тех, кто все-таки желает видеть здесь слово
«султаны», по словам Кинана, имеет мало смысла и
«основана на предположении о необычной ошибке
писца (unusual scribal lapse)» — сал- вместо соул- или
сул-. А поскольку итальянский архитектурный термин
сформировался относительно поздно и проник в немецкий язык и далее в чешский не ранее XV в., то перед нами очередное свидетельство позднего происхождения СПИ.
Можно только поражаться тому, до какой степени
свободным чувствует себя Кинан от фактов, которые

308

О Добровском…

уже давно выявлены в этой связи и не могут не быть
ему известны. Ведь он должен был бы признать, что
точно такой же «scribal lapse» — написание салтанъ —
многократно допущен авторами и писцами XV–XVI вв.,
например, писцом Ермолинского летописца XV в. или
Афанасием Никитиным (или его копиистом) и т. д. (см.
хотя бы СССПИ, статья «Салтан»). Известно также
полдюжины людей этих веков, которые имели прозвище Салтанъ или Солтанъ (см. там же); мы можем добавить к ним человека XVI в. по имени Данило Салтановъ (НПК, VI: 1071). Иначе говоря, на Руси это слово
свободно использовали как прозвище — надо полагать,
не сверяясь с тем, был ли человек турецким султаном.
Титул soltan носили вожди половецких племен; на берегу Северского Донца имеется городище Салтановское (см. ЭСПИ, статья «Салтан»).
Далее: значение итальянского altana описано Кинаном необъективно, поскольку на первый план он выдвигает значение "небольшая башня#, которое ему нужно для военного контекста, представленного в СПИ.
Итальянский энциклопедический словарь определяет
altana как «крытая терраса, сооруженная в виде башенки над крышей, — архитектурный элемент, характерный для барочных дворцов». Никаких даже отдаленных намеков на военное использование такой постройки Кинану найти не удалось. В славянских языках, заимствовавших это слово, его значение повсеместно
развивалось в сторону предельно мирного "беседка#.
Тем самым образ, который якобы вложен Добровским в обсуждаемую фразу: "стреляешь с дворцовой
надстройки (или беседки), находящейся за многими
странами# — не обладает даже таким первейшим свойством любой жизнеспособной конъектуры, как правдоподобие смысла. Ее странность уж никоим образом не
меньше, чем у фразы про султанов, которые на самом

Доказательно ли то, что в книге Кинана есть. § 10

309

деле не султаны, а просто любые восточные владыки и
князья.
Зачем лингвист Добровский вставил в текст СПИ
такой явно поздний лексический элемент? У Кинана
есть ответ и на этот вопрос: Добровский хоть и был
блистательный лингвист, но все-таки мог и ошибиться;
в данном случае, как сообщает нам видящий его насквозь Кинан, он ошибочно думал, что слово алтана
было заимствовано в общеславянский из латыни.
Замечательны и помощники Добровского в деле обмана русского общества — публикаторы СПИ: они,
с одной стороны, не поняли, что Добровский написал
с алтаны, с другой — не забыли заменить получившийся у них правильный аккузатив множ. числа салтаны на обманное салтани, где ошибочное окончание
-и должно было имитировать характерную ошибку
писца XVI века.
Такова степень убедительности этого открытого Кинаном «итальянизма».
———
Итак, на вопрос о том, доказательны ли содержащиеся в книге Кинана рассуждения, ответ должен быть
отрицательным. Все они представляют собой лишь
предположения разной степени правдоподобия. Тот
факт, что их очень много, как уже показано выше, сам
по себе не имеет принципиального значения. Большинство их либо просто должно быть отвергнуто при более аккуратном рассмотрении фактов, либо обладает
лишь весьма незначительной степенью правдоподобия.
Очень немногие могут быть оценены как действительно правдоподобные. Но ведь даже и большое правдоподобие — еще не то же, что истина. Безусловно бывает и так, что решение, локально более правдоподобное,

310

О Добровском…

чем его альтернативы, в конечном счете оказывается
все же неверным — после того, как учтены более весомые факты.
Что можно было бы добавить из работы Кинана в
нашу сводку существенных аргументов по поводу
СПИ («Аргументы...», § 36)? По-видимому, всего несколько слов, про которые возможно подозрение, что
они взяты фальсификатором из того или иного иностранного языка. В каждом отдельном случае речь
идет лишь об одном из возможных предположений.
Неоспоримых, несмотря на декларации Кинана, среди
них нет ни одного. Таким образом, речь идет не более
чем о некотором численном увеличении аргументов
слабого типа. От столь незначительного добавления
стрелка наших «лингвистических весов» почти не пошевелилась.
Резюмировать можно так: если бы каким-то другим
путем было установлено, что СПИ сочинил Добровский, то многие предположения Кинана по поводу конкретных слов получили бы сильнейшую поддержку.
Но из самих этих предположений никакого доказательства тезиса о Добровском как авторе СПИ не вытекает.
Истинность или ложность этого тезиса может быть
установлена только с помощью каких-то более надежных аргументов, которых в книге Кинана нет.
Кинан искал всевозможные свидетельства поддельности СПИ в течение целого ряда лет, вложив в это
мощную эрудицию и поистине беспрецедентную энергию. И что же? В бездне предъявленных им свидетельств — строго ни одного надежного!
Какая же теперь надежда остается у прочих теоретиков поддельности когда-либо найти такое свидетельство?

О том, чего в книге Кинана нет. § 11

311

О том, чего в книге Кинана нет
§ 11. Перейдем теперь к самому существенному — к
тому, чего в книге Кинана вообще нет, но что имеет
капитальное значение для решения всей проблемы.
Кинан понимает, что вопрос о лингвистической
компетенции составителя СПИ имеет для интересующей его проблемы первостепенное значение. И вот что
он в связи с этим говорит (с. 125): «Не подлежит никакому сомнению, учитывая Institutiones и другие, более
ранние работы, что он [Добровский] был полностью
способен произвести такой архаический текст». И далее снова: «То, что Добровский был способен составить текст на уникальном креольском славянском,
представленном в СПИ, не подлежит сомнению».
Но помимо этих деклараций мы не находим во всей
книге больше решительно ничего о том, каким знанием
древней грамматики располагал Добровский. Только
рассуждения о том, что он великолепно знал славянскую лексику. Лингвистическая компетенция явно сводится в глазах Кинана к знанию слов. Это совершенно
совпадает с тем, что мы читаем, например, у Зимина, и
в очередной раз показывает, до какой степени нелингвисты склонны считать, что все проблемы языка сводятся к проблемам лексики. Они не осознают, что настоящая сложность языка в действительности лежит на
гораздо менее доступных поверхностному наблюдению уровнях (ср. «Аргументы...», § 5 и 34).
Как уже было сказано, мы совершенно согласны с
Кинаном в том, что никто из людей XVIII века не подходит по своим лингвистическим знаниям на роль
автора СПИ лучше Добровского. Остается выяснить
одно: подходит ли для этой роли Добровский.

312

О Добровском…

Основной ответ — отрицательный — в сущности
уже содержится в обстоятельной статье О. Б. Страховой
(2003), где реальные грамматические явления, имеющиеся в СПИ, сопоставлены с представлениями Добровского об этих явлениях, изложенными в основном
труде его жизни — Institutiones. Резюмируем наиболее
существенные факты, выявленные в этой статье.
1. В СПИ среди словоформ аориста представлены, в
частности, потопташа, насыпаша, полизаша, троскоташа, вътроскоташа, въсплакашас<я>. Между тем в
своих Institutiones Добровский, который не различает
аорист и имперфект в качестве различных времен, предусматривает для глаголов на -ати в 3 мн. прошедшего
времени только формы на -аху, следовательно, в данном случае потоптаху, насыпаху и т. д.
2. В СПИ представлены также аористы 3 мн. прегородиша, преградиша, отступиша, попоиша, поклониша, подълиша, позвониша, ся обратиша, скратишас<я>.
Между тем по таблицам Добровского они должны были бы оканчиваться так же, как в 2 мн., т. е. на -исте
(следовательно, прегородисте, преградисте и т. д.).
3. Представленные в СПИ плюсквамперфекты образованы с помощью бяше (бяшеть): бяше успилъ, бяшеть притрепеталъ. Между тем согласно Institutiones
плюсквамперфект образуется с помощью бъ (былъ бъ
и т. д.).
4. Как показал А. Тимберлейк (1999), в СПИ формы
имперфекта без -ть и с -ть (типа бяше, бяху и типа
бяшеть, бяхуть) обнаруживают достаточно строгое
распределение в зависимости, в частности, от наличия
энклитик при глагольной словоформе, а также от наличия в предложении частиц же, бо и определенных союзов. И это распределение совпадает с наблюдаемым в
том отрезке Лаврентьевской летописи, который охватывает 1111–1185 гг. Между тем в Institutiones формы

О том, чего в книге Кинана нет. § 11

313

имперфекта с -ть (причем только множ. числа) упомянуты лишь однажды мельком, с пометой «исключительно редко».
5. В СПИ в 1-м лице двойств. числа представлены
только словоформы с -въ: есвъ, ростръляевъ, опутаевъ. Между тем Добровский считает окончание -въ
ошибочным, а правильным признает -ва (что в данном
случае дало бы есва, ростръляева, опутаева).
6. Орфография СПИ обнаруживает сразу девять62
диагностических признаков второго южнославянского
влияния, выявленных в свое время А. И. Соболевским,
которые характерны для восточнославянских рукописей, написанных между концом XIV и серединой XVI
века. Детальные данные по второму южнославянскому
влиянию, содержащиеся в фундаментальном исследовании М. Г. Гальченко (2001), позволяют установить,
что комплекс орфографических черт, представленных
в СПИ, указывает на интервал с конца XIV по рубеж
XV и XVI веков. Между тем нет никаких свидетельств
того, что Добровский или какой бы то ни было другой
славист знал о том комплексном явлении в орфографии
этих веков, которое именуется вторым южнославянским влиянием, ранее 1894 г., когда оно было открыто
А. И. Соболевским.
7. Добровский в своих трудах не различал сочетания типа торгъ (т. е. восходящие к *ТъrТ) и типа кровь
(т. е. восходящие к *ТrъТ); он постоянно цитирует те и
другие в единых списках. Иначе говоря, ему еще было
неизвестно, что здесь представлены разные по происхождению звуковые последовательности. Между тем в
СПИ эти два класса безукоризненно разграничены:
условное написание с ръ, лъ (пръстъ, плъкъ и т. п.) при62

Признак «нестяженный имперфект» мы исключили:
граахуть есть имперфект от граяти (не от *грати).

314

О Добровском…

меняется исключительно для класса *ТъrТ; сочетания
класса *ТrъТ всегда пишутся с о, е (кровь, кровавыя,
тростiю, слезами, стремень и т. д.).
Из этих фактов ясно: если СПИ — сочинение Добровского, то это значит, что он включил в свой главный труд Institutiones ряд заведомо ошибочных грамматических правил, зная, каковы истинные правила, а
еще про несколько важнейших своих лингвистических
открытий вообще умолчал.
§ 12. Добавим к этому перечню наиболее существенные из результатов, полученных нами выше в статье «Аргументы...».
1. В § 9–13 этой статьи показано, что в СПИ энклитики стоят в полном соответствии с древнерусскими
правилами, а именно, подчиняются закону Вакернагеля. Особенно существенно правильное древнерусское
поведение энклитики ся, поскольку ее препозиция или
постпозиция по отношению к глаголу определяется
сложным комплексом правил. В СПИ положение ся во
фразе соответствует той ступени исторической эволюции этой энклитики, которая представлена в ранних
берестяных грамотах, прямой речи в Киевской летописи по Ипат. и ряде других памятников, созданных в
домонгольский период.
Фальсификатор, если это его работа, должен был
прежде всего выбрать себе группу памятников для
подражания, а именно, он должен был отказаться от
имитации как старославянских и позднейших церковных памятников, так и светских памятников, созданных позднее XIV века. После этого он должен был
провести весьма трудоемкое исследование избранного
памятника именно с данной точки зрения.

О том, чего в книге Кинана нет. § 12

315

Здесь, правда, фальсификатор-чех оказывается в
более выгодном положении, чем русский, поскольку
поведение энклитики se (а также si) в чешском гораздо
ближе к древнему состоянию, чем поведение ся в современном русском. Но все же полного совпадения
между чешскими правилами и правилами, отразившимися в СПИ, нет. Чешский язык в принципе допускает
как постпозицию, так и препозицию se (причем во многих случаях выбор между ними относительно свободен), но в целом гораздо сильнее тяготеет к постпозиции, чем древнерусский.
Й. Юнгманн, автор первого перевода СПИ на чешский язык (сделанного в 1810 г.), который стремился
как можно ближе следовать за древнерусским текстом
как в выборе слов, так и в их порядке (иногда даже в
ущерб естественности чешского текста), из 11 примеров препозиции ся, представленных в СПИ, в четырех
сохранил порядок слов русского текста. К ним примыкает фраза stany se Polovecké pozdvihovaly, где переводчик из двух ся русского текста (вежи ся Половецкiи подвизашася) оставил только препозитивное (заметим,
что в полученной фразе положение se оказалось весьма
необычным для чешского). В остальных шести случаях
Юнгманн, несмотря на свою общую установку, все же
счел необходимым так или иначе перестроить фразу.
Ср., в частности:
ту ся саблямъ потручяти → tu šavlím přitupiti se
(здесь препозиция просто заменена на постпозицию);
а древо с(я) тугою къ земли преклонилос<я> → a
strom touhou k zemi přiklonil se (постпозиция вместо
двойного ся; правда, Юнгманн первого ся здесь, вероятно, и не видел).
По-другому перестроены примеры:
ту ся копiемъ приламати → tu (bylo) kopím se lamati;

316

О Добровском…

и древо с(я) тугою къ земли пръклонило → a strom s
touhou k zemi se překlonil.
Здесь и в чешском препозиция, но se стоит уже непосредственно перед глаголом; в древнерусском такой
порядок (когда ся оказывается в положении после нескольких начальных тактовых групп, перед последней
из которых нет условий для появления ритмико-синтаксического барьера) почти не встречается.
Таким образом, одно лишь знание чешского языка
еще не обеспечило бы именно такого расположения энклитики ся, которое представлено в СПИ, — фальсификатору все равно пришлось бы делать поправки на
особенности древнерусских правил об энклитиках.
2. В § 8 и 15 указан также комплекс других черт,
представленных в СПИ, которые характерны для текстов, созданных в домонгольский период, в частности:
правильное двойственное число, древняя форма аккузатива множ. числа, система из четырех прошедших
времен, имперфект с наращением -ть, релятивизатор
то, частица ти.
Чешский язык тут был бы полезен фальсификатору
лишь в отношении частицы ти (которая в чешском, в
отличие от русского, сохранилась). Во всем прочем он
дает не больше, чем современный русский.
3. В § 17 указан комплекс черт, представленных в
СПИ, которые характерны для памятников, созданных
или переписанных в XV–XVI вв., в частности: позднее
состояние редуцированных; ки, ги, хи (наряду с кы, гы,
хы); ряд других поздних фонетических явлений; орфография, отражающая второе южнославянское влияние;
смешение номинатива и аккузатива множ. числа; И. В.
множ. женского рода мягкого склонения на -и; М. ед.

О том, чего в книге Кинана нет. § 12

317

мягкого склонения на -ъ; смешения в сфере прошедших времен; двойное ся.
Представлены также явления, которые появляются
уже в древний период, но активно развиваются позднее: двойственное число среднего рода на -а; употребление локатива с предлогом на месте старых беспредложных конструкций; несогласованные причастия,
приобретающие функции деепричастий.
Знание истории чешского языка (или любого другого из западно- и южнославянских) тут не помогло бы
фальсификатору почти ни в чем. Необходимые сведения можно было извлечь только из глубокого анализа
значительного числа восточнославянских рукописей
XV–XVI вв.
4. В § 18 показано, что представленные в СПИ ошибки и отклонения от правил точно соответствуют тому,
что реально наблюдается в рукописях XV–XVI вв.
Если перед нами работа фальсификатора, то все
грамматические явления, перечисленные выше, он воспроизводил не в силу выработанных с детства автоматизмов, а путем сознательного применения выявленных им грамматических правил. В этой ситуации естественно ожидать последовательного применения таких
правил. Чтобы искусственно создать еще и ошибки,
причем не какие угодно, а точно такие же, как в реальных рукописях, фальсификатор должен был исследовать средневековые рукописи также специально и с
этой точки зрения. При этом сама стратегия сознательного внесения в текст ошибок означает глубоко продуманную коварную стратегию обмана, предназначенную отнюдь не для публики, а для будущих исследователей-профессионалов.
5. В § 19–20 установлено, что в рукописи СПИ, как
она восстанавливается на основе первого издания, Ека-

318

О Добровском…

терининской копии и записей Малиновского, по нескольким параметрам одновременно (написания кы, гы, хы
и ки, ги, хи, смешение номинатива и аккузатива и др.)
наблюдается нарастание процента ошибок по мере продвижения от начала рукописи к концу. Это такой же
эффект, как во многих средневековых рукописях (где
он связан с появлением усталости у писца).
Если же, как полагает Кинан, никакой средневековой рукописи не было, то либо перед нами очередная
предельно маловероятная случайность, либо данный
эффект искусственно создал фальсификатор, который,
во-первых, открыл само существование данного эффекта в рукописях, во-вторых, сумел его успешно
сымитировать.
6. В разделе «Диалектные особенности в СПИ»
(§ 21–22) показано, с учетом результатов предшествующих исследований, что текст СПИ обнаруживает целый комплекс диалектных фонетических и морфологических особенностей, характерных для северо-западных (в первую очередь псковских) рукописей XV–XVI
веков.
Как быть Кинану с псковскими чертами? Приписать
Добровскому знание и этих черт он не решается.63 В
этой трудной ситуации он находит замечательный выход: а нет никаких псковских черт! это просто измышление! Чтобы нас не обвинили в клевете, приводим
полную цитату (с. 147): «Но основная причина нынешнего состояния дел, вероятно, состоит в упрямой готовности верующих (или, точнее, защитников) измыслить
для каждой аномалии, открытой скептиками, объясне63

В самом деле, как отмечает О. Б. Страхова, в Institutiones Добровского нигде не упоминается даже самое характерное из севернорусских диалектных явлений — цоканье.

О том, чего в книге Кинана нет. § 12

319

ние — пусть сколь угодно фантастическое, — совместимое со структурой их веры. <...> Если в качестве свидетельства сомнительного происхождения выявлены
не засвидетельствованные в других источниках написания или грамматические формы, то в игру вступают
гипотетические псковские писцы или новгородские
диалектные формы». Это и всё, что мы находим в книге Кинана по поводу диалектизмов в СПИ (если не считать библиографических указаний и заявления, что слово шизыи не имеет отношения к Пскову [с. 167]).
Мы в очередной раз видим, сколь поверхностно могут относиться к лингвистической проблеме нелингвисты.
Не будем заново повторять здесь весь соответствующий раздел нашей основной статьи. Отметим лишь,
что слова Кинана «не засвидетельствованные в других
источниках написания или грамматические формы» —
это просто безответственная риторика: всё то, что опознается в СПИ как диалектизмы северо-западного типа,
— это как раз прекрасно засвидетельствованные в рукописях написания и грамматические формы; см. выше, «Аргументы...», § 21–22. Оставляем лингвистам
судить о том, можно ли считать совпадение по двум
десяткам параметров продуктом «измышления верующих».
7. В § 30–33 установлено, что в СПИ коэффициент
бессоюзия в части, параллельной Задонщине, и в независимой (т. е. остальной) части практически одинаков
(65–67%). Между тем в Задонщине этот коэффициент
(разный в разных списках) в части, параллельной СПИ,
во всех списках выше, чем в независимой. Наиболее
показательны списки И-1 и С: в них коэффициент бессоюзия в параллельной части соответственно 68% и
71%, а в независимой 50% и 54%.

320

О Добровском…

Если СПИ первично по отношению к Задонщине, то
такая картина легко объясняется различием между стилем первоисточника и стилем автора Задонщины.
Но если СПИ есть позднее сочинение, вторичное по
отношению к Задонщине, то эта картина должна объясняться либо как случайность (вероятность чего исчезающе мала), либо как результат следующей особой
стратегии Анонима: он выбирал в Задонщине пассажи
для копирования по тому признаку, чтобы в них было
мало союзов; а потом, сочиняя независимую часть
СПИ, он проследил за тем, чтобы она имела точно такой же коэффициент бессоюзия. Эта стратегия одновременно настолько сложна и настолько бессмысленна,
что, по-видимому, единственный способ ее допустить
— это апеллировать к сумасшествию Добровского.
Таков истинный масштаб лингвистических проблем,
которые должен был решить Аноним, чтобы создать в
тексте СПИ те лингвистические эффекты, которые там
реально имеются.
Книга Кинана представляет читателю ситуацию так,
как если бы ни одной из перечисленных выше проблем
вообще не было; тем, кто о таких проблемах разговаривает, посвящено лишь несколько пренебрежительных
фраз.
Мы видим, тем самым, насколько голословна уже
процитированная выше декларация Кинана: «То, что
Добровский был способен составить текст на уникальном креольском славянском, представленном в СПИ,
не подлежит сомнению». За категоричностью формы в
ней не стоит ровно никакого лингвистического анализа. Если у Кинана тут действительно нет никаких сомнений, то это значит только то, что он совершенно не
представляет себе масштаба проблем, от которых счел
возможным отмахнуться.

Заключение. § 12–13

321

Кинану для его концепции удобно считать язык
СПИ «креольским», т. е. таким, где лексика — это смесь
из разных языков, а грамматика примитивна; он готов
видеть в нем ошибки всех родов на каждом шагу. Но
этот взгляд не имеет ничего общего с действительностью: из нашего разбора ясно, сколь сложные и сколь
многочисленные языковые механизмы безупречно действуют в тексте СПИ. Кинан просто не желает их видеть — и не видит.
Таким образом, Кинан, несмотря на весь объем вложенного им труда, оказался вполне похож на своих
предшественников:
все они на основании некоторых частных исходных
соображений принимают тезис поддельности СПИ, а
затем уже начинают в него твердо верить;
на этой основе у них развивается своего рода «одностороннее зрение» — умение замечать факты всех родов и степеней надежности, которые можно истолковать
в соответствии с их концепцией, и полностью отвлекаться от тех, которые так истолковать не удается; примечательно, что всем им приходится в связи с этим в
первую очередь отвлекаться от серьезной лингвистики;
и все они в качестве главного инструмента используют нагромождение слабых, не обладающих никакой
обязательностью аргументов, полагаясь не на их надежность, а на их количество.

Заключение
§ 13. Итак, ситуация в целом ясна. На уровне обыкновенного здравого смысла фактов, изложенных в
§ 11–12, вполне достаточно, чтобы заключить: Добровский не был автором СПИ.

322

О Добровском…

Но, как и в других подобных случаях, остается еще
уровень абстрактной логики, допускающей любые события, вероятность которых не равна строгому нулю.
Если согласиться рассуждать также и на этом уровне,
то мы неизбежно должны признать следующее.
Если все же Добровский был автором СПИ, то он
прежде всего был лингвистическим гением того масштаба, который позволяет опередить все остальное человечество на один-два века.
Но, с другой стороны, он счел почему-то нужным
скрыть значительную часть своих научных достижений в труде своей жизни — Institutiones. Например, он
даже не коснулся сферы, в которой, судя по СПИ, он
сделал замечательные открытия и продвинулся исключительно далеко, — орфографии рукописей XV–XVI
веков. И что еще более поразительно, во имя некоей
коварной игры, цели которой остаются загадочными,
он включил в свой opus magnum, которому предстояло
стать учебником всех будущих славистов, наряду с
верными грамматическими правилами некоторое число
заведомо неверных — зная при этом, каковы истинные
правила. Как ученый, он, конечно, понимал, что со временем другие лингвисты тоже откроют истинные правила и увидят его ошибки. Но выходит, что стремление
зачем-то обмануть было сильнее заботы о качестве
своего научного труда и о своей научной репутации.
И при всем желании добросовестно выступить в роли advocatus diaboli и давать предельно снисходительные оценки любым странным поступкам, приходится
все же констатировать: если один и тот же человек
сочинил СПИ, создав в нем лингвистические эффекты,
указанные выше в § 11–12, и написал (поздне!е!) Institutiones, то он был одновременно ни с кем не сравнимым научным гением и столь же уникальным монст-

Заключение. § 13

323

ром изощренного коварства, двуличия и циничного
отношения к собственной научной деятельности.
Впрочем, у Кинана есть еще один шанс: списать всё
на душевную болезнь Добровского, в силу которой он
со временем забыл часть своих прежних лингвистических знаний. Это было бы хорошее дополнение к гипотезе о том, что он забыл, что это он написал СПИ.
Таковы «шансы» Йосефа Добровского на авторство
СПИ. А у других, как мы уже знаем, они еще намного
меньше.
Всё это не значит, что в СПИ нет больше ничего
странного, что всё загадочное объяснилось. Темная
история находки памятника остается. Темные места в
тексте остаются. Слова спорного происхождения остаются. Озадачивающие литературоведов литературные
особенности остаются. Наша книга не решает всех
этих непростых задач — она на это и не претендовала.
Просто мы увидели, как мало шансов, несмотря на
все эти подозрительные обстоятельства, оказалось у
той прямолинейной, родившейся из надежды развязать
все узлы одним ударом, гипотезы, что перед нами продукт изобретательности человека XVIII века.

324

Литература и сокращения

ЛИТЕРАТУРА И СОКРАЩЕНИЯ 64
Айтцетмюллер 1977 — R. Aitzetmüller. Die Polonismen des
Igorlieds // Anzeiger für slavische Philologie, IX/1 (1977). S.
27–31.
Айтцетмюллер 1992 — R. Aitzetmüller. Zum Nominalgebrauch im Igorlied // Anzeiger für slavische Philologie, XXI
(1992). S. 109–117.
«Аргументы...» — «Лингвистические аргументы за и
против подлинности "Слова о полку Игореве"» // В настоящем издании, с. 5.
Арханг. обл. слов. — Архангельский областной словарь.
Вып. 1–. М., 1980–.
Булаховский 1950 — Л. А. Булаховский. «Слово о полку
Игореве» как памятник древнерусского языка // «Слово о
полку Игореве». Cборник исследований и статей под ред.
В. П. Адриановой-Перетц. М.–Л., 1950. С. 130–163 // Цит. по:
Булаховский 1983. С. 441–480.
Булаховский 1952 — Л. А. Булаховский. Функции чисел в
«Слове о полку Игореве» // Мовознавство, т. 10, 1952. С.
120–124.
Булаховский 1983 — Л. А. Булаховский. Избранные труды в пяти томах. Том третий. Славистика. Русский язык.
Киев, 1983.
Брюкнер 1937 — A. Brückner. Die Echtheit des Igorliedes //
Zeitschrift für slavische Philologie, XIV (1937), 1–2. S. 46–52.
Вермеер 2003 — W. Vermeer. Czech lexical evidence casting light on Novgorod birchbark document 130 // Берестяные
грамоты: 50 лет открытия и изучения. Материалы международной конференции (Великий Новгород, 24–27 сентября
2001 г.). М., 2003. С. 253–268.
Виноградов 1941 — В. В. Виноградов. Стиль Пушкина.
М., 1941.
64

В список включено также несколько работ, на которые
в тексте нет прямых ссылок.

Литература и сокращения

325

Виноградова 1985 — В. Л. Виноградова. О некоторых
словах и выражениях в «Слове о полку Игореве» // «Слово о
полку Игореве» и его время. М., 1985.
Гальченко 2001 — М. Г. Гальченко. Книжная культура.
Книгописание. Надписи. М.–СПб., 2001.
ГВНП — Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.–Л.,
1949.
Гринченко — Б. Д. Гринченко. Словарь украинского языка. Т. I–IV. Киев, 1907–1909.
ДАБМ — Дыялекталагiчны атлас беларускай мовы.
Мiнск, 1963.
Даль — В. И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. I–IV. М., 1955.
ДАРЯ — Диалектологический атлас русского языка.
Вып. I–III. М., 1986–1997.
ДДГ — Духовные и договорные грамоты великих и
удельных князей XIV–XVI вв. М.–Л., 1950.
ДНД1 — А. А. Зализняк. Древненовгородский диалект. М.,
1995.
ДНД2 — А. А. Зализняк. Древненовгородский диалект.
Изд. 2-е, испр. и доп. М., 2004.
Дылевский 1962 — Н. М. Дылевский. Лексические и грамматические свидетельства подлинности «Слова о полку Игореве» по старым и новым данным // «Слово о полку Игореве» — памятник XII века. М.–Л., 1962. С. 169–254.
Е. — Екатерининская копия СПИ (см.: П. К. Симони.
«Слово о полку Игореве» // Древности. Труды Моск. Археолог. Общества, XIII, № 2 [1890]. С. 34–46).
Жит. Андр. Юрод. — Житие Андрея Юродивого (РГАДА,
фонд 381, № 182, XIV в.) // Цит. по: А. М. Молдован. Житие
Андрея Юродивого в славянской письменности. М., 2000.
Зализняк 1981 — А. А. Зализняк. Противопоставление относительных и вопросительных местоимений в древнерусском // Балто-славянские исследования 1980. М., 1981. С.
89–107.
Зализняк 1986 — А. А. Зализняк. Новгородские берестяные грамоты с лингвистической точки зрения // В. Л. Янин,
А. А. Зализняк. Новгородские грамоты на бересте (из раско-

326

Литература и сокращения

пок 1977–1983 гг.). Комментарии и словоуказатель к берестяным грамотам (из раскопок 1951–1983 гг.). М., 1986. С.
89–219.
Зализняк 1993 — А. А. Зализняк. К изучению языка берестяных грамот // В. Л. Янин, А. А. Зализняк. Новгородские
грамоты на бересте (из раскопок 1984–1989 гг.). М., 1993. С.
191–321.
Зализняк 2004 — А. А. Зализняк. К изучению древнерусских надписей // В. Л. Янин, А. А. Зализняк, А. А. Гиппиус. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1997–2001 гг.).
М., 2004. С. 233–287.
Зимин 1963 — А. А. Зимин. Слово о полку Игореве (Источники. Время создания. Автор). М., 1963.
И-1 — Задонщина, 1-й список Исторического музея //
СПИ и Кулик. С. 541–546.
И-2 — Задонщина, 2-й список Исторического музея //
СПИ и Кулик. С. 546–547.
ИГДРЯ 2001 — Историческая грамматика древнерусского языка. Том II. О. Ф. Жолобов, В. Б. Крысько. Двойственное
число. М., 2001.
ИГРЯ 1982 — Историческая грамматика русского языка.
Морфология. Глагол. М., 1982.
Изборник 1986 — Изборник: Повести Древней Руси. М.,
1986.
Ипат. — Полное собрание русских летописей. Том второй. Ипатьевская летопись. М., 1962.
Исаченко 1941 — А. В. Исаченко. Двойственное число в
«Словъ о пълку Игоревъ» // Заметки к Слову о полку Игореве. Београд, 1941 // Цит. по: A. V. Isačenko. Opera selecta.
München, 1976 [Forum slavicum, Bd. 45]. С. 34–48.
«История...» Флавия — «История Иудейской войны»
Иосифа Флавия. Древнерусский перевод. Т. I–II. М., 2004.
К. — выписки Н. М. Карамзина из СПИ (по: СССПИ, 1:
15–25).
«К чтению...» — К чтению нескольких мест из «Слова о
полку Игореве» // В настоящем издании, с. 180.
Карский 1956 — Е. Ф. Карский. Белорусы. Язык белорусского народа. Вып. 2. Исторический очерк словообразования

Литература и сокращения

327

и словоизменения в белорусском языке. Вып. 3. Очерки синтаксиса белорусского языка. М., 1956.
КБ — Задонщина, Кирилло-Белозерский список // СПИ и
Кулик. С. 548–550.
Каринский 1916 — Н. Каринский. Мусин-Пушкинская
рукопись «Слова о полку Игореве» как памятник псковской
письменности XV–XVI вв. // Журнал Министерства народного просвещения, LXVI (1916, декабрь). С. 199–214.
Кинан 1998 — E. L. Keenan. Was Iaroslav of Halych really
shooting sultans in 1185? // Cultures and Nations of Central and
Eastern Europe. Essays in Honor of Roman Szporluk. Harward
Ukrainian Studies, 22 (1998). P. 313–329.
Кинан 2002 — E. L. Keenan. Turkic Lexical Elements in the
Igor Tale and the Zadonščina // Slavonic and East European Review. Vol. 80, № 3, July 2002. P. 479–482.
Кинан 2003 — E. L. Keenan. Josef Dobrovsky and the Origins of the Igor' Tale. Cambridge, Mass., 2003.
Козырев 1975 — В. А. Козырев. «Слово о полку Игореве»
и современные русские народные говоры // Русская речь,
1975, № 5.
Козырев 1976 — В. А. Козырев. Словарный состав «Слова
о полку Игореве» и лексика современных русских народных
говоров // Труды Отдела древнерусской литературы, т. XXXI.
Л., 1976.
Корш 1909 — Ф. Корш. Слово о полку Игореве. СПб.,
1909.
Котляренко 1966 — А. Н. Котляренко. Сравнительный
анализ некоторых особенностей грамматического строя «Задонщины» и «Слова о полку Игореве» // СПИ и Кулик. С.
127–198.
Лавр. — Полное собрание русских летописей. Том первый. Лаврентьевская летопись. Вып. 1–3. Л., 1926–1928.
Ларин 1975 — Б. А. Ларин. Лекции по истории русского
литературного языка (X – середина XVIII в.). М., 1975.
Лихачев 1982 — Д. С. Лихачев. Слово о полку Игореве.
Историко-литературный очерк. Изд. 2-е. М., 1982.
М. — выписки А. Ф. Малиновского из СПИ (по: СССПИ,
1: 15–25).

328

Литература и сокращения

Мазон 1940 — A. Mazon. Le Slovo d’Igor. I–IV. Paris, 1940.
Маслов 1954 — Ю. С. Маслов. Имперфект глаголов совершенного вида в славянских языках // Вопросы славянского языкознания, вып. 1. М., 1954. С. 68–138.
Мещерский 1958 — Н. А. Мещерский. К изучению лексики и фразеологии «Слова о полку Игореве» // Труды
Отдела древнерусской литературы, XIV (1958). С. 43–48.
НГБ X — В. Л. Янин, А. А. Зализняк. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1990–1996 гг.). Палеография берестяных грамот и их внестратиграфическое датирование.
М., 2000.
НПК — Новгородские писцовые книги. Т. I–VI и указатель. СПб., Пг., 1859–1915.
НПЛ — Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.–Л., 1950.
«О Добровском...»— Новейший кандидат на авторство
"Слова о полку Игореве" — Йосеф Добровский // В настоящем издании, с. 265.
«О противниках...» — О нескольких лингвистических
работах противников подлинности «Слова о полку Игореве»
// В настоящем издании, с. 207.
Обнорский 1939 — С. П. Обнорский. «Слово о полку
Игореве» как памятник русского литературного языка // Русский язык в школе, 1939, № 4. С. 9–18.
Обнорский 1946 — С. П. Обнорский. Очерки по истории
русского литературного языка старшего периода. М.–Л.,
1946.
Обнорский 1960 — С. П. Обнорский. Избранные работы
по русскому языку. М., 1960.
Орфоэп. слов. 1989 — Орфоэпический словарь русского
языка. М., 1989.
П. — Первое издание СПИ: Ироическая песнь о походе
на половцев удельного князя Новагорода-Северского Игоря
Святославича. М., 1800.
Павлов 1908 — Памятники древнерусского канонического права, ч. 1. Памятники XI–XV в. Под ред. А. С. Павлова.
Русская историческая библиотека, т. 6. 2-е изд. СПб., 1908.
ПВЛ — Повесть временных лет.

Литература и сокращения

329

Перетц 1926 — В. Перетц. Слово о полку Iгоревiм. Киïв,
1926.
Петерсон 1937 — Н. М. Петерсон. Синтаксис «Слова о
полку Игореве» // Slavia, roč. XIV, seš. 4, v Praze, 1937. С.
547–592.
ПЛДР XII — Памятники литературы Древней Руси, XII
век. М., 1980.
Плетершник — M. Pleteršnik. Slovensko-nemški slovar. T.
1–2. Ljubljana, 1894 (Reprint 1974).
Потебня 1914 — А. А. Потебня. Слово о полку Игореве.
Текст и примечания. 2-е изд. Харьков, 1914.
Пск. обл. слов. — Псковский областной словарь с историческими данными. Вып. 1–. Л., 1967–.
РГБ — Российская Государственная библиотека в Москве (ранее: ГБЛ).
С — Задонщина, Синодальный список // СПИ и Кулик. С.
550–556.
СДРЯ — Словарь древнерусского языка (XI–XIV вв.). Т.
1– . М., 1988– .
Слов. XI–XVII — Словарь русского языка XI–XVII вв.
Вып. 1–. М., 1975–.
Смирнов 1912 — С. И. Смирнов. Материалы для истории
древнерусской покаянной дисциплины (тексты и заметки) //