Хорошо темперированный курс теории и практики синхронного перевода

Формат документа: pdf
Размер документа: 0.57 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

не то h^u, не то души.

Рима є, але пропоную читаче згадати «Інтернаціонал» й заспіZ-ти на його музику цей
переклад – лягає на ноти абсолютно: урочисто, зbqZcgh, та не лірично. До того ж,
перекладач чомусь Z]Z}lvky: “не то
h^u, не то души”, тоді як автор недhagZqgh сказав
(дослів-но): “проминає h^Z, проминає душа”.
Пропоную покритикувати й мій переклад, в якому я спробуZ\ зберегти eZklb\m
іспанській мові неточну, асонансну риму:

Сон – до містка подібний:
З сьогодні в заljZ прямує.
Під ним, немов сноb^ggy,
Вода і душа струмують.


Нотатки перекладача
В. А. Новиков

Русский переh^

Хорошо темперированный курс теории и практики синхронного переh^Z

Пособие для начинающих,
читающих
и
моего друга Саши Кальниченко

2002 г.
Благодарность


Кому: 1) Володе Колесникоm персонально

2) друзьям

3) товарищам по работе

За что:
большую, но, к счастью, неоценимую помощь, оказанную (как сознательно,
так и бессознательно) в состаe_gbb данного учебного пособия

Предупреждения аlhjZ

Данное учебное пособие никакое практической ценности, а также исковой силы, не имеет.

События, описанные в пособии, к реальности имеют самое далекое отношение.

Действующие лица в дейстbl_evghklb никогда не действовали или дейстhали не
соk_f так, а иногда и соk_f не так, как это описано в пособии, и
использоZgu
автором исключительно в учебно-иллюстративных целях.

Любые аналогии, аллюзии и ассоциации яeyxlky прояe_gbyfb безот_lklенности со
стороны читающего, несущего за них kx полноту от_lkl\_gghklb.

Последнее предупреждение является последним.


Урок перuc

Карающая десница бабушки Лизы,
или происхождение синхронного перевода

«Бабушка Лиза лежала у истоков синхронного переh^Z». «Фу, как нехорошо
получилось, - нахмурился Денисов, - какая нехорошая двусмысленность. Сразу
предстаey_lky «Даная» Рембрандта. Хотя при переh^_, как это и быZ_l нередко,
неуместная ассоциативность исчезнет. ... était une des fondatrices
1, was among the founding
fathers of conference interpretation 2… Господи, одно исчезло – другое пояbehkv: уж отцом-
осноZl_e_f синхронного переh^Z хрупкую Лизу, при k_c ее всемирно-исторической
роли, назыZlv k_-таки не следует. И hh[s_, учебник нужно писать на русском языке. И
фамильярность неуместна, «бабушка Лиза» она только для нас, русских синхронистов».
Денисов трепетно относился к бабушке Лизе. «“Awe” should work here better than
“trepidation”
3, - аlhfZlbq_kdb подумалось ему. –Хотя фонетически трепет ближе к
trepidation. Трепидейшн – трепитейшн. Но я опять не о том думаю... Итак, бабушка
Лиза...»
В самом деле, маленькая Лиза, с лицом, похожим на румяное яблочко, которое
слегка подпекли в русской печке, h\k_ не походила на дородную Данаю. Через
стеклянную перегородку, отделяющую русскую кабину от
французской, Денисов часто
наблюдал за Лизой, смотрел на ее точеный профиль, слушал ее k_]^Z спокойный,
у_j_gguc переh^ и пытался представить себе, как она u]ey^_eZ более полувека тому
назад, в 1945 году, на Нюрнбергском процессе. Если бы Денисов действительно k_jv_a
ayeky за написание учебника синхронного переh^Z, то он бы начал его так:
«В энциклопедических статьях о Нюрнбергском процессе часто употребляется слово
«i_jые»: «Впервые агрессия была признана тягчайшим преступлением», «i_jые к
уголоghc от_lklенности были приe_q_gu официальные лица, ответст_ggu_ за
планироZgb_, подготовку и разyauание агрессиguo hcg», «i_jые было
признано, что исполнение распоряжений праbl_evklа не осh[h`^Z_l от
от_lklенности»... Но одного «i_jые» k_-таки не хватает
: на Нюрнбергском
процессе i_jые использовался синхронный переh^. Юная тогда Лиза была одной из
перuo в мире синхронных переh^qbp.»
В отличие от энциклопедий, большую роль синхронного переh^Z i_j\u_ отметил
осужденный к смертной казни через по_r_gb_ инициатор создания гестапо и
концлагерей Герман Геринг. «Синхронный переh^ сократил мне жизнь, - сказал он».
«И мне
, по-моему, тоже, - усмехнулся Денисов. – Да и hh[s_, что я себе думаю?
Какой учебник? Как гоhjbeZ мне кастелянша в общежитии, шо-то ты много стал про
себя понимать, Денисов. Кто ты, собст_ggh, такой? Переводчик, ну и переh^b себе. И
какое кому дело, как стать таким как ты?...»


1 Была одной из основательниц 2 Дослоgh: была одним из отцов-осноZl_e_c 3 «Благого_gb_» подойдет здесь лучше, чем «gmlj_ggyy дрожь»

Урок lhjhc

Станоe_gb_ синхронного переводчика
или распад личности,

Перuc блин

Когда Денисов i_jые, еще учась на переh^q_kdhf отделении иняза, попробоZe
переh^blv синхронно, ему стало не по себе: ему показалось, что сознание его
раздваивается, если даже не расстраивается. Нужно было одноj_f_ggh слушать,
понимать, переh^blv на другой язык и прогоZjbать пере_^_ggh_. Внутри ДенисоZ
пояeyehkv как бы несколько личностей, которые и должны были uihegylv
эти
различные функции. Однако личности эти сразу же стали заглушать друг друга, и k_
закончилось сумбуром и позором. После этого Денисов прочитал немало умных книжек, в
которых разъяснялся механизм синхронного переh^Z, гоhjbehkv о «нейтрализации
репродукции при hkijbylbb», «синхронизации слухоhc рецепции и речи», «когнитиgh-
тезаурусном u\h^_», «ситуатиgh-дейктических импликатурах» и прочих
ужасах.
Однако удовольствуйся тогда Денисов этим своим перuf опытом, он бы по сей день
считал синхронный переh^ делом, в принципе, неhafh`guf. Удовольстh\Zlvky же ему
не дали «курсы», которые продолжили едZ начаrbcky «распад» и окончательно
разложили его личность на «составляющие синхронного переh^qbdZ».

Устаноe_gb_ принципов и механизмов

Курсы переводчиков ООН стали для ДенисоZ воистину судьбоносными. Попал он
на них после тщательнейшего искусст_ggh]h отбора (j_f_gZ были со_lkdb_) и
соот_lklующих экзаменов. За спиной со сколиозом был университет, армия (сколиоз,
как из_klgh, лечится только в дmo местах: армии и могиле), переh^q_kdZy работа в
странах Африки и Азии. На курсах с целью
тестирования Денисова опять заставили
надеть наушники и пере_klb дZ записанных на пленку uklmie_gby. В Денисо_ ghь
пояbebkv различные «сущности», которые тут же стали заглушать и ul_kgylv друг
друга. Единст_ggh_, что Денисоm удалось – пере_klb «monsieur le President» как
«господин председатель», а не как «месье президент». Он lZcg_ надеялся на то, что его
отбракуют и
наk_]^Z запишут в «письменники». К большому сh_fm удивлению, ему
предложили учиться на синхрониста.
Руководил курсами тов. Базальтов – большой чело_d, похожий на безусого
Котовского с ukrbf образоZgb_f. На этом посту он находился с самого перh]h дня
существоZgby курсов. Он же был и их инициатором и создателем. И их олицетhj_gb_f.
Когда гоhjbeb «
курсы» - подразумеZeb БазальтоZ. И, соот_lkl\_ggh, наоборот: когда
подразумевали БазальтоZ - гоhjbeb «курсы». Главной неофициальной задачей курсов
было, как любил ujZ`Zlvky сам Базальтов, u[blv из русских переh^q_kdbo служб ООН
«беляков недобитых» и заменить их советскими специалистами. Глаghc же
официальной задачей курсов было u[blv из русских переh^q_kdbo служб ООН
«недобитых беляков» и заменить
их специалистами со_lkdbfb. Обе задачи были
успешно uiheg_gu. Бабушку Лизу и других детей русских эмигрантов, сбежаrbo от
ВОСР в ООН, добить не удалось по причине стеклянного зана_kZ, отделявшего русскую
кабину от французской. Собст_ggh, в других языковых службах им было даже лучше.

Лучше стало и для русского языка, сильно измордованного в переводах самых первых
документов ООН. Особенно большой ущерб был нанесен ему в Уставе ООН, на который
принято постоянно ссылаться как на Библию, причем в «канонизироZgghf», естественно,
b^_. Вот и повторяют десятилетиями русскоязычные дипломаты, переh^qbdb и
журналисты причудлиu_ формулироdb, не _jy сhbf глазам
и ушам, но делая b^, что
лучше и сказать, праh, нельзя: «содействовать социальному прогрессу и улучшению
условий жизни при большей сh[h^_...», «обеспечить принятием принципов и
устаноe_gb_f методов, чтобы hhjm`_ggu_ силы применялись не иначе, как в общих
интересах...», «Генеральная Ассамблея организует исследоZgby и делает
рекомендации...», « стараться разрешить спор путем перегоhjh\, обследоZgby,
посредничестZ...», «эти меры могут dexqZlv полный или частичный перерыв
экономических отношений...», «такие действия могут dexqZlv демонстрации, блокаду
и другие операции ha^mrguo, морских или сухопутных сил Членов
Организации..», «Со_l Безопасности должен поощрять развитие применения мирного
разрешения...», «различные специализироZggu_ учреждения... будут постаe_gu в сyav с
Организацией...», «такие учреждения, которые будут постаe_gu указанным образом
в
связь с Организацией...», «способстhать... прогрессу населения..., его прогрессу в
области образоZgby и его прогрессиghfm разblbx в напраe_gbb к самоупраe_gbx или
незаbkbfhklb, как это может оказаться подходящим для специфических условий
каждой территории и ее народов и имея в b^m сh[h^gh ujZ`_ggh_ желание этих
народов, и как это может быть предусмотрено
условиями каждого без ущерба для
достижения ur_baeh`_gguo задач...»
Перед курсами также стояла задача готовить переh^qbdh\ с самым ukhdbf
уровнем «работоспособности, компетентности и добросо_klghklb» ( см. ст.101 Устава
ООН). Эту задачу – в основном, по экстралингbklbq_kdbf причинам – uihegylv
удаZehkv не k_]^Z, и на места недобитых беляков порой попадали доhevgh забитые
соdb. Но старания
прилагались.

Шоковая терапия

Велась, в общем-то, немалая работа. ПреподаZl_eb для курсов были подобраны
отменные. Их можно было разделить на д_ категории: лингbklh\ и экстралингbklh\.
Лингbklu учили переh^blv, даZeb терминологию, связанную со k_fb b^Zfb
деятельности ООН, начиная от исследоZgby космоса и заканчиZy произh^klом
биомассы. Экстралингbklu должны были в течение деylb месяцев ughkblv и родить

ноh]h чело_dZ – чело_dZ, способного жить и работать в космосе, но незабыZxs_]h о
биомассе, т.е. подготовить советского чело_dZ к работе в международной организации за
железным зана_khf в духе верности коммунистическим идеалам. Они должны были
быстро и подробно рассказать слушателям о том, как жил и развивался находящийся за
пределами СССР мир
после исчезно_gby в нем динозаjh\. Благодаря мужест_gguf
усилиям этих людей выпускники курсов, попав за «бугор», должны были избежать гибели
от культурного шока. Под предлогом изучения «их» ценностей, неизбежно
отражающихся, к сожалению, в «их» письменной и устной речи, слушателям
рассказыZehkv о Библии. Она даже показывалась. В этой связи Денисоm часто
вспоминался его
уни_jkbl_lkdbc друг, который, когда служил в армии, при_a из
Африки Библию. По haращению в часть его «заложили» особисту. Друг стал
неu_a^guf на десятилетия. Ему даже с трудом удалось после дембеля u_oZlv из
ЗАБВО
4 в родной Саратов. У БазальтоZ же Библия играла сhx первоначальную роль:
она готоbeZ к иному миру.

4 Забайкальский h_gguc округ

Денисов, кстати, тоже привез Библию на русском языке из праhkeZной Эфиопии,
но ему по_aeh. Бог не u^Ze, сbgvy не съела.
Слушателям курсов рассказыZe сказки специалист по античной культуре –
молодой и по уши ex[e_gguc в мифологию чело_d. Его, наверное, ua\Ze Базальтов из
19 _dZ. Он знал об олимпийских богах k_, iehlv до
интимных подробностей. Однажды,
когда он рассказывал о Зевсе, который из_j] сперму – то ли на богиню, то ли простую
женщину, то ли любимого козленка (Денисов уже не помнил) – у него буквально потекла
слюна. После распада СССР «антик» стал b^guf сys_ggbdhf, чуть ли не осноZшим
какое-то ноh_ напраe_gb_ в праhkeZной церкb.
Иногда
приходил еще один очень незаурядный чело_d – экономист из Госплана,
которому разрешалось гоhjblv на курсах то, что запрещалось говорить на работе. Он
излагал уже совсем убийственные для деklенных умов «курсачей» _sb: рассказыZe о
том, что Со_lkdbc Союз зашел в экономический тупик, развиваться далее может только
за счет k_ больших народных страданий,
но система в любом случае обречена.
Приглашали его, наверное, не столько для разъяснения основ экономики – это k_ раgh
было бы безнадежным делом – а скорее для того, чтобы полегоньку приучать слушателей
к мысли о том, что люди в принципе могут ukdZau\Zlv подобные идеи, и после этого их
не сразу увозят в психушку
. Хотя, кто знает, может, экономиста k_-таки привозили hсе
и не из Госплана, и не в Госплан уhabeb – в любом случае Денисов его за пределами
аудитории никогда не b^_e, даже в коридоре.
Ради пущей подготовки слушателям раскрыZebkv даже государственные тайны.
Красиuc и щеголеZluc юрист объявил однажды, что финскую hcgm начал
сам
Советский Союз, то есть aye сам и буквально со_jrbe агрессию. Базальтов, пра^Z,
через несколько дней категорически опро_j] эту информацию.
Иногда в класс вкатывался небольшой округлый чело_d с нерусской фамилией
Полонский (то есть вкатывался он иногда, а фамилия у него k_]^Z была нерусская -
Полонский). Это был чрезuqZcgh веселый и ироничный профессор
, призванный
Базальтоuf развенчиZlv ложность и j_^ghklv буржуазных философов: Шопенгауэра,
Ницше, Кьеркегора, Хайдеггера и пр.. Делал он это, конечно, не потому, что эти так
назыZ_fu_ «философы» нуждались в каком-либо раз_gqbании – после многолетних
внутричерепных инъекций «единственно верного учения» иммунитет у слушателей к
любой другой философии мира был необычайно стойким – а потому,
что считалось, что
они сильно поebyeb на западную культуру, и идеи их или, по крайней мере, фамилии
могут упоминаться в uklmie_gbyo политических деятелей в ООН. Реальная задача
Полонского сводилась к тому, чтобы приучить слушателей не пугаться этих фамилий при
их упоминании в текстах или речах и не принимать их за опечатки
или дефекты дикции
(чего только стоило запомнить, что Kierkegaard и Кьеркегор – это одно, в сущности,
лицо).
Скупыми, но мастерскими штрихами, Полонский в течение каких-то мгно_gbc,
изобличал kx несуразность умозрительных построений горе-философов. Сhc
краткий и безжалостный марксистско-ленинский анализ он дополнял личностными
характеристиками, делаrbfb буржуазных мыслителей мелкобуржуазными моральными
уродами, интеллектуальными
нарциссами и даже гомосексуалистами. Сомневаться в
праhl_ профессора не имело никакого смысла, потому как его допускали к самим
перhbklhqgbdZf. У слушателей такого допуска не было, хотя, впрочем, если бы и был,
никто из них «kydbo пидарасов» читать не стал бы. Еще профессора пускали на Запад – в
Польшу – для расширения научного
кругозора (скорее k_]h самой Польши, потому как
расширять собст_gguc ему было уже некуда). Ни в какую другую страну Полонский
ездить почему-то не мог, но зато в Польше быZe настолько часто, что в итоге нашел там
сhb генеалогические корни (или _l\b) и про_e научное наблюдение за паломничестhf
к Матке Боске Ченстохоkdhc
. Собственно, на занятиях он, в осноghf, и рассказыZe о
Польше и поразившей его (на_jgh_, неприятно) набожности поляков. Еще профессор

любил рассказывать о своих klj_qZo со знаменитостями. Встреч таких было немало:
Полонского часто приглашали читать лекции для творческих коллектиh\ столицы, в том
числе и актеров театра на Таганке. Лекции помогали артистам играть еще лучше, а
Полонскому – иметь доступ (или допуск) к самым популярным людям того j_f_gb.
Множестh интересных klj_q профессор имел
почему-то в бане. «Мужики, - говорил он
в начале занятий, - сегодня в бане с таким потрясающим чело_dhf познакомился, он мне
такое рассказал – закачаетесь...» Профессор даже Жванецкого в бане b^_e с его толстым,
уже бесформенным и морщинистым от j_f_gb знаменитым портфелем. Во lhjhf
семестре Полонский внезапно куда-то закатился, hafh`gh, его
опять послали к
Ченстохоkdhc Матери.
Был еще Великий Страно_^. Он абсолютно k_ знал про k_ страны мира, знал про
них больше, чем они знали про самих себя. Не было ни одного самого крошечного
племени, как бы старательно не прятаr_]hky от Страноведа, про которое бы он не мог
порассказать хотя бы в
течение полутора часов. Великий Страно_^ приходил k_]^Z в
одном и том же коричнеhf пиджаке, карманы которого были напичканы карточками со
страноведческой информацией. Он никогда не ugbfZe сhb карточки, а только
перебирал их пальцами в карманах пиджака, так что казалось, что информация с карточек
поступала в голоm Страноведа через пальцы. Может,
информация текла и в обратном
напраe_gbb, т.е. от Страноведа на карточки – уж больно сложной у них была
взаимосyav. Чтобы lbkgmlv в от_^_ggh_ j_fy максимум информации, от которой
просто распирало Страноведа и его карманы, преподавание _ehkv страшной
скорогоhjdhc. Скороговорка была настолько страшной, что Страно_^ никогда не был
у_j_g, произнес ли он
на самом деле только что сказанное предложение, и на kydbc
случай проговариZe его h второй раз. Усh_gb_ материала слушателями в результате
значительно улучшалось, и окажись Денисов после курсов в Африке в племени Тутси, он
бы прекрасно знал, он бы прекрасно знал, как распознать членов племени Гуту, членов
племени Гуту, которые
любят рубить Тутси при помощи мачете, при помощи мачете, и
при их b^_ сразу же бы прятался, сразу же бы прятался.

Термообработка


Большое gbfZgb_ уделялось терминологической подготовке. Ею занимались
«лингbklu», среди которых также были интересные и даже незаурядные личности. С
чувством необъяснимой грусти вспоминался Денисоm преподаватель Туполев, который
_e «экономическую» терминологию. Переh^u текстов на экономические темы он
ukemrb\Ze с печальной улыбкой на одутловатом лице и затем тихо спрашиZe, а
про_jyeb ли учащиеся
k_ слоZjgu_ значения слов, содержащихся в тексте. Если же
слушатель отвечал, что почти k_ слоZ ему хорошо знакомы, и контекст подсказыZ_l,
какое слоZjgh_ значение является подходящим, Туполев спрашиZe: «Вы абсолютно в
этом уверены?» Лицо его при этом ujZ`Zeh глубокое сострадание, как будто перед ним
был неизлечимо больной чело_d. Слушатель начинал сомневаться
и в следующий раз на
kydbc случай про_jye даже те слова, которые ему были хорошо из_klgu. Но и на
следующий раз и h k_ последующие разы его ожидал k_ тот же hijhk: «А Вы
абсолютно в этом у_j_gu?» Сh_]h же ZjbZglZ Туполев никогда не даZe, а лишь
глубоко и горестно
a^uoZe. От этого вздоха станоbehkv стыдно. Через месяца полтора
никто ни в чем не был более у_j_g. На последнем занятии с Туполевым Денисов пришел
к страшному осознанию, что больше не знает, как перевести слоh «and». Последним же
это занятие оказалось потому, что Туполев g_aZigh скончался. Некоторые гоhjbeb, что
причиной было больное сердце
, другие bgbeb гипертонию. Денисоm же казалось, что
умер Тополев от отчаяния. Уверенности не было и здесь.
Маленький сухой старичок по фамилии Миролюбов учил терминологии в области
разоружения и атомной энергии. Он очень любил свои термины – «интрузивные методы

про_jdb», «прекурсоры», «период полураспада», «средство достаdb ядерного
боеприпаса к цели» (это уточнение – «к цели» - было обязательным, на_jgh_, h
избежание достаdb на дом), ПРО, СНВ, МИРВ (этот термин – «ракета с разделяющимися
голоgufb частями индивидуального наведения на цель» - при многократном поlhj_gbb
произh^be на ДенисоZ гипнотизирующее ha^_cklие: ему начинало казаться, что сама
голоZ его
разделялась на индиb^mZevgu_ части), МУДы, ДНЯО, ДВЗЯИ 5 - китайцы,
услышав последние два сокращения, наверняка как-нибудь бы непременно отреагироZeb
(Денисов даже предстаeye себе донесение китайских h_gguo об успешном дневном
наступлении – «Дняо Дayb Даманский») – и обижался как ребенок, когда кто-нибудь их
не umqbал. Пра^Z, МУДы никто из слушателей никогда не забыZe. Когда же
Миролюбов рассказывал про МАГАТЭ, его
поблекшие глаза прос_leyebkv и лицо
приобретало нежное и мечтательное выражение. Венское за_^_gb_ ему было яgh дороже
КПСС. Казалось, что hl-hl и он продекламирует:
МАГАТЭ ты мое. МАГАТЭ,
Потому что я с се_jZ, что ли,
Я готов рассказать тебе поле,
Про hegbklmx рожь при луне,
МАГАТЭ ты мое, МАГАТЭ...
Старика
старались не обижать и предмет его учили, хотя порой от интрузивности
станоbehkv неfZ]Zlw.
Собственно, учил Денисов старательно kx терминологию, которая преподавалась
на курсах: по международному праву, финансам, бюджету и т.д..
Скрупулезно изучались Устав ООН, праbeZ процедуры Генеральной Ассамблеи,
состав и функции различных органов ООН. По k_f предметам Денисов за_e
отдельные
папки с глоссариями, которые пополнял в течение многих последующих лет.
Была на курсах и ходячая и гоhjysZy как диктор «Радио Москва» на английском
языке легенда – профессор Политрутченко, автор учебников по теории и практике
переh^Z, по которым учились h k_o уголках нашей необъятной Родины, dexqZy Ямал
и Туm. С блистательной
_jrbgu сhbo знаний профессор прекрасно b^_e глубину
не_`_klа остальных. При очередном прояe_gbb последнего он, однако, никогда не
удиeyeky, а лишь – профессор был заштампоZg как Рональд Рейган – благосклонно
смеялся и затем долго унижал невежду. Политрутченко был необычайно полезен.
Например, на его hijhk «Как пере_klb “smoking concert”
6?» нужно было от_lblv:
«Концерт, на который необходимо приходить только в смокингах», что uauало
соот_lklующий смех и разъяснительную тираду минут на тридцать, в течение которой
можно было хорошо отдохнуть. Сам же профессор после «урока» u]ey^_e усталым, но
очень удоe_lоренным, как после оргазма.
Большое gbfZgb_ уделялось родному языку. От миловидной преподаZl_evgbpu с

постоянно удивленными глазами, которые она получила h j_fy поездки в Англию,
Денисов и его товарищи узнали, что с заглавных букв можно писать k_ слоZ не только в
таких назZgbyo, как Коммунистическая Партия Со_lkdh]h Союза или Великая
Октябрьская Социалистическая Реhexpby, но и в таких исключительных случаях, когда
речь идет об Организации
Объединенных Наций или Со_l_ Безопасности. Некоторые
слушатели научились праbevgh писать слово «прецедент» и добаbeb его в сhbo
слоgbdZo к слову «экзистенциализм». Особая забота проявлялась о русской стилистике и
праbevghf произношении. Здесь, однако, усилия преподавательницы сильно
подрыZebkv ненорматиghc речью тогдашнего Генерального Секретаря КПСС,

5 ПРО – протиhjZd_lgZy оборона; СНВ – стратегические наступательные hhjm`_gby; МУДы - меры по
укреплению до_jby; ДНЯО – Договор о нераспространении ядерного оружия; ДВЗЯИ – Договор о
k_h[s_f запрещении ядерных испытаний.
6 Концерт, на котором разрешается курить

высказывания которого распространялись средстZfb массоhc информации по всей
стране.


Спецподготовка


Вся эта учеба, конечно, была очень полезной и Z`ghc. Однако для ДенисоZ и
трех его согруппников, «избранных» для синхронного переh^Z, она не была глаghc.
Глаghc была специальная тренироdZ, если не сказать «дрессироdZ», которой с ними
занимались преподаватели синхронного переh^Z. Последних также было немало. Один –
чрезuqZcgh аккуратный и очень любящий собст_ggh_ британское
произношение –
занимался, в основном, практическими упражнениями, например, «shadowing», когда
нужно было просто поlhjylv, с небольшим отстаZgb_f, зачитыZ_fuc преподаZl_e_f
текст. «Shadowing»
7 помог Денисоm натренировать одну из gmlj_ggbo «сущностей»
неотступно бегать за оратором. Второй преподаZl_ev – мягкий, улыбчиuc и большой -
был чело_dhf от науки, изучал законы и механизмы синхронного переh^Z, которые сам
же и создавал. Он был автором книги, в которой он доhevgh элегантно, на основе
многочисленных опытов, доказыZe, что переh^qbd лучше переh^bl,
когда он
непосредственно присутстm_l на заседании и b^bl зал заседаний и uklmiZxsbo, чем
когда он отсутстm_l и не b^bl. Третий – молодой и наглый - должен был учить
переh^m с французского языка, но на самом деле должны были ему: он был очень
«блатной», постоянно мотался в МОТ и на курсах только получал
зарплату в периоды
между командироdZfb. Занятия его сводились к рассказам о сладкой западной жизни.
Чет_jluc был ярым проповедником компрессироZgby в синхронном переh^_ и
иронически относился к самой возможности полного переh^Z. Был он, однако, очень
непоследоZl_e_g: приносил очень «технические» тексты с длинными перечислениями
каких-либо продуктов, скажем, сельского хозяйстZ или металлургии,
«
скомпрессироZlv» которые даже сам он никак не мог. Единст_ggh_ воспоминание,
остаr__ky от занятий с этим преподаZl_e_f, было чувство тихого изумления.

Глыбы


Все эти полезные, безуслоgh, люди жалко меркли в громадной тени, которую
отбрасыZeb д_ глыбы практики синхронного переh^Z: Мастюков и Бугров. Первый _e
переh^ с французского языка, lhjhc – с английского. Пропо_^my со_jr_ggh разные
подходы к переh^m, эти дZ с_lbeZ, имеrb_ богатейший опыт работы на k_o уроgyo,
dexqZy и самый ukhdbc – партийно-праbl_evklенный
, излучали неистребимую _jm в
«переводимость» абсолютно k_]h. Они и дали Денисоm k_ необходимое для его
дальнейшей небезуспешной профессиональной деятельности. Хотя поначалу «учение»
одного из них - Мастюкова - показалось Денисову доhevgh сомнительным.
Мастюков был очень большим, тучным чело_dhf с круглыми розовыми щеками и
толстыми губами, походиrbfb на красных гусениц. Говорил он
громким, гулким басом:
«Ну и что, что u не поняли какого-либо слоZ? Не беда! Слов много – а u одни. В
затемненной кабине, в услоbyo полнейшего анонимата, голосом, не допускающим у
клиента ни тени сомнений в Zr_f переh^_, u говорите: «Господин Председатель! В
контексте создавшейся ситуации и с учетом вышеуказанных
соображений и т.д. и т.п. ...» -
а сами в это j_fy стараетесь быстренько понять, к чему же клонит оратор...» «Ну, что
Вы запнулись, что тут думать? - басил он незадачлиhfm курсачу. - Думать здесь не надо,

7 Дослоgh: следоZgb_ по пятам

нужен непрерывный, у_j_gguc перевод!» «А как здесь лучше пере_klb –
« l’intransigeance d’Israel?» «Да так и переh^bl_ – «непримириklо Израиля», -
дейстbl_evgh недолго думая, от_qZe Мастюков. «Непримириklо? А разве есть такое
слоh?» «Есть такое слово!» - отрезал Мастюков, испепеляющим ahjhf даZy понять, что
«его слово есть» хотя бы только потому, что он его сказал, а kydbf крючкотворам
и
трясущимся пуристам в кабине не место.
Однако именно Мастюков помог ujZ[hlZlv уверенность и чистоту «подачи» - без
kydbo «эканий» и «блеяний». У него была также за_lgZy тоненькая книжица, которую
маэстро сам же и написал, и издал типографским способом. В книжице содержались
французские клише, наиболее часто klj_qZxsb_ky в ооноkdbo uklmie_gbyo.
Соответстby
предлагались в единст_gghf ZjbZgl_ и зmqZeb порой дикоZlh: A titre
d’exemple переводилось как «Дабы не быть голослоguf», Qu’il me soit permis – «Да
будет мне дозволено» и т.д.... Соответстby нужно было запомнить раз и навсегда, чтобы
никогда больше не думать об их переh^_. Как понял Денисов позднее, в этом учении
содержалась _ebdZy польза: заученные на_qgh клише освобождали
j_fy и позheyeb
напраblv умст_ggmx энергию на то, что действительно нужно было переh^blv. Тот же
Мастюков привил и почтительное отношение к Клиенту. Проработав множество лет с
партийно-правительственными делегациями ukhdh]h уровня, он как никто другой знал,
насколько это Z`gh. Большое gbfZgb_ он также уделял вопросу питания и k_]^Z
со_lh\Ze на
достаточно крупных мероприятиях посещать в перерыZo буфет. Курсачи,
которых частенько подряжали под конец учебы на халтуру, любили спрашивать учителя,
подленько предdmrZy ответ: «Семен Семеныч, а hl нам как лучше: здесь, в институте,
поесть, или на конференции (скажем, по вероятностным аZjbcguf цепочкам АЭС)?»
При таком hijhk_ лицо МастюкоZ станоbehkv крайне серьезным, как
будто речь шла
об осноhiheZ]Zxsbo принципах синхронного переh^Z: «Там, там поешьте», - Z`guf
киdhf голоu отмечая каждое «там» неизменно от_qZe Мастюков.
Всю эту умело ukljh_ggmx преподаZl_evkdmx пирамиду у_gqbал Лев Е]jZnhич
Бугров – непреahc^_gguc мастер и учитель синхронного переводческого дела. В
перu_ же секунды знакомства с ним hagbdZeZ уверенность в том, что это
– личность
незаурядная. Его внимательный и строгий, несколько исподлобья, a]ey^ пронизыZe
собеседника насквозь. Густая и неседеющая, несмотря на продbgmlu_ годы, грива
украшала крупную голоm ЛьZ. Черты лица, как и само лицо, тоже были крупными.
Впечатляли жировые наросты на лохматых броyo и he_ом подбородке. Они казались
не чужеродными образоZgbyfb, а запасными накопителями
серого _s_klа, явно не
помещаr_]hky даже в таком просторном черепе, каким обладал Бугров. Впечатление
это усиливалось энергичными подергиZxsbfbky дb`_gbyfb, в которые приходили
сгустки в моменты интеллектуального напряжения. Помимо мощного мозгового
потенциала, Бугров, хотя и был неukhdh]h роста, обладал недюжинной физической
силой. ВещестZ обменивались в его организме с такой же молниеносностью, с
какой
перерабатыZeZkv в его голо_ информация: в обед Лев проглатывал огромные куски
грубого студенческого корма и продолжал остаZlvky поджарым и жилистым.
Обильные haebygby, перемежающиеся частыми, но недолгими периодами полной
завязки, не имели b^bfuo негатиguo последствий для его физической и
интеллектуальной мощи. Рассказывали, что h j_f_gZ сh_c бурной юности Бугров
проходил
на руках _kv Петро_jb]kdbc переулок, в котором находилось инязоkdh_
общежитие, приняв предZjbl_evgh пол-литра h^db. Достигнутый в нем со_jr_gguc
баланс «знания и силы» пошатнулся лишь один раз, причем явно в сторону силы. Этот
судьбоносный инцидент случился, когда Бугров работал синхронистом в отделении
ООН в Женеве. Как-то _q_jhf он ha\jZsZeky домой
по узким улицам старого города,
находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения. Это состояние не понравилось
придирчивому полицейскому, который задержал БугроZ и отвел в участок. «И тогда я
подумал, - рассказывал сам Лев, - _^v я же сильнее этого зажравшегося швейцарского

полицая, _^v я могу победить его!» Расчет оказался не_jguf: в отличие от БугроZ,
трезвый блюститель порядка на упражнения ума никогда не отe_dZeky и осноgmx
часть жизни проходил на руках. После ожесточенной, но короткой схZldb, Лев был
закоZg в наручники и посажен (по его собственному ujZ`_gbx) «в клетку».
Инцидент удалось замять, ЛьZ
отправили на родину, но из «клетки» уже не
выпускали: Бугров стал безнадежно неu_a^guf и остаZeky таким iehlv до разZeZ
Союза, f_kl_ с которым распалась и клетка.
Это пространственное ограничение не помешало, однако, полному расц_lm его
переводческого таланта. На момент поступления ДенисоZ на курсы Бугров находился
в зените сh_c профессиональной слаu
. По быстроте реакции, широте кругозора,
богатстm словарного запаса ему не было равных. В его умных глазах, наиgh
защищенных толстыми стеклами очков от тупых предметов и субъектов g_rg_]h
материального мира, собеседник мог букZevgh b^_lv уходящие ]em[v бесконечные
синонимические ряды. «This is a man of an amazing vocabulary,» – отозZeky о нем как-
то Сорос. Бугрова приглашали на самые трудные и
от_lklенные мероприятия (в
техническом и политическом отношениях) – начиная с научных симпозиумов,
посys_gguo рассмотрению проблем gmlj_gg_]h устройства ядерных реакторов или
расстройстZ желудка, и заканчиZy партийно-правительственными klj_qZfb h
Дhjp_ съездов.
Только не отдающие себе отчет в собст_gghc ничтожности коллеги могли не
признаZlv верхо_gkl\Z Бугрова. Однако ненасытная натура ЛьZ постоянно
требоZeZ нечто большего
, добаdb. Такой добаdhc был письменный переh^
сложнейших научных статей и произ_^_gbc литературных классиков. Во j_fy учебы
ДенисоZ на курсах Бугров переh^be Гоголя, а также статьи для «Scientific American».
Он жил в состоянии непреходящего hkobs_gby языками оригинала и переh^Z –
английским и русским. «Как приятно придти домой с хорошей гулянки, рассказыZe
Лев, - сесть за
стол, раскрыть перед собой тетрадь, разделить очередную страницу
пополам по _jlbdZeb и записывать с одной стороны русские слоZ и ujZ`_gby, а с
другой – их переh^ на английском. Как, кстати, u пере_eb бы слоh «недоросль»?
Тут наросты приходили в дb`_gb_, глаза округлялись, наполняясь светящейся
радостью находки: «Young hopeful»! Как? По-моему, в самую точку

В синхронном переh^_ Бугров не терпел наукообразности и мистификации. «Да-а-а,
Венечка написал доhevgh изящную книжку о синхроне, но _^v если подумать
хорошенько, то обязательно придешь к u\h^m, что k_ сh^blky к одному
единст_gghfm праbem: «Взялся за гуж – говори что-нибудь». Пусть нескладно, зато
_jgh».
Методические со_lu ЛьZ Е]jZnhича
будущим синхронистам отличались
сh_h[jZab_f, и не сразу станоbehkv понятной их поразительная глубина.
«А hl когда Вы учились, - спрашиZeb его «курсачи», - как Вы занимались, какая у
Вас была система?» «Ну что, - следовал от_l, - после занятий, быZeh, покупали
аhkvdm h^db, закусь, собирались в 506-й (об этой аудитории речь еще пойдет дальше),
uib\Zeb,
а потом боролись посередине комнаты.» «А потом?» «Я же сказал: «А потом
боролись»». «И k_?» «И k_.»
При этом Бугров признаZe право на существование и множества других, не менее
эффективных методов обучения. В специфических случаях пить, и даже курить, не
рекомендовалось. В своей профессиональной жизни Лев Е]jZnhич лично знал
ukhdhdалифицироZgguo переh^qbdh\
, которые поддержиZeb ясность ума и
быстроту реакции только физическими упражнениями. «Возьмем, например, - здесь
Бугров называл соот_lklующую фамилию, - ему уже 81 год, каждое утро занимается
гимнастикой йогов, стоит на голове, принимает контрастный душ и до сих пор

переh^bl как бог.» Когда попадались пленки с особенно трудными или техническими
текстами, и обучающиеся «пускали пенку», Бугров, слишком хорошо думая о сhbo
подопечных, со_lhал: «Не надо так долго думать, не надо мудрстhать. Если u
слышите: «sump» - так и переh^bl_: «зумпф», или «приямок», если слышите:
«driftbolt» - не u^mfuайте, гоhjbl_: «дорн»».
Мастер ратоZe за
терминологическую точность и с иронией отзыZeky о
«мастюкоkdhc системе»:
«Работали мы как-то на конференции по лесному хозяйстm. Выступления были очень
техническими, очень плотными. Я проработал какое-то j_fy, спецы сменяли друг
друга, мы уже прошли целый ряд стадий произh^klенного цикла: Zedm, обрезку,
трелеhqguc hehd. Уже раскряжеZeb бреgZ, когда меня
сменил Сенечка Мастюков и
сразу же, ничтоже сумяшися , громогласно объяbe в микрофон: «У нас в стране очень
много лесов...» Зато потом был страшно наказан. Пришел он, естественно, голодным и
в перерыв сразу же поспешил в банкетный зал, где уже были накрыты столы для
делегатов, но там что-то еще не
было готово, и его погнали. Сеня долго мучился, не
u^_j`Ze и купил в платном буфете пирожок за 20 (дZ^pZlv) копеек. Только надкусил
– как k_o пригласили к халяguf ястZf. Пирожок пришлось доесть, но с какой же
горечью вспоминал затем Сеня зря потраченные 20 копеек...»
506-я
Занятия по синхронному переh^m проводились, в основном, в аудитории
№ 506 - лингафонном кабинете, оборудоZgghf несколькими зmdhbahebjhанными
кабинками и центральным пультом. Магнитофоны были доhevgh допотопными,
бобинными, с громоздкими микрофонами и наушниками. Судя по _ebqbg_ кнопок,
ручек и тумблеров, сделаны они, на_jgh_, были даgh, где-нибудь в Скандинаbb, и
предназначались для использоZgby bdbg]Zfb. Некоторые
злые языки погоZjbали,
что ООН будто перечисляла средства для замены лингафонного оборудоZgby более
соj_f_gguf, приспособленным уже для самураев, но пошли они на другие цели. И
дейстbl_evgh, каждая очередная экзаменационная комиссия ООН поначалу
удиeyeZkv антиквариату, но ей объясняли, что аппаратура оказалось настолько
хорошей, что менять ее просто жалко.
Бугров hkk_^Ze за
центральным пультом, haeh`b\ руки на рычаги управления
проигрыZxsbf и записыZxsbf устройстZfb. Правый глаз он щурил, чтобы не
допускать туда дым от сигареты, торчащей из уголка рта. Постаb\ какую-нибудь
пленку с записью uklmie_gby в ООН, Лев Е]jZnh\bq поочередно слушал наши
переh^u и записыZe их. Когда uklmie_gb_ заканчивалось, наступал «момент
истины», т
.е. позора и унижения: Бугров собирал k_o за большим Т-образным столом
перед сhbf пультом, проигрыZe куски выступления и наши переh^u и делал
соот_lklующий разбор. В конце урока он даZe несколько ноuo пленок, которые
нужно было «сделать» после занятий. По домам расходились поздно _q_jhf. И так
было изо дня в
день.
В этом, собственно, и заключался метод ЛьZ Е]jZnhича Бугрова. Он резко
отличался от k_o остальных из_klguo методов полным своим отсутстb_f. «Теория
Бугрова» заключалась в практике: необходимо было пере_klb как можно больше
uklmie_gbc на самые различные темы, самых различных ораторов, «проработать» как
можно больше различных переh^q_kdbo ситуаций, чтобы «непроработанных»
ситуаций, тем
и ораторов остаZehkv как можно меньше. Отсюда – способность
«прогнозировать» и, соот_lklенно, hafh`ghklv расслабиться и сосредоточиться
лишь на том, что еще не «проходили».

Падения и ae_lu
Бывали моменты, когда Денисов и его тоZjbsb начинали чуklоZlv себя несколько
получше, посвободнее и поу_j_gg__, распраeyeb плечи. Тогда Бугров организовыZe
предстаe_gb_ под назZgb_f «Прозрение» и ijZлял плечи обратно. Для этого он
стаbe одну из своих «за_lguo» пленок, приговаривая: «Ну, сейчас будут Zf
кисельные берега...» Особенно запомнилась речь епископа Десмонда Туту, клеймящего

апартеид в Совете Безопасности. Само начало:
«I speak out of a full heart, for I am about to speak about a land that I love deeply and
passionately; a beautiful land of rolling hills and gurgling streams, of clear starlit skies, of
singing birds, and gamboling lambs; a land God has richly endowed with the good things of the
earth, a land rich in mineral deposits of nearly every kind; a land of vast open spaces, enough to
accommodate all its inhabitants comfortably; a land capable of feeding itself and other lands on
the beleaguered continent of Africa, a veritable breadbasket; a land that could contribute
wonderfully to the material and spiritual development and prosperity of all Africa and indeed of
the whole world. It is endowed with enough to satisfy the material and spiritual needs of all its
peoples.
And so we would expect that such a land, veritably flowing with milk and honey, should be a
land where peace and harmony and contentment reigned supreme. Alas, the opposite is the
case.»
8

было столь насыщенным и стремительным, что сразу же истощало, букZevgh
ukZkuало k_ силы и деморализоZeh на весь остаток речи, который был уже hсе
несложным. Для целей обучения такое «тыкание» в собственные «умст_ggu_
испражнения» - дело, конечно, полезное, если им не злоупотреблять. А именно это и
сделал Лев Е]jZnhич на промежуточных экзаменах
зимой, которые принимала
комиссия с Базальтоuf h главе. После милейшего какого-то Миттерана или Ширака,
поставленного Мастюковым, Бугров запустил ирландского министра, uklmie_gb_
которого было таким «густым» и идиоматичным, что у ДенисоZ вначале перехZlbeh
дух, ему пришлось несколько «отпустить» оратора, чтобы «u^Zlv» переh^ с более
или менее приемлемым русским синтаксисом. Но
из-за бешенного темпа,
усугубленного ирландским акцентом, пришлось пойти на определенную компрессию.
Денисову показалось, что из трудного положения он ur_e с честью. Такого же
мнения поначалу придерживался и сам Бугров: «Виктор, ирландца ты «сделал» очень
элегантно, хотя в самом начале я испугался, что «из-под цилиндра кролик не
пояblky»». Мнения этого
он, однако, придержиZeky всего несколько минут – до тех
пор, пока Базальтов, а, следовательно, и k_ остальные многочисленные члены
комиссии, не вынесли свой пригоhj. Здесь необходимо отметить, что у Базальтова

8 «Я гоhjx от k_]h сердца, ибо я гоhjx о крае, который люблю глубоко и страстно,
чудесном крае hegbkluo холмов и журчащих ручьев, ясного звездного неба,
щебечущих птиц и резysboky на лугах ягнят; крае, который Господь щедро одарил
земными благами, крае, богатом едZ ли не всеми полезными ископаемыми; крае
больших просторов,
на которых с лихвой хватит места k_f его жителям; крае,
способном прокормить и себя, и другие страны многострадального африканского
континента, подлинной житнице; крае, который мог бы ghkblv замечательный deZ^ в
материальное и духоgh_ разblb_ k_c Африки, да и k_]h мира. Он наделен k_f
необходимым для того, чтобы удоe_lорять k_ материальные и
духовные нужды
сh_]h народа.И можно было бы ожидать, что такой край, текущий млеком и медом,
должен быть краем, в котором царят мир, гармония и доhevklо. Увы, это соk_f не
так.»

было сh_, непоколебимое предстаe_gb_ о том, как следует переh^blv синхронно,
хотя сам он этим никогда не занимался. Во-перuo, считал он, переh^qbd не должен
делать пауз, если их не делает оратор: в противном случае Клиент может подумать, что
его «обманыZxl» (и здесь Базальтов был прав). Во-lhjuo, - и это глаgh_ – должны

быть пере_^_gu k_ слоZ, причем желательно в той же последоZl_evghklb, что и в
оригинале, не abjZy на kx смысловую и синтаксическую дикость такого переh^Z. По
Базальтоm iheg_ праbevguf являлся следующий переh^:
«Мы стоим перед многими uah\Zfb. Имплементация принятых решений станоblky
императиhf. Разblb_ должно стоять в центре обеспокоенностей ООН. Наши усилия

будут направляться на мир и праZ чело_dZ. При этом необходимо обеспечивать учет
гендерной перспективы.» И так далее и тому подобное...
Придраться к чему-либо по формальным признакам в таких случаях было
неhafh`gh. Это был так назыZ_fuc «партийный» - а потому единст_ggh _jguc -
подход к синхронному переh^m. Значительно позднее Денисов осознал, что
при
до_^_gbb этого подхода до его логического конца Базальтов оказывался таки не прав.
Подсчет нужно проh^blv не на уроg_ слов, а букв, а поскольку в среднем русские
слоZ значительно длиннее английских, то получается, что переh^qbd еще и
«перерабатывает». Но тогда этого осознания еще ни у кого не было. Поэтому приговор

БазальтоZ был суровым:
«Если перевод с французского был осущестe_g достаточно адекватно, то при переводе
с английского были допущены со_jr_ggh недопустимые опущения. Хочется только
надеяться, что товарищу Бугрову удастся исправить это, можно сказать,
катастрофическое положение». И надо отдать должное Льву Евграфовичу. Ему k_
удалось исправить, причем практически мгно_ggh. Он сумел убедить
руководство
(Базальтова) в необходимости уволить с курсов k_o этих «нежных теоретиков» и
«изящных компрессоров» и k_ часы синхронного переh^Z отдать ему. Так и было
сделано. Наступило j_fy безраздельного eZklоZgby Бугрова, закончившегося
полным триумфом на uimkdguo экзаменах, которые принимала комиссия из ООН..

Базальтов

И k_-таки необходимо отдать Базальтоm должное: при k_c своей суроhc g_rghklb
и gmlj_gg_c суровости начальник курсов обладал неплохим для сh_c должности
чувством юмора. Можно сказать, что он любил шутить. Шутки его были
незамыслоZlufb и повторяющимися, но удержаться от смеха было неhafh`gh \b^m
их происхождения. Например, когда кто-нибудь из учащихся
просил разрешения uclb
из класса h j_fy занятий, Базальтов непременно спрашиZe: «У тебя что,
менструация?» Несведущему читателю следует здесь сообщить, что аудитория по
полоhfm признаку была исключительно мужской.
Были и экспромты. Как-то учащийся по фамилии Мироян спросил, на каком языке
от_qZlv на сформулированные по-английски hijhku в анкетах для
ООН. Базальтов
i_jbe в непонятливого нацмена тяжелый a]ey^ исподлобья, долго дb]Ze массиghc
нижней челюстью и, наконец, сказал: «На армянском.»
Очень смешной казалась ему фамилия председателя экзаменационной комиссии ООН,
приехаr_c из Нью-Йорка – Херона. Произносить ее достаeyeh ему большое
удовольствие. «Председателем экзаменационной комиссии является некий господин
Херона, - объяснял Базальтов. – По прибытии
Хероны в Москm необходимо
обеспечить klj_qm Хероны и размещение Хероны в гостинице. Для klj_qb Хероны

необходим доброволец с автомобилем. Нужно также заказать и подготовить номер в
гостинице для Хероны. Херону также необходимо сопроh`^Zlv из гостиницы на
экзамены и достаeylv на культурные мероприятия. Хероне потребуется обеспечивать
переh^ при посещении им музеев и kydbo церк_c, которые Херона очень любит.»
Посещение последних, кстати сказать, давно стало обязательной частью программы

пребыZgby членов экзаменационных комиссий в Москве: таким образом
преподносилась уникальная культура России, сys_ggu_ ее корни. Во j_fy таких
bablh\ присутстhал обычно и сам Базальтов. Уже в самом начале уe_dZl_evguo
рассказов старающихся для заморских гостей гидов или служителей монастырей он
засыпал, сидя где-нибудь в сторонке. Однажды h j_fy паузы в
объяснениях икон, в
образоваr_cky полной тишине, Базальтов внезапно проснулся и громко спросил: «А
где тут у Zk пищеблок?» Шуткой это, пра^Z, не было. Для БазальтоZ это был hijhk
серьезный, и интуитивно решили остаblv его на языке оригинала.

Наконец k_ экзамены – и не только по синхрону – позади. ДенисоZ распределили в
Нью-
Йорк, то бишь в Центральные Учреждения, или, как назыZxl их в СМИ, - штаб-
квартиру ООН. Весь предшестhавший отъезду в Нью-Йорк период, в том числе и
летний отпуск, прошли в сильных heg_gbyo. Денисов и предdmrZe работу в ООН, и
одноj_f_ggh боялся, что окажется не «на ukhl_». Не проходило и дня, чтобы
он не
поlhjye что-нибудь из многочисленных глоссариев, любовно состаe_gguo h j_fy
учебы на курсах, или конспектов. Искал, и иногда находил, ноu_, более удачные
соот_lklия. По ночам слушал радио на английском и французском языках,
внимательно изучал международные события. Ко j_f_gb отъезда в Нью-Йорк
Денисову казалось, что быть более подготоe_gguf
к синхронной переh^q_kdhc
работе в ООН просто неhafh`gh.
Урок третий, заключительный
Путь к совершенству,
или
достижение полного анонимата
Ист-ри_j, или Гудзон-река
Само прибытие в Америку никак не отложилось в памяти Денисова. Собст_ggh, он на
нее просто не обратил gbfZgby: ни на Манхэттен с небоскребами, ни на гостиницу
(смутно вспоминалось что-то сусально-блестящее в _klb[xe_, чZggu_ слуги в
генеральских мундирах), ни на обилие магазинов и kydhc kyqbgu в них. Не нашлось
у
ДенисоZ j_f_gb и для «культурного шока», о котором «так долго гоhjbeb
большеbdb.» За что шок на ДенисоZ здороh обиделся. А зря. Ибо k_ помыслы
ДенисоZ, k_ его интересы, ky его жизнь были не в Америке, а в незамыслоZlhf
коробкоb^ghf ukhlghf здании Секретариата ООН с низкой пристройкой для зала
Генеральной Ассамблеи
на берегу Ист-ривер. Да, именно такими оказались
центральные учреждения, что сильно удиbeh ДенисоZ, приudr_]h b^_lv в
со_lkdbo ТВ репортажах об ООН дZ небоскреба, расположенных по соседстm. Про
Ист-ри_j Денисов знал, несмотря на статьи в со_lkdbo газетах, которые рассказыZeb
об ООН как о «небоскребе на Гудзоне». Много лет спустя
Денисов прочитал в одной
книжке объяснение этого географического несоответстby. Книжка была написана
чело_dhf, которого в Советском Союзе знали k_ от мала до _ebdZ: он был
единст_gguf со_lkdbf телеbabhgguf _sZehf в США. В главе, посys_gghc ООН,
он клеймил «блохолоh\», указывающих на географические неточности в тогдашних

репортажах об ООН. Аlhj утверждал, что река, на которой стоит ООН, на самом деле
рукав Гудзона, и поэтому научно правильное название ее – Гудзон. Что лишний раз
доказыZeh kx глубину знаний советскими журналистами описыZ_fh]h предмета, а
также героическую их стойкость перед соблазном назZlv реку так, как именоZeb ее
k_ американцы. Конечно, легче
k_]h было написать: «небоскреб на Ист-ри_j».
Однако k_klhjhgg_ подготовленные советские журналисты знают, что американцы в
школе географию не учат, и поэтому лучше с_jblvky с картой. На карте, пра^Z, тоже
написано «Ист-ри_j», но даже при по_joghklghf рассмотрении прекрасно b^gh, что
это – рукав Гудзона, омывающий Манхэттен с hklhqghc стороны. Хотя
k_ это,
дейстbl_evgh, мелочи. А «_sZeh»Денисов вспоминал с теплой благодарностью за
передачи «В объекти_ Америка», а _jg__ за ее музыкальную застаdm – кусок песни
«Can’t Buy Me Love» в исполнении знаменитого американского ансамбля «Битлз».
Вхождение в кабину
В перuc же день работы ДенисоZ направили работать на пленарное заседание
Генеральной Ассамблеи, которая шла уже полным ходом (на дhj_ был ноябрь). Из
кабины Денисов уb^_e под собой громадный зал на 180 с лишним делегаций, справа
на haышении – мраморный президиум, за которым – среди прочих неиз_klguo тогда
Денисову людей – сидел Генеральный Секретарь ООН
– чело_d «с больших букв».
Под президиумом находилась мраморная же трибуна, с которой произносились
uklmie_gby. Стук молотка председателя, открыZxs_]h заседание, ударил Денисова
под дых. Уже была произнесена перZy фраза, а Денисов k_ не мог найти u[blh_ у
него дыхание. Тогда он закрыл глаза и представил себе, что он опять в 506-й
и
переh^bl очередную – причем несложную – пленку. «Унизив» таким образом оратора
– превратив его в магнитную пленку –Денисов быстро не только обрел gh\v дыхание,
но и уверенность. ПерZy получасоdZ показалась Денисову несколькими минутами.
Затем был 30-минутный перерыв, в течение которого Денисов продолжал слушать
uklmie_gby, а также переh^ сh_]h опытного партнера по кабине.
Ко 2-й получасоd_
heg_gb_ исчезло, и k_ пошло как по писаному. А писаного оказалось доhevgh много.
К сh_fm удиe_gbx, Денисов обнаружил, что на пленарных заседаниях Генеральной
Ассамблеи синхронным переh^qbdZf приносят тексты большинстZ uklmie_gbc.
Тексты, в принципе, облегчали переh^, в особенности когда речь изобилоZeZ
цифрами и цитатами. Однако вскоре kdjueZkv и неожиданная
для Денисова
трудность: текст прикоuал к себе gbfZgb_ сильнее, чем устная речь, и когда быZeb
расхождения (недаром на титульном листе текста помечают: “Check against delivery”
9)
между написанным и произносимым, Денисову было не_jhylgh трудно _jblv не
сhbf глазам, а своим ушам. Так Денисов по-настоящему осознал kx силу печатного
слоZ. Со j_f_g_f он понял, что когда оратор читает сh_ uklmie_gb_ очень быстро
и к тому же решил прояblv красноречие, лучше вообще «оторваться » от текста, чтобы
не «
уyagmlv» в сложных подчинениях предложения, занимающего полторы страницы.
На практике освоил также Денисов различие между письменной речью и устной.
Мыслительный процесс, необходимый (или, по крайней мере, желательный) для
создания письменной речи, h j_fy ее произнесения обычно отсутстm_l. Денисов
сразу же понял, что переh^blv значительно легче, когда uklmiZxsbc говорит без
бумажки, создавая
сhx речь «на месте». В таких случаях умст_ggZy работа оратора и
переh^qbdZ происходит практически одноj_f_ggh. Именно поэтому Денисов более
сh[h^gh и уверенно чувствоZe себя на неофициальных консультациях или
перегоhjZo. В «знакомых» подкомитетах или рабочих группах можно было и
расслабиться: просмотреть по ходу газету или побалоZlvky с кроссhj^hf. На
официальных «тусоdZo»
это было неhafh`gh: даже если оратор начинал достаточно

9 С_jylv с речью оратора

медленно зачитыZlv сhx речь, через несколько минут - это был какой-то
непреложный закон, «закон ускорения» - он k_ быстрее разгонялся и к середине уже
буквально захлебывался собственными слоZfb. Речь преjZsZeZkv в монотонную
дробь, издаZ_fmx дятлом. Денисову же казалось, что мозг его станоbeky склизкой
скалой, с которой скатывались, не задерживаясь, круглые словечки-камешки
. В таких
случаях Денисову Z`gh было не только оторZlvky от текста, но и от самого оратора,
бездумно, на одной ноте udjbdbающего слоZ. Денисов перестаZe kemrbаться в
отдельные слова и как бы «поднимался» над выступающим. Все gmlj_ggb_
«сущности» работали – бегали, слушали, говорили как и k_]^Z, но только на более
ukhdhf, что
ли, уровне. «Видны» уже были не только произносимые слова, а целые
фразы и даже целые абзацы. Дышать станоbehkv свободнее, j_fy замедлялось,
секунды станоbebkv длиннее и распадались на отчетлиu_ доли. При этом Денисоm
казалось, что он слышит gmlj_ggbc «метроном», не позheyxsbc ему сбиться с
ритма. Сам же оратор уменьшался, станоbeky как
бы игрушечным, и потеря его
физической значительности также помогало «одержать над ним победу».
В некоторые – редкие – моменты Денисоm казалось, что он «b^bl» и те участки речи,
которые еще произнесены не были. Безусловно, это только казалось, никакими
сверхъестест_ggufb способностями Денисов не обладал. Однако ощущение такое
было, и от него делалось еще просторнее
и спокойнее. Впрочем, однажды Денисов
произнес в микрофон номер резолюции и только после этого услышал, как тот же
номер назвал оратор. Будь обсуждаемый предмет знакомым - Денисов тщательно
готовился к заседаниям и gbfZl_evgh знакомился с соответстmxsbfb резолюциями
– в таком «угадыZgbb» не было ничего удивительного. Однако на этот раз hijhk для
ДенисоZ
был совершенно ноuf и никаких документов, относящихся к нему, до
заседания представлено не было. «Курьезное и счастлиh_ совпадение», - подумал
Денисов.
Пятнистые негры и другие профессиональные трудности
Но k_ эти профессиональные тонкости пришли не сразу. Денисов оeZ^_ал
мастерством синхронного перевода постепенно, на протяжении многих лет упорной
работы. Поначалу – для самоконтроля – он записывал на диктофон собственный
переh^ и прослушивал его в машине, ha\jZsZykv с работы домой. Дома он
переписыZe в тетрадь наиболее удачные ZjbZglu переh^Z трудных мест, пытался
найти
оптимальные соот_lklия, которые не «пришли» в кабине сами. После каждого
хорошо пере_^_ggh]h uklmie_gby Денисов испытыZe чуkl\h, похожее на то,
которое запомнилось ему из детства: на улице весна, k_ уроки сделаны, и ты
выбегаешь – ue_lZ_rv – из подъезда и тебя переполняет необъяснимая радость,
которой станоblky еще больше из-за того, что ее
не нужно объяснять. Если же что-то
было пере_^_gh неважно или h\k_ было не понято и осталось непере_^_gguf, в
душе ДенисоZ надолго поселялся мрак. Напрасно Денисов твердил себе прочитанную
у какого-то французского аlhjZ фразу: «Regreter la faute, c’est la repeter.»
10 До
голоghc боли проигрывал он неудаrb_ky места, даZy различные ZjbZglu переh^Z.
Если Денисов что-то недослышиZe или недопонимал из-за небрежности оратора или
природной неприспособленности речеh]h аппарата последнего к английскому или
французскому произношению – это было еще полбеды. Но hl когда он не успевал или
- еще хуже – не знал как пере_klb
какое-нибудь сложное место, он бичеZe себя до
полусмерти, долгое j_fy не даZy зажить ранам, посыпая их солью жгучего стыда.
Стыдно было перед неведаным Клиентом, которого он пусть нехотя, но обманул, перед
коллегами, которые до_jyeb ему как раghfm себе. Но тяжелее k_]h было осознавать
сhx собственную ограниченность, которую Денисов никак
не мог преодолеть: нет-

10 Сожалеть об ошибке – это значит поlhjylv ее.

нет, но попадалась незнакомая цитата или неиз_klgh_ латинское ujZ`_gb_, или же
риторическое мастерство оратора было просто ur_ его способностей.
Особую осторожность нужно было проявлять с идиоматическими ujZ`_gbyfb.
Казалось бы, что может быть проще: Вы umqbeb иностранный язык, Вы знаете, что
послоbpZ на английском языке «the leopard cannot change his spots»
11 соответстm_l
русской «горбатого могила испраbl», Вы переh^qbd, Вы так и переh^bl_. Скажем,
делегата Танзании, который решил ожиblv скучную беседу красным слоphf. Вслед
за танзанийцем слово берет его кенийский собрат, который, проявляя остроумие,
говорит, что среди леопардов быZxl и альбиносы. Можно прямо так и пере_klb, но
внезапно hagbdrb_ леопарды, да еще
и альбиносы, могут, по крайней мере, ua\Zlv
чувство замешательства, если не испуга, у русскоязычного Клиента, который только
что имел дело с людьми, пусть и горбатыми. Можно прояblv тhjq_kdh_ начало и
сказать, что среди горбатых быZxl альбиносы, после чего Клиент может
засомнеZlvky, а туда ли он hh[s_ попал. Зажмурив глаза, можно сказать
, что есть
горбатые, которых не только могила испраbl, в надежде на то, что Клиент не будет
интересоZlvky - просто из человеческого любопытства - какие еще ZjbZglu имеются
у горбатых. Но и после этого hafh`gu дZ нехороших поворота событий: 1) берущий
слоh мальгаш разbает образ, натраebая на упрямых леопардов слонов; и 2) сам
Клиент просит
слова и говорит: «Вот u тут говорили про горбатых...». И пока эти
ZjbZglu не реализовались, нужно любым путем _jgmlvky к пятнистым леопардам и
никуда от них больше не отходить.
В практике быZeb случаи и пострашнее. Притчей h языцех стал один переh^qbd,
который французскую погоhjdm «il y a anguille sous roche»
12 пере_e как «there is a
nigger in the woodpile» 13, что uaало соот_lklующую реакцию у чернокожих
делегатов.
Однако благодаря постоянному упорному труду таких минут позора станоbehkv со
j_f_g_f k_ меньше. Да и к своим промахам Денисов стал относиться спокойней.
Только чуkl\h радости от хорошего перевода остаZehkv прежним.

Коллеги


Со сhbfb русскими коллегами Денисов держался корректно и предупредительно.
Однако сh_ общение с ними он ограничиZe чисто делоufb контактами. Например,
он никогда не позheye себе опаздывать к началу заседания или сh_c очередной
получасоd_. Всегда шел наklj_qm партнеру, когда тот просил начать или отпустить
его пораньше. В свою сh[h^gmx получасоdm подыскивал документы
, которые могли
пригодиться коллеге при переh^_. При этом Денисов h\k_ не искал дружбы и не
старался угодить. Он просто хотел, чтобы на заседании, на котором работал он, хорошо
переh^be и его коллега. Денисов дорожил честью сh_c профессии и никогда не
считал свою роль lhjhkl_i_gghc. (С изумлением вспоминал он иногда «мучения»
Бугрова, который не мог отделаться от осознания лакейского характера сh_c
профессии.) Ошибки же партнера могли бы uaать недоhevklо Клиента k_f
переh^hf, что могло отрицательно сказаться и на репутации самого ДенисоZ.
Что касается коллег из других кабин – «иностранцев» - то их, за некоторыми редкими
исключениями, как бы и h\k_ не было. Поначалу Денисов
, приходя на работу, _`eb\h
здороZeky с ними при klj_q_. Однако при_lklия его никакой b^bfhc реакции не

11 Дослоgh: леопард не может изменить своих пятен 12 Здесь что-то неладно (дослоgh: здесь под камнем сидит угорь) 13 Здесь что-то неладно (дословно: здесь в поленнице сидит негр)

uau\Zeb: иностранные коллеги будто не замечали киdZ головы и не слышали «Good
morning» или «Hello». Чаще k_]h они отh^beb a]ey^ в сторону, слоgh ^jm] увидев
там что-то очень интересное, иногда же смотрели прямо в ДенисоZ, _jg__ скhav
него, будто его и не было. «На_jgh_, они думают, что k_ русские – агенты КГБ»,
думал
перh_ j_fy Денисов. Позднее он понял, что был о них слишком хорошего
мнения: когда коллегам нужно было uykgblv значение какого-нибудь русского слова
или посо_lhаться, как лучше пере_klb что-то с русского, они обращались к нему как
к старому другу. Причем через минуту уже подчеркнуто не узнавали его, слоgh мстя
за
мгно_gb_ собст_gghc слабости. Денисов не обижался: в конце концов, не
здороZlvky было, в принципе, проще, чем здороZlvky, да и в коллегах чуklоZehkv
что-то ущербное: то ли увеличенное «эго» при понимании сh_c непризнанности, то ли
обостренное осознание собст_gghc, но не прочувствоZgghc другими, непохожести, в
том числе и сексуальной, то ли
изъяны происхождения или гражданстZ. «Смотри, -
говорил единст_gguc друг Денисова в Нью-Йорке Рустэм, с которым он учился
f_kl_ на курсах, - в нашей профессии либо моральные уроды – типа нас с тобой, либо
полоu_ изjZs_gpu -типа меня без тебя, либо просто калеки. Нормальных людей
нет.» Денисов принимал это за шутку, но за помощью
к иностранным коллегам – даже
в критические минуты – обращаться избегал. Пару раз – в эпоху перестроечной
эйфории - его k_-таки приглашали в «иностранные» дома. Но ошибка была быстро
понята: Денисов не умел уe_dZl_evgh рассказывать о «процессах» в СССР и
Горбаче_ и не играл на балалайке.
Служение идеалам в услоbyo кунсткамеры
Повышение зарплаты, продb`_gb_ по службе, улучшение услоbc труда – не более
семи заседаний в неделю, эргономические кресла в кабинах, новая аппаратура в залах
заседаний, компенсация за переработанное j_fy – k_ то, что так hegh\Zeh
сослуживцев – со_jr_ggh не беспокоило Денисова. К счастью, ходить на
произh^klенные собрания, на которых обсуждались эти hijhku, было не
обязательно
. Денег же платили достаточно для того, чтобы покупать корм и одежду
для себя, жены и дmo детей, платить за лечение, когда оно было необходимо, и
помогать родст_ggbdZf в России и Украине. Глаguf же для ДенисоZ было иметь
беспрепятст_ggmx hafh`ghklv заполнять – в тетради или уме – левую колонку
соот_lklующим переh^hf оригинала, записанного
в праhc колонке
многочисленных глоссариев, за_^_gguo им для всех комитетов, подкомитетов и
экспертных групп, в которых ему приходилось работать. Ради этого Денисов даже
отказался от поездок на работу на машине и перешел на электричку. Железная дорога, а
также отсутствие необходимости ходить на какие-либо вообще собрания и даже
здороZlvky со знакомыми
, в принципе, людьми, даZeb дополнительное j_fy для
любимого дела.
С годами Денисов станоbeky k_ более требоZl_evguf и к работе других. Нет,
kemo он ничего не требоZe, просто сам того не желая, gbfZl_evgh присматривался, а
_jg__ прислушивался, к тому как работают его коллеги. Качестh работы большинстZ
из них Денисова iheg_ устраиZeh
. Но были и такие, которых Денисов недолюблиZe
или даже hh[s_ терпеть не мог.
Денисов был убежден, что в синхронном переh^_ k_ должно быть прекрасным, в
том числе и подача, дикция, манеры по_^_gby. Заик, конечно, среди знакомых
переh^qbdh\ не было, но klj_qZebkv коллеги с дефектами дикции: картавые,
шепеляu_, пришепетывающие. Даже при
полной адекZlghklb самого переh^Z
Денисов не мог без раздражения их слушать. При этом он понимал, что по отношению
к таким людям он, наверное, неспра_^eb\, _^v они, в конце концов, не bgh\Zlu, они

так устроены, но пересилить себя не мог. Ведь Клиент в течение одного заседания был
ugm`^_g слушать такую подачу по крайней мере полтора часа!
Были же такие, которым Денисов простить никак не мог. Например, бубнящим в
микрофон неgylgh и на одной ноте. Некоторые «бубнящие» еще и чаdZeb или
чмокали губами. Благодаря
им Денисов umqbe испанский язык. Он сделал это для
того, чтобы не «брать с реле», т.е. не пользоZlvky переh^hf, поступающим из
английской или французской кабины, а переh^blv испаноязычных ораторов
напрямую. Денисов поступал так доhevgh редко - официального экзамена он не сдаZe
и не имел никакого желания этого делать – лишь в тех
случаях, когда его переh^
напрямую не мог быть хуже, чем с «реле», или когда в качестве «реле» были люди,
которых он просто боялся: проработав десятки лет синхронными переh^qbdZfb, они
так и не научились переh^blv. Причем иностранных языков они могли знать «Z]hg и
маленькую тележку». Некоторым не хватало «школы», некоторым – природных
способностей. Одни, как роботы, старались h чтобы ни стало перевести k_ слова,
неabjZy на контекст, гонясь за оратором, захлебываясь собст_gghc слюной, бубня и
чаdZy. И чмокая губами. Другим было просто физически тяжело переh^blv: они
тяжко a^uoZeb в микрофон, набирали в легкие побольше ha^mom и gh\v тяжко
a^uoZeb, делали долгое: э-э
-э-э-э-э-э, потом наконец быстро-быстро, как в трансе, что-
то проборматывали, после чего цикл поlhjyeky. Был hh[s_ патологический случай:
сhx неспособность переh^blv этот чело_d компенсироZe передачей k_c гаммы
эмоций, с которыми произносил сhx речь оратор. Иногда эта передача была более,
чем стопроцентная. Однажды, не сумев перевести
k_ ужасы пыток, о которых
рассказыZeZ сама жертZ - петиционер, он просто разрыдался и рыдал доhevgh долго:
то ли от сострадания к жертве, то ли от собственного бессилия.
К сh_fm ужасу Денисов ugm`^_g был признаться, хотя бы самому себе: эти люди
порой так раздражали его, что он готов был ударить их
по голо_ палкой, а потом
ударить еще и еще раз. «Некомпетентность должна прираgbаться к преступлению
против чело_qghklb», - полушутил он. Ему часто kihfbgZeky один случай,
происшедший с ним в самом начале его ооновской карьеры. Его партнером на
заседании Генасамблеи был опытный и Z`guc с b^m переh^qbd,
прикомандироZgguc из Женеu. Денисов пришел за
5 минут до начала своей
получасоdb и надел наушники. «Женевец» в это j_fy сhx получасоdm заканчивал.
Заканчивал сhx речь и uklmiZ\rbc в это j_fy пакистанец, как обычно уже
преодолев зmdhой барьер. Денисов сразу же понял, что что-то не так, очень не так:
пакистанец благодарил ukhdh_ собрание за gbfZgb_, а тоZjbs
из Женевы только
приступал к изложению истории индо-пакистанского конфликта из-за Джамму и
Кашмира. Денисов посмотрел на лежащий перед партнером текст uklmie_gby и
похолодел: до конца остаZehkv еще страниц пять. А председатель уже предостаeye
слоh следующему оратору. «Ветеран» аккуратно отчертил карандашом абзац, который
он закончил переh^blv, и не спеша передал
остающиеся страницы Денисову. Абзац
заканчиZeky словами: «Из осноguo причин конфликта можно u^_eblv следующие
десять...» В это j_fy на трибуну поднимался закутанный в белую простыню
сенегалец. Денисов hijhkbl_evgh посмотрел на старшего товарища. «Дерзай,
старик», - Z`gh промолbe тоZjbs и с чувством исполненного долга ur_e из
кабины. «Что же мне с ЭТИМ делать?» -
в отчаянии подумал Денисов, глядя на кипу с
осноgufb причинами. Но на размышления времени особо не было: мог «убежать» и
сенегалец. Страницы отпраbebkv в корзину непере_^_ggufb.
Не k_]^Z радоZeb ДенисоZ и «письменные» коллеги, с работой которых он
внимательно знакомился перед каждым заседанием. В их переh^Zo можно было
прочитать про Генерального Секретаря
, выражающего «ukhdmx треh]m» и имеющего
«многие обеспокоенности», про «uahы и императиu j_f_gb», «учет рисков» и

другие интересные _sb. Чуklовалось, что люди либо страшно устали, либо на
самом деле заняты чем-то другим. Как-то в обеденный перерыв Денисов klj_lbe в
обеденный перерыв на Манхэттене одного своего «сокурсника» - письменника,
который после разZeZ «совка», занимался, в осноghf, тем, что перепраeye
кораблями и поездами какое-то барахло из Америки
в родную Бурятию, в результате
чего сколотил неплохое состояние. «Сокурсник» был заметно нетрезв, но Денисова
узнал и обрадоZeky. «Старик, - закричал он, - пошли к латиноскам, я теперь только к
латиноскам хожу, они такие _k_eu_ и отсасыZxl очень _k_eh. Хочешь, тебе тоже
отсосут?» Пока Денисов оглядыZeky в ноhf для себя измерении дейстbl_evghklb,
в
которое он так g_aZigh был \_j]gml, «сокурсник» обиделся и дрогнувшим голосом
спросил: «Неужели у тебя нет мечты в жизни?» Затем резко gh\v по_k_e_e: «А
хочешь, пойдем uiblv – я угощаю! Не, не хочешь? Тогда ты меня угощай!» Денисов
уже не знал, на что ему от_qZlv, к тому же он k_ еще
не мог оторZlvky от
присосаr_]hky к нему перh]h hijhkZ. Когда он решил попытаться ответить хотя бы
на lhjhc hijhk, «предпринимателя» уже и след простыл...
Вообще, ДенисоZ стали раздражать многие _sb, которые раньше казались
незначительными. Например, его злило, когда партнер опаздывал его сменять.
Особенно, если это делалось систематически и еще со
слоZfb: «Sorry, старик,
закрутился, ты там отмотай сколько надо и приходи попозже.» «Отматывать» же, тем
более точно, до последней минуты, было бесполезно: если партнер опаздыZe каждый
раз, то в подсчетах можно было запутаться. Собственно, и сами злостные
опоздальщики не рассчитыZeb, что этим действительно кто-то будет заниматься.
Даже _ebdb_ мастера, такие
как Корчагин, иногда если не раздражали, то неприятно
удиeyeb ДенисоZ. Корчагин же среди переh^qbdh\ пользоZeky не меньшей
из_klghklvx, чем его легендарный однофамилец среди со_lkdbo людей, которых
долго учили тому, как закалялась сталь. Его назыZeb «матерью русского синхронного
переh^Z». Родительские праZ он разделял с самим Палладием Панасенко, который
был _qguf личным переh^qbdhf
последнего Генсека и который был, соот_lkl\_ggh,
«отцом». Переводил Корчагин, безуслоgh, очень хорошо и даже написал про это
книгу. Однако в последнее j_fy маэстро стал позволять себе в кабине шалить:
адекватность переh^Z он доh^be до абсурда. Сhx манеру переh^blv он назыZe
«адекватность плюс». Если оратор гоhjbe тихо - Корчагин шептал, если
оратор
поurZe голос – Корчагин кричал как резаный, если оратор гоhjbe невнятно и быстро
– Корчагин переходил на полную абракадабру или просто ue. Более того: даже при
со_jr_ggh нормальном темпе «господин председатель» у него k_]^Z становился «гэ
писатель», а «господин», соот_lklенно, - «гэ». Таким образом, его переh^
изобилоZe «гэ послами», «гэ генсеками», «гэ
помгенсеками» и т.д.. Группа 77-и была,
естест_ggh, «гэ 77», а Группа 8-и – «гэ 8», klj_qZ же в верхах в Осло преjZsZeZkv в
«ослиный саммит». Были и другие причуды. Некоторые – доhevgh трогательные,
некоторые – небезопасные для находящихся поблизости. Когда, например, Корчагину
приносили текст речи уже в конце uklmie_gby (что случалось нередко, русским порой
вообще не приносили текстов), он яростно выхватывал его из рук сотрудника,
обслужиZxs_]h заседание, и, не отключая микрофон, рZe на маленькие –
премаленькие кусочки, бросал в урну и еще плеZe ^h]hgdm. А однажды – Денисов
работал с Корчагиным в «святая сyluo» – Со_l_ Безопасности – стали происходить
_sb, которые, в принципе, не должны происходить в кабине
синхронного переh^Z.
Переh^be в это j_fy Денисов. Оратор, как обычно, быстро читал заранее написанную
речь, Денисов едZ поспевал за ним. Несмотря на предельную сосредоточенность на
uklmie_gbb, Денисов бокоuf зрением не мог не заметить, что за его спиной
происходит что-то неординарное. Повернув голову от микрофона [hd, Денисов уb^_e
страшную картину:
Корчагин поднимал \_jo пере_jgmlh_ огромное эргономическое

кресло, стоящее в розничной торгоe_ минимум 300 долларов и купленное
организацией оптом по 999 долларов за штуку, и изо k_o сил бросал его gba. После
очередного броска он ставил кресло в нормальное положение, садился в него,
недоhevgh хмыкал и повторял процедуру. Денисоm понадобилась пара добрых минут,
чтобы понять смысл происходящего: Корчагин столь грубым
способом пытался
установить ukhlm кресла пониже, т.е. под сhc рост, а поскольку кресла были
приобретены совсем недаgh – после многолетней борьбы профсоюзных актиbklh\
синхронной службы с косной и скупой администрацией – он не знал, что ukhlm можно
регулировать при помощи специального рычага, расположенного под сиденьем.
Продолжая перечислять населенные пункты в Демократической
Республике Конго,
захваченные поklZgpZfb, Денисов попытался приe_qv gbfZgb_ уже порядком
kihl_\r_]h партнера к рычагу, показывая рукой на место его расположения под своим
сиденьем. Нехитрый замысел Денисова заключался в том, что Корчагин, уb^_\ рычаг
под Денисоuf, поймет, что необходимо делать со сhbf собственным креслом. Что на
самом деле понял Корчагин – осталось неизвестным
. Заметив жестикуляцию ДенисоZ,
он заглянул под него, покрутил пальцем у bkdZ и продолжил бросать кресло.
К причудам коллег, однако, Денисов относился с пониманием. В сh_c профессии
он считал их делом iheg_ обычным. Неоднократно kihfbgZe он со_jr_ggh
справедливые (как обычно) слова Бугрова: «Следите за здороv_f, ребята, берегите
нерgmx систему. Стресс накаплиZ_lky
незаметно, а проявляется g_aZigh и порой
_kvfZ бурно.»
В данной сyab kihfbgZeky один мирный и g_rg_ ураghешенный переh^qbd,
работаrbc в Жене_ и слыrbc прекрасным семьянином: находясь в отпуске, он
поехал с семьей на аlhfh[be_ путешестh\Zlv по соседней Италии; доехав до
Венеции, он ur_e из машины, позZe жену и стал бить
ее голоhc о багажник.
Почему он так поступил, почему нужно было ехать для этого именно в Венецию –
никто - и прежде всего сам он – объяснить не смог.
Был еще один случай, опять же в Жене_ (какое-то таки заклятое место, как,
собст_ggh, многие дере_gkdb_ кладбища), но уже посерьезнее, с поножоsbghc:
один синхронист
, то ли из реghklb, то ли по каким-то другим причинам, попытался
убить другого синхрониста. Убийства не случилось, потому как нож, которым решил
воспользоваться несчастный, был швейцарским и перочинным. Обошлось малой
кроvx. «В общем, без надобности не напрягайтесь, продолжал со_lhать Бугров, -
поменьше смотрите kydbo thrillers и horror flicks, побольше мультфильмов, особенно
хороши «Looney Tunes»...»
ОглядыZykv
назад, Денисов b^_e Аркашу Горющенко – одного из перuo опытных
синхронистов, с которым он познакомился по прибытии в Нью-Йорк. За Аркашей
замечалась лишь одна неbggZy странность: идя по коридору, он отмахиZe от своего
лица только ему b^bfuo мух, пригоZjb\Zy при этом что-то неразборчиh_.
Да и за самим собой Денисов знал
определенные странности. В последние годы он стал
замечать, что k_ труднее сосредоточиться на том, что гоhjblky, но не нуждается в
немедленном переh^_. Он dexqZe телеbahj – и «отключался». Собеседник
преjZsZeky в одинокого пеpZ, поющего, порой и приятно, на чужом языке. «Да ты
вообще слышишь, что я тебе гоhjx? – обиженно спрашиZeZ жена.» «
Нет», - честно
от_qZe Денисов, после чего уровень шумового фона hdjm] существенно hajZklZe.
Однажды находясь в России в отпуске, он «беседоZe» со сh_c сестрой и ^jm]
услышал ее выкрик: «Ты что, дейстbl_evgh, «того»?»
Искушение на рабочем месте

Денисов понимал, что и его поur_ggZy раздражительность, и перепады
настроений (обычно между плохим и очень плохим), и частые «впадания» в ступор,
могут иметь самые различные и неосознанные им причины. Однако одну из них
Денисов знал очень хорошо. Собст_ggh, он даже прекрасно помнил тот день, после
которого в его жизни k_ стало
«не так». Он работал в третьем - «социальном» -
комитете, одном из наиболее слоhh[bevguo в ООН. Были обычные «пулеметные»
речи о необходимости побороть (почему-то только наполоbgm) нищету в мире к 2015
году. Денисов был в ударе. Было трудно и весело. Все получалось. Отработав
получасоdm, Денисов ur_e из кабины и, улыбаясь, сказал также
выходившему из
сh_c кабины британскому коллеге: «Well, the guy from Madagascar was incredibly fast,
but I think I did a good job!
14» Вообще-то, Денисов не ожидал никакой реакции от
британского коллеги, особо заметное презрение которого к славянам объяснялось
неспособностью оeZ^_lv «_ebdbf и могучим», с которого он был официально
«способен» переh^blv. Однако на этот раз британец отреагироZe. «Well, who cares
how well you did? – произнес он на оксфордском английском, - Who was listening to you,
anyway?
15» Денисов рассмеялся, давая понять, что скифу не чужд не только германский
хладный гений, но и тонкий английский юмор. Про себя же подумал: «Во мудило, сам
k_ утро газету читал - на русском никто не uklmiZe - а туда же...» Хотелось что-то
сказать легкое и умное, но британец уже ушел «to do lunch
16» с сопостаbfuf с собой
«западным» коллегой, сразу же забыв нечаянно потраченные на ДенисоZ слова.
Денисов же эти слоZ не забыл. Они оказались для него ядом замедленного дейстby.
Он стал замечать многие _sb, на которые раньше не обращал gbfZgby: положение
селектора языка перед предположительно русскогоhjysbf делегатами, рабочие
документы, предстаey_fu_ только на
английском языке, нечело_q_kdb_ усилия,
предпринимаемые дипломатами из «ближнего зарубежья» uklmiZlv по-английски.
Однажды, когда Денисов переh^be в очень сложном комитете, рассматривающем
административные и бюджетные hijhku (как гоZjb\Ze Бугров, там с похмелья лучше
было не пояeylvky), зашел его партнер и громко спросил: «Что, мастерство
оттачиваешь?» Отключив микрофон, Денисов поинтересоZeky, в чем
дело. «Здесь же
Лешка сидит, он только английский слушает.» Денисов посмотрел на Лешку –
крупного h k_o отношениях российского дипломата, который, несмотря на
прекратившийся русский перевод продолжал живо следить за дискуссией. Денисов
надеялся, что hl-hl Лешка поднимет руку, прер_l заседание и пожалуется
председателю на то, что переh^ на русский исчез. Но
Лешка этого не делал. После
этого Денисоm было очень неприятно работать в этом комитете. Он больше не
приносил с собой папку с глоссариями с бюджетной терминологией и с нетерпением
ждал окончания каждой сh_c получасоdb.
Однако переh^blv Денисов по-прежнему любил. Он k_ также сореghался со
«спринтерами», k_ также «hkiZjye» над
оратором, k_ также пребыZe в состоянии
детского счастья после особо удачного переh^Z. Только теперь это состояние
случалось k_ реже и быстро пропадало, слоgh неожиданный ясный проблеск в
обложном осеннем небе. А после особенно прыткого оратора у ДенисоZ наступала
одышка и болело в груди. Поначалу эта боль была непродолжительной и даже
какой-то
сладкой, но потом стала пугать. Он уже лоbe себя на том, что часто использует перh_
попаr__ky слоh, лишь бы поспеть, а когда k_ таки не успеZe – больше не убивался.
Не смущаясь более и следуя примеру дипломатов, русский язык которых k_ более
походил на английский, Денисов принялся «от_qZlv на uahы
j_f_gb», «поднимать
гендерную проблематику», «откликаться на обеспокоенности» и «учитывать риски».

14 «Мальгаш говорил со страшной скоростью, но я, по-моему, спраbeky с ним неплохо!» 15 «А какое, собственно, значение имеет то, насколько хорошо Вы спраbebkv? Кто Вас hh[s_ слушал?» 16 Дослоgh: «делать ленч»

Все чаще он использоZe одно слово f_klh целого ряда синонимов, что раньше считал
непростительным. Но, может, сердце здесь было и не причем. Может, истинной
причиной его «падения» заключалась в том, что скрипучий и монотонный
Мадригалкин, когда ему случалось работать с Денисоuf, спрашиZe в микрофон
скрипучим и монотонным голосом: «Хорошо слышен русский
переh^?», после чего
замолкал, не заметив какой-либо реакции среди русскоязычных делегатов. Сам
Денисов так не поступал: в больших залах можно было и не заметить Клиента, да и
была надежда на то, что кто-нибудь k_-таки его слушает.
Наконец случилось то, о чем еще предупреждал _ebdbc Бугров. «Ребята, - увещеZe
он, - не распускайтесь в кабине, всегда держите себя в руках и не упускайте микрофон
из b^m. И никогда не материтесь в кабине. Помните: настанет день, когда u не
заметите, что микрофон dexq_g – то ли u сами его забыли отключить, то ли
зmdhbg`_g_j или Zr напарник остаbe его dexq_gguf – и ujm]Z_l_kv h

всеуслышание. Последстby могут быть _kvfZ печальными.» Денисов был однажды
сb^_l_e_f подобного прокола. На заседании подкомитета по мирному использоZgbx
атомной энергии необычайную актиghklv прояeye франкофонный делегат из
Африки: то ли из Буркина Фасо, то ли из Чада. Он постоянно брал слово и k_o
критикоZe, в том числе и атомную энергию. Он
также шутил. Шутка (она была одна)
заключалась в том, что за инструкциями по любому вопросу ему не нужно обращаться
к сh_fm начальстm в МИДе Буркина Фасо, а достаточно «consulter ses ancetres»
17,
которые делились с ним «sagesse africaine» 18, причем «консультироZeky» он с ними
прямо в зале. Вдобаhd ко k_fm на делегате-«медиуме» был большой белый балахон
до пят и ukhdbc круглый колпак. Заседание проходило доhevgh мило: «балахон»
купался h k_h[s_f ugm`^_gghf gbfZgbb, нажимал на кнопку, dexqZxsmx
микрофон, крутил ручку громкости - в общем, _k_ebeky как мог; остальные _`ebо
улыбались.
И ^jm] разразился скандал. «Чадец» стал заявлять официальный протест,
требоZlv сатисфакции, кричать, что его, а через него и предстаey_fuc им Чад и всех
его домочадцев, только что оскорбили: французский переh^qbd, которого он слушал,
назZe его «guignol» - по-русски, значит, петрушкой. Все закричали, что это
hafmlbl_evgh, что необходимо наказать bghного. «Виноguc» сидел в
соседней
кабине спраZ, за стеклянной перегородкой. Это был седой сухонький француз,
который в это j_fy неотрывно смотрел на свой микрофон и нерgh щурился. Руки его
теребили гладкую маленькую курительную трубку, которую ему очень хотелось
закурить. Француз посмотрел на ДенисоZ и, слегка пожав плечами, bgh\Zlh развел
руками: дескать, под_eZ нелегкая, и
на старуху быZ_l проруха. Инцидент каким-то
образом удалось замять. Интересно, думал Денисов, kihfbgZy этот случай, застаbeb
ли француза изbgylvky перед африканцем? Если да, то как это u]ey^_eh? Подходит к
большому африканскому представителю маленький пожилой француз и говорит: «Г-н
делегат, изbgbl_, пожалуйста, меня за то, что я назZe Zk петрушкой
. Я нечаянно. Я
больше не буду». Скорее всего, обошлось официальной перепиской и u]h\hjhf.
Денисов теперь чаще обращал gbfZgb_ на g_rghklv Клиента. Клиент яgh
изменился, помолодел, постройнел, загоhjbe на иностранных языках, порой узнать его
можно было лишь по табличке перед микрофоном: без нее туркмены казались турками,
эстонцы – финнами, армяне – киприотами, украинцы –
поляками; столь привычный
глазу штамп с надписью «Made in the USSR» начинал смыZlvky даже с российских
лиц. Однако несмотря на моложавость и другие b^hbaf_g_gby Клиента, который яgh
становился чело_dhf ноhc формации, Денисов сохранял к нему почтительное
отношение. Он не мог отзыZlvky о нем фамильярно, как это делали некоторые, более
молодые его коллеги. «Это кто здесь
из русских сидит? – могли спросить они,

17 Посо_lhаться с предками 18 Африканская мудрость

присматриваясь к аудитории, - Васька, что ли? Чего это он в 6-м комитете делает?»
Или: «Здесь сегодня Борька сидит, он не «слушает».
Слушать начал Денисов. Причем как-то незаметно для самого себя. Может, из-за того,
что он чуklовал (хотя сам себе не признаZeky в этом), что сверять каждое слоh (или
даже
hh[s_ какое-то слово) с совестью переh^qbdZ больше не обязательно, у
ДенисоZ появилось в кабине довольно много сh[h^gh]h j_f_gb. Впервые за много
лет ДенисоZ дейстbl_evgh услышал, о чем гоhjyl на международных заседаниях.
Чешуя отпала не только от глаз, но и от ушей его. За редкими исключениями,
дискуссии казались Денисоm на
удивление скучными, а то и попросту
бессмысленными. Часами, в том числе и ночными, могли спорить делегаты по поh^m
одного слова или фразы в проекте резолюции, отстаиZy свои пусть загадочные, но
принципиальные национальные позиции. Например, неизменно hagbdZe жаркий и
долгий спор из-за фразы «as appropriate» («по мере необходимости»): обязательно кто-
нибудь, обычно делегат
Соединенного Королевства, предлагал aZf_g ujZ`_gb_
«when necessary» (что по-русски опять же было «по мере необходимости»). Если же в
перhgZqZevghf тексте проекта было записано «when necessary», то тогда кто-нибудь,
обычно тот же делегат Соединенного КоролевстZ, просил заменить эту фразу на «as
appropriate». Денисов не понимал, почему Клиенту не кажется смешным, что в течение
долгого
j_f_gb в зале раздаются решительные требования поменять «по мере
необходимости» на «по мере необходимости». Хотя теперь Денисов, конечно,
догадыZeky.
Практически h k_ предложения резолюций нужно было klZ\eylv слова «особенно
разb\Zxsb_ky страны» (в соот_lkl\mxs_f, естест_ggh, падеже). например:
«оказыZlv помощь, особенно разbающимся странам», «предостаeylv финансоu_
средства, особенно разbающимся странам», «проблемы klZxl перед
международным сообщестhf, особенно развиZxsbfbky странами» и т.д.. Если же
фразу dexqZlv забыZeb, то k_]^Z находились бдительные делегаты, особенно из
развивающихся стран, которые указыZeb на упущение. В последнее j_fy стало
праbehf к этой фразе добаeylv слоZ «в частности, наименее развитые». Потом стали
добаeylv: «и малые остроgu_» или «не имеющие uoh^Z к
морю». В одной
резолюции Денисов уb^_e, что после «особенно разbающихся стран» было
записано: «в особенности к югу и се_jm от Сахары». Ему стало жалко Сахару –
обделенную и одинокую.
Денисов не только слушал, но и читал. «Письменные» его коллеги, как оказалось,
тоже особенно не старались. В отличие от дипломатов, они еще
писали
«осуществление», а не «имплементация», но «гендерная проблематика» у них
«интегрировалась», а то и «актуализироZeZkv», страны разделяла «цифроZy пропасть»
(щоб kf по сім, а нам kf, пригоZjbал при этом Денисов), а Генеральный
Секретарь, как h^blky, «ujZ`Ze ukhdmx тревогу». Денисов особо не придирался,
потому как оригиналы были не менее оригинальны
. Но порой приходилось
недоумеZlv, когда что-то происходило «в последнюю субботу», или когда
Председатель Арафат писал «письмо на имя покойного премьер-министра Ицхака
Рабина», или когда «создаZeky порочный круг от_lguo ударов и aZbfguo
обвинений, выдb]Z_fuo правительстhf Израиля» и «uauал огорчение тот факт,
что палестинское рукоh^klо отказывалось сойти с пути насилия».
А однажды в
докладе о грузино-абхазском конфликте Денисов прочел: «Было убито около hkvfb
грузин». Даже без заглядыZgby в оригинал становилось обидно за грузин, которых не
смогли посчитать несмотря на их немногочисленность. Хотя даже если бы их было
гораздо больше, фраза - «Было убито около ста hkvfb грузин» - зmqZeZ бы также
нелепо
.

Собственно, особо удивляться не приходилось. С улыбкой Денисов вспомнил быr_]h
начальника русской службы письменного переh^Z, который несмотря на то, что с
момента своего рождения в ЮАР (где работали тогда его родители), почти никогда не
быZe в стране Октября, сумел сохранить горячую к ней любовь. Неустанно призыZe
он сhbo подчиненных к различным
прояe_gbyf патриотизма, в частности к
сохранению чистоты _ebdh]h русского языка. «Негоже, товарищи, в это трудную для
Родины (при этом присутствоZшие скалозубы мысленно добаbeb: «ЮАР») годину,
_klb себя как мудрые караси, понимаешь...», - пристыдил он как-то на одном из
собраний несознательных членов коллектиZ, спутав пескаря с карасем, который как
знают k_
патриоты, имеют соk_f другую характеристику.
Comic Relief 19
Ооноkdh_ словоблудие стало частым предметом шуток с Рустэмом - единст_gguf
коллегой, с которым Денисов мог общаться. Они делились «перлами», пародироZeb
делегатов и чиноgbdh\ Секретариата. Работая f_kl_ в кабине, они писали друг другу
kydb_ смешные записки. Например, когда работал Рустэм, Денисов мог положить
перед его микрофоном записку: «Слоh предостаey_lky Тринидаду, подготоblvky
Тобаго». В
отместку Рустэм в получасоdm Денисова мог подложить что-нибудь jh^_:
«Слоh имеет Бутан. Подготовиться Пропану» или зачеркнуть дZ последних слоZ в
«Конференции по проблемам стран, не имеющих uoh^Z к морю». Денисов kihfgbe
молодость, студенческие капустники и стал писать смешные uklmie_gby на
маленьких листиках бумаги, которые лежали в кабине. Обычно
он показыZe их
Рустэму, чтобы по_k_eblv его, и u[jZkuал. Некоторые же сохранял для истории
(«болезни», k_]^Z добаeye он), как, например, «Речь k_o j_f_g и народов»,
написанную еще на курсах:
Г-н председатель!
Прежде, чем я перейду к непосредственному рассмотрению конкретного пункта
по_kldb дня, я не могу не отметить, как не
могли не отметить и предыдущие ораторы,
сh_\j_f_gghklv и уместность обсуждения проблемы, которая hl уже на протяжении
значительного периода времени находится в центре gbfZgby мироhc
общественности. При этом недостаточно обосноZgguf предстаey_lky утверждение о
том, что рамки, в которых было бы hafh`gh найти наиболее _jhylgh_ решение этой
проблемы, делают малореальным саму постановку столь
важного hijhkZ. Активный
поиск путей и средств нахождения наиболее конструктивных и дейст_gguo методов
выбора оптимального ZjbZglZ позhey_l своевременно и в максимально минимальные
сроки определить приоритетную напраe_gghklv нашей работы. ОбеспечиZy
hkoh^ysb_ линии в наших подходах, поддержиZy идею неразрыghc
преемст_gghklb, усиливая и поощряя наращиZgb_ результативных тенденций,
диктуемых императиZfb радикальной эhexpbb коллектиgh]h самосознания,
мы и
ij_^v будем k_f_jgh разbать основополагающую концепцию _jhylghklguo
альтернатив. Мы поддержиZeb, поддержиZ_f и будем поддержиZlv k_, что еще
можно поддержиZlv, опираясь на те глубинные сдb]b, которые обозначились на
контрастном фоне соj_f_gghc проблематики. Иначе и быть не может. Подобному
ракурсу определения критериев оценки не может быть достаточно _kdhc и конкретно
ощутимой
альтернативы. Ибо по k_fm спектру своего ha^_cklия на
мироhaaj_gq_kdb_ установки и по степени необратимости перманентного процесса
поступательного дb`_gby к ноhfm качеству прогресса, сама данность этого ukr_]h
акта превозможения обязыZ_l нас к допущению презумпции признания факта
досто_jguf, пока не будет доказано обратное. Было бы неосторожным также
допускать, что мы не озабочены
тем, что продолжает uauать нашу обеспокоенность.

19 Дослоgh: разрядка смехом

Ведь тот достаточно ukhdbc уровень, достигнутый на осно_ ha^\b]gmlh]h, k_ еще
достаточно низок. Все это так, но ujbkh\uающиеся сейчас симптомы
дейстbl_evgh]h преображения, очерчиZxsb_ky наметки грядущего
восторжестhания несут в себе правомочность мажорной тональности наших
устремлений.
Благодарю Вас, г-н председатель.
Рустэм не остаZeky в долгу. Однажды, проработав до 5 часов утра в Комиссии
по
устойчивому разblbx разразился следующими «газетными ноhklyfb»: 20
JUST IN!
Bloody Rampage at the United Nations

(Frustrated UN Interpreter Goes on a Shooting Spree in the UN Building and then
Shoots Himself in a Single Bloody Incident in the UN History)
December 11, 1997. New York. As dawn was breaking over the United Nations
building on the East River in New York, a UN staff member (later identified as a Russian
interpreter) walked into a conference room, where diplomats from around the world were
still bickering about a wording in a UN resolution, and started firing at point-blank range
from a gun at all those huddled in the room. After firing six shots, instantly killing two and
wounding four diplomats, the UN staff member screamed “Stop wasting my time!”,
allegedly uttered a stream of profanities in Russian, and then shot himself, as the diplomats
and present UN staff members watched in shock and disbelief. The U.S. delegate was not
hurt.
As hard as it is to assert at this point what really caused that single bloody incident
in the UN history, in a private conversation, several other interpreters who were servicing
the same meeting admitted that their Russian colleague seemed very upset and frustrated
that the diplomats were arguing over three hours whether to use the word “sustained” or
“sustainable” in a minor economic resolution. However, it was the fact that none of the
Russian-speaking diplomats were listening to his interpreting during the meeting that
finally made him “fly off the rocker” and set him off on the shooting spree. “It is really
very sad and utterly shocking”, said one of the interpreters who witnessed the bloody
events as they unfolded, “He was an excellent interpreter and seemed very friendly, quiet
and calm. He was a really nice chap ”.
A UN Security spokesperson was adamant asserting that with the reform under way
in the UN security system “there was no way” anyone could have walked into the building
with a gun unnoticed.
None of the senior UN officials could be reached for comment.

U.N. About Face After
the Bloody Incident In Its H.Q.


(With 4 of Their Comrades Killed and 2 Wounded, Shocked Diplomats
Rethink Their Approach To Developing Countries Economic Dire Straits)

December 16, 1997. New York. Five days after the single bloody incident in the
United Nations Headquarters in New York, which left 4 diplomats dead and 2 wounded,
the U.N. General Assembly finally made a decision to approve six resolutions containing
the words “sustained economic growth and sustainable development”. Having very little

20 Переh^ на стр. 47 – 48 - i

meaning, at best, to the general reading public, these six words are largely blamed for
triggering a shooting spree at the U.N. posh headquarters building, where a Russian
interpreter killed 4 and wounded 2 diplomats. Sources say that the embattled interpreter
(his name is still being withheld by the U.N. officials) was extremely frustrated that the
delegates were wrangling for more than three hours over this, seemingly, insignificant
wording.
“This is an extremely significant issue”, stated the acting Chairman of the group of
developing countries. - “The serious incident we had here last week is yet another a striking
illustration of the relevance and importance of this matter”.
The U.S. delegation, which was the only one to stand in the way of consensus on the
day of the bloody events, stated today, even though very cautiously, that it will be prepared
to support the emerging consensus.
Commenting the queries as to why it took the U.N. five days to react to the horrible
incident, a high official of the General Assembly stated: “In actual fact, our response was
instantaneous. However, you must realize that when you have 187 countries, it is not easy
to reach a unanimous decision on any question in any period of time.”
Even though consensus on including those words into six resolutions was reached
today at an emergency meeting of the General Assembly, one delegation reserved the right
to “state its position” at the Plenary session to be held tomorrow where the six resolutions
are to be approved.
i

Не откликнуться Денисов просто не мог. На следующий день он отослал Рустэму
продолжение:
21
FATAL WORDING ADOPTED

New York. December 18. The wording in 6 (six) UN resolutions that became the subject
of protracted and seemingly futile negotiations and triggered the bloodbath in the UN
headquarters on December 12, 1997, when an exasperated Russian interpreter began firing
randomly at UN delegates killing two and wounding four diplomats and then shooting
himself, has been finally adopted today in the General Assembly by consensus.
As was reported earlier, delegates to the UN from 187 countries spent endless hours
arguing which phrase to use in the resolution: "sustained growth" or "sustainable
growth". Eventually, the word "sustained" gained the upper hand. As a price of the
compromise, however, the word "growth" had to be dropped.
* * * * *

ROYAL WRATH

London. December 19, 1997. Referring to the bloody rampage at the UN Headquarters on
December 11, 1997, which left at least 3 people dead and 4 people wounded, an unnamed
member of the British royal family was reported by British tabloids as saying: "Of course,
this ugly incident is highly reprehensible and totally unacceptable. At the same time, we
should not blow it out of proportion. After all, there were no permanent members of the
Security Council of ambassadorial level present at that unfortunate meeting, and it was
just the lower-level diplomatic personnel who were affected." The royal family vigorously
rejected the idea that something like that could have been said by one of its members
calling the tabloids' report "totally false and sickening."
* * * * *

21 Переh^ на стр. 48 - 49 - ii

ABANDONED BY THEIR PRESIDENT
Moscow. 20 December. Interviewed by the Russian TV news program "Vremya" (6,000
miles East of CNN), Russian President Boris Yeltsin, whose speech was passionate if
somewhat slurred after the recent viral infection, said that Russia "disavows fully and
entirely" the family of the Russian UN interpreter who went berserk during a night
meeting at the UN on December 12, 1997, killing 3 people (including himself) and
wounding 4, and waives all diplomatic privileges and immunities that were in place for the
family members.
The family members could not be reached for comments.
At the time of printing it became known that having the status of dependents of an
international employee, the family members were never entitled to any diplomatic
privileges and immunities in the first place.
*****
A NEW TWIST IN THE UN MULTIPLE MURDER CASE

New York. December 20, 1997. According to a UN Secretary-General spokesman, Mr.
Thaauckaatschj, the Russian UN interpreter who went on a shooting spree at the UN
Headquarters on December 11, 1997 is not really Russian but a citizen of Kyrgyzstan (a
foreign country 12,000 miles from Washington, D.C. in any direction). Being an ethnic
Russian, he became a Kyrgyz as a result of having resided there at the time of the break-up
of the Soviet Union.
Kyrgyzstan could not be reached for comments because of poor telephone
communication.
ii
Возвращение к себе
Все чаще _k_eu_ беседы переносились из зала заседаний в расположенный неподалеку
от ООН гостиничный бар. Подогреваемые джином с тоником друзья продолжали
сореghаться друг с другом в шутках и пародиях, забыZy, что они – не 20-летние
студенты, сочиняющие капустник, а убеленные сединой международные чиноgbdb.
После излияний и haebygbc Денисов ha\jZsZeky в приподнятом настроении
,
чувстmy себя помолодеrbf. Ночью же ломил затылок, ныл праuc бок и «троило»
(как любил ujZ`Zlvky шурин-аlhf_oZgbd) сердце. Если погода была холодной, а еще
лучше - морозной, Денисов uoh^be полураздетый на улицу, и ему казалось, что холод
помогает ему продохнуть через зат_j^_шие клапаны. После чего замерзала и тупая
боль в затылке
и в боку, и Денисов мог haращаться в дом.
По утрам работалось k_ труднее: покруживалась голова, перехватывало дыхание.
Денисов переходил в своеобразный режим аlhibehlZ, жалея последние капли
интеллектуального топлиZ, лишь в самых трудных местах, преhafh]Zy боль в
распухшем от кроb мозгу («dog’s breakfast», как удачно ujZabeky Воннегут»), брал
штурZe на себя. Его
hh[s_ больше не покидала усталость. 15-минутный путь от
hdaZeZ до работы преодолевался со k_ большим трудом. Обеденные перерыu лишь
отяжеляли. «Ну кто это придумал эти санитарные нормы для синхронистов, - yeh
думал Денисов, - какой мудрец определил, что мы должны, _jg__, можем
отрабатывать по семь-hk_fv заседаний в неделю? Что, проводились какие-нибудь

научные исследования, которые показали что чело_d может в течение многих лет без
особых последстbc для здороvy поlhjylv чужие речи на другом языке по 12 часов в
неделю? Ну, ладно, на Нюрнбергском процессе можно было еще постараться, не
считаясь со j_f_g_f, чтобы добить немецко-фашистских оккупантов, а работать так
kx жизнь... И
почему эти нормы назыZxlky «санитарными», может, самое главное -
чтобы мы не становились слишком грязными, или заразными?»

В этот день Денисов работал на неофициальных консультациях 5-го - бюджетно-
административного - комитета. Вернее, ему казалось, что он работает. Отговорив
минут пятнадцать про начисление aghkh\, Денисов наконец заметил, что микрофон
k_ это j_fy оставался невключенным. При этом «Клиенты» продолжали gbfZl_evgh
слушать. Денисов не стал dexqZlv микрофон. Он udexqbe настольную лампу,
ос_sZшую таблицу
со шкалой aghkh\ государств-членов, и закрыл глаза. «Как
гоZjbал Мастюков, я - в полнейшем анонимате, - подумал он.» Почему-то
вспомнился коллега - пожилой испанец, большой чудак (как считали k_), который
однажды в свою смену ^jm] ugme флейту и стал играть. Денисов улыбнулся: «Я не
могу играть даже на балалайке.»
После работы
Денисов ur_e из центрального подъезда здания Секретариата в теплый
осенний _q_j. Фонтан hdjm] скульптуры «Single Form» k_ еще работал. Ветер
разносил брызги по кругу, на котором толпились черные дипломатические машины, и
застаeye думать о море. «А _^v Нью-Йорк – морской, в общем-то, город, как тот же
Бердянск», - подумал Денисов. Перейдя
1-ю
а_gx, он подошел к стеле, которая, на_jgh_, должна была что-то
символизировать. Возле нее сидел смуглый худой чело_d с картонкой, на которой
фломастером было написано, что его праZ чело_dZ грубо нарушены, что решение
суда в 1969 году было несправедливым, что он должен _jgmlvky на родину – Кубу, и
что он никогда не занимался
анальным сексом. К большому удивлению ДенисоZ,
«кубинец» помахал ему рукой как знакомому.
Денисов поднялся по ступеням, которые начинались под стеной с цитатой из пророка
Исайи о мечах, которые необходимо перековать на орала, а копья – на секаторы, или -
по русской Библии - серпы, к Тудор-сити – массивным жилым домам из красного
кирпича
, окружающим зеленый ск_jbd со скамейками. «А здесь совсем непохоже на
Манхэттен, да и hh[s_ на Америку», - подумал Денисов и сел на скамейку. В ск_jbd_
и ^hev домов он увидел большие и незнакомые ему дереvy. На стволе одного
бежевая кора отшелушиZeZkv, обнажая зеленые проплешины, у другого были
громадные листья, из которых
можно бы было делать маски якутам, третье
разбрасывало hdjm] себя мелкие плодики, удивительно сильно смердевшие под
ногами пешеходов. Денисов klZe, оторZe от каждого дереZ по листу и зашагал на
hdaZe.
Выйдя из электрички, Денисов не пошел домой, а перебрался через ж/д пути к Гудзону.
Солнце уже закатыZehkv за ukhdbc противоположный
берег. Ветра почти не было, и
h^Z плавно качалась у берега, гладя гальку. Денисов сел на теплый еще камень и стал
смотреть на громадную баржу, которую толкал черный маленький буксир. «Маленьким
я мечтал стать моряком. Если бы не реfZlbaf в детст_..., - с грустью подумал
Денисов. - И красота-то какая, почему
я раньше сюда не приходил?» Денисов
огляделся. Неподалеку дZ мужика то и дело забрасывали и uly]b\Zeb спиннинги.
Денисов ухмыльнулся: «Вот американцы чудные – думают, что если у них снасти по
последнему слоm техники, то ky рыба – их.» «Чего-то не клюет ни хуя», - сказал один
из рыболовов, и слоZ его поплыли далеко
-далеко над тихим краем, притаиrbfky от
дикоbggh]h гоhjZ. «Прямо Кинешма какая-та, - содрогнулся Денисов и поднялся, -
сейчас еще бурлаки пояylky. Из-за излучины».
Придя домой, он уb^_e на кухне загнанную завядшую женщину, скрыZшуюся уже
добрый десяток лет от американской действительности за кипой русских книг и газет,
и понял, что hl
это – его жена Зинаида. Денисов заговорил с ней, она посмотрела на
него, но ничего не сказала в от_l. «Может, глухая», - подумал Денисов.
В зале на продаe_gghf диZg_ он уb^_e лежащее тело доhevgh крупного мужика и
по почти собственному, но более молодому, лицу узнал в нем сh_]h старшего сына.

Денисов спросил сына, как дела в школе. По раздавшимся в ответ порыкиZgbyf он
догадался, что сын не гоhjbl по-русски, и перешел на английский. ПоследоZe
очередной рык, на этот раз более спокойный, в котором Денисов разобрал
неоднократно произносимое слоh «crap»
22. Он также понял общий смысл сказанного
сыном: сын, блин, уже, на фиг, затрахался, блин, здесь лежать, блин, и ждать, когда ему
дадут похавать. Блин.
Денисов перешел в комнату младшего сына, который сидел за уроками. Заглянув в
тетрадку, он увидел уравнения, которые сын лихо решал одно за другим. «Ну что, k_
получается?» - спросил Денисов. Младший сын посмотрел на ДенисоZ, как будто
перед ним был не родной отец, а загоhjbший на русском языке баклажан, и ничего не
от_lbe. На столе сына Денисов уb^_e полеhc определитель растений. «Listen, could
you help me to identify these trees for me?» - спросил он и протянул пачку листьев. «Let
me see, -делоblh заговорил сын, - this one here is a tulip tree, this one is a plane tree, and
this one is a ginkgo tree.» «Все понятно: тюльпанное дереh, платан, он
же чинара, и
гинкго. Кто бы мог подумать», - подумал Денисов.
Он _jgmeky на кухню и сел за стол напротив жены Зинаиды. Помимо газет, перед нею
громоздилась кипа абсолютно одинаковых по размеру детективов на русском языке.
«Их, на_jgh_, пишут на _k», - подумал Денисов. Стол был покрыт пестрой клеенкой,
_k_ehklv которой легко
гасилась желтым от старости линолеумом на полу, k_]h
испещренным трещинами. В трещинах хранилась полу_dhая грязь, t_\rZyky и
почти уже съеrZy сам линолеум. Отмыть или отскоблить грязь было неhafh`gh,
победа была за нею. «Ее, на_jgh_, постаbeb с линолеумом в Ze_glgmx сyav, -
подумал Денисов, у которого была тройка в школе по химии. – Этот
пол скоро станет
земляным.» Денисов с трудом оторвал от пола будто тоже успеrbc приклеиться
a]ey^. С ukhdh]h потолка над газоhc плитой сbkZeZ на голом проводе что-то
похожее на люстру в одну лампочку. Люстру нужно было бы как следует прикрутить к
потолку, но у хозяина-ирландца k_ не доходили руки,
хотя он и обещал «обязательно
сделать это заljZ.» У ДенисоZ же руки тем более не доходили, так как у него не было
лестницы. «Вот так, на_jgh_, и в Се_jghc Ирландии, - мрачно подумал Денисов, -
они k_ говорят: «Ну, k_, заljZ кончаем это беспорядок, k_ это межобщинное
насилие. А руки так и не
доходят.»»
«Руки надо помыть», - kihfgbe Денисов и прошел в ванную. Открыв h^m, он
посмотрел в зеркальные по_joghklb раздb]Zxsboky стhjhd проржа_шего
металлического ящичка, прибитого к стене над рукомойником. Из зеркала на него
a]eygmeh лицо – одутлоZlh_, в лилоuo и красных пятнах, с обвисающими щеками и
дряблым lhjuf подбородком. «Я станоexkv похожим на
портрет Дориана Грея», -
усмехнулся Денисов и от_jgmeky от сh_]h лица. Стены Zgghc были снизу уложены
плитками, которые по количеству трещин не уступали кухонному линолеуму. Стены и
потолок были не покрашены, а лишь покрыты «грунтом»: несколько лет назад хозяин
хотел сделать здесь ремонт. На них были разбросаны пятна плесени. Когда-то
быrZy
белой ZggZ была теперь разноцветной: по сероватому потрескаr_fmky фону
расплыZebkv лилоu_ и синие пятна. «Если положить туда мое лицо, - скривился
Денисов, - его никто бы не заметил». Он повесил полотенце на [bluc в д_jv крючок,
прикрыв образоZшуюся после отZebшейся краски проплешину.
Вернуrbkv на кухню, Денисов gh\v сел за стол.
- Ты
хочешь есть? – спросила жена.
- Я хочу домой.

22 Дослоgh: дерьмо. Здесь: блин (имело ли здесь какое-либо влияние французское слоh «creppe»,
дейстbl_evgh означающее «блин», - hijhk интересный, но jy^ ли на него стоит искать от_l)

- Что ты хочешь этим сказать?
- Я этим хочу сказать, что даZc поедем домой.
- Куда домой?
- В Россию, куда же еще. Здесь же неhafh`gh жить.
- Между прочим, мы граждане Украины, и уже даgh.
- Ну, поехали тогда на Украину.
- В Украину.
- В Украину.
- О
чем ты гоhjbrv? Иннокентию скоро 18, его сразу же заберут в армию.
- Ну и что, в армии – весело, к тому же это только на дZ года.
- Армия искалечит его.
- Уж скорее он искалечит армию.
- К тому же, нам некуда haращаться.
- То есть?
- Нам негде там
жить.
- Ну, купим что-нибудь, какую-нибудь кZjlbjm.
- На какие шиши?
- На заработанные деньги.
- У нас k_ деньги уходят на образоZgb_ детей.
- Есть пенсионные отчисления, на них можно что угодно, хоть kx твою
Украину купить, западную - так уж точно.
- Ешь котлету.
- А кстати, Иннокентий
что, раз_ еще не образоZeky?
- Он – в 12-м классе, у него i_j_^b – колледж.
- Для него есть колледжи?
- Он не хуже других.
- Не надо меня пугать.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Хочу сказать, что хочется мне кушать.
Но аппетита особого не было. После двух рюмок
h^db Денисов отяжелел и едZ
коujye котлету bedhc. В зале дети и Зинаида смотрели по ТВ фильм, в котором
главный герой Боб оглушительно и протяжно пукал, а его друг Роб подносил в это
j_fy к его анусу горящую спичку. РаздаZeky aju\, и мощная огненная струя сметала
со сh_]h пути наркотрафикантов, похитивших
полногрудую красавицу – дочь
президента. Те, кто не сгорали в огне, задыхались от злоhgby. «Похоже на драму», -
подумал Денисов и прошел к себе в спальню. Из-под кровати он ulZsbe большую
картонную коробку, в которой хранились старые, в осноghf черно-белые,
фотографии. Денисов не мог и вспомнить, когда в последний раз
открыZe коробку.
Вывалив фотографии на кровать, он лег рядом и стал их рассматривать в с_l_
прикроZlghc лампы. На многих был запечатлен улыбающийся парень с _k_eufb,
немного насмешлиufb глазами. Он стоял под громадными пропеллерами толстых
самолетов в окружении одетых, как и он, в летную форму молодых парней. За
самолетами были b^gu то
горы, то моря, то пустыни. С обоженным смеющимся
лицом он смотрел в камеру, обняв за плечи чернокожих и тоже _k_euo парней с
аlhfZlZfb Калашникова. В пятнистой одежде, в ukhdbo пыльных сапогах, он
улыбался с _jrbgu гигантского термитника, не обращая gbfZgby на надменного
_j[ex^Z, стоящего рядом. На самолетной стоянке, на которой
замерли _gp_ghkgu_
журавли, он не обращал gbfZgby на большого и грузного черного диктатора, с
любопытстhf осматривающего крылатую машину, гораздо тяжелее ha^moZ. На
залитой солнцем площади, под плакатом с кофейного цвета Лениным он смеялся на
фоне солдат, марширующих перед троном, на котором сидел маленький и худой
темнокожий цареубийца.

Денисов собрал фотографии и засунул их обратно в коробку. «Это, конечно, не я, и
нечего в эту коробку hh[s_ лезть.» Он _jgmeky в зал. «Метанмэн» уже стоял с
осh[h`^_gghc им красавицей под реющим над ним американским флагом и под
hegmxsmx музыку получал от прослезиr_]hky президента медаль «За оборону
американского образа жизни
». «Всем спокойной ночи», - сказал Денисов.
Спокойной ночи не получилось. До рассвета Денисов ворочался с боку на бок,
терзаемый сомнениями. «Боже мой, - думал он, - до чего я дошел? И как я до этого
дошел? Я поlhjbe, только на другом языке, тысячи, десятки тысяч чужих речей,
многие из которых были очень даже
мудрыми и глубокими и произносились людьми
недюжинного ума, и роguf счетом ничего не запомнил! Хоть бы что-нибудь
вспомнить дельное, чтобы сказать собственной семье! Но я ничего не помню! Да,
пра^Z то, что у синхронистов память чрезuqZcgh короткая, на 3-4 слова, а потом и
эти слова забыZxlky, чтобы можно было пере_klb и
повторить следующие несколько
слов. Долго помнить просто нельзя: память уничтожается мозгом для самосохранения,
иначе – короткое замыкание... Это, в принципе, понятно, но что-то происходит и с
долгосрочной памятью! Я hl с трудом припоминаю этого молодого чело_dZ на
фотографиях... Хотя, собст_ggh, кому он нужен, но k_ же... Эта странная профессия,
которая
когда-то была одной из главных туристических достопримечательностей в
ООН и сейчас никому не нужна, съела не только мою память, но и kx мою жизнь.
Стараясь стать невидимым («в условиях полного анонимата»), чтобы сделать
максимально естест_gguf общение людей, гоhjysbo на разных языках, я просто
перестал существоZlv. Меня нет даже для самых
близких людей! Но что же делать,
что делать теперь, когда я понял это? Как-то надо _jgmlv себя... ЗаljZ же, заljZ
нужно хорошо, по душам, погоhjblv с Зинаидой, детишкам принести хороших книг –
Марка Твена, Сти_gkhgZ, Эдгара По, Киплинга, может, показать им те же старые
фотографии...»
Утром Денисов klZe совершенно измученный.
Сказав Зинаиде, что с утра не работает,
он развез детей по школам. Дождаrbkv, когда на работу придет секретарша, Денисов
позhgbe ей и сказал, что ему не здороblky. И дейстbl_evgh: стоило ему положить
трубку, как позhgbe jZq, у которого Денисов несколько дней назад проходил
медосмотр. «У Вас запредельный холестерин, - сообщил jZq. - Вам
срочно
необходимо принимать меры, _jg__ лекарстZ. С таким холестерином в Америке не
жиml». «Да я и не хочу», - чуть было не от_lbe Денисов. Закончив разгоZjbать с
доктором, он налил себе еще кофе и стал обдумывать, что сказать Зинаиде и детям.
Думать было тяжело, и Денисов решил прилечь. Но на кроZlb
f_klh нужных мыслей
пришел запоздавший сон...
Проснулся Денисов незадолго до того j_f_gb, когда должна была _jgmlvky с работы
Зинаида. «Нет, это бесполезно, - смирился Денисов, - нечего морочить голоm себе и
людям. Да и, собственно, что я могу сказать? Что мне доктор запретил жить в Америке?
Нужно смириться с потерей дара речи и
собст_gghc личности, работать так, как
работал прежде, с_jyykv лишь с одним – со_klvx переh^qbdZ, подаZy своим пусть
бессмысленным, но упорным трудом положительный пример детям, которым такой же
труд предстоит в будущем. Нужно k_]h себя посylblv работе, k_ подчинить ей. Для
этого можно даже делать зарядку по утрам и пить не h^dm,
а лекарства». Выспаr__ky
лицо ДенисоZ расплылось в улыбке. «Это даже можно оформить официально.»
Денисов klZe и прошел в крохотную комнатку, в которой между _rZedhc с
висеrbfb на ней рубашками «для работы», пиджаками и брюками и
многочисленными горшками с растениями Зинаиды, едZ помещался узкий
письменный столик.
Денисов достал из ящика стола чистый
лист бумаги, лишь на мгно_gb_ задержав
a]ey^ на пожелтеrbo грамотах, на которых под слоZfb благодарности за

выполнение специальных заданий партии и праbl_evklа и интернационального долга
ехали танки, плыли крейсеры, летели самолеты и ракеты, и, не перестаZy улыбаться,
стал писать:
ДОВЕРЕННОСТЬ
Я, Денисов Виктор Александроbq, до_jyx г-ну Кофи Анану, Генеральному
Секретарю ООН, распоряжаться по сh_fm усмотрению и в интересах организации
k_fb полагающимися мне правами, свободами и привилегиями, в том числе, но не
ограничиваясь этим: правом на отпуск по уходу от жены и детей, праhf на личную (но
опять же не ограничиZykv
этим) жизнь, личное j_fy и устойчивое развитие, а также
праhf на достойный труд и устойчивое достоинстh.
Прошу также лишить меня свободы слоZ и собрания.

В. А. Денисов, Подпись
офицер запаса,
дейстbl_evguc член Национального
географического общестZ
Дата
Надо отослать это Рустэму по и-мейлу. Пусть поржет. Денисов набрал номер
секретарши и
сообщил, что чувствует себя гораздо лучше и заljZ uoh^bl на работу.
Хлопнула oh^gZy д_jv: пришла Зинаида. Денисов ur_e на кухню, которая служила
и прихожей. «О, а ты чего здесь?» – удивилась жена. «Заболел.» «Я еще q_jZ заметила,
что ты какой –то сам не свой, думала, не заболел ли. Ну, что стряслось-
то?»
«Сибирская язZ, сейчас уже лучше.» «Дурак ты, и шутки у тебя дурацкие!»
Сердитость Зинаиды, однако, была напускной, Денисов b^_e на ее лице явное
облегчение. Да он и сам чуklовал себя действительно лучше. Отобедав, Денисов
gh\v сел за письменный стол и раскрыл одну из общих тетрадок, страницы которой
были расчерчены
^hev на д_ полоbgu. В леhc колонке он записал в столбик: «не
смущай ты мою душу», «чтобы душа раз_jgmeZkv и свернулась», «душу разбередил»,
«kx душу ufhlZe», «еле-еле душа в теле», «родст_ggu_ души», «души прекрасные
порыu»... Денисов не услышал, как пришли из школ дети.
Последний полет

В это утро Денисов был назначен работать на заседание Генеральной Ассамблеи.
Настроение было приподнятое, несмотря на тяжесть в ногах и одышку. “Мое содержание
полностью противоречит моей форме. Ничего, ничего, главное – здоровый дух, тело
потихоньку поспеет, подтянется.” Денисов поравнялся с дереvyfb, теперь уже
знакомыми. “При_l, гингко, при_l, чинарик”. Он подошел к ступеням
, _^rbf gba к
перhc а_gx. Перед ним открылся знакомый b^ - Секретариатский коробок, круглый
купол здания Генеральной Ассамблеи, разноцветные государст_ggu_ флаги. С Ист-ри_j
дул приятный, теплый бриз. «Осенью в Нью-Йорке наступают чудные погоды и общие
прения в Генеральной Ассамблее». Денисов a^hogme полной грудью, отчего в ней больно
и протяжно
заныло. «Это не горе, если болит нога, как пел Высоцкий», - улыбнулся
Денисов и пошел gba. «Это не горе, если болит рука», - прошел он перuc пролет, «это
не горе, если болит губа» - lhjhc, «это не горе, если болят глаза» - спустился к стеле.
Кубинец не пришел, f_klh него был пуэрториканец, который не использоZe
никакой
наглядной агитации, а полагался исключительно на сhc ораторский дар: он стоял, ukhdh
подняв голоm, и потрясая правой рукой, рассказыZe ООН о притеснениях, которым
под_j]Z_lky его родной несвободный остров. Говорил он так громко и быстро, что часто

уставал и тогда садился передохнуть на пьедестал под стелой, но ненадолго, а чтобы
пере_klb дух и отереть пот, после чего он ghь становился на кромку тротуара лицом к
ООН и продолжал uklmie_gb_. «Ему должен быть положен переh^, - подумал Денисов,
- его тоже никто не слушает. Надо с Рустэмом в обеденный перерыв
uclb, попереh^blv
: я буду с испанского на русский, а он с русского – на английский. Неполное, конечно,
обслужиZgb_, но хоть что-то».
Прежде чем подняться на 3-ий этаж к кабинам Генеральной Ассамблеи, Денисов,
как обычно, зашел в кафетерий, чтобы aylv кофе с дmfy пакетиками коричневого,
нерафинироZggh]h сахара. Когда он работал в
Генассамблее, в офис он не спускался: он
любил приходить в кабину пораньше, пока не пришел напарник, сесть слева, откуда было
лучше b^gh оратора, спокойно ознакомиться с по_kldhc дня, попивая горячий кофе.
Приносящий в кабину документы сотрудник непременно отмечал: «The coffee smells
good
23». В 10 часов - j_fy, когда обычно должны начинаться пленарные заседания -
пришел председатель, посмотрел на пустой зал и стал ожидать, пока не появится хоть кто-
нибудь из записаrboky в список ораторов, чтобы можно было открыть заседание.
Председатель был ukhdbf государственным мужем из Финляндии, снискаrbc у
ДенисоZ глубочайшее уважение сh_c неизменной пунктуальностью. «Великий
чело_d,
- подумал Денисов, - будь его hey, он начинал бы заседания без единого делегата».
Когда-то, по недомыслию, Денисов придумывал шутлиu_ отчеты заседаний,
проh^bfuo скандинаhf: «В понедельник, 25 октября **** года в Центральных
Учреждениях ООН состоялось 12-е пленарное заседание **-ой сессии Генеральной
Ассамблеи. Никто из делегатов не uklmibe». Или: «На 56-м заседании ГА,
прошедшем
15-го ноября был замечен предстаbl_ev Кирибати. Ему было предостаe_gh слово...»
Теперь об этих шуточках Денисов вспоминал с раздражением. В 10:04 пришел напарник-
скрипун. «Я был в офисе - тебя там не было», - неодобрительно проскрипел он. «Это
потому, что в 10 часов меня там и не должно было быть. В 10 часов нужно быть
здесь, на
рабочем месте». «Вот», - сказал напарник, которого Денисов яgh сбил с заготовленной
заранее фразы, и замолк, обдумыZy ноmx ситуацию. Поняв вскоре, что из этого дела
ничего путного не получится, он решил _jgmlvky к перhgZqZevghfm плану. «Ну что, -
перешел он на бодрый тон контуженного h_gjmdZ, - я b`m, ты уже здесь сидишь
, чаи
гоняешь, может, уже и начнешь?» «Дешеuc мир, - подумал Денисов, - мог бы просто
aylv и попросить меня начать, раз ему уж так надо.» «Может, и начну, даZc бросим.»
Бросили монету, и начинать uiZeh скрипуну. Финн уже стучал молотком...
Когда Денисов _jgmeky в кабину через полчаса и сел к микрофону, он
застал
напарника за сотворением очередного сло_kgh]h шедеjZ: «Наши усилия будут
напраeylvky на мир и праZ чело_dZ.» «И трехразоh_ питание», - продолжил про себя
Денисов. Не даZy обычной отмашки, Денисов dexqbe сhc микрофон и стал
переh^blv. Напарник сразу же исчез. В начале Денисоm казалось, что его мозг тоже
«троит», как и сердце
. Но уже через несколько секунд ему стало легко и свободно. Он
hr_e в свой gmlj_ggbc ритм, который не мог быть нарушен даже самой бешенной
скоростью речи оратора. Его синтаксическая гибкость легко справлялась даже с самыми
тяжелыми атрибутиgufb нагромождениями оригинала. Расположение самой кабины,
наbkZxs_c над залом, помогало Денисоm непринужденно парить над
uklmiZxsbfb.
Чем быстрее гоhjbeb ораторы, тем ur_ он поднимался, тем больше у него появлялось
сh[h^u и j_f_gb. Он переh^be, слыша каждое слово читающих, бормочущих и
кричащих с трибуны делегатов, преjZlbшихся в хоббитов, и слушая самого себя под
постепенно убыстряющийся и нарастающий стук «метронома», задаZшего ритм его
переh^m. К своему удиe_gbx и
радости Денисов обнаружил, что теперь может
одноj_f_ggh слушать и свои собст_ggu_ мысли, что никак не мешало ему переh^blv.


23 «Кофе приятно пахнет»

«Это ничего, что в зале нет не только Клиента,....»

- We find today fewer wars between nations, but more wars within them. Such internal conflicts,
often driven by ethnic and religious differences, took 5 million lives in the last decade – most of
them completely innocent victims.
- Мы b^bf сегодня меньше hcg между странами, но больше hcg gmljb самих стран.
Эти gmlj_ggb_ конфликты, зачастую uau\Z_fu_ этническими и религиозными
разногласиями, привели к гибели 5 миллионов людей за последнее десятилетие – в
большинст_ сh_f ни в чем непоbgguo жертв
.

«...но и hh[s_ никого. Это, в принципе, не имеет...».

- Durant cette dernière décennie plus de 2 millions d’enfants ont été tué dans quelques 150
conflits armés, 6 millions blessées ou handicapés à vie, 15 millions déplacés.
- В течение последнего десятилетия более 2 миллионов детей было убито в
приблизительно 150 hhjm`_gguo конфликтах, 6 миллионов получили ранения или стали
инZeb^Zfb на kx жизнь, 15 миллионов стали перемещенными лицами.

«...никакого значения. Мы, в сущности, переh^bf h\k_ не речи,...»

- Les autres soldats contemplaient la scène en comparant les notes. Si l’un d’eux estimait que
j’avais mieux satisfait un de ses camarades que lui, il m’obligeait à coucher encore avec lui sous
l’arbitrage des autres. Il fallait le faire avec sourire sinon j’étais sévèrement punie.
-Другие солдаты наблюдали за происходящим, обмениваясь i_qZle_gbyfb. Если один из
них считал, что я удовлетворила кого- либо из его товарищей лучше, чем его, он заставлял
меня сноZ спать с ним под внимательным наблюдением остальных. Это нужно было
делать с улыбкой, чтобы не быть сурово наказанной.

«...предназначенные кого-то в
чем-то убедить или переубедить…»

З показалось, что зал Ассамблеи изменился, стены его ulygmebkv и отhjbebkv
узкими длинными bljZ`Zfb. Маленькие люди поднимались поочередно на haышение,
обращали сhb лица к небу и произносили сhb слоZ.

- Now, I have only 30 seconds. It would be a pity to disperse from this gathering without making
a final commitment to saving the Earth.
- У меня осталось k_]h лишь 30 секунд. Негоже было бы разъезжаться нам отсюда, не
ay\
напоследок обязательстh уберечь Землю.

«Эти люди просто молятся, а у молитв k_]^Z есть слушатель...»

- My time at the podium is up, but I pray that the time of country is not.

- Время моего uklmie_gby кончилось, но я молюсь, чтобы не кончилось j_fy моей
страны.
- Dios bendiga a las naciones. Que Dios nos ilumine a todos.
- Да благослоbl Господь k_ народы. Да осylbl k_f нам путь наш.

- ...and they shall beat their swords into ploughshares, and their spears into pruning hooks: nation
shall not lift up sword against nation, neither shall they learn war any more.
- ...и перекуют они мечи свои на орала и копья сhb – на серпы: не поднимет народ на
народ меча, и не будут более учиться h_\Zlv
.

Люди говорили быстрее, стараясь сказать k_, но ДенисоZ это только радовало, он
чувствоZe себя k_kbevguf. Он никогда не ощущал себя столь счастливым.. «Какая
прекрасная акустика в этом зале. Как хорошо слышен русский переh^», - подумал он.
Вдруг под ним k_ переменилось: людей стало больше, и k_ они кричали. Только теперь
они
кричали k_ одновременно и озлобленно. Самый маленький из одной группы схватил
камень и бросил его в голову свирепому _ebdZgm. Великан рассыпался на тысячи
маленьких детей, которые тут же стали метать камни в сhbo jZ]h\. Спасаясь от камней,
люди бежали к Z]hgZf и набивали их до отказа своими телами. Они не
замечали, что
Z]hgu были без окон. Не нашедшие места в Z]hgZo бежали в ukhdmx башню и kdhj_
u[jZku\Zebkv из окон _jogbo этажей, объятые пламенем. «Что такое? Что происходит?
Это k_ из-за меня, я ошибся, я неправильно что-то пере_e! Ну, конечно, напарник был
прав, единст_ggh праbevguc переh^ – «Наши усилия направляются
на мир и праZ
чело_dZ»!» Но было уже поздно. Люди метались по залу, но слов больше не было.
«Конечно, слова быZxl только в начале.» В полной тишине зmqZe лишь стук, который
ранее служил метрономом. «Ведь это мое сердце, - подумал Денисов, - это k_]^Z было
мое сердце.» Витражи рассыпались разноц_lgufb стекляшками, и
в открыrb_ky дыры
стала заползать ночь. Денисов уже плохо b^_e. Напоследок он k_-таки успел посмотреть
gba и увидеть себя, лежащего грудью на консоли и сжимающего рукой горло
микрофона...


«Гоша, а ну быстро слезай со своего интернета, мне позвонить должны!» Зинаида
сидела на полу посреди картонных коробок, в которые
уже были упакоZgu _sb, и
переyauала шпагатом стопки книг. «И вообще, я же сказала, от интернета отказаться,
что я сама этим басурманам зhgblv должна? И компьютер нужно упаковыZlv.» «Я
сейчас, мама, сейчас, - залебезил Гоша, - я только коды для игр перепишу». «Какие уже
теперь игры,» - тихо u^hogmeZ Зинаида. «Мама, здесь папе e-mail
пришел! Еще неделю
назад! Что мне с ним делать?» Зинаида uimklbeZ из руки шпагат, klZeZ и подошла к
комнате, в которой стоял компьютер. «О кого?» «От дяди Рустэма. Отпринтить?» «Как
хочешь, мне k_ раgh.» Гошка раскрыл e-mail:
24

«Старик, check this out, you gonna love it.
Another Tragedy on the East River
Simultaneous Interpretation with Extreme Prejudice
24 Переh^ на стр. 49-50 - iii

January 2, 1998. New York. UN sound engineer Sean MacLouder, who came this
morning to the General Assembly interpreters’ booths for a routine equipment check, did not
expect to see anything exciting in the cramped, dim, and stuffy cells besides a spectacular, if not
altogether breathtaking, view of the GA hall below seating delegations from 189 countries. The
spectacle he saw in the Russian interpreters’ booth, however, was more hair-raising than
breathtaking: in one of the chairs, in front of the microphone that was still on, sat a badly
decomposed body of an interpreter.
According to the preliminary information of NY police that have begun an investigation,
the cause of death was a heart attack the deceased had at the end of the meeting on 23 December
1997, the last meeting before the break for Christmas and New Year holidays. Judging by the
grimace frozen on his face and the deadly grip on the microphone neck, the man was calling for
help in his death agony. His death rattle, however, fell on deaf years: from conservations with
colleagues of the deceased it has become clear that Russian-speaking delegates use mostly
English and stopped listening to Russian interpretation long ago.
“I am truly sorry for this good, basically, though unsophisticated, Russian chap, -
remarked a distraught female interpreter from the English booth speaking with a crisp British
accent. – He would always say “hi” in a friendly manner and prepare for meetings quite
thoroughly. What happened was terrible: the poor bugger was trying to get help from the very
people he was interpreting for, but - alas! – no one heard him, or rather listened to him.
Unfortunately, we could not see what was happening because our booths are separated by walls,
not by glass, like in other conference rooms. Just thinking of the way he died makes me
shudder!” “And of the way he lived, too”, added her colleague with as crisp a British accent.
Whatever the cause, this death highlights once again the painful issue of the status of the
Russian language at the UN. “We all must now ponder over what really happened”, said Tao Tse
Yang, chief of the Department for Conference Services, “was it simply the death of just another
Russian interpreter, or was it the demise of one of the official languages of the United Nations?”
Looking forward to your comments (at the usual place, of course).
As to the other thing, I hope you’ve changed your mind. Anyway, talk to you soon.
Rus.»
iii
«Weird, - пожал плечами Гошка, - but I guess I should print it out, anyway». Он
подождал, пока закончится печать, и udexqbe компьютер. Затем ulZsbe из принтера
распечатанную страницу и прошел в комнату, заставленную коробками и ящиками. На
одной из ящиков фломастером было написано: «В. А. Денисов». В нем по_jo книг
лежали скукожившиеся желтые листья. Гоша опустил gba страницу и захлопнул крышку
.
Послеслоb_

Синхронному переh^qbdm Z`gh также иметь хороший слух.

КроZая бойня в штаб-квартире ООН

(Беспрецедентное побоище в истории ООН: до_^_gguc до отчаяния переводчик
открыZ_l пальбу по делегатам в здании ООН, после чего стреляется сам)
11 декабря 1997 г., Нью-Йорк. Когда начинал брезжить рассвет над штаб-
кZjlbjhc ООН на берегу Гудзона в Нью-Йорке, сотрудник ООН (бывший, как
uykgbehkv позднее, русским синхронным переh^qbdhf ) hjался в
зал заседаний,
в котором дипломаты из разных стран продолжали препираться из-за

формулировки очередной резолюции, и принялся расстрелиZlv их в упор из
пистолета. Произ_^y шесть uklj_eh\ в прижаrboky друг к другу дипломатов,
сотрудник udjbdgme: «Сколько можно тратить мое j_fy!», произнес ряд
hkdebpZgbc, предположительно являющихся русскими ругательствами, и
застрелился на глазах потрясенных присутстmxsbo делегатов и членов персонала
ООН. Представитель США не пострадал.
Хотя сейчас
еще преждеj_f_ggh гоhjblv о причине этого беспрецедентного
побоища в истории ООН, синхронные переводчики, обслужиZшие заседание, в
частной беседе признали, что их русский коллега u]ey^_e раздосадованным и
раздраженным из-за того, что дипломаты в течение трех часов спорили по поh^m
слоZ, которое следует использовать h lhjhkl_i_gghc резолюции по
экономическим hijhkZf: «sustained» или «sustainable» (
и то, и другое слово
переh^ylky на русский как «устойчиuc»). Однако «последней каплей», приведшей
к тому, что у него «поехала крыша» и он открыл беспорядочную пальбу, было то,
что никто из русскогоhjysbo дипломатов не слушал перевод. «Это трагедия, я не
могу опраblvky от шока, - сказала одна из переh^qbp, которая hhqbx b^_eZ
, как
разhjZqbалась кроваZy бойня. – Он был прекрасным переh^qbdhf и казался
таким беззлобным, тихим и спокойным. Он был дейстbl_evgh слаguf парнем».
Предстаbl_ev службы охраны ООН указал на проh^bfmx в настоящее
j_fy реформу системы безопасности ООН и категорически опро_j] «даже
малейшую hafh`ghklv необнаружения охранниками несанкционироZggh]h
проноса в здание огнестрельного оружия».
Получить какие-
либо комментарии от ukhdhihklZленных должностных
лиц ООН не удалось.
ООН радикально меняет позицию
(После кроZ\h]h инцидента в штаб-кZjlbj_ ООН, в результате которого были убиты
четыре дипломата и дh_ ранены, их потрясенные коллеги пересматриZxl свой подход к
тяжелому экономическому положению разbающихся стран)
«Положение стран Юга - чрезuqZcgh Z`guc hijhk, - заявил исполняющий
обязанности председателя группы разbающихся стран. – Серьезный инцидент,
произошедший здесь на прошлой неделе, - это
еще один яркий пример актуальности и
значимости этой проблемы.»
Делегация США, которая была единственной стороной, протиbшейся консенсусу
в день кроZ\uo событий, заяbeZ сегодня, хотя и в самых осторожных ujZ`_gbyo, что
она будет готоZ поддержать ujbkhывающийся консенсус.
От_qZy на вопрос о том, почему ООН потребоZehkv целых пять дней для того,
чтобы
официально отреагироZlv на жуткий инцидент, ukhdhihklZ\e_ggh_ должностное
лицо Генеральной Ассамблеи заявило: «На самом деле, наша реакция была моментальной.
Однако u должны понимать, что когда u имеете дело со 187 странами, прийти к
единогласному решению по любому вопросу -дело k_]^Z нелегкое.»
Хотя сегодня на чрезвычайном заседании Генеральной Ассамблеи был достигнут
консенсус по hijhkm
dexq_gby спорных слов в шесть резолюций, одна делегация
остаbeZ за собой праh «заявить о сh_c позиции» на пленарном заседании заljZ, на
котором будут приниматься эти резолюции.


1
РокоZy формулироdZ принимается
Нью-Йорк, 18 декабря. ФормулироdZ 6 (шести) резолюций ООН – предмет
длительных и, как казалось, бесплодных перегоhjh\, которые стали причиной
кроZ\hc бани 12 декабря 1997 г., когда uеденный из себя русский переводчик

открыл беспорядочную пальбу по делегатам ООН, убил дmo дипломатов, ранил
четверых и застрелился сам, - была наконец принята сегодня в Генеральной
Ассамблее консенсусом.
Королеkdbc гнев
Лондон, 19 декабря. Гоhjy о кроZ\hc распра_, происшедшей в штаб-
кZjlbj_ ООН 17 декабря 1997 г., в результате которой три дипломата погибли и
трое получили ранения, непоименоZgguc член британской королеkdhc семьи, по
сообщениям английских бульварных газет, сказал: «Безуслоgh, этот
отjZlbl_evguc инцидент яey_lky в ukhqZcr_c степени предосудительным и
абсолютно неприемлемым. В то же j_fy,
мы не должны раздуZlv масштабы этого
происшестby. В конце концов, на этом злополучном заседании не было послов
стран -постоянных членов Со_lZ Безопасности, и пострадали лишь члены
младшего дипломатического персонала». КоролеkdZy семья категорически
опровергла hafh`ghklv того, что кто-либо из ее членов мог сказать нечто подобное,
и отозZeZkv о газетных сообщениях как
о «совершенно ложных и омерзительных».
От_j`_ggu_ собст_gguf президентом
Москва, 20 декабря. ДаZy интерvx российской программе теленоhkl_c
«Время» (6000 миль от CNN на hklhd), президент России Борис Ельцин, речь
которого была страстной, хотя и несколько неgylghc из-за недаgh перенесенной
bjmkghc инфекции, заявил, что «Россия целиком и полностью отрекается» от семьи
русского синхронного
переh^qbdZ ООН, который iZe в неистоkl\h h j_fy
ночного заседания в ООН 12 декабря 1997 г. и застрелил пятерых (dexqZy себя) и
ранил чет_juo, и лишает членов его семьи k_o дипломатических приbe_]bc и
иммунитетов.
Получить комментарии от членов семьи не удалось.
Во j_fy набора номера стало из_klgh, что имея статус ижди_gp_\
международного служащего
, члены семьи русского переh^qbdZ никакими
дипломатическими приbe_]byfb и иммунитетами никогда не обладали.

Неожиданный поворот в деле об убийствах в ООН
Нью-Йорк, 20 декабря 1997 г.. Как сообщил пресс-предстаbl_ev Генерального
Секретаря ООН г-н Тхааукаатч, русский синхронный переводчик ООН, устроиrbc
пальбу из пистолета в штаб-квартире ООН 12 декабря, на самом деле является
гражданином не России, а Киргизстана (страна за пределами США, находящаяся в
12000 милях от Вашингтона в любом напраe_gbb). Будучи этническим
русским, он
стал киргизом по месту сh_]h жительства на момент распада СССР.
Получить комментарии от Киргизстана не удалось по причине плохой
телефонной сyab.


iii

Старик, прочти - тебе должно понраblvky:

НоZy трагедия в небоскребе на Гудзоне:
переh^ со смертельным исходом

2 января 1998г. Нью-Йорк. ООН. Штатный зmdhhi_jZlhj Виктор Тихий,
про_jyший сегодня утром аппаратуру в кабинах для синхронного переh^Z Генеральной
Ассамблеи ООН, не ожидал уb^_lv что-либо заслужиZxs__ gbfZgby в тесных, плохо
ос_s_gguo и душных каморках, помимо i_qZleyxs_]h, но уже ставшего привычным
b^Z, открыZxs_]hky из них на расположенный gbam зал для
делегаций из 189 стран.
Однако от того зрелища, перед которым он предстал в русской кабине, у него буквально
hehku klZeb дыбом: в одном из кресел, перед k_ еще dexq_gguf микрофоном, сидел
полуразложиrbcky труп переh^qbdZ.
По предZjbl_evghc информации, поступиr_c от нью-йоркской полиции,
которая в настоящее j_fy _^_l расследоZgb_, причиной смерти стал сердечный

приступ, наступиrbc в конце заседания Генеральной Ассамблеи 23 декабря 1997 –
последнего перед рождест_gkdbfb и ноh]h^gbfb праздниками. Судя по застывшей на
лице гримасе и мертвой хZld_ обхватиrbo микрофон пальцев, несчастный au\Ze в
предсмертную минуту о помощи. Его смертельный хрип, к сожалению, не был, да и не
мог быть, услышан: из бесед с коллегами
покойного стало ясно, что русскоязычные
делегаты пользуются, в основном, английским языком и русский перевод даgh уже не
слушают.
«Мне, праh, искренне жалко этого, в общем-то, неплохого, хоть и простого
русского парня, - отозвалась k_ еще не опраbшаяся от потрясения переh^qbpZ из
английской кабины, говориrZy с ярко ujZ`_gguf четким британским акцентом. –
Он
k_]^Z приветлиh здороZeky и очень тщательно готоbeky к заседаниям. Это ужасно:
бедолага просил о помощи тех, для кого переh^be, но уu, его никто не слышал, _jg__,
не слушал. Мы же ничего не b^_eb, потому как между нашими кабинами – стены, а не
стекло, как в других залах. Я содрогаюсь от ужаса
, когда пытаюсь предстаblv себе, как
он умирал!» «И как он жил», - добаbeZ ее коллега с не менее ярко ujZ`_gguf четким
британским акцентом.
По мнению высокопоставленных должностных лиц в Секретариате ООН, инцидент
стаbl ребром даgh наболеrbc вопрос статуса русского языка в ООН. «Мы должны
хорошенько задуматься над тем, что же в
дейстbl_evghklb произошло, - сказал
начальник департамента по конференционному обслуживанию Тао Дзе Янг, - была ли эта
просто смерть еще одного русского переh^qbdZ, или кончина одного из официальных
языков ООН?»

Предвкушаю тhb комментарии (в обычном месте, разумеется).

По поh^m нашей последней беседы – надеюсь, что ты передумал. В любом случае - до
скорой klj_qb.

Рус.»


Игорь Ильин
Тот, кто пришел с дождем

Fie ohatukongo odula osilonga sakuku.
Ptuh! Tupa odula ovakuamunghu nje.
«Мы жаждем дождя, hdjm] k_ сухо.
Так принесите же (нам) дождь, о духи»
Заклинание на дождь, обращенное
духам предков h`^y. Кваньяма.
X