Коновалов А.В. Наследие римского права и принципы права

Формат документа: pdf
Размер документа: 0.54 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

181
НАСЛЕДИЕ РИМСКОГО
ПРАВА
И ПРИНЦИПЫ ПРАВА
Автор анализирует понимание принципов права в рим -
ском праве, а также его влияние на дальнейшее развитие
права в странах различных правовых систем. На основе
доступных текстов Дигест, а также работ выдающихся ис -
следователей римского права, таких как И.Б. Новицкий,
Д.Д. Дождев и др., автор приходит к заключению, что
можно говорить о том, что в римском праве существова -
ли определенные общие подходы к решению правовых
ситуаций, которые являются аналогами современного по -
нятия «принципы права». Автор показывает, что одним из
наиболее выдающихся достижений римского права, кото -
рое в значительной степени обусловило его дальнейшую
рецепцию, является использование метода юридического
абстрагирования.
Ключевые слова: римское право, юридическое абстрагирование,
преторское право, справедливость (aequitas)
КОНОВАЛОВ
АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ кандидат юридических наук
Наследие юриспруденции Древнего Рима на протяжении столетий определяло
и по-прежнему в значительной степени определяет особенности развития мно
-
гих национальных правопорядков. Исследование римского права, безусловно,
имеет огромное значение, так как анализ истории развития того или иного ин -
ститута способствует пониманию назначению данного института в современной
правовой системе. Российское право основывается на традиции римского права,
поэтому проведение такого анализа представляется особенно актуальным. Раз -
витие римского права помогает понять, что принципы права являются необхо -
димым инструментом в любой правовой системе, а значит, их анализ особенно
важен. Исследуя то, как развивалось понятие принципов права в римском праве,
можно понять общую логику правовых норм, что способствует их надлежащему
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Loaded: N4-04-O0NV PMt NR:OV:0T

182
ЖУРНАЛ «ЗАКОН» № 9 СЕНТЯБРЬ 2018
The author analyses how the principles of law are understood
in Roman law and the influence of such understanding on
subsequent development of law in different legal systems.
Drawing on available excerpts from the Digest and scho-
larly articles by prominent researches in the field of Roman
law, e.g. I.B. Novitskiy, D.D. Dozhdev and others, the author
proves that certain common approaches to solving practical
legal problems existed in Roman law. Presumably those ap-
proaches can be considered as prototypes of modern under -
standing of the principles of law. The author also argues that
one of the most significant achievements of Roman law and
the major reason for its widespread reception was the method
of juridical abstraction.
Keywords: Roman law, juridical abstraction, jus honorarium, aequitas
толкованию. Более того, в римском праве выделялись
общие подходы к решению правовых ситуаций, кото -
рые схожи с принципами современного гражданского
права (к таким подходам могут быть отнесены, напри -
мер, aequitas, bonus pater familias ).
Феномен римской цивилизации в определенных
аспектах — и в первую очередь это касается форми -
рования ее правовой системы — не имеет аналогов
в мировой истории. Огромное историческое дости -
жение юристов Древнего Рима состоит в создании права, построенного на началах безупречной фор
-
мальной логики, здравого смысла, разумного сочета -
ния интересов жесткой государственной власти и ин -
тенсивного гражданского оборота. История развития
римского права является примером конструктивного
подхода к проблеме соотношения действующего по -
зитивного права и быстро развивающейся экономи -
ки. В контексте настоящего изложения особенное
значение имеет то, что древнеримские юристы впер -
вые в истории человеческой цивилизации применили
метод обобщения правовых практик, извлечения из
THEORY AND PRACTICE Loaded: N4-04-O0NV PMt NR:OV:0T520$1/\(*$/+\(5,7
$1'35,1&,3/\(62\)/$ $/\(;$1'\(59
. 3K'LQ/DZ

183
ЖУРНАЛ «ЗАКОН»
№ 9 СЕНТЯБРЬ 2018
накопленного опыта правового регулирования неких общих рациональных и этических оснований с по -
следующим использованием сделанных обобщений в
законотворчестве и правоприменении, что опять-таки впервые сообщило созданному ими праву универ -
сальный характер, заложило основы для его долго -
срочного применения. Римским юристам принадлежит
заслуга формирования логико-понятийного аппарата
частного права, многих цивилистических институтов,
существующих практически в неизменном виде и в
условиях современного общества. Римляне не стави -
ли перед собой задачи развития теории и тем более
философии права, их деятельность в области права
имела сугубо практический характер, однако многие
сформулированные ими общие идеи в полной мере
могут рассматриваться как минимум в качестве про -
образа принципов права в их современном понима -
нии, а многие из формулировок Дигест практически
дословно воспроизведены в современных редакциях
гражданско-правовых норм.
Важнейшим этапом формирования римского
права в его классическом виде стала адапта -
ция ортодоксальных, негибких и часто устарев -
ших норм цивильного права к потребностям ак -
туального гражданского оборота.
Процесс преобразования норм цивильного права
оправдывался римскими юристами подходом, соглас -
но которому новые нормы сохраняли дух, сущность
прежних, и именно этот подход требовал выявления
наиболее важного, концептуального содержания су -
ществующих нормативных положений. Для преобра -
зования норм цивильного права использовались по -
нятия ius naturale и aequitas , которые «служили одной
и той же цели приспособления старого права к новым
историческим условиям, его постепенного преобра -
зования с исключением из него или лишением силы
устаревших правовых норм и заменой их новыми
нормами и институтами» 1
. В иностранной и отече -
ственной литературе отмечается, что в руках римских
юристов закон впервые стал научным предметом,
тщательно сформулированной системой принципов,
абстрагированных от детализированных правил, со -
ставляющих непосредственную материю права.
1 Иоффе О.С. Гражданское право. Избранные труды. Из
истории цивилистической мысли (юриспруденция Древнего Рима). М., 2000. С. 31.
В отличие от правил, принципы могут воспро -
изводиться: объединяя два или более принци -
па, юрист может создать новый принцип и, со -
ответственно, новые правила. Сила римских
юристов состояла в том, что они не только были
способны конструировать эти абстракции и ма -
нипулировать ими на доселе недоступном уров -
не сложности, но также имели ясное понимание
запросов социальной и коммерческой сферы,
умели найти наиболее простой метод дости -
жения желаемого практического результата и
были готовы корректировать логику своих соб -
ственных юридических конструкций, когда она
вступала в противоречие с требованиями об -
щей выгоды.
Более, чем какие-либо иные факторы, на трансфор -
мацию римского права из жесткого и ограниченного
свода правил в гибкую и всеобъемлющую систему по -
влияли эдикты городских преторов. Преторское право
поддерживало, дополняло и корректировало право ци -
вильное. Оно не могло напрямую отменять или изме -
нять последнее; претор поддерживал цивильное право,
предоставляя в необходимых случаях более эффектив -
ные меры защиты; дополнял его, предоставляя меры
защиты в тех случаях, когда цивильное право молчало;
корректировал, предоставляя эксцепцию, чтобы огра -
ничить применение цивильного права 2
. К числу задач
римских юристов относилось выведение из выработан -
ных казуистичных норм общих руководящих принци -
пов, позволяющих осмысливать и обобщать существу -
ющий нормативный материал, расширять действие норм на аналогичные случаи 3
. Под interpretatio клас-
сические юристы понимали не только толкование, но
и дальнейшее развитие права путем аналогии и даже
исправляли содержание закона по началам общей
справедливости 4
. Отражая повторяющиеся, наиболее
юридически значимые правовые ситуации, исковые
формуляры в Древнем Риме констатировали строго
определенные модельные схемы, типовые построе -
ния правомочий, обязанностей, ответственности, про -
2
Nicholas В. An Introduction to Roman Law. Oxford University
Press, 1962. Р. 1, 15. О роли преторского права и юристов
в формировании общих принципов римского права см. так -
же: Новицкий И.Б. Римское право. М., 1994. С. 18–27.
3 См.: Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996.
C. 47–48.
4 См.: Барон Ю. Система римского гражданского права.
СПб., 2005. С. 66. Loaded: 14-04-2019 PMt 15:29:07

184
ЖУРНАЛ «ЗАКОН» № 9 СЕНТЯБРЬ 2018
цедур. Идеи римского частного права были не плодом
свободного сочинительства, а концентрацией судебной
практики, выведенными из нее реальными правовыми
категориями. Это были идеи, существующие в «плоти
самой материи объективного права»5
.
По-настоящему универсальным и основанным на кон -
цептуальных подходах к нормотворчеству и правопри -
менению стало так называемое право народов ( ius
gentium ). Своим появлением оно в значительной сте -
пени было обязано самостоятельному юридическому
творчеству претора перегринов, в результате которого
оно и стало новым этапом в истории как древнерим -
ского гражданского права, так и гражданского права
вообще. Вместо громоздких торжественных процедур
и крайнего формализма цивильного права в качестве
основных были провозглашены новые начала — сво -
бодный выбор формы сделок и их толкование по дей -
ствительному смыслу и подлинной воле участников,
удобство торгового оборота, гарантии его стабильно -
сти и активности. Поведение контрагентов стало оце -
ниваться главным образом с точки зрения верности данному слову ( fides), добросовестности ( bona fides)
и вообще справедливости ( aequitas). Суды стали ис -
ходить из того, что стороны в договоре обязывались
действовать по отношению друг другу по доброй со -
вести; обман при заключении и исполнении договора
считался недопустимым и влек отказ в предоставле -
нии юридической защиты. Принцип толкования до -
говоров «по справедливости», противопоставляемый
старому строгому праву, состоял в том, что смысл до -
говора следует определять не по словам, в которых он
выражен, а по значению, которые придавали им контр -
агенты, с выявлением подлинных намерений сторон 6
.
По-настоящему стержневым и универсальным для
концептуального обоснования преторской практики
стало в Древнем Риме понятие aequitas. В романи -
стике этот термин трактуется либо как широко пони -
маемое равенство всех граждан перед законом, либо
как еще более широко понимаемая справедливость правопорядка 7
.
5 Алексеев С.С. Восхождение к праву. М., 2001. С. 230, 439,
441.
6 См.: Муромцев С.А. Гражданское право Древнего Рима. М.,
2003. С. 235, 339–341, 345–346.
7 См.: «…у юристов классической эпохи bona fides была сино -
нимом справедливости ( aequitas), понимаемой в широком
значении. Справедливость требовала толкования актов по
Не вызывает сомнений то, что aequitas в пол-
ной мере подходит под характеристики общего
принципа права, пусть и сформулированного
максимально абстрактно, но широко применяв -
шегося в процессе формирования практики
разрешения гражданско-правовых споров и на -
шедшего реализацию в десятках разнообраз -
ных оттенков и аспектов правоприменения, при
этом восходящих к концептуально единообраз -
но понимаемому общему первоисточнику.
их смыслу; возмещения всякого неправомерного ущерба;
защиты родства по крови в противоположность агнатству;
наделяла судью правом на разрешение каждого спора по
совести и по внутреннему убеждению» ( Муромцев С.А.
Указ. соч. С. 478–479). По мнению И.А. Покровского, поня -
тие aequitas не сводилось к равенству всех перед законом и
охватывало принципы морали и социальной политики ( По­
кровский И.А. История римского права. М., 2004. С. 170).
В.М. Хвостов понимал аequitas как принцип равенства всех
граждан перед законом и сформулировал несколько клю -
чевых особенностей использования этого понятия в рим -
ском правопорядке. Так, по его мнению, первый постулат aequitas требовал, чтобы при определении того, какие по -
требности и в какой форме должны получить юридическую
охрану, право стояло выше желаний и притязаний отдель -
ных лиц и классов общества и руководилось соображения -
ми общего блага всех граждан. В духе этого постулата ius
aequum защищало все интересы, признанные достойными
защиты согласно требованиям гражданского и публично -
го оборота и согласно воззрениям общества на граждан -
ские и публичные отношения в той мере, в какой защита
интереса является необходимой в силу потребностей обо -
рота и не покровительствует интересам, признанным не -
достойными юридической охраны; принцип равномерного
распределения между несколькими участниками юриди -
ческого отношения прав и обязанностей, вытекающих из
этого отношения. Второй постулат требовал, чтобы право
предоставляло каждому субъекту полную самостоятель -
ность и независимость в сфере субъективных гражданских
прав, которые приобретены им на основании норм, вырабо -
танных в соответствии с требованиями общего блага всех
граждан. Это предполагало применение принципов преду-
преждения правонарушений и устранение их вредных по -
следствий, запрета вторжения в сферу субъективных прав
других лиц, ответственности каждого члена общества
только за самого себя, автономности воли каждого субъ -
екта прав в его гражданско-правовой сфере, репрессии
неосновательного обогащения, ответственности только за
действия, содержащие элемент субъективной виновности.
По мнению В.М. Хвостова, aequitas требовала исправления
недостатков в редакции норм согласно идеям, лежащим в
основе этих норм: содержание каждой применяемой нормы следует анализировать, определяя, какая идея лежит в ее
основе, какую цель норма преследует, какой интерес защи -
щает, достаточно ли точное выражение получила эта идея
в редакции нормы, нет ли в основании этой нормы более
общей и широкой идеи, подразумевавшейся законодате -
лем ( Хвостов В.М. Опыт характеристики понятий aequitas
и aequum ius в римской классической юриспруденции. М.,
1895. С. 8, 10, 22, 51, 66, 76–77, 159, 162, 171, 174, 199, 223). Loaded: 14-04-2019 PMt 15:29:07

185
THEORY AND PRACTICE ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
Помимо aequitas, в качестве дополнительных источни -
ков права наряду с правом положительным, которые,
по сути, также имели характер общеправовых прин -
ципов, называют также humanitas (отсутствие в праве
норм, унижающих человеческое достоинство), natura
rerum (учет законодателем того, как юридические от -
ношения складываются на практике), ius naturalе (сле-
дование естественному разуму, свойственному приро -
де в целом и взаимодействиям в обществе) 8
.
Примером техники юридического абстрагирования
и выработки общих подходов к типовым ситуациям
может служить созданная римскими юристами и впо -
следствии широко применявшаяся в континентальном
праве концепция bonus pater familias, т.е. «добропо-
рядочного отца семейства» — виртуального разум -
ного субъекта, наделенного доступным для каждого
нормального члена общества уровнем развития и
способного на обеспечение определенного стандарта
поведения и реакций на типовые жизненные ситуации;
с предполагаемым поведением этого «добропорядоч -
ного отца семейства», характеристики которого также
тяготеют, конечно, к общим правовым концепциям,
сопоставлялось фактическое поведение участников
гражданских правоотношений, в первую очередь —
в сферах, где во избежание причинения вреда другим лицам требовалось проявление определенного мини -
мума заботливости и предусмотрительности 9
.
Вот лишь некоторые из примеров формулировки об -
щих правовых принципов юристами Древнего Рима,
чьи высказывания вошли в тексты Дигест: «правосу -
8
См.: Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996.
С. 18–20. Ius naturale , сыгравшее при формировании клас -
сического римского права важнейшую роль, понималось в
качестве права, выражающего порядок жизненного укла -
да, объективно обусловленного природой человека, вещей
и отношений, характеризующегося общностью для всех
народов и духом справедливости. По мнению классиче -
ских римских юристов, весь мир проникнут естественным
ра зумом, который устанавливает вечный, безусловный и
ра зумный порядок в жизни; задачей юриста является от -
крытие диктуемых естественным разумом общих для всех
времен и народов норм и перенесение их в действующее
право. Римские юристы исходили из того, что существуют
права, основанные на наблюдении за естественным по -
рядком человеческих отношений, естественно вытекаю -
щие из строя житейских отношений. Комплексное понятие aequitas , выработанное и активно применявшееся в древ -
неримской юриспруденции, сыграло значительную роль на
стадии рецепции римского права в средневековой Европе.
9 Nicholas В. Op. cit. Р. 66, 207–227. дие есть неизменная и постоянная воля предоставлять
каждому его право; предписания же права суть сле
-
дующие: жить честно, не чинить вред другому, каж -
дому воздавать то, что ему принадлежит» (Ульпиан, D . 1, 1, 10, 1); «право получило свое название от слова
„справедливость“, ибо право есть искусство доброго и справедливого» ( D. 1, 1, 1); «если человек собрал пло -
ды добросовестно, то нужно, чтобы он извлек из них
прибыль, однако если он собрал их со злым умыслом,
то прибыль должна быть с него истребована» ( D. 1,
2, 10, 1); «ни законы, ни сенатусконсульты не могут быть написаны таким образом, чтобы они обнимали
все случаи, которые когда-либо произойдут… когда
в каком-либо случае смысл их ясен, то осуществляю -
щий юрисдикцию может применить их к сходным об -
стоятельствам и сообразно с этим вынести решение»
(Юлиан, D. 1, 1, 3, 10); «бедствия матери не должны
вредить тому, кто находится во чреве» ( D. 1, 1, 5, 5);
«те, кто находится в утробе матери, почти во всем ци -
вильном праве воспринимаются как существующие в природе вещей» ( D. 1, 1, 5, 26); «что более соответ -
ствует человеческой честности, чем соблюдать то,
о чем договорились» (Ульпиан, D. 1, 2, 14, 1); «если
что-либо обещано в тех целях, чтобы другое лицо не
совершило злодеяния, то возникшее из такого со -
глашения обязательство ничтожно» ( D. 1, 2, 14, 7,
3); «коварство двуличных и злоумышленных людей,
которые вредят другим каким-либо лукавством, не
должно приносить им пользы, а простота вторых не
должна приносить им вреда» ( D. 1, 4, 3, 1); «свобода
есть естественная способность каждого делать то, что ему угодно, если это не запрещено силой или правом»
(Флорентин, D. 1, 5, 4).
Современные исследователи римского частного пра -
ва считают, что в нем просматривались и иные кон -
цептуальные основания, на которых римляне постро -
или свой правопорядок. Так, В.А. Тархов относит к
таким принципам всеобщность и универсальность
римского частного права, основанные на понятиях ius
natutale и aequitas ; принципы всемерной охраны зем -
левладения и свободной личности 10
. М.М. Рассолов
и М.А. Горбунов считают, что ключевую роль имели
принципы справедливости и юридического равенства
сторон, дозволительной направленности правового
регулирования, недопустимости произвольного вме -
10
Тархов В.А. Римское частное право: учеб. пособие. Сара -
тов, 2003. С. 14, 19. Loaded: 14-04-2019 PMt 15:29:07

186
ЖУРНАЛ «ЗАКОН» № 9 СЕНТЯБРЬ 2018
шательства в частные дела сторон, свободы догово-
ров и частноправовых сделок, равенства правового
режима для всех субъектов частного права, непри -
косновенности собственности 11
. Д.Д. Дождев называ -
ет принципы частной инициативы и диспозитивности,
взаимного признания субъектов гражданского оборо -
та, исключительности контроля каждого лица над его
имуществом, эквивалентности предоставлений при
обмене товарами и услугами, свободы волеопределе -
ния в соответствии с мерой допущенного поведения,
установленной в обществе 12
.
Возможно, некоторые из этих современных формули -
ровок отличаются известной модернизацией взглядов
римских юристов, призванной подчеркнуть взаимо-связь сегодняшнего права с его римским прообра -
зом, универсальность и актуальность древнеримского
правового наследия. Однако в целом можно утверж -
дать, что выработанный в Древнем Риме методологи -
ческий подход к толкованию права и использованию
накопленного опыта правовых практик в соответствии
с некими основополагающими началами права в пол -
ной мере соответствовал наиболее адекватному стан -
дарту построения любой правовой системы, включая
современные. Даже не будучи сосредоточенными в
отточенных абстрактных формулировках, подходы
римских юристов и преторов к толкованию и приме -
нению права в лучших своих образцах неизменно вос -
ходили к универсальным идеям справедливости, до -
бросовестного поведения, поощрения конструктивной
экономической инициативы, максимально широкой и
гибкой защиты вещных прав, обеспечения стабильно -
сти, предсказуемости и максимально эффективного
развития экономического оборота, эквивалентности
встречных предоставлений в обязательствах, гаран -
тий возмещения причиненного вреда и уверенности в
сохранности накопленного имущества, в том числе за
счет механизмов наследования, надежной судебной защиты нарушенных прав и интересов.
11 Рассолов М.М. , Горбунов М.А. Римское право: учеб. для
вузов. М., 2009. С. 5, 7, 10, 32, 34, 36–37. Авторы также
полагают, что римское частное право отличали принципы
непрекращающегося развития права и правовой системы,
подхода к праву как к средству единения социума и дости -
жения гармонии истины и справедливости; что именно эти принципы определили общую цивилизационную тенден -
цию развития римского права как эволюцию норм.
12 Дождев Д.В. Римское частное право. М., 2003. С. 2–3. По
мнению автора, многие римские правовые принципы стали
Именно универсальность и рациональность
римского частного права предопределили бес -
прецедентный феномен переживания им той
государственной формации, плодом и инстру -
ментом которой оно являлось, в процессе его рецепции.
Наследие римского права, обобщенное в процессе де -
ятельности глоссаторов (изначально в школе Болон -
ского университета), нашло свое отражение сначала
в варварских кодексах (таких, как lex Romana Wisigo­
torum начала V в.), а затем в качестве главного источ -
ника права в законодательствах Италии с конца XII в.,
южной Франции с XIII в., Германии с середины XV в.
(пандектное право) 13
. К концу XIV в. римское право
трансформировалось в европейское ius commune14
и
до периода кодификаций XIX в. в большинстве евро -
пейских стран исполняло, главным образом в виде его широких общих понятий и принципов, унифицирую -
щую роль по отношению к фрагментированному на -
циональному законодательству 15
. Современная юрис-
пруденция принимает в качестве общего постулата
тезис о том, что право Древнего Рима как в части вы -
работанных в нем конкретных правовых институтов,
так и в части общих принципиальных подходов к ре -
гулированию частноправовых отношений продолжает
оставаться основой большинства правовых систем
континентальной Европы 16
.
мыслиться как общие всем народам, универсальные и дан -
ные самой природой.
13 Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. М., 2003.
С. 50–52.
14 Borkowski A. Textbook on Roman Law. Oxford University Press,
2010. Р. 355–389.
15 Ван Хук М . Право как коммуникация. СПб., 2012. С. 228.
О рецепции римского права см. также: Дождев Д.В. Указ.
соч. С. 4–6. Л.И. Петражицкий в оценке наследия римского
права делал акцент на некой «стихийной разумности» су -
губо практического отбора многими поколениями юристов
наиболее эффективных для римского социума технологий
правоприменения и понимал римское право как «бессоз -
нательную кристаллизацию многолетнего народнохозяй -
ственного и вообще культурного опыта, как отложение бес -
численного количества фактов». Ряд положений римского
права, считал ученый, были рациональны только в римскую
эпоху, и их слепое копирование контрпродуктивно, «граж -
данско-политическое освещение институтов гражданского
права обратно пропорционально догматической ясности и
достаточности материала римского права в соответствую -
щих областях» ( Петражицкий Л.И. Введение в науку поли -
тики права // Петражицкий Л.И. Теория и политика права.
Избранные труды. СПб., 2010. С. 47, 65).
16 Watkin T.G. An Historical Introduction to Modern Civil Law.
Chicago, 1999. Р. 109–128. Loaded: 14-04-2019 PMt 15:29:07

187
THEORY AND PRACTICE ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
В странах общего права наследие римского права ока-
залось востребованным и вовсе специфическим обра -
зом. Хотя там не произошло прямой рецепции этого
наследия (в наибольшей степени римское право стало
непосредственно востребованным только в законода -
тельстве Шотландии), но в этих правовых системах
стал главенствующим важнейший концептуальный
подход правоприменения Древнего Рима: наделение
судебных органов широкими полномочиями по толко -
ванию существующих норм права на основе общепри -
нятых и одинаково понимаемых базовых принципов
в соответствии с текущим запросом общества и его
экономического оборота, фактически — по созданию
новых норм права, условиями легитимности и после -
дующей востребованности которых стали именно их
соответствие этим базовым принципам и восхождение
к ним. Английское «право справедливости» выполни -
ло по отношению к строгому общему праву практиче -
ски ту же функцию, что право преторов по отношению
к цивильному. По замечанию Б. Николаса, в общем
праве, как и в праве Древнего Рима, законы играли в
процессе развития частного права минимальную роль;
это было «право юристов» в том смысле, что его фор -
мирование в значительной степени отдано в руки про -
фессиональных правоведов — юристов и преторов в
Риме, судей в англосаксонской системе 17
.
Наследие римского права получило разные направле -
ния использования и в конечном счете разную судьбу.
На опыте римских юристов основывались и юснатура -
листы, призывавшие отыскивать универсальные нача -
ла всеобщего разума и приближать к ним стандарты
действующих правовых систем, и пандектисты, сосре -
доточившие усилия на формулировке общих право -
вых категорий, позволяющих формировать из них
блоки законодательств подобно словам из букв алфа -
вита, и представители англосаксонского «правового
реализма», редуцировавшие понятие права до судеб -
ной практики по конкретным делам, и философы-гу -
манисты, признающие существование в праве неких
глубинных начал, лежащих в основе как важнейших
и наиболее востребованных субъективных прав, так
и позитивных законодательств. Нам представляет -
ся, что основным уроком римской цивилизации и
римской правовой культуры должно стать признание
факта существования базовых концептуальных начал
существования общества в системе общественных
17 Nicholas В. Op. cit. Р. 19. ценностей и целеполаганий и стремление максималь
-
но эффективно адаптировать эти начала к запросам
социума в его фактическом состоянии с одновремен -
ным сохранением их основной концептуальной сути —
сочетание уважения к индивидуальной личности и
стремления обеспечить интересы общества в целом; разумного прагматизма в организации социальных
связей и широко понимаемого гуманизма по отноше -
нию к человеку, его нуждам и запросам. Именно с уче -
том данного вывода следует оценивать практическое
значение принципов права в процессе правопримене -
ния и в современном гражданском праве.
References Alekseyev, S.S. Ascending to Law [ Voskhozhdeniye k pra­
vu ]. Moscow, 2001. 752 p.
Baron, Yu. The System of Roman Civil Law [ Sistema rim­
skogo grazhdanskogo prava ]. Saint Petersburg, 2005.
1100 p.
Borkowski, A. Textbook on Roman Law. 4 th
ed. Oxford Uni -
versity Press, 2010. 446 p.Dozhdev, D.V. Roman Private Law [ Rimskoye chastnoye
pravo ]. 2nd
ed. Moscow, 2003. 784 p.
Grimm, D.D. Lectures on the Dogma of Roman Law [ Lek­
tsii po dogme rimskogo prava ]. Moscow, 2003. 496 p.
Ioffe, O.S. Civil Law. Selected Works. The History of Civil Thought (Jurisprudence of Ancient Rome) [ Grazhdan­
skoye pravo. Izbrannyye trudy. Iz istorii tsivilisticheskoy mysli (yurisprudentsiya Drevnego Rima) ]. Moscow, 2000.
777 p. Khvostov, V.M. Aequitas and Aequum Ius in the Roman
Classic Jurisprudence: the History of Interpretation [ Opyt
kharakteristiki ponyatiy aequitas i aequum ius v rimskoy klassicheskoy yurisprudentsii ]. Moscow, 1895. 317 p.
Khvostov, V.M. The System of Roman Law [ Sistema rim­
skogo prava ]. Moscow, 1996. 552 p.
Muromtsev, S.A. Civil Law of Ancient Rome [ Grazhdan­
skoye pravo Drevnego Rima ]. Moscow, 2003. 685 p.Loaded: 14-04-2019 PMt 15:29:07

188
ЖУРНАЛ «ЗАКОН» № 9 СЕНТЯБРЬ 2018
Nicholas, V. An Introduction to Roman Law. 1st
ed. Oxford
University Press, 1962. 298 p.
Novitskiy, I.B. Roman Law [ Rimskoye pravo]. Moscow,
1994. 245 p.
Petrazhitskiy, L.I. Theory and Policy of Law. Selected
Works [ Teoriya i politika prava. Izbrannyye trudy ]. Saint
Petersburg, 2010. 1032 p.
Pokrovskiy, I.A. The History of Roman Law [ Istoriya rim­
skogo prava ]. Moscow, 2004. 540 p.
Rassolov, M.M. and Gorbunov, M.A. Roman Law: a Course
Book for Universities [ Rimskoye pravo: ucheb. dlya vuzov ].
Moscow, 2009. 495 p. Tarkhov, V.A. Roman Private Law: a Learning Guide [
Rim­
skoye chastnoye pravo: ucheb. posobiye ]. Saratov, 2003.
120 p.
Van Khoeke, M. Law as Communication [ Pravo kak kom­
munikatsiya ]. Saint Petersburg, 2012. 288 p.
Watkin, T.G. An Historical Introduction to Modern Civil Law. Chicago, 1999. 498 p. Information about the author
Alexander V. Konovalov
PhD in Law (119991, Russia, Moscow, Zhitnaya
St., 14). Loaded: 14-04-2019 PMt 15:29:07
X