Жаклин Уилсон. Девочка-находка

Формат документа: pdf
Размер документа: 0.7 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Приятного чтения!



Жаклин Уилсон
Девочка -находка

Вот как это закончилось.
Я сижу в теплом зале и жду. Я не могу есть. Во рту пересохло так , что трудно
глотать. Пытаюсь отпить воды. Стакан стучит о зубы. Рука дрожит. Я осторожно
ставлю стакан на стол и стискиZx кулаки. Я сжимаю их с такой силой, что ногти
впиваются в кожу. Мне нужно почувствовать боль. Мне нужно убедиться в том, что это
не с он.
Люди смотрят на меня и удивляются, почему я одна. Это ненадолго.
Приди же!
Приди!
Я смотрю в окно и вижу отражение своего бледного лица. И вдруг появляется тень.
Кто -то смотрит на меня. И улыбается.
Я улыбаюсь в ответ, а глаза наполняются слезами. Почему я все время плачу? Я
сердито промокаю лицо салфеткой. Поднимаю глаза — за окном пусто.
— Эйприл!
Я вздрагиваю. Оборачиваюсь.
— Эйприл, неужели это ты?
Все ещё плача, я киZxG_mdex`_ih^gbfZxkvgZgh]bFukfhljbf^jm]gZ^jm]Z —
и протягива ем друг к другу руки. Мы обнимаемся, крепко -крепко, будто знаем друг друга
всю жизнь.
— С днём рождения!
— Это лучший день рождения в моей жизни, — шепчу я.
Все позади. И все только начинается.

1

Ненаb`m дни рождения. Конечно, я никому об этом не гоhjx Кэти и Ханна решат,
что у меня не k_ дома. А я стараюсь быть такой, как k_ чтобы не потерять их дружбу.
Иногда я так усердствую, что начинаю за ними поlhjylv.
Если я подцепила сло_qdh «Йе!» о т Кэти или танцую, обхZlb\ себя руками, как
Ханна, этого никто не замечает. Близкие друзья часто перенимают приuqdb друг у друга.
Но j_fyhlремени я перегибаю палку. Как -то раз я начала читать те же книги, что и Кэти.
Она меня мигом раскрыла.
— Эйприл , ты не можешь u[jZlv книгу сама? Почему ты k_ j_fy поlhjy_rv за
мной?
— Прости, Кэти.
Ханна рассердилась, когда я стала укладыZlv hehku точно так же, как она. Я купила
точь -в-точь такие же заколки, резинки и бусинки.
— Это моя причёска, Эйприл, — ск азала она, потянуf_gyaZdhkbqdm.
— Прости, Ханна.
Когда я изbgyxkvhgbздыхают.
— Это непраbevgh]hорит Кэти. Зачем изbgylvkyi_j_^gZfb?
— Мы же тhbih^jm]b, — добавляет Ханна.
Они дейстbl_evgh мои подруги, и я отчаянно хочу, чтобы они осталис ь моими
подругами. У меня никогда не было хороших, обычных друзей. Они считают, что я тоже

хорошая и обычная, пускай немного со странностями. Я изо k_o сил стараюсь, чтобы они
так думали. Ни за что не расскажу им, какая я на самом деле. Лучше умру.
Я так наhkljbeZkvijblоряться, что порой уже не отличаю игру от пра^uYZdljbkZ
Мне пришлось сыграть множестh ролей. Иногда я думаю: осталось ли h мне хоть
что -нибудь от меня самой? Теперь я — смешная Эйприл -плакса. Сегодня мне исполняется
четырнадцать ле т.
Я не знаю, как пережить этот день. В день рождения притhjylvkykeh`g__сего.
Мэрион спрашиZeZ меня, как я хочу про_klb этот день. Я только мотала голоhc но
так усердно, что растрепала причёску.
Кэти  день четырнадцатилетия устроила _q_jbgdm с но чёdhc Мы смотрели
ужастики и что -то наподобие эротического фильма, который uaал у нас приступы хохота и
отjZlbehlk_dkZgZерное, на kx`bagv.
Ханна закатила настоящую _q_jbgdm — дискотеку  здании мэрии. Зал был украшен
огнями и с_qZfb Пришли м альчики — брат Ханны, его друзья и несколько наших
зануд -одноклассникоBсе же было здороh.
Мне очень понраbehkv у Кэти. И у Ханны тоже. А hl мой день рождения… Скорее
бы он прошёл и забылся!
— Ты уверена, что не хочешь устроить праздник? — спросила Мэрион.
Представляю _q_jbgdm в стиле Мэрион. Шарады, конкурсы типа «Прицепи ослу
хhklkZj^_evdbgZiZehqdZobnjmdlhый пунш, как ^gb_zxghklb.
Я к ней неспра_^ebа.
Меня достало быть спра_^ebой.
Она меня достала.
Так некрасиhHgZhq_gvklZjZ_l ся.
— Может быть, сходим куда -нибудь поужинать? — предложила Мэрион, будто это
сулило мне море удоhevklия.
— Нет, пра^Z я не хочу праздноZlv, — сказала я, позеuая, слоgh мне было
со_jr_gghсе раgh.
Мэрион нелегко обмануть.
— Я понимаю, как тебе тяжело в день рождения, — мягко сказала она.
— Нормально. День как день, — упрямо т_j^beZ я. — Не понимаю, из -за чего
поднимать столько шума?
Мэрион a^hogmeZBkdhkZihkfhlj_eZgZf_gy.
— Подарки считаются за шум? — спросила она.
— Подарки — это я люблю! — uiZebeZyfb]hfihеселе.
Я с надеждой смотрела на неё. Я столько раз намекала…
— А что ты мне подаришь?
— Дождись — и уb^brv, — от_lbeZFwjbhg.
— Ну хоть намекни!
— Ни за что.
— Да ладно тебе! Это… это… — Я приложила руку к уху.
— Дождись и уb^brv, — поlhjbeZFwjbhgjZkieuаясь meu[d_.
Значит, я угадала. Несмотря на её hjqZgb_bg_^hольстh.
Мэрион приносит мне праздничный заljZd  постель. Честно гоhjy мне не до
заljZdZ но я сажусь на кроZlb и натягиZx улыбку. Она сноZ налила  хлопья слишком
много молока, зато добавила клубнику, а рядом поставила ZahqdmkdjhohlgufbbjbkZfb —
 тон изbebkluf дереvyf на фарфороhc тарелке. А ещё на подносе лежит подарок —
аккуратная коробочка точно такого размера, как я дум ала.
— Мэрион! — Я тянусь к ней, почти готоZy_zh[gylv.
Поднос качается, и молоко uiezkdbается на одеяло.
— Осторожнее, осторожнее! — гоhjbl Мэрион и хZlZ_l коробочку, чтобы на неё не
попали капли.

— Эй, это моё! — кричу я и забираю коробочку.
Какая лёгкая! На_jgh_hgbawlboiehkdbokhременных моделей. Я разyau\Zxe_glm
и срываю обёртку. Мэрион машинально разглажиZ_l бумагу, а ленту наматыZ_l на палец.
Я снимаю крышку с коробочки и вижу gmljb другую, поменьше. В ней оказывается ещё
одна, соk_ м маленькая. Слишком маленькая.
Я kihfbgZx как  нашем приюте подшутили над одной из деhq_d Она открывала
коробку за коробкой, а на дне последней лежал спичечный коробок. Пустой. Все смеялись, и
я тоже, хотя мне хотелось плакать.
— ДаZchldju\Zc, — то ропит Мэрион.
— Это что, шутка? — спрашиZxy.
Но зачем ей надо мной издеZlvky?
— Я не хотела, чтобы ты сразу угадала, что gmljbGhlublZdagZ_rvHldju\Zc`_
Эйприл.
И я открываю. Вот и последняя коробочка. Внутри лежит подарок. Не тот подарок.
— Се рёжки!
— Нраylky"WlhemggucdZf_gvYih^mfZeZhgbihc^mldlоим голубым глазам.
Я едZ слышу, что она гоhjbl Я слишком разочароZgZ Я была у_j_gZ Мэрион
подарит мне мобильник. Она улыбнулась, когда я… И тут я k_ihgbfZxHgZj_rbeZqlhy
показы ZxgZ^ujdb ушах.
Эти модные серёжки — знак примирения. Мэрион раскричалась, когда узнала, что
Кэти и Ханна затащили меня  «Аксессуары Клэр» и угоhjbeb проколоть уши. Можно
подумать, я проколола язык.
— Что с тобой? — спрашиZ_lhgZ. — Тебе не нраblk я лунный камень?
— Нраblky Чудесные серёжки. Просто… — Я уже не могу сдержиZlvky. — Я
думала, ты подаришь мне мобильник.
Мэрион удиezgghkfhljblgZf_gy:
— Но, Эйприл, ты же знаешь, как я отношусь к мобильным телефонам!
Конечно, знаю. Она k_ j_fy твердит, что мобильники uau\Zxl рак и причиняют
неудобстh окружающим. Тоска смертная. ПлеZlv Я хочу мобильник, как у k_o деhq_d
моего hajZklZ Кэти на четырнадцать лет получила сотоuc Ханна на четырнадцать лет
получила сотоuc Всем нормальным людям дарят сотоu_ на четырнадцать лет, если не
раньше. У k_o^_ятиклассниц есть мобильники. И даже у многих hkvfbdeZkkgbp.
Кажется, я одна hсем мире лишена средства сyabYg_fh]mihkeZlvkf_rgmx606
позhgblvih^jm]_b ли получить от неё зhghdYhlklZeZhl`bagb<uiZeZbag_z.
Как k_]^Z.
— Я хотела мобильник! — чуть не плачу я.
— Ради бога, Эйприл, гоhjblFwjbhg. — Ты же знаешь, как я отношусь к мобильным.
Я их ненаb`m.
— Но я -то нет!
— Бесполезное изобретение. А э ти нелепые мелодии, звучащие поkx^m А люди,
снимающие трубку, чтобы сообщить: «При_l А я еду  поезде!» — как будто это кому -то
интересно!
— Это интересно мне. Я хочу знать, что делают мои подруги.
— Глупости. Ты b^brvkykgbfbdZ`^uc^_gv.
— Кэти _q но шлёт SMS Ханне, а та ей от_qZ_lbhgbместе смеются, а мне остаётся
смотреть на них, потому что у меня нет мобильника!
— Да, Эйприл, это нелегко. Но тебе придётся свыкнуться с этим. Я гоhjbeZ тебе
сотню раз…
— Если не тысячу.
— Пожалуйста, оставь св ой мрачный тон, это начинает раздражать.
— Я тебя раздражаю? Ничем не могу помочь. Не b`m ничего дурного  том, чтобы
хотеть мобильный телефон, когда он есть у каждого lhjh]hih^jhkldZ.

— Не смеши меня.
— Чем я тебя так смешу? Я k_]h лишь хочу быть как k_ У Кэти есть мобильный. У
Ханны есть мобильный. Почему мне нельзя иметь мобильный?
— Я только что тебе объяснила.
— Да? А меня тошнит от тhbo объяснений. Кто ты такая, чтобы мне указывать? Ты
мне не мать.
— Послушай, я пытаюсь…
— А мне это не нужно!
Это ujuается у меня само собой. В комнате станоblkyhq_gvlboh.
Это непра^Z.
Это пра^Z.
Мэрион устало опускается на край кроZlb Я смотрю на поднос. На голубые серёжки
из лунного камня.
Я ещё могу изbgblvky Поблагодарить за подарок. Съесть хлопья. В деть серёжки в
уши, крепко поцелоZlvFwjbhgbkdZaZlvqlhfg_hq_gvgjZится лунный камень.
Но я так мечтала о мобильном. Не понимаю, что плохого она  них нашла? Это же
просто телефон! Неужели она не хочет, чтобы я могла общаться с подругами?
Может, Мэр ион хочет стать мне единст_gghcih^jm]hc"Qlh`fg_hgZg_gm`gZ.
Я klZxhlh^игаю поднос, иду в ZggmxbaZoehiu\Zx^ерь перед носом Мэрион. Я
хочу, чтобы она перестала лезть fhx`bagvYg_klZgmghkblv_z^mjZpdb_k_jz`db>Zy
мечтала о них — несколько месяце назад, когда просила её разрешить мне проколоть уши.
Она что, потеряла счёт j_f_gb ? Меня достало, что она k_ремя что -нибудь да напутает.
Я умываюсь. Одеваюсь. Мэрион спустилась вниз. Выйти бы из дома, не столкнуrbkv
с ней. Почему она всегда заставляет меня чувстhать себя bghатой? Я не bghата. Я не
просила её обо мне заботиться . Я не надену серёжки. Не хочу, чтобы у меня  ушах
болтались эти детские bkxevdbGZ^h_eh^mfZlvhlhfdZd[ug_jZgblv_zqm\klа.
Мэрион стоит у oh^ghc д_jb забирает почту. Моё сердце делает сальто. Три
поздраbl_evgu_ открытки — k_ не те. Глупо. Она не знает, где я живу. Скорее k_]h она
даже не знает, как меня зовут. Как же она может меня найти?
Мэрион наблюдает за мной. На её лице сочуklие. От этого мне станоblky только
хуже.
— Эйприл, я знаю, как тебе тяжело. Я k_ihgbfZx.
— Ничего ты не п онимаешь!
Она сжимает губы так плотно, что они почти исчезают. Дышит, раздувая ноздри, как
лошадь.
— Для тебя это непростой день, но это не значит, что надо на меня кричать. Ты _^zrv
себя как маленькая капризная деhqdZLu^Z`_g_ih[eZ]h^ZjbeZf_gyaZk ерёжки.
— Ну спасибо!
СлоZa\mqZl грубее, чем я хотела. От стыда на глаза наhjZqbаются слезы. Я не хочу
её обидеть.
Нет, хочу.
— Меня достало _qghlердить «спасибо» да «пожалуйста», будто я какая графиня. Не
хочу быть такой, как ты. Хочу быть собой! — бросаю я и ukdZdbаю за д_jv — rdhem.
Я не прощаюсь.
Не хочу думать о Мэрион. Мне станоblky стыдно. Я uk_eyx её образ подальше, на
задhjdbiZfylb]^_m`_l_kgblkyfgh`_klо других образо.
Я думаю о себе. Когда я остаюсь одна, то перестаю понимать , как быть собой. Я не
знаю, кто я такая. Есть только один чело_ddhlhjucfh`_lfg_ihfhqvghdZd_zgZclb".
Я ищу способ.
Я захожу fZ]ZabggZm]emmebpuJZ^`meu[Z_lkyfg_:
— При_lWcijbe.
Я прохожу мимо шоколадок, чипсо газироZgguo напитко РазглядыZx газеты,

сложенные аккуратными черно -белыми стопками. «Таймс». В ней есть колонка частных
объяe_gbcDZd -то раз на уроке общестhедения мы разбирали её рубрики.
Не могу же я раз_jgmlv газету и начать читать. Радж прикрепил к полкам таблички:
«Здесь не библиотека. Купите, а потом читайте».
Я покупаю газету. Радж недо_jqbо смотрит на меня.
— Решила aylvkyaZmfWcijbe? — спрашивает он.
— Вот именно, — от_qZxy.
— Это перhZij_evkdZyrmldZ^Z?
— Нет. Я хочу купить газету.
— Ох уж эти деqhg ки! — гоhjblJZ^`[m^lhyiulZxkv_]hijhести.
Он не знает, что перh]h апреля я никогда ни над кем не шучу. Не ставлю _^jZ на
д_jvg_тыкаю иголки kb^_gvyg_djbqm «Эй, у тебя вся спина белая!» В этот день мне
кажется, что ко мне подкрадыZ_lky тень, что со мной произойдёт нечто страшное. Поскорее
бы оно произошло.
Я даю Раджу деньги. Он подозрительно разглядыZ_l каждую монету, будто ждёт, что
она шоколадная. Все -таки я его про_eZNhdmk том, что никакого фокуса нет.
Сообщения тоже нет. Я u хожу из магазина, прислоняюсь к стене и листаю страницы.
Ветер рвёт газету из рук. На дhj_Zij_evIhq_fmyg_jh^beZkv любой другой день?
День дуракоGmbrmlhqdbmkm^v[u.
Некоторые сообщения кажутся зашифроZggufb Мне не удаётся их разгадать. От неё
ничего нет. Никаких «С днём рождения! Перh]hZij_eyyсегда думаю о тебе». Вспоминает
ли она меня? Я постоянно о ней думаю. Я соk_f не знаю, какая она. Могу только
hh[jZ`Zl ь.
Воображать я умею.
По истории нам часто задают представить себя на месте римского центуриона, или
Марии Тюдор, или лондонского беспризорника и написать об этом сочинение. Миссис
Хантер k_]^Z ставит мне «отлично», несмотря на то что я чересчур увлекаюсь и забыZx о
праhibkZgbbbimgdlmZpbb.
Но меня не ругают. В этой школе k_ohjhrhY^h]gZeZhklZevguo<ij_`gbordheZo
меня считали то умст_ggh отсталой, то непроходимой тупицей, а некоторые учителя,
знаrb_hfh_fijhrehfi_j_rziluались и закатыZeb глаза. Одноклассники дразнились
и обзывались. Боже мой, такое ощущение, что я не рассказываю, а играю на скрипке
тоскливую, жалостливую мелодию.
Не стоит меня жалеть. В этой школе никто не знает о моем прошлом. Я — обычная
деylbdeZkkgbpZ с_le_gvdZy нев ысокая деhqdZ по имени Эйприл, из_klgZy только как
подруга Кэти и Ханны. Никто не считает меня странной, раз_ что дразнят плаксой.
Однажды на уроке нам рассказывали о маленьких беженцах, оставшихся без родителей. Я
заре_eZ голос. Я прорыдала не тольк о урок, но и перемену. Ханна суетилась hdjm]f_gyk
бумажными платками, и тут к нам подошёл учитель, решиrbc что у меня случилась беда.
Но Ханна сказала ему:
— Это же Эйприл, она k_]^ZieZq_l.
А Кэти добавила:
— Мы зоzf_zWcijbe -плакса.
С тех пор это моё прозвище. Оно лучше, чем Эйприл -дурочка.
Оно куда лучше, чем Ребёнок со сZedb.
Это и есть настоящая я. Обо мне писали газеты. Я стала знаменитостью. Не каждый,
едZ родиrbkv попадает на первую полосу. Но не каждого udb^uают  помойку, как
мусор. Не каждая мать смотрит на сhz ноhjh`^zggh_ дитя и думает: «Нет уж, такой
ребёнок мне не нужен, пойду его udbgm.
Мусорный бак f_klh кроZldbDhjh[dZba -под пиццы f_klh подушки, газета f_klh
одеяла, смятые салфетки f_klhfZljZkZ.
Что это за мать, ко торая udb^uает собст_ggh_^bly?

Я к ней неспра_^ebа. Не думаю, что она меня ненаb^_eZ Она просто до смерти
испугалась. Вдруг никто не знал, что она ждёт ребёнка, а она боялась сказать?
Я задумываюсь.
Почему она решила от меня избаblvky" Она одинока . Она не может обо мне
позаботиться. Она соk_fxgZy<hlihq_fmhgZg_fh`_laZ[jZlvf_gy^hfhc.
Приходит боль, и она не знает, что делать. Может быть, она школьница. Она хZlZ_lky
за жиhl и охает. Соседка по парте спрашивает, что с ней. Она не может отв етить: «Так,
ерунда. Я всего -навсего рожаю и потому испытываю адские муки».
Она качает голоhcb]hорит, что у неё схZlbeh`bот. Возможно, притhjy_lkyqlh
у неё критические дни. А может быть, она думает, что у неё на самом деле критические дни!
Вдруг она не догадыZ_lkyqlh`^zlj_[zgdZ?
Нет, глубоко gmljbhgZdhg_qghagZ_lgh^mfZlvh[wlhflZdkljZrghqlhhgZ]hgbl
от себя эти мысли. Именно поэтому она не решила, что будет делать. Даже сейчас, когда я
толкаюсь, стремясь uclbgZjm`mhgZg_^h конца _jbl моё сущестhание.
Сейчас, на уроке, это кажется ей нелепицей. Интересно, какие предметы она любит?
Историю, как я? Умна ли она? Есть ли у неё подруги? На_jgh_ нет. Ни одного
по -настоящему близкого чело_dZ которому могла бы до_jblvky Бы ть может, у неё
лишний _k и никто не заметил, что  последнее j_fy она попраbeZkv Она носила
широкие сh[h^gu_ свитера и отпрашиZeZkv с физкультуры, так что  школе ничего не
заподозрили.
А дома? Неужели её мама тоже не заметила?
На_jgh_ маме до неё нет дела. Возможно, она боится отца, потому и не сказала
родителям. Она им не до_jy_l.
Как это случилось?.. Она не из тех девушек, что спят с каждым
klj_qguf -поперечным. Она тихоня и скромница. Парни не смотрят  её сторону, но
однажды — роgh^_ять ме сяцеgZaZ^ — её приглашают на _q_jbgdmHgZqm\kl\m_lk_[y
лишней и хочет уже уйти, но тут пояey_lky этот парень, чей -то дhxjh^guc брат. Он
садится рядом с ней и заh^bljZa]hор, будто она ему kZfhf^_e_bgl_j_kgZ.
Музыка играет так громко, что они едZ^jm]^jm]ZkeurZlHgbb^mlgZdmogxqlh[u
uiblv<hh[s_ -то она не пьёт: разок пробоZeZино, пару раз — пиh?cg_gjZится dmk
спиртного. Но он приносит ей что -то сладкое, с фруктами на_jom Коктейль пьётся
удиbl_evgh легко и оставляет gmljb приятное ощущение. Ей приятен и сам парень. Он
держит её за руку, их голоukhijbdZkZxlkyHgZыпиZ_l_sz[hdZeaZl_f_szGZdmogx
приходят другие гости, и они ughkylk\hbdhdl_ceb сад.
В кухне было так жарко, что её лицо порозо_ehdZddhdl_cev Но на улице прохладно,
и она начинает дрожать. Он обнимает её, чтобы согреть.
«Ты _jbrv любоvki_jого взгляда?» — спрашиZ_lhgbp_em_l_z.
Она не может по_jblv что это наконец произошло. Все слишком хорошо, просто
прекрасно, но он торопится, он с пешит. Что он делает? Нет, не надо, она не хочет, не хочет.
Но он от_qZ_l:
«Я знаю, на самом деле ты хочешь. Я люблю тебя», — гоhjblhg.
Ей никто никогда не гоhjbe таких сло и она позhey_l ему себя любить, и hl k_
кончилось, и он уходит, оставляя её одну.
Когда она перестаёт плакать, то приh^bl себя  порядок и haращается  дом. Его
нигде нет. Она ищет на перhfwlZ`_gZтором. О на спрашиZ_l гостей, не b^_ebebhgb
куда он пошёл. Его зоml…
Не знаю, как его зовут. Возможно, даже она не знает. Он исчез. Она haращается
домой, засыпает в слезах, а наутро k_ произошедшее накануне кажется сном. Она не
уверена, было ли это на само м деле.
Нет, она его не забыла. Она думает о нем _kv день и половину ночи, но он уже не
кажется ей реальным. Он стал далёким, как рок -з_a^Zij_^f_l^_ичьих грёз.
Она не думает о ребёнке. От грёз и фантазий не рождаются дети. Проходят недели.

Месяцы. Он а чуkl\m_lqlh_zl_ehf_gy_lkyghg_ohq_lh[wlhf^mfZlv?^а её посещает
страшная мысль, она принимается напеZlv чтобы раз_ylv тревогу. Этого не может быть.
Только не с ней.
Но это… это происходит. Перh_Zij_eyHgZm`_g_fh`_lkb^_lvHgZ[hbl ся, что это
случится с ней при k_fdeZkk_HgZ\klZzlb]hорит учительнице, что ей нездоровится. Она
побледнела, на лбу капли пота. Учительница отпускает её домой.
Она не идёт домой. Там её мать — смотрит телеbahjjZaалиrbkvgZ^bане. Она не
знает, куда ей пойти. Боль усилиZ_lkyL_i_jv[heblg_lhevdh`bот — болит k_l_ehHgZ
едет  аlh[mk_ и не может сдержать стоно Она сходит на несколько останоhd раньше, и
её сразу же начинает рвать.
Она думает, что, hafh`gh отравилась, и теперь её тошни т, но боль не уходит, а
станоblkyg_ыносимой. Пробка, закупорившая её тело, ше_eblkyblhedZ_lkyнутри. Она
едZ держится на ногах. Прохожие начинают на неё оглядыZlvky и она заставляет себя
дойти до торгоh]h центра, где есть туалет. Она запирается  кабинке и громко стонет.
Снаружи раздаются голоса. Проходит минута, и ^ерцу стучат:
«Вам плохо?»
Она молчит, надеясь, что доброхоты уйдут, но стук не прекращается. З_gyl ключи.
Сейчас они hj\mlkydg_c.
«У меня болит жиhl, — бормочет она.
«ВызZlv jZqZ"»
«Нет! Не надо. Уже почти прошло. Я сейчас uc^m.
Она глубоко a^uoZ_lgZ^_ykvqlh[hevhklZ\bl_zohly[ugZfbgmlmbыходит. Она
b^bl hdjm]зheghанные лица и спешит наружу, куда угодно, в любое место, где можно
остаться одной.
ПошатыZy сь, она бредёт к протиhiheh`ghfm oh^m  торгоuc центр, обходит
кинотеатр. Там, у ресторанчика под назZgb_f «Пицца Плейс», тоже есть туалет, туалет, где
нет служащих. Она едва плетётся. Скорее бы вытолкнуть из себя эту пробку.
Туалет заперт на ключ и ще колду. Теперь ей некуда идти. Слишком поздно. Время
пришло, она знает, она чувствует. Скорчиrbkv за мусорными баками, она снимает бельё,
тужится, тужится, тужится — и g_aZighgZkет пояeyxkvy.
Я лежу  её ладонях. Я не похожа на розоuo счастлиuo мла денце с телеэкрана. Я
лилоZy как слиZ скользкая и чужая. Она не _jbl что я настоящая. Я — чужеродное
сущестhkязанное с её телом одной нитью.
Быть может, я плачу.
Быть может, плачет она. Всхлипывает от боли и страха. Открывает школьную сумку и
до стаёт перочинный ножик и резинку. Щёлк — и нить перерезана.
Наk_]^Z.
Она сморит на меня.
Я смотрю на неё.
Как жаль, что я совсем её не запомнила.
Я смотрю на яркий, мельтешащий мир широко распахнутыми глазами.
Она держит меня jmdZo.
Поднимает меня.
Но н е прижимает к груди. Она открывает крышку бака и бросает меня gmljvDjurdZ
закрывается. Темнота. Я теряю её. Навсегда.

2

Я лежу l_fghl_<fmkhjghf[Zd_.
Что я делаю?
Плачу, конечно же. Эйприл -плакса.
Мой рот размером с мятную конфету, а лёгкие не больше чайной ложки, но я стараюсь

изо k_o сил. Я рыдаю и надрыZxkv размахиZy кулачками; моё лицо сморщилось, колени
прижаты к груди.
Но крышка плотно закрыта. Никто не слышит моих крико Да и кому слушат ь? Она
исчезла. Туалет заперт, и i_j_mehdgbdlhg_aZoh^bl.
Я не сдаюсь. Я плачу и плачу, краснея, как малина. На лбу uklmibeb _gu hehkbdb
afhdebhlgZlm]bYgZkdозь мокрая — у меня нет даже подгузника. Я ничем не прикрыта.
Если я прекращу плакать , то замёрзну.
Она не haращается, но я k_ раgh плачу. У меня болит горло, но я не
останаebаюсь. Мои глаза закрыты, я так устала, что больше k_]hfg_ohq_lkymfhedgmlvb
уснуть. Но я не сдаюсь. Я плачу…
Внезапно крышка приподнимается.
— Киска? Тебя з акрыли gmljb"Ih^h`^bk_cqZkyl_[ykiZkm.
С_lJhahое пятно. Лицо. Не её лицо. Лицо мужчины. Мальчика. Фрэнки. Он учится в
колледже, а _q_jZfb подрабатыZ_l  «Пицца Плейс». Разумеется, я этого ещё не знаю. Но
он — чело_dbyhlqZygghijhrm_]hhi омощи.
— Ребёнок!
От неожиданности он отшатыZ_lky будто я представляю опасность. Его рот
распахнут. Он роняет мешок с мусором, принесённый с кухни. Качает голоhc слоgh не
_jblqlhylZfbhklhjh`ghljh]Z_lf_gyiZevp_fijhеряя, не почудилось ли е му…
— Бедняжка!
Он берет меня на руки, неуклюже, но очень нежно. Поднимает оздух и смотрит.
Она разглядыZeZf_gylhqghlZd`_K_cqZkhg[jhkblf_gy бак. Но f_klhwlh]hhg
бережно прячет меня под рубашкой — меня, мокрую и грязную.
— Ну hlijhbaghk ит он, убаюкиZyf_gy.
И торопится назад  кухню. Со стороны кажется, что у него g_aZigh ujhk пиghc
жиhl.
— Что у тебя там, Фрэнки? — спрашиZ_lh^gZba`_gsbg.
Элис. Она годится Фрэнки fZl_jbghедёт себя с ним как подруга.
— Младенец, — от_qZ_l он, понизи голос, чтобы не разбудить меня, хотя на кухне
стоит треск и зhg.
— Ну да, как же! — не _jblhgZ. — Что это? Кукла, которую u[jhkbeb мусор?
— Смотри, — гоhjbl Фрэнки и наклоняется, чтобы она могла заглянуть ему в
рубашку.
Я тихонько hjdmx и пытаюсь схZlblv_]haZ`bот крохотными пальчиками.
— Господи боже мой! — кричит Элис так громко, что сбегаются k_ официанты и
поZjZ.
Поднимается шум, f_gyluqmliZevp_f.
— Не надо! Вы её пугаете. Думаю, она голодная, — гоhjblNjwgdb. — Посмотрите на
её рот. Она что -то ищет.
— Что -то, чего у тебя, Фрэнки, нет!
— Молоко? — гоhjblNjwgdb. — ДаZcl_kh]j__f_cfhehdZ.
— Она слишком маленькая. Новорождённая. Надо вызZlv «скорую», — гоhjbl
Элис. — И полицию.
— Полицию?
— Её _^vdlh -то бросил. ДаZcNjwgdby_zml_[yозьму.
— Нет. Я сам подержу. Это я её нашёл. Я ей нраexkvkfhljb.
Мне нраblky Фрэнки. Раз уж у меня нет мамы, пускай он будет моим папой. Когда
jZqbiulZxlkyaZ[jZlvf_gyba -под его рубашки, я начина ю пищать. Мне нужно его тепло,
его ласка, его забота.
— Вот b^bl_y_cgjZлюсь, — гордо поlhjy_lNjwgdb.
Он укутывает меня  рубашку и садится  «скорую помощь». Он остаётся со мной 
больнице и следит, как сестра купает меня и заhjZqbает i_ezgdm.

— Фрэнки, можешь дать ей её первую бутылочку, — гоhjblk_kljZ.
Она сажает его на стул и кладёт меня ему на руки. Под рубашкой, кожа к коже, мне
нраbehkv больше, но так тоже хорошо. Пелёнка слегка стесняет дb`_gby Фрэнки
прикасается к моему рту резиноh й соской бутылочки. Я тут же хZlZx её губами. Мне не
надо показывать, как сосать. Это я знаю сама. Я начинаю пить и не могу останоblvky Все
заheZdbает туманом. Я забыZx маму. ЗабыZx больницу, jZq_c и сестёр. ЗабыZx даже
Фрэнки. В целом мире сущест вую лишь я — и бутылочка. Мне хочется пить _qgh Затем я
засыпаю… А когда просыпаюсь, Фрэнки уже нет.
Я плачу. Но он не приходит.
Приходят и сменяются сестры.
Быть может, это и есть жизнь, думаю я. Никто не остаётся навсегда. Неизменна только
her_[gZy[m тылочка, и я приyau\Zxkvdg_c.
Но hl ко мне тянутся знакомые руки, и я ghь оказываюсь под рубашкой,
прижимаясь щекой к коже. К его коже. Фрэнки _jgmeky.
Конечно, не по -настоящему. Нас фотографируют для газет. Думаю, меня показали и по
телеbahjmgh никто не сделал запись. Раз_qlhhgZFhyfZfZ.
Сохранила ли она газетную вырезку с фотографиями? Узнала ли она меня?

РЕБЁНОК СО СВАЛКИ
Семнадцатилетний студент колледжа Фрэнки Смит, подрабатыZxsbc в
ресторане «Пицца Плейс» на Хай -стрит, сделал неожидан ную находку. Вынося
мусор, он услышал тонкий плач, доносившийся из бака.
— Я думал, там кошка, — рассказал Фрэнки. — Но когда поднял крышку и
увидел gmljbj_[zgdZyqmlvkmfZg_khrze.
У Фрэнки есть дh_ младших братьев, о которых он привык заботиться,
поэтому он не колебался, что делать с ребёнком. Он согрел малышку, спрятав её
под одеждой.
Фрэнки отвёз девочку в госпиталь имени сylhcFZjbb<jZqbhkfhlj_eb_z
и сказали, что пребывание в мусорном баке не повредило её здороvx Они
полагают, что деhqdm бросили, как только она родилась. Её матери требуется
врачебная помощь. Мы просим её приехать в госпиталь имени сylhc Марии, где
она сможет воссоединиться с дочерью.
На девочке не было даже пелёнки, поэтому никто не знает, где искать её
родных. Она здоро венькая, белокожая, с_leh\hehkZy и весит три килограмма.
Сестры в больнице назыZxl её очароZl_evguf ребёнком. Малышку назвали
Эйприл, потому что она родилась первого апреля.
— Сначала я решил, это чья -то шутка, — улыбается Фрэнки, прижимая к
себе крошеч ную Эйприл. — Если мать за ней не вернётся, может быть, мне
разрешат её удочерить?

Жаль, что тебе не разрешили, Фрэнки.
Жаль, что тебе даgh не семнадцать. Интересно, мы смогли бы поладить? Я так и
осталась маленькой, самой низкой  классе — h всех класс ах, где я училась, попробуй,
сосчитай. Я худенькая, hij_db k_f усилиям Мэрион меня раскормить. Она пичкает меня
молоком: молоко с хлопьями, молоко с мюсли, молочные коктейли, рисоu_im^bg]bdZdZh
с молоком, клубничные шейки. Она изобретательна, отдаю е й должное, и с моей стороны
неспра_^ebо hjhlblv нос и криblv губы, но я терпеть не могу молоко — хотя когда -то
сосала его так усердно, что сдёргиZeZ соску с бутылочки. Да, Фрэнки, я так толком и не
ujhkeZghf_gym`_g_kijylZlvih^jm[Zrdhc.
Интере сно, как бы это u]ey^_eh";ulvfh`_lml_[yl_i_jvолосатая грудь и пиghc
жиhlL_[_ljb^pZlvh^bgMl_[ygZерняка сhb^_lb.
На фото  газете ты очень симпатичный. Я зачитала статью до дыр. Я так близко
подносила пожелтеrmx бумагу к глазам, что наши с тобой лица расплыZebkv тысячами
маленьких точек. От меня там только голоZHklZevgh_kdjulhih^l\h_cjm[Zrdhc.

Мои глаза откр ыты, я смотрю на тебя. Я щурюсь от яркого с_lZ — и k_`_kfhljxgZ
тебя, а ты смотришь на меня. Ты улыбаешься так, будто я особенная. Может быть, так _e_eb
фотографы, чтобы сделать трогательный снимок. Может быть, ты дейстbl_evgh меня
полюбил. Но  так ом случае… почему ты ни разу не пояbeky" Возможно, тебе запретили
мои приёмные родители. Возможно, ты пытался со мной klj_lblvky Вдруг ты не шутил,
когда сказал, что хотел бы меня удочерить?
Семнадцатилетним мальчикам не до_jyxl брошенных деhq_dIhq_ му? Если бы моя
настоящая мать примчалась  больницу и сказала, что хочет aylv меня назад, ей бы
на_jgydZ разрешили. Пускай она бросила меня  мусорный бак и захлопнула крышку. Все
дело  том, что мы — родст_ggbdb Кроv гуще h^u Она единст_gguc кров ный
родст_ggbdhdhlhjhfyagZxlhqgh — и о котором я ничего не знаю.
Я постоянно о ней думаю. Ну, не соk_f постоянно. У меня ноZy жизнь. Вполне
счастлиZy Меня любят. У меня есть дом. Мне нраblky ноZy школа. У меня хорошие
подруги — Кэти и Ханна…
Интересно, что они мне подарят? Кэти, на_jgh_dgb]mG_^ey^_очек, а для девушек
—  яркой обложке и с кучей подробных описаний любоguo сцен. На_jgh_ сперва она
прочитает её сама. Пускай. На перемене мы встанем кружком, будем зачитыZlv отдельные
пас сажи kemobohohlZlv^hdhebd.
Ханна подарит косметику. Нет, лак, какой -нибудь яркий, необычный ц_l и мы будем
раскрашиZlv^jm]^jm]mgh]lbgZ[hevrhci_j_f_g_.
У нас будет чудесный заljZd Обычно мы приносим еду из дома, но Мэрион не даёт
мне ничего dmkgh]h (Хлеб из отрубей, сыр, моркоv йогурт и салат, будто я обезьянка.) У
нас с Кэти и Ханной традиция: по праздникам мы убегаем  кондитерскую и покупаем
пончики со слиdZfb.
Я думаю о пончиках, и мой рот наполняется слюной. У меня никогда не было
праздничного заljZdZ Я хочу праздничный пончик, хочу к Кэти и Ханне, хочу весёлый
день рождения, как у k_oGhyg_lZdZydZdсе. Я сама по себе.
Я иду дальше, мимо школы. Я ускоряю шаг — ещё заметят. Я бегу. Не могу идти в
школу. Не могу идти домой. М не надо _jgmlvkygZaZ^.

3

— Нельзя оглядыZlvkygZaZ^Gm`gh^игаться i_jz^. — Так сказала Кэти, и её голос
был тzj^.
Разумеется, она гоhjbeZ не обо мне, а о Ханне. Дело было k_]h -наk_]h  мальчике,
который пригласил Ханну на сb^Zgb_ Всего -наk_ го. Мальчика звали Грант Лэйси. Если
бы umqbebkv\gZr_crdhe_ам бы это о многом сказало. Даже имя у него не такое, как у
k_o, — так зовут рок -зza^bebnml[hebklh. А посмотришь, как за ним бегают деqhgdb, —
и по_jbrvqlhhg^_cklительно рок -з_ зда. Однажды он на_jgydZklZg_lagZf_gblufHg
играет rdhevghfhjd_klj_ — классические пьесы, изредка джаз, — а на переменах u^Zzl
соло на гитаре. То яростно и напористо бьёт по струнам, то нежно и тосклиhi_j_[bjZ_lbo
глядя на тебя так, слоgh ex[ лён. А ещё он хороший футболист. Может быть, не такой
хороший, как профессиональные спортсмены, но кому нужны эти жалкие недоумки,
похZeyxsb_kykоими мышцами? Гранта взяли rdhevgmxdhfZg^mо -перuohgkZfuc
популярный парень  школе, а h -lhjuo у него потрясающие ноги, стройные, длинные и
сильные, и каждая деhqdZ школе мечтает пройтись с ним рядом.
Так гоhjyl деqhgdb Я подражаю им и делаю b^ что с ума схожу по Гранту, как
Ханна, Кэти и k_ остальные. Но lZcg_ от k_o я считаю, что он самов люблённый болZg
Он мне не нраblky даже g_rg_ Он красиuc Слишком красивый. Знаете, как быZ_l
когда перекрутишь яркость телеbahjZ и красный ц_l кажется Zjzguf как панцирь
лобстера, а зелёный как трава  стране Телепузико" Кто -то переборщил с на стройками
Гранта. Его черты слишком праbevgu_ слишком точёные, hehku слишком с_leu_ глаза

слишком синие, улыбка чересчур ослепительная. Ну и улыбка! ГотоZ спорить, он каждый
_q_j тренирует её перед зеркалом. Один уголок губ поднимается \_jo lhjhc слегка
опускается gba без излишнего оптимизма. Улыбка гоhjbl «Да, я крут!» Он улыбнулся
Ханне — и она полетела к нему, не чувствуя под собой ног.
Мы страшно удиbebkv Ну конечно, мальчики k_]^Z обращают gbfZgb_ на Ханну.
Нас с Кэти они не замечают. Кэти крупная, _kzeZyhgZgZiju]bает на людей, как Тигра. Я
больше похожа на Пятачка — маленькая, розоhszdZyолосы забраны oост. А hlOZggZ
скорее напоминает Барби, чем мягкую игрушку. У неё с_leu_ волосы, как у Барби, и
сногсшибательная фигура. Мальчишки не дают ей прохода. Наши ро_kgbdb но никак не
одиннадцатиклассники jh^_ Гранта. Ханна поёт в хоре. Иногда они репетируют с
оркестром, и hl несколько недель назад Грант небрежно предложил нашей Ханне зайти 
«Макдоналдс» по пути домой.
Ханна — _]_lZjbZgdZ она не ест  «Макдоналдсе», но ради Гранта готоZ съесть
корову f_kl_ с костями. Они отпраbebkvlm^ZbOZggZaZdZaZeZdZjlhn_evnjbHgZ[ueZ
на седьмом — нет, семьдесят седьмом небе от счастья. Над её голоhc с_lbeb з_a^u и
стада мал еньких короiju]Zebq_j_aemggu_]ZeZdlbdb=jZglijhодил Ханну домой, хотя
им было со_jr_gghg_ihimlbOZggZkdZaZeZqlh_zk_j^p_dhehlbehkvdZd[_r_gh_dh]^Z
она представляла, как он поцелует её на прощание. Она мечтала, чтобы он её поцелоZeb 
то же j_fy до смерти смущалась, жалея, что не может предварительно почистить зубы и
нанести блеск для губ.
Она тараторила без умолку kx дорогу домой. Грант наградил её сh_c знаменитой
улыбкой, от которой деqhgdbiZ^ZebrlZ[_eyfbgZdehgbekybihp_eh\ ал её.
Ханна затаила дыхание. Она рассказывала, что это было прекрасно, но она так
heghалась, что готоZ была не то рассмеяться, не то разрыдаться. Она так долго
сдержиZeZ дыхание, что у неё закружилась голоZ Грант посмотрел ей прямо  глаза. Это
было слишком. Она не u^_j`ZeZbqbogmeZ_fmijyfh лицо. Он bkim]_hlijygmeWlh
было так смешно, что она не удержалась от хохота. Она захлёбыZeZkv смехом и не могла
останоblvky.
— Прости, — u^Zила она, держась за жиhl.
Грант смерил её уничтожающим в зглядом и удалился. Она окликнула его, но он даже
не обернулся.
Ханна поняла, что k_ испортила, и разрыдалась. На следующий день она попыталась
изbgblvkygh=jZgllhevdhздёрнул броv.
— Я не ожидал, что ты такая маленькая и глупая, — сказал он и ушёл.
После этого он перестал её замечать. Сердце Ханны было разбито. Она написала ему,
но он не от_lbe Она собралась с духом и набрала его номер. Она остаeyeZ у него на
аlhhlетчике короткие тосклиu_khh[s_gbyghhgg_i_j_aаниZeHgZijb]eZkbeZ_]hgZ
день рождения, но он не пришёл.
— Ну почему я такая дура? — плакала Ханна. — Как же так ureh" Чихнула прямо
ему  лицо! У меня из носа потекло. Я чуть не умерла, когда уb^_eZ себя  зеркало. Он
на_jgydZ решил, что у меня не k_ дома, — хохочу как безум ная, а  ноздрях зеленые
пузыри!
Я обняла бедняжку Ханну, а Кэти принялась гоhjblvqlhg_evayh]ey^uаться назад и
нужно дb]Zlvkyперёд…
Но утешила Ханну её мама. На дне рождения она танцеZeZ f_kl_ с нами, как
деqhgdZ а когда все стали расходиться и Ханна разрыдалась, потому что её надежда
увидеть Гранта окончательно лопнула, мама обняла её, пригладила ей hehku поцелоZeZ в
нос и сказала, что Ханна стоит десятка таких, как Грант Лэйси, и ещё klj_lblfgh]h]hjZa^h
более достойных мальчико.
Я расп лакалась. Все решили, что Эйприл -плакса пережиZ_l за бедную Ханну.
Конечно, мне было её жаль, но ещё больше мне было заb^gh — да так, что я чуть не
позеленела. Нет, мне не нраbeky Грант Лэйси. Я заb^hала Ханне потому, что у неё такая

чудесная мама.
Я заb^mx и Кэти, хотя её мама скорее из породы наседок. Она хZlZ_lky за телефон,
стоит дочери задержаться на пять минут в школе, и зоzl её пышечкой и крохотулечкой,
будто Кэти дZ года. Кэти смущается. Я сочувст_ggh качаю голоhc но к глазам
подступаю т слезы, и я сердито моргаю, чтобы отогнать их.
Я хочу, чтобы у меня была мама, которая сможет меня обнять и поцелоZlv Мама,
которая будет за меня heghаться. Мама, для которой я наk_]^Z останусь маленькой
деhqdhc.
Разумеется, я ничего не гоhjxDwlb и Ханне. Они уверены, что у меня есть мама. Они
b^_eb Мэрион от силы дZ -три раза. На_jgh_ они удиbebkv что она доhevgh пожилая,
но ни слоhfh[wlhfg_h[fhe\bebkvHgbkqblZxlwlhdjmlhqlhyah\m_zihbf_gb.
— А когда ты была маленькой, ты зZe а Мэрион мамой? — спросила Кэти.
Я udjmlbeZkvkdZaZ, что k_]^Zaала её Мэрион.
Я не могу называть её мамой.
В моей жизни было множестh женщин, которых я зZeZ мамами. Первую я даже не
помню. Патриция Уильямс. Так написано  моем досье. Это огромная п апка, набитая
uj_adZfb письмами и отчётами. На ней стоит моё имя, но мне не позheyehkv туда
заглядыZlv пока я не переехала к Мэрион. Она настояла на том, чтобы я k_ прочла.
Сказала, ей нет дела до устаноe_gguo порядко если они нарушают моё праh з нать о
сhzf прошлом. Мэрион умеет добиZlvky сh_]h и не пасует даже перед социальными
работниками. Она не кричит и не спорит. Она спокойно и тzj^h гоhjbl как намерена
поступить. И hl у меня  руках толстенная папка. Ребёнок со сZedb перед тобой тh я
жизнь.
Многое я помню и так. В детст_ у меня был альбом с uj_adZfb В интернатах не
любят слоh «uj_adZ потому что не хотят, чтобы дети чуklоZeb себя отрезанными
кусочками бумаги, которые _l_j несёт незнамо куда. Но я себя именно так и чувствую.
Знаете, как если сложить лист бумаги и uj_aZlv фигурку, а затем раз_jgmlv получается
цепочка кукол? Они кажутся одинакоufb но их можно раскрасить  разные ц_lZ одной
подрисоZlvhqdbторой — яркие губы, третьей — узор на платье. Я — цепочка бумаж ных
кукол. В каждой семье, где я жила, я была той же самой деhqdhcghjZkdjZr_gghc ноuc
ц_l.
Патриция Уильямс стала моей перhc мамой. Пришла и ушла. Она брала  дом
брошеных детей, младенцеbjZklbeZbo^h]h^ZBa[hevgbpuf_gyi_j_езли прямо к ней.
Интересно, она меня помнит? Я её со_jr_ggh не помню. Иногда мне снится, что
кто -то берет меня на руки, прижимает к груди и целует. У Кэти есть днеgbd куда она
записывает сhb сны. Однажды мы забились  угол школьного дhjZ и стали гоhjblv о
сноb^ ениях. Я на миг потеряла осторожность и рассказала им о сhzf сне. К счастью, они
не дали мне закончить и принялись стонать от хохота, думая, что мне приb^_ehkv
романтическое сb^Zgb_ с мальчиком. Я не стала их разубеждать — мне было слишком
стыдно сказат ь пра^mGhjfZevgufex^yfg_kgblkyqlhhgbkghа младенцы. Не знаю, чьи
это были руки. Уж точно не мамины. Она не обнимала меня и не целоZeZHgZзяла меня за
ноги и засунула fmkhjguc[Zd — так я себе это представляю.
Может быть, мне снилась моя пер Zy приёмная мать, миссис Уильямс? Мне кажется,
что она большая, мягкая, пахнущая хлебом и с_`_ыглаженным бельём. Вот бы она сноZ
ayeZf_gygZjmdbKmfZkr_klие. Но мне так этого хочется.
Попробую с ней klj_lblvky В папке есть её адрес. Возможно, он а даguf -даgh
переехала, но я хотя бы уb`m^hf<^jm]y_]hспомню? А если она k__szlZfдруг я её
узнаю?
Мне не следует ехать одной. Надо обсудить это с Мэрион. Но мне не хочется ей
гоhjblvHgZj_rblf_gyhlезти, а я не хочу ехать с ней. Я должн а сделать это сама.
Все так странно. Я ещё никуда не ездила одна. Сбегать на угол дома за газетой, купить
хлеба и джема, aylv  прокате фильм — hl и k_ что мне позheyeb делать

самостоятельно. Одна я хожу только rdhem.
Иногда по субботам мы с Кэти и Ханной u[bjZ_fky  магазины или кино. Однажды
мы даже были =eblkbgZ\_q_jbgd_^eyklZjrbordhevgbdh. (Сплошное разочароZgb_
одна компания деqhghd осмеяла Ханну, решиrmx потанцеZlv Другой компании
показалось, что Кэти строит глазки их друзьям, и они пригрозили её отколошматить. А
urb[ZeZ не по_jbe что мне четырнадцать — мне было почти четырнадцать, — и _e_e
нам уходить.) Но домой мы haращались не одни: за нами приехал папа Кэти, который
очень klj_\h`bekyh[gZjm`b нас всех трех ke_aZo.
Я не знаю расписания поездоDkqZklvxfbkkbkMbevyfk`bёт <_klhg_qlh паре
останоhdhlgZkJmdhcih^Zlv.

4

Вот Zfbjmdhcih^Zlv<_klhg — огромный район, а у меня нет карты. Я спрашиZxm
прохожих дорогу. Сначала меня отпраeyxl  пригород, затем гоhjyl что мне, наоборот,
нужно к центру. Я иду по зелёным улицам ^hev реки и уже начинаю думать, что про_eZ
детстh  богатом кZjlZe_ но uoh`m на авеню с незнакомым назZgb_f и понимаю, что
забрела не туда. В конце концо я haращаюсь к ста нции и сажусь  такси. В рюкзаке
пятифунтоZy банкнота и горсть монет. Поездка длится несколько минут, но шофёр требует
с меня дZ фунта hk_fv^_kyl пенсо Даю ему три фунта, думая, что этого хZlbl но он
бросает ехидное замечание насчёт моей щедрости. Я ugm`^_gZbaиниться и дать ему пять
фунто он спрашиZ_l дать ли мне сдачу, мне хочется от_lblv «да», но я стесняюсь. Он
уезжает, а я стою на дороге, красная как рак, и чувствую себя одураченной.
На заборе сидит деhqdZ с ярко -оранжеufb hehkZfb ёжик ом и смотрит на меня. На
ней короткая юбка и футболка  обтяжку, открывающая жиhl Над пупком крошечная
радуга. На_jgh_ нарисоZgZ фломастером, а может быть, настоящая татуироdZ хотя
деhqdZkиду ненамного старше меня.
У неё на руках ребёнок — пищащ ий, мокрый, ше_eysbckykёрток. Ребёнок доhevgh
большой, но деhqdZ умело переhjZqbает его, кладёт на колени и притhjy_lky будто
хочет отшлёпать.
— Денег у тебя яgh больше, чем здраh]h смысла, — гоhjbl она. — Если тебе их
некуда девать, можешь под кинуть мне.
Произнося это, она улыбается. Я улыбаюсь в от_l И смотрю на ребёнка, не решаясь
спросить.
— Это мой третий, — гоhjbl^_очка. — Двое старших сейчас ykeyo.
И хохочет, уb^_ выражение моего лица.
— Шутка!
— О!
— Сегодня перh_Zij_ey^_gv^mjZdh.
— Точно, — от_qZxy. — И день моего рождения.
— Тогда с днём рождения! Как тебя зовут?
— Угадай.
— Ого! Эйприл?
— Угу. А тебя?
— Таня.
Ребёнок начинает пищать.
— Да -да, передам. Он гоhjblqlh_]hah\mlJbddb.
Ребён ок радостно ba`blmkeurZ сhzbfyZaZl_fkju]bает Тане на ногу.
— Фу! — гоhjblLZgykgbfZ_lkg_]hязаную пинетку и ulbjZ_lgh]m.
Она смотрит на меня. У неё узкие зеленые глаза.
— ПрогулиZ_rv?
— Нет.

— Кончай jZlvLu`_ школьной форме, дуроч ка.
— Ну ладно. А ты тоже прогуливаешь?
— Я j_f_ggh не учусь. Социальные работники k_ ещё решают, как со мной
поступить. Только не спрашиZc почему. Моё дело и без того занимает несколько
шкафо. — Она гоhjbl с гордостью, задра подбородок. — Ну и зачем ты пришла? Тебе
нужна Пэт?
— Я… не знаю, — бормочу я. — Пэт? Патриция… Уильямс?
— Она самая. Тётушка Пэт, любительница детей. А, k_ykghLuh^gZbagbo? — Таня
смеётся. — Я схZluаю на лету. Только что -то ты непохожа на приютскую. И гоhjbrvg_
как k_ .
Я сглатыZxI_j__oZ к Мэрион, я научилась следить за сh_cj_qvx.
— Люблю пускать пыль ]eZaZ, — гоhjxykbglhgZpb_cijbxlkdhc^_чонки.
Таня смеётся:
— А ты тоже быстро схZluаешь, Эйприл. Ну так как — зайдёшь к Пэт?
Внезапно мне станоblkykljZrg о.
— Уже не знаю, хочу или нет, — бормочу я.
— Да она нормальная тётка, гоhjblLZgy. — Пошли.
Она klZzlbkZ`Z_lj_[zgdZgZ[_^jh;_j_lf_gyaZjmdmYihaоляю ей под_klbk_[y
к oh^ghc^ери.
Дверь на защёлке. Таня открывает её ногой. Она обута  бос оножки на ukhdhf
каблуке. Обои dhjb^hj_bkqzjdZgudZjZg^Zrhfihdhру разбросаны детали конструктора
и машинки. Пахнет с_`bf хлебом, подгузниками и тальком. Я ^uoZx эту смесь, пытаясь
kihfgblvaZiZo.
— Пэт, у нас гости! — кричит Таня и тащит меня по коридору на кухню.
У плиты стоит женщина. У её ног дh_ малышей играют с кастрюлями. Она именно
такая, как я и представляла: мягкая, уютная, розоhszdZy ни грамма косметики, старый
сbl_j ulygmlZy юбка, сбитые туфли. Но моё сердце не ёкает. Я её не узнаю. И по её
добродуш ной улыбке понимаю, что она меня тоже не помнит.
— Здраkl\mc^_ldZ, — гоhjblhgZ. — Кто ты такая?
— Эйприл, — гоhjxyB`^m.
— Эйприл, ласкоhih\lhjy_lhgZ. — Чудесное имя. И очень подходит к сегодняшнему
дню.
— Поэтому меня так и назZeb<uf_gyg_ помните? Я Эйприл, ребёнок со сZedb.
Мне трудно это произносить. Глупое, жалкое признание. Я чувствую себя так, будто
меня ghь окунули fmkhjguc[Zdiheguchqbklhd.
— Это ты о чем, Эйприл? Какая ещё сZedZ? — спрашиZ_lLZgy.
Та, где меня нашли. В де нь, когда я родилась, — бормочу я.
— А-а-а… Ясно. Уютное местечко. — Танины броbiheaml_jo.
— Ах да, конечно. Теперь я kihfgbeZ, — гоhjbl Пэт, kljyobая голоhc и
улыбаясь. — Маленькая, но очень криклиZy^_очка. Ты плакала ночи напролёт. Я ходила с
тобой по комнате aZ^ -i_jz^ aZ^ -i_jz^ но ты не унималась. Младенческие колики…
Они мучили тебя дольше обычного.
— Может быть, она просилась к маме, — гоhjbl Таня. Эйприл, она что, пра^Z
u[jhkbeZl_[ygZkалку?
Я киZxklZjZykvg_aZju^Zlv.
— Н-да, любящая у тебя была мамочка, — цедит Таня. — Чем же ты ей так не
приглянулась?
— Таня, уж кто -кто, а ты могла бы понять Эйприл. Нельзя ругать чужих родителей. Кто
мы такие, чтобы судить других? — гоhjbl Пэт. — После родов у некоторых женщин
мутится ра ссудок. Они ничего не могут с собой поделать. Они бросают детей там, где
родили. В телефонных будках, например. Я знала одного бедного крошку, которого бросили
lmZe_l_.

— Надеюсь, ты хорошенько сполоснула его, прежде чем принести домой, — гоhjbl
Таня. — Ты слышишь, Рикки? Прекращай мочиться  пелёнки, а не то отпраbrvky
прямиком mgblZa.
— Таня! — kie_kdbает руками Пэт. — Помешай соус, а я принесу вам обеим попить.
— Мне ром с колой, Пэт. А тебе, Эйприл? — спрашиZ_lLZgy.
— Ром с колой? Жаль, у нас как раз кончился ром, — гоhjbl Пэт. — Будешь колу,
Эйприл?
— Да, спасибо.
— Где ты жиzrv детка? Тhy семья знает, что ты тут? — Она делает b^ что
спрашиZ_l просто так, но на самом деле про_jy_l не сбежала ли я. — Ты _^vg_ ушла из
дома без разреше ния?
— Что u конечно нет! Я ходила к зубному, это рядом, и решила заодно посмотреть,
где я когда -то жила.
— Как мило с тh_cklhjhguGmdhg_qghyhlebqghihfgxl_[yWcijbe.
Пэт лжёт. Она со_jr_ggh меня не помнит. Для неё я — одна из десятко младенце 
чьи голоса слились kiehrghcijhgabl_evgucieZq.
— С кем ты жиzrvZ"kijZrbает Таня. — Эта тhyfZfZHgZaZlh[hcернулась?
— Нет, меня удочерили.
— Хм -м-м… — a^uoZ_l Таня. — Мою младшую сестрёнку тоже удочерили.
Маленьким и хорошеньким куда прощ е.
— Ты с ней b^brvky?
— Нет. Точнее, да, но редко. Они гоhjyl сестрёнка после этого плачет. Ещё бы! Она
по мне ужасно скучает. А я по ней.
— Мы знаем, как тебе тяжело, Таня, — гоhjblIwlh[gbfZy_zaZie_qb.
Таня стряхиZ_ljmdm.
— Все хорошо. Не надо меня жалеть. У меня есть Мэнди. Она жиzlgZijhlb. Она мне
как младшая сестра. Эйприл, у тебя есть сестры? Сh^gu_?
Я качаю голоhc.

5

Нас было трое, только трое. Они меня удочерили. Дженет и Дэниел Джонсон. Они дали
мне сhx фамил ию — Джонсон. Они хотели дать мне ноh_ имя — Даниэль, в честь
приёмного отца. Но я не отзывалась на это имя, даже не поднимала глаз, как бы они ни
старались. Они со смехом рассказывали мне об этом, когда я подросла, но я b^_eZ что им
до сих пор слегка о бидно.
— Ты была соk_f крошкой, и такой покладистой h k_f кроме имени, — гоhjbeZ
мамочка.
— Ты не хотела быть папиной дочкой, — добаeye Дэниел, сильно дёргая меня за
косичку.
Со_jr_gghерно. Не хотела. Ни его дочкой, ни её дочкой, если уж на то пош ло.
Так ли это? Быть может, я их любила. Дженет мне до сих пор иногда не хZlZ_l.
Таня смотрит на меня.
— Идём ко мне  комнату, Эйприл, — предлагает она. — Я только что купила себе
потрясные туфли. Сейчас покажу.
— Тебе дали денег на школьную форму, — нап оминает Пэт, чересчур усердно
размешиZykhmk. — Уж не думаешь ли ты, что тебе дадут надеть их rdhem?
— Ну, раз у меня пока нет школы, что толку тратить деньги на kydmx ерунду? —
фыркает Таня. — Идём, Эйприл.
Она сажает Рикки на пол, суёт ему jhlkhkd у и тащит меня на_jo.
Таня спит  одной комнате с младенцами. Здесь сиренеu_ обои, кружеZ телефон 
b^_ о_qdb и ночник  b^_ крошки Бо Пип. Неужели я здесь когда -то спала? Неужели

старая кроZldZ углу была моей?
Таня перехZluает мой a]ey^b\a^ ёргиZ_l[jhь:
— И не гоhjbHlратная комнатка. Ну ничего, hl[m^_l у меня сhydартира, тогда
увидишь. Я мечтаю о двухэтажной, переделанной из чердака. ПолироZggh_ дереh белые
коjuqzjgZyf_[_ev — минималистский шик.
— То, что надо, — _`ebо го hjxy[m^lhdартира kZfhf^_e_kms_kl\m_l.
— Ага, — a^uoZ_lLZgy?z]eZaZстречаются с моими. — Мечтать не j_^gh!
Я сочувст_gghkf_xkv.
— Может, мне ещё повезёт. Таких, как я, не удочеряют. Слишком поздно. Но ещё пара
лет — и глядишь, я встречу б огатого мужчину, который подарит мне стильное жильё. Я
позову к себе сестрёнку или даже Мэнди из дома напроти Мы с ней так играем.
Воображаем то, чего нет. И не смейся.
— Я тоже воображаю.
— Так что тhbghые мама и папа? Те, что тебя удочерили? Что -то подсказывает мне,
что ug_klZeb`blv^he]hbkqZklebо, — гоhjblLZgy.
— Это точно. Мы уже даghg_`bём f_kl_, — гоhjxyijbkehgyykvddjhатке.
Я опускаю прутья, чтобы присесть, и подаeyx  себе безумное желание съёжиться и
забраться djhатку ц еликом. РазглажиZxihdju\ZehkiZjhозиком Томасом.
— Новая мама не отпраbeZl_[ygZkалку, а? — спрашиZ_lLZgy.
— Нет. Она была iheg_ ничего, — гоhjx я, загибая складку. Труба пароhabdZ
сминается.
— Была? — В Танином голосе звучат ноu_ghldbHgZkZ^blkyjy^hfkhfghc. — Она
умерла?
— М -м-м…
— У неё был рак или что -то такое?
— Нет, она…
— Ясно, — тихо произносит Таня. — Моя мама покончила с собой.
Мы обе молчим. С Таней мне не нужно притhjylvky Я могу быть откро_gghc Но
есть _sbhdhlhjuog_kdZ`_rvслух.
— А тhciZiZ? — наконец гоhjblLZgy.
— Не напоминай!
— Ясно, — гоhjblLZgy. — И с кем ты теперь жиzrv"Lu`_g_ijbxlkdZy.
— Сейчас нет. А раньше… где я только не жила. Теперь у меня нов ая опекунша,
Мэрион. Она нормальная. Но она мне не мама.
Я умолкаю и ghь разглажиZxihdju\ZehIZjhозик Томас смят e_izrdm.
— Потому ты и пришла к Пэт? — спрашиZ_lLZgy.
— Я подумала… Знаю, это глупо, я _^v была совсем маленькой… Но я подумала —
^ руг я её вспомню. Какая она, Таня? Она кажется… хорошей.
— На_jgh_hgZ^_cklительно хорошая. ВорчлиZydhg_qghghlZdb_едь k_fZfu
пра^Z" Пэт умеет обращаться с детьми. Не злится даже, когда они hiyl как полоумные, и
не кричит на меня. Но это, н а_jgh_ihlhfm что dhg_qghfkqzl_ ей k_jZно. Я трудный
подросток, которого ей j_f_ggh наyaZeb Она делает k_ чтобы я чувстhала себя как
дома, но, когда я уеду, Пэт не станет скучать.
Думаю, она и по мне не скучала. Я прожила здесь одиннадцать месяцеghg_klZeZ_c
родной. Я — лишь одна из множестZ детей, которых ей пришлось кормить, купать и
растить.
— Куда тебя отпраyl^Zevr_LZgy?
Она пожимает плечами:
— И не спрашиZc Это j_f_gguc дом, пока мне не подыщут другой. — Она грызёт
ноготь и искоса смотрит на меня. — Эта тhyFwjbhghgZ[_j_ldk_[_ih^jhkldh\?
— Не думаю. Только меня. Мы были знакомы раньше. Но могу спросить…
— Нет, не надо, мне и здесь неплохо. Я не хочу терять Мэнди. Я гоhjbeZqlh мы как

сестры?
— Может, её маме aylvg ад тобой опеку?
Таня ухмыляется:
— Её мама меня не ughkblYiehohлияю на её драгоценную крошку.
— Про меня тоже говорили, что я плохо ebyxgZ^jm]bo.
— Про тебя?! Таня aju\Z_lkykf_ohf. — Да ты ангелок с открытки.
Я ухмыляюсь hlет:
— Я хорошая акт риса. Кстати, где обещанные туфли?
— А, точно.
Таня демонстрирует мне пару потрясающих розоuolmn_evih^djhdh^beh\mxdh`m.
— Ого! Да уж,  таких только  школу, — гоhjx я, глядя, как Таня urZ]bает на
каблуках. — Можно примерить?
— Конечно.
Я надеZx туфли и делаю осторожный шажок. Лоex сhz отражение  зеркале и не
могу сдержать смех.
— Это нечестно. На тебе они смотрятся отлично, а на мне глупо.
— Да нет, k_ghjfZevghlhevdhg_ыпячиZcaZ^IhdZqbай бёдрами.
— Нет у меня бёдер, — haj ажаю я, коueyyihdhfgZl_.
— Попробуй эти, они не такие ukhdb_, — гоhjbl Таня, протягивая мне блестящую
синюю пару. — Видишь, они с ремешком, тебе будет легче. Они классно смотрятся с
джинсоhcfbgb -юбкой. Примерь. Фирменная. — Она показывает мне ярлык.
— Тебе её Пэт купила?
— Шутишь? Да она понятия не имеет о полоbg_wlboещей.
Я kihfbgZxklZjrboj_[ylbaKheg_qgh]h[_j_]ZblhdZdhgbihihegyeb]Zj^_jh[.
— Ты их украла?
— Нет, конечно, — гоhjblLZgyZkZfZih^fb]bает: — Ну, может быть, _sv -др угая
случайно заZebeZkv мою сумку. Что, не одобряешь?
Я усмехаюсь, пытаясь сохранить хладнокроb_LZgykf_zlky:
— Эйприл, ты тоже крадёшь _sb?
Я пожимаю плечами. Я не хотела красть. Даже маленькую шоколадку. Даже кусочек
картошки с чужой тарелки. Но м не пришлось. Какая разница, hjm_l Таня или нет. Как
гоhjblIwl — не нам судить.
Представляю, что сказала бы Мэрион.
Мэрион…
Интересно, что делают учителя, когда ребёнок не пояey_lky на занятиях? Зhgyl
родителям? Да нет, jy^ebHgb^Z`_g_aZf_lylql о меня нет. Вот Кэти и Ханна удиylky
сегодня _^vfhc^_gvjh`^_gbyHgbfh]mlihaонить Мэрион на большой перемене.
Мне пора идти.
Но я не ухожу. Я остаюсь с Таней и меряю полоbgm её гардероба. На мне её _sb
смотрятся дико. Я до сих пор u]ey`m как ма ленькая деhqdZ Даже Танины короткие топы
на мне болтаются. У меня нет груди, и они не хотят сидеть как положено.
— Может, тебе подкраситься? — предлагает Таня.
Я накладыZx косметику и собираю hehku  ukhdbc хhkl Несколько прядей
обрамляют лицо. Я за пихиZx  лифчик скомканные носки, надеZx убийст_ggu_ розоu_
босоножки, упираюсь рукой [_^jhbkfhljxgZk_[y зеркало.
Я по -прежнему u]ey`mdZd^_kylbe_lgyy.
— Может, ты ещё не готоZddem[gufечеринкам, — гоhjblLZgy.
— Все раghFwjbhgf_gyg_ отпустит, — говорю я, стирая макияж.
— Ты её слушаешься?
— Когда как. У неё странные понятия. Она не от мира сего. Когда я проколола уши,
она просто a[_kbeZkv Зато потом подарила мне на день рождения серёжки, — bghато
признаюсь я.

— Ах да, я и забыла, что у тебя день рождения. — Таня копается  косметичке. — Где
же этот блеск? Ага! — Она достаёт маленький тюбик. — Держи. Я им почти не
пользоZeZkvK^gzfjh`^_gby!
— Это пра^Zfg_"KiZkb[h!
— Ну конечно, пра^ZK_cqZkyl_[ygZdjZrm.
Щеки у меня блестят, я кручусь перед зеркалом LZgbghch^_`^_:aZl_fyздыхаю
и натягиZxrdhevgmxnhjfm.
— Мне пора.
— Брось, оставайся на обед. Пойдём.
Я сажусь за стол с Таней, Пэт и тремя малышами  детских стульчиках. Двое старших
сами уплетают ка шу, капая себе на колени, а Пэт кормит с ложечки Рикки. Когда -то она
кормила и меня. Рот сам собой открывается, как у голодного птенца. Я представляю себе, как
она ulbjZ_lfhcbkiZqdZggucih^[hjh^hdZaZl_f[_j_lgZjmdbqlh[ukf_gblvih^]magbd
и уложит ь ihkl_ev.
«Кап -кап, ням -ням, пора бай -бай», — hjdh\ZeZ она надо мной. Я пускала пузыри,
пытаясь поlhjblva\mdbBf_ggh_cykdZaZeZi_jое слоhghряд ли называла мамой.
Пэт учила меня сидеть, укладывала спать, подбрасывала  ha^mo Смотрела, как я
ползаю на этом коj_bp_ehала мои ушибы. Она разрешала мне барабанить по кастрюлям,
даZeZkebau\Zlvi_gdbk\Zj_gvydZlZeZf_gyihkZ^m\dheykd_bs_dhlZeZ`bот, пока я не
заходилась от хохота. Она _eZ себя как моя мама, но стоило мне уехать — и она меня
забыла.
Моя настоящая мама тоже меня забыла.
Мамочка меня бы помнила.
Я её никогда не забуду.

6

После обеда я прощаюсь с Пэт. Она киZ_l и улыбается, не отрыZykv от малыша,
испачкаr_]hолосы тестом. Она не прижимает меня к себе, не целует.
Та ня обнимает меня.
— Не пропадай, ребёнок со сZedb, — гоhjbl она. — Дай мне номер сh_]h
мобильного.
— У меня нет мобильного, a^uoZx я. — Мэрион не разрешает. Она [beZ себе в
голову, что от них случается рак мозга. Я думала, она подарит мне сотоuc на д ень
рождения, но так и не дождалась.
— Ну, hl мой номер, — сочувст_ggh говорит Таня, протягиZy мне настоящую
babldmk^_eZggmxgZdhfivxl_j_.
Там её имя и рисунок деhqdb с оранжеufb hehkZfb а рядом надпись: «Позhgb
СлоhgZibkZghkhrb[dZfb — «П азвани», но я ни за что ей об этом не скажу.
Она достаёт записную книжку  розоhc пушистой обложке и записывает номер
Мэрион с пояснением: «Эйпрел, падруга».
Я счастлиZhllh]hqlh она считает меня подругой. Мы ещё раз обнимаемся, а затем я
ухожу — сама не зная куда.
Впрочем, знаю. Я только не у_j_gZ как туда добраться. Лоblv такси мне что -то не
хочется. Я иду по напраe_gbx к центру и b`m указатель железнодорожной станции.
Покупаю билет до Лондона и забиZxkv  угол купе, глядя на тёмные сады за окно м. Я
думаю о мамочке.
Она меня удочерила. Я помню, как она  первый раз ayeZ меня на руки. Лаванда. От
неё пахло лавандоuflZevdhfgZg_c[ueZr_edhистая сиренеZy[emadZ.
Конечно же, я все u^mfuаю. Я не могу этого помнить — мне едZ исполнился год.
Знаю только то, что мне рассказывали. И k_ же я закрываю глаза и отчётлиh слышу запах
талька, чуkl\mx шёлковую ткань блузки. Когда я думаю о ней, мне k_]^Z предстаey_lky

сиренеh_jZkieuчатое пятно.
Каждый день рождения, каждое Рождестhy^ZjbeZ_c лаZg^hое мыло и лаZg^hый
тальк. Она kiezkdbала руками и hkdebpZeZ «Эйприл, дочка, какой неожиданный
сюрприз!» — хотя подарок был со_jr_ggh предсказуемым. Она сама краем глаза следила,
как он помогает мне его купить.
Я зZeZ его папочкой, а её — ма мочкой. Они пытались зZlv меня Даниэль, пробоZeb
разные ZjbZglu — Дэнни, Элла, — но когда мне исполнилось полтора года и я начала
разгоZjbать, то на hijhkdZdf_gyah\mlhlечала: Эйприл.
Интересно, пра^Z ли это? Так мне рассказывала мамочка. Возм ожно, она это
u^mfZeZ Многое я насочиняла сама и теперь уже не разберусь, где пра^Z а где ufuk_e
Сейчас мне кажется, что их hh[s_ не было. И меня — меня тоже не было. Должно быть,
потому я и цепляюсь за имя Эйприл. Оно помогает мне оставаться собой.
Мамочке и папочке пришлось смириться, переступить через себя. Им ещё много раз
пришлось через себя переступать.
Мамочка не держала меня на руках. Я была маленькой, худенькой, но очень юркой
деhqdhcbhgZсе j_fy[hyeZkvf_gymjhgblvDh]^ZhgZf_gydhjfbeZlhijbklz]bала к
стулу. Когда купала, то сажала  огромный надуghc круг. На прогулках мамочка крепко
зат ягиZeZ ремень коляски. На ночь она укладыZeZ меня  кроZlv с ukhdbfb стенками.
Она никогда не обнимала меня, не кружила на руках, не укачиZeZBgh]^Zdh]^ZyieZdZeZ
она брала меня на колени, но я чуklовала, что под шёлкоhc одеждой она натянута, как
струна, и сползала с её колен.
Папочка любил меня тискать, только я не принимала его ласки. Он играл со мной в
мед_^y klZ\Ze на чет_j_gvdb и грозно -грозно рычал. Он и в жизни был похож на
мед_^y Он был _k_e и добродушен, но стоило его тронуть, о н сbj_i_e и станоbeky на
дыбы. Я чуklовала, что он способен убить меня одним ударом. У него были тёмные кудри,
окладистая борода, hehkZlZykibgZbолосатые плечи. Его ноги густо поросли шерстью, из
которой торчали белые ступни с пальцами, на которых курчаbebkv hehkdb Он гордился
этим и разгулиZeihiey`m одних плаdZo.
Мамочка надевала купальник с юбкой и накидкой на плечи. У меня была очень нежная
кожа, и она так густо мазала меня кремом от загара, что я лоснилась, как картофель фри. Она
застав ляла меня надевать длинные футболки и панамы, сползающие на нос.
Мне не даZebfhjh`_gh]hihlhfmqlhfZfhqdZkqblZeZqlh нем холодные микробы.
Хот -доги и гамбургеры были под запретом, потому что  них тоже были микробы, только
разогретые. Когда мы захо дили  общест_gguc туалет, она держала меня над унитазом на
руках, спасая от _a^_kmsbofbdjh[h.
Папочка считал иначе. Он покупал мне слоёное мороженое со a[blufb слиdZfb и
черешней. Водил  парк аттракционо и катал на колесе обозрения. У меня закружи лась
голоZbf_gyklhrgbehijyfhgZex^_c_oZших dZ[bgd_ih^gZfbJZkkdZau\Zyh[wlhf
папочка хохотал как безумный. Он называл этот случай «шуткой -тошнилоdhcFZfhqdmhl
этого передёргиZeh Она не ughkbeZ грязи и kydbc раз, когда мне было плох о, надеZeZ
розоu_ резиноu_ перчатки, убирала за мной, а затем заyau\ZeZ грязные перчатки 
отдельный пакет и u[jZku\ZeZkhklZevguffmkhjhf.
Не думала ли она, что со_jrbeZ ошибку, решиrbkv меня удочерить? Может быть,
lZcg_ она мечтала завязать меня  большой целлофаноuc мешок и засунуть  мусорный
бак, из которого я появилась. А может, я к ней неспра_^ebа. Она редко меня обнимала, но
каждый _q_j чмокну ha^mo у моей щеки, шептала  темноту: «Я очень люблю тебя,
Эйприл. Ты изменила нашу жизнь. С тобой мы счастлиu.
Их жизнь не казалась мне счастлиhc Мамочка часто a^uoZeZ Её лицо станоbehkv
тосклиuf плечи опускались. Иногда она a^uoZeZ так громко, что стыдлиh прикрывала
рот рукой, будто страдала от несZj_gby`_em^dZ.
Папочка дейстbl_e ьно страдал несZj_gb_f желудка. Он k_ j_fy икал и рыгал.
Мамочка не обращала на эти звуки gbfZgby и приучила меня к тому же. Папочку часто

тошнило. Я думала, он болен, но позже, когда подросла, осознала, что это случалось только
тогда, когда он задержи Zekyihke_jZ[hlu>hfZhgihqlbg_ibegh баре сосал кружку за
кружкой. Вот почему от него так странно пахло.
Я не могла понять, почему мамочка пережиZ_lFg_gjZилось, что папочки часто нет
дома. Я хотела, чтобы она была только моей. Хотела, чтобы она помогала мне наряжать
кукол, рисоZlv человечко котят и бабочек, плести красные и зеленые бусы, которые я
называла рубиноufbbbamfjm^gufbBgh]^ZhgZi_j_kbebала себя и делала, как я прошу:
наряжала Барби  парадное платье, рисоZeZ мне кошку с ко тятами и нанизывала браслеты.
Но порой мамочка просто сидела и a^uoZeZ а когда наконец раздаZeky стук  д_jv она
так резко kdZdbала, что Барби, карандаши и бусины рассыпались по полу.
Однажды папочка не вернулся ни _q_jhf ни к заljZdm Мамочка не ела, а только
пила чай чашку за чашкой, k_ j_fy помешиZy помешиZy помешиZy Папочка
_jgmeky с работы  обычное j_fy а  руках у него был огромный букет роз. Он протянул
его мамочке. Она опустила руки, отказываясь принять изbg_gby Он ugme ц_l ок, зажал
его  зубах, обнял мамочку и пустился с ней  танго, hehqZ её по коjm Она сперва
сопротиeyeZkv но затем беспомощно рассмеялась. Папочка ухмыльнулся, и роза uiZeZ у
него изо рта, теряя лепестки. Мамочка не побежала за пылесосом. Она стояла, обня его и
улыбаясь.
Я сердито смотрела на них.
— Только a]eygbgZWcijbe! — сказал папочка. — Кто это у нас ревнует?
Он хотел потанцеZlvkhfghcghyhliheaeZ угол комнаты и засосала палец. Я h\k_
не реghала. Мне не хотелось танцеZlv с папочкой. Я разозлилась, что ему так легко
удалось заh_ать её улыбку.
Думаю, мамочка его боготhjbeZIhlhfm -то она и мирилась с его udjmlZkZfbDh]^Z
их uaали  приют на собеседование, она, должно быть, k_ больше молчала. Они хотели
произ_klb впечатление ид еальной пары. Быть может,  её глазах папочка дейстbl_evgh
был идеальным. Вот только детей он дать ей не мог. Из -за этого она и согласилась меня
удочерить. Единст_ggZyозможность дать ему то, о чем он мечтал. Лапочку -дочку. Крошку
Даниэль. Но я не стала играть по её праbeZfbmg_zgbq_]hg_ышло.
Папочка ghь не пришёл ночеZlv И ещё раз. И ещё. Он _jgmeky с букетом ц_lh.
Он _jgmeky пьяным. Он _jgmeky  ярости, накричал на мамочку, накинулся на меня, как
будто мы были q_f -то bghаты.
А зате м он ушёл и не _jgmeky Мамочка ждала _kv день. И kx ночь. Она позhgbeZ
ему на работу. Не знаю, что он ей сказал.
Я нашла её ijboh`_cgZdhре, у телефона. Её ноги торчали jZagu_klhjhgudZdm
Барби. По её щекам текли слезы. Она не пыталась их см ахнуть. Она не ukfZjdbала нос, из
которого текло на губы. Я прижалась к ней, дрожа от страха:
— Мамочка!
Я надеялась, она меня обнимет. Она не ше_evgmeZkv и я обbeZ её шею руками. Она
не заметила.
— Мамочка, скажи что -нибудь!
Она не от_lbeZ хотя я к ричала ей  ухо. Я испугалась, что она умерла, но заметила,
что она моргает слипшимися от слез ресницами.
— Мамочка, k_ohjhrhYklh[hc, — сказала я.
Но все было очень плохо.
Ей не было дела до того, где я и что со мной. Да нет, что я гоhjx — ей было д ело.
Следующие несколько недель она старалась заботиться обо мне. Она перестала мыться и
надеZeZf_rdhатые штаны и куртку прямо на ночную рубашку, когда _aeZf_gy детский
сад, но не забывала мыть меня и каждый день даZeZ мне чистую блузку. Что -то она
помнила, что -то — нет. Она стирала мою форму, но забыZeZ про носки и нижнее бельё.
Однажды мне пришлось отпраblvky детский сад в её собственных белых трусах, сколотых
на талии булаdhc Я битый час habeZkv с этой булаdhc  тёмном туалете и слегка

об мочилась, но никто не заметил. Дома я постирала eZ`gu_ трусы с мылом. После этого я
uklbjZeZ k_ сhz бельё и раз_kbeZ его по краю Zgghc и раковины. Я не догадалась как
следует смыть мыло, бельё стало жёстким и колючим; я чесалась.
Мамочка не могла зас таblvk_[y]hlhить. Сама она почти ничего не ела, только пила
бесконечные чашки чая, сначала с молоком, а потом, когда молоко закончилось, чёрного. Я
ела кукурузные хлопья прямо из пакета. Я полюбила обеды ^_lkdhfkZ^mihlhfmqlh^hfZ
мы ели только ко нсерbjhанную фасоль. Сначала была горячая фасоль с тостами, затем у
нас закончился хлеб, и пришлось есть фасоль без k_]hDh]^ZfZfhqdZkZ^beZkvbkfhlj_eZ
imklhlmy_eZoheh^gmxnZkhev.
Однажды я не сумела докричаться до неё, чтобы она открыла банку . Я попыталась
сама, но не смогла и порезалась. Царапина была крошечной, но я перепугалась и заhibeZ
Мамочка разрыдалась и стала передо мной изbgylvky Она сказала, что она плохая мать и
ужасная жена, так что ничего удиbl_evgh]hqlhiZihqdZhlgZkmrz л. Ему будет лучше без
неё, да и мне тоже.
Так она поlhjyeZ громче и громче, и её лицо побагро_eh от натуги. Я была так
напугана, что киZeZ_c такт, думая, что она хочет, чтобы я согласилась с ней.

7

Не хочу вспоминать дальше. Я только расплачусь. Я, Эйприл -плакса, преjZsmkv в
Эйприл -прорZшийся -h^hijhод.
Что я делаю  этом старом пыльном купе? Мне положено праздноZlv Сегодня день
моего рождения. Не хочу думать о днях смерти. Странно, не пра^Z л и — каждый год мы
пережиZ_f^_gvkоей смерти и не знаем, какого числа он настанет. Если, конечно, мы сами
его не u[_j_f.
Как u[jZeZhgZFZfhqdZHgb^mfZxlygbq_]hg_ihfgxihlhfmqlhyhldZau\Zxkv
об этом гоhjblvKhpbZevgufjZ[hlgbdZfIkboheh]Z м. Даже Мэрион. Они считают, iylv
лет ничего не понимаешь. Зря. Я помню тот день h k_o подробностях. Я подслушала, как
социальный работник гоhjbe мол, я uq_jdgmeZ его из памяти. Интересно, как это
hafh`gh" Взять ластик и тереть, тереть, тереть памя ть, пока  ней не останется ни следа
hkihfbgZgbchkZfhm[bcklе, пока она не станет пустой и чистой, как но_gvdZy?
Это было страшно. Мамочка заперлась \Zgghcbi_j_j_aZeZk_[_ены. Она не хотела,
чтобы я её нашла. Вечером она позhgbeZ соседке и попро сила, чтобы та от_eZ меня 
детский сад: мол, ей самой нездороblkyHgZohl_eZdZdemqr_ghyсе испортила.
Я проснулась, оттого что мне захотелось  туалет. Ванная оказалась заперта. Я
покрутила ручку. Постучала. ПозZeZ:
— Мамочка, ты там? Мамочка!
Её не было в постели. Не было на кухне. Она могла быть только анной. Я ничего не
заподозрила. Когда мамочка смотрела imklhlmhgZg_hlau\ZeZkv<hafh`ghhgZmkgmeZ\
Zgghc По ночам она почти не спала и днём постоянно проZebалась  сон. Я постучал а
ещё. И ещё. Я испугалась, что не дотерплю, и покоueyeZниз. ОтодbgmeZaZszedmaZ^g_c
д_jbbышла kZ^LZfklhye^_j_янный уличный туалет. Я не любила его, потому что в
нем жили пауки. Они бегали hdjm] моих босых ступнёй, и я едZ сдержалась, что бы не
ukdhqblv наружу раньше j_f_gb Я _jgmeZkv  сад, не зная, что делать дальше. Задрала
голову и уb^_eZqlhhdghанной комнаты приоткрыто.
— Мамочка! — позZeZy. — Ну, мамочка!
Она не откликнулась. Из окна напротиыглянула миссис Сти_gkhgHgb с мамочкой
ругались из -за того, что сын миссис Сти_gkhg слушал громкую музыку. Я почла за лучшее
улизнуть прочь, как маленький паучок, пока она не принялась меня отчитыZlv:
— Эйприл! Эйприл, не убегай! Я с тобой разгоZjbаю!
Я подбежала к задней д_jb, но не смогла её открыть.
— Эйприл!

Я неохотно обернулась. Миссис Сти_gkhg наполоbgm ukmgmeZkv из окна. Ночная
рубашка задралась, я видела её розоu_gh]b.
— Что ты делаешь h^\hj_ такой час? Где тhyfZfZ?
— Она \Zgghc, — сказала я и разрыдалась.
Всхлипывая, я бормотала, что д_jv заперта. Через мгно_gb_ к жене присоединился
мистер Сти_gkhg Его hehku были aehofZq_gu f_klh пижамы надета куртка. Мистер
Сти_gkhg был строгим мужчиной, и я испугалась, что он на меня накричит. К моему
удиe_gbx f_klh этого они с женой ureb h дhj Мистер Стивенсон принёс садовую
лестницу, перелез через забор и подставил её к окну нашей ванной.
Я просила его не лезть туда, потому что представляла, как смутится мамочка, уb^_ в
нашей Zgghcfbkl_jZKlbенсона, но он сказал, что она могла потерять сознание.
А когда мистер Сти_gkhgскарабкался по лестнице и заглянул hdghhgkZfqmlvg_
лишился чуkl.
Он пошатнулся, затем слез gba с трудом нащупывая перекладины. Спустиrbkv он
несколько раз глубоко a^hogm л, зажаjhljmdhcMg_]hgZe[mыступили капли пота.
— Джо! Что случилось? — крикнула через забор миссис Сти_gkhg.
— Что с мамочкой? Что с ней такое? — прошептала я.
Он a^jh]gme будто забыл, что я стою рядом. Казалось, он пережил серьёзное
потрясение .
— Где тhciZiZWcijbe?
— Не знаю. Я хочу к мамочке!
— Ей… ей слегка нездороblky, — сказал он. — Идём к нам  дом, а я uah\m для неё
jZqZ.
Мистер Сти_gkhgзял меня за руку. Его ладонь была eZ`ghcfg_g_ohl_ehkvaZg_z
держаться. Мамочка бы это н е одобрила. Но что мне оставалось делать? Я пошла за ним, как
он _e_e.
Он поднял меня на руках и передал через забор миссис Сти_gkhgYaZkfmsZeZkv — на
мне была только ночная рубашка, и я боялась, что она задерётся. Миссис Сти_gkhg от_eZ
меня  дом. Там пахло q_jZrgbf ужином. Стены были оранжеufb а кухонные шкафы
жёлты ми. Я заморгала от удиe_gby их дом был зеркальным отражением нашего, таким же
— и со_jr_ggh иным. Я попала  сон. Все было таким странным, что я по_jbeZ будто
сплю. Мне хотелось, чтобы мамочка пришла и разбудила меня.
Но уснула не я, а она. Так сказал и ajhkeu_.
Миссис Сти_gkhg держала меня gmljb а снаружи подъехали «скорая помощь» и
полиция. Они так шумели, что могли поднять мёртh]hGhfZfhqdZg_hqgmeZkv.
Миссис Сти_gkhg с треh]hc смотрела на меня. Она не гоhjbeZ что случилось. Она
решила от e_qvf_gyklZdZghffhehdZY уже даghjZaex[beZfhehdhghg_klZeZ_cwlh]h
гоhjblvqlh[ug_ihdZaZlvkyg_ежлиhc.
— Пей, деточка, — сказала она, и я начала пить, хотя меня подташниZeh от одного
только запаха и кислого приdmkZ.
Я пила и пила, пока не почуklоZeZqlhfhehdhk_cqZkihc^zlmf_gybamr_c.
— Вот умница, на -ка ещё, — сказала миссис Сти_gkhgноvgZihegyyklZdZg.
Я k_ ещё пила, когда hreZ женщина  форме. Она присела рядом со мной на
корточки.
— Здраkl\mcWcijbe, — сказала она.
Её тон был странным. Она не смотрела мне  глаза. Мой желудок сжался, молоко
преjZlbehkv масло.
— Я хочу к мамочке, — прошептала я.
Женщина часто -часто заморгала. Она погладила мою руку.
— Мамочка спит, — прогоhjbeZhgZ.
Я приudeZdlhfmqlhfZfhqdZ все j_fykibl.
— Вы потрясите её, и она проснётся.

— Боюсь, мамочка сейчас не проснётся, — сказала женщина. — Она будет спать
долго -долго.
— Но она \ZgghcHgZe_]eZkiZlvijyfhlZf?
Её ugmeb из Zgghc уложили  мешок и увезли. Когда я _jgmeZkv  дом , от неё не
осталось и следа. Женщина  форме помогла мне собрать чемодан и сказала, что от_azl
меня к доброй тёте, которая за мной присмотрит. Должно быть, она имела  b^m кого -то
jh^_lzlbIwl.
Но кто -то догадался позhgblviZihqd_gZjZ[hlmbhgijb мчался домой.
— Где моя маленькая Эйприл?
Он hj\Zeky  комнату, подхZlbe меня на руки и прижал к себе — крепко -крепко.
Слишком крепко.
Все uiblh_fhehdhhdZaZehkvmg_]hgZdhklxf_.

8

Удиeyxkv как папочка не сбежал от меня  ту же минуту, как переме нил костюм.
Вместо этого он забрал меня kою новую кZjlbjmQv_chgZ[ueZ — его или её, Сильbb"
Есть такая дурацкая песенка: «Кто такая Сильby и где она жиzl" Папочка постоянно её
напеZeYhlebqghagZeZdlhlZdZyKbev\by?]hghая подруга. Злая _^vfZmdjZшая его у
мамочки.
Может быть, я к ней неспра_^ebа. Я не знала, где они познакомились и когда начали
klj_qZlvky Зато я знала, что, если бы не Сильby папочка остался бы с мамочкой и ей не
пришлось бы kdju\Zlvk_[_ены.
Разумеется, мне е ё не показали. Никто не гоhjbe о том, что произошло, но я лоbeZ
обрыdbrzihlZYij_^klZ\eyeZk_[_fZfhqdm с бритhc руках, бледное тело Zehcоде.
Это была их вина — папочки и Сильbb.
Когда он уехал на похороны, меня оставили с Сильb_c Я ещё не знала, что такое
похороны, и не просилась с ним. Папочка купил мне новую Барби, большой набор
карандашей, ц_lgmx бумагу и книжки с картинками, но я к ним даже не притронулась. Я
попросила ножницы и ayeZkv з а журнал. Сильby была помешана на моде, и я аккуратно,
ukmgm\hl усердия кончик языка, uj_aZeZba_z`mjgZeh\^ebgghgh]boom^uofh^_e_c Я
старательно обh^beZ ножницами их костляu_ запястья и острые колени, то и дело
случайно лишая девушек рук и ног.
Сильвия принесла мне старый альбом и тюбик клея, но я не хотела сажать моделей на
бумагу. Мне хотелось, чтобы они остались сh[h^gufb В журнале их зZeb Наоми, Кейт,
Элль и Наташа, но теперь они стали моими, и я дала им ноu_ имена: Роза, Фиалка,
Нарцисс а и Колокольчик. Я смягчилась, ayeZ карандаши и разрисоZeZ их модные
черно -белые наряды ярко -красными, лилоufb жёлтыми и синими ц_lZfb под стать
именам.
— Очень klbe_<h], — раздражённо сказала Сильby.
Большую часть дня она молчала. Она приготоb ла мне обед, а затем просто наблюдала
за мной из сh_]h угла. Должно быть, не забыла, как ей пришлось отстирывать костюм. Но,
b^y что бутерброд с арахисоuf маслом и газироdZ не лезут из меня наружу, она
успокоилась и dexqbeZl_e_изор. А затем, ближе к _q_jmернулся папочка.
— Как u]ey^_eZfZfhqdZ? — спросила я.
Папочка нахмурился, не зная, что сказать. Я не хотела его смутить. Я не понимала, что
мамочка мертZ и лежит под слоем земли. Мне сказали, что она спит, что она не _jgzlky
домой, но когда -нибудь я klj_qmkv с ней  раю. Мамочка часто читала мне сказки, и я
представляла себе, что она спит  замке, окружённом шипами, далеко -далеко,  месте,
которое называется Рай.
Папочка не от_lbe.
Он подолгу шептался с Сильb_cBgh]^Zhgbkkhjbebkvbi_j_ ходили на крик. За этим

следоZeh страстное примирение, и я заставала их друг у друга в объятиях. Я старалась
делать b^ что ничего не замечаю. Я крепче стискиZeZ бумажных девушек и мысленно
играла с ними h ajhkeuo представляя, как мы танцуем  клубе — я, Роза, Фиалка,
Нарцисса и Колокольчик.
Я не могла танцеZlv круглыми сутками. По ночам, когда мне было положено спать, я
плакала. Я рыдала днём  туалете, а затем ulbjZeZ лицо жёсткой бумагой и ukfZjdbала
нос, чтобы никто не заметил.
Воспитатели ход или hdjm] меня на цыпочках. Детей, на_jgh_ предупредили, чтобы
они не загоZjbали со мной о маме. На kydbc случай они h\k_ перестали со мной
разгоZjbать — даже Бетси, моя лучшая подруга. Она вела себя так, будто самоубийстh
заразно. Мы по -прежнему сидели за одной партой, но она отодвигалась от меня на самый
край и, стоило проз_g_lv зhgdm убегала подальше, чтобы не играть со мной. Она нашла
себе другую подругу — Шармен. Они ходили по дhjm под ручку и делились секретами. Я
попыталась отh_ать Бе тси назад, подари_ckою новую Барби, но она сказала, что куклы
для малышей. Я прекрасно помнила, что у неё дома целая куча Барби. Когда -то я приходила
к ней на чай, и мы в них играли.
Я больше не могла пригласить её к себе, потому что у меня не было дом а.
А затем он у меня пояbekyFu\_jgmebkv наш старый дом — f_kl_kKbevией.
— Это мамочкин дом! — сказала я. — Она не пустит Сильвию.
— Не глупи, Эйприл. Мамочка нас покинула. Это мой дом, и я буду g_f`blv<f_kl_
с Сильb_cHgZ[m^_llоей ноhc мамочкой.
Я отказалась наотрез. Сильbbwlhlh`_g_ihgjZилось.
— Ненаb`m этот дом. Я постоянно лоex на себе осуждающие a]ey^u! — кричала
она. — Я не стану здесь жить. Не стану заботиться о тh_c ненормальной дочери. Я хочу
_kzehc`bagbYmoh`m.
И о на ушла. Какое -то j_fy мы с папочкой жили ^\hzf Он не знал, что со мной
делать. Он попросил миссис Сти_gkhgодить меня ^_lkdbckZ^bijbkfZljbать за мной,
пока он на работе. Миссис Сти_gkhg ясно дала понять, что согласна сидеть со мной лишь
изредк а,  виде исключения. Я умоляла папочку попросить маму Бетси, надеясь помириться
с лучшей подругой, но она тоже отказалась брать на себя от_lklенность.
— Ты можешь _klbk_[yohjhrh? — спросил папочка.
Я старалась _klb себя хорошо: папочка был очень, оч ень раздражительным, и я стала
тихой, как мышка. Я мысленно гоhjbeZ с Розой, Фиалкой, Нарциссой и Колокольчиком.
Мы играли _kv день и танцеZeb ночи напролёт. Мы были самостоятельными. Мы не
нуждались fZfZobiZiZo.
Папочка нанял пожилую даму, чтобы та за мной присматриZeZ Она заяbeZkv  наш
дом и по -хозяйски заняла место перед телеbahjhfYg_fh]eZынести того, что она сидит в
мамочкином кресле, погрузиh]jhfgucaZ^ её лаZg^hые подушки. Я с_jgmeZkv кресле
и отказалась klZ\Zlv Она больно шлёпнула меня пониже спины. Я её лягнула. Она от нас
ушла.
Тогда папочка нанял молоденькую студентку Дженнифер. Она была полной,
розоhszdhcb^h[jhcHgZihdZaZeZfg_dZdgZde_blv[mfZ`guo^_очек на картон, чтобы
они не порZebkvYihex[beZ>`_ggbn_j. К несчастью, папочка тоже её полюбил. Она яgh
умела клеить не только картонные фигурки. Дженнифер переехала к нам. Она заняла не
только мамочкин стул. Она заняла её кроZlv.
Теперь меня не пускали kiZevgxYkehgyeZkvihdhjb^hjmqm\kl\myk_[yh^bghdh й и
несчастной. Роза, Фиалка, Колокольчик и Нарцисса не смогли меня утешить.
Я пошла  Zggmx комнату и уставилась на кZ^jZl где когда -то была ZggZ Папочка
поставил на её место душевую кабинку, потому что Сильbb было страшно  ней мыться.
Ещё одна пер емена. Я хотела, чтобы ZggZноvhdZaZeZkvgZf_kl_Fg_ohl_ehkvaZ[jZlvky
g_zbij_^klZ\blvqlhye_`mjy^hfkfZfhqdhcY[ugZkbevghhldjueZ_c]eZaZbhgZ[u
больше никогда не уснула.

Как же мне было плохо без неё!
Я прошептала её имя. Я шептала k_]jhfq_b]jhfq_ihdZg_gZqZeZdjbqZlvIZihqdZ
и Дженнифер барабанили ^ерь. Мне казалось, я задbgmeZs_dhe^mghiZihqdZgZалился
k_fl_ehfb^ерь распахнулась. Он p_ibekyiZevpZfbfg_ плечи, оторZef_gyhliheZ
и затряс. Моя голоZ мота лась из стороны  сторону, ZggZy плыла, как на американских
горках.
— Прекрати орать!!! — закричал он на _kv^hf.
Я не могла прекратить, так я была напугана. Я не слушала просьбы Дженнифер. Я не
слушала просьбы миссис Сти_gkhg которая прибежала, реши, что меня убиZxl
Пришлось uaать jZqZ который dhehe мне лекарстh Он сказал, что теперь я усну, и от
этих слоyjZaопилась ещё громче.
Врач сказал, что я страдаю от «нервного потрясения». Вообще -то ничего
удиbl_evgh]hHg^h[Zил, что мне нужна л юбоvbaZ[hlZ.
Думаю, папочка пытался доказать мне сhxex[hь. День или дZ.
— Не грусти, Эйприл. Папочка с тобой. Папочка тебя любит. Ну же, улыбнись.
Хочешь, я тебя пощекочу? Ха -ха -ха! — Он тыкал жёстким пальцем мне  подмышку или
шею, пока я не кривила губы g_dh_fih^h[bbmeu[db.
Но чаще он просто не обращал на меня gbfZgby У меня разладились дела  детском
саду. Воспитательница спрашиZeZ папочку, ukuiZxkv ли я по ночам. Уж что -что, а спит
она как убитая, от_qZe он. Я не успеZeZ hремя проснуться и добежать до туалета. На
заднем дhj_ihklhygghkmrbebkvfhbijhklugbIZi очка злился и гоhjbeqlhyеду себя
как младенец. Дженнифер заступалась: это не моя bgZ у меня просто слабые нерu я в
мать.
— Она ей не мать, — сказал папочка.
Что ж, он не был мне отцом, и я просто счастлиZ что  моих жилах нет ни капли его
кроb . Он тоже был этому рад. Со смерти мамочки не прошло и нескольких месяце а ему
уже надоело со мной hablvkybhgk^Zef_gykhpbZevgufjZ[hlgbdZf<ijbxl.
Вот теперь до меня точно никому не было дела.
Интересно, мамочка бы тоже h мне разочароZeZkv" Ск олько я ни стараюсь, не могу
kihfgblv_zebpZEbrvl_iehez]dbcaZiZoeZанды да печальный a^ho.
И все же мне надо её увидеть. Я знаю, где её найти.

9

Кладбище Гринвуд. Так гоhjblky  моем деле. Я представляла себе зелёный лес,
сказочное кладбище  готическом стиле, ukhdb_ тисы, плющ и мраморных ангело
Гринвуд оказался районом  предместье Лондона. К кладбищу ведёт длинное шоссе. Я
подхожу к hjhlZfbbsmdh]h -нибудь, кто мог бы мне помочь. Никого нет.
Мне не по душе, что здесь так пусто. Мне трев ожно одной. Мне хочется убежать на
станцию, но бросать начатое слишком поздно.
Я могла бы попросить Мэрион…
Нет. Я уже здесь. Все  порядке. Я достаточно ajhkeZy Я не верю  призрако
несмотря на то что прошлое не прекращает меня преследоZlv.
Я бреду к уда глаза глядят. Вижу ангело с отломанными крыльями и отбитыми
голоZfb Глажу каменные ноги, поросшие мхом, проh`m ладонью по мраморным
одеяниям, беру за руку крошечного безносого херуbfZ Мне страшно, оттого что эти
могилы никто не на_sZ_l Хулиганы разбили статуи бейсбольными битами, желая
посмеяться. Мне хочется плакать, хотя я знаю, что люди под этими плитами даgh
обратились  прах. Сотню лет назад или даже больше. Мамочка должна быть  другой
стороне.
Я иду по тропинке и уже боюсь заблудиться. П од ногами хрустит граbc Время от
j_f_gbyhklZgZливаюсь: мне слышатся чужие шаги. Я оглядыZxkvihklhjhgZf>_j_ья

шелестят свежей листhc качаются ветb Здесь может прятаться кто угодно. Вандалы с
дубинками, бродяги, бездомные…
Глупо. Здесь никого нет. Мне слышится эхо собст_gguo шаго Я глубоко a^uoZxb
иду мимо могил Викторианской эпохи  богатую часть кладбища, где много памятнико
надгробий и маahe__. Кто -то может проследить сhx семейную историю далеко в
прошлое, притронуться пальцами к золочёным буквам на могиле прапрабабушки. Моя
прапрабабушка с одинакоuf успехом могла быть дамой  шёлкоhf кринолине и
побирушкой ehofhlvyoFg_gbdh]^Zwlh]hg_magZlv.
Я поспешно иду к строгим рядам с_`bofh]begZdhlhjuoe_`Zlенки. Я хожу среди
них, мечтая, чтобы их можно было расположить по алфаblm А может быть, у мамочки нет
даже надгробного камня? Захотел ли папочка тратиться? Да и что бы он _e_e uk_qv"
«Спящая красаbpZ"Ex[bfZy`_gZ>wgb_eZihqlbqlhfZlvWcijbe?
Я брожу по дорожкам. Глаза слезятся от _ljZ Мне её не найти. Но мне и не нужно
b^_lv её могилу. Лучше я буду думать, как  детст_ Белоснежка, спящая  зеленом лесу,
нарисоZgghffh_cnZglZab_c…
Вот она! Дженет Джонсон. Яркие золотые букugZqzjghfdZfg_ — слишком пёстро и
кричаще. Фотография jZfd_ виде сердца. Я подхожу ближе, силясь унять дрожь.
Это не она.
Как это может быть не она?
На_jgh_ это другая Дженет Джонсон. Не такое уж редкое имя. Но даты рождения и
смерти соiZ^ZxlAgZqblwlhhgZ.
Она соk_f молодень кая. В hehkZo замыслоZluc бант. Нет, глупышка, это же фата.
СZ^_[guc снимок. Очень показательно, папочка! Ты считаешь, что день, когда она ureZ
за тебя замуж, стал самым счастлиuf\_z`bagb:fh`_llZdb[uehFZfhqdZkby_lLZd
k_]^Z гоhjyl о не вестах, но её лицо  самом деле озаряет gmlj_ggbc с_l глаза блестят,
рот приоткрылся, улыбка ослепительна.
Я её такой не застала. Её с_lih]Zk;_^gZyfZfhqdZ.
Почему же я её толком не помню? Интересно, она меня хоть немного любила? Не так,
как папочку , а нежно, по -матерински. Или я так и осталась для неё ребёнком со сZedb
который не принёс им счастья?
Я плачу. Лезу jxdaZdaZieZldhf.
— Что случилось, крошка?
Я замираю на месте.
Между могил идёт мужчина. Его hehku всклокочены, одежда перепачкана,  руке
бутылка. Я оборачиZxkv Кроме нас, ни души. Только он и я. А hjhlZ остались далеко,
далеко позади.
Я разhjZqbаюсь и иду прочь.
— Эй! Не уходи! Я просто хочу помочь. Дать плато к?
Он ulZkdbает из кармана штаноaZkZe_ggucehkdmlbfZr_lbf.
Может, он и пра^Z хочет мне добра? Непохоже. Я мотаю голоhc и испуганно
улыбаюсь:
— Спасибо, не надо. Мне пора идти. До сb^Zgby.
— Постой! ДаZcih]h\hjbfQlhj_ёшь, а? Может, uiv_rv" Тебе сразу полегчает.
— Нет. Не нужно.
— Ради бога. Мне больше достанется. — Он поднимает бутылку и пьёт.
Я ухожу, а мужчина, прихрамывая, идёт за мной.
— Что, кто -то умер?
— Да. Моя… мама, а мой отец — он там, ждёт меня. — Я машу рукой  сторону
могил. — До сb^Zgbyfg_gZ^h[_`Zlv.
И я бегу. Не думаю, что он мне по_jbeHghdebdZ_l меня, но я не останаebаюсь. Я
слышу за спиной его шаги. Сжимаю кулаки и бегу так быстро, как только могу. Рюкзак
колотится о спину. Я несусь, мчусь, спотыкаясь о дёрн, петл яя, как заяц, среди могил, уже не

понимая,  какой стороне hjhlZ Мужчина hl -hl догонит меня, достанет сhbfb
костляufbjmdZfb — но i_j_^b уже b^g__lkyZjdZIhqlbkiZk_gZYыбегаю на шоссе,
где мчатся машины.
Прислоняюсь к каменной стене и пытаюсь отдышаться. Я готовлюсь позZlv на
помощь, если из -за надгробий пояblky его силуэт. Но незнакомец исчез. Отчаялся меня
догнать и остался на кладбище. Моё сердце бьётся роg__YозjZsZxkvgZklZgpbxYсе
ещё дрожу, мне страшно, но я чуkl\mxk_[y о тносительной безопасности.
Я не знаю, сообщать  полицию или нет. Он мне ничего не сделал. Возможно, он
искренне желал мне добра, но я ещё не сошла с ума, чтобы про_jylv Мне не понраbehkv
как он на меня смотрел. Мне было неприятно слышать от него слоh «крошка».
Я думаю о маме, не о мамочке, лежащей под чёрной блестящей плитой, нет — о моей
настоящей маме. Может быть, её изнасилоZeivygucg_agZdhf_pbihwlhfmhgZg_fh]eZgZ
меня смотреть?
Я не понимаю, куда бреду. Мимо проносятся машины, сбиZy меня с толку. Я
оглядыZxkvдруг он меня k__szij_ke_^m_l"Yg_agZxqlhylml^_eZx<k_dZdо сне.
Все кажется нереальным.
Впрочем, к этому ощущению я даghijbыкла.

10

Мамочка умерла, папочка от меня отказался. Я утратила чуklо реальности. Я
чувст h\ZeZ себя хрупкой бумажной куклой, как Нарцисса, Колокольчик, Роза и Фиалка. У
меня быстро сменились д_hi_dmgrbh^gZaZ^jm]hcH[wlhfymagZeZba^hkv_.
ПерZy[ueZроде тёти Пэт — она брала детей на короткий срок. Я смутно помню сhc
шестой день р ождения, который мы спраeyeb её доме. Я не притронулась к белоснежным
розам с праздничного торта — они были такие красиu_Ghmf_gyaZ[jZeblZj_edmij_`^_
чем я успела их спрятать.
Затем меня ayeb Морин и Питер. Друзья звали их Большая Мо и Маленьки й Пит.
Интересно, мы тоже их так называли? Не думаю. На_jgh_^eygZkhgb[uebfZfhcbiZihc
Нас, приёмышей, у них было много. Кто -то оставался  доме на несколько дней, кто -то жил
здесь годами. Были дети, которых они ayebgZсегда.
Я спросила Большую М о, могу ли я остаться насоk_f.
— Возможно, сладенькая, — сказала она, а затем её gbfZgb_ переключилось на
старших мальчикоdhlhju_aZl_yeb^jZdmbfeZ^r_]hdhlhjucaZimlZeky зана_kd_.
Так было k_]^Z Мы не успеZeb погоhjblv У неё не было време ни даже меня
обнять. Впрочем, не сказать, чтобы мне этого хотелось. Большая Мо была слаghc
добродушной женщиной, но она мне не нраbeZkv Она казалась мне огромной — сейчас я
думаю, что она была чуть ur_ среднего роста, но надо мной, маленькой и худеньк ой, она
haышалась, как необъятная башня. Нет, как скала: крутые утёсы жиhlZ груди и бёдер.
Она носила широкие ц_lZklu_ платья, ярко -красные зимой и розовые летом. Не надеZeZ
колготок даже kZfmxoheh^gmxih]h^mihwlhfm_zgh]bihklhyggh[uebdjZkgh -розоufb
Когда она садилась на потрёпанный диZg под платьем мелькали широченные панталоны.
Мы не могли удержаться от смеха, когда она доставала эти панталоны из стиральной
машины. Но Большая Мо не обижалась. Если у неё было хорошее настроение, она ещё и
afZobала ими \ha^mo_dZdiZjmkZfbblh]^ZfukdeZ^u\ZebkvhlohohlZihiheZf.
Маленький Пит был обычного, среднего роста, но рядом с Мо он казался ребёнком. Он
зачастую zek_[ydZdfZevqbrdZстав на чет_j_gvdbihfh]ZefeZ^rbfe_iblvdmebqbdb
чинил со старшими _ehkbi_^ubmлечённо болтал с ними о футболе. Однажды он одолжил
у них скутер, упал и uихнул запястье. Большая Мо очень рассердилась, узна что он
целую неделю не сможет помогать ей по хозяйству. Маленький Пит радостно подмигиZe
мальчишкам, и они отвечали ему доhevgufbmofuedZfb.
Я не ibku\ZeZkv  их семью. Они при выкли к озорным мальчикам, а мамочка

hkiblZeZ меня скромницей. На моем платьице не было ни единого пятнышка. Большая Мо
купила мне комбинезон с мишкой на кармане.
— Держи, сладенькая, можешь носиться и пачкать его сколько хочешь, сказала она.
Но я не хоте ла пачкать комбинезон. Я сидела в углу, скрестиgh]bgZdehgb\]heh\mb
гоhjbeZ с urbluf мишкой. Я представляла себе, что это жиhc мед_`hghd по имени
Крошка. Колокольчик, Нарцисса, Фиалка и Роза по очереди ухажиZeb за ним, кормили
мёдом, расчёсывали шубку и h^bebgZijh]medmgZk_j_[jyghfihодке.
— Эта Эйприл ненормальная! Она разгоZjbает сама с собой. Бормочет и бормочет
себе под нос. Вот чокнутая! — гоhjbebfZevqbdb.
Иногда, играя nml[hehgbgZjhqghgZf_gygZe_lZebH^gZ`^uhgbhijhdbgmeb меня
]jyav;mfZ`gu_^_\mrdbысыпались из кармана. По Нарциссе прошёлся грубый ботинок,
оставиke_^gZ`zelhfieZlv_ZJhaZebrbeZkvgh]bb^hdhgpZkоих дней была ugm`^_gZ
жить с нарисоZggufijhl_ahf.
Когда я пыталась общаться с мальчиками, они на чинали меня дразнить. Я не знала, что
люди из разных кZjlZeh гоhjyl по -разному. Я чувстhала, что отличаюсь от них.
На_jgh_ я гоhjbeZ как мамочка. Тогда я этого не понимала, но мои чопорные манеры
здороhbojZa^jZ`ZebH^gZ`^uygZaала Большую Мо мамочкой, и они aыли от хохота.
Меня дразнили несколько дней подряд, называя ломакой и криeydhc.
В доме жила ещё одна деhqdZ Она подражала мальчишкам, но не со зла. Эсме
подражала k_fbdZ`^hfmHgZ[ueZklZjr_f_gykhсем ajhkeZyghо многих _ щах так
и осталась ребёнком. Она страдала болезнью Дауна. В шесть лет я уже умела читать, но Эсме
никак не могла научиться. Иногда я читала ей kemoBgh]^ZykhqbgyeZ^eyg_zkh[klенные
истории о ц_lhqguo девушках и их приключениях. Эсме слушала как зав орожённая. Она
спрашиZeZ откуда я беру эти истории, не понимая, как они могут рождаться  моей
собст_gghc]hehе.
— Они берутся отсюда, — объясняла я.
— Покажи! — гоhjbeZWkf_m[bjZeZолосы от уха и смотрела на мою голову, слоgh
надеялась заглянуть gmljv.
Ей нраbebkv мои длинные hehku Она неуклюже расчёсывала их сhbfb толстыми
пальцами, как редким гребнем. Её собст_ggu_ hehku были коротко острижены. Они
bk_eb сосульками по обеим сторонам её плоского лица. Интересно, она понимала, что
некрасив а? Когда Большая Мо не слышала, мальчишки дразнили Эсме обидными
прозbsZfbghhgZg_ijbgbfZeZbokehа близко к сердцу.
Мы часто играли ^\hzfYklZeZih^jZ`ZlvWkf_dhibjmy её речь: простые, короткие
предложения. Я начала гоhjblvlZdb школе. Учит ельница uaала Большую Мо к себе.
Вероятно, они беспокоились обо мне и моем окружении, не знаю — только через
несколько недель Мо и Пит при_eb дом ноmx^_очку.
— Её зовут Перл. Она на несколько лет старше тебя и кажется чудесной деhqdhc
несмотря на все, что ей пришлось пережить. Ей, бедняжке, тоже досталось. У_j_gZ вы
подружитесь, — сказала Большая Мо.
— У меня уже есть подруга, — пробормотала я, но они не принимали Эсме k_jvzaZh
Нарциссе, Фиалке, Колокольчике и хромой Розе даже не догадывалис ь.
Теперь моей подругой считалась Перл. У неё были чёрные hehku огромные голубые
глаза и жемчужные зубы, крупные и роgu_[m^lhij_^gZagZq_ggu_^eylh]hqlh[udmkZlv
Она кусала меня, но, когда Большая Мо заметила на моей руке фиолетоu_ke_^uykdZaZ ла,
что сделала это сама. Я чувстhала, что, стоит мне пожалоZlvky на Перл, она устроит ещё
не такое, когда мы останемся одни.
Вспоминая о ней, я до сих пор дрожу. Перл была куда страшнее кладбищенского
пьяницы.
По субботам Большая Мо habeZ нас с Эсме и Перл  город. Однажды мы ходили в
кино на «Красаbpm и чудоbs_ Эсме очень понраbeky гоhjysbc чайник. Она
kdjbdbала от hklhj]Z\kydbcjZadh]^Zhgihyлялся на экране. Мне было не до смеха. Я с

трудом удержиZeZkv от слез —  темноте Перл udjmqb\ ала мне пальцы и плеZeZ 
мороженое. Большая Мо была уверена, что мы держимся за руки и едим один рожок на
дhbo<k_kqblZebqlhfukI_jeemqrb_^jmavy.
Я думала, что получу передышку  школе, потому что Перл была на дZ года старше
меня. Оказалось, он а сильно отстала и даже не умела читать, поэтому её отпраbeb к
младшим. В мой класс. Меня отсадили от прежнего соседа. Я оказалась рядом с Перл,
потому что мы были «чудесными подругами».
На переменах я пыталась от неё удрать, но она бегала быстрее и k_ в ремя догоняла.
Она со k_ckbehc[beZf_gydgb]hc:
— Учи меня читать, Эйприл. ДаZcg_hleugbай, или я на тебя настучу.
Мне приходилось садиться рядом с ней и по букZf разбирать сказки о Пышке и её
мишке. Перл следила за моим пальцем, но произносила не т о, что было написано. Она не
умела читать книги, но отлично читала fh_c^mr_.
— Жила -была глупая вонючка Эйприл, и никто её не любил, даже собст_ggu_fZfZb
папа. Они бросили её ihfhcdmoZ -ха!.. а udZd^mfZeb":ihlhfijboh^bl`bjgZylzldZ
и гоhjb т: «Эйприл, сладенькая, не плачь. Перл будет тh_c подругой». Как думаете, будет
Перл дружить с Эйприл? — Она гоhjbeZwlhlZddZd[m^lh^_cklительно читала dgb`d_
Больно толкала меня локтем: — Эй, тупица, оглохла? Я тебе подруга? Подруга? А?
— Нет! Д а! Не знаю, — беспомощно произносила я.
— Сама не знаешь, чего хочешь. Ну да ладно, я тебе помогу. Кто мне не друг, тот мне
смертельный jZ].
В школе было плохо, а дома — ещё хуже. Каждый _q_j когда приближалось j_fy
купания, мне станоbehkv^mjghGZk было так много и k_fgZ^h[uehfulvkyqlh;hevrZy
Мо решила купать нас f_kl_.
Я пыталась спрятаться, но ничего не ureh.
— Вот ты где! — сказала Большая Мо, ulZsbeZ меня из -под кроZlb и слегка
kljyogmeZ — Сладенькая, ты _^zrv себя как мальчишка. Он и тоже не любят мыться. Ты
же не хочешь прослыть замарашкой? Беги скорее. Перл уже  Zgghc Пускает мыльные
пузыри, благослоb_z;h].
Я просила, чтобы она разрешила мне мыться с Эсме.
— Нет, сладенькая. Эсме у нас соk_f ajhkeZy девушка. Ей положено мыться одной.
ДаZc -ка, запрыгиZcdI_je.
Большая Мо удержиZeZf_gy`_e_aghcoаткой. Внезапно она прищурилась:
— Ну -ка, что случилось? Слегка поцапались с Перл, а?
Я помотала голоhc «С легка поцапались» — значит поссорились. Я не осмелиZeZkv
ссориться с Перл.
Мне пришлось мыться f_kl_ с ней. Пока рядом была Большая Мо, Перл _eZ себя
спокойно, только щипалась под слоем пены и царапала мне ноги. Но как только Мо
uoh^beZ чтобы принести с кухни с_`b_ полотенца, Перл затевала сhx любимую игру в
русалок.
— Что делают русалки, Эйприл? — шептала она, придвигаясь ближе ко мне и с_jdZy
зубами.
На бледных руках блестела мыльная пена. Мокрые тёмные hehkuh[e_ieyeb]heh\mb
она станоbeZkvi охожа на голландскую фарфоровую куклу.
— Я с тобой гоhjx Эйприл. Слышишь? У тебя что, уши отвалились? — Она
откидыZeZfg_олосы и засоuала палец mohlZdqlh нем начинало з_g_lv.
— Не знаю… Не знаю, что делают русалки, — пробормотала я, услыша эти слоZ в
перucjZa.
— Ну ты и тупица! Смотри, мокрая, жалкая курица, у русалок длинные рыбьи хhklu
и они умеют — что?
Я сглотнула и стала потихоньку отодb]Zlvky от неё, пока не упёрлась спиной  край
Zggu.

— От_qZc Ты что, язык проглотила, а? — Её пальцы царапали мою нижнюю губу, и
мне пришлось открыть рот. — Нет, hl он, гадость какая! Ну даZc поработай им. Скажи
мне, зачем русалкам хhklu?
— Чтобы плаZlv, — прошептала я.
— Ура! Наконец -то дошло! Праbevgh — чтобы плаZlv!
Она схZlbeZf_gyaZ щиколотки и резко дёрнула. Я сползла gbafhy]hehа ушла под
h^m Я хотела ujаться, но Перл наZebeZkv на меня и не даZeZ kieulv Я слабо
пыталась отпихнуть её ногой, но не понимала, где она. В голо_ шумело,  ушах бурлила
h^Z Я понимала, что он а пытается меня утопить, и  глубине души помимо страха и
отчаяния ощущала торжестh — hl теперь ей достанется. Но g_aZigh она схZlbeZ меня
под мышки и ulhedgmeZgZihерхность. Я глотнула ha^moZbaZju^ZeZdZreyyодой.
— Заткнись, дура, — как ни в чем не быZeh сказала Перл. — Думаешь, ты русалка?
Ты соk_fg_mf__rvieZать. Будем тренироваться. — И она ghь утащила меня под h^m.
Она не k_]^Z меня топила. Часто нас мыла Большая Мо, но, даже когда её не было
рядом, Перл могла вести себя как обычн ая девчонка, плескаться и болтать глупости. От этого
было даже хуже: я каждый миг ждала, что она слетит с катушек.
Но однажды слетела я.

11

Я попыталась убить Перл.
Не нарочно.
Не знаю. Я уже не знаю, как было на самом деле. Помню то, что мне гоhjbeb М еня
спрашиZeb как это случилось, и мне приходилось рассказывать ghь и gh\v Меня
уговариZeb успокоиться и подумать, но я не могла. Я забралась  жёсткий панцирь. Чтобы
ulZsblvf_gyhllm^ZihgZ^h[bebkv[ude_sb.
На_jgh_ я u]ey^_eZ bghатой. Все считали, что я нарочно её толкнула. Может, так
оно и было.
Перл пролетела по ha^mom размахиZy руками, отчаянно hiy разеZy рот так, что
b^g_ebkv k_ её белоснежные зубы. Я думала, она приземлится на ноги и ринется \_jo по
лестнице, чтобы прикончить меня. Но она с грохотом упала на спину и осталась лежать. Её
нога была uернута в сторону. Я думала, она заплачет, но она не проронила ни звука. Я
стояла на_jome_klgbpubkfhlj_eZgZg_z;hevrZyFhFZe_gvdbcIblWkf_fZevqbrdb
— k_ сбежались на кри к. Поднялся шум и гам. Пит зhgbe  больницу, а Мо села рядом с
Перл на корточки, ayeZ её за руку и принялась что -то гоhjblv Перл не от_qZeZ Глаза у
неё были приоткрыты, но она смотрела imklhlm.
— Она померла! — сказал кто -то из мальчишек.
— Нет, он а жиZ, — неуверенно произнесла Большая Мо. — Что случилось? Перл
поскользнулась?
Все a]ey^uh[jZlbebkvdhfg_.
— Это Эйприл её толкнула!
— Конечно, она её не толкала! Скажи, Эйприл!
Я молчала. Я не осмелиZeZkv гоhjblv Боялась, что Перл умерла, и радоZeZkv что
она не сможет на меня наябедничать.
Приехали jZqb Перл приyaZeb к носилкам, погрузили  белый фургон и увезли.
Большая Мо поехала с ней. Её не было kxghqvghdaZтрак у она _jgmeZkvH^gZ.
— Она k_ -таки померла! — сказал кто -то из мальчишек.
Все смотрели на меня, разинуjluOehivyaZkljyebmf_gy горле.
— Эйприл — убийца!
Они k_wlhihторили, даже Эсме, хотя она на_jgydZg_ihgyeZkfukeZwlh]hkehа.
— Прекрати те нести чушь! — велела Большая Мо. У неё под глазами были тёмные
круги, hehku слиплись. — Перл жиZ но ей очень плохо. У неё uихнуты запястья,

сломано бедро, нога и несколько рёбер. Бедняжка про_^zl больнице несколько недель.
Я пискнула от облегчен ия.
— Эйприл, нам надо погоhjblv, — мрачно сказала Большая Мо.
Она ayeZ меня поur_ запястья, будто ей неприятно было держать мою ладонь, и
от_eZ сhxdhfgZlm.
Нам запрещалось туда заходить. Мы u^mfu\Zeb[m^lh;hevrZyFhbFZe_gvdbcIbl
прячут там т елеbahj размером с экран кинотеатра, кожаные диZgu и белые коju Но
телеbahj оказался меньше, чем наш, общий, диZg был обит старой тряпкой, похожей на
платья Мо, а коjh\ не было h\k_ — только тусклый желтоZluc коjhebg Я смотрела на
него k_ремя , пока слушала Мо. А она не спешила умолкать.
— Перл мне k_jZkkdZaZeZWcijbe, — произнесла она.
Я опустила голову.
— Поздно чуklовать себя bghатой! — сказала Мо. — Ты все -таки столкнула её, да?
Я обречённо киgmeZ.
— Нарочно! — тzj^hkdZaZeZFh.
Я была ugm`^_gZkh]eZkblvky.
— Она могла умереть, продолжала Мо. — Мальчики праu ты могла её убить. Я
должна бы пойти ihebpbxgh…
Я молчала. Моё сердце отчаянно билось.
— Но я не хочу скандала. Я hkibluаю детей hl уже дZ^pZlv лет и ни разу не
b^_e а ничего подобного. Я брала к себе самых разных сорZgph. Они могут наставить друг
другу синякоbrbr_dghgbdh]^Zgbh^bgbagbog_iulZekym[blv^jm]h]hI_jekdZaZeZ
что ты набросилась на неё просто так, ни с того ни с сего!
У меня были причины её т олкнуть. Перл была убийцей, четырежды убийцей. Она
порZeZJhamDhehdhevqbdGZjpbkkmbNbZedmgZf_edb_dehqdb.
Я была очень осторожной и никогда их ей не показывала. Я мысленно гоhjbeZkgbfb
когда она была рядом, следя за тем, чтобы мои губы не дb]Z лись. Но я не сошла с ума,
чтобы носить их при себе. Осторожности ради я постоянно их перепрятыZeZ Сначала они
жили  коробке из -под обуb затем переехали  чехол для губки, потом поселились между
страниц книги «Дикие штучки».
Они до сих пор были бы со мной, но Эсме меня u^ZeZ>Zным -даgh^hagZdhfklа с
Перл, мы вместе играли с ними, и она их не забыла.
Мы с Эсме и Перл сидели ^_lkdhcWkf_ebklZeZ`mjgZe;hevrhcFhkexgyя палец
и с треском переhjZqbая страницы.
— Прекрати, Эсме! Ты меня бесиш ь. Что ты его листаешь? Ты k_ раgh не умеешь
читать.
— Умею. Я умею читать. Пра^ZWcijbe? — всполошилась Эсме.
Ты отлично читаешь, Эсме, — согласилась я.
— Чушь собачья. Она не может читать. Она тупая и жирная, как боро, — сказала
Перл.
— Непра^ZylhgdZyLhgdZydZdljhklbgdZ, — сказала Эсме, ly]bая толстый жиhl
и uijyfeyykvih^jZ`Zyfh^_eyf.
Перл передразнила её, но Эсме не обиделась.
— Как эти леди, — сказала она, тыча пальцем dZjlbgdm<g_aZighhgZaZ^mfZeZkv. —
Нарцисса! — сказала она. — Смотри, Эйприл, Нарцисса!
Она была праZ С картинки смотрела та же самая модель, только  купальнике и с
другой причёской. У Эсме был острый глаз, раз она её узнала.
— Нарцисса? — переспросила Перл. — О чем это ub^bhldb?
— Нарцисса — это бумажная кукла Эйприл, — пояснила Эсме. — У неё их много —
одна, д_ljbq_luj_.
— Эсме, замолчи!
Но было поздно. Перл k_ поняла. Она нашла их, пускай не сразу. Я перепрятала

девушек r_jklyghcghkhdghmI_je[uegxodZdmbs_cdb.
После чая я пошла к себе kiZevgxbmидела, что ящик с бельём слегка приоткрыт. Я
раскидала _sb и нашла носок — пустой. Второй носок лежал на самом дне. Внутри были
крошечные кусочки картона k_ что осталось от девушек. Я ukuiZeZ их на коzj надеясь
склеить или прири соZlv недостающие части, как когда -то ногу Розы. Но Перл постаралась
на славу. Она искрошила их dhgn_llb.
Я пыталась hkdj_kblv их у себя  памяти, но Перл удалось искромсать мои мечты. Я
не могла их ожиblv Нарцисса, Роза, Фиалка и Колокольчик осталис ь кучкой нарезанной
бумаги.
Я заплакала.
— Что такое, Эйприл? — спросила Перл, заглядыZy  комнату. Её зубы сверкали. —
Хнычешь, солнышко? Маленькой Эйприл хочется играть с бумажными куколками? Была
охота рыдать над обрезками картона! Ты большая тупица, ч ем наша Эсме. Пойми, детка, это
k_]hebrvfmkhj!
Она схZlbeZ горсть конфетти и шujgmeZ мне  лицо. Жёлтые, красные, сиренеu_ и
синие кусочки бумаги порхнули hdjm]bhk_ebgZолосах.
Я чувстhала себя так, будто меня преjZlbeb  мелкое крошеh Мне хотелось к
мамочке, к папочке, но их больше не было. Я осталась одна. Я стала никем.
Перл покрутила розоuc кусочек, оставшийся от ноhc ноги Розы, которую я так
усердно рисоZeZI_jeaZkf_yeZkvbszedgmeZiZevpZfb[m^lhkfZobая прилипшую грязь.
Я не сд ержалась. Я ринулась на неё. Перл поняла, что шутки кончились. Она пыталась
убежать, но я догнала её на лестнице. Я с силой толкнула её  грудь, она пошатнулась и
упала, скатилась по ступеням gba.
— Ты сделала это нарочно, Эйприл? — поlhjbeZ Большая Мо. — Без всякой на то
причины?
Я киgmeZ Я дейстbl_evgh толкнула её, а что до причины… Причину Большая Мо
никогда не смогла бы понять.
Я никому об этом не рассказывала, даже Мэрион.

12

Может, Мэрион меня бы и поняла. Она странная. Без конца hjqbl если я начинаю
грубить или забыZxaZkl_eblvihkl_ev[m^lhwlh^_eZ_lf_gyom^r_c^_очкой fbj_Gh
узна о моем прошлом, она нисколько не испугалась. Она ayeZ меня к себе. Она всячески
показывает, что до_jy_l мне, — оставляет сумку на b^m не запирает др агоценности, хотя
ей прекрасно из_klghq_fyaZgbfZeZkv «Солнечном береге».
Меня отослали туда, потому что Большая Мо решила, будто я представляю угрозу для
других детей. «Солнечный берег» был особым приютом, сZedhc^eyljm^guokbjhlM этих
сирот был жёсткий характер, особенно у старших. Джина, Венеция и Райанна запраeyeb
местной шайкой. Верхоh^beZ Джина — самая старшая и самая сильная. Её боялись k_
даже некоторые работники приюта. Но меня она приняла с распростёртыми объятиями.
Мне пора домой. П оезд подъезжает к станции. Если мне по_azl я успею домой
раньше Мэрион — у неё как раз заканчиZ_lkykf_gZ книжном магазине. Она по_jblqlh
я была rdhe_.
Утром я её здороh обидела. Пусть Мэрион начала перhc — почему она не подарила
мне мобильный? — но она искренне старалась сделать мне приятное этими серёжками. Я
могу изbgblvkygZ^_lvbobihdjmlblvkyi_j_^FwjbhgK_jz`dbfg_b^ml Она, на_jgh_
купит праздничный торт. Накануне мы вместе рассматриZeb торты у «Марка и Спенсера».
Я позhgxDwlb и Ханне и приглашу их на чай. Только надо будет заставить их поклясться,
что они не расскажут, как я прогуляла школу.
Я не знаю, что им сказать. Могу соjZlv что было лень идти на занятия, но они не
поймут. Они считают меня праbevghc деhqdhc Они ни за что бы не по_jbeb если бы я

рассказала, чем занималась, жиy\ijbxl_Kheg_qguc[_j_].
Этот приют не был похож на остальные. Представьте себе огромный дом в
тюдорианском стиле с большим садом. На hjhlZoисело железное солнце с расходящимися
лучами. Я раскачиZeZkv на этих hjhlZo и гладила, гладила лучи. Однажды я прищемила
палец, а Джина поцелоZeZjZkimor__f_klhbih^ZjbeZfg_p_euciZd_lKfZjlba.
Я была любимицей Джины. Ей нраbehkvdh]^Zyела себя как маленькая, и я нарочно
картавила и сосала палец. Тем летом стояла жара, и Джина соорудила для меня бассейн из
пластмассоhc Zggu Мы загорали на солнце часами. Её тёмная кожа стала оттенка
красного дереZ Она мазала мои тонкие плечи, руки и ноги лосьоном,  точности как
мамочка.
Ночью она тоже была рядом со мной. Они умыкали меня из постели — не каждый раз,
а  дежурстh Билли или Л улу. Что тот, что другая спали как убитые. Шайка Джины
uoh^beZ на охоту. На ueZadb ходили не только мы, но и старшие ребята, только каждый
шёл сh_c дорогой. Джина занималась грабежами. Для того чтобы проникнуть  дом, им
нужна была маленькая, худенькая деhqdZ — то есть я.
Многие люди оставляют окно ZgghcdhfgZluhldjuluf>`bgZih^kZ`bала меня на
h^hklhqgmxljm[mZ^Zevr_ydZjZ[dZeZkvkZfZP_ieyeZkvjmdhcaZnhjlhqdmijhkhыZeZ
голову, протискиZeZkv по пояс, упиралась руками  подоконник с друг ой стороны и
осторожно приземлялась jZdhину.
В самый перuc раз мне показалось, что я застряла. ГолоZ уже была  чужом доме, а
тело и ноги болтались снаружи. Я задрожала и закусила губу, чтобы не проронить ни звука.
Отчаянно рZgmeZkvbihe_l_eZ]hehо й i_jz^m^Zjbшись о холодный фаянс так, что чуть
не лишилась сознания.
Со j_f_g_f я налоqbeZkv но так и не стала испытыZlv от грабежей удоhevklия.
Временами я так боялась попасться, что пачкала трусы. Я кралась по незнакомым коридорам
 полной тем ноте, нащупывала перила, a^jZ]bала от каждого скрипа полоbpu
прислушиZeZkvdojZimaZ^ерями спален и постоянно оглядыZeZkvq_j_aie_qhhiZkZykv
увидеть хозяина, приготоbшегося схZlblvf_gybk^Zlvihebpbb.
Я спускалась на перuc этаж и открывал а заднюю д_jv где стояла Джина. Иногда к
нам ради смеха присоединялись Райанна и Венеция. Они искренне _k_ebebkv а я — нет. Я
ненаb^_eZ наши ueZadb даже тогда, когда k_ шло как по маслу. Но чаще случалось
что -нибудь непредb^_ggh_ Однажды я не смог ла спраblvky с замками и задb`dZfb на
д_jb>`bgZg_l_ji_ebо подсказывала мне с той стороны, что делать. А затем я услышала
звук шаго на _jog_f этаже и шарканье шлёпанце на лестнице. Я отчаянно замахала
Джине через окно кухни. Она показала на передн юю д_jvghrZ]bijb[eb`Zebkvf_gy[u
непременно схZlbebYaZfhlZeZ]hehой, и Джина исчезла.
Я подумала, что она решила меня бросить, и заплакала. Внезапно она пояbeZkvноv
В руке у неё был ботинок. Она разбила окно, схZlbeZ меня и ulZsbeZ наруж у. Когда
хозяин прибежал на зhg мы уже прыгали через забор. В моих hehkZo запутались осколки
стекла, руки кроhlhqbeb — я содрала их о д_jgmx задb`dm, — но мы сумели
udjmlblvky На этот раз. Я со страхом думала, что за этим разом последует ноuc а з атем
ещё и ещё.
Я не просто боялась попасться. Я с ужасом думала о том, что качусь прямиком Z^dZd
k_ hju Мамочка воспитала меня так, что кража bgh]jZ^bgdb с лотка казалась мне
смертным грехом. Когда она обнаружила мой проступок, то отчитала так, чт о ночью я не
могла спать, боялась, что черти заберут меня прямо h сне. Я стала расхитительницей
bgh]jZ^Zbсю оставшуюся жизнь мне следоZehjZkieZqb\ZlvkyaZwlhlihklmihd.
А затем я чуть не убила Перл, и меня поместили bgl_jgZl^eyljm^guo^_l_cY стала
такой же, как они.
Думаю, у меня не было u[hjZK>`bghcg_evay[uehkihjblvGZ>`bgmg_evay[ueh
пожалоZlvky>Zb`Zehаться, h[s_f -то, было некому. Воспитатели постоянно менялись.
Приехала ноZykhljm^gbpZihjm]ZeZkvk<_g_pb_c<_g_pbym^Z рила её по лицу. Та дала ей

от_lgmx пощёчину и уехала, пробы у нас k_]h час — сh_h[jZaguc рекорд даже для
нашего приюта.
Билли продержался дольше k_oghhg[hyeky>`bgmb_zrZcdmHg[hyekyсех, даже
меня. Я научилась смотреть ему  глаза, расширяя зрачки так, что они едZ не лопались. Он
отh^be a]ey^ Он читал моё дело. Должно быть, он думал, что я выбрала его сh_c ноhc
жертhc.
Лулу была доброй и по -сh_fm заботлиhc но очень рассеянной. Она киZeZ и
смотрела на тебя, но все j_fy думала о Бо бе, сhzf парне, который приходил к ней по
ночам и оседал перед телеbahjhf Они носили одинакоu_ футболки. На одной было
написано: «Я люблю Боба», на lhjhc — «Я люблю Лулу». Когда его не было рядом, Лулу
казалась отрешённой, слоghgZkljh_gghcgZ_]hg_ b^bfmxолну.
Я стала тихоней. Я молчала в приюте и  школе. Я устала заh^blv ноuo друзей и
осталась одна. На переменах я пряталась lmZe_l_GZmjhdZog_]hорила ни слоZ=hjZa^h
удобнее, когда тебя считают тупицей, неспособной от_lblv на простейши й hijhk Более
того, я чувстhала себя тупицей. Я жила как  тумане, потому что не успевала выспаться.
Джине, Венеции и Райанне было проще. Они ходили rdhemi_rdhfbfh]ebijh]mebать, а
меня habeb  приютском аlh[mk_ На обеих его сторонах было изоб ражено по солнцу и
написано: «Приют „Солнечный берег“». Кто -то подписал краской из баллончика: «Для
слабоумных». Я чуkl\hала себя замаранной этой алой краской.
Раз  неделю меня h^beb к странной даме,  кабинете которой было множестh
игрушек. Я думала, она учительница и _^zl^hihegbl_evgu_aZgylbyghl_i_jvyihgbfZx
что она была кем -то jh^_ психиатра. В приюте хотели uykgblv кто я — злостная
преступница или слабоумная дурочка, как считали мои одноклассники.
Я не знала, что хуже. Я считала себя зл остной преступницей. Мне часто снилась Перл,
и каждый раз я заноh сталкиZeZ её с лестницы. Теперь я стала ещё и hjh\dhc Вместе с
Джиной я ночь за ночью грабила дома. Соседи начали что -то подозреZlv Приезжала
полиция, задаZeZ hijhku Я чуть не намоч ила штаны, уb^_ людей  форме, но Джина
_eZ себя как ни q_f не быZeh На k_опросы пожимала плечами и удиezgghofudZeZ
Венеция и Райанна тоже держались у_j_ggh.
Парни пытались строить из себя крутых, щетинились и обещали подать  суд за
оскорбле ние личности. Джина скромно усмехалась, зная, что подозрение падает именно на
них.
На меня никто даже не подумал. Мне не стали задаZlvопросо.
Во j_fy bablh  кабинет психиатра я ни о чем таком не рассказывала. Я послушно
играла со странными куклами, у которых были чересчур натуральные ягодицы. Я на_eZ
порядок dmdhevghf^hfbd_bihkZ^beZdmdem -маму анну. Я заперла куклу -папу в шкафу.
Повертела jmdZodmdem -дочку. В домике не было мусорного бака.
Я нарисоZeZ бак фломастерами, но женщина так при стально смотрела на меня, что я
испугалась. Быстро испраbeZ бак на Zam и наполнила её разноц_lgufb ц_lZfb
Красными, жёлтыми, сиренеufbbkbgbfbAZl_fyd_zm^bлению, разрыдалась.
Когда я _jgmeZkv  приют, Джина заметила  моих глазах слезы. Я ра ссказала ей о
Розе, Нарциссе, Фиалке и Колокольчике, о том, как я по ним скучаю. Она решила, что я
соk_f глупая, раз плачу над кусочками бумаги, которые не стоят и пенни. Но я плакала и
плакала, опусти]heh\m.
— Эйприл, не кукситься! — _e_eZhgZ.
Я попр обоZeZi_j_klZlv]jmklblvghgbq_]hg_ышло.
— Я тебя раз_k_exот уb^brv, — пообещала Джина.
В субботу она отпраbeZkv  город без меня. Когда она _jgmeZkv в руках у неё были
Барби. Она протянула их мне.
— Смотри, настоящие куклы! — с гордостью пр оизнесла Джина. — Они куда лучше
бумажных, а?
У кукол были острые пальцы, острые груди и острые колени. Втайне от k_oyсе ещё

оплакиZeZ сhbo бумажных подружек, но эти Барби были поистине роскошными. Я не
могла играть с ними при k_o — Билли и Лулу неп ременно спросили бы, откуда у меня такое
богатстh, — поэтому я забиралась с ними  шкаф, оставляя узкую щёлку, и начинала
фантазироZlv Я u^mfuала, будто это наш дом, где живу я, Барби -Энн, Барби -Бет,
Барби -Крис и Барби -Денис, будто мы делаем друг друг у причёски, меняемся одеждой и
по_jy_fсе тайны.
Иногда Джина забиралась ко мне  шкаф, и мы играли f_kl_ Джина была крупной
деhqdhc и  шкафу станоbehkv тесноZlh Она не умела обращаться с куклами бережно,
растягиZeZbjала их одежду, но я не мо гла её прогнать.
Однажды меня застукали — и не Венеция или Райанна, а _qgh печальная Клэр. У неё
были длинные ломкие hehku и с ней никто не дружил. Она была ненамного старше меня,
училась  начальной школе, но u]ey^_eZ ajhkehc Она и _eZ себя как aj ослая —
крутилась hdjm]iZjg_cbihaоляла им делать k_qlhhgbaZohlyl.
Клэр пыталась подружиться со мной, но Джина дала понять, что не допустит этого.
Время от j_f_gb Кл эр забредала ко мне в комнату и однажды застала меня играющей с
Барби. Она просительно смотрела на меня, но я не осмелилась позheblv ей hclb — не
хотела сердить Джину.
На следующий день Барби пропали. Исчезли из обуghc коробки, где я устроила им
спальню . Их не оказалось  карманах комбинезона и резиноuo сапогах — я перетряхнула
_kvrdZnHgbg_k[_`ZebgZpuihqdZo бельеhcysbdbg_aZернулись fhbfZcdbHgb
не смотрели на меня из рукаh\ieZlvyg_aZ[jZebkv пенал. Их не было нигде, сколько бы я
ни искала.
Я знала, что Джина будет  бешенст_ Она набросилась не на меня, а на Клэр, хотя я
ни слоhfg_h[fhe\beZkvqlhhgZидела Барби. Клэр клялась, что не понимает, чего от неё
хотят, даже тогда, когда Джина принялась таскать её за hehku Я пов ерила ей и попросила
Джину прекратить, но было поздно. Она шujgmeZ сhx жертву об стену и принялась
обыскиZlv её комнату, раскидыZy одежду и ломая _sb Я заплакала, но Джина поняла
меня по -сh_fm.
— Не плачь, Эйприл. Я найду тhbo;Zj[b, — сказала она.
Джина сорZeZihdju\Zehhlrырнула подушки и взялась за матрац. Клэр aизгнула,
и Джина сбросила его с кроZlb Под матрацем лежали мои Барби, заzjgmlu_  белую
папиросную бумагу, будто kZан.
— Я так и знала, что это ты их ayeZ hjh\dZ! — ряdgmeZ Джина. — Ты ещё у меня
пожалеешь.
И Клэр пришлось ещё не раз об этом пожалеть, хоть я и умоляла Джину останоblvky?
Джина сама была hjhкой. Она на_jgydZ украла кукол  магазине. Но это была иная
кража. Она ayeZ их для меня. Такое hjh\klо  нашем при юте считалось само собой
разумеющимся. Как ещё отстоять себя, сhzijZо на жизнь?
Сейчас я считаю любое hjh\klо преступлением. Мне не хочется kihfbgZlv о
прошлом. Почему же я сажусь в этот поезд? Зачем я еду Kheg_qguc[_j_]">`bgZ^Zно
там не жиz т. Ей уже лет дZ^pZlv — дZ^pZlv^а. Не представляю её ajhkehc`_gsbghc
Интересно, чем она занимается? Возможно, сидит lxjvf_.

13

Я доhevgh долго ищу приют. Мне уже начинает казаться, что я его u^mfZeZ Но нет
— hl он. Вот hjhlZ с железным солн цем. Я глажу его лучи и смотрю на белый особняк с
жёлтой д_jvx Я ничего не чуkl\mx Будто играю роль. Обычные hjhlZ Обычный дом.
Быть может, приют перенесли ^jm]h_f_klh.
Кого я обманываю? В пыльной траве Zeyxlky игрушки, у порога раскиданы
_ehkbi еды и скейтборды. За hjhlZfb стоит старый аlh[mk Интересно, за рулём до сих
пор сидит Билли?

Я не хочу b^_lvgb_]hgbEmem^Z`__kebhgbсе ещё здесь работают. Я приехала к
Джине.
Покидая «Солнечный берег», я плакала. Нас с Джиной k_ -таки схZlbeb . Когда мы
_jgmebkv с ночной ueZadb оказалось, что нас поджидают Билли и Лулу. Клэр! Клэр
донесла на нас. Мы не сумели udjmlblvky В куртке Джины обнаружили несколько
компакт -диско триста фунто наличными и золотые украшения, заzjgmlu_ в носоhc
пла ток.
Меня отпраbeb  другой приют. Джину остаbeb  «Солнечном береге», уж не знаю
почему. Быть может, она была слишком ajhkehc или слишком испорченной, так они
решили. Мне сказали, что ноucijbxl — это ноZyозможность начать k_aZghо.
Я не хотела у езжать, но меня никто не слушал. Это самое страшное. Приютским не
оставляют u[hjZOhq_rvbebg_l[m^_rv^_eZlvlhqlhелят.
Мне казалось, меня u]gZeb из «Солнечного берега», потому что отчаялись со мной
спраblvky Я про_eZ там ещё неделю. Мне запре щали общаться с Джиной. Ночные
грабежи прекратились. На д_jvihесили ноucaZfhdZdhсем oh^Zfbыходам под_eb
сигнализацию. Лулу было _e_gh klZ\Zlv посреди ночи и про_jylv k_ ли дети лежат в
кроZlyo.
Я дождалась, пока она закончит обход. Зат ем ue_aeZ из кроZlb и побежала искать
Джину. Я забралась к ней  постель. Она обняла меня и назZeZ сh_c маленькой. Я
заплакала, и Джина, думаю, тоже, потому что её щека стала мокрой. Я прижалась к ней и
просидела так до рассвета.
Больше я её не b^_eZ. Однажды я получила от неё письмо. Джина не любила писать и
просто нарисоZeZ картинку, а сверху красиufb blb_атыми буквами u\_eZ сhz имя и
исцелоZeZjbkmghdihfZ^hc.
На протяжении года я писала ей каждую неделю, хотя даguf -даgh отчаялась
получить от_l.
Я напишу ей ещё раз. В приюте на_jgydZ знают её адрес. Я открываю калитку и иду
по дорожке. Смотрю на д_jvb^ажды стучу.
На пороге пояey_lky блондинка  комбинезоне. Вокруг её талии поyaZgh полотенце.
В hehkZo бесчисленное множестh заколок. Лулу, помнится, заплетала дурацкие косички.
Люди, работающие с детьми, часто одеZxlkydZd^_lb.
— Скажите, здесь k__szjZ[hlZ_lEmem? — спрашиZxy.
Блондинка качает голоhcaZdhedbljykmlky.
— Кажется, когда -то здесь дейстbl_evghjZ[hlZeZEmemghy с ней не была знакома.
— А Билли?
ВноvljykmlkyaZdhedb.
— Ты хочешь их найти?
— Не совсем их. Я ищу одну девушку, Джину…
— Ах, Джину! — гоhjblhgZ.
— Вы её знаете?
— Все знают Джину. — Женщина улыбается.
— Неужели она k__sz`bёт здесь?
— Нет, но она часто нас на_sZ_lMg_zaZf_qZl_evgu_e_dpbb.
— Джина читает лекции?
— Она ездит по k_f приютам нашего округа и разгоZjbает с детьми. Она тhjbl
чудеса. Дети ей до_jyxlihlhfmqlhhgZagZ_ldZdhо им пришлось. А что же ты? — Она с
под озрением смотрит на мою форму. — Ты тоже здесь жила?
— Некоторое j_fyY^jm`beZk>`bghcLhevdhwlhgZерное, не та Джина.
— Джина может быть только одна! Она жиzl соk_f рядом. Видишь многоэтажные
дома? Её кZjlbjZ на _jog_f этаже самого южного здан ия, номер сто сорок четыре.
На_klb_zHgZ[m^_ljZ^Z.
Я иду к многоэтажкам. Мне кажется, это бессмысленно. Моя Джина не такая. Она не

читает лекции. Моя Джина разбиралась только djZ`Zokhзломом.
Зря я k_ это затеяла. Что это за район? На сегодня мне хZlbeh неприятных klj_q Я
рассеянно бреду к зданиям. За моей спиной g_aZigh hagbdZ_l мальчишка на скейте. Я
отпрыгиZx сторону. Он радостно скалится и катит прочь.
Я _^m себя как ребёнок. Дома не такие уж страшные. Некоторые кZjlbju яgh
udmie_g ы: на окнах красиu_ занавески и горшки с ц_lZfb д_jb балконо udjZr_gu
яркой краской. Затем я замечаю u]hj_ший мусорный бак и непристойные надписи на
стенах. Я нажимаю кнопку лифта, жду, как мне кажется, целую _qghklv и осторожно
захожу gmljvklZ раясь не наступить em`m.
Мне нужно на _jogbc этаж, но на полпути лифт останаebается, и  него заходят
дh_[jblh]hehых мужчин. Я сглатыZxbijb`bfZxkvdkl_g_KeZа богу, они _^mlk_[y
так, будто меня здесь нет. Я робко разглядыZx их проколотые б роb думая о том, что
сказала бы Мэрион, заяbkv я домой  таком b^_ Один из мужчин лоbl мой a]ey^ и
показывает мне язык. Тоже проколотый. Я ошарашенно смеюсь и ue_lZxbaebnlZ_^а он
останаebается на четырнадцатом этаже.
Мне кажется, будто я ока залась на _jrbg_ мира. Подо мной простирается город. Я
хZlZxkv за перила, чтобы не упасть. Прохожу по балкону и оказываюсь перед сто сорок
четzjlhcdартирой. Стучу ^\_jv — так тихо, что она jy^eb услышит. Все раghhgZg_
может быть моей Джиной.
На пороге стоит молодая босоногая женщина ^`bgkZobkободной голубой майке. У
неё на руках очаровательный кудрявый малыш. Она смотрит на меня, склони]heh\mgZ[hd.
Это не Джина.
— Простите, — бормочу я, — я искала…
Или k_ -таки Джина? Высокая, широкоплеч ая, темнокожая — и совершенно иная. Она
ajhkeZy стильная и приe_dZl_evgZy Её пышные длинные hehku аккуратно уложены 
косички и заплетены бусами. У неё проколот нос,  ушах серебряные полумесяцы серёжек,
на пухлых руках з_gyl браслеты. Она смотрит не раздражённо, а, наоборот, при_lebо.
Внезапно её улыбка расплыZ_lky^hmr_c.
— Эйприл! — hkdebpZ_lhgZ. — Малышка Эйприл!
Она крепко меня обнимает, не отпуская ребёнка. Я ^uoZx_zagZdhfucaZiZo — запах
пудры и мускуса.
— И все -таки это ты, Джина! — гоhjxybнезапно начинаю рыдать.
— Да, это определённо ты, Эйприл, — смеётся Джина. — Ты всегда была плаксой. И
моей любимой малышкой, помнишь? Кстати, что скажешь о моем настоящем малыше?
Она гордо показывает мне младенца, щекочет его и целует. Ребёнок хохочет и пытается
uернуться.
— Чудесная деhqdZ.
— Это мальчик! Мой маленький Бенджамин. Не смущайся, k_^mfZxlqlhhg^_очка,
такой он хорошенький. И из -за кудряшек, конечно, тоже. Все т_j^yl что его пора
подстричь, а мне кажется, верх безумия — состригать такие кудри, пра^ZfhckeZ^dbc?
Бенджамин смеётся и трясёт голоhcDm^jyrdbih^iju]bают.
— У тебя чудесные hehku, — подт_j`^Zxyrfu]Zyghkhf.
— А тебе, как k_]^Z нужен платок! Заходи, Эйприл. Вот здороh Просто не _jblky
Сколько тебе уже? Одиннадцать? Двенадцать?
— Четырнадцать. Сегодня исполнилось.
— Ого! Ну так с днём рождения!
Она обнимает меня сh[h^ghc рукой и заводит gmljv Коридор о клеен обоями,
зелёными, как h^Z  бассейне. По стенам скачут дельфины. Гостиная фиолетоZy с
красными шторами, красными бархатными подушками и огромной плюшеhc пандой в
красном кресле -качалке. Я иду за Джиной на кухню. Здесь k_ ярко -жёлтое, такое
ослеп ительное, что хочется надеть очки. Джина даёт мне салфетку, сажает Бенджамина на
ukhdbcklmebklZит чайник.

— Классная у тебя кZjlbjZ, — застенчиhoалю я, сморкаясь.
— Ага, здороh ureh Я попросила ребят из «Солнечного берега» помочь мне
раскрасить стены. — Она ставит на стол оранжеu_djm`db. — Ты там уже была?
— Да. Я искала тебя.
— Эйприл, сейчас я сама расплачусь. — Джина ghь меня обнимает. Затем смеётся: —
Ты небось удиbeZkv узна какая Джина стала праbevgZy и Z`gZy" Помнишь наши
ночные ueZadb" Ты была такой крохой, а уже отличным домушником! Карабкалась по
трубе, как обезьянка, `bd — и уже gmljb.
Ты нашла мне замену?
— Нет. С тобой никто не мог сраgblvky Да и расхотелось мне hjh\Zlv Я очень
скучала, детка.
— Ты не писала.
— Я писа ла!
— Ты прислала рисунок.
— Ну, я никогда не любила писать от руки, а компьютера у мальчишек было не
допроситься. Да и не хотелось мне писать. Я не очень -то хорошо жила. НатhjbeZdmqm^_e
о которых жалею. Не подумаjh^beZj_[zgdZ…
— Бенджамина?
— Нет. Тот ребёнок был даghYkZfZ[ueZ_szj_[zgdhf.
Чайник кипит. Я чуkl\mxdZddbiylfhbkh[klенные мысли.
— Что с ним сейчас? — спрашиZxy. — Ты его бросила?
По её щеке ползёт слеза.
— У меня её отобрали. Я была плохой матерью.
— Ты чудесная мать Бендж амину.
— С Эми я была другой. Я любила её, любила до безумия, но  то время я сидела на
этой дряни и сама себя не осознаZeZFg_kgyebdартиру, помогли устроиться, но я даже за
собой не могла следить, не гоhjy о ребёнке. Она часто болела. Я тоже болела. Я hjh\ZeZ
Однажды я попалась. Меня отпраbeb испраbl_evgmxdhehgbxZWfbaZ[jZeb приют.
— О Джина! — Теперь я её обнимаю.
— Нет, не стоит меня жалеть. Я это заслужила. Я сама bghата. Я k_ih]m[beZ.
— Как же они её у тебя забрали, если ты её так любила? Она была тh_c дочкой.
Почему тебе не разрешили её оставить?
— В колонии? На_jgh_ я не слишком сопротиeyeZkv Я чуklовала, что со мной у
неё не лучшая жизнь. Не такая у неё должна быть мама. Я не хотела, чтобы её спихиZeb с
рук на руки, из п риюта  приют, как когда -то меня. Я позhebeZ её удочерить. У неё
замечательная семья. — Джина улыбается скhavke_au. — Не смотри на меня так, Эйприл. Я
хотела как лучше. Она счастлиZ я знаю. И я счастлиZ Когда её у меня забрали, я
букZevgh сходила с ума. Но потом ureZ на сh[h^m и у меня мозги klZeb на место. Я
бросила k_kои глупости — и hldZdZyyklZeZFg_gm`ghk^Zlvdh_ -какие экзамены. Это
трудно, сама знаешь, как мне тяжело писать, но я стараюсь. Я буду социальным работником.
И не таким, как эти старые курицы. Я сумею спраblvky с сорванцами, если они не будут
меня слушать. Но  отличие от других, я знаю, что у них за жизнь. Меня они не обманут. Я
k_ попробоZeZ через k_ прошла. Сейчас я разгоZjbаю с ними, рассказываю, как это
было. Есть крепкие орешки, кого не разубедишь, но младшие меня уZ`Zxl.
— И я тебя уважаю, Джина.
Я краснею от того, как неуклюже это звучит.
— Надеюсь! — гоhjbl она и налиZ_l нам чаю, а Бенджамину — молока. Она
улыбается. — Эйприл, что положено имениннице?
Я хлопаю глазами.
— Торт!
Джина достаёт из шкафа большую коробку. Она открывает её, и я b`mjhahый пирог,
украшенный горошинами «Смартиз», которыми ueh`_ghK^gzfjh`^_gby»

— Я так и знала, что ты сегодня придёшь!
Я смотрю на неё, разинув рот. Джина смеётся.
— Шучу, глупенькая. Я испекла его для одного из соседских мальчишек. Я тут глаguc
организатор детских празднико Бенджамину очень нраblky — все хотят с ним играть.
Когда у кого -нибудь из ребят день рождения, я пеку пирог.
Я kihfbgZx Мэрион. До лжно быть, она уже купила праздничный торт у «Марка и
Спенсера» и ueh`beZ его на любимое хрустальное блюдо. Она не понимает, почему я до
сих пор не _jgmeZkvbardheuHgZот -hlgZqgzlолноZlvky.
Если бы у меня был мобильный, я бы ей позhgbeZKZfZ\ иноZlZ.
Какая чушь! Что за чушь я несу!
И k_ремя, болтая с Джиной, уплетая пирог и угощая Бенджамина кусочками глазури,
я думаю о Мэрион.
Я могу попросить Джину дать мне позhgblv Мне очень этого хочется. Но я не могу.
Мэрион захочет узнать, где я. Ес ли она поймёт, что я прогуляла школу, то здороh
разозлится.
Я могу соjZlv что сижу  гостях у Кэти или Ханны. Но тогда она приедет меня
забрать. Как k_keh`gh!
Не буду ей зhgblv просто поеду домой прямо сейчас, изbgxkv и постараюсь с ней
помириться.
— Джина, мне пора. Моя приёмная мама будет heghаться.
— Ты хорошая деhqdZWcijbe, — гоhjbl>`bgZ.
Я плохая. Я очень плохая.
На прощание Джина крепко прижимает меня к себе. Я обнимаю её, мечтая стать
маленькой, как Бенджамин, чтобы она носила меня на руках.
— Только не пропадай, малышка, — гоhjbl Джина. — Напиши мне. В этот раз я
от_qmdZdiheZ]Z_lkyh[_sZx.
Я еду  hgxq_f лифте, пытаясь сдержать слезы. Выхожу на улицу, смотрю \_jo и
b`m на балконе Джину. Она крепко держит Бенджамина и не может м ахнуть мне рукой.
Вместо этого они оба киZxlfg_]hehами, будто дZlzfguopетка, качающихся на _ljm.
Джина — замечательная мама.
А моя мама — дали ли ей hafh`ghklvgZqZlvсе с нуля?

14

Надо ехать домой.
Я сажусь  метро и еду на hdaZe Ватерлоо. К ак -нибудь udjmqmkv Я udjmqbалась
сотни раз.
У этой сказки печальный конец. Я её так и не нашла.
Какие глупости! Я нашла двух подруг старую и новую. Я уb^_eZ сhx первую
приёмную мать и могилу той, которую зZ ла мамочкой. Сегодня я klj_lbeZ много людей,
но по -прежнему чуkl\mx себя потерянной. Более одинокой, чем когда бы то ни было. Мне
нужна только она.
Как мне её найти? Она может быть где угодно. Все раgh что искать иголку  стоге
сена. Чаинку fmkhjghf[ аке.
Ребёнок со сZedb.
Осталось последнее место.
У меня есть билет. Я могу поехать туда с hdaZeZ.
Или _jgmlvky^hfhcdFwjbhg.
Я не умею принимать решения. Когда я начала жить с Мэрион, мне было трудно
u[jZlv^Z`_khjlqZy<ijbxl_KdZadZl_[ygbdl о не спрашиZ_l;m^v^h[j_rvlhqlh
дали, горячую фасоль или омлет, плюх — и шлёпнули на тарелку. По пятницам полагалось
угощение — булочки с глазурью: розоu_ с Zj_gv_f белые с ягодами или жёлтые с

br_gdhc Я так медленно ела, что булочки успевали разобрать. А пока не съешь обед,
сладкого не будет. ТакоuijZила. Иногда я просила толстушку Джули доесть за меня. Она
лоdh hjhqZeZ bedhc то  сh_c то  моей тарелке. Но затем она сдружилась с деhqdhc
страдаr_c анорексией и платиr_c ей дZ^pZlv пенсо за съеденный обед. Джули стала
ujmqZlvg_f_gyZ_z.
Мне не нужно погружаться ijhreh_qlh[uспомнить «Сказку». Я прожила там пять
лет — дольше, чем где бы то ни было. Я проh^beZ там k_ каникулы, кроме одного
тосклиh]h лета, когда меня отпра beb  лагерь для детей, отстающих  разblbb Там я не
занималась, а помогала hkiblZl_eyfaZgbfZlvkyk^jm]bfb.
Этим летом мы с Мэрион собираемся  путешестb_ Она _azl меня  Италию. Пять
дней на то, чтобы осмотреть статуи, церкb и музеи, и пять дней на берегу моря — ради
меня.
— Иначе нечестно. Отдых такой же тhcdZdbfhc, — сказала она.
Она спра_^ebая, только слишком упёртая. Уже поздно. Что будет, если она позhgbl
Кэти или Ханне и они расскажут, что меня не было  школе? Если бы я сейчас была у Кэти
или Ханны! С ними я чувствую себя такой, как k_ Мы смеёмся, жалуемся на учителей,
мечтаем о парнях и обсуждаем сhbijbqzkdb и фигуры. Мы u^mfuаем будущее, которое
нас ждёт, но не гоhjbfhijhrehfbhlhfhldm^Zfujh^hf.
Они — подруги, о ка ких я мечтала всю жизнь. В «Сказке» у меня были подруги —
замкнутые девочки, отсталые деhqdb хулиганки… такие, как я. Потому -то нас и собрали
f_kl_ «Сказка» — интернат для проблемных детей: отпетых hjh\hd умст_ggh
неполноценных, нерgh[hevguo Нас о дели  одинакоu_ бело -синие платья и синие
блейзеры. Нам раздали одинакоuo плюшеuo мед_^_c  yaZguo сbl_jZo чтобы мы
могли брать их ihkl_ev.
Днём нас разбиZeb на маленькие группки, чтобы уделить каждой особое gbfZgb_ Я
не хотела gbfZgby Я хот ела сидеть  сh_c ракоbg_ надёжно защищённая от беды. В
интернате учились девочки с синдромом Дауна, такие же, как Эсме  доме Большой Мо. Я
подружилась с одной из них, Поппи. Она училась  моем классе и очень любила леденцы.
Поппи каждый день покупала их rdhevghceZке сладостей.
— Леденчики! — радостно hjdhала она ghь и ghь.
Она u]hариZeZwlhkehо так забаghqlhykf_yeZkvместе с ней.
Я хотела сидеть с Поппи и рисоZlv её карандашами. У неё были картинки на k_
букuZenZита. Хорошо бы ло бы тихо, никого не трогая, раскрашиZlv[mdы: «А — арбуз,
Б — банан, В — brgy Но мне приходилось читать, считать и ставить опыты. Я не умела
ни складыZlv цифры, ни клеить модели, поэтому учёба давалась мне с трудом. Я считала
себя умст_ggh отстало й и не понимала, что многое пропустила из -за постоянной смены
школ, и мне трудно сразу догнать остальных.
В «Сказке» отстающих быстро подтягиZeb Через полгода я ощутила, будто мне
надели очки с сильными линзами. Все стало чётким и ясным. Мне не нраbehkv это чуklо.
Я предпочитала жить  мире фантазий. У меня не осталось j_f_gb мечтать. Нужно было
думать, соображать, даZlvhlеты.
Математика, физика и химия остались для меня дремучим лесом, зато я полюбила
уроки английского и  особенности истории. Мис с Бин не даZeZ нам скучать. Она была
старше прочих учителей и u]ey^_eZ доhevgh комично  сhbo пастельных сbl_jZo то
небесно -голубых, то младенчески розоuo то сиренеuo Мы зZeb её Крошкой Бин —
разумеется, не ebph.
Мисс Бин никто не осмелиZeky прекослоblv Она была с нами строже прочих
учителей. Она _qghf_gyihgmdZeZ:
— Постарайся, Эйприл! Ну, соображай! Нет, плохо, ты можешь лучше!
Но она тhjbeZqm^_kZ.
Когда мы проходили римлян, она _e_eZ нам принести простыни. Мы поyaZeb их на
манер тог и устроили римский пир с вином (вишнёuf соком) и сладостями (мисс Бин

принесла домашнее печенье, пряники и кокосовую стружку, а для Поппи захZlbeZe_^_g_p 
Мы склеили макет Колизея (она принесла нам фотографии, сделанные h j_fy летней
поездки  Рим) и населили его картонными римлянами, льZfb и христианскими
мучениками. У меня ёкнуло сердце: я вспомнила несчастных Розу, Нарциссу, Колокольчик и
Фиалку, но затем быстро hreZ h dmk Я сделала фигурку очень сbj_ih]h льZ а затем
гладиатора с мечом, u резанным из зубочистки.
— Молодчина, Эйприл! — hkdebdgmeZfbkk;bg.
А когда мы приступили к Викторианской эпохе, я уже чувстhала себя в сh_c
тарелке. Я уe_deZkv созданием изысканной beeu из картонной коробки и пакета из -под
хлопьеYdhibjhала мель чайшие детали интерьера из книг по истории искусстGhaZl_f
одна из отсталых деhq_dсе напутала и спросила, когда будет пир lh]Zo.
— Нет, не путай с римлянами. Они жили за сотни лет до Викторианской эпохи, —
сказала мисс Бин.
Дети её не поняли. Для н их ky история казалась дреg_c Что римская эпоха, что
Викторианская.
— Вот как мы поступим, — решила мисс Бин. — Мы нарисуем наши фамильные дреZ
и umидите, что ZrbijZijZijZ[Z[mrdb[uebикторианками.
Я замерла. Я не стала участhать  шутках о фа мильных дреZo дядюшке Дубе и
тётушке Вишне. Я даже не ayeZjmqdmY сидела, сложиjmdbgZdhe_gyoGh]lbпились в
ладони.
Мисс Бин ]hem[hf^`_fi_j_oh^beZihdeZkkmihfh]Zylhh^ghcmq_gbp_lh^jm]hc
Она написала для Поппи крупными печатными букв ами слова «мама» и «папа». Та обh^beZ
их карандашом, ukmgm язык от усердия.
Мисс Бин посмотрела в мою сторону:
— ДаZcWcijbeG_kb^b.
Я продолжала сидеть.
Она нахмурилась и напраbeZkvdhfg_:
— Эйприл! Что на тебя нашло? Начинай!
— Не хочу.
— Что ты сказала?
— Я сказала, не хочу, — громко поlhjbeZy.
Все отложили ручки и смотрели на меня с открытыми ртами.
— Мне неинтересно, что ты хочешь. В моем классе ты будешь делать то, что я
гоhjx, — сказала мисс Бин. Она похлопала по чистому листу бум аги. — Немедленно,
Эйприл.
— Ты не сможешь меня заставить, слышишь, старая дура! — закричала я.
Все замерли. Даже я не _jbeZqlhijhbag_keZwlhслух.
— Я не терплю подобной грубости от учениц, — сказала мисс Бин. — Выйди и klZgv
dhjb^hj_.
Я медленно пошла к д_jb раздумывая, не дать ли стрекача, когда окажусь снаружи.
Но  школе негде было спрятаться. Туалет, шкаф с игрушками, бойлерная — _a^_ тебя
найдут. Можно было убежать за ограду, но я ни разу не uoh^beZ за неё с того самого дня,
как сюда прие хала. Тот мир казался мне более далёким и чужим, чем Марс. И я покорно
стояла dhjb^hj_h`b^Zyaонка.
Казалось, прошли часы. В голове з_g_efhckh[klенный крик: «Ты не сможешь меня
заставить!» Мисс Бин на_jgydZ знает массу неприятных способо ugm^bl ь меня сделать
так, как она требует. Я представляла себе жестокие пытки, dhlhjuog_ij_f_gghmqZklоZe
хлыст Викторианской эпохи — она нам его показывала.
Наконец ureb^_очки. Они с удиe_gb_flZjZsbebkvgZf_gyFbkk;bgелела мне
hclb:
— Зайди de асс, Эйприл.
Она закрыла за мной дверь.

— Я требую, чтобы ты больше никогда не гоhjbeZ со мной  таком тоне, — суроh
сказала мисс Бин. — Пожалуйста, изbgbkvaZkою грубость.
— Простите, мисс Бин, — пробормотала я.
Она киgmeZB\u^ZeZihjZabl_evgmxе щь:
— А теперь мой черёд перед тобой изbgblvky Я чувствую, что со_jrbeZ ошибку,
попроси тебя нарисовать фамильное дреh У тебя могут быть сhb причины отказаться.
Мне следоZeh подумать, прежде чем предлагать такое задание. Прости меня, Эйприл.
Надеюс ь, ты примешь мои изbg_gby.
— Да, мисс Бин! Я не хотела Zk обзывать. Точнее, хотела, но только потому, что мне
было очень плохо. Мне нечего писать. У меня нет семьи.
Мой голос дрогнул. Лицо мисс Бин расплылось перед глазами. Я рыдала и не могла
останоbl ься. Я ueZ голос, а она гладила меня по плечу, пригоZjbая:
— Ну -ну…
Учительница дала мне платок, и я ul_jeZebph.
— Успокоилась? — сказала она мягко. — Тогда беги на следующий урок, милая.
Я побежала. Слезы не успели ukhogmlv до конца, и деhqdb ста ли меня утешать,
думая, что мисс Бин uf_klbeZ на мне сhc гне Я не гоhjbeZ им, что на самом деле
произошло. Это осталось между нами.

15

После этого мы с мисс Бин подружились. Разумеется, не так, как дружат ровесницы.
Она осталась строгой учительницей, но я то и дело лоbeZ её улыбку, а после урока
задержиZeZkv с ней погоhjblv Иногда она со_lhала, какую книгу почитать или дарила
открыт ку, посyszggmx искусству. А однажды  субботу, когда мы k_ ещё проходили
королеву Викторию, мисс Бин пришла bgl_jgZlbkdZaZeZqlhihедёт меня гулять.
— Если ты не проти, — сказала она.
Я не знала, что от_lblv Я k_ ещё её побаиZeZkv и думала, чт о с ней будет скучно.
Одно дело — урок истории, другое дело — урок истории длиной p_euc^_gv.
Вышло иначе. Мисс Бин дейстbl_evgh по_eZ меня  музей Виктории и Альберта, но
там оказалось очень интересно. Затем мы пошли  су_gbjguc киоск и купили мед_` онка,
одетого как королеZ Виктория. Потом отпраbebkv  кафе, где k_ было чинно и
по -ajhkehfmFbkk;bgkdZaZeZqlh[uy\u[bjZeZсе, что захочу.
— Что угодно? — уточнила я, разглядыZyibjh`gu_bim^bg]b.
Я так и не смогла u[jZlv между шоколадным тор том и клубникой со слиdZfb Она
заказала мне оба лакомстZ но gZqZe_ уговорила съесть салат. Себе она попросила bgZ
что меня gZqZe_ огорошило. Я испугалась, что мисс Бин напьётся, как папочка, и будет
буянить, но она uibeZ^а бокала и осталась преж ней.
Я думала, что теперь мы _jgzfky  интернат, но мисс Бин по_eZ меня по магазинам.
Она показала мне «Хэрродс». Я чувстhала себя гостьей  сказочном дhjp_ Боялась
дышать от изумления. Меня поразил зал с продуктами, особенно шоколад. Мисс Бин
предло жила мне попробоZlv белую конфету с кремом и рассмеялась, уb^_ блаженное
ujZ`_gb_fh_]hebpZ.
— Вкусно?
— Объедение!
— Тогда ещё по одной. Нанесём удар по диете!
Она похлопала себя по толстому жиhlm На ней был розоuc джемпер,  котором она
походила на гигантскую мармеладину. Но я не стеснялась её. Она мне нраbeZkv.
После этого мы стали часто гулять. Выезжали на природу и ходили пешком. Мисс Бин
рассказывала мне о птицах, дереvyo и ц_lZo Иногда я не слушала. Я погружалась 
собст_ggu_ мысли и пре дставляла, куда мы поедем на чай. Я hh[jZ`ZeZ будто мы одна
семья и поэтому klj_qZ_fky каждые uoh^gu_ Её трудно было представить  роли

бабушки и уж тем более мамы, поэтому  моих мечтах ей отh^beZkv роль эксцентричной
дhxjh^ghclzlb.
Когда приютски е деqhgdb узнали о наших прогулках, они принялись меня дразнить.
Кто -то из них заподозрил мисс Бин  дурных намерениях. Я угрожающе прошипела,
подражая Джине, чтобы они заткнули рты, а не то я им покажу. После этого они оставили
меня ihdh_.
Когда я зака нчиZeZ седьмой класс, мисс Бин решила уйти на пенсию. Почему -то я
этого соk_f не ожидала. В конце учебного года она сказала, что больше не _jgzlky 
школу. Я не знала, как быть. Я сделала каменное лицо, чтобы не расплакаться.
— Будешь скучать по моим ур окам, Эйприл? — rmldmkijhkbeZhgZ.
— Я буду скучать по ZkырZehkvmf_gy.
Мисс Бин стала серьёзной:
— Что же… Я смогу тебя на_sZlvFufh`_fb^Zevr_]meylvihыходным, если ты,
конечно, этого хочешь.
— Хочу!
— Я тоже хочу. Мне нраblky проh^blv с тобой j_fy Но пообещай, что ты не
станешь чувстh\Zlv себя обязанной b^_lvky со мной. Вдруг ты гоhjbrv это из
_`ebости.
Я не _jbeZqlhhgZернётся. Когда мисс Бин попрощалась с нами на общем собрании
и староста школы преподнесла ей часы, чемодан и стопку книг, я разрыдалась. Как ни
странно, не одна я плакала. Я обрадовалась, что строгую мисс Бин так любили. Поппи
залиZeZkv слезами. Мисс Бин подарила ей на прощание горсть леденцо Мне она не
оставила ничего, только потрепала по плечу и прошептал а:
— Я скоро _jgmkvh[_sZx.
Она собрала _sb  ноuc чемодан и уехала за границу. Она прислала мне д_
открытки, а когда _jgmeZkv то  первую же субботу приехала  «Сказку». Мисс Бин
коротко подстриглась, загорела и купила ярко -синие брюки, которые дел али её ещё толще,
но очень ей шли.
— Идём, Эйприл, — сказала она.
— Вы так изменились!
— Я чувствую себя иначе, — сказала она, проh^y рукой по коротко стриженным
hehkZf.
Она сказала, что я могу больше не зZlv_zfbkk;bgедь она уже не моя учительница.
Я могу называть её по имени — Мэрион.
Приезжая  интернат, она заходила к другим учителям и обнимала Поппи, но я знала,
что она здесь ради меня. Она гоhjbeZ что не скуч ает по школе. Мисс Бин учила
итальянский, брала уроки фортепиано и три дня  неделю работала  книжном магазине. А
ещё она купила домик  пригороде и готоbeZkv к переезду. Она от_aeZ меня туда, чтобы
посо_lhаться.
— Мне Z`ghlоё мнение, — сказала она .
Я не понимала, к чему она клонит. Так продолжалось несколько месяце Мы
обсуждали моё будущее. Я хотела быть дизайнером (кроить и шить красные, жёлтые, синие
и сиренеu_ платья), но Мэрион гоhjbeZ что мне надо стать историком. Она осторожно
расспрашив ала меня о моем прошлом. Я ненаb^_eZ эти разгоhju Я была ребёнком со
сZedb Я помнила мамочку и папочку, пускай не h k_o подробностях, и не хотела о них
гоhjblvYhsmsZeZk_[ylZd[m^lhklhxgZершине утёса.
Я не могла понять, зачем Мэрион упорст вует, если b^bl что мне это неприятно. Мы
приudeb щадить чувстZ друг друга. Я не гоhjbeZ с ней о диетах и толстяках (Мэрион
набрала ещё больше веса и купила ноu_rbjhdb_[jxdb hgZg_mihfbgZeZkehо «мама».
— Да заткнись, Мэрион! — не u^_j`ZeZyh днажды.
Мы прогулиZebkv парке Хэмптона.
ЕдZ слоZ ue_l_eb я закрыла рот рукой, опасаясь, что Мэрион преjZlblky  мисс

Бин и накажет меня.
Она не столько рассердилась, сколько расстроилась и попросила меня последить за
тоном:
— Если хочешь, попроси д ругого помолчать, но не гоhjb_fmaZldgmlvky.
— Хорошо. Помолчи, пожалуйста, и прекрати расспрашиZlv меня о приёмных
матерях, — сказала я, коujyy]jZий носком сандалии.
— Надеюсь, ты их ufh_rv когда вернёшься  интернат, — сказала Мэрион.
Помолчала. — Значит, тебе не нраylkyijbzfgu_fZl_jb?
— Нет!
— И ты не хочешь снова жить k_fv_?
Я с подозрением посмотрела на неё:
— А что? Кто -то хочет меня удочерить? — В глубине души поднялся страх.
— Только если ты сама этого захочешь.
— А я не хочу. Уехать из «Сказки»?
— Это как раз неплохая мысль. Эйприл, ты очень умная, тебе только надо на_jklZlv
упущенное. Если ты пойдёшь ohjhrmxrdhembk^ZrvwdaZf_gu…
— Да -да, то смогу поступить на исторический факультет. Я помню. Только никакая я
не умная, я столько в сего не понимаю.
— А ещё у тебя соk_fg_lih^jm]g_kqblZyIhiib.
— Ну и ладно. Мне не нужны подруги. У меня есть ты. Кстати, если меня удочерят, мы
_^v[hevr_g_kfh`_fидеться каждые uoh^gu_.
— Мы будем b^_lvky]hjZa^hqZs_.
— Каким это образом?
Мэ рион напряжённо засмеялась:
— Да, Эйприл, uoh^bllug_lZdZymfgZyYohqml_[ym^hq_jblv.
Я уставилась на неё. Она не от_eZ]eZaZ.
— Ты, на_jgh_ думаешь, это смешно. Так и есть. Я немолода, у меня нет мужа…
Хотя я гоhjbeZ с социальными работниками, и они считают, что это не глаgh_ Но тебе,
разумеется, было бы лучше iheghck_fv_.
— Я не хочу полную семью!
Я думала над её словами. У меня кружилась голоZ Я не знала, хочу ли я жить с
Мэрион. Она была отличной уч ительницей и хорошей подругой, но какая из неё мать? Я не
могла представить себе жизнь с ней под одной крышей.
Она  отчаянии прикусила губу. С моей стороны было жестоко медлить с от_lhf Я
глубоко a^hogmeZ.
— Большое спасибо. Ты так добра, — сказала я т ак, будто речь шла о чашке чая, а не о
соf_klghc`bagbYihiulZeZkvgZclbgm`gu_kehа: — Это было бы… чудесно.
Мэрион сухо улыбнулась:
— Ничего чудесного  жизни со старой hjqmgv_c jh^_ меня. Я буду заставлять тебя
делать домашние задания, читать нота ции, запрещать краситься и носить мини -юбки. Но я
думаю, мы сумеем поладить. Я бы попробоZeZ Разумеется, настоящей матерью я тебе не
стану, но…
— Я и не хочу, чтобы ты станоbeZkvfg_gZklhys_cfZl_jvx.
У меня была мать, пускай я не знала, кто она и что с ней. Я сменила столько приёмных
матерей, что не хотела получить очередную, даже если Мэрион будет так называться только
по бумагам.
— И как мне тебя называть? Мама? Тётя?
— Продолжай зZlv меня Мэрион. А если станешь бузить, мы мигом kihfgbf о
сущестh\ ании мисс Бин!
Процесс удочерения длится долго. Мэрион пришлось пройти специальные курсы, а мне
— klj_lblvky с ноuf социальным работником, Илень. Меня k_ j_fy обсуждали, но за
моей спиной.

— Там решается моя судьба, почему мне нельзя послушать? — спрос ила я Илень.
— Эйприл, тебе это кажется непонятным, но так за_^_gh, — сказала она, поглажиZy
керамического кролика.
— Но почему так долго? Мэрион хочет жить со мной, я хочу жить с ней, зачем столько
тянуть?
— Я знаю, тебе трудно ждать, но мы должны прояв ить осторожность. Подготоblvас
обеих, собрать документы…
Внезапно мне стало плохо.
— Мэрион узнает обо всем, что написано fh_f^hkv_?
— Думаю, она уже знает, — мягко признесла Илень.
— Я думала, это моё личное дело! Она что, знает о кражах, которые мы со_jrZeb с
Джиной?
— Да.
— И… и о Перл?
— Да.
— И по -прежнему хочет меня удочерить?
— Да.
Я замолчала. Илень перегнулась через стол и погладила меня по руке:
— Мэрион k_ понимает, Эйприл. Не hegmcky Я думаю, не должно hagbdgmlv
никаких затруднений. В моей практике уже был случай, когда одинокая женщина удочерила
деhqdmM\ZkkFwjbhgсе сложится замечательно.
У нас k_keh`behkvFh`_l[ulvg_lZdaZf_qZl_evghdZdohl_ehkv.
Я покинула «Сказку». Деhqdb распеZeb песни и желали мне удачи. Поппи пе ла
песенку про леденец — k_]h пять сло зато громко и от души. Я рассмеялась, потом
заплакала и не могла останоblvky Мне не нраbeky интернат «Сказка», но я про_eZ  нем
пять лет и приudeZ считать его сhbf домом. Я осталась  нем чужой, но раз_ это имело
значение? Я kx^m[ueZqm`hc.
Я размышляла о том, смогу ли ужиться с Мэрион. Она приготовила мне голубую
спальню с синими шторами  ц_lhq_d и покрывалом  тон. Она купила мне голубую
ночную рубашку и голубой халат. Я бы предпочла более яркий оттено к и не рубашку, а
пижаму, а халаты я hh[s_ не ношу, но я притhjbeZkv будто очень рада. Я хотела обнять
Мэрион, но мы слишком долго пробыли учительницей и ученицей. Объятие urehdhjhldbf
и нелоdbf.
Мэрион не целует меня на ночь, а гладит по плечу и под тыкает одеяло hdjm] шеи. Я
сбрасываю его, как только она uoh^bl из комнаты. Ненаb`m когда что -то обматыZ_lky
hdjm] головы. Если я h сне забираюсь с голоhc под одеяло, то тут же просыпаюсь от
страха.
Может быть, я про_eZ мусорном баке несколько долгих часо.
Разумеется, я не помню, как это было. Мне только кажется, что я помню.
Я почти приехала. Я сошла с поезда и села в метро. Меня ничто не останоbl Я знаю,
куда идти.
Мне надо разыскать ресторан «Пицца Плейс» на Хай -стрит, если он k_ ещё
существует. Даже если он по -прежнему открыт, наиgh думать, что мусорные баки не
поменяли за столько лет. А ещё наиg__iheZ]ZlvqlhlZfyстречу маму.
Мэрион мне почти что как мать. Она ко мне очень добра. Жес токо заставлять её
heghаться и думать, куда я запропастилась.
Она не станет переживать. Она испугается не больше, чем учительница, не уb^_шая
ребёнка из сh_]h класса на школьном дhj_ Я знаю, как u]ey^bl мать, потерявшая
ребёнка. Я помню искажённое лицо мамы Кэти. Я помню отчаянные крики мамы Ханны. В
тот день нас habeb  научный музей, а на обратном пути у аlh[mkZ спустило колесо. Мы
задержались ^hjh]_Fwjbhgела себя спокойно и хладнокроghHgZm[_`^ZeZjh^bl_e_c
что ничего не могло случить ся, что аlh[mku часто ломаются и скоро дети _jgmlky домой

жиufbba^hjhыми.
ЖиZy и здороZy В этих слоZo она ky Когда я употребила это ujZ`_gb_ в
сочинении, она об_eZ_]h кружком и сказала, что я пользуюсь штампами. Она такая жиZy
что готоZ в ечно подталкиZlv тебя i_jz^ Она такая здороZy что кажется, будто с ней
никогда ничего не случится. Вот она, жиZya^hjhая и надёжная.
Она нужна мне.
Но ещё мне нужна мама.

16

Ресторан никуда не делся. Он стоит на прежнем месте, lmibd_YaZ]ey^u Zx окна.
Посетители едят пиццу. В зале нет одиночек. Из окна не смотрит женщина, мечтающая
увидеть дочь.
Я прохожу мимо и сhjZqbаю lmibd.
Её нет и там.
Не знаю почему, но я плачу. Её здесь и быть не могло.
Я lhfkZfhff_kl_<hlbfmkhjguc[ZdG_ такой круглый и серебристый, как я себе
представляла. Череда ржаuo контейнеро пахнущих отбросами. Не знаю, сущестhал ли
мой бак  природе или же газетчики u^mfZeb его для красоты. Я смотрю на контейнеры и
мелко, часто дышу. Как можно бросить младенц а wlmqzjgmxонючую пасть? Я много раз
представляла себе эту картину, но не догадывалась, что здесь стоит такой смрад.
Представляю, как от меня несло после этого мусора. Но студент не содрогнулся от
отjZs_gby а согрел меня под рубашкой. Так было напи сано  газете. Быть может, k_ это
u^mfdb.
Это моя жизнь, а я не знаю, где g_cijZда, а где вымысел. Что -то я придумала сама,
заполняя пробелы. Мне кажется, что меня не существует. Каждый рисует меня по -сh_fm
как ему удобнее.
Я не знаю, где настоящая я. Я не знаю, кто я.
Почему её нет? Неужели она даже не вспоминает обо мне  день моего рождения?
Неужели ей не хочется знать, какой я ujhkeZ"Y^mfZxhg_cdZ`^uc^_gvbdZ`^ucqZk.
Ей нет до меня никакого дела. Она родила меня, u[jhkbeZ  контейнер и больше
никогда не kihfbgZeZ Что это за мать, которая избаey_lky от собст_ggh]h ребёнка?
Может, она и не стоит того, чтобы её искать. Она не хочет, чтобы я её нашла. Она не
оставила мне ни записки, ни клочка одежды, ни даже пелёнки.
Я бью ближайший конт ейнер кулаком. Больно. На костяшках uklmiZ_l кроv и я её
слизываю. На стенке контейнера нацарапаны ругательстZ Я читаю их kemo А ещё —
цифры. Одиннадцать цифр. Телефон. А снизу тем же почерком: «Позhgbfg_fZeurdZ.
Я читаю и читаю эту надпись.
Он а оставлена здесь для меня.
Нет, это безумие. Она не имеет ко мне никакого отношения. Парень с девушкой
klj_qZebkv в этом тупике и теперь хотят сyaZlvky друг с другом. «Малышка». Простое
обращение. Грант назыZeOZggmfZeurdhc?cwlhhq_gvgjZилось, а мы с Кэти тайком от
неё считали, что это звучит так, будто он не считает нужным запоминать её имя.
А ^jm]fZeurdZ — это k_`_y"HgZfh]eZg_qblZlv]Za_lbg_agZlvfh_]hbf_gb
Это её единст_gguckihkh[h[jZlblvkydhfg_FZeurdZ?zfZeurdZHgZhk тавила номер.
Надо только позhgblv…
У меня остался фунт. Я могу сделать зhghd.
А ещё я позhgx Мэрион. Непременно позвоню. Как только решу, что мне делать. Я
роюсь  кармане и ulZkdbаю карточку с телефоном Тани. Я списываю на неё
нацарапанный номер и три слоZ под ним. Записанные моим почерком, слоZ наполняются
большим смыслом.
Я uoh`m из тупика. У меня дрожат колени. Я иду мимо окон «Пицца Плейс» к

аlhfZlmqmlvgb`_ihmebp_.
Осталось набрать номер — и я её услышу.
Если захочу.
Разумеется, я этого хочу.
Или нет? Я напугана. А если она окажется не такой, как я себе представляла? Вдруг она
строгая, злая или просто дурочка? После этого зhgdZ я уже не смогу рисовать её так, как
мне нраblkyYg_kfh]mыдумывать причины, по которым она бросила меня dhgl_cg_j.
Надо ей позhgblvHgZ`^zl у телефона и надеется. Быть может, она ходи ла сюда год
за годом, думая, что однажды я пояexkv Быть может, она пыталась меня отыскать.
Мечтала, что однажды мы встретимся. Вдруг я нужна ей так же, как она мне?
Я очень хочу позhgblv.
И очень боюсь.
Мне не обязательно с ней гоhjblv Достаточно набр ать номер и слушать. Слушать её
голос.
Я захожу  будку и достаю монету. Руки у меня трясутся, и она выскальзывает. Здесь
пахнет так, слоgh будку используют как туалет. Меня подташниZ_l Что я здесь делаю?
Почему не еду домой? «Позhgb домой. Скажи Мэрио н, что ты жиZ здороZ и скоро
_jgzrvky.
Но что, если я позhgx маме и она решит забрать меня к себе? Вдруг мы встретимся,
обнимемся и уже не сможем разлучиться? Что будет с Мэрион?
Я не могу ей позhgblv.
Я позhgxdhfm -нибудь другому и попрошу со_lZ.
Кэти? Ханне? Они мои подруги. Они k_]^Z готоu помочь. Но если рассказывать, так
с самого начала, а иначе они меня ни за что не поймут.
Я зhgxLZg_HgZkgbfZ_lljm[dmihke_i_j\h]h]m^dZ.
— При_lWlhLZgy, — на одном дыхании гоhjblhgZ.
— Таня, это я, Эйприл. Прости, ты ждала зhgdZ"Yfh]mi_j_aонить позже.
— Нет -нет, что ты. То есть при_lWcijbe.
— Таня, я не знаю, что мне делать. У меня есть номер. Возможно, мамин. А скорее
k_]hg_lGhy[hxkvaонить. Безумие, да?
— Есть немного!
— Тебе ник огда не быZ_lkljZrgh?
— Нет! Ну, иногда. Но если хочешь чего -то, придётся рискнуть.
— Я не знаю, чего я хочу. Понимаешь, если это мама и она окажется милой и любящей,
то k_ порядке. А если она соk_f^jm]Zy"Qlh_keb…
— Ой, да прекрати ты со сhbfb « если»! Позhgb ей! Позhgb а потом зydgb мне и
расскажи, как k_ijhreh.
— У меня не хZlbl^_g_]Yl_[_ihlhfihaоню.
— Тебе нужен мобильный.
— Знаю.
— У меня роскошная модель. Две линии, память на кучу SMS, k_qlhohq_rv.
— Здороh.
Таня a^uoZ_l:
— Только мне никто не шлёт SMS. И не зhgbl.
— Ну я же позhgbeZLufg_hq_gvihfh]eZ.
— Что решила?
— Рискну.
— Все будет хорошо. Поверь старой мудрой Тане. — Её голос _k_e__l. — Открою
бюро добрых со_lh по телефону. ДаZcWcijbeM^ZqbG_^j_cnv.
Я _rZxljm[dmHklZehkvkhjhdi_gkh. Вернуться домой и позhgblvhllm^Z"Fg_g_
хZlblремени хоть что -то объяснить.
Сколько j_f_gbaZgbfZ_lnjZaZA^jZствуйте, вы моя мама?»

Чего же я жду?
Я набираю номер. Гудок, lhjhclj_lbcbот на другом конце снимают трубку:
— Алло?
Мужской голос. Боже мой, и что теперь делать? Я сглатыZxYg_gZoh`mkeh.
— Алло? — поlhjy_lhg.
Мне нечего ему сказать. Можно _rZlvljm[dm.
— Подождите, — быстро гоhjblhg[m^lhqblZ_lfhbfukeb. — Кто u?
— Вы… вы меня не знаете.
— Ты не малышка? Ну конечно, ты уже не малышка. Ты не та деhqdZdhlhjmxgZreb
fmkhjghf[Zd_?
— Я даghg_fZeurdZFg_q_lujgZ^pZlv.
— Исполнилось сегодня, — гоhjbl он. — С днём рождения, Эйприл. Или ты уже не
Эйприл?
— Эйприл. Но откуда вы ме ня знаете? — Я замираю. — Вы мой папа?
— Нет! Хотя, странное дело, я k_]^Z думал о тебе как о сh_c дочурке. По_jblv не
могу, что слышу тhc]hehkYg_fh] udbgmlvl_[yba]hehы. Пытался тебя разыскать, но
мне сказали, что тебя удочерили, и я не хотел пугать тебя прошлым. Не знаю, что тебе
рассказали, но ты знаешь про мусорный бак, раз нашла мой номер!
— Значит, ulhlklm^_gl который меня спас? Фрэнки? — Я смотрю на дисплей. — О
нет, у меня заканчиZxlky^_gv]b!
— Ничего страшного. Позhgbhi_jZlhjm и скажи, что зhghdaZfhckqzl.
Идут гудки.
— Обещаешь, Эйприл? Обещаешь перезhgblv?
— Обещаю, — гоhjxybgZkjZat_^bgyxl.
Я зhgxhi_jZlhjmgZau\Zxghf_j — и hlfukghа на сyab.
— Спасибо тебе, спасибо! Я ждал четырнадцать лет. Я бы не пережил, е сли бы ты
сноZbkq_aeZ! — гоhjblhg. — Где ты? ДаZcстретимся!
— Я ^\morZ]ZohlIbppZIe_ck.
— Я сейчас буду! Мне ехать k_]h дZ^pZlv -тридцать минут. Ты не проти"
Поужинаем пиццей?
— Договорились. Ты там с кем?
— Ни с кем.
— Как? Ты там соk_fh^gZ?
Он так ужасается, будто он дейстbl_evghfhchl_p.
— Со мной k_ohjhrh.
— Подожди! Где тhyk_fvy"HgbagZxlqlhlulZf?
— Моя приёмная мама, она… Нет, hh[s_ -то она не знает, где я.
— Она не будет hegh\Zlvky?
Я сглатыZx:
— Будет.
— Эйприл… Не плачь.
— Я ей так и не позhgbeZYсе собиралась, но не могла решиться, а теперь…
— Вот что мы сделаем. Позhgb_cijyfhk_cqZkH[tykgb]^_luKdZ`bqlhykdhjh
подъеду. После ужина я от_am тебя домой или посижу  ресторане, пока она сама за тобой
не приедет. Эйприл… Эйприл, ты запомнила?
— Думаю, да.
— Позhgb_cijyfhk_cqZk — за её счёт, хорошо?
— Да.
— А потом иди IbppZIe_ckbaZdZ`bсе, что хочешь — я оплачу, когда приеду.
— Вы… вы так добры.
— Я так долго мечтал об этом дне! С той самой секунды, когда спрятал тебя под
рубашкой…

— Все пра^Z[uehlZddZdgZibkZgh газете?
— Ну конечно. На тебе не было одежды. Ты совершенно замёрзла. Я хотел тебя
согреть.
— У моей мамы не нашлось для меня даже шарфа или сbl_jZ?
— Мне ка жется, она не была готоZdlоему пояe_gbx.
— Она так и не пришла?
— Нет. Я постоянно выходил смотреть, но она так и не объявилась. Я хожу туда
каждый год перh]hZij_eybhklZ\eyxl_e_nhgFhy`_gZkqblZ_lqlhyg_ себе.
— Вы женаты?
— У меня дh_ku но_cDh]^Zy[jZebogZjmdblhспоминал о тебе. Я так хотел тебя
увидеть и убедиться, что тебе хорошо. Эйприл, тебе хорошо? Ты сказала, у тебя есть
приёмная мама. Вы ладите?
— Да. Но сейчас она на_jgydZне себя от гнеZ.
— Позhgb ей! И дай ей мой мобильный, чтобы она со мной созhgbeZkv Вдруг она
будет протиgZr_cстречи.
— Но вы спасли мне жизнь!
— Не драматизируй. Рано или поздно тебя бы кто -нибудь обнаружил, не я, так другой.
Но я очень рад, что это оказался именно я. Хорошо, я лечу к тебе. Я ukhdbcl_fghолосый,
на мне синяя джинсоZydmjldZ…
— А я маленькая, у меня длинные с_leu_олосы…
— Точь -в-точь как я себе представлял! Не могу дождаться, когда тебя уb`m.
Я _rZx трубку, а руки дрожат. Он гоhjbe так искре нне. Он дейстbl_evgh любит
меня, хоть я ему и никто.
Мэрион любит меня, хоть я ей и никто. Я себя просто обманывала. Иногда мне хочется,
чтобы она любила меня чуть меньше, но раз_ сердцу прикажешь? Она пережиZ_l из -за
каждой мелочи. Рассердилась, когда я проколола уши, только потому, что игла могла быть
плохо простерилизоZgZ Когда у меня разболелась голоZ она помчалась со мной 
больницу, боясь, что я подхZlbeZ менингит. А когда застрял наш аlh[mk Мэрион только
притhjyeZkv спокойной. Она так отча янно теребила подол сh_]h розоh]h сbl_jZ что он
расползся. Она больше не смогла его надеть.
Мэрион с радостью обняла бы меня, если бы я только позhebeZWlhyhllZedbала её.
Это я не подпускала её к себе. Не хотела чересчур сближаться с ней. Я не хот ела, чтобы
Мэрион стала мне мамой. У меня была мама.
Я так долго жила надеждой её разыскать. Думаю, мне уже никогда её не найти. Это она
— ненастоящая мама.
Я зhgxhi_jZlhjmbgZau\Zxghf_jFwjbhgHi_jZlhjkijZrbает, готоZebFwjbhg
оплатить зhghdB hlgZkkh_^bgyxlYg_fh]m]hорить. Я только плачу.
— Мэрион, прости… прости меня…
— Эйприл, с тобой k_ohjhrh? — отчаянно пытается докричаться она.
— Да, k_ хорошо. Со мной _kv день случались удиbl_evgu_ _sb Прости, что я не
зhgbeZLuhq_gvол ноZeZkv?
— Ну конечно! Я уже зhgbeZ полицию.
— Ой, нет! За мной охотится полиция?
— Они ищут тебя, глупенькая. Чтобы при_alb домой целой и неj_^bfhc Где же ты
была? Я зhgbeZ Кэти, Ханне, k_f кого могла kihfgblv Я гоhjbeZ с Илень…
Рассказала ей , как мы поссорились.
— Прости меня, Мэрион. Я _eZ себя как испорченная, неблагодарная деqhgdZ
Серёжки очень красиu_.
— Веришь или нет, я k_ -таки дала слабину и купила тебе мобильный телефон.
— О Мэрион!
— Но теперь я не знаю, дарить его тебе или нет. Впрочем, я хотя бы буду знать, где ты
бродишь. Ты с_eZf_gykmfZWcijbe.

— Прости. Я не хотела. Я k_ j_fy думала о прошлом, о том, как меня udbgmeb 
помойку, и… Мэрион, ты ни за что не угадаешь, что случилось!
Она перестаёт дышать.
— Ты нашла её? Т ы нашла сhxfZfm?
— Нет. Нет, я нашла Фрэнки, помнишь, студента, который ulZsbef_gyba[ZdZ!
Я рассказываю, что мы догоhjbebkv klj_lblvky  «Пицца Плейс». Мэрион сноZ
начинает heghаться, записывает номер его мобильного и решает приехать.
— Но ведь это далеко, а ты так устала!
— Ещё бы!
— Прости меня, Мэрион.
— Вот погоди, приеду, и ты у меня узнаешь!
— Небось жалеешь, что ayeZkv меня опекать? — Я останаebаюсь на полуслове. —
Да? Ты за этим зhgbeZBe_gv"Luj_rbeZhlf_gyhldZaZlvky?
— Что ты, Эйприл! Конечно же, нет. Ты моя деhqdZ.
— А ты — моя, — от_qZxy.
Когда я _rZxljm[dmFwjbhglh`_ieZq_l.
Я промокаю глаза, сморкаюсь и иду  «Пицца Плейс». Я думаю о маме, которая шла
этим же путём четырнадцать лет назад. Теперь фантазия каж ется мне далёкой и зыбкой.
Я не знаю, дейстbl_evgh ли она такая, как я представляла. Она может оказаться кем
угодно. Я сяду рядом с ней  аlh[mk_ пройду мимо в толпе, но мы не узнаем друг друга.
На_jgh_ глупо придаZlv такое значение кроghfm родству, когда это единст_ggh_ что
Zkkязывает.
Удиbl_evgh как я могла любить её k_ эти годы. Мне скорее нужно было
hag_gZидеть её за то, что она u[jhkbeZ меня  мусорный бак. Я бы не смогла так
поступить со сh_c^hq_jvxqlh[ugbkemqbehkvY[uh[gye а её, прижала к себе и никому
не отдала. Я буду сhbf^_lyfohjhr_cfZl_jvx.
У меня нет мамы. Но когда -нибудь я сама стану мамой.
Настоящей мамой.
Я захожу  «Пицца Плейс». Официант улыбается, подh^bl меня к столику и
спрашиZ_lh^gZybebdh]h -то жду.
Я мгно_gb_dhe_[exkv.
— Я жду… сhxk_fvx, — от_qZxy.

Я закончу эту по_klvghым началом.
— Поразительно, Эйприл! У меня такое чувство, что мы давным -давно знаем друг
друга, — говорит Фрэнки.
— Да. У меня такое же чувство. Не могу поверить, что все это на самом деле. Я
часто фантазирую. Особенно о том дне, когда я родилась.
— Я его прекрасно помню. Я расскажу тебе о нем во всех подробностях. Это был
самый необычный, самый удивительный день в моей жизни. Я готов все отдать ради моих
мальчикоghihq ему -то, впервые поднимая их на руки, я не испытывал такого чувства, как
тогда. Я тебя обязательно с ними познакомлю. С ними и с моей женой.
— А я познакомлю тебя с Мэрион, моей приёмной мамой.
— Она не запретит нам b^_lvky?
— Конечно нет.
— И мы всегд а будем вместе праздновать твой день рождения.
Я радостно киваю. Я так счастлиZqlhgZqbgZxieZdZlv.
— Прости. Ничего не могу поделать. Я все время плачу.
— Если бы ты не плакала, лёжа в баке, я бы тебя не нашёл. Твой плач спас тебе
жизнь, Эйприл.
Он берет меня за руку и рассказывает о первом дне моей жизни. Как я выглядела, как
плакала, как сжимала его палец крохотным кулачком. Он дарит мне осознание себя. Кусочек

истории. Моё начало.
X