ШЛЕМЫ МНОГОСЕГМЕНТНОЙ КОНСТРУКЦИИ У ВОСТОЧНЫХ ВРАГОВ ПОЗДНЕЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ: НАХОДКИ ИЗ ЦАРИЦЫНО (РЯЗАНСКАЯ ОБЛ.) И ИХ МЕСТО..

Формат документа: pdf
Размер документа: 2.46 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

ЛЕСНАЯ И ЛЕСОСТЕПНАЯ ЗОНЫ
ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ
В ЭПОХИ РИМСКИХ ВЛИЯНИЙ
И ВЕЛИК О ГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ
НАРОДОВ
Конференция 4
ЧАСТЬ 2

ЛЕСНАЯ И ЛЕСОСТЕПНАЯ ЗОНЫ
ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ
В ЭПОХИ РИМСКИХ ВЛИЯНИЙ
И ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ
НАРОДОВ
Конференция 4
ЧАСТЬ 2
ТУЛА ? 2019
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК ?КУЛИКОВО ПОЛЕ?
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ

Лесная и лесостепная зоны Восточной Европы в эпохи римских влияний и Великого пере -
селения народов. Конференция 4. Часть 2 / Ред. И. О. Га в р и т у х и н, А. М. Воронцов. ? Ту л а: Го с.
музей-заповедник ?Куликово поле?, 2019. ? 366 с.: ил. + 8 с. цв. вкл.
ISBN 978?5?903587?66?7
Вторая часть сборника научных стате й сформирована по итогам работы четверто й международной конфе - ренции ?Лесная и лесостепная зоны Восточной Европы в эпохи римских влияний и Великого переселения на - родов?, которая прошла в ноябре 2012 г. на Куликовом поле. Представленные материалы связаны с изучением важнейших событий в истории Восточно й Европы середины I ? VII в. н. э. Значительная часть статей посвящена исследованиям Окско-Донского региона.
УДК 902/904 ББК 63.4
ISBN 978?5?903587?66?7 ? Го с у д а р с т в е н н ы й м у з е й-з а п о в е д н и к ?Куликово поле?, 2019
УДК 902/904 ББК 63.4 Л50
Л50
Утверждено к печати ученым советом
Института археологии Российской академии наук
Р е д а к т о р ы:
И. О. Га в р и т у х и н
к.и.н. А. М. Воронцов
Р е ц е н з е н т ы:
д.и.н. А. М. Обломский
к.и.н. Н. В. Лопатин

Эта книга ? вторая часть сборника, содержащего
материалы 4-й международной конференции ?Лесная
и лесостепная зоны Восточной Европы в эпохи римских
влияний и Великого переселения народов?, проведен -
ной Государственным музеем-заповедником ?Кулико -
во поле? и Институтом археологии РАН 13?17 ноября
2012 г. Первая часть сборника увидела свет в 2015 г.
(к началу 5-й конференции).
Столь долгая задержка с публикацией второй части
объяснима целым рядом причин. Среди них и те, в ко -
торых есть и наша (редакторов) вина. Мы просим снис -
хождения и прощения у авторов статей, чьи труды столь
долго пролежали втуне, и у читателей, для которых
было отложено знакомство с рядом замечательных, на
наш взгляд, идей, наблюдений, материалов.
Выбор, почему ряд статей ушел в первую часть
сборника, а другие ? во вторую (подготовить обе у нас
не было сил), был непростым. Треть части 1 сборника
заняли публикация результатов раскопок на городи -
ще Велегож (Тульская обл.) и аналитические статьи по
этим находкам. Это было вызвано тем, что велегож -
ские материалы уже получили известность и широкий
резонанс среди специалистов, ожидавших скорейшей
публикации памятника. Важно было и задать первый
для Верхнего Поочья (и не только) опыт сочетания:
а) полной и отвечающей современным требованиям пу -
бликации полученных на памятнике материалов, б) их
многосторонним анализом ?узкими? специалистами. В
остальных статьях этой части сборника мы постарались
представить, хотя бы пунктирно, затронутые на Конфе -
ренции темы и регионы.
Конечно, ряд идей и материалов, ныне составля -
ющих вторую часть нашего сборника, не могли долго
оставаться никак неопубликованными. Мы понимаем
коллег, которые представили часть этих наработок в
других изданиях. Причем, как правило, они ссылались
на работу ?в печати?, сданную в наш сборник. Теперь
мы закрываем эти пробелы в ?пазлах? взаимосвязанных
ссылок. Некоторые статьи были доработаны авторами,
другие, с согласия авторов, публикуются практически в
первоначальной редакции.
Статьи этого сборника, как и во всех предшествую -
щих, сгруппированы по ?опорным? регионам, хотя, конеч -
но, поле аналогий и контекстов, привлекаемых нашими
авторами для анализа географически компактной группы
вещей, далеко выходят за рамки региона, откуда группа
находок происходит. Это и стало поводом для рассмотре -
ния отнюдь не локальных процессов и закономерностей,
отражающих их проблем и перспектив исследований.
Тематика большей части статей нашего сборника
уже отражена во введении к части 1. Остановимся лишь
на произошедших изменениях в сборнике и дополне -
ниях, в т. ч. и к нашим же прошлым комментариям. Тра -
диционно мы открываем наш сборник Окско-Донским
блоком. Повторим, что этот регион имеет приоритетное
значение далеко не только из-за места, где проводит -
ся наша конференция, но и как одна из ?зон прорыва? в
отечественной археологии по проблемам эпох римских
влияний и Великого переселения народов.
Статья Ольги Сергеевны Румянцевой о полихром -
ных бусах, найденных в Среднем Поочье, продолжает
блок ее исследований о бусах Поочья и прилегающего
Поволжья. Мы надеемся, что все эти наработки пред -
станут и в виде монографии. Уже публикуемые ?набро -
ски? к ее частям дают новые перспективы в понимании
связей культур огромного региона на стыке лесной и
лесостепной зон Восточной Европы. С другой стороны,
это ? важный шаг в понимании распространения бус
(самой массовой группы импорта) далеко вне зоны их
изготовления.
Отработка Ильей Рафаэльевичем Ахмедовым од -
ной из групп клинкового оружия, представленного
в Среднем Поочье и ряде соседних регионов, как и
многие другие работы этого специалиста, позволя -
ют увидеть обширную часть ойкумены эпохи Великого
переселения народов в ее единстве, и, одновременно,
своеобразии в каждом ее локусе. Действительное по -
нимание многократно затрагивавшейся проблемы со -
отношение ?общего и особенного? возможно лишь на
основе таких работ.
Статья Адама Леха Kубика и Олега Александрови -
ча Радюша еще раз демонстрирует, что реальный про -
рыв в понимании развития целой категории вещей, в
т.ч. таких выразительных и, несомненно, знаковых, как
шлемы, может происходить на основе анализа находок,
весьма далеких от цивилизационных центров, где такие
находки (и, что очень важно, их археологический кон -
текст) по разным причинам известны хуже. Результат
значим и для понимания, как развивалось вооружение в
мировых центрах, и для понимания культур, весьма (но,
как видим, не совсем) далеких от них.
Статья Ольги Юрьевны Потемкиной, Александра
Сергеевича Сыроватко, Екатерины Андреевны Кле -
щенко, Марии Всеволодовны Добровольской, Ната -
лии Геннадиевны Свиркиной планировалась как первое
предварительное сообщение об очень интересном
памятнике ? Соколова Пустынь, материалы которого
дают новые перспективы в исследовании культур Ок -
От редакторов

6 От редакторов
ского региона. Мы оставляем эту статью в первоначаль -
ном виде, надеясь, что, помимо ряда опубликованных
работ по рассмотрению отдельных аспектов памятника,
будет и систематическая публикация всей полученной
на нем информации.
Работа Александра Анатольевича Красноперова
продолжает цикл его исследований полихромных сти -
лей в основном позднесарматского времени не только
тематически, но и структурно. При этом важно наличие
каталогов находок и иллюстрационного блока, облег -
чающего участие коллег в обсуждении затронутых про -
блем, к чему призывает автор. Отметим и дополнения к
предшествующим работам, а также исправление вкрав -
шихся туда недочетов, в т. ч. и по вине редакторов. Мы
приветствуем такой подход к делу.
Михаилом Васильевичем Любичевым в нашем сбор -
нике публикуется лишь небольшой фрагмент его иссле -
дований по хронологии черняховской культуры Днепро-
Донецкого региона, имеющих, конечно, более широкое
значение. Для полной публикации этих наработок по -
требовалась бы отдельная книга, актуальность которой
очевидна. Важно и введение в научный оборот матери -
алов из раскопок могильника и селища Войтенки, моно -
графии о которых многие специалисты тоже с нетерпе -
нием ждут.
Статья Кирилла Валерьевича Мызгина публикуется
в виде, близком тексту его дискуссионного доклада на
нашей конференции в 2012 г. Свои идеи о попадании
к варварам римских серебряных монет он отразил в и
ряде последовавших затем работ. Но эта ? была пер -
вой развернутой публикацией и именно на этот вариант
прошли ссылки в его более поздних исследованиях. Ко -
нечно же, эта статья имеет отнюдь не историографиче -
ский интерес, а наш сборник открыт для дискуссий по
затронутым проблемам.
Практически без изменений публикуется и статья
Анны Анатольевны Кадиевой. Напомним, что коллек -
ция графини Прасковьи Сергеевны Уваровой из Верх -
ней Рутхи (Северная Осетия) сформировалась более
столетия назад. На этом фоне небольшая задержка
полноценного введения этих вещей в научный оборот
не слишком бросается в глаза. Главное, что эти заме -
чательные находки наконец стали доступны широкому
кругу исследователей, который далеко не исчерпывает -
ся кавказоведами.
Статья Станко Трифуновича о замечательном мо -
гильнике рубежа эр в Чуруге (Сербия) и его контексте
осталась в жанре предварительного сообщения. Вве -
дение всего этого памятника в научный оборот плани -
руется отдельной книгой. Пока же публикация в нашем
сборнике ? самая полная. Отметим и приятное для нас
желание автора представить эти материалы впервые
именно на русском языке, памятуя как об интересе ряда
российских исследователей (например, зарубинецкой
культуры) к балканским находкам, так и внимании к се -
верным связям балканских народов его учителя, недав -
но ушедшего от нас выдающегося сербского ученого
Джордже Янковича (1947?2016).
Выбор Деяном Радичевичем, тоже учеником Дж. Ян -
ковича, темы своего доклада и статьи также продикто -
ван стремлением привлечь широкий круг коллег, чита -
телей нашего сборника, к балканским находкам, но уже
позднеримского времени. Причем внимание уделено
материалам, появление которых в пределах Римской
империи связывается сербскими исследователями с
влияниями и миграциями из-за ее лимеса.
Обширная работа Игоря Олеговича Гавритухина о
ранневизантийских пряжках типа Сиракузы не была
представлена непосредственно на конференции. Кроме
того, что она полностью соответствует тематике наших
собраний, мы считаем очень важной задачей публика -
цию каталогов и карт находок, поэтому готовы предо -
ставлять этому в нашем сборнике ?зеленую улицу?.
Статья Данила Александровича Костромичева вы -
росла из консультаций, потребовавшихся для публику -
емого исследования И. О. Гавритухина, и планировалась
изначально в качестве приложения к ней. Постепенно
она превратилась во вполне самостоятельную работу,
сопровождаемую каталогом. В таком виде мы ее и пу -
бликуем.
Как было сказано, часть 1 сборника по нашей 4-й
конференции была опубликована в срок ? к пятой. К
шестой подготовлена часть 2 отчетного сборника по 4-й
конференции. Однако о сборнике по 5-й конференции
мы не забыли ? он будет объединен со сборником по
конференции 6. Мы приложим все силы, чтобы работа
над ним не затянулась слишком надолго.
Эту часть сборника мы посвящаем 5-летию преоб -
разования группы археологии эпохи Великого пере -
селения народов отдела славяно-русской археологии
ИА РАН в самостоятельный отдел. Именно сотрудники
этого научного подразделения стояли у истоков нашей
конференции, составляют ее костяк и ныне.
Более масштабным юбилеям ? 90-летию со дня
рождения наших учителей Ирины Петровны Русано -
вой (1929?1998) и Анатолия Константиновича Амброза
(1929?1985) ? мы посвящаем нашу шестую конферен -
цию, которую планируем провести в ноябре 2019 г., как
обычно, на Куликовом поле.
А. М. Воронцов, И. О. Га в р и т у х и н

В Римской империи примерно в середине III в. н. э.
традиционные цельные конструкции шлемов, восхо -
дящие еще к кельтской традиции, вытесняются много -
сегментной конструкцией. Тема этого важнейшего тех -
нологического изменения занимает заметное место в
оружиеведческом дискурсе. Несмотря на мнения ряда
ученых, резюмированные в виде теории о заимствова -
нии сегментнокупольных шлемов от ?восточных врагов
Рима? [Alf öldi, 1932; Klumbach, 1973; James, 1986; Негин,
2007; Miks, 2008; Kubik, 2017a и др.], выдвинутой еще
в первой половине ХХ в. такими исследователями, как
Р. Хеннинг [Henning, 1906] и A. Альфёльди [Alf öldi, 1932],
территория, с которой могло произойти заимствование,
по-прежнему ? предмет академической дискуссии.
Большинство исследователей придерживаются
концепции появления многосегментных конструкций
в Риме через его контакты с Сасанидской империей.
Новые римские конструкции посредством торговых и
других контактов были затем широко распростране -
ны через германские элиты и народы, соседние с Ри -
мом [Werner, 1949/50; Arwidsson, 1939 и др.]. Часть ис -
следователей, как, например, М. Эберт [Ebert, 1910.
S. 165], С. В. Гренксей [Grancsay, 1963. P. 276], М. Фё -
жер [Feug ére, 1995. P. 147], А. Сарантис и Н. Кристи
[Sarantis, Christie, 2013. С. 475], предположили, что, по
крайней мере, часть конструкции могла быть перенята
римлянами от сарматов. Это подтверждается трофея -
ми, увековеченными на рельефах колонны Траяна. Все
чаще возникают теории о многоэтапных заимствовани -
ях вооружения, согласно которым Рим незадолго до пе -
риода тетрархии начал процесс замены традиционных
типов своего вооружения на заимствованные из раз -
ных источников [Негин, 2007; Hilary, Travis, 2014; Kubik,
2016; 2017a]. Основная проблема, с которой сталкива -
ются все вышеуказанные теории, ? отсутствие более
широкой базы находок, которая позволила бы понять
систему развития многосегментных шлемов.
Каждая новая находка, особенно из районов, на -
ходящихся на северо- и юго-востоке от Черного моря,
предоставляет ряд новых важных сведений по данной
тематике. Примером могут быть фрагменты сегментных
шлемов типа Бальденхайм [Мiks, 2009. S. 403. Abb. 4;
Kubik, 2017a. S. 81?112], несомненно, византийского
происхождения, найденные на территории Брянской
области России [Радюш, 2014. С. 44?45; Шинаков,
Грачев, 2014; Шинаков, 2015]. В прежних рассуждени -
ях географическое распространение находок шлемов
данного типа имело важное значение в академическом
дискурсе [Steuer, 1987; B öhner, 1994. S. 527?532]. По -
явление данных о новых зонах распространения это -
го типа сегментных шлемов расширяет наши знания о
проникновении определенных конструктивных схем в
разные культурные контексты.
С точки зрения развития сегментных шлемов еще
большее значение имели недавно опубликованные на -
ходки из Aндреевского кургана (погр. 50) в Мордо -
вии [Степанов, 1964; 1965; 1980; Зубов, Радюш, 2014.
С. 94], Кипчаковского курганно-грунтового могильни -
ка (раскоп I, погр. 56) в Башкирии [Конов, 2011. С. 68;
Зубов, Радюш, 2014. С. 95?96] и Пильненского грунто -
вого могильника (шлем № 2) в Нижегородской области
[Зубов, Радюш, 2014. С. 96?97]. Появление в поздне -
сарматский период конструкций, состоящих из длин -
ных сегментов, соединяемых друг с другом без помо -
щи каркаса, как это было в так называемых каркасных
шлемах [Генинг, 1963. С. 70; Останина, 1978. С. 111;
Бажан, Гей, 1992. С. 116?117; Симоненко 2014/2015.
С. 287] ? явление чрезвычайно интересное. Если пред -
положить, что форма конструкции, а не система соеди -
нения сегментов шлема является особенностью, необ -
ходимой для типологизации шлемов, можем считать,
что в этом случае мы имеем дело с так называемыми
ламеллярными шлемами. Более того, реконструкция
находки шлема из Кипчаковского курганно-грунтового
могильника позволила пересмотреть атрибуцию фраг -
ментов кушанского шлема, найденного в Шейхане-Дхе -
ри в Пакистане [Allchin, 1970; Kubik, 2017b. P. 197?200],
указывая на возможные отношения в сфере развития
вооружения между Кушанской империей и территория -
ми Приуралья.
Вышеупомянутые находки позволяют выявить разли -
чия в конструкции между дальневосточными ламелляр -
ными шлемами и находками с ?западных? 1 территорий,
что позволяет сформулировать тезис о существовании
двух отдельных концепций сборки подобных наголовий
[Kubik, 2017b. P. 196?197]. Дальневосточная группа от -
А. Л. Kубик, O. A. Ра д ю ш
ШЛЕМЫ МНОГОСЕГМЕНТНОЙ КОНСТРУКЦИИ
У ВОСТОЧНЫХ ВРАГОВ ПОЗДНЕЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ:
НАХОДКИ ИЗ ЦАРИЦЫНО (РЯЗАНСКАЯ ОБЛ.)
И ИХ МЕСТО В ОРУЖИЕВЕДЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ
1 Те р м и н ?з а п а д н ы й? у п о т р е б л я е т с я з д е с ь т о л ь к о в с о о т н о ш е н и и с Д а л ь н и и м В о с т о к о м. М ы г о в о р и м в э т о м случае о территориях Западной Азии, в том числе Ирана, т. е. в широких границах, Северной Индии и Восточной Европы.

А. Л. Kубик, O. A. Радюш 85
личается наличием центральной пластины в лицевой
части купола шлема, которая часто в своей нижней ча -
сти принимает форму небольшого наносника. От нее
сегменты расходятся в обе стороны и соединяются на
крайней задней пластине, размещенной внутри купола
[Kubik, 2017b. P. 196]. В западной группе невозможно
выделить центральную пластину. Все сегменты пере -
крываются аналогичными деталями и собираются в од -
ном направлении [Kubik, 2017b. P. 197].
Вышеизложенное наблюдение имеет большое зна -
чение в контексте восприятия развития конструкции ла -
меллярных шлемов, особенно в связи с находкой шлема
в Хомутовском районе Курской области [Радюш, 2012,
2014. С. 45]. Несмотря на неоспоримое влияние даль -
невосточного вооружения, проявляющееся, например,
в грушевидной форме купола [Kubik, 2018a. S. 151],
отсутствие выраженного переднего центрального сег -
мента позволяет классифицировать хомутовскую на -
ходку как форму, связанную с ?западной? эволюцией.
Конечно, в шлемах аварского периода, таких, как шле -
мы из Нидерштоцингена [Paulsen, 1967. S. 133?137]
или Старой Загоры [Радюш, 2014. С. 49], видно влияние
дальневосточных конструкций в виде центрального сег -
мента. Однако присутствие целого ряда конструктив -
ных элементов в ламеллярных шлемах этого периода
(таких, как прямоугольная налобная пластина, форма
ламеллярных наушей, параллельное существование от -
дельных концепций сборки конструкции) позволяет по -
степенно отходить от классических рассуждений о раз -
витии ламеллярных шлемов [Arwidsson, 1939. P. 55?56;
Werner 1973. S. 287?289, 1988; Steuer, 1987. S. 197?198]
и выдвинуть новые идеи об их развитии [Kubik, 2017a;
2017b; Казанский, 2018], в которых мы не увидим суж -
дений о резких изменениях куполов шлемов такого типа
и отмечено постепенное взаимопроникновение дальне -
восточных и ?западных? конструктивных идей.
Еще одним шлемом, находка которого оказала в по -
следнее время влияние на наши размышления о раз -
витии многосегментных шлемов, является экземпляр
типа кросс-бандхельм [Miks, 2009. S. 403, Abb. 4; Kubik,
2017a. S. 112?118] из Пильненского грунтового могиль -
ника [Зубов, Радюш, 2014. С. 96]. Он представляет со -
бой конструкцию, которая в настоящее время считает -
ся доминирующей для Сасанидского Ирана [Grancsay,
1963. P. 253?254; Overlaet, 1982. P. 193?196; Nicolle,
1996. P. 66; Farrokh, 2005. P. 9?11; Miks, 2009. S. 407?
411; Kubik, 2016. P. 90, 2017a. S. 112?113]. Нужно, од -
нако, помнить, что шлем из Пильненского могильника
датируется не позднее, чем II в. н. э. [Зубов, 2011. С. 85;
Зубов, Радюш, 2014. С. 97]. Это показывает, что в позд -
несарматский период аналогичные формы для шлемов,
изображенных на колонне Траяна [Miks, 2009. С. 413],
могут бытовать на территориях, лежащих к северо-вос -
току от бассейна Черного моря. Это подрывает (по край -
ней мере, частично) теорию об отсутствии подобных
конструкций в этом регионе [Казанский, 1995. С. 193;
Kubik, 2016. С. 87]. Мы должны учитывать и то, что эк -
земпляр из Пильненского могильника можно считать не -
обычной находкой для этого периода, имея в виду шле -
мы, известные в сарматских захоронениях Северного
Причерноморья [Симоненко, 2015. С. 150?221].
С конца римского периода до конца эпохи Вели -
кого переселения народов существовали по крайней
мере три основных центра развития вооружения, ко -
торые должны были влиять на военное дело насе -
ления юга европейской части современной России.
Первым и наиболее очевидным является Рим, будучи
постоянной базой производства вооружения, непо -
средственно импортировавшегося на территорию к
северу от Черного моря, как это имело место в случае
с находкой шлема в Брянской области [Радюш, 2014.
С. 42?45]. Второй центр ? Дальний Восток, под кото -
рым мы понимаем китайские и корейские идеи, пере -
мещающиеся посредством Шелкового пути и, возмож -
но, мигрирующих групп кочевников, что мы наблюдаем
на ряде элементов конструкции, например, у шлемов
типа Нидерштотцинген. Третьим центром является
регион, который в интересующий нас период пред -
ставляет Парфянское государство, а с середины III в.
н. э. ? Сасанидский Иран. Об оживленных контактах
(торговле либо грабительских набегах) между наро -
дами, живущими к северу от Черного моря, и цивили -
зациями Среднего Востока свидетельствуют много -
численные археологические находки. Ювелирные
изделия, серебряные блюда, оружие, как дальнево -
сточного [Симоненко, 2001], так и ближневосточного
происхождения известны в сарматских захоронениях
[Симоненко, 2013]. Более того, находки персидского
происхождения c территории бывшего СССР занимают
чрезвычайно важное место в исследовании Сасанид -
ского Ирана. Достаточно сказать, что в музее Государ -
ственный Эрмитаж в Санкт-Петербурге насчитывается
более 800 сасанидских гемм [Гаджиев, 2004. С. 100],
что позволяет считать это собрание крупнейшей из му -
зейных коллекций таких вещей в мире. Число находок
сасанидского серебра с территории бывшего СССР
[Тревер, Луконин, 1987. С. 105?149] значительно пре -
вышает их количество из самого Ирана [Harper, 2000.
С. 48?52]. Список таких примеров можно увеличить.
Современный уровень знаний о поздней Парфии и
Сасанидской империи, конечно, довольно поверхност -
ный, особенно в том, что касается непосредственно
археологических исследований бывших районов Саса -
нидского Ирана. Эта ситуация ярко проявляется в кон -
тексте исследований, связанных с развитием вооруже -
ния. Можно предполагать, что наибольшее количество
археологических находок оружия для страны с обшир -
ными границами, как в случае с Римом этого же пери -
ода [Steuer, 1987; B öhner, 1994. S. 527?532], должно
происходить из пограничных районов. Таким образом, в
случае с империей Сасанидов они будут связаны с тер -
риториями современной Сирии, Ирака, Афганистана,
Пакистана, Туркменистана и стран Кавказа. Постоян -
ные вооруженные конфликты и сложная политическая
ситуация в большинстве этих регионов затрудняют из -
учение обсуждаемых вопросов. В настоящее время из
дюжины археологических реликвий, известных авторам
в виде сасанидских шлемов, только один имеет извест -
ный археологический контекст, позволяющий уточнить
его датировку.
В Дура-Европосе, римской крепости, разрушен -
ной персами под предводительством Шапура I в 256 г.
[Maksymiuk, 2015. P. 35], тело воина из персидской
армии было обнаружено под завалами вблизи 19-й
башни. Об этом свидетельствует как расположение
скелета, так и ряд элементов инвентаря ? таких как
ножны меча, кольчуга с трезубцем-тамгой из сплетен -
ных бронзовых колечек ? что отличает его от находок,
отождествленных с римским гарнизоном [James, 1986.
P. 120?123]. Рядом с телом был найден сегментный
железный шлем [James, 1986. P. 121; 2004. P. 101?105].
Он состоит из двух половин, соединенных центральной

86 А. Л. Kубик, O. A. Радюш
плоской полосой. Сама полоса сломалась (от упавше -
го осколка стены) в центральной части. В верхней ча -
сти полосы спереди находится фрагмент декоративно -
го гребня, который, вероятно, был закреплен сверху,
как отдельный элемент, аналогично римским шлемам с
высоким гребнем [Miks, 2008. S. 464], таким как наход -
ка из Дунайвароша в центральной Венгрии [Miks, 2008.
S. 452]. Внутри колокола шлема из Дура-Европос были
обнаружены следы внутренней пластины [James, 1986.
P. 123], которая, скорее всего, служила для прикре -
пления части гребня, идущей сверху. Подобные сле -
ды растрескивания полос можно наблюдать в рим -
ских шлемах с высоким гребнем, таких, как находки
в окрестностях города Кривин [Gomolka-Fuchs, 1999.
S. 214] в Северной Болгарии. На вершине купола шле -
ма из Дура-Европоса сохранился стержень в виде вы -
сокого шпиля, который был отдельно собранным эле -
ментом. В лицевой части, скорее всего, была крышка
в виде бровей, образующих один элемент, соединен -
ный с основанием колокола шлема заклепками [James,
1986. P. 126]. К сожалению, несмотря на то, что сам
шлем попал в музей Йельского университета во время
Второй мировой войны, где он хранится по сей день,
и опубликован в 1986 г. [ J a m e s , 1 9 8 6 ] , о н е щ е н е р е -
ставрировался. Многие особенности этой конструкции
остаются загадкой.
В настоящее время известны четыре шлема, не -
посредственно связанные с Сасанидской империей, в
локализации и датировке которых мы можем быть уве -
рены. Можно сказать, что это наиболее ?популярные? в
литературе находки наголовий сасанидского периода.
Все четыре происходят из города Ниневия в современ -
ном Ираке. Три из них поступили в Британский музей,
четвертый ? в музей в Багдаде [Layard, 1849. P. 344;
Wallis Budge, 1922. P. 169; Von der Osten, 1956. S. 104;
Simpson, 1996. P. 97?98; 1997; Farrokh, 2005. P. 10;
Farrokh, Karamian, Kubik, Oshteriani, 2017. P. 131?133].
Один из них (Британский музей, № 22465) представля -
ет собой конструкцию типа шпангенхельм и относится
к типу позднесасанидских шлемов, описанных А. Л. Ку -
биком [Kubik, 2018a. P. 148?153]. Три других представ -
лены тем же типом конструкции, что и шлем, найденный
в Пильненском могильнике ? кросс-бандхельм . По -
добная конструкция купола имеется практически у всех
шлемов, связанных с правлением Сасанидов в Иране,
известных из частных коллекций и музеев [Kubik, 2017a.
S. 112]. Тем более удивительно, что как анализ саса -
нидских изобразительных источников, так и находка в
Дура-Европосе демонстрируют, что в Иране использо -
вались и другие конструкции куполов шлемов [Kubik,
2017a; 2017b].
В дополнение к археологическим находкам из об -
ластей Сасанидской империи много внимания иссле -
дователей отведено материалу, содержащемуся в ико -
нографии [Skupniewicz, 2007; 2017a; 2017b; Farrokh,
Karamian, Kubik, Oshteriani, 2017; Kubik 2017; 2018b].
Однако следует признать, что уровень знаний о пред -
ставленном на изображениях вооружении остается
далеко не достаточным. Прекрасным примером это -
го являются барельефы эпохи Сасанидов. Несмотря
на хорошую степень сохранности и не мелкие раз -
меры, большая часть оружия, показанного на них, до
сих пор не нашла достойного места в оружиеведении.
Можно обратить внимание на барельеф Фирузабада I.
Его длина около 18 м и высота около 4 м ? это самый
большой сасанидский рельеф на иранской территории
[Luschey, 1987. P. 377]. На нем показаны три этапа по -
беды Ардашира I Паппакана над парфянским прави -
телем Артабаном IV. В одном из его фрагментов пар -
фянский воин был сбит копьем с коня. На его голове
виден шлем типа бандхельм [Miks, 2009. S. 403. Аbb.
4; Kubik, 2017a. S. 18?27], состоящий из двух поло -
вин, соединенных посередине полосой. В верхней ча -
сти ленты изображен декоративный гребень (рис. 1).
Хотя факт существования шлемов на указанном ба -
рельефе уже рассматривался в академическом дис -
курсе [von Gall, 1990. S. 20?30, 69?72], авторам до сих
пор не известно использование этого контекста в рас -
смотрении шлемов интересующего нас типа. Показан -
ный на барельефе тип купола имеет исключительное
значение, поскольку он датируется второй четвертью
III в. [Herrmann 1981. S. 156?158; Alram, Gyselen 2003.
P. 148; Alram 2007. P. 236], а также связан с парфян -
ским противником персов. Все это доказывает, что в
конце Парфянского периода (начало III в.) конструк -
ции, подобные тем, которые были найдены в Дура-Ев -
ропосе, уже использовались в Иране. Эта дата значи -
тельно более ранняя, чем у римских заимствований
такой конструкции шлемов [Негин, 2010a].
Многими исследователями также поддерживается
теория парфянского происхождения шлемов типа Бер -
касово [Dautova-Rusevljan, Vujovic, 2011. S. 8; Coulston,
2013. P. 470?471], основанная на изображениях на пар -
фянских монетах [Негин, 2010a. С. 240; 2010b. С. 351].
Нам неизвестна ранняя линия развития иранских гре -
бенчатых шлемов и типа бандхельм. Представляется
маловероятным, что в позднеримское время и в начале
раннего Средневековья на территории Ирана отказа -
лись от использования этих конструкций, в то же время
есть ряд признаков того, что гребенчатые шлемы про -
должили свое развитие в Сасанидском Иране. Неко -
торую конструкционную и эстетическую конвергенцию
[Kubik, 2017a. S. 49] можно заметить, например, между
шлемом, найденным возле Кончешть 2 в Румынии, и на -
ходкой из окрестностей Марлик-Тепе на севере Ира -
на [Мiks, 2009. S. 425]. Вероятно, шлемы с гребнями
представлены и на изображениях, известных по саса -
нидским буллам, которые появляются во время прав -
ления Хосрова I Ануширвана (531?579 гг.) и существуют
до правления Хосрова II Парвиза (591?628 гг.) [Gyselen
2001a; 2001b; 2007. P. 248?270; Daryaee, Safardi 2009,
2010; Khurshudian, 2015. P. 345?349; Skupniewicz,
2017b; Kubik 2017а. S. 67]. Из-за небольшого размера
оттисков, на данный момент нет возможности что-либо
понять в конструкции представленных там наголовий.
Можно сказать, что в настоящее время наблюдения
относительно эволюции шлемов в Иране, а также кон -
тактов между Ираном и его северными соседями, как
и об эволюции сегментных шлемов, очень косвенны.
Каждая новая находка с территорий, принадлежащих
?восточным врагам Рима?, вносит значительный вклад
в развитие науки.
В 2017 г. И. Р. Ахмедов и Н. А. Биркина опубликовали
информацию о двух шлемах [Ахмедов, Биркина, 2017],
которые попали в коллекцию Государственного исто -
рического музея (Москва). У нас нет возражений про -
тив предложенной датировки этих предметов второй
половиной V ? началом VI в. [Ахмедов, Биркина, 2017.
2 Conce şti. В русскоязычной литературе часто употребляется транслитерация ?Концешты?.

А. Л. Kубик, O. A. Радюш 87
С. 240]. Однако более подробное ознакомление с этими
шлемами позволило выявить ряд особенностей, публи -
кация которых дает возможность пролить новый свет на
обе находки.
Два рассматриваемых шлема были получены в ре -
зультате незаконных раскопок, проведенных около
2000 г. в окрестностях села Царицыно, на левом берегу
реки Оки, в Касимовском районе Рязанской области. Во
время этих грабительских раскопок были найдены бо -
гатые погребения, из которых происходили три желез -
ных шлема, а также ряд других ценных вещей, большая
часть которых была утрачена (согласно переданной нам
информации, как минимум, в одном случае был найден
длинный меч с бусиной). Благодаря усилиям П. В. Би -
рюкова, два из найденных шлемов, пряжка и два ремен -
ных наконечника после изучения, фотографирования
и промеров, выполненных О. А. Радюшем, были пере -
даны И. Р. Ахмедову, который в 2013 г. начал процедуру
оформления находок в коллекцию Исторического му -
зея 3. Состояние находок требует их качественной и тон -
кой реставрации, которая на момент написания данной
статьи еще не начата, поэтому многие наблюдения сле -
дует считать предварительными.
Первый из шлемов (рис. 2A) имеет конструкцию типа
бандхельм [Miks, 2009. S. 403. Аbb. 4], он сформирован
нижней полосой, заклепанной снаружи купола типа K.
G. II, T. 2b, P. 2a, по классификации A. Л. Кубика (Kubik
2017a. S. 28?29). Ряд промеров шлема уже опубликован
И. Р. Ахмедовым и Н. А. Биркиной [Ахмедов, Биркина,
2017. С. 235]. Однако в публикациях не отражен ряд су -
щественных деталей, которые были отмечены нами при
работе с описываемым предметом вооружения.
В лицевой части шлема № 1 из Царицыно нижняя
лента обломана, однако этот фрагмент также нахо -
дится в коллекции музея (рис. 2В). На нем просма -
триваются боковые миндалевидные вырезы шириной
около 4,5 см каждый (рис. 2В). После очистки нижней
полосы шлема на ней выявился ряд бронзовых закле -
пок (pис. 3). Некоторые из заклепок были обломаны,
но с внутренней стороны купола наблюдается ряд от -
верстий для них. Без реставрации сложно уверенно
сказать, где заканчивался ряд заклепок, однако на
сломанном участке лицевой части не было обнаруже -
но никаких отверстий или других следов от заклепок.
Следовательно, можно предположить, что они распо -
лагались только в боковых и задних частях обода, и,
вероятно, служили для подвешивания бармицы. Де -
коративная лента, украшенная двойным рядом ?жем -
чужин? (рис. 4) [Kubik, 2017a. S. 47?53], прикрывает
каждую сторону соединенных сегментов, фактически
покрывая всю нижнюю часть купола (рис. 5). Ее рас -
положение и слегка выпуклая форма свидетельствуют
о том, что она покрывала заклепки. На декоративной
ленте не было окислов меди. Можно предположить,
что она, вероятно, была сделана из железа. Осмотр
внутренней части купола, несмотря на толстый поверх -
ностный слой коррозии, не позволил зафиксировать
следы клепки. Применение декоративной ленты с жем -
чужным орнаментом и отсутствие следов декоратив -
ных заклепок может указывать на ее функциональное,
а не только декоративное назначение. Количество за -
клепок можно будет уточнить только после реставра -
ции щлема. Желобовидная форма декоративной ленты
может указывать на то, что она была закреплена за -
клепками с головками, однако это не может быть одно -
значно подтверждено до реставрации.
Второй из рассматриваемых шлемов, или, если быть
точнее, ? фрагмент шлема, относится к тому же типу,
что и вышеописанный образец. Он состоит из куска
нижней ленты и крепящихся к ней фрагментов купола.
Находка пока не передана в музейную коллекцию. Тем
не менее, как конструкция, так и следы украшения в
виде одной и той же декоративной ленты с двойным ря -
дом жемчужин, наблюдаемых на оставшемся фрагмен -
те, позволяют утверждать, что шлем, который не был
извлечен из частной коллекции, был практически иден -
тичен приведенной выше находке (рис. 6).
И. Р. Ахмедов и Н. А. Биркина классифицировали
шлем № 1 как тип св. Вид / Нарона [Vogt, 2006. S. 79?
84] и предположили римское происхождение публи -
куемого экземпляра [Ахмедов, Биркина, 2017. С. 236].
Если ограничиться рассмотрением основных элементов
его конструкции, то с этим определением можно было
бы согласиться. Однако есть целый набор характери -
стик, которые отличают два этих царицынских шлема
от наголовий типа св. Вид / Нарона. В хорватском селе
св. Вид, на землях близ которого располагался римский
город Нарона, просуществовавший примерно до VII в.,
была найдена большая коллекция оружия. Особенно
выделяются два шлема конструкции бандхельм (Radi č,
1904. S. 41?42. T. 4), уникальные для круга находок, из -
вестных в Балканском регионе.
Одно из отличий наронских шлемов от рассматри -
ваемых заключается в форме полосы, соединяющей
две половины купола. У шлема из Царицино ширина
соединительной полосы в верхней части купола со -
ставляет около 6,7 см, а в нижней ? около 9,5 см, т. е.
она расширяется к низу шлема. Это характено для на -
головий типа Амлаш, названного по городу в провинции
Гилан на севере Ирана, возле которого были обнаруже -
ны шлемы с похожими характеристиками [Vogt, 2006.
S. 85?86; Miks, 2009. S. 410?411, 415?417; Kubik, 2016.
P. 100; 2017a. S. 44, 79]. У шлемов же из Нароны верх -
ние полосы имеют почти прямоугольную форму ? рас -
ширение к нижней части не прослеживается. Подоб -
ные детали наголовий типа Амлаш можно встретить и
в европейских находках, которые похожи на шлемы из
Нароны, таких, как находки из Бретценхайма в Герма -
нии [B öhner, 1994. S. 537], Тривишре в Бельгии [B öhner,
1994, S. 536], с острова Уайт у Британского побережья
[Hood, Ager, Williams, Harrington, Cartwright, 2012], из Во -
иводы в Болгарии [Vagalinski, 1998]. В каждом из этих
случаев купол состоял из четырех частей.
Верхняя полоса шлема из Нароны соединяет по -
ловинки купола с заклепками, сгруппированными по
3 штуки, образуя треугольники, в каждом из которых
3 Следует отметить, что в 2018 г. А. Е. Негин опубликовал статью, посвященную двум шлемам из Царицыно. Материалы и информацию для статьи Негин получил под предлогом совместной публикации, но представил ма - териал как свой собственный. В статье использованы результаты наших обсуждений и фотографии шлема из Тура - евского курганного могильника, сделанные А. А. Красноперовым (Ижевск) для совместной работы, и т. н. рисунки, преподносимые автором как собственные, но на деле являющиеся чужими фотографиями, грубо обработанными в графическом редакторе. Таким образом, следует считать публикацию этой статьи, в которой автор присваивает себе результаты совместной работы и использует чужие фотографии без разрешения их авторов и без указания ис - точника заимствования, плагиатом.

88 А. Л. Kубик, O. A. Радюш
4 Го т о в я щ и е с я к п е ч а т и р а з р а б о т к и И. О. Га в р и т у х и н а, п р е д с т а в л е н н ы е н а р я д е н а у ч н ы х к о н ф е р е н ц и й и з а с е д а - них отдела археологии эпохи Великого переселения народов и раннего Средневековья ИА РАН. 5 Авторы выражают благодарность Р. В. Матвееву и А. А. Красноперову, оказавшим непосредственную помощь в работе с находкой и проведших подробную фотофиксацию шлема, находящегося в коллекции музея археологии Казанского федерального унивесритета.
одна заклепка находится ближе к центру полосы, чем
две другие. Несмотря на отсутствие визуально опреде -
лимых заклепок на шлеме из Царицыно, форма деко -
ративной полосы с лентой указывает на линейное рас -
положение заклепок, отличающее этот экземпляр от
наронских.
Нельзя не согласиться с гипотетически реконстру -
ированной первыми публикаторами полусферической
формой купола шлема из Царицыно [Ахмедов, Бирки -
на, 2017. С. 236]. Он имеет незначительные следы де -
формации, т. е. можно предположить, что его нынешняя
форма во многом соответствует исходной. Очевидно,
шлем из Царицыно имел боковые уплощения, то есть
форму иранской шапки-митры, так называемой колаф
[Skupniewicz, 2007. P. 11; Nicolle, 1991. P. 307; Kubik,
2017a. S. 158], тогда как подавляющее большинство из -
вестных позднеримских шлемов имеют полусфериче -
скую форму.
У шлема из Царицино есть еще две существенные
особенности, не представленные на шлемах, хоро -
шо известных в Западной Европе. Украшение в виде
двойного ряда ?жемчужин? (рис. 4) ? приема, явно
свидетельствущего о связи шлема с традициями Са -
санидского Ирана [Kubik, 2017a. S. 47?53]. О покрытии
края сегмента декоративной лентой, как у царицын -
ских экземпляров, известно по сасанидскому шлему из
коллекции Музея искусств в Лос-Анджелесе [Overlaet,
1982. Fig. 4b]. В отличие от шлема из Царицыно, на
шлеме из Лос-Анджелеса узкие декоративные ленты с
жемчужным декором прикрывают только края широкой
центральной полосы, соединяющей две половины купо -
ла. На лентах есть сломанный образец двойного ряда
?жемчужин?, бегущего вдоль их краев. Несмотря на
отсутствие декоративной ленты в качестве прикрытия
верхнего края обода шлема из Лос-Анджелеса, мы мо -
жем увидеть на нем чеканный жемчужный узор, идущий
в одну линию по окружности шлема. Основным отличи -
ем декоративных полос на шлемах из Лос-Анджелеса
и Царицыно является материал, из которого они были
сделаны. У шлема из Музея искусств это бронза, а у
шлема из Царицыно ? железо. Способ крепления полос
к шлему тоже отличается, на шлеме из Лос-Анджелеса
можно увидеть ряд декоративных шипов, фиксирующих
декоративные ленты сверху. Однако и геометрическая
форма купола, и основная идея украшений этих двух
шлемов кажутся взаимозависимыми. Размещение тон -
ких металлических бляшек, прочеканенных в два ряда
?жемчужин?, сохраняется на востоке до Средневековья,
например, у шлемов типа II по А. Н. Кирпичникову [Кир -
пичников, 1971. С. 22], но в это время они наносились
не на отдельные полосы, а на сами пластины, которыми
обтягивался каркас [Kubik, 2016. S. 92]. Подобные деко -
ративные формы с римских территорий эпохи Великого
переселения народов не известны.
Следует также отметить, что вышеуказанный второй
ряд заклепок у шлема из Царицыно, идущий по низу
ленты использовавшейся для крепления бармицы, тоже
не имеет отношения к римским шлемам эпохи Великого
переселения народов.
В 1960 г. экспедицией Казанского университета под
руководством В. Ф. Генинга близ села Тураево в Мен -
делеевском районе Татарской АССР были раскопаны
семь курганов. Среди полученных комплексов выде -
лялся погр. 1 кургана 7, в котором были обнаружены
элементы вооружения [Генинг, 1976], в том числе шлем
(рис. 7), купол которого состоял из двух половинок, со -
единенных широкой полосой (тип банденхельм ) [Генинг,
1962. С. 79?80; 1976. С. 69]. В нижней части шлема
верхние сегменты соединялись с нижним ободом. Этот
шлем имеет такую же форму купола, конструкцию и тип
подвески защиты шеи, что и царицынский экземпляр.
Этот комплекс, как и другие курганы в Тураево, датиро -
ван около 4-й четверти IV в.4
Уже в 1962 г. В. Ф. Генинг представил гипотетиче -
скую реконструкцию шлема [Генинг, 1962. С. 79. Pис.
31:16]. Однако после реставрации шлема и тщательно -
го исследования находки, проведенного О. А. Радюшем 5
(и по предоставленным ему фотографиям А. Е. Неги -
ным), можно сделать вывод о наличии ряда несоответ -
ствий оригинала с реконструкцией В. Ф. Генинга.
У шлема (рис. 7) правая сторона купола не сохрани -
лась, по левой стороне В. Ф. Генинг предположил нали -
чие небольшого зажима, вероятно, используемого для
крепления декоративных элементов. Однако после уда -
ления части оксидов железа можно видеть, что в этом
месте ничего подобного не было (рис. 7).
Сам шлем, очевидно, не был полусферической фор -
мы, как предположил В. Ф. Геннинг. Несмотря на дефор -
мацию геометрии купола, подобно куполу из Царицыно,
он обладал боковыми контурами, которые придавали
ему форму колпака Митры, так же, как и у ряда других
шлемов иранского происхождения.
В. Ф. Генинг в передней части купола увидел щиток
в виде небольшого наносника, являющегося частью
ажурной декоративной ленты, нанесенной на нижний
край купола. Несмотря на деформацию, вызванную
скручиванием материала (рис. 8), в этом месте мы не
наблюдаем никаких следов наносника.
Очень интересным элементом этого шлема являет -
ся геометрический декор в виде уступов, нанесенный
на ленту, соединяющую половинки его купола (рис. 9) и
нижний обод. Внешний вид этого ступенчатого украше -
ния вокруг купола шлема напоминает основание корон
Сасанидов (рис. 10), известных практически с начала
их империи до ее падения [Erdmann, 1951. S. 123; G öbl,
1971. 6?14, 42?55]. Ни одной саcанидской короны пока
не найдено, поэтому трудно четко указать, что изобра -
жено на рельефах и как они соотносятся с реалиями.
Размещение этого мотива на тураевском шлеме в том
месте, в котором он является в сасанидском искус -
стве, наводит на размышления относительно ступенча -
тых элементов наголовий в культуре Ирана. Впрочем,
это ? тема специального исследования.
До сих пор нет точной датировки для шлемов типа
св. Вид. Если предположить, что они должны быть дати -
рованы точно так же, как находки из Бретценхайма, Три -
вьера и с острова Уайт, то их следует относить к первой
половине VI в. [Hood, Ager, Williams, Harrington, Cartwright,
2012. P. 92?93], и может оказаться, что шлемы из Цари -
цыно хронологически предшествуют типу св. Вид.
Третьим шлемом, найденным в окрестностях Ца -
рицыно (рис. 13?15), является железный экземпляр,

А. Л. Kубик, O. A. Радюш 89
названный И. Р. Ахмедовым и Н. А. Биркиной шпанген -
хельм [Ахмедов, Биркина, 2017. С. 236]. Четыре сег -
мента конструкции его основного купола соединены
с помощью плоских пластин-накладок. Нижняя часть
накладок имеет вырезы линзовидной формы, извест -
ные как по конструкциям шлемов типа Бальденхайм, у
которых четыре накладки в верхней части соединены
с помощью венца с круглым навершием, так и по типу
кросс-бандхельм , у образцов которого накладки пере -
крываются в верхней части купола. В шлемах типа
кросс-бандхельм наличие венца не является обязатель -
ным и не носит конструкционного характера, а является
лишь украшением.
Все основные промеры рассматриваемого шлема
были опубликованы в статье И. Р. Ахмедова и Н. А. Бир -
киной [Ахмедов, Биркина, 2017. С. 235?242]. Можно
добавить еще несколько. Расстояние между концами
нижних боковых выступов ? около 15,5 см ? 0,2 см. Вы -
сота полосы в месте соединения Т-образных сегмен -
тов ? 2,4 см; высота расширенной нижней части сег -
ментов ? 4,7 см. Накладки сужаются вверх: на высоте
4,7 см они имеют ширину около 4,6 см, у венца ? 3 см.
На нижней полосе (ободе) во время расчистки нам уда -
лось наблюдать ряд отверстий, которые, вероятно, ис -
пользовались для соединения подкладки или защиты
шеи с куполом (pис. 11). Отверстия расположены на
высоте 0,35 см от нижнего края полосы с интервалом в
1 см. На вертикальных накладках слабо видны и ощуща -
ются на ощупь ребра, идущие по оси симметрии каждой
из них. В передней и задней части шлема ребро прохо -
дит по всей длине накладок (рис. 13), на боковых частях
оно заканчивается на высоте около 9 см, выше ребро
незаметно. Также следует обратить внимание на за -
клепки. Вероятно, они были сделаны из бронзы (видны
окислы меди), большинство из них заметно деформи -
рованы и сплющены. Нельзя исключать, что они имели
овальную или округлую в плане форму. Следы клепки в
виде окислов меди сохранились как на внешней, так и
на внутренней части колокола. По центру верхней части
накладок признаков клепки визуально не прослежено.
М. Фогт сделал обобщение исследований шлемов
обсуждаемого облика в своей монументальной работе
2006 г. [ V o g t , 2 0 0 6 ] . С л е д у е т о т м е т и т ь, ч т о и з 4 9 н а х о -
док, использованных М. Фогтом, называются шпанген -
хельм [Vogt, 2006. S. 192?279] и шлем из Бальденхайма
[Vogt, 2006, S. 192?273], и из Дейр-эль-Медины [Vogt,
2006. S. 274?277], и др. типы [Vogt, 2006. S. 278?279].
Однако у группы шлемов, описываемых М. Фогтом как
шпангенхельм, как форма распределения отверстий
для заклепок, так и размеры и изгиб накладок у разных
сегментов одного шлема настолько близки, что при
разборке конструкции последовательность расположе -
ния сегментов не может быть однозначно определена.
Единственным исключением из этого правила являет -
ся один из типов шпангенхельмов по М. Фогту [Vogt,
2006. S. 278], исследованных А. Л. Ку б и к о м в 2 0 1 8 г.
на основе находки из коллекции Дэвида в Копенгагене
[Kubik, 2018a. P. 148?153]. У этого шлема необходи -
мость крепления щитка на передний сегмент привела
к изменению количества заклепок в нижней части на -
кладок. В этом случае, после разборки конструкции,
мы сможем четко указать, какая из накладок является
у шлема передней.
Как было сказано выше, на боковых соединитель -
ных сегментах 3-го шлема из Царицино имеется цен -
тральное ребро, идущее до высоты 9 см от нижнего
края накладки. В передней и задней частях шлема оно
проходит по всей длине сегментов-накладок. Эта харак -
теристика известна у шлемов с поперечными полоса -
ми типа кросс-бандхельм . В то же время, у некоторых
шлемов этого типа возможно наличие ребра, которое
проходит к месту пересечения накладок, как, напри -
мер, у шлема из частной коллекции, опубликованной К.
Миксом в 2009 г. [Miks, 2009. S. 410. Аbb. 7], или ребро
доходит до половины накладки, как у шлема из Амлаша,
находящегося в Римско-германском центральном му -
зее в Майнце [B öhner, Ellmers, Weidemann, 1980. S. 42;
Overlaet, 1982. P. 193?194].
Наличие укороченной грани (ребра) на боковых
сегментах, а также отсутствие следов центральной за -
клепки в верхнем узле крепления сегментов (признак
крепления навершия) (рис. 13, 14) показывают, что рас -
сматриваемый шлем из Царицыно, скорее всего, от -
носится к типу кросс-бандхельм (рис. 15). Более того,
нижние части его накладок, а также расположение ниж -
них отверстий (рис. 11, 12) ? свидетельства его бли -
зости шлемам, известными в Северном Ираке [Layard,
1849. P. 344; Wallis Budge, 1922. P. 169; Von der Osten,
1956. S. 104; Simpson, 1996. P. 97?98, 1997; Farrokh,
2005. P. 10; Farrokh, Karamian, Kubik, Oshteriani, 2017.
P. 131?133]. Отличительными от иранских шлемов чер -
тами являются внутренняя нижняя полоса и почти полу -
сферическая форма купола царициынского экземпляра.
Однако упрощение его конструкции за счет уменьшения
количества заклепок известно и на одном из иракских
сасанидских шлемов (из Ниневии; Британский музей,
№ 22497), а небольшое количество иранского сравни -
тельного материала не позволяют исключить возмож -
ность использования аналогичных более простых кон -
струкций и в Иране.
Исходя из вышеизложенных соображений, трудно
сказать, были ли созданы шлемы из Царицыно в одном
из районов Сасанидского Ирана. Можно ожидать, что,
как и в Лазcком царстве на Кавказе [Miks, 2009. S. 397?
406], производство вооружения у пограничных госу -
дарственных структур могло оставаться под сильным
влиянием иранской оружейной традиции. Нельзя также
исключить того, что шлемы из Царицыно могли попасть
в Поочье из Восточного Ирана, который в середине V в.
был завоеван эфталитами. Отдельные находки эфталит -
ского искусства показывают, что после этого завоева -
ния эфталитское государство сильно иранизировалось
[G öbl, 1967. S. 262?266; Grenet, 2002. P. 211?212], веро -
ятно, иранизация должна была произойти и в эфталит -
ском вооружении.
Как бы то ни было, можно однозначно утверждать,
что в отношении шлемов из Царицыно мы имеем дело
не с римским импортом. Эти уникальные находки, име -
ющие мировое значение, показывают, сколько инфор -
мации может принести поиск многосегментных шле -
мов у народов, которых называют ?восточными врагами
Рима?. Если подтвердится наша гипотеза о сасанид -
ском происхождении всех трех царицынских находок,
Государственный исторический музей в Москве будет
находиться в одном ряду с Римско-германским цен -
тральным музеем в Майнце и Британским музеем в
Лондоне ? в узкой группе музеев, обладающих более
чем одним сасанидским шлемом. Однако для этого не -
обходимы дальнейшие исследования в области много -
сегментных шлемов, а для того, чтобы подробно узнать
особенности конструкции и декора находок из Царицы -
но, ? их реставрация.

90 А. Л. Kубик, O. A. Радюш
Литература
Ахмедов И. Р., Биркина Н. А. Шлемы из могильника рязано-окских финнов у с. Царицыно (предвари - тельное сообщение) // Европа от Латена до Средневековья: варварский мир и рождение славянских куль - тур: сб. ст.: К 60-летию А. М. Обломского. / Отв. ред. В. Е. Родинкова, О. С. Румянцева. Сер. РСМ. Вып. 19. М., 2017. С. 235?248. Бажан И. А., Гей О. А. К вопросу о датировке прикамских ?ажурных? шлемов // Проблемы хронологии эпохи Латена и римского времени / Отв. ред. М. Б. Щукин, О. А. Гей. СПб., 1992. С. 115?122. Га д ж и е в М. С. Сасанидские геммы со среднеперсидскими надписями из Дагестана // Проблемы древней истории и культуры Северного Кавказа / Отв. ред. Р. М. Мунчаев, С. Н. Кореневский. М., 2004. С. 100?117. Ге н и н г В. Ф. Тураевский курганный могильник в Нижнем Прикамье // Вопросы археологии Урала. Вып. 2. Свердловск, 1962. С. 72?80. Ге н и н г В. Ф. Азелинская культура III?V вв. н. э. // Вопросы археологии Урала. Вып. 5. / Отв. ред. А. Ф. Мед - ведев. Свердловск, 1963. С. 7?144. Генинг В. Ф. Тураевский могильник V в. н. э. (захоронения военачальников) // Из археологии Волго-Ка - мья / Отв. ред. А. Х. Халиков. Казань, 1976. С. 55?108. Зубов С. Э. Воинские миграции римского времени в Среднем Поволжье (I?III вв.): миграционные процессы в формировании новой этнокультурной среды по материалам археологических данных. Saarbr ücken, 2011. Зубов С. Э., Радюш О. А. Шлемы Среднего Поволжья в среднесарматское время // Сарматы и внешний мир: Материалы VIII Всероссийской (с международным участием) научной конференции ?Проблемы сарматской ар - хеологии и истории?, 12?15 мая 2014 г. / Отв. ред. Л. Т. Яблонский, Н. С. Савельев. Уфа, 2014. С. 94?104. Казанский М. М. Ламеллярные шлемы на Боспоре Киммерийском в ранневизантийское время: тради - ция или инновация? // XIX Боспорские чтения. Боспор Киммерийский и варварский мир в период Антично - сти и Средневековья. Традиции и инновации. Материалы международной научной конференции / Отв. ред. В. Н. Зинько, Е. А. Зинько. Симферополь; Керчь, 2018. С. 185?191. Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Вып. 3. Доспех, комплекс боевых средств IX?XIII вв. Л., 1971. Негин А. Е. Позднеримские шлемы: проблемы генезиса // Antiqvitas Aeterna. Поволжский антиковедче - ский журнал. 2. 2007. С. 335?359. Негин А. Е. К вопросу о времени появления в позднеримской армии шлемов с продольным гребнем // Вестник Нижегородского университета. № 3. 2010a. С. 239?244. Негин А. Е. Позднеримские шлемы с продольным гребнем //Germania?Sarmatia I / Отв. ред. О. А. Ще - глова, М. М. Казанский, В. Новаковский. Калининград; Курск, 2010b. С. 343?357. Останина Т. И. Нивский могильник III?V вв. // Материалы к ранней истории населения Удмуртии / Отв. ред. М. Г. Иванова. Ижевск, 1978. С. 87?124. Радюш О. А. Ламеллярный шлем эпохи переселения народов из Курской области // Древности Дне - провского Левобережья от каменного века до позднего средневековья (к 80-летию со дня рождения А. И. Пузиковой). Сер. Материалы и исследования по археологии Днепровского Левобережья. Вып. IV. Курск, 2012. С. 202?208. Радюш О. А. Шлемы периода Великого переселения народов из Поднепровья // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего Латена до позднего Средневековья / Сост. И. Г. Бурцев. Тула, 2014. С. 40?53. Симоненко А. В. Сарматские всадники Северного Причерноморья. 2-е изд. Киев, 2015. Степанов П. Д. Андреевский курган (предварительное сообщение) // Труды МНИИЯЛИЭ. Вып. XXVII. Саранск, 1964. С. 206?267. Степанов П. Д. Андреевский курган // Этногенез мордовского народа (Материалы научной сессии. 8?10 декабря1964 года) / Отв. ред. А. Х. Халиков. Саранск, 1965. С. 47?52. Степанов П. Д. Андреевский курган: К истории мордовских племен на рубеже нашей эры. Саранск, 1980. Тревер K. B., Луконин В. Г. Сасанидское серебро. Собрание Государственного Эрмитажа. Художествен - ная культура Ирана III?VIII веков. Л., 1987. Шинаков Е. А., Грачев С. Ю. Вооружение и конская упряжь гунно-германского происхождения с терри - тории Брянской области // Ежегодник НИИ ФПИ. Брянск, 2014. С. 100?112. Шинаков Е. А. Конская упряжь и детали шпангенхельма ?темных веков? из Брянского Подесенья // Еже - годник НИИ ФПИ. Брянск, 2015. С. 111?125. Alföldi A. The Helmet of Constantine with the Christian Monogram // JRS № 22. 1932. P. 9?23. Allchin F. R. A Piece of Scale Armour from Shaikhan Dheri, Charsada // JRAS. № 2. 1970. P. 113?120. Alram M. Ardashir?s Eastern Campaign and the Numismatic Evidence // After Alexander: Central Asia before Islam / Ed. J. Cribb, G. Herrmann. Oxford, 2007. P. 227?242. Alram M., Gyselen R. Sylloge Nummorum Sasanidarum: Paris?Berlin?Wien. Band I. Ardashir I. Shapur I. Wien, 2003. Arwidsson G. Armour of the Vendel Period // AA. № 10. 1939. P. 31?59. Böhner K., Ellmers D., Weidemann K. Das fr ühe Mittelalter. Сер. F ührer RGZM. 1. Mainz, 1970. Böhner K. Die fr ühmittelalterlichen Spangenhelme und die nordischen Helme der Vendelzeit // JRZGM. 41. 1994. S. 471?549. Coulston J. C. N. Late Roman Military Equipment Culture // War and Warfare in Late Antiquity / Ed. A. Sarantis, N. Christie. Leiden; Boston, 2013. P. 462?492. Dautova-Rusevljan V., Vujovic M. Kasnoanti čki šlem iz Jarka. Novi Sad, 2011. Daryaee T., Safdari K. A Bulla of the E-ran-Spahbed of Nemroz // e-Sasanika. № 8. 2009, http://www. humanities.uci.edu/sasanika/pdf/e-sasanika8-darsaf. pdf, доступ: 20.06.2018. Daryaee T., Safdari K. Spahbed Bullae: The Barakat Collection // e-Sasanika. № 12. 2010. http://www. humanities.uci.edu/sasanika/pdf/e-sasanika13.pdf. доступ: 20.06.2018. Ebert M. Ein Spangenhelm aus Ägypten // PZ. № 1. 1910. S. 163?170. Erdmann K. Die Entwicklung der sasanidischen Krone // AI. 15?16. 1951. S. 87?123. Farrokh K. Savaran. Sassanian Elite Cavalry, AD 224-642. New York, 2005. Farrokh K., Karamian G., Kubik A. L., Oshteriani M. T. An Examination of Parthian and Sasanian Military Helmets // Crowns, Hats, Turbans and Helmets. The Headgear in Iranian History. Vol. I: Pre-Islamic Period / Ed. K. Maksymiuk, G. Karamian. Siedlce; Tehran, 2017. P. 121?163. Feug ére M. Casques antiques. Les visages de la guerre, de Mycenes a fin de l?Empire romain. Paris, 2011.

А. Л. Kубик, O. A. Радюш 91
Von Gall H. Das Reiterkampfbild in der iranischen und iranisch beeinflu ßten Kunst parthischer und sasanidischer Zeit. Berlin, 1990. Gomolka-Fuchs G. Zwei Kammhelme aus dem sp ätrömischen Limeskastell Iatrus, Nordbulgarien // APA. 31. 1999. S. 212?216. Göbl R. Dokumente zur Geschichte der iranischen Hunnen in Baktrien und Indien. Wiesbaden, 1967. Göbl R. Sasanian Numismatics. Braunschweig, 1971. Grancsay S. V. A Sasanian Chieftain?s Helmet // MMAB. New Series. Vol. 21. No 8. 1963. P. 253?262. Grenet F. Regional Interaction in Central Asia and Northwest India in the Kidarite and Hephthalite Periods // POBA. 116. Indo-Iranian Languages and Peoples. London, 2002. P. 203?224. Gyselen R. The Four Generals of the Sasanian Empire: Some Sigillographic Evidence. Roma, 2001a. Gyselen R. Lorsque l?arch éologie rencontre la tradition litt éraire. Les titres des chefs d?armee de l?Iran sassanide // Comptes-rendus des s éances de l?Acad émie des Inscriptions et Belles-Lettres. 145 ann ée. 1. 2001b. P. 447?459. Gyselen R. Sasanian Seals and Sealings in the A. Saeedi Collection. Сер. AI. 44. Leuven, 2007. Harper P. O. Silver Vessels of the Sasanian Period. Vol. 1: Royal Imagery. New York, 1981. Harper P. O. Sasanian Silver Vessels: The Formation and Study of Early Museum Collections // Mesopotamia and Iran in the Parthian and Sasanian Periods / Ed. J. Curtis. London, 2000. P. 46?56. Herrmann G. Early Sasanian Stoneworking: A Preliminary Report // IA. 16. 1981. P. 151?160. Henning R. Der Helm von Baldenheim und die verwandten Helme des fruhen Mittelalters // Bulletin de la Soci été pour la conservation des monuments historiques d?Alsace. Ser. 2. No 21. 1906. S. 267?357. Hood J., Ager B., Williams C., Harrington S., Cartwright C. Investigating and Interpreting an Early-to-mid Sixth-century Frankish Style Helmet // TRB. 6. 2012. P. 83?95. James S. Evidence from Dura-Europos for the Origins of the Late Roman Helmets // Syria. 63. 1986. P. 107?134. James S. The Excavations at Dura-Europos Conducted by Yale University and the French Academy of Inscriptions and Letters 1928 to 1937. Final Report VII: The Arms and Armor and Other Military Equipment. London, 2004. Kazanski M. Les tombes des chefs alano-sarmates au VI-e siecle dans les steppes pontiques // La noblesse romaine et les chefs barbares du III-e au VII-e si ècle / Éd. F. Vallet, M. Kazanski. Paris, 1995. P. 189?205. Klumbach H. Sp ätrömische Gardehelme. M ünchen, 1973. Kubik A. L. Introduction to Studies on Late Sasanian Protective Armour. The Yarysh-Mardy Helmet // HiŚ. No 5. Siedlce, 2016. P. 77?105. Kubik A. L. He łmy Azji Po łudniowo-Zachodniej pomi ędzy VI?VIII w. n. e. zarys problematyki. Siedlce, 2017a. Kubik A. L. Sasanian Lamellar Helmets // Crowns, Hats, Turbans and Helmets. The Headgear in Iranian History. Vol. I: Pre-Islamic Period / Ed. K. Maksymiuk, G. Karamian. Siedlce; Tehran, 2017b. P. 195?210. Kubik A. L. The Kizil Caves as a Terminus Post Quem of the Central and Western Asiatic Pear-shape Spangenhelm Type Helmets. The David Collection Helmet and its Place in the Evolution of Multisegmented Dome Helmets // HiŚ. No 7. 2018a. P. 141?156. Kubik A. L. O wp ływie sasanidzkich he łmów lamelkowych na sztuk ę wczesnego islamu // Історія релігій в Україні / Вип. 28. Львів, 2018b. C. 30?41. Layard A. H. Nineveh and its Remains. London, 1849. Luschey H. Arda šīr I: ii. Rock Reliefs // Encyclop ædia Iranica. Vol. 2 / Ed. E. Yarshater. London; New York, 1987. P. 377?380. Maksymiuk K. Geography of Roman-Iranian Wars. Military Operations of Rome and Sasanian Iran. Siedlce, 2015. Miks Ch. Sp ätrömische Kammhelme mit hoher Kammscheibe // JRZGM. 55. 2008. S. 449?482. Miks Ch. Relikte eines fr ühmittelalterlichen Oberschichtgrabes // JRZGM. 56. 2009. S. 395?538. Nicolle D. Byzantine and Islamic Arms and Armour: Evidence for Mutual Influence // G-A. 4. 1991. P. 299?325. Nicolle D. Sasanian Armies. The Iranian Empire Early III to mid-VII Centuries AD. Stokeport, 1996. Overlaet B. J. Contribution to Sasanian Armament in Connection with a Decorated Helmet // IA. 17. 1982. P. 189?206.Paulsen P. Alamannische Adelsgr äber von Niederstotzingen (Kreis Heidenheim). Bd. 2. Stuttgart, 1967. Radi č F. Tri šlema nadjena u Vidu kod Metkovi ća nijesu germanskog, nego slavenskog podrijetla // Starohrvatska prosvjeta. 8. 1904. S. 41?54. Sarantis A., Christie N. War and Warfare in Late Antiquity. Leiden, 2013. Simpson St. J. From Tekrit to the Jaghjagh: Sasanian Sites, Settlement Patterns and Material Culture in Northern Mesopotamia // Continuity and Change in Northern Mesopotamia from the Hellenistic to Early Islamic Period / Ed. K. Bartl, S. R. Hauser. Berlin, 1996. P. 87?116. Skupniewicz P. N. He łm wojownika przedstawionego na kapitelu w Tak e Bostan // AMM. 3. 2007. S. 9?28. Skupniewicz P. N. On the Helmet on the Capital at Ṭāq-e Bost ān Again // Crowns, Hats, Turbans and Helmets. The Headgear in Iranian History. Vol. I: Pre-Islamic Period / Ed. K. Maksymiuk, G. Karamian. Siedlce; Tehran, 2017a. P. 211?222.Skupniewicz P. N. The Bullae of the Spahbedan. Iconographic Remarks // HiŚ. No 6. 2017b. P. 107?120. Stauer H. Helm und Ringschwert. Prunkbewaffnung und Rangabzeichen germanischer Krieger // Studien zur Sachsenforschung. 6. 1987. S. 190?236. Symonenko O. V. Chinese and East Asian Elements in Sarmatian Culture of the North Pontic Region // SRAA. 7. 2001. P. 53?69. Symonenko O. V. Trade and Trophy: Near East Imports in the Sarmatian Culture // Mousaios. 18. 2013. P. 305?312.Symonenko O. V. The Helmets of Sarmatian-Age from Eastern Europe // Festschrift for Thomas T. Allsen in Celebration of His 75th Birthday. Special issue. Archivum Eurasiae Medii Aevi 21 (2014?2015) / Ed. P. B. Golden et al. Wiesbaden, 2014. P. 277?303. Vagalinski L. Ein neuer sp ätantiker Segmenthelm aus Voivoda, Schumen Gebiet (Nordostbulgarien) // AB. No 2/1. 1998. S. 96?106. Vogt M. Spangenhelme. Bandenheim und verwandte typen. Mainz, 2008. Von der Osten H. H. Die Welt der Perser. Stuttgart, 1956. Wallis Budge E. A. Guide to the Babylonian and Assyrian Antiquities in the British Museum. London, 1922. Werner J. Zur Herkunft der fr ühmittelalterlichen Spangenhelme // PZ. 34?35. 1949?50. S. 178?193. Werner J. Adelsgr äber von Niederstotzingen bei Ulm und von Bokchondong in S üdkorea. M ünchen, 1988.

92 А. Л. Kубик, O. A. Радюш
Рис. 1. Шлем на детали барельефа Фирузабада I. Фотография Й. Иммормино

А. Л. Kубик, O. A. Радюш 93
Рис. 2. Шлем № 1 из Царицыно. Фотография А. Л. Кубика, О. А. Радюша. (См. также цв. вкл.).
А ? вид спереди; В ? надбровные вырезы

94 А. Л. Kубик, O. A. Радюш
Рис. 3. Шлем № 1 из Царицыно. Ряд заклепок, идущих вдоль нижнего края колокола. Фотография
A. Л. Кубика
Рис. 4. Шлем № 1 из Царицыно. Декоративная лента в виде двойного ряда ?жемчужин?. Фотография
A. Л. Кубика

А. Л. Kубик, O. A. Радюш 95
Рис. 5. Шлем № 1 из Царицыно. Вид бронзовых заклепок, вероятно, от подвеса кольчужной бармицы и деко -
ративной ленты, идущей по окружности шлема. Фотография А. Л. Ку б и к а
Рис. 6. Шлем № 1 из Царицыно. Конструкция купола. Графика O. A. Радюша

96 А. Л. Kубик, O. A. Радюш
Рис. 7. Шлем из погр. 1 кургана 7 в Тураево. Вид с левой стороны. Фотография А. А. Красноперова.
(См. также цв. вкл.)

А. Л. Kубик, O. A. Радюш 97
Рис. 8. Шлем из погр. 1 кургана 7 в Тураево. Детали на правой стороне и лицевой части. Фотогра -
фия А. А. Красноперова

98 А. Л. Kубик, O. A. Радюш
Рис. 9. Шлем из погр. 1 кургана 7 в Тураево. Ступенчатая орнаментация. Фотография А. А. Красноперова
Рис. 10. Сасанидские короны на барельефах. Фотография Й. Иммормино.
Слева ? из Бишапура; справа ? из Накше-Рустама

А. Л. Kубик, O. A. Радюш 99
Рис. 11. Шлем № 3 из Царицыно. Отверстия в нижней полосе шлема. Фотография А. Л. Кубика
Рис. 12. Отверстия в нижней части обода шлема из Ниневии. Британский музей, № 22498. ? The Trustees
of the British Museum

100 А. Л. Kубик, O. A. Радюш
Рис. 13. Шлем № 3 из Царицыно. Вид сзади. Фотография А. Л. Кубика. (См. также цв. вкл.)

А. Л. Kубик, O. A. Радюш 101
Рис. 14. Шлем № 3 из Царицыно. Вид cверху. Фотография О. А. Радюша. (См. также цв. вкл.)

102 А. Л. Kубик, O. A. Радюш
Рис. 15. Шлем № 3 из Царицыно. Конструкция купола. Графика О. А. Радюша

3
К статье А. Л. Куб и к а и О. А. Ра д ю ш а
Рис. 2. Шлем № 1 из Царицыно. Фотография А. Л. Кубика, О. А. Радюша.
А ? вид спереди; В ? надбровные вырезы

4
К статье А. Л. Куб и к а и О. А. Ра д ю ш а
Рис. 7. Шлем из погр. 1 кургана 7 в Тураево. Вид с левой стороны. Фотография А. А. Красноперова

5
К статье А. Л. Куб и к а и О. А. Ра д ю ш а
Рис. 13. Шлем № 3 из Царицыно. Вид сзади. Фотография А. Л. Кубика

6
К статье А. Л. Куб и к а и О. А. Ра д ю ш а
Рис. 14. Шлем № 3 из Царицыно. Вид cверху. Фотография О. А. Радюша

363
Ахмедов Илья Рафаэльевич, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.
e-mail: i_akhmedov@mail.ru
Га в р и т у х и н И г о р ь О л е г о в и ч, И н с т и т у т а р х е о л о г и и Р А Н, М о с к в а. e - m a i l : g a v r i t u k h i n @ r a m b l e r. r u
Добровольская Мария Всеволодовна, Институт археологии РАН, Москва.
e-mail: DobrovolskayaMV@iaran.ru
Кадиева Анна Анатольевна, Государственный исторический музей, Москва.
e-mail: adelgeida85@mail.ru
Клещенко Екатерина Андреевна, Институт археологии РАН, Москва.
e-mail: malzeva-ekaterina@mail.ru
Костромичев Даниил Александрович, Государственный музей-заповедник ?Херсонес Тавриче -
ский?, Севастополь. e-mail: akfill@list.ru
Красноперов Александр Анатольевич, Удмуртский институт истории, языка и литературы Уд -
муртского федерального исследовательского центра Уральского отделения РАН, Ижевск.
e-mail: khaa@udm.ru
Kубик Адам Лех, Университет Седльце, Польша. e-mail: atakan-al-vefa@wp.pl
Любичев Михаил Васильевич, Харьковский национальный университет, Украина.
e-mail: gsae@karazin.ua
Мызгин Кирилл Валерьевич, Варшавский университет, Польша. e-mail: myzgin@mail.ru
Потемкина Ольга Юрьевна, МБУ ?Коломенский археологический центр?. e-mail: potema07@mail.ru
Радичевич Деян, Белградский университет, Сербия. e-mail: dradicev@f.bg.ac.rs
Радюш Олег Александрович, Институт археологии РАН, Москва. e-mail: radegost@rambler.ru
Румянцева Ольга Сергеевна, Институт археологии РАН, Москва. e-mail: o.roumiantseva@mail.ru
Свиркина Наталия Геннадиевна, Институт археологии РАН, Москва. e-mail: svirkina.natalia@mail.ru
Сыроватко Александр Сергеевич, МБУ ?Коломенский археологический центр?.
e-mail: аrxeolog-net@rambler.ru
Тр и ф у н о в и ч С т а н к о, М у з е й В о е в о д и н ы, Н о в и-С а д, С е р б и я. e - m a i l : s t r i f u n o v i c 6 4 @ g m a i l . c o m
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

364
АбИЯЛИ ? Абхазский институт языка, литературы и истории, Сухум
АИА ? Архив ИА РАН
АИАПМЗ ? Азовский историко-археологический и палеонтологический музей-заповедник
АИИМК ? Архив ИИМК РАН
АО ? Археологические открытия, Москва
АС ? Археологический съезд
АСГЭ ? Археологические сообщения ГЭ, Ленинград; С.-Петербург
ВДИ ? Вестник древней истории, Москва
ВХНУ ? Вісник Харківського національного університету імені В. Н. Каразіна
ГА И М К ? Го с у д а р с т в е н н а я а к а д е м и я и с т о р и и м а т е р и а л ь н о й к у л ь т у р ы
ГИМ ? Го с у д а р с т в е н н ы й и с т о р и ч е с к и й м у з е й, М о с к в а
ГИН ? Ге о л о г и ч е с к и й и н с т и т у т Р А Н, М о с к в а
ГМЗХТ ? Го с у д а р с т в е н н ы й м у з е й-з а п о в е д н и к ?Х е р с о н е с Т а в р и ч е с к и й? , С е в а с т о п о л ь
ГМИНВ ? Го с у д а р с т в е н н ы й м у з е й и с к у с с т в а н а р о д о в В о с т о к а, М о с к в а
ГЭ ? Го с у д а р с т в е н н ы й Э р м и т а ж. С а н к т-П е т е р б у р г
ИАИАНД ? Историко-археологические исследования в г. Азове и на Нижнем Дону, Азов
ИАК ? Известия Императорской Археологической комиссии, С.-Петербург
ИА НАНУ ? Институт археологии Национальной Академии наук Украины, Киев
ИА РАН ? Институт археологии Российской академии наук, Москва
ИГ РАН ? Институт географии РАН, Москва
ИИМК РАН ? Институт истории материальной культуры Российской академии наук, С.-Петербург
КВАЭ ? Камско-Вятская археологическая экспедиция
КГИМ ? Киргизский государственный исторический музей, Бишкек
КСИА ? Краткие сообщения Института археологии, Москва; Ленинград
КСИИМК ? Краткие сообщения Института истории материальной культуры, Ленинград; Москва
ЛЛВЕ ? Лесная и лесостепная зоны Восточной Европы в эпохи римских влияний и Великого переселения народов, Тула
МАИЭТ ? Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии, Симферополь
МАР ? Материалы по археологии России
МАК ? Материалы по археологии Кавказа
МБУ ? Муниципальное бюджетное учреждение
МИА ? Материалы и исследования по археологии СССР
МИАР ? Материалы и исследования по археологии России, Москва
МКАС ? Международный конгресс археологов-славистов
МНИИЯЛИЭ ? Мордовский научно-исследовательский институт языка, литературы, истории, экономики (ныне ? Научно-исследовательский институт гуманитарных наук при правительстве республики Мордовия), Саранск
НА ИА НАНУ ? Научный архив ИА НАНУ
НИИ ФПИ ? Научно-исследовательский институт фундаментальных и прикладных исследований, Брянск
НИМЗ ? Новороссийский исторический музей-заповедник
НЭ ? Нумизматика и эпиграфика, Москва
ОАК ? Отчеты Императорской археологической комиссии, С.-Петербург
ОАВЕС ? Отдел археологии Восточной Европы и Сибири
ПА ? Поволжская археология, Казань
РА ? Российская археология, Москва
РАН ? Российская академия наук
РИАМЗ ? Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник
РОКМ ? Рязанский областной краеведческий музей
РСМ ? Раннеславянский мир
СА ? Советская археология, Ленинград; Москва
САИ ? Свод археологических источников
ТА С ? Тв е р с к о й а р х е о л о г и ч е с к и й с б о р н и к, Тв е р ь
ХС ? Херсонесский сборник, Севастополь
ШРКМ ? Шиловский районный краеведческий музей
ЯИЛМ ? Ялтинский историко-литературный музей
AA ? Acta Archaeologica, K øbenhavn
AB ? Archaeologia Bulgarica, Sofia
AI ? Ars Islamica, Michigan
AMM ? Acta Militaria Mediaevalia, Krak ów; Sanok
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

365
APA ? Acta Praehistorica et Archaeologica: Jahrbuch des Museums f ür Vor- und Fr ühgeschichte, Berlin
BAR ? British Archaeological Reports
BRGK ? Berichte der R ömisch-Germanische Kommission, Frankfurt am Main
G-A ? Graeco-Arabica, Crete
HiŚ ? Historia i Świat, Siedlce
IA ? Iranica Antiqa, Leuven
JRAS ? The Journal of the Royal Asiatic Society of Great Britain and Ireland, Cambridge
JRS ? The Journal of Roman Studies, Cambridge
JRZGM ? Jahrbuch des R ömisch-Germanischen Zentralmuseums Mainz, Mainz
MAB ? Monumenta Archaeologica Barbarica
MMAB ? The Metropolitan Museum of Art Bulletin, New York
POBA ? Proceedings of the British Academy, Oxford
PZ ? Prähistorischen Zeitschrift, Berlin
RGK ? Römisch-Germanische Kommission, Frankfurt am Main
SRAA ? Silk Road Art and Archaeology: Journal of the Institute of Silk Road Studies, Kamakura
TRB ? Te c h n i c a l R e s e a r c h B u l l e t i n , L o n d o n
WN ? Wiadomo ści Numizmatyczne, Warszawa

366
От редакторов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5
Румянцева О. С.
Находки полихромных бус на территории Среднего Поочья: хронология,
распространение, социокультурный контекст . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7
Ахмедов И. Р.
Об одном типе мечей рязано-окских финнов в VI в. н. э. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 23
Потемкина О. Ю., Сыроватко А. С., Клещенко Е. А., Добровольская М. В., Свиркина Н. Г.
Новые данные по погребальному обряду населения Среднего Поочья
в середине ? второй половине I тыс. н. э.
(по материалам могильников Соколова Пустынь ) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 72
Kубик А. Л., Радюш O. A.
Шлемы многосегментной конструкции у восточных врагов поздней
Римской империи: находки из Царицыно (Рязанская обл.)
и их место в оружиеведческом дискурсе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 84
Красноперов А. А.
Пряжка из Бродовского могильника (Прикамье) в контексте полихромных стилей . . . . . . . . . . 103
Любичев М. В.
Два погребения с ?неординарными? хроноиндикаторами
из могильника черняховской культуры Войтенки 1 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 191
Мызгин К. В.
Римские монеты первых веков нашей эры на территории Центральной
и Восточной Европы: общая и сравнительная характеристика ( по материалам кладов ) . . . . . 210
Кадиева А. А.
Металлический инвентарь могильника Верхняя Рутха
эпохи Великого переселения народов ( по материалам коллекции П.С. Уваровой
в фондах Го с у д а р с т в е н н о г о исторического музея ) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 226
Тр и ф у н о в и ч С.
Могильник рубежа эр в Чуруге (Воеводина, Сербия) и его контекст
(по материалам раскопок 2008?2013 гг.) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 250
Радичевич Д.
Лощеная керамика поздней античности на территории Сербии южнее Дуная и Савы . . . . . . . 282
Га в р и т у х и н И. О.
Пряжки типа Сиракузы и северо-восточная зона их распространения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 295
Костромичев Д. А.
Пряжки типа Сиракузы в собрании Государственного музея-заповедника
Херсонес Таврический . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 354
Сведения об авторах . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 363
Список сокращений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 364
СОДЕРЖАНИЕ

Научное издание
ЛЕСНАЯ И ЛЕСОСТЕПНАЯ ЗОНЫ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ
В ЭПО ХИ РИМСКИХ ВЛИЯНИЙ И ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ НАРОДОВ
Конференция 4
ЧАСТЬ 2
Ответственный за выпуск Е. А. Те л у ш к и н а Редактор О. Э. Хафизов Те х н и ч е с к и й р е д а к т о р Н. Ф. Клёнова Корректор С. А. Лифанова Компьютерная верстка П. П. Го н ч а р о в
Подписано в печать 16.10.2019. Формат 60 × 90/8. Печать офсетная. Бумага офсетная.Га р н и т у р а ?П р а г м а т и к а? . У с л. -п е ч. л. 4 6 + 1 ц в. в к л. Т и р а ж 2 0 0 э к з. З а к а з № .
Го с у д а р с т в е н н ы й м у з е й-з а п о в е д н и к ?К у л и к о в о п о л е?300041, г. Тула, пр-т Ленина, 47. Тел./факс (4872) 36-18-40
Отпечатано в ООО ?Аквариус?, г. Тула, ул. Октябрьская, д. 81а

ISBN 978-5-903587-66-7
9785903587667
X