Миряшева Е.В., Павликов С.Г., Сафонов В.Е. Судебный конституционный контроль в России и зарубежных странах история и современ..

Формат документа: pdf
Размер документа: 2.44 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ПРАВОСУДИЯ
Е.В. Миряшева, С.Г. Павликов, В.Е. Сафонов
С С
С
у у
у
д д
д
е е
е
б б
б
н н
н
ы ы
ы
й й
й


к к
к
о о
о
н н
н
с с
с
т т
т
и и
и
т т
т
у у
у
ц ц
ц
и и
и
о о
о
н н
н
н н
н
ы ы
ы
й й
й
к к
к
о о
о
н н
н
т т
т
р р
р
о о
о
л л
л
ь ь
ь


в в
в


Р Р
Р
о о
о
с с
с
с с
с
и и
и
и и
и
и и
и


з з
з
а а
а
р р
р
у у
у
б б
б
е е
е
ж ж
ж
н н
н
ы ы
ы
х х
х


с с
с
т т
т
р р
р
а а
а
н н
н
а а
а
х х
х
: :
:
и и
и
с с
с
т т
т
о о
о
р р
р
и
и
и
я я
я


и и
и


с с
с
о о
о
в в
в
р р
р
е е
е
м м
м
е е
е
н н
н
н н
н
о о
о
с с
с
т т
т
ь ь
ь
МОСКВА
2015

УДК 342
ББК 67.400
С 89
Авторы:
Миряшева Е.В. – канд. юрид. наук, доцент,
доцент Российской академии правосудия
Павликов С.Г. – докт. юрид. наук, профессор,
профессор Российской академии правосудия
Сафонов В.Е. – докт. юрид. наук, профессор,
зав. кафедрой конституционного права Российской
академии правосудия, Заслуженный юрист Российской
Федерации
Рецензенты:
И.А. Умнова – доктор юридических наук,
профессор
Б.С. Эбзеев – доктор юридических наук, профессор,
заслуженный деятель науки Российской Федерации
Миряшева Е.В., Павликов С.Г., Сафонов В.Е.
С 89 Судебный конституционный контроль в России и зарубежных
странах: история и современность: Монография. – М.: Россий-
ский государственный университет правосудия, 2015. – 304 с.
ISBN 978-5-93916-460-3
В монографии изучены процессы генезиса и развития российских
и зарубежных моделей судебного конституционного контроля,
предпринята попытка охарактеризовать сущность и специфические
их особенности, а также выявить направления их совершенствова-
ния, сформулировав теоретические и практические предложения
по созданию системы судебного конституционного контроля в Рос-
сийской Федерации.
Для аспирантов, преподавателей юридических учебных заведе-
ний, может
быть полезной для практикующих юристов.
ISBN 978-5-93916-460-3УДК 342
ББК 67.400
© Коллектив авторов, 2015
© Российский государственный университет правосудия, 2015

Оглаe_gb_
3
Оглавление
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение......................................................................................... 4
Г
ЛАВА I. Теоретико-правовые основы формирования и развития
российской системы органов конституционного контроля
§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации.......................................... 9
§ 2. Конституционные основы реализации судебной власти и судеб-
ного конституционного контроля в Российской Федерации........ 29
§ 3. Конституционно-правовой статус элементов системы и судеб-
ного конституционного контроля Российской Федерации........ 55
§ 4. Историко-правовой анализ процесса создания
системы
органов конституционного контроля в субъектах Российской
Федерации................................................................................... 86
§ 5. Правовые позиции Конституционного Суда РФ и конститу-
ционных (уставных) судов в системе конституционного
контроля Российской Федерации.............................................120
§ 6. Институционализация «двухуровневой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации...........144
Г
ЛАВА II. Организация систем судебного конституционного
контроля зарубежных стран
§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах:
становление, типология, коллизии...........................................167
§ 2. Влияние федерализма на организационно-правовые начала
деятельности органов зарубежного судебного конституцион-
ного контроля.............................................................................197
§ 3. Состав, структура и порядок формирования органов судеб-
ного конституционного контроля.............................................205
§ 4. Компетенция органов судебного конституционного контроля:
сущность, функциональная характеристика.............................211
§ 5. Природа, содержание
и эволюция европейского судебного
конституционного контроля.....................................................222
§ 6. Современные тенденции развития судебного конституцион-
ного контроля и судейского правотворчества (на примере
Федеративной Республики Германии) ......................................268
З
АКЛЮЧЕНИЕ .....................................................................................300

Судебный конституционный контроль в России и
зарубежных странах: история и соj_f_gghklv
4
Введ ение
ВВЕДЕНИЕ
Институт судебного конституционного контроля может подвер-
гаться научному анализу только в контексте предполагаемой и
реальной значимости Основного закона государства, формирования
конституционно-правового пространства страны, которое приори-
тетно защищает права и свободы индивида, частную собственность
либо (значительно чаще) интересы коллектива, нации, государства.
Авторы считают утопичной возможность «равного» обеспечения
этих ценностей в процессе реализации судебного
конституционного
контроля; по мере реального, а не декларативного приближения
к идеалам правового государства судебный конституционный конт-
роль эволюционирует в направлении приоритетности защиты прав и
свобод человека и гражданина. Разумеется, это не бесспорная пози-
ция, но она стала лейтмотивом при написании настоящей работы.
Нельзя не согласиться с тем, что при рассмотрении различных
аспектов
обеспечения конституционной законности в процессе су-
дебного контроля за нормативными правовыми актами необходимо
исходить из конституционных основ правового государства, в част-
ности, из приоритета и непосредственного действия Конституции
России, верховенства права, разделения властей, федерализма,
запрета произвола, требования справедливости и соразмерности,
обязательности действующих правовых позиций Конституционного
Суда России, ответственности государства за неправомерные, в
том
числе ошибочные, действия государственных органов 1. Актуаль-
ность качественного судебного нормативного контроля, направлен-
ного по своей сути на обеспечение законности в обществе, в на-
стоящее время обусловлена развитием основ правового государства
и законодательства, в том числе регулирующего отношения в сфере
государственного управления, необходимостью создания условий
1 См.: Лыгин Н.Я., Ткачев В.Н. Международно-правовые стандарты и конституцион-
ная законность в российской судебной практике: Науч.-практ. пособие. М., 2012. С. 205.

В_^_gb_
5 для реализации права каждого гражданина на справедливую, компе-
тентную и эффективную судебную защиту его прав и свобод от неза-
конных решений и действий (бездействия) государственных органов
и органов местного самоуправления, общественных объединений и
должностных лиц, повышением эффективности государственных
гарантий защиты от произвола и защиты прав и свобод человека от
бюрократических барьеров
1.
Значение Конституции России на современном этапе развития
страны трудно переоценить. Авторы придерживаются позиции,
согласно которой двадцатилетняя практика действия Конституции
России подтверждает: из сугубо декларативного документа она пре-
вратилась в акт прямого действия во многом благодаря судебному
конституционному контролю, обеспечивающему выявление под-
линного смысла конституционных норм в соответствии с динамич-
но изменяющимися общественными
отношениями 2.
Важная роль в достижении верховенства и прямого действия
Конституции как Основного закона на всей территории государства,
в защите прав и свобод личности, соблюдении принципа разделения
властей принадлежит институту судебного конституционного конт-
роля (конституционного правосудия). Признание конкретных по-
ложений нормативных актов не соответствующими Конститу-
ции РФ является особым видом судебной деятельности
3.
Институт судебного конституционного контроля развивался и
трансформировался в течение длительного времени. Еще во времена
Средневековья в ряде государств (например, в Англии, Венеции,
Франции, Пруссии) появляются специализированные органы,
стоящие на страже государственного строя. Однако реальное значе-
ние судебный конституционный контроль приобрел в XVIII в.,
и связано это, прежде всего, с эпохой буржуазно-демократических
революций
, с кардинальными реформами, охватившими все сферы
жизни. Главное место в этих реформах отводилось принципу разде-
ления властей, обеспечению верховенства права, созданию граждан-
1 См.: Лыгин Н.Я., Ткачев В.Н. Международно-правовые стандарты и конституци-
онная законность в российской судебной практике: Науч.-практ. пособие. С. 205.
2 См., напр.: Павликов С.Г. Власть Конституции в правовом государстве и судебный кон-
ституционный контроль // Современный юрист. 2013. № 2(3) (апрель–июнь). С. 44–59.
3 См.: Право и бизнес: Сб. ст. I междунар. науч.-практ. конф., приуроченной
к 80-летию со дня рождения профессора В.С. Мартемьянова / М.Ю. Абрамкина,
М.Г. Абрамова, А.А. Алпатов и др.; под ред. И.В. Ершовой. М., 2012. С. 303.

Судебный конституционный контроль в России и
зарубежных странах: история и соj_f_gghklv
6 ского общества. Данные элементы, как правило, находили свое
закрепление в конституциях, являвшихся основными законами
государства. Соответственно, закономерным было возникновение
судебного конституционного контроля как специализированного
механизма охраны конституции.
На современном историческом этапе составной частью реформ,
осуществляемых в Российской Федерации, являются преобразова-
ния в сфере правосудия и совершенствования механизма реализа-
ции судебной власти. Соблюдение
Конституции РФ и законов госу-
дарства стало важнейшим условием жизнедеятельности политиче-
ской, социальной и экономической систем, их стабильности и
устойчивости. Конституцию страны должны соблюдать все субъек-
ты права, таким образом, проблематика судебного конституцион-
ного контроля занимает в юриспруденции важное место.
Российскую систему органов судебного конституционного конт-
роля образует не только федеральный
Конституционный Суд;
в конце XX в. начали функционировать конституционные (устав-
ные) суды субъектов Российской Федерации (далее по тесту –
субъектов РФ), что было призвано повысить эффективность меха-
низма судебной защиты конституционных прав и свобод человека
и гражданина. На современном этапе развития федеративных отно-
шений по-прежнему актуальным является исследование причин,
в силу которых
замедлился процесс становления конституционных
(уставных) судов субъектов РФ, и они практически перестали
рассматривать дела, связанные с установлением общих принципов
организации системы органов государственной власти и местного
самоуправления в субъектах РФ, хотя такая возможность преду-
смотрена п. «н» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ. Обобщение опыта
работы конституционных (уставных) судов позволяет сформулиро-
вать рекомендации, направленные не
только на совершенствование
правового регулирования их деятельности, но и на оптимизацию
всей системы органов судебного конституционного контроля Рос-
сийской Федерации. Здесь имеет место ряд актуальных научных
проблем, разрешение которых может обогатить теорию конститу-
ционализма на основе уяснения ее сущности и природы судебного
конституционного контроля на современном этапе развития рос-
сийского государства.
Так,
например, отсутствие политического решения проблемы
повсеместного образования конституционных (уставных) судов не

В_^_gb_
7 лучшим образом сказывается на организационно-правовых аспектах
реализации конституций и уставов
1. При отсутствии конституцион-
ных (уставных) судов многие положения конституций и уставов,
затрагивающие область конституционного (уставного) контроля,
толкования основных законов субъектов, защиты прав и свобод
граждан, привлечения к конституционной ответственности регио-
нальных органов государственной власти и должностных лиц, раз-
решения споров о компетенции, не могут быть реализованы вообще
или реализуются органами, которым
данные полномочия не свойст-
венны.
Аналогичную позицию занимал известный конституционалист
Н.В. Витрук. «Достаточно указать и на то, – писал он, – что в более
половины субъектов РФ, в их конституциях и уставах предусмотре-
но создание конституционных и уставных судов, а во многих из них
приняты соответствующие законы, но они в силу сопротивления
правящих региональных
элит упорно не учреждаются. Тем самым
цинично игнорируется воля народа, а федеральная власть безучастна
к этой тенденции. В многочисленных научных исследованиях,
в десятках диссертаций убедительно обосновываются насущная
необходимость и конституционно-правовая обязательность созда-
ния конституционных и уставных судов в субъектах Российской
Федерации либо передача субъектами Российской Федерации пол-
номочий по осуществлению конституционно-
уставного контроля
Конституционному Суду России в целях создания единого консти-
туционного и конституционно-уставного пространства. К сожале-
нию, власть глуха к подобного рода научным изысканиям и предло-
жениям»
2.
Один из авторов текста действующей Конституции С.М. Шахрай
считает, что «практика создания конституционных (уставных) судов
и собственно их деятельность не получили до сих пор системного
1 См.: Ишеков К.А. Теоретико-правовые основы реализации конституций и уста-
вов субъектов Российской Федерации органами государственной власти: монография /
Под общ. ред. П.П. Сергуна; РПА Минюста России, Поволжский (г. Саратов) юри-
дический институт (филиал). М.: Саратов, 2012.
2 Витрук Н.В. К вопросу о «живом конституционализме» в контексте соотношения
Конституции и политики // Конституционное право и политика: Сб. материалов
междунар. науч. конф. Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28–30 марта
2012 г. / С.А. Авакьян, Д.С. Агапов, Н.И. Акуев и др.; отв. ред. С.А. Авакьян. М., 2012.

Судебный конституционный контроль в России и
зарубежных странах: история и соj_f_gghklv
8 (курсив авт.) развития. Охарактеризовать с позиций нового истори-
ческого этапа эти причины также необходимо»
1.
В заключение также отметим, что конституционный контроль
в России явился во многом результатом использования зарубежного
опыта. При этом в процессе «такого заимствования происходили
выбор модели, наиболее оптимальной для российских условий, и
адаптация зарубежной практики к российской правовой системе»
2.
1 Шахрай С.М. О Конституции: Основной закон как инструмент правовых и соци-
ально-политических преобразований. М., 2013. С. 265.
2 Белов С.А., Кудряшова О.А. Заимствование моделей конституционного контроля в
правовой системе России // Журнал конституционного правосудия. 2012. № 6. С. 25–38.

§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации
9
§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации
Глава I. Теоретико-пр авовы е основы формирования и развит ия
российской системы органов конституционного контроля
ГЛАВА I
Теоретико правовые основы формирования
и развития российской системы органов
конституционного контроля
§ 1. Конституционный контроль и обеспечение
реализации Конституции Российской Федерации
В юридической литературе имеет место мнение о том, что кон-
ституция сама по себе является достаточной гарантией развития
общества, свобод и прав человека и гражданина
1. Цель конститу-
ции – сохранить государство, его прочность, работоспособность,
она должна гарантировать его существование; государство можно
защитить, сохранить с помощью конституции
2. Справедливо мнение
о том, что только констатации существования государства, провоз-
глашения его учреждения конституцией в данной конкретной форме
недостаточно. Необходим такой защитный конституционный меха-
низм, который сохранял бы данную конкретную форму государства
такой, какой она была учреждена данной конституцией, придавал
форме стабильность, охранял ее
3.
Необходимо обеспечить неукоснительное соблюдение консти-
туции в государстве, ибо только в этом случае устанавливается поря-
док, который исследователи определяют как конституционность,
т.е. систему «…реально действующего права, обеспечивающую
наличие правовой конституции, ее верховенство и прямое действие
на всей территории государства, а также ее обеспечение и охрану
(защиту)»
4.
1 См.: Эбзеев Б.С. Личность и государство в России: Взаимная ответственность и
конституционные обязанности. М., 2007. С. 7.
2 Шустров Д.Г. Государство и конституция // Конституционное и муниципальное
право. 2012. № 2. С. 8–17.
3 Там же.4 Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991–2001 гг.): Очерки
теории и практики. М., 2001. С. 58.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
10Очевидно, что для реализации основных функций этой системы
необходимо наличие правовых (и иных) средств, направленных
на охрану (защиту) основного закона. Ученые, характеризуя эти
меры (средства), используют разную терминологию: «правовая
охрана», «самоохрана конституции», «охрана конституции», «защита
конституции» и др.
По мнению многих авторов, термины «охрана» и «защита» кон-
ституции не идентичны. Так, охрана конституции
осуществляется
путем установления в самой конституции, в нормативных правовых
актах мер профилактики и выявления конституционных наруше-
ний, мер их пресечения, средств защиты и мер конституционной
и иной ответственности в целях восстановления нарушенных
конституционных установлений, наказания виновных за конститу-
ционные нарушения
1. Защита конституции непосредственно связана
с активными действиями как потерпевших от конституционных
нарушений по использованию средств защиты, так и обязанных
компетентных органов и должностных лиц по применению разно-
образных мер юридической ответственности к тем, кто совершил
конституционные нарушения. Причем, по мнению исследователей,
защита конституции, ее установлений составляет часть их охраны,
правозащитная деятельность входит
в состав и завершает достиже-
ние конечной цели всей правоохранительной деятельности 2.
Большинство авторов отождествляют понятия «охрана» и «пра-
вовая охрана» конституции, понимая под ними «деятельность
и юридические средства, с помощью которых обеспечивается верхо-
венство конституции в обществе и в правовой системе, её неукосни-
тельное соблюдение» либо «систему правовых мер, установленных
государством, направленных на обеспечение высшей юридической
силы, верховенство и стабильность основного закона, а
также неукос-
нительное выполнение конституционных норм» 3. Вместе с тем дру-
гие исследователи считают, что отождествлять указанные понятия
нельзя, поскольку термин «охрана конституции» более широкий; он
1 См.: Витрук Н.В. Верность Конституции. М., 2008. С. 176.2 Там же.3 См., напр.: Шульженко Ю.Л. Самоохрана Конституции Российской Федерации.
М., 1997. С. 4; Болехивская А.Д. Правовая охрана Конституции Российской Федера-
ции: Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2006. С. 7 и др.

§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации
11 включает в себя категорию «правовая охрана конституции»
1. Они
рассматривают охрану конституции в «широком» смысле, как «со-
вокупность правовых и неправовых мер по обеспечению действия
конституции»
2. К неправовым средствам ученые относят разнооб-
разные факторы экономического, политического, социального,
идеологического, социокультурного, социально-психологического
и иного характера, а к правовым – свойства самой конституции, ее
норм, их конкретизацию в законодательстве, толкование конститу-
ции, правовое воспитание, формирование правовой культуры, ис-
пользование правоохранительными органами мер ответственности
и т.д. В юридической литературе наибольшее внимание
уделяется
правовым средствам, а поэтому под охраной основного закона чаще
всего подразумевается его правовая охрана, причем в так называе-
мом «узком смысле», как совокупности надзорно-контрольных пол-
номочий и мер со стороны государственных органов, обладающих
правом проверки нормативных правовых актов и действий адреса-
тов права на предмет их соответствия основному закону
3.
Некоторые ученые дают более развернутую характеристику ин-
ститута правовой охраны конституции, рассматривая его как «сово-
купность средств и способов, с помощью которых должно дости-
гаться строгое соблюдение режима конституционной законности,
соответствие конституции всех других правовых актов, принимае-
мых государственными органами, соблюдение принципа неприятия
или отмены уже принятых неконституционных правовых актов,
а
также их отдельных норм» 4. Понятие «правовая охрана Конститу-
ции Российской Федерации» исследователи зачастую отожествляют
с совокупностью юридических средств, направленных на предупре-
ждение и пресечение нарушений конституционных норм, а также на
их восстановление в случае нарушения
5. При этом, по их мнению,
1 С.И. Ожегов толкует термин «охрана» как «оберегать, относиться бережно». См.:
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2003. С. 486.
2 См.: Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Феде-
рации. М., 1988. С. 10–11.
3 См. подробнее: Конституционное право / Отв. ред. Е.И. Козлова. М., 1995.
С. 400–401.
4 Конституционное право зарубежных стран / Под ред. М.В. Баглая и др. М., 2002.
С. 73.
5 См.: Коровинских Д.С. Правовая охрана Конституции Российской Федерации:
Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 8–9.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
12 система ее правовой охраны включает в себя совокупность таких
элементов, как:
– конституционные нормы, обеспечивающие стабильность Кон-
ституции России;
– принципы правовой системы Российской Федерации и, в пер-
вую очередь, принцип законности;
– субъекты правовой охраны Конституции Российской Федерации,
которые, в свою очередь, представляют собой построенную на прин-
ципе разделения властей систему
государственных органов, осуществ-
ляющих контроль и надзор за соблюдением конституционных норм,
а также применение мер конституционной ответственности;
– их деятельность, направленную на защиту норм российской
Конституции, применение мер государственного принуждения
в случае их нарушения
1.
Многие исследователи, как отмечалось, характеризуют институт
«правовая охрана конституции» в «широком» или «узком» смысло-
вых значениях. Они полагают, что в первом случае правовую охрану
конституции в процессе реализации конституционных норм обеспе-
чивают различные отрасли права. При нарушении конституционных
норм возникают охранительные правовые отношения: администра-
тивные, уголовные, гражданские и др. В «узком»
же смысле охрана
включает в себя конституционный контроль и конституционный
надзор, а также конституционную ответственность
2. Как правило,
исследователи в перечень элементов правовой охраны конституции
1 Коровинских Д.С. Правовая охрана Конституции Российской Федерации. С. 8–9.2 См., напр.: Еременко Ю.П. Советская конституция и законность. Саратов, 1982.
С. 130. Можно, однако, отметить, что в юридической литературе наряду с понятием
«охрана» конституции часто встречается и термин «защита». При этом некоторые уче-
ные считают эти понятия равнозначными, другие же полагают, что они имеют общую
цель (обеспечение «реальности и выполнимости» основного
закона), но различны ме-
тоды достижения поставленных задач. Так, защита конституции, согласно их позиции,
состоит в устранении конкретных нарушений конституционных норм, а охрана осуще-
ствляется повседневно. Поэтому если охрана выполняет превентивные меры по обеспе-
чению конституционности, то защита имеет место уже после нарушения конституци-
онной нормы. Соответственно, ряд авторов акцентирует внимание
на том, что «сводить
охрану конституции к своеобразной профилактике конституционных правонаруше-
ний – это значит искусственно сужать понятие охраны конституции … охрана консти-
туции включает в себя и её защиту, т.е. активные действия по устранению нарушений
тех или иных норм конституции. И поэтому понятие охраны конституции в широком
смысле включает в него и
защиту конституции». См., напр.: Безуглов А.А., Солдатов С.А.
Конституционное право России. В 3-х т. М., 2001. Т. 1. С. 175.

§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации
13 включают конституционный контроль и надзор
1. Контроль (от фр.
controle) представляет собой «проверку, а также наблюдение с целью
проверки кого- или чего-либо, наблюдение за кем- или за чем-либо
с целью проверки»
2. Существуют разные подходы к классификации
его видов в зависимости от различных критериев (например, выде-
ляют контроль: президентский, органов законодательной (предста-
вительной) власти, исполнительной власти, контроль органов судеб-
ной власти и др.)
3. Наиболее лаконично конституционный контроль
характеризуют как проверку соответствия законов конституции.
Имеют место, разумеется, и другие его определения, в частности,
как процедуры контроля над соответствием основному закону
страны актов, издаваемых государственными органами и частными
лицами, как системы отношений между органами публичной вла-
сти, при которой контролирующий орган может отменять акты
подконтрольного органа; как
деятельность, заключающуюся в огра-
ничении власти и разрешении конфликтов, либо как процедуру
проверки актов и действий органов и учреждений публичной власти
(а иногда и частных лиц) на предмет их соответствия конституции
и т.п.
4 Некоторые конституционалисты рассматривают конституци-
онный контроль «в прагматическом плане» – как проверку и оценку
правовых актов и действий в целях устранения их несоответствия
конституции. По их мнению, с точки зрения своей сущности консти-
туционный контроль обеспечивает верховенство и прямое действие
конституции, ограничение власти государства и защиту прав и
свобод личности
5.
1 См.: Якушев А.В. Конституционное право зарубежных стран. М., 2004. С. 51;
Клишас А.А. Конституционная юстиция в зарубежных странах. М., 2004.
2 См.: Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь. М., 2000.
С. 260.
3 См.: Тарасов А.М. Государственный контроль: сущность, содержание, современ-
ное состояние // Журнал рос. права. 2002. № 1. С. 28, 31.
4 См.: Нудель М.А. Конституционный контроль в капиталистических странах. М.,
1968. С. 7; Маклаков В.В. Конституционный контроль в буржуазных и развивающихся
странах. М., 1988. С. 13; Конституционное (государственное) право зарубежных
стран / Отв. ред. Б.А. Страшун. М., 2000. С. 74; Бланкенагель А. Теория и практика
конституционного контроля в ФРГ // Советское государство и право. 1989. № 3.
С
. 102–109; Алебастрова И.А. Конституционное право зарубежных стран. М., 2001.
С. 58 и др.
5 См.: Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Феде-
рации. М., 1988. С. 11.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
14Другие исследователи, в частности Н.В. Витрук, вполне обосно-
ванно полагали, что конституционный контроль есть специфиче-
ская функция лишь компетентных органов публичной власти по
обеспечению верховенства конституции в системе нормативных ак-
тов, её прямого, непосредственного действия в деятельности субъек-
тов общественных отношений на всей территории государства
1.
Ю.Л. Шульженко рассматривает конституционный контроль как
«…деятельность компетентных государственных органов по провер-
ке, выявлению, констатации и устранению несоответствий норма-
тивных актов конституции, законам, в ходе которой эти органы
полномочны отменять обнаруженные несоответствия»
2. Ученые также
замечают, что деятельность органов законодательной и исполни-
тельной власти в области охраны конституции не является прямым
конституционным контролем в том смысле, каким обладают им
специализированные органы; это не осуществление конституцион-
ного контроля, а лишь участие в нем
3. В этом плане, к примеру, неко-
торые авторы рассматривают конституционный контроль как «выс-
шую контрольную государственную деятельность» только судов
4.
В юридической литературе имеет место мнение о том, что органы
конституционного контроля не входят ни в одну из ветвей власти, их
можно отнести к особой, четвертой, ветви – контрольной
5. Напри-
мер, Ю.Л. Шульженко замечает, что «конечно, конституционный
контроль имеет много общего с судебной властью. Но это …не дает
повода определять его как разновидность, составную часть правосу-
дия. Основное различие здесь связано со специфическим характе-
ром, содержанием решений, которые принимаются в ходе консти-
1 Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991–2001 гг.): Очерки
теории и практики. М., 2001. С. 71.
2 Шульженко Ю.Л. Самоохрана Конституции Российской Федерации. М., 1997.
С. 29.
3 См.: Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. М., 1998.
С. 77.
4 Дмитриев Ю.А., Николаев А.М. Система государственной власти в России и
в мире: Историко-правовая ретроспектива. М, 2002. С. 639.
5 См.: Чиркин В.Е. Контрольная власть // Государство и право. 1993. № 4. С. 10–18;
Чиркин В.Е. Основы сравнительного государствоведения. М., 1997. С 38; Шульженко Ю.Л.
Конституционный контроль в России. М., 1995. С. 10; Ермолов И.А. Роль конституци-
онных судов в осуществлении конституционного контроля в республиках Российской
Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002.
С. 14 и др.

§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации
15 туционного контроля»
1. В целом, по мнению ученых, «усложнение
и ускорение общественных процессов... обусловливают необходи-
мость созидания новых властных институтов и структур. Естест-
венно, что эти институты и структуры не всегда вписываются в тра-
диционную триаду, как зачастую не вписываются многообразные
проявления жизни в заранее разработанные схемы»
2.
Можно обнаружить и другие научные подходы к институту кон-
ституционного контроля. В частности, в диссертационных исследо-
ваниях под ним нередко понимается системная деятельность компе-
тентных органов государства, осуществляемая по предусмотренным
законом основаниям и процедурам с целью защиты прав и свобод
человека и гражданина, основ конституционного строя, обеспече-
ния верховенства и прямого
действия конституции государства 3.
Характеризуют его и как деятельность компетентного государствен-
ного органа по проверке и установлению соответствия актов зако-
нодательной, исполнительной и судебной властей конституции,
внутреннему законодательству и международным актам и вынесе-
нию на этом основании общеобязательных и окончательных реше-
ний либо как особое направление деятельности специальных орга-
нов и должностных лиц по
обеспечению верховенства конституции,
позволяющее в целях поддержки конституционного порядка преду-
преждать издание не соответствующих основному закону норматив-
ных актов, устанавливать и отменять не соответствующие конститу-
ции законы, иные нормативные акты или действия должностных
лиц
4. Большинство исследователей сходятся в том, что формирова-
ние эффективного института конституционного контроля является
одним из основных критериев, по которым можно судить об уровне
демократизации общества в целом
5. Причем необходимым условием
1 Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России: Дис. … докт. юрид. наук.
М., 1995. С. 11.
2 Керимов А.Д. Современное государство: Вопросы теории. М., 2007. С. 117.3 См.: Харитонова Н.Н. Правовое регулирование осуществления конституцион-
ного контроля в Российской Федерации: Системно-функциональные и федератив-
ные аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 11.
4 См.: Березин Ю.Б. Конституционно-правовой статус органов конституционного
контроля в европейских странах: Автореф. дис. ..канд. юрид. наук. Екатеринбург,
2006. С. 10; Болехивская А.Д. Правовая охрана Конституции Российской Федерации:
Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2006. С. 8.
5 Так, например, исследователи отмечают, что «за всю историю своего развития
органы конституционной юстиции показали себя независимым институтом и объек-

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
16 формирования и функционирования «полноценного» конститу-
ционного контроля является разделение властей, установленное
нормами конституции, что исключает подмену конституционного
контроля самоконтролем субъекта государственной власти
1.
Нельзя, однако, не отметить, что в литературе наряду с понятием
«конституционный контроль» широко используется термин «кон-
ституционный надзор»
2. Многие авторы практически отожествляют
эти понятия. Так, например, С.А. Авакьян высказывал мнение
о том, что конституционный контроль может совмещаться с консти-
туционным надзором в полномочиях одного государственного
органа
3. В научной среде отсутствует единство мнений относительно
соотношения терминов конституционный «контроль и надзор» 4.
Причем можно разделить существующие точки зрения на три
группы: термины контроль и надзор тождественны; контроль явля-
ется разновидностью надзора; невозможно разграничить институт
надзора и контроля
5.
По нашему мнению, отожествлять эти термины все же не следует,
ибо реализация контролирующими органами своих функций имеет
целью обеспечение не только законности, но и «целесообразности»
тивным арбитром при разрешении правовых споров». См.: Опалев Ю.М. Конституци-
онный контроль на Тайване: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 14.
1 См.: Зимин А.В. Конституционный контроль в системе разделения властей
(теоретико-правовые аспекты): Дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 8.
2 Конституционный надзор ученые определяют как деятельность компетентных
органов государства, в процессе которой устанавливается соответствие того или
иного нормативного акта (действия) конституции, выносится решение, направлен-
ное на устранение обнаруженных нарушений конституционности законов. См.,
напр.: Еременко Ю.П. Советская Конституция и законность. Саратов,1982. С. 131.
3 См.: Конституционное право. Энциклопедический словарь / Отв. ред. С.А. Авакьян.
М., 2000. С. 309–310.
4 См. подробнее: Ерицян А.В. Государственный контроль за соблюдением законо-
дательства субъектами предпринимательской деятельности (теоретический аспект) //
Государство и право. 2002. № 2. С. 103–108.
5 В юридической литературе существует мнение о том, что «некоторые органы ис-
полнительной власти можно назвать контрольно-надзорными, так как в ряде случаев
вряд ли вообще возможно отделить контрольные функции от надзорных …Поэтому
в законодательстве не всегда четко проводится разграничение между контрольными и
надзорными функциями». Можно обнаружить и точку зрения, согласно которой кон
-
троль и надзор – это формы обеспечения законности в государственном управлении;
они представляют собой правообеспечительную деятельность компетентных государ-
ственных органов. См.: Овсянко Д.М. Административное право. М., 1997. С. 169;
Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. Л., 1990. С. 21, 42 и др.

§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации
17 акта с позиций его обеспечения прав и свобод человека и гражданина
в первую очередь. Функция же надзора направлена на «точное и
неуклонное соблюдение Конституции Российской Федерации, ис-
полнение законов»
1. Кроме того, надзорная функция не сопровож-
дается оценкой отмеченной «целесообразности» принятых актов,
совершенных действий и т.п.; особенностью конституционного
контроля является наделение соответствующих органов определен-
ными полномочиями исполнительной власти. Надзорные же
органы, как правило, не наделены административными управленче-
скими полномочиями; контроль предполагает наличие полномочий
по применению административных санкций
2.
Отличием «конституционного надзора» от «конституционного
контроля» является и то, что, во-первых, они могут применять раз-
ные меры: органы конституционного надзора не вправе, как прави-
ло, отменить незаконные акты, а решение о неконституционности
акта, принятое контролирующим органом, приводит к его отмене.
Во-вторых, имеют место, как полагают исследователи, более
«мягкие» санкции
в области конституционного надзора. И, наконец,
полномочиями конституционного надзора обладают практически
все государственные и общественные органы (объединения), а пра-
вом контроля – только специализированные органы
3. Так, В.В. Мак-
лаков усматривает принципиальные отличия между анализируемыми
институтами в характере тех мер, которые могут быть применимы
в отношении незаконного акта. В этом плане контроль представляет
1 См.: Беляев В.П. Сущность надзора и контроля, их сходство и различие // Госу-
дарство и право. 2006. № 7. С. 42.
2 Если обратиться к историческому опыту, то, как отмечают ученые, доктрина и
практика России 20–30-х годов прошлого столетия не проводила четкого различия
между анализируемыми институтами. Так, к примеру, органом конституционного
надзора считался Президиум ЦИК СССР, поскольку на него возлагалось наблюдение
за проведением в жизнь Конституции СССР. Верховный Суд СССР рассматривался
лишь как орган, «консультирующий
» Президиум ЦИК СССР и «сигнализирующий»
ему о конституционных нарушениях. См.: Митюков М.А. Судебный конституцион-
ный надзор (1924–1933 гг.): Сущность, назначение и характерные особенности //
Право и политика. 2005. № 12. С. 40–43; Он же. Первый опыт отечественного судеб-
ного конституционного надзора (1924–1933 гг.) // Правовые проблемы укрепления
российской государственности: Сб. ст. Часть 23 / Под ред. В.Ф.
Воловича. Томск,
2005. С. 3– 41; Винокуров А.Н. О конституционном надзоре // Вестник Верховного
Суда СССР. 1925. № 1. С. 3 и др.
3 См.: Шульженко Ю.Л. Институт конституционного надзора в Российской Феде-
рации. М., 1998. С. 4.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
18 собой проверку деятельности подконтрольного органа, проводимую
контролирующим органом выборочно по собственной инициативе
либо по какому-либо сигналу, а надзор – постоянное наблюдение за
деятельностью поднадзорных органов.
Таким образом, институты «конституционного контроля» и
«конституционного надзора» не являются тождественными; однако
вопрос об их соотношении в юридической литературе разрешается
по-разному. Согласно одной точке зрения конституционный надзор
является частью конституционного контроля как более широкого
понятия 1. Другая позиция состоит в том, что это самостоятельные
категории, которые объединяют общие задачи: «проверка, выявле-
ние, констатация, устранение несоответствий различных актов
конституции, участие в разрешении спорных вопросов, имеющих
«конституционное значение»; участие в развитии и совершенство-
вании законодательства; в федеральном государстве – это также и
обеспечение соответствия правовых систем субъектов федерации
общефедеральной правовой системе;
выполнение роли сдерживания
и противовеса ветвей власти; обеспечение верховенства, господства
права»
2.
Многие ученые полагают, что конституционные контроль и
надзор имеют общую цель, а именно – обеспечение соответствия
«текущего» законодательства конституции, верховенства конститу-
ционных норм и утверждение конституционной законности. Вместе
с тем полномочия и методы деятельности контролирующих и надзи-
рающих органов различны. Деятельность структур, выполняющих
функции надзора, носит, как правило, предварительный характер,
т.е. эти
органы не имеют возможности окончательно решать вопрос
о неконституционности правового акта или действия, не могут при-
нимать императивные меры к устранению конституционного нару-
шения. Орган же конституционного контроля непосредственно
выносит необходимое решение и применяет меры к устранению
совершенного нарушения
3.
1 См.: Шульженко Ю.Л. Самоохрана конституции Российской Федерации.
М.,1997. С. 42.
2 Шульженко Ю.Л. Институт конституционного надзора в Российской Федера-
ции. М., 1998. С. 4.
3 См.: Несмеянова С.Э. Теоретико-правовое исследование конституционального
судебного контроля в Российской Федерации: Дис. … докт. юрид. наук. Екатерин-
бург, 2006. С. 30.

§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации
19 Признаки «конституционного контроля», отличающие его от со-
ответствующего «надзора», состоят в том, что: субъектами выступа-
ют специализированные органы; объектами являются нормативные
акты и деяния управомоченных лиц; полномочия субъектов состоят
в установлении и отмене неконституционных законов, устранении
антиконституционного деяния и толковании основного закона;
проверка носит выборочный характер, и субъект проводит ее по соб
-
ственной инициативе или по инициативе установленного законом
лица; решение органа конституционного контроля носит оконча-
тельный характер и не требует чьего-либо утверждения, к нарушите-
лям применяются санкции; проверка, осуществляемая в форме
контроля, является основной функцией контролирующего органа,
а не дополнительной, как для надзора.
Подтверждает, как думается, занимаемую нами позицию анализ
института специализированного
судебного конституционного конт-
роля 1. Наиболее часто его характеризуют как официальную деятель-
ность специально уполномоченного Конституцией и иными актами
органа, которая осуществляется посредством особой процедуры
в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и
свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого
действия Конституции на всей территории страны, предупреждения
существования в правовой системе неконституционных актов, тол-
кования Конституции
России 2. Анализируемый институт представ-
ляет собой деятельность специально на то уполномоченных государ-
1 Справедливым в этом плане видится мнение о том, что ошибочно связывать
осуществление судебной власти только с такой формой государственной деятельно-
сти, как правосудие. Исследователи отмечают, что судебная власть, являясь само-
стоятельной ветвью государственной власти, реализуется в различных государствен-
но-правовых формах; помимо правосудия к ним относятся судебный надзор выше-
стоящих судов
за нижестоящими, судебное управление, судебный контроль в
государственном управлении и судебный конституционный контроль. Поэтому кон-
ституционный контроль (надзор) не тождествен осуществлению правосудия: при всех
своих общих чертах это принципиально различные и самостоятельные формы реали-
зации судебной власти. Кроме того, как полагают ученые, существенной особенно-
стью конституционного контроля, осуществляемого судебными или специальными
юрисдикционными
органами, является то, что он обеспечивает окончательное и обяза-
тельное решение конституционно-правовых вопросов. См. подробнее: Ржевский В.А.,
Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: Конституционные основы
организации и деятельности. М., 1998. С. 54–57.
2 См.: Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд.
М., 1997. С. 113–114.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
20 ственных органов, осуществляющих судебную власть, направ-
ленную на обеспечение верховенства Конституции РФ, на преду-
преждение издания неконституционных нормативных актов, на уста-
новление неконституционности законов, иных нормативных актов
или действий и, в случае необходимости, применения толкования
Конституции РФ и законов
1.
Так, А.Г. Гатауллин отмечает, что конституционный контроль
в системе правовой охраны конституции может осуществляться раз-
личными способами, но конституционный судебный контроль – это
самостоятельный вид конституционного контроля
2. В этом плане,
к примеру, под конституционным судебным контролем в субъек-
тах РФ данный ученый понимает деятельность специально на то
уполномоченных государственных органов субъектов, осуществ-
ляющих на территориях субъектов РФ судебную власть в форме
конституционного судопроизводства: эта деятельность направлена
на защиту основных прав и свобод человека и гражданина, обеспе-
чение верховенства и
непосредственного действия основного закона
субъекта РФ на всей его территории. Имеют место, разумеется,
и другие научные подходы к сущности конституционного контроля.
Так, по мнению О.В. Брежнева, судебный конституционный контроль
представляет собой реализуемый в системе конституционно-
правовых отношений особый вид юрисдикционной деятельности,
целью которого является защита важнейших социальных ценностей,
облеченных в
форму конституционно-правовых категорий, разре-
шение возможных противоречий между ними 3.
В юридической литературе принято выделять две модели судеб-
ного конституционного контроля, условно называемые американ-
ской и европейской (или, соответственно, диффузной и концентри-
рованной)
4.
1 См.: Несмеянова С.Э. Теоретико-правовое исследование конституционального
судебного контроля в Российской Федерации: Дис. … докт. юрид. наук. Екатерин-
бург, 2006. С. 59–61.
2 Гатауллин А.Г. Теоретические и организационно-правовые основы конституци-
онного судебного контроля в субъектах Российской Федерации: Автореф. дис. …
докт. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 12.
3 См. подробнее: Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль в России:
Проблемы методологии, теории и практики: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2006. С. 12.
4 См., напр.: Шевчук С. Основи конституцiйной юриспруденцii. Харькiв, 2002.
С. 260–284.

§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации
21 Как пишет Н.С. Бондарь, «наряду с «американской» моделью
конституционного контроля, осуществляемого судами общей юрис-
дикции, позже сложилась европейская (континентальная) модель
конституционной юрисдикции, характерная для стран континен-
тальной европейской правовой семьи. Традиционный для правовой
культуры этих стран нормативизм, респект к законному праву пре-
допределил особенности данной модели конституционного конт-
роля. Ее возникновение
можно отнести к началу 1920-х гг. Именно
в 1920 г. первый конституционный суд как специализированный
орган конституционного контроля был создан в Австрии. Но лишь
после Второй мировой войны процесс учреждения специальных
органов конституционной юстиции стал общей закономерностью
западноевропейского конституционализма (конституционные су-
ды – в 1948 г. в Италии, в 1949 г. в ФРГ, впоследствии в Испании,
Турции
; в Португалии – Конституционный трибунал, во Франции –
Конституционный совет и т.д.). Закономерным результатом при-
знания новой Россией ценностей современного конституциона-
лизма, с одной стороны, и ее принадлежности к романо-германской
системе права – с другой, явилось учреждение уже на начальном
этапе формирования новой российской государственности специали-
зированного органа конституционного контроля. В отличие
от Сою-
за ССР, где на последнем этапе его существования, в мае 1990 г., был
учрежден Комитет конституционного надзора СССР, Российская
Федерация изначально пошла по более перспективному пути созда-
ния Конституционного Суда как специализированного органа кон-
ституционного контроля и одновременно как составной части
судебной власти. С функционированием этого органа во многом
связано возникновение качественно
новых тенденций в развитии
современного российского конституционализма, в том числе обре-
тение им институционных характеристик судебного конституциона-
лизма. Уяснение этих закономерностей, проникновение в их соци-
ально-правовые характеристики во многом связано с анализом ста-
тусных и функциональных особенностей Конституционного Суда РФ
как органа конституционного контроля»
1.
В целом, модель судебного конституционного контроля зависит,
во многом, от особенности правовой системы государства (приня-
1 Бондарь Н.С. Судебный конституционализм в России в свете конституционного
правосудия. М.: Норма, Инфра-М, 2011. С. 39.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
22 той в нем системы источников права, характера формализации ос-
новного закона, роль судебных решений как правообразующего
фактора и т.д.); организации судебной системы с учетом нацио-
нальных и исторических традиций; своеобразия конституционно-
правового регулирования и, исходя из этого, организации государ-
ственной власти
1.
Так, например, особенность американской модели, как известно,
состоит в том, что конституционный контроль осуществляется судами
общей юрисдикции в процессе конкретного спора о праве
2. Правда,
некоторые авторы полагают, что в ходе такой деятельности суды общей
юрисдикции могут вмешиваться в систему разделения властей, и зачас-
тую возникает вопрос о том, все ли судьи способны профессионально
оценить конституционность нормативных правовых актов?
3
Европейская модель предполагает создание специализированных
органов конституционного правосудия, правомочных рассматривать
исключительно конституционно-правовые дела. Данную модель
именуют также концентрированной, так как для осуществления
конституционного контроля создается особый орган, уполномочен-
ный осуществлять конституционный контроль как основную свою
функцию
4. Существенную роль в теоретическом обосновании евро-
пейской модели конституционного правосудия сыграли труды
австрийского ученого-правоведа, теоретика юридического позити-
визма и нормативизма Г. Кельзена. Он полагал, что создание специ-
ального органа – конституционного суда, существующего отдельно
от других судов и отличного от законодательного и любого другого
публичного органа, призванного аннулировать неконституционные
акты, представляется вполне
обоснованным и правомерным в кон-
тексте разделения властей 5.
1 См.: Брежнев О.В. Проблемы организации и осуществления судебного консти-
туционного контроля в субъектах Российской Федерации. Курск, 2005. С. 103.
2 См.: Брежнев О.В. «Американская» модель судебного конституционного кон-
троля (генезис и основные черты) // Конституционное и муниципальное право. 2005.
№ 6. С. 30–32.
3 Craig P. Constitutional and non-constitutional review // Current Legal Problems. 2001.
Vol. 54. P. 148; McWhinney E. Supreme Courts and Judicial law-making: constitutional
tribunals and constitutional review. Dordrecht, 1986. P. 8–13.
4 См.: Харитонова Н.Н. Перспективы эволюции конституционного контроля: Зару-
бежная и отечественная практика // Право и политика. 2005. № 11; 2006. № 1. С. 23.
5 См.: The Role of the Constitutional Court in the Consolidation of the Rule of Law.
European Commission for the Democracy through Law. Strasbourg, 1994. P. 20–21.

§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации
23 Впрочем, по мнению ряда авторов в настоящее время нельзя раз-
нообразие конституционного правосудия сводить к двум моделям –
концентрированной и диффузной. Так, П. Перес Тремпс выделяет
три «организационные системы» конституционного правосудия
1.
Первая модель – система специального конституционного суда
или трибунала. В ряде стран, как отмечают зарубежные исследовате-
ли, существует конституционный суд, который осуществляет, моно-
польно или нет, конституционное правосудие и находится вне судеб-
ной системы как орган не только специализированный, но и специ-
альный. Эта система действует в Боливии, Чили, Колумбии, Эквадоре,
Гватемале
и Перу. Вторая модель – система специализированного
органа в рамках судебной системы. Здесь поддерживается принцип,
согласно которому орган конституционного правосудия является
специализированным органом, но встроенным в судебную систему.
К таким государствам относятся Сальвадор, Коста-Рика, Никарагуа,
Парагвай и Венесуэла. Третья модель – система наделения полномо-
чиями по отправлению конституционного правосудия не специали-
зированных
судебных органов. В этих странах конституционное пра-
восудие, по словам автора, смешивают функционально и институ-
ционально с обычным правосудием. К странам третьей модели они
относят Аргентину, Бразилию, Мексику, Панаму, Доминиканскую
Республику и Уругвай. В Бразилии конституционный контроль воз-
ложен только на федеральный верховный трибунал, который имеет
также иные полномочия, но не является
судом общей юрисдикции.
П. Перес Тремпс «отмечает, что, во-первых, осуществление кон-
ституционного правосудия специализированным органом не озна-
чает, что иные судебные органы, особенно Верховный суд или Три-
бунал, не имеют полномочий по осуществлению конституционного
правосудия (например, в Никарагуа и Парагвае). Во-вторых, даже
в странах третьей группы, где нет специализированных органов
кон-
ституционной юстиции, существует тенденция специализирования
высших органов судебной системы в качестве органов конституци-
онного правосудия. Доктор П. Перес Тремпс делает вывод, что неза-
висимо от модели конституционной юстиции налицо тенденция
1 См.: Perez Tremps P. La Justicia Constitucional en la Actualidad. Especial Referencia a
America Latina // Revista brasileira de direito constitucional, v. 1, n. 1, 2003. Цит. по: Сто-
рожев А.Н. Модели конституционной юстиции // Актуальные проблемы российского
права. 2013. № 9. С. 1108–1114.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
24 становления специализированных в конституционном правосудии
органов в той или иной форме, выбор конституционной модели свя-
зан с особенностями конкретной страны, а эффективность и неза-
висимость конституционной юстиции могут быть достигнуты при
любой модели конституционного правосудия»
1.
В юридической литературе доминирует мнение о том, что Рос-
сийская Федерация пошла по пути создания европейской (концен-
трированной) системы конституционного контроля, отличительной
чертой которой является создание специализированных судебных
органов
2. Однако, как думается, этот вывод нуждается, по меньшей
мере, в определенном уточнении.
Как пишут исследователи, российский судебный конституцион-
ный контроль «имеет сравнительно недолгую историю, насчиты-
вающую 20 лет. Другие государства мира (а органы конституцион-
ной юрисдикции учреждены в большинстве из них) обладают более
значительным опытом такого контроля (около 90 лет в Австрии,
почти 60
лет в ФРГ, 50 лет во Франции). Современная Россия
не могла не испытать влияния мирового опыта и доктрины консти-
туционного правосудия. Россия восприняла европейскую модель,
характеризующуюся созданием специального органа конституцион-
ного контроля (конституционного суда, совета) для разрешения
в особой процедуре конституционно-правовых вопросов и споров
и отличающуюся от американской модели тем, что в
последней кон-
ституционный контроль является функцией судов общей юрисдик-
ции (всех в стране или только Верховного суда), реализуемой при
осуществлении ими обычного судопроизводства по конкретным
уголовным, гражданским и иным делам. Европейская модель судеб-
ного конституционного контроля была избрана и большинством
постсоциалистических государств. К моменту учреждения Консти-
туционного Суда в России в 1991 г.
не было сколько-нибудь разви-
той концептуальной модели конституционного правосудия» 3.
1 Perez Tremps P. La Justicia Constitucional en la Actualidad. Especial Referencia a
America Latina.
2 См. подробнее: Брежнев О.В. Правовая природа Конституционного Суда как су-
дебного органа конституционного контроля // Государственная власть и местное
самоуправление. 2005. № 6. С. 27–28.
3 Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный) / Л.В. Анд-
риченко, С.А. Боголюбов, Н.С. Бондарь и др.; под ред. В.Д. Зорькина. 2-е изд., пере-
смотренное. М.: Норма, Инфра-М, 2011. С. 685.

§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации
25 Конструирование модели конституционного контроля в Россий-
ской Федерации осуществлялось как с помощью законодательных
норм, так и путем практики самого Конституционного Суда РФ
1.
По нашему мнению, при сохранении принципиального различия
между «американской» и «европейской» моделями конституцион-
ного контроля, в организационном плане выражающегося в сущест-
вовании (или отсутствии) специализированных органов конститу-
ционной юстиции, эти системы во многих странах приобретают
комплексный характер. Причем в ряде государств формируется
так называемая «смешанная» модель конституционной юстиции,
для которой характерно не
только сочетание различных форм и
видов контроля, но и осуществление его как судами общей юрис-
дикции, так и специализированными органами конституционного
правосудия
2. Правда, некоторые исследователи замечают, что разно-
образие моделей организации конституционного правосудия не дает
научно-теоретической возможности простого объединения их в «сме-
шанную» (гибридную) форму. Соответственно, они, помимо «аме-
риканской» и «австрийской» систем, выделяют «модель британского
Содружества», «смешанную американско-европейскую» модель (гиб-
ридную), «французскую» модель и «иберийскую» (южноамерикан-
скую) модель
3.
В целом те исследователи, которые относят современную рос-
сийскую модель конституционного контроля к числу «смешанных»,
недалеки от истины, поскольку соответствующими полномочиями
наделены не только федеральный и региональные органы конститу-
ционного специализированного контроля, но и, в известной мере,
суды общей юрисдикции и арбитражные суды
4. Однако видится
спорным их утверждение о том, что такая практика является вполне
обоснованной и даже «перспективной»
5.
1 Белов С.А., Кудряшова О.А. Заимствование моделей конституционного контроля
в правовой системе России // Журнал конституционного правосудия. 2012. № 6.
С. 25–38.
2 См.: Клишас А.А. Конституционный контроль и конституционное правосудие
в зарубежных странах: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2007. С. 9–10.
3 См.: Гордеев И.В. Конституционная юстиция в государствах – членах СНГ: Авто-
реф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 10.
4 Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль в России: Проблемы мето-
дологии, теории и практики: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2006. С. 12.
5 См.: Исайкин Д.Ю. Суды общей юрисдикции как субъекты конституционного
контроля: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 11.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
26Мы не находим убедительными доводы о том, что Конститу-
ция РФ не закрепляет «монополию на конституционное правопо-
нимание» за каким-либо одним судом, а применение российской
Конституции судами является «необходимым элементом заложен-
ных в ней моделей правового государства и правосудия, одним из
условий реализации Конституции»
1. Более того, Д.Ю. Исайкин по-
лагает, что всем судам (наряду с Конституционным Судом РФ)
должна принадлежать ведущая роль в системе конституционной
юрисдикции, что предполагает «аккумулирование компетенции по
рассмотрению дел об оспаривании нормативных правовых актов
в основном у этих судов»
2. Трудно согласиться с такими утвержде-
ниями и, прежде всего, по той причине, что хотя Конституция РФ
действительно обязывает все суды соблюдать ее (ч. 2 ст. 15), но явно
не любой суд она наделяет правом отправления конституционного
судопроизводства (ч. 2 ст. 118, ст. 125 и др.).
В целом, необходимо заметить, что только в ряде субъектов РФ ока-
залась
воспринятой идея создания конституционных (уставных) судов 3.
По состоянию на 2014 г. конституционные (уставные) суды субъ-
ектов РФ образованы и действуют лишь в 18 субъектах РФ, и «тен-
денция к их дальнейшему росту не наблюдается»
4.
Если обратиться к соответствующему историческому опыту,
то можно констатировать, что ранее в отдельных субъектах РФ
функции конституционного контроля выполнялись судами общей
юрисдикции. Так, например, согласно ст. 84 Конституции Респуб-
лики Ингушетия от 27 февраля 1994 г. (в ред. от 21 октября 2000 г.)
Верховный суд Ингушетии являлся высшим судебным органом
1 Под судебным нормоконтролем исследователи понимают «правоотношение по
проверке соответствия нормативных правовых актов или содержащихся в них норм
нормам актов более высокой юридической силы». См.: Бек О.А. Производство по
делам об оспаривании нормативных правовых актов: Дис. … канд. юрид. наук. М.,
2007. С. 7.
2 Исайкин Д.Ю. Суды общей юрисдикции как субъекты конституционного конт-
роля: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 12.
3 Следует отметить, что лишь отдельные исследователи изучают институт консти-
туционного контроля с учетом специфики федеративного устройства государства.
См. подробнее: Боброва В.К. Проблемы правового регулирования статуса уставного
суда субъекта Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. С. 17.
4 Цалиев А.М. Образование конституционных (уставных) судов субъектов Россий-
ской Федерации: состояние и перспективы // Журнал российского права. 2013. № 10.
С. 14–21.

§ 1. Конституционный контроль и обеспечение реализации
Конституции Российской Федерации
27 Республики в сфере осуществления не только гражданского, уго-
ловного и административного, но и конституционного судопроизвод-
ства. Данное обстоятельство позволяло ученым констатировать, что
здесь была «фактически использована американская версия органи-
зации конституционного контроля, а, точнее, японская модель, по-
скольку функцией конституционного контроля наделяется только
высшее звено общей судебной системы»
1. Однако согласно право-
вой позиции Конституционного Суда РФ функция конституцион-
ного контроля за судами общей юрисдикции не признается
2. В по-
становлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2007 г.
№ 48 также было рекомендовано иметь в виду, что судам неподве-
домственны дела об оспаривании конституций и уставов субъектов
РФ, поскольку проверка их соответствия федеральному закону со-
пряжена с установлением его соответствия нормам Конституции
Российской Федерации
3. При наличии в российском регионе кон-
ституционного (уставного) суда субъекта РФ суды общей юрисдик-
ции не вправе рассматривать дела о проверке соответствия норма-
тивных правовых актов Основному закону субъекта РФ, поскольку
рассмотрение этих дел отнесено ч. 1 ст. 27 Федерального конституци-
онного закона «О судебной системе Российской Федерации» к ком-
петенции конституционных (уставных
) судов. Только когда такой
суд не создан, в целях реализации гарантированного ч. 1 ст. 46 Кон-
ституции РФ права на судебную защиту рассмотрение названных
выше дел осуществляется судами общей юрисдикции
4. Указанные
1 См.: Харитонова Н.Н. Перспективы эволюции конституционного контроля: За-
рубежная и отечественная практика // Право и политика. 2005. № 11, 2006. № 1. С. 9.
2 См., напр.: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. № 6-П
«По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1,
пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Россий-
ской Федерации» в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Вер-
ховного Суда Российской Федераци.
3 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2007 г. № 48
«О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов
полностью или в части».
4 Исключение составляют случаи, когда рассмотрение дел о проверке соответст-
вия нормативных правовых актов конституции (уставу) субъекта РФ передано Кон-
ституционному Суду РФ заключенными в соответствии со ст. 11 Конституции РФ
договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами госу-
дарственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее
субъектов. См.: п. 7
ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конститу-
ционном Суде Российской Федерации».

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
28 обстоятельства, возможно, и дают основания ученым констатиро-
вать наличие особой модели конституционного контроля в Россий-
ской Федерации, «сочетающей в себе элементы «американской» и
«европейской» моделей»
1.
Конституционные (уставные) суды субъектов РФ в системе охра-
ны конституционного строя Российской Федерации не выполняют
каких-либо надзорных функций. Так, в ст. 125 Конституции РФ эти
суды не определены как субъекты, имеющие право поставить перед
Конституционным Судом РФ вопрос о соответствии федерального
нормативного правового акта федеральной Конституции. Правда,
они обладают возможностью, как и
любой другой суд, обратиться
с запросом о конституционности акта, примененного или подлежа-
щего применению в конкретном деле, что вряд ли дает основания
констатировать наличие у них надзорных полномочий. Конституци-
онные (уставные) суды субъектов РФ являются органами конститу-
ционного контроля и отправляют конституционное правосудие как
особую форму судопроизводства, под которым можно понимать
систему правовых
норм и процедур, регулирующих порядок подго-
товки, разработки, принятия и вступления в силу конституций
(основных законов), изменения, пересмотра и прекращения дейст-
вия конституции (устава), а также обеспечения эффективности
функционирования основных конституционных институтов
2.
Согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ
конституционное судопроизводство имеет особый характер и в этом
контексте «рассмотрение судом общей юрисдикции дела о проверке
закона субъекта РФ, в результате которой он может быть признан
противоречащим федеральному закону, не исключает последующей
проверки его конституционности в порядке конституционного судо-
производства»
3.
Итак, в современном государстве необходимо обеспечить неу-
коснительное соблюдение конституции, ибо только в этом случае
1 Исайкин Д.Ю. Суды общей юрисдикции как субъекты конституционного конт-
роля: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 10.
2 См.: Бородин В.В. Конституционный процесс: Сравнительно-правовой анализ:
Дис. … докт. юрид. наук. СПб., 2000. С. 10.
3 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. № 6-П
«По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1,
пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Россий-
ской Федерации» //СПС «КонсультантПлюс».

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
29 устанавливается порядок, который исследователи определяют как
конституционность. Конституция России обязывает все суды со-
блюдать ее требования (ч. 2 ст. 15), но не любой суд она наделяет
правом отправления конституционного судопроизводства (ч. 2
ст. 118, ст. 125 и др.). Конституционный контроль, осуществляемый
в российском федеративном государстве Конституционным Судом
и конституционными (уставными) судами субъектов Российской
Федерации, призван обеспечить содействие реализации
Конститу-
ции Российской Федерации. Безусловно, роль этих органов в меха-
низме судебного конституционного контроля принципиально
различна; для выявления этой роли необходимо первоначально оха-
рактеризовать конституционные основы реализации судебной вла-
сти в Российской Федерации.
§ 2. Конституционные основы реализации судебной
власти и судебного конституционного контроля
в Российской Федерации
§ 2. Конституционные основы реализации судебной власти и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
Первая глава Конституции РФ – «Основы конституционного
строя» – характеризует государство как демократическое, федера-
тивное и правовое. Развитие Российской Федерации в соответствии
с ее конституционными основами во многом определяется и тем
фактором, насколько рациональной и эффективной является
организация власти в государстве, причем не только центральной,
но, прежде всего, региональной
1. Этот процесс имеет особое значение
в федеративных государствах, субъекты (штаты, земли, кантоны)
которых, по мнению исследователей, составляют своеобразные
государственно-правовые образования, обладающие государствен-
ной властью в объеме, определяемом по договоренности с феде-
ральной властью
2. Для Российской Федерации также актуален
вопрос о соотношении полномочий Федерации и ее субъектов, ибо
он обусловливает утверждения некоторых конституционалистов
1 См.: Бондарь Н.С. Местное самоуправление и конституционное правосудие:
Конституционализация муниципальной демократии в России. М., 2008. С. 4.
2 См.: Цалиев А.М. Судебная власть в системе разделения властей субъекта Рос-
сийской Федерации // Российская юстиция. 2009. № 2. С. 23–26.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
30 о том, что Конституция РФ «до конца не разрешила проблемы как
самого федеративного устройства, так и разграничения властных
полномочий»
1.
В этом контексте еще более сложный характер имеет рассматри-
ваемый авторами в дальнейшем феномен судебного федерализма
как «достаточно распространенного в мире и актуального для нашей
страны явления; усиление несбалансированности экономики и по-
литическая нестабильность, связанные с глобализацией, побуждают
вновь обращаться к данному феномену в целях его возможной опти-
мизации
2. «Судебный федерализм, – пишут конституционалисты, –
представляет собой не только принцип организации судебной вла-
сти в федеративном государстве, но и ее форму и режим. Его суть
заключается в рациональном и сбалансированном распределении
полномочий между федерацией и ее субъектами в сферах судоуст-
ройства и судопроизводства благодаря сочетанию централизации
с децентрализацией. Степень децентрализации задается типом
правовой
системы, моделью федерализма, особенностями государ-
ственно-правовой культуры конкретной страны. В зависимости
от этого выделяют различные модели судебной системы»
3.
Единство государства занимает важное место в системе других
социальных и культурных ценностей в любой стране, в том числе
с федеративным устройством
4. Особое значение эта проблема при-
обретает при формировании научных предложений по обеспечению
единства государственной судебной власти и единства судебной сис-
темы, в частности, при организации судебных органов на уровне
субъектов РФ, а также по оптимизации системы судебного консти-
туционного контроля в целом
5. Многие юристы отмечают, что су-
1 Сафонов В.Е. Государственное единство и территориальная целостность в судеб-
ных решениях: Международные и конституционно-правовые аспекты. М., 2008. С. 7.
2 Малько А.В., Саломатин А.Ю., Терехин В.А. Судебный федерализм в условиях
глобализации (сравнительный анализ) // Российская юстиция. 2013. № 7. С. 31–34.
3 Правосудие в современном мире / Под ред. В.М. Лебедева, Т.Я. Хабриевой. М.,
2012. С. 332–333.
4 См. подробнее: Эбзеев Б.С. Государственное единство и целостность Российской
Федерации (конституционно-правовые проблемы). М., 2005. С. 18. См. также: Ани-
шина В.И. Основы судебной власти и правосудия в Российской Федерации. М., 2008.
5 Исследователи справедливо отмечают, что весьма важно изучение мирового
опыта становления и развития федерализма во взаимосвязи с судебной властью. См.:
Конюхова И.А. Структура Российской Федерации: Современное состояние и перспек-
тивы совершенствования // Государство и право. 2007. № 2. С. 37–45.

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
31 дебная власть в Российской Федерации не обеспечивает надлежа-
щим образом защиту прав и свобод человека и гражданина
1. Данная
ситуация, по нашему мнению, также обусловливает необходимость
поиска резервов отечественного правосудия в развитии судебного
конституционного контроля. В целом анализ возможностей опти-
мальной организации судебной системы в российском федератив-
ном государстве предполагает постановку и разрешение ряда теоре-
тических проблем, связанных с уяснением сущности и специфики
судебной власти.
Как известно, подходы к пониманию
института судебной власти
изменялись на разных исторических этапах; как правило, его пыта-
лись охарактеризовать через категории «суд», «правосудие» и т.п.
2
При этом, к примеру, «суд» определялся как «беспристрастный по-
средник в споре между двумя заинтересованными лицами (сторона-
ми)»
3, а правосудие – как «воздаяние каждому должного на основа-
нии закона» 4. В.И. Ленин и его последователи видели в суде «орган
привлечения именно бедноты поголовно к государственному управ-
лению, орган власти пролетариата и беднейшего крестьянства, ору-
дие воспитания к дисциплине»
5, «орган управления, основной зада-
чей которого является проведение политики господствующего класса
по укреплению и защите основ его политического и экономического
господства»
6, а в правосудии – «особый вид применения закона» либо
«форму государственной деятельности, имеющую в своей основе
правоприменительную юрисдикционную составляющую»
7.
На более современном этапе суд нередко определяли как «орган,
призванный защитить установленный конституцией общественный
и государственный строй, права и законные интересы граждан,
предприятий, учреждений и организаций»
8, «средство разрешения
1 См., напр.: Клеандров М.И. Статус судьи: Правовой и смежные компоненты /
Под ред. М.М. Славина. М., 2008. С. 21.
2 См.: Колоколов Н.А. Судебная власть: О сущем феномена в логосе. М., 2005.
С. 84.
3 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. С. 7.4 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. М., 1894. Ч. 1. С. 319.5 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 197.6 Вышинский А.Я., Ундриевич В.С. Курс уголовного процесса. М., 1936. Т. 1. С. 22.7 См., напр.: Суд и правосудие в СССР / Ред. Б.А. Галкин. М., 1981. С. 15.8 См., напр.: Правоохранительные органы в СССР / Ред. К.Ф. Гуценко. М., 1991.
С. 235.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
32 споров о праве и устранения юридических неопределенностей»
1,
а правосудие – как «специфическую, присущую только судам форму
осуществления властных полномочий органами государственной
власти, завершающуюся принятием судебных решений, обязатель-
ных для исполнения всеми лицами, в отношении которых они вы-
носятся»
2.
Однако суды, отправляющие правосудие, являются лишь носите-
лями судебной власти, которую, как справедливо отмечается в юри-
дической литературе, нельзя «сводить к суду, называть судебной
властью должностных лиц судебных учреждений»
3. Многие ученые
отмечают, что судебная власть обладает сложной юридической при-
родой, выступает «как непосредственное слияние власти и права»
4,
либо делают вывод о том, что само ее определение «еще ждет своего
решения»
5. Действительно, можно констатировать наличие самых
различных подходов к уяснению сущности данного феномена в юри-
дической литературе. Так, некоторые ученые характеризуют судеб-
ную власть как «самостоятельное публично-правовое образование,
представляющее собой систему специальных государственных и му-
ниципальных органов»
6, как «принадлежащее судам, составляющим
единую судебную систему государства, исключительное полномочие
по разрешению возникающих в правовой сфере жизни общества
социальных конфликтов с использованием установленной законом
процедуры, реализуемое в форме конституционного, гражданского,
уголовного, административного и арбитражного судопроизводства»
7.
Другие же исследователи полагают, что она «есть независимая и
самостоятельная ветвь государственной власти, которая на основе
1 Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С. 44.2 Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Судебная власть в механизме разделения властей
и защите прав и свобод человека // Государство и право. 1997. № 8. С. 48.
3 Павловский В. Теоретико-правовые основы деятельности судебной власти //
Право и жизнь. 2002. № 50(7). С. 25.
4 Терехин В.А. Судебная власть в государственно-правовом механизме обеспече-
ния прав и свобод граждан (вопросы теории и практики): Автореф. дис. … канд. юрид.
наук. Саратов, 2001. С. 12.
5 Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: Кон-
ституционные основы организации и деятельности. М., 1989. С. 38.
6 Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Указ. соч. С. 48.7 Шейфер С.А., Яблоков В.А. Понятие судебной власти и ее функции // Проблемы
судебно-правовой реформы в России: История и современность. Самара, 1999.
С. 192.

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
33 права разрешает социальные конфликты, следит за соответствием
нормативных и правоприменительных актов Конституции Россий-
ской Федерации и законам, а также устанавливает юридически зна-
чимые факты. Основной формой реализации судебной власти явля-
ются все разновидности правосудия»
1.
По мнению ряда авторов, «судебную власть можно представить
и рассматривать как некое место в системе социальной организации
общества и органов государственной власти, где, в случае необходи-
мости, и в пределах, установленных законом, на основании права
может осуществляться разрешение правовых споров или конфлик-
тов с целью обеспечения стабильности социальных отношений»
2.
Понимают под судебной властью и «особую разновидность государ-
ственной власти, осуществляемую через систему специально упол-
номоченных государственных органов – судов, реализуемую отдель-
ными должностными лицами – судьями, действующими на про-
фессиональной основе, для выполнения правоприменительных
функций с использованием ими принуждения, имеющую специаль-
ные задачи и способы их обеспечения»
3, а также «самостоятельную
ветвь государственной власти, созданную для отправления правосу-
дия и реализации иных функций исключительно конституционно
учрежденными органами – судами, обладающими всей полнотой
судебной компетенции, осуществляющими властные полномочия
на основе закона с соблюдением установленных процессуальных
форм»
4.
Некоторые ученые, характеризуя судебную власть, выявляют в ее
содержании два аспекта. Так, в функциональном аспекте она пред-
ставляет собой, по их мнению, совокупность «ограниченных юри-
дической конституцией и общими принципами права юрисдикци-
онных и связанных с ними полномочий государства, реализуемых от
имени народа независимыми должностными лицами (судьями) в осо-
бой судебной
процедуре, а также иными должностными лицами,
1 Судебная власть / Ред. И.Л. Петрухин. М., 2003. С. 7.2 Воскобитова Л.А. Сущностные характеристики судебной власти. Ставрополь,
2003. С. 75.
3 Вяткин М.Ф. Конституционно-правовое регулирование судебной власти в Рос-
сийской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2004. С. 8.
4 Завражнов Е.В. Судебная власть в Российской Федерации: Общетеоретические
вопросы и проблемы реализации: Дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2006. С. 6.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
34 обеспечивающими юрисдикционную деятельность судей»
1. В инсти-
туциональном аспекте судебная власть характеризуется как обособ-
ленная группа взаимосвязанных государственных учреждений (в ос-
новном судов), организующих и обеспечивающих реализацию судь-
ями юрисдикционных полномочий
2.
Разумеется, имеют место и другие определения изучаемого фе-
номена, в которых исследователи акцентируют внимание на отдель-
ных признаках и свойствах судебной власти. В частности, М.Н. Мар-
ченко полагает, что судебная власть есть публично-правовое явление,
выступающее не только в традиционной для нее правопримени-
тельной и тесно связанной с ней
правотолковательной форме, но и
в нормотворческой 3. Другие ученые указывают, к примеру, на нали-
чие взаимосвязи конституционного принципа народовластия и
сущности судебной власти, понимая под последней предоставление
специально уполномоченным органам – судам в лице судей, при-
сяжных и арбитражных заседателей – властных полномочий по
осуществлению правосудия и других функций, реализуемых в целях
защиты конституционного строя, политической и экономической
системы, прав и законных
интересов граждан, физических и юриди-
ческих лиц 4. В.И. Анишина считает, что судебная власть есть «осо-
бая власть, правовая природа которой такова, что она в различных
правовых системах призвана осуществлять одну и ту же функцию –
правосудия, защиты прав и свобод человека и гражданина, функцию
контроля за тем, чтобы государство было ограничено правом в своих
властных проявлениях»
5. Некоторые исследователи высказывают
мнение о том, что судебную власть следует охарактеризовать как
часть государственной власти, проявляющуюся во властных полно-
мочиях специализированных органов (судов), способных привести
в действие аппарат государственного принуждения с помощью реа-
1 См.: Карпов Д.В. Проблемы конституционно-правового гарантирования право-
защитной функции судебной власти в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд.
юрид. наук. Н. Новгород, 2000. С. 8.
2 Там же.3 См.: Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М., 2007.
С. 17.
4 Селезнева Н.М. Статус суда в Российской Федерации: Конституционно-правовые
вопросы: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 32.
5 Анишина В.И. Принципы международного права и судебная власть в Российской
Федерации // Международно-правовые стандарты в конституционном праве: Сб.
науч. трудов. М., 2006. Ч. 1. С. 249.

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
35 лизации установленных законом притязаний, в силу наличия опреде-
ленного превосходства в знании закона и беспристрастности в уме-
нии его применять, основанную на единстве интересов отдельных
социальных групп и общества в целом и предназначенную для защи-
ты субъективных прав и интересов человека и гражданина
1.
В любом случае, как думается, является обоснованным суждение
о том, что категория «судебная власть», хотя, разумеется, непосред-
ственно исследователями не наблюдается, не является чем-то непо-
знаваемым и необъяснимым, поскольку представляет собой вид го-
сударственно-управленческой деятельности, т.е. принятой общест-
вом особой формой взаимоотношений, в силу которых большинство
признает необходимость
наличия властных полномочий в лице су-
дей 2. При этом ученые характеризуют институт судебной власти сле-
дующим образом:
– судебная власть есть частный случай проявления власти вообще,
одна из форм публичной государственной власти, средство всеобщей
связи для народа, нации;
– субъектом соответствующих властных отношений является
народ, нация, ибо иное существование судебной власти невозможно;
– приказ субъекта, осуществляющего судебную власть – факти-
чески
воли народа в редукции его правительства, по отношению
к объекту, т.е. к этому же народу, в обязательном порядке сопровож-
дается угрозой применения санкции в случае неповиновения;
– подчинение народа субъекту, т.е. фактически господствующе-
му в нем мнению, есть подчинение воле осуществляющего власть
субъекта, на практике это подчинение суду;
– наличие
правовых норм, устанавливающих, что отдающий
приказы субъект – суд – имеет на это право, а объект (народ) обязан
подчиниться его приказам
3.
В последнее время в юридической литературе имеют место по-
пытки обосновывать необходимость ведения такой правовой кате-
гории, как институциональность судебной власти (причем, как ее
1 См.: Красюкова (Рябцева) Е.В. Этос судебной власти // Российский судья. 2007.
№ 8. С. 23.
2 См.: Колоколов Н.А. Судебная власть: О сущем феномена в логосе. М., 2005.
С. 101.
3 См.: Колоколов Н.А. Указ. соч. С. 102.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
36 основополагающей характеристики)
1. По мнению ученых, разде-
ляющих эту позицию, эволюционные процессы можно проследить
по следующим направлениям, тесно взаимосвязанным и взаимо-
определяющим друг друга: развитие органов, осуществляющих су-
дебную власть; развитие судебной власти как деятельности (полно-
мочий). Оптимальным будет рассмотрение этого вопроса с точки
зрения институциональности судебной власти, в том числе на осно-
ве
выявления двух составляющих в содержании термина «судебная
власть». Если выработанная в науке правовая категория «процессу-
альная форма» свидетельствует об определенной форме осуществле-
ния процессуальных действий, связанных с рассмотрением и разре-
шением конкретных правовых дел, то предлагаемый термин «инсти-
туциональность» несколько шире по своему содержанию, так как
включает в себя не только соответствующую
процессуальную фор-
му, но и четко определенный и закрепленный в федеральном зако-
нодательстве порядок организации и деятельности органов судебной
власти, не связанных непосредственно с отправлением правосудия.
Соответственно, как полагает С.Л. Дегтярев, целесообразность
использования такой правовой категории, как институциональ-
ность судебной власти, обусловлена следующими обстоятельства-
ми
2. Во-первых, отправление правосудия (имеется в виду процессу-
альный аспект – рассмотрение и разрешение подведомственных
суду дел) и организационная структура органов судебной власти –
явления взаимообусловленные и взаимоопределяемые. Во-вторых,
институциональность судебной власти дает возможность говорить о
судебной власти не как об абстрактном, аморфном явлении – ветвь
власти, сила, явление и т.п., а как
о явлении правового характера, что
позволяет предметно определить границы судебной власти. В-третьих,
учет институциональности судебной власти при ее характеристике
позволяет выделить явления и степень их влияния на функциониро-
вание судебной власти. В-четвертых, выделение функций судебной
власти в обществе также связано с необходимостью учета институ-
циональности. В-пятых, институциональность и степень
инсти-
туциональности судебной власти можно рассматривать в качестве
признаков, характеризующих судебную власть, что позволяет судить
1 См.: Дегтярев С.Л. Реализация судебной власти в гражданском судопроизводст-
ве: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2008. С. 7.
2 Там же.

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
37 о развитии и соответствующем этапе эволюции данного правового
явления, соотношении судебной власти в разных правовых систе-
мах, выделять составляющие элементы судебной власти
1.
В целом большинство исследователей определяют судебную
власть как систему властных отношений, выделяя в ней элемент
принуждения и, как правило, указывая на цели, стоящие перед су-
дебной властью; в их числе: оправление правосудия, защита прав и
свобод человека, превентивные, воспитательные и даже нормотвор-
ческие цели. Многие из проанализированных научных подходов не
вызывают принципиальных
возражений; тем более трудно не согла-
ситься с утверждением о том, что «важнейшим государственно-
правовым механизмом обеспечения баланса власти и свободы явля-
ется правосудие, реализующееся в рамках судебной власти. Это
вытекает уже из того обстоятельства, что в результате исторического
правового прогресса государственности именно суд выделился в ка-
честве единого самостоятельного органа, предназначение
которого
состоит в разрешении споров о праве, а следовательно, и в поиске
справедливого баланса вступивших в противоречие интересов»
2.
Возможность судебной власти оказывать принудительное воз-
действие определяется теми институциональными полномочиями,
которыми носитель власти (суд) наделяется. Это, прежде всего, пра-
вовые, силовые, организационные и другие полномочия. Данные
полномочия, составляющие содержание судебной власти, носят вла-
стный характер и, по мнению исследователей, характеризуют меха-
низм воздействия судебной власти на общественную жизнь. Данное
воздействие
выражается в возможности суда привести в действие
аппарат государственного принуждения с помощью реализации
установленных законом притязаний. Использование судебной
властью притязания как основы полномочий выражает одну из важ-
нейших ее особенностей как юридического права, опирающегося
на силу государственного принуждения
3.
Тем не менее возникает вопрос: возможен ли анализ судебной
власти вне конкретной обстановки, в которой она осуществляется?
1 Дегтярев С.Л. Реализация судебной власти в гражданском судопроизводстве.
С. 7.
2 Бондарь Н.С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: Защита
прав человека Конституционным Судом Российской Федерации. М., 2005. С. 27–28.
3 См.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М., 1982. Т. 2. С. 124–125.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
38 Думается, что для уяснения сущности судебной власти необходимо
учитывать всю совокупность социально-экономических, правовых,
территориально-административных и иных составляющих конкрет-
ного государства. Причем основное внимание следует уделить таким
факторам, как тип государственного устройства (унитарное государ-
ство или федерация) и его конституционно-правовые основы (пре-
зидентская или парламентская республика, распределение властных
полномочий между
тремя ветвями власти, способы назначения и
прекращения полномочий судей и т.п.), а также уровень правосоз-
нания в обществе, исторические традиции, тип правопонимания и
основные характеристики существующей правовой системы.
В юридической литературе при характеристике проблем понятия,
содержания и перечня функций судебной власти существует мно-
жество различных точек зрения
1. Не углубляясь в дискуссию по дан-
ному вопросу, отметим, что трудно согласиться с теми исследовате-
лями, которые выделяют только функцию отправления правосу-
дия, связанную с разрешением уголовных, гражданских и иных дел.
Во-первых, некоторые полномочия суда, например, судебный кон-
троль на стадии досудебного производства уголовных дел, нельзя
назвать правосудием в смысле
рассмотрения (разрешения) дела по
существу. Во-вторых, «разрешить» дело может и другой орган или
должностное лицо; суд же должен вынести не только законное, но и
справедливое решение, и, как думается, выполняя данную задачу,
он неизбежно реализует воспитательную, управленческую, идеоло-
гическую и другие функции.
Российское общество на современном этапе переосмысливает
многие функции судебной
власти. Так, например, наделение суда
правом приостанавливать разбирательство дела и обращаться в не-
обходимых случаях с запросом в Конституционный Суд РФ позво-
ляет некоторым ученым констатировать появление специфической
«нормоконтрольной (контрольной)» функции и т.д.
2
Анализ сущности судебной власти предполагает и исследование
принципов ее реализации, под которыми ученые, как правило, по-
1 См. подробнее: Бойков А.Д. Опасность негативного правотворчества (научный
доклад). М., 2000. С. 8–9; Колоколов Н.А. Судебная власть: О сущем феномена в лого-
се. М., 2005. С. 166 и др.
2 См. подробнее: Кузнецов М.Ю. Реализация контрольной функции судебной вла-
сти в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007.

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
39 нимают «закрепленные в Конституции Российской Федерации и
других законах основные, исходные, руководящие нормативные по-
ложения общего характера, положенные в основу организации и
функционирования системы органов судебной власти, выражающие
демократическую сущность российского правосудия, образующие
единую относительно обособленную систему, определяющую орга-
низацию и деятельность судебной власти по выполнению стоящих
перед ней задач»
1. В числе основополагающих принципов судебной
власти, как правило, выделяют: обеспечение защиты конституцион-
ных прав и свобод граждан, равенства всех перед судом; недопусти-
мость неправомерного и несанкционированного вмешательства
в процесс отправления правосудия со стороны других органов и лиц;
исключительно судебный пересмотр решений любого суда; гаранти-
руемая государством независимость, беспристрастность и гласность
судебных органов
и т.д. 2 В юридической литературе распространено
мнение о том, что конституционно-правовое содержание принципа
самостоятельности заключается в установлении норм, обеспечи-
вающих возможность автономной организации и деятельности су-
дебной власти в Российской Федерации
3. Самостоятельность судеб-
ной власти, закрепленная ст. 10 Конституции РФ, представляет со-
бой необходимое средство для обеспечения реализации многих
других конституционных норм (в частности, ст. 1, 2, 5, 11, 32, 46, 47,
118 Конституции РФ).
В числе принципиально важных для становления и развития сис-
темы судебного конституционного контроля норм следует назвать
положения о единстве системы государственной власти, основанное
на разграничении предметов
ведения и полномочий между Федера-
цией и ее субъектами (ч. 3 ст. 5), установлении перечня предметов
совместного и исключительного ведения (ст. 72, 73), а также о само-
стоятельном построении субъектами РФ системы органов государ-
ственной власти в соответствии с основами конституционного строя
1 Вяткин М.Ф. Конституционно-правовое регулирование судебной власти в Рос-
сийской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2004. С. 10.
2 См. подробнее: Анишина В.И. Принципы международного права и судебная
власть в Российской Федерации // Международно-правовые стандарты в конститу-
ционном праве: Сб. науч. трудов. М., 2006. Ч. 1. С. 256.
3 См., напр.: Анишина В.И. Конституционные принципы судебной власти Россий-
ской Федерации: Формирование, содержание и перспективы развития. М., 2006.
С. 37.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
40 (ч. 1 ст. 77). Однако данные требования Конституции РФ полностью
не воплощены на практике, ибо, прежде всего, отсутствует «полная»
система органов судебного конституционного контроля на уровне
субъектов РФ, которые самостоятельно решают вопрос о создании
конституционного (уставного) суда. В настоящее время органы кон-
ституционного контроля созданы лишь в отдельных регионах.
По нашему мнению, в
Российской Федерации еще не завершено
формирование системы судебного конституционного контроля, по-
скольку продолжается процесс становления и развития судов субъ-
ектов РФ; в частности, по состоянию на 2014 г. не более одной трети
российских регионов создали конституционные (уставные) суды.
Небезынтересно, что в основных законах субъектов РФ ранее можно
было обнаружить термин «судебная система субъекта
РФ»; однако
на практике в российских регионах между изучаемыми судами
«не существует связей, которые и делают систему именно систе-
мой»
1. Как замечает Л.А. Тхабисимова, в процессе реформирования
судебной власти сформировалась «не компактная, единая, эко-
номически обоснованная система органов правосудия, а раздроб-
ленная и весьма нерациональная совокупность правоохранительных
органов»
2.
В актуальной юридической литературе также доминирует ана-
логичное мнение. Как справедливо отмечают ученые, «вопрос о соз-
дании органа конституционного контроля в каждом конкретном
субъекте Российской Федерации согласно федеральному законода-
тельству решается самостоятельно на диспозитивной основе. В на-
стоящий момент органы конституционного контроля созданы не в
каждом субъекте Российской Федерации. Данное положение
пред-
ставляется неотвечающим современным потребностям общества,
а также нарушающим основные конституционные принципы. Наи-
более оптимальным и целесообразным в данной связи представляет-
ся использование аргументированных методов убеждения, а не при-
нуждения. До настоящего момента на законодательном уровне не
решен вопрос взаимодействия органов конституционного контроля
субъектов Российской Федерации с иными органами судебной вла-
1 Никитина А.В. Единство судебной системы Российской Федерации: Дис. …
канд. юрид. наук. Хабаровск, 2006.С. 32–33.
2 Тхабисимова Л.А. Региональная система организации институтов государствен-
ной власти в России: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Ростов н/Д, 2007. С. 48.

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
41 сти. Данный правовой пробел был «порожден» в результате наличия
другого неурегулированного вопроса – определения полномочий
данных судов, круга их компетенции
1.
Итак, наличие конституционного судопроизводства на «регио-
нальном» уровне можно констатировать лишь в отдельных субъек-
тах РФ. В этом плане некоторые исследователи ранее предлагали в
Российской Федерации сформировать автономные судебные системы
субъектов РФ, «реализовав вертикальный (федерально-региональный)»
тип организации судебных систем
2. Особенность разделения власти
по вертикали в Российской Федерации, по их мнению, определяется
тем, что отношения между Российской Федерацией и ее субъектами
традиционно строились и продолжают строиться «на довольно же-
сткой централизованной основе»
3. Соответственно, сторонники
обозначенной позиции полагают, что «создание самостоятельных
судебных систем субъектов РФ станет фактором, «оживляющим» их
законодательную систему, стимулирующим процессы их ориги-
нального развития, обеспечивающим законодательству субъектов
Федерации авторитет и весомость в региональном правовом регули-
ровании»
4. Однако даже авторы, настаивающие на единстве судеб-
ной системы, констатируют, что «никакого единства в действитель-
ности нет»
5.
Однако в настоящее время в юридической литературе господ-
ствует мнение о том, что единство судебной системы – основопо-
лагающий элемент конституционных основ судебной системы
6.
1 Зыкова И.В. Статус конституционных (уставных) судов субъектов Российской
Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2013. № 2. С. 56–59.
2 См., напр.: Попондопуло В.Ф. Система третьей власти: От горизонтальной орга-
низации к вертикальной // Закон. 2004. № 10. С. 113.
3 См.: Бушуев И.И. Разделение властей в федеративном государстве: Дис. … канд.
юрид. наук. М., 1997. С. 147; Ярускин Р.С. Система процессуальных форм федераль-
ного судебного конституционного контроля в России: Современное состояние, пер-
спективы совершенствования: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 11 и др.
4 Чепурнова Н.М. Конституционные принципы судебной власти и проблемы фор-
мирования судебной системы в субъектах Федерации. Ростов н/Д, 1999. С. 94.
5 См.: Лонская С.В. Мировая юстиция в России. Калининград, 2000. С. 165–166;
Клеандров М.И. Судебная система в современной России. Тюмень, 2002. С. 9; Жуй-
ков В.М. Судебная реформа: Проблемы доступа к правосудию. М., 2006. С. 24; Боро-
дин С.В., Кудрявцев В.Н. О судебной власти в России // Государство и право. 2001.
№ 10.
С. 23.6 См.: Тихомиров Ю.А. Конституционные основы судебной системы // Судебная
власть в России: Роль судебной практики. М., 2002. С. 7–8.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
42 По мнению ученых, разделяющих данную позицию, идея создания
местной, самостоятельной судебной системы, отделенной от единой
судебной системы, в таком огромном по территории многонацио-
нальном государстве, каковым является Российская Федерация,
неприемлема
1. Им представляется, что территориальное раздробле-
ние суда лишает судебную власть основного признака – «обще-
государственности», единства, превращает суды в механизм прове-
дения своей воли местной властью; более того, «размежевание
судебной системы содержит в себе сепаратистские тенденции и мо-
жет явиться стимулятором развала федеративного государства»
2.
В этом плане большинство исследователей рассматривают совокуп-
ность судов Российской Федерации как «систему систем, где систе-
мы отдельных видов судов Российской Федерации являются
подсистемами единой судебной системы России»
3. Так, М.Ф. Косо-
лапов полагает, что «вряд ли верно говорить о судебной системе
субъектов РФ, поскольку существует единая федеральная судеб-
ная система. А вот о судебной власти в субъектах РФ говорить
правомерно, так как на территории субъектов действуют феде-
ральные суды, а также органы, формируемые самими субъектами
и выполняющие функции правосудия
. Стало быть, судебная власть
на уровне субъектов РФ представлена в усеченном виде» 4.
Принцип единства судебной власти означает такую ее организа-
цию и деятельность, которая позволяет констатировать наличие
в государстве «целостного единого механизма, выполняющего об-
щественную функцию правосудия …реализацию идей стабильности
1 Дорошков В.В. Мировой судья: Исторические, организационные и процессуаль-
ные аспекты деятельности. М., 2004. С. 105.
2 Чепурнова Н.М. Конституционные принципы судебной власти и проблемы фор-
мирования судебной системы в субъектах Российской Федерации. Ростов н/Д, 1999.
С. 93. Кроме того, сторонники данной позиции апеллируют к конституционному
принципу народовластия, предопределяющему, по их мнению, единство системы
государственной власти. См., напр.: Чиркин В.Е. Федерализм: теория, институты,
отношения (сравнительно-правовое
исследование) / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М.,
2001. С. 100–102.
3 Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное правосудие в субъ-
ектах Российской Федерации. М., 2006. С. 72.
4 Косолапов М.Ф. Судебная власть в конституционном строе России. Саратов,
2005. С. 145. См. также: Колюшин Е.И. Конституционное право России: Курс лекций.
М., 2006. С. 395–396; Селезнева Н.М. Статус суда в Российской Федерации: Консти-
туционно-правовые вопросы: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 22.

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
43 и определенности права как социального регулятора в обществе»
1.
Как правило, исследователи не оспаривают тот факт, что наличие
особенностей судебной системы Российской Федерации, состоящей
из федеральных судов и судов субъектов РФ, вполне оправданно и
соответствует российской Конституции
2. Однако многие из них счи-
тают, что в Российской Федерации не может быть создана «абсо-
лютно децентрализованная, дуалистичная» судебная система с вы-
делением федеральной судебной системы и самостоятельно форми-
руемых субъектами РФ региональных судебных систем
3. Свой вывод
они обосновывают такими аргументами, как: «историческая при-
верженность» Российской Федерации к континентальной правовой
системе; формальное непризнание правотворческой роли суда и
судебного прецедента как источника права; восприятие Российской
Федерацией европейской модели судебного конституционного
контроля; отнесение вопросов судоустройства к исключительному
ведению Российской Федерации и т.п.
В определенной мере спорный характер указанных вопросов
обу-
словлен конституционно-правовым регулированием статуса судеб-
ной власти и системы. Как известно, судебная система Российской
Федерации устанавливается Конституцией РФ и федеральным кон-
ституционным законом (ч. 3 ст. 118 Конституции РФ). Федеральный
конституционный закон «О судебной системе Российской Федера-
ции», с одной стороны, закрепляет единство судебной системы
(ст. 3), с другой – фактически разделяет ее на
федеральные суды и
суды субъектов РФ (ст. 4). Таким образом, запрет на формирование
субъектами РФ собственных судебных систем следует, как замечают
многие авторы, только из общего смысла Федерального конститу-
ционного закона «О судебной системе Российской Федерации», со-
1 Анишина В.И. Конституционные принципы судебной власти Российской Феде-
рации: Формирование, содержание и перспективы развития. М., 2006. С. 134, 141.
2 См. подробнее: Жуйков В.М. Судебная реформа: Проблемы доступа к правосу-
дию. М., 2006. Вместе с тем отдельные авторы утверждают, что отнесение, в частно-
сти, мировых судей к судам субъектов РФ привело к несовершенству правового регу-
лирования в решении вопросов их статуса, отсутствию единых нормативов матери-
ально-технического, финансового, кадрового обеспечения
и в целом «сводит на нет
все усилия по совершенствованию правосудия». См.: Александрова Р.С. Оптимизация
компетенции судов // Российская юстиция. 2006. № 11. С. 46.
3 См.: Никитина А.В. Единство судебной системы Российской Федерации: Дис. …
канд. юрид. наук. Хабаровск, 2006. С. 103.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
44 вокупности его правовых норм
1. Такую позицию занял и федераль-
ный Конституционный Суд, который подтвердил возможность соз-
дания и функционирования только единой судебной системы Рос-
сийской Федерации
2.
Если в целях разрешения поставленных вопросов обратиться
к зарубежному опыту судебного строительства, то нетрудно заме-
тить, что конкретные модели организации судебных систем предо-
пределяются совокупностью различных факторов, в том числе фор-
мой государственного устройства. Так, в федеративном государстве,
в отличие от унитарного, на деятельность судебной власти и органи-
зацию судебной системы
оказывает существенное влияние более
сложный характер государственного устройства. Если унитарные
государства, как правило, имеют единую систему судов, то в федера-
циях такая модель может быть (например, в Канаде), но чаще нали-
чествуют отдельные системы федеральных судов и судов субъектов
федерации. В этом случае федеральные суды обычно применяют
только общегосударственные законы, а суды
субъектов федерации –
федеральные законы и акты штатов, кантонов и т.д. 3 Исследователи,
изучающие особенности судебной системы в федеративных государ-
ствах, выделяют три основных типа ее организации
4. Первый тип:
1 См., напр.: Маршуков М.Н. Комментарий к законодательству о судоустройстве
Российской Федерации. СПб., 2000. С. 39.
2 См., напр.: Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. № 103-0
«По запросам Государственного Собрания Республики Башкортостана и Государст-
венного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 ста-
тьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской
Федерации».
3 См. подробнее: Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М.,
2002. С. 340; Алебастрова И.А. Конституционное право зарубежных стран / Отв. ред.
С.Ю. Кашкин. М., 2001. С. 251–252 и др.
4 Некоторые авторы выделяют также англосаксонскую, романо-германскую, со-
циалистическую, мусульманскую и общинную модели. См.: Чиркин В.Е. Государст-
венное самоуправление: Элементарный курс. М., 2003. С. 241–242. Безусловно, мож-
но выделить и большее количество моделей судебных систем в федеративных госу-
дарствах. Например, Н.А. Колоколов различает следующие их виды (типы): первый
тип: федеральная
структура носит номинальный характер, федерация обладает ис-
ключительной компетенцией в реализации судебно-властных отношений; второй
тип: субъекты федерации обладают значительной компетенцией в сфере организации
правосудия, федерация не вправе вмешиваться в решение ряда вопросов; третий тип:
компетенция в сфере правосудия определена априори и для федерации, и для ее субъ-
ектов; четвертый тип: компетенция
судебных систем центра и регионов совпадает,
что вызывает их конкуренцию; пятый тип: в конституции государства определяется

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
45 так называемая «американская модель». Ее суть состоит в наличии
двух судебных систем: федеральной и системы субъектов федерации
(штатов). В классической форме ее можно наблюдать в США, где
судебная система базируется на четком разграничении полномочий
между федеральными судами и судами штатов. Второй тип: «герман-
ская модель» организации судебной власти в федеративном государ-
стве
. Здесь суды субъектов федерации включаются в качестве со-
ставных (нижестоящих) элементов в единую национальную судеб-
ную систему; суды, расположенные на территории конкретного
субъекта, одновременно принадлежат к двум судебным системам,
применяя и федеральное, и «региональное» законодательство.
Однако, как замечает Е.Б. Абросимова, при таком подходе принцип
федерализма фактически не распространяется на судебную
ветвь
государственной власти, именно поэтому такую организационную
модель часто называют унитарной
1. В качестве примера можно
назвать Австрию и Федеративную Республику Германия.
Третий тип: так называемые «смешанные модели», которые
очень разнообразны по конкретным способам разрешения вопросов
судоустройства
2. Так, судебную систему Российской Федерации
многие исследователи относят к германскому типу судебных моде-
лей, поскольку все суды, действующие на территории страны, вклю-
чены в единую систему. Однако другие исследователи настаивают на
уникальности российской судебной системы, которая вобрала в себя
черты многих организационных форм, в том числе американской и
континентальной модели
3. Так, например, ученые полагают, что
«автономное положение» Конституционного Суда РФ и конститу-
ционных (уставных) судов субъектов РФ в отечественной судебной
системе позволяет «отнести ее в организационном плане к смешан-
ной судоустройственной модели, несмотря на то, что в части судов
только федеральная и совместная компетенция в сфере правосудия. См.: Колоко-
лов Н.А. Судебная власть как общеправовой феномен: Автореф. дис. … докт. юрид.
наук. Н. Новгород, 2007. С. 15.
1 См.: Абросимова Е.Б. Судебная власть в Российской Федерации: Система и
принципы. М, 2002. С. 31–35.
2 См. подробнее: Дорошков В.В. Мировой судья: Исторические, организационные
и процессуальные аспекты деятельности. М., 2004. С. 4.
3 См.: Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Феде-
рации. М., 2000. С. 95.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
46 общей юрисдикции и арбитражной юрисдикции она является строго
централизованной»
1.
Думается, справедливо мнение о том, что хотя федерализм и не
определяет саму природу и сущность судебной власти, но, тем не
менее, обусловливает ее территориальную организацию и внутри-
системные отношения
2. Г. Кельзен указывал на то, что существует
закономерность, в соответствии с которой идея федерализма дает
мощный импульс развитию конституционного правосудия. По его
мнению, и то, и другое явление – федерализм в системе «вертикаль-
ного», а конституционное правосудие в системе «горизонтального»
разделения властей – следует считать существенным элементом кон-
ституционного строя, основанного на разделении властей
, противо-
действующим чрезмерной концентрации государственной власти 3.
Современная модель российского федерализма, как замечают ис-
следователи, находится «в стадии переходного периода, ибо имеет
место конкуренция» трех типов федерализма: дуалистического (по-
строенного на концепции двойственности суверенитета в федера-
ции), централизованного федерализма (основанного на презумпции
абсолютного гегемонизма федерального центра) и кооперативного
федерализма (предполагающего не только автономную деятельность
Федерации и субъектов в сферах
их исключительных полномочий,
но и сотрудничество, взаимную координацию (согласование) актов
и действий в сфере совместного ведения, развитие партнерских от-
ношений по вертикали и горизонтали федеративных связей)
4. На
основе сравнительно-правового исследования судебных систем фе-
деративных государств национальную модель судебного федерализ-
ма исследователи определяют как установленный порядок разреше-
ния коллизий в сфере взаимодействия федерального законодатель-
ства и законодательства субъектов РФ, конституционно-правовых
споров о компетенции между Российской Федерацией и ее субъек-
1 Вайман А.Б. Судебная власть в республиках Российской Федерации: Конститу-
ционные основы: Дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2007. С. 9
2 Основы теории и практики федерализма / Колл. авторов. Лейвен: Garant Publ.,
1999. С. 157.
3 См. подробнее: Weber W. Spannungen und Kraefte im westdeutschen Verfassungssystem.
München, 1970. S. 312.
4 См.: Савин В.И. Диалектика процессов децентрализации и новой централизации
российского федерализма конца XX – начала XXI вв. (конституционно-правовой
опыт развития): Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Ростов н/Д, 2007. С. 12.

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
47 тами, а также разъяснении смысла и содержания конституционных
норм в организационных и процессуальных формах, предусмотрен-
ных федеральным законом и законом субъекта РФ. При таком
понимании принцип судебного федерализма, как обоснованно за-
мечает А.Б. Вайман, не тождествен по своему содержанию принципу
единства судебной системы Российской Федерации
1.
Организация судебной системы во многом обусловлена влиянием
феномена, который в научной литературе получил достаточно удачное
определение – «судебный федерализм». Как правило, ученые понима-
ют под ним систему процессуальных, юридико-технических и органи-
зационных приемов (методов) и форм разрешения конституционно-
правовых споров между федерацией и ее субъектами, уяснение и разъ-
яснение содержания конституционных
норм и устранение (или пре-
одоление) между ними коллизий с целью фиксации и расширения по-
зитивного конституционно-правового пространства для сотрудничест-
ва и взаимодействия уровней власти в федеративном государстве
2.
Исследователи также отмечают, что судебный федерализм представля-
ет собой принцип и, соответственно, форму, режим устройства судеб-
ной власти, с помощью которых обеспечивается приспособление ин-
ститута судебной власти к федеративному характеру отношений между
центром и составляющими частями конкретного государства
3.
Нередко институт судебного федерализма характеризуют и как
особенности организации судебной власти в федеративном государ-
стве, вытекающие из сочетания принципов «централизации и де-
централизации», обусловленных формой государственного устрой-
ства
4. Признаки «централизации» заключаются, по мнению ученых,
в требованиях государственной целостности (закреплении основ
судебной системы на общефедеральном уровне, единых правилах
судопроизводства и т.д.)
5. Проявления «децентрализации» они свя-
1 См.: Вайман А.Б. Судебная власть в республиках Российской Федерации: Кон-
ституционные основы: Дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2007. С. 8.
2 См.: Чурбаков А.В. Канадская Конституция и судебный федерализм: Дис. …
канд. юрид. наук. СПб., 2000. С. 6.
3 См.: Судебная власть России: Учебное пособие / Кол. авторов. М., 2001. С. 51;
Умнова И.А. Проблемы судебного федерализма в России // Судебная система России:
Учебное пособие / Колл. авторов. М., 2001. С. 51.
4 См.: Нелюбина А.А. Мировые судьи в Российской Федерации: Диc. … канд. юрид.
наук. Екатеринбург, 2006. С. 19.
5 См.: Gress F. Interstate Co-operation in the USA and FRG // Evaluating Federal
Systems. P. 412; Winkle J.W. III. Interjudicial Relations. Paper presented at the Annual

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
48 зывают с наличием двухуровневой системы судебных органов, кон-
ституционным разграничением предметов ведения, применением
судами регионального законодательства, формированием судебных
органов территориальными органами субъектов или непосредствен-
но населением субъекта РФ. Таким образом, наряду с такими разно-
видностями федерализма, как управленческий, бюджетный, феде-
рализм законодательства, исследователи выделяют и судебный фе-
дерализм
1.
Судебный федерализм можно охарактеризовать как такую орга-
низацию системы судебных органов государства, которая основыва-
ется на правовых положениях, обеспечивающих механизм согласо-
ванного взаимодействия всех судов – элементов общегосударствен-
ной судебной системы, а также необходимую, т.е. адекватную
конституционно-правовому статусу субъекта федеративного госу-
дарства, степень самостоятельности судов субъектов.
Однако исследователи в целом
справедливо замечают, что в Рос-
сийской Федерации на региональном уровне фактически нет пол-
ноценной судебной власти, не «срабатывают» принцип разделения
властей и система сдержек и противовесов
2. Более того, по мнению
ряда ученых, для российского государства всегда было характерно
тяготение к единой судебной системе с высокой степенью централи-
зации судебных полномочий и соответствующих органов
3.
Федерализм как принцип государственного устройства предопре-
деляет разделение между центром и регионами всех властных полно-
Meeting of the Southern Political Science Association. Atlanta, 1980. 6–8 Nov.;
Тhe Federalist Papers by Alexandr Hamilton, Lames Madison and John Jay. With an
Introduction and Commentary by Garry Wills. New York; Toronto; London; Sydney;
Auckland, 1982. P. 394; Speeches and Documents of American History / Ed. by R. Birley,
V. L., 1962. P. 160–162; Dunning W. Essays on the Civil War and Reconstruction. N.Y.,
1965. P. 100.
1 См. подробнее: Сенякин И.Н. Федерализм как принцип российского законода-
тельства. Саратов, 2007. С. 234; Чиркин В.Е. Федерализм и судебные системы // Феде-
рализм: теория, институты, отношения (сравнительно-правовое исследование) / Отв.
ред. Б.Н. Топорнин. М., 2001. С. 118–121; Умнова И.А. Проблемы судебного федера-
лизма в Российской Федерации // Судебная система России: Учеб
. пособие. М., 2000.
С. 51–53 и др.
2 См.: Терехин В.А. К вопросу о возможности передачи мировой юстиции на феде-
ральный уровень // Российская юстиция. 2009. № 2. С. 27–31.
3 См., напр.: Александрова Р. Единство судебной системы – важнейший принцип
судоустройства в Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс.
2006. № 11. С. 10–14.

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
49 мочий, во всех сферах их реализации, а не только законодательной и
исполнительной
1. «В условиях федеративного государства не снята
проблема укрепления судебного федерализма. По существу, сейчас
в России система органов государственной власти субъекта Федера-
ции неполноценна. На этом уровне не только не имеется судебной
власти, но и отсутствует какая-либо общенациональная политика»
2.
Имеет место в теории конституционализма и мнение о том,
что «если судебная система Российской Федерации, охватывающая
суды общей юрисдикции и арбитражные суды, построена на прин-
ципе централизма, то, к примеру, в отношении конституционных
(уставных) судов достаточно преждевременно закреплен принцип
децентрализации, доведенный фактически до абсолютных разме-
ров»
3. Как показывает зарубежный опыт организации судебной
власти в демократических федеративных государствах, «система
правления, основанная на разделении властей, включая их взаим-
ные сдержки и противовесы, предполагает распределение власти
между независимыми структурами принятия решений, т.е. между
федерацией и ее субъектами»
4. Таким образом, положительно
решается вопрос о разделении властей по «вертикали» 5. При этом
особое значение имеет конституционное разграничение предметов
ведения между федерацией и ее субъектами, а также компетенции
между отдельными видами федеральных органов и субъектов РФ
6.
Таким образом, соотношение принципов единства судебной сис-
темы и «разграничения судебной власти по вертикали» объективно
обусловливает появление нового для Российской Федерации поли-
тико-государственного правового феномена судебного федерализма,
в содержании которого можно выделить два аспекта:
– форму оптимального разделения и взаимодействия судебной
власти между Российской Федерацией и ее субъектами, а также су
-
1 См.: Терехин В.А. Указ. соч. С. 18–19.2 Терехин В.А. Некоторые достижения и просчеты современной судебной рефор-
мы // Российская юстиция. 2008. № 10. С. 2–6.
3 Яценко И.С., Девликамов А.А. Конституционное регулирование судебной власти
и судебных систем в Российской Федерации и зарубежных странах: Сравнительно-
правовой анализ. М., 2007. С. 47.
4 Остром В. Смысл американского федерализма. М., 1993.5 См.: Девликамов А.А. О некоторых проблемах конституционно-правового регу-
лирования деятельности судебной власти в Российской Федерации // Уголовное су-
допроизводство. 2008. № 4. С. 31–35.
6 Там же.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
50 дебной компетенции (юрисдикции) между федеральными судами и
судами субъектов РФ;
– правовую основу разграничения компетенции между Россий-
ской Федерацией и субъектами РФ в сфере регулирования вопросов
судоустройства, судопроизводства, организации и деятельности
судебных органов, объема осуществляемой судебной власти, статуса
судей и т.п.
1
По мнению ученых, сущность института российского судебного
федерализма может быть раскрыта и через его принципы, в числе
которых называют: конституционность; единство судебной системы
Российской Федерации; разграничение судебно-властных полномо-
чий между федеральными судами и судами субъектов РФ только
Конституцией РФ и федеральными конституционными законами;
недопустимость передачи полномочий судов субъектов РФ феде-
ральным судам
(и наоборот) договорами о разграничении предметов
ведения и полномочий между органами государственной власти
Российской Федерации и субъектов РФ; обеспечение конституци-
онных прав и свобод граждан; самостоятельность органов судебной
власти субъектов РФ в осуществлении судебной власти; оптималь-
ную степень «централизации и децентрализации» судебной власти
2.
И, наконец, нельзя не заметить, что некоторые авторы фактиче-
ски отожествляют судебный федерализм лишь с формой государст-
венного устройства отдельных стран. Так, М.С. Саликов полагает,
что регулирование отношений между «союзом и штатами, установ-
ление «лимитов» действия внутри федеративной системы образует
так называемый судебный федерализм, который не является само-
стоятельным явлением
, а опосредует собственно американский фе-
дерализм, являясь его судебно-правовой формой» 3.
Попытки в максимальном объеме реализовать концепцию судеб-
ного федерализма и «разделить» судебную систему предпринимались
еще в период существования СССР. В это время имела место дискуссия
о разграничении полномочий в судебной сфере между Союзом ССР и
входившими в него республиками. К примеру, некоторые юристы счи-
тали необходимым производство по уголовным делам полностью за
-
1 См.: Никитина А.В. Единство судебной системы Российской Федерации: Дис. …
канд. юрид. наук. Хабаровск, 2006. С. 13.
2 Там же. С. 13, 17–18.3 Саликов М.С. Судебный федерализм в США // Правоведение. 1998. № 1. С. 40–46.

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
51 вершать в республиках, а Верховный Суд СССР лишить в этом случае
права пересматривать приговоры в порядке надзора. Предлагалось даже
создать «систему союзных судов» по аналогии с федеральными судами
США, однако эта идея Верховным Советом СССР не была воспринята.
Вместе с тем, как справедливо полагает В.В. Ершов, на данном истори-
ческом этапе
имело место «медленное, но неуклонное движение право-
вой мысли и законодательной практики к обоснованию и юридиче-
скому закреплению независимых федеральных (межгосударственных)
и республиканских (государственных) судебных систем»
1.
В относительно недавней истории России указанная тенденция
многократно усилилась. В частности, в конце прошлого века в кон-
ституциях отдельных республик, входящих в Российскую Федера-
цию, стали появляться противоречащие федеральным нормативным
правовым актам положения. Так, в основных законах республик
Башкортостан, Бурятия, Ингушетия, Татарстан, Тыва, Саха (Яку-
тия) содержались нормы, предполагающие формирование (избра-
ние
) судов высшими органами государственной власти республик и
определение ими же компетенции судов. К примеру, ст. 142 Консти-
туции Татарстана предусматривала право самостоятельного созда-
ния Республикой специализированных судов
2; в договоре о разгра-
ничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий
между органами государственной власти Российской Федерации и
Республики Татарстана от 15 февраля 1994 г. было закреплено право
данного субъекта РФ иметь самостоятельную судебную систему,
фактически не связанную с федеральной. Предпринимались попыт-
ки создать автономную судебную систему и в Башкортостане: судьи
здесь, к примеру,
избирались Государственным собранием Респуб-
лики. Аналогичная ситуация наблюдалась в Ингушетии, где Прези-
дент подписал в 1997 г. Указ о назначении референдума по вопросу
принятия закона о правоохранительной и судебной системе Респуб-
лики и т.д.
3 В некоторых субъектах РФ, вопреки ст. 124 Конституции
1 Ершов В.В. Статус суда в правовом государстве. М., 1992. С. 55–57.2 См. подробнее: Умнова И.А. Конституционные основы современного россий-
ского федерализма. М., 1998. С. 124–125.
3 См.: Решение Верховного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. «По делу о признании
противоречащим закону Указа Президента Республики Ингушетия от 29 декабря
1997 г. № 298». См. также: Сафонов В.Е. Роль судебной практики в обеспечении и
развитии федеративных отношений в Российской Федерации // Материалы Всерос-

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
52 РФ, часть заработной платы судьям выплачивалась из региональных
бюджетов, что ставило под сомнение независимость судов от орга-
нов представительной (законодательной) и исполнительной власти
субъектов РФ
1.
При подготовке проекта Федерального конституционного закона
«О судебной системе Российской Федерации» представители ряда
субъектов РФ были недовольны, как замечает В.М. Лебедев, тем, что
«они лишаются собственной судебной власти в том объеме, на кото-
рый они претендовали. Их не устраивало, что к судам субъектов РФ
отнесены только конституционные (уставные) суды и
мировые судьи,
и они не могут назначать всех судей, осуществляющих правосудие на
территории субъекта РФ»
2. Соответственно, ими был разработан про-
ект Федерального конституционного закона «О судах общей юрис-
дикции», расширяющий самостоятельность российских регионов в
вопросах судоустройства; ст. 51 данного законопроекта предусматри-
вала, в частности, направление жалобы на решения мировых судей по
выбору лица в апелляционно-кассационный суд субъекта РФ либо
в районный суд. Таким образом, реализация этих предложений
, по
сути, означала бы создание двухинстанционной системы мирового
судопроизводства в субъектах РФ. Планировались и иные изменения,
наделяющие законодательные (представительные) органы власти
субъектов РФ значительными полномочиями при формировании ми-
ровых судов и контроле за ними. Однако обсуждаемый проект в части
фактического образования самостоятельных судебных систем субъек-
тов РФ, как известно, не нашел своего
воплощения.
Многие из вышеуказанных фактов дискредитировали концеп-
цию создания «двухуровневой», т.е. федеральной и «региональной»,
системы судебного конституционного контроля, которая должна
соответствовать основополагающим принципам единства судебных
органов в федеративном государстве, незыблемости государствен-
ного суверенитета, верховенства федеральной Конституции. Как
думается, имевший место исторический этап, на протяжении кото-
рого фактически бесконтрольные судебные органы некоторых
рес-
сийской конференции «Конституционные основы судебной власти». М., 2004. С. 52–54;
Стецовский Ю.И. Судебная власть. М.,1999. С. 198 и др.
1 См.: Федерализм: Энциклопедия. М., 2000. С. 535–536.2 Лебедев В.М. Проблемы становления и развития судебной власти в Российской
Федерации: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2000.С. 280.

§ 2. Конституционные осноu реализации судебной eZklb и
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
53 публик способствовали развитию националистических и сепарати-
стских тенденций, игнорировали федеральную Конституцию и за-
конодательство, предопределил наличие «настороженного» подхода
со стороны общества и государства к идее создания такой системы
судебного конституционного контроля.
Как замечает А.В. Никитина, преувеличение роли разделения су-
дебной власти между Российской Федерацией и составляющими ее
частями абсолютизирует самостоятельность субъектов
РФ в осущест-
влении судебной власти, «обусловливает их стремление к полной не-
зависимости в этом аспекте от Российской Федерации и к созданию
собственных судебных систем при игнорировании факторов объек-
тивного характера, задающих определенные рамки модели судебного
федерализма в конкретном государстве»
1. Однако преуменьшение
или игнорирование «необходимости размежевания судебной власти
детерминирует обратные тенденции: неоправданное и беспредельное
ограничение самостоятельности субъектов РФ»
2.
Проблема организации судебной системы конституционного
контроля Российской Федерации (с учетом наличия в ее структуре
таких судов субъектов РФ, как конституционные и уставные), безус-
ловно, актуальна. Она порождает многочисленные научные споры, в
которых доминирует мнение о том, что наиболее оптимальной для
страны является целостная судебная модель.
В целом в результате исследования системных начал
становления
и развития российской системы судебного конституционного конт-
роля, процесса реализации федерализма как принципа государст-
венного устройства в сфере отправления правосудия можно выде-
лить следующие этапы.
1. Создание в республиках в составе Российской Федерации авто-
номных судебных систем в целях построения суверенных госу-
дарств, базирующихся на принятых в начале 90-х гг. XX
в. конститу-
циях республик, провозглашающих их суверенными государствами.
2. Юридическое закрепление в Федеральном конституционном
законе от 31 декабря 1996 г. (в ред. 27 декабря 2009 г.) № 1-ФКЗ
«О судебной системе Российской Федерации» единства судебной
системы Российской Федерации, с выделением в ней конституци-
онных (уставных) судов.
1 Никитина А.В. Указ. соч. С. 4.2 Там же.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
543. С начала ХXI в. по настоящее время имеет место отказ субъек-
тов РФ de facto от предоставленного федеральным законодательст-
вом права самостоятельно определять статус конституционных
(уставных) судов. Данный этап, по нашему убеждению, завершится
при установлении надлежащего баланса сочетания в сфере судоуст-
ройства конституционных принципов единства системы органов
государственной власти и федеративного характера
российского го-
сударства.
Анализ данных этапов позволяет утверждать: вопрос о том, какова
должна быть степень самостоятельности субъектов РФ в сфере
отправления правосудия, является чрезвычайно спорным и вместе
с тем, безусловно, актуальным в современных условиях. Как заме-
чает М.Ф. Косолапов, «сложившаяся в Российской Федерации сис-
тема государственной власти предполагает …существование феде-
ральных
судов и органов судебной власти субъектов Федерации.
Отсюда следует необходимость адекватного определения меры
«судебного федерализма» и своевременного преодоления противо-
речия между высоким уровнем централизации судебной власти и
последовательным утверждением федерализма как одной из основ
отечественного конституционного строя»
1.
Как справедливо отмечает Б.П. Елисеев, «вопрос о разделении
полномочий между федеральными и региональными уровнями
власти относится к числу наиболее важнейших и наиболее болез-
ненных, поскольку – это основа саморазвития всех субъектов Феде-
рации и исключения возникновения конфликтных ситуаций между
федеральными и региональными уровнями государственной власти,
что характерно не только для России»
2. Особую актуальность, как
показывает вышеизложенный материал, приобретает проблема со-
хранения государственного единства в процессе реализации консти-
туционного принципа федерализма в судебной сфере при развитии
системы судебного конституционного контроля
3.
Итак, конституционные основы реализации судебной власти и су-
дебного конституционного контроля в Российской Федерации со-
1 Косолапов М.Ф. Судебная власть в конституционном строе России. Саратов,
2005. С. 9–10.
2 Елисеев Б.П. Система органов государственной власти в Российской Федерации:
Дис. … докт. юрид. наук. М., 1998. С. 200.
3 См.: Левакин И.В. Государственное единство России: Теоретико-правовое иссле-
дование: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2003. С. 13.

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
55 держаться уже в первой главе Конституции России, которая характе-
ризует государство как демократическое федеративное и правовое.
В числе принципиально важных для становления и развития сис-
темы судебного конституционного контроля норм следует назвать
положения о единстве системы государственной власти, основан-
ные на разграничении предметов ведения и полномочий между Фе-
дерацией и ее
субъектами (ч. 3 ст. 5), установлении перечня предме-
тов совместного и исключительного ведения (ст. 72, 73), а также
о самостоятельном построении субъектами РФ системы органов го-
сударственной власти в соответствии с основами конституционного
строя (ч. 1 ст. 77). Однако данные требования Конституции РФ пол-
ностью не воплощены на практике, ибо, прежде всего, отсутствует
«полная» система органов судебного
конституционного контроля
на уровне субъектов РФ, которые самостоятельно решают вопрос
о создании конституционного (уставного) суда.
§ 3. Конституционно правовой статус элементов
системы судебного конституционного контроля
Российской Федерации
§ 3. Конституционно-правово й статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
Авторы настоящей работы полагают, что институт судебного
конституционного контроля должен отвечать критериям системно-
сти. В юридической литературе можно обнаружить большое количе-
ство исследований, посвященных анализу системы исполнительных
и законодательных (представительных) органов власти. Значительно
меньше научных трудов о судебных системах. Под системой в обще-
философском смысле, как правило, понимается «объединение неко-
торого разнообразия
в единое и четко расчлененное целое, элементы
которого по отношению к целому и другим частям занимают
соответствующие им места» либо «объективное единство законо-
мерно связанных между собой предметов и явлений, единство кото-
рых обеспечивается путем установления существенных связей
между ними»
1. «Система» (греч.) буквально означает «целое, состав-
ленное из отдельных частей (элементов)»; «система» – порядок,
1 Большой энциклопедический словарь: Философия, социология, религия, эзоте-
ризм, политэкономия. Мн., 2002. С. 741; Вишняков В.Г. Система и структура феде-
ральных органов исполнительной власти: Теория и практика // Журнал российского
права. 2006. № 8. С. 67–83.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
56 определяемый правильным расположением частей и их взаимосвя-
зями, план, порядок расположения частей целого, предначертанное
устройство, ход чего-либо, в последовательном связном порядке
1.
Характеризуют систему и как множественность элементов, находя-
щихся в отношениях и связях друг с другом и образующих опреде-
ленную целостность, единство, принятый порядок, распростра-
няющийся на круг каких-либо явлений, каких-либо отношений,
устройство, структуру, представляющие собой единство взаимосвя-
занных частей
2.
Судебную систему, как правило, определяют как совокупность
судебных учреждений, которые различаются между собой предмет-
ной компетенцией и объемом судебной власти, кругом полномочий
по отношению к отдельным подразделениям самой системы
3. Также
она может быть определена и как совокупность органов государст-
венной власти, осуществляющих полномочия посредством отправ-
ления правосудия, но имеющих различную компетенцию, призван-
ных, прежде всего, обеспечить каждому человеку защиту его прав и
свобод
4.
Применительно к судебной власти термин «система», по мнению
некоторых исследователей, относится к числу наиболее употребляе-
мых
5. Во-первых, потому, что реализация судебной власти в совре-
менных условиях должна носить упорядоченный, системный харак-
тер; во-вторых, потому, что носитель судебной власти – ее аппарат
(суды, судьи в их совокупности) – представляет собой явление сис-
темное. В то же время нельзя не согласиться с Н.А. Колоколовым:
совокупность сама по
себе далеко еще не система, чтобы доказать
системность совокупности всех судебных органов государства или
какой-то их части, необходимо обнаружить соответствующий сис-
темообразующий фактор
6.
1 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1994. Т. 4.
С. 188.
2 Словарь русского языка: В 4 т. Т. 4. М., 1985–1988. С. 99.3 См.: Кладий Е.В. Судебная власть в системе государственной власти Российской
Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 10.
4 См.: Четян М.А. Правовые основы организации и деятельности мировой юсти-
ции в современной России: Историко-правовое исследование: Дис. … канд. юрид.
наук. Коломна, 2003. С. 10.
5 См.: Колоколов Н.А. Судебная власть как общеправовой феномен. М., 2007.
С. 121.
6 См. там же. С. 123.

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
57 Общая теория систем определяет, что структура аппарата судеб-
ной власти не может не нести на себе отпечатка воздействия всех
первичных, естественных систем (метасистем), в число которых из-
начально входят природные, биологические и социальные системы.
При этом они образуют ту природную и социальную среду, в кото-
рой судебной системе конкретного государства предстоит
образо-
ваться и функционировать. В этом плане важное значение имеют и
факторы, связанные с закономерностями функционирования су-
дебной власти как относительно автономной социальной системы –
организации
1. Внутреннее устройство системы представляет собой
единство ее состава, организации и структуры. Состав, как полный
перечень ее элементов, характеризует многообразие этих элементов
судебной системы, ее сложность, ибо природа системы во многом
зависит от ее состава, изменение которого порой приводит к изме-
нению свойств всей системы
2.
Как полагает большинство ученых, в организации структуры сис-
темы судебного конституционного контроля можно выделить два
варианта: она может состоять из совокупности систем федерального
центра и «существующих абсолютно параллельно ей» судебных
систем субъектов федерации (США), либо судебная система госу-
дарства отличается «дезинтегрированностью» лишь специализиро-
ванных судов (Федеративная Республика Германия, Российская Фе-
дерация), при
этом первый вариант организации судебной системы
не исключает возможности «дезинтегрированности» отдельных ее
элементов ввиду образования специализированных судов (США)
3.
Актуальным является вопрос о сущности и специфике организа-
ционно-правовых связей любой судебной системы; особое значение
он приобретает в федеративных государствах. Исследователи выде-
ляют здесь связи следующего содержания:
– процессуального – «базовый, легальный, официально одоб-
ряемый и по сути своей единственно приемлемый для судов разных
уровней канал связи»;
1 См.: Михайловская И.Б. Суды и судьи: Независимость и управляемость. М., 2008.
С. 40.
2 См.: Колоколов Н.А. Указ. соч. С. 124.3 Там же.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
58– административного, т.е. подчиненность «в порядке внутренней
службы судей председателям судов, судей судов нижнего звена
судьям, председателям судов высшего звена»;
– корпоративного, т.е. подчиненность судей в рамках образуе-
мых ими структур судейского сообщества
1.
Как думается, данная классификация связей структурных эле-
ментов судебных систем в целом является весьма удачной. Единст-
венное уточнение, которое представляется оправданным сделать,
состоит в том, что процессуальные связи между элементами судеб-
ной системы не могут быть «единственно приемлемыми для судов
разных уровней каналом связи»
2.
Итак, система есть «нечто целое, представляющее собой единст-
во закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи
частей»
3. Судебная система должна упорядочивать, соединять опре-
деленным образом в одно целое ее части (звенья), обязательно взаи-
мосвязанные между собой
4. Тем самым система судебного консти-
туционного контроля должна включать в себя не только части этой
системы, но и систему связей между этими частями.
Прежде чем исследовать взаимосвязи внутри системы, необхо-
димо определиться с тем, что представляют собой сами части (зве-
нья). В этом плане полагаем необходимым охарактеризовать статус
Конституционного Суда РФ
и конституционных (уставных) судов
субъектов РФ. Понятие «правового статуса» нередко отожествляют
с «системой прав и обязанностей, законодательно закрепленных
государствами в конституциях, международных правовых актах о
правах человека и иных нормативно-юридических актах»
5. Как ду-
мается, еще более точно это понятие можно определить как «реаль-
ный комплекс возможностей действий, который дается субъекту
системой общественных отношений, той системой, социальной и
правовой, в которой живет человек. В любом случае статус заключа-
1 См.: Колоколов Н.А. Указ. соч. С. 124–126.2 Там же.3 См.: Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: Ок. 65000 слов и фразео-
логических выражений / Под ред. Л.И. Скворцова. 26-е изд. М., 2008. С. 577.
4 См.: Петрова Н.А. Нужна ли субъектам Российской Федерации судебная ветвь
государственной власти? // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 21.
С. 2–7.
5 См.: Проблемы общей теории права и государства / Под ред. В.С. Нерсесянца. М.,
1999. С. 25.

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
59 ет в себе определенный потенциал, подлежащий реализации»
1.
С этих позиций, учитывая, в том числе, целесообразность выявле-
ния потенциала изучаемых органов государственной власти в рос-
сийском обществе и государстве, мы анализируем статус элементов
российской системы судебного конституционного контроля.
Безусловно, основным элементом российской системы судебного
конституционного контроля является Конституционный Суд России.
Мы охарактеризуем не столько конституционно-правовой статус дан-
ного
органа (вопрос этот достаточно исследован в юридической лите-
ратуре), сколько саму его роль в определении статуса системы судеб-
ного конституционного контроля Российской Федерации. Первона-
чально заметим, что Конституция РФ не устанавливает конкретный
статус всех судебных органов, в том числе судов субъектов РФ, не рас-
крывает содержания понятий «суд», «судебная власть», «правосудие»,
не определяет соотношение права субъектов РФ создавать изучаемые
суды с принципом единства государственной власти, не указывает кон-
кретные пути и формы его реализации. Согласно Федеральному кон-
ституционному закону «О судебной системе Российской Федерации» в
Российской Федерации действуют федеральные суды и суды субъек-
тов РФ: конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъек-
тов
РФ, составляющие ее судебную систему (ст. 4). Здесь также указано
(ст. 3), что единство судебной системы Российской Федерации обеспе-
чивается путем: установления судебной системы Российской Федера-
ции Конституцией РФ и указанным Федеральным конституционным
законом; соблюдения всеми федеральными судами и мировыми судья-
ми установленных федеральными законами правил судопроизводства;
применения всеми судами Конституции РФ, федеральных
конститу-
ционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов
и норм международного права и международных договоров Россий-
ской Федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъ-
ектов РФ; признания обязательности исполнения на всей территории
Российской Федерации судебных постановлений, вступивших в закон-
ную силу; законодательного закрепления единства статуса судей; фи-
нансирования федеральных судов
и мировых судей из федерального
бюджета.
Однако возникает принципиальный вопрос о том, можно ли счи-
тать федеральные конституционные законы составной частью Кон-
1 См.: Мальцев Г.В. Социальные основания права. М., 2007. С. 423.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
60 ституции РФ? Здесь существуют различные точки зрения: одни ис-
следователи дают положительный ответ на него, другие полагают,
что это нормативный правовой акт меньшей юридической силы.
Не углубляясь в дискуссию по этому поводу, отметим лишь, что
Конституция РФ прямо указывает, что судебная система Россий-
ской Федерации устанавливается Конституцией и федеральным
конституционным законом (
ч. 3 ст. 118). Кроме того, Конститу-
ция РФ, как известно, является не сводом законов, а Основным за-
коном, и ее нормы должны развиваться и конкретизироваться в фе-
деральном и региональном законодательстве, что позволяет свое-
временно и оперативно реагировать на постоянно меняющиеся
общественные отношения, которые, как справедливо замечают уче-
ные, весьма подвижны, неустойчивы,
противоречивы 1.
Важно, что именно Конституционный Суд России сформулиро-
вал правовую позицию, согласно которой конституционные нормы
не только относят к ведению Российской Федерации определение
действующей в ней судебной системы, но и предписывают обяза-
тельность урегулирования ее организации федеральным конститу-
ционным законом. При этом федеральный законодатель должен
определить перечень всех действующих судов, систему процессуаль-
ных
инстанций и их компетенцию 2.
Вместе с тем многие ученые высказывают сомнения по поводу
наличия полномочий Конституционного Суда определять осново-
полагающие качества и свойства судебной системы Российской
Федерации. В целом имеют место дискуссии о месте и роли данного
органа в правоприменительной практике, научные споры относи-
тельно юридической силы его решений
3. Так, по мнению ряда
1 См.: Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федера-
ции / Отв. ред. В.В. Лазарев. М., 2002. С. 14.
2 См., напр.: Постановление Конституционного Суда РФ от 1 февраля 1996 г.
№ 3-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Устава – Основного
закона Читинской области»; Определение Конституционного Суда РФ от 12 марта
1998 г. № 32-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса высших должностных
лиц ряда субъектов РФ о проверке конституционности некоторых положений Феде-
рального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» и др. 3 См., напр.: Мазуров А.В. Комментарий к Федеральному конституционному за-
кону «О Конституционном Суде Российской Федерации». М., 2009; Курова Н.Н. По-
становления Конституционного Суда Российской Федерации в системе источников
права // Адвокат. 2009. № 9. С. 24–30; Малюшин А.А. Интерпретация правовых норм

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
61 исследователей, данный орган «вообще находится над и вне тради-
ционно вычленяемых трех ветвей власти, занимая особое домини-
рующее положение в судебной системе. Он обеспечивает дея-
тельность этих властей, а также возглавляемую им систему законо-
дательной, исполнительной и судебной власти в субъектах РФ»
1.
Такой вывод во многом основывается на признании особой роли
данного органа, который «разрешает по существу политические
споры, а порой и конфликты с использованием имеющихся … юри-
дических средств»
2.
Кроме того, характер актов Конституционного Суда РФ (прямое
действие, общеобязательность для применения всеми органами
государственной власти и должностными лицами) позволяет
многим авторам делать вывод о «нормативном» характере не только
решений федерального органа конституционного контроля, но и его
правовых позиций
3. Под ними исследователи понимают «результат
деятельности Суда по осуществлению толкования конституционных
положений и соотносимых правовых норм, отражающий аргумента-
ционные суждения и выводы Суда по конкретным конституционно-
правовым проблемам, из которых суд исходит в своих решениях»
4.
Характеризуют их также и как правовые положения общего харак-
тера, как «результат истолкования Конституционным Судом РФ
Конституции России и выявления им конституционного смысла
законов и иных правовых нормативных актов, внутригосударствен-
ных и международных договоров в пределах компетенции Консти-
туционного Суда РФ, которые снимают конституционно-правовую
неопределенность и служат правовым основанием итоговых реше
-
ний Конституционного Суда РФ» 5. Указанные позиции отражают
государственную волю, поскольку возникают как акт конституци-
онного органа, уполномоченного выразить эту волю в предписан-
Конституционным Судом Российской Федерации // Конституционное и муници-
пальное право. 2009. № 15. С. 22–25 и др.
1 Радченко В.И. Публичная власть и обеспечение государственной целостности
Российской Федерации. Саратов, 2003. С. 207.
2 Комментарий к постановлениям Конституционного Суда Российской Федерации /
Отв. ред. Б.С. Эбзеев: В 2 т. Т. 2: Защита прав и свобод граждан. М., 2001. С. 11–12.
3 См., напр.: Непомнящих Е.В. Понятие правовой позиции Конституционного Суда
Российской Федерации // Законодательство и экономика. 2003. № 10. С. 11.
4 Волкова Н.С., Хабриева Т.Я. Правовые позиции Конституционного Суда Россий-
ской Федерации и парламент. М., 2005. С. 34.
5 Витрук Н.В. Верность Конституции. М., 2008. С. 69.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
62 ных законом форме и параметрах; они общеобязательны и обладают
качеством регулятора конституционных отношений; выполняют
роль нормативной основы в правовой системе, а также служат
ориентиром в правотворчестве и правоприменении
1.
Многие ученые полагают, что суть правовых позиций Конститу-
ционного Суда РФ состоит в том, что они фактически отражают
особого рода правотворчество федерального органа конституцион-
ного контроля
2. Так, например, В.И. Анишина характеризует
полномочия федерального органа конституционного контроля по
толкованию Конституции РФ (в части своих правовых последствий)
как нормативные, а в части правовой природы – как легальные
3.
Кроме того, по мнению ряда исследователей, через правовые пози-
ции Конституционного Суда РФ опосредованно выступает источник
конституционного права и конституционная доктрина, которая
«компенсирует лаконичность конституционных положений, обес-
печивает их теоретическую полноту и правовую определенность,
раскрывает их нормативное содержание»
4.
Осуществляя защиту основ конституционного строя, прав и сво-
бод граждан и обеспечивая верховенство Основного Закона, Кон-
ституционный Суд России проявляет себя не только как «негатив-
1 В качестве специальной разновидности правовой позиции некоторыми исследо-
вателями рассматривается интерпретация судом общих принципов права. См.: Цы-
ганков Э. Амбиции правовых позиций // ЭЖ-Юрист. 2003. № 49. С. 19.
2 См. подробнее: Котов О.Ю. Влияние решений Конституционного Суда Россий-
ской Федерации на гражданское судопроизводство. М., 2002. С. 7; Гаджиев Г.А., Пе-
пеляев С.Г. Предприниматель – налогоплательщик – государство. Правовые позиции
Конституционного Суда Российской Федерации. М., 1998. С. 51–75; Гаджиев Г.А. Право-
вые позиции Конституционного Суда Российской Федерации // Конституция Рос-
сийской Федерации и
развитие законодательства в современный период. Т. 1. М.,
2003; Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации / Отв. ред.
М.А. Митюков. М., 1997; Бондарь Н. Принципы Конституции в измерении Консти-
туционного Суда Российской Федерации // ЭЖ-Юрист. 2003. № 49. С. 22; Абросимова
Е.Б., Анишина В.И., Гаджиев Г.А., Ермошин Г.Т., Сафонов В.Е.
Самостоятельность и
независимость судебной власти Российской Федерации. М., 2006; Таева Н.Е. Толко-
вание конституционно-правовых норм в Российской Федерации. М., 2006; Избира-
тельное право России: Учебник / Под ред. В.О. Лучина. М., 2008. С. 593–595 и др.
3 См.: Анишина В.И. Конституционные принципы как основа самостоятельности
судебной власти: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2006. С. 19.
4 Пряхина Т.М. Конституционная доктрина Российской Федерации. М., 2006.
С. 4.

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
63 ный законодатель»
1. Его решения, как отмечает С.Д. Князев, «не
сводятся исключительно к дисквалификации законов или иных
нормативных актов. Напротив, в последнее время он все чаще, осо-
бенно в тех случаях, когда отступление от требований Конституции
обусловлено не самим законом, а его правоприменительной интер-
претацией, воздерживается от вердикта о неконституционности
нормы, выявляя ее конституционно-
правовой смысл, который, учи-
тывая юридическое значение решений КС РФ, становится обяза-
тельным для всех органов и должностных лиц. Действуя подобным
образом, Конституционный Суд фактически признает закон услов-
но соответствующим Конституции, обязывая всех следовать опреде-
ленному варианту его истолкования, любое отступление от которого
будет означать нарушение Конституции. Использование таких воз-
можностей позволяет
Конституционному Суду не порождать зако-
нодательных пробелов и не вторгаться (пусть даже в режиме вре-
менного правового регулирования) в законотворческие полномочия
парламента»
2.
Ф. Люшер считает, что «конституционный судья не обладает
правом нормотворчества, потому что согласно конституции консти-
туционный суд не вправе подменять законодателя изданием норм
общего значения»
3. Сторонники этой позиции отмечают, что
«можно, пожалуй, распространить обязывающую силу и на ведущие
начала решения, но, конечно, лишь в той степени, в которой требует
разъяснения руководящая мысль решения, и лишь постольку,
поскольку эти начала применяются в связи с руководящей мыслью,
а не самостоятельно»
4.
Имеет место и точка зрения, согласно которой в конституционном
процессе вообще не должно быть стадии толкования нормативных
правовых актов. Как замечает А.А. Макушин, «то, что в России стало
правилом – сначала принять какой-либо нормативный акт, а далее
официально раскрывать смысл его положений, никак не вписывается
в модель Конституции, которая открыта к своему
совершенствова-
нию …Народ принял Конституцию, а толкует его положения государ-
1 См.: Волкова Н.С., Хабриева Т.Я. Правовые позиции Конституционного Суда
Российской Федерации и парламент. М., 2005. С. 26.
2 Князев С.Д. Конституционный Суд в правовой системе Российской Федерации //
Журнал российского права. 2013. № 12. С. 5–13.
3 Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. М., 1993. С. 23, 378.4 Маунц Т. Государственное право Германии (ФРГ и ГДР). М., 1959. С. 377.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
64 ственный орган»»
1. А.Д. Бойков полагал, что деятельность Конститу-
ционного Суда РФ носит «спонтанный характер, и ее импульсом яв-
ляются незапланированные обращения, а его решения для правовой
системы случайны»
2. По мнению этого ученого, для законодателя ре-
шения федерального органа конституционного контроля могли бы
иметь преимущественно рекомендательный характер, иначе «не уда-
стся провести грань между законодательной и судебной властью,
и норма о разделении властей приобрела бы характер очередного
лозунга, не отражающего действительность»
3.
В целом, по мнению авторов, отрицающих возможность призна-
ния за Конституционным Судом РФ «нормотворческой» функции,
сложилась своеобразная правовая ситуация, в которой федеральный
орган конституционного контроля выполняет следующую роль: под
видом толкования Конституции РФ фактически меняет ее смысл и
вносит в нее дополнения; самовольно присваивает себе законода-
тельные и контрольные функции, явно выходя
за пределы, очерчен-
ные для него Конституцией РФ, и т.д. 4 Отметим также, что некото-
рые исследователи считают невозможным предоставление «нормо-
творческой» функции Конституционному Суду РФ и в будущем
5.
Другая группа ученых признает за актами Конституционного Су-
да РФ (как, впрочем, и других федеральных судов) роль «своеобраз-
ных» источников права. Так, И.В. Левакин замечает, что «в условиях
реформирования всего комплекса общественных отношений… воз-
никают пробелы в законодательстве. Именно при рассмотрении
юридических дел суды федерального уровня, толкуя нормативные
правовые акты, не
исчерпывающие всей глубины рассматриваемого
дела, по существу создают новые нормы – правила поведения и за-
крепляют их в актах легального толкования, имеющих обязательную
силу как для них самих, так и для нижестоящих судов. Признать
1 Макушин А.А. Конституционный процесс // Конституционное и муниципальное
право. 2007. № 9. С. 6.
2 Бойков А.Д. Третья власть в России. Книга вторая – продолжение реформ. М.,
2002. С. 134.
3 См.: Бойков А.Д. Указ. соч. С. 134.4 См.: Лукьянова Е.А. Конституция в судебном переплете // Законодательство.
2000. № 12. С. 47–58.
5 См., напр.: Лукашевич В.З., Комарова Н.А. Конституционный Суд Российской
Федерации не должен подменять законодателя // Правоведение. 2001. № 2. С. 53–63.

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
65 данные решения источниками российского права требует также
сложившаяся практика»
1.
В отношении указанной проблемы, имеющей принципиально
важное значение для разрешения вопроса о развитии «двухуровне-
вой» системы судебного конституционного контроля, научная по-
лемика ведется достаточно интенсивно
2. Многие конституционали-
сты заняли позицию, согласно которой Конституционный Суд РФ
«фактически» является нормотворческим органом. Для обоснования
данной точки зрения используются самые различные аргументы.
Так, констатируется нередко «двойственная» природа федерального
органа конституционного контроля, который, с одной стороны, яв-
ляется составной частью судебной системы, а с другой – выступает
как орган государственной власти, стоящий в
одном ряду
с конституционными органами (Президентом, Федеральным Соб-
ранием, Правительством РФ). Соответственно, Конституционный
Суд РФ правомочен, по мнению ряда ученых, заниматься нормо-
творчеством
3. Весьма характерным является мнение Н.С. Бондаря,
утверждающего, что роль Конституционного Суда РФ в правотвор-
ческом процессе «довольно специфична, что объясняется его юри-
дической природой, предполагающей, что назначение данного органа
государственной власти, прежде всего, состоит в использовании
и применении конституционных норм … Конституционный Суд
неизбежно выступает в качестве «положительного законодателя»,
что имеет особое
значение, в частности, в условиях установленного
1 Левакин И.В. Государственное единство России: Теоретико-правовое исследо-
вание: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2003. С. 112. Вместе с тем, как замечает, в частно-
сти, Л.В. Лазарев, «сам Конституционный Суд не считает свои решения норматив-
ными правовыми актами». См.: Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного
Суда России. М., 2003. С. 57.
2 См., напр.: Белкин А.А. Конституционная охрана: Три направления российской
идеологии и практики. СПб., 1995; Хабриева Т.Я. Правовая охрана Конституции. Ка-
зань, 1995; Она же: Толкование Конституции Российской Федерации: Теория и прак-
тика. М., 1998; Селезнев Н.В. Конституционный Суд Российской Федерации в систе-
ме судебной власти. М., 1998; Гаджиев Г.А
., Кряжков В.А. Конституционная юстиция
в Российской Федерации, становление и проблемы // Государство и право. 1993. № 7.
С. 3–11; Митюков М.А., Барнашов А.М. Очерки конституционного правосудия (срав-
нительно-правовое исследование). Томск, 1999; Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое
государство. Конституционный Суд. М., 1997; Бондарь Н. Принципы Конституции в
измерении Конституционного Суда РФ // ЭЖ-Юрист
. 2003. № 49. С. 22 и др. 3 См.: Косолапов М.Ф. Судебная власть в конституционном строе России. Саратов,
2005. С. 126–127, 165.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
66 Конституцией весьма «жесткого» порядка ее пересмотра и внесения
конституционных поправок, несовершенства законодательства пе-
реходного периода»
1.
По нашему мнению, Конституционный Суд РФ способствует
преодолению пробелов в правовом регулировании
2. Как замечал
Н.В. Витрук, конституционная практика новейшего времени обога-
тилась деятельностью Конституционного Суда РФ – нового госу-
дарственно-правового института. Решения Конституционного Суда
и содержащиеся в них правовые позиции, обладающие юридиче-
ской силой, равной юридической силе самой Конституции, являют-
ся источником российского права и в силу этого оказывают сущест-
венное влияние
на правовую систему Российской Федерации,
на развитие теории конституционализма, всей юридической науки 3.
Приведем лишь некоторые примеры значимости правовых пози-
ций Конституционного Суда России в различных сферах общест-
венных отношений.
1. В сфере хозяйственной деятельности.
1. Заинтересованные лица вправе требовать защиты прав собст-
венника транспортного средства (например, используемого как
служебное) при рассмотрении по их требованию судом дела о вос-
становлении регистрационного учета этого транспортного средства
,
приобретенного на законных основаниях, исходя из одного лишь
факта подделки иным, помимо собственника, лицом паспорта
транспортного средства, без исследования и оценки всех обстоя-
тельств, подтверждающих соответствие транспортного средства тре-
бованиям безопасности дорожного движения. Основание: правовая
позиция, выраженная в Постановлении Конституционного Суда РФ
от 22 апреля 2011 г. № 5-П «По делу о проверке конституционности
положения
пункта 3 статьи 15 Федерального закона «О безопасности
дорожного движения» в связи с жалобой гражданки Г.В. Шикуновой».
2. Заинтересованные лица вправе требовать в определенных случа-
ях установления исключений из запрета ввоза на территорию Россий-
1 Бондарь Н.С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: Защита
прав человека Конституционным Судом Российской Федерации. М., 2005. С. 109–110.
2 См. подробнее: Конституционное право субъектов Российской Федерации /
Отв. ред. В.А. Кряжков. М., 2002. С. 500.
3 См.: Витрук Н.В. Верность Конституции. М., 2008. С. 3.

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
67 ской Федерации подкарантинной продукции (подкарантинного ма-
териала, подкарантинного груза), зараженной карантинными объек-
тами. Основание: правовая позиция, выраженная в Постановлении
Конституционного Суда РФ от 3 февраля 2005 г. № 2-П «По делу
о проверке конституционности положений статьи 4 и части второй
статьи 9 Федерального закона «О карантине растений» в связи с за-
просом Законодательного Собрания Краснодарского края
».
3. Заинтересованные лица могут учитывать, что не служат осно-
ванием для отказа федерального лицензирующего органа от разре-
шения вопроса о выдаче организации федеральной лицензии на
производство и (или) оборот этилового спирта, алкогольной и спир-
тосодержащей продукции во всех случаях, когда соответствующим
субъектом Российской Федерации не дано согласие на ее получение.
Основание: правовая
позиция, выраженная в Постановлении Кон-
ституционного Суда РФ от 12 ноября 2003 г. № 17-П «По делу
о проверке конституционности ряда положений статьи 19 Феде-
рального закона «О государственном регулировании производства и
оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей про-
дукции» в связи с запросом Арбитражного суда Псковской области и
жалобой гражданина А.Н. Гасанова».
2.
В сфере налогового администрирования.
1. Заинтересованные лица вправе требовать возврата государст-
венной пошлины за предоставление лицензии на розничную прода-
жу алкогольной продукции, если в предоставлении такой лицензии
было отказано. Основание: правовая позиция, выраженная в Поста-
новлении Конституционного Суда РФ от 23 мая 2013 г. № 11-П
«По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 333.40
Налогового
кодекса Российской Федерации в связи с жалобой об-
щества с ограниченной ответственностью «Встреча».
2. Заинтересованные лица вправе учитывать неконституционный
характер ч. 1 ст. 3.1 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 216-ФЗ
«О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской
Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Фе-
дерации» в той мере, в какой
она допускает возможность обложения
налогом на доходы физических лиц страховых выплат по договорам
добровольного долгосрочного страхования жизни, предусматри-
вающим уплату страховых взносов работодателем в интересах за-
страхованного физического лица как до 1 января 2008 г., так и после

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
68 этой даты. Основание: правовая позиция, выраженная в Постанов-
лении Конституционного Суда РФ от 16 июля 2012 г. № 18-П
«По делу о проверке конституционности части 1 статьи 3.1 Феде-
рального закона от 24 июля 2007 года № 216-ФЗ «О внесении изме-
нений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и
некоторые другие законодательные акты Российской Федерации»
в
связи с запросом Южно-Сахалинского городского суда Сахалин-
ской области».
3. В сфере гражданско-правовых и иных отношений.
1. Компетентные лица могут осуществить защиту своих (работ-
ников) личных неимущественных прав гражданина, нарушенных
распространением в отношении него сведений, порочащих честь,
достоинство или деловую репутацию, в том числе на сайте в сети
Интернет, даже
не зарегистрированном в качестве средства массо-
вой информации, без привлечения к ответственности владельца
сайта или уполномоченного им лица, которое ответственно за раз-
мещение информации на этом сайте. Сам факт размещения сведе-
ний, распространенных третьими лицами, достоверность которых
владелец сайта или уполномоченное им лицо не имеют возможности
самостоятельно проверить, не лишает права обратиться
к другим,
не указанным в этих законоположениях законным средствам защи-
ты нарушенного права. Основание: правовая позиция, выраженная
в Постановлении Конституционного Суда РФ от 9 июля 2013 г.
№ 18-П «По делу о проверке конституционности положений пунк-
тов 1, 5 и 6 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации
в связи с жалобой гражданина Е.В. Крылова».
2. Компетентные лица
вправе вводить в качестве общего правила
уведомительный порядок проведения молитвенных и религиозных
собраний как разновидности публичных религиозных мероприятий
в иных, помимо указанных в п. 1–4 ст. 16 Федерального закона
«О свободе совести и о религиозных объединениях», местах. Осно-
вание: правовая позиция, выраженная в постановлении Конститу-
ционного Суда РФ от 5 декабря 2012 г. № 30-П «По
делу о проверке
конституционности положений пункта 5 статьи 16 Федерального
закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» и пунк-
та 5 статьи 19 Закона Республики Татарстан «О свободе совести и
о религиозных объединениях» в связи с жалобой Уполномоченного
по правам человека в Российской Федерации».

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
69 3. Компетентные лица вправе назначить инвалидам вследствие
чернобыльской катастрофы из числа военнослужащих, получающим
пенсию за выслугу лет, увеличенную на сумму минимального разме-
ра пенсии по инвалидности, право которых на возмещение вреда
здоровью было признано Конституционным Судом РФ в постанов-
лении от 1 декабря 1997 г. № 18-П, но которые не обращались за ус-
тановлением
соответствующих выплат, ежемесячную денежную
компенсацию в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи
с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на
Чернобыльской АЭС, в том же размере, в каком им были исчислены
неполученные суммы возмещения вреда здоровью (исходя из де-
нежного довольствия с учетом степени утраты. Основание: правовая
позиция, выраженная в постановлении Конституционного Суда
РФ
от 7 ноября 2012 г. № 24-П «По делу о проверке конституционности
части первой статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 г.
№ 5-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской
Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздейст-
вию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»
в истолковании, приданном ее положениям в правоприменительной
практике после вступления
в силу постановления Конституцион-
ного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2010 г. № 21-П,
в связи с жалобой гражданина Р. Инамова».
4. Компетентные лица вправе использовать при реализации сво-
их правоприменительных актов и вынесенных судом решений право-
вую позицию, согласно которой имущественный (исполнительский)
иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на
праве собственности
жилого помещения (его частей), которое явля-
ется для гражданина-должника и членов его семьи, совместно про-
живающих в данном жилом помещении, единственным пригодным
для постоянного проживания, должен распространяться на жилое
помещение, которое по своим объективным характеристикам (па-
раметрам) является разумно достаточным для удовлетворения кон-
ституционно значимой потребности в жилище как необходимом
средстве
жизнеобеспечения. Основание: правовая позиция, выра-
женная в постановлении Конституционного Суда РФ от 14 мая
2012 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положения
абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуаль-
ного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан
Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова».

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
705. Компетентные лица при принятии решений относительно
приватизации муниципальных служебных жилых помещений их
собственником должны учитывать, что это не предполагает издание
субъектами Российской Федерации нормативных правовых актов,
непосредственно регулирующих право собственника муниципаль-
ного жилищного фонда принимать решения о приватизации входя-
щих в него служебных жилых помещений, в том числе устанавли-
вающих основания
и условия ее осуществления, и не препятствует
собственнику муниципального жилищного фонда при реализации
данного права по основаниям, на условиях и в порядке, установлен-
ных федеральным законодательством, издавать нормативные право-
вые акты, касающиеся принятия решений о приватизации отдель-
ных служебных жилых помещений, при том, что такие решения
принимаются в порядке исключения и позволяют
сохранять массив
служебных жилых помещений в объеме, соответствующем их целе-
вому предназначению. Основание: правовая позиция, выраженная в
постановлении Конституционного Суда РФ от 30 марта 2012 г. № 9-П
«По делу о проверке конституционности части второй статьи 4 За-
кона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда
в Российской Федерации» в связи с жалобой администрации муни-
ципального
образования «Звениговский муниципальный район»
Республики Марий Эл».
6. Компетентные лица при принятии решений должны учиты-
вать, что Федеральный закон «О государственной регистрации юри-
дических лиц и индивидуальных предпринимателей» предполагает
возможность признания религиозной организации недействующей
и исключения ее из Единого государственного реестра юридических
лиц только в судебном порядке и только в случае, если будет
уста-
новлено фактическое прекращение данной религиозной организа-
цией своей уставной деятельности. Основание: правовая позиция,
выраженная в постановлении Конституционного Суда РФ от 6 де-
кабря 2011 г. № 26-П «По делу о проверке конституционности
положений статьи 21.1 и пункта 7 статьи 22 Федерального закона
«О государственной регистрации юридических лиц и индивидуаль-
ных предпринимателей» в связи с жалобой
гражданина А.В. Федич-
кина».
7. Компетентные лица при принятии решений должны учиты-
вать, что Федеральный закон «О садоводческих, огороднических
и дачных некоммерческих объединениях граждан» исключает

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
71 возможность регистрации граждан по месту жительства в принадле-
жащих им на праве собственности жилых строениях, которые при-
годны для постоянного проживания и расположены на садовых
земельных участках, относящихся к землям сельскохозяйственного
назначения. Основание: правовая позиция, выраженная в постанов-
лении Конституционного Суда РФ от 30 июня 2011 г. № 13-П
«По делу о проверке
конституционности абзаца второго статьи 1
Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных
некоммерческих объединениях граждан» в связи с жалобой гражда-
нина А.В. Воробьева».
8. Компетентные лица при принятии решений должны учитывать,
что Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федера-
ции», Федеральный закон «О государственной регистрации прав на
недвижимое имущество и сделок
с ним», Федеральный закон
«Об ипотеке (залоге недвижимости)» допускают рассмотрение тре-
тейскими судами гражданско-правовых споров, касающихся
недвижимого имущества (в том числе об обращении взыскания на
имущество, заложенное по договору об ипотеке), и государственную
регистрацию соответствующих прав на основании решений третей-
ских судов. Основание: правовая позиция, выраженная в постановле-
нии Конституционного Суда
РФ от 26 мая 2011 г. № 10-П «По делу о
проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Граждан-
ского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федераль-
ного закона «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28
Федерального закона «О государственной регистрации прав на не-
движимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и статьи 51
Федерального закона «
Об ипотеке (залоге недвижимости)» в связи с
запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации».
9. Компетентные лица при принятии решений должны учиты-
вать, что положение ч. 1 ст. 115 УПК РФ, предусматривающее в це-
лях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска
наложение ареста на имущество лиц, несущих по закону материаль-
ную ответственность за действия
подозреваемого или обвиняемого,
предполагает: арест может быть наложен на имущество лишь того
лица, которое по закону несет за действия подозреваемого или об-
виняемого материальную ответственность, вытекающую из причи-
нения вреда. Часть 3 ст. 115 УПК РФ во взаимосвязи с абз. 9 п. 1
ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»
не предполагают наложение ареста на имущество
должника, в от-

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
72 ношении которого введена процедура конкурсного производства,
либо сохранение после введения данной процедуры ранее наложен-
ного в рамках уголовного судопроизводства ареста на имущество
для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска
в отношении отдельных лиц, являющихся конкурсными кредитора-
ми. Основание: постановление Конституционного Суда РФ от 31 ян-
варя 2011 г. № 1-П «По делу
о проверке конституционности поло-
жений частей первой, третьей и девятой статьи 115, пункта 2 части
первой статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации и абзаца девятого пункта 1 статьи 126 Федерального за-
кона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобами
закрытого акционерного общества «Недвижимость-М», общества
с ограниченной ответственностью «Соломатинское хлебоприемное
предприятие» и гражданки Л.И. Костаревой».
10. Компетентные
лица при принятии решений должны учиты-
вать, что Федеральный закон «Об особенностях отчуждения недви-
жимого имущества, находящегося в государственной собственности
субъектов Российской Федерации или в муниципальной собствен-
ности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринима-
тельства, и о внесении изменений в отдельные законодательные
акты Российской Федерации» не предполагает возможности прину-
дительного
отчуждения из муниципальной собственности объектов,
хотя и предоставленных в аренду субъектам малого и среднего пред-
принимательства, но необходимых муниципальным образованиям
для решения вопросов местного значения и соответствующих требо-
ваниям законодательства о составе объектов муниципальной собст-
венности. Основание: правовая позиция, выраженная в постановле-
нии Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2010 г. № 22-П
«
По делу о проверке конституционности части 8 статьи 4 и частей 2,
3 и 4 статьи 9 Федерального закона «Об особенностях отчуждения
недвижимого имущества, находящегося в государственной собст-
венности субъектов Российской Федерации или в муниципальной
собственности и арендуемого субъектами малого и среднего пред-
принимательства, и о внесении изменений в отдельные законода-
тельные акты Российской Федерации» в связи
с жалобой админист-
рации города Благовещенска».
11. Компетентные лица при принятии решений должны учиты-
вать, что Федеральный закон «О статусе военнослужащих» во взаимо-
связи со ст. 1084 ГК РФ в системе действующего правового регули-

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
73 рования не предполагают ограничение возмещения вреда, причи-
ненного членам семьи военнослужащего, проходившего военную
службу по контракту, которые имеют право на получение пенсии по
случаю потери кормильца в связи с его гибелью (смертью), насту-
пившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо
смертью, наступившей вследствие увечья (ранения, контузии,
травмы), полученного при исполнении обязанностей
военной служ-
бы, выплатой только страховых сумм и единовременного пособия,
в том числе при отсутствии виновных противоправных действий
государственных органов и их должностных лиц, и направлены в
том числе на восполнение указанным гражданам имущественных
потерь, причиненных смертью кормильца, с тем чтобы причитаю-
щиеся им в соответствии с законодательством выплаты в совокуп-
ности
не могли бы быть меньше той части заработка (денежного до-
вольствия), которая приходилась на долю каждого из них при жизни
военнослужащего. Основание: правовая позиция, выраженная в по-
становлении Конституционного Суда РФ от 20 октября 2010 г.
№ 18-П «По делу о проверке конституционности ряда положений
статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и ста-
тьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с
запросом Ногайского районного суда Республики Дагестан».
12. Компетентные лица при принятии решений должны учиты-
вать, что п. 4 ст. 292 ГК РФ направлен на обеспечение гарантий прав
несовершеннолетних. В этом плане п. 4 ст. 292 ГК РФ в части, опре-
деляющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором про-
живают несовершеннолетние члены семьи собственника данного
жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или
охраняемые законом интересы, признан не соответствующим Кон-
ституции РФ, ее ст. 38 (ч. 2), 40 (ч. 1), 46 (ч. 1) и 55 (ч. 2 и 3), в той
мере, в какой содержащееся в нем регулирование – по смыслу, при-
даваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, –
не позволяет при
разрешении конкретных дел, связанных с отчуж-
дением жилых помещений, в которых проживают несовершенно-
летние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе
судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к нахо-
дящимся под опекой или попечительством или к оставшимся
(по данным органа опеки и попечительства на момент совершения
сделки) без родительского
попечения, но либо фактически лишен
его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помеще-

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
74 ния, либо считается находящимся на попечении родителей, при том,
однако, что такая сделка – вопреки установленным законом обя-
занностям – нарушает права и охраняемые законом интересы несо-
вершеннолетнего. Основание: правовая позиция, выраженная в по-
становлении Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 г. № 13-П
«По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Граж-
данского
кодекса Российской Федерации в связи с жалобой
гражданки В.В. Чадаевой».
13. Компетентные лица должны учитывать, что признаны поло-
жения ч. 2 и 5 ст. 16 Федерального закона «О введении в действие
Жилищного кодекса Российской Федерации» во взаимосвязи с ч. 1
и 2 ст. 36 Жилищного кодекса РФ, п. 3 ст. 3 и п. 5 ст. 36 Земельного
кодекса РФ – как предусматривающие переход
в общую долевую
собственность собственников помещений в многоквартирном доме
сформированного и поставленного на кадастровый учет земельного
участка под данным домом без принятия органами государственной
власти или органами местного самоуправления решения о предо-
ставлении им этого земельного участка в собственность и без госу-
дарственной регистрации перехода права собственности на него –
не противоречащими Конституции
РФ. Однако Конституционным
Судом РФ признана ч. 3 ст. 16 Федерального закона «О введении
в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» в той мере,
в какой она препятствует собственнику помещения в многоквар-
тирном доме, не уполномоченному на то общим собранием собст-
венников помещений в данном доме, обратиться в органы государ-
ственной власти или органы местного
самоуправления с заявлением
о формировании земельного участка, на котором расположен мно-
гоквартирный дом, не соответствующей Конституции РФ, ее ст. 19
(ч. 1), 35 (ч. 1 и 2) и 36. Основание: правовая позиция, выраженная в
постановлении Конституционного Суда РФ от 28 мая 2010 г. № 12-П
«По делу о проверке конституционности частей 2, 3 и 5 статьи 16
Федерального закона «О введении в действие
Жилищного кодекса
Российской Федерации», частей 1 и 2 статьи 36 Жилищного кодекса Рос-
сийской Федерации, пункта 3 статьи 3 и пункта 5 статьи 36 Земель-
ного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан
Е.Ю. Дугенец, В.П. Минина и Е.А. Плеханова».
14. Компетентные лица при принятии решений должны учиты-
вать, что Федеральный закон «О статусе военнослужащих
» не пре-
пятствует признанию за гражданами, вставшими на учет нуждаю-

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
75 щихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. и уво-
ленными или подлежащими увольнению с военной службы после
этой даты, права на получение ежемесячной денежной компенсации
за наем (поднаем) жилых помещений на равных условиях с гражда-
нами, относящимися к той же категории, но уволенными с военной
службы до 1 января 2005 г. Основание: правовая
позиция, выражен-
ная в постановлении Конституционного Суда РФ от 3 февраля
2010 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности абзаца вто-
рого пункта 14 статьи 15 Федерального закона «О статусе военно-
служащих», пункта 4 Постановления Правительства Российской
Федерации «О порядке выплаты денежной компенсации за наем
(поднаем) жилых помещений военнослужащим – гражданам Рос-
сийской Федерации, проходящим военную
службу по контракту,
гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и
членам их семей» и пункта 1 Положения о выплате денежной ком-
пенсации за наем (поднаем) жилых помещений гражданам Россий-
ской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей в
связи с жалобой гражданина С.В. Глушкова».
15. Компетентные лица при принятии
решений должны учиты-
вать, что п. 1 ст. 1070 и абз. 3 ст. 1100 ГК РФ во взаимосвязи с ч. 3
ст. 27.5 КоАП РФ не исключают возможности возмещения гражда-
нам вреда, причиненного незаконным административным задержа-
нием на срок не более 48 часов как мерой обеспечения производства
по делу об административном правонарушении, влекущем в качест-
ве одной из
мер административного наказания административный
арест, независимо от вины соответствующих органов публичной
власти и их должностных лиц. Основание: правовая позиция, выра-
женная в постановлении Конституционного Суда РФ от 16 июня
2009 г. № 9-П «По делу о проверке конституционности ряда поло-
жений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Феде-
рации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070
и
абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской
Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Рос-
сийской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина,
В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова».
4. В бюджетной сфере.
1. Компетентные лица должны учитывать, что взаимосвязанные
положения п. 4 ст. 93.4 Бюджетного кодекса РФ, ч. 6 ст. 5 Федераль-

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
76 ного закона «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Россий-
ской Федерации в части регулирования бюджетного процесса и при-
ведении в соответствие с бюджетным законодательством Россий-
ской Федерации отдельных законодательных актов Российской Фе-
дерации» устанавливают специальное регулирование сроков
исковой давности применительно к требованиям Российской Феде-
рации по обязательствам, возникшим в связи с
предоставлением на
возвратной и (или) возмездной основе бюджетных денежных
средств. Это обусловлено особым характером данной категории пра-
воотношений, предметом которых являются публичные финансы,
выделяемые для поддержки отраслей экономики, субъектов и объ-
ектов экономической деятельности, отнесенных в установленном
порядке к приоритетам государственной социально-экономической
политики, т.е. для удовлетворения государством, выполняющим свою
регулятивную функцию
, публично значимого интереса. Основание:
правовая позиция, выраженная в постановлении Конституционного
Суда РФ от 20 июля 2011 г. № 20-П «По делу о проверке конституци-
онности положений пункта 4 статьи 93.4 Бюджетного кодекса Рос-
сийской Федерации, части 6 статьи 5 Федерального закона
«О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации
в части регулирования бюджетного процесса и приведении в
соответ-
ствие с бюджетным законодательством Российской Федерации от-
дельных законодательных актов Российской Федерации» и статьи 116
Федерального закона «О федеральном бюджете на 2007 год» в связи с
запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации».
Что касается следующего звена судебного конституционного
контроля Российской Федерации, то в юридической литературе
имеют место самые различные подходы к пониманию сущности
конституционных
(уставных) судов субъектов РФ. Так, например,
эти суды определяют как органы «судебного конституционного конт-
роля», «конституционного надзора», «региональной конституцион-
ной юстиции», «органы охраны конституции», «защиты конститу-
ций (уставов) субъектов РФ», «регионального конституционного
правосудия», «конституционной проверки», «механизма правовой
защиты конституций (уставов)» и др. Соответственно, в научных
исследованиях конституционные суды характеризуют как государ-
ственные
органы судебной власти субъектов РФ, которые в качестве
судов субъектов РФ входят в судебную систему Российской Федера-
ции и осуществляют правосудие посредством конституционного

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
77 судопроизводства либо как независимо и эффективно функциони-
рующие специализированные органы конституционного контроля.
Уставные суды зачастую определяют как судебные органы уставного
контроля, которые самостоятельно и независимо осуществляют су-
дебную власть посредством уставного судопроизводства
1. Имеют
место и утверждения о том, что изучаемые суды представляют собой
«специальные и единственные судебные органы, компетентные
признать закон субъекта РФ противоречащим его конституции
(уставу) и поэтому недействительным», либо «институт, органичный
для государственно-территориального образования, являющегося
субъектом РФ, где четко выражен принцип разделения властей на
региональном уровне» и т.д.
2 Другие ученые называют конституци-
онные (уставные) суды субъектов РФ «самостоятельными органами
судебной системы России, обладающими полномочиями осуществ-
лять конституционный нормоконтроль в отношении актов субъек-
тов РФ, а также, с учетом их юридической природы и при наличии
законодательных оснований, осуществляющих и иные полномо-
чия», «органами конституционного (уставного) контроля, осуществ-
ляемого посредством и
в форме конституционного (уставного) судо-
производства» 3. Распространена также позиция, согласно которой
изучаемые суды – «судебные органы конституционного контроля,
осуществляющие самостоятельно и независимо судебную власть по-
средством конституционного судопроизводства, предусмотренного
ст. 118 Конституции России»
4, либо «судебные органы конституци-
онного контроля, осуществляющие в форме конституционного судо-
1 См.: Мироновский О.Б. Правовой статус конституционных (уставных) судов субъ-
ектов Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 52–53; Борова И.Л.
Теоретико-правовые проблемы организации конституционных (уставных) судов Рос-
сийской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 160; Латкина М.А. Право-
вая охрана субъекта Российской Федерации (опыт Самарской
области): Дис. … канд.
юрид. наук. М., 2004. С. 8.
2 См.: Сафонов В.Е. Федерализм в государственном строе России: Конституционно-
правовые аспекты. Саратов, 2004. С. 181; Боброва В.К. Проблемы правового регулиро-
вания статуса уставного суда субъекта Российской Федерации: Автореф. дис. … канд.
юрид. наук. М., 2000. С. 9 и т.д.
3 Кряжков В.А. Региональная конституционная юстиция: Положение дел и со-
вершенствование правовых основ функционирования // Материалы Всероссийской
конференции «Конституционные основы судебной власти». М., 2004. С. 143; Несмея-
нова С.Э. Конституционное правосудие в Российской Федерации. Екатеринбург,
2000. С. 172.
4 Авакьян С.А. Конституционное право России. М., 2005. Т. 2. С. 689.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
78 производства судебную власть в целях защиты конституционного
строя Российской Федерации и конституционного (уставного) строя
субъекта РФ, основных прав и свобод человека и гражданина, под-
держания верховенства в правовой системе субъекта РФ и прямого
действия на всей его территории конституции (устава) субъекта РФ»
1.
Можно обнаружить и достаточно неординарные научные подхо-
ды, предполагающие, например, характеристику изучаемых судов
как органов, «правомочных рассматривать административные де-
ликты в сфере исполнительной власти, возникающие при принятии
органами государственной власти субъекта РФ или местного само-
управления нормативного правового акта, не соответствующего ос-
новному закону субъекта РФ»
2. Такой подход дает основание мно-
гим исследователям утверждать, что ключевым элементом статуса
указанных судов является конституционный контроль, что в целом
не вызывает принципиальных возражений. Соответственно, данные
суды субъектов РФ ученые обоснованно определяют, прежде всего,
как органы конституционного контроля, используя различные кон-
кретизирующие признаки («наделенные полномочиями отмены
нормативных правовых актов, не соответствующих конститу-
ции (уставу) субъекта РФ», «призванные разрешать споры, имею-
щие конституционное (уставное) значение для данного субъек-
та РФ» и т.д.)
3.
Однако особый интерес вызывает позиция, согласно которой
конституционный (уставный) суд характеризуют как орган, «само-
стоятельно и независимо осуществляющий государственную власть
посредством конституционного судопроизводства на территории
конкретного субъекта РФ, результатом которого является акт, при-
нятый именем субъекта РФ, юридическая сила которого при опре-
деленных обстоятельствах может распространяться, в том числе, и
на участников
правоотношений вне территориальной юрисдикции
1 Петренко Д.С. Конституционная (уставная) юстиция в субъектах Российской
Федерации (современные правовые проблемы и перспективы): Дис. … канд. юрид.
наук. М., 2007. С. 8.
2 Сажно Т.И. Правосубъектность конституционного суда субъекта Российской
Федерации при рассмотрении административных деликтов в сфере исполнительной
власти: Дис. … канд. юрид. наук. Хабаровск, 2004. С. 8.
3 См., напр.: Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное правосу-
дие в субъектах Российской Федерации. М., 2006. С. 78.

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
79 соответствующего российского региона»
1. Такой подход дает пред-
ставление о значении и «масштабе» правовых позиций конституци-
онных (уставных) судов субъектов РФ.
На рубеже 2014–2015 гг. все чаще констатируется, что Конститу-
ционный Суд РФ внес в развитие регионального конституционного
(уставного) правосудия явно более весомый вклад, нежели феде-
ральный законодатель. В этом отношении ситуация, сложившаяся в
настоящее время
в сфере правового регулирования организации и
деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Россий-
ской Федерации, по мнению ряда авторов, «напоминает положение,
существовавшее до принятия Федерального закона от 6 октября
1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодатель-
ных (представительных) и исполнительных органов государствен-
ной власти субъектов Российской Федерации», когда роль этого За-
кона
, предусмотренного ч. 1 ст. 77 Конституции РФ, фактически
выполняли решения Конституционного Суда. Эти решения согласно
ст. 6 и 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г.
№ 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» яв-
ляются общеобязательными, окончательными, действуют непосред-
ственно и их юридическая сила не может быть преодолена путем
принятия других правовых актов (включая законы), что вполне
по-
зволяет решениям Конституционного Суда выполнять регулирую-
щую функцию применительно к конституционному (уставному)
правосудию в субъектах Российской Федерации. Вместе с тем пра-
вотворческий потенциал решений Конституционного Суда изна-
чально ограничен в силу охранительной направленности деятельно-
сти этого органа. Поэтому на повестке дня остается вопрос о приня-
тии специального федерального закона,
целостно определяющего
правовые основы организации и деятельности конституционных
(уставных) судов субъектов Российской Федерации, который, одна-
ко, должен в полной мере учитывать правовые позиции Конститу-
ционного Суда по этим вопросам»
2.
1 Дербенев Е.А. Роль Конституционного Суда Российской Федерации в развитии
федеративных отношений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 15.
2 Петров А.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации
по вопросам организации и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов
Российской Федерации // Журнал конституционного правосудия. 2013. № 3. С. 25–32.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
80Как пишет А.В. Безруков, «конституционные (уставные) суды
субъектов РФ занимают ведущее место в механизме разделения вла-
стей, дают оценку законодательной и исполнительной деятельности,
могут корректировать положения регионального законодательства
при рассмотрении конкретных дел, разрешают правовые споры ме-
жду органами публичной власти, интерпретируют учредительный
акт региона, тем самым ориентируя законодателя, исполнительные
органы, органы
местного самоуправления на разработку и принятие
конкретных правовых предписаний. Нужен ли императив о необхо-
димости создания таких судов в Федеральном конституционном
законе о судебной системе? Представляется, что это будет крайней
мерой, показывающей неспособность Федерации создать условия и
стимулы для формирования таких судов в субъектах РФ. Среди та-
ких стимулов и условий могли бы
стать финансовые дотации, адми-
нистративные и налоговые преференции, включение в число крите-
риев оценки эффективности органов государственной власти субъ-
екта РФ наличия конституционного (уставного) суда. При этом
инициатива создания таких судов все же должна идти от самих ре-
гионов. Поэтому каждый субъект РФ должен со временем продви-
нуться к принятию решения
о создании такого суда, который бы
явился первым среди равных высших органов государственной вла-
сти субъекта Российской Федерации»
1.
В целом можно разделить мнение о том, что по правовому статусу
изучаемые структуры являются судебными органами; по функцио-
нальному предназначению – судами, осуществляющими конституци-
онный контроль; по основным принципам деятельности – органами,
самостоятельно и независимо отправляющими правосудие; по фор-
мам деятельности – судебными органами, осуществляющими кон-
ституционное судопроизводство
2. Очевидно, что специфика консти-
туционных (уставных) судов субъектов РФ состоит в том, что они
отправляют конституционное правосудие как особую форму судо-
производства, под которой можно понимать систему правовых норм и
процедур, регулирующих порядок подготовки, разработки, принятия
1 Безруков А.В. О необходимости формирования и месте конституционных (устав-
ных) судов субъектов РФ в механизме разделения властей // Журнал конституцион-
ного правосудия. 2013. № 1. С. 9–13.
2 См.: Банников Г.Н. Проблемы реализации права граждан на судебную защиту в
Российской Федерации (общетеоретический аспект): Автореф. дис. … канд. юрид.
наук. Саратов, 2006. С. 24.

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
81 и вступления в силу конституций (основных законов), изменения,
пересмотра и прекращения действия конституции (устава), а также
обеспечения эффективности функционирования основных консти-
туционных институтов в течение всего срока действия конституции
1.
Имеют место утверждения, что конституционные (уставные)
суды в большей степени, по сравнению с мировыми судьями, соот-
ветствуют статусу суда субъекта РФ
2. Действительно, они не руково-
дствуются в своей деятельности федеральными стандартами судо-
производства, а применяют, как правило, региональные норматив-
ные правовые акты, их решения не подлежат обжалованию в
федеральных судебных инстанциях и т.д. Однако принципиальное
различие состоит в том, что конституционные (уставные) суды от-
правляют конституционное правосудие как особую форму судопро-
изводства, предусмотренную ч. 2 ст. 118 Конституции РФ. В этом
плане конституционные (уставные) суды являются органами госу-
дарственной судебной власти субъектов РФ, создаваемыми в зави-
симости от потребности конкретного российского региона в толко-
вании конституции (устава) субъекта РФ, разрешении иных вопро-
сов в порядке конституционного судопроизводства, перечень
которых устанавливается самим субъектом РФ с учетом
пределов
ведения и полномочий, определенных Конституцией РФ.
Конституционные (уставные) суды, обладая исключительным
правом осуществлять конституционное судопроизводство, как ут-
верждают некоторые авторы, «существуют в автономном режиме и
составляют самостоятельный уровень судебной системы Российской
Федерации»
3. Вместе с тем в общероссийском масштабе данные
органы, за редким исключением, пока не играют заметной роли
1 См. подробнее: Бородин В.В. Конституционный процесс: Сравнительно-правовой
анализ: Дис. … докт. юрид. наук. СПб., 2000. С. 10. Некоторые исследователи прихо-
дят к выводу о том, что деятельность исследуемых судов следует отнести к особому
виду государственной власти – контрольной. См. подробнее: Ермолов И.А. Роль кон-
ституционных судов в осуществлении конституционного контроля в
республиках
Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 14.
2 Это обстоятельство даже обусловливает предложения отдельных ученых по уси-
лению контроля за конституционными (уставными) судами. См., напр.: Комкова Г.Н.
Орган конституционной юстиции России: Механизм разграничения полномочий
в сфере защиты прав человека // Россия на пути реформ: Федеративный и региональ-
ный аспект / Ред. С.А. Наумов. Саратов, 2003. С. 107.
3 Абросимова Е.Б. Судебная власть в Российской Федерации: система и принципы.
М., 2002. С. 35.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
82 в правоприменительной деятельности; весьма незначительное коли-
чество субъектов РФ создали изучаемые суды, и только в отдельных
регионах они активно функционируют.
Для аргументации этого суждения охарактеризуем юрисдикцию
изучаемых судов. Сам термин «юрисдикция» (лат. «jurisdictio» –
«судопроизводство», от «jus» –«право» и «dico» – «говорю») тракту-
ется исследователями в различных аспектах. Во-первых, это уста-
новленная законом совокупность правомочий
соответствующих
государственных органов по разрешению правовых споров и дел
о правонарушениях, правовой оценке действий лица или иного
субъекта права с точки зрения их правомерности либо неправомер-
ности, применению юридических санкций к правонарушителям.
Соответственно, при таком подходе юрисдикция может быть оха-
рактеризована применительно к таким ее признакам, как вид и
сущность разрешаемых дел (
преступления, проступки; имуществен-
ные споры и т.д.); территориальная их принадлежность (к примеру,
рассмотрение уголовного дела судом по месту совершения преступ-
ления, гражданского дела, как правило, по месту жительства ответ-
чика и т.п.); субъектный состав участвующих в деле лиц и т.д.
Во-вторых, под юрисдикцией нередко понимается территория в
подведомственности определенного органа власти. И, наконец, в-
третьих, это собственно отправление правосудия, а также иная дея-
тельность государственных органов по рассмотрению споров, дел о
правонарушениях и применению санкций.
Анализ содержания юрисдикции конституционных и уставных
судов субъектов РФ позволяет констатировать наличие следующих
обстоятельств. Во-первых, юрисдикция конституционных (уставных)
судов определена федеральным законом с
учетом (пусть и в минималь-
ном объеме) предоставления субъектам РФ возможности осуществлять
собственное соответствующее правовое регулирование в пределах
ведения и полномочий, установленных ст. 72, 73 Конституции РФ.
Во-вторых, специфика конституционного судопроизводства во многом
обусловила то обстоятельство, что принцип территориальной доступ-
ности «местного» суда не имеет для конституционных (уставных) судов
такого значения, как для мировых
судей, которые должны быть макси-
мально приближены к местам проживания граждан и располагаться
в максимально доступных для населения местах. И, наконец, круг лиц,
подпадающих под юрисдикцию суда субъекта РФ, как для конституци-
онных (уставных) судов, так и для мировых судей, не ограничен зако-

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
83 ном по принципу, к примеру, проживания на территории субъекта РФ
либо определенного муниципального образования.
Статус судей этих судов подвержен трансформации; так, в 2007 г.
изменение Закона РФ «О статусе судей Российской Федерации»
обусловило корректировку соответствующих нормативных право-
вых актов. К примеру, преподавательская, научная и иная творче-
ская деятельность судей конституционных и уставных
судов субъек-
тов РФ не может теперь финансироваться исключительно за счет
средств иностранных государств, международных и иностранных
организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства, если
иное не предусмотрено международным договором Российской Фе-
дерации или законодательством Российской Федерации; судьи в на-
стоящее время не вправе входить в состав органов управления, по-
печительских или
наблюдательных советов, иных органов ино-
странных некоммерческих неправительственных организаций и
действующих на территории России их структурных подразделений,
если иное не предусмотрено международным договором Российской
Федерации или законодательством Российской Федерации
1. Впрочем,
еще в 2005 г. с этой целью были изменены законы Республики Кабар-
дино-Балкария, Свердловской области и г. Санкт-Петербурга
2. В целом
многие изменения в законодательстве субъектов РФ направлены на
обеспечение единства статуса судей. Так, Закон г. Санкт-Петербурга
ранее предусматривал (ст. 21), что полномочия квалификационной
коллегии Уставного суда данного субъекта РФ выполняет сам Суд
3.
Теперь же данный орган не может рассматривать дела, от которых «за-
1 См.: Закон Кабардино-Балкарской Республики от 25 мая 2007 г. № 36-РЗ
«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Кабардино-Балкарской
Республики».
2 Закон Кабардино-Балкарской Республики от 18 марта 2005 г. № 19-РЗ «О внесе-
нии изменений и дополнений в Закон Кабардино-Балкарской Республики «О Консти-
туционном Суде Кабардино-Балкарской Республики»; Областной Закон от 14 июня
2005 г. № 47-ОЗ «О внесении изменений в Областной Закон Свердловской области
«Об Уставном Суде Свердловской области»; Закон Санкт-Петербурга
от 27 мая 2005 г.
№ 250-24 «О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Ус-
тавном Суде Санкт-Петербурга». Mode of access: www.ustavsud.ur.ru.
3 Закон Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г. № 241-21 «Об Уставном Суде Санкт-
Петербурга» (ред. 27.05.2007) // Новое законодательство Санкт-Петербурга. 2000.
№ 9.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
84 висит личная судьба судей», регламентировать порядок формирования
Уставного суда и процедурные вопросы его деятельности
1.
Безусловно, имеет место и трансформация анализируемого законо-
дательства по иным параметрам. Так, например, конкретизирован пе-
речень субъектов и поводы обращения в Уставный суд Свердловской
области, установлен порядок пенсионного обеспечения судей Устав-
ного суда Ханты-Мансийского автономного округа и т.д.
2
Однако некоторые изменения носят, как думается, спорный ха-
рактер. Так, в 2006–2010 гг. во многие законы из числа изучаемых
внесено положение, согласно которому судьей конституционного
(уставного) суда может быть назначен гражданин Российской Феде-
рации, достигший 25-летнего возраста, имеющий высшее юридиче-
ское образование и стаж работы по юридической профессии не менее
пяти лет, соответствующий
требованиям, предъявляемым к канди-
дату на должность судьи федеральными конституционными зако-
нами, федеральными законами. Кандидат на должность судьи про-
ходит медицинское освидетельствование в соответствии с федераль-
ным законодательством
3. Вместе с тем с учетом специфики консти-
туционного судопроизводства ранее в нормативных правовых актах
субъектов РФ требования к судьям конституционных (уставных)
судов вполне справедливо были значительно более высокие.
В 2012–2014 г. процесс «шаблонизации» законодательства о кон-
ституционных (уставных) судах продолжился
4.
1 Закон г. Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 г. № 250-24 «О внесении изменений и
дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга». Mode
of access: www.ustavsud.ur.ru.
2 Областной Закон от 14 июня 2005 г. № 47-ОЗ «О внесении изменений в Област-
ной Закон «Об Уставном Суде Свердловской области»; Закон Ханты-Мансийского
автономного округа от 18 февраля 2005 г. № 7-оз «О внесении изменений в Закон
Ханты-Мансийского автономного округа «Об Уставном Суде Ханты-Мансийского
автономного округа».
3 См.: Закон Республики Бурятия от 6 марта 2009 г. № 754-IV «О внесении изме-
нений в отдельные законодательные акты Республики Бурятия» // Бурятия. 2009.
11 марта; Закон Республики Коми от 8 мая 2007 г. № 42-РЗ «О внесении изменений и
дополнений в Закон Республики Коми «О Конституционном Суде Республики Коми» //
Республика. 2007. 15 мая.
4 См., напр.: Закон Республики Адыгея от 4 апреля 2013 г. № 173 «О внесении изме-
нения в Закон Республики Адыгея «О Конституционном Суде Республики Адыгея» //
Официальный Интернет-сайт Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея
http://www.gshra.ru, 05.04.2013.

§ 3. Конституционно-праh\hc статус элементов системы
судебного конституционного контроля в Российской Федерации
85 Правовая природа конституционных (уставных) судов субъек-
тов РФ имеет, по нашему мнению, достаточно сложный, во многом
дуалистичный характер, ибо, с одной стороны, данным органам
принадлежит особое место в системе органов государственной
власти субъектов РФ, не «вписывающееся» в традиционное пони-
мание о природе власти, с другой – преобладающей для них являет-
ся именно судебная
деятельность 1. В этом плане правовой статус
конституционных и уставных судов ученые нередко предлагают
рассматривать как «своеобразное проявление на региональном
уровне сущностных черт российской модели судебного конституци-
онного контроля, обусловленной федеративной организацией
нашего государства. Исходя из этого, данные органы призваны,
не вмешиваясь в компетенцию иных судов, защищать предусмот-
ренные Конституцией РФ единые правовые ценности,
обеспечивая
их «проникновение» в «ткань» правовой системы субъектов Федера-
ции, обусловливая тем самым гармоничное развитие регионов
в соответствии с принципами, составляющими основы конституци-
онного строя России»
2.
В целом, можно констатировать наличие ряда особенностей ин-
ститута конституционного контроля, реализуемого конституцион-
ными (уставными) судами субъектов РФ. В их числе:
– организация его на диспозитивных началах, обусловленная на-
личием права субъекта РФ создать конституционный (уставный) суд
либо отказаться от принятия такого решения;
– его ограничение сферой анализа нормативных правовых актов
субъектов
РФ и наличие фактической необходимости руководство-
ваться при принятии решений не только нормами основного закона
субъекта РФ, но и положениями Конституции РФ, иными феде-
ральными нормативными правовыми актами, учитывать правовые
позиции Конституционного Суда РФ;
– его реализация на началах целостности и единства судебной сис-
темы Российской Федерации, с одной стороны, и конституционного
принципа
федерализма – с другой; так, здесь имеет место уникальная
самостоятельность законодательных (представительных) органов вла-
1 См. подробнее: Дмитриев В.В. Конституционная юстиция в субъектах Россий-
ской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 7.
2 См.: Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль в России: Проблемы
методологии, теории и практики: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2006. С. 293.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
86 сти субъектов РФ в установлении процессуальных правил разбира-
тельства дел и конкретного перечня полномочий конституционных
(уставных) судов, отсутствующая в отношении любого другого суда.
Последний аспект имеет, как думается, наиболее принципиаль-
ное значение. Состояние дел, связанных с региональной конститу-
ционной юстицией, в известной мере отражает общие тенденции
в российском государственном строительстве, одной
из которых яв-
ляется усиление унитарных элементов. Как следствие, снижается
самостоятельность субъектов РФ, «все меньшую роль играют атри-
буты их государственности, в частности, конституции (уставы),
а значит и снижается потребность в конституционных (уставных)
судах, одной из функций которых является превращение основных
законов субъектов РФ в действующее право»
1. Более того, многие
ученые предлагают «уже сейчас сформировать подходы к возможно-
сти построения концепции многонационального унитарного госу-
дарства (полиэтнического унитаризма), которая определяла бы воз-
можности перехода к унитарному государству»
2. Такие тенденции
являются дополнительным стимулом для анализа роли и значения
конституционных (уставных) судов в системе охраны конституци-
онного строя Российской Федерации, построения системы реально
взаимодействующих между собой органов и структур, способных
противостоять любым попыткам нарушения конституционных норм
и в данном конкретном случае – изменению основ конституцион-
ного строя, согласно которым Российская Федерация является фе
-
деративным государством (ст. 1 Конституции РФ).
§ 4. Историко правовой анализ процесса создания
системы органов конституционного контроля
в субъектах Российской Федерации
§ 4. Историко-правовой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
Формирование конституционных (уставных) судов субъектов РФ,
способствующих повышению гарантий реального обеспечения прав
и свобод человека, совершенствованию федеративных отношений,
1 Кряжков В.А. Региональная конституционная юстиция в Российской Федерации: Со-
стояние и пути развития // Сравнительное конституционное обозрение. 2007. № 3. С. 29.
2 Лебедев В.А., Киреев В.В. Об инструментальной роли науки конституционного
права в период социальных преобразований // Конституционное и муниципальное
право. 2007. № 22. С. 11.

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
87 развитию системы регионального законодательства, во многом было
обусловлено теми масштабными и отчасти негативными измене-
ниями, которые произошли в Российской Федерации в конце ХХ в.
До учреждения федерального органа конституционного контроля и
изучаемых судов на территории бывшего СССР действовали, как
известно, комитеты конституционного надзора. К ним можно было
отнести как Комитет конституционного надзора
СССР, так и орга-
ны конституционного надзора союзных автономных республик,
которые нередко называют «прообразом» современных конституци-
онных и уставных судов
1. Первоначально в отдельных российских
регионах создавались не суды, а квазисудебные либо консультативно-
надзорные структуры. К примеру, в республиках Чувашия и Север-
ная Осетия-Алания были созданы комитеты конституционного над-
зора, в Республике Адыгея и Иркутской области – палаты, в Адыгее
такая палата даже не входила в судебную систему Республики
2.
В Тюменской области была образована Судебная палата, в Ставро-
польском крае – Согласительная палата, основная цель которой со-
стояла в разрешении споров между законодательными и исполни-
тельными органами государственной власти края
3. Кроме того, име-
ла место и практика формирования органов конституционного
надзора. Так, в конце 1990 г. в Республике Коми был принят Закон
«О конституционном надзоре в Коми АССР» и стал функциониро-
вать соответствующий Комитет. В 1990 г. законы о конституцион-
ном надзоре вступили в силу в республиках Татарстан и Северная
Осетия – Алания; в
Северной Осетии- Алании 26 декабря 1990 г.
1 См. подробнее: Гаджиев Х.И.Ф. Толкование норм конституции и закона консти-
туционными судами: Автореф. дис. … докт. юрид.наук. М., 2001. С. 16; Шульжен-
ко Ю.Л. Конституционный контроль в России. М., С. 15–17; Митюков М.А. О неко-
торых малоизвестных сюжетах генезиса отечественного конституционного правосу-
дия // Конституция Российской Федерации и развитие
законодательства в
современный период. М., 2003. Т. 1. С. 184–191; Он же. Предтеча конституционного
правосудия: Взгляды, проекты и институциональные предпосылки (30 – начало 90-х гг.
ХХ века). М., 2006; Он же. Судебный конституционный надзор 1924–1933 г.: Вопросы
истории, теории и практики. М., 2005; Сафонов В.Е. Конституционные суды респуб-
лик Российской Федерации на страже их основного закона // Проблемы
образования
и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской федерации.
(Материалы Всероссийского совещания). М., 1999. С. 127 и др.
2 См.: Органы конституционного контроля субъектов федерации: Практика, про-
блемы, предложения // Вестник Конституционного Суда РФ. 1996. № 4.
3 См. подробнее: Уставы краев, областей, городов федерального значения, авто-
номной области, автономных округов Российской Федерации. М., 1995. Вып. 1. С. 14.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
88 был образован Комитет конституционного надзора
1. Вместе с тем
поиск более эффективных форм конституционного контроля при-
вел к осознанию бесперспективности института комитетов консти-
туционного надзора, на смену которому пришел судебный консти-
туционный контроль
2. Так, Республика Дагестан одобрила свой
первый нормативный правовой акт о Конституционном суде 18 де-
кабря 1991 г., образовав такой Суд 28 декабря 1991 г. В Чеченской
Республике в феврале 1993 г. также был сформирован Конституционный
суд, деятельность которого неоднократно приостанавливалась (с июля
2007 г. Конституционный суд вновь функционирует). В 1992 г. появи-
лись законы о конституционных судах в республиках
Саха (Якутия) и
Башкортостан, хотя органы конституционного контроля здесь были об-
разованы в 1994 и 1996 гг., соответственно. В 1994 г. в республиках Буря-
тия, Карелия, Коми, Марий Эл, Хакасия также появились специальные
нормативные правовые акты и были сформированы анализируемые су-
ды. В частности, принятая 17 февраля 1994 г. Конституции Республики
Коми зафиксировала возможность создания Конституционного суда
Республики; данное положение было детализировано в Законе от 31 ок-
тября 1994 г. «О Конституционном Суде Республики Коми».
Таким образом, период деятельности конституционных судов
республик в составе Российской Федерации исчисляется уже деся-
тилетиями. Причем, в настоящее время субъекты РФ отказались от
создания квазисудебных инстанций и принимают в соответствии
с Федеральным конституционным законом «О судебной
системе
Российской Федерации» нормативные правовые акты только о кон-
ституционных и уставных судах. Так, в 1996 г. обрели юридическую
силу законы о конституционных судах республик Адыгея и Даге-
стан; в 1997 г. – Кабардино-Балкарской Республики и Республики
Марий Эл. В 2002 г. был принят Закон «О Конституционном Суде
Республики Саха (Якутия) и конституционном судопроизводстве»,
а в
2003 г. – «О Конституционном Суде Республики Тыва» (в на-
1 См., напр.: Закон Республики Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-ХII
«О Конституционном Суде Республики Татарстан». Здесь и далее источники публи-
кации законов о конституционных (уставных) судах субъектов РФ – см. список ис-
пользованных нормативных правовых актов.
2 Шахрай С.М. Конституционное правосудие в системе российского федерализма.
СПб., 2001. С. 155; Гумба М.Р. Система конституционных принципов правосудия и
формы их реализации в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2002.
С. 14–16 и др.

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
89 стоящее время утратил юридическую силу); 21 июня 2004 г. принят
закон о Конституционном суде Карачаево-Черкесской Республики.
В 2006 г. обрел юридическую силу Закон Чеченской Республики
«О Конституционном Суде Чеченской Республики».
На несколько более позднем историческом этапе был иницииро-
ван процесс создания уставных судов
1. В частности, в 1997 г. приня-
ты соответствующие законы и созданы уставные суды в Сверд-
ловской области и Ханты-Мансийском автономном округе (дейст-
вие Закона «Об Уставном Суде Ханты-Мансийского автономного
округа – Югры» в 2009 г. было приостановлено); в 1998 г. принят
Закон об Уставном суде Тюменской области (в настоящее время
его действие приостановлено); в
1999 г. – об Уставном суде Красно-
ярского края (в 2008 г. этот Закон утратил юридическую силу).
В 2000 г. были приняты законы об уставных судах: Иркутской облас-
ти (в 2006 г. он утратил юридическую силу), Калининградской об-
ласти, Курганской области (его действие было приостановлено) и
г. Санкт-Петербурга. В 2002 г. принят Закон об Уставном суде
г. Москвы, а в 2003 г. создан Уставный суд Калининградской облас-
ти. В 2006 г. были приняты Закон Московской области от 26 сентяб-
ря 2006 г. № 153/2006-ОЗ «Об Уставном Суде Московской области»
и Закон Самарской области от 1 декабря 2006 г. № 145-ГД «Об Ус-
тавном Суде Самарской области». В конце 2007 г. юридическую силу
обрел Закон
Ставропольского края от 28 сентября 2007 г. № 43-кз
«Об Уставном Суде Ставропольского края». Однако затем здесь был
принят Закон Ставропольского края от 26 февраля 2008 г. № 4-кз
«Об отмене Закона Ставропольского края «Об Уставном суде Став-
ропольского края». В 2011 г. принят Закон «Об Уставном суде Челя-
бинской области» (этот Суд создан и в 2014
г. достаточно активно
функционирует).
Изучаемые органы должны были выполнять такую важную
функцию, как предупреждение «повреждений» в правовой системе,
поскольку «юридическая активность регионов, формирующаяся
юридическая система регионов не должны разрывать единое поле
1 См. подробнее: Кряжков В.А. Региональная конституционная юстиция в Рос-
сийской Федерации: состояние и пути развития // Сравнительное конституционное
обозрение. 2007. № 3. С. 29; Митюков М.А. Современные тенденции развития регио-
нальной конституционной юстиции (опыт социологического осмысления) // Дайджест
оперативной информации. Акты конституционного правосудия субъектов Россий-
ской Федерации. 2007. № 4. С. 113–127.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
90 конституционного права Российской Федерации»
1. В конце про-
шлого века у многих правоведов была уверенность в том, что «учреж-
денная де-факто конституционная (уставная) юстиция... станет га-
рантом стабильности конституционного строя России, а не орудием в
руках амбициозных политиков»
2. Кроме того, создание конституци-
онных (уставных) судов должно было значительно расширить сферу
судебного контроля, обеспечивая тем самым «полное “прикрытие”
публично-правового пространства, защиту конституционного строя,
прав и свобод человека и гражданина»
3. К сожалению, подобного рода
планы сбылись не в полной мере. Прежде всего, как известно, только
отдельные субъекты РФ создали изучаемые суды; в частности, кон-
ституционные суды функционируют (по крайней мере, де-юре) в рес-
публиках Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Кабардино-
Балкария, Карелия, Коми, Марий Эл, Северная Осетия-Алания, Саха
(Якутия), Татарстан,
Чечня, а уставные – в Свердловской, Калинин-
градской и Челябинской областях, Красноярском крае, в г. Санкт-
Петербурге. Причем только в отдельных регионах изучаемые органы
играют существенную роль в правоприменительной деятельности, что
подтверждают количество и, главное, сущность принимаемых дан-
ными судами решений. К числу таких субъектов РФ, как представля-
ется, следует отнести республики Бурятию
, Кабардино-Балкарию,
Карелию, Коми, Марий Эл, Татарстан; Свердловскую область,
г. Санкт-Петербург, а с 2012 г. – Челябинскую область.
Таким образом, в большинстве субъектов РФ изучаемые суды не
созданы. Упразднены Конституционный суд Мордовии (в 1994 г.),
проработавший несколько месяцев, и Уставная палата Иркутской
области (в 1998 г.), функционировавшая более двух лет; Иркутская
область вовсе отменила Закон
об Уставном суде (в 2006 г.), а Кур-
ганская и Тюменская области, Ставропольский край приостановили
действие соответствующих законов
4. Наблюдается массовое и весьма
1 Материалы Всероссийского совещания «Проблемы образования конституцион-
ных (уставных) судов субъектов РФ». М., 1999. С. 5–6.
2 Гаджиев Г.А., Кряжков В.А. Конституционная юстиция в Российской Федера-
ции: Становление и проблемы // Государство и право. 1993. № 7. С. 3–11.
3 Гаврюсов Ю.В. Проблемы становления конституционной юстиции в субъектах
Российской Федерации. Сыктывкар, 2005. С. 323.
4 См.: Закон Иркутской области от 2 июня 2006 г. № 26-оз «О признании утра-
тившим силу Закона Иркутской области «Об Уставном Суде Иркутской области» //
Ведомости Законодательного Собрания Иркутской области. 2006. № 22, 24 мая. Т. 1.

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
91 продолжительное неисполнение положений конституций (уставов)
о создании данных судов в тех субъектах РФ, которые юридически
признали необходимость их создания.
Отсутствие изучаемых судов во многих субъектах РФ предопре-
делено совокупностью правовых, кадровых, финансовых и других
факторов, отсутствием необходимой поддержки со стороны Россий-
ской Федерации, нежеланием руководителей органов государствен-
ной власти субъектов РФ
учреждать суды, которые могут отменить
фактически их же неконституционные акты и т.д. 1 Вместе с тем, как
думается, правовая охрана основ конституционного строя в Россий-
ской Федерации включает в себя охрану не только федеральной
Конституции, но и основных законов субъектов РФ, и, соответст-
венно, не может быть надлежащим образом обеспечена при отсутст-
вии изучаемых судов. Кроме того, как замечают исследователи, сло-
жившаяся ситуация ведет
к возникновению правовых коллизий,
отрицательно сказывается на согласованности действий федераль-
ных органов государственной власти и органов государственной
власти субъектов РФ, а также органов местного самоуправления.
В связи с изложенным, они констатируют, что конституционный
контроль носит в Российской Федерации не вполне всеохватываю-
щий и системный характер, а единство правового пространства
не всегда обеспечивается
эффективно и своевременно 2.
Имеются различные причины, препятствующие повсеместному
распространению изучаемых судов; в их числе до 2000–2004 гг.: отно-
сительная «новизна» данного института, «неясность и неопределен-
ность» места и роли конституционных (уставных) судов в системе орга-
нов государственной власти и т.д.
3 Очень часто исследователи обраща-
ли внимание на незначительное количество дел, рассмотренных
изучаемыми судами, не принимая во внимание специфику конститу-
1 См.: Борова И.Л. Теоретико-правовые проблемы организации конституционных
(уставных) судов Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 81;
Митюков М. Конституционные (уставные) суды: От теории вопроса к практике ре-
шения // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 2–5. и др.
2 См.: Харитонова Н.Н. Правовое регулирование осуществления конституцион-
ного контроля в Российской Федерации: Системно-функциональные и федератив-
ные аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 5–6.
3 См.: Банников Г.Н. Проблемы реализации права граждан на судебную защиту в
Российской Федерации (общетеоретический аспект): Автореф. дис. … канд. юрид.
наук. Саратов, 2006. С. 25.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
92 ционных (уставных) споров
1. Они, как замечал в 2000 г. М.А. Митюков,
«несопоставимы с уголовными и гражданскими делами, тем более с
делами об административных правонарушениях. Сама подготовка к
разрешению конституционного дела требует иногда многомесячного
масштабного изучения не только отечественного, но и зарубежного
законодательного правоприменительного и доктринального массива, а
также общепризнанных принципов и норм международного права»
2.
Кроме того, количество рассмотренных изучаемыми органами сопос-
тавлялась с числом реально функционирующих конституционных (ус-
тавных) судов субъектов РФ
3.
В настоящее время, по мнению авторов настоящей работы, ос-
новной фактор, препятствующий развитию системы конституцион-
ных (уставных) судов, состоит в гипертрофировании роли федераль-
ных начал в системе органов государственной власти вкупе с «памя-
тью» о весьма сомнительных решениях, которые выносили эти суды
в конце прошлого века. Мы более подробно обратимся к
этим актам,
многие из которых были направлены на обеспечение «суверенитета
республик» и фактически создавали угрозу для основ конституцион-
ного строя Российской Федерации, в следующем разделе работы.
Многие ученые исследуют причины, в силу которых органы су-
дебного конституционного контроля не созданы во всех российских
регионах
4. Так, небезынтересной является позиция О.В. Брежнева,
который к числу причин, препятствующих созданию исследуемых
органов конституционного контроля, относит следующие факторы:
– «нестабильность» федерального законодательства в сфере раз-
граничения предметов ведения и полномочий между органами госу-
дарственной власти Российской Федерации и ее субъектов;
1 См., напр.: Материалы Всероссийского совещания «Проблемы образования
конституционных (уставных) судов субъектов РФ». М., 1999. С. 8.
2 Митюков М.А. О проблемах создания и деятельности конституционных (устав-
ных) судов субъектов РФ // Проблемы образования и деятельности конституционных
(уставных) судов субъектов Российской Федерации. М., 2000. С. 13–28.
3 См.: Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Феде-
рации (правовые основы и практика). М., 1999. С. 30–31.
4 См., напр.: Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное правосудие
в субъектах Российской Федерации. М., 2006; Осоцкий А.И. Взаимодействие конститу-
ционных (уставных) судов с органами государственной власти субъектов Российской
Федерации // Вестник Уставного суда Свердловской области. 2003. № 1. С. 184–185.

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
93 – многие субъекты РФ с точки зрения государственного строи-
тельства, становления в них признаков государственных образова-
ний находятся еще на начальном этапе;
– наличествует противоречивость федерального законодателя
в части, касающейся организационно-правовых форм реализации
судебных полномочий, составляющих содержание конституцион-
ной юрисдикции (например, это относится к перспективам форми-
рования административных судов);
– имеют место
особенности восприятия данного института ре-
гиональными политическими элитами и гражданами (в частности,
это нежелание иметь еще один «контрольный орган» и т.п.)
1.
Как думается, достаточно удачно классифицированы факторы,
препятствующие становлению региональных органов конституци-
онного контроля, В.А. Кряжковым
2. Ученый выделяет в числе соот-
ветствующих причин:
1. Интеллектуально-психологические. Относительная «моло-
дость региональной государственности и новизна института» сами
по себе порождают настороженность, так как для многих еще не вполне
ясно, как данные суды могут быть «встроены» в систему власти
субъектов РФ и что от них можно ожидать.
2. Политические причины, которые связаны
:
а) с отсутствием необходимой политической культуры и воли,
поскольку эти суды не вписываются в существующее понимание
демократических ценностей, ибо властвующие структуры на местах
часто не заинтересованы в изменении сложившегося баланса сил и
дополнительных «контролерах»;
б) с трансформацией региональной государственной власти, в ко-
торой в результате последних преобразований доминирующее зна-
чение обрели органы
исполнительной власти, а разделение властей,
по сути, стало во многом условным, и, соответственно, данная сис-
тема власти уже не нуждается в арбитрах;
в) с утратой региональными властями (вследствие усиления цент-
рализации) способности принимать самостоятельные решения и тем,
1 См.: Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль в России: Проблемы
методологии, теории и практики: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2006. С. 299–303.
2 См.: Кряжков В.А. Региональная конституционная юстиция в Российской Феде-
рации: состояние и пути развития // Сравнительное конституционное обозрение.
2007. № 3. С. 29.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
94 что федеральный центр, не препятствуя созданию этих судов, одно-
временно не проявляет активности в данном отношении и «не по-
сылает сигналов», которые могли бы подтолкнуть субъекты РФ к со-
ответствующим действиям (такая «нейтральность» отчасти обуслов-
лена мнимым опасением, что подобные суды будут не сглаживать, а
лишь умножать правовые противоречия).
3. Правовые
причины. К их числу указанный исследователь от-
носит:
а) федеральную «недоурегулированность» статуса конституцион-
ных (уставных) судов, особенно в части их компетенции, отношений
с федеральными судами и гарантий судей данных судов;
б) «экспансию» судов общей юрисдикции в сферу конституци-
онных (уставных) споров (являющуюся, возможно, вынужденной,
в том числе и по причине отсутствия
конституционных (уставных)
судов субъектов РФ).
4. Кадровые причины. Данные суды нуждаются в специалистах
высокой юридической квалификации, в том числе государственно-
правового (конституционного) профиля, которых явно не хватает.
На практике «наполняемость» этих судов осуществляется за счет
бывших депутатов и работников аппарата парламента (15,6% от об-
щего числа судей всех образованных судов), региональной админист-
рации (6,5%),
прокуратуры (14,3%), органов внутренних дел (6,5%),
судей в отставке (16,9%), преподавателей вузов (14%) 1.
5. Финансовые причины. В.А. Кряжков отмечает, что для отдель-
ных субъектов РФ дополнительный государственный институт мо-
жет рассматриваться как неоправданное бремя для регионального
бюджета. Однако расходы на содержание данных судов относитель-
но незначительны и многократно меньше, чем расходы субъек-
тов РФ, которые они тратят на иные органы государственной вла-
сти.
В частности, доля затрат на конституционный (уставный) суд от
общей суммы расходов бюджета субъекта РФ на 2007 г. составила:
в Адыгее – 1%, Северной Осетии-Алании – 0, 9%, Саха (Якутии)
1 Однако в настоящее время следует признать, что уровень подготовки действую-
щих судей достаточно высок, о чем свидетельствует такой показатель: из 77 членов
данных судов 9 имеют ученую степень доктора юридических наук и 21 – кандидата
юридических наук. – Прим. авт.

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
95 и Дагестане – 0,3%, Марий Эл – 0, 1%, а в остальных российских
регионах – сотые доли процентов
1.
Как думается, причины, ранее обусловливающие процесс разви-
тия изучаемых судов (новизна института регионального конститу-
ционного контроля, незначительный объем их полномочий и т.п.),
на рубеже 2012–2014 гг. уже вряд ли актуальны. В настоящее время
к числу соответствующих факторов исследователи, в целом, обосно-
ванно относят «недостаточную политическую волю Федерального
центра» в учреждении конституционных (
уставных) судов, нежела-
ние законодательных (представительных) и исполнительных орга-
нов государственной власти субъектов РФ их создавать и т.д.
Как уже отмечалось, отчасти сложившаяся обстановка в сфере
организации конституционного контроля обусловлена в том числе и
специфическим пониманием предназначения изучаемых судов в от-
дельных российских регионах. К сожалению, в конце прошлого века
некоторые
республики в составе Российской Федерации создавали
конституционные суды для признания легитимными нормативных
правовых актов, которые не всегда соответствовали федеральному
законодательству, и в этом плане правовая позиция, выраженная
в их решениях, представляется далеко не бесспорной
2. Соответст-
венно, другие субъекты РФ воздержались от создания органов кон-
ституционного (уставного) контроля; не последнюю роль здесь сыг-
рал и экономический фактор, поскольку, как известно, изучаемые
суды финансируются за счет средств регионального бюджета
3.
1 По данным Д.С. Петренко, финансирование изучаемых судов в 2006 г. составля-
ло, в основном, всего 5–9 млн руб. См.: Петренко Д.С. Конституционная (уставная)
юстиция в субъектах Российской Федерации (современные правовые проблемы и
перспективы): Дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 225–227.
2 Как удачно заметил А.Л. Фартыгин, здесь имело место влияние фактора «суве-
ренизации», стремление республик в составе Российской Федерации «дорасти» до
статуса «государства», закрепленного в ст. 5 отечественной Конституции. См.: Фар-
тыгин А.Л. Конституционно-правовые аспекты совершенствования конституцион-
ного (уставного) контроля в субъектах Российской Федерации: Дис. … канд. юрид.
наук. Челябинск, 2002.
С. 9. 3 Следует заметить, что в некоторых регионах пытаются разрешить финансовую
проблему путем создания так называемых «малобюджетных» конституционных (ус-
тавных) судов, действующих на непостоянной основе. Так, например, планировали
поступить в Омской и Самарской областях. Авторы разделяют точку зрения исследо-
вателей, полагающих, что «региональные бюджеты создание таких «компактных»
органов власти не подорвет, но при
этом субъекты РФ получат дополнительный эф-
фективный механизм цивилизованного разрешения споров. См.: Некрасов С.И. Тен-

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
96 Кроме того, как замечают ученые, сама принципиальная возмож-
ность соответствующей судебной проверки воспринимается субъек-
том, от которого исходит проверяемый акт, негативно
1.
Не менее принципиальным является вопрос обеспечения опти-
мального сочетания общефедеральных интересов и специфики
отдельных российских регионов в процессе становления конститу-
ционных (уставных) судов. В отличие от мировых судей, которые
также охарактеризованы федеральным законодателем как «суды
субъектов РФ», наиболее существенные элементы статуса конститу-
ционных (уставных) судов определены в нормативных правовых ак-
тах субъектов
РФ. Прежде всего, такой вывод можно сделать в от-
ношении компетенции региональных органов конституционного
(уставного) контроля, под которой можно понимать сложную пра-
вовую категорию, представляющую собой юридическое выражение
функций данных органов и складывающуюся из совокупности их
предметов ведения, полномочий, прав и обязанностей в соответст-
вии с ролью и назначением конституционных (уставных)
судов в
конкретном российском регионе 2. Характеризуют данный институт
и как установленную законом совокупность полномочий по осуще-
ствлению независимой и самостоятельной судебной власти посред-
ством конституционного (уставного) судопроизводства в целях
обеспечения верховенства и высшей юридической силы конститу-
ции (устава) в соответствующем субъекте РФ
3. Некоторые авторы
замечают, что «компетенция конституционных (уставных) судов
определяется предписаниями федерального и регионального зако-
нодательств, причем разнохарактерность последнего обуславливает
сегодня значительную проблему юрисдикции данных судов»
4.
Федеральный конституционный закон «О судебной системе Рос-
сийской Федерации» в ст. 27 указывает, что конституционный
(уставный) суд субъекта РФ может создаваться субъектом РФ для
денции и изменения организации государственной власти в субъектах РФ: Конститу-
ционно-правовые аспекты // Конституция как символ эпохи. М., 2004. Т. 2. С. 89.
1 См.: Мурадьян Э.М. Судебное право. СПб., 2007. С. 321.2 См.: Жеребцова Е.Е. Компетенция конституционных (уставных) судов субъектов
Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 16.
3 См.: Иоффе В.М. Полномочия конституционных (уставных) судов субъектов
Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 8.
4 Мироновский О.Б. Правовой статус конституционных (уставных) судов субъектов
Российской Федерации: Автореф. дис. … канд.юрид. наук. М., 2001. С. 16.

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
97 рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта РФ, норма-
тивных правовых актов органов государственной власти субъек-
та РФ, его органов местного самоуправления конституции (уставу)
субъекта РФ, а также для толкования региональной конституции
(устава)
1. Финансирование конституционного (уставного) суда про-
изводится за счет средств регионального бюджета. Анализируемые
органы рассматривают отнесенные к их компетенции вопросы в по-
рядке, установленном законом субъекта РФ, и их решения, приня-
тые в пределах соответствующих полномочий, не могут быть пере-
смотрены иным судом.
Однако вышеуказанными положениями не исчерпывается необхо-
димый и возможный
объем регулирования статуса исследуемых судов.
Так, например, в постановлении Конституционного Суда РФ от
16 июня 1998 г. указано, что конституционные (уставные) суды обла-
дают исключительным полномочием осуществлять проверку норма-
тивных актов российских регионов на предмет их соответствия консти-
туциям (уставам) субъектов РФ и т.д.
2 Федеральным органом конститу-
ционного контроля было, в частности, также отмечено, что изучаемые
суды имеют двойственную природу: с одной стороны, они как органы
судебной власти входят в судебную систему Российской Федерации,
а с другой – являются органами, входящими в систему органов госу-
дарственной власти субъектов РФ
3. Компетенция конституционных
(уставных) судов, установленная федеральным законом, не является
согласно позиции Конституционного Суда РФ исчерпывающей, и ре-
гиональный законодатель вправе с учетом природы данных судов и в
пределах своих полномочий, не нарушая компетенцию федеральных
1 Некоторые исследователи утверждают, что на федеральном уровне не создана
правовая база, определяющая статус конституционных (уставных) судов, поскольку
не принят специальный закон о них. См., напр.: Ажахова М.К. Конституционный суд
Кабардино-Балкарской Республики: Правовые основы и практика: Автореф. дис. …
канд. юрид. наук. М., 1999. С. 15–16.
2 Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П «По делу
о толковании статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации» // СПС
«КонсультантПлюс».
3 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. № 491-О
«По запросу Санкт-Петербургского городского суда о проверке конституционности
отдельных положений Федерального конституционного закона «О судебной системе
Российской Федерации», Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» и
Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» //
здесь и далее использована СПС
«КонсультантПлюс».

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
98 судов, дополнять закрепленные федеральным законом полномочия
конституционных (уставных) судов
1. Как указал Конституционный
Суд РФ, конституционные и уставные суды обладают исключительным
полномочием осуществлять проверку нормативных актов субъектов
РФ на предмет их соответствия региональным конституциям (уставам)
и лишать эти акты юридической силы
2. Причем субъект РФ может
самостоятельно определять полномочия конституционного (уставного)
суда и порядок их осуществления, в том числе устанавливать общие
процедурные правила рассмотрения дел
3. Более того, изучаемые суды
правомочны изменять эти полномочия и правила 4.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ на су-
дей конституционных (уставных) судов распространяются те поло-
жения Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», кото-
рые адресованы непосредственно им, а также другие положения
указанного нормативного правового акта, если они по смыслу соот-
ветствующих норм согласуются с особенностями правовой природы
конституционных (уставных)
судов, их статусом и полномочиями.
1 Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. № 103-О «По запро-
сам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государственного Со-
вета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Феде-
рального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации».
2 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 г.
№ 19-П « По делу о толковании статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации».
3 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 7 февраля 2003 г. № 46-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Половцева Игоря Нико-
лаевича на нарушение его конституционных прав статьей 79 Закона Санкт-Петер-
бурга «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга» (документ официально опубликован
не был); Определение Конституционного Суда РФ от 12 июля 2005 г. № 321-О
«Об от-
казе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голубка Сергея Александровича
на нарушение его конституционных прав подпунктом 3 пункта 1 статьи 58 Закона
Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга».
4 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. № 522-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданки Кулешовой Людмилы Ва-
сильевны на нарушение ее конституционных прав положениями законов Санкт-
Петербурга от 27 мая 2005 года «О внесении изменений и дополнений в Закон
Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга», от 2 июня 2005 года
«О внесении изменений и дополнений в Устав Санкт-Петербурга», от 12 июля 2005 года
«О внесении изменений и дополнений в Устав Санкт-Петербурга» и от 29 сентября
2005 года «Об официальном толковании положений пунктов 1, 3, 4 статьи 17 Закона
Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга».

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
99 Изложенное предопределяет обязанность субъектов РФ по урегули-
рованию статуса данных судей
1.
Важно также отметить, что согласно правовой позиции Консти-
туционного Суда РФ законодательный орган субъекта РФ, норма-
тивный правовой акт которого конституционным (уставным) судом
субъекта РФ признан не соответствующим Основному закону дан-
ного субъекта, либо принимает соответствующий акт во исполнение
решения названного суда, либо – исходя из верховенства россий-
ской Конституции – обращается с
запросом в федеральный орган
конституционного контроля. Последний вариант может иметь место
в случае, если законодательный (представительный) орган власти
субъекта РФ полагает, что нормативный правовой акт, признанный
не соответствующим Основному закону субъекта РФ, все же подле-
жит применению
2.
Обратим внимание на позицию Конституционного Суда РФ, со-
гласно которой содержащийся в ч. 1 ст. 27 Федерального конституци-
онного закона «О судебной системе Российской Федерации» перечень
вопросов, для рассмотрения которых субъекты РФ могут создавать
конституционные (уставные) суды, нельзя считать исчерпывающим.
Эта норма носит не императивный, а диспозитивный характер и одно-
временно ориентирует на
то, какие основные вопросы могут рассмат-
риваться таким судом в случае его создания. Соответственно, ч. 1 ст. 27
Федерального конституционного закона «О судебной системе Россий-
ской Федерации» не препятствует закреплению в законах субъектов РФ
дополнительных, по сравнению с установленным перечнем, полномо-
чий конституционных (уставных) судов, но они не должны затрагивать
компетенцию Конституционного Суда РФ
, других федеральных судов.
1 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. № 491-О
«По запросу Санкт-Петербургского городского суда о проверке конституционности
отдельных положений Федерального конституционного закона «О судебной системе
Российской Федерации», Закона Российской Федерации «О статусе судей в Россий-
ской Федерации» и Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Рос-
сийской Федерации»; Определение
Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г.
№ 37-О «По запросу Конституционного Суда Республики Карелия о проверке кон-
ституционности положения абзаца шестого пункта 1 статьи 4 Закона Российской
Федерации «О статусе судей в Российской Федерации».
2 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2005 г. № 494-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Народного Хурала Республики Буря-
тия о проверке конституционности ряда положений Закона Республики Бурятия
«О республиканских целевых программах».

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
100 Предоставление законодателем субъекта РФ анализируемым органам
дополнительных полномочий не противоречит Конституции РФ, если
они соответствуют юридической природе и их предназначению в каче-
стве судебных органов конституционного (уставного) контроля и каса-
ются вопросов, относящихся к ведению субъектов РФ согласно ст. 73
Конституции РФ
1.
Основополагающие элементы правового регулирования статуса
конституционных (уставных) судов можно обнаружить в основных
законах субъектов РФ; большинство конституций и уставов содер-
жат главы (разделы), где определены основы создания и деятельно-
сти региональных органов конституционного контроля. Законода-
тель субъектов РФ по-разному использовал предоставленное Кон-
ституцией России и Федеральным конституционным законом
«О судебной
системе Российской Федерации» право конкретизировать
статус конституционных (уставных) судов. Так, часть субъектов РФ
ограничились только закреплением возможности создания изучаемых
судов в своих основных законах, часть – приняла специальные норма-
тивные правовые акты о конституционных (уставных) судах.
Анализ данных нормативных правовых актов позволяет сделать
следующие выводы. Однако оговоримся, что мы выделили, в первую
очередь, уникальные
черты органов регионального судебного кон-
ституционного контроля, многие из которых на рубеже 2013–
2014 гг. утрачены.
1. Имеют место различные подходы к регламентации статуса кон-
ституционного суда субъекта РФ. Так, законодательные (представи-
тельные) органы власти российских регионов определяют его как
«орган судебной власти, самостоятельно и независимо осуществляю-
щий правосудие посредством конституционного судопроизводства»
(
Республика Башкортостан), как «судебный орган конституционного
контроля, осуществляющий в форме конституционного судопроиз-
водства судебную власть в целях защиты конституционного строя
Республики, основных прав и свобод человека и гражданина, поддер-
жания верховенства в правовой системе Республики и непосредст-
1 См., напр.: Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. № 103-О
«По запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государст-
венного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 ста-
тьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской
Федерации».

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
101 венного действия Конституции Республики на всей ее территории»
(Республика Татарстан), либо как «судебный орган конституционного
контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий правосу-
дие посредством конституционного судопроизводства» (Республика
Карелия) и т.д.
1 Более «типовыми» являются подходы законодателя к
определению статуса уставного суда (чаще всего его характеризуют
как судебный орган, самостоятельно и независимо осуществляющий
судебную власть, либо как судебный орган уставного контроля субъ-
екта РФ, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную
власть посредством уставного судопроизводства)
2.
2. В анализируемых законах обычно имеет место норма, содержа-
щая указание на правовые основы деятельности конституционного
(уставного) суда субъекта РФ. Как правило, подчеркивается, что они
устанавливаются как федеральными, так и региональными норматив-
ными правовыми актами. К примеру, «полномочия, порядок образо-
вания и деятельности Конституционного Суда Бурятии определяются
Конституцией Российской Федерации, федеральным законодательст
-
вом, Конституцией Бурятии и Законом Республики Бурятия от
25 октября 1994 г. № 42-I «О Конституционном Суде Республики Бу-
рятия»
3. Вместе с тем в некоторых из анализируемых актов ранее было
указано, что «правовое положение, порядок организации и деятель-
ности Конституционного Суда определяются Конституцией Респуб-
лики Башкортостан и Законом «О Конституционном Суде Республи-
ки Башкортостан» либо что «Конституционный Суд Республики Ка-
релия рассматривает дела и выносит решения, руководствуясь
Конституцией Карелии, региональным законом
и правосознанием» 4.
1 См.: Закон Республики Башкортостан от 27 октября 1992 г. № ВС-13/7 «О Кон-
ституционном Суде Республики Башкортостан» (ред. 29.04.2014); Закон Республики Та-
тарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-XII «О Конституционном Суде Республики Татар-
стан» (ред. 03.12.2009); Закон Республики Карелия от 17 марта 1994 г. № XII-24/650
«О Конституционном Суде Республики Карелия» (ред. 07.06.2013). Здесь и далее све-
дения об
источниках публикации изучаемых законов субъектов РФ – см. перечень
использованных нормативных правовых актов.
2 См., напр.: Закон Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г. № 241-21 «Об Уставном
Суде Санкт-Петербурга (ред. 23.04.2014); Закон Иркутской области от 1 июня 2000 г.
№ 32-оз «Об Уставном Суде Иркутской области» (утратил силу).
3 Закон Республики Бурятия от 25 октября 1994 г. № 42-I «О Конституционном
Суде Республики Бурятия» (ред. 13.12.2013).
4 В настоящее время соответствующие положения изменены. См.: Закон Респуб-
лики Башкортостан от 27 октября 1992 г. № ВС-13/7 «О Конституционном Суде Рес-

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
1023. Как отмечалось, согласно правовой позиции Конституцион-
ного Суда РФ из содержания норм Конституции РФ и Федерального
конституционного закона «О судебной системе Российской Федера-
ции», других федеральных законов не вытекает требование установ-
ления законами субъектов РФ единообразного перечня полномочий
конституционных (уставных) судов субъектов РФ
1. В этом плане
анализ соответствующих нормативных правовых актов субъектов РФ
показывает, что:
а) примерно половина законов о конституционных судах субъек-
тов РФ содержит перечень полномочий изучаемых органов государ-
ственной власти, аналогичный содержащемуся в ст. 27 Федераль-
ного конституционного закона «О судебной системе Российской
Федерации» (республики Карелия, Коми, Марий Эл, Красноярский
край, Курганская, Свердловская
области, г. Санкт-Петербург, Став-
ропольский край, Ханты-Мансийский автономный округ и т.д.).
Иначе говоря, там указано, что изучаемые суды создаются для рас-
смотрения вопросов соответствия законов субъекта РФ, норматив-
ных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ,
органов местного самоуправления субъекта РФ его конституции
(уставу), а также для толкования
конституции (устава) субъекта РФ;
б) в других субъектах РФ установлены более широкие полномо-
чия конституционных (уставных) судов. В их числе: рассмотрение на
предмет соответствия Основному закону субъекта РФ договоров,
заключаемых органами государственной власти с другими субъекта-
ми РФ; по жалобам на нарушение прав и свобод граждан и по запро-
сам судов
проверка конституционности нормативных правовых
актов, примененных или подлежащих применению в конкретном
деле; участие в процедуре прекращения полномочий законодатель-
ного (представительного) органа государственной власти и высшего
должностного лица субъекта РФ; дача заключений по различным
вопросам и т.д. Так, например, Уставный суд Иркутской области
предполагалось наделить правомочиями проверять на соответствие
Уставу области не вступившие
в силу договоры и соглашения,
публики Башкортостан» (ред. 29.04.2014); Закон Республики Карелия от 17 марта
1994 г. № XII-24/650 «О Конституционном Суде Республики Карелия».
1 См., напр.: Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. № 103-0
«По запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государствен-
ного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27
Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации».

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
103 заключаемые от имени области, а также принять к производству де-
ла, вытекающие из содержания договора между органами государст-
венной власти области и органами государственной власти Усть-
Ордынского Бурятского автономного округа. Уставный суд Кали-
нинградской области разрешает дела по спорам о компетенции,
может принять к производству дело о соответствии Уставу вопроса,
выносимого на областной референдум, и т.д. Принятые на рубеже
2006–2010 гг. законы об уставных судах также наделяют их «допол-
нительными» полномочиями в части разрешения споров о компе-
тенции
1.
4. Для конституционных (уставных) судов субъектов РФ не явля-
лись до относительно недавнего времени обязательными общерос-
сийские процессуальные правила, поскольку по вопросам своей
внутренней деятельности эти органы принимают собственные рег-
ламенты, что существенно отличает их от мировых судей, деятель-
ность которых полностью подчинена требованиям федеральных за-
конов
2. Законодатель субъекта РФ самостоятельно определял состав
данных судов, сроки полномочий судей, порядок судебного разби-
рательства и т.д.
3 Правда, как показывает анализ последних измене-
ний и дополнений соответствующих законов, указанные различия в
правовом статусе судов субъектов РФ становятся все более мини-
мальными.
5. Изучаемые нормативные правовые акты, как правило, опреде-
ляют основные цели и задачи деятельности конституционных
(уставных) судов субъектов РФ. Так, в республиках в составе Рос-
сийской Федерации
они чаще всего образуются «в целях защиты
конституционного строя республики, основных прав и свобод чело-
века и гражданина» (Тыва), а также для «обеспечения верховенства
1 См.: Закон Московской области от 26 сентября 2006 г. № 153/2006-ОЗ «Об Ус-
тавном Суде Московской области» // Ежедневные новости Подмосковья. 2006.
№ 185. 5 ноября; Закон Самарской области от 1 декабря 2006 г. № 145-ГД (ред. от
06.06.2014) «Об Уставном Суде Самарской области» // Волжская коммуна. 2006.
№ 230 (25783). 9 дек.
2 См. подробнее: Комментарий к Федеральному конституционному закону «О судеб-
ной системе Российской Федерации» / Ред. В.И. Радченко, В.П. Кашепов. М., С. 128.
3 Как правило, специальный закон субъекта РФ содержит положение о том, что
порядок, организация деятельности суда, общие начала судопроизводства, требова-
ния к работе аппарата суда, особенности делопроизводства и иные процедурные воп-
росы определяются регламентом суда. См., напр.: ст. 2 Закона Республики Бурятия
от 25 октября 1994 г. № 42-I «О Конституционном Суде Республики Бурятия».

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
104 и прямого (непосредственного) действия Конституции республики
на ее территории» (Дагестан, Татарстан). В отдельных случаях уточ-
няется, что деятельность суда направлена «на защиту принципа раз-
деления властей, упрочение законности в правотворчестве и приме-
нении права» (Республика Северная Осетия-Алания).
В анализируемых нормативных правовых актах подчеркивается,
что деятельность уставных судов направлена «на защиту
конститу-
ционного строя Российской Федерации, обеспечение единства госу-
дарственной власти, принципа разделения властей, на содействие
в создании системы законодательства, упрочение законности в пра-
вотворчестве и применении права» (Калининградская область),
на «защиту Устава города, укрепление законности в применении
права» (г. Санкт-Петербург) и т.п.
1
Следует отметить безусловную важность тех задач, которые при-
званы разрешать указанные органы; в частности, конституционные
(уставные) суды субъектов РФ должны способствовать повышению
авторитета федеральной власти и Конституционного Суда РФ, пре-
дотвращению любых противоречий между Федерацией и ее субъек-
тами. В этом плане изучаемые суды не могут быть только формаль-
ным атрибутом
федеративного государства, необходимо их реальное
участие в разрешении наиболее актуальных проблем, в том числе
связанных с изучением потенциала совершенствования федератив-
ных отношений
2. Однако эту роль многие из конституционных
(уставных) судов выполняли только на определенном историческом
этапе, и, к сожалению, при этом их правовые позиции не всегда
имели бесспорный характер.
В этом плане на рубеже 2004–2013 гг. подверглись «корректировке»
даже основные законы субъектов РФ, в том числе применительно к
установлению круга полномочий конституционных (уставных) су-
дов
. В частности, здесь по-прежнему можно выделить субъекты РФ,
в конституциях (уставах) которых не урегулированы вопросы пол-
1 Закон Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г. № 241-21 «Об Уставном Суде Санкт-
Петербурга» (ред. 23.04.2014) // Новое законодательство Санкт-Петербурга. 2000.
№ 9. См. также: Боброва В.К. Законодательство субъектов РФ о региональных консти-
туционных (уставных) судах: Сравнительный анализ // Материалы Всероссийской
конференции «Конституционные основы судебной власти». М., 2004. С. 131.
2 См. подробнее: Григорова Ж.В. Конституционное правосудие в республиках –
субъектах Российской Федерации (на примере Северного Кавказа): Автореф. дис. …
канд. юрид. наук. М., 2001. С. 13.

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
105 номочий изучаемых судов (к примеру, это уставы Архангельской,
Самарской, Смоленской областей).
В ряде основных законов субъектов РФ фактически повторяется
положение ч. 1 ст. 27 Федерального конституционного закона «О су-
дебной системе Российской Федерации» (конституции Карелии (ч. 2
ст. 68), Хакасии (ст. 122), Удмуртии (ст. 58), Марий Эл (ч. 3 ст. 95),
уставы г. Москвы (ч. 2 ст. 51), г. Санкт-Петербурга
(ч. 5 ст. 50), Сверд-
ловской (ст. 59) области). Причем в некоторых из них повторяются
положения ч. 1 ст. 27 Федерального конституционного закона «О су-
дебной системе Российской Федерации», но указывается также, что
полномочия суда могут закрепляться и нормативными правовыми
актами субъектов РФ (например, в Конституции Башкортостана
(ст. 106), Уставе Калужской области (ч. 3, 5 ст. 32). И, наконец,
в ряде
основных законов субъектов РФ за изучаемыми судами за-
креплен более широкий круг полномочий, по сравнению с установ-
ленным в ч. 1 ст. 27 Федерального конституционного закона «О судеб-
ной системе Российской Федерации».
В юридической литературе имеют место различные подходы к клас-
сификации полномочий конституционных (уставных) судов. К при-
меру, В.Е. Сафонов
констатирует наличие пяти соответствующих
групп:
1) разрешение дел о соответствии конституциям (уставам) норма-
тивных правовых актов субъектов РФ;
2) рассмотрение на предмет соответствия конституции (уставу)
субъекта РФ международных договоров, межреспубликанских и
межрегиональных договоров;
3) рассмотрение на предмет соответствия основному региональ-
ному закону договоров между органами государственной власти Рос-
сийской Федерации и органами государственной
власти субъекта РФ;
4) разрешение споров о компетенции между высшими органами
государственной власти и органами местного самоуправления;
5) толкование основного закона субъекта РФ
1.
Можно также выделить две группы полномочий, в зависимости
от того, установлены ли эти полномочия в Федеральном конститу-
1 См.: Сафонов В.Е. Конституционные суды республик Российской Федерации на
страже их основного закона // Проблемы образования и деятельности конституцион-
ных (уставных) судов субъектов РФ. (Материалы Всероссийского совещания). М.,
1999. С. 131–132.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
106 ционном законе «О судебной системе Российской Федерации» или
же дополнительно определены законами субъектов РФ
1. Как из-
вестно, конституционный суд республики в составе Российской
Федерации согласно ст. 27 Федерального конституционного закона
«О судебной системе Российской Федерации» правомочен: толко-
вать основой закон субъекта РФ; разрешать дела о соответствии
конституции субъекта РФ региональных законов, иных норматив-
ных правовых актов органов государственной власти республики,
органов местного самоуправления. Дополнительно, как показывает
анализ
соответствующих законов субъектов РФ, конституционный
(уставный) суд может быть наделен следующими полномочиями:
– разрешать споры о компетенции между органами государст-
венной власти субъекта РФ, а также между органами государствен-
ной власти республики и органами местного самоуправления;
– разрешать дела о соответствии конституции субъекта РФ
не вступивших в силу договоров и соглашений между
органами го-
сударственной власти данного субъекта РФ и других субъектов РФ,
между органами государственной власти субъекта РФ и органами
местного самоуправления;
– разрешать дела о соответствии конституции субъекта РФ про-
ектов нормативных правовых актов, предлагаемых для внесения на
референдум субъекта РФ или местный референдум;
– выступать с законодательной инициативой по вопросам своего
ведения
.
Изучение соответствующих законов краев, областей, автономий,
городов федерального значения позволяет прийти к выводу о том,
что уставные суды субъектов РФ наделяются в них меньшим объе-
мом полномочий. Как правило, они могут, как и установлено
в ст. 27 Федерального конституционного закона «О судебной систе-
ме Российской Федерации», проверять на предмет соответствия ус-
таву
субъекта РФ региональные нормативные правовые акты и осу-
ществлять толкование основного закона субъекта РФ.
В этом плане, как справедливо замечает М.А. Митюков, в субъ-
ектах РФ осуществляются попытки «модернизировать» статус кон-
ституционных (уставных) судов в сторону ограничения полномочий.
Данная тенденция подтверждается, по его мнению: введением воз-
1 См.: Латкина М.А. Правовая охрана устава субъекта РФ (опыт Самарской области):
Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 9.

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
107 можности пересмотра решений уставных судов (Свердловская об-
ласть); лишением их внутренней автономии – права самостоятельно
принимать регламенты (г. Санкт-Петербург) и избирать председате-
лей (Чеченская Республика)
1.
В целом анализ законов субъектов РФ, регламентирующих статус
изучаемых органов, позволяет констатировать наличие стремления
законодателя субъекта РФ привести соответствующие нормативные
правовые акты в полное соответствие с федеральным законодатель-
ством
2. В принципе изучаемые акты во многом всегда повторяли
положения Федерального конституционного закона «О Конститу-
ционном Суде Российской Федерации». Однако, начиная с 2005 г.,
явно обозначилась и другая тенденция: не «отступать» от требований
Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Феде-
рации». Думается, что эта тенденция не является абсолютно позитив-
ной. Во-
первых, таких «требований» ни Конституция РФ, ни феде-
ральные нормативные правовые акты не устанавливают. Во-вторых,
трудно назвать общероссийские нормы универсальными для судов,
имеющих особый статус органов государственной власти субъек-
тов РФ. Авторы полагают возможным обосновать данное утвержде-
ние конкретными примерами.
1. В законах о конституционных (уставных) судах субъектов РФ
ранее были
определены основы статуса судей и, в частности, мини-
мальный возраст, необходимый для получения полномочий. В ряде
субъектов РФ он, так же как и в Законе Российской Федерации
«О статусе судей в Российской Федерации», был определен как рав-
ный 25 годам (в республиках Карачаево-Черкесия, Кабардино-
Балкария, Татарстан, а также в г. Москве
– 25 лет). Однако в других
субъектах РФ законодатель, как думается, справедливо посчитал,
что специфика конституционного судопроизводства диктует необ-
ходимость увеличить данный ценз до 30 лет (Свердловская область)
либо даже до 35 лет (республики Адыгея, Дагестан, Марий Эл, Се-
верная Осетия-Алания, Карелия). Тем не менее к 2010 г. практиче-
1 См.: Митюков М.А. Современные тенденции развития региональной конститу-
ционной юстиции (опыт социологического осмысления) // Конституционное и му-
ниципальное право. 2007. № 14. С. 26–27.
2 См. подробнее: Комментарий к Федеральному конституционному закону «О су-
дебной системе Российской Федерации» / Ред. В.И. Радченко, В.П. Кашепов. М.,
1998. С. 128: Клеандров М.И. Судебная система в современной России. Тюмень, 2002.
С. 132.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
108 ски везде этот ценз снижен до 25 лет, как указывает Закон Россий-
ской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации». Ана-
логичный подход имеет место в отношении стажа работы по юриди-
ческой специальности, необходимого для занятия судейской долж-
ности. В частности, если ранее он был увеличен с «федерального
ценза» до 10 лет (в
республиках Коми и Татарстан, в Свердловской
области), то теперь и в этих субъектах РФ он составляет пять лет.
Причем «новые» законы об уставных судах (Московская, Самарская
области, Ставропольский край), принятые в 2006–2009 гг., также
повторяют требования ст. 4 Закона Российской Федерации «О статусе
судей в Российской Федерации» («судьей … конституционного (устав-
ного) суда … может быть
гражданин, достигший возраста 25 лет и
имеющий стаж работы по юридической специальности не менее
пяти лет»).
2. Законодатель субъекта РФ в настоящее время, как правило, ус-
танавливает максимальный возраст для пребывания в должности
судьи конституционного (уставного) суда в 70 лет (не установлен
такой критерий в Республике Коми, г. Москве). Причем в «массо-
вом порядке» такие
изменения были внесены в соответствующие
законы в 2005 г. 1
3. Перечень занятий и действий, не совместимых с должностью
судьи, также чаще всего идентичен «федеральному стандарту» Зако-
на Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федера-
ции» (в редакции от 28 ноября 2009 г.)
2. В 2013–2014 г. все чаще за-
1 См., напр., ст. 111 Закона Кабардино-Балкарской Республики от 16 июня 2005 г.
№ 42-РЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Кабардино-Балкарской Рес-
публики «О Конституционном суде Кабардино-Балкарской Республики». Mode of
access: www.ustavsud.ur.ru.
2 «Судья не вправе быть депутатом, третейским судьей, арбитром, принадлежать к
политическим партиям и движениям, осуществлять предпринимательскую деятель-
ность, а также совмещать работу в должности судьи с другой оплачиваемой работой,
кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельностью. При этом ука-
занная деятельность не может финансироваться исключительно за счет средств ино-
странных государств
, международных и иностранных организаций, иностранных
граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено международным догово-
ром Российской Федерации или законодательством Российской Федерации. Судья
не вправе входить в состав органов управления, попечительских или наблюдательных
советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных органи-
заций и действующих на территории Российской Федерации их структурных подраз-
делений
, если иное не предусмотрено международным договором Российской Феде-
рации или законодательством Российской Федерации». См.: Федеральный закон от

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
109 крепляется необходимость исполнять законодательство о противо-
действии коррупции (например, Закон г. Москвы от 4 апреля 2012 г.
№ 7 «О внесении изменений в отдельные законы города Москвы
в связи с совершенствованием государственного управления в об-
ласти противодействия коррупции»).
4. Основания ухода в отставку судьи конституционного (устав-
ного) суда в настоящее время практически идентичны установлен-
ным в федеральном законодательстве (истечение срока полномочий,
достижение предельного возраста, личное заявление об отставке,
признание судьи недееспособным по решению суда, неспособность
по состоянию здоровья или по иным уважительным причинам
в течение длительного времени исполнять свои обязанности)
1. Спе-
цифическим основанием прекращения полномочий судьи ранее
можно было назвать его неучастие в заседаниях конституционного
(уставного) суда без уважительных причин свыше двух раз подряд
(к примеру, в Республике Адыгея) либо уклонение от голосования
более двух раз подряд без уважительных причин (Ставропольский
край; закон утратил силу)
2.
Можно выделить сферы соответствующего правового регулиро-
вания, в которых законодатель субъекта РФ принимал достаточно
самостоятельные решения.
1. Срок полномочий судей. Судьи конституционных (уставных)
судов избирались (назначались) на должность сроком на три года
(Курганская область, повторно – на 10 лет). В республиках Даге-
стан, Карелия, Коми полномочия судей не ограничены определен-
ным сроком. Правда,
максимальный возраст – 70 лет – фигурирует
в большинстве изучаемых законов.
2. Процедура получения судьями ежемесячного содержания.
Для этого они должны были ранее иметь стаж работы в должности
2 марта 2007 г. № 24-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты
Российской Федерации в части уточнения требований к лицам, замещающим госу-
дарственные или муниципальные должности, а также должности государственной
или муниципальной службы».
1 Ранее, до признания соответствующих нормативных правовых актов не соответ-
ствующими федеральному законодательству, в числе таких оснований фигурировала
и утрата судьей гражданства республики (Башкортостан, Дагестан, Кабардино-
Балкария, Татарстан). – Прим. авт.
2 См. ст. 21 Закона Ставропольского края от 28 сентября 2007 г. № 43-кз «Об Устав-
ном Суде Ставропольского края» (утратил юрид. силу).

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
110 судьи не менее – 10 лет (Республика Дагестан, Свердловская об-
ласть), 15 лет (республики Кабардино-Балкария, Северная Осетия-
Алания), 20 лет (Республика Тыва, Калининградская область).
В некоторых субъектах РФ для получения такого содержания был не-
обходим стаж работы именно в должности судьи конституционного
(уставного) суда, причем не менее – 10 лет (Курганская область), 8 лет
(Самарская область), 6,5
лет (Республика Саха (Якутия);
3. Дополнительные требования к кандидатам в судьи. Практи-
чески все субъекты РФ, принявшие законы о конституционных
(уставных) судах, установили такое требование для кандидата
в судьи, как «обладание признанной высокой квалификацией в об-
ласти права». Кроме того, могут быть установлены и другие цензы –
«отсутствие порочащих поступков» (Калининградская область),
«всеобщее доверие» (Ханты-Мансийский автономный округ) и др. 1
4. Установление конкретных способов, которым судьи конститу-
ционных (уставных) судов назначаются (избираются) на должность.
Ранее наиболее часто высшее должностное лицо субъекта РФ вно-
сит предложение по утверждению кандидата на рассмотрение зако-
нодательного (представительного) органа государственной власти
субъекта РФ, который путем голосования принимает соответствую-
щее решение (республики Башкортостан, Дагестан, Коми, Карелия,
Красноярский край
, Свердловская область). В Татарстане кандида-
тов в судьи представлялись Государственному совету (который из-
бирает судей) Президент и Председатель Госсовета Республики
в равной численности, по три человека
2. Практически аналогичным
образом должно было происходить назначение судей в Курганской об-
ласти, где правом вносить на рассмотрение областной Думы по две
кандидатуры были наделены губернатор области и комитеты обла-
стной Думы. В Иркутской области предложения о кандидатах на
должность судей Уставного суда должны были (соответствующий
Закон утратил силу) изучаться специально созданной губернатором
конкурсной
комиссией. В г. Санкт-Петербурге, где действовал осо-
бый нормативный правовой акт о назначении на должность судей
1 Вместе с тем ранее определенные в законах о конституционных судах республик
Башкортостан, Кабардино-Балкария, Татарстан требования, предусматривающие
необходимость наличия у кандидата гражданства республики, не соответствовали
Конституции РФ и федеральному законодательству. – Прим. авт.
2 Статья 4 Закона Республики Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-ХII «О Кон-
ституционном Суде Республики Татарстан».

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
111 Уставного суда, губернатор и группа депутатов Законодательного
собрания вправе была выдвигать кандидатов на должность судей;
назначенным считался кандидат, получивший при тайном голосо-
вании наибольшее число голосов по отношению к другим претен-
дентам (причем не менее половины голосов от числа избранных де-
путатов Законодательного собрания)
1. С 2005 г. кандидаты назнача-
ются на должность на конкурсной основе в соответствии с Законом
«Об Уставном Суде Санкт-Петербурга»
2. Таким образом, обычно су-
дьи конституционных (уставных) судов назначались (избирались)
законодательными (представительными) органами государственной
власти субъектов РФ по представлению высшего должностного лица
субъекта РФ. Однако исследователи замечают, что тенденцией раз-
вития законодательства о конституционных (уставных) судах после
2000 г. стал переход полномочий по представлению кандидатур на
должности судей к главам исполнительной власти субъектов
РФ.
Такой порядок представляется многим исследователям «ущербным»,
поскольку он умаляет роль законодательного (представительного)
органа государственной власти в процессе выдвижения кандидатур, не
в полной мере отвечает конституционному принципу конкурсного
отбора кандидатов на должности судей, установленному Федераль-
ным конституционным законом «О судебной системе Российской
Федерации»
3.
5. Конкретные способы прекращения полномочий судей изучае-
мых судов. Как правило, соответствующее решение ранее принима-
ла квалификационная коллегия самого суда (в частности, в Респуб-
лике Марий Эл; такой порядок предусматривался и в Красноярском
крае, где в 2008 г. соответствующий закон утратил юридическую си-
лу) либо квалификационная коллегия судей субъекта РФ (например,
в
республике Адыгея). В республиках Дагестан, Татарстан, Ставро-
польском крае, Московской, Самарской областях, г. Москве полно-
мочия судей прекращались законодательным (представительным)
органом власти субъекта РФ. Полномочия могли быть прекращены
1 См.: Постановление Законодательного Собрания г. Санкт-Петербурга от 5 июля
2000 г. № 354 // Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. 2000. № 10.
2 Закон Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 г. № 250-24 «О внесении изменений и
дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга». Mode
of access: www.ustavsud.ur.ru.
3 См. подробнее: Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное пра-
восудие в субъектах Российской Федерации. М., 2006. С. 53.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
112 на основании: решения квалификационной коллегии судей субъек-
та РФ (Татарстан); представления Конституционного суда (Даге-
стан), Собрания судей Уставного суда (Ставропольский край, Мос-
ковская область), мэра города (г. Москва) и т.д.
6. Численный состав конституционных (уставных) судов. Он
варьировался в пределах от трех (Республика Адыгея) до шести
(Республика Татарстан, Ставропольский край)
либо до семи (Рес-
публика Саха (Якутия), Московская область) судей. Как правило,
конституционные (уставные) суды образовывались в составе пяти
судей (например, в республиках Бурятия, Дагестан, Кабардино-
Балкария, Северная Осетия-Алания, Тыва, в Красноярском крае,
Калининградской, Самарской областях). Имеет место тенденция
к сокращению состава судей; так, с 2013 г. Конституционный Суд
Карелии состоит уже
не из 5, а из 3 судей.
7. Установление круга лиц, выполняющих организационные и
представительские функции в конституционных (уставных) судах; их
ранее реализовывали такие должностные лица, как председатель, за-
меститель председателя и секретарь суда (республики Дагестан, Се-
верная Осетия – Алания, Калининградская область, г. Санкт-
Петербург). В Республике Адыгея избирался только председатель су-
да, в
Красноярском крае – председатель и секретарь суда, в Республи-
ке Марий Эл, Свердловской области – председатель суда и его замес-
титель, в Республике Северная Осетия-Алания до 2006 г. существова-
ла должность первого заместителя председателя Конституционного
суда. Указанные должностные лица избирались разными способами:
а) судьями из своего состава (республики Адыгея, Дагестан, Ма-
рий Эл,
Тыва, Саха (Якутия), Красноярский край, Свердловская,
Калининградская, Курганская области и г. Санкт-Петербург);
б) судьями из своего состава, но в присутствии губернатора и
председателя законодательного собрания, которые вправе вносить
свои предложения по кандидатурам (такое положение содержалось
в соответствующем Законе Иркутской области до его отмены)
1;
в) законодательным (представительным) органом государствен-
ной власти по представлению президента (главы) республики (Баш-
кортостан, Бурятия, Кабардино-Балкария, Коми, Северная Осетия-
Алания) либо по предложению судей (Республика Татарстан).
1 Закон Иркутской области от 1 июня 2000 г. № 32-оз «Об Уставном Суде Иркут-
ской области» (утратил силу).

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
113 8. Сроки исполнения должностных обязанностей руководителя-
ми исследуемых судов также ранее самостоятельно регламентирова-
лись законодателем субъекта РФ:
а) устанавливались специальные сроки полномочий председателя
и других должностных лиц, как правило, это четыре года (Республика
Адыгея, Свердловская, Калининградская области и др.); в Карелии и
Саха (Якутии) – пять лет (причем в Республике Карелия был введен
запрет
на нахождение на данном посту более двух сроков подряд);
б) сроки полномочий названных должностных лиц фактически
уравнивались со сроками полномочий судей (республики Адыгея,
Башкортостан, Татарстан, г. Санкт-Петербург и др.).
9. Определение порядка обращения в конституционный (устав-
ный) суд субъекта РФ. При этом следует выделить следующие
обстоятельства:
а) поводами к рассмотрению конституционным
(уставным)
судом вопроса, входящего в его компетенцию, являются обращения
в форме запроса, ходатайства, жалобы и т.п.
1 Специальные законы
субъектов РФ устанавливают требования, предъявляемые к обраще-
нию (письменная форма; подписание уполномоченным лицом; на-
именования (ФИО) заявителя; указание на конкретные нормы ос-
новного закона субъекта РФ и т.п.), а также содержат перечень
документов, которые необходимо приложить к обращению (текст
нормативного правового акта, подлежащего проверке, или положе-
ния конституции (устава
), подлежащие толкованию; документ, под-
тверждающий полномочия представителя и т.п.). В отдельных слу-
чаях законодатель субъекта РФ фиксировал обязательность уплаты
госпошлины, определяет ее размер
2;
б) типичным способом принятия обращения к рассмотрению яв-
ляется следующий: обращение регистрируется аппаратом суда, затем
1 К примеру, ст. 30 Закона Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г. № 241-21 «Об Ус-
тавном Суде Санкт-Петербурга» в числе форм обращения называет запрос и жалобу;
ст. 32 Закона г. Москвы от 13 февраля 2002 г. № 10 «Об Уставном Суде г. Москвы» не
конкретизирует эти формы и т.д.
2 В частности, запрос и ходатайства, направляемые в Конституционный суд Даге-
стана, оплачивались пошлиной в размере 3 МРОТ; жалоба граждан – в размере
0,5 МРОТ. См.: ст. 35 Закона Республики Дагестан от 7 мая 1996 г. № 5 «О Конститу-
ционном Суде Республики Дагестан». Законодатель г. Москвы указал, что размер и
порядок уплаты госпошлины определяется федеральным законодателем. См.: ст
. 37
Закона г. Москвы от 13 февраля 2002 г. № 10 «Об Уставном Суде г. Москвы» и т.д.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
114 председатель суда поручает предварительное его рассмотрение кому-
либо из судей (или нескольким судьям) либо отказывает в принятии
обращения к рассмотрению. Вместе с тем в отдельных российских
регионах имели место иные варианты правового регулирования; так,
фактически отказать в принятии обращения к рассмотрению может
аппарат Конституционного суда Республики Татарстан (правда, с
2003 г. заявитель здесь
наделен правом требовать принятия решения
Суда по этому вопросу)1;
в) как правило, законодатель субъекта РФ определял сроки при-
нятия обращения к рассмотрению, устанавливает перечень обстоя-
тельств, влекущих отказ в его принятии (в частности, если обраще-
ние: не подведомственно конституционному (уставному) суду; по
форме и содержанию не соответствует требованиям закона субъек-
та РФ; по предмету обращения судом ранее было вынесено реше
-
ние, сохраняющее свою юридическую силу и т.п.) 2;
г) нередко определял субъекты, наделенные правом обращения в
региональный орган конституционного контроля. Так, в Республике
Саха (Якутия) и Красноярском крае таким правом были наделены
также нотариальные палаты, в Республике Саха (Якутии) также
Главный федеральный инспектор по данному субъекту РФ. Наибо-
лее широкий круг субъектов, имеющих право на обращение
в конституционный (уставный) суд, был
определен в Республике
Карелия (любое физическое или юридическое лицо) 3;
д) основанием инициирования процедуры судебного разбира-
тельства в изучаемых судах, как правило, является обнаружившаяся
неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли нормативные
правовые акты субъекта РФ (в целом или в отдельной части) основ-
ному закону субъекта РФ, или неопределенность в понимании тех
или иных положений конституции (устава). В отдельных случаях
могли быть
дополнительно установлены и другие основания для об-
1 См.: ст. 43 Закона Республики Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-ХII
«О Конституционном Суде Республики Татарстан».
2 См. подробнее о принятии обращений в уставные суды субъектов РФ: Ивано-
ва В.И., Клишас А.А. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М., 2003.
С. 192–202.
3 См. подробнее: Боброва В.К. Законодательство субъектов РФ о региональных
конституционных (уставных) судах: Сравнительный анализ. (Материалы Всероссий-
ской конференции «Конституционные основы судебной власти»). М., 2004. С. 134.

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
115 ращения в суд, например, «выдвижение обвинения в неконституци-
онности действий и решений Президента Республики» (Татарстан)
1.
10. Законодатель субъекта РФ ранее самостоятельно регламенти-
рует процедуру судебного разбирательства. По мнению некоторых
исследователей, она имела много общего с порядком рассмотрения
гражданских дел в судах общей юрисдикции
2. Однако мы не можем
разделить эту позицию, ибо, во-первых, в соответствующих законах
были специфические особенности, обусловленные сущностью кон-
ституционного судопроизводства (окончательность решений, толь-
ко коллегиальное рассмотрение дел, наличие права судьи выразить
свое особое мнение и т.д.). Во-вторых, в ряде законов о конституци-
онных (уставных) судах, в том числе принятых
на рубеже 2006–
2012 гг., можно обнаружить весьма неординарные процедурные
правила. Например, ст. 56 Закона Ставропольского края от 28
сентября 2007 г. № 43-кз запрещает сторонам иметь более трех
представителей (закон утратил юридическую силу); в Ханты-
Мансийском автономном округе запрос в суд допустим, если
заявитель может «описать правовую ситуацию», обусловившую
обращение в суд (действие Закона приостановлено)
3.
11. В некоторых случаях законодатель субъекта РФ устанавливал
конкретные процессуальные сроки. Так, например, в Республике
Кабардино-Балкария решение о назначении дела к слушанию при-
нималось Конституционным судом не позднее, чем через месяц по-
сле принятия обращения к рассмотрению; слушание дела должно
быть начато не позднее, чем через месяц со дня принятия решения
о
назначении дела к слушанию. В Красноярском крае предусматри-
вали, что слушание дела в заседании Уставного суда должно быть
начато не позднее чем через 20 дней после принятия обращения к
рассмотрению; решение же по делу должно быть принято в срок,
не превышающий одного месяца со дня рассмотрения и т.д. (Закон
утратил юридическую силу
).
1 Статья 39 Закона Республики Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-ХII
«О Конституционном Суде Республики Татарстан».
2 См. подробнее: Субъект Российской Федерации. Правовое положение и полно-
мочия: Науч.-практ. пособие. М., 1998. С. 106.
3 См.: ст. 56 Закона Ставропольского края от 28 сентября 2007 г. № 43-кз «Об Ус-
тавном Суде Ставропольского края»; ст. 90 Закона Ханты-Мансийского автономного
округа от 22 сентября 1997 г. № 43-оз «Об Уставном Суде».

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
11612. Анализ соответствующего регионального законодательства
позволяет выявить некоторые особенности, связанные с языком су-
допроизводства. Так, в республиках, наделенных Конституцией РФ
правом устанавливать свои государственные языки (ч. 2 ст. 68), про-
изводство в судах ведется на русском языке (как государственном
языке Российской Федерации) либо на государственном языке со-
ответствующей республики (ч. 2 ст. 10 Федерального конституцион-
ного
закона «О судебной системе Российской Федерации»). Данные
нормы по-разному реализуются на практике; в частности, в иссле-
дуемых нормативных правовых актах могло быть указано, что судо-
производство ведется на:
а) государственных языках республики (Адыгея, Татарстан, Саха
(Якутия));
б) одном из государственных языков республики (Бурятия,
Кабардино-Балкария, Коми, Марий Эл);
в) русском
языке как общефедеральном государственном языке
или на тувинском языке республики (Республика Тыва); русском
или башкирском языках (Республика Башкортостан); русском или
осетинском языках (Республика Северная Осетия-Алания);
г) русском языке (республики Дагестан, Карелия).
Во всех случаях участвующим в деле лицам, не владеющим язы-
ком судопроизводства, обеспечивается право выступать и давать
объяснения на родном языке
либо свободно избранном языке об-
щения, а также пользоваться услугами переводчика.
13. В законах субъектов РФ, регламентирующих статус конститу-
ционных (уставных) судов, могли содержаться нормы, определяю-
щие специфику судопроизводства по отдельным категориям дел.
Так, в Законе «О Конституционном Суде Кабардино-Балкарской
Республики» выделены особенности рассмотрения следующих дел:
а) о соответствии Конституции
Кабардино-Балкарии законов и
иных нормативных правовых актов;
б) о соответствии Конституции Кабардино-Балкарии не всту-
пивших в силу международных договоров Республики, а также со-
глашений Республики и (или) межрегиональных договоров (согла-
шений) Республики;
в) по спорам о компетенции;
г) о конституционности законов и иных нормативных правовых
актов Кабардино-Балкарии по жалобам
на нарушение конституци-
онных прав и свобод граждан;

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
117 д) о конституционности законов или иных нормативных право-
вых актов Республики по запросам судов;
е) о толковании Конституции Республики;
ж) о даче заключения по фактам неоднократного нарушения
Конституции Республики Парламентом Кабардино-Балкарии
1.
В Законе Республики Татарстан «О Конституционном Суде Та-
тарстана» также можно обнаружить специфику рассмотрения дел:
а) о соответствии Конституции Татарстана законов и иных нор-
мативных правовых актов Республики;
б) о соответствии Конституции Республики не вступивших в си-
лу соглашений о международных и внешнеэкономических связях
Татарстана;
в) по спорам о компетенции;
г
) о толковании Конституции Татарстана и т.д. 2
14. Акты конституционных (уставных) судов субъектов РФ
имеют форму постановлений (при разрешении по существу вопроса,
принятого к рассмотрению, и выносимые именем соответствующе-
го субъекта РФ); заключений (итоговые решения по существу запро-
сов о соблюдении процедуры отрешения от должности главы
субъекта РФ, проверке оснований для досрочного прекращения
полномочий высшего должностного лица или представительного
(законодательного
) органа субъекта РФ); определений (все иные
решения суда). Некоторые вопросы, прежде всего по вопросам
организации деятельности суда, могут приниматься в протокольной
форме.
15. Регламентирует законодатель субъекта РФ и вопросы, свя-
занные с особым мнением судей. По общему правилу, оно подлежит
опубликованию вместе с решением суда, но имеют место и исклю-
чения. Так, в
республиках Коми, Бурятия судья вправе изложить
свое особое мнение, но оно только приобщается к материалам дела;
в Республике Северная Осетия-Алания особое мнение судьи
не только приобщается к делу и публикуется вместе с решением, но
и оглашается
3.
1 См.: раздел 3 Закона Кабардино-Балкарской Республики от 12 декабря 1997 г.
№ 38-РЗ «О Конституционном Суде Кабардино-Балкарской Республики».
2 См.: раздел 3 Закона Республики Татарстан от 22 декабря 1992 г. № 1708-ХII
«О Конституционном Суде Республики Татарстан».
3 См.: ст. 58 Закона Республики Северная Осетия-Алания от 15 июня 2001 г.
№ 17-РЗ «О Конституционном Суде Республики Северная Осетия-Алания».

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
11816. Процедура пересмотра решения конституционного (устав-
ного) суда определена законами (некоторые из них подверглись
корректировке) республик Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Каре-
лия, Татарстан, Северная Осетия-Алания, Ставропольского края,
Свердловской области
1. Это возможно при наличии инициативы
самого суда в случае, если:
а) открылись новые существенные обстоятельства, не известные
суду в момент постановления решения, или изменилась конститу-
ционная (уставная) норма, на основании которой было принято ре-
шение (республики Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Северная
Осетия-Алания, Татарстан);
б) если в решении Уставного суда не учтены или
не полностью
учтены отдельные положения основного закона субъекта РФ; если в
решении уставного суда не учтена правовая позиция, сформулиро-
ванная в решениях Конституционного Суда России; если правовые
позиции, изложенные в решении Уставного суда, не соответствуют
правовым позициям, содержащимся в других принятых им решениях;
если выводы, содержащиеся в резолютивной части решения Устав-
ного
суда, не соответствуют правовым позициям, изложенным в его
мотивировочной части;
в) если дело рассмотрено Уставным судом в незаконном составе;
если решение Уставного суда не подписано кем-либо из судей или
подписано не теми судьями, которые указаны в решении; если
решение Уставного суда вынесено не теми судьями, которые входи-
ли в состав суда,
рассматривавшего дело (Самарская, Свердловская
области) 2;
г) если решение Уставного суда основывалось на нормах феде-
рального закона, Устава края или закона края, признанных впослед-
ствии федеральным органом конституционного контроля неконсти-
туционными (такой порядок предполагался в Ставропольском
крае);
1 Здесь имело место тенденция расширения перечня оснований для пересмотра
решений конституционных (уставных) судов. См. подробнее: Дворцова Ж.В. Органи-
зация и деятельность конституционных (уставных) судов субъектов Российской Фе-
дерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 9.
2 Так, например, согласно ст. 101 Закона Самарской области от 1 декабря 2006 г.
№ 145-ГД «Об Уставном Суде Самарской области» решения Уставного суда могли
быть пересмотрены в течение трех лет со дня их принятия.

§ 4. Историко-праhой анализ процесса создания органов
конституционного контроля в субъектах Российской Федерации
119 17. По вопросам своей внутренней деятельности конституцион-
ные (уставные) суды принимают регламент суда, который также
определяет основы их деятельности
1. Правда, здесь имеет место тен-
денция передачи соответствующих полномочий законодательным
(представительным) органам власти субъектов РФ. Так, например,
с 2005 г. регламент Уставного суда Санкт-Петербурга принимает не
сам суд, как ранее, а Законодательное собрание данного субъек-
та РФ
2. Как правило, эти документы регламентировали организацию
деятельности суда (полномочия председателя и иных должностных
лиц в случае их наличия (заместителя председателя, судьи-секретаря),
порядок предварительного рассмотрения обращений и принятия их
к рассмотрению, подготовки дела к слушанию), а также регламенти-
руется сам порядок рассмотрения дел в заседании суда. Кроме того,
здесь разрешались многие организационные
вопросы, связанные,
например, с деятельностью научно-консультативного совета, прекра-
щением и приостановлением деятельности суда, проведением рабо-
чих совещаний и т.п.
Таким образом, в правовой регламентации статуса изучаемых су-
дов субъектов РФ значительную роль по-прежнему играют не только
федеральные нормативные правовые акты, но и основные и специ-
альные законы субъектов
РФ, а также их регламенты. В тех субъек-
тах РФ, где приняты законы о конституционных (уставных) судах,
они определяют конкретный круг их полномочий и процессуальные
1 См., напр.: Решение Конституционного суда Республики Башкортостан от
4 июня 2004 г. № 6-Р «Об утверждении Регламента Конституционного Суда Респуб-
лики Башкортостан» // Ведомости Государственного Собрания – Курултая, Прези-
дента и Правительства Республики Башкортостан. 2004. № 12; Регламент Конститу-
ционного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 16 марта 1998 г. № Р-2-3 (до-
кумент опубликован не был); Решение Конституционного
суда Республики Карелия
от 1 февраля 2005 г. № 1 «Об утверждении Регламента Конституционного Суда Рес-
публики Карелия» // Карелия. 2005. № 13. 8 февр.; Регламент Конституционного суда
Республики Татарстан от 14 июля 2000 г. (документ опубликован не был); Постанов-
ление Законодательного собрания Санкт-Петербурга от 6 июля 2005 г. № 424
«Об утверждении Регламента Уставного Суда Санкт-Петербурга» // Вестник Законо-
дательного собрания
Санкт-Петербурга. 2006. № 1. 16 янв.; Регламент Уставного Суда
Калининградской области (ред. от 31.01.2006). Утвержден Решением Уставного суда Ка-
лининградской области от 4 июля 2005 г. // Рос. газета (г. Калининград). 2005. № 183.
19 авг.
2 См., напр.: Закон Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 г. № 250-24 «О внесении из-
менений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт-
Петербурга» // Вестник Администрации Санкт-Петербурга. 2005. № 6. 29 июня.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
120 основы деятельности. В отдельных республиках в составе Россий-
ской Федерации полномочия изучаемых судов на начальном этапе
становления регионального конституционного контроля носили
достаточно спорный характер, поскольку фактически вторгались
в сферу компетенции Конституционного Суда РФ. Вместе с тем
можно констатировать практически полное завершение процесса
приведения анализируемых нормативных правовых актов в соответ-
ствие с Конституцией РФ
и федеральным законодательством. Одна-
ко, как отмечалось, процесс не носит исключительно позитивного
характера, ибо «шаблонные» нормативные правовые акты субъек-
тов РФ минимизируют одно из основных достоинств изучаемых су-
дов, состоящее в их «приспособленности» к специфике конкретного
субъекта РФ. По нашему мнению, необходимо сохранить специфи-
ческие признаки и черты статуса конституционных (уставных)
су-
дов; правовые позиции этих органов государственной власти субъ-
ектов РФ должны характеризоваться той степенью независимости и
самостоятельности и в той мере обеспечивать баланс общефеде-
ральных и региональных интересов, в какой это обусловлено требо-
ваниями Конституции РФ.
§ 5. Правовые позиции Конституционного Суда РФ и
конституционных (уставных) судов в системе кон
ституционного контроля Российской Федерации
§ 5. Правовые позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
В юридической литературе феномен правовых позиций судов,
правоохранительных органов, адвокатуры и нотариата исследуется
достаточно часто
1. Несколько реже исследователи обращаются к про-
блемам уяснения сущности правовых позиций органов российского
судебного конституционного контроля
2.
1 См., напр.: Власенко Н.А. Налоговые правовые позиции судов. М., 2011; Ходили-
на М.В. Правовая позиция адвоката-защитника (проблемы формирования и реализа-
ции. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2013; и др.
2 См., напр.: Петров А.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской
Федерации по вопросам организации и деятельности конституционных (уставных)
судов субъектов Российской Федерации // Журнал конституционного правосудия.
2013. № 3. С. 25–32; Бородинова Т.Г. Влияние правовых позиций Конституционного
Суда РФ на пересмотр судебных решений и приговоров // Российский судья. 2013.
№ 6. С. 46–48; Алешкова И.А.
Правовые позиции Конституционного Суда Россий-

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
121 Так, под правовыми позициями Конституционного Суда РФ ис-
следователи чаще всего понимают «правовой вывод, являющийся
результатом толкования этим судом Конституции Российской Фе-
дерации и конституционного смысла иных нормативных правовых
актов, который служит юридическим основанием решений Консти-
туционного Суда Российской Федерации и носит общеобязатель-
ный и устойчивый характер»
1. Понимают под ними и «смысл закона
в трактовке, придаваемой ему Конституционным Судом, который
служит основанием для вывода Суда по конкретному делу»
2. По на-
шему мнению, решения этого Суда и выраженные в них правовые
позиции следует рассматривать, прежде всего, с позиций их право-
вой природы, т.е. как акты судебной власти, которые можно охарак-
теризовать, в том числе, и как источник конституционного права.
Некоторые авторы фактически отожествляют понятие правовой
позиции Конституционного Суда России
и конституционного (ус-
тавного) суда. Так, А.Г. Гатауллин пишет: «правовая позиция Кон-
ституционного Суда, следовательно, и правовая позиция конститу-
ционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации – это
обнаруженный в ходе исследования оспариваемой нормы принцип
или возможность решения аналогичных дел. По смыслу Федераль-
ного конституционного закона «О Конституционном Суде Россий-
ской Федерации» правовая
позиция Суда есть правовые выводы и
аргументы как результат выявления Судом положений законов и иных
нормативных правовых актов, которые устраняют конституционно-
правовую неопределенность и служат правовым основанием при
рассмотрении аналогичных проблем и, следовательно, обладают той
же юридической силой, что и решения Конституционного Суда
3.
Под правовой позицией конституционных (уставных) судов
субъектов РФ исследователи, как правило, понимают часть решения
органа конституционного правосудия, содержащую закрепление
ской Федерации: правовая природа и формы их осуществления // Российский судья.
2013. № 8. С. 6–9.
1 Кряжкова О.Н. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Феде-
рации. М., 2006. С. 39.
2 Захаров В.В. Решения Конституционного Суда как источник конституционного
права. М., 2005. С. 124.
3 См.: Гатауллин А.Г. Юридическая природа правовых позиций конституционных
(уставных) судов субъектов Российской Федерации // Российская юстиция. 2012.
№ 6. С. 46–49.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
122 особого вида нормативности, которая служит образцом для решения
вопросов в будущем, в которой выводы, сделанные судьями консти-
туционного (уставного) суда при рассмотрении конкретного дела,
подкреплены определенными основаниями
1. Нередко ее определя-
ют и как содержащийся в решении суда, принятого в пределах пол-
номочий субъекта РФ и компетенции суда, общий вывод, который
стал результатом приведенной судом правовой аргументации и на
основании которого формируется окончательный вывод суда о кон-
ституционности оспариваемой нормы или о толковании конститу-
ции (устава) субъекта РФ
2. По мнению Н.В. Витрука, решения изу-
чаемых судов и содержащиеся в них правовые позиции обладают
юридической силой, равной конституции (уставу) субъекта РФ.
«Правовые позиции конституционных (уставных) судов субъек-
тов РФ, – замечает ученый, – обладая основными качествами нор-
мативных актов, прецедентов, таковыми не являются …Они являют-
ся источниками российского конституционного права
и иных от-
раслей, дополняют конституции и уставы субъектов РФ, составляя
часть конституционного права субъекта РФ и входя в содержание
конституционного права Российской Федерации»
3.
Имеют место и другие точки зрения в отношении понимания
правовых позиций конституционных (уставных) судов субъек-
тов РФ; в частности, они характеризуются следующим образом:
– это «правовые выводы суда, являющиеся результатом интер-
претации судом конституционных (уставных) норм субъектов РФ,
истолкования им конституционного (уставного) смысла положений
действующих законов субъектов РФ, других нормативных актов,
применения
им федерального законодательства, служащие право-
вым основанием итогового решения конституционного (уставного)
суда»
4;
1 См.: Бастен И.С. Решения Конституционного Суда Российской Федерации,
конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации как источники
конституционного права России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2003.
С. 11.
2 См.: Геворкян Т.И. Правовые позиции конституционных и уставных судов субъ-
ектов Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 10.
3 Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и
процесс: Учеб. пособие. 2-е изд. М., 2005. С. 474.
4 Гошуляк В.В. Решения конституционных (уставных) судов субъектов Российской
Федерации как источник права // Законодательство и экономика. 2007. № 9. С. 9–18.

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
123 – это «самостоятельный источник права»
1;
– это «объективированный в решении суда результат толкования
положений конституции (устава) и иных нормативных правовых
актов, который отражает понимание судом значимой юридической
проблемы и способствует ее разрешению»
2 и т.д.
Правовые позиции конституционных (уставных) судов субъек-
тов РФ выражены в достаточно большом количестве судебных ре-
шений. Особое внимание вызывает деятельность тех конституцион-
ных судов республик в составе Российской Федерации, которые
в своих решениях анализировали проблемы применения норм Кон-
ституции РФ, обращались к вопросам, связанным с суверенитетом
субъектов РФ,
государственным строительством и федеративным
устройством. Так, конституционные суды республик Татарстан
и Башкортостан на протяжении длительного времени предприни-
мали попытки обосновать наличие у этих республик статуса суве-
ренных государств. В этой связи правовая позиция, выраженная в их
актах, зачастую представляется не бесспорной
3. Мы разделяем
мнение ученых о том, что «имеющее еще советскую государственно-
правовую традицию конституционное использование по отноше-
нию к статусу субъекта РФ термина «государство» («республика
(государство»), т.е. доктрина «несуверенного государства», возник-
шая и применяемая исключительно в рамках теории союзно-
организованного федеративного государства, не отражает юридиче-
скую природу России как единого
конституционно-организо-
ванного федеративного государства, следовательно, изначально
являлась конституционно-правовым артефактом»
4. В Российской
1 Гаврюсов Ю.В. Проблемы становления конституционной юстиции в субъектах
Российской Федерации. Сыктывкар, 2005. С. 12.
2 Батурин П.В. Правовые позиции в конституционном судопроизводстве и про-
блемы применения международно-правовых норм: Дис. … канд. юрид. наук. Челя-
бинск, 2006. С. 9.
3 В актах конституционных судов этих субъектов РФ в 2002–2003 гг. можно было
уже обнаружить попытки «сгладить остроту» соответствующих выводов и суждений.
В частности, в судебных решениях стали активно использоваться выражения типа
«в той мере, в какой это не затрагивает интересы Российской Федерации», «в рамках
установленных Конституцией Российской Федерации», «вне пределов ведения и
полномочий
Федерации» и т.п. К 2006–2007 гг. конституционные суды субъектов РФ
практически не анализируют эти проблемы. – Прим. авт.
4 Габрелян Э.В. Конституционно-правовой статус Российской Федерации: Авто-
реф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
124 Федерации имел место исторический период, когда «в силу тенден-
ций ложно понятой суверенизации и проявлений сепаратизма,
а также в силу объективных факторов (например, отставание феде-
рального законодательства в регулировании динамично развиваю-
щихся отношений)» ряд положений конституций и уставов субъек-
тов РФ противоречил установлениям федеральной Конституции
1.
Так, например, в постановлении Конституционного Суда Рес-
публики Татарстан от 7 февраля 2003 г. имело место утверждение
о том, что республика Татарстан является особым субъектом РФ,
лишь «объединенным» с Российской Федерацией на основе консти-
туций Российской Федерации и Республики Татарстан, а также
соответствующего договора о разграничении полномочий
2. В поста-
новлении этого же Суда от 11 января 2002 г. было высказано сужде-
ние о том, что пункт «ж» ст. 71 и ч. 1 ст. 76 Конституции РФ не пре-
пятствует органам власти Республики Татарстан осуществлять
полномочия в финансовой сфере самостоятельно
3. Позднее орган
конституционного контроля Республики Татарстан вновь обратился
к этому вопросу, подтвердив, что в силу п. 4 ч. 2 ст. 89 Конституции
Республики Татарстан в ведении Государственного совета этого
субъекта РФ находится законодательное регулирование отношений
бюджетно-финансовой системы. В 2002 г. Конституционный суд
Республики постановил, что ч. 1 ст. 5 Конституции Республики
Татарстан, согласно которой территория Республики едина и
неприкосновенна,
характеризует основы конституционного строя
этого субъекта РФ и т.д. 4
1 Витрук Н.В. Верность Конституции. М., 2008. С. 66.2 Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 7 февраля 2003 г.
№ 8-П «По делу о толковании положения части первой статьи 1 Конституции Рес-
публики Татарстан» // Республика Татарстан. 2003. № 30–31.
3 Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 11 января
2002 г. № 2-П «По делу о толковании отдельных положений пункта 2 части второй
статьи 119 Конституции Республики Татарстан» // Республика Татарстан. 2002. № 11.
4 Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 30 мая 2003 г.
№ 9-П «По делу о толковании отдельных положений статей 5, 21, 91 Конституции
Республики Татарстан» // Республика Татарстан. 2003. № 30–31. См. также: Поста-
новление Конституционного суда Республики Татарстан от 17 июля 2003 г. № 10-П //
Республика Татарстан. 2003. № 146; Постановление Конституционного суда Респуб-
лики Татарстан от 30 мая 2003 г. № 9-П // Республика
Татарстан. 2003. № 30–31;
Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 7 февраля 2003 г.
№ 8-П // Республика Татарстан. 2003. № 30–31; Определение Конституционного
суда Республики Татарстан от 15 сентября 2003 г. № 5-О // Республика Татарстан.

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
125 Исследование такой судебной практики дает основания согласить-
ся с мнением о том, что политико-правовая природа деятельности
отдельных конституционных судов субъектов РФ была, по меньшей
мере, сложной и противоречивой
1. Конституционный суд Татарстана,
признавая суверенитет Республики, тем самым длительное время не
воспринимал позиции Конституционного Суда РФ и, следовательно,
«нарушал основы конституционного правосудия в государстве»
2.
Традиционно много внимания уделял проблемам федеративных
отношений Конституционный суд Республики Башкортостан, кото-
рый неоднократно выражал правовую позицию, согласно которой
«государственный суверенитет» следует понимать как «обладание
Башкортостаном всей полнотой государственной власти», правда,
«вне пределов ведения России и ее полномочий по предметам со-
вместного ведения России и ее субъектов, предусмотренных ст. 5
(ч. 3), 73, 76 (
ч. 4) Конституции России» 3.
Изучение судебной практики конституционных судов Татарстана
и Башкортостана дает представление об их позиции в отношении
положения этих республик в федеративном государстве. Не отрицая
того обстоятельства, что Татарстан и Башкортостан – субъекты РФ,
региональные органы конституционного контроля подчеркивали,
что это вместе с тем и самостоятельные государства, «объединенные
с Российской Федерацией». Даже на рубеже 2007–2009 гг.
члены
этих судов нередко высказывали суждение о том, что на «федераль-
ном уровне базовые принципы федерализма далеко не всегда нахо-
дят понимание. Так, не учитывается мнение субъектов РФ при при-
нятии законов по предметам совместного ведения; в этом случае
принимаются законы, которые не оставляют никакой возможности
субъектам РФ для самостоятельного правового регулирования»
4.
2003. № 131; Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 15 ок-
тября 2002 г. № 7-П // Республика Татарстан. 2002. № 211 и др.
1 См.: Выстропова А.В. Развитие конституционного правосудия в Российской Фе-
дерации // Материалы Всероссийской конференции «Конституционные основы су-
дебной власти». М., 2004. С. 71.
2 См.: Выстропова А.В. Указ. соч. С. 71.3 Постановление Конституционного суда Республики Башкортостан от 4 октября
2000 г. № 14-П «По делу о толковании отдельных положений статей 1, 3 и 69 Консти-
туции Республики Башкортостан» // Советская Башкирия – Известия Башкортоста-
на. 2000. № 199(24679). 7 окт.
4 Демидов В.Н., Мухаметшин Ф.Х. Конституционная (уставная) юстиция как фак-
тор развития российского федерализма // Государство и право. 2007. № 2. С. 48.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
126Следует отметить, что конституционные суды других субъектов РФ
также обращались к проблемам суверенитета, государственного
строительства и федеративного устройства. В частности, Конститу-
ционный суд Кабардино-Балкарии анализировал правоотношения,
возникшие после введения института гражданства этой Республики.
Судом была сформулирована правовая позиция, согласно которой
действие соответствующих норм может распространяться только на
граждан Российской Федерации, постоянно
проживающих на тер-
ритории Кабардино-Балкарии, а использование термина «гражда-
нин Кабардино-Балкарской Республики» не означает конституци-
онного закрепления двойного гражданства, не изменяет первично-
сти и единства гражданства Российской Федерации, не отрицает и
не умаляет основ правового статуса личности, предусмотренных
Конституцией Российской Федерации
1. Спорным является также
вывод Конституционного суда Республики Коми, сделанный в ходе
анализа вопросов регулирования прав национальных меньшинств,
отнесенных, как известно, Конституцией РФ (п. «в» ст. 71) к исклю-
чительному ведению Российской Федерации. Однако судьи Консти-
туционного суда Республики Коми посчитали, что отдельным зако-
ном на федеральном уровне данный вопрос не урегулирован, и,
со-
ответственно, защита прав национальных меньшинств должна быть
отнесена и к ведению Российской Федерации, и одновременно к
совместному ведению Российской Федерации и Республики Коми
2.
Примерно на рубеже 2008–2009 гг. анализируемые суды стали
занимать в отношении проблем федерализма, государственного
1 См., напр.: Постановление Конституционного суда Кабардино-Балкарской Рес-
публики от 28 июля 2003 г. № П-1-7 «По делу о толковании частей 2 и 3 статьи 6 Кон-
ституции Кабардино-Балкарской Республики в связи с запросом Парламента Кабар-
дино-Балкарской Республики» // Кабардино-Балкарская правда. 2003. № 180. См.
также: Постановление Конституционного суда Кабардино-Балкарской Республики
от 28 июля 2003 г. №
П-1-7 «По делу о толковании частей 2 и 3 статьи 6 Конституции
Кабардино-Балкарской Республики в связи с запросом Парламента Кабардино-
Балкарской Республики» // Кабардино-Балкарская правда. 2003. № 180; Постановле-
ние Конституционного суда Кабардино-Балкарской Республики от 9 февраля 2000 г.
№ П-1-2 «По делу по запросу Совета Республики, Парламента Кабардино-Балкарской
Республики о проверке конституционности постановления Правительства
Кабардино-
Балкарской Республики от 10 июля 1999 г. № 317…» // Кабардино-Балкарская правда.
2000. № 29 и др.
2 Постановление Конституционного суда Республики Коми от 24 октября 1997 г.
«По делу о толковании пунктов «б», «ж» и «м» части 1 статьи 64 Конституции Респуб-
лики Коми».

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
127 единства, суверенитета совершенно иную позицию. Так, например,
в постановлении Конституционного суда Республики Саха (Якутия)
от 18 февраля 2009 г. № 2-П «По делу о толковании положений аб-
зацев 2, 9 преамбулы, частей 3, 4 и 5 статьи 1 Конституции (Основ-
ного закона) Республики Саха (Якутия) в редакции текста от 17 ок-
тября 2002 года» был сформулирован следующий вывод
1. В абза-
цах 2, 9 преамбулы, частях 3, 4 и 5 статьи 1 Конституции (Основного
закона) Республики Саха (Якутия) в редакции от 17 октября 2002 г.
содержались словосочетания «Декларация о государственном суве-
ренитете», «всех граждан республики», «суверенитет Республики
Саха (Якутия) означает меру ее самостоятельности...», «ее народ» и
«народ выражает свою суверенную волю». Прокурор Республики,
полагая, что в них «выражаются
государственный суверенитет, про-
тивопоставление воли народа Республики Саха (Якутия) воле мно-
гонационального народа Российской Федерации и закрепляется
гражданство Республики Саха (Якутия), просил истолковать приве-
денные положения Конституции (Основного закона) Республики
Саха (Якутия)»
2.
Конституционный суд этого субъекта РФ обратил внимание на
то обстоятельство, что Законом Республики Саха (Якутия) в 2002 г.
были внесены изменения в ст. 38 абз. 3 и ст. 49 абз. 1, ч. 2 ст. 65 Кон-
ституции Саха (Якутии). Термины «суверенитет», «государственный
суверенитет» были заменены словосочетанием «национально-госу-
дарственный статус». Законом Республики Саха (Якутия) от 25 ап-
реля 2006 г.
была исключена из текста Основного закона ст. 12, пре-
дусматривавшая гражданство Республики Саха (Якутия). Таким об-
разом, предметом рассмотрения по настоящему делу стало лишь
«истолкование словосочетаний, обозначенных в преамбуле и ста-
тье 1 Конституции Республики Саха (Якутия)»
3.
По мнению судей Конституционного суда Якутии, содержащееся
в абз. 9 преамбулы Конституции Республики Саха (Якутия) слово-
сочетание «граждане республики» связано с положением Закона
РСФСР от 28 ноября 1991 г. № 1948-I «О гражданстве РСФСР»,
1 Постановление Конституционного суда Республики Саха (Якутия) от 18 февра-
ля 2009 г № 2-П «По делу о толковании положений абзацев 2, 9 преамбулы, частей 3,
4 и 5 статьи 1 Конституции (Основного закона) Республики Саха (Якутия) в редакции
текста от 17 октября 2002 г.» //Якутские ведомости. 2009. № 16. 14 марта.
2 Там же.3 Там же.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
128 согласно которому граждане РСФСР, постоянно проживающие на
территории республики в составе РСФСР, объявлялись одновре-
менно гражданами этой республики (ч. 2 ст. 2). Закон РСФСР ис-
пользовал понятие «граждане республики в составе РСФСР» для
обозначения граждан РСФСР, проживающих на территории рес-
публики в составе Российской Федерации.
Из этого следует согласно правовой позиции этого Суда,
что ни
законодатель Республики Саха (Якутия), ни правоприменительный
орган не могут придавать словосочетанию «граждане республики»,
содержащемуся в абз. 9 преамбулы Конституции Республики, того
смысла, по которому за Республикой Саха (Якутия) признавалось бы
гражданство. С учетом того, как Закон РСФСР использовал термин
«граждане» и «проживающие», в абз. 9 преамбулы Конституции Рес-
публики термин «граждане республики» употребляется
для обозначе-
ния граждан Российской Федерации, проживающих в республике.
Особый интерес вызывает более современная интерпретация
понятия «суверенитет»; теперь он, по мнению судей, использован
не в его обычно-нормативном смысле, т.е. как выражение первич-
ности, независимости и верховенства государственной власти
единого государства, а в условно-синонимическом – как мера само-
стоятельности части этого
субъекта РФ – Республики Саха (Якутия).
Причем положение ч. 3 ст. 1 Конституции (Основного закона) Рес-
публики Саха (Якутия) о суверенитете Республики Саха (Якутия)
как «меры ее самостоятельности в обеспечении своего экономиче-
ского, социального и культурного развития и обладания ею всей
полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской
Федерации и полномочий Российской Федерации по
предметам
совместного ведения Российской Федерации и Республики Саха
(Якутия)» не наделяет Республику свойствами суверенного государ-
ства, не направлено на ограничение государственного суверенитета
Российской Федерации, не нарушает конституционное равноправие
других субъектов РФ, а отражает реализацию права народа Респуб-
лики на самоопределение, свободу волеизъявления в избрании фор-
мы своей государственности, выражает право республики развивать
свою
государственность и самостоятельно осуществлять государст-
венную власть 1.
1 Постановление Конституционного суда Республики Саха (Якутия) от 18 февра-
ля 2009 г № 2-П «По делу о толковании положений абзацев 2, 9 преамбулы, частей 3,

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
129 По нашему мнению, конституционные (уставные) суды субъек-
тов РФ внесли значительный вклад в процесс разработки наиболее
оптимальных форм взаимоотношений Российской Федерации и ее
субъектов, ибо они занимают особое место в системе органов госу-
дарственной власти субъектов РФ, являясь не только органами по
защите конституционного строя, рассматривающими дела в порядке
конституционного судопроизводства. Их
деятельность, как справед-
ливо замечают исследователи, является также показателем развития
федеративных отношений, степени «демократизации» общества
в регионах
1. Несмотря на наличие большого числа спорных право-
вых позиций конституционные (уставные) суды субъектов РФ со-
действовали укреплению основ российского государства и федера-
лизма. К примеру, анализируя их акты, М.А. Митюков еще в 2003 г.
замечал, что они могут служить примером «точности аргументации
необходимости приведения нормативной базы в соответствие с фе-
деральным
законодательством… Конституционные (уставные) суды
не тиражируют ошибки своих конституций (уставов), а следуют бук-
ве и духу федеральной Конституции»
2. Причем во многих актах изу-
чаемых органов, как замечают ученые, «решены кардинальные зада-
чи организации государственной власти в субъектах РФ, проблемы
взаимоотношений с местным самоуправлением, устранения кон-
фликтов между законодательной и исполнительной властями в ре-
гионах. В большинстве случаев практика этих судов соответствовала
федеральному законодательству и позициям Конституционного Су-
да Российской
Федерации» 3. Так, например, в определении Консти-
туционного суда Республики Бурятия от 30 июня 1999 г. по запросу о
проверке ряда положений Закона «О статусе депутата Народного
4 и 5 статьи 1 Конституции (Основного закона) Республики Саха (Якутия) в редакции
текста от 17 октября 2002 г.».
1 См.: Демидов В.Н., Мухаметшин Ф.Х. Конституционная (уставная) юстиция как
фактор развития российского федерализма // Государство и право. 2007. № 2. С. 48.
2 Митюков М.А. Проблема «третьего срока» в решениях уставного суда // Россий-
ская юстиция. 2003. № 6. С. 8. См. также: Постановление Конституционного суда
Республики Башкортостан от 5 февраля 2002 г. № 18-П «По делу о конституционно-
сти части пятой статьи 37, части первой статьи 55, части первой статьи 56 Кодекса
Республики Башкортостан о выборах…» // Ведомости… Башкортостан. 2002. № 6.
Ст. 402.
3 Митюков М.А. Акты Конституционного Суда Российской Федерации и консти-
туционных (уставных) судов субъектов Федерации: Общая характеристика и стати-
стический анализ // Журнал российского права. 2001. № 6. С. 15–24.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
130 Хурала Республики Бурятия» было указано, что законодательство
субъекта РФ не может исключать возможность привлечения депута-
та законодательного (представительного) органа к уголовной либо
административной ответственности, установленной федеральным
законодательством, и тем самым определять не предусмотренный
Конституцией РФ и федеральным законом порядок осуществления
правосудия
1.
Важное значение имели правовые позиции конституционных
(уставных) судов субъектов РФ, принятые на рубеже XX–XXI вв. в сфе-
ре оптимизации организации административно-хозяйственной дея-
тельности субъектов РФ, обеспечения прав, свобод и законных ин-
тересов человека и гражданина, развития институтов гражданского
общества, органов местного самоуправления. Ученые обоснованно
полагают, что можно определить три сферы деятельности,
в которых
роль органов конституционного контроля чрезвычайно высока и
имеет большое значение в любом государстве: защита основного
закона государства; толкование конституции; защита основных прав
и свобод человека и гражданина
2. Так, Б.С. Эбзеев отмечал, что все
цели конституционного судопроизводства органически связаны с пра-
вами и свободами, т.е. их защита является не только важнейшей,
но и «сквозной» функцией органов судебного конституционного
контроля
3.
Конституционные (уставные) суды субъектов РФ в данный пери-
од уже создавали дополнительные гарантии для реализации консти-
туционного права человека и гражданина на судебную защиту (ч. 1
ст. 46 Конституции РФ)
4. Так, например, Конституционный суд
1 См.: Будаев К.А. Обеспечение единого правового пространства – важный аспект
деятельности органов конституционного контроля субъектов РФ // Журнал россий-
ского права. 2001. № 10. С. 74–79.
2 См.: Куликов А.В., Герасимова Е.В. Развитие функции защиты прав и свобод че-
ловека в деятельности органов конституционной юстиции (сравнительно-правовой
аспект) // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 10. С. 27–28.
3 См.: Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд.
М., 1997. С. 160–161.
4 См. подробнее: Хадипаш А.К. Конституционно-правовые основы государствен-
ной власти в Республике Адыгея: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2007.
С. 7; Юсупова Е. Конституционное (уставное) правосудие субъектов РФ – неотъем-
лемый элемент в механизме защиты прав человека // Право и экономика. 2006. № 12.
С. 97–98; Демидов В.Н., Мухаметшин Ф.Х.
Конституционная (уставная) юстиция как
фактор развития российского федерализма // Государство и право. 2007. № 2. С. 48 и др.

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
131 Республики Татарстан при рассмотрении дела по жалобе граждани-
на на нарушение его конституционных прав и свобод положениями
постановления Кабинета министров Республики от 24 декабря 2004 г.
№ 564, пришел к выводу о том, что в период действия оспаривае-
мого постановления на федеральном уровне не существовало право-
вых норм, допускающих возможность дифференциации нормативов
потребления жилищно-
коммунальных услуг в зависимости от коли-
чественного состава семьи 1.
Следует отметить, что, разумеется, не всегда оспариваемые акты
признавались на данном этапе неконституционными, но соответст-
вующие позиции конституционных (уставных) судов субъектов РФ
тем не менее обеспечивали защиту прав и свобод человека и гражда-
нина. Так, обращает на себя внимание дело, рассмотренное
Уставным судом Свердловской области в начале 2006 г., по запросу
о соответствии
Уставу ряда нормативных правовых актов. Законом
Свердловской области от 16 мая 2005 г. № 44-ОЗ круг лиц, имеющих
право на получение социальной поддержки, был ограничен лишь
ветеранами труда, достигшими возраста, дающего право на трудо-
вую пенсию по старости. Кроме того, законодатель предусмотрел
обязанность Свердловской области предоставлять всем ветеранам
труда без каких-либо дополнительных условий меры
социальной
поддержки только в период с 1 января 2005 г. по 28 мая 2005 г.
По мнению Уставного суда, оспариваемая заявителем редакция
абз. 1 ст. 11 областного Закона «О социальной поддержке ветеранов в
Свердловской области» не могла рассматриваться правопримени-
тельной практикой как лишающая заявителя права на получение
мер социальной поддержки, поскольку все ветераны труда, полу-
чившие такое право в
соответствии с прежней редакцией Закона,
не могут быть лишены данного права последующим его изменением.
Уставный суд Свердловской области сформулировал позицию,
согласно которой нормативные положения абз. 1 ст. 11 Закона
Свердловской области «О социальной поддержке ветеранов в
Свердловской области» по их уставно-правовому смыслу в системе
1 Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 18 июля 2006 г.
№ 21-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Постановле-
ния Кабинета министров Республики от 24 декабря 2004 г. № 564 «О предоставлении
субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг в Республике Татарстан» в связи
с жалобой гражданина Д.Х. Ахмадеева» // СПС «КонсультантПлюс».

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
132 действующего нормативно-правового регулирования не препятству-
ют ветеранам труда, получившим право на социальную поддержку
в соответствии с редакцией областного Закона от 25 ноября 2004 г.,
пользоваться этим правом
1.
В постановлении Уставного суда Санкт-Петербурга от 19 июня 2007 г.
№ 002/07-П анализировались положения Закона Санкт-Петербурга от
15 марта 2006 г. № 100-15 «О специализированном жилищном фонде
Санкт-Петербурга»
2. Было установлено, что при исключении жилых по-
мещений в общежитиях из состава специализированного жилищного
фонда города и включении их в состав жилищного фонда социального
использования Санкт-Петербурга за гражданами Российской Федера-
ции, проживающими в жилых помещениях в общежитии, при условии,
что они вселены в данные жилые помещения с соблюдением норм пре-
доставления площади жилого помещения и имеют право пользования
данными жилыми помещениями по установленным законом основани-
ям, сохраняется право пользования жилыми помещениями на условиях
договора социального найма. Суд пришел к выводу о том, что, принимая
в 2006 г. данный акт, законодатель Санкт-Петербурга был обязан руко-
водствоваться федеральным Жилищным кодексом и, в частности, его
положениями
, определяющими целевое назначение жилых помещений
в общежитиях и жилых помещений жилищного фонда социального ис-
1 См.: Определение Уставного суда Свердловской области от 19 января 2006 г.
№ 19 «По делу о соответствии Уставу Свердловской области абзаца 1 статьи 11 Закона
Свердловской области «О социальной поддержке ветеранов в Свердловской области»
(в редакции Областного закона от 16 мая 2005 года № 44-ОЗ) и пунктов 1 (под-
пункт 9), 2, 3, 4, 5 Положения об удостоверении права получения мер социальной
поддержки в
соответствии с законами Свердловской области «О социальной под-
держке ветеранов Свердловской области», «О социальной поддержке реабилитиро-
ванных лиц и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий, в Сверд-
ловской области» и «О социальной защите граждан, проживающих на территории
Свердловской области, получивших увечье или заболевание, не повлекшее инвалид-
ности, при прохождении военной службы
или службы в органах внутренних дел Рос-
сийской Федерации в период действия чрезвычайного положения либо вооруженного
конфликта», утвержденного постановлением Правительства Свердловской области от
28 декабря 2004 г. № 1178-ПП» // Материалы официального сайта Уставного суда
Свердловской области.
2 См.: Постановление Уставного суда Санкт-Петербурга от 19 июня 2007 г.
№ 002/07-П «По делу о проверке соответствия Уставу Санкт-Петербурга отдельных
положений статьи 3 Закона Санкт-Петербурга от 15 марта 2006 г. № 100-15 «О специа-
лизированном жилищном фонде Санкт-Петербурга» по жалобе граждан Н.В. Злоказо-
вой, Н.А. Кицак, В.Н. Павленко» // Материалы официального
сайта Уставного суда
Санкт-Петербурга. Mode of access: www. spbustavsud. ru.

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
133 пользования, а также положениями, разграничивающими компетенцию
органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов
в области жилищных отношений. Однако законодателем Санкт-
Петербурга был введен объективно не оправданный порядок предостав-
ления жилых помещений на условиях договора социального найма.
Данное правовое регулирование не обеспечивало гражданам, состоящим
на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях
, реализацию га-
рантированного Уставом Санкт-Петербурга права на жилище с соблю-
дением принципа равенства
1.
Конституционные (уставные) суды субъектов РФ осуществляли
свою деятельность и в других направлениях, которые являлись весьма
важными на современном историческом этапе, ибо содействуют, в ча-
стности, реализации и такой формы народовластия, как местное само-
управление
2. Реализуемая в Российской Федерации муниципальная
реформа обусловила значительное расширение полномочий муници-
пальных образований, предопределила все более частое обращение
конституционных и уставных судов к соответствующим проблемам
3.
Так, например, в Послании Конституционного суда Карелии Законо-
дательному собранию данного субъекта РФ подчеркивалось, что наи-
большее число рассмотренных дел связано с проверкой на соответствие
Основному закону Республики нормативных правовых актов органов
местного самоуправления
4. Аналогичная ситуация складывалась и в
1 Постановление Уставного суда Санкт-Петербурга от 19 июня 2007 г. № 002/07-П
«По делу о проверке соответствия Уставу Санкт-Петербурга отдельных положений
статьи 3 Закона Санкт-Петербурга от 15 марта 2006 г. № 100-15 «О специализированном
жилищном фонде Санкт-Петербурга» по жалобе граждан Н.В. Злоказовой, Н.А. Кицак,
В.Н. Павленко».
2 См.: Захаров А. О некоторых правовых позициях органов конституционного (ус-
тавного) контроля субъектов РФ в сфере местного самоуправления // Конституцион-
ное право: восточноевропейское обозрение. 2004. № 2. С. 219.
3 См. подробнее: Жаромских Д.Г. Конституционное право на осуществление мест-
ного самоуправления и его защита судебными органами конституционного (устав-
ного) контроля в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2001.
4 См.: Послание Конституционного суда Республики Карелия Законодательному
собранию Республики Карелия о состоянии конституционной законности в Респуб-
лике Карелия в 2006 г. // Официальный сайт Конституционного суда Республики
Карелия. Mode of access: http://ksrk.karelia.ru. См. также: Постановление Конституци-
онного суда Республики Коми от 10 октября 2007 г. «По делу о проверке соответствия
Конституции Республики Карелия некоторых положений абзаца 3 статьи 3 Закона
Республики Карелия «
О социальной поддержке отдельных категорий граждан и при-
знании утратившими силу некоторых законодательных актов Республики Карелия»

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
134 других субъектах РФ; соответствующая практика может быть охаракте-
ризована на примере рассмотрения обращения гражданина в Уставный
суд Свердловской области о несоответствии муниципального норма-
тивного правового акта Уставу Свердловской области
1. Удовлетворив
требования обратившегося, Суд подчеркнул, что в соответствии со
ст. 90 Устава Свердловской области местное самоуправление осуществ-
ляется на основе общих правовых, территориальных, организационных
и экономических принципов организации местного самоуправления,
установленных Конституцией РФ и федеральными законами, которым
и должны соответствовать нормативные правовые акты органов и
должностных лиц местного самоуправления.
Следует отметить, что изучаемые суды
обеспечивали общефеде-
ральные интересы, проверяя, в частности, на предмет соответствия
конституции (устава) субъекта РФ и законы, определяющие их соб-
ственный статус. Так, в 2005 г. Уставным судом Санкт-Петербурга
были признаны не соответствующими Основному закону данного
субъекта РФ положения Закона Санкт-Петербурга от 24 мая 2000 г.
№ 241-21 «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга». В соответствии
с проверяемым актом правом внесения в Законодательное собрание
Санкт-Петербурга представлений в отношении кандидатов на
должности судей наделялись группы депутатов Законодательного
собрания Санкт-Петербурга (не менее семи депутатов), а также Со-
вет судей г. Санкт-Петербурга. Признаны также не соответствую-
щими Уставу г. Санкт-Петербурга положения п. 2 и 3 ст. 15 указан-
ного Закона
в части установленной в них возможности повторного пе-
реизбрания на должность судьи Уставного суда г. Санкт-Петербурга.
Также не соответствующими Основному закону признаны положе-
ния ст. 17 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт-
в связи с обращением гражданки Тепонайнен Ирины Николаевны»; Постановление
Конституционного суда Республики Карелия от 8 ноября 2007 г. «По делу о проверке
соответствия Конституции Республики Карелия некоторых положений абзаца 2 час-
ти 3 статьи 6 Закона Республики Карелия «Об образовании» в связи с обращением
прокурора Республики Карелия» // Официальный сайт Конституционного Суда Рес-
публики Карелия. Мode of access: http://ksrk.karelia.ru.
1 См.: Постановление Уставного суда Свердловской области от 14 февраля 2006 г.
«По делу о соответствии Уставу Свердловской области пункта 6.4. Положения
«О передаче в аренду объектов муниципального нежилого фонда города Екатерин-
бурга», утвержденного решением Екатеринбургской городской Думы от 30 декабря
1996 г. № 9/1, и пункта 1.3 Приложения № 1 к данному Положению» // Областная
газета. 2006. № 45–47. 18 дек.

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
135 Петербурга», устанавливающие пятилетний срок полномочий судьи
Уставного суда, как не обеспечивающие их независимость
1.
В целях подтверждения своих правовых позиций конституционные
(уставные) суды субъектов РФ использовали, как замечал В.В. Гошу-
ляк, следующую аргументацию, которая включает в себя примене-
ние не только нормативных правовых актов и документов, в том
числе международных, но и правовых позиций Конституционного
Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ
2.
1. Нормы Конституции Российской Федерации как основа выво-
дов конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Так, например,
Уставный суд Санкт-Петербурга в своем постановлении от 2 октября
2002 г. по делу о толковании положений п. 5 ст. 40 Устава города при-
менил ст. 72 и 77 Конституции РФ
3. Уставный суд Свердловской об-
ласти 3 октября 2002 г. признал не соответствующим Уставу области
постановление главы муниципального образования «Город Екате-
ринбург» «О повышении стоимости проезда в городском пассажир-
ском транспорте». Согласно позиции суда, сославшегося на п. «ж»
ст. 71 федеральной Конституции, органы местного самоуправления
не решают вопросы ценообразования, которые отнесены к компетен-
ции органов
государственной власти 4. В последующем время количе-
ство таких решений многократно увеличилось 5.
1 Постановление Уставного суда г. Санкт-Петербурга от 22 марта 2005 г. № 129-П
«По делу о проверке соответствия Уставу Санкт-Петербурга положений пунктов 2 и 3
статьи 17 Закона Санкт-Петербурга от 24 мая 2000 года № 241-21 «Об Уставном Суде
Санкт-Петербурга» по запросу депутатов Законодательного собрания Санкт-Петер-
бурга Ю.П. Гладкова, С.В. Гуляева, А.Г
. Крамарева, В.Е., Мартыненко, К.Э. Сухен-
ко». Мode of access: www.ustavsud.ur.ru.
2 См. подробнее: Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное правосу-
дие в субъектах Российской Федерации. М., 2006. С. 172–205; Гошуляк В.В. Правовая ар-
гументация при выработке правовых позиций конституционных и уставных судов субъек-
тов Российской Федерации // Законодательство и экономика. 2004. № 11. С. 14–23.
3 Постановление Уставного суда Санкт-Петербурга от 2 октября 2002 г. № 042-П
«По делу о толковании положений пункта 5 статьи 40 Устава Санкт-Петербурга» //
Санкт-Петербургские ведомости. 2002. № 189.
4 Постановление Уставного суда Свердловской области от 3 октября 2002 г.
«По делу о соответствии Уставу Свердловской области пункта 23 Положения «О му-
ниципальном унитарном предприятии города Екатеринбурга», утвержденного реше-
нием Екатеринбургской городской Думы от 9 декабря 1997 г. № 30/3…» // СЗ Сверд-
ловской области. 2002. № 10. Ст. 1305.
5 См., напр.: Определение Конституционного суда Республики Башкортостан от
14 июля 2009 г. № 38-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Его-
рова Виктора Константиновича на нарушение его конституционных прав отдельными

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
1362. Нормы международного права как основа выводов конститу-
ционных (уставных) судов субъектов РФ. Как отмечают исследова-
тели, использование в судебных решениях ссылок на общепризнан-
ные принципы и нормы международного права, международные
договоры Российской Федерации, решения Европейского Суда по
правам человека в качестве дополнительного обоснования собст-
венной правовой позиции, во-первых, усиливает эту
позицию, а, во-
вторых, демонстрирует «самодостаточность» собственных конститу-
ционных (уставных) норм
1. Так, к примеру, Конституционный суд
Республики Карелия в своем постановлении от 21 апреля 2003 г. не
только сослался на Европейскую хартию местного самоуправления,
но и дал ей свое «толкование». В постановлении подчеркивается,
что Хартия предполагает «право органов местного самоуправления в
рамках национальной экономической политики обладать достаточ-
ными собственными финансовыми средствами, которыми они мо-
гут
свободно распоряжаться при осуществлении своих функций» 2.
3. Нормы федеральных законов как основа выводов конституци-
онных (уставных) судов субъектов РФ. В частности, Конститу-
ционный суд Республики Саха (Якутия) 7 июля 2003 г. вынес поста-
новление по делу о толковании ч. 1 ст. 62 Конституции Республики
Саха (Якутии), применив положения Федерального закона «Об об-
щих принципах организации законодательных (представительных)
и исполнительных органов государственной
власти субъектов Рос-
сийской Федерации». Конституционный суд Республики указал,
что «федеральный закон допускает, что конституцией (уставом)
субъекта РФ право законодательной инициативы может быть пре-
нормами Временного положения о порядке предоставления в аренду земельных участков
гражданам, являющимся инвалидами с нарушениями функций опорно-двигательного
аппарата, под установку временных металлических гаражей для личного автотранспорта в
городском округе город Уфа Республики Башкортостан, утвержденного постановлением
главы Администрации городского округа г. Уфа Республики Башкортостан от 7 сентября
2006 года № 4410» // Ведомости Государственного собрания – Курултая, Президента
и
Правительства Республики Башкортостан. 2009. № 18 (312). Ст. 1201.
1 См.: Переплеснина Е.М. Общепризнанные принципы и нормы международного пра-
ва, международные договоры Российской Федерации в практике конституционных (ус-
тавных) судов субъектов Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 11.
2 Постановление Конституционного суда Республики Карелия от 21 апреля
2003 г. «О соответствии Конституции Республики Карелия части 2 статьи 28 закона
Республики Карелия «О республиканском бюджете на 2003 год» // СЗ Республики
Карелия. 2003. № 4.

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
137 доставлено и иным органам, общественным организациям, находя-
щимся на территории данного субъекта РФ»
1.
4. Основные законы и иные нормативные правовые акты субъек-
тов РФ как основа выводов конституционных (уставных) судов субъ-
ектов РФ. К примеру, в постановлении Конституционного суда Рес-
публики Саха (Якутия) от 9 июля 2002 г. «По делу о проверке
конституционности положения ст. 28 Закона Республики «Об улус-
ной, городской (города республиканского значения) администрации
в Республике
Саха (Якутия)», согласно которой глава администрации
не вправе состоять в руководящих органах политических партий, пра-
вовыми аргументами для обоснования позиции суда стали: ст. 4 Кон-
ституции Республики Саха (Якутия) и ст. 3, 19 Закона Республики
«О государственной службе в Республике Саха (Якутии)»
2.
5. Решения Конституционного Суда РФ как основа выводов
конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Как замечает
В.В. Гошуляк, правовые позиции федерального органа конституци-
онного контроля применяются в качестве актов, имеющих преюди-
циальное значение, не требующих доказательств и дополнительной
аргументации
3. Так, Конституционный Суд Республики Татарстан
при вынесении решения по делу о толковании п. 2 ч. 2 ст. 119 Кон-
ституции Республики, согласно которой в пределах своих полномо-
чий Кабинет министров Татарстана способствует осуществлению
мер по укреплению банковской, денежной и кредитной систем, со-
слался на позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в его
постановлении от 10 декабря 1997 г
. по делу о проверке конституци-
онности ряда положений Устава Тамбовской области; суть ее в том,
что органы государственной власти субъектов РФ участвуют в фи-
1 Постановление Конституционного суда Республики Саха (Якутия) от 7 июля
2003 г. № 7-п «По делу о толковании части первой статьи 62 Конституции (основного
закона) Республики Саха (Якутия)» // СПС «КонсультантПлюс».
2 Постановление Конституционного суда Республики Саха (Якутия) от 9 июля
2002 г. № 4-п «По делу о проверке конституционности положения статьи 28 закона
Республики Саха (Якутия) «Об улусной, городской (города республиканского значе-
ния) администрации в Республике Саха (Якутия)» // Якутия. 2002. № 125.
3 См.: Гошуляк В.В. Правовая аргументация при выработке правовых позиций
конституционных и уставных судов субъектов Российской Федерации // Законода-
тельство и экономика. 2004. № 11. С. 17.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
138 нансовых, валютных и кредитных отношениях, имеющих общефе-
деральное значение
1.
6. Для обоснования своих решений конституционные (уставные)
суды субъектов РФ использовали и собственные правовые позиции.
К примеру, Уставный суд Свердловской области в своем постанов-
лении от 3 октября 2002 г., признав не соответствующим Уставу об-
ласти постановление главы муниципального образования «Город
Екатеринбург» от 23 января 2002 г., сослался на свою прежнюю пра-
вовую позицию, согласно
которой органы местного самоуправления
не решают вопросов ценообразования, ибо они отнесены к компе-
тенции органов государственной власти
2.
На рубеже 2007–2009 гг. можно было наблюдать определенную
активизацию действий по повышению роли и значения изучаемых
органов государственной власти субъектов РФ, объединение усилий
по повышению эффективности и качества их работы, в том числе на
основе использования норм международного права. Так, например,
еще 8 июня 2007 г. в Республике Татарстан состоялось заседание
Консультативного совета председателей конституционных (устав
-
ных) судов субъектов РФ по теме «Европейские стандарты в практи-
ке конституционного правосудия в Российской Федерации»
3. Акту-
альность заявленной для обсуждения темы была обоснована тем, что
применение европейских стандартов прав и свобод человека и граж-
данина является важнейшим направлением в работе органов кон-
ституционной юстиции и одним из условий совершенствования
всего российского правосудия. Особое внимание было уделено про-
блемам взаимодействия Конституционного Суда РФ с региональ-
ными органами
конституционного контроля, которые, применяя
1 Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 11 января
2002 г. № 2-П «По делу о толковании отдельных положений пункта 2 части второй
статьи 119 Конституции Республики Татарстан» // Республика Татарстан. 2002. № 11.
2 Постановление Уставного суда Свердловской области от 3 октября 2002 г.
«По делу о соответствии Уставу Свердловской области пункта 23 Положения «О му-
ниципальном унитарном предприятии города Екатеринбурга», утвержденного реше-
нием Екатеринбургской городской Думы от 9 декабря 1997 г. № 30/3» // СЗ Сверд-
ловской области. 2002. № 10. Ст. 1305.
3 См.: Материал «О работе Консультативного Совета председателей конституци-
онных и уставных судов субъектов Российской Федерации» (подготовлен зам. пред-
седателя Конституционного Суда Республики Карелия Е.М. Переплесниной) //
Официальный сайт Конституционного суда Республики Карелия. Mode of access:
http://ksrk.karelia.ru .

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
139 в своей судебной практике правовые позиции федерального Кон-
ституционного Суда, практически участвуют в исполнении его
судебных решений, являются их «проводниками» на уровне субъек-
тов РФ. На заседании Совета была проанализирована возможность
непосредственного применения конституционными (уставными)
судами международных правовых норм, принципов и договоров,
не упомянутых в основном законе субъекта РФ. Изучаемые суды
вправе
интерпретировать те или иные положения универсальных
международных договоров, ратифицированных Российской Феде-
рацией. Важным видится то обстоятельство, что на заседании
неоднократно прозвучало мнение о том, что «создание конституци-
онных судов во всех регионах было бы идеальным»
1.
В целях совершенствования деятельности органов конституци-
онного правосудия в Российской Федерации по повышению стан-
дартов защиты прав и свобод человека и гражданина Консульта-
тивный cовет председателей конституционных (уставных) судов
субъектов РФ выработал рекомендации, в числе которых:
– необходимость при осуществлении конституционного право-
судия руководствоваться положениями Европейской Конвенции
о защите прав человека и
основных свобод с учетом практики Евро-
пейского Суда по правам человека, а также иными правовыми акта-
ми органов Совета Европы;
– развитие контактов конституционных (уставных) судов субъек-
тов РФ с помощью Конституционного Суда РФ с Комиссией
«К демократии через право» (Венецианской комиссией) Совета
Европы;
– активизация процесса создания конституционных (уставных)
судов субъектов
РФ.
Что касается решений этих органов, принятых на современном
этапе развития российского государства, то можно отметить даль-
нейшую тенденцию ухода от «глобальных» и политических актов,
увеличение количества актов, направленных на защиту прав и
свобод человека и гражданина.
Так, например, Конституционным судом Бурятии в 2012 г. при-
знан Закон Республики Бурятия от 24 марта 2005
года № 1047-III
1 См.: Материал «О работе Консультативного Совета председателей конституци-
онных и уставных судов субъектов Российской Федерации» (подготовлен зам. пред-
седателя Конституционного Суда Республики Карелия Е.М. Переплесниной).

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
140 «Об установлении размера, условий и порядка возмещения расхо-
дов, связанных с предоставлением мер социальной поддержки по
оплате коммунальных услуг специалистам, проживающим, рабо-
тающим в сельской местности, рабочих поселках (поселках город-
ского типа) на территории Республики Бурятия» в части предостав-
ления мер социальной поддержки медицинским работникам,
вышедшим на пенсию, при условии,
что они проработали в соответ-
ствующих организациях в сельской местности не менее десяти лет,
проживают там и пенсия им была назначена непосредственно по
окончании работы в организациях здравоохранения, не противоре-
чащим Конституции Республики Бурятия, ее статьям 16 и 17
1.
Конституционным судом Дагестана в 2013 г. признан пункт 1
статьи 3 Закона Республики Дагестан от 30 декабря 2004 года № 64
«О мерах социальной поддержки по оплате жилых помещений и
коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской ме-
стности и поселках городского типа» и абзац второй пункта 15 По-
рядка осуществления ежемесячной денежной выплаты по оплате
жилого помещения
и коммунальных услуг отдельным категориям
граждан в Республике Дагестан, утвержденного постановлением
Правительства Республики Дагестан от 28 января 2011 года № 20,
в той мере, в какой указанные положения не предусматривают со-
хранение мер социальной поддержки педагогам-пенсионерам, про-
работавшим и проживавшим в сельской местности и поселках го-
родского типа не менее десяти лет, в
случае их переезда на постоян-
ное место жительства в город не противоречащими Конституции
Республики Дагестан, поскольку установление таких и иных допол-
нительных мер социальной поддержки отдельным категориям граж-
дан является не обязанностью, а правом законодателя Республики
1 Постановление Конституционного Суда Республики Бурятия от 8 февраля
2012 г. «По делу о проверке соответствия Конституции Республики Бурятия Закона
Республики Бурятия от 24 марта 2005 года № 1047-III «Об установлении размера,
условий и порядка возмещения расходов, связанных с предоставлением мер социаль-
ной поддержки по оплате коммунальных услуг специалистам, проживающим, рабо-
тающим в сельской местности, рабочих поселках
(поселках городского типа) на тер-
ритории Республики Бурятия» и постановления Правительства Республики Бурятия
от 25 мая 2005 года № 176 «О временных нормах предоставления коммунальных услуг
квалифицированным работникам, работающим и проживающим в сельской местно-
сти», в связи с жалобой гражданки М.Х.Серых» //Бурятия. № 15, 14.02.2012. Офици-
альный вестник № 14.

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
141 Дагестан и может быть осуществлено за счет средств бюджета Рес-
публики Дагестан при наличии возможности
1.
Вклад в развитие конституционного принципа народовластия вно-
сят уставные суды. Так, в 2013 г. Уставным судом г. Санкт-Петербурга
признаны положения ст. 14 Закона Санкт-Петербурга от 17 сентября
2008 г. № 537-94 «О гарантиях осуществления полномочий депутата
муниципального совета внутригородского муниципального образова-
ния Санкт-Петербурга, члена выборного органа местного самоуправ-
ления в Санкт-Петербурге, выборного
должностного лица местного
самоуправления в Санкт-Петербурге» в части, закрепляющей, что де-
путату муниципального совета внутригородского муниципального об-
разования Санкт-Петербурга, осуществляющему свои полномочия на
непостоянной основе, выплачивается денежная компенсация в связи с
осуществлением им своего мандата, размер и порядок выплаты кото-
рой устанавливаются уставом муниципального образования и (или)
нормативным правовым актом
муниципального совета муниципаль-
ного образования, соответствующими Уставу Санкт-Петербурга 2.
Однако наиболее часто уставные суды также обращаются к про-
блемам защиты прав и свобод человека и гражданина. В частности,
Уставным судом Калининградской области признаны в 2013 г. по-
ложения пункта 2.17.3 Приложения к Постановлению администра-
ции городского округа «Город Калининград» от 29 июня 2012 года
№ 1185 «Об утверждении Административного регламента админист-
1 Постановление Конституционного суда Республики Дагестан от 6 ноября 2013 г.
№ 3-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 3 Закона Республики
Дагестан от 30 декабря 2004 года № 64 «О мерах социальной поддержки по оплате
жилых помещений и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской
местности и поселках городского типа» и абзаца второго пункта 15 Порядка осущест-
вления
ежемесячной денежной выплаты по оплате жилого помещения и коммуналь-
ных услуг отдельным категориям граждан в Республике Дагестан, утвержденного
постановлением Правительства Республики Дагестан от 28 января 2011 года № 20,
в связи с жалобой гражданки М.И. Муртузалиевой» // Дагестанская правда. № 365–
366. 12.11.2013.
2 Постановление Уставного суда Санкт-Петербурга от 27 июня 2013 г. № 002/13-П
«По делу по запросу Муниципального Совета Муниципального образования Муни-
ципальный округ № 15 о соответствии Уставу Санкт-Петербурга отдельных положе-
ний статьи 14 Закона Санкт-Петербурга от 17 сентября 2008 года № 537-94 «О гаран-
тиях осуществления полномочий депутата муниципального совета внутригородского
муниципального образования Санкт-Петербурга
, члена выборного органа местного
самоуправления в Санкт-Петербурге, выборного должностного лица местного само-
управления в Санкт-Петербурге» //Санкт-Петербургские ведомости. № 127. 09.07.2013.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
142 рации городского округа «Город Калининград» по оказанию муни-
ципальной услуги «Прием заявлений, постановка на учет и зачисле-
ние детей в образовательные учреждения, реализующие основную
образовательную программу дошкольного образования (детские са-
ды)», предусматривающие внеочередное предоставление мест в ука-
занных образовательных учреждениях детям, родители (законные
представители) которых являются работниками муниципальных
дошкольных образовательных учреждений и
родители (законные
представители) которых являются педагогическими работниками
муниципальных общеобразовательных учреждений, не соответст-
вующими пунктам 3 и 4 статьи 15, пункту 3 статьи 59, пунктам 1, 2
статьи 74 Устава (Основного Закона) Калининградской области
1.
Уставным судом Свердловской области признано соответствую-
щим Уставу Свердловской области Постановление Правительства
Свердловской области от 28 марта 2012 года № 312-ПП «О предос-
тавлении гражданам, получающим пенсии по старости, мер соци-
альной поддержки по оплате в размере 50 процентов стоимости про-
езда по территории Свердловской области на железнодорожном
транспорте пригородного сообщения в период с 1
апреля по 31 ок-
тября», поскольку оно не обязывает граждан предоставлять иные
документы, кроме пенсионного удостоверения с отметкой о назна-
чении пенсии по старости (по возрасту) и паспорта гражданина Рос-
сийской Федерации либо другого документа, удостоверяющего лич-
ность, с отметкой о регистрации по месту жительства (пребывания)
на территории Свердловской области
2.
1 Постановление Уставного суда Калининградской области от 18 октября 2013 г.
№ 9-П «По делу о соответствии Уставу (Основному Закону) Калининградской облас-
ти отдельных положений пункта 2.17.3 Приложения к постановлению администра-
ции городского округа «Город Калининград» от 29 июня 2012 года № 1185 «Об утвер-
ждении Административного регламента администрации городского округа «Город
Калининград» по оказанию муниципальной услуги «Прием
заявлений, постановка на
учет и зачисление детей в образовательные учреждения, реализующие основную об-
разовательную программу дошкольного образования (детские сады)» // Калинин-
градская правда. 2013. 22 окт. № 190.
2 Постановление Уставного суда Свердловской области от 28.10.2013 «По делу
о соответствии Уставу Свердловской области Постановления Правительства Сверд-
ловской области от 28 марта 2012 года № 312-П «О предоставлении гражданам, полу-
чающим пенсии по старости, мер социальной поддержки по оплате в размере 50 про-
центов стоимости проезда по территории Свердловской области на железнодорожном
транспорте пригородного сообщения
в период с 1 апреля по 31 октября» в связи
с запросом гражданки Н.В. Таскиной» // Областная газета. 2013. 1 нояб.

§ 5. Правоu_ позиции Конституционного Суда РФ и конституционных (устаguo)
судов в системе конституционного контроля Российской Федерации
143 Исследование правовых позиций конституционных (уставных)
судов субъектов РФ позволяет, по нашему мнению, прийти к выводу
об актуализации проблем, связанных с перспективами их развития.
В юридической литературе по данному вопросу существуют самые
различные позиции. Так, по мнению одной группы ученых, необхо-
димо обязательное формирование этих судов во всех субъектах РФ.
Разделяющие эту
позицию исследователи полагают, что повсемест-
ное создание анализируемых судов сведет к минимуму вероятность
возникновения противоречий между нормативными правовыми ак-
тами субъектов РФ и Российской Федерации; соответственно, ми-
нимизируется количество фактов нарушения прав и свобод челове-
ка. Органы конституционного правосудия, по их мнению, обогаща-
ют правоприменительную практику, развивают правовую и, в
частности, конституционную
доктрину, стимулируя региональное
правотворчество, способствуя повышению его качества. Поскольку
единообразное толкование и применение Конституции РФ является
основной гарантией обеспечения прав человека, отсутствие консти-
туционных (уставных) судов ведет к возникновению правовых колли-
зий, отрицательно сказывается на согласованности действий феде-
ральных органов государственной власти и органов государственной
власти субъектов РФ, а также органов местного
самоуправления. Эти
авторы уже длительное время отмечают, что конституционный кон-
троль не носит в Российской Федерации системного характера
1; в тех
регионах, где нет анализируемых судов, отсутствует и «полноценная»
ветвь судебной власти, уравновешивающая другие ее ветви
2.
Вместе с тем другие авторы занимают противоположную точку
зрения, полагая, что конституционные (уставные) суды субъектов
РФ не имеют перспектив развития и постепенно будут «вытеснены»
федеральными судами.
По нашему мнению, основной фактор, ставящий под сомнение
перспективы развития института «регионального» конституцион-
1 См.: Харитонова Н.Н. Правовое регулирование осуществления конституцион-
ного контроля в Российской Федерации: Системно-функциональные и федератив-
ные аспекты: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 5–6.
2 См., напр.: Карасева А.А. Конституционно-правовые проблемы уставного зако-
нодательства Пензенской области: Дис. … канд. юрид. наук. Пенза, 2006. С. 167. См.
также: Цалиев А., Качмазов О. Противоречия и пробелы в федеральном законодатель-
стве тормозят развитие органов конституционного правосудия // Российская юсти-
ция. 2007. № 11. С. 2–4.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
144 ного контроля, действительно связан с отсутствием конституцион-
ных (уставных) судов в большинстве субъектов РФ. Однако недо-
пустимо обязать субъекты РФ сформировать анализируемые орга-
ны, приняв, как нередко предлагается в юридической литературе,
типовое положение о конституционном (уставном) суде субъекта
РФ либо разработав единый закон о конституционном (уставном)
судопроизводстве. Субъекты РФ должны самостоятельно
, на диспо-
зитивных началах правового регулирования решать вопрос о необ-
ходимости создания конституционного (уставного) суда.
Представляется спорным и весьма распространенное мнение о «бес-
перспективности» конституционных (уставных) судов субъектов РФ.
Изучение правовых позиций конституционных (уставных) судов дает
основания полагать, что они имеют потенциал стать одним из основных
механизмов судебной защиты прав и
свобод человека и гражданина, ос-
нов конституционного строя Российской Федерации, обеспечивающим
контроль за региональным законодательством и содействующим его раз-
витию. На современном историческом этапе деятельность конституци-
онных (уставных) судов призвана обеспечивать достижение цели соот-
ветствия законодательства субъектов РФ не только Конституции РФ, но
и правовым позициям Конституционного Суда РФ
1.
Соответственно, авторы формулируют теоретические выводы и
практические предложения, направленные на совершенствование
правового регулирования статуса конституционных (уставных) су-
дов, становление целостной системы органов конституционного
(уставного) правосудия в субъектах РФ с учетом актуальности задачи
дальнейшего укрепления основ конституционного строя Россий-
ской Федерации.
1 См. подробнее: Цалиев А.М. Образование конституционных (уставных) судов
субъектов Российской Федерации: состояние и перспективы // Журнал российского
права. 2013. № 10. С. 14–21; Демидов В.Н. Деятельность конституционных (уставных)
судов субъектов Российской Федерации по реализации принципа социального госу-
дарства // Российская юстиция. 2013. № 8. С. 26–29; Хабибуллина Г.Р. Принцип сба-
лансированности публичных и частных интересов
в практике конституционных и
уставных судов субъектов Российской Федерации // Российская юстиция. 2013. № 6.
С. 40–42; Петров А.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Феде-
рации по вопросам организации и деятельности конституционных (уставных) судов
субъектов Российской Федерации // Журнал конституционного правосудия. 2013.
№ 3. С. 25–32; Морозова А.С., Плахтий Е.В. Вопросы компетенции конституционных
(уставных) судов
субъектов Российской Федерации // Российская юстиция. 2013.
№ 3. С. 49–52.

§ 6. Иституционализация «двухуроg_ой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
145 § 6. Иституционализация «двухуровневой» системы
судебного конституционного контроля в Россий
ской Федерации
§ 6. Иституционализация «двухуровневой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
Одной из задач данной монографии является исследование целе-
сообразности развития российской судебной системы конституци-
онного контроля как «полноценной двухуровневой», т.е. представ-
ленной Конституционным Судом РФ и конституционными, устав-
ными судами, сформированными во всех субъектах РФ. Этот вопрос
обусловлен и другой проблематикой, связанной с перспективами
развития региональных органов конституционного контроля
1.
Большинство конституционалистов указывает на возможность
функционирования конституционных (уставных) судов только в со-
ставе единой судебной системы Российской Федерации. Вместе с тем
можно обнаружить и противоположную точку зрения; так А.В. Гусев
полагает, что «функционирование конституционных (уставных) су-
дов вне единой судебной системы Российской Федерации означало
бы повышение ответственности субъектов РФ в вопросе
защиты
правового статуса личности, поскольку признание, соблюдение и
защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государ-
ства, всех его органов власти и должностных лиц»
2.
В юридической литературе можно обнаружить и иные научные
подходы, предполагающие, в том числе, формирование единой сис-
темы органов конституционного контроля в Российской Федера-
ции. По мнению ученых, разделяющих эту позицию, имеет место
потребность создания системы уже существующих региональных
органов конституционного (уставного) контроля и других государ-
ственных органов власти, включая, прежде всего, Конституционный
Суд России 3. Другие исследователи считают, что сотрудничество
федерального органа конституционного контроля и конституцион-
1 См. обзор позиций по данной проблеме: Зыкова И.В. Статус конституционных
(уставных) судов субъектов Российской Федерации // Конституционное и муници-
пальное право. 2013. № 2. С. 56–59.
2 Гусев А.В. К вопросу о вхождении конституционных (уставных) судов субъектов
Российской Федерации в единую судебную систему Российской Федерации // Жур-
нал конституционного правосудия. 2009. № 1. С. 22.
3 См. подробнее: Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Россий-
ской Федерации. М., 1998. С. 329–330.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
146 ных (уставных) судов субъектов РФ может заключаться лишь в об-
мене опытом, так как последние имеют свою сферу компетенции
1.
Конституционный Суд России разрешает дела о соответствии зако-
нов и иных нормативных правовых актов федеральной Конститу-
ции, а конституционные (уставные) суды – о соответствии регио-
нальных нормативных правовых актов основному закону субъек-
та РФ; данное обстоятельство дает основание некоторым авторам
утверждать, что «между ними нет ни организационных, ни процес-
суально-правовых связей
»2. Однако имеют место и другие позиции.
«Между разноуровневыми органами конституционного контроля, –
отмечает А.Г. Гатауллин, – гораздо больше общего, чем различий;
совместно с федеральным Конституционным Судом анализируемые
суды образуют систему конституционной юстиции Российской Фе-
дерации, осуществляют конституционное правосудие в целях обес-
печения единой конституционной законности, действуют как парт-
неры в решении
общих задач – обеспечении территориального вер-
ховенства Конституции Российской Федерации и на этой основе
упрочения Федерации»
3.
Представляется, что последняя точка зрения является более
обоснованной. Действительно, какие - либо принципиальные пре-
пятствия для организации процесса взаимодействия Конституцион-
ного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ
отсутствуют, и, как замечает О.В. Брежнев, по крайней мере, должен
иметь место обмен опыта и информацией, оказание взаимной мето-
дической помощи
4. Соответствующие требования предусмотрены,
в частности, Регламентом Конституционного Суда России. В § 23
(«Назначение дел к слушанию») этого документа указано, что Кон-
ституционный Суд РФ может отложить рассмотрение вопроса о на-
значении дела к слушанию либо перенести дату рассмотрения на-
1 См.: Шевцов В.С. Право и судебная власть в Российской Федерации. М., 2003. С. 147.2 Клеандров М.И. Статус судьи. Новосибирск, 2000. С. 22.3 Гатауллин А.Г. Теория и практика конституционного контроля в субъектах Рос-
сийской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2000. С. 10–11; См.
также: Он же. Теоретические и организационно-правовые основы конституционного
судебного контроля в субъектах Российской Федерации: Автореф. дис. … докт. юрид.
наук. Саратов, 2010; Шахрай С.М. Конституционное правосудие в системе
россий-
ского федерализма. СПб., 2001. С. 172 и др.
4 См.: Брежнев О.В. Некоторые проблемы становления органов конституционной
юстиции в субъектах Российской Федерации // Конституционное и муниципальное
право. 2002. № 1. С. 31.

§ 6. Иституционализация «двухуроg_ой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
147 значенного дела до окончания производства по аналогичному или
связанному с ним вопросу в конституционном (уставном) суде субъ-
екта РФ
1. Взаимодействие органов конституционного контроля мо-
жет осуществляться посредством запросов конституционных (устав-
ных) судов субъектов РФ в Конституционный Суд РФ по вопросам о
конституционности федеральных законов, возникающим в процессе
рассмотрения конституционными (уставными) судами конкретных
дел о конституционности законов субъектов РФ
2.
Можно, однако, выделить группу исследователей, которые счита-
ют перспективным развитие конституционного судопроизводства
в направлении «уточнения инстанционности и подведомственности»
Конституционного Суда России и конституционных (уставных) су-
дов; в частности, ими предлагается разграничить их компетенцию
в сфере судебного нормоконтроля
3. Как отмечает В.И. Радченко,
с точки зрения функциональной и федеральный орган конституци-
онного контроля, и конституционные (уставные) суды субъектов РФ
связаны между собой как институты, обеспечивающие конституци-
онную законность в Российской Федерации. Вместе с тем конститу-
ционный (уставный) суд субъекта РФ должен учитывать решения и
правовые позиции федерального Конституционного Суда,
поскольку
его решения могут признать «ничтожными» постановления органов
конституционного контроля субъекта РФ при их относительной са-
мостоятельности
4. Придерживаясь аналогичных взглядов, многие
авторы предлагают создать «инстанционную систему» конституци-
онного контроля в Российской Федерации с наделением Конститу-
ционного Суда России полномочиями вышестоящей судебной ин-
станции
5. Имели место различные варианты реализации этих планов,
1 См.: Регламент Конституционного Суда Российской Федерации от 1 марта
1995 г. № 2-1/6 // СПС «КонсультантПлюс».
2 См.: Ермолова Т.Ю. Правовое регулирование конституционного (уставного)
судопроизводства субъектов Российской Федерации и участия в нем прокурора //
Современное право. 2007. № 5. С. 71–76.
3 См., напр.: Михеева И.В. Рассмотрение публично-правовых споров // Судебная
власть в России. Роль судебной практики. М., 2002. С. 60.
4 Радченко В.И. Публичная власть и обеспечение государственной целостности
Российской Федерации. Саратов, 2003. С. 212–214.
5 См., напр.: Мироновский О.Б. Правовой статус конституционных (уставных) су-
дов субъектов Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001.
С. 20; Капикранян А.А. Конституционные принципы судебной власти в Российской
Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2006. С. 8.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
148 в том числе предполагающие формирование органов конституцион-
ной (уставной) юстиции в федеральных округах Российской Федера-
ции, замену окружными конституционными (уставными) судами су-
ществующих конституционных (уставных) судов субъектов РФ и
т.п.
1 Некоторые конституционалисты связывали появление выше-
стоящей инстанции для конституционных (уставных) судов субъек-
тов РФ с гарантией от различного рода злоупотреблений и судебных
ошибок, полагая, что подобного рода изменения позволят пресечь и
возможные споры о компетенции органов конституционного кон-
троля
2. «Если решение вынесено конституционным (уставным) су-
дом субъекта РФ по вопросу, не входящему в его компетенцию, –
полагает М.И. Клеандров, – то оно может (и даже должно быть) пе-
ресмотрено другим судом. Какой суд скажет определенно, вынесено
ли данное решение указанным судом по вопросу, отнесенному к его
компетенции или за пределами его
компетенции? Единственным
решением проблемы было бы отнесение вопроса о компетенции
конкретного дела конкретному конституционному (уставному) суду
на усмотрение федерального Конституционного Суда»
3.
Вместе с тем большинство ученых выступают против какой-либо
«инстанционности» в конституционном судопроизводстве
4. Нам
вышеобозначенные предложения также представляются, по мень-
шей мере, спорными; своеобразный аналог такого «варианта» раз-
решения вопросов судоустройства уже апробирован при организа-
ции судебных участков мировых судей и подвергается справедливой
1 См., напр.: Боброва В.К. Проблемы правового регулирования статуса уставного су-
да субъекта Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 2.
2 См.: Стенограмма научно-практической конференции «Проблемы компетенции
конституционных (уставных) судов субъектов РФ» (20–21 апреля 1998 г., Москва) //
Архив Конституционного Суда РФ; Кряжков В.А. Взаимодействие конституционного
Суда Российской Федерации и конституционных судов субъектов Российской Феде-
рации в обеспечении единства правового пространства в Российской Федерации //
Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. № 6. С. 23. и др.
3 Клеандров М.И. О модели единого уставного суда для сложноустроенного субъ-
екта Российской Федерации // Проблемы образования и деятельности конституци-
онных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. (Материалы Всероссий-
ского совещания). М., 1999.С. 157–159.
4 См., напр.: Борова И.Л. Теоретико-правовые проблемы организации конституци-
онных (уставных) судов субъектов Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М.,
2004. С. 116; Шапкина Е.А. Правовые и организационные основы конституционного
контроля в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 7 и др.

§ 6. Иституционализация «двухуроg_ой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
149 критике со стороны большинства ученых и практиков
1. Наделение
Конституционного Суда России кассационными (апелляционными)
полномочиями по отношению к конституционным (уставным) су-
дам субъектов РФ приведет к умалению роли последних в системе
органов государственной власти Российской Федерации. Между тем
назначение конституционных (уставных) судов, как справедливо
считает А.В. Гагиева, не сводится к «удалению» из правовой системы
неконституционных положений, а заключается в формировании
соответствующего основному закону «правового поля» субъекта РФ 2.
Институционализация конституционных (уставных) судов субъ-
ектов РФ, под которой мы понимаем не только их формирование во
всех субъектах РФ, но и повышение роли и значения в процессе ох-
раны конституционного строя Российской Федерации, будет спо-
собствовать оптимизации взаимоотношений конституционных (ус-
тавных) судов субъектов РФ с Конституционным Судом РФ.
Формами сотрудничества Конституционного
Суда РФ и консти-
туционных (уставных) судов субъектов РФ (как элементов систем
органов государственной судебной власти субъектов РФ) могут стать
совместные совещания-семинары судей, периодические публика-
ции постановлений органов конституционного (уставного) контро-
ля субъектов РФ и запросов в эти суды мировых судей в «Вестнике
Конституционного Суда РФ», стажировки судей судов субъектов РФ
в федеральном органе конституционного контроля и т.п. Они могут
быть дополнены взаимным информированием органов федераль-
ного и регионального конституционного (уставного) контроля о
принятых решениях, предоставлением консультаций со стороны
судей Конституционного Суда РФ и т.п.
Безусловно, необходимы совместные и системные усилия всех
органов конституционного контроля в сфере защиты прав и свобод
человека
и гражданина. Так, в случае институционализации регио-
нальных органов конституционного контроля взаимоотношения
между Конституционным Судом РФ и конституционными (устав-
ными) судами могли бы развиваться следующим образом:
1 См., напр.: Овсепян Ж.И. Становление конституционных и уставных судов
в субъектах Российской Федерации (1990 - 2000 годы). М., 2001. С. 421– 422.
2 См.: Гагиева А.В. Реализация права на обращение в конституционный (устав-
ный) суд субъекта Российской Федерации: Эффективность и исполнимость реше-
ний // Современное право. 2009. № 2. С. 71.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
150– гражданин по собственному усмотрению направляет жалобу
либо в Конституционный Суд РФ, либо в конституционный (устав-
ный) суд субъекта РФ;
– гражданин обращается в Конституционный Суд РФ, а в случае
отказа в рассмотрении его жалобы вправе обратиться в конституци-
онный (уставный) суд субъекта РФ
1;
– если Конституционный Суд РФ по результатам рассмотрения
жалобы «аннулирует» нормативный правовой акт, то утрачивается
повод обращаться с тем же вопросом в конституционный (уставный)
суд субъекта РФ
2.
В юридической литературе активно обсуждается и проблема взаи-
моотношений конституционных (уставных) судов субъектов РФ
с другими федеральными судами
3. В правоприменительной практике
достаточно часто возникали ситуации, когда один и тот же спор ока-
зывался в альтернативной подведомственности суда общей юрисдик-
ции (арбитражного суда) и конституционного (уставного) суда субъ-
екта РФ. Последние, по мнению исследователей, «как бы выпадали из
общей судебной системы, и их предметная компетенция неизбежно
начинала затрагивать предметную компетенцию федеральных
судов» 4.
Следует заметить, что законодатель субъекта РФ в ряде случаев не
способствовал разрешению этой проблемы. Так, например, в соответ-
ствии с Уставом Алтайского края конституционное судопроизводство
могло осуществляться краевым судом либо Уставной судебной пала-
той края, причем критерий разграничения подсудности определен
1 Подобным образом, например, поступил гражданин Н.И. Сидуков; будучи не со-
гласным с Законом Республики Татарстан «Об адресной социальной поддержке населе-
ния в Республике Татарстан», он обратился в Конституционный Суд Российской Федера-
ции. Когда последний отказал ему в принятии его жалобы к рассмотрению, он обратился в
Конституционный суд Республики Татарстан. См
.: Постановление Конституционного
суда Республики Татарстан от 6 декабря 2006 г. № 22-П «По делу о проверке конституци-
онности статьи 6 Закона Республики Татарстан от 8 декабря 2004 г. № 63-ЗРТ «Об адрес-
ной социальной поддержке населения в Республике Татарстан» в связи с жалобой гражда-
нина Н.И. Сидукова» // Ватаным Татарстан. 2006. № 255. 12 дек.
2 См.: Гатауллин А.Г. Взаимодействие конституционных (уставных) судов субъек-
тов Российской Федерации с Конституционным Судом Российской Федерации:
Проблемы правовой коллизии // Российский судья. 2007. № 9. С. 45–48.
3 См. подробнее: Цалиев А.М., Качмазов О.Х. Дальнейшее развитие конституцион-
ных (уставных) судов – актуальная задача судебной реформы // Российский судья.
2009. № 4. С. 5–8.
4 Павлов А.Н. Подведомственность споров с участием граждан и юридических
лиц // Законодательство. 1997. № 3. С. 27.

§ 6. Иституционализация «двухуроg_ой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
151 не был и т.д.
1 Кроме того, на данном этапе суды общей юрисдикции,
вторгаясь в сферу полномочий Конституционного Суда РФ, проверя-
ли конституционность основных законов субъектов РФ
2.
Постановление Конституционного Суда РФ, согласно которому
суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут проверять
конституционность основных законов субъектов РФ и признавать
их утратившими юридическую силу, вызвало неоднозначную реак-
цию со стороны представителей юридического сообщества; многие
из них посчитали, что ограничение полномочий федеральных судов
по проверке конституционности нормативных правовых актов субъ-
ектов РФ
не может быть результатом толкования ст. 125 Конститу-
ции РФ3. Конституционный Суд Российской Федерации вновь об-
ратился к данному вопросу в своем постановлении от 11 апреля
2000 г., указав, что проверка актов, определяющих конституцион-
ный статус субъектов РФ, может быть осуществлена только в поряд-
ке конституционного, а не административного или гражданского
судопроизводства
4. Тем не менее правовая позиция федерального
органа конституционного контроля, согласно которой у судов об-
щей юрисдикции отсутствует право проверять конституции (уставы)
субъектов РФ, нередко игнорировалась. Так, обращает на себя вни-
мание дело, рассмотренное Верховным Судом России по кассаци-
онному протесту прокурора Республики Марий Эл. Верховный суд
данного субъекта РФ принял решение
о признании незаконным
ряда положений Конституции Республики Марий Эл, ссылаясь при
1 См.: Митюков М.А., Барнашов А.М. Очерки конституционного правосудия:
Сравнительно-правовое исследование законодательства и судебной практики. Томск,
1999. С. 283.
2 См. подробнее: Митюков М.А. Исполнение актов Конституционного Суда Рос-
сийской Федерации и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации //
Российская юстиция. 2001. № 6. С. 12–14.
3 Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П «По делу
о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции Российской Фе-
дерации». См. также: Михеев И.В. Рассмотрение публично-правовых споров // Су-
дебная власть в России: Роль судебной практики. М., 2002. С. 62–66; Конституция
Российской Федерации с комментарием Конституционного Суда Российской Феде-
рации. М
., 2001. 2-е изд. С. 100 и др. 4 Постановление Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. № 6-П «По делу
о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1
статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Фе-
дерации» в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного
Суда Российской Федерации».

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
152 этом на их несоответствие федеральному законодательству. Судеб-
ная коллегия по гражданским делам Верховного Суда России посчи-
тала, тем не менее, возможным оставить решение республиканского
суда в силе и признала п. «в» ч. 3 ст. 95 Конституции Марий Эл про-
тиворечащим федеральному законодательству, не действующим и не
подлежащим применению
1. В 2003 г. Госсовет Башкортостана и
Верховный суд Татарстана обратились в Конституционный Суд Рос-
сии с запросом о том, соответствуют ли Конституции Российской
Федерации полномочия судов общей юрисдикции и арбитражных
судов делать выводы о законности тех или иных положений основ-
ных законов субъектов РФ
2. 18 июля 2003 г. Конституционный Суд
России принял решение, согласно которому суды общей юрисдик-
ции, включая и Верховный Суд России, не могут рассматривать дела
об оспаривании конституций и уставов субъектов РФ
3. «В Консти-
туционном Суде России, – отметили в связи с этим некоторые авто-
ры, – давно возмущались привычкой судов общей юрисдикции,
зачастую не совсем компетентных в таких вопросах, заниматься
проверкой конституций (уставов) субъектов РФ на их соответствие
Конституции Российской Федерации и федеральным законам.
Таким образом, произошло четкое разграничение полномочий
внутри судебной власти в Российской
Федерации» 4.
Вместе с тем обозначенная проблема полностью не решена. В част-
ности, в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации
и Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации
юрисдикция конституционных (уставных) судов не учитывается во-
все. В связи с этим целесообразно дополнить данные законы положе-
нием о том, что в тех субъектах РФ, где функционируют конституци-
1 Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 29 марта 2001 г. № 12-Г01-3.
2 Многие исследователи, правда, объясняли такой запрос тем, что заявители вовсе
не хотели, чтобы Конституционный Суд России вникал в суть их правотворчества,
поскольку «идею суверенности регионов «конституционные судьи» неоднократно
пресекали на корню». См.: Закатнова А. Ябеда в Конституционном Суде // Россий-
ская газета. 2003. № 116.
3 Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. № 13-П «По делу
о проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26,
251 и 253 ГПК РФ, статей 1,21 и 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской
Федерации»…».
4 Владимиров Д. Судебная путаница закончена // Российская газета. 2003. № 145.

§ 6. Иституционализация «двухуроg_ой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
153 онные (уставные) суды, только они вправе рассматривать дела о соот-
ветствии нормативных актов субъектов РФ их основному закону.
Перспективным представляется и развитие основ взаимодейст-
вия изучаемых судов с другими органами государственной власти,
в том числе с органами прокуратуры. Как справедливо замечают
исследователи, оно объективно расширяет возможности по дости-
жению совместными усилиями
общей цели формирования и укреп-
ления единого правового пространства Российской Федерации и
реализации принципа законности в правотворческой и правопри-
менительной деятельности на конкретной территории
1. Наличие
законодательно закрепленного права органов прокуратуры обра-
титься с запросом в конституционный (уставный) суд субъекта РФ
или в иной процессуальной форме осуществлять эффективное взаи-
модействие с органами конституционного контроля может послу-
жить дополнительным инструментом воздействия, побуждающим
органы государственной власти субъектов РФ соблюдать закон,
фактором повышения уровня законотворческой работы, а в резуль-
тате
– качества законодательства и правоприменительной практики.
Право прокурора на обращение с запросом в конституционный
(уставный) суд субъекта РФ закреплено в нормативных правовых
актах Республик Карелия, Коми, Адыгея, Дагестан, Саха (Якутия),
Северная Осетия-Алания, Башкортостан, Марий Эл, Кабардино-
Балкария, Калининградской области, Ханты-Мансийского авто-
номного округа и др
2. Наряду с запросом – как формой обращения
прокурора в конституционный (уставный) суд – имеют место и
иные формы участия прокурора в конституционном (уставном) су-
допроизводстве. В их числе: допускаемое или обязательное участие
в заседаниях конституционного (уставного) суда с правом излагать
свою позицию по всем рассматриваемым вопросам (Республики
Кабардино-Балкария, Коми, Дагестан, Северная Осетия-Алания, Та
-
тарстан); выступление в качестве приглашенного лица (Республики
Карелия и Адыгея); получение в обязательном порядке постановле-
ний конституционного (уставного) суда (Республики Марий Эл,
1 См.: Ермолова Т.Ю. Правовое регулирование конституционного (уставного)
судопроизводства субъектов Российской Федерации и участия в нем прокурора //
Современное право. 2007. № 5. С. 71–76; Будаев К.А. Прокуратура и конституционные,
уставные суды субъектов Российской Федерации // Законность. 2000. № 9. С. 2–3.
2 Некоторые нормативные правовые акты по состоянию на 01.01.2014 г. изменены. –
Примеч. авт.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
154 Татарстан, Тыва, Красноярский край, Калининградская область,
Санкт-Петербург и др.).
Органы прокуратуры и конституционные (уставные) суды по
своим функциональным характеристикам являются неотъемлемыми
составляющими системы мониторинга законодательства и право-
применительной практики на уровне субъектов РФ. Так, например,
взаимодействие органов регионального конституционного контроля
и прокуратуры на расширенном заседании коллегии прокуратуры
Республики Северная Осетия-Алания
вполне обоснованно было
рекомендовано развивать в следующих направлениях:
а) активнее использовать такую форму реагирования прокурора,
как обращение с запросом в конституционный (уставный) суд субъ-
екта РФ о признании утратившими силу нормативных правовых
актов органов государственной власти и местного самоуправления,
противоречащих конституции (уставу) субъекта РФ;
б) по возможности высказывать позицию прокуратуры по делу
,
находящемуся в производстве конституционного (уставного) суда
субъекта РФ;
в) ежегодно проводить совместные научно-практические меро-
приятия с целью обмена опытом по укреплению законности в целом
и конституционной законности в частности
1.
В случае создания систем судов субъектов РФ более эффектив-
ным станет взаимодействие (конституционных) уставных судов друг
с другом. В этом плане весьма позитивной является, к примеру, дея-
тельность Конституционного суда Республики Карелия, который
неоднократно направлял в адрес других судов субъектов РФ предло-
жения по подготовленному им проекту закона о конституционных
(уставных)
судах субъектов РФ. Конституционный суд Карелии
предлагал внести в Совет судей Российской Федерации единый
законопроект от имени всех конституционных (уставных) судов
субъектов РФ
2.
Весьма актуальным представляется также изменение компетен-
ции конституционных (уставных) судов субъектов РФ. По мнению
1 См.: Цалиев А., Штадлер Г. Органы конституционной юстиции и прокуратуры:
Общие задачи и проблемы взаимодействия // Законность. 2007. № 5. С. 2–4.
2 См.: Обзор деятельности Конституционного суда Республики Карелия за первое
полугодие 2007 г. // Официальный сайт Конституционного суда Республики Карелия.
Mode of access: http:// ksrk.karelia.ru.

§ 6. Иституционализация «двухуроg_ой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
155 многих авторов, расширение круга полномочий изучаемых судов
будет соответствовать требованиям п. «а» ч. 1 ст. 72 Конститу-
ции РФ, согласно которой в совместном ведении Российской Феде-
рации и ее субъектов находятся вопросы обеспечения соответствия
региональных нормативных правовых актов федеральной Консти-
туции и законам
1. В частности, конституционные (уставные) суды
следует, как полагают ученые, наделить дополнительными правами:
осуществлять проверку нормативных правовых актов субъекта РФ,
изданных в сфере совместного ведения Российской Федерации и ее
субъектов, на соответствие не только региональным основным за-
конам, но и федеральным законам, принятым в данной сфере
2.
В порядке предварительного урегулирования правовых споров
(до рассмотрения в Конституционном Суде РФ) органы региональ-
ного конституционного (уставного) контроля осуществляли бы
проверку федеральных законов, принятых с нарушением сферы
исключительного ведения субъекта РФ, а также совместного веде-
ния Федерации и ее субъектов
3.
Авторы разделяют позицию Н.В. Витрука, который полагает, что
конституционные (уставные) суды субъектов РФ могли бы осущест-
влять так называемый предварительный конституционный нормо-
контроль. Суть его в том, что изучаемые суды активно участвуют
в нормотворческом процессе в субъектах РФ в качестве экспертов,
заключения которых обязательны для законодателя, а их «преодоле-
ние»
законодателем возможно лишь при определенных условиях и
в установленном законом порядке. Последующий («репрессивный»)
конституционный контроль, осуществляемый конституционными
(уставными) судами, целесообразен лишь по жалобам граждан и их
объединений. Как вполне обоснованно отмечает Н.В. Витрук,
при реализации этих планов перспектива создания анализируемых
органов во всех субъектах РФ была бы более обнадеживающей
4.
1 См.: Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федера-
лизма. М., 2000. С. 132–134.
2 См. подробнее: Ершов В.В. Признание нормативных правовых актов противоре-
чащими Конституции РФ и федеральным законам: судебная практика // Российская .
юстиция. 2003. № 5. С. 18 и др.
3 См.: Кряжков В.А. Региональная юстиция // ЭЖ-Юрист. 2003. № 49. С. 49.4 См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991–2001 годы). М.,
2001. С. 51.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
156Следует обратить внимание на то обстоятельство, что аргументы,
которыми некоторые исследователи пытаются обосновать «невоз-
можность» осуществления конституционными (уставными) судами
предварительного конституционного контроля не представляются
убедительными. Например, О.В. Брежнев полагает, что это «чревато
излишним вторжением изучаемых судов в политический процесс»
и может поставить эти суды «в неловкое положение»
1.
Имеют место и другие планы, предполагающие, например, наде-
ление конституционных (уставных) судов правом давать заключения
по ходатайству законодательного органа субъекта РФ и т.п.
2 Однако
более актуальными являются предложения, реализация которых
предполагает осуществление изучаемыми судами «мониторинга»
региональных нормативных правовых актов, под которым можно
понимать комплексную систему регулярного наблюдения, анализа,
оценки, а на этой основе и разработки предложений по совер-
шенствованию, планированию развития законодательства. Главным
организующим элементом этой системы должен стать научно-
консультативный совет при конституционном (уставном)
суде
субъекта РФ 3.
Нужно отметить, что и в настоящее время конституционные
(уставные) суды участвуют в законотворчестве не только опосредо-
ванно через принимаемые решения и формулируемые правовые
позиции, но и непосредственно. Так, Уставный суд Калининград-
ской области был задействован в процессе совершенствования дей-
ствующего областного законодательства. В 2003 г. этот Суд направил
губернатору области письмо, в
котором обращалось внимание на
несоответствие отдельных положений Устава области федеральному
законодательству и правовым позициям Конституционного Суда РФ.
В адрес Областной думы Суд направил замечание по ряду законо-
проектов Калининградской области. В прокуратуру области от
1 Брежнев О.В. Судебный конституционный контроль в России: Проблемы мето-
дологии, теории и практики: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2006. С. 312.
2 См.: Клеандров М.И. О модели единого уставного суда для сложноустроенного
субъекта Российской Федерации // Проблемы образования и деятельности конститу-
ционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. (Материалы Всерос-
сийского совещания). М., 1999. С. 154.
3 См.: Геляхов А.С. К вопросу о некоторых дополнительных функциях конститу-
ционных (уставных) судов субъектов РФ // Материалы Всероссийской конференции
«Конституционные основы судебной власти». М., 2004. С. 141–142.

§ 6. Иституционализация «двухуроg_ой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
157 Уставного суда поступило обращение, в котором указывалось
на целесообразность комплексной прокурорской проверки дейст-
вующих редакций уставов муниципальных образований области
1.
Расширение круга полномочий конституционных (уставных)
судов будет способствовать усилению их роли и авторитета не только
в судебной системе Российской Федерации, но и в целом в обществе
и государстве. Однако представляется спорной позиция, предпола-
гающая предоставление конституционным (уставным) судам права
проверки нормативных правовых актов субъектов РФ на предмет
соответствия федеральному законодательству. Такая практика
может
повлечь за собой крайне нежелательную «конкуренцию»
между региональными и федеральными органами государственной
судебной власти. Более целесообразным решением было бы наделе-
ние их полномочиями осуществлять предварительный контроль в
отношении законопроектов субъекта РФ.
Следует также обратить внимание на то обстоятельство, что
в действующем законодательстве отсутствует последовательное и
четкое регулирование многих вопросов, связанных с формирова-
нием и деятельностью конституционных (уставных) судов субъек-
тов РФ 2. Так, согласно п. 1 ст. 4 Закона Российской Федерации
«О статусе судей в Российской Федерации» требования, предъяв-
ляемые к кандидату в судьи конституционного (уставного) суда,
заметно ниже, чем к претенденту, например, на должность судьи
Верховного суда республики, краевого, областного и равного им
судов. Вместе с тем изучаемые суды разрешают чрезвычайно важные
дела, осуществляя конституционное
правосудие в субъектах РФ как
относительно новый вид судебной деятельности; кроме того, их
решения не подлежат обжалованию. Думается, что в ст. 4 Закона
Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»
следует установить единые требования для судей верховных судов
республик (равных им судов) и конституционных (уставных) судов
субъектов РФ (возраст 30 лет, стаж работы по
юридической профес-
сии не менее семи лет).
1 См.: Гошуляк В.В., Ховрина Л.Е., Геворкян Т.И. Конституционное правосудие
в субъектах Российской Федерации. М., С. 46.
2 См.: Цалиев А. О статусе судей конституционных (уставных) судов // Россий-
ский судья. 2004. № 5. С. 4.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
158Следует также отметить, что в юридической литературе активно
обсуждается вопрос об исполнении актов конституционных (устав-
ных) судов, о создании, к примеру, «особых средств для их обеспе-
чения»
1. Так, Н.В. Витрук справедливо замечал, что проблема кон-
ституционной ответственности для современной России является
злободневной. В частности, «ставится вопрос о формировании кон-
ституционной ответственности и конституционно-уставной ответ-
ственности органов публичной власти, высших должностных лиц
Российской Федерации и субъектов РФ, в том числе в федеративных
отношениях, за нарушение Конституции Российской Федерации
,
федеральных законов, конституций и уставов, законов субъек-
тов РФ, за невыполнение решений судебных органов конституци-
онного (конституционно-уставного) контроля»
2. Как известно,
имеют место самые разнообразные определения конституционной
ответственности
3. Так, например, Н.М. Колосова полагает, что кон-
ституционная ответственность представляет собой принудительное
применение законодательно закрепленных конституционных санк-
ций к субъектам конституционно-правовой ответственности в слу-
чае невыполнения (ненадлежащего выполнения) ими своих консти-
туционных обязанностей (полномочий) или за злоупотребление
конституционными обязанностями (полномочиями). В.А. Виногра-
дов понимает под конституционной ответственностью обязанность
отвечать
за конституционное (конституционно-правовое) наруше-
ние 4. Некоторые ученые предлагают выделять и такой вид ответст-
венности, как федеративную ответственность, характеризуя ее как
принуждение к исполнению требований федерального права в пра-
воотношениях, каждая из сторон которых обязана отвечать за свои
поступки перед другой стороной
5.
1 См., напр.: Князьков М.А., Лобанова Л.В. Об уголовно-правовых гарантиях обяза-
тельности актов конституционных (уставных) судов // Государство и право. 2007.
№ 6. С. 29–30.
2 Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М., 2008. С. 101.3 См., напр.: Конституционно-правовая ответственность: Проблемы России, опыт
зарубежных стран / Под ред. С.А. Авакьяна. М., 2001.
4 См.: Виноградов В.А. Ответственность в механизме охраны конституционного
строя. М., 2005. С. 28, 32. См. также: Виноградов В.А. Конституционно-правовая от-
ветственность (системное исследование): Дис. … докт. юрид. наук. М., 2005.
5 См.: Барциц И.Н. Федеративная ответственность. М.,1999. С. 9. См. также: Бар-
циц И.Н. Конституционно-правовое пространство Российской Федерации: Дис. …
докт. юрид. наук. М., 2001.

§ 6. Иституционализация «двухуроg_ой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
159 Во многих конституциях и уставах субъектов РФ предусмотрено
создание конституционных (уставных) судов, но они не создаются.
Тем самым грубо нарушаются основные законы российских регио-
нов, но никто не несет за это конституционно-правовой ответствен-
ности
1. В том случае, если будет создан механизм привлечения
к конституционной ответственности за неисполнение соответст-
вующих норм конституций и уставов субъектов РФ, перспективы
институционализации конституционных (уставных) судов станут
более реальными.
Как процессу институционализации конституционных (устав-
ных) судов субъектов Российской Федерации, так и формированию
«двухуровневой» системы судебного конституционного контроля
Российской Федерации препятствует отсутствие конституционных
(
уставных) судов в большинстве субъектов РФ; эта проблема застав-
ляет многих исследователей констатировать наличие «кризиса» ре-
гионального конституционного судопроизводства
2. В целом отсутст-
вует представление о перспективах развития изучаемых судов; пока
нет четкого ответа на вопрос о том, будет ли в Российской Федера-
ции сформирован целостный институт органов конституционного
контроля, базирующийся на конституционном принципе федера-
лизма, либо будет функционировать только Конституционный
Суд РФ
3. Выход из сложившейся ситуации также предлагается раз-
ный: одни ученые настаивают на обязательном создании изучаемых
органов государственной власти во всех субъектах РФ, закреплении
такого требования в ст. 27 Федерального конституционного закона
«О судебной системе Российской Федерации», другие полагают не-
обходимым вовсе отказаться от их создания
4. Очевидно, что первый
1 См.: Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М., 2008. С. 120.2 Ученые замечают, что «в одних субъектах РФ конституционные (уставные) суды уч-
реждены и функционируют, в других – учреждены, но не функционируют, а в некоторых
областях, автономных округах их создание не предусмотрено в конституциях (уставах)».
См.: Комментарий к Федеральному конституционному закону «О судебной системе Рос-
сийской Федерации» / Ред. В.И. Радченко, В.П
. Кашепов. М., 1998. С. 123. 3 По мнению некоторых ученых, «судебную власть в субъектах Российской Феде-
рации фактически (с учетом полного соответствия статусу суда субъекта РФ) могут
представлять лишь конституционные (уставные) суды». См.: Цалиев А.М. Об актуали-
зации проблем образования конституционных (уставных) судов // Государство и
право. 2007. № 5. С. 12–13.
4 См., напр.: Батеева Е.В. Законность и конституционная юстиция в современной
России: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 8; Кряжков В.А. Региональная юсти-

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
160 вариант имеет спорный характер, ибо органы государственной вла-
сти субъектов РФ должны самостоятельно решать вопрос о необхо-
димости создания регионального органа конституционного контро-
ля. Дискуссионной представляется и вторая точка зрения, так как
формирование конституционных (уставных) судов является логиче-
ским завершением процесса организации системы органов государ-
ственной власти субъекта РФ и системы
судов субъектов РФ в соот-
ветствии с требованиями Конституции РФ. В этом случае игнориру-
ется то обстоятельство, что конституционные (уставные) суды
содействуют развитию регионального законодательства, обеспечи-
вают его соответствие основному закону субъекта РФ, являются
«важнейшим элементом системы обеспечения законности»
1.
Как отмечалось, причины отсутствия конституционных (устав-
ных) судов во многом обусловлены тем обстоятельством, что в ряде
субъектов РФ идея их создания не поддерживается должностными
лицами органов государственной власти, усматривающими в них
«конкурента», «контролера», которого к тому же нужно еще и
содержать за счет бюджетных средств. В других субъектах РФ может
иметь место
инициатива представителей органов государственной
власти создать органы конституционного (уставного) контроля,
но обусловленная стремлением некоторых должностных лиц полу-
чить для себя дополнительные «удобные» судейские места и т.п.
В этом плане вопрос о целесообразности создания конституцион-
ных (уставных) судов объективно может быть решен лишь на основе
анализа их практической деятельности
2. Социологические исследо-
вания, проведенные одним из авторов монографии, свидетельствуют
о том, что населению практически ничего не известно о региональ-
ных органах конституционного контроля, а их мнение не учитыва-
ется при решении вопроса о создании конституционных (уставных)
ция // ЭЖ-Юрист. № 49. 2003. С. 49. См. также: Пашин С. Новые возможности разви-
тия судебной системы России // Конституционное право: восточноевропейское обо-
зрение. 1997. № 2 (19). С. 19.
1 См.: Липатов Э.Г. Компетенция органов власти субъектов Российской Федера-
ции в сфере правотворчества: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Саратов, 2010. С. 16.
2 Отсутствие изучаемых судов в большинстве субъектов РФ обусловливает появ-
ление предложений о передачи части их функций федеральному Конституционному
Суду. См.: Свистунова М.А. Судебный конституционный контроль в Федеративной
Республике Германии (конституционно-правовой статус Федерального Конституци-
онного суда): Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 12–13.

§ 6. Иституционализация «двухуроg_ой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
161 судов субъектов РФ. Использование такой формы непосредствен-
ной демократии, как референдум, позволяло более объективно
решать вопросы о целесообразности создания конституционных
(уставных) судов. Так, например, в Удмуртской Республике учреж-
дение Конституционного суда было продиктовано волеизъявлени-
ем народа на референдуме
1. Проведению референдума должна
предшествовать работа по разъяснению населению сведений о сущ-
ности, роли и задачах конституционных (уставных) судов субъек-
тов РФ.
Заметим также, что Конституция России не содержит каких-либо
конкретных норм, определяющих основы реализации судебной вла-
сти на уровне субъектов РФ. Вместе с тем ст. 1 Конституции, харак-
теризуя Российскую Федерацию
как федеративное государство,
предопределяет основополагающие черты и признаки судебной вла-
сти, в том числе возможность специфической ее реализации в субъ-
ектах РФ. Принцип федерализма в сфере отправления правосудия
не может быть воплощен без наличия судов субъектов РФ; причем
для реализации федерализма как конституционного принципа госу-
дарственного устройства Российской Федерации должна иметь
место
реальная самостоятельность и независимость конституцион-
ных (уставных) судов.
В теории конституционализма весьма актуальна проблема реали-
зации требований ч. 3 ст. 5 Конституции РФ, устанавливающей, что
федеративное устройство страны основано на ее государственной
целостности, единстве системы органов государственной власти.
Указанная норма не препятствует становлению и развитию систем
судов субъектов РФ, поскольку в ч. 2 ст. 11 Конституции
РФ указа-
но, что государственную власть в субъектах РФ осуществляют обра-
зуемые ими органы государственной власти
2. Кроме того, обеспече-
ние соответствия основных и иных нормативных правовых актов
субъектов РФ Конституции РФ и федеральным законам – предмет
совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (п. «а»
1 См.: Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М., 2008. С. 120.2 Поскольку в силу п. «г» ст. 71 Конституции РФ в ведении Российской Федера-
ции находится установление системы федеральных органов судебной власти, некото-
рые конституционалисты делают вывод о том, что федеральный законодатель вообще
не может регулировать вопросы, связанные с определением статуса судов субъек-
тов РФ. См.: Евстифеев Д.М. Некоторые проблемы становления
региональной кон-
ституционной юстиции // Российский юридический журнал. 2001. № 4. С. 139–144.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
162 ч. 1 ст. 72), равно как и кадры судебных органов (п. «л» ч. 1 ст. 72),
установление общих принципов организации системы органов госу-
дарственной власти (п. «н» ч. 1 ст. 72).
Таким образом, можно констатировать, что в Конституции Рос-
сии имеют место предпосылки для формирования «двухуровневой»
системы судебного конституционного контроля. Для того чтобы до-
полнительно аргументировать
данный вывод, обратимся к ст. 77
российской Конституции, согласно которой система органов госу-
дарственной власти устанавливается субъектами РФ самостоятель-
но, хотя и в соответствии с основами конституционного строя Рос-
сийской Федерации и общими принципами организации представи-
тельных и исполнительных органов государственной власти,
установленных федеральным законом.
Здесь, правда, возникает ряд вопросов, имеющих принципиаль
-
ное значение; в частности, один из них связан с анализом словосо-
четания «общие принципы организации». Некоторые авторы пола-
гают, что под ним следует понимать устанавливаемые федеральным
законом общие для всех субъектов РФ, не связанные с особенно-
стями их внутреннего устройства основные начала формирования,
организации и деятельности органов государственной власти субъ-
ектов
РФ, а также результаты конкретизации этих основных начал в
конституциях (уставах), законах и иных правовых актах субъек-
тов РФ
1. Вместе с тем конкретное содержание термина «общие
принципы организации» можно трактовать и иным образом. Возни-
кает при анализе ст. 77 Конституции РФ и вопрос о том, как пони-
мать смысл фразы «организации представительных и исполнитель-
ных органов власти»: как исключающую данное требование в отно-
шении органов судебной власти или все же обусловливающую
необходимость руководствоваться указанной нормой при формиро-
вании судебной системы российской Федерации? Проблема стано-
вится еще более актуальной при анализе ч. 2 ст. 77 Конституции РФ,
устанавливающей единство системы органов только исполнитель-
ной власти
2.
1 См.: Петров А.А. Основы организации системы органов государственной власти
субъектов Российской Федерации в решениях Конституционного Суда Российской
Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2002.С. 13.
2 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 1 февраля 1996 г. № 9-П
«По делу о проверке конституционности ряда положений Устава – Основного Закона
Читинской области»; Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г.

§ 6. Иституционализация «двухуроg_ой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
163 Седьмая глава Конституции РФ, по нашему мнению, содержит
две группы конституционных норм. Первая включает в себя поло-
жения, регламентирующие основы правового регулирования стату-
са судебной системы (они устанавливаются самой Конституцией
и федеральным конституционным законом (ч. 3 ст. 118). Вторая
группа – это нормы, определяющие сущность судебной власти и
порядок отправления правосудия. Конституция РФ разграничивает
термины «правосудие
» и «судебная власть» (ст. 118), хотя и не дает
им определения. Правосудие осуществляется судом (ч. 1 ст. 118),
финансируемым только из федерального бюджета, что должно обес-
печивать возможность полного и независимого осуществления
правосудия (ст. 124 Конституции РФ). Вместе с тем в ч. 2 ст. 27
Федерального конституционного закона «О судебной системе Рос-
сийской Федерации» установлено, что финансирование
конститу-
ционных (уставных) судов производится за счет средств соответст-
вующего субъекта РФ. Данное положение противоречит ст. 124
Конституции РФ, хотя можно предположить, что в ней речь идет
о финансировании исключительно федеральных судов. К этой же
группе норм можно отнести запрет на создание чрезвычайных судов
(ч. 3 ст. 118).
Конституция России регламентирует статус только высших фе
-
деральных судебных инстанций (Конституционного, Верховного
и Высшего Арбитражного судов), а суды субъектов РФ даже не упо-
минает. Однако мы не разделяем точку зрения исследователей,
полагающих, что Конституция РФ вовсе не предоставляет возмож-
ности их учреждения, либо обосновывающих целесообразность
внесения изменений и дополнений в Конституцию РФ с целью
№ 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции
Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации зако-
нодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти
субъектов Российской Федерации»; Определение Конституционного Суда РФ от
12 марта 1998 г. № 32-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса высших
должностных лиц субъектов Российской Федерации
о проверке конституционности
некоторых положений Федерального конституционного закона «О судебной системе
Российской Федерации»; Определение Конституционного Суда РФ от 8 июня 2000 г.
№ 91-О «По запросу Правительства Республики Ингушетия о проверке конституци-
онности части первой статьи 2, статей 5, 6, 7, 8, пункта 2 статьи 9, статьи 21 и пункта 4
статьи 23 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных
(представительных) и исполнительных органов
государственной власти субъектов
Российской Федерации» и др.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
164 регламентации положения конституционных (уставных) судов
в российской судебной системе
1. В юридической литературе можно
обнаружить высказывания о том, что Российская Конституция
не в полной мере отражает запросы времени, нуждается в замене
и т.д.
2
Однако более обоснованной является позиция Н.В. Витрука; он
полагает, что «утверждения авторов о пробелах и противоречиях
обусловлены их собственными представлениями о том, каким
должно быть содержание Конституции Российской Федерации,
свидетельствуют не о сущем, а о должном, скорее желаемом. Крити-
ки Конституции не учитывают, что она обладает очень высокой сте-
пенью абстракции
и качеством системности, что свидетельствует не
о ее недостатках, а о ее положительном качестве, что позволяет вы-
разить смысловую глубину, обобщенность, всеобщий, универсаль-
ный ее характер»
3. Отсутствие в Конституции РФ регламентации
каких-либо институтов «не означает, что в Конституции нельзя най-
ти установлений в указанных сферах общественной и государствен-
ной жизни (при «конституционном умолчании»), если восприни-
мать конституцию как единый, системно организованный правовой
нормативный акт»
4.
Согласно ст. 73 Конституции России вне пределов ведения Фе-
дерации и ее полномочий по предметам совместного ведения субъ-
екты РФ обладают всей полнотой государственной власти (ст. 73).
Конституция России, как известно, не содержит перечня вопросов,
отнесенных к исключительной компетенции субъектов РФ. Соот-
ветственно, исследователи вынуждены лишь предполагать, что от-
нести к ней;
в частности, здесь называют: учредительную компетен-
цию субъектов РФ (право на принятие и изменение конституции
(устава) субъекта РФ); формирование собственных органов законо-
1 См., напр.: Семенов С.Н., Еременко М.В. Дуализм правового положения мировых
судей // Материалы Всероссийской научной конференции «Конституционные основы
судебной власти». М., 2004. С. 113–114; Иванов В.В. Автономные округа в составе
края, областей – феномен «сложносоставных» субъектов Российской Федерации. М.,
2002. С. 9 и др.
2 См., напр.: Бутусова Н.В. Конституционно-правовой статус российского госу-
дарства. Воронеж, 2006. С. 105; Малько А.В. Льготная и поощрительная правовая
политика. СПб., 2004. С. 30 и др.
3 Витрук Н.В. Верность Конституции. М., 2008. С. 34.4 Витрук Н.В. Указ. соч. С. 61.

§ 6. Иституционализация «двухуроg_ой» системы судебного
конституционного контроля в Российской Федерации
165 дательной (представительной) и исполнительной власти, а также
конституционных (уставных) судов, принятие собственных законов
и формирование собственной системы законодательства; полномо-
чия в сфере изменения границ и т.д.
1 Такое конституционное «умол-
чание» создает резерв для совершенствования статуса конституци-
онных и уставных судов субъектов РФ.
Согласно правовым позициям Конституционного Суда России
Конституция и Федеральный конституционный закон «О судебной
системе Российской Федерации» легитимизировали лишь факт су-
ществования конституционных (уставных) судов, но не их «инсти-
туциональность» как звена системы судебного конституционного
контроля России
. Тем не менее соответствующие аргументы можно
обнаружить в следующих конституционных нормах.
1. Статья 1 Конституции РФ, характеризуя Российскую Федера-
цию как федеративное государство, предопределяет основопола-
гающие черты и признаки судебной власти, в том числе необходи-
мость реализации ее на уровне субъектов РФ. Принцип федерализма
в сфере отправления правосудия не может быть выражен иначе
, как
в наличии органов судебной власти в субъектах РФ, организованных
на началах системности.
2. В Конституции РФ указано, что государственную власть в
субъектах РФ осуществляют образуемые ими органы государствен-
ной власти (ч. 2 ст. 11).
3. Согласно п. «г» ст. 71 Конституции РФ в ведении Российской
Федерации находится установление системы только федеральных
органов судебной власти.
4. В
соответствии с п. «н» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ установление
общих принципов организации системы органов государственной
власти – предмет совместного ведения Федерации и ее субъектов.
5. Согласно ст. 73 Конституции РФ вне пределов ведения Рос-
сийской Федерации и ее полномочий по предметам совместного
ведения Российской Федерации и субъектов РФ последние облада-
ют всей полнотой государственной власти
.
6. Как указывает ст. 77 Конституции РФ, система органов государ-
ственной власти устанавливается субъектами РФ самостоятельно.
1 См., напр.: Плешивцев И.Н. Остаточная компетенция субъектов Российской Фе-
дерации (конституционно-правовые аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук.
Тюмень, 2005. С. 19.

ГлаZ I. Теоретико-правоu_ осноu формироZgby и разblby
российской системы органов конституционного контроля
166Вместе с тем имеет место совокупность конституционных норм,
к которым апеллируют исследователи, не считающие целесообраз-
ным реализацию принципа федерализма в сфере организации су-
дебной системы Российской Федерации.
1. В части 3 ст. 5 Конституции РФ указано, что федеративное
устройство Российской Федерации основано на ее государственной
целостности, единстве системы органов государственной власти.
2. Российская Конституция (
п. «о» ст. 71) относит судоустройство
к исключительному ведению Российской Федерации.
3. Судебная система устанавливается Конституцией и федераль-
ным конституционным законом (ч. 3 ст. 118 Конституции РФ). Ни
в одном из этих нормативных правовых актов не закреплена воз-
можность создания, к примеру, судебных систем субъектов РФ.
Однако Федеральный конституционный закон «О судебной сис-
теме Российской
Федерации», закрепляя единство судебной систе-
мы (ст. 3), фактически разделяет ее на систему федеральных судов и
судов субъектов РФ (ст. 4). Такое правовое регулирование создает,
на наш взгляд, резерв для реализации концепции судебного федера-
лизма в зависимости от конкретного исторического этапа.

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
167
§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
становление, типология, коллизии
Глава II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
ГЛАВА II
Организация систем судебного
конституционного контроля
зарубежных стран
§ 1. Cудебный конституционный контроль в зарубежных
странах: становление, типология, коллизии
Учреждение высших судебных органов защиты конституционно-
сти и законности не является изобретением современных правовых
систем, оно связано с историческим развитием конституционализма,
во всяком случае, на Европейском континенте. Многие авторы от-
мечают, что «как и многие другие конституционно-правовые инсти-
туты, конституционный контроль в России не был изобретен, а стал
результатом
заимствования зарубежного опыта. При этом в процессе
такого заимствования происходили выбор модели, наиболее опти-
мальной для российских условий, и адаптация зарубежной практики
к российской правовой системе»
1.
В своем развитии судебный конституционный контроль прошел
несколько характерных этапов. Можно выделить период с XII по
XIX век. Исторические прообразы конституционного контроля об-
наруживаются во времена Священной Римской империи герман-
ских наций. Изначально судебные органы имели дело в основном
со спорами между отдельными правителями, а иногда – даже с на-
рушениями прав. Элементы конституционного
контроля сохраня-
лись в той или иной форме на протяжении всей истории герман-
ского права вплоть до того момента, когда этот контроль в его
современном понимании был закреплен Веймарской конституцией.
Во Франции зачаточные формы конституционного контроля су-
ществовали уже в середине XIII в., в Португалии – с принятием Ко-
декса Филиппа в XVII в.
Более развитые формы судебного консти-
1 Белов С.А., Кудряшова О.А. Заимствование моделей конституционного контроля
в правовой системе России // Журнал конституционного правосудия. 2012. № 6.
С. 25–38.

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
168 туционного контроля отражены в конституциях Норвегии, Дании и
Греции в XIX в. В Австрии Федеральный суд в 1867 г. получил пол-
номочия разрешать споры о защите индивидуальных политических
прав; в то же время Государственный суд выносил решения по кон-
ституционным жалобам.
В Швейцарии зачатки конституционного контроля можно ус-
мотреть уже в Федеральной Конституции 1848
г., хотя более широ-
кие полномочия Федеральный суд Швейцарии приобрел лишь при
внесении изменений в Конституцию в 1874 г.
Конституция Австрии 1920 г. первой в Европе учредила Консти-
туционный суд. Председателем суда был избран известный австрий-
ский ученый Г. Кельзен. Следуя австрийской модели, перед Второй
мировой войной конституционный контроль ввели также Гре-
ция (1927), Египет
(1941), Ирландия (1937), Испания (1931), Чехо-
словакия (1920). Дальнейшее распространение конституционного
контроля было прервано начавшейся войной, даже созданным судам
практически не удалось развернуть свою деятельность.
Как считает А.А. Мишин, «родоначальник судебного конститу-
ционного контроля – США. Еще в 1803 г. Верховный суд посчитал,
что одно из правомочий, которым наделил его Акт о судоустройстве
1789 г., противоречит Конституции.
Поскольку речь шла о самоог-
раничении Суда, решение не вызвало реакции со стороны Конгрес-
са, и, быть может, сами его авторы не предвидели, как далеко пойдут
его последствия. Правда, даже в первой половине XX в. судебный
конституционный контроль играл значительную роль только в США.
Первый в Европе Конституционный суд был создан в Австрии
в со-
ответствии с Конституцией 1920 г. при непосредственном участии
знаменитого юриста Ганса Кельзена, одного из основателей норма-
тивистской теории права. Он был упразднен в результате «аншлюса»
страны нацистской Германией. Еще более короткой оказалась исто-
рия испанского «Суда конституционных гарантий», предусмотрен-
ного Конституцией 1931 г. и ликвидированного вместе с ней фран-
кистским режимом
»1.
После Второй мировой войны начинается новый этап: собствен-
но конституционное правосудие могло развиваться лишь при усло-
вии, что принцип верховенства парламента уступает место принци-
1 Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учеб-
ник для вузов. 17-е изд. М., 2013. С. 95.

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
169 пу верховенства конституции, конституционный контроль осущест-
вляется специальным органом, не зависимым от законодательной и
исполнительной власти. В то же время введение конституционного
судопроизводства предполагало реализацию принципа вертикаль-
ного разделения властей. Этот принцип возник в государствах с фе-
деративным устройством, где конституционное правосудие было
призвано осуществлять надзор за актами федеральной законода-
тельной власти
в отношении членов федерации. Его появление объ-
ясняется и историческими причинами: болезненный опыт минув-
шей войны и фашизма породил идею о том, что введение конститу-
ционного контроля является одним из признаков демократии.
Существовали также причины институционального и политиче-
ского характера: конституционный контроль мог предоставлять
гражданам эффективную защиту от законодательной и исполни
-
тельной властей.
После окончания Второй мировой войны ввели конституционный
контроль Бирма (1947), Бразилия (вновь в 1946 г.), Германия (1949),
Индия (1949), Италия (1948), Люксембург (1950), Сирия (1950),
Таиланд (1949), Уругвай (1952), Япония (1947). В различных формах
он получил распространение и в других странах Азии, Африки,
Центральной и Южной Америки. О конце 60-х – начале 70-х можно
говорить как о новом периоде, который продолжается
до настоя-
щего времени. Начало современного периода было отмечено поли-
тическими изменениями в ряде стран Южной Европы, где консти-
туционный контроль появился после свержения диктаторских ре-
жимов: Греция (1968), Испания (1978), Португалия (1976). Примерно
в эти же годы конституционный контроль ввели Алжир (1963),
Кипр (1960), Турция (1961), Югославия (1963). Одновременно от-
дельные существующие системы конституционного контроля
подверглись пересмотру (
Австрия, Бельгия, Германия, Франция,
Швеция).
В 80-е годы в результате социальных и политических преобразо-
ваний конституционный контроль начал претерпевать изменения во
многих странах Центральной и Южной Америки. Особо примечате-
лен опыт Аргентины, где процесс демократических преобразований,
начавшийся в составных частях федеративного государства, дошел
до конституционного контроля в отдельных провинциях.
Дальнейшее развитие вовлекло
в процесс распространения кон-
ституционного контроля страны Восточной Европы. Наличие кон-

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
170 ституционного контроля предполагает отказ от принципа единства
власти, следуя которому страны социалистической системы, как
правило, такого контроля не имели. Исключение составляли лишь
Югославия, в 1963 г. учредившая конституционный контроль по
австрийско-германской модели, и Чехословакия, где конституцион-
ный контроль был введен в 1968 г., но на практике не осуществлялся.
В 80–90-е гг. конституционный контроль
ввели Албания (1992),
Болгария (1991), Венгрия (1984, 1989), Литва (1992), Польша (1982),
Румыния (1991), Советский Союз (1988), Словакия (1992), Слове-
ния (1991), Чехия (1992), Эстония (1992).
Современные национальные системы конституционного контроля
все в большей степени следуют европейской модели. Например,
после дискуссий по вопросу конституционной реформы в Японии,
где до сих пор судебный контроль строился по американской модели,
начинает реализовываться европейская модель. Даже в
Великобрита-
нии, одной из немногих стран, наряду с Люксембургом и Нидерлан-
дами, не имеющей судебного конституционного контроля, возникли
идеи о его введении в связи с планами пересмотра Билля о правах.
Современный конституционный контроль уже вышел за нацио-
нальные границы: в контексте европейского конституционного
правосудия все чаще упоминаются Европейский Суд по правам
человека
в Страсбурге и Суд Европейского Союза в Люксембурге.
Как видно из историко-правового экскурса, в мире существовали
разные модели конституционного судебного контроля. В связи
с этим важное значение имеет их научная классификация. Такая
классификация, отражающая логику исторического развития дан-
ных моделей, позволяющая объединить их в группы на основе опре-
деленных критериев, уже
может быть охарактеризована как типо-
логия. Таким образом, типология моделей судебного конституцион-
ного контроля предназначена для «разделения» этих моделей,
которые существовали в истории человечества или существуют
сейчас, на такие группы, виды, чтобы это дало возможность рас-
крыть их социальную сущность.
Здесь следует отметить, что не существует какой-либо единой
утвердившейся общей типологии
– она может иметь только самый
общий характер. Даже такой известный словенский исследователь
конституционного правосудия, как А. Мавчич, при попытке соста-
вить универсальную типологию не смог избежать спорных моментов
в концептуальных основаниях выстраиваемой классификации. Так,

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
171 например, Конституционный совет Франции отнесен им к органам
судебного, а не квазисудебного контроля, он выделил «смешанную
европейско-американскую модель» и т.д.
1 Следовательно, основа-
нием для классификации могут выступать различные критерии:
формы государственного устройства, политического режима, прав-
ления, принадлежность к правовой «семье», религиозный, классо-
вый фактор и т.д.
При этом необходимо подчеркнуть, что не вся типология носит
условный характер. По ряду из включенных в нее моделей обосно-
ванно возникают определенные вопросы, которые
, однако, не ума-
ляют ее значения для сравнительного конституционного правоведе-
ния. Исходя из организации судебного конституционного контроля,
можно выделить следующие модели: американская модель; австрий-
ская модель; смешанная европейско-американская модель; фран-
цузская модель. В этом же ряду могут быть выделены: страны с
нетрадиционными органами конституционного контроля; страны
без конституционного контроля; международные
судебные институ-
ты с определенными функциями конституционного контроля.
Американская модель судебного контроля предусматривает, что
конституционные споры рассматриваются обычными судами в соот-
ветствии с обычной процедурой (так называемый децентрализован-
ный контроль). «Конституционный контроль в странах англосак-
сонской правовой семьи, – пишут исследователи, – осуществляется
всеми судами общей юрисдикции (США, Аргентина, Мексика, Да-
ния, Норвегия, Канада
, Австралия, Индия, Япония). Эту систему
называют также децентрализованной, или американской. В этих
странах вопрос о конституционности закона или иного норматив-
ного акта, на основании которого возникло конкретное дело, может
быть поставлен любым судом, но окончательное решение выносит
высшая судебная инстанция. В Великобритании вообще нет органа,
осуществляющего конституционный контроль. Отдельные функции
его здесь выполняют
суды, а актами конституционного надзора вы-
ступают судебные прецеденты. В данном контексте судебные преце-
денты – это решения по конституционным вопросам так называе-
мых высоких судов (Апелляционного суда, Высокого суда и др.),
публикующих свои решения, обязательные при рассмотрении ана-
1 Mavcic A. It's position in the world and it's role in the transition to a new democratic
system // Slovenian constitutional review. Ljubljana, 1995.

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
172 логичных дел. Решения судов могут быть основаны на законах и
предшествующих судебных прецедентах (это относится к общим
королевским, вестминстерским судам). Поэтому совокупность таких
прецедентов получила название общего права. В нем есть и преце-
денты конституционного значения»
1.
В основе американской модели во многом лежат дело Мербери,
рассмотренное Верховным судом Соединенных Штатов в 1803 г.,
и доктрина Джона Маршалла. Как отмечает Н.С. Бондарь, «амери-
канская модель конституционного контроля изначально заключала
в себе оценку законов с точки зрения права; как обычное (общее)
право, оно онтологически предшествует установленному государст-
вом праву
, имеет приоритет по отношению к закону. В этом же
смысле через 350 лет высказался уже суд в стране континентальной
европейской правовой семьи – Конституционный суд ФРГ: «Есте-
ственное право сильнее позитивного»
2.
В американской модели осуществляется последующий контроль;
единообразие судопроизводства обеспечивает верховный (высший)
суд. Судебные решения, как правило, касаются только сторон, уча-
ствующих в деле (за исключением случаев, когда суды в дальнейшем
следуют однажды принятому решению).
Данная модель была принята следующими странами: в Европе –
Дания, Ирландия, Норвегия, Швеция; в Азии – Бангладеш, Гон-
конг
, Израиль, Индия, Иран, Малайзия, Непал, Пакистан, Синга-
пур, Япония; в Африке – Ботсвана, Гамбия, Гана, Замбия, Зимбаб-
ве, Камерун, Кения, Коморские острова, Малави, Намибия, Ниге-
рия, Сьерра-Леоне, Танзания, Уганда; в Америке – Аргентина,
Багамские острова, Барбадос, Боливия, Доминиканская Республика,
Гаити, Гайана, Гондурас, Гренада, Канада, Мексика, Никарагуа,
Сент-Кристофер-и-Невис, Суринам,
США, Тринидад и Тобаго,
Ямайка; в Австралии и Океании – Кирибати, Науру, Новая Зелан-
дия, Фиджи.
В системе государственной власти США, опирающейся на разде-
ление властей и господство права, судебные органы выступают как
самостоятельные и независимые носители широких властных пол-
1 Малюшин А.А. Конституционно-судебное правотворчество в Российской Феде-
рации: проблемы теории и практики: монография. М., 2013. С. 35.
2 Бондарь Н.С. Судебный конституционализм в России в свете конституционного
правосудия. М., 2011. С. 36.

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
173 номочий. Судебная власть выполняет функцию противовеса воз-
можным неконституционным актам и действиям законодательных и
исполнительных органов. Одновременно она обеспечивает консти-
туционную законность и защиту прав граждан. Суды не только при-
меняют законы и правовые акты, но и фактически занимаются нор-
мотворчеством.
В США суды изначально были наделены широчайшей, практи-
чески неограниченной
компетенцией, позволяющей им рассматри-
вать самые разнообразные иски и споры в экономической, граждан-
ской и других сферах жизни общества. В США насчитывается самое
большое количество судей и судебных адвокатов, здесь сложилась
развитая, хотя и очень сложная судебная система с высоким уровнем
демократических процессуальных гарантий; страну иногда называ-
ют «государством судей», отмечая тем
самым не только полновла-
стие американских судов, но и доверие населения к этим органам
государственной власти.
Авторитет судов опирается на безоговорочное исполнение судеб-
ных решений гражданами и государственными органами, в том чис-
ле по вопросам, связанным с признанием Верховным судом некон-
ституционности законов и административных актов, что немедлен-
но исключает их
из действующего права. Любое вступившее в
законную силу решение Верховного суда носит общеобязательный
характер, никто не вправе поставить его под сомнение.
Согласно ст. III Конституции США «судебная власть США
осуществляется Верховным судом и теми низшими судами, кото-
рые будут время от времени устанавливаться и учреждаться Конгрес-
сом». Федеральная судебная система состоит из трех
звеньев: район-
ных судов, окружных апелляционных судов и Верховного суда США.
Верховный суд США занимает высшее место в иерархии судебных
органов, а по своему положению в системе органов власти равнозначен
Конгрессу и президенту. Принцип разделения властей и широкие пол-
номочия позволяют ему, оставаясь независимым, активно влиять на
деятельность законодательных и исполнительных органов
власти феде-
рации и штатов. Подобно Конгрессу и президенту, Верховный суд по-
стоянно открывает свои «подразумеваемые полномочия», что сущест-
венно расширяет его компетенцию и усиливает роль в обществе.
Верховный суд состоит из девяти судей (из них один – «главный
судья»). В 1779 г. был принят Закон «О судоустройстве», согласно
которому в состав Верховного
суда входили главный судья и пять

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
174 судей. Позднее поправка 1869 г. изменила данный состав. Судьи на-
значаются президентом по совету и с согласия Сената. Пребывают
в должности, «пока ведут себя безупречно», и их жалование «не мо-
жет быть уменьшено во время их пребывания в должности» (ст. III
разд. 1 Конституции). Указанные конституционные положения при-
званы обеспечить независимость судей. Формулировка «пока
ведут
себя безупречно» практически обеспечивает судьям пожизненное
пребывание в должности. Сместить судью Верховного суда или
других федеральных судей можно только с помощью процедуры
импичмента.
В отличие от многих зарубежных судов такого уровня внутри
Верховного суда США не предусмотрены коллегии, вследствие чего
все судьи участвуют в рассмотрении каждого дела; от перегруженно-
сти Суд спасает
так называемая письменная форма рассмотрения
дела, когда он обходится без вызова сторон, допроса свидетелей и
прочих действий, затягивающих процесс. Решения принимаются по
большинству голосов и носят окончательный характер. В случае
несогласия с большинством каждый судья вправе опубликовать свое
особое мнение. Исключительно велика дискреционная власть Суда:
он вправе принимать большинство дел к своему производству
по
собственному усмотрению, а именно: когда найдет в деле «феде-
ральный вопрос принципиального значения». Суд тщательно избе-
гает дел, по которым решение того или иного спора относится к
прерогативам законодательных или исполнительных органов.
Верховный суд США является высшей апелляционной инстан-
цией, проверяющей приговоры и решения нижестоящих судов по
вопросам как права, так
и факта. В то же время он выступает в каче-
стве суда первой инстанции по всем спорам между двумя и более
штатами; по делам послов, государственных посланников, консулов
иностранных государств; по спорам между США и штатом; по де-
лам, возбуждаемым штатом против граждан другого штата и ино-
странцев. Число дел, которые Верховный
суд рассматривает в каче-
стве суда первой инстанции, в целом невелико.
Согласно Правилам Верховного суда США (в ред. 1980 г.)
Верховный суд принимает к рассмотрению дела в трех основных
процедурах:
1. В порядке апелляции, т.е. когда в Суд обращается какая-либо
сторона, полагающая, что ее дело содержит «федеральный вопрос»,
поскольку нижестоящий суд
ошибочно признал (или, наоборот,

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
175 не признал) неконституционным какой-либо закон в связи с граж-
данским иском или судебным преследованием.
2. В порядке истребования (certiorary), т.е. на основании петиции
стороны, указывающей на важные основания для принятия Верхов-
ным судом данной апелляции к своему рассмотрению.
3. В порядке «удостоверения», когда Верховный суд обращается
в какой-то апелляционный суд,
желающий в процессуальной форме
получить разъяснение по конкретному правовому вопросу в связи
с конкретным делом.
Однако наибольшую известность Верховный суд США приобрел,
выполняя функцию конституционного контроля, т.е. осуществляя
судебный надзор за соответствием законов и иных нормативных
правовых актов основному закону страны – Конституции. Указан-
ные полномочия судов Конституция прямо не закрепляет. Они
оформились
на основании судебного толкования Конституции.
Данный судебный прецедент появился впервые в 1803 г. по делу
Мербери против Мэдисона.
Вкратце содержание этого дела сводится к следующему. Джона
Адамса, шестого Президента США, представителя партии федера-
листов, в 1801 г. сменил республиканец Томас Джефферсон. Но
прежде, стремясь сохранить влияние федералистов в государствен-
ных органах, Адамс добился учреждения
новых судебных должно-
стей, в частности, в результате принятия Конгрессом США Органи-
ческого закона о федеральном округе Колумбия (столица США –
город Вашингтон). Это довольно искусственное образование в фе-
деративной структуре США. Его создание, в частности, объясняется
тем, что каждому новому Президенту США «достаются в наследст-
во» судьи, назначенные при его предшественниках.
Выделив столи-
цу страны в самостоятельную единицу, Адамс создал ранее не суще-
ствовавшие судебные вакансии и добился назначения судьями сто-
ронников федералистов. Голосование в Сенате по их кандидатурам
и оформление судейских патентов затянулось до полуночи в послед-
ние сутки пребывания Адамса в должности (отсюда название – «по-
луночные судьи»). Когда они обратились
уже к новой государствен-
ной администрации за получением судейских патентов, Джеймс
Мэдисон – госсекретарь в администрации Джефферсона – отказал
им, откровенно нарушив свои обязанности. Тогда один из «полу-
ночных судей», Мербери, обратился в Верховный суд с иском, в ко-
тором требовал обязать Мэдисона выдать судейский патент.

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
176Судьи Верховного суда и его председатель Джон Маршалл были
федералистами. Последний, видимо, хорошо понимал, что заставить
Мэдисона выдать патент фактически невозможно, и если решение
будет принято в пользу Мербери, а республиканцы его не выполнят,
то престиж Верховного суда упадет, и позиции федералистов в поли-
тике ослабеют. Поэтому Маршалл решил пожертвовать сиюминут-
ными
интересами и выиграть в долгосрочной политической
перспективе. Решение было принято в пользу Мэдисона, но с таким
расчетом, чтобы извлечь из него максимум пользы для Верховного
суда, а значит для федералистов. А именно: Маршалл, формулируя
мнение Суда, указал, что Мербери имеет право на назначение,
а по закону (Акту о судоустройстве 1769 г.) Верховный суд
вправе
давать предписания государственной администрации о выполнении
требований истца. Но по Конституции, подчеркнул Маршалл,
власть в США разделена на законодательную, вверенную Конгрессу,
исполнительную, врученную Президенту, и судебную, возглавляе-
мую Верховным судом; и нигде в Конституции не сказано, что одна
ветвь власти может вмешиваться в компетенцию другой. Отсюда
вытекает аксиоматичный для Маршалла вывод (власти
все, что
не разрешено, запрещено): если какой-либо закон дозволяет такое
вмешательство, то он противоречит Конституции и его следует
считать недействительным.
Таким образом, Мербери было отказано в иске по чисто фор-
мальным основаниям: закон, позволяющий дать предписание
Мэдисону, недействителен. Тем самым Верховный суд несколько
сузил свою юрисдикцию – в отношении права отдавать предписа-
ния
. Но одновременно федералисты в Верховном суде получили
право признавать любые акты, противоречащие Конституции,
недействительными. Был установлен судебный прецедент, по кото-
рому Верховный суд приобрел право инцидентного конституцион-
ного надзора, т.е. право устанавливать обязательный для других судов
прецедент конституционности или неконституционности закона.
В вынесенном Верховным судом решении по этому делу были
обоснованы
следующие положения: во-первых, Конституция есть
закон, подлежащий судебному толкованию, как и любой дру-
гой закон; во-вторых, суды вправе толковать Конституцию для того,
чтобы решать дела в соответствии с ней; в-третьих, в случае возник-
новения противоречий между Конституцией и законом суды обяза-
ны применять Конституцию как «высший закон» страны
или те

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
177 законы, которые соответствуют ей. Данный судебный прецедент
стал правовой основой для утверждения конституционного контро-
ля в США.
Конституционный контроль в США включает следующие право-
мочия судов: властное толкование Конституции, проверка консти-
туционности законов Конгресса и легислатур штатов, нормативных
правовых актов исполнительной власти, а также установление норм
права в форме судебных прецедентов. Толкуя
и дополняя по своему
усмотрению Конституцию 1787 г., Верховный суд создает новые
правовые установления в фактическом основном законе страны.
Крылатые слова бывшего главного судьи Ч. Хьюза «Конституция –
это то, что говорят о ней судьи» полностью подтверждаются вековой
практикой Верховного суда США.
Особенностями конституционного контроля является то, что
во-первых, вопрос о неконституционности закона
или другого акта
возникает, когда эти акты уже опубликованы и вступили в силу.
Во-вторых, Верховный суд рассматривает вопрос о конституцион-
ности акта не вообще, не в самостоятельном производстве, а лишь
в связи со слушанием какого-либо судебного дела, решая таким
образом «судьбу закона на основе дела». Суд связан инцидентом –
делом, спором
о праве, в связи с рассмотрением которого возникает
повод проверить конституционность (правовой характер) приме-
няемого закона. Тем самым Верховный суд устанавливает обяза-
тельный для всех судов прецедент применения или, наоборот,
неприменения закона по причине его соответствия или несоответст-
вия Конституции США. По существу, то же самое может делать
и любой другой суд
. Но только Верховный суд создает общеобяза-
тельный прецедент недействительности закона в случае, если он ус-
тановит его несоответствие Конституции США. В-третьих, в случае,
если акт будет признан неконституционным, то он теряет юри-
дическую силу. За 190 лет Верховный суд признал неконституцион-
ными более 122 положений федеральных законов (полностью или
частично).
Верховный суд
США не занимается абстрактным конституцион-
ным контролем. Нижестоящие суды не обращаются в него с запро-
сом по конкретному поводу, они должны сами решать вопрос о кон-
ституционности закона, применяемого или подлежащего примене-
нию в конкретном деле. Здесь нет специального института
индивидуальной конституционной жалобы, которую можно было

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
178 бы подавать непосредственно в Верховный суд, и граждане вправе
обращаться за защитой любых своих прав в нижестоящие суды
(по подсудности). Конституционный контроль в США порожден
принципом верховенства права и служит реализации системы
«сдержек и противовесов» в государственном механизме страны.
Европейская континентальная модель конституционного контроля,
родоначальницей которой является Австрия (1920), опирается на
взаимосвязь принципа
верховенства конституции и принципа вер-
ховенства парламента. Конституционные споры рассматриваются
специальными конституционными судами с участием судей, имею-
щих специальную квалификацию, либо верховными (высшими)
судами или их специальными палатами по особой процедуре. Это
централизованный и, как правило, абстрактный конституционный
контроль, хотя конкретный контроль также возможен. Наряду с по-
следующим контролем предусматривается и предварительный
кон-
троль. Судебные решения имеют обязательную силу.
Конституционный контроль по данной модели осуществляют
в различных странах следующие органы:
а) конституционный суд:
– в Европе – Австрия, Албания, Андорра, Белоруссия, Болгария,
Босния, Венгрия, Германия, Испания, Италия, Литва, Македония,
Мальта, Молдавия, Россия, Румыния, Словакия, Словения, Украина,
Хорватия, Чехия, Эстония, Югославия;
– в Азии – Ирак, Кипр
, Киргизия, Монголия, Сирия, Таиланд,
Турция, Шри Ланка, Южная Корея;
– в Африке – Ангола, Бенин, Габон, Египет, Мадагаскар, Мали,
Руанда, Эфиопия, ЮАР;
– в Америке – Чили;
– в Австралии и Океании – Папуа-Новая Гвинея;
б) высший суд или его специальная палата:
– в Европе – Бельгия, Исландия, Латвия, Лихтенштейн, Люк-
сембург;
– в Азии – Йемен
, Филиппины. Так, высшей судебной инстан-
цией на Филиппинах является Верховный суд, который осуществля-
ет также функции конституционного контроля. В его состав входят
верховный судья и 14 членов. Верховный суд имеет первоначальную
юрисдикцию по делам, касающимся послов, консулов, министров,
а также промульгирует правила, касающиеся защиты и осуществле-
ния конституционных прав. Четыре члена Верховного
суда назна-

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
179 чаются президентом из списка кандидатов, составляемого Советом
суда и адвокатуры;
– в Африке – Буркина-Фасо, Бурунди, Заир, Нигер, Сенегал,
Судан, Того, Чад. Так, согласно конституции Сенегала (ст. 80) су-
дебная власть независима. Конституционный контроль осуществля-
ется квазисудом – Конституционным советом, как и в большинстве
франкоязычных стран. Дело в том, что с конца XIX в. Сенегал

французская колония, которая стала независимой республикой
лишь в 1960 г. Конституционный совет состоит из пяти членов, на-
значаемых президентом на шестилетний срок. Он дает заключение
о конституционности законов и международных обязательств, рас-
сматривает споры по компетенции между исполнительной и зако-
нодательной ветвями власти, является судьей по вопросу о превы-
шении полномочий исполнительными
органами;
– в Америке – Коста-Рика, Панама, Парагвай, Уругвай. В рес-
публике Коста-Рика, бывшей колонии Испании до 1821 г. и являю-
щейся по форме правления президентской республикой, вся судеб-
ная власть осуществляется Верховным судом (ст. 152 Конституции).
Суд состоит из 17 членов, избираемых законодательным собранием
и составляющих различные палаты в соответствии с законом. Члены
Верховного суда избираются на восемь лет и считаются вновь из-
бранными на такой же срок, если голосами 2/3 всех членов законода-
тельного собрания не принято другого решения. Суд имеет четыре
палаты: первая – по гражданским и семейным делам; вторая –
по трудовым делам и некоторым другим вопросам; третья – по уго-
ловным делам; и лишь четвертая палата осуществляет функции кон-
ституционного контроля. Согласно ст. 128 Конституции, когда вето
президента мотивируется неконституционностью законопроекта и
если
собрание с этим не согласно, оно направляет проект в Верхов-
ный суд, чтобы конституционная палата в течение 10 дней решила
этот вопрос;
в) специализированный орган:
– в Европе – Конституционный совет Франции и др.;
– в исламском мире – Совет по охране Конституции Ирана
(Совет стражей).
Органы, действующие по континентальной (европейской) модели
конституционного контроля, имеют
следующие общие черты: кон-
ституционный контроль вводился в силу различных причин
в зависимости от конкретных условий данной страны; институцио-

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
180 нально не зависимые от судебной ветви власти органы конституци-
онного контроля на практике в своем большинстве выступают как
часть судебной системы в широком понимании; при рассмотрении
конституционных жалоб обычно возникают проблемы, поскольку
конституционный контроль отделен от обычных судов; конституци-
онный статус (административная и финансовая автономия) судов
является необходимым условием их независимости при
вынесении
решений; только эти органы осуществляют конституционный кон-
троль и только они обладают всеми полномочиями такого контроля,
чаще всего включая и полномочия по отмене законов, принимаемых
парламентом; конституционные судьи назначаются органами поли-
тической власти; юрисдикция этих судебных органов имеет особый
характер: их решения являются правовыми и политическими, хотя
могут быть и чисто консультативными
; конституционному контролю
подвергаются преимущественно законы; конституционный контроль
является, как правило, последующим и реже – предварительным.
Смешанная европейско-американская модель включает элементы
как децентрализованного, так и централизованного контроля. Хотя
полномочия по осуществлению конституционного контроля кон-
центрируются у конституционного или верховного суда (или у его
специальной палаты), все обычные суды наделены полномочиями
не применять законы, которые
они считают не соответствующими
конституции.
Контроль по данной модели осуществляют в различных странах
следующие органы:
а) конституционный суд:
– в Европе – Португалия;
– в Америке – Гватемала, Колумбия, Перу, Эквадор;
б) высший суд или его специальная палата:
– в Европе – Греция, Швейцария (с учетом того, что в швейцар-
ской системе ограниченного конституционного контроля Феде-
ральный суд Швейцарии не может давать оценку федеральным
законам);
– в Азии – Индонезия, Тайвань;
– в Америке – Бразилия, Венесуэла, Сальвадор.
К примеру, в Венесуэле (Боливарианская Республика Венесу-
эла) – государстве в Южной Америке с населением 24 млн человек,
бывшей колонии Испании с XVI в. до 1811 г. – высшим судебным
органом является Верховный суд. По форме правления Венесуэла


§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
181 президентская республика. По государственному устройству –
федерация, состоящая из 20 штатов, двух федеральных территорий и
федеральных владений (72 острова в Карибском море). 15 декабря
1999 г. на референдуме была принята новая Конституция, которая
вступила в силу с 1 января 2000 г. Несмотря на то, что Венесуэла –
федерация, здесь нет деления судов на федеральные и суды штатов.
Начиная с 1945
г. все суды являются частью федеральной системы.
Верховный суд состоит из 15 членов, разделенных на три палаты
и рассматривающих, соответственно, политико-административные,
гражданские и уголовные дела. Конституция 1999 г. (ст. 262) преду-
сматривает, что Верховный суд будет функционировать в составе
пленума (Sala Plena), конституционной, политико-административной,
электоральной, гражданско-кассационной, уголовно-кассационной
и социально-кассационной палат. Последняя рассматривает
касса-
ции по трудовым, аграрным делам и делам о несовершеннолетних.
Члены Верховного суда избираются на совместном заседании палат.
Верховный суд выполняет следующие функции: разрешает
противоречия между различными законодательными положениями;
разрешает споры между Республикой и штатом или муниципалите-
тами, за исключением споров между муниципалитетами одного
штата; разрешает споры о компетенции между судами, обычными
или специальными, когда нет другого общего суда более высокой
инстанции; осуществляет кассационное рассмотрение дел.
Важную роль Верховный суд играет в процессе импичмента:
объявляет о наличии законных оснований обвинить Президента
Республики и о дальнейшем рассмотрении дела до вынесения окон-
чательного приговора; объявляет о наличии оснований обвинить
членов Конгресса или своих собственных членов, министров,
Генерального прокурора, Генерального атторнея или Генерального
контролера Республики, губернаторов или глав дипломатических
миссий, передает их дела в компетентный суд (если речь идет
об обычных правонарушениях) или продолжает разбор дела до вы-
несения окончательного приговора (если речь идет о нарушениях
политических).
Верховный суд является также органом конституционного конт-
роля. В его компетенцию входит объявление
недействительными
(полностью или частично) национальных законов и других приня-
тых законодательными палатами актов, а также законов штатов,
актов муниципалитетов и иных актов совещательных органов шта-

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
182 тов и муниципалитетов, постановлений и других актов националь-
ной исполнительной власти, когда они противоречат Конституции.
Нетрадиционные органы с полномочиями конституционного конт-
роля (национальный совет, парламент или специальные его органы
и т.п.) действуют в следующих странах:
в Европе – Финляндия;
в Азии – Бруней, Вьетнам, КНР, КНДР;
в Африке – Гвинея-Бисау, Джибути, Конго
, Острова Зеленого
Мыса, Сан-Томе и Принсипи, Тунис, ЦАР, Экваториальная Гви-
нея;
в Америке – Куба;
в Австралии и Океании – Австралия.
Международные судебные институты с определенными функция-
ми конституционного контроля:
• Европейский Суд по правам человека в Страсбурге (европей-
ская жалоба);
• Суд Европейского Союза в Люксембурге (признание недейст-
вительными законодательных актов; недопущение
действий, на-
правленных против Совета Европы или Комиссии ЕС; пере-
смотр ранее рассмотренных дел по запросу государства – члена Суда);
• Суд Европейской ассоциации свободной торговли в Женеве
(разрешение споров между государствами-членами ЕАСТ по запро-
су государства-члена);
• Межамериканская комиссия и Межамериканский суд по пра-
вам человека;
• Суд государств – членов
Картахенского соглашения.
Большинство национальных систем судебного конституцион-
ного контроля характеризуется организационной автономией соот-
ветствующих органов. Это также подразумевает, что органы судеб-
ного конституционного контроля уполномочиваются иметь собст-
венные правила, регламентирующие их внутреннюю организацию.
Они, как правило, также имеют независимый бюджет, представ-
ляющий собой самостоятельную часть государственного бюджета, и
являются полностью независимыми
от государственного финансо-
вого контроля. Аппараты большинства конституционных судов ор-
ганизованы сходным образом, а руководитель аппарата обычно за-
нимает должность генерального секретаря.
По мере возрастания роли конституционного контроля одновре-
менно усиливается тенденция ко все большему совпадению органи-

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
183 зационных структур конституционных судов разных стран, исполь-
зуемых ими процедур. Это происходит вследствие схожести прин-
ципов организационной деятельности судов.
Важную роль играют также интеграционные тенденции. Приме-
ром неофициальных контактов служит Конференция европейских
конституционных судов, которая существует с 1972 г. как организа-
ционная форма международного обмена мнениями в области кон-
ституционного судопроизводства. До
1993 г. подобные конференции
состоялись в Дубровнике, Баден-Бадене, Риме, Венеции, Лозанне,
Мадриде, Лиссабоне, Анкаре и Париже. В настоящее время Конфе-
ренция включает более 30 государств в качестве действительных
членов и около 10 ассоциированных.
Среди полноправных членов Конференции – конституционные
суды Австрии, Андорры, Армении, Бельгии, Болгарии, Венгрии,
Германии, Испании, Италии, Кипра, Литвы, Лихтенштейна, Мальты,
Македонии, Польши
, Португалии, России, Румынии, Словакии,
Словении, Турции, Франции, Хорватии, Чехии, Швейцарии. К ассо-
циированным членам относятся конституционные суды Албании,
Азербайджана, Беларуси, Грузии, Латвии, Украины и т.д.
Официальными языками Конференции в настоящее время яв-
ляются французский, английский, немецкий и русский. Конферен-
ция способствует международному обмену информацией по про-
блемам конституционного правосудия.
Проводятся семинары и
встречи между различными институтами, конституционными
судами, выпускаются информационно-аналитические обзоры. На-
пример, на I и II сессиях XI Конференции в Варшаве были рассмот-
рены не только организационные вопросы, но и такая проблемная
тема, как «Решения конституционных судов, касающиеся свободы
совести и вероисповедания, статуса личности и статуса религиозных
общин». Базируясь на национальных докладах и
состоявшейся дис-
куссии, можно констатировать, что свобода совести и вероиспове-
дания осуществляется в Европе на основе единых стандартов, опре-
деляющих положение личности, ее свободы. Фундаментальное зна-
чение в этой области имеют положения Европейской Конвенции
о защите прав человека и основных свобод, особенно ст. 9, с поло-
жениями которой согласуются юридическое и конституционное
регулирования
, принятые в отдельных странах.
Вопросы религии, свободы совести, выносимые на обсуждение
на Конференции, не являются случайными. Дело в том, что консти-

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
184 туционное правосудие все более органично входит в государственно-
правовую систему стран Центральной и Восточной Европы, постсо-
ветских государств, поставивших перед собой цель формирования
свободного гражданского общества, реальной демократии, социаль-
но ориентированного правового государства, существенными при-
знаками которого являются господство права, конституции и зако-
на, уважение прав и свобод человека и гражданина
.
Как уже отмечалось, типология судебных органов конституцион-
ного контроля во многом зависит от национальных особенностей,
обусловленных принадлежностью соответствующих стран конкрет-
ным регионам мира. К регионам, где подобная обусловленность
прослеживается наиболее явно, могут быть отнесены следующие:
Центральная, Восточная и Западная Европа; Арабский Восток; Аф-
рика; Азия; Центральная и Южная Америка.
Рассмотрим эти
факторы более подробно на примере этих регионов.
Для государств Европы, в особенности Центральной и Восточной, раз-
витие национальных систем судебного конституционного контроля
было связано с принадлежностью к социалистическому лагерю, где, по
сути, отсутствовали конституционные прецеденты и традиции. Исклю-
чение составили попытки создания конституционного контроля в Ру-
мынии (перед Первой мировой войной)
и Чехословакии (накануне
Второй мировой войны). Даже после Второй мировой войны консти-
туционный контроль здесь, в отличие от Западной Европы, не получил
признания в силу противоречий с существовавшими государственно-
политическими системами. Эти системы воплощали принцип, соглас-
но которому законодательная власть отвечала за конституционность
своих решений, а внепарламентскими структурами конституционный
контроль не мог осуществляться
. Поэтому полномочия конституцион-
ного контроля возлагались на законодательные органы (Президиум
Верховного Совета СССР; Государственный совет Польши). Позднее
подобные органы конституционного контроля были также учреждены
в Румынии (Конституционный комитет), Венгрии (Совет по конститу-
ционному законодательству) и ГДР (Конституционный комитет).
Учреждение органов судебного конституционного контроля происхо-
дило в основном с конца 80-х годов в
рамках общих процессов демо-
кратизации. В настоящее время в социалистических странах (КНР,
КНДР, Куба) нет специальных органов конституционного надзора.
Считается, что их и не должно быть, так как их наличие нарушало бы
верховенство парламента.

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
185 В европейской модели можно выделить три института органов
судебного конституционного контроля: Первый институт – консти-
туционные суды (Албания, Белоруссия, Болгария, Венгрия, Литва,
Молдавия, Польша, Россия, Румыния, Словакия, Украина, Чехия,
Эстония). Основные отличительные черты этой группы стран: цен-
трализованный конституционный контроль; подбор кандидатур в
конституционные судьи за пределами традиционной судебной сис-
темы, т.
е. из числа университетских профессоров, государственных
служащих и других высококвалифицированных юристов; в некото-
рых странах правом на обращение с ходатайством обладают исклю-
чительно государственные органы (Болгария, Литва, Польша, Ру-
мыния), тогда как в других в конституционный суд могут обращать-
ся и отдельные граждане (жалобы на нарушения конституционных
прав допустимы в Албании, Венгрии
, Молдавии, России, Словакии,
Украине, Чехии; система конституционного контроля Венгрии до-
пускает подачу жалоб на нарушение как конституционных, так и
гражданских прав); конституционный суд создается исключительно
на основании Конституции.
Второй институт – централизованный конституционный кон-
троль, осуществляемый верховными судами. Третий институт –
квазисудебные органы конституционного контроля (Франция, Ка-
захстан, Марокко, Сенегал, Тунис). Их формирование
происходит,
как правило, без участия судейского корпуса. При рассмотрении
дела судебная процедура используется только частично.
Всем этим национальным системам присущ определенный стан-
дартный набор полномочий конституционных судов:
– абстрактный контроль актов практически всех уровней, вклю-
чая международные соглашения (за исключением Польши);
– конкретный контроль положений законов;
– разрешение споров о компетенции между государственными
органами;
– импичмент;
– разрешение споров по результатам выборов, а также принятие
решений о соответствии референдума положениям конституции;
– контроль соответствия конституции актов или деятельности
политических партий.
Отличительные черты систем конституционного контроля стран
этого региона заключаются в следующем:

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
186– рассмотрение дел конституционным судом по своей инициати-
ве (Албания, Венгрия, Молдавия, Польша, Румыния), что редко
встречается в мировой практике;
– предварительный контроль актов (в основном международных
соглашений), что характерно, прежде всего, для систем, которые
развивались под влиянием французской модели конституционного
контроля (Белоруссия, Болгария, Венгрия, Литва, Молдавия, Румы-
ния, Украина);
– дополнительные полномочия Верховного
суда в области абст-
рактного контроля и споров о компетенции (Чехия);
– контроль пробелов законодательного регулирования (Венг-
рия), крайне редкий в других системах;
– конституционная жалоба со стороны коммуны (Чехия), из-
вестная только германской системе конституционного контроля;
– конституционный контроль за выполнением решений между-
народных судов (Чехия);
– полномочия конституционных судов по
толкованию правовых
норм, в основном конституционного уровня (Албания, Болгария,
Венгрия, Россия, Словакия), и даже законов (Польша), что встреча-
ется редко.
В арабских странах не было разработано какой-либо оригиналь-
ной модели судебного конституционного контроля, и они лишь сле-
дуют известной модели централизованного контроля (Египет, Ирак,
Йемен, Сирия) или французской модели (Алжир,
Марокко), либо
осуществляют его в особых формах (Тунис). Так, Тунис (Тунисская
Республика) – по форме правления президентская республика. На
протяжении веков был колонией сначала Османской империи
(XVI – XIX вв.), а с 1881 г. – Тунис протекторат Франции. В 1956 г.
страна получает независимость. Поэтому не случайно судебная сис-
тема здесь построена по французскому образцу. К примеру, в 1886 г.
в Тунисе был введен ГК Франции 1804 г. (ФГК), действие которого
распространялось преимущественно на европейскую общину. С 1906 г.
в Тунисе действует кодекс обязательного и договорного права. Он
представлял собой попытку сочетания принципов мусульманского
права с французской гражданско-правовой традицией. В 1965 г.
принят Вещный кодекс Туниса, который также воспроизводит нор-
мы французского гражданского права.
Что касается конституционного контроля, то до настоящего вре-
мени идет процесс его формирования. Согласно ст. 41 Конституции

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
187 президент является гарантом уважения Основного закона, нормаль-
ного функционирования всего государственного механизма. Для
реализации данной нормы при президенте его собственным Декре-
том был в 1987 г. учрежден Конституционный совет республики.
Этот орган состоит из 11 членов, назначаемых главой государства,
и наделяется совещательными полномочиями. Он представляет пре-
зиденту свои заключения по вопросам контроля за
соответствием
Конституции принимаемых законопроектов и деятельности всей
системы государственных институтов. Согласно Закону от 18 апреля
1990 г. заключения Конституционного совета приобрели обязатель-
ную силу относительно проектов законов, затрагивающих права че-
ловека. В 1995 г. положение о Конституционном совете было вклю-
чено в Конституцию.
В Африке конституционализму присущи специфические черты.
Некоторые государства провозглашали введение новой
конституци-
онной системы сразу после получения независимости, другие начи-
нали независимое развитие, еще не имея писаной конституции, ко-
торую принимали лишь в последующие годы. Политическое кон-
ституционное развитие в Африке часто проходит нестабильно,
в основном оно подвержено влиянию многочисленных государст-
венных переворотов и решений высших органов политической и
военной власти. В
некоторых случаях решения этих органов приво-
дят к приостановлению действия конституционных механизмов или
к игнорированию конституции на практике.
В связи с этим для многих африканских конституционных сис-
тем характерны следующие черты: относительно непродолжитель-
ный период действия конституции и ее временный характер; частые
и существенные изменения в конституции; приостановление дейст-
вия конституционных механизмов
и, соответственно, механизмов
защиты прав человека путем объявления военного положения, что
во многих случаях предусматривается самой конституцией; разли-
чия между текстом конституции и реальной судебной и конституци-
онной практикой.
В странах Африки существует большое разнообразие систем кон-
ституционного контроля. Учитывая влияние иностранных правовых
систем, можно предложить следующую классификацию африкан-
ских систем конституционного
контроля:
– франкоязычная Африка (включая бывшие бельгийские коло-
нии Заир, Руанда и Бурунди);

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
188– англоязычная Африка;
– португалоязычная Африка;
– испаноязычная Африка;
– страны со старейшими традициями государственности.
В странах франкоязычной группы системы конституционного
контроля формировались чаще всего под влиянием французской
модели (Конституционного совета 1958 г.). В соответствии с фран-
цузской правовой традицией полномочия осуществления конститу-
ционного контроля принадлежат специальным конституционным
палатам Верховного суда. Вместе с тем некоторые
системы форми-
ровались под влиянием европейской модели (Конституционного
суда Австрии образца 1919 г. и Конституционного суда ФРГ 1951 г.).
Лишь несколько государств учредили системы конституционного
контроля сразу после обретения независимости в 1959 г. (Верхняя
Вольта (ныне Буркина-Фасо), Габон, Дагомея (ныне Бенин), Мав-
ритания, Мали, Нигер, Судан, Чад). Многие государства впервые
либо повторно ввели подобные
или сходные системы в своих недав-
но принятых конституциях (Верхняя Вольта (ныне Буркина-Фасо),
Габон, Дагомея (ныне Бенин), Конго, Кот-д’Ивуар, Мадагаскар,
Мали, Сенегал, Того, Чад, ЦАР). В Камеруне обеспечение защиты
конституционной системы было возложено на федеральные суды.
Этому примеру последовало Марокко, где Конституция 1962 г. уч-
редила Конституционную палату Верховного
суда, тогда как в кон-
ституциях Туниса и Алжира конституционный контроль не был
предусмотрен.
Многие франкоязычные страны в итоге приняли системы с цен-
трализованным конституционным контролем, осуществляемым
единственным органом (Габон, Камерун, Коморские острова, Кот-
д’Ивуар, Мавритания, Мали, Марокко, Сенегал, Того, ЦАР). В не-
которых франкоязычных странах конституционный контроль осу-
ществлялся судами
общей юрисдикции в качестве их специализиро-
ванной функции, либо верховным судом как таковым (Заир, Каме-
рун, Коморские острова, Сенегал) или его специальной палатой
(Бурунди, Габон, Кот-д’Ивуар, Марокко (где позднее был создан
Конституционной совет по французской модели), Того), или кон-
ституционным департаментом (Мали). В отдельных случаях эта
функция осуществлялась объединенной
верховной судебной ин-
станцией – совместно с Верховным судом и Апелляционным су-
дом (Руанда). Некоторые из этих государств первоначально учреди-

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
189 ли специальный автономный орган конституционного контроля
(Конституционный совет в ЦАР и Конституционный суд в Заире),
полномочия которого затем были переданы высшему суду общей
юрисдикции.
В некоторых других франкоязычных африканских странах кон-
ституционный контроль всегда был отделен от обычного правосудия
и входил в компетенцию конституционного суда как независимого
судебного института (Конго, Мадагаскар). Так
, Королевство Марокко
(население 29 млн человек, конституционная монархия, унитарное
государство) с 1912 г. находилось под протекторатом Франции,
а северная его часть под властью Испании. Лишь в 1956 г. Марокко
получает независимость.
Конституционный контроль осуществляется относительно неза-
висимым Конституционным советом, созданным в 1992 г. по фран-
цузскому образцу. Ранее, по первоначальной редакции Конституции
1972 г., эти функции
были возложены на Конституционную палату
Верховного суда. Конституционный совет состоит из четырех чле-
нов, назначенных королем сроком на шесть лет, и четырех членов,
назначенных на тот же срок председателем Палаты представителей
(нижняя палата двухпалатного парламента). Кроме того, король еще
назначает на тот же срок председателя Конституционного совета.
Каждая категория членов Совета обновляется
наполовину каждые
три года. Конституционный совет осуществляет контроль за соот-
ветствием конституции принятых, но еще необнародованных обыч-
ных и органических законов по запросу короля, премьер-министра,
председателя Палаты представителей или
1/4 членов последней.
Помимо этого Конституционный совет рассматривает вопросы
о законности парламентских выборов и референдумов. Решения
совета являются общеобязательными и не подлежат обжалованию.
Характерной чертой англоязычной Африки стал отказ от британ-
ской модели с ее неписаной конституцией и отсутствием конститу-
ционного контроля. После получения независимости многие англо-
язычные страны приняли конституции (Ботсвана,
Гамбия, Гана,
Замбия, Зимбабве, Кения, Лесото, Маврикий, Малави, Нигерия,
Свазиленд, Сейшельские острова, Сьерра-Леоне, Танзания, Уганда).
Некоторые из этих государств (Замбия, Малави) приняли американ-
скую модель децентрализованного судебного контроля.
Существуют также страны, которые восприняли традиционную
систему англосаксонского права, но в то же время учредили специ-

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
190 альные органы конституционного контроля (централизованный
конституционный контроль в рамках системы общего права). В ча-
стности, в Уганде согласно Конституции 1966 г. Верховный суд был
наделен исключительной компетенцией в решении конституцион-
ных вопросов. Конституции Ганы 1960, 1969 и 1979 гг. также закре-
пили аналогичную компетенцию Верховного суда.
Многие из вышеназванных стран последовали американской мо-
дели и
приняли свои билли о правах. В частности, бывшие члены
Содружества Замбия, Кения и Танзания ввели американскую мо-
дель конституционного контроля, где основное внимание уделяется
защите конституционных прав и свобод, в том числе путем предос-
тавления права обращения в Верховный суд. Менее известен тот
факт, что в этих странах система защиты прав человека
была создана
до обретения ими независимости в результате принятия Европей-
ской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.
Положения Конвенции вступили в силу в большинстве африкан-
ских государств благодаря тому, что Великобритания воспользова-
лась формулировками ст. 63 Конвенции и с 23 октября 1953 г.
распространила действие Конвенции, включая Первый протокол
от 20 марта 1953 г
., на все африканские страны Британского содру-
жества наций, в том числе на Танганьику и Занзибар. После обрете-
ния независимости некоторые африканские государства включили
перечень основных прав, содержащихся в Европейской конвенции,
в свои конституции (Нигерия).
Нигерия (Федеративная Республика Нигерия) – одно из круп-
нейших федеративных государств Африки, с населением 115 млн
человек. При этом 50% –
мусульмане, 30% – христиане. В состав
федерации входят 36 штатов и федеральная столичная территория
Абуджа. С 1861 по 1960 г. Нигерия – колониальная территория Ве-
ликобритании. Форма правления – президентская республика.
Высшим законодательным органом Нигерии является Националь-
ная ассамблея, состоящая из двух палат – Сената и Палаты предста-
вителей. Сенат состоит из 109 членов, избираемых по трое от каж-
дого из
36 штатов федерации, а также одного представителя от феде-
ральной столичной территории Абуджи. 360 депутатов Палаты
представителей избираются в 360 избирательных округах, из расчета
150 тыс. избирателей на округ. Срок полномочий членов парламента
составляет четыре года. Президент Нигерии не имеет права распус-
кать Национальную ассамблею.

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
191 Распределение полномочий между Сенатом и Палатой предста-
вителей в Нигерии во многом следует образцу США. Законопроекты
(билли) Национальная ассамблея принимает простым большинст-
вом голосов в каждой из двух палат для последующей передачи на
подпись президенту Нигерии, после чего законопроекты приобре-
тают силу закона. В случае отказа главы государства утвердить билль
он
вновь возвращается на согласование в Сенат и Палату представи-
телей. После повторного голосования двумя третями состава каждой
из палат за законопроект он автоматически становится федераль-
ным законом.
Глава государства, исполнительной власти и верховный главно-
командующий – президент, избираемый всеобщими прямыми вы-
борами сроком на четыре года. Вместе с президентом избирается
вице-президент.
Исполнительную
власть осуществляет также правительство, Ис-
полнительный совет федерации, члены которого назначаются пре-
зидентом с согласия Сената. Судебная система Нигерии отражает
федеративное устройство государства и «полисистемность» его пра-
ва. Федеральная судебная система включает Верховный суд Ниге-
рии; Апелляционный суд; федеральные высокие суды, включая
Федеральный высокий суд федеральной столичной территории Абуд-
жи; Апелляционный
суд шариата федеральной столичной территории
Абуджи; Апелляционный суд обычного права федеральной столичной
территории Абужди. Согласно Конституции 1999 г. главный судья
Верховного суда (главный судья Нигерии) назначается президентом
Нигерии по его выбору с утверждением такого назначения Сенатом.
Другие судьи Верховного суда назначаются президентом по совету
Федеральной комиссии судебной службы с утверждением Сенатом.
Португалоязычная Африка. После
достижения независимости
Ангола и Мозамбик не стали учреждать систему конституционного
контроля по образцу Португалии (поскольку социалистическая по-
литическая система была несовместима с институтом конституци-
онного контроля), хотя в то время Конституция Мозамбика про-
возглашала гарантом соблюдения Конституции, законов и других
актов Верховный суд. Новая Конституция Мозамбика от 2 ноября
1990 г. учредила независимый орган
конституционного контроля –
Конституционный совет с широкими полномочиями, но предоста-
вила право обращения в него только высшим органам государствен-
ной власти.

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
192Конституция Португалии 1976 г. лишь частично послужила мо-
делью для конституций Островов Зеленого Мыса (1989), Гвинеи-
Бисау (1984), Сан-Томе и Принсипи (1975). Все три государства уч-
редили специфическую систему, сходную с системой конституци-
онного контроля. Суды, генеральный прокурор и некоторые органы
власти могут обращаться в парламент с запросом о конституционно-
сти конкретного закона, который
, по их мнению, противоречит
конституции. В этом случае конституционный контроль осуществ-
ляется политическим (законодательным) органом. Его решение
имеет обязательную силу и публикуется в официальном бюллетене.
Испаноязычная Африка. Конституция Экваториальной Гвинеи
1982 г. наделяет Национальный совет как высший коллективный
государственный орган полномочиями разрешать такие вопросы,
как определение конституционности законов и их применения, тол-
кование
законов, контроль за проведением президентских выборов.
Подводя итоги анализа органов судебного конституционного
контроля Африки, можно сказать, что в формировании состава ор-
ганов конституционного контроля (особенно там, где они действуют
в качестве независимых и специализированных органов) значитель-
ную роль играет исполнительная власть, в частности главы госу-
дарств (Конго, Мадагаскар, Экваториальная Гвинея). Аналогичную
роль
исполнительная власть играет также в странах, где конституци-
онный контроль осуществляется верховными судами (Заир, Каме-
рун, Коморские острова, Сенегал). Конституционные палаты
верховных судов формируются в основном из профессиональных
судей (Габон, Кот-д’Ивуар, Мали, Марокко, Того), хотя и в этих
случаях исполнительная власть практически всегда участвует в их
назначении.
Все системы предусматривают
независимость судебных органов
конституционного контроля. Как правило, с осуществлением пол-
номочий судьи несовместимо занятие других должностей либо заня-
тие иной деятельностью. Судьи конституционных судов обладают
рядом привилегий, они не могут быть освобождены от должности,
их иммунитет при исполнении своих обязанностей приравнивается
к иммунитету депутатов парламента. Большинство систем с центра-
лизованным конституционным контролем
обладают сходными пол-
номочиями: контроль законов, международных договоров (чаще
всего предварительный), контроль выборов, консультативные
функции.

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
193 В большинстве стран предусмотрен конституционный контроль
законов (Буркина Фасо, Бурунди, Габон, Заир, Камерун, Конго,
Кот-д’Ивуар, Мавритания, Мадагаскар, Малави, Мали, Руанда, Се-
негал, Чад, Эфиопия). Также большинством систем осуществляется
предварительный контроль или выполняются так называемые кон-
сультативные функции в отношении законов и президентских ука-
зов (Буркина-Фасо, Коморские острова, Конго,
Кот-д’Ивуар, Мав-
рикий, Мавритания, Мадагаскар, Мали, Марокко, Сенегал, Чад,
Экваториальная Гвинея).
В некоторых странах осуществляется конституционный контроль
за выборами президента и депутатов (Бенин, Буркина-Фасо, Габон,
Конго, Кот-д’Ивуар, Мавритания, Мадагаскар, Мали, Нигер,
Сенегал, Чад), контроль за референдумами (Конго, Мавритания,
Мали, Сенегал), а также контроль способности главы государства
исполнять
свои обязанности (Габон, Камерун, Конго, Мавритания,
Руанда, Экваториальная Гвинея). Возможность обращения с народ-
ной жалобой (actio popularis) допускается крайне редко (Бенин,
Конго).
В большинстве стран с централизованным конституционным
контролем право обращаться с запросом об осуществлении консти-
туционного контроля предоставлено главе государства (Камерун,
Мадагаскар), а наряду с ним – также председателю парламента (Бу-
рунди, Габон
, Коморские острова, Конго, Кот-д’Ивуар, Мали, Се-
негал). В некоторых странах этим правом обладает также правитель-
ство (Габон, Коморские острова, Конго, Марокко) или группа депу-
татов (Конго, Сенегал).
Азия. Несмотря на имеющую, нередко, место политическую
нестабильность конституционных систем в азиатских государствах
институт конституционного контроля был известен либо ныне
существует в следующих
странах: Бангладеш, Бруней, Вьетнам,
Гонконг, Индия, Индонезия, КНДР, КНР, Малайзия, Монголия,
Непал, Пакистан, Папуа – Новая Гвинея, Сингапур, Таиланд,
Тайвань, Филиппины, Шри Ланка, Южная Корея, Япония.
Становление конституционализма в этих государствах проходило
под влиянием различных правовых систем. Так, советская модель
оказала влияние на Вьетнам, КНДР, КНР. Пример некоторых госу-
дарств отражает влияние
американской системы (Индия, Япония).
Отдельные правовые системы содержат элементы немецкой, швей-
царской и французской систем (Таиланд, Тайвань, Южная Корея,

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
194 Япония), а некоторые – даже элементы голландской системы (Индо-
незия, Шри Ланка). В свою очередь, индийская система оказала воз-
действие на развитие конституционного контроля в Малайзии, Син-
гапуре, Шри Ланке. В азиатских странах используются в основном
американская и европейская модели конституционного контроля.
Американская модель децентрализованного судебного контроля
принята для осуществления апелляционного контроля
в отношении
конституционности законов (Гонконг, Индия, Малайзия, Непал,
Пакистан, Сингапур, Филиппины). Европейская (австрийская)
модель контроля конституционности законов в судебном разбира-
тельстве специальных конституционных судов в меньшей степени
распространена на территории Азии (Монголия, Таиланд, Шри
Ланка и др.).
В некоторых странах существуют смешанные системы конститу-
ционного контроля с элементами систем континентального и англо-
саксонского права (например, Таиланд) и специфические системы
конституционного контроля, в которых функции конституционного
контроля осуществляются преимущественно парламентом (Бруней,
Вьетнам, КНДР, КНР).
Так, например, Индонезия (Республика Индонезия) является
одним из крупнейших государств Юго-Восточной Азии, с населени-
ем более 200 млн человек. Из них 80% исповедуют ислам (суннизм),
10% – христианство. Индонезия – унитарное государство. Админи-
стративно-территориальное
деление – 27 провинций и особая
территория, на которой расположена Джакарта.
По форме правления Индонезия – суперпрезидентская респуб-
лика, политический режим находится в процессе трансформации.
Высший орган государственной власти – Народный консультатив-
ный конгресс (НКК) – собирается на сессии не реже одного раза
в пять лет. Состав – 1 тыс. депутатов, половину из которых состав-
ляют члены парламента,
остальных назначает президент (представи-
тели провинциальной администрации, вооруженных сил, предпри-
нимателей, рабочих, женщин и т.д.) и руководство партий исходя
из доли полученного ими в ходе последних всеобщих выборов коли-
чества голосов избирателей.
Текущие законодательные функции осуществляет однопалатный
парламент – Совет народных представителей (СНП). Из 500 его
депутатов 400 избираются всеобщим голосованием по пропорцио-
нальной
системе и 100 (фракция военных) назначается президентом,

§ 1. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах
станоe_gb_, типология, коллизии
195 поскольку армия в выборах не участвует. Президент не может распус-
тить СНП. Президент избирается на пятилетний срок Народным
консультативным конгрессом, является главой государства и прави-
тельства.
Верховный суд Индонезии стоит во главе всей судебной системы
страны. В его состав входят председатель, вице-председатель, четыре
судьи и секретарь, назначаемые президентом. Членами Верховного
суда
могут стать индонезийские граждане, имеющие высшее юриди-
ческое образование. При Верховном суде действует генеральная
прокуратура во главе с генеральным прокурором, назначаемым
президентом.
Верховному суду принадлежит право надзора за деятельностью
остальных судебных органов и разрешение споров о компетенции
между судами различных видов. В качестве суда последней инстан-
ции он наделен правом рассматривать кассационные жалобы
на приговоры и решения, вынесенные нижестоящими судами.
Верховный суд имеет также консультативные функции. Он дает
заключения президенту и правительству по вопросам, связанным
с толкованием Конституции, законов и отдельных проблем юриди-
ческого характера. Не обладая полномочиями конституционного
контроля, Верховный суд может с 1985 г. выносить решения лишь
о соответствии административных подзаконных актов законам.
Центральная и
Южная Америка. Развитие конституционного
судопроизводства в Центральной и Южной Америке основывается
на относительно богатых традициях конституционализма в некото-
рых государствах. Здесь чаще всего применяются следующие модели
конституционного контроля: американская модель децентрализован-
ного контроля, европейская (австрийская) модель централизованного
контроля, смешанная модель.
Американская модель судебного контроля является наиболее
распространенной. Многие государства Центральной и Южной
Америки
приняли ее еще в XIX в. Первоначально ее ввели страны
с федеральной государственной системой: Мексика (1857), Венесу-
эла (1858), Аргентина (Конституции 1853, 1860 и 1863 гг.), а в по-
следствии – и бывшие колонии Великобритании (Барбадос, Гайана,
Тринидад и Тобаго, Ямайка). Она была принята также Колумби-
ей (1850) и Доминиканской Республикой (1844).
Помимо традиционных для данной модели особенностей нацио-
нальные
системы судебного контроля во многих странах Централь-

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
196 ной и Южной Америки предусматривают процедуру recurso
de amparo – средство защиты основных конституционных прав лич-
ности, во многом сходное с конституционной жалобой. Такой вид
конституционной жалобы характерен для испаноязычных стран.
В Аргентине она была предусмотрена федеральной Конституцией
1853 г., однако Верховный суд начал действовать лишь в 1860 г.
Первой страной в регионе данный вид конституционной
жалобы на
практике ввела Мексика в 1857 г., закрепив ее в Конституции 1917 г.
По примеру Мексики этот институт позднее ввели в своих консти-
туциях Гватемала (1965), Гондурас (1982) и Никарагуа (1979).
Европейская (австрийская) модель централизованного контроля
в тех странах, где она принята, закрепляет исключительные полно-
мочия конституционного контроля либо за верховным судом
(Панама, Парагвай, Уругвай), либо
за специальной палатой верхов-
ного суда (Коста-Рика), либо за конституционным судом (Чили).
Некоторые государства, первоначально учредив конституцион-
ный контроль по американской модели, в дальнейшем вводили эле-
менты европейской модели. В результате для современных систем
контроля в этих странах стала характерна смешанная европейско-
американская модель, сочетающая централизованный и децентра-
лизованный контроль
(Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Гватемала,
Колумбия, Мексика, Перу, Эквадор).
Системам, основанным на смешанной модели, часто присущ
институт народной жалобы (actio popularis). Например, он был преду-
смотрен конституциями Колумбии (1961), Венесуэлы (1961), Пана-
мы (1972), Сальвадора (1962), Бразилии (1967), а также Гражданским
процессуальным кодексом Коста-Рики (1933).
Специфическая система конституционного контроля существует
на Кубе, государстве в Вест-Индии. Население около 12 млн чело
-
век. С 1511 по 1898 г. Куба – колония Испании, затем находилась
в зоне влияния США. В ходе партизанской войны 1956–1959 гг.
и свержения режима Батисты на Кубе провозглашено социалисти-
ческое государство.
Куба – унитарное государство. Административно-территориальное
деление – 14 провинций, которые делятся на 169 муниципий.
Действует Конституция, одобренная всенародным референдумом.
По форме правления Куба – социалистическая республика с
одно-
партийной системой. Высшим органом государственной власти
является Национальная ассамблея народной власти (избирается

§ 2. Влияние федерализма на организационно-правоu_ начала деятельности
органов зарубежного судебного конституционного контроля
197 всеобщим прямым тайным голосованием на пять лет), наделенная
законодательными полномочиями. Из числа своих депутатов она
избирает Государственный совет, представляющий Ассамблею
в перерыве между сессиями, а также назначает членов Совета мини-
стров – высшего исполнительного и административного органа.
Государственный совет состоит из председателя, первого замес-
тителя, пяти заместителей председателя, секретаря и 23 членов.
Он является
постоянно действующим органом Национальной
ассамблеи народной власти, представляющим ее между сессиями
и претворяющим в жизнь ее решения. Государственный совет под-
отчетен Национальной ассамблее народной власти. Срок полномо-
чий Государственного совета истекает после завершения выборов
новой Ассамблеи. Председатель Государственного совета является
главой государства и правительства, возглавляет Совет националь-
ной обороны.
Государственный совет имеет
право созывать внеочередные
сессии Национальной ассамблеи народной власти; принимать дек-
реты-законы в период между сессиями Национальной ассамблеи;
осуществлять общее и обязательное толкование действующих зако-
нов и законодательную инициативу; заменять, по предложению
председателя, членов Совета министров в период между сессиями
Национальной ассамблеи; давать инструкции общего характера для
судов через президиум Верховного народного суда
; назначать и
смещать по предложению председателя дипломатических предста-
вителей Кубы в других государствах; награждать и присваивать
почетные звания; осуществлять право помилования; ратифициро-
вать и денонсировать международные договоры; приостанавливать
распоряжения Совета министров, решения и распоряжения мест-
ных ассамблей народной власти, которые не соответствуют Консти-
туции или законам. Таким образом, высшим органом конституци-
онного
контроля является Национальная ассамблея.
§ 2. Влияние федерализма на организационно
правовые начала деятельности органов
зарубежного судебного конституционного контроля
§ 2. Влияние федерализма на организационно-правовые начала деятельности
органов зарубежного судебного конституционного контроля
Можно констатировать существование взаимосвязи между фор-
мой государственного устройства и наличием органов региональ-

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
198 ного конституционного контроля. «В федеративных государствах, –
замечают исследователи, – причинами возникновения судебного
конституционного контроля являются потребности рационализации
и гармонизации федеративных связей. Более того, обращает на себя
внимание, что судебный конституционный контроль возникает,
прежде всего, в федеративных государствах. Так, характеризуя США,
специалисты исходят из того, что разрешение споров между федера-
цией в целом и
ее членами явилось не только объектом конституци-
онного контроля, но и одной из побудительных причин создания
данного института»
1.
Действительно, в унитарном государстве обычно существует
лишь один орган конституционного контроля, юрисдикция кото-
рого распространяется на всю территорию страны. В федеративных
государствах наряду с общенациональным органом конституцион-
ного контроля аналогичные структуры могут быть созданы в субъек-
тах федерации
2. Вместе с тем основным направлением деятельности
федерального конституционного суда является контроль за соответ-
ствием нормативных правовых актов федеральной конституции, а в
компетенцию аналогичных органов субъектов федерации входит
обеспечение соответствия нормативных правовых актов, принимае-
мых в данном субъекте, его конституции.
Как уже отмечалось, выделяют две системы судебного конститу-
ционного контроля в зарубежных федерациях
. Первая – так назы-
ваемая американская модель – характеризуется тем, что на регио-
нальном уровне практически полностью воспроизведен механизм
федерального судебного конституционного контроля, который тем
не менее не является зависимыми от центра. Так, в США верховные
суды штатов играют значительную роль в толковании конституций и
оценке законодательства штатов. Однако в системе американских
органов государственной власти
на уровне федерации и штатов от-
сутствуют специальные органы конституционного контроля, по-
скольку эти функции выполняются судами общей юрисдикции.
Другая модель, именуемая обычно европейской, отличается боль-
шим своеобразием, в том числе здесь могут иметь место и квазису-
1 См.: Овсепян Ж.И. Правовая защита конституций. Судебный конституционный
контроль в зарубежных странах. Ростов н/Д, 1992. С. 12.
2 См.: Алебастрова И.А. Конституционное право зарубежных стран: Учеб. пособие /
Отв. ред. С.Ю. Кашкин. М., 2001. С. 257.

§ 2. Влияние федерализма на организационно-правоu_ начала деятельности
органов зарубежного судебного конституционного контроля
199 дебные органы конституционного контроля. В частности, указанная
система имеет место в Швейцарской Конфедерации, где конститу-
ционный контроль осуществляют Федеральный суд Швейцарии, а
также конституционные суды двух кантонов – Нидвальден и Жюра
1.
Имеют место и иные примеры фактического использования двух-
уровневой системы судебного конституционного контроля (в част-
ности, в провинции Тукуман Аргентины создана соответствующая
региональная структура)
2. Однако только в Федеративной Респуб-
лике Германии соответствующие органы сформированы на уровне
почти всех субъектов (земель)
3. Ученые обоснованно полагают, что
«из всех федераций, где действует европейская модель конституци-
онного правосудия, наибольший интерес представляют Федератив-
ная Республика Германия и Российская Федерация, хотя в послед-
ней процесс создания органов конституционного правосудия в
субъектах федерации еще не завершился»
4. Они также замечают, что
в целом российский судебный федерализм «схож с централизован-
ным судебным федерализмом Федеративной Республики Германии,
хотя и имеет очень высокую степень централизации по сравнению
с приведенным аналогом»
5.
С образованием Федеративной Республики Германии в 1949 г.
судебный контроль конституционности законов, замечает А.Н. Ме-
1 См. подробнее: Руйе К. Швейцарский Федеральный суд и надзор за конституци-
онностью законов // Государство и право. 1995. № 12. С. 84–92; Швайцер Р.Дж. Су-
дебная система федеративного государства: Взгляд из Швейцарии // Федерализм:
Российское и международное измерение (опыт сравнительного анализа) / Под ред. Р. Хаки-
мова. Казань, 2004. С. 348–354.
2 См.: Петренко Д.С. Конституционная (уставная) юстиция в субъектах Россий-
ской Федерации (современные правовые проблемы и перспективы): Дис. … канд.
юрид. наук. М., 2007. С. 69–70.
3 См. подробнее: Кряжков В.А. Конституционные суды земель Германии // Госу-
дарство и право. 1995. № 5. С. 117–127; Авакъян С.А. Закон о Баварском Конституци-
онном суде (предварительные пояснения, перевод, комментарии) // Вестник Моск.
ун-та. Сер. 11. Право. № 4. 1996. С. 88–89; Брусин A.M. «Двойное» конституционное
правосудие: Ненужная роскошь или насущная необходимость // Вестник Уставного
суда Санкт-Петербурга
. 2002. № 3. С. 132; Захаров А.А. Конституционная юстиция
в Германии // Российский юрид. журнал. 2002. № 3. С. 132; Гиряева В.Н. Конституци-
онные суды земель Германии // Международно-правовые стандарты в конституци-
онном праве: Сб. науч. трудов. М., 2006. Ч. 1. и др.
4 См.: Юдин Ю.А., Шульженко Ю.Л. Конституционное правосудие в федератив-
ном государстве (сравнительно-правовое исследование). М., 2000. С. 19.
5 Косолапов М.Ф. Судебная власть в конституционном строе России. Саратов,
2005. С. 99.

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
200 душевский, стал рассматриваться как единственный инструмент,
способный обеспечить права меньшинств от посягательства боль-
шинства
1. Более того, конституционный суд занял здесь место
органа государственной власти и полноправного хранителя консти-
туции
2. Так, учреждение органов конституционного контроля было
закреплено в конституциях земель Вюртемберг 1946 г., Гессена 1946 г.,
Баварии 1946 г., Рейнланд-Пфальца 1947 г., Бадена 1947 г. и Бремена
1947 г.
3 Небезынтересно, что в истории Германии, так же как и
в современной России, был период (60–70-е годы прошлого века),
когда конституционные суды земель называли «излишней роско-
шью»
4. Имела место и тенденция их трансформации в инстанции,
практически полностью подчиненные влиянию федеральных судов.
Тем не менее данная ситуация была преодолена; после воссоедине-
ния Германии в конце ХХ в. произошло расширение фактических
полномочий изучаемых органов и повысился их авторитет в обществе
и государстве.
В настоящее время помимо Федерального Конституционного суда
в Федеративной
Республике Германии функционируют 15 земельных
конституционных судов, которые входят в федеральную судебную
систему. В Баварии, Берлине, Бранденбурге, Гамбурге, Северном
Рейне-Вестфалии, Рейнланд-Пфальце, Саксонии, Тюрингии – «кон-
ституционные суды» (Verfassungsgerichtshof или Verfassungsgericht),
в Мекленбурге-Передней Померании и Саксонии-Анхальт – «земель-
ные конституционные суды» (Landesverfassungsgericht), в Баден-
Вюртемберге, Бремене, Гессене, Нижней Саксонии – «государст-
венные суды» (Staatsgerichtshof)
5. Органы конституционного право-
судия учреждены во всех землях Германии, за исключением одной
(Шлезвиг-Гольштейн); она небольшая по размерам территории и
численности населения, не имеет достаточных средств для соответ-
1 См.: Медушевский А.Н. Сравнительное конституционное право и политические
институты. М., 2002. С. 458.
2 См.: Ebersperger C. Die Bayerische verfassungsbeschwerde. München, 1990. S. 7–9.3 См. подробнее: Lechner H. Bundesverfassungsgericht: Kommentar. München, 1996.
S. 46; Spitta T. Kommentar zur bremischen Verfassung von 1947. Bremen, 1960. S. 12 ff.
4 См.: Брусин А.М. Защита конституционных прав и свобод личности как направ-
ление деятельности Федерального Конституционного суда и конституционных судов
земель: Сравнительно-правовой аспект: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2002. С. 33.
5 См.: Основы теории и практики федерализма / Институт европейской политики
Католического университета. Лейвен, 1999. С. 158–168.

§ 2. Влияние федерализма на организационно-правоu_ начала деятельности
органов зарубежного судебного конституционного контроля
201 ствующих расходов. Кроме того, до 1990 г. здесь не было собствен-
ной конституции, а действовал Устав земли. Функции конституци-
онного контроля в этом субъекте возложены земельной Конститу-
цией на Федеральный Конституционный суд. В данном случае нахо-
дит свое практическое воплощение ст. 99 Основного закона
Германии, которая предусматривает, что закон может предоставить
Федеральному Конституционному
суду право рассмотрения консти-
туционных споров в пределах одной земли, касающихся примене-
ния ее права. В этом случае Федеральный Конституционный суд
становится «как бы судом земли», но по конкретному кругу вопро-
сов и при определенных условиях. При этом по отношению к земле,
ее органам, должностным лицам и гражданам он не утрачивает
ка-
честв федерального суда и в необходимых случаях рассматривает
споры, включая публично-правовые, в пределах земли, но руково-
дствуясь Конституцией Германии (п. 4 ч. 1 ст. 93). В соответствую-
щем споре сам заявитель определяет, в каком качестве выступает
Федеральный Конституционный суд: как федеральный либо как
земельный.
Анализ статуса конституционных судов немецких земель позво-
ляет согласиться
с мнением о том, что они имеют дуалистичную
правовую природу1. С одной стороны, изучаемые структуры – это
судебные органы, которые разрешают конфликты в форме судеб-
ного процесса (конституционно-правового) и постановляют обяза-
тельные решения. В этом аспекте конституционные суды являются
составной частью судебной системы отдельных земель и Федератив-
ной Республики Германия в целом. Вместе с тем изучаемые суды –
это и институт государственной
власти земель. Большинство земель-
ных конституций и законов указывают, что по отношению к другим,
в том числе федеральным органам государственной власти консти-
туционный суд является независимым и самостоятельным. Характе-
ризуя правовые основы формирования и деятельности органов кон-
ституционного контроля немецких земель, следует отметить, что
Основной закон Германии (как и Конституция РФ)
не регламенти-
рует их статус. Ключевая роль в системе регулирования изучаемых
судов отводится земельным конституциям, что, безусловно, отвечает
их природе и особому месту в механизме осуществления государст-
1 См.: Кровельщикова В.В. Конституционные суды земель Германии: Автореф. дис. …
канд. юрид. наук. Томск, 2005. С. 14–15.

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
202 венной власти. Однако сравнительный анализ основных законов
земель показывает, что земельные конституции не могут урегулиро-
вать весь комплекс отношений, связанных с функционированием
органов конституционного контроля. Соответственно, имеют место
специальные законы земель, которые, однако, почти дословно вос-
производят положения ст. 1 Закона о Федеральном Конституцион-
ном суде
1. Различия, главным образом, касаются порядка формиро-
вания и объема полномочий органов конституционного контроля.
Судьи земельных конституционных судов Федеративной Респуб-
лики Германии в большинстве случаев назначаются ландтагами
(представительными органами) или выборщиками по предложению
председателя ландтага, его президиума, специально образованной
комиссии, а также правительства земли. Общими требованиями для
кандидатов в судьи выступает возрастной критерий
и несовмести-
мость полномочий судьи с исполнением обязанностей в федераль-
ных и земельных органах государственной власти. Земельное зако-
нодательство может устанавливать и дополнительные требования
для кандидатов (например, стаж работы судьи (Бавария), наличие
ученой степени (Бремен) и т.д.). Срок пребывания судей в должно-
сти составляет от четырех до девяти лет.
Правом
обращения в конституционные суды земель обладают
суды (первоначальный конституционный контроль), четверть чле-
нов ландтага и правительство (последующий конституционный кон-
троль за соответствием законов земельной конституции), треть чле-
нов ландтага (предварительный конституционный контроль за вне-
сением изменений в конституции земель), группа граждан
(рассмотрение коллективных жалоб о нарушении права на местное
самоуправление) и другие
лица. Земельные органы конституцион-
ного контроля рассматривают дела, предметом которых являются
конституционно-правовые вопросы и споры. Основной закон Гер-
мании допускает возможность наделения их такими полномочиями,
как рассмотрение споров по предусмотренным конституцией жало-
бам общин или объединений общин в связи с нарушением земель-
ным законом права на самоуправление (п. 4 «б» ч
. 7 ст. 93); вынесе-
1 См. подробнее: Брусин А.М. Защита конституционных прав и свобод личности
как направление деятельности Федерального Конституционного суда и конституци-
онных судов земель: Сравнительно-правовой аспект: Дис. … канд. юрид. наук. СПб.,
2002. С. 50.

§ 2. Влияние федерализма на организационно-правоu_ начала деятельности
органов зарубежного судебного конституционного контроля
203 ние решений относительно конституционности применяемых суда-
ми законов (ч. 1 ст. 100); толкование основного закона земли (ч. 3
ст. 100) и др. В этом плане конституционные суды немецких земель,
осуществляя абстрактный и конкретный нормоконтроль, разрешают
споры о компетенции между высшими органами власти, рассматри-
вают конституционные и «коммунальные» жалобы, принимают ре-
шения по избирательным спорам, а
также по обвинению против де-
путатов и должностных лиц. При этом можно обнаружить и доста-
точно неординарные виды полномочий
1. В их числе, к примеру,
право Баварского Конституционного суда рассматривать «популяр-
ные» иски, представляющие собой специфическую форму абстракт-
ного контроля конституционности норм. Этот иск может быть ис-
пользован каждым, независимо от того, касаются ли оспариваемые
нормы данного лица. Своеобразием отличается, в частности, и пра-
во Конституционного суда Рейнланд – Пфальца принимать реше
-
ния по вопросу о наличии конституционных предпосылок перевода
крупных предприятий в общественную (государственную) собст-
венность. Особенностью Государственного суда земли Гессен явля-
ется возможность рассматривать дела о лишении гражданина ос-
новных прав и т.д.
Как и в Российской Федерации, конституционные суды земель
Федеративной Республики Германии осуществляют свою деятель-
ность только по
запросам, ходатайствам и жалобам. Однако в каче-
стве «масштаба» оценки конституционности норм и действий для
них преимущественно выступает земельная конституция, в некото-
рых землях – также и федеральная Конституция (Гамбург, Нижняя
Саксония, Саксония, Бранденбург). Причем в ряде случаев решения
конституционных судов фактически имеют силу закона (в частно-
сти, при разрешении вопроса о соответствии
правового акта земли
ее конституции). Конституционный суд земли может также опреде-
лять порядок исполнения своего решения и устанавливать органы,
которые будут осуществлять его реализацию. Данное право в сово-
купности с уже отмеченными возможностями существенно укрепля-
ет их позиции в системе государственных органов земли. Вместе
с тем решения изучаемых судов практически не обеспечены
меха-
низмом их принудительной реализации на общефедеральном уров-
1 См.: Кровельщикова В.В. Конституционные суды земель Германии: Автореф. дис. …
канд. юрид. наук. Томск, 2005. С. 18–23.

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
204 не. Другие органы и должностные лица исполняют их, прежде всего,
в силу авторитета земельных органов конституционного контроля
1.
Федеральный Конституционный суд Германии и земельные кон-
ституционные суды функционируют в едином правовом простран-
стве, хотя каждый на своем уровне; имея собственные задачи, кон-
ституционные суды земель, равно как и конституционные (устав-
ные) суды субъектов РФ, не находятся в иерархической зависимости
от Федерального Конституционного суда, который не является
по отношению к
ним высшей инстанцией. Однако принцип «феде-
ральное право имеет преимущество перед правом земель» (ст. 31 Ос-
новного закона Германии) предопределяет возможность возникно-
вения между ними определенных связей. Так, федеральный орган
конституционного контроля Германии сформулировал позицию,
согласно которой немецкий Основной закон не препятствует зе-
мельным конституционным судам проверять применение федераль-
ного законодательства, регулирующего
порядок отправления право-
судия, с точки зрения соблюдения основных прав земельной кон-
ституции, имеющих одинаковое содержание с соответствующими
правами, закрепленными в Конституции Федеративной Республики
Германия. При этом Конституционный суд Германии отметил, что
усматривает особый практический смысл в обеспечении дополни-
тельных гарантий защиты нарушенных основных прав граждан на
основе их обращения в земельные конституционные
суды. Указан-
ная возможность особенно актуальна с учетом отсутствия на зе-
мельном уровне столь существенного препятствия для рассмотрения
жалобы, каковым в Федеральном Конституционном суде является
принятие к производству лишь тех жалоб, разрешение которых
связано с «существенной конституционно-правовой проблематикой
либо насущными проблемами практики»
2.
Анализ немецкой модели организации «региональной» системы
конституционного контроля позволяет утверждать, что многие эле-
менты статуса земельных судов (например, право осуществлять пред-
варительный конституционный контроль, широкий круг полномо-
чий, наличие в ряде земель (Гамбург, Саксония, Бранденбург и др.)
возможности рассматривать нормативный акт (спор) на предмет со-
1 См.: Брусин А.М. Указ. соч. С. 34.2 Цит. по: Кровельщикова В.В. Конституционные суды земель Германии: Автореф.
дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2005. С. 21–22.

§ 3. Состав, структура и порядок формирования
органов судебного конституционного контроля
205 ответствия Основному закону Германии и др.) предопределили высо-
кую эффективность их деятельности. Данный опыт целесообразно
учитывать в процессе формирования предложений по совершенство-
ванию статуса конституционных (уставных) судов субъектов РФ
1.
§ 3. Состав, структура и порядок формирования
органов судебного конституционного контроля
§ 3. Состав, структура и порядок формирования
органов судебного конституционного контроля
Правовой статус судей органов конституционного контроля
представляет собой совокупность их прав и обязанностей, а также
гарантии деятельности по осуществлению конституционного право-
судия. Такой статус предопределяется природой органов судебного
конституционного контроля как одного из высших независимых
судебных органов, наделенных компетенцией на основе конститу-
ции разрешать особые правовые споры.
В странах, где функцию конституционного контроля
выполняют
суды общей юрисдикции, судьи назначаются, как правило, пожиз-
ненно, пока ведут себя «достойно» (США), или исполняют свои
обязанности до определенного возраста (до 70 лет в Австрии и
Бельгии). Вместе с тем в ряде стран переизбрание после окончания
срока полномочий явно исключено (Германия, Италия, Франция)
или запрещено (Испания). Некоторые страны (Бельгия, Германия,
Словения)
определяют минимальный возраст для назначения на
должность судьи конституционного суда (40 лет).
Численный состав определяется конституцией или другими пра-
вовыми актами и, прежде всего, зависит от объема работы, населе-
ния государства, компетенции суда и т.д. Так, например, в Австра-
лии (Австралийский Союз, население 18,7 млн человек, федератив-
ное государство по форме устройства
и конституционная монархия
по форме правления) конституционный контроль возложен на Вер-
ховный суд Австралии, состоящий из председателя и шести членов.
Верховный суд Аргентины (государство на юго-востоке Южной
Америки, с населением 35,5 млн человек, по форме государственно-
территориального устройства – федерация, по форме правления –
1 Заслуживают внимания и другие предложения; например, создавать (как в Гер-
мании) конституционные (уставные) суды, функционирующие на непостоянной
основе. См.: Мурзина Е.А. Конституционное правосудие в республиках Российской
Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. С. 72.

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
206 президентская республика), который и осуществляет функции кон-
ституционного контроля, состоит из девяти судей, назначаемых пре-
зидентом с согласия Сената. По достижении судьями возраста 75 лет
необходимо их новое назначение в вышеуказанном порядке (на пяти-
летний срок).
В зависимости от процедуры формирования состава судов могут
быть выделены следующие системы:
– основанные на назначении на
должность (без участия предста-
вительного органа);
– основанные на выборах:
– смешанные;
– системы формирования состава суда «по должности».
Система, основанная на назначении на должность, действует
во Франции, где три члена Конституционного совета назначаются
президентом Республики, три – председателем Национального соб-
рания и три – председателем Сената. В Швеции, Японии и во мно-
гих африканских
государствах, где судебный конституционный
контроль осуществляется Верховный судом, его судьи назначаются
исключительно правительством. В Дании, Ирландии, Кипре, Сене-
гале, США, Турции, Южной Африке конституционные судьи на-
значаются только главой государства. Южно-Африканская Респуб-
лика (ЮАР) – государство на юге Африки. Население – 41,2 млн
человек. Согласно Конституции страны, принятой парламентом
8 мая 1996 г., ЮАР – унитарная республика
с элементами федера-
лизма. Установленная форма правления не имеет аналогов в мире.
Ее можно охарактеризовать как «сверхпарламентскую республику».
Системы, основанные на выборах, как правило, предусматрива-
ют избрание конституционных судей парламентами. В Бельгии,
Венгрии, Германии, Литве, Лихтенштейне, Польше, Словении,
Хорватии, Швейцарии, Эстонии конституционные судьи назна-
чаются исключительно законодательными органами. Этому прин-
ципу в основном следует и Португалия, где конституционные судьи,
назначенные парламентом, кооптируют определенное число других
конституционных судей. В том случае, когда подобные системы
подразумевают участие исполнительной власти, роль последней
ограничивается подбором кандидатов.
Смешанные системы совмещают назначение и выборы судей.
В Андорре в назначении конституционных судей участвуют как пре-
зидент, так и парламент.
В Австрии, Албании, Болгарии, Канаде,

§ 3. Состав, структура и порядок формирования
органов судебного конституционного контроля
207 Румынии, Словакии и Чехии одна часть конституционных судей
избирается парламентом либо назначается главой государства или
председателем парламента, а другая часть – исполнительной
властью. В Испании, Италии, Перу одна часть конституционных
судей избирается парламентом, вторая часть назначается прави-
тельством, а третья часть – высшими судебными чиновниками.
В смешанных системах роль парламента является доминирующей,
а полномочия
исполнительной власти ограничены подбором канди-
датов.
Системы формирования состава суда «по должности», которые
предполагают вхождение в орган судебного конституционного
контроля представителей высших национальных судов, существуют
в Греции, Гонконге, Мавритании, Руанде, Судане. Здесь ни парла-
мент, ни правительство не участвуют в назначении конституцион-
ных судей.
Независимость конституционного суда подчеркивается способом
назначения его председателя. Эта
независимость становится
большей, если председатель назначается своими коллегами –
самими конституционными судьями (Бельгия, Испания, Италия,
Словения). В других случаях председатель назначается квалифици-
рованным органом (Австрия, Германия, Польша, Франция). Так,
например, княжество Андорра, самое крупное среди «карликовых
государств», находится на юго-западе Европы – между Францией
и Испанией. Население страны свыше 60 тыс. человек. В адми
-
нистративно-территориальном отношении страна поделена на семь
приходов (общин). Официальный язык – каталанский, наравне
с которым используются французский и испанский. Столица –
г. Андорра-ла-Велья.
Андорра – единственное государство в Европе и в мире, находя-
щееся с 1278 г. под двойным сюзеренитетом – епископа Урхель-
ского и графа де Фуа. Права последнего через дом д'
Альберов
в 1607 г. передаются французской короне. В настоящее время сопра-
вители Андорры – президент Французской Республики и епископ
Урхельский. С 1419 г. в стране действует Генеральный совет – один
из старейших парламентов в Европе. Состоит из 28 депутатов, кото-
рые избирают главу правительства. Правительство несет полную
политическую и солидарную ответственность перед Генеральным
советом. Судебная система Андорры едина
на всей ее территории.
Руководство и управление судебной системой осуществляется Выс-

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
208 шим советом правосудия, в состав которого входят шесть андорр-
ских граждан, имеющих опыт работы в учреждениях юстиции.
Контроль за соблюдением конституционной законности возлага-
ется на Конституционный трибунал, который является верховным
толкователем Конституции. Он заседает как судебный орган и его
решения вменяются в обязанность публичным властям и частным
лицам. Конституционный трибунал принимает свой
регламент
и осуществляет свои функции, подчиняясь только Конституции и
специальному закону, которые регулируют его деятельность (ст. 95
Конституции Андорры). Конституционный трибунал состоит из
четырех конституционных судей, назначаемых по одному – каждым
Соправителем и двоих – Генеральным советом из лиц, имеющих
признанный юридический или служебный опыт. Они назначаются
на восемь лет, и их мандат не подлежит непосредственному
возоб-
новлению. Обновление состава Конституционного трибунала
проводится частично. Условия несовместимости устанавливаются
специальным законом. Председательствует в Трибунале в течение
двух лет один из судей с последующей ротацией (ст. 96).
Конституционный трибунал принимает свои решения большинст-
вом голосов. Обсуждение и голосование являются тайными. В случае
равенства голосов докладчик, который всегда назначается жребием,
имеет решающий голос. В
зависимости от права на полное или
частичное обжалование Трибунал обязан уточнить сферу примене-
ния и содержание своих решений на условиях, предусмотренных
специальным законом.
Конституционный трибунал правомочен рассматривать:
а) жалобы о неконституционности законов и декретов, принятых
в порядке делегирования законодательных полномочий и в наруше-
ние регламента Генерального совета;
б) запросы на предварительное заключение
о конституционности
законов и международных договоров;
в) индивидуальные ходатайства о конституционной защите прав
и свобод;
г) конфликты по поводу распределения полномочий между кон-
ституционными органами. Такими органами являются соправители,
Генеральный совет, правительство, Высший совет правосудия и
общины (ст. 98).
С ходатайством о неконституционности законов и декретов,
принятых в порядке делегированного законодательства, могут обра
-

§ 3. Состав, структура и порядок формирования
органов судебного конституционного контроля
209 титься одна пятая членов Генерального совета, глава правительства
и три коммуны. Одна пятая членов Генерального совета может обра-
титься с ходатайством о признании неконституционным регламента
палаты. Срок подачи ходатайства составляет 30 дней с момента
публикации оспариваемого документа. Срок внесения ходатайства
не может быть приостановлен. Трибунал должен принять решение
в двухмесячный срок.
Когда в ходе
судебного разбирательства у суда возникают разум-
ные и обоснованные сомнения в конституционности закона
или декрета, принятого в силу делегированного законодательства,
он вправе обратиться в Конституционный трибунал с преюдици-
альным вопросом и попросить его высказаться о действительно-
сти нормы, на основании которой он действует. Трибунал может
объявить о неприемлемости ходатайства. В случае
принятия хода-
тайства к рассмотрению он должен высказаться в двухмесячный
срок.
Соправители, в пределах п. «f» ч. 1 ст. 46 Конституции Андорры,
глава правительства или одна пятая членов Генерального совета могут
обратиться в Конституционный трибунал с ходатайством о неконсти-
туционности международных договоров перед ратификацией. Трибу-
нал рассматривает это обращение в приоритетном порядке. Если
Трибунал констатирует
неконституционность договора, последний
не подлежит ратификации. В любом случае заключение международ-
ного договора, содержащего положения, противоречащие Конститу-
ции, требует предварительного пересмотра последней (ст. 101).
Вправе обратиться за защитой Конституционного трибунала
против актов публичных властей, которые покушаются на основные
права, посредством ходатайства:
а) лица, которые являются сторонами непосредственно или в ка-
честве третьих лиц
участвуют в предварительном судебном разбира-
тельстве, упомянутом в ч. 2 ст. 41 Конституции;
б) лица, законные интересы которых поставлены под угрозу
предписаниями или действиями Генерального совета, не имеющи-
ми силу закона;
в) прокурор – в случае нарушения фундаментального права при
обращении в судебный орган.
Существует конфликт между конституционными органами,
когда один из них ссылается на
незаконное осуществление другим
полномочий, которые возложены на него Конституцией. Конститу-

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
210 ционный трибунал может приостановить в предупредительных
целях спорные нормы и акты и в случае необходимости предписать
прекращение процедур, которые стали основанием конфликта. Об-
ращение в Конституционный трибунал в связи с конфликтом в сфе-
ре полномочий запрещено, когда дело вынесено на рассмотрение
судебного органа. Закон определяет случаи, которые могут вызвать
конфликт в связи
с неисполнением органами возложенных на них
полномочий.
Специальный закон устанавливает правовой статус членов Кон-
ституционного трибунала, судебные процедуры и порядок деятель-
ности этого учреждения (ст. 104 Конституции Андорры). Практиче-
ски во всех странах квалификация и необходимый профессиональ-
ный опыт конституционных судей должны отвечать высоким
требованиям. Кандидаты должны обладать не только юридической
квалификацией выше
среднего уровня, но и развитым чувством от-
ветственности за политические последствия принимаемых ими ре-
шений. На практике конституционные судьи отбираются исключи-
тельно из числа высококвалифицированных юристов с многолетним
опытом – судей, адвокатов, высших правительственных чиновни-
ков, профессоров права или политических деятелей. В некоторых
случаях нужна специальная квалификация (в Бельгии от судьи тре-
буется
владение соответствующим национальным языком). Боль-
шинство систем признают иммунитет конституционных судей,
а некоторые распространяют на них парламентский иммунитет
(Болгария, Испания, Италия, Словения, Чехия). Независимость
конституционных судей подразумевает также признание соответст-
вующей материальной независимости и наличие адекватного прото-
кольного статуса.
Особенность осуществления полномочий конституционными
судьями заключается в несовместимости исполняемых обязанностей
с занятием определенной
деятельностью. Практически во всех сис-
темах с должностью конституционного судьи совместимо занятие
научной и творческой деятельностью, но несовместима политиче-
ская и коммерческая деятельность. В отношении политической дея-
тельности существуют различные ограничения, варьирующиеся от
полного запрещения членства в политической партии до запреще-
ния членства на определенный период до выборов (Австрия) или до
запрещения
членства в органах политической партии. В отношении
публичных выступлений конституционных судей чаще всего дейст-

§ 4. Компетенция органов судебного конституционного контроля:
сущность, функциональная характеристика
211 вует следующее положение: право судей на выражение своей точки
зрения не ограничивается исключительно судом, их публичная дея-
тельность рассматривается как вклад в разъяснение позиции кон-
ституционного суда, а также в развитие плюрализма мнений.
Принятие решений может осуществляться:
– в пленарном заседании (всегда во Франции);
– в пленарном заседании и в заседаниях палат
(например, в Гер-
мании, Испании, Португалии, Словении, Швейцарии в палатах
в основном выносятся решения по конституционным жалобам; од-
нако и в этих системах важные решения принимаются в пленарных
заседаниях);
– в заседаниях рабочих групп по отдельным частным вопросам
(Италия).
§ 4. Компетенция органов судебного конституционного
контроля:
сущность, функциональная характеристика
§ 4. Компетенция органов судебного конституционного контроля:
сущность, функциональная характеристика
Компетенция органов судебного конституционного контроля,
как правило, определяется конституцией или законами. При этом
происходит разрешение дел о соответствии Конституции: а) феде-
ральных законов, нормативных актов главы государства, законода-
тельного органа или правительства; б) правовых актов субъектов,
если государство федеративное; в) международных договоров и со-
глашений; а также рассмотрение жалоб на нарушение
конституци-
онных прав и свобод граждан.
Так, например, Верховный суд Индии, который обычно состоит
из старшего возрасту главного судьи и 17 членов, рассматривает
споры между Союзом и штатами, а также между штатами. Кроме
того, Суд может толковать конституционные положения, а форму-
лируемое им право обязательно для всех судов страны. По форме
государственно-территориального устройства
Индия – федерация,
субъектами которой являются 25 штатов. Помимо штатов в состав
Индии входят семь союзных территорий – сравнительно небольших
по размеру и численности населения административных единиц
центрального подчинения. В союзные территории были выделены
преимущественно бывшие неанглийские колонии (португальские и
французские), которые из-за небольшой по площади территории и

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
212 малочисленности населения не могли получить статуса штата. В на-
стоящее время с правовой точки зрения союзные территории не от-
личаются от штатов. В связи с этим Верховный суд определяет дей-
ствительность законов федерации и штатов, если оспаривается их
конституционность. В Суд можно также обратиться во всех случаях,
когда есть основания полагать
, что нарушено одно из «основных
прав», гарантированных Конституцией.
По времени осуществления контроль может быть предваритель-
ным или последующим. В целом чаще применяется последующий
контроль. Что касается предварительного контроля, то на междуна-
родных научных и юридических форумах эта форма конституцион-
ного контроля неоднократно подвергалась серьезной критике.
Обычно она связана с тем, что
орган, осуществляющий предвари-
тельный контроль, в действительности выполняет консультативные
функции, поскольку рассматривает конституционные положения,
международные соглашения, законы и другие нормативные акты
(как правило, по запросу высших государственных органов) до их
обнародования или вступления в силу. В частности, в связи с отме-
ной предварительного контроля в Испании отмечалось, что при
осуществлении предварительного контроля
специальным органом
законодательная власть отказывается от собственных полномочий
конституционного контроля, при этом затягивается законодатель-
ная процедура, а качество контроля из-за сжатых сроков является
сомнительным. Предварительный контроль в его чистом виде, т.е.
без сочетания с последующим контролем, применяют только Фран-
ция и некоторые африканские страны.
В основном национальные системы используют последующий
контроль
и лишь в отношении подписанных международных согла-
шений – предварительный. В отдельных странах применяется соче-
тание последующего и предварительного контроля в отношении и
иных актов (Кипр, Румыния).
Последующий контроль по своему характеру может быть абст-
рактным или конкретным. Отдельные национальные системы кон-
ституционного контроля совмещают абстрактный и конкретный
контроль.
Абстрактный (прямой) контроль
достаточно подробно исследо-
ван в юридической литературе. Конкретный (косвенный, вспомога-
тельный) контроль вытекает из разбирательства конкретного дела
обычным судом, у которого возникает обоснованное сомнение

§ 4. Компетенция органов судебного конституционного контроля:
сущность, функциональная характеристика
213 (например, в Италии) или убеждение (в частности, в Германии)
в неконституционности определенного закона. Последствия подоб-
ного контроля заключаются в том, что поставленная под сомнение
норма не применяется при разрешении определенного спора (за ис-
ключением рассмотрения вопроса о ее неконституционности).
Вспомогательный конституционный контроль применяется в США,
откуда он распространился в отдельные
страны Американского кон-
тинента и в некоторые другие.
Существует значительное различие между решениями, прини-
маемыми конституционными судами в Европе и судами англо-
американской модели. Решения европейских судов носят коллек-
тивный, «обезличенный» характер, в то время как вклад в прини-
маемое решение конкретного судьи суда англо-американской моде-
ли строго персонифицирован. В
первом случае в решении не отра-
жается, было ли оно принято единогласно или большинством
голосов; в нем также не отражаются результаты голосования кон-
кретных судей. Во втором же случае можно достаточно ясно опреде-
лить, каким большинством было принято решение, сколько судей с
ним согласились, а сколько не согласились и дополнили решение
своим
толкованием.
Подобная позиция судьи квалифицируется как совпадающее
мнение, если судья соглашается с решением, однако имеет собст-
венное мнение по ряду причин, либо как особое мнение, когда судья
возражает против принятого решения.
Первоначально институт особого совпадающего мнения призна-
вался только в США, а также Центральной и Южной Америки,
Скандинавии и Японии, основывающихся
на общем праве или на
американских традициях судопроизводства. После многих научных
и политических дискуссий особое совпадающее мнение постепенно
стало приниматься государствами с континентальной (европейской)
моделью судебной системы. При этом отдельные европейские сис-
темы судебного конституционного контроля допускают наличие
особого (совпадающего) мнения в решении. Можно выделить два
типа особого (совпадающего) мнения: открытое мнение, публикуе-
мое вместе с соответствующим решением; мнение, которое лишь
приобщается к делу в письменном виде.
Некоторые системы судебного конституционного контроля
не практикуют особых (совпадающих) мнений, однако держат ре-
зультаты голосования в тайне, не публикуя ни эти результаты, ни

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
214 фамилии судей (например, Австрия, Бельгия, Ирландия, Италия,
Франция).
Особое (совпадающее) мнение применяется, главным образом, в
Венгрии, Германии, Греции, Испании, Португалии, Словении,
Хорватии. При этом в Португалии является судебной традицией
публиковать результаты голосования, включая фамилии судей. Зна-
чительное внимание привлекает частое использование особого
(совпадающего) мнения в Испании, где этот институт выступает
в обеих
формах (особое мнение, совпадающее мнение). Особое
(совпадающее) мнение не признается Судом Европейского Союза
в Люксембурге, однако признается Европейским Судом по правам
человека в Страсбурге.
В плане пределов полномочий органов судебного конституцион-
ного контроля можно говорить о позитивных и негативных законо-
дательных полномочиях. При традиционном подходе орган консти-
туционного контроля не обладает
позитивными законодательными
полномочиями (т.е. не создает новых норм), а имеет только нега-
тивные законодательные полномочия (по отмене норм), тогда как
роль позитивного законодателя отводится парламенту. Однако и
негативные законодательные полномочия конституционного суда
подвергаются определенным ограничениям. Так, кассационная
функция конституционного судопроизводства нередко ограничива-
ется в пользу полномочий, сохраняемых за законодательной и ис-
полнительной
властью (принцип самоограничения суда, доктрина
отказа от решения политических вопросов).
В настоящее время, однако, принятие решений в конституцион-
ном производстве больше не ограничивается простыми функциями
кассации, и так называемые позитивные решения конституционных
судов постепенно приобретают все большую значимость. В ряде
случаев это апелляционные решения (Германия, США), в которых
конституционный суд обращается к законодателю
с целью инициа-
ции определенного регулирования соответствующего круга вопро-
сов. Недавно некоторые государства ввели специальные нормы
в отношении права органов судебного конституционного контроля
апеллировать к законодателю. Подобное наделение конституцион-
ного судопроизводства позитивными полномочиями в довольно уз-
кой форме применяется в Австрии, Германии, Польше и более ши-
роко – в Бразилии, Венгрии, Италии и
Португалии. Португальский
Конституционный суд наделен явно выраженными конституцион-

§ 4. Компетенция органов судебного конституционного контроля:
сущность, функциональная характеристика
215 ными полномочиями выявлять неконституционные пробелы в за-
конодательстве и налагать на законодателя обязанность принимать
необходимые меры. Венгерский Конституционный суд также обла-
дает полномочиями по ликвидации неконституционной ситуации,
сложившейся вследствие пробелов в правовом регулировании по
вине правительственного органа. Бразильская система судебного
конституционного контроля допускает возможность подачи органа-
ми власти, а также представленными в
парламенте политическими
партиями и политическими организациями особой абстрактной жа-
лобы на пробелы в правовом регулировании. В то же время эта сис-
тема допускает возможность подачи и особой индивидуальной жа-
лобы на пробелы в законодательстве. Система конституционного
контроля в Италии известна своими «конструктивными» решения-
ми, при помощи которых Конституционный суд может изменять
или
дополнять оспариваемый акт.
В этом плане более подробно опишем дела о конституционности
законов по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод
граждан. Рассмотрение дела в конституционном суде, как правило,
осуществляется при наличии соответствующего обращения, которое
подается так называемым узаконенным заявителем. Начало проце-
дуры конституционного контроля по инициативе самого конститу-
ционного суда имеет
место крайне редко, в основном в системах
конституционного контроля Восточной Европы; этого строго при-
держивается также Хорватия.
Некоторые системы конституционного контроля разрешают об-
ращение в конституционный суд отдельных граждан. В этих случаях
осуществляется абстрактный или конкретный контроль на основе
конституционной жалобы, народной жалобы или других форм за-
щиты конституционных прав. Обычно он
связан с нарушением прав
граждан, с их защитой от нарушений со стороны государства (в осо-
бенности от нарушения законодателем). В государствах с децентра-
лизованным конституционным контролем и в некоторых государст-
вах с централизованным конституционным контролем гражданину
предоставляется возможность требовать проверки конституционно-
сти законов, административных мер или судебных решений в спе-
циальном
судебном разбирательстве. Такое разбирательство начина-
ется лишь после подачи жалобы. Как правило, заявитель может ото-
звать свою жалобу и приостановить разбирательство.

ГлаZ II. Организация систем конституционного контроля
зарубежных стран
216В ряде стран (Греция, Италия, США, Швейцария) существует
расширительная трактовка оснований допустимости заявлений гра-
ждан и допустимых объектов контроля по их заявлениям. В некото-
рых системах обращения граждан с жалобами в конституционный
суд получили столь широкое распространение, что уже угрожают
нормальному функционированию суда (Германия). В связи с этим
законодательные органы пытаются найти
процедурные ограниче-
ния, которые позволяли бы конституционным судам избавляться от
незначительных или безнадежных жалоб. Все подобные процедуры
поэтому предполагают, что заявите