Греков Б. Главнейшие этапы истории крепостного права в России

Формат документа: pdf
Размер документа: 3.26 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Крепостное право в широком смысле термина — это
право на принудительный труд крестьянина, одна из из­
вестных человечеству форм эксплоатации человека. В этом
смысле Энгельс и говорит о трех, великих формах порабо­
щения, характерных, для трех великих эпох цивилизации: рабство, присущее античному миру, крепостное право —
средним векам, наемный труд — Новому времени.
В тесном смысле слова под крепостным правом разу­
меется наиболее тяж ел ая форма зависимости крестьянина от своих господ- Это по общепринятой терминологии в гер­
манском праве L eibeigenschaft в отличие от более легкой
формы зависимости крестьянина H o rig k e it. Но и в понятие
H o rig k e it входит и личная зависимость крестьянина и при­
крепление его к земле. Все дело здесь в степени зависи­ мости. Не следует думать, что история зависимых крестьян
на протяжении средних веков оставалась всегда одинако­ вой. Было бы ошибкой думать, что одна форма зависи­
мости в определенной последовательности совсем вытес­
няет другую. Наконец, нельзя представлять себе самое
крестьянство, как монолитную и внутри себя неизменную
часть общества. Ж изнь есть движение. На протяжении тысячелетнего
существования феодального строя в Европе, несмотря на
• наличие, общих признаков, присущих только этому строю, Основные классы этого феодального общества — феодалы,
крестьяне, горожане не остаются неизменными. Изменения
эти не всегда д а ж е бросаются в глаза, как незаметны для
глаза изменения, происходящие в земной коре, в соотноше­
нии воды и суши на нашей планете. Но совершенно явные
итоги этих не сразу заметных процессов говорят нам, что
ничто не вечно, ничто не неизменно. Задача историка, поставившего себе целью изучение
крестьянского вопроса на протяжении средних веков, и з а ­
ключается в том, чтобы проследить все, по крайней мере,

наиболее заметные изменения, происходившие в самом кре­
стьянстве, в среде землевладельцев-феодалов, во взаимных
отношениях этих двух классов в связи с общим ходом
экономической и политической жизни изучаемой страны.
Вопрос о возникновении крепостного права сводится
к раскрытию тех условий, при которых мог появиться и развиться такой общественный строй, который позволил
одной части общества сконцентрировать в своих руках
большие пространства удобной для обработки и населенной земли, а другую часть общества, до этого времени ведшую
на этой земле свое мелкое хозяйство, поставить в зависи­мость от крупных землевладельцев и закрепить за ними это
право принуждения. В доклассовом обществе не было эксплоатации человека
человеком. Она появилась вместе с классами, вместе с по­
явлением имущественного неравенства и переходом власти в руки людей экономически наиболее сильных.
Чг Первое известное человечеству деление общества на
классы — это деление на свободных и рабов. При извест­
ных условиях, характерных для древнего периода истории
человечества, рабство развилось до такого состояния, когда
оно стало основой всего производства.
В средние века этот способ производства уступил место
более прогрессивной форме общественных отношений,
именно такой, где уж е не рабский труд был господствую­
щим в производстве, а более производительный труд кре?
стьянина, судьба которого заключалась в том, что он из
свободного постепенно, разными путями, но последова­
тельно и неизбежно превращался в зависимого и крепо­
стного. Рабство и при крепостном праве не сразу исчезло и долго ещ е продолжало существовать рядом с крепостни­
чеством, но уж е не господствовало в производстве^ Ч ело­
вечество в целом сделало большой шаг вперед, так как
крестьянин, даж е и зависимый и крепостной, сохранял свой
основной признак — владение средствами производства^О н
ведет свое мелкое хозяйство, от успехов которого зависит
его собственное благополучие. Крестьянин заинтересован
в качестве своего труда и потому инициативен.
Как ж е могло случиться, что владеющий средствами
производства мелкий хозяин потерял свою свободу и был вынужден работать не только на себя, но и на своих
господ? Как могло случиться, что такой общественный
строй просуществовал в европейских государствах не ме­
нее 1 000 лет? Что он дал человечеству? Какие новые
4

формы оощественных отношений взамен крепостнических
созрели в недрах средневековья? Как, наконец, он пал?
Вот вопросы, на которые ответить необходимо, если мы
хотим понять самое главное и основное в жизни средне­
векового общества. В предлагаемой работе освещены не все эти проблемы,
а только та их часть, которая связана с установлением
крепостнического общества и государства. Задача настоящей работы сужена и в другом направле­
нии: здесь изображаются судьбы только великорусского
крестьянина, хотя, насколько это необходимо, — в связи
с историей крестьян украинских и белорусских.
МЕСТО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ В ХОЗЯЙСТВЕ ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯНВсе наши источники позволяют считать нашу страну,
задолго до образования Киевского государства, земледель­ ческой.
Н ет ни одного археолога, который на основании
своего археологического материала думал бы иначе. Хлеб­
ные злаки — просо, пшеница, рожь, волокнистые растения
и среди них лен; орудия земледелия — наральники, мотыги, серпы, косы, находимые во время раскопок, ясно говорят
о господстве земледелия в нашей стране у ж е в V—VI вв.
н. э. и раньше. Крупнейший знаток истории пшеницы Флякс-
бергер в своей специальной работе «Находки культурных
растений доисторического п ер и о д а» 1 приходит к выводу, что «Геродот ел скифскую, т. е. нашу южную пшеницу».
Этот ж е исследователь изучал зерна пшеницы, добытые во
время раскопок 1928 г. в Банцеровском городище под Мин­ ском V I—VIII вв. н. э., пшеницу из Донецкого городища
XI века и др. Византийский военный писатель конца VI в. Маврикий,
специально интересовавшийся славянами южными и восточ­
ными, замечает: «У них большое количество разнообразного скота и плодов земных, лежащих в кучах, в особенности
проса». И дальше, в том ж е своем труде он, рекомендуя
своему войску наиболее выгодные с его точки зрения
приемы войны с антами и славянами, говорит: «Необходимо
1 Труды Инст. истории науки и техники, 1934, сер. I, вып. 2,
стр. 176 и др.
5

д а ж е и в летнее время беспрестанно причи'йятЪ Неприятелю
вред, опустошая его нивы . . . » 1
Наш первый историк, составитель «Повести временных
лет», с полным основанием заставил новгородцев, якобы приглашавших к себе Рюрика с братьями, говорить: «наша
земля велика и обильна», под «обилием» понимая изобилие
плодов земных и прежде всего хлеба («Даю за все д ва села
с обилием и с лошадьми и с бортью», — читаем и в более
поздней Духовной новгородца Климента). Древний славян­
ский календарь с его названиями месяцев родился б езу ­
словно в земледельческом обществе, так как он делит
время по ходу земледельческих работ ( сеченъ, когда секут
деревья, сухой, когда их сушат, березозол, когда они пре­
вращ аю тся в золу, травенъ, кветенъ', серпень — не требуют
комментария, вресень от врещи — молотить). Языческая
религия славян — то ж е земледельческая.
В былинном эпосе главнейшая фигура богатыря — Ми-
кулй Селянинович, это пахарь-земледелец. Он сильнее
людей военных, его конь выносливее и быстрее боевых к о ­
ней, никто из богатырей не в состоянии вытащить сошку
Микулы из земли. Микула пашет сохой. Подсечное земле­ делие, более ранняя ступень в развитии земледелия, в бы­
линном эпосе у ж е основательно забыто, хотя мы знаем, что оно долго еще жило рядом с земледелием сошным.
Никаких сомнений не может быть в том, что страна
наша — преж де всего страна земледельческая, крестьян­ ская. Это положение определяет и дальнейшую ее исто­
рию. В земледельческой среде процесс образования клас­ сов мог протекать прежде всего в связи с появлением
частной собственности на землю, наиболее сильным эко­
номически классом мог стать преж де всего класс земле­
владельцев, в их руках неизбежно долж на была оказаться
и власть.
Основным производителем благ, необходимых для жизни
человека и всего восточно-славянского общества в целом,
был в это время свободный крестьянин-земледелец-об-
щинник. Д оказательства тому, что именно так в основном и шел
процесс дальнейшего развития общественных отношений
в нашей стране, рассыпаны в изобилии во всех наших пись­
менных и неписьменных памятниках. Это — исходная база,
1 Маврикий, Тактика и стратегия, перев. Цыбышева. СПБ, 1903,
стр. 186.

определившая историческую судьбу восточного славянства.
В данный момент нас интересует крестьянин и его исто­
рия1. Крестьянин, член сельской общины, и крестьянин1, вы­
нужденный порывать связь со своей общиной и итти в к а ­
балу. Н е могут нас не интересовать и процессы, протекаю­
щие внутри самой общины, и наступление на общину круп­
ного и власть имущего землевладельца, на защиту интере­
сов которого пришло государство.
СЕЛЬСКАЯ ОБЩИНА-МАРКА
Р усская община переживала те ж е этапы в своем раз­
витии, что и община других европейских народов, в част­
ности хорошо изученная община древних германцев. П ер­
вобытная, или родовая, община характерна тем, что в ней нет частной собственности, нет богатых и бедных, нет
классов. Хозяйство ведется коллективно. Русские письменные источники, явившиеся сравни­
тельно поздно, у ж е в общ естве классовом, не дают нам изображения этого строя. Византийские и западноевропей­ ские авторы, писавшие о восточных славянах, и в частности
готский придворный историк Иордан, — стали' интересо­
ваться славянами тогда, когда славяне столкнулись с гре­
ками и готами, и когда эти последние, почувствовав от славян опасность для себя, стали внимательно изучать сво­его врага.
Эти первые сведения о восточных славянах VI века н. э.
рисуют нам славянское общество лишь частично выш ед­
шим из стадии родо-племенного строя, имеющим ещ е мно­
го черт, связывающих его с этим строем. Сколько-нибудь ясных указаний на структуру этого общества эти источ­
ники нам не дают, но тем не менее они показывают на!-'
личие в обществе, с одной стороны, богатых и знатных
людей, с другой — рабов. В VI веке н. э. у восточных славян был уж е налицо этот признак первого деления
общ ества на классы. О славянских рабах у нас имеется очень показательное
сообщение византийского военно-политического писателя Маврикия: «Находящ ихся у них в плену они не д ер ж ат
в рабстве, как другие народы, в течение неограниченного
времени, но, ограничивая срок определенным временем, предлагают им на выбор: ж елаю т ли они за известный
выкуп возвратиться домой, или оставаться на положений
свободных и друзей». Отсюда совершенно естественно
7

сделать вывод- о том, ЧтЮ рабы у славян и тогда, в VI веке
н. э., не были основой производства. Пленников не безу­
словно превращали в рабов, на них смотрели скорее как
на средство получения выкупа. Основой производства
оставался неизменно свободный земледелец-общинник. Во многих наших письменных памятниках, хотя и косвен­
но, но все ж е довольно ясно изображены черты этого об­
щинного строя. В самом содержательном памятнике этого
далекого прошлого, в древнейшем дошедшем до нас сбор­ нике законов, Русской Правде, община известна под двумя
терминами: северным — мир и южным — вервь. Мир, или вервь — это территориально-общинная организация. Члены
верви, или мира знают границы своей территории, знают
очень хорошо друг друга, помогают друг другу в случае
какйх-либо непредвиденных случайностей. Если, например, обнаруживался на их территории труп человека, и убийца
не был найден, все члены верви долж ны были отвечать и
платить сообща штраф. Если ж е убийца разыскан, он сам
и долж ен был платить за себя. Закон предупреждает, что людям — членам общины в таком случае платить штраф
не надо. Члены верви — общины по Русской Правде долж ны сообща отвечать не только в случае обнаружения
на их территории убитого: они долж ны сообща разыскивать
вора или ж е возмещать убытки, причиненные вором, разу­
меется, в том случае, если воровство произошло на терри­
тории их верви. Обычай коллективной ответственности установился
очень давно, еще тогда, когда в верви жили люди, о б ъ ­
единенные родством. Это было тогда, когда господ­ ствовал родовой строй, когда каж дый род вел со­
обща свое коллективное хозяйство, когда люди не знали
частной собственности на средства производства, когда
один за всех и все за одного выступали против обидчика.
В Русской Правде этот родовой строй уцелел только в виде
отдельных пережитков. На смену роду пришла сель­
ская община, у ж е знакомая с частной собственностью и п реж де всего на землю, но некоторые черты старого строя
ещ е жили и в это время. В общине, отображенной в Русской Правде, бросается
в глаза признак неравенства положения членов общины.
Часть членов верви успела в некотором отношении отд е­литься от массы и образовать особую, так сказать, «стра­
ховую кассу» на случай необходимости платить штрафы.
Д л я того, чтобы облегчить для себя эту тяжелую обязан­
8

ность, они предварительно делают денежные взносы. Это
так называемая «дикая вира».
Члены верви владеют- землей на частном праве, имеют
свое собственное движимое имущество, ведут индивидуаль­
ное хозяйство. Только луга, леса и воды находятся в об­ щем владении.
Так живет основная масса народа на громадных степ­
ных и лесных пространствах, омываемых водами Днепра,
Днестра, Западного Буга, Волхова, Оки, т. е. простран­
ствах, издавна -занятых восточным славянством. Конечно, надо иметь в виду различные отклонения, иногда д а ж е
значительные, в различных местах столь большой восточ­
но-славянской территории.
Из среды этой массы успели уж е выделиться богатые
люди. У них больше земли, чем у рядовых общинников, потому что обрабатывают ее не они лично, а пользуются
для этого трудом своей челяди, в состав которой входят
рабы и не-рабы. Эти богатые люди хорошо вооружены, они могут укрепить свое жилище, могут защитить себя и свое
имущество от тех, кто захотел бы на них напасть, они сами могут организовать нападение, вооружив своих слуг, став
во главе своей дружины.
Часть этих богатых людей ведет свое происхождение
от родовых старшин, другая, более численная, позднее
достигла богатства и силы, сумев подчинить себе боль­
шое количество людей, обязанных на нее работать и вместе с нею, но в ее выгодах, добывать на войне своему
вождю богатство и славу. Крестьянская сельская община долго защищала своих
членов от всевозможных ударов, от покушений на ее члег
нов богатых людей, готовых завладеть ее землей и имею­
щих средства принудить работать на себя ее членов. К ре­ стьянская сельская община долго задерживала это настут
пление крупных землевладельцев на крестьянскую землю и на самого крестьянина. Но отстоять свою землю и незави­
симость своих членов полностью она не1, могла: в течение- многих веков шла борьба двух сторон. Победителями оста­
лись крупные землевладельцы, потому что у них в руках
оказалась власть. Они создали свой закон и аппарат, при­
нуждающий к выполнению закона. Они создали государ­
ство. В этом процессе созидания и торжества крупного земле
владения и нужно искать корни крепостного права, ,/
а

ПЕРВЫЕ КРЕПОСТНЫЕ
Чем крупнее землевладелец, тем больше у riero зависи­
мых людей, рабов и не-рабов, потому что весь смысл
расширения земельных владений заключался тогда в том,
чтобы увеличить количество подданных, обязанных как
кормить своим трудом своего господина, так и обслужи­
вать нужды его двора и преж де всего военные. Таких богатых людей, владеющих большим числом слуг,
среди которых имелись и люди достаточно зажиточные, но
находившие для себя более выгодным поступать в зависи­
мость от людей более богатых и знатных с тем, чтобы
вместе с ними выступать в походы, приносящие им боль­
шую выгоду, мы можем наблюдать на Руси у ж е ^ X веке. Появление их относится к еще более раннему времени.
В договорах Руси с греками мы видим этих людей
в довольно большом . количестве. Это преж де всего сами
русские князья и их родственники, за ними идет окруж аю ­
щ ая их знать. Эти верхи, в интересах которых главным об­
разом и заключались договоры, сами не едут в Константи­ нополь. договариваться с греками, а посылают своих упол­
номоченных, то ж е людей богатых и знатных, судя по тому,
как их принимали при Константинопольском царском дворе.
Эти верхи русского общества, наиболее богатая и власт­ ная его часть, носит в наших источниках название бояр.
Князья, их родственники и бояре *— крупные землевла­
дельцы. Но хозяйство, которое они ведут, не мож ет счи­
таться крупным, так как для организации крупного хозяй­
ства у них нет средств. Крупное землевладение по необхо­
димости сочетается с мелким крестьянского типа хозяй­
ством. У князей и бояр имеются свои собственные дворы,
иногда укрепленные замки и часто не один, а несколько,
своя барская пашня, свой скот и прежде всего кони, необ­
ходимые для войны и хозяйственных надобностей, но их
хозяйство рассчитано не на рынок, ведется не в целях
получения прибыли, а для непосредственных нуж д самого
двора, под которым разумеется не только усадьба со все­
ми необходимыми хозяйственными постройками, а и ж иву­
щ ие здесь люди, вместе со своим хозяином — боярином, отправляющиеся на войну, люди, выполняющие функции
административные, и люди — непосредственные произво­
дители благ, необходимых для жизни всего этого больг
щого людского комплекса.

I Q

Само собой разумеется, что если мы хотим наблюдать
первых крепостных в наших источниках, мы преж де всего
должны заглянуть в хозяйственную организацию боярской или княжеской вотчины, как обычно назывались в древ­
ности земельные владения, передаваемые по наследству от отцов к детям (отсюда отчина, или вотчина).
К счастью для нас мы имеем возможность это сделать,
так как часть Русской Правды, составленная в середи­ не XI века, заключает в себе материал, дающий возмож­
ность с достаточной полнотой познакомиться с этой орга­
низацией.
В центре вотчины стоит двор землевладельца, в данном
случае князя, в котором живет либо он сам, либо его упол­
номоченный — боярин-«огнищанин» (от слова огнище — очаг, дом, двор). На его обязанности леж ит наблюдение за жизнью в вотчине и охрана вотчинного имущества. Ему
подчинены: сборщик причитающихся князю с подвласт­ ного населения всевозможных поступлений («подъездной»),
заведующий конюшнями и тиуны — должностные лица, ис­ полняющие его различные поручения. Ж изнь этих лиц охра*
няется самым высоким штрафом в 80 гривен. Д ал ее сле­
дуют старосты. Один из них назван здесь «сельским», д ру­
гой «ратайным». Последний, повидимому, обязан.наблюдать
за княжеской пашней (ратай — пахарь, ратайный — пашен­
ный). Ж изнь их охраняется штрафом только в 12 гривен.
Кроме княжеского или боярского жилища и помещений
для вотчинного административного аппарата, Русская
Правда называет тут ряд хозяйственны х построек — клеть,
хлев. Тут ж е называются различные виды домашнего скота (конь, вол, корова, теленок, коза, овца, баран, свинья и др.)
и птицы (куры, гуси, голуби, лебеди и журавли), назы­
ваются такж е охотничий пес и охотничьи птицы (ястреб и
сокол). ' Называется межа, отделяющая полевые участки, за на­
рушение которой назначается очень высокий штраф (12
гривен, тогда как за краж у коня только 3 гривны).
И тут ж е после перечня лиц, принадлежащих к кн яж е­
ской вотчинной администрации, идет перечень категорий
тех людей, которые своим непосредственным трудом об­
служивают нужды вотчины. Это барская челядь. На пер­вом месте тут поставлен рядович, за ним идет смерд и,
наконец, холоп («А в рядовнице кн яж е 5 гривен, а в смерде
и в холопе 5 гривен»).
Бросается в глаза некоторая общность их назначения и
11

положения. Все они люди, зависимые от вотчинника, в дан ­
ном случае — князя: 5 гривен — это не штраф за убийство,
человека, а возмещение убытка хозяину за потерянную ра­
бочую силу. Все они находятся под юрисдикцией своего
господина, в данном случае князя: без княж а слова нельзя судить никого из людского состава его вотчины (ни огни­
щанина, ни тиуна, ни смерда). Все они вынуждены рабо­
тать на своего хозяина. Это их общие черты. Но у них есть и свои особенности, отличающие их друг от друга.
^ Рядович — это человек, заключивший со своим хозяи­
ном ряд-договор, на основании которого он и ж ивет у
своего хозяина. Р усская Пространная Правда начала XII ве­
ка имеет одну интересную статью, раскрывающую перед
нами некоторые важ ные черты положения рядовича. Это
статья, говорящ ая о том, как поступать, когда рядович
умрет, не отработав срока, обусловленного договором, умрет,
не имея сына, который мог бы заменить отца. Его жена И
дочь обязаны работать на хозяина из расчета отработки по 1 гривне в год. Отсюда видно, что обязательства рядовича
не прекращались д а ж е с его смертью, что его семья обя­
зана была выполнять его обязательства. Стало быть, зави­
симость рядовича от своего хозяина не легкая. Позднее
этого типа зависимость, стала называться татарским терми­ ном «кабала».
Кто ж е мог итти в эту кабальную зависимость? К рестья­
нин, у которого все хозяйство в исправности, добровольно
в кабалу не пойдет. Это совершенно ясно. Значит, в кабалу
шли люди, которые самостоятельно вести своего хозяйства
не могли, - т. е. люди бедные. В Русской Пространной Правде
очень ясно изображ ается один из видов рядовичей, так
называемый «закуп». Он человек зависимый; при заключе­
нии договора он получает от хозяина некоторую сумму денег «купу» (откуда и его название «закуп»). От своего
хозяина без его разрешения уходить он не имеет права.
В случае бегства он превращается в раба. Одна из разно­
видностей закупов — закуп ролейный, т. е. пашенный, рабо­
тает в хозяйском поле, хозяйским инвентарем, отвечает за
пропажу или порчу этого инвентаря (конь, плуг, борона), от
хозяина ему отводится участок земли, гд е он может вести свое, по необходимости очень небольшое хозяйство, так
как на хозяина ему приходится работать очень много. Хо­ зяин имеет право его бить, но только «про дело». Побои
закупа без вины с его стороны караются штрафом,
1 2

Таково положение закупа по закону, созданному спецш
ально Владимиром Мономахом, ввиду сильного народного
движ ения в Киеве в 1113 г. Д о этого положение закупа
было ещ е хуже.
Рядович-закуп, стало быть, , зависимый от своего хо­
зяина человек, но не раб.
Упомянутый вслед за рядовичем в Русской Правде
смерд в наших источниках известен в двух положениях:
смердом называется крестьянин-общинник, не знающий над
собой ничьей власти кроме государственной, и смерд, зави­ симый от своего хозяина-господина.
В XI веке смердов-общинников, иначе свободных смер­
дов, было ещ е очень много. Они составляли большинство
населения К иевского государства. Но рядом с ними уж е сущ ествовали и смерды не свободные. О них главным об­
разом и говорит Р усская Правда. Они, как мы у ж е видели,
зависят от вотчинника. Их убийство рассматривается как
убыток хозяину; он судится хозяином и, в случае смерти
смерда без потомков мужского пола, его имущество, преж де
всего земля, переходит к хозяину (право мертвой руки),
как имущество господское, лишь находящ ееся в пользова­
нии смерда до тех пор, пока он ее обрабатывает и, след о­ вательно, пока он полезен своему хозяину. Предполагается,
что его ж ена или дочери не могут своим трудом заменить
мужчину, и потому женщины не наследуют имущества з а ­
висимого смерда. Совершенно очевидно, что смерд находится в подневоль­
ном' положении. Но как он очутился здесь, среди рядови­
чей и холопов в барской вотчине? Если рядович был вынужден итти в кабалу к богатому
землевладельцу по своей бедности, то у смерда этого мо­
тива не было. Смерд — хотя и не богач, но это мелкий
земледелец, собственник небольшого участка земли,
имеющий свои средства — коня, плуг, борону, косу, свой
дом. Он мог вести свое собственное хозяйство, особенно под защитой общины, членом которой он состоял. Стало
быть, очутился он под властью своего господина не по своей инициативе, а принужден был стать в ряды зависимых от
крупного землевладельца людей путем принуждения, перед
которым и он сам и община оказывались бессильными. Кроме упоминаемых в Русской П равде категорий зави­
симого населения, другие наши источники знают еще задуш-
ных людей и пущенников, обычно живущ их на ц ер­ ковных землях в зависимости от церковных землевладель­
ца

цев. К этой ж е категории зависимого населения относятся
и изгои (вольноотпущенники). .Сначала крестьянина при­
нуждали итти в зависимое положение отдельные богатые
и вооруженные люди при помощи своих дружин, а потом
эти функции взяло на себя государство. Крестьянин время
от времени протестовал, брался за оружие, но эти стихий­
ные движения говорили лишь о тяж ести положения кре­
стьянина, о его готовности протестовать и бороться за
себя, но они никогда не приводили к цели: государство
землевладельцев оказывалось сильнее.
МЕСТО РАБА В ПРОИЗВОДСТВЕ КИЕВСКОЙ РУСИ
Факт наличия рабов в то или иное время в том или
Ином общ естве сам по себе ещ е очень мало говорит о ха­
рактере производства и производственных отношений
в данном обществе. Необходимо точнее определить место раба в производстве.
Что касается VI века, то мы у ж е имели случай видеть,
что основным производителем в славянском общ естве был
не раб, а свободный член сельской общины. И в XI веке
мы не видим, чтобы раб занял господствующее! положение
в производстве. Европа в целом давно у ж е перешла к бо­
лее прогрессивным формам эксплоатации чужого труда.
Феодалы в то в р е м я .в о всей Европе предпочитали пользо­ ваться трудом зависимого крестьянина, как работника более
инициативного, поскольку он сам заинтересован в качестве
и количестве своей продукции.
Но труд зависимого крестьянина не окончательно вы ­
теснил труд раба, и в Русской П равде мы встречаем два
вида эксплоатируемой массы, рабов и зависимых крестьян,
один — старый, имеющий тенденцию к уничтожению, дру­
г о й — новый, несомненно растущий.
Русская Правда об этом говорит довольно определенно.
- П реж де всего она стремится положить границы источ­
никам рабства и категорически заявляет, что «обельное
холопство» (это и есть рабство в узком смысле слова)
происходит только в трех случаях: 1) купля раба с соблю­
дением определенных условий (наличие свидетелей при покупке, уплата денег в присутствии раба); 2) женитьба
на рабе без договора, гарантирующего вступающему в
брак свободное состояние; 3) поступление без договора в
тиунство или ключничество. Вот и все, перечисленные в П равде источники рабства. Характерно, что плен1 в каче­
.1 4

стве источника рабства тут не упомянут, потому что он
и не был таковым. Вслед за этим перечнем единственных
трех случаев, когда с согласия лица образуется для него
рабское состояние, закон спешит подчеркнуть, что долг, взятый деньгами или хлебом, отнюдь в раба не превра­
щает, что долж ник (его Правда называет «вдач») обязан
лишь отработать свой долг в определенный срок. О т о м ,« что рабство в Киевской Руси идет на убыль, говорит
так ж е и большое количество вольноотпущенников, извест­
ных в Русской Правде и других наших источниках под
именем изгоев. Изгои — это чащ е всего вольноотпущен­ ники, недавние рабы, главным образом, сидевшие на пашне
(что рабов сажали на пашню и превращали их тем самым
в крепостных, об этом говорит и летопись). Изгои — это
одна из категорий крепостного состояния. Они прикреплены,
к земле и к лицу, их передают вместе с землей. Рабство в Киевской Руси не только не развивается, а
явно идет к сокращению. В церковных хозяйствах, наиболее^
преуспевающих, рабский труд раньше, чем в хозяйствах/ светских землевладельцев, был окончательно вытеснен
трудом кре1постных. В XIV веке в церковных имениях рабы
у ж е не встречаются совсем.
Несмотря на свою сравнительно ограниченную роль,
в истории русского раннего средневековья, рабство оказало заметное влияние на самый характер крепостничества: пер­
вые крепостные' носили в себе много черт патриархального, рабства. О бъясняется это тем, что и крепостные и рабы,,
входя в состав барской челяди, долго жили и работали
приблизительно в одинаковых условиях. Положение тех и
других определялось формой эксплоатации непосредствен­
ных производителей, которая не всегда оставалась неиз­
менной.
ЭВОЛЮЦИЯ ЗЕМЕЛЬНОЙ ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕНТЫ .земельная докапиталистическая рента есть форма при­
своения землевладельцем-феодалом прибавочного труда за­ висимых от него непосредственных производителей. Эво­
люция земельной докапиталистической ренты есть в то
ж е время эволюция процесса производства и, в конечном счете, общественных отношений.
Тот период истории человечества, который характери­
зуется тем, что в основе производства леж ит труд крепо­
стного крестьянина (феодализм), знает три последовательно
2 5

развивающиеся формы земельной ренты, соответствующие
трем этапам развития общества.
Ч- Отработочная рента, или иначе барщинный труд, по­
коится на неразвитости всех общественных производи­ тельных сил, на примитивности самого способа труда.
Следующая за ней рента продуктами предполагает более
высокий культурный уровень непосредственного производи­
теля, следовательно, более высокую ступень развития его
труда и общества вообще. Наконец, превращение ренты
продуктами в денежную ренту предполагает у ж е сравни­
тельно значительное развитие торговли, городской промыш­
ленности, товарного производства вообще, а вместе с тем и денежного о б р а щ е н и я .1 М еняется при этом и положение зависимого от феодала
непосредственного производителя.
При господстве ренты отработочной непосредственный
производитель находится под прямым надзором и прину­
ждением собственника или его представителя, подгоняемый плетью. Д л я осуществления этого надзора и принуждения
необходимым условием является пребывание непосредствен­
ного производителя в непременной и непосредственной
близости от хозяина или его представителя. Ч елядь IX—
XII вв. есть организация, вполне удовлетворяю щ ая этим требованиям.
При преобладании ренты продуктами непосредственный
производитель имеет возможность располагать употребле­ нием всего своего рабочего времени, он имеет по сравне­
нию с формой отработочной ренты больший простор. Вместе
с тем тут выступают и большие различия в экономическом
и правовом положении отдельных непосредственных произ­ водителей. Некоторые из них д а ж е получают возможность
сами эксплоатировать чужой труд. Непосредственный про­
изводитель, при господстве ренты продуктами, исполняет
(Свой труд у ж е под собственной ответственностью, подго­
няемый силой общественных отношений, постановлением
зако н а вместо плети. Влияние государственного аппарата
д е л а е т с я заметнее и ощутительнее. Государственный аппа­
р а т растет. При победе денежной ренты отношения меж ду зависимым
непосредственным производителем и земельным собственни­
ком превращаются в договорные, определяемые точными нормами закона, причем здесь происходит превращение
1 Маркс, Капитал, 1937, т. III, глава .47.
1 6

части непосредственных производителей либо в арендато­
ров земли, либо в собственников ее, части — в неимущих
нанимающихся за деньги батраков. Окончательная победа
денежной ренты знаменует конец феодальных обществен­
ных отношений и наступление новых — капиталистических.
Ни одна из новых форм докапиталистической земельной
ренты не вытесняет предыдущей полностью. Обычно они
сосуществуют рядом. Речь идет лишь о преобладающем
значении той или иной формы ренты.
ОТРАБОТОЧНАЯ РЕНТА И КРЕПОСТНОЙ ТРУД В ДРЕВНЕЙ РУСИ
^Отработочную ренту мы могли у ж е видеть в положений
непосредственных производителей XI века по Русской
Правде. Нам остается лишь несколько дополнить и уточ­
нить наши наблюдения и подвести им итоги. В древнейшей Русской Правде, известной нам в записи
начдла XI века, но по своему основному содержанию относя­ щейся к значительно более раннему времени, во всяком случае
к X и д а ж е отчасти к IX веку, речь идет о мужах — рыцарях, хотя и вышедших из общин и успевших стать 'в значитель­ной мере над ними, но еще не потерявших с ними связи,
владеющих не только своими конями, доспехами и платьем,
но и челядью, которая несомненно своим трудом их и кор­ мила. Закон стоит целиком на страж е интересов этих
мужей, оберегает их собственность и права на челядь.
Едва ли может быть какое-либо сомнение в том, что
эта челядь работает на барской земле и эксплоатируетсЯ в- форме отработочной ренты.
Ту ж е картину, только в более раскрытом виде, мы
встречаем и в Правдах, хронологически следующих за пер­
вой, древнейшей. Рядовичи, закупы, вдачи, пущенники, задушные люди,
изгои и, может быть, частично и смерды т о ж е работают на
барской земле, под непосредственным надзором барских при­
казчиков. Необходимость непосредственного принуждения при помощи физического воздействия (право хозяина бить
закупа «про дело» д а ж е по сравнительно льготному для за­
купов закону Владимира Мономаха) на челядь объясняется
формой эксплоатации челяди (отработочная рента), соответ­
ствующей сравнительной примитивности общественных от­
ношений и недостаточности государственного аппарата. Но
нужно здесь подчеркнуть, что перед нами картина не 2
2 Б. Д . Греков— 262 ------- -- 1 7 ^
rSor.YK.nS'?^-;.,.

новых, а старых общественных отношений. Рядом с этим
старым растут новые побеги, выражаю щиеся в том, что
самая организация челяди начинает уступать место другим
формам, которые вызывают к жизни новую форму ренты.
Ярослав в ЮЗД^г. посадил, например, своих пленных по
реке Роси. Летописец во второй половине XI в. застал их
ещ е живущими на тех ж е местах. Не трудно догадаться,
что пленные эти посажены были на землю с тем, чтобы
давать Ярославу часть еврей продукции. Вольноотпущен­
ники саж аю тся тож е на землю, прикрепляются к ней и
вместе с нею делаю тся объектом распоряжения своего хозяина. Наконец, необходимо учитывать и хорошо ^ам
известный факт дальнейшего роста землевладения, что при
тогдашнем сочетании крупного землевладения с мелким
хозяйством тож е неизбежно вызывало к жизни эксплоата-
цию крестьянства, жившего на этих вновь освоенных
землях, путем ренты продуктами. Наша летопись и проповедническая литература очень
ярко отмечают это стремление богачей к расширению своего земельного богатства. Л етописец резко противополагает
свое время старому доброму времени, когда, по е г о мнеь
нию, князья и их мужи были скромны и думали о благе-всей
Русской земли. Они-де совсем не были похожи на совре­
менников летописца, отличающихся своим «несытством»,
не удовлетворяю щ ихся тем, что у них есть, и насилие тв о ­
рящих. Епископ Владимирский Серапион (XIII век) тож е
указы вает на сильных людей, «имения ненасыщающихся» и
порабощающих свободных крестьян. Митрополит Климент (XII век) в послании к пресвитеру Фоме то ж е говорит 6
ненасытных богачах, «славы хотящих, иж е прилагают дом
к дом у и села к селам, изгои и сябры, и борти и пожни,
л яда ж е и старины» (сябры — свободные крестьяне-об­
щинники, ляда — лесной участок, приготовленный под, пашню, старина — регулярно запахиваемая земля. — Б. Г.).
Все эти факты, которы е могут быть умножены, говорят
нам о том, что период преобладания отработочной прими­
тивной ренты подходит к концу своего существования.
П олож ение зависимой нерабской части челяди при
условии господства отработочной ренты не можегг быть
льготным. Работая рядом с рабом, в одинаковых с ним
условиях, зависимый рядович, закуп, вдач и др. неизбежно попадали в условия непосредственного принуждения со
всеми чертами, характерными д л я эк™ "оатации рабской
части челяди.

п т а к , мы долж ны констатировать в

ai
веке следующ ие
факты: 1) дальнейший и усиленный рост землевладения,
2) признаки появления новой формы земельной докапита­ листической ренты.
РЕНТА ПРОДУКТАМИ И ПОЛОЖЕНИЕ ЗАВИСИМЫХ КРЕСТЬЯН Р ост крупного землевладения и включение новых пла­
стов крестьянства в состояние феодальной зависимости при
низком ) уровне производительных сил, не позволявшем
организовать крупное хозяйство, неизбежно вызывали в
судьбе крестьянства ряд перемен.
1. Уменьшалось количество свободных крестъян-общин-
ников (свободное крестьянство полностью не исчезало в
России никогда и дож ило во многих местах до 19 февраля 1861 г.).
2. Увеличивалось количество зависимого крестьянства.
3. Удельный вес старого барщинного хозяйства падал
по сравнению с ростом доходов с оброчных сел и деревень. 4. В связи с этими переменами менялось и экономиче­
ское и юридическое положение крестьянства, появлялись новые категории зависимого крестьянства. 5. Усиление государственного аппарата делало ненуж­
ным непосредственное наблюдение и принуждение, харак­
терное для прежнего периода, и тем самым ставило зависи­мого крестьянина в новое положение по отношению к вла­
дельцу и государству.
К сожалению мы лишены возможности следить шаг за
шагом за этим развивающимся процессом. У нас нет дл я
XIII—XIV вв. материалов, аналогичных Русской Правде, и
потому мы вынуждены пользоваться источниками, дающими нам лишь косвенные на этот предмет указания. С распадом Киевского государства на ряд самостоятель­
ных феодальных княж еств военные силы русского народа,
какими располагали киевские князья, заметно распыли­ лись. Беспрерывные феодальные войны меж ду княж ества­
ми ослабляли воюющих, мешали росту производительно­
сти труда, делали всю русскую землю уязвимой для вра­
гов внешних. Но с точки зрения укрепления феодального хозяйства и
упорядочения государственного аппарата необходимо, при­ знать период феодальной раздробленности шагом, вперед.
Андрей Боголюбский во Владимире на Клязьме, Даниил
Романович в Галицкой земле, Новгородская республика
* 1 9

могли в своих владениях сделать то, что было недоступно
князьям Киевским уж е в силу, несоответствия размеров
территории Киевского государства с организационными средствами его аппарата.
Крупные землевладельцы владимирские, галицкие, нов­
городские и др. могли освободиться от власти Киева и со ­
здать свои собственные политические миры только при
условии расширения своего богатства и вытекающего от­
сюда политического влияния. Успехи народного труда были
использованы феодальной знатью в своих собственных инте­ ресах.
От этого периода у нас есть отрывок Новгородской
Судной грамоты, полностью ^дошла до нас П сковская С уд­
ная грамота, мы имеем для Галицкой земли польский Ви-
слицкий статут (1374 г.), в особой приспособленной для
Галицкой земли редакции, поскольку Галицкая земля в
XIV веке попала под. власть Польши. К аж ды й из этих документов имеет свои историко-позна­
вательные особенности, то облегчающие, то затрудняющие
пользование ими д л я наших специальных целей. Непревзойденная по богатству своего содержания П сков­
ская Судная грамота дошла до нас в редакции XV века, г д е затушеваны ее хронологические наслоёция настолько,
что мы лишены возможности следить за развитием псков­
ских общественных отношений за время, предшествующее
последней ее редакции. То ж е необходимо сказать и о
Новгородской Судной грамоте, к тому ж е и не дошедшей
до нас в полном виде. Очень показателен Вислицкий статут. Он относится
к XIV веку. Особенно интересен он в данном случае и по­
тому, что он очень заметно отправляется от Русской Правды, серьезно с нею считается. Это видно хотя бы по
терминологии приспособленного д л я Галицкой земли ва­
рианта статута. Этот вариант писан на тогдашнем украин­
ском языке, г д е встречается ряд специфических терминов
Русской Правды («свада», «копа», «уражен», «раны крова­
вая и синевая», «гривна», «смерд» и др.). В основном тексте
Статута, составленном для Польши, и в несколько сокра­
щенном виде в Галицком его варианте есть очень показа­
тельная статья, отменяющая право мертвой руки, зафикси­
рованное как в Польской, так и в Русской Правдах. В П оль­
ской П равде статья -о мертвой руке звучит так: «Если
умрет крестьянин [конечно, зависимый], не имея сына, г о с­
2 0

подин берет его имущество, но долж ен дать жене его по­
душки. . . покрывала и из имущества мужа к о р о в у .. . или
что-либо из другого скота, чем бы она себя могла содер­
жать». В Русской Правде о том ж е говорится примени­
тельно к князю и княжеской вотчине: «Оже смерд умрет
без дети [т. е. без мужского потомства], то задница
•князю; аж е будет дщери у него дома, то даяти часть на ня; а ж е будут замужнем, то не д ата им части». То ж е имеем
и относительно церковных имуществ в уставе кн. Ярослава:
«Безатщина [имущество смердов при отсутствии мужских
наследников] епископу идет» (Ср. древнее германское пра­
во, где земля переходит по наследству только мужчинам,
Lex Salica, гл. LIX).
Этот закон как в Польше, так и в России возник в то
время, когда размеры хозяйства вотчинников были не ве­
лики, когда землевладельцы непосредственно могли сле­
дить за каждым участком своей земли, на котором работал зависимый от них крестьянин. Закон с точки зрения инте­
ресов феодала для данного времени, при данных условиях имел большой смысл.
Вислицкий статут отменяет этот закон как для всей
Польши, жившей до сих пор по Польской Правде, так и
для Галицкой земли с ее Русской Правдой. Вислицкий ста­
тут называет отменяемый им закон мертвой руки «противо­
речащим справедливости и бессмысленным» (consvetudo
«vero contraria e t absurda») и впредь устанавливает новое
положение: крестьянин мож ет распоряжаться своим имуще­ством по своему усмотрению; при получении наследства
наследник только долж ен внести в свою приходскую
церковь «келих» («саНх») ценностью в 1 ^ марки в Поль­
ском) статуте и 1Уг гривны в Галицком. Такой резкий поворот в отношении феодалов к крестья­
нам, конечно, есть результат изменившихся условий эксплоа-
тации крестьянского труда. Д л я того, чтобы признать закон,
существовавший века, абсурдным, необходимы серьезные
основания. Эти основания появились в итоге переключения господского внимания к челяди и эксплоатации ее в форме
отработочной примитивной ренты на деревню с ее крестьян­
ским населением, которое эксплоатировать было удобнее и
проще всего в форме оброка. В интересах землевладельца'
было дать возможность оброчному крестьянину достигнуть
более высокого материального уровня с тем, чтобы он стал
для своего хозяина более рентабельным. Это, по вы раж е­
21

нию В. И. Ленина, есть первое расширение самостоятель­
ности зависимых к р е с т ь я н .1
Тот ж е процесс подразумевается и в других местах
Руси, поскольку в XIV—XV вв. мы нигде права мертвой
руки уж е не видим. Но, предоставляя крестьянину возм ож ­
ность хозяйственного роста, землевладелец в то ж е время
стремился к тому, чтобы удерж ать за собой крестьян,
источник своего благополучия.
В том ж е Вислицком статуте Галицкой редакции
имеется очень вразумительная в этом отношении статья, к о ­ торая в переводе на русский современный язык звучит так:
«Часто села панов делаются пустыми, крестьяне уходят от
своих панов не по закону. Мы со своей «радой» постано­вляем, что крестьяне массой не имеют право уходить из
одного села в другое, а лишь один или два, и то с разре­
шения пана, за несколькими исключительными случаями:
если пан изнасилует дочь крестьянина или жену, или о т­ берет от крестьянина имущество, или когда пан попадет
под церковное отлучение в течение года. Если ж е отлуче­ ние будет длиться года три или четыре, то все крестьяне
могут уйти от него, куда хотят».
Галицкий крестьянин XIV века, живущий на земле,
освоенной феодалом, как правило, стало быть, был крепок
своему землевладельцу и только с его разрешения мог ме­ нять место жительства и хозяина. В XVI веке и эта неболь­
шая отдушина для крестьянина была закрыта. У нас нет никаких оснований думать, что все крестьяне
Галицкой земли оказались в таком положении. Наличие здесь и свободного крестьянства - несомненно. Так дело обстояло в XIV веке в Галицкой земле. К о­
нечно, мы не имеет права безоговорочно переносить эти
наблюдения на другие русские земли. К аж д ая из них имеет
некоторые свои особенности, к сожалению во всей полноте
недоступные изучению за отсутствием источников.
Положение исследователя-зависимого крестьянства XII—
XIV вв. ослож няется ещ е тем, что перед ним необычайная
пестрота в правовом и хозяйственном положении отдель­
ных групп крестьянства, пережитки старого, с пробиваю­
щими себе путь явлениями нового порядка. Поэтому для
того, чтобы правильно подойти к решению стоящей перед нами задачи, надо, во-первых, рассматривать историю кре­
стьян в отдельных частях Руси с учетом экономических и
1 Ленин, Сочинения, т. III, изд. 3-е, стр. 127.
2 2

политических особенностей к аж д о й из них, во-вторых, изу­
чать каждую* известную нам категорию зависимых людей
в отдельности.
Сколько-нибудь полно решить эту задачу ввиду неизу-
ченности вопроса и небольших размеров данного очерка —
невозможно. По необходимости придется сделать только
беглый обзор положения крестьянской массы во Владимир­
ском. княж естве, как центре, которому суж дено было сы ­
грать крупную роль в истории нашей страны. Те ж е основные д в е группы зависимого крестьянства,
которые характерны д л я Руси Киевского периода, су­
щ ествую т и развиваю тся и в период феодальной раз­ дробленности и во время складывания Русского националь­
ного государства. Это в подлинном смысле крестьяне, т. е.
непосредственные Производители, владею щ ие средствами
производства, попавшие в зависимость к землевладель­
цам путем внеэкономического принуждения, и кре­ стьяне, лишившиеся средств производства и этим самым
экономической необходимостью вынуж денные итти в к а ­
балу к тем ж е землевладельцам. В конечном счете судьба
и тех и других вела к одному крепостному состоянию,
лишь разными путями.
ЗАВИСИМОЕ КРЕСТЬЯНСТВО . XIV ВЕКА
Путь внеэкономического принуждения, наиболее харак­
терный д л я средневековья, ' приводил в зависимость от
ф еодалов огромные массы крестьянства. К счастью для
нас мы имеем в своем распоряжении первоклассный, един­
ственный в своем роде источник, довольно полно показы­
вающий положение зависимой крестьянской массы в кон­
кретности. Это знаменитая грамота Владимирскому мона­
стырю Константина и Елены 1391 года. Т ут интересно все.
П р еж д е всего повод возникновения грамоты. В монастыре
переменилось начальство: вместо заболевшего прежнего
игумена Ц арка прибыл новый — Ефрем. Ефрем, повиди-
мому, захотел кой-что изменить в положении монастырских
крестьян. Крестьяне решительно запротестовали. А так как
монастырь был вотчинный М осковского митрополита, то
крестьяне и обратились с ж алобой на нового игумена к митрополиту. Последний отнесся к крестьянской жалобе
с полным вниманием. И это одно у ж е само по себе знаме­
нательно: крестьянин е щ е не был бесправен, подобно
двоим потомкам XVIII века.

Митрополит допросил1 старого игумена, который жил
тогда в Москве, произвел расследование на месте во Вла­
димире, и картина выяснилась. Оказалось, что в монастыре
ской вотчине две категории крестьян — большие и пешб-
ходцы (т. е. безлошадные). Повинности их по отношению
к монастырю не одинаковы. Большие долж ны «церковь
наряжати (следить за исправностью здания), монастырь и
двор тынити, хоромы ставить, игуменов жеребей весь
рольи орать взгОном [т. е. по раскладке, с о о б щ а ], и сеЯти и пож ата и свезти, сено косити десятинами и во двор
свезти, ез бита и вешней и зимней, сады оплетать, на не­
вод ходить, пруды прудить, на бобры им в осенине поити,
а истоки им забивата; а на Велик день и на Петров день
приходят к игумену, что у кого в руках». Пешеходцы,
т. е. крестьяне бедные, долж ны «к празднику [т. е. 21 мая] рожь молоти и хлеб печи, солод молоть, пива варить, на
семя рожь молотить; а лен д аст игумен в села, и они пря­
дут, сежи и дели неводные наряжают». Кроме того, все крестьяне и бедные и побогаче «дают
из с е л . . . на праздник [21 мая] яловицу», которую один
раз игумен разрешил заменить по просьбе крестьян тремя
баранами; но это только исключение из обычной нормы, по
которой полагалась яловица ежегодно. К рестьяне такж е обязаны были кормить игумена и его
коней, если игумен приезж ает в села.
Перед нами достаточно обстоятельное изображение по­
винностей зависимых крестьян по отношению к мона­
стырю. Натуральное хозяйство трудно нарисовать яснее.
Монастырь ж ивет крестьянским трудом. Тут предусмотрено
как будто все, что можно было предусмотреть. М она­
стырь никак не связан с рынком, если не считать необхо­
димости покупать виноградное вино к церковной службе
и сукно на о д е ж д у игумену и братии. Все остальное ро­ ж д ается и потребляется дома. Этю конец XIV века. Сто
лет спустя картина меняется, о чем речь идет в другом месте.
Тут ж е вскрывается отчасти и юридическое поло­
жение этих крестьян. Ясно, что они зависимы от своего
хозяина — монастыря, иначе они не стали бы работать на
него. С этим своим положением они у ж е давно свыклись.
Весь общественно-политический строй ставит их в это
подневольное положение. К рестьяне д а ж е не пытаются
сбросить с себя эту власть; они лишь требуют, чтобы
установившийся издавна обычай не нарушался в сторону

ухудшения их положения. Митрополит расследовал
ж а ­
лобу крестьян, написал грамоту, в которой между прочим
сказано: «ходите ж е вси по моей грамоте; игумен сироты
.[крестьян] держи, а сироты игумена слушайте, а дело
монастырское делайте». Старина была восстановлена и з а ­
фиксирована.
И митрополит и игумен, во-первых, не очень были заин­
тересованы в том, чтобы изменять старину, во-вторых,
надо думать, они и боялись ее нарушать, так как кре­ стьяне могли уйти из монастыря к другому хозяину. На
это последнее обстоятельство намекает жалованная гра­ мота великого князя Василия Васильевича Темного 1426 г.
митрополиту Фотию* в которой говорится о Константино-
Еленинском монастыре: « .. .с jro ro монастыря и с сел того
монастыря разошлись куды люди по которым местам, и
как придут опять на свои места, ино им на 5 лет не на-
добе никакая моя д а н ь ...» 1 ^
Стало быть крестьяне Константино-Еленинского мона­
стыря имели право уходить от своего хозяина, надо д у ­
мать, все ж е по соглашению с этим хозяином подобно
тому, как это мы видели в Вислицком статуте. К сож але­
нию никаких данных для более точного решения этого во­
проса у нас нет.
Однако мы знаем, что жизнь не стояла на месте, и по­
ложение крестьян в связи с крупными изменениями в хо­
зяйственном и общественном строе страны не оставалось
неизменным. Вторая половина XV и первая половина XVI века есть
время больших хозяйственных и политических успехов русского народа. Это время созидания централизованного
Русского государства, время ликвидации самостоятельно­ сти русских феодальных княжеств. В основе этого про­
цесса леж ит подъем производительных сил всей страны и
в частности Москвы и Московского княжества. Процесс
этот охватил различные стороны хозяйственной жизни и,
конечно, сельское хозяйство. На наших глазах в этой об­ ласти происходит ряд интересных перемен.
УСПЕХИ ХЛЕБА НА ВНУТРЕННЕМ РЫНКЕ И ИЗМЕНЕНИЯ В ОРГАНИЗАЦИИ КРУПНОГО ХОЗЯЙСТВА
Незаметная с первого взгляда работа горожан и кре­
стьян создавала условия, систематически подрывавшие
1 М. Горчаков, О земельных владениях всероссийских митропо­
литов, патриархов и ов. синода, 1871, Приложение, стр. 11—12.
2 5

основы феодальной раздробленности. Р ост внутреннего
рынка несомненно требовал хотя бы некоторого объедине­ ния доселе обособленных политических единиц. Необхо­
димость единения сил для защиты от внешнего врага
ускоряла начавшийся процесс. Отдельные его этапы мы
можем проследить меж ду прочим на примере у ж е знако­
мого нам монастыря Константина и Елены в городе Вла­
димире. Перечень повинностей крестьян Константиновского мо­
настыря XIV века показал нам с полной очевидностью на­
туральный, замкнутый характер монастырского хозяйства.
Так было еще; в конце XIV века. Через сто лет здесь произошли заметные перемены.
В конце! XV века * игумен этого монастыря обратил
внимание на то, что монастырские крестьяне на себя
стали пахать много, а на монастырь пашут попрежнему мало. Он обратился к митрополиту с проектом изменить
положение, и митрополит прислал в монастырь землемера
с поручением перемерить монастырскую землю и по-новому разверстать ее меж ду крестьянами. В среднем крестьянину
Давали 15 десятин (в трех полях). Кто хотел получить
больше, мог взять на себя и больше, кто боялся не спра­ виться с 15 десятинами, мог брать меньше. Но каж дый из
крестьян 20°/о долж ен был пахать на монастырь.
Е щ е через сто лет картина изменилась еще резче.
Монастырь завел свою собственную и немалую з а ­
пашку. Крестьяне должны были обрабатывать монастыр­
ские поля из расчета по 3 десятины (П/г озимого хлеба,-
1У2 ярового) на крестьянский двор, сеять, жать, молотить,
свозить и ссыпать* хлеб в монастырские житницы, у д о ­
брять землю, косить сено. Работали крестьяне на своих
харчах.
Если мы обратимся к другим монастырям, то; увидим
то ж е самое в ещ е более ярких цифрах, Троицкая. Сер­ гиева лавра в конце XVI века освободила своих крестьян от всех разнообразных работ и заменила их одной — обра­
боткой земли. Каждый крестьянин долж ен был вспахать
на монастырь 5 десятин «за всякие монастырские д о ­
ходы».
Те ж е характерные явления хозяйственной жизни мы
можем наблюдать и в крупном хозяйстве Новгородского
епископа. Все многочисленные факты, касающиеся хозяй­ ства этой крупнейшей латифундии- за конец XV и самое
начало XVI века, приводят нас к совершенно твердому
2 6

выводу об отсутствии в вотчине-Н овгородского епископа
собственной барской пашни. Типичное для феодальной
крупной вотчины сочетание крупного землевладельца с мелким крестьянским хозяйством мы встречаем в это
время во всех владениях Новгородского епископа.
Собственную барскую пашню впервые в источниках
мы начинаем наблюдать лишь в 40-х годах XVI века. П о­
явление ее может- быть отнесено ко времени несколько
более раннему. Характерно, что обрабатывают ее наемные
«дружины», — своего рода артели сельскохозяйственных
рабочих.
Если Новгородский епископ, богатейший из феодалов,
к тому ж е живущий не только от земельной (конечно, д о ­
капиталистической) ренты, а и о т крупнейших доходов с
подвластных ему многочисленных церквей и монастырей своей епархии, принялся за распашку земли и организо­
вал свое барское сельское хозяйство, то этот факт гово­
рит об очень многом. Н е трудно догадаться, чем руководствовались земле­
владельцы, заменяя старые многочисленные и разнообраз­
ные повинности одной — обработкой разросшейся барской пашйи там, где она была раньше, или заводя е е вновь,
если до сих пор ее не было. Причина этих перемен заключается в росте внутреннего
рынка, на котором хлеб становился все более и более з а ­
метным товаром. Хлеб легко стало превращать в деньги.
На деньги было удобнее, легче и экономнее приобретать
все то, от производства чего были освобождены кре­стьяне. Отсюда заинтересованность землевладельца в рас­
ширении пашни, в увеличении продукции хлеба. Отсюда
нажим на крестьянина и стеснение его правового поло­
жения.
' Эта ст'орона дела прекрасно отражена в ряде публици­
стических произведений первой половины XVI века.
В произведении Ермолая Эразма «Влагохотящим царем правительница и землемерие» прекрасно изображено поло­
жение крестьянина. Он здесь признается самым .полезным членом общ ества, потому что он производит самый цен­
ный продукт — хлеб, «всех благих главизна», без которого
не может жить ни царь, ни самый простой человек.
В то ж е время этот наиболее ценный член общ ества «всегда волнениях скорбных пребывает», будучи отягчен
всевозможными платежами и повинностями, среди кото­
рых необходимость давать деньги — самая тяж елая. Эразм
2 7

рекомендует для крестьян заменить денежные1 повинности
натуральными. А деньги взыскивать с горожан («елицы
во градах купующе и продающё и прикупы богатеюще»).
Он рекомендует и армию содержать по городам. Из его
рассуждений видно, что внутренний рынок достаточно
смок, что хлеб один из самых ходких товаров.
Эта мысль подтверж дается и другим не менее ярким
публицистом Пересветовым, который считает идеалом со­
держание армии на государственные деньги и служ и­ лого человека мыслит на государственном жалованье. Те ж е мысли можно встретить и у~ известного попа Силь­
вестра, сумевшего в бытность свою в Новгороде, а потом в М оскве организовать какое-то -значительное предприя­
тие, .где у него работали наемные ремесленники (серебря­
ных дел мастера, книжные писцы, иконники, кузнецы,
плотники', каменщики и др.).
Энергия всех этих людей в городе и деревне опло­
дотворяется тем, что появились в. жизни русского общ е­
ства новые горизонты., новые возможности. Факты боль­
шого оживления торговли Москвы с Востоком и Западом
со второй половины XV века хорошо известны. Приезжие
в Москву иностранцы говорят об этом весьма вразуми­
тельно. «Московия, — по словам Альберта Кампензе (1523— 1524 гг.), собравшего много сведений о русской торговле
со слов своего отца и брата, торговавших с Москвой, —
весьма богата м он етою ..., ибо ежегодно привозится туда
из всех концов Европы множество денег за товары, не
имеющие для московитян почти никакой ценности, но стоящих весьма дорого в наших краях». М осква рано з а ­
вязывает связи с Востоком. Тверской купец Афанасий Н и­
китин в 1466 г. отправляется с торговыми целям» в П ер­
сию и успел побывать в Индии лет за 30 до Васко-де-
Гама. После завоевания Казани и Астрахани в руках М о­
сквы оказался весь торговый путь по Волге, что привело
к усилению торговых связей с Персией, Бухарой и Хивой.
В то ж е время очень энергично завязываются торговые
отношения с Западной Европой. Завоевание в 1514 г. Смоленска раскрыло дверь для
торговли с Литвой и Польшей. В Лейпциге зарож дается
ярмарка русской пушнины. Устанавливаются торговые
связи с Англией. Приобретение Балтийских гаваней во
время Ливонской войны для России было весьма своевре­
менным новым благоприятным условием дальнейшего ро­
ста торговли с Западом. Сухопутная торговля со странами
2 8

Севера и Запада тож е играла немаловажную роль. В пис­
цовой книге Обонежской пятины, например, мы имеем запись о том, что на реке Ояти стояло 24 амбара, «куда
клали всякие товары»; на Вытегре стояли такие ж е амбары, куда «хлеб и соль и всякий товар кладут тутош ­ние крестьяне и приезжие торговые люди». Весьма веро­
ятно, что эти товары предназначались для Швеции. Р ост внутреннего рынка тож е виден в различных про­
явлениях. Аника Строганов, например, в 1566 г., исполняя
обязанности царского торгового агента, получил от царя очень серьезные поручения: 15 сентября 1566 г. ему было
поручено немедленно («часа того») продать 20 300 пудов
хлеба. Ему ж е поручается доставить в Астрахань, «за­ купив»: овес, крупу, толокно, муку, всего около 16 000 пу­
дов. Соловецкий монастырь закупал еж егодно во второй половине XVI века около 64 000 пудов хлеба. Флетчер
указы вает на то, что создавш аяся в конце XVI века доро­
говизна хлеба происходила не от недостатка в хлебе, а «от
алчности дворянства, спекулирующего хлебом». В грамоте
Бориса Годунова от 3 ноября 1601 г. изображ аю тся очень
хорошо условия торговли1, правда, при не совсем нормаль­
ных обстоятельствах, ввиду голода. Тут меж ду прочим
выясняется контингент лиц, торгующих хлебом. Это «бо­гатые люди», архимандриты, игумены, епископские дети
боярский, Строгановы (речь идеть о Соли Вычегодской),
их приказчики, посадские люди, монастырские и дворцо­
вые крестьяне и «многие приезжие прожиточные и пашен­ ные люди». Особо названы «многие скупщики», коры ­
стующиеся «хлебною продажею»; они «рассылают1» по
всей Вычегодской земле в станы, волости, села, слободы
и погосты своих агентов, и сами е з д я т по тем же. местам,
скупают хлеб и, раздав в «дешевую пору вперед задатки», продают пот*ом по «большой цене». Тут ж е говорится
о том, что и окрестные крестьяне возят хлеб свой и «про­
возный» на торжки и на ярмарки; по дорогам их перехва­
тывают скупщики, вы езж ая для этого им навстречу, и скупают у них хлеб. В этой грамоте отражено необычное время: тут много злой воли алчных до наживы торгашей,
но тем не менее в грамоте есть несомненно черты, говоря­
щ и е о наличности хлебного рынка. Обыватель, очевидно, привык к свободной продаж е хлеба в любых количествах. З д есь уместно напомнить о наших больших городах,
живших привозным хлебом и голодавших всякий раз,
когда этот подвоз по тем или иным- причинам нарушался.

Но еще! красноречивей, чем большие города1, говорят
о росте внутренни!Х рыночных отношений торговые успехи
мелких поселений конца XV и первой половины XVI века. Д л я иллюстрации этого положения возьмем небольшой
сравнительно район по реке Мете, соединяющей Н овго­ род с Московской областью. В писцовой книге Беж ецкой пятины можно наблюдать
превращение сел и деревень в значительные торговые п ун кта, крестьянина — в купца. Перед нами интересный
момент рождения новых городов. Берега и острова реки Меты с конца XV века усеяны
этими новыми очагами торговли. Они возникают и растут на наших глазах. Д л я иллюстрации положения беру селе­
ние М лево на р. Мете. В конце XV века здесь 225 лавок,
в первой половине XVI века у ж е 332. Оно, как и его
сверстники, носит у ж е наименование рядка (ряды лавок).
Возник он на помещичьей земле. Л авки энергично ставят
помещичьи крестьяне. В подобном ж е рядке Боровичах
(теперь город) в 1574 г. было 138 дворов (из них 7 ц ер­
ковных и 7 пустых). 29 из живущих дворов принадлежало недавним крестьянам, которые здесь называются людьми
«пашенными», 17 — «торговым», остальные все — ремеслен­
никам. Эти «пашенные» фактически «отбыли пашни»: на каж ды й их двор приходится лишь 2,14 четверти пашни,
тогда как у окрестных крестьян пашня в среднем изме­
ряется от 8 д'о 11 четвертей. Многие из них сеют только
яровое. Озимого не сеют.
Чем ж е торгуют эти лавки? Что хранят рядом с лав­
ками стоящ ие амбары? На этот вопрос нам мож ет отве­
тить хотя бы описание Боровичских лавок. В них товар незатейливый. Больш е всего лавок с хлебом и солью,
за этим товаром следуют сапоги, рукавицы, щепетной то­ вар, ж елезны е изделия (лемеха и косы), овощи. Ассорти­
мент рассчитан на рядового среднего потребителя. Он
говорит сам за себя. Интересно подчеркнуть, что подавляющий процент тор­
говцев — это недавние крестьяне, которые продолжают себя так и называть по привычке, несмотря на то, что они успели у ж е променять рало на прилавок. В Удомельском,
например, рядке (тож е на Мете) 90,3% лавок и амбаров принадлежало «крестьянам», в Л ощ ем ле (там же)
все 100%. Наличие растущего внутреннего рынка н е . вызывает
у нас ни малейшего сомнения.
3 0

Н е удивительно, что при Наличии всех этих условий
деньги в общественных отношениях начинают играть все
более заметную роль. Эту сторону жизни прекрасно подчеркнул в своих пи­
саниях Ермолай Эразм. Она ж е подтверж дается и другими
обильными и красочными фактами. В конце XV века у ста­ ревшие уставные грамоты заменяются новыми, г д е нату­
ральные платежи крестьян заменяются денежными. В но­ вой уставной Белозерской грамоте 1488 г. отмечается и
старое и новое: великокняжеские наместники по новому уставу долж ны получать «с сохи за полоть мяса 2 алтына,
за 10 х л е б о в — 10 ден., за бочку овса 10 ден., з а , воз
сена — 2 алт., за боран — 8 ден.», и т. д. и т. д. Крестьяне
Артемоновского стана, Переяславского уезда по новой
уставной грамоте 1506 г. долж ны давать волостелям «за
полоть мяса 10 ден., за б о р а н — 1 алт., за воз сена — 1 алт., за хлеб — 1 ден.» Это общее положение д л я новых
уставных грамот говорит само за себя. Псковская Судная
грамота тож е переводит натуральные повинности на день­
ги, Судебник Ивана IV делает то же. Многие помещики и вотчинники производят у себя такую ж е реформу. А Н ов­
городский епископ одну из своих крупных вотчин целиком
перевел на денеж ны е платежи вместо прежней натуры. Погоня за деньгами — дух времени. На этой почве ра­
зыгрывается много катастроф. Особенно заметно это на
крупных боярах, привыкших жить, не справляясь с подлин­ ным состоянием источника своих доходов.
Невольно хочется вспомнить здесь замечание Энгельса
относительно дворянства XIX века: «Чтобы выросший из
феодализма дворянский землевладелец — лорд или сквайр—
научился когда-нибудь вести хозяйство ио-буржуазному и
тож е, стало быть, считать своей первой обязанностью во что бы то ни стало капитализировать еж егодн о часть д о ­
бытой прибавочной стоимости, — это противоречит опыту всех бывших феодальных с т р а н » .1 Д а ж е случайно д ош ед­
шие до нас факты задолж енности боярст'ва с конца XV и середины XVI века очень красноречивы. Верейский князь
Михаил Андреевич был долж ен, например, только одному Кириллову монастырю 21 600 руб. (на деньги конца XIX
века), кн. Иван Борисович Волоцкий — 64 000, брат Ивана III
Юрий — 74 200 и другой его брат Андрей — 3 105 000 руб.
1 Из письма Энгельса д-ру Майеру от 19 июля 1893 г. («Правда»,
21 марта 1931 г.).
3 1

В завещ ании царского духовн ика Василия (1531—
1532 г.) есть перечень его долж ников:, кн. Мих. Вас. . Вис­
лый д о л ж ен ему 18 000, кн. Ив. Данил. П енков 120 000,
кн. Ив. Мих. Кубенский 5 000, кн. Иван Ш апка и Семен М езецкий 7 000, кн. Мих. Б аб и ч 7 000, кн. Ив. Мих. В оро­
тынский 2 000, кн. Ив. Ив. Барбашин 4 000, кн. Ф ед ор Вас. Л оп ата — 5 000, кн. Ив. М езецкий, зять протопопа В аси­
лия — 20 000 р. О своем з я т е в завещ ании протопоп при­
бавил: «А зять мой, кн. И ван ж и л у меня во дворе 13 лет,
ел-пил мое, а сл уж и л зять мой государю все моею п одм о­ гою». Ж е н а протопопа в своем завещ ании сооб щ ает д о ­
полнительные сведения, о покупке ее муж ем у братьев зяТя", князей М езецких, имения в 50 000 р у б . 1 и прибав­
ляет: «а что есмя давали зятю своем у приданного и в ссуду и платЬя и кони, и то зять наш п рослуж ил на ц а р ­
ской служ бе».
«С луж ба», т. е. н ахож ден и е в придворной среде, дорого
обходи лась русской знати. А единственный источник д о ­
хода у бояр были их вотчины, т. е. в конечном ■ сч ете кре­ стьянин, который д о л ж ен был изворачиваться, чтобы к о р ­
мить себя, свою семью и покры вать все растущ и е потреб­
ности сво е го хозяина.
Н е удивительно, что при неумении рационализировать
свое хозяй ство, боярство и кн я зь я неуклонно шли к своей
гибели, задол го до опричины, нанесшей русской знати т я ­
ж елы й и реш ительный удар. Конечно, эти изменения в хозяй стве не были ещ е я в л е ­
нием массовым и повсеместным, но тем не м енее- они
весьма показательны и д а ю т нам возм ож н ость судить о
направлении, в каком шло развитие русского общ ества
в XV— XVI вв.
ПРЕКРАЩЕНИЕ РАБСТВА И РОСТ КРЕПОСТНИЧЕСТВАВ связи с крупными изменениями в прои зводстве и про**
изводственнЫх отнош ениях, на б а зе чего протекал процесс
образования централизованного го суд арства, исчезали
остатки полного холопства, и рабский т р у д окончательно
вы тесн ял ся другими, более прогрессивными формами
эксплоатации. У ж е К лю чевский в свое время отм етил (но не о б ъ я с ­
нил) ф а к т увеличения во второй половине XV века «Коли­
1 Все суммы переведены на деньги конца XIX века по расчету
Ключевского: 1 р. XVI века 1.00 руб.
3 2

чества свободны х лю дей, которы е не хотели п родаваться
в полное холопство, но не могли п о д д ер ж ать своего х о ­
зяй ства без помощи ч уж ого капитала». Ф акт увеличения
числа свободны х людей, вы н уж ден н ы х и скать прилож ения своим силам, отмечен соверш енно правильно. Это резул ь­
т а т внутренних процессов в го р о д е и деревне.
' Д л я иллюстрации п олож ения возьмем очень хорош о и з­
вестн ое ду х о в н о е завещ ан и е кн. П атрекеева 1498 г.
Он о с в о б о ж д а е т часть своих дворовы х лю дей,..■’«холопов».
Б ольш е 20 лю дей и семейств зд есь названы по именам.
А затем сделана прибавка «А ко то р ы е мой люди не пи­
саны в сей душ евной грамоте, и т е мои люди в с е на сло­ б о д у и с женами и с детьми». Три семьи из поименован­
ных отпущ ены «с землею», стало быть, числясь в холопах,
они у ж е сидели на ‘Земле, т. е. были крепостными к р е с т ь я ­
нам и. С колько «холопских» семейств всего отпустил Пат-
,рекеев нам неизвестно, но у ж е эта ф раза о в с е х , з д е с ь не
Поименованных, предполагает их немалое число (иначе бы
jхозяин не поленился их перечесть). ' П атрекеев не один о к а за л с я в полож ении, к о гд а отпуск
на волю х о л о п о в , стал вопросом хозяйственной ц е л е с о о б ­
разности^ одним из средств облегчить расходы по имению. О св об ож д ен и е холопов стало .в это время явлением массо­
вым. Н евольно возн и кает вопрос, куд а д е в а е т с я эта масса людей, отпущ енных на волю, т. е. фактически лишенных
крова, питания и о д е ж д ы , которыми их в кач естве своих
холопов сн аб ж ал до сих пор кн. П атрекеев и другие зем левладельц ы , кичивш иеся друг перед другом кол и че­
с т в о м своей дворни.
j На э т о т вопрос отв еч ает нам знаменитый автор Д о м о ­ с т р о я , поп Сильвестр, в наставлении своему сы нуА нф им у:
! «Работны х, т. е. своих всех несвободны х слуг, — пи­ шет он, — н ад ел ях и ины окупих из работы и на сво б о д у
попущах», и дальш е п родол ж ает: «И все т е работны е наши свободны и добрыми домами ж и вут, я к о ж е види-
ши. . . : мнози во свящ енническом и во дьякон овском чину,
-и в д ь я ц ех , и в подьячих и во всяких чинах, кто чего до-
р оди л ся и* в чем ком у благоволи л бог быти: овии р у к о ­дельничаю т всякими промыслами, а многие торгую т в л а в ­
ках, мнози и гостьбы д е ю т в различных зем лях всякими
т о р г о в л я м и .. . » Стало быть, люди попа С ильвестра г л а в ­
н ы м образом были1 поглощ ены городом: одни попали на
I сл уж б у в госуд арствен н ы е у ч реж д ен и я и до слу ж и ли сь д о
высоких чинов (дьяки), другие пристроились - в огромной 3
3 Б . Д . Греков— 262 33

церковной организаций, третьи1 превратились в ремеслен­
ников и купцов, и на этом поприще сделали большие
успехи.
Н адо думать, что и бывшие холопы кн. П атрекеева
нашли применение своим силам. Мы знаем, что часть этих
элементов поглощ ала и растущ ая армия М осковского в е ­ ликого князя, а потом и царя.
Ключевский правильно подметил эти симптоматические
общественные явления. Действительно, в конце XV и
в первой половине XVI века наблюдается заметное увели ­
чение обедневших свободных людей. Появление обедневшей массы населения, вынужденной
продавать свой труд на очень невыгодных д л я себя у сл о ­
виях, было оборотной стороной прогрессивного хозяйствен­
ного процесса ^— поднятия производства у тех хозяев,
которые умело приспособлялись к новым требованиям,
предъявленным к сельскому хозяйству.
Бывший царский опричник Штаден, умевший наблюдать
и вполне конкретно передавать виденное, говорит, что «теперь [разумею тся 70-ые годы XVI века] некоторые
крестьяне имеют много денег». А рядом с этими преуспев­
шими — беднота, ищ ущ ая пристанища у людей богатых. В Емецкой волости, принадлежавшей Антониеву Сий-
скому монастырю, с 1534 по 1595 г. наблюдается очень характерный в этом отношении • процесс. В течение 60-ти
лет мы имеем на 72 крестьянских двора 38 случаев про­
даж -покупок земли среди крестьян при 35 продавцах и 29 покупщиках (3 человека продавали землю по 2 раза).
Параллельно с этим процессом шел другой — наступле­
ние на крестьянскую землю крупного землевладельца. Оба эти явления прекрасно отображены в челобитье крестьян
Емецкой волбсти царю на Антониев Сийский монастырь,
который крестьяне обвиняли в их разорении. Крестьяне
ж аловались, что монастырские власти «поотнимали лучшие
пашенные земли и сенные покосы и привели [отнятое]
к своим монастырским землям, а у иных крестьян деревни
поотнимали с хлебом и сеном и, многие дворы разломав, развозили из тех деревень; крестьяне от* того игумного на-
сильства с женами и детьми меж дворы волочатся». Тут ж е крестьяне говорят о том, что игумен «вымучил» на
многих крестьянах и бобылях «порядные записи» и кабалы.
«Обыск», сделанный по распоряжению царя, подтвердил
все эти обвинения. Вот некоторые конкретные факты:
«Дер. Ч асовенская на волоке. Д вор разорен Селянинка Ко-
S4

марова, Д вор Микитки Дмитриева разорен. Д а и иные
крестьянские и бобыльские дворы разорены и развожены,
а досталь сож жена. А ту деревню старцы припустили к своей монастырской земле». Или: «Починок Корчев-
с к и й .. . , а распахали тот п оч и н ок.. . деревни Кощеевы горы крестьяне Игнашка Петров с суседами. А у них отняли
Сийского монастыря старцы, и на том починке двор поста­
вили свой монастырский, и пашню пашут, и сено косят, и
всякими угодьями владеют Сийского монастыря старцы».
И еще: «Дер. Емельяновская. Во дворе был крестьянин Михалко Евсеев. А тот Михалко умер, а после него
остался сын его Шумилко. И тот Шумнлко из тое деревни
выбит вон, скитаетца меж двор. А пашню пашут и сено
косят Сийского монастыря старцы.» и т. д. и т. д. Во всей
волости разоренных монастырем крестьянских дворов по­
казано 13. Сколько их скрыто в загадочном выражении
«да и иные крестьянские и бобыльские дворы разорены и развожены», сказать трудно. Пред нами знамение времени. Экономическая политика
крупного землевладельца, поставившего своей целью рас­ ширение' своего хозяйства и прежде всего своей барской
запашки.
Разоренные крестьяне и бобыли — это контингент для
всевозможных разновидностей подневольного и «вольного»
труда, применяемого в хозяйстве крупного землевладельца. Эти обедневшие люди искали себе пристанища. Прав
Ключевский в том, что они не шли в полное холопство, но потому ли что они этого не хотели, это другой вопрос.
Едва ли тут дело в их желании и нежелании.
В нашей старой исторической литературе можно! встре­
тить такого рода суждения, что-де в средневековой Руси
люди были какие-то особенные, не дорожили своей свобо­
дой и очень легко продавали с.ебя и друг друга в рабство Герберштейн д аж е приписал любовь к н есвобод е. нацио­
нальной черте русского народа. «Этот народ находит более удовольствия в несвободе,
чем в свободе. Ибо перед смертью господа в огромном
большинстве случаев отпускают известных холопов (certos
servos) на волю, но эти последние тотчас за деньги от­
дают! себя в кабалу другим го сп о д ам » .1
Все эти рассуждения — сплошное недоразумение, ре­
зультат полного непонимания самой сути развития обще-
1 Герберштейн, Записки о Московских делах, 1908, стр. 74.
* 3 5

ственных отношений не только России, но и всякой дру­
гой страны.
В самом деле, как мы долж ны понимать сообщение
греческого военного писателя Маврикия, конца VI века, о
славянах («племена славян [южных] и антов [восточных славян] сходны по своему образу жизни, по своим нравам,
по своей любви к свободе: их никоим образом нельзя скло­ нить к рабству или подчинению») рядом с замечанием
Г ерберштейна?
Конечно, от VI до XV века времени протекло не мало.
T em pera m u tan tu r, et nos m utam ur in illis. Но можно
с полной уверенностью, основанной на показаниях наших источников, утверж дать, что нет и не было людей, любя­
щих рабство. Д ело тут .не в любви и нелюбви, а в харак­
тере общественных отношений, делавших зависимость че­
ловека от человека неизбежной. Формы этой зависимости ме­ нялись, но эксплоатация оставалась. «Разум человеческий
стоит бессильный в смятении перед своим собственным тво­
рением», 1 но такова действительная история человечества. Н о все ж е Ключевский, как наблюдатель, совершенно
прав. Массы обедневших людей в конце XV и первой по­
ловине XVI века не превращались в рабов. Рабство даж е
в той измененной форме, которая наблюдается в процессе
феодализации России, продолжало весьма заметно усту­пать место более прогрессивным формам труда — крепост­
ному и наемному (в той или иной, более или менее чет­
кой форме).
На это, интересное явление русской жизни XV века
обратил внимание ещ е в 1909 году и С. В. Бахрушин. И зу­ чая очень внимательно княж еское хозяйство XV и первой цоОювины XVI века, он отметил, что в конце XV века
«в крупных княжеских владениях пользование несвобод­
ным трудом [рабским. — Б. Г.] ...в ы х о д и т из употребле­
ния». 2 Его выводы подтверж даю тся и другими фактами. Стоит обратиться хотя бы к судьбам актов, оформляв­
ших в. древности положение различных категорий экспло-
атируем'ой массы. История «полной грамоты», договора о
поступлении в полное холопство (рабство), характерна. На наших глазах этот вид акта начинает таять, цока в конце
XVI века не прекращает своего существования совсем,
1 Моргац,Первобытное общество. Цитировано по Энгельсу,
Происхождение семьи, частной собственно'сти и государства, 1937,
стр\ 171.
• «Сборник статей в честь В. О. Ключевского», 1909, стр. 597.

С.- Н. Валку в его интересной статье «Грамоты п олны е»1
удалось проследить историю этого акта. «Конец существо­ вания полной, — пишет он, — мы должны отнести к по­
следним указным упоминаниям о ней, ко времени не позд­
нее начала XVII в.» (Последнее упоминание полных в за­
конодательных актах автор видит в указе 1597 г., в акто­
вом материале полные в первой половине XVII в. уж е не
встречаются.). Этапы в истории полного холопства, отраженные в за­
конодательных памятниках, имеющихся в нашем распоря­
жении, позволяют нам подтвердить вывод С. Н. Валка
с другой стороны. Тенденция Русской Правды ограничить источники полного холопства уж е отмечалась выше (см.
стр. 14— 15)^Там прямо указывается на три источника: про­
даж а, женитьба на рабе без особого договора, исключаю­
щего рабство, как последствие такого смешанного брака, и поступление на службу -в тиунство и ключничество без
аналогичного д о г о в о р а ^ В данном случае особенно инте­
ресна для нас эволюция третьего по счету древнерусского источника полного холопства. Вот этот текст Русской
Правды:
«А се третее холопство — тиунство без ряду, или при­
вяж ет к себе ключ без ряду». В Судебнике 1497 года по
этому ж е предмету читаем: «По полной грамоте холоп, по
тиунству и по ключу по сельскому холопке докладу и без
д о к л а д у / .. а по .городскому клю чу не холоп» (Судебник,
ст. 66): Городской воздух был способен делать людей свободными у нас так же, как и в Западной Европе, в извест­
ный период ее истории. Этот ж е закон развивается в Су­
дебнике 1550 г. еще дальше: «А по городскому ключу не х о л о п .. . А по тиунству без полные и без докладные не
холоп, а по сельскому ключу без докладные не холоп»
(С удебникП 550^г., ст. 76). СовершеЭно ясно, в каком направлении идет процесс:
В городе
По Русской Правде — по тиунству и по ключу холоп. По Судебнику 1497 г. — по городскому ключу уже не холоп.
В
По Русской Правде и
по Судебнику . 1497 г.
По Судебнику 1550 г . - деревне
— холоп.
-холоп только с доклада.
1 «Сборник статей по ру&'кЪй истории, посвященных С. Ф.
Платонову», i t , 1922, стр. 118.
37

Закон И октября 1555 г. о добровольной службе з а ­
претил холопить наемных слуг, в 1556 г. устанавливается
дож изненное^холопство пленных, в .^1558 г. назначается
смертная‘^сазнь~й~~госпоййнугтг* чиновнику, состряпавшим подложную крепость на во^ного^ч§Л о е ^ а , указ 15 ^октя-
бря~Т560 г. запрещает должникам и т т а в к о л о п ы - д а ж е при
пйпт^енном ж елании и, наконец! в„ 1597 г . запрещается
прод аж а в полное холопство совсем. По Русски “ Правде закуп ооращался в полного холопа,
если господин его платил за него в случае кражи, а пс
Судебнику 1550 г. (ст. 89) крестьянин, выданный его же господину на поруки за преступление, не лишался права
выхода. В таком случае требовалась от отказчика (агента
по вербовке крестьян, желающих переменить хозяина) по­
рука, что он представит отказывающегося (уходящего от своего хозяина по закону «с отказом») крестьянина в суд
если возникнет на крестьянина какое-либо новое дело. Тут необходимо напомнить принципиальное отрицание всех ви­
д о в 1 рабства у Ивашки П ересветова,. поведение попа Силь­
вестра и его наставление сыну, поведение еретика Башки­
на, заявившего: « .. .Я-де благодарю бога моего. У меня-де
что было кабал полных, то-де есми все изодрал, да держу-
де, государь, своих добровольно: добро-де ему, и он ж и ­
вет, а не добро, иди, куды хочет».
Мы имеем все основания утверждать, что это не слу­
чайность, а явление весьма распространенное в это время
ответ на известные требования времени. Исследователь
княжеского хозяйства XV. и первой половины XVI векг С. В. Бахрушин на основании своих наблюдений тож е при­
шел к заключению, что в эт!о время «княжеское рабовла­
дение сильно сократилось; холопов страдников мы ви­
дим, — пишет он, — только в селах, но и тех обычно осво
бождают перед смертью [х о зя ев ]; промыслы эксплоати
руются исключительно посредством свободных оброчни­
ков». .Мои собственные наблюдения над жизнью крупной вотчины Новгородского епископа решительно говорят о том
же. В епископском дворе в гор. Новгороде работало е
первой половине XVI века больше 150 человек, получав
ших за свой труд денежное жалованье. Собственное бар
ское сельское хозяйство Новгородского епископа, органи­ зованное в первой половине XVI века, о бслуж и ваете
наемными артелями. В деревнях, составлявших вотчину св
Софии, работало зависимое крестьянство. Многочисленные
документы иногда называют их попрежпему хоЛопами, нс
38

терминология эта уж е перестала соответствобать сущности
общественного явления, им обозначаемого.
Перед нами не рабы, а крепостные крестьяне, крепкие
зеМле и своему господину. Раб отличается от крестьянина
тем, что у раба нет своих средств производства, у кре­
стьянина — они есть; раб сам является средством произ­водства, это живой рабочий инвентарь. Нам надлежит не
буквально воспринимать термины документов, а разобрать­
ся в сущности самого явления, термином обозначаемым:
термины почти всегда переживают свое первоначальное со­
держание. (То ж е мы видим и в Западной Европе: термин servus, в древнеримском обществе обозначавший раба, в
средние века стал обозначать крепостного.)
Эти же крепостные крестьяне известны нам и под тер­
мином «люди страдные» или «страдники». В духовном за­
вещании князя Ивана Юрьевича Патрекеева (1498 г.) пере­ числено больше 100 холопов. Среди них есть и «страд­
ники». 8 «холопских» семейств князь передает своим де­
тям по наследству «с землей», 3 семьи отпускает на волю
тож е «с землей». Эти, посаженные на землю люди, при­
креплены к ней: вместе с нею они передаются наследнику,
вместе с нею отпускаются и на волю. Они давно уж е
перестали быть холопами. Это крепостные крестьяне.
Сельские ключники, которых Судебник Ивана III назвг--
вает холопами, в наших документах XV века изобра­
жаются тоже не столько холопами в старом понимании
термина, сколько крепостными крестьянами. В Новгород­ ской писцовой книге Деревской пятины читаем: «Дер.
Большой двор. Во дворе его [т. е. помещика] человек
Степапжо, не пашет, а крестьян: во дворе Фомка Онфимов;.
сеет ржи 4 к о р о б и .. . ; обжа. А ^ т а р о г о дохода не было:
жил клюянщь,_а, пахал на себя ключник». Ключник этот
жил здесь до составления писцб'Вой* книги, вероятно, даж е
до присоединения Новгорода к Москве, так как «старый
доход» — это доход, шедший старым новгородским земле­ владельцам. Таких упоминаний ключников, сидящих на
земле и ведущих свое хозяйство, много. Это не рабы.
С полным основанием мы должны зачислить их в крепост­
ные.
Едва ли можно сомневаться в том, что перечисленные
здесь категории крепостных правом выхода не пользо­ вались. -
39

Труд зависимого крестьянина есть производственная
основа феодального общества. Поэтому совершенно есте­
ственно, что каж ды й землевладелец-ф еодал был заинтере­ сован в удержании за собой крестьянских рабочих рук. Но
этого мало. Вопрос о рабочих1 руках самым тесным образом
переплетался с другими, не менее сложными и острыми
проблемами, меж ду которыми на первом месте стоял в о ­
прос о земле. Д л я различных прослоек феодалов было
далеко не безразлично такж е, в чьих руках окаж ется власть, кто будет решать сложные задачи, с тем или
иным решением которых связаны их кровные интересы.
Весь этот комплекс вопросов ставился и разрешался
в общественной и политической обстановке весьма высо­
кого напряжения. Старая землевладельческая знать:
князья и бояре, а такж е церковь в лице митрополита, епи­
скопов и богатых монастырей, — давно обеспеченные землей и сидящим на ней крестьянством (им принадлежало к XV
веку 2/з всей удобной для сельского хозяйства земли) и
достаточно политически сильные, стремились удерж ать
в своих руках источники своего могущества. Но в то ж е
время удельны е князья и старое боярство не могли не з а ­ мечать тех серьезных перемен в общественной и политиче­
ской жизни страны, которые угрожали их интересам.
У ж е в конце XV века старое боярство могло иметь
совершенно явные доказательства тому, что его роль в г о ­
сударстве падает, что на смену ему идут другие люди. Об
этом можно было судить по очень заметному факту фор­
мирования нового великокняжеского войска. Это новое
войско было многочисленным, во-вторых, по политическо­ му .значению и по качеству оно было иным, чем старые
боярские и княж еские дружины, составлявшие до недав­ него времени силу не столько государства, сколько много­
численных «государей», защищавших при помощи этой силы главным образом свои феодальные гнезда. По мере
роста Русского централизованного государства росла ве­
ликокняж еская армия, делавш ая не нужными старые бояр­
ские дружины. Самих бояр великий князь Московский очень решительно прибрал к своим рукам и, когда князь
Курбский в середине XVI века попробовал охарактеризо­ вать происшедшие с боярами перемены, то он отметил, что
все они (старая знать) оказались в руках М осковского
царя словно «в* адовой твердыне». ДВОРЯНСТВО И ВОПРОС О ЗЕМЛЕ
40

В великокняжескую, а потом и в царскую армию шли
люди небогатые: большинство здесь было бедняков, на
военной государственной службе добывавших себе хлеб
насущный. Н е даром Судебник Ивана IV запрещал детям
боярским, т. е. основным кадрам новой армии, поступать
на частную службу: «А детей боярских служивых и их
детей, которые не служивали, в холопи не принимати ни­ кому, опричь тех, которых государь от службы отставит»
(ст. 81).
Но недостаточно было путем подобных запрещений га­
рантировать необходимые для армии человеческие ресурсы.
Нужно было позаботиться о том, чтобы обеспечить содер­
жание армии материальными средствами. А для XV— XVI вв. это значило1, что необходима была земля и деньги.
Земля, которая бы кормила сына боярского и давала бы
ему возможность снарядиться в поход. Без денег, хотя бы
и в небольших сравнительно размерах, этого сделать тож е
у ж е было нельзя: оружие надо было купить, либо заказать
мастеру. То ж е в значительной степени относится и к платью. Если у государства уж е были некоторые и д а ж е
немалые суммы! денег, их, однако, нехватало на содерж а­
ние армии полностью, как об этом мечтал публицист пер­ вой половины XVI века Ивашко Пересветов. Земли, казалось, было вдоволь, но это так только к аза­
лось. Требовалась не просто земля, а земля, удобная для хозяйства, т. е. хорошая по качеству почвы, леж ащ ая
В' тех именно местах, гд е по соображениям стратегическим
и политическим долж ен был жить служилый человек, и
самое главное — земля населенная, систематически обра­
батываемая. Такой земли не только не было достаточно:
е е решительно нехватало. За занятые издревле земли крепко держалось боярство,
ещ ^ крепче — церковь. Д в е трети удобного д л я обеспече­ ния уармии^земельного фонда для государства было таким
образом потеряно. Перед государством стояла задача использовать этот фонд, если государственная власть не
собиралась мириться с феодальной раздробленностью. Нам хорошо известно, что великокняжеская, а потом
царская власть в централизованном Русском государстве крепла, успешно борясь с феодальной раздроблённостью.
Э тот рост был результатом долгой, упорной и в конечном
счете победоносной борьбы со знатью светской и церковной. Важнейшими средствами в этой борьбе великокняжеской (царской) власти против феодальной знати явились: 1) по­
41

литика уничтожения боярских привилегий и превращение
бояр в государевых слуг; 2) попытка секуляризации ц ер­
ковных земельных фондов, впрочем неудавш аяся и вы ­
лившаяся лишь в некоторое сокращение роста земельных
богатств церкви; наконец, 3) меры к сокращению церковно­
вотчинных привилегий, в целях уменьшить соблазн, при­
влекавший крестьян от светских вотчинников к церковным.
Эти мероприятия власти протекали в очень сложной
обстановке: боярство, в связи с государственной нуждой
в земельном фонде, понимало остроту своего положения и
готово было удовлетворить эту государственную нужду,
но только за счет церкви; церковь мобилизовала все сред­
ства самозащиты, а дети боярские совсем не склонны были
пассивно ж д ать решения своей судьбы. Отсюда много шума,
много справедливых и несправедливых жалоб, И в общем
итоге, хотя и не лишенная значительных компромиссов, победа детей боярских, иначе государства, поскольку г о ­
сударственная власть на данном этапе ‘была властью не
бояр, а властью детей боярских — помещиков.
Борьба за землю заполнила собою {вторую половину XV
и значительную часть XVI века. • Очень выразительно она протекала в самой церкви, где
с конца XV века явно обнаружились две исключающих
друг друга тенденции: «нестяжатели», с которыми солида­
ризировалось боярство, — сторонники передачи церковных
земель государству, и «осифляне», вдохновляемые Иоси­
фом Волоцким, — защитники неприкосновенности церков­
ной земли. Боярин князь Курбский не скрывал своего отношения
к церковным вотчинам. Он ж алуется на монахов, которые'
внушая умирающим не оставлять своих имений родствен­
никам, хотя бы и бедным, а отказывать Есе в монастыри,
чтобы получить за то царствие небесное, воинский чип (детей боярских) сделали хуж е калик (нищих). С другой стороны, владыка Новгородский Феофил, оби­
женный на Ивана III, конфисковавшего много церковных земель в Новгороде в связи с ликвидацией Новгородског
независимости, готов был передать Новгородскую респу­ блику Польше, где в панах, державших тогда власть, ог видел гарантию неприкосновенности церковных имуществ
Феофил был выслан из Новгорода. Иван III продолж а;
свою линию, отбирая церковные земли в Н овгороде и пе
редавая их детям боярским в поместья, т. е. за счет новго­
родской церковной земли укреплял свою власть.
42

В Н о в г о р о д е И в а н у I I I д е й с т в о в а т ь в э т о м н а п р а в л е н и и
было сравнительно нетрудно. Он здесь был победителем.
С благословения митрополита и при явном сочувствии
Москвы, особенно той ее части, которая связала свои инте­ ресы с растущим централизованным государством, он мог не считаться д аж е с постановлениями вселенских соборов,
так как действовал против изменников православию. Совсем в другом положении очутился он, когда в самой
Москве на местном церковном соборе в 1503 г. вопрос о монастырских землях был поставлен Нилом Сорским,
главой нестяжателей, который «почал молить самодержца, чтобы у монастырей сел не было, а жили бы чернецы по
пустыням и кормились своим рукоделием». Против Нила Сорского выступил Иосиф Волоцкий: «если у монастырей
не будет сел, — говорил он, — то как постричься почетному
и благородному человеку? А если не будет почетных и благородных старцев, то откуда взять людей в митропо­
литы, архиепископы и на другие церковные власти? И так,
если не будет почетных и благородных старцев, то и сама вера поколеблется». Иосиф Волоцкий высказывал и дру­
гие менее «академические» мысли о том, Что цари, иду­
щие против интересов церкви, — не цари, а слуги дьявола, и православным людям таким властям подчиняться не сле­
дует.
Ссориться с церковью Иван III побоялся и отступил.
Церковные земли остались за церковью. Вопрос о монастырских имуществах долго еще обсу­
ж дался и был предметом горячих споров. Мысль о несо­ ответствии богатства церкви с духом христианского учения
легла в основу «еретического» направления среди свет­
ского и части церковного общества. При сыне Ивана III Василии нужда в земельном фонде
для испомещения армии стала ещ е больше. При нем было
издано Уложение, в котором запрещалось жителям некото­
рых городов и некоторым северо-восточным князьям давать
вотчины в монастыри без доклада и без ведома великого князя. Это правило 11 мая 1551 г. получило силу общего
закона и • за нарушение его постановлено «та вотчина
у монастыря безденежно имати на государя». Земля, отня­тые церковными учреждениями у детей ббярских и кре­
стьян за долги, и земли, розданные во время боярского
правления в малолетство Грозного, велено было вернуть
прежним владельцам.
45

Указ 1562 г. разрешил заменять земельные вклады
деньгами. В 1573 г. действие этого закона распространено
на все родовые княжеские и боярские вотчины. Разреш а­
лось землю давать только бедным монастырям, но всякий
раз только с доклада государю. Церковные соборы 1580 и 1584 гг., созванные- в тяж елое время хозяйственной раз­
рухи для выработки мер для ее ликвидации, постановили «от сего дня в п р е д ь ... вотчинникам вотчин своих по душам
не давать», а давать за них в монастыри деньги; вотчины,
купленные и взятые в заклад церковными учреждениями
до 1580 г. у служилых людей, отобрать на государя.
Правда, и эти меры не прекратили притока земель
в церковные учреждения, но все ж е несколько затруднили
дальнейшее расширение монастырских земельных владений.
Вопрос об укреплении армии, назначенной служить не
только обороне русской земли от врагов внешних, но и
укреплять централизующееся государство в борьбе со сто­
ронниками феодальной раздробленности и боярских старых привилегий, решался не просто и не легко.
Затруднения с испомещением служилых людей сказы­
вались весьма определенно. Редкий служилый человек по­
лучал то количество земли, которое ему полагалось «по
окладу». «Дача», т. е. фактический размер получаемой земли, как правило, не соответствовала «окладу» в сред­
нем на 50% . Эти 50% либо возмещались ненаселенной зем­
лей в «диком поле», либо являлись предметом исканий самого служилого человека, вынужденного зорко наблю­
дать положение соседних землевладельцев с целью найти
землю, на которую по тем или иным основаниям он мог бы
заявить свои притязания.
Такой «порядок» держ ался долго, не менее 150 лет,
пока, наконец, помещики не Осели на земле более или менее
прочно и не стали мечтать о превращении своего условного
владения (за службу) землей, поместья, в собственность — вотчину.
В прямой связи с решением вопроса о земле стоит и в о ­
прос о рабочих руках, делавших эту землю доходной
НАЧАЛО РЕГЛАМЕНТАЦИИ ПОЛОЖЕНИЯ КРЕСТЬЯН
В ОБЩЕГОСУДАРСТВЕННОМ МАСШТАБЕ
В связи с процессом объединения княжеств в единое
Русское государство, в связи с тенденцией общерусской
власти создать общерусские правовые нормы стоит и пер­
вая попытка создания общего положения о крестьянах.
4 i

Д о этого времени каж дое княжество разрешало вопро­
сы внешней и внутренней политики по-своему. Д о этого
времени каж дое крупное княжество успело создать свой
собственный законодательный кодекс (Новгородская С уд­
ная грамота, П сковская Судная Грамота, Рязанские законы,
которые видел Татищев, и .до нас не дошедшие). Йосле
соединения этих разрозненных частей в одно Русское г о ­
сударство, стал неизбежным вопрос о новом общ егосудар­
ственном кодексе.
Таким кодексом и явился Судебник 1497 г. Ивана III.
Один из важнейших вопросов государственной' важности,
каким, несомненно, был вопрос крестьянский, не мог не
найти в этом кодексе своего места. Мы имеем здесь зна­
менитую 57 статью «А хрестьяном отказыватися из во­
лости [в волость], из села в село один срок в году, за
неделю до Юрьева дня осеннего и неделя после Юрьева
дня осеннего. Дворы пожилые платят в полех за двор рубль,
а в лесех полтина. А который христианин поживет за кем
год да пойдет прочь, и он платит четверть двора, а два
года поживет да пойдет прочь, и он полдвора платит; а
три годы проживет, а пойдет прочь, и он платит три чет­
верти двора: а четыре годы проживет, и он весь двор
платит».
Об этой статье писано было очень много, но и сейчас
она представляется не вполне ясной. Неясно, о каких
именно крестьянах здесь идет речь: обо всех ли зависимых
или ж е только о тех, кто ж ил за своим хозяином времен­
н о — год, два, три, четыре. Наиболее вероятным я считаю,
что тут перед нами опыт создания закона для всех зависи­
мых крестьян: цервая часть статьи имеет характер обоб­
щающий, вторая часть («А который христианин...» ) имеет
в виду ту группу крестьян, которая нам известна под име­
нем новбприходцев, серебреников и др., т. е. живших за
своим хозяином по срочному договору, который на прак­
тике очень часто превращался в очень длительный. Если
именнр так понимать эту статью 1* Судебника, то отсюда
будет следовать вывод, что власть централизующегося
русского государства подчеркивала право крестьянина по
договоренности со своим хозяином «отказыватися», ухо­ дить от хозяина в один срок в году приблизительно с 19—
20 ноября по 2—3 декабря. В Пскове, который ещ е поль­
зовался в, это время политической самостоятельностью и на который в это время (1497 г.) нормы Судебника еще не
распространялись, сроком выхода крестьян-серебреников
45

( « и з о р н и к и » ) б ы л н е Ю р ь е в д е н ь ( 2 6 н о я б р я е т . с т . ) , а Ф и ­
липпов день (14 декабря ст.ст.). Очень вероятно, что и
в других частях Руси в период феодальной раздроблен­
ности были свои сроки отказов. Но едва ли в этих сроках
могло быть большое расхождение, так как сроки выходов
приурочивались обычно к концу сельскохозяйственных
работ, т. е. к глубокой осени.
I М осковская власть узаконивает для всего русского го­
сударства единый срок отказов. Очень возможно, '"'что Су­
дебник Данной статьей, кроме единства сроков, в прак­ тику отказов для крестьян-старожильцев ■ нового ничего и
'не вносил. Это несомненно для тех частей государства,
гд е и в период феодальной раздробленности право отказа оставалось за крестьянами. Говорить об этом уверенно нет
возможности, поскольку нам неизвестно положение кре­
стьян на всей территории раздробленной Руси.
Совершенно ясно одно, власть Московского государ­
ства, стоящ ая на страже интересов дворянства, т. е. той
общественной прослойки, - которая составляла опору расту­
щего самодержавия, определяла положение крестьян с тем,
чтобы служилый человек, основа великокняжеской новой
армии, точно знал круг своих прав на крестьян, в пределах
которых он мог рассчитывать на помощь государства.
Старое боярство, долго ещ е пытавшееся сохранить за
собой свое привилегированное положение, едва л» было
заинтересовано в регламентации крестьянского положения,
так как оно, это боярство, сильное в своих владениях, издавна владевшее землей и сидящим на ней населением,
само своими собственными средствами могло оберегать свои права, и если в чем лишь нуждалось в этом отноше­
нии, то в согласовании действий своих соседей, таких же
крупных и всесильных ’ владельцев земли и крестьянский
душ. В этом отношении очень характерен пример ив жизни
белорусских магнатов. 8 февраля 1531 г. 'архиепископ Полоцкий, Витебский и
Мстиславский Нафанаил, «все князья и Панове бояре и
мещане Витебские,» собрались и «положили вси сами межи собою своею доброю волею», как держ ать за собой своих
крестьян. Устав этот до нас дошел. Он напечатан в «Бело­
русском Архиве», т. II под № 72. Это постановление при­нял в о е в о д а . Витебский и сам обязался исполнять это ре­шение. В соглашении^ сказано, что если воевода и его чи­
новники не станут выполнять этого установления, тогда и
люди, его составившие, тож е не будут его выполнять
4 6

(«А естли ж пан в о е в о д а .. . водлуг тое ухвалы людей
вольных держ ать не будут, ино и мы вси тое уставы та-
к е ж держ ати не будем»).
Русское централизованное государство- в отличие от
Польши и Литвы, где по-прежнему сильна была феодаль­
ная знать, разрешало вопросы внутренней политики иначе.
Судебник относится ко «всей Руси». У Московского вели­
кого князя в руках серьезные средства для проведения
в жизнь того, что «уложил» он сам вместе со всей Б ояр­
ской Думой.
Судебник — важнейший из наших источников для су­
ждения о мероприятиях власти по различным вопросам
внутренней политики. Но у него есть одна особенность,
ставящ ая е г о в отношении обобщений выше многих бо­
лее старых законодательных сборников, но в то ж е время
именно вследствие этого затрудняющая его понимание
нам, людям XX века. Это относится прежде всего к статье 57.
Правда, мы имеем аналогичную статью 88 второго Судеб­
ника 1550 года. Но и она говорит о вещах, хорошо понят­
ных современникам, и мало помогает нам понять подлин­
ный конкретный ее смысл.
Кроме некоторого увеличения пожилого' (на 2 алтына),
тут мы имеем разъяснение, что именно надо понимать под
дворами «в полех» и « в лесех», некоторые детали, сопро­
вож даю щ ие уход крестьянина, но самое понятие «кре­
стьянин», как оно понималось законодателем, нам остается
далеко неясным.
Сейчас мы имеем твердое и четкое определение эконо­
мической природы крестьянина. Это непосредственный
мелкий производитель, владеющий собственными сред­ ствами производства, вместе с сельским хозяйством зани­
мающийся в необходимой для сельского хозяйства дозе
и ремесленным трудом. Юридическая природа крестьянина
не мыслится при этом единой: он мож ет быть свободным,
а его несвобода может быть различного качества и .силы. Кого именно понимают Судебники под термином «кре­
стьянин», мы можем только догадываться.
П реж де всего ясно, что здесь речь идет о человеке
зависимом, но не рабе. Зависимых людей различных кате­
горий и различного происхождения мы встречаем в наших
разнообразных источниках. Только рассмотрение «крестьян­
ства в его отдельных прослойках может приблизить нас
к более точному пониманию крестьянской проблемы
XVI века в целом.

КРЕСТЬЯНЕ-СТАРОЖИЛЬЦЫ
Наиболее многочисленная масса зависимых крестьян
известна нам по источникам XV—XVI вв. под именем ста-
рожильцев. " •
Крестъяне-старожильды иногда называются «людьми
пошлыми,». В Белоруссии и на Украине эта группа кре­
стьян носит1 название «стародавних», «извечных», «отчин­
ных», «непоходячих». Это крестьяне, которые издавна .жи­
вут за своими господами на участках земли, которыми они
издавна владеют и с которых несут как государственные
повинности («тягло»), так и владельческие («оброк» и «бар­
щина»).
Правовое положение этих крестьян точно определить
кет возможности. Без разрешения своего господина —
феодала они, как правило, уходить от него не могут. Р а з ­
решение, необходимое для их ухода, дается господином
по соглашению с данным крестьянином на известных
условиях. Хозяин, соглашаясь на уход крестьянина, к о ­
нечно, ставил выгодные для себя условия, чтобы не
остаться в убытке. У нас нет точных данных для выясне­
ния этой стороны дела, но мы можем думать, что в период
феодальной раздробленности в различных княжествах эти
условия были неодинаковы. Д л я Московского княжества конца XIV века кое-какие
данные у нас все ж е есть. Имею в виду у ж е рассмотрен­ ную выше жалованную грамоту митрополита Киприана монастырю Константина и Елены. Крестьяне, жившие за
этим монастырем, могут быть причислены к категории
старожильцев. Они живут за монастырем давно. Они
знают старые монастырские обычаи и защищают их от всяких неприятных для них новшеств. Игумен считает их своими, и митрополит подчеркивает этот порядок господ­
ства и подчинения очень вразумительно: «ходите ж е вси
по моей грамоте; игумен сироты держи, а сироты игумена слушайте, а дело монастырское делайте». Эти порядки проектируются и на будущее: «А хотя кто будет иный
игумен по сем игумене, и тот ходит по сей моей гра­
моте». Грамота по распоряжению митрополита должна
для пущего бережения храниться в церкви. Последующие власти гражданские и церковные ее под­
тверждали.. Из жалованной грамоты великого князя Васи­ лия Васильевича митрополиту Фотию 1426 г., касающейся
сел Константино-Еленинского монастыря видно, что кре-
48

п ъ ян е этого монастыря до 1426 г. могли уходить из мо-
щстыря, надо думать, с разрешения своего игумена
'« .. .ис того монастыря й с сел того монастыря, разошлись
худы люди по которым местам, и как придут опять на свои
яеста, ино им на 5 лет не надобе никакая Моя д а н ь ...»,
'см. Прил. № 4).
Но у нас имеются д ве грамоты того ж е князя Василия
Васильевича Троицкому Сергиеву монастырю середины
£V века, где монастырю разрешается совсем не выпускать
>т себя крестъян-старожильцев («А которые люди ж ивут в
их села'хг нынеча, и яз княз великый тех людей не велел
пущати прочь» (см. Прил. № 7). Великий князь тут обе­
д а е т содействие своего княж еского аппарата для возвра­
щения ушедших крестьян («Такжо есмь игумена с братьею
поЬкаловал которого их хрестьянина из того села и из д е ­
ревень кто к себе откаж от, а их старожильца, и яз князь
велики Тех хрестьян из Присек и из деревень не велел
выпущати ни к кому» (см. Прил. № 8). Наличие этих от­
дельных пожалований и распоряжений говорит нам, что
1) в середине XV века еще не было общего положения
э крестьянах-старожильцах, 2) что землевладельцы стре­
мились крепко держ ать их, своих крестьян-старожильцев,
за собой, и некоторые из наиболее настойчивых хозяев
добивались у власти оформления прочной крестьянской
зависимости.
Первыми потерявшим» право ухода от| хозяина-госпо-
дйна были крестъяне-старожильцы.
Мы у ж е видели, что первый общегосударственный за-
кон о зависимых крестьянах н е лишал права перехода, д а ­
же подчеркнул это право. Отсюда мы долж ны сделать вы ­
вод: так как предыдущ ая законодательная практика по
крестьянскому праву не была единой, то общ ая общ егосу­
дарственная норма, внося в эту сторону жизни определен­
ный принцип, вводила известный единый порядок как для
гех крестьян, которые пользовались правом ухода при усло­
вии соглашения с хозяином.— «отказ», так и для тех, кто
этого права до сих пор не имел. Д л я небогатого дворянина, который часто1 вынужден
б ы л . отыскивать сам для себя землю, государством ему
обещанную, но за отсутствием свободного земельного
фонда ему фактически не предоставленную, который вы ­
нужден был сам заботиться и о привлечении в свое по­
местье рабочих рук, такой порядок был в данный момент
вполне приемлемым и д а ж е желательным, 4
4 Б. Д . Грркоэ— 262 49

Землевладелец для привлечения на свою землю кр е­
стьян пользовался различными средствами и способами.
Самыми распространенными средствами для решения проб­
лемы рабочих рук были 1) поиски через специальных «от­
казчиков» крестьян, желающих переменить хозяина, 2) вы­
дача «серебра», т. е. денежной суммы, которая обязывала
крестьянина работать на своего хозяина («кабала») и 3) представление крестьянину участка земли и инвентаря
на известных условиях, оговариваемых в договоре («.по­
рядная запись»).
КРЕСТЬЯНЕ-СЕРЕБРЕНИКИ
Серебрениками назывались люди, поступавшие в зави­
симость к богатым людям через «серебро», т. е. через из­
вестную сумму денег, которую они получали от своих бу­
дущ их хозяев в момент заключения с ними договора.
В конце XV или в начале XVI века устанавливается для этого договора техническая формула «кабала за рост слу­
жили». Кабала — слово татарское и значит заемная расписка.
Этот татарский термин привился в русском обиходе не только потому, что татары долго властвовали над русской
землей, а и потому, что и сами они часто эксплоатировали именно в этой форме русское население. Под 1262 годом
в Софийской летописи читаем: «окаянные бусурманы рабо­
тящ е люди христианские в резех» (рез = рост == °/о°/о). Тот ж е текст Никоновская летопись XVI века передает
ещ е яснее: богатые откупщики татарских даней «корысто- вахуся сами, и мнози люди убозии в ростех работаху».
Этот старый способ экономического принуждения, отра­
женный в Русской П равде в институте рядовничества-за-
купничества, продолжал сущ ествовать и в период ф ео­
дальной раздробленности. В юридическом сборнике митрополита всея Руси кон­
ца ХШ в., известном под именем «Митрополичьего право­ судия», имеется в виду то ж е явление. Там изображается
«челядин-наймит», или иначе «закупный наймит», когда он
собирается расторгнуть свой договор с господином. Закон
этого не возбраняет, но требует, чтобы закуп вернул в
двойном, размере «задаток», т. е. ту сумму, которую он
получил от господина при заключении договора. ' В жалованной грамоте Ивана Калиты печерским с о ­
кольникам 1328— 1341 года имеются в виду , такие ж е
50

люди, которых грамота называет «третниками» и «найми­
тами», «кто страж ет на готовых конях, а в кунах». Вместе с ростом производительных сил, в связи с раз­
витием внутреннего и внешнего рынка, росла и нужда в
рабочей силе, которая привлекалась в сущности старым
способом, но в новой форме так называемой «служилой
кабалы». Особенно растет количество зависимых людей этого типа во второй половине XV века, когда вместе с
особым оживлением хозяйственной и политической жизни
объединяющихся в централизованное государство отдель­
ных княжений наблюдается увеличение контингента обед­
невших людей, вынужденных искать себе пристанище.
Тогда ж е вырабатывается и единая форма договора. Закон,
общий для всего Русского государства, начинает говорить
об этой категории рабочего населения, закрепляемого за
своими хозяевами феодальными способами. Поступивший в зависимость человек, получив некото­
рую сумму денег, обязывался работать на своего госпо-
дина-хозяина за проценты. Иногда эта сделка носила чисто
формальный характер, и закабаляемый человек совсем не
получал ничего от своего хозяина и лишь писал по вы­ работавшейся формуле кабалу, гд е обязательно упомина­
лись деньги. Известны и такие случаи, когда кабальный
человек деньги получал, но передавал полученную им сумму
прежнему хозяину, у которого он ж ил до сих пор на
тех ж е кабальных условиях. В последнем случае он пере­
менял только, хозяина. Правовое положение его при этом
нисколько не менялось. Кабала писалась по формуле:
«Се яз» такой-то «взял есми» у такого-то такую-то сумму
денег, за что взявший деньги и обязуется работать на
своего хозяина за проценты в течение года. По прошест­
вии года, если кабальный человек не мог выплатить обо­
значенной в договоре суммы, он обязывался оставаться у
своего хозяина «по вся дни» (см. Прил. № 12).
Серебреников — кабальных людей мы встречаем и в г о ­
роде и в деревне. Дош едш ие до нас кабалы говорят нам, что первона^
чально кабальный человек имел право уходить от своего
хозяина, д аж е и не дож ив года, но в таком случае он обя­
зан был уплатить своему хозяину не только сумму, обо­
значенную в кабале, но и проценты. Понятно, что условие
это было трудно исполнимым.
* 51

Судебник подчеркивает, что кабалу могут давать на-
себя только люди свободные и -не подлежащ ие военной службе.
От середины XVI века в нашем распоряжении имеются
несколько кабальных записей людей, поступавших на ра­
боту в деревню. Из 24 известных нам деревенских кабал
только на 2-х имеются пометки о частичной уплате взятой
при заключении договора суммы, 9 — имеют пометки о смерти кабальных людей, в течение жизни не смогших вы­
платить этой суммы. Факты очень показательные: правом
своим кабальный человек воспользоваться мог, очевидно,
лишь в очень редких случаях. Дальнейшую судьбу кабаль­
ных людей мы можем проследить по нашим источникам,
хотя и не особенно полно. В нашем распоряжении несколько жалованных грамот
середины XV века, позволяющих установить некоторые
этапы э т о г о . процесса.
В одной из грамот удельного Белозерского князя Ми­
хаила Андреевича своему боярину Федору Константино­
вичу князь по просьбе Ферапонтова монастыря устанавли­
вает новые правила относительно отказов серебреников. Д о сих пор староста соседней с Ферапонтовым мона­
стырем княжеской вотчины переманивал ж ,с е б е монастыр­ ских серебреников в любой срок, невзирая на то, - что с е ­
ребреники были в серебре, т. е. за н и м и ' числились опре­
деленные суммы денег, предоставляя им рассрочку в вы­ плате этих денег на. 2 года. Кириллов монастырь, распо­
ложенный тож е на территории Белозерского княжества, находился точно в таком ж е положении. Оба монастыря
обратились к своему князю с просьбой отменить это по­
ложение и заменить его другим. Князь исполнил их ж е л а ­
ние. Он установил: 1) единый срок отказов — Юрьев день
осенний, 2) поставил условием предварительную уплату
«серебра». Кириллов монастырь в то ж е время с аналогич­ной просьбой обращается и к Московскому князю, на тер­
ритории которого та к ж е находились владения этого мона­
стыря. И Московский князь то ж е пошел навстречу мона­
стырю. Эти челобитья двух монастырей, занесенные в сбор­
ник Кириллова монастыря, • не исключительное явление.
Дош ли до нас аналогичные обращения и Троицко-Сергиева
монастыря (см. Прил. № № 6—9). Несомненно с такими обра­ щениями к князьям адресовались и другие землевла­
дельцы, и у нас нет никаких оснований предполагать, что власть этим землевладельцам отказывала в их просьбе.
5 2

В середине XV века таким образом в различных феодаль­
ных княжениях, в том числе и Московском, положение
■серебреников меняется в сторону стеснения их правового
положения. В этих грамотах имеются указания на некоторые раз­
новидности широкого понятия серебреничества. Под общим именем серебреников тут называются «серебреники, полов­
ники, рядовы е и юрьевские»; последние д в е категории
обобщаются термином «слободные люди». В грамоте Белозерского князя все эти категории названы ещ е более
широким термином «крестьяне». Однако из содерж ания этих грамот видно, что в них
речь идет не..о.б!о...всех крестьянах в широком понимании
слора, а главным образом о той их прослойке, которая
работала у своих господ по договору: «половники» — это люди, работающие по договору на земле своего хозяина
«исполу»; «рядовые» — люди, заключавшие с хозяином
ряд 1 (договор), «юрьевские» — заключившие договор на
год — от Юрьева дня до Юрьева дня. Разбираемые нами грамоты, устанавливающие для се­
ребреников Юрьев день как единый срок отказов, первые
из дошедших до нас упоминают Юрьев день. У нас ест^ основания думать, что Юрьев день в< к а ­
честве наиболее удобного срока прекращения договоров
в сельскохозяйственных работах распространялся и на ста­
ринных крестьян, живших за своими хозяевами на хозяй­
ской земле без всяких договоров, если эти крестьяне с раз­
решения хозяев собирались покидать свои старые участки и переходить в другие места к новым хозяевам.
КРЕСТЬЯНЕ-НОВОПОРЯДЧИКИ .
Крестъянами-новопорядчиками назывались крестьяне,
поселявшиеся на участке землевладельца вновь и заклю­ чавшие с ним поряд (договор). Те ж е причины, которые вы­ зывали к жизни крестьянское кабаление, объясняют и по­
явление в большом количестве новоприходцев, или ново-
порядчиков: с одной стороны, появление массы неимущих,
потерявших средства производства крестьян, с другой — потребность у крупных землевладельцев в расширении
контингента людей, способных вести сельское хозяйство и
в качестве зависимых приносить своим хозяевам доход.
Порядные записи до нас дошли от середины XVI века, но
самый факт обострения интереса к расширению площади
ЬЗ

приносящей доход земли относится к более раннему вре­
мени и падает приблизительно на вторую половину XV века.
При примитивности техники сельского хозяйства,
в условях феодального строя, привлечение новых крестьян
на еще нераспаханные участки земли, увеличение количе­
ства мелких крестьянских хозяйств, способных давать
землевладельцам докапиталистическую ренту — было един­
ственным способом удовлетворить растущую ж аж д у зем-
|левладелъцев к деньгам.
Крестьян старались привлекать различными способами,
'среди которых наиболее распространенным была выдача вперед денег и инвентаря на обзаведение и предоста­вление льгот от всевозможных взносов и натуральных
повинностей на известное количество лет (смотря по об­
стоятельствам от 3 до 20).
Содержание порядной записи довольно простое: «Се яз»
такой-то «порядился есми» у такого-то землевладельца
в такую-то деревню, на такой-то участок. Д алее следуют
обязательства о постройке избы, расчистке полей и др. ра­
бот, необходимых для налаживания крестьянского хозяй­
ства, а такж е обязательство не покидать участка в. пусте. После этого следует санкция об уплате некоторой суммы
денег в случае невыполнения крестьянином взятых на себя
обязательств. Очень часто в порядную включаются условия
о выдаче от хозяина денег на семена или на инвентарь или самих семян, лошади, коровы и т. п., освобождения от
тягла и оброков и «изделья» (барщины) (см. Прил. №№
16 и 17). Количество новопорядчиков было велико и по мере рас­
ширения площади культурной земли росло. Д о нас дошло множество жалованных грамот XV века, особенно мона­стырям, где разрешалось и даж е рекомендовалось земле­
владельцам называть на свои земли новых крестьян.
Власть при этом ограничивала аппетиты землевладельцев
условием не принимать к себе людей тяглых и крестьян
из княжеских имений. Само собой разумеется, что каждый землевладелец был заинтересован в том, чтобы крестьяне,
обжившиеся на его земле, продолжали у него жить и впредь, и принимал с этой целью соответствующие меры.
Некоторые из землевладельцев (напр. Троицкий монастырь,
как мы у ж е видели) добились еще до издания общего закона о крестьянском «отказе», д аж е запрещения пере­
хода с их земель крестьян-старожильцев.
54

Общей меры о запрещении крестьянского выхода госу­
дарство в это время еще не принимало, так как далеко не
всем землевладельцам в данное время такая мера была
выгодной. Она была прежде всего не выгодна тем земле­
владельцам, которые заводили свое хозяйство вновь и до­
рожили подвижностью рабочих рук. Это, как мы уж е ви­
дели, прежде всего были основные кадры растущей армии Московского государства, так называемые помещики, дети
боярские, опора крепнувшей власти централизующегося
государства.
БОБЫЛИ
Бобылем назывался крестьянин или посадский человек, j
не включенный в обязанность нести тягло и платя- -
щий лишь более легкий бобыльский оброк.' Стало быть,
в основе своей это бедные люди, которые, однако, имели основание дорожить своим льготным по отношению
к тяглу положением д а ж е и тогда, когда они успевали
достигать материального достатка. В глазах землевладель­
цев бобыли представляли д а ж е некоторые преимущества:
бобылю обычно отводилась не положенная в государствен­
ное тягло земля, т. е. земля еще не окультуренная, за бо­
быля не приходилось землевладельцу быть ответственным
перед государством в той мере, как он отвечал за тягло
крестьянина; в то ж е время бобыль распахивал землю и д а ­ вал своему хозяину доход. Очень характерно, что бобыли,
как 'правило, дают своему хозяину оброк деньгами. Иногда они работают и на барщине. Появление бобылей относится тож е приблизительно ко
второй половине XV века. Вызывалось оно теми ж е причи­
нами, которые способствовали и появлению новопорядчи-
ков и увеличению кадров серебреников — кабальных людей. Документ, оформляющий правовое положение бобыля,
бобыльская порядная, отличается от крестьянской поряд­
ной прежде всего тем, что бобыль не связывает себя с тяглой пашней и обязуется платить бобыльский оброк
(«Се яз, Митька Андреев сын Бакакин, вольной человек,
порядился есьми Софейского дома казн ач ею .. . Ж ити мне,
Дмитрею, у Софеи Премудрости Божии, в бобылех на
Сермаксе и землю бобылъскую, пахать, где приищу, где
мне любо. А платить мне, Дмитрею, в Софейскую казну
бобыльского оброку на год по 10 а л т . ..»).
Кроме бобылей на пашне источники часто упоминают
бобылей-ремесленников.
5 5

п о л о в н и к и
В грамоте (середины XV века Белозерского князя Ми­
хаила Андреевича Белозерскому наместнику об отказе з а ­
висимых людей из Кирилло-Белозерского монастыря только
в Юрьев день среди четырех видов зависимого населения
имеется и категория «половников». Д о этой грамоты адми­ нистрация княжеских имений перезывала их из монастыря
в любой момент. Грамота, выданная Белозерским князем по просьбе монастыря, вводит стеснение в положение пе­
речисленных здесь категорий зависимого населения и уста­
навливает один срок переходов — Юрьев день, вводя ещ е
одно важное условие — уплату «серебра» перед выходом. Отсюда выясняется, что половник по своей социальной
природе очень близок серебреникам и новопорядчикам, т .е . людям;, находившимся в зависимости срочной и устанавли­
ваемой ' при участии денег, выдаваемых хозяином вперед. «А отказати серебреника и половника о Юрьеве дни, да и
серебро заплатит» читаем в той ж е грамоте. Тяж елая нужда заставляла обедневшего крестьянина
итти в этого рода зависимость. Развитие половничества
идет рука об руку с обеднением крестьянства: в местах,
где землевладение крестьян устойчиво, не было и полов­ ников; наоборот, там, гд е крестьянин вынужден продавать
свою землю, половников очень много.
Государевых податей половники, как правило, не пла­
тят, потому что платить им не из чего: они бедны. Если
ж е их иногда привлекают к этим обязанностям, то чаще
всего как вспомогательную тяглую силу и в размерах зна­ чительно уменьшенных. В новгородской грамоте «на чер­
ный бор» первой половины XV века, где дается размер
податных тягот для разных категорий тяглого населения,
меж ду прочим значится: «в соху два коня, да третъее
припряжь. Плуг за две с о х и .. . четыре пешцы за с о х у .. . ;
а кто сидит на исполовьи, на тбм взяти за полсохи», т. е. половник обложен в два раза легче, чем средний крестья­
нин. В жалованной грамоте тверского князя Бориса Алек­
сандровича (1437— 1461) Отрочу монастырю есть то ж е
важ ное замечание: «придет к нам коли из Орды посол си­ лен, а немочно будет его оправадити, ино тогды архиман­
дрит с тех сирот пособит в ту тяготу, с половника даст по десятку тверскими кунами». Только в крайних случаях, значит, прибегают к тягловой помощи половника. Контин­
гент половников иногда являлся результатом сознательной
6 6 t

экономической политики самих землевладельцев. Так, на­
пример, Никита Строганов отнял у своих крестьян поло­
вину земли, отчего они вынуждены были «за великую
н у ж у .. . в тех вотчинах [у Строгановых ж е] половни­
чать». Иногда землевладельцы прямо обращались к своим
крестьянам с предложением: «будет-де вам жить во кре­
стьянах невозможно, и вы-де подайте челобитную .. чтобы быть в половье, а не в крестьянех». Землевладелец от такой операции только выигрывал: зем­
ля оставалась при нем, рабочие руки попрежнему работали на
него, только податей за половников либо совсем не при­
ходилось платить, либо платить в уменьшенном размере. Некоторые монастыри д а ж е предпочитали иметь дело с по­ловниками, чем с крестьянами. Так, монастыри — Гледек-
ский, Телегов и Прилуцкий в 1537 г. заявили, что «пашут
у н и х .. . монастырские земли исполу по уго во р у половники
и наемные люди, а монастырских крестьян и бобылей нет». Иногда документы называют половников наймитами,
потому что половник, не будучи в полном смысле наем­
ным рабочим, все ж е имел некоторые черты с ним общие.
Вот как гость Кирилл Босой изображ ает своих половников: «живут они вольностью [т. е. по своей воле] урочные
лета, хто сколько лет уговоритца жить: иные на 2 и на 3 годы, как кому в которых местах поживетца. А к а к . . . им
урочные годы отойдут, и о н и .. . переходят в иные деревни к иным . хозяевам. А к о м у .. . не поживетца, и они и до
урочных лет отходят. А си л ь н о .. . у нас никово < не д е р ­ жат. А живут, что наймиты, а х л е б .. /п а ш у т на своих к о ­
нях исполу: нам половина, а им другая».
Работа на хозяина исполу — это одна из тяж елы х форм
эксплоатации, выгодная хозяевам, и потому нет ничего
удивительного в том, что землевладельцы стараются при­ влекать на свою землю половников разными способами.
«Большинство половничьих порядных, — отмечает один из
крупнейших исследователей вопроса,—заключены с выдачей
порядчикам подмоги хлебом и деньгами в размере от пол­
тины до 20 рублей». Эта подмога кабалила половника так
ж е, как серебро серебреника. «И впредь, — пишут полов­
ники, — нам на него [хозяина] исполу пахать по тому ж
против сей записи по кех мест те ссудные деньги за нами,
испольщиками, побудут». Половников в «серебре» мы уж е видели в середине XV века. В одной из духовных грамот
начала XVI века некий Федор Акинфиев в перечне своих
документов отметил меж ду поочим: «взята м н е .. . на
61

Июдке половничьих кун р у б л ь ...; взяти мне на Федьке по­
ло вничьих. кун р у б л ь ...; на Коне половничьих кун; взяти
мне на Ефиме на брате на его Макаре 30 а л и без гривны
половничьих кун». Очень ярко положение половника изображено, правда,
в довольно поздней порядной (когда положение зависи­
мого населения вообще ухудшилось). Некий Ж д а н Алексеев сын Окулов с сыном Семеном
10 января 1622 г. порядились в Гледеиский монастырь
«пахати деревню Заболотье на своих конях, на двух л о ­
шадях: всякая снасть деревенская — моя половничья, а се-
мяна ржаные и яровые всякие т р о е ц к и е .. . ; а за семяны,
что бог пошлет приполону делити пополам». В конце по­
рядной имеется очень важ ная приписка: «гобины (урожай)
не сТравити, отравление мое половничье, а троецкое цело».
Порядная заключена сроком на 3 года. Подмоги взяли
порядчики 2 руб. денег, 6 мер ржи, 8 мер овса. Кроме
сельских работ они обязались выполнять и другие работы:
поставлять жерди, огораживать поля, доить у хозяйского
ключника коров и др. Сделанная оговорка о том, что стра­ вленное, т. е. испорченный или погубленный урожай — по­
ловничье, а целое — монастырское, говорит о тенденции
хозяина обеспечить свою долю урож ая во что бы то ни
стало, независимо от общего итога урожая. Эта порядная, хотя поздняя, заключает в; себе черты,
которые мы имеем основание, предполагать и в более ран­ них договорах того ж е рода. В XVI веке половники либо разделяют обычную судьбу
новопорядчиков, превращаясь в старожильцев, либо про­
дол ж аю т оставаться на положении временно зависимых
людей; часть их (именно наиболее бедная) переходила на положение близкое к наемному рабочему, получая за свою
работу от хозяина «хлеб помесячно».
ДЕТЕНЫШИ
Памятники XV I—XVIL вв. знают ещ е одну разновид­
ность рабочего населения крупной вотчины. Это д е т е ­
ныши, которых мы встречаем в хозяйствах монастырских.
Детеныши преж де всего работают в сельском хозяй ­
стве, пашут пашню монастырскую. Источники знают та к ж е
и детенышей других профессий: кожевников, конюхов, мель­ ников, поваренных детенышей, застольных детенышей и др.
Ч то касается их правового положения, то тут необхо­
5 8

димо различать два вида детенышей: детеныши старин­
ные и детеныши наемные. Старинные детеныши — это
крепостные. Положение детенышей наемных определялось особым договором («записью»). В одном из документов
XVI века детеныш назван батраком.
Труд наемных детенышей применялся на собственной
монастырской запашке, которая с конца XVI века стала освобож даться от государственных повинностей.
В детеныши шли обедневшие, потерявшие возможность
вести свое собственное хозяйство крестьяне и бобыли. Это продукт общего процесса расслоения крестьянства, в итоге
чего мы видели и другие разновидности рабочего населе­
ния, вынужденного путем экономического принуждения работать не на себя, а на своих господ.
Перечисленными категориями не исчерпывается вся
пестрота хозяйственного и правового положения зависи­
мого сельского люда. Это то л ь к о наиболее часто встре­
чающиеся в наших источниках разновидности. В XVII в е ­
ке эта пестрота значительно уменьшается. Почти все эти
категории сливаются в одну крестьянскую массу, куда не вошли только так называемые люди дворовые. Но и часть
дворовых, будучи посажена на землю «за двором», полу­ чившая отсюда название людей «задворных», тож е вли­
лась в основные крепостные кадры крестьянства. П раво­
вое положение всей зависимой крестьянской массы к эт о ­ му времени очень серьезйЬ изменилось. Все эти большие
перемены в судьбе зависимого крестьянства были резуль­
татом дальнейшей экономической эволюции и больших политических событий, пережитых русским обществом во
второй половине XVI и первой половине XVII века, тр е ­
бующих специального изучения.
ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ПОТРЯСЕНИЯ 70—80-х ГОДОВ XVI в.
Первым обратил серьезное внимание на наличие круп­
ных хозяйственных потрясений во всем М осковском го су ­
дарстве в 70—80-х гг. XVI века Р ож ков. Огромный цифро­ вой материал писцовых книг д ал ему возможность показать
эту разруху с полной убедительностью. Дальнейшие рабо­
ты в этом направлении рарщирцлц и уточнили эту картину.
«Кризис» был ж есток и одел ^бодьшой район действия.
/ .. U t : 59

/ Причин «кризиса» было много, хотя они и действовали
с разной силой: дорого стоющие беспрерывные войны
Грозного и самая тяж елая из них тянувшаяся четверть века
(1558— 1583) Ливонская война, перенапряжение всех пла­
теж ны х сил страны, обострение классовых противоречий,
вылившееся в форму жестокой классовой борьбы, извест­
ной под именем опричины. -В и т о г е — разорение деревни
и города.
. В источниках неоднократно встречаются и объяснения
причин разорения населения: в одном месте крестьяне
разбежались «от царевых податей», в другом крестьянские
дворы «сожгли опричные» и т. д. В среднем, к 1582 г.,
когда производилась перепись населения с целью выяснить состояние страны, ее внутренних ресурсов, в деревнях не
досчитывалось около 40%> населения. !;Город Новгород (в прифронтовой полосе) потерял 83°/о своего населения.
Д ругие города пострадали несколько меньше. Бегство на-; селения на окраины в поисках более сносных условий
жизни, катастрофическое опустение центра, сокращение! запашек, иногда полное превращение сел и деревень в пу­
с т ы р и — такова конкретная сущность «кризиса». О т хозяйственного потрясения страны страдали преж де
всего бедняки. Но и землевладельцы-хозяева не могли не
почувствовать на себе создавшегося тяж елого положения.
Не только средняк-помещик, служилый человек, отвлекае­
мый от своего хозяйства беспрерывными войнами, но д а ж е
более привилегированные хозяева-монастыри испытыва­
ли на себе недостаток в рабочих руках, и многие из них
на время просто прекратили свВе существование. М еж ду
прочим и из монастыря Константина и Елены, с которым нам приходилось встречаться выше, в ^это время монахи
от нечего есть разбежались и собрались вновь~~т571ь¥ог^ в '
^ о н ц е Х у Г в е к а по миновании кризиса. Крестьянин стал большой ценностью, и землевладельцы
наперебой друг перед другом не только старались удер­
ж ать за собой своих собственных крестьян, но перема­
нить к себе новых.
Приходо-расходные книги монастырей XVI века с пол­
ной ясностью показывают, что переманивание к себе кре­
стьян по мере углубления «кризиса» принимало все более
и более заметные разме$Ыч ^ ^ с т ^ н с к и е ^ . в ь ш ж ь 1 » _ в ^
-наш е и заметнее стали п ^ ^ щ т ь с я в «вщ ра|Д » их поме­
щиками, монастырями, е Щ еЗ Щ ж й Ш К'афёдааШ *тг~ др. землевладельцами.
6 0

М еж дународное положение страны было напряженным
и до крайности сложным.
ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ МЕРЫ ДЛЯ БОРЬБЫ С ХОЗЯЙСТВЕН­ НОЙ РАЗРУХОЙ И КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС
Как только замолчали на ливонском фронте пушки,
правительство М осковского государства принимает энер­ гичные меры в борьбе с хозяйственным потрясением страны
в целях поднятия ее обороноспособности.
Главнейшими из этих мер были: 1) организация новой
переписи земли ;с целью приведения в известность ее со ­
стояния, степени разорения городов и деревень, 2) спе­
циальные меры, рассчитанные на скорейшую ликвидацию «кризиса» и на поднятие доходности поместий, обеспечи­
вающих боевую годность армии.
Вполне л онятная. тревота--заи1оес n p c o 6 j о с ть армии есте-
ствёнло-4то.1шодлда-к-чведросу об обеспеченйи~1тоМвСТил^ра-
б о чим ирукам и, т. е. в конечном счете к вопросу крестьян­
скому. Право* крестьянского выхода для служилых людей
и поддерживающ его их правительства явно делалось не­
удобным. Вопрос о целесообразности существования
«Юрьева дня» всем ходом событий ставился на очередь. Мы знаем деятельность власти в этом направлении
только из отдельных намеков дошедших до нас источни­
ков, но и этого достаточно, чтобы распутать сложный во­
прос, интересующий нашу науку уж е очень давно. Историк XVIII в. Татищев имел в своих руках цен­
нейший материал, до нас, к сожалению, дошедший только
в кратком пересказе самого Татищева, — который позволил
ему высказать совершенно правильное мнение о том, что
сама власть отменила Юрьев день и «заказала» крестья­
нам выход. Это мнение принял и Карамзин. Он прямо г о ­
ворит о .«законе об укреплении сельских работников,
целию своею благоприятном для владельцев ср_едних_или
неизбыточных». , Но с того момента, когда в 1858 г. Российский само­
держ ец разрешил трактовать в печати крестьянский во­ прос, до этого времени запрещенный, мнения по этому
предмету осложнились и запутались.
В 1858 г. М. П. Погодин напечатал свою статью
«Д олж но ли считать Бориса Годунова основателем крепост­
ного права?», где он высказывал противоположное мнение,
сводивш ееся к тому, что крестьяне ‘ были прй-
61

креплены к земле и землевладельцам не законом, а д ей ­
ствием стихийных сил, как он выраж ался — «обстоятель­
ствами^.
Тощщ ж е его статья подверглась критике К остомаро­
вым, который защ ищ ал указное закрепление крестьян, от­
носимое им к 1592 году. В споре приняли участие все видные представители
тогдашней науки: К. Аксаков, И. Д . Беляев, проф. Юрьев­ ского университета Энгельман, а позднее такие крупные
исследователи, как Ключевский, Сергеевич, Дьяконов,
Владимирский-Буданов, Милюков, Самоквасов, П. И. Б е ­
ляев и др. Вопрос в нерешенном виде дош ел и до нашего
времени. Попробуем в нем разобраться.
Мы не ошибемся, если скажем в самом начале, что это
один из таких вопросов общественной и политической
жизни нашей страны, в определенном решении которого
были заинтересованы п реж де всего помещики, на страж е
интересов которых стояла власть. Таким образом для нас
делается совершенно очевидным, что М осковское прави­
тельство XVI века не могло быть нейтральным зрителем ожесточенной борьбы,, развернувшейся в связи с разреш е­
нием крестьянской проблемы. М осковская власть в лице
Ивана Грозного и его преемников есть преж де всего власть
тех ж е помещиков. К аж ды й шаг М осковского правитель­
ства п одтверж дает это положение. В нашем распоряжении имеется достаточный фактиче­
ский материал для доказательства этого тезиса. В разгар
военных действий меж ду русскими войсками и Стефаном
Баягорием, когда успех склонялся в сторону Батория,
15 января 1580 г. по инициативе Ивана Грозного был со ­
зван церковный собор по вопросам не строго-церковного характера. Ставился вопрос, какими дополнительными ме­
рами к у ж е принятым царским правительством решениям
церковь м ож ет помочь государству и, в частности, «воин­
скому чину», пришедшему «в оскудение велие». (Речь шла
о монастырских землях и привилегиях.) Ц арь с боярами
у ж е имел суж дение по этому предмету. Была составлена не дош едш ая до нас «уложенная грамота», и поместный
приказ получил распоряжение действовать «по той гра­
моте и по уложению». Д уховенство принуждено было «уложить» то, что тр е­
бовал от них .политический момент и царь, т. е. отказаться от расширения и без того громадных своих земельных вла­
6 2

дений. Служилый человек требовал земли; иначе off не мог
крепко ополчаться против врага.
20 июля 1584 г., стало быть, у ж е после заключений
т я ж ел о го д л я М осковского государства мира и при новом
д аре Федоре Ивановиче вновь созванный церковный собор йе только подтвердил это решение, но и расширил самую
постановку вопроса. Тут речь шла у ж е не только о сокра­
щении притока новых земель «по душе» в монастыри, но
говорилось и о податных привилегиях монастырей, я вл я в­
шихся приманкой д л я м я т у щ е ю с я в поисках лучшей ж и з ­ ни крестьянства. П оскольку монастырские земли находятся
вО льготе, говорилось в постановлении Собора, «воинство, служ и лы е люди, те их земли оплачивают, и сего ради мно­
гое запустение за воинскими людьми в вотчинах их и в поместьях, платячи за тарханы; а крестьяне, выш ед из-за
служ илы х людей, ж и в у т з а тараханы во льготе, и о т т о г о
великая тощ ета воинским людям прииде». Тут имелось в
виду и настоящ ее и недавнее прошлое, приведшее к обеднению служилый люд М осковского государства (В 1584 г. Юрьев день, как мы увидим дальше, у ж е не
действовал.) '
Таким образом церковь приглашалась принести матери­
альные ж ертвы в пользу служ илых людей. Собором было
постановлено, что с 1 сентября 1584 г. тарханы отм е­няются «на время до г о с у д а р е в а .. . указу», «покамест
земля поустроится и помочь во всем. учинитца царским
осмотрением». С того момента церковь д ол ж н а платить
всякие царские подати и земские разметы «со всеми л ю дь­
ми ровно», все земли, залож енны е в Монастыри и другие
церковны е учреж дения, отбираются на государя, т. е. в
кадну поступает очень значительный земельный фонд, к о ­
нечно, предназначенный в поместную раздачу. Церковной
земле частично пришлось пережить ту ж е судьбу, что в
гораздо большем масш табе во время опричины пережила
земля боярская. Интересы служ илого человека стоят на первом плане.
Вопрос о крестьянах, без которых земельный фонд не имел
никакой ценности, решительно и неизбежно вплетался в
сложную политическую программу, которую надлеж ало
разрешить теперь ж е , так как никогда ещ е служилый ч е­
ловек не попадал в столь затруднительное положение, и
вопрос о боеспособности армии ставился с исключитель­
ной остротой. Весьма вероятно, что правительственное
«уложение», о котором говорилось выше, касалось не
63

только земли, но и дальнейшей суд^&ьцкрестьян. Такое д о ­
пущение тем более вероятно, что 1£8]^& го д у ж е был г о ­
дом, когда крестьянский вы ход был запрещен.
ЮРЬЕВ ДЕНЬ И «ЗАПОВЕДНЫЕ ГОДЫ*
«Заповедны е годы» — это годы запрещ ения крестьян*
ского выхода^-ина-че-, годы, когда переставал дей ствовать
закон о Ю рьевом дне. О бстановка, вы звавш ая введение «заповедных годов»,
д л я нас совершенно ясна. Но закона о «заповедных г о ­ дах» у нас в руках нет. Он, конечно, был, но до нас не
дош ел. О его содерж ании позволяю т судить лишь к о с­
венно други е материалы, имеющиеся в нашем распоря­жении.
М ож но утв ер ж д ать , ч т о ^ - 5 8 М г о д ^ бы л пе р в ы м ^ з а п о -
ведным годом», так как в 1580 г. и до него крестьяне ещ е
уходили от своих господ по Судебнику, а в 1581 г. кресть­ яне этого права у ж е не имели. О том, что крестьяне вплоть
до 1580 г. и в этом го д у пользовались правом Ю рьева дня,
у нас имеются совершенно бесспорные доказательства. В тверской писцовой книге 1580 г. зафиксированы
крестьян ские вы ходы из вотчины Семена Бекбулатовича.
В дош едш их До нас приходо-расходных книгах Воло­
колам ского монастыря отмечены крестьянские* выходы, на* чиная с 1573 по 1580 г. включительно: за год 1579— 1580
отмечено 96 случаев вы хода из-за монастыря и 20 случаев
«вы хода» за монастырь. В приходо-расходной книге 1581 г.
нет ни одного случая ни выхода, ни входа. Не подлеж и т
ни малейшему сомнению, что запрещ ение выхода падает
(именно на 1581-й год. И з других докум ентов, по преимуще­ ству судебного характера, с несомненной ясностью вытекает,
что с 1581 по 1586 все годы были заповедными. Затем в
наших источниках есть некоторый пробел в показаниях до 1590 г., а относительно 1590, 1592, 1594 и 1595 гг. нам
известно, что они т о ж е были заповедными.
И з у к азо в Бориса Г одунова 1601— 1602 гг. выясняется,
что практика заповедны х г о д о в стала правилом, а выход,
разрешенный Борисом Годуновым д л я нескольких годов
начала X V II века, несомненно считался из этого правила исключением. Д а л е е встает перед нами вопрос о сроке действия з а ­
кона о «заповедны х годах» и районе его распространения.
64

Н а э т о т вопрос довольно определенно отвечает инте­
ресная запись в приходо-расходной книге Волоколамского
монастыря от 6- января 1595 года. Т ут речь идет о сборе
долгов с монастырских крестьян. Монастырский старец
Мисаил Безнин по этому предмету сделал распоряжение,
чтобы не собирать д о л го в с тех крестьян, к о то ­
рые ж и в ут и впредь собираются ж и ть за монастырем.
«Л будет государь изволит, п родол ж ает старец, крестья­
нам в ы х о д у быть, й которы е крестьяне пойдут из-за мо­
настыря, и на тех крестьянех по тем кабалам деньги има-
ц и . .. » Значит, в 1595 г. крестьяне выходом не пользова­ лись, но монастырская администрация очевидно знала, что
в любой момент государь м ож ет объявить «выход». О том ж е говорят и другие факты. К рестьяне в своих,'
порядных записях 80-х годов XVI века иногда писали, что
они крепки своим хозяевам только на время заповедных
годов, «до государеву указу», как они в таких случаях
выражались;, или ещ е точнее: «до государевых выходных
лет». Все это говорит о том, что закон о «заповедных го-\
дах» был известен как мера временная, рассчитанная на временное действие, вероятно, как и отмена тарханов —
«покамест земля поустроится». Но эта временность з а т я ­
нулась и, как мы знаем, закон прочно и надолго лег в ос­
нову дальнейш его развития крепостного права в России. / Ч то касается района распространения действия этого
закона, то е д в а ли мож но сомневаться в том, что он был
распространен на все М осковское государство. Об этом
говорят и соображения общ его характера и, хотя и косвен­ные, указания источников. П оскольку мера бы ла вызвана интересами служилых
людей-помещ иков и среднего достатка вотчинников, она
до л ж н а была действовать там, гд е имелись зем левладель­ цы средней руки, т. е. почти на всем пространстве М о­ сковского государства. П равительство не ограничивало
района действия своих распоряжений о монастырских зем­
лях и монастырских податных привилегиях в связи с ж е ­
ланием облегчить положение помещиков. Не было у него
никаких оснований и отменять Юрьев день только на опре­
деленных частях государственной территории. В других
странах мы видим то ж е самое. Стоит вспомнить хотя бы
постановления польской власти по тому ж е предмету, рас­
пространяемые на все государство. &
& В. Ц. Греков—202 63

Но кроме этих, достаточно убедительных общих сообра­
жений, у нас имеются на этот счет вполне определенные показания источников. В указе Бориса Годунова о п р ед о ­
ставлении крестьянам выхода в годы 1601 й 1602 прямо
говорится: «пожаловали во всем своем государстве от на­
лога и продаж велели крестьянам давати выход». Р азр е­
шать можно то, что было запрещено. Если разрешение
распространяется на все государство, стало быть и запре­
щ ение действовало на всей его территории. Такой ж е смысл имеет и известный в сообщении Татищ ева закон 1607 года
с его знаменитым предисловием, вызвавшим в нашей науке
столько споров. У нас есть все основания считать преди­
словие не выдумкой Татищева, а лишь небольшой его пе­
ределкой в целях сделать его текст с точки зрения Тати­
щ ева более понятным для читателя. Там совершенно четко говорится о русских зависимых от своих господ крестья­
нах вообще, без всяких территориальных изъятий. В своем
комментарии к закону 1607 года Татищев с полным осно­ ванием сопоставляет его с законом 1601 года.
В п одтверж дение этой мысли можно сослаться ещ е и
на факты известности и применяемости закона «о зап овед­
ных годах» на территориях — Новгородской, Рязанской,
Псковской, Вологодской и М осковской. И наоборот, в
источниках нет решительно ни одного намека на террито­
риальные ограничения действия этого закона. И так «заповедные годы» стали действовать с 1581 года.
Эта мера была рассчитана на все М осковское государство, но сначала предполагалась в качестве меры временной,
однако вследствие заинтересованности помещиков в ее сохранности и впредь, превратилась в факт весьма дли ­
тельного действия. Факт отмены Юрьева дня есть результат борьбы по­
мещиков и вотчинников за более прочное владение к р е­
стьянским трудом, что соответствовало интересам всех
землевладельцев, перед которыми в 80-х годах XVI века с
совершенно неприкрытой остротой стал вопрос о сохране­
нии ..доходности их имений^ М еж д у крупными зем левладель­
цами и земдав’лЗТ^ЯШХЗ^щбедными или средней руки была лишь та разница, что богатые землевладельцы имели в о з­
можность собственными средствами не только сманивать
к себе рабочие руки, но и удерж ивать их за собой. Мы
имеем блестящ ее подтверж дение этому в деятельности Троицкой Сергиевой лавры, которая сумела своими соб­
ственными средствами организовать и привлечение на свои
66

земли крестьян, и их оберегание от попыток бегства, г
выслеживание каж дого шага беглого, и его розыски
М ожно просто удивляться тонкости работы монастырского аппарата в этом направлении. Но такая организация дела
была доступна только богатейшему из землевладельцев.
Ни один среднего достатка помещик и мечтать об этом не
мог. Не даром в течение первой половины XVII века по­ мещики сначала слезно, а потом и с угрозами просили пра­вительство о полной отмене Юрьева дня, указы вая при
этом на незаконное сманивание крестьян крупными боярами,
монастырями и Троицкой лаврой в частности. После вы­
хода закона «о заповедных годах», его выгоды для себя
почувствовали все виды и разряды землевладельцев.
ДАЛЬНЕЙШАЯ ЭВОЛЮЦИЯ КРЕПОСТНИЧЕСТВА
И ОТНОШЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА К «ЗАПОВЕДНЫМ ГОДАМ»
Несмотря на всю свою приниженность и забитость, к р е ­
стьяне не примирились с новым своим положением. Всеми
имевшимися в их распоряжении средствами они протесто­
вали, как могли и умели. Об этом говорят многочисленные факты. В указе Б о ­
риса Годунова туманно говорится о том, что Борис вы ­ нуж ден был дать крестьянам выход «от налог и продаж»,
т. е. учитывая их тяж ел ое положение. Эта туманность вы ­ раж ения несколько р азъ ясн яется в пересказанном Тати­
щевым докл аде дьяка в Боярской Д ум е 1607 г. Тут уж е
прямо говорится о том, что «царь Борис Федорович, видя
в народе волнение велие, ...п е р е х о д крестьянам дал». Тот
ж е документ говорит о том, что «распри и насилия и мно­
гие разорения и убийства смертные и многие разбои и по путям грабления содерж аш ася и содеваются», т. е. не
только были раньше до 1601 года, но продолж аю тся и сей­ час, в 1607 году. Что все это абсолютно соответствует
действительности, мы прекрасно знаем. Это была у ж е кре­
стьянская война. Но, оказывается, и до войны крестьяне
не были спокойны. В 1594 г. в Волоколамском монастыре
Зыло серьезное крестьянское движение, прекращенное вме­
шательством государственной власти (см. Прил. № 22).
Даты опубликования указа Бориса тож е говорят нам о
многом. Ведь Юрьев день но старому стилю приходится
за 26 ноября. Обычная законная практика отказов падала
на неделю- до этого дня и неделю после этого дня, т. е. с
19 г— 20 ноября до 2—3 декабря. Если бы правительство
6 7

было намерено дать выход к этому сроку, оно долж но
было бы заготовить указ и опубликовать его по крайней
мере за несколько дней до 4 9 ноября. М еж д у тем указ
1601 г. дан окольничему М орозову в М оскве только
28 ноября, т. е. д ва дня после Юрьева дня. У каз 1602 г.
подписан 24, ноября, прибыл в Н овгород 29 ноября, во ев о ­
да разослал его пятиконецким старостам 30 ноября. П рав­
да, срок отказов продлен, но именно и продлен потому,
что дад не во' время. Е два ли мы ошибемся, если допустим, что правительство не собиралось давать указа о выходе и
было вынуж дено это сделать в виду особых обстоятельств
(«волнение велие»). Закон ро ж д ал ся в обстановке далеко не: мирной. Что
мы не ошибаемся, видно из текста указа 1602 г., который
имеет только то новое по сравнению с предшествующим (1601 г.), что запрещ ает бесчинства, сопутствую щ ие про­
шлогодним крестьянским вывозам: землевладельцы, чтобы
не лишиться своих крестьян, насильно удерживали их са­ мих и их имущество, делали всякие «зацепки» и «про­
даж и», в результате чего во время вывозов возникали бои и грабежи.
Самой обычной и массовой формой протеста крестьян
против этого тяж елого положения — было бегство. Чем тя ж ел ее становилась зависимость крестьян, тем
чаще они прибегали именно к этой форме протеста. Н а ­
встречу их стремлениям к поискам лучших условий жизни
шли интересы наиболее богатых и предприимчивых и не­ склонных считаться с законами землевладельцев. Они пере­
манивали к себе крестьян, не справляясь с уголовным к о ­
дексом, а переманив, принимали все меры явные и тайные
к удержанию за собой беззаконно принятых или ж е
ими сманенных крестьян. Чем богаче и могущ ественнее
был землевладелец, тем был он труднее достигаем для
властей, менее уязвим и 'ещ е более агрессивен.
Д л я мелкого или среднего землевладельца борьба с
крестьянскими побегами была затруднительна по многим
причинам: служилый человек часто отсутствовал из своего
поместья, он не имел средств организовать охрану своего «живого инвентаря», наконец, он ничем не мог сод ей ство­
вать властям в поисках бежавш их. Часто помещик, бу д у ­ чи в походах, просто не знал, в каком положении его х о ­
зяйство; а когда он возвращ ался домой, то нередко з а ­
ставал тут картину настолько безнадеж ную , что трудно было найти выход из положения.
63

Н адо иметь так ж е в ви ду,-что и аппарат государствен­
ной власти был далеко не достаточен, чтобы подпевать с
выполнением бесчисленных челобитных, которые сыпались с разных сторон от служилого люда.
В такой обстановке появился знаменитый указ от 24 но­
ября 1597 года. Этим указом устанавливалась пятилетняя
давность исков на беглых крестьян. Землевладельцы, у к о ­ торых выбежали крестьяне за 5 лет до 1597 года и к о то ­
рые успели в этот срок, подать челобитье о сыске беглых,
имели право рассчитывать на содействие государственной
власти: таким землевладельцам, говорит указ, — «давать
суд и сыскивать накрепко всякими сыски и по суду и по
сыску тех беглых крестьян с женами и детьми и со всеми
ж ивоты возити назад, г д е кто жил». А относительно кр е­
стьян, выбежавш их за 6, 7, 10 и более лет до 1597 г. и
относительно которых в течение этого срока от их господ
не было челобитья, «суда не давати и назад их, гд е кто
жил, не возити». В нашей науке этот указ подвергался, толкованию не­
однократно, во-первых, потому, что он интересен сам по
себе, как один из важнейших законов в истории кресть­
янства, во-вторых, потому, что очень долгое время это был
едва ли не единственный документ, говоривший о крепо­
стных и беглых с некоторой определенностью. Больш е всего интересовал ученых вопрос о том, почему устанавли­
вается именно 5-летняя давность исков и что могло прои­
зойти в судьбе крестьян за пять л ет до 1597 г., т. е. в
1592 году. Карамзин утверж дал, что в 1592 г. по инициативе Б о ­
риса Годунова был отменен Юрьев день. Такого ж е мне­
ния держ ались и Костомаров, И. Д . Беляев и отчасти
В. И. Сергеевич. Последний отодвигал время отмены Юрь­
ева дня к началу царствования Федора Ивановича. П ого­ дин, Ключевский, Владимирский-Буданов были другого
мнения. Юни в этом у казе не видели никаких намеков на
законодательное прикрепление крестьян. М. 'М . Сперанский высказал мнение о том, что закон1 этот имел в виду упо­
рядочение судебного делопроизводства, слишком о сл ож ­
нившегося и запутавш егося в связи с усилением крестьян­
ских побегов. Закон явно компромиссного характера. С одной сто­
роны, он признает, что крестьянин крепок своему хозяину
и не имеет права от него уходить, конечно, без разрешения господина, а с другой — он мирится с фактом бегства
69

я д а ж е его легализирует, в случае если бегство произошло'
больше, чем за 5 лет до опубликования указа, и если хо­ зяин беглого не обратился в суд в течение этого срока
нахож дения в бегах своих крестьян. Закон был выгоден
тем, к кому бежали крестьяне и кто, мог их прятать в те­
чение указанного срока, т. е. людям богатым и сильным.
Служилой мелкоте этот закон до став лял много огорче­
ний, чего они и не скрывали перед властью.
Это указное пятилетие, как и следующ ие за ним изме­
ненные сроки исков на беглых крестьян, в наших источ­
никах носят специальное наименование «урочных лет».
П осле крестьянской войны начала XVII века и «Смуты»
этот пятилетний срок исков перестал удовлетворять зем ле­ владельцев. Д а ж е Троицкий Сергиев монастырь, несмотря
на все свои возможности, не мог в пятилетний срок спра­
вляться с розыском и возвращением на старые места своих
разбеж авш ихся крестьян. Он стал просить правительство
о продлении этого срока и 22. февраля 1614 года получил просимое: срок был удлинён д л я монастыря до 9 лет.
Но и удлинение срока помогло мало. Через год мона­
стырь опять ж аловался, что те землевладельцы, у которых
жили беглые троицкие крестьяне, «учинились с и л ь н ы .. . , крестьян вывозить им за себя не дали, а которые были вывезены, и они тем крестьянам хлеба не дали, и те кре­
стьяне к ним, к хлебу, опять выбежали, а иных к себе на-
сильством поймали». Одни из таких нежелавш их отдавать
беглых троицких крестьян, вроде думного дворянина
Кузьмы Минина, отказывали веж ливо: «мне-де тех тро­ ицких крестьян без государева указу не отдавать, потому
что теми крестьяны государь пож аловал меня», а другие
поступали иначе: князь Роман Петрович Пож арский «учи­ нился силен» и, «скопяся против государева указу великим
скопом, д а с в о з ч и к а .. . и троицких крестьян, которые с
ним [свозчиком] приеждяли, хотели побита до смерти и
впредь к себе д л я тех троицких крестьян в ъ е ж д я т а не ве­ лел: государева-де мне указу не слушивати». Монастырь
д окл ады вал о таких случаях государю, но дело сбирания
и водворения крестьян на старые их места двигалось пло­ хо:. Это у богатейшего монастыря. Что ж е говорить о
среднем дворянстве, служилом человеке?
От дворян-помещ иков сыпались царю ж алобы не только
на невозмож ность вернуть своих крестьян, но и на тех
землевладельцев, которые, собирая своих беглых, тр еб о ­
вали от помещиков крестьян, незаконно у них приживших-
70

ся. Ж ал овал и сь м еж ду прочим и на Троицкий монастырь
в том, что это т последний вывозит от них не только бе­
ж авш их за 9 л ет перед этим, но и за 20 л ет и больше.
Ц арь д а ж е обещ ал ограничить энергию монастырских
свозчиков, но этого почему-то не сделал. П равительство у ж е в 1642 г. увеличило срок возврата
беглых до 10 лет, а увезенных («вывозных») д а ж е до 15
лет, но дворянину этого было мало. Фактически он не мог
использовать этот закон за отсутствием каких-либо средств
розы ска и свозки своих беглых. Дворянину-служ илому че­
л овеку хотелось полного уничтожения «урочных годов»,
т. е. полного права на крестьян, и он поставил; себе целью
доб и ться этого.
П осле хозяйственной разрухи 70—80-х годов XVI века
и особенно после крестьянской войны и «Смуты» появи­
лось в правительственной и частновладельческой практике
новое отношение к земле и рабочим рукам. Если до этих
событий зем левладелец традиционно привык смотреть на.
крестьянина как на естественную принадлеж ность своей
земли, которая его исправно кормит, то во время круп­ нейших общ ественных и политических потрясений в стране
зем левладельцы легко могли убедиться в том, что крестья­ нин отделим от господской земли. Опыт показал, что сам
крестьянин не склонен терпеть любые условия пребывания
на господской земле. Пришлось отказаться от прежнего
привычного взгляда на землю. Если в XV—XVI вв. подати собирались с пашни, т. е. с обрабатываемой земли, и в ;
основу составления писцовых книг клался именно это т по-’
казатель, то после «Смуты» составляю тся у ж е не писцо­ вые, а переписные книги, г д е учиты вается не земля, а ко­
личество крестьян, причем не только взрослых, работо­
способных, но и детей в качестве будущ их работников.
С конца XVI века у ж е п одготовлялась эта новая прак­
тика. О тдельщ ики поместий обращ аю т преж де всего вни­
мание на количество крестьянских и бобыльских дворов,
а потом у ж е отмечают и количество земли. В 1626 г. во­ л огодски е помещики ж аловались: «А дачи за н а м и .. . не­
большие, и в оклады нам не сполнено, а на 100 четвертей
доставал ось всего по 4 крестьянина, а на 80 по 3 крестья­
нина, а на 50 по 2 крестьянина». В связи с этим стоит и введение так называемой «ж и ­
вущей четверти». С 1620 г. в разное время д л я разных г о ­
родов стали и зд аваться указы, «по чему крестьян и бобы- дей в ж ивущ ую пашню в четь класть». Помещики ста-
П

новятся на ту точку зрения, что они сл у ж ат с крестьян, а не
с земли, и правительство с ними соглаш ается: в 1633 г.
перед отправлением в Смоленский поход служ илы е лю ди
обратились к царю с просьбой вы дать им ж алованье, так
как они бедны, и им е наличного количества крестьян
«подняться и на сл у ж б е быть не мочно». На это п осл ед о­
вал приговор: «выдать государева ж алован ья беспомест­
ным и пуст’опомесгшым по 25 руб., у кого до 15 к р ес ть ­
я н — 20 рублей, а за кем больш е 15 крестьянинов, и тем
ж алован ья не давать». Так п одготовлялся переход исчисления доходности
имения с количества распаханной земли на количество
крестьянских душ .
Крестьянский вопрос обострился. «Заповедны е годы»
рассчитаны были на удерж ан и е крестьян, на м есте по край ­
ней мере на время хозяйственного расстройства страны.
«Урочные лета» дали некоторую отдушину не столько
крестьянам, сколько наиболее ловким и богатым зем л евл а­
дельцам. Борис Годунов ввиду нараставш его крестьян ско­
го дви ж ен и я вы нуж ден был разрешить, правда, не пол­ностью крестьянам выход. Меры Димитрия С амозванца и
Василия Ш уйского носили характер временный, поскольку
и судьба самих этих царей была скоропреходящ ей.
Во время слож ны х событий «Смуты» крестьянский в о ­
прос не сходи т с программы различных политических груп­ пировок. Права зем левладельц ев на крестьян, возникшие до этих
событий, не во збуж дал и сомнений у новых представителей власти, кто бы они ни были: эти права признаются в
М о скве и в Тушине и в временно отош едшем к Ш веции
Н овгороде. Опасение эмансипаторской политики со стороны царя-
иноземца Владислава, который мог повторить опыт Г о д у ­
нова, вылилось в форму особого соглаш ения с польским королем Сигизмундом. П еред опасностью восстания д е ­
ревенских низов боярство и дворянство нашло общий язык,
и правнуки П ересветова соглаш ались теперь отдать по
крайней мере добрую долю власти «ленивым богатинам»,
лишь бы у д е р ж ат ь самим свои права и привилегии, в ч аст­
ности права на крестьян. П оследн ее и гарантировалось особым договором с Сигизмундом. Бояре, становясь мо­
сковским правительством, обещ али дворян ству о т лица В ладислава «ж алованье давати из Четверти по всякий год,
по прежнему обычаю». О крестьянах сделана была спецш
72

альна'|Я оговорка: «торговым и пашенным крестьянам в
Л и тву из Руси и из Л итвы на Русь вы ходу не быти, т а к ­
ж е и на Руси промеж себя крестьянам выходу не быть»
(холопы то ж е долж ны были попрежнему оставаться в х о ­
лопстве). Соглашение это состоялось 17 августа 1610 г.,
а в ноябре того ж е года’ Владислав, д авая наказ С. Лев-
шину д л я управления Чухломой, предписывал крестьян
«беречи . . от продаж и насильств, и крестьян из-за го су ­
даря никуда- не выпускать, и самому не вывозить ни от
кого» «до государева указу». От 15 мая 1611 г. мы имеем
жалованную грамоту Сигизмунда Якову М арж ерету на
вотчину. В грамоте написано: «ему, к а п и т а н у ,.. . тою
вотчиною владети, крестьянам его слушати во всем, пашню на него пахать и д о х о д ему всякой платити, да крдстьяном
же из-за неео за бояр наших, и за окольничих, и за д в о ­
рян, и за детей боирских, и за патриарха, и за монастырь
не выходить и ником у и х не вывозити». Вышедших, т. е.
беглых, велено возвращ ать назад. Собравшись под М оскву
вместе с казаками, в самую критическую минуту 30 июня 1611 г. дети боярские не забыли приговорить «крестьян в
людей по сыску отдавать назад старым помещикам».
В 20-х годах XVII века хозяйственное расстройство всей
Р усской земли было ещ е более серьезным, чем в 70—80-е годы XVI века; вопрос о материальном обеспечении сл у ­
ж илого человека стал острее, и его политическое значение выросло.
Хозяйственный развал ликвидировался успешно (об этом
наглядно говорит сравнение писцовых книг 1582 и 1592 гг.), но получивший в свое распоряж ение крестьянские руки земле­
владелец не только не склонен был от них отказаться, но
обнаруж ивал давнюю тенденцию к расширению своих
прав. Его решительно не удовлетворяли «урочные годы», д а ж е и доведенны е до 10— 15 лет. В ходе борьбы за их
отмену мы имеем возмож ность следить едва ли не за к а ж ­
дым шагом с л у ж и л о ю человека. Настойчивость, с какой
дворянин добивался своей цели, очень показательна. Она говорит нам о том, что дворянин не был нейтральным зри­телем процесса закрепощ ения и в XVI веке. Н едостаток
документов, способных осветить эту борьбу за крестьян в
XVI веке, не дол ж ен нас смущать. Утрата этих докумен­
тов1 есть только потеря д л я науки, но нисколько не гово­
рит об отсутствии активности борющихся сил за свои
кровные интересы. В 30—40-х годах XVII века дворяне,
73

пользуясь всяким удобным случаем, посылают дарю кол­
лективные челобитья. 20 февраля 1637 г. дворяне в челобитной писали, что
сильные люди сманивают у них крестьян и отводят в д а л ь ­
ние свои поместья и в вотчины, «надеючись на.. госуд аре­
вы на указны е годы на 5 лет». «И как твои государевы
указны е годы и выйдут, — продолжают ж аловаться д в о ­ ряне, — и они [сильные люди] привозят тех наших бег­
лых крестьян и людишек в ближние свои поместья и в
вотчины, которы е их поместья с н а м и .. . смежно, и емлют
на них ссудные записи во многих ссудах и достальных на­
ших кр ес ть ян и ш ек .. . из наших поместий и вотчин подго­
в а р и в а ю т .. . Милосердый государь и великий князь Миха-
ило Федорович всея Руси. П ож алуй нас, холопей своих, за
прежнюю нашу службиш ку и за крови д л я нашей б е д ­
ности и р а зо р е н и я .. . как было при прежних г о с у д а р я х .. .
вели, государь, те урочные годы пять л ет о т с т а в и т ь ...»
Подобные челобитья подавались и в 1641 г.В год смерти Михаила Федоровича они подают! у ж е бо­
лее ре'зкое заявление о том, что «от служ еб обедняли и
одолж али великими долги и коньми опали и поместья их и вотчины опустели, и домы их оскудели и разорены без
остатку от войны и от сильны х людей». Так они мотиви­
ровали требование отменить «урочные лета». Новый царь
ответил отказом: «той статье о крестьянах быть по уло­
жению прежних государей, и, как учинено при его госу-
дареве о т ц е . . . , во 149 [ 1641 ] году, что перед уложением
прежних государей прибавлено пять лет и учинено вдвое 10 лет» (указ 19 октября 1645 г.). В следующ ем 1646 году правительство, однако, в на­
к а з е писцам к предстоящ ей новой переписи населения дало разъяснение: «как крестьян и бобылей дворы их перепи­шут, и по тем переписным книгам крестьяне и бобыли и их дети и братья и племянники будут крепки и без уроч­
ных лет». Это, однако, только обещание. Д воряне имели основание не верить, и в 1648 г., когда опять зашаталась
М осковская земля, и явно встал призрак большого н арод­ного движения, дворяне снова обратились с челобитьем к
царю, в котором слышится больше угроз, чем просьб. Они
снова указывали на то, что, бывая на царских службах «по вся годы», лишены возможности в течение 10-летнего
срока бороться с сильными людьми за возвращ ение своих
беглых. Еще и ещ е они рассказывали повесть о своих бедствиях и требовали: 1) полной отмены урочных лет,
74

2) запрещения принимать беглых и наложения наказания
за их 1прием, 3) пытки д л я убежавш их и скрывающихся под чужим именем крестьян.
Это челобитье слуш алось в обстановке московского
восстания, в котором дети боярские принимали самое ак ­
тивное участие. Оно имело успех. Созванный, по совершен­
но справедливому замечанию патриарха Никона, «боязни ра­
ди и меж дуусобия от всех черных людей», Земский собор,
где, однако, решительно преобладали служилые и посад­ ские люди, полностью удовлетворил все эти требования.
Глава XI Уложения, утверж денного Собором, особенно
статьи 2, 3 и 22 ответили на все эти пункты в том смысле,
как этого хотели служилые люди. XI глава У л о ж е н и я —■
блестящ ая победа помещика, итог его полувековой борьбы
за отмену урочных лет, за установление крепостного права
в самом полном значении этого термина.
Беглы е крестьяне, если- они были записаны за землевла­
дельцами в писцовых, отдельных или отказных книгах, на­
сильно возвращ аю тся на старые места «без урочных лет»,
возвращ аю тся они «с женами, детьми и со всеми животы [имуществом] и с хлебом стоячим и с молоченным»; если
крестьянские дети, не ж елая возвращ аться к прежним вл а­ дельцам, будут отказы ваться от своих отцов и матерей,
таких детей д л я выяснения правды Уложение предписы­
вает подвергать пытке. В то ж е время Уложение узаконило
старые сделки на крестьян и тем самым подчеркнуло з а ­
конность сделок на крестьян без земли. У кого из земле­
владельцев до У лож ения относительно беглых крестьян
и бобылей были заключены «полюбовные сделки», «кто
кому своих крестьян поступился и записьми укрепился или
челобитные мировые п о д а л и » — все эти соглашения У ло­
жение признает вполне законными и не подлежащими но­
вому рассмотрению. Эти «полюбовные сделки» часто — не что иное, как
замаскированная купля-продаж а крестьян без земли. Вот,
например, «сделка» 1620 г. Каширский помещик Дорофей
Писарев бил челом о своих беглых крестьянах, Треньке
Иванове и Ивашке Богданове, живших в беглых за Троиц­
ким Сергиевым монастырем. Писарев еще до суда со стряпчим Троицкого монастыря «помирились»: Писарев «того Треньку Иванова и Ивашку Богданова поступился в
дом живоначальные Тройцы с женами и с детьми и со
всеми их крестьянскими животы во веки». Писарев обя­
зуется больше не обращ аться в суд, «потому что, — пи­
7,5

шет он в доступной, •—я Дорофей за тех крестьян у тро­
ицких властей взял 50 рублей денег» (Дьяконов,- Акты
тяглого населения, II, № 42). -
СУДЬБА КАБАЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ В КОНЦЕ XVI И XVII вв.Процесс усиления зависимости крестьян и превращения
их в крепостных (leibeigene) не мог не коснуться и д р у ­
гих категорий населения, вынужденного работать на своих
господ, поскольку ставился и решался вопрос не крестьян­
ский в узком смысле этого термина, а вопрос об обеспе­
чении рабочими руками землевладельцев. Если крестьянин
до закона о заповедных годах, г. е. до 1581 г., имел право
в Юрьев день по соглашению со своим хозяином уходить
о т него, то кабальный человек приблизительно до того
ж е времени (точных данных у нас нет) имел право ухо­
дить от своего, господина по истечении срока договора и д а ж е до его истечения, конечно, при соблюдении известных
условий. В «Митрополичьем правосудии» мы видели закупа,
явивш егося в суд по делу о расторжении договора со
своим господином. «Несть ему вины, — говорит закон, —
но дати ему вдвое задаток». Приблизительно то ж е мы
видим и в ранних «служилых кабалах», где оговаривается
возмож ность д л я кабального человека уйти от своего х о ­ зяина и до истечения срока: «А не похочю у него рабо­
тать до сроку, и мне ему [хозяину] дати деньги его все
и с ростом по расчету, как даю т на пять шестой», т. .е. кабальный человек в случае досрочного ухода долж ен
вернуть хозяину взятую у него при заключении договора
сумму и сверх того от этой суммы 20°/о годовых. В то время, когда крестьянин потерял право выхода,
распрощ ался с Юрьевым днем, кабальный человек то ж е потерял право ухода от своего хозяина. Д о ' нас не дошли
подлинные распоряжения власти по этому предмету. Но
ряд показаний источников позволяет об этом говорить с
полной определенностью. Мы имеем сведения о том, что 1 июня 1586 г. было издано «уложение» царя Федора
Ивановича о кабальных людях. Э тот закон до нас не д о ­
шел, но основной смысл его ясен, 1ак как последующее
«новое уложение» 25 апреля 1597 г. трактует по-новому
как тех кабальных людей, которые дали на себя кабалу
до 1 июня 1586 г. (а с какого именно срока, ничего тут
не говорится), так и тех, кто записался после 25 апреля 1597 г. И те и другие кабальные люди называю тся уж е

по-новому «холопами», теряю т право уходить от своих
господ. Зависимость, их делается пожизненной (до смерти
господина). По смерти своих господ они делаются свобод­ ными.
Устанавливаемая таким образом зависимость кабаль­
ного холопа есть зависимость временная и сильно отли­ чается от рабства еще и тем, что господин кабального хо­
лопа не имеет права распоряжения его личностью. .Госпо­ дин не мож ет его ни продать, ни подарить, ни завещать.
Власть над кабальным человеком не переходит к наслед­ никам господина.
Работа по найму, т. е. так называемое «добровольное
холопство»», по уложению от 25 апреля 1597 г. тож е под­ верглась утеснению. Человек, работающий по найму, мог
работать без кабалы не больше полугода; по истечении
этого срока он принуждался к записи в кабальное' холоп­
ство («потому что тот человек того добровольного холопа
кормил и одевал и обувал»). Этим последним установлен нием отменялся закон Ивана Грозного 1555 г., по1 которому
добровольная служ ба без всяких сроков признавалась вполне законной. Э тот закон д а ж е защ ищ ал наемного че­ловека . от крепостнических покушений хозяина. Обвине­
ние хозяином уходящ его работника в краж е закон рас­
сматривал как один, из способов удержания за собой
насильно работника и с такими попытками боролся («он [хозяин] его [работника] не хотя отпустити, на нем ищет
сноса», «на тех людей суда не давати»). Совершенно ясно, что в судьбе людей кабальных и
добровольной службы мы имеем два периода: первый до
1 июня 1586 г., когда кабальные люди имели право ухо­
дить от своих хозяев, а добровольный слуга был свободен служить или не служить у своего хозяина, а второй после 1586 и особенно после 1597 г., когда кабальный человек
стал пожизненным (до смерти господина) холопом, а доб­
ровольный работник только до полугода мог работать
вольно. / Очень интересно прокомментировал смысл этого з а ­
кона Карамзин: «Закон, — пишет он, — изданный в Фе­
дорово время единственно в угодность знатному дворян­ ству, об укреплении всех людей, служащ их господам не
менее 6 месяцев, совершенно прекратил род вольных слуг в нашем отечестве. Закон недостойный сего имени своего
явною несправедливостью».
77

Трудно согласиться с Карамзиным, что в этом законе
заинтересовано было только «знатное дворянство». Скорее
можно допустить, что именно” небогатая часть дворянства,
не имевшая средств к переманиванию к себе рабочих рук, была заинтересована в отмене права выхода кабального
человека. Б о л ее точно по этому предмету вы сказался
М. А. Д ьяконов, когда писал, что отмена права выкупа
кабальных состоялась в интересах хозяев (он их назы вает «рабовладельцами»), не ж елавш их допускать переманива­ния кабальных.
Несомненно, что это одна из крупных деталей процес­
са закрепощ ения, к чему так неуклонно и энергично стр е­
мились п реж де всего служ илы е люди — помещики.
Но мы не долж ны забывать, что кабальные люди были
не только в деревнях, но и в городах, где, повидимому,
была сосредоточена главная их масса, б л а г о д а р я * чему они имели больше возмож ности выступать в защ иту своих ин­
тересов более сплоченно, чем крестьянство. Это обстоя­
тельство сыграло известную роль в истории борьбы з а ­
крепощ аемой и закрепленной массы со своими закрепости- телями.
Помещ ик и посадский человек настаивали на дальн ей ­
шем укреплении за собой кабальных. И звестный создатель русской журналистики и отчасти и историк Новиков, оч е­
видно на основании каких-то недошедш их до нас летопи­ сей, указы вает, что «помещики захотели было кабальных
'сравнить с полными холопами; но, сии, собравшись, по­
дали царю Василию Ивановичу Шуйскому на таковы е
притеснения прав своих челобитную, а сей государь и п о д ­
твердил старинные их права». Д ал ее, тот ж е автор с о -’
общ ает, чгго «царь Борис и царь Василий Иванович Ш уй­
ский, издали было указы о вольности холопей, но сии, по-
луча свободу, употребили оную в крайний государству
вред, почему скоро по издании оных указов обоими самими
государями паки оные уничтожены». З д есь ж е мы имеем
и расшифровку того, что разумел Н овиков п од «крайним
госуд арству вредом». О казы вается, что «холопы [конечно,
к аб ал ьн ы е], по смерти господ своих делавш иеся вольными
[по закону 1597 г .] , м еж ду избранием себе новых господ
большею частию делались предводителями ш аек р азбой ­ ничьих», Российские летописи, п родол ж ает тот ж е автор,
«единогласно свидетельствую т о сих уж асны х по всем д о ­
рогам и большим рекам происходивших разбоях и убий­
ствах, что особливо сказалось во время царя Бориса и
73

Василия Ивановича Ш уйского, когда ими дарована была
свобода холопам».
Точно такое ж е суж дение по этому предмету вы сказы ­
вал и историк XVIII в. Татищев. По его мнению, кр е­
постное право и холопство «согласует с нашею формою
правления монаршеского». «Вкоренившийся обычай неволи
переменить не безопасно, как то при царе Борисе и Васи;-
лие от учинения холопей вольными приключилось». Настойчиво повторяемые сведения о даровании свобо­
ды кабальным холопам при Борисе и Василии имеют все
основания считаться достоверными, так как они подтвер­ ж д аю тся фактами. Но в объяснение цитированными писа­
телями XVIII в. мотивов и причин этой мимолетной
«свободы» крестьян и холопов мы долж ны внести
значительные поправки. Суть дела не в том, что кабаль­
ные люди «собрались» и подали царю Василию Ивановичу
Шуйскому челобитную, а в том, как могло случиться, что
холопы получили возмож ность собраться, сговориться,
протестовать и, хотя бы на время, но добиться некоторого
успеха. Опять приходится вспомнить «в народе волнение велие», которого не могли не учесть ни Борис, ни тем бо­
лее1 Василий. Волновались различные категории народа и
п р еж д е всего закрепощ аемые — крестьянство и кабальные
люди. Борис был вынуж ден вернуть крестьянам, правда на
2—3 года, Юрьев день, а кабальным людям право ухода
от своих господ, т. е. то положение* какое было до указов
1586 и 1597 гг.
Запоздалы й закон об отмене заповедных годов (1601,
1602 гг.), шедший по пятам разрастающ ейся крестьянской
войны, не мог быть одиноким: нельзя было, дав крестья­
нам выход:, оставить кабальных в прежнем положении.
Весьма вероятно, летопись, н а'к о то р у ю глухо ссылается
Новиков, изображ ала выступление Хлопка. «Новый л ето ­
писец», указы вая в качестве причины умножения «разбоев
в земле Русской» на лихоимство, д а е т повод думать, что
Хлопко ш ел во главе восставших кабальных холопов п реж д ^ всего. Меры, принимаемые против него царем Б о ­
рисом, не достигали цели («ничего им (восставшим. —
Б. Г.) не мож аху сотворити»). А м еж ду тем «разбойники»
приближались к М оскве. Царский воевода Иван Ф едоро­ вич Басманов сраж ался с ними по всем правилам военно­
го искусства и пал в бою. Хлопко в конечном счете был разбит. Это, конечно, не выступление «разбойников», а
начало граж данской войны. 16 августа 1603 г. Борис счел
79

необходимым распорядиться, чтобы в М оскве и городах
холопы, уш едш ие от г о сп о д своих всл едстви е голода и
не получавшие от них отпускных, шли бы в Холопий при­
каз, г д е им обещ алась выдача отпускных помимо воли господ.
Состояние русского общ ества при преемнике Бориса
Василии стало ещ е сложнее. Один* царь бояр и купцов,
сидел в М оскве, а другой, ставленник Польши, — в Т у ­
шине. М еж д у ними шла война. С ражались не только ору­
жием. Пускали в ход прокламации и обещания, сманивали
людей чинами, деньгами и землями, прибегали и к другим
средствам, рассчитанным на ослабление противника и
усиление своих собственных позиций.
Одной из таких мер, диктуемых чувством самосохране­
ния и регулируемых положением’ войск Шуйского на
фронте, была и политика Ш уйского по отношению к к а ­
бальным холопам. Н е секрет, что Василий Шуйский в
своей политике находился м еж ду двух огней: бояре и
купцы, посадившие его на престол, нередко расходились
со сроим ставленником по ряду вопросов и в том числе и
по вопросу о кабальных холопах. По этому поводу В ла­
димирский-Буданов замечает, что «законы, изданные им (Шуйским. — Б. Г.), отличаются признаками произвола, о т ­
ступления о т принятых начал законодательства и потому
колебаний и шаггости». Это впечатление историка права, не учитывавшего всей сложности обстановки данного мо­
мента и склонного видеть перед собой лишь эволюцию
правовых норм, якобы развиваю щ ихся из самих себя, на­
веяно несомненной нерврзностью «Указной Книги Приказа Холопьего Суда».
Если ж е мы примем во внимание слож ность момента,
остроту классовой борьбы в начале XVII века, мы не ста­
нем уди вляться несомненным фактам «отступления от при­
нятых начал законодательства». Д ействительно, если начать наши наблюдения над р ас­
поряжениями власти по вопросу о кабальных лю дях с
«Ц арского Судебника», то мы, конечно, заметим очень
большие сдвиги в мероприятиях власти. Царский Судебник . в свое время признавал право к а­
бального человека на уход его от хозяина по уплате в з я ­
той им при заключении договора суммы, независимо от
того, кто будет платить эту сумму, сам ли кабальный че­ ловек или его новый хозяин, и запрещ ал кабалить его на
всю жизнь. Закон 1555 г. стоит на; той ж е позиции. П ра­
80

вительство сошло с нее в первый раз, насколько нам из­
вестно, в 1586 г., а м ож ет быть, и несколькими годами
раньше, и резко подчеркнуло новый курс, ещ е раз в 1597 г. Но начиная с 1603 г., и дет целый поток законов совсем
в обратном направлении, в сторону облегчения положения кабальных. Не трудно понять, чем это объ ясн яется. Стоит
только учесть обстоятельства этого времени — голод, на­
растание народного движ ения, вмеш ательство в ж изнь
страны непрошенных соседей, и нам станет понятна расте­
рянность власти, вы нуж денны е компромиссы во внутрен­ ней политике.
В 1603 г. П риказ Холопьего Суда, под давлением на­
растаю щ его народного движ ения, стал д авать кабальным отпускные д а ж е вопреки вол е их господ, если кабальные могли доказать, что уходили от своих господ о т голода в
поисках работы. В раж дебно настроенные к Шуйскому эти госп ода имели все основания быть недовольными с в о ­
им царем. К ак-никак это, ведь, все-таки, вольность холо-
пей и притом дан ная помимо воли! господ и вопреки ей. В 1606 г. п о д т вер ж д ае тся запрещ ение записывать к а ­
бального человека одновременно за двум я родственниками
во избеж ан и е превращения кабальной зависимости из по­
жизненной в потомственную. В следую щ ем 1607 г. под­
т в е р ж д а е т с я и д а ж е расш иряется у ж е преданный было
забвению принцип добровольности кабального холопства. Проработавш ий «полгода или го д или больше» мож ет, в о ­
преки ясному смыслу закона 1597 г., и не д авать на себя
кабалы, если этого не пож елает. П осл е этого люди стали
ж и ть без каб ал л е т «по 5, 6, 10 и больше» и не думая!
д авать на себя кабал. В 1608 г. (закон 9 марта) Шуйский
в этом направлении и дет е щ е дальш е. Он решительно
возвр ащ ается к Судебнику 1550 г. и д а е т распоряж ение
о том, чЬгобы на вольных людей записей о пожизненной
сл уж б е не брать и в записные книги Холопьего приказа
таких сд ел ок не записывать, «а имати записи на вольных
людей всяким людем на урочные лета по прежнему у л о ­
жению», т. е. по С удебнику Ивана Васильевича Грозного. К о гд а ж е правительство Ш уйского после поражения
туш инцев летом 1609 г. почувствовало под собою более прочную почву, вопрос о кабальных лю дях был поставлен
в Б оярской Д ум е, и 12 сентября 1609 г. «бояре все тот прежний приговор 115 (1607 г.) указали отставить, а при­
говорили: о добровольном холопстве быти той статье по
госуд ареву преж нему указу, как у л о ж е н о .. . блаж енные 6
6 Б . Д . Греков— 262 81

памяти при государе царе и великом кн я зе Федоре И в а ­
новиче всеа Русии 105 (1597) году». Иными словами, Дума
восстановила самый суровый о кабальных людях закон.
Это произошло тогда, когда выяснилась неустойчи­
вость обоих правительств (М осковского и Тушинского),
когда бояре сделали ставку на соглашение с Сигизмундом, с именем которого они связывали свои н адеж ды на вос­
становление строя, д л я них наиболее ж елательного. Н а ­
ступил момент, когда фактические руководители политики могли раскрыть свое подлинное отношение к крестьян­
скому вопросу в целом.
* **
В середине XVII века положение различных категорий
зависимого сельского населения оформилось с достаточ ­ ной четкостью. Но на этом дальнейшее развитие крепост­
ного права не остановилось. Начавшийся процесс превра­
щения поместья в вотчину окончательно заверш ился при
П етре I. П олож ение крепостных крестьян стесняется ещ е
больше. В 1741 г. крепостные устраняю тся от принесе­ ния присяги на верность государю, т. е. вычеркиваются из
числа граж дан. У каз 14 декабря 1747 г. разреш ает поме­
щикам продавать крестьян кому угодно д л я отдачи в
рекруты; указ 13 декабря 1760 г. д озвол яет помещикам ссылать своих крепостных в Сибирь.
При Екатерине II крепостное право достигает высшей
точки своего развития, но в то ж е время жизнь настойчи­
во ставит вопрос о хозяйственной целесообразности кре­
постного права. Та ж е Екатерина II в Вольном Экономи­
ческом общ естве в 1765 г. ставит на обсуж дение задачу
о том, что выгоднее д л я России — крепостной или сво б о д ­ ный труд, и премирует автора, решившего вопрос в поль­
зу преимуществ свободного труда.
Крепостное право на наших глазах заверш ает полный
круг своего диалектического развития. В XIX веке на
смену крепостной форме эксплоатации вместе с победой
капитализма идет новая форма эксплоатации «свободного»
рабочего.

ПРИЛОЖЕНИЯ
1.
1391 г. октября 21. — Уставная грамота митрополита Киприана
Константиновскому монастырю
Се яз Киприан, митрополит всеа Руси, дал есмь сю грамоту мо­
настырю своему святому Констянтину и игумену. Что ми били че­
лом сироты монастырские на игумена на Ефрема, так ркучи:
наряжает нам, господине, дело не по пошлине, чего, господине,
при первых игуменех не бывало, пошлины, господине, у нас емлет,
чего иные игумены не имали. И игумен митрополиту так рек: яз,
господине, хожу по старой пошлине, как было при первых игуме­
нех; а здесь, господине, на Москве игумен Царко, тот игуменил
у Святаго Константина перед мене, того, господине, и вспроси.
И митрополит послал Окинфа к Царку к игумену, занеже тогды
Царко не издоровел, и велел вспросити: какова пошлина в Святом
Константине и как людем монастырским дело делати. И Царко игу­
мен так отвечал Окинфу: при моем игуменстве так было в Святом
Констянтине: большим людем из монастырьских сел церковь наря-
жати, монастырь и двор тынити, хоромы ставить, игумнов жеребей
весь рольи орать взгоном, и сеяти и пожата и свезти, сено косити
десятинами и в двор ввезти, ез бити и вешней и зимней, сады опле­
тать, н а' невод ходити, пруды прудить, на бобры им в осенине
поити, а истоки им забивати;1 а на Велик день и на Петров день
приходят к игумену, что у кого в руках; а пешеходцем из сел
к празднику рожь молоти и хлебы печи, солод молоть, пива ва­ рить, на семя рожь молотить; а лен дасть игумен в села, и они
прядут, сежи и дели неводные наряжают; а дают из сел все люди
на праздник яловицу (но одинова ми, господине, добили челом, а
не в пошлину, треми бараны, и яз их пожаловал за яловицу, з а ­ неже ми была ненадобе яловица, а по пошлине по старой всегды
ходит яловица на праздник); а в которое село приедет игумен
в братшину, и сыпци дают по зобне овса конем игуменовым.
И Окинф те речи игуменовы Царковы сказал все митрополиту.
И потом Царко игумен омоглся и пришед самому митрополиту те
речи все сказал, что приказал с Окинфом к митрополиту. И потом
яз Киприан митрополит всеа Руси вспросил есмь в Володимери
своих бояр, того монастыря пошлин и о яловице о праздничной,
Михаила Биреева, Юрья Протопопина, Ивана, своего повара; и не
ми те ж речи сказали, и о озерех и о истокех и о бобровой ловле.
И Киприан митрополит всеа Руси так рек игумену и христианом
монастырским: ходите ж вси по моей грамоте; .игумен сироты
держи, а сироты игумена слушайте, а дело монастырское делайте;
1 В одном из списков: *... а истоки им забивати селятин и вы-
чахорьской».
* 83

а Хотя кто будет иный игумен по сем игумене, и тот ходит по сей

моей грамоте. А сю грамоту велел есмь положити в церкви игумену
и людем, а никоторый игумен сее срамоты из монастыря да не вы­
несет; аще ли вынесет, не буди на нем милости божиа и моего
благословенна. А дана грамота на Москве в лето G900 месяца октя­ бря в 21 день, индикта 15.
Назади подпись: сее грамоты князь великий рушити не велел,
а пожаловал игумена по сей грамоте, что в ней писано. А подпи­
сал великого князя диак Иван. Рыболове мои великого князя не
въезжают в монастырские озера.
Сее грамоты Иона митрополит всеа Руси не рушил; а велел
игуменом и христианом по старине и по сей грамоте ходити о всем.
А подписал, по митрополичу слову, митрополич дьяк Карло.
А. А. Э., т. I, № 11.
2.
1410—1417 гг . — Жалованная грамота нижегородского князя Але­
ксандра Ивановича Благовещенскому монастырю на податные и
судебные льготы
Святаго для Благовещениа се яз князь Александр Ивановичь
пожаловал есмь игумена Благовещенского с братьею: что люди
монастырские пошлые в городе и в селех, коли придет моа дань,
и игумен за них заплатит по силе; а опричь того не надобе им ни
мыт, ни тамга, ни побережное, ни костки, ни осмничее, ни становщики,
ни езовники не ездят ни по что, ни езу им не бита, ни лугу им
не косити, ни наместници мои к тем людем не всылают, ни судят
их, ни доводшики к ним не въезжают ни по что, оприче душегуб­ ства и розбоя; ведает и судит их игумен или кому прикажет; а бу­
дет суд смесной, и наместници мои судят, а игумен с ними или
кому прикажет. А тутошних людей становых игумен в монастырь
не примает; а кого к себе игумен призовет людей из иного кня-
женья, а не из моее отчины, и тем людем пришлым не надобе моа
дань на 10 лет, ни ям, ни подвода, ни мыт, ни тамга, ни инаа нико-
тораа пошлина; а уживут 10 лет, и они потянут с старожильци по
силе. А к тем людем также наместници мои не всылают, ни судят
их; судит игумен свои люди сам, или кому прикажет; а случится
суд смесной, и игумен судит сь наместники, а прибытком ся делят
наполы. А через сию мою грамоту кто их чим изобидит, или что
у них возьмет, быта от меня в казни. А дана грамота июля того
лета, коли князь Александр Ивановичь сел на своей отчине на Нове-
городе. А на которую грамоту свою грамоту дам, а на сю грамоту
грамоты нет. А. А. Э., т. I, № 17.
3.
1423 г. февраля 20. — Жалованная грамота великого князя Василия
Дмитриевича Спасо-Благовещенскому монастырю об освобождении
от пошлин людей, поселенных монастырем на пустошах на Лыскове и Курмыше
Святого деля Спаса и святого деля Благовещенья се яз князь
великий Василей Дмитреевичь пожаловал есмь архимандрита Спась-
ского и Благовещенского Малахеа, или кто по нем иный архиманд­
рит будет: что у него пустоши монастырские на Лыскове и на Кур-
14

мыше, Савины Сюзева пустоши да Митроховскаа пустошь да пу­
стынна на Стобищах, и кого к себе на . те пустоши перезовет людей

и тутошних старожильцев, и тем людем на три года не надобе
никатораа моа дань, ни писчаа белка, ни ям,, ни подвода, ни инаа
никоторая пошлина. А кого к себе перезовет людей из иных кня-
женей, а не изь моеа отчины из великого княжениа, и тем людем
пришлым на десять лет не надобе никотораа моа дань, ни писчаа
белка, ни подвода, ни ям, ни тамга, ни мыт, ни костки, ни восмьни-
чее, ни весчее, ни езовое, ни побережное, ни становщики мои к ним
не въезжают ни по что, ни наместници мои Курмышские ни Лыс-
ковские, ни стольник, ни посельской, ни их тиуни, не всылают
к тем людем пришлым доводшиков своих поборов брати, ни су­ дят их, опроче душегубства и розбоя с поличным; а судит тех
людей архимандрит сам или кому прикажет; а смешается суд тем
людем пришлым с городскими людьми или с волостными, и намёст-
ници мои, или волостели, или их тиуни судят, а архимандрит с ними
же судит, или кому прикажет, а прибытком ся делят. А как отси­
дят те люди пришлые урочные лета, и они потянут с монастыр­
скими людьми по силе; а коли придет моа дань князя великого и
архимандрит за них сам платит мою дань по силам. А что ми ска­
зывал архимандрит Малахей, что перенял моих сирот, Чернышевых
детей, Вешняка да Палку да Яковка, а они пошли из моее отчины
и он их у себя осадил, и тех людей ведает и судит архимандрит
сам по пошлине, а дает с них дань мою по силам. А у кого учи­
нится какова гибель и кто пригонит какой след на монастырские
земли Спасьские к кому на чью землю, и государь тое земли обрез
у него возмет да следом ведет; а не сведет следу с своее земли,
и гибельщик у него обыщет двор и поймает, а не вымет поличного,
ино у него гибель пропала, а тому государю гибели не платить,
у кого ся след утеряет; а кого позовут на след, а он на след не
пойдет, или обреза не возмет, и тому та гибель платить. А через
сю мою грамоту кто на ком что възмет, или чим изобидит, быте от
меня в казни. А на которые грамоты свои грамоты даю, а на сию
грамоту иные моее грамоты нет. А дана грамота на Москве фе­
враля в 20 день в лето 6931.
А.' А. Э., т. I, № 21.
4.
1426 г. Жалованная грамота великого князя Василия Васильевича
м. Фотию об освобождении сел митрополичьего Константиновского
монастыря от платежа податей на срок
Се аз князь великий Василей Васильевичу отца своего для Фо-
тия митрополита киевского и всеа Русии, пожаловал есмь его мо­
настыря Константиновскаго и сел, что к тому монастырю тянуть,
хто будет ис того монастыря и с сел того монастыря, разошлись
куды люди по которым местам, и как придут опять на свои места,
ино им на пять лет не надобе никакая моя дань, ни писчая белка,
ни ям, ни подвода, ни иныя никоторыя пошлины, ни городное дело.
А хто придет в тот монастырь и в села того монастыря людей из
иных княжений, а не из моей отчины, из великаго княжения, и тем
людям пришлым на десять лет не надобе никоторая моя дань, ни
писчая белка, ни ям, ни подвода, ни иные которые пошлины, ни
85

городное дело. А хто сее моее. грамоты ослушается, быти от меня

в казни. А дана грамота в Володимири, марта в 20 д. в лето 6934.
Горчаков. О земельных владениях
всероссийских митрополитов. СПБ.,
1871. Прилож., стр. 11—12.
5.
Около 1450 г, — Грамота белозерского князя Михаила Андреевича
Федору Константиновичу - об отпуске серебреников Ферапонтовой
пустыни только в Юрьев день
От князь Михаила Андреевича Федору Костянтиновичу. При­
сылал ко мне игумен Еким и старець Мартемьян Ферапонтовы пу­
стыни и вся братья, старца Еустратья, а бил ми челом о том, а
сказывает, что являл им староста Волоцкой мою грамоту такову,
что им приимати к себе в волость, в тзой путь, на Волочек из Мар-
темьяновских деревен моНастырьские половники в серебре межень
лета и всегды; да кто деи выйдет половник серебряник в твой
путь, ино деи ему платитися в истое на два года без росту. И яз
пожаловал игумена Екима и старца Мартемьяна и всю братью, и
ты бы манастырьских людей серебреников от Юрьева дни до
Юрьева дни не принимал, а принимал бы еси серебреники о Юрьеве
дни о осеннем; и которой пойдет о Юрьеве дни манастырьских
людей в твой путь, и он тогды и деньги заплатит. А ту есми
полетную подернил, а игумену есми и всей братьи от Юрьева дни
до Юрьева дни из своих деревень серебреников пускать не велел,
а велел есми им серебреников отпускать^ за две недели до Юрьева
дни и неделю по Юрьеве дни.1 А которые будут вышли в манастырь-
ском серебре в твой путь, и они бы дело доделывали на то серебро,
а в серебре бы ввели поруку. А осень придет, и они бы и серебро
заплатили. А прочет сию грамоту да отдай назад игумену Екиму
и старцу Мартемьяну и всей братьи.
На обороте: Князь Михайло Андреевича Черновосковая печать.
' А. А. Э., т.. I, № 48, I.
6 .
Около 1450 г. — Грамота белозерского князя Михаила Андреевича
белозерскому наместнику об отказе серебреников Кирилло-Бело -
зерского монастыря только в Юрьев день
От князя Михаила Андреевича на Белоозеро к наместнику, и
ко всем боярам, и детем боярьским, и околичником, и посельским
моим, ко всем без оменкиДБил ми челом отець мой игумен Касьян
Кирилова монастыря, а сказывает, что у него отказываете людей
монастырьскых серебреников, и половников, и рядовых людей, и
юрьевских, а отказываете не о Юрьеве 'дни, иных о Рожестве
христове, а иных о Петрове дни. И вы бы так серебреников, и
половников, и слободных людей не отказывали. А отказати сереб­
реника’ и половника о Юрьеве дни, да и серебро заплатит! А после
Юрьева дни отказа от серебреника нет. А коли серебро заплатит,
тогды ему и отказ! А игумну есми серебреника после Юрьева дни
пускати не велел. А кто сей моей грамоты ослушает, быти от меня
в казни. А. А. Э., т. I, № 48, • П.
86

7.
1455—1462 гг . — Жалованная грамота великого князя Василия
Васильевича Троицкому Сергиеву монастырю, запрещающая выход
Людей из монастырских сел в Угличском уезде
Се яз князь великий Василий Васильевич пожаловал есмь
Троицьского игумена Васьана Сергеева монастыря з братьею. Что
их села в Оуглечьском оуездё, и которые люди от них вышли
из их сел в мои села великого князя или в села в моее
великее княгыни и в боярьские села сего лета, не хотя ехати на
мою службу великого князя к берегу, и яз князь великый пожало­
вал игумена Васьяна з братьею велел есмь те люди вывести опять
назад. А которые люди живут в их селах нынеча, и яз княз вели­ кый тех людей не велел пущати прочь. А надобен будет пристав
посельскому монастырскому, и он емлет пристава оу моего намест­
ника оу Оуглечского на те люди, которые от них вышли. Желтовосковая средней величины печать, отчасти искрошив­
шаяся с изображением человеческой фигуры и двух животных. Вокруг надпись.
А. Ю. Б., т. I,.JMb 37.
8 .
1455— 1462 гг. — Жалованная грамота великого князя Василия
Васильевича Троицкому Сергиеву монастырю о том, чтобы люди
бежецких наместников не ездили незваные на пиры монастырских
крестьян села Присеки, и с запрещением отказа этих крестьян
Се яз князь велики Василей Василье.вичь пожаловал есьм игу­
мена Троецького Васьяна с братьею. Что их село монастырьское
в Бежицьком Верьсе Присеки и с деревнями, иНо к их людем
к монастырьским, кто у них ни живет в том селе, и в деревьнях,
намесьников моих Бежицьких тивуни и доводчики, такжо и
боярьские люди, ни ины никто, незваны... не ездят. А -кто приедет
незван на пир к их человеку, а учинится какова гибель, и яз ту
гибель на том велел взяти без суда и без неправы, а от меня
тому ещё быти в казни. Такжо есмь игумена с братьею пожаловал
которого их хрестьянина из того села и из деревень кто к себе
откажот, а .. их старожильда, и яз князь велики тех хрестьян из
Присек и из деревень не велел выпущати ни к кому. Остаток желтовосковой печати. На обороте: Князь велики.
' А. И., т. I, № 59.
9.
1471—1478 гг. — Грамота великого князя Ивана Васильевича яро­
славскому наместнику кнйзю Ивану. Васильевичу Оболенскому об
отказе людей Троицкого Сергиева монастыря села Федоровского только на Юрьев день
От великого князя Ивана Васильевича в Ярославль боярину
моему и наместнику князю Ивану Васильевичу и в волости воло­
стелем и вашим тивуном и вашим заказником. Бил ми челом игумен
Троицкой Сергеева монастыря з братьею о том, что деи у них
отказываете люди в мою отчину в Ярославль межи Юрьева дни
из их села из Федоровского из Нерехты и из деревень. И яз князь
87

велики их пожаловал, людей есми им из их села из Федоровского

и из деревень не о Юрьеве дни отпущати не велел в Ярославьское,
а хотя хто у них и откажется не о Юрьеве дни, и яз им того
.вывести велел назад. А вы бы у них тех их людей межи Юрьева
дни не отказывали. А хто хочет от них отказатись в мою отчину
в Ярославль, и вы бы у^них отказывали о Юрьеве дни, неделя до
Юрьева дни да неделя по Юрьеве дни, в две недели. А межи
Юрьева дни бы есте у них не отказывали никого по сей по моей
грамоте. А прочет сю мою грамоту, отдавайте им назад, и они
себе держат ее в прок.
Печать. На обороте: Князь великий.
Памятники социально-экономической
истории Московского государства,
под ред. С. Б. Веселовского и
А. И. Яковлева, т. I, № 137. М.,
1929.
1 0.
1496—1510 гг. — Грамота митрополита Симона Юрию Масленицкому
о том, чтобы крестьяне Константино-Еленинского монастыря
пахали бы на себя пять долей пашни, и на монастырь шестую долю
От Симона митрополита Юрке Масленицкому. Бил ми челом
Константино-Еленскаго моего монастыря архимандрит Матвей, а
сказывает, что их монастырские крестьяне Сураломцы и Добро-
сельцы- пашут пашни на себя много, а монастырские де пашут пашни
мало. И ты б в те села с архимандритом с Матвеем ехал, да землю
бы есте во всех трех полех перемерили, да дал бы еси христианом
во всех трех полях по 5-ти десятин, а на монастырь бы еси указал
им пахати шестую десятину. А будет земли обильно, а кому будет
земли надомно боле того, и он бы по тому же пахал и монастыр­
скую пашню шестой жеребей; а кому не будет силы пахати
5-ти десятин, и он бы по тому пахал и монастырскую пашню.
П. Милюков. Спорные вопросы фи­
нансовой истории Московского го­
сударства, стр. 32, прим. 1, СПБ.,
1892.
11.
1497 г. — Статья из Судебника великого князя Ивана Васильевича
о крестьянском выходе
Ст. 57. О христианском отказе. А. христианом отказыватися из
волости [в волость], из села в село один срок в году, за неделю до
Юрьева дня осеннего и неделя после Юрьева дня осеннего. Дворы
пожилые платят в полех за двор рубль, а в лесех полтина. А кото­
рой христианин поживет за кем год да пойдет прочь, и он платит
четверть двора; а 2 года поживет да пойдет прочь, и он полдвора
платит; а 3 годы поживет, а пойдет прочь, и он платит три четверти
двора; а 4 годы поживет, и он весь двор платит.
А. И., т. I, № 105.
8 8

1515— 1517 гг
. — Служилая кабала Тимофея... Якову Алексееву
на 3 рубля
Доложа великого князя Ивана Ивановича [боярина] Ивана
Дмитреевичь Кабякова, се аз Тимоши... сын, занел есми, господине,
у Якова у Алексеева... 3 рубли денег от Фролова дни на год, и те
[есми] деньги платил старому своему государю Ни.. .ме Ульянову
сыну Матова. А за рост мне у [него рабо]тать; а не похочю у него
работать до сроку, [и мне ему его] деньги.чдати все и с ростом
по розчету, как [дают на] пять шестой. А полягут деньги по
сроце, и мне у него работать по тому ж, а не отниматись [мне от
сея] кабалы ни полетною, ни изустною. На докладе были Иван Гле­
бов сын да Иван Есипов сын лета...
А подписал великого князя дьяк Андрей Федоров сын Слю-
нин. Есипов.
Акты XIII—XVII вв. с предисл.А. И. Юшкова, № 98. Чтения в о-ве
ист. и др. росс. 1898 г., кн. II, См.
там же №№ 93, 102, 107.
13
1550 г. — Статьи из Судебника царя Ивана Васильевича, касаю­
щиеся холопов и крестьян
Ст. 78. А которые люди вольные учнут бита челом князем и
бояром, и детем боярским, и всяким людем, а станут на собя да-
вати кабалы за рост служите, и боле 15-ти Рублев, на серебряника
кабалы не имати. А старые кабалы, которые иманы на вольных
людей и больши пятинадцати рублев до сего Уложения, а за рост
им в тех деньгах у них служите, и тем людем те кабалы прино­
сите к бояром, и бояром к тем кабалам печати свои прикладывати,
а дияком подписывати; а вперед кто ту кабалу оболживит, и та
кабала вершити по суду. А имати им кабалы на вольных людей, а
на полных людей, и на докладных, и на старинных холопей кабал
не имати. А кто возьмет на полного, или на докладного, или на
старинного холопа кабалу, не опытав, или кто на него беглую гра­
моту возьмет, а кто на того холопа положит полную или доклад­
ную, или доведет на него которое старинное холопство по духов­ ной грамоте и по иным крепостем, и у того деньги пропали. А чей
тот холоп был, а скажет тот, что от него тот холоп сбежал, по-
крадчи, и та гибель взяти на том, кто не обыскав на чужего холопа
кабалу или беглую возьмет. А тот холоп, по старому холопству
или по полной или по докладной или по духовной тому государю.
Ст. 88. А крестьяном отказыватися из волости в волость и из
села в село1 один срок в году, за неделю до Юрьева дни осеннего
и неделя по Юрьеве дни осеннем. А дворы пожилые платят в по-
лех за двор рубль да 2 алт., а в лесех, где 10 верст до хоррмного
1 Ср. в Уставной грамоте подклетных сел Переяславского
уезда 1555 года та же статья цитируется иначе: «А крестьяном от­
казыватися из города в волость и из волости в город.,.» (А. И., т. I,
№ 165).
®
12.

iecy, за двор полтина да 2 алт. А которой крестьянин живет

га кем год, да пойдет прочь, и он платит четверть двора; а два
'оды поживет, и он платит полдвора; а 3 годы поживет, и он
1 латит три четверти двора; а 4 годы поживет, и он платит весь
^вор„ рубль и 2 алт. А пожилое имати с ворот; а за повоз имати
: двора по 2 алт.; а опричь того на нем пошлин нет. А останется

V
которого крестьянина хлеб в земли, и как тот хлеб пожнет,
я он с того хлеба или с стоячего даст боран 2 алт. А по кои
места была рожь его в земли, и он подать цареву и великого
князя платит со ржи. А боярского ему дела, за кем жил, не
хелата. А попу пожилого нет, и ходити ему вон безсрочно воля.
А которой крестьянин с пашни продастся кому в полную в холопи,
я он выйдет безсрочно ж, и пожилого с него нет. А которой хлеб
гго останется в земли, и он с того хлеба подать цареву и вели­
кого князя платит. А не похочет подати платити, и он своего
хлеба земляного лишен.
А. И., т. I, № 153.
14.
/555 г. сентября 5 .— Грамота царя Ивана Васильевича Новгород­
ским дьякам Федору Сыркову и Казарину Дубровскому о помощи
выборным головам Пусторжевских черных деревень при вывозе
крестьян из за детей боярских
От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии
в нашу отчину в Великий Новгород дьяком нашим Федору Сыр­
кову да Казарину Дубровскому. Били нам челом изо Ржевы из
Пустые из черных станов выборные головы Чюнейко Левонтьев,
да Манко Васильев, да Протаско Федоров, да Бориско Яковлев,
да Офонаско Князев и во всех крестьян место обеих половин
Ржевы Пустые, а сказывают, что деи дети боярские Ржевские,
и Псковские, и Лутцкие, и из иных присудов вывозят за собя во
хрестьяне жити наших крестьян из Ржевских из черных деревень
не по сроку по вся дни безпошлинно; а как деи изо Ржевских
из наших деревень приедут к ним отказщики с отказом в срок
хрестьян из за них отказывати в наши черные во Ржевские де­ ревни, которые крестьяне похотят итти жити в те в наши в черные
деревни, и те деи дети боярские тех отказщиков бьют и в железа
куют, а хрестьян деи из за себя не выпущают, да поймав деи
их мучат и грабят и в железа куют, и пожилое деи на них емлют
не по Судебнику, рублев по 5-ти и по 10-ти; и отказати де им
крестьянина из-за тех детей боярских не мочно. И на которых детей
боярских и на земцов, и на ржевичь, и на псковичь, и на лучан
учнут вам выборные головы Чюнейко Левонтьев с товарищи бита
челом, что у них крестьян из за собя в наши во Ржевские в чор-
ные деревни жити за их отказом в срок не выпущают, и вы б им
дали подьячего или кого пригоже, а велели б естя ему с теми
выборными головами с Чюнейком с Левонтьевым с товарищи из за
тех детей боярских и из за земцов крестьян в наши в черные во
Ржевские деревни по сроку отказывати; а выход бы есте велели
им тем крестьяном платити по нашему указу. Писан на Москве
лета 7064 сентября в 5 день.
Д. А. И., т. 1, № 56.
90

15.
1555 г. октября 11. — Указ царя Ивана IV о добровольной служ бе1
Лета 7064 октября в 11 день по присланной памяти за приписью
дьяка Ивана Безсонова царь и великий князь всея Руси повели­
тель, приговорил со всеми бояры и приказал боярам: которые люди
учнут у кого с воли служити без крепостей, а пойдут от них прочь,
с отказом или без отказа, и те люди, у которых они служили,
учнут на них искати сносов, на сколько ни буди, и тем людем,
у которых служили, и на тех людей суда не давати, потому что
у него служил добровольно, и он его не хотя отпустити, да на нем
ищет сноса, что чего пропало, то у себя сам потерял, того для,
что вольному человеку верил и у себя держал без крепости.
И бояре велели сие в Судебник написати, дабы дворы, которые
кому приказаны, судити выборным головам; велели о вольных
людех судити по сему.
В. Татищев. Судебник, М., 1768,
стр. 78—79.
16.
1573 г. ноября 2 6 — 1574 г. января 30. — Выписка из приходных книг
Волоколамского монастыря о крестьянских выходах
Ноября 26. Взято на Марке на Борисове сыне пожили полтина
и 2 алт., что он перешел из Литвиновской волости з дёр. з Золева
в Рогушинскую волость в дер. на Любятино с трети выти на штину. Тово ж месяц в 30 д. Взято у Ондрея у Мохова из Отчи-
щевские волости из села ис Покровского с выхотца с Ивашки
с ворот рубль 4 алт., с трети выти, да у Ондрея ж взято с выхотца
с Ыстомки ис Покровского же с ворот рубль и 4 алт. с чети выти. Января 2. Привез старец Данило из Обобурова 12 рублей, хлеб
продавал и на крестьянех имал выходы. Января 12. Привез из села из Судникова приказщик Иван
Борщов с выхотца с Третьяка, с чети выти, полтина 2 алт. з дер.
с Прожирина. Января 16. Привез из Зубова приказщик Федор выходных
денег 1 рубль 4 алт., взято з деревни с Монякова на Куземке
с полувыти. Тово ж дни привез Трызновской приказщик Иев
Рукин выходных денег полтину 2 алт., взято в дер. Терехове на
Кондрашке, жил на штине. Января 30. Взято у Лествицынского приказщика у Некраса вы­
ходных денег 1 рубль 4 алт., вышел Иван Фурсов з дер. Заикова,
с трети выти, ис целого двора; да у Некраса ж взято рубль 4 алт.
выходных денег, вышел из дер. со Фролкова Овдей, с чети выти,
ис целого двора. У Некраса ж взято выходных денег рубль 4 алт.,
вышел из дер. из Бородавицына Овдотьинской волоста Иванко
Немец с трети выти ис целого двора.
Н. Тимофеев. Крестьянские выходы
конца XVI в. — Исторический
Архив, II, 1939, стр. 70—71.
1 Этот указ носит следы некоторой переделки Татищева. 91

1576
г. ноября 23. — Порядная крестьян Никифора Яковлева сына и
Софонтия Афанасьева сына Вяжицкому монастырю на деревню
Липовец в Заверяжском погосте
Се яз Микифор Яковлев сын да яз Софонтей Афанасьев сын
Васильевы крестьяне Басланова из деревни из Замошья дали есмя
на собя запись Вежицкому слуги Тимохы Павлову сыну в том,
что порядилися есмя за Николу Чюдртворца в Заверяжской погост
на деревню в Липовец на штину обжы. А взяли есмя подмоге
2 рубля московскую да льготы на 2 годы — в монастырь дани не
Даватц, и не ходити на дело от лета 7085 да до лета 87. А живучи
нам на той деревни, тягло государское всякое тянути с волостью
вместе, как соху наставим. А за ту подмогу нам и за льготу деревня
розпахати, и поля огородити, и старые хоромы починити, и новые
поставити, 2 хлева да мыльня. И как пройдут те льготные 2 годы,
и нам давати в монастырь Николы Чюдотворцу оброку по рублю
по московскому на год и на дело на монастырское ходити, как
иные крестьяне ходят. А не отживем мы тех льготных дву годов,
и деревни не росчистив и поль не огородив и хором старых не
починив и новых не поставив, да пойдем вон, и нам та подмога
монастырская 2 рубля московская по сей записи отдати слуге
Тимофею Павлову. А на то послуси: Еремей Семенов да Конан
Никитин. А запись писал Матфеец Федоров сын Вежыцкой слуга
лета 7085 ноября в 23 день.
А. Ю., № 178.
17.
18.
1584 г. мая 1. — Порядная крестьянина И. У. Бояринова Спасскому
Прилуцкому монастырю на деревню на Алексине
Се аз Иван Ульянов сын Бояринов, крестьянин Прилуцкого
монастыря, занял есми у Спаского Прилуцкого монастыря у назна­ чил у старца у Сергея 5 рублев денег монастырских казенных
нынешняго 92 году мая в 1 день. А за те деньги мне жити в мона­
стырской отчине, в деревне на Олексине, на пустом полуплуге,
земля перелог роспахати, и огороды городити. А льготы мне рядил
игумен з братьею на четыре года, да до 96-го году, до такова же
дни. И в те мне льготные годы не давати государских дани и по­
сохи и подъемных и полонских денег, и никоторых монастыр­
ских оброков и изделья не делати. А в те мне льготные годы
поставити двор, а во дворе поставити изба 3-х сажен, да сен­ ник 3-х сажен, да баню, и двор заметом огородити, и на пашне
у двора поставити авин. И жити мне в той же деревне на Олексине,
в том же моем дворе, а из за Прилуцкого монастыря, и ис тое
деревниь не вытти нигде до государеву указу. А не поставлю яз
в те льготные четыре годы в той деревни в Олексине того двора,
и во дворе избы и сенника и бани, и у пашни у двора авийа,
и вкруг двора заметом не огорожу, и после льготных годов в той
деревни хором не овжечи и земли не запереложити и агородов не
агноити. А буде хоромы и вкруг поля огороды огною и землю
запереложу, и на мне по сей рядной записе за недворовую поставку
5 рублев денег. А на то послуси: Яков Иванов, сын Малого да
Крячко Еуфимьев сын. А рядную запись писал Аврамко Анофриев
лета 7092.
92

внизу помета:
но сей рядной записе деньги не даны
На обороте: Послух Якуня руку приложил. В послусех Крячко
руку приложил.
В. Гейман. Несколько новых доку­
ментов. — Сб. Росс. публ. библ.,
т. И, вып. I, стр. 293, № 24.
19.
1584 г. июля 20. — Приговорная грамота духовного собора о пре­
кращении вкладов земли по душе и продажи монастырям имений
и о временной отмене •тарханов
Благоволением бога и отца и споспешением сына и содейством
святаго духа в троицы славимого бога нашего и во единстве покло-
няемого милостию, пречистыя и преблагословенные владычицы
нашия богородицы молитвами, и великих чудотворцов молитвами
повелением благоверного царя и великого князя Феодора Ивановича
всеа Русии мьг преосвященный Деонисей митрополит всеа Русии
[далее следует перечень членов собора] собрахомся в преименитом
граде Москве некоторых ради царских вещей, паче ж и о настоя-
щаго ради греха всего христьянства, что божиим судом великий
государь блаженные памяти благочестивый царь и великий князь
Иван Васильевич всеа Русии, во иноцех Иона, оставль земное цар­
ство, отиде в небесное царство. А по благословенью отца своего
великий государь благочестивый царь и великий князь Федор Ива­
нович всеа Русии самодержец, взем скифетр Росийскаго царствия,
советоваху с отцом своим и богомольцом с преосвященным Део-
нисьем митрополитом и со всем освященным собором и со всеми
бояры, и со всем синклитом: како совокупишася на христьяны тур-
кове, и агаряне, и литовской король, и все области немецкие, и рас-
пыхахуся дивиим образом, гордостью дмящеся, хотяху потребите
православие. И мы сих ради со благочестивым царем нашим побо-
лехом зелне, и многая попеченья о сем благочестивый же царь наш
Феодор Иванович всеа Русии с своими бояры и со всем своим
синклитом сотвори, якоже довлеет его царской власти. В сих же
и в нас внесена быша некая, яко возложенная, яже по священным
епископиям и По святым монастырем в пустош изнуряютца ради
пьянственнаго и непотребнаго слабого жития многообразие, мно­
гая ж и в запустения приидоша; и якоже убо по монастырем сия
запустеваху, а х тому от мирских живущее прилагаху, не токмо ж
по благословней вине, но и с ухищрением и тяжею и прибытка
никоего ж несть, но развее токмо по монастырем в пустош изну-
ряетца на пьянствеиныя и на иные протбры, яже не токмо иноком,
но и мирским свыше потребы не подобает творити; и сия убо по
монастырем в пустош изнуряхуся паче потребы, а воинственному
чину от сего оскудение приходит велие. И преж убо о сем блажен­
ные памяти при . благочестивом царе и великом князе Иване Ва­ сильевиче, а во иноцех Ионе, и сыне его блаженные памяти царе­
виче князе Иване и при освященном Антоние митрополите всеа
Русии и всего освященного собора и всего царского синклита, уло­ жена быша сице, и на утверждение грамоту писавше, утвердиша
в лете 7С88-го году генваря в 15 день: что с того году и с того
дни митрополиту и архиепископом и владыкам и монастырем вот­
чин не покупати, и по душе ни по ком вотчин в монастыри не
93

имати, для воинского оскуденья, что воинство велие прииде во

оскудение. И тое бы грамоту переписати и укрепити по тому ж.
Другое ж и о том советоваху и утвердихом, с повелением благо-
честиваго царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии,
смиренный Деонисей митрополит со всем освященным собором и
со всем царским синклитом, о тарханех, чтоб вперед тарханом
не быти; что земли митрополичи, и архиепископли, и владычни, и
монастырские и тарханех, и с тех никакие царские дани и земских
розметов не платят, а воинство служилые люди те их земли опла­
чивают; и сего ради многое запустение за .воинскими людьми в вот­
чинах их и в поместьях, платячи за тарханы; а крестьяне, вышед
из за служилых людей, живут за тарханы во льготе, и от того
великая тощета воинским людей прииде. И сего ради, для великих
нуж и тощеты воинским людем, по совету благочестивого царя
и великого князя Феодора Ивановича всеа Русии, мы преосвящен­ ный Деонисей митрополит всеа Русии и со всем освященным собо­
ром и со всеми бояры и со всем царским синклитом уложихом
сице: да церкви божия и священныя места без мятежа будут,
а воинский чин на брань противу врагов креста Христова опол-
чатца крепце, и сице устроихом и утвердихом по тому ж, как отец
его, государь блаженные памяти царь и великий князь Иван Ва­
сильевич всеа Русии и сын его, блаженные памяти царевич князь
Иван Иванович утвердили прежнюю грамоту: елико есть земель
и земляных угодий, и елико недвижимых вещей,-еже есть села и
деревни, и пожни и сеножати, что до сего даная, с лета 7088-го
генваря месяца 15 дня, и возложенная богови в митрополие и
в епископиях и по монастырем, да ничтоже претворяетца и из
митропольи и из епископьи и из монастырей не исходит, и вот­
чины никоторым судом ни тяжею у митрополита и у владык и
у монастыря с того лета не емлют и не выкупают; хоти которое
место и не утверждено крепостьми, и у того монастыря не выку­
пить; и вперед с монастыри о вотчинах не тягатися, а в монастыри
вотчин не давати. Также от сего году, лета 7093-го месяца сентября
1-го числа, на время, до государева царева и великого князя Фео­
дора Ивановича всеа Русии указу, для воинского чину и оскуде­ ния тарханы отставити, покаместа земля поустроитца, и помочь
во всем учинитца царским осмотрением; а платить тарханом всякие
царские подачи и земские розметы всяким тарханом от священ­ ных и боярским и княженецким со всеми людьми ровно всей земле,
как тарханом, так и всяким служилым людем, и тамга тарханом и
всяким людем в то .время до государева указу платить, хто ни
почнет торговать, чтоб воинство конечне во, оскудение от того
не было, для ради тое вины, и государеве казне в том убытка
не было. И вотчинником вотчин своих вперед, по прежней
грамоте и по нынешней, по душам не давати, а давати за них
в монастыри деньги, которое село чево судит, а село имать вот­ чинником; а будет у кого роду не будет ближнего, и та вотчина
имати на государя, а деньги за нее платити ис казны, чтоб в
службу служилым людем земли прибавливати. А митрополиту и
владыкам и монастырем земель не покупати и закладней не дер-
жати. А хто после сего уложенья купит землю в которой мона­
стырь или закладня учнет за собою которой монастырь держати,
и те земли имати на государя безденежно. А которые ныне за-
кладни за митрополитом и за владыками и за монастыри, и те
94

земли поимати на государя; а в деньгах ведает бог да государь,

как своих богомольцов пожалует. А вперед княженецких вотчин в
монастыри не имати. А хто возмет без государского ведома, и те
вотчины взяти на государя безденежно. А которые монастыри
покупили княженецкие вотчины, и те вотчины взяги на государя;
а в деньгах ведает бог да государь, как своих богомольцов пожа­
лует. А вперед митрополиту и владыкам и монастырем земель не
прибавливати никоторыми делы; жити им на тех землях, что ныне
за ними, с того лета, как приговор был преж сего, и ныне с лета
7088-го генваря месяца 15 дня. А всякие царские дани платить
всяким тарханом от священных и от бояр и от князей с служи­
лыми людми ровно до государева указу; и в закладчикех за собою
торговых людей, с которых идет царские дани, как от священ­ ных, так от мирских царского синклита, не держати. А которое
место убогое, земли будет мало, или не будет, и он бьет челом
государю, и государь с митрополитом соборне и з бояры приго-
воря, и устроят тот монастырь землею, как будет пригоже, как
бы ему мочно прожити. А на большое утвержение царь и великий
князь Феодор Иванович всеа Русии к сей грамоте печать свою
приложил; а митрополит Деонисей всеа Русии к сей грамоте пе­
чать свою привесил и руку свою подписал. А архиепископы и
епископы печати свои привесили и руки свои подписали. А архи-
мариты и игумены, и старцы руки свои приложили. Утвержена
бысть сия грамота в преименитом и царствующем граде Москве
лета 7092 году месяце июля в 20 день.
С. Г. Г. и Д., ч. 1, № 202.
20 .
1590—1591 гг . — Из Торопецкой уставной грамоты царя
Федора Ивановича
. . . И на пустые им [торопчанам] места старинных своих тягле­
цов из за князей и из за детей боярских, из за монастырей и из
волостей, которые у них с посаду разошлись в заповедные лета,
вывозить назад на старинные их места, где хто жил наперед того,
безоброчно и безпошлинно.
Чтения в обществе истории и древ­ностей российских, 1902, кн. 2,
стр. 359.
21.
1592 г. апреля 14. — Грамота царя Федора Ивановича Двинскому
земскому судье И. П. Безбородову о возвращении беглых крестьян
Николаевского корельского монастыря
От царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии на
Двину выборному земскому судье Ивану Перфирьеву сыну
Безбородово с товарыщи. Бил нам челом з Двины Николы чюдо-
творца Корельского монастыря игумен Варлам -з братьею Николь­ ского ж монастыря на крестьян, которые из за монастыря выбе­
жали, а живут на-Двине, на Парфенка Яковлева да на Вешнячка
Иванова сына Латухина, а сказал: жили деи те крестьяне за Ни­
кольским монастырем в деревнях; и как деи писал писец наш князь
95

Василей Звенигородцкой с Товарьици всю Двину и Двинской уезд и
их-Никольскую вотчину, и тех деи их крестьян Парфенка да Веш-
нячка написал за Корельским монастырем, и в нынешнем де в 100 году в Филипов пост о Никотине дни выбежал деи тот их
крестьянин Вешнячко из их из Никольские вотчины без отказу' безпошлинно со всеми своими животы и статки; а пришел деи тот
крестьянин Вешнячко к Никольскому крестьянину к Исачку к Те*
рентееву да и женился деи он у того Исачка на дочери; а Пар
фенко де выбежал из Никольские волости нынешнего ж 100 год;,
в великой пост, о Зборном воскресенье со всеми своими животы
и статки, а пошлин деи монастырских на нынешней 100 год не)
платил никаких; и нынеча деи те их крестьянские деревни, в кото­
рых они жили, пустеют; а те деи крестьяне их Никольские вот­
чины искони вечные; и вперед деи их Никольской вотчины от от­
пусков наших служб и от дани и от оброку оплачиваючи за те
деревни запустети; а станет деи с тех з дву деревень в нынешней весне в отпускех и во всяких наших податех больши 20 рублев
и в том, что те деревни залегли не паханы. И будет так, как нам
Николы Корельского монастыря игумен Варлам з братьею бил че­ лом, и как к вам ся наша грамота прийдет, й вы б про тех кре­стьян сыскали всякими сыски накрепко и обыском обыскали тутош­
ними и окольними людьми, что те крестьяне наперед того за .Ко­ рельским монадтырем живали ли, и в нынешнем в 100 году из за
Никольского монастыря без отпуску выбежали ли. Да будет
в обыску скажут, что те крестьяне Парфенко да Вешнячко наперед
сего за Никольским монастырем, жили и выбежали в нынешнем
в 100 году без отпуску, и вы б тех крестьян Парфенка да Веш-
нячка вывезли и опять за Никольский монастырь з женами и з детьим
и со всеми их животы и посажали их в Никольской вотчине Ко­рельского монастыря в старые их в деревни и дворы, где они жили
наперед того. Да и вперед бы есте из Никольские вотчины крестьян
в заповедные лета до нашего указу в наши в черные деревни не
вывозили (в подлиннике «не волозили». — Б. Г.), тем их Никольские
вотчины не пустошили. А прочет сю нашу грамоту и списав с нее
противень слово в слово, отдали Никольскому игумену Варламу з братьею, и он ее держит у себя для иных выборных судей и дан­
ных зборщиков. Писан на Москве лета 7100 апреля в 14 день. На обороте: Царь и великий князь всеа Русии. Диак Ондрей
Щелкалов. Печать.
Р. И. Б., т. XIV, № 72.
2 2 .
1594 г. октября 21. — Выписка из приходной книги Волоколамского
монастыря о крестьянских волнениях в монастыре и об их усми­ рении
Лета 7103-го октября в 21 день приезжали в Осифов мона­
стырь от государя Андрей Яковлич Измайлов да подьячей К аза­ рин Петров обыскивать и сыскивать и дозирать всяких монастыр­
ских дел по ложному челобитью бььвшаго келаря чернца Антона
Лопотинского. А тот чернець Антон приезжал с Ондреем же в Осифов монастырь. И в кои поры Андрей был в Осифове мона­стыре, и в те поры по науку того Антона крестьяне монастырские
не почели слушати приказщиков и ключников монастырских и мо*
9 6

настырских дел никаких не почели делати: хлеба молотити и в мо­
настырь возити и солодов ростити и даней монастырских давати. И старець Мисайла Бсзнин и келарь и казночей и соборные старцы
сказывали про то Андрею и Казарину. И Андрей и Казарин велели
крестьяном всякие монастырские дела делати. И крестьян з а то велели смиряти, что оне не слушают и лени на них имати. И как
Андрей и Казарин из монастыря поехали, и крестьяне монастыр­
ские почели пущее не слушати и приказщиков и ключников учели бити и дел монастырских не почели делати и оброчных денег не
учели давати и вина почели держати и леса монастырские заповед­ ные почели сечи. И старец Мисайла Безнин про то велел крестьян
острастити й смирити. И которые крестьяне прожиточнее сами во ­
ровали и научали всех воровать, и старец Мисайла велел на тех
пени имати. И от того крестьяне унелись воровата и почели во
всем слушати. А се тем крестьяном имена, на ком што пени взято на мона­
стырь.
Того ж 103-го февраля в 5 день села Буягорода взято пени на
Климе на Быковском 5 руб. денег.
Того ж месяца в 10 день села Отчищева деревни Родионова
взято пенных денег на Леоне на Большом 5 руб. Того ж месяца в 12 день села Буягорода взято пенных денег
на Григорье на Большом 5 руб. Того ж месяца в 13 день взято пенных денег села Успенского
на Иване на Зуе 5 руб. Того ж дни взято пенных денег села Успенского ж на Андрее
на Срезне 5 руб. да на Ивашке на Срезневе 5 руб.
Того ж месяца в 26 день взято на Первом на Недьякове да на
Роде на Поворе пенных денег 4 руб. 3 алт. 2 ден. за то, что оне
в Мамошине сено сгноили.
Да на Романе на Мохове взято пенных денег 5 руб. за то, что
покрали церковь в селе Кузьмодемьянском образы чудотворные и свечи, а он про то в монастыре игумену и старцу Мисаилу не из­
вестил; а в те поры он был в Кузьмодемьянском приказщик, а после того был в монастыре, как церковь покрали, а про кражю
не сказал. Того ж месяца в 28 день взято на кузьмодемьянском попе на
Иване пенных денег 5 руб. про ту же церковну кражу, как цер­
ковь покрали, а он в монастырь не бывал и про церковную кражу игумену и старцу 'Мисаилу не извещивал.
Того ж месяца в 29 день взято пенных денег села Отчищева
на Климе на Никольском 5 руб.
Того нс дни взято пенных денег села Отчищева на Офоне на
Родионовском 5 руб.
Марта в 8 день взято пенных денег села Отчищева на Рудаке
на Стомировском 7 руб.
Того ж месяца в 11 день взято пенных денег на Тонком на
Гаврилове 50 руб. за то, что он, живучи в с е л е *в Турове, вино
локупаючи пил. Того ж месяца в 14 день взято пенных денег села Зубова де­
ревни Оксенова на Гурье на Васильеве 5 руб.
Того ж месяца в 15 день взято пенных денег на того ж села
Зубова'деревн и Оксенова на Саве на Петрове 5 руб.
Того ж дни взято пенных денег села Зубова на Гавриле на
Сельском '5 руб.
7 Б. Д . Греков— 262 97

И всего до Андреева приезду Яковличя и Казаринова дозору'
старца Мисаила в приходе всяких прибыльных денег в мёсяцех по книгам й бораннык и масленных 844 руб. 22 алт.
Да после Андрея и Казарина в приходе по книгам и боровных
денег 764 руб. 10 алт. 4 ден.
И обоего до Андрея и после Андрея в год в приходе всяких
прибыльных денег дозору старца Мисаила 1608 руб. 32 алт. 4 ден.
Б. Д. Греков. Очерки по истории
' феодализма в России, Изв. ГАИМК, вып. 72, стр. 154—155.
23.
1597 г. апреля 25. — Указ царя Федора Ивановича о кабальных
людях
Лета 7105 апреля в 25 день по государеву цареву и великого
князя Федора Ивановича вееа Русии указу, память Михаилу Ивано­ вичи) Внукову да дьяку Пятому Кокошкину. Государь царь и вели­
кий князь Федор Ивановичь всеа Русии приговорил со всеми бояры
о холопех о полных и о докладных и о кабальных людех, кото­
рые люди, на Москве и по городом, служат в холопстве у бояр, и
у князей, и у думных, и у приказных людей, и у детей боярских, и у всяких служилых людей, и у гостей, и у всяких торговых
людей, по полным и по купчим и по докладным и по всяким
крепостям, и по кабалам по старым и по новым записным
кабалам, и от кого которые холопи полные и кабальные люди
побежали; и ныне, с лета 7105 февраля с 1 числа, государь царь
и великий князь Федор Ивановичь всеа Русии приговорил со всеми
бояры: от которых бояр полные холопи, и кабальные, и приданые люди, и жены и дети побежали, и бояром имена своих холопей и
на них крепости присЛати в Холопей приказ, да тех холопей имена,
которые у государей своих служат и которые холопи от них по­
бежали, и на них крепости старые и полные и купчие и доклад­ ные и всякие крепости и кабалы, записывати в книги;; а тем всяким
холопьим крепостным людским книгам быти за диячею рукою, большого для укрепления; а пошлин с старых кабал и от всяких
крепостей не имати. Да приговорил государь со всеми бояры:
Московского государства всяким людей холопьи имена и на них
крепости всякие записывати, с нынешнего уложения, безсрочно; а ближних городов дворяном и детем боярским и всяким служи­
лым людем имена холопьи и на них крепости всякие писати в год;
а князем и дворяном и приказным людем, которые на государевых
на дальных службах, в Астрахани, и на Терке, и на Сунже, и
в Сибирских городех, и на Таре, и тем князем и дворяном и детем боярским и всяким служилым людем в именах холопьих и в кре­
постях дати сррку три года. И которые люди служат в холопстве у бояр, и у князей, и у дворян, и у приказных людей, и у детей
боярских, и у всяких служилых людей, и у гостей и у всяких тор­
говых людей по полным и по купчим и по рядным, полные люди, и
те люди, и жены их и детимв холопстве тем своим государем и их детем, по прежнему государеву уложенью по Судебнику. А у кого
на холопа или на рабу была полная или докладная, или у кого по
рядным и по докладным или по духовным грамотам и по иным
старинным крепостям холопи служили, а те будет у них полные и
98

докладные и рядные и даные и духовные и всякие старинные
крепости в московской пожар в прошлом 79 году и после того
в иные пожары погорели, или будет иным каким обычаем те у них
крепости утерялись, и в том у них даваны явки, и явки сыщут, а крепостей на тех людей нет, и тем людем на тех своих крепост­
ных и на всяких старинных людей по прежнему государеву цареву
и великого князя Федора Ивановича всеа Русии приговору
101-го году марта имати в службе новые крепости. А которых всяких крепостных холопей государи их. отходя сего света, от себя ве­
лели отпустить и отпускные им давали, и те холопи, по тем отпуск­ ным, впредь свободны, и женам и детям их впредь до тех холопей
дела нет. А которые люди, до государева царева и великого князя
Федора Ивановича всеа Русии уложенья в прошлых годех, до лета
7094 году июня до 1-го числа, били челом в службу бояром и дво-
ряном и приказным людем и детем боярским и всяким служилым
людем и гостем и всяким торговым людем, и кабалы служилые на себя давали, а в книги тогда в Приказе Холопья суда, те служилые кабалы не писаны; и которые люди с государева царева и великаго
князя Федора Ивановича всеа Русии уложенья, лета 7094 году июня с 1 числа, били челом в службу бояром и князем и дворя­
нам и приказным людем и дьяком и детем боярским и всяким слу­
жилым людем и гостем и всяким торговым людем, и кабалы слу­ жилые на себя давали, на Москве с докладу Холопья суда, и во
всех городех с ведома приказных людей, И в записных в москов­
ских в кабальных книгах и в городех те служилые кабалы запи-
сываны до нынешнего государева новаго уложенья, 105 году фев­
раля по 1 число; и которые люди впредь с лета 7105 году февраля
с 1* числа били челом в службу, и впредь учнут бити челом
в службу бояром и князем и дворяном и приказным людем и де­
тем боярским и всяким служилым людем и гостем и всяким торго­
вым людем с докладу Холопья суда, и во всех городех с ведома приказных людей и в московских в записных в кабальных книгах и
в городех, у приказных людей, те служилые кабалы будут запи­ саны, и тем всем людем, и женам и детем, которые жены и дети,
в тех служилых кабалах писаны в службу государем своим, по
тем служилым кабалам, по старым и по новым, быти в холопстве, как и по докладным, а от государей своих им не отходити и денег
по тем служилым кабалам у тех холопей не имати, и челобитья их
в том не слушати по старым кабалам; а выдавать их тем государем по тем кабалам в службу, до смерти. А котораго записного кабаль­
ного человека которая кабала, старая или новая, по новому уло-
женью записана в книги, а в том кабальном холопстве у него ро­
дится сын или дочь, и те их дети тем своим государем в холопи,
против докладных людей, и по государеве ж смерти, как и отцы
их; а женам после мужей своих и детем после отцов своих, до тех
кабальных записных людей, и до их детей, которые дети в кабалах
будут писаны и которые дети в том кабальном холопстве родятся, дела нет, и денег по тем отцовским кабалам на тех кабальных хо-
лопех женам и детем не указывати. А которая служилая кабала на
холопа или на рабу у которого государя старая, или будет оба
государя живут в одном городе, а возмет на того ж холопа кто,
ведая, новую служилую кабалу, и будет украдом тое кабалу и в книги запишет, и тех людей, и жен, и детей по тем по старым
служилым кабалам отдавати прежним их государем, а по новой
кабале денег не имати. А. которой государь поймав приведет к Хо­
99

лопью суду своего кабального холопа или рабу, а кабала будет
у Холопья суда в записных книгах записана, и того холопа и рабу
по записной кабале отдавати головою в холопство тому его госу­
дарю, а в сносе дати суд. А которые кабальные люди учнут на
себя полные и докладные давати, и тех кабальных людей отсылати
с памятьми и с кабалами к постельничему и к наместнику Трети
Московские, к Истоме Осиповичу Безобразову, и которые постель­ ничие впредь будут; а которые кабальные люди, став, скажут, что
они служили преж сего по кабалам, а ныне на себя дают полные
и докладные, да, постояв, тут же скажут, что полные и докладные
на себя не дают, и Михайлу Ивановичи) да дьяку Пятому Кокош-
кину велети тех кабальных людей присылати к себе, и, записав
в книги, отдавати тех кабальных людей по прежнему' в холопи,
по их кабалам, по которым винятся, старым их государем. А о вольных людех приговорил государь со всеми бояры: ко­
торые люди, на Москве и по городом, служат у кого добровольно
и Михайлу Ивановичю и дьяку Пятому тех вольных людей велети
ставити перед собою с теми людьми, кто у кого служит добро­
вольно, да тех вольных людей роспрашивати: сколь давно кто у кого служит добровольно и кабалу на себя дает ли? и которые люди вольные прослужили у кого недель 5—6, а кабал на себя
дати не похотят, и тех людей отпущати на волю, А кто, скажет,
послужил у кого добровольно с полгода и больши, а кабалы на себя дати не похочет, а сыщут, что тот добровольной холоп у того
человека служил с полгода, и на тех вольных холопей служилые кабалы давати, и челобитья их в том не слушати, потому что тот
человек того добровольного холопа кормил и одевал и обувал.
И которой государь того добровольного холопа одевал и обувал и кормил, и того добровольного холопа однолично никому, мимо
того государя, никак не приимати. А кто того добровольного хо­
лопа, мимо нынешнее новое государево царево и великаго князя
Федора Ивановича всеа 'Русии уложенье, примет, и тех доброволь­
ных холопей, сыскав, отдавати совсем старым их государем, у кого
кто служил добровольно, а в сносе давати суд и управа по госу­
дареву цареву и великого князя Федора Ивановича всеа Русии указу.
А. И., т. I, № 221, II.
24.
1597 г . н о я б р я 24. — У к а з о б е гл ы х к р е с т ь я н а х
Лета 7106 ноября в 24 день царь и великий князь Федор Ива­
нович всеа Русии указал и бояре приговорили. Которые крестьяне из за бояр и из за дворян и из за приказных людей из за детей
боярских и из за всяких людей из поместей и из вотчин- и из
патриарховых и из митрополичьих и из владычных и из мона-
стырьских вотчин выбежали до нынешняго 106 году за 5 лет, и на тех беглых крестьян в их побеге, и на тех помещиков и вотчин­
ников, за кем они-выбежав живут, тем помещиком, из за кого они
выбежали, и патриаршьим и митрополичьим и владычним детем
боярским и монастырских сел прикащиком. и служком давати суд
и сыскивати накрепко всякими сыски, и по суду и по сыску тех
200

U t l V l D l A I D n n L. Ж С П А М П И L. Д С А ШУ1П H V,U D I C W H Л Ш З и 1 Ш O U .3 11 Ш
назад, где кто жил. А которые крестьяне выбежали до нынешняго
106 году лет за 6 и за 7 и за 10 и больши, а те помещики и вот­
чинники из, за кого они выбежали, и патриаршьи и митрополичьи
и владычни дети боярские и монастырских вотчин приказчики и служки на тех своих беглых крестьян в их побеге, и на тех поме­
щиков и на вотчинников, за кем они из за них выбежав живут, до нынешняго 106 году лет за 6 и за 7 и за 10 и больши государю
царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии не бивали
челом, и государь царь и великий князь Федор Ивановичь всеа
Русии указал, и по государеву цареву и великого князя Федора
Ивановича всеа Русии указу бояре приговорили, на тех беглых
крестьян в их побеге, и на тех помещиков и на вотчинников, за
кем они выбежав живут, суда не давати и назад их, где кто жил,
не выеозити. И по государеву цареву и великаго князя Федора
Ивановича всеа Русии указу и по боярскому приговору, которые
крестьяне из за бояр и из за дворян и из за приказных людей и из за детей боярских и из за всяких людей из-поместей и из вот­
чин и из патриарховых и из митрополичьих и из. владычних и из
монастырских вотчин выбежали до нынешняго 106 году за 5 лет, и на тех крестьян в их побеге, и на тех помещиков и на вотчин­
ников, за кем они выбежав живут, тем помещиком и вотчинником,
из за кого они выбежали, и патриаршьим и митрополичьим и вла-
дычним детем б'оярским и монастырских вотчин приказщиком и
служкам давати суд и сыскивати всякими сыски накрепко; а по суду и по сыску велети тех беглых крестьян с женами и с детьми
и со всеми их животы возити назад, где кто жил. А которые кре­
стьяне из за помещиков и из за вотчинников и из патриарховых
и из митрополичьих и из владычних и из монастырских вотчин
выбежали до нынешнего 106 году лет за 6 и за 7 и за 10 и. больши,
а те помещики и вотчинники и патриаршьи и митрополичьи и вла­
дычни дети боярские и монастырских вотчин приказщики и служки,
из за кого они выбежали, на тех своих беглых крестьян в их по­
беге, и на тех помещиков и на вотчинников, за кем они из за них
выбежав живут, до нынешняго 106 году лет за 6 и за 7 и за 10 и
больши государю царю и великому князю Федору Ивановичю всеа
Русии не бивали челом, отказывати и суда на тех беглых крестьян
и на тех помещиков и вотчинников, за кем они выбежав живут, не давати, а дати суд и сыск в беглых крестьянех, которые до
нынешнего 106 году выбежали за 5 лет. А которые дела в беглых
крестьянех засужены и до нынешняго государева царева и вели­ каго князя Федора Ивановича всеа Русии указу не вершены, и госу­
дарь царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии указал и
по государеву цареву и великого князя Федора Ивановича указу бояре приговорили дела вершити по суду и по сыску.
А. И., т. I, № 221, III.
25.
1601 г . н о я б р я 28. — П а м я т ь царя Б о р и с а Г о д у н о в а ок ол ь ниче м у
В . П . М о р о з о в у о крестьянском вы ходе
Лета 7110 ноября в 28 день, по государеву цареву л великого
князя Бориса Федоровича всеа Русии указу, память окольничему
Василью Петровичу Морозову. В нынешнем во 110 году великий
* Ш

государь царь и великий князь Борце Федорович всеа Русии и сын
его великий государь царевич князь Федор Борисович всеа Русии
пожаловали, во всем своем государстве от налога и от продаж велели крестьяном давати выход. А отказывати и возити крестьян
дворяном, которые служат из выбору, и жильцом, которые у госу­
даря царя и великого князя Бориса Федоровича всеа Русии и кото­
рые у государя царевича у князя Федора Борисовича всеа Русии,
и детем боярским городовым, и городовым приказщиком всех же
городов, и иноземцом всяким, и Большого Дворца дворовым лю­
дей всех чинов, ключником, стряпчим, ситником, подключником,
Конюшенного приказу приказщиком и конюхом стремянным и
стряпчим, ловчего пути охотником и конным псарем, сокольничья
пути кречетником, и сокольником, и ястребником, трубником, и
сурначеем, и государыни царицы и великие княгини Марьи Григорь­
евны всеа Русии детем боярским, и всех приказов подьячим, и
Стрелецкого приказу сотником стрелецким и головам казачьим, и
Посольского приказу переводчиком и толмачем, и патриаршим и митрополичьим и архиепископьим и епископьим приказным людем,
детем боярским, промеж себя. А срок крестьяном отказывати и во-
зити Юрьев день осеннего да после Юрьева дни две недели. А по­
жилого крестьяном платити за двор, по рублю по 2 алт. А в двор­
цовые села и в черныя волости, и за патриарха, и за митрополиты, и за архиепископы, и за владыкы, и за монастыри, и за бояр, и за
окольничих, и за дворян больших, и за приказных людей, и за дьяков, и за стольников, и за стряпчих, и за голов стрелецких и
из за них в нынешнем во ПО году, крестьян возити не велети.
А в Московском уезде всем людем промеж себя да из иных горо­
дов в Московской уезд по тому ж крестьян не отказывати и не
возити. А которым людем промеж себя в нынешнем во 110 году крестьян возити, и те по государеву цареву и великого князя Бо­
риса Федоровича всеа Русии указу возити меж себя одному чело­
веку из за одного лее человека крестьянина одного или дву, а 3-х
или 4-х одному из за одного никому не возити.
А. А. Э., т. II, № 20.
26.
1602 г . а в г у с т а 26. — - Ж а л о в а н н а я гр а м о т а п а т р и а р х а И о в а К о н с т а н -
т и н о -Е л е н и н с к о м у м онасты рю о н е п о д с у д н о с ти к р е с ть я н и с л у г
м о н а с ты р с к и х вл ад им ирском у п а т р и а р ш е м у н а м е с т н и к у , с опред еле­ нием п о в и н н о с те й кр есть я н в п о л ь з у м онасты ря
Божиею милостию се яз смиренный Иев, патриарх царьствую-
щего града Москвы и всеа Русии. Бил мне челом Володимерского
уезда нашие богомольи Царя-Костянтиновского монастыря архи-
марит Рафаило с братьею, а сказал: емлют деи по них и по слуг и по крестьян того монастыря заволостные люди из нашего Дворца
грамоты и зазывные и челобитные подписные в напрасных пок- лепных искех в деловую пору и в пашенное время, и им деи От
того чинятца убытки и продажи великие. И нам бы их пожаловати
велети им дати свою жаловальную грамоту, кому на них чего
искати, и нам бы учинити им один срок в году. И яз смиренный
Иев, патриарх царьствующего града Москвы и всеа Русии, Царя- Костянтиновского монастыря архимарита Рафаила с братьею, или
102

кто по нем иный архимарит в том монастыре будет, пожаловал
свою жаловальную грамоту дати им велел: кому будет чего на
архимарите и на братье, и на слугах, и на крестьянех того мона­
стыря иекати, и яз смиренный Иев патриарх архимарита Рафаила
с братьею и слуг и крестьян сам сужу или мой дворецкой; а срок
им велел учинити один в году, в той же день, по Крещенье хри-
стбве; а кто возмет по них грамоту или зазывную или безсудную
или челобитную подписную не на тот срок, которой в сей нашей
грамоте писан, в какове деле ни буди, и яз смиренный Иев патриарх к ответу ездити им не велел; а кто возмет управную грамоту, или
зазывную, или безсудную, или подписную челобитную не на тот срок, и та грамота не в грамоту и безсудная нс в безсудную. Так
же есми архимарита Рафаила с братьею и слуг и крестьян пожало­
вал, своих дворцовых сел приказщиком и детем боярским и их
людем незваным к ним ездити не велел, а кто приедет незван, и
они тех незваных людей высылают вон безпенно. Такоже есми
пожаловал того архимарита Рафаила с братьею: кто у них в мона­
стырских селех и в деревнях учнут жити монастырских слуг, и
наместник наш Володимерской не въезжает и людей своих к ним
не посылает ни по что и не судит их ни в чем; а кому будет на их слугах и на крестьянех чего искати, ино их судит архимарит
Рафаило, или того монастыря приказщик; а лучитца того мона­
стыря монастырским людем, попом, и диаконом, и слугам, и кре-
стьяном, или церковному причету смесной суд с волостными
людьми, и наместник наш тех людей судит, а архимарит Царя-
Костянтиновской или его приказщик с ним же судит; а прав ли, виноват ли волостной человек, и он прав или виноват своему судье,
а архимарит или его приказщик в волостного человека не всту- паетца; а прав ли, виноват ли монастырской человек, и он прав
или виноват своему судье. А пашню крестьяном на монастырь пахати на выть по десятине, а сеяти. монастырскими семяны, а
мерити десятину в длину по 80 сажен, а поперек по 30 сажен,
и с тех десятин крестьяном хлеб жата и в монастырское гумно возити и скласти и молотить и в житницы сыпати; а навоз возити
крестьяном на монастырскую пашню с конюшенного и с коровья
и с гостина двора на выть по 80-ти телег; а сено косити крестья­
ном на монастырской обиход по 20-ти копен волоковых на выть, и .грести и метати то сено им же. А оброку им в монастырскую казну за сыры, и за масла, и за яйца, и за пшеницу, и за конопли, и за овчины имати по полтине с выти; а крупы и толокно делати
крестьяном в монастырском хлебе по 4 четверти на выть овса или
гречи. А лучитца архимариту ехати к Москве, и на крестьянех
имати ему по подводе с выти одинова в год. А лес им для мона­стырского ‘ строенья ронити и в монастырь возити, где архимарит
Рафаило лесом промыслит, и тем лесом монастырь городити и
кельи ставити, и конюшенной, и коровей, и гостии двор делати,
и огороды, и гумна монастырские городити; а дров возити кре­
стьяном по сажени на выть. А которые крестьяне того монастыря
женятца, и им имати знамена венечные у архимарита, а архимариту
имати от знамени с отрока по 2 алт. с двоеженца по 4 алт., с трое­
женца по шти алт. А пожалует архимарит которого слугу сельским
и деревеньским приказом и доводом, и тому слуге имати себе на крестьянех въезжего на 4 празники: на Рожество христово, на
Велик день, на Петров день, на Семень день, на празник с выти
Щ

по алтыну, да. по полуосмине ржи, да по осмине овса на год;
а судные пошлины имати по государеву цареву и великого князя
Бориса Федоровича всеа Русин указу и по Судебнику с рубля по гривне; а кто побьет челом убитого осмотрить, и смотреного имати
по 4 алт, а доводчику хоженого по 2 ден., а езду на версту по
денге, а на правду вдвое; а кто судной список запишет, и ему записки 3 ден.; а которой крестьянин выдаст за волость девку или
вдову, и за выводную куницу приказщику гривна; а которой кре­
стьянин женитца в своей волости или за волостью, и приказщику имати убрусного 10 ден.; а которой крестьянин продаст за волость
или в своей волости лошадь или корову, или меняет, и с того
имати явки по 2 ден.; а которой крестьянин продаст за волость или в своей волости хоромину, или одонья ржи, или овса, или стог
сена, ил» купит, и с того явки по 4 ден.; а которой крестьянин
подымет на межу из борана, и на виноватом за боран 2 алт.;
а которой крестьянин сварит пиво, и явки имати с пива с четверти
по деньге; а которой крестьянин сварит пиво не явясь, и на том
крестьянине имати пени на монастырь по 2 рубли; а велети пити
смирно, чтоб бою и грабежу и никоторого воровства отнюдь не
было; да приказщику ж имати со крестьян в осень по куряти да
по поярку с дыму; а что которой приказщик доходу себе сберет,
и то велети писати в книги и те книги отдавати в монастырскую
казну, чтоб архимариту и братье было известно. Дана грамота на Москве лета 7110 августа в 26 день.
А. Ю. Б., т. I, № 43.
27.
1606 г . февраля / . — Б о я р с к и й п р и г о в о р о т о м , к о г о из б е ж а в ш и х
в гол од н ы е год ы кр естья н во звра щ ать преж ним владельцам
Лета 7114 февраля в 1 день, по государеву цареву и великого
князя Дмитрея Ивановича всеа Русии слову, бояре приговорили: которые бояре и дворяне и дети боярские и владычних и мона­
стырских вотчин бьют челом государю о суде в беглых крестьянех
до 110 году до голодных годов за год на посады, и в государевы
в дворцовые села, и в черныя волости, и за помещиков, и за вотчинни­ ков во крестьяне и в холопи, и тех приговорили сыскивая отдавати
старым помещиком. А которые крестьяне бежали во 110 и во 111 году, в голодные годы, с животы, а прожити было им мочно,
а пришли за иных помещиков или за вотчинников жити во кре­ стьяне и в холопи, и тех сыскивая отдавати старым помещиком и
вотчинником. А которые - бегали с животы в дальные места из за
Московских городов на Украины, а с Украины в Московские городы,
или из города в город, верст за 200 и за 300 и больши, а пошли от старых своих помещиков с животы и, ростеряв животы, пришли к иным
помещиком в бедности, и про то сыскати около тех поместей,
откуды тот крестьянин пошел; да будет в сыску окольние люди скажут, что он был не беден и сбегал от овоего помещика или От
вотчинника с животы, а прокормитися было ему мочно, а ныне за
кем во крестьянех или у кого служит по кабале, и того по сыску
отдати старому помещику или вотчиннику, из за кого он сбежал,
каков есть; а про которого крестьянина скажут, что он в те голод­
ные лета от помещика, или от вотчинника сбрел от бедности, что было ему прокормиться не мочно, и тому крестьянину жити за тем,
Щ

кто; его голодные лета прокормил, а исцу отказати: не умел он'
крестьянина своего кормити в те голодные лета, а ныне его не пытай. А которые крестьяне в голодные лета во 110 и во 111 году
и во 112 году пришли в холопи к своим или к сторонним помещи­
кам и вотчинником и кабалы служилыя на себя подавали, а старые
их помещики или вотчинники учнут их вытягивати из холопства
по крестьянству, и того сыскивати накрепко: будет сшел от бед­ ности и животов у него не было ничего, и тем исцам отказывати:
в голодные лета тот помещик или вотчинник прокормить его не
умел, а собою он прокормитись не в мочь, и от бедности, не хотя
голодною смертью умереть, бил челом в холопи, а тот его принял,
в голодные годы прокормил и себя истощил, проча себе, и ныне
того крестьянина из холопства во крестьяне не' отдавати, а быти
ему у того, кто его голодные лета прокормил, а не от самые бы нужи в холопи о,н не пошел. А которые кабальные люди учнут
оттягиватися, а учнут говорити, взял его помещик во двор с пашни
сильно и взял, кабалу, а ему было самому прокормиться, не мочно,
и о том сыскивати крепостьми, в которое, время и «в которых годех
кабалы писаны: будет на Москве или в городех в книги писаны,
и по- тем кабалам в холопи выдавати, потому, имал бы на него кабалу сильно, и он бы о том у записки бил челом; а которыя
кабалы в книги не записаны, и тем верити нечего. А которые кре­ стьяне из за кого бежали до 1110 году, голодных лет за год, и кото­
рые после голодных лет за год во 113 году и в нынешнем во 114 году, и про тех крестьян сыскивая отдавати прежним помещи-.
ком и вотчинником; а в чем будет спор, и в том давати суд.
А которые крестьяне пошли в холопи до голодных лет, и тех сыскивая по крестьянству из холопей выдавати. А на беглых кре­
стьян по старому приговору дале 5-ти лет суда не давати.
А. А. Э., т. II, № 40.
28.
1606 г . февраля 20. — С л у ж и л а я кабала П р о к о ф и я С т е п а н о в а сына
с семьей И . М . П у с т о ш к и н у на 3 р у б л я
Се яз Прокофей Степанов сын с своею женою с Варварою
с Григорьевою дочерью да с своею падчерицею с Марьею с Овсие- вою дочерью заняли есми у государя своего у Ивана у Михайлова
сына Пустошкина 3 рубли денег в московское число февраля от
двадесятаго числа да до такого же дни на год февраля по два- десятое ж число. А за рост нам у государя своего у Ивана Пустош­
кина служить по вся дни во двори. А полягут деньги по сроцы, и
нам у государя своего у Ивана по тому же служить по вся дни во двори. А на то послуси Яков Самуилов сын. А служивую кабалу
писал земский диячек Боровицкого стану Гриша Павлов лета
7114 февраля в 20 день. Губной староста Иван Висленев.
Н а о б о р о т е : Послух Якуш руку приложил.
А. Ю. Б., т. II, № 127, I.
" 29.
1607 г . м а р та 7 . — У к а з ц а р я Васил ия Ш у й с к о г о о « д о б р о в о л ь н ы х
х о л о п а х »
Лета 7115 марта в 7 день государь царь и великий князь
Василей Ивановичи всеа 'Русии указал о добровольных холопех:-


которые холопи у бояр, и у дворян, и у дьяков, и у приказных
людей, и у детей боярских, и у иноземцов, и у всяких служилых
людей послужат в холопях добровольно полгода или год или больше, а не в холопстве родились и не старинные их люди, а кабал на себя те холопи государем своим дата не похотели; и на тех добро­
вольных холопей в Приказе Холопья Суда учнут государи их
бита челом о кабалах, и тех добровольных холопей государь царь
и великий князь Василей Ивановичь всеа Русии велел роспраши-
вати: сколько он у тех государей своих добровольно служит? Да
будет которые добровольные холопи в роспросе скажут, что слу­
жит полгода, или год, или больши, а кабал дата не хотят, и тех добровольных холопей в неволю давати не велел, а велел им тем
людем в кабалах отказывати: не держи холопа без кабалы ни
одного дни, а держал безкабально и кормил, и то у себя сам потерял. А которые добровольные холопи в роспросе сами скажут,
что они служили полгода или год добровольно, и впредь хотят
служити по кабалам и кабалы на себя дают, и на тех доброволь­
ных холопей кабалы государь указал давати по прежнему своему
государеву указу. И сесь свой государев указ о добровольном
холопстве государь царь и великий князь Василей Ивановичь всеа
Русии дияком Дороге Хвицкому да Ондрею Ворееву в Холопье
приказе велел записати.
1609 г . се н тя б р я 12. — Б о я р с к и й п р и г о в о р о « д о б р о в о л ь н ы х
х о л о п а х »
И 118 сентября в 12 день князь Григорей Васильевичь Гагарин
да дьяки Пешек Жуков да Павел Матюшкин о сей холопье статье,
что о добровольных холопех в прошлом во 115 году в Судебник приписана, в Верху бояр докладывали. И бояре все тот прежний
приговор 115' году указали отставить, а приговорили о доброволь­
ном холопстве быта той статье по государеву прежнему указу, как
уложено и в Судебник приписано блаженные памяти при государе
царе и великом князе Федоре Ивановиче всеа Русии 105 году.
А. И., т. II, № 85, I.
30.
1607 г . м арта 9. — С о б о р н о е у л о ж е н и е о к р е с т ь я н а х и х о л о п а х
Лета 7115 марта в 9 день государь царь и великий князь Васи­
лий Иоановичь всея Русии с отцом своим святейшим Гермогеном
патриархом, со всем освященным собором и со своим царским
сигклитом, слушав доклада Поместной избы от бояр и дьяков, что
переходом крестьян причинилися великия кромолы, ябеды и наси­
лия немощным от сильных, чего де при царе Иоане Васильевиче
не было, потому что крестьяне выход имели вольный; а царь Феодор
Иоанновичь по наговору Бориса Годунова, не слушая совета старей­
ших бояр, выход крестьяном заказал, и у кого колико тогда кре­стьян было, книги учинил, и после от того началися многия вражды,
кромолы и тяжи. Царь Борис Федоровичу видя в народе волнение
велие, те книги оставил, и переход крестьяном дал, да не совсем,
что судьи не знали, како по тому суды вершити, и ныне великия

в том учинились разпри и насилия, и многим раззорения и убив-
ства смертныя и многие разбои и по путем грабления содеяшася и содеваются. Сего ради приговорили есми и уложили по святым
великим соборам и по правилам святых отец :1
Которые крестьяне от сего числа пред сим за 15 лет в книгах
101 году положены, и тем быть за теми, за кем писаны. А буде тс
крестьяне вышли за кого инаго, и в том есть на крестьян тех или
на тех, кто их держит, челобитье, и те дела не вершены, или кто сентября по 1 число сего года будет бить челом, и тех крестьян
отдавати по тем книгам со всеми их животы тем, за кем они пи­ саны, до сроку Рождества христова 116 года без пожилаго; а не от­
даст кто на тот срок, ино на нем брати за приим и пожилое по
сему уложению. А не было о которых крестьянах челобитья по сей
день и сентября по 1 не будет, и тех после того срока по тем кни­
гам не отдавати, а написати их в книги за кем они ныне живут, и
впредь за пятнатцать лет о крестьянах суда не давати, и крестьян
не вьгвозити, [не возвращати].
А б у д е которые отныне и за кого вышед п ерейдут к иному
кому бы то ни было, и тот примет противо сего нашего соборн аго
улож ения, и у того, крестьянина взяв, перевести ему со всеми того
крестьянина, пожитки, откуда он перебежал; а двор, естьли тот
крестьянин строил, заплатити чего судит, а двора не возити; да
с него ж е на царя государя за то, что принял противо уложения,
доправити 10 Рублев: не принимай чужаго, д а с него ж е за п о ж и ­
л ое тому, чей крестьянин, за двор на всякой г о д по 3 рубли, и за
хол остаго т о ж е на г о д по 3 рубли. А придет к кому крестьянин нанятися в работу на лето или на
зиму или на весь год, а не семьями, и кто наймет не дале года,
о том не винити за прием и пожилаго не правити, потому что его
государь сведом, где он живет.
" А побежит жонка или вдова или девка в чужую отчину и вы- дет замуж, и того мужика, которой женится на чужей жонке, от-
дати тому, чья жонка, со всеми его животы и с детьми, кои от
тоя беглыя родились; а буде у того мужика дети есть от первой
жены, и до тех дела нет, с мачихою не отдавать; а буде они малы,
то пустити с отцом, доколе коему минет о т . роду 15 лет. А которые люди держат рабу-до 18 лет девку, а вдову после
мужа более дву лет, а парня холостаго за 20 лет, а не женят и
воли им не дают, и той вдове или девке или парню итти к казна­
чею; а казначею, опытав о том, и доведут, что им те лета минули, а государь их не женит, ино тем дати отпускныя в Москве казна­
чею, а в иных городах наместником и судьям; а будет государь их бити челом о краже или сносе, и ему в том отказати и суда не да­
вати: не держи неженатых над закон божий и правила святых отец,
да не умножится блуд и скверно деяние в людех. А которые после сего уложения крестьяне или холопи или раба
побежит от своего государя и придет к иному, и государю искати
своего холопа и рабу и крестьянина в пятнатцати летах от побега,
а за пятнатцать лет не искать. А в городах воеводам и дьякам и всяким приказным людем
наведыватись в о всем их уезде чрез старост и сотских и священ­
1 Этот доклад дьяка в Боярской Думе Татищев передал своими
словами, но близко держась подлинника. — Б. Г,
J 0 7

ников, нет ли где пришлых людей вновь; и. где ему скажут, оных
брати и спрашивати накрепко, чей он, откуда, когда бежал, и где
сколько .жил, и не подговорил ли епо кто; и буде скажет кто под­ говорил и- доведет на него, и того подговорщика казнити торговою
казнию и взять с него поруку, что ему того беглаго отвести к его государю, да с него же в казну взяти пени 10 рублев; а с прием­
щиков, со всякого, кто его принимал и в селе более 7 дней дер­
жал, доправити в казну по 10 рублев за двор и за одинакаго му­
жика, а за бабу и за девку по 3 рубли за прием. А примут чьего холопа или крестьянина или рабу в царевы и
великого князя села или волости или в черныя волости или в па-
триярши и святительския и монастырский села, ино за прием пра-
вити на волостелях или на прикащиках й на старосте, кто ту во­
лость или село тогда управлял и пришлаго принял, а пожилыя и за дворы имати на тех селах и волостях, а в городах на всех по­
садских по сему уложению.
А которой наместник или судья или дьяк и иной приказной че­
ловек о пришлых в его уезде проведывать и сыскивать и допраши­ вать не будет и за прием деньги брать не станет, а доведут на него
в том, и с него те деньги доправити вдвое и от дела отбросити и
впредь ему ни у какова государева дела не быти.
В . Т а т и щ е в . Судебник, М ., 1768, стр.
134—137.
31.
1641 г . , н о я б р ь . — П а м я т ь во В л ад им ирский судны й при к а з б о я р и н у
И в а н у П е т р о в и ч у Ш е р е м е т е в у и дьякам Т и м о ф е ю А г е е в у и С е м е н у
С о ф р о н о в у о ч е л о б и тн о й д в о р я н и детей б о я р с к и х р а з н ы х г о р о д о в
и о го с у д а р е в о м ук а з е и б о я р с к о м п р и го в о р е п о ней 23 ию л я 1641 г .
Лета 7150-го ноября в — день по государеву цареву и великого
князя Михайла Федоровича всеа Русии указу память боярину Ивану
Петровичю Шереметеву да дияком Тимофею Агееву да Семёну Софонову.
В прошлом во 149-м году били челом государю царю и в. к.
Михайлу Федоровичи) всеа Русии дворяне и дети розных городов всею землею. Бегают де из-за них старинные их люди и крестьяне
в розные городы в большие поместья и в вотчины в патриарши, и
в митрополичьи, и в архиепискупяи, и >в Троецкие и розных мона­
стырей, и в государевы дворцовые села, и в чорные волости, и за бояр, и за окольничих, и за стольников, и за стряпчих, и за дворян
•Московских, и за всяких чинов людей на льготы. И те де многие помещики и вотчинники и монастыри тем их беглым людем и кре-
стьяном на пустых мёстех слободы строят, а их поместья и вотчины от
того ставятца пусты. И те ж их беглые люди и крестьяне, выжив за теми людми урочные годы и надеясь на тех сильных людей, где хто учнет жити, приходя из-за тех сильных людей, и достальных
людей и крестьян' из-за них подговаривают и домы их пожигают
и разоряют всяким разорением; да на тех ж их беглых крестьян,
укрепляя их вперед за собою, емлют на них ссудные записи и вся­ кие крепости в больших неоплатных ссудах и займех. А которые де
посадцкие тяглые люди живут за сильными людми и за монастыри
в закладчикех, и от тех закладчиков им и людем их и крестьяном
обиды и насильство многое в городех, и по торшком, и по слобо-
m

дам, и на посадех: людей их и крестьян грабят и побивают и на
мытах и на перевозех перевозы и мостовщины емлют мимо госуда­
рева указу и сверх государевых уставных грамот. А в городех воиводы и приказные, люди на тех людей в их насильствах суда не
дают, а отказывают им, что им их в городех судить не указано. А которых они беглых своих крестьян за кем проведают, а
урочные лета тем их крестьяном не дойдут, а они в тех своих бег­
лых крестьянех суда и указу добитца не могут; а которые, и засу-
дясь, за судным делом за вершением волочатца многое время, а бояре и окольничие за делы в полате не сидят. А как де бояре по
128-й год в полате сидели, и им о своих иэбидах и о всяких делех
бита челом было незаборонно. А которые де их беглые крестьяне из урочных дет выйдут, и в тех им крестьянех и без суда уроч­
ными леты отказывают.
А в прежних де годех и при прежних государех в тех их
беглых крестьянех урочных лет не бывало: крепки им крестьяне
были по поместным дачем и по писцовым книгам и по выписям,
кому хто старее в дачех. Да им же указано на патреярших и на владычних приказных людей, на крестьян и на монастыри в обидах
и во всяких исковых делех суд давати на три сроки: на Тройцын
да на Сем^нь день, да на Рождество Христово, — и им де на те сроки к Москве приезжати не мочно, что в то время живут по службам; да и в городех де на их слуг и на крестьян также суда
не дают, а они из за них людей и крестьян вывозят и землею их
владеют насильством и людей их и крестьяном всякие обиды делают, а от суда отымаютца теми указными сроки, и, против того
поклепав, на них ищут большими монастырскими иски. А кому доведетца по писцовым книгам и по сыску беглых кре­
стьян отдати, и те люди, у ково их возмут, на тех крестьянех ищут
по судным записям и по заемным памятем и по всяким крепостям
большие ссуды, и они для тех больших исков и прямых своих крестьян поступаютца для Московские волокиты. А хто из-за ково
беглово своиво крестьянина возмет, и на тех людех владения имати
не указано, а они де в те лета с своих пустых жеребьев всякие
подати платят. И государь бы их пожаловал, в тех обидах и в насильствах
крестьянских велел овой государев в указ учинить: а велел их во
всяких делех судить по Судебнику блаженные памяти царя и
великого князя Ивана Васильивича всеа Русин, и за их за судными
и за всякими спорными делы велел бы государь сидеть в полате
бояром, а не в судных приказех, а беглым из-за них крестьяном
пожаловал бы государь урочные лета велел отставить, а велел им
тех их беглых крестьян отдавати по помесным их дачем и по писцовым книгам" и по выписям, кому хто чем крепок, а людей так
же отдавати по крепостям. А на патреярших и на владычних при­ казных людей и на крестьян, и на Троецкой и на иные монастыри
в-ых обидах и в насильствах велел суд давати безсрочно с верою с кресным целованьем, а не з жеребья, и в беглых крестьянех
велел им свои государев указ учинить. А которые судьи учнут судить не по. правде, и с теми б судьями в-ых неправедных судех велел бы государь перед бояры давати очные ставки. И со всякими
людми велел бы их государь судить на Москве и в городех без-
сррчно, а на них бы велел государь искати где хто судим. И по­ сулы б государь велел вывесть. А которые их братья не по правде
109

обинены, и поместьями и х . и вотчинами сильные люди у них
завладели не по праведному суду и сыску» и в том бы государь
пожаловал — велел суд и сыск дати. „
Да дворяне ж дети боярские били челом государю царю и
великому князю Михайлу Федоровичи) все'а Русии: которые их братья и племянники и дети, не хотя с ними государевы службы
служить и бедности терпети и на себя хлеба пахати, верстаны и неверстаны, и которые были у розбору и в солдатцкой службе, а
иные покиня поместья свои и вотчины, и которые породились после
розбору» а отцы их на государеве службе под Смоленском побиты
и померли, и они, не бив челом государю об отцовских поместьях
и не хотя государевы службы служить, били челом в боярские дворы к боярам, и к окольничим, и к стольником, и к стряпчим, и
к дворяном Московским и к своей братье, — и государь бы их по­жаловал, о тех детех боярских, о верстаных и о неверстаных, кото­
рые были у разбору и в салдатцкой службе, и покиня поместья
свои и вотчины, и которые породились после розбору, а отцы их
побиты и померли, и они, не биз челом государю об отцовских
поместьях и не хотя служить, били челом в боярские, дворы и
к своей братьи, велел свой государев указ учинить.
И 149 году июля в 23 день государь царь и великий князь
Михайло Федорович всеа Русии, слушев челобитья дворян и детей боярских, указал и бояре приговорили: во крестьянстве на
всяких чинов людей и в насильстве давати суд. А которые всяких
чинов люди, хотя беглых чюжих крестьян за собою укрепить, ималй на них кабалы и записи во многой ссуде, и будет которые беглые
крестьяне и бобыли кому доведутца отдати, а те люди учнут по
тем ссудным записям и кобалам на тех людех, кому те крестьяне
отданы будут, искать, и тем людем в том отказати: не принимай
чюжих крестьян и бобылей и не давай им ссуды; и тем кабалам
и ссудным записям не верить и те записи и кабалы имати и
в книги записывать, и которую ссуду давал и с тою ссудою отда-
вати тем, которым те крестьяне доведутца по суду отдавати.
А хто кому обиду учинит, откупщики и мытовщики, и на них
давати суд по приказом, ис которово приказу кому дано в откуп или на оброк. А перевоз откупщиком имати, которые мосты и пере­
возы и мытовщины даны на откуп, с торговых со всяких людей,
чей хто ни будь, с товаров и с хлеба и с животины продажные вправду, по государевым грамотам. А хто учнет имати мимо госу­
даревы грамоты, и тех бита кнутом, да сверх тово пеня на госу-
дяря с откупу их с рубля по алтыну. А с гонцов, и которые по­
сланы будут для государевых всяких дел, и с служилых во всяких
ратных людей, и с их людей и з запасов перевозу и мостовщины
и мыта не имати, для того что они люди ратные и государеву
службу служат. А которые люди всяких чинов, не бив челом госу­
дарю, самовольством на своих на помесных и на вотчинных водах
устроили мельницы и мосты и перевозы, и мостовщину и перевоз
и мыто емлют самовольством .вновь, в которых местех наперед сего не бывало, а бывали дороги и броды, и они те воды запру­
дили и дороги и броды отняли, и со всяких чинов с людей емлют
перевоз и мостовщину и мыто: и тем перевозам и мостом и мытом
вперед не быта, и те мельницы и мосты и перевозы и мыта свесть. А которые люди учнут бита челом, чтоб у них мельницы не
ломать, и тем мельницам по,их челобитью быта, и мосты им через
Н О

мельничные плотины й Перевозы устроить Для проезду всяких

чинов людей, и теми их мостами всяких чинов людем ездить без
мостовщины и п еревозу и мыта не имати, для того что они мель­
ницы по дорогам устроили для своиво пожитку и мимо прежнево
обычая. А б у д е т они вперед учнут мостовщину и перевоз и мыто
имать или вперед мосту и п еревозу у них не будет, и те их
мельницы сломать, и сверх тово государево им наказание и пеня
взять пятьдесят рублев.
Крестьян и бобылей за государя царя и великого князя Ми-
хайла Федоровича всеа Русии и иво государевы дворцовые села и в чорные волости имати и из иво государевых дворцовых воло­
стей и из чорных волостей отдавати за десять лет; также из-за
патреярха и из-за митрополитов и из за властей, из-за бояр и
из-за окольничих, из-за думных людей, из-за стольников, из-за
стряпчих, из-за дворян Московских, из-за дьяков, из-за жильцов
и из-за дворовых и всяких чинов Московских людей из городов
дворяном и детем боярским, и иноземцом, и вдовам, и недорослям,
и монастырем, чей хго ни будь, имати и отдавати за десять лет
назад сентября с 150 году. А в крестьянстве суд давати и крестьянства и крестьянских
животов и владения искати вместе со . крестьяны, а не врознь.
А хто станет искать крестьянских животов и владения не вместе
со крестьяны, и тем отказывати и суда не давати. А которые люди
приезжали в деревни и детей боярских или людей их и крестьян
побили до смерти, и в то ж время людей и крестьян вывозили, —
и про смертное убивство и которые в то ж время, как убивство
учинилось, людей и крестьян вывоз [или], сыскатй вместе с тем же
убивственным делом со 121 году. А сыскивати про те убивства всякими сыски накрепко, и будет до ково дойдет, и в том деле
пытати. А которые люди людей и крестьян вывезли насильством,
и про то сыскивати за пятнадцать лет, а беглых крестьян за
десять лет. А которые люди помесными и вотчинными землями и крестьяны
и людьми завладели насильством, и которые, приезжая, били и гра­
били и жон и дочерей позорили и свозя к себе в чепи и в желе-
зех держали, а иные и записи на них и всякие крепости имали и вымучивали, и про то по государеву указу велено сыскивати.
А в беглых крестьянех и хто землею и лесы и водами и всякими
угодьи мимо своих дач завладели, и в том давати суд. А которые
всяких чинов люди хто у ково насильством крестьян вывез, а про
то сыщетца подлинно, крестьян отдати со всеми животы, да сверх
тово крестьянсково владения за крестьянина в указные лета взяти
на год по пяти рублев. А которые люди учнут крестьян искати беглых вывозными, а про то сыщетца, что те крестьяне не вывоз­
ные — беглые, и тот истец лишен крестьянина своиво и крестьянских
животов и иску. На пашенных на всяких людей суд давати
октября с Ьго числа апреля по 1 число для пашенного времяни; а апреля с l-ro числа октября по 1 число суда не давати.
А за нынешними за росправными и вперед за всякими за зем­
скими за большими за спорными делами, в которых спорных делех.
в приказех бояре и судьи указ не учинят, указал государь тех спор­
ных дел слушети бояром, как было наперед сего при иво госу-
дарьскойг державе и как бывало при прежних гоеударех. А кото­
рых самых больших дел бояре не вершат, и о тех делех указал
государь докладывати себя государя.
111

На патреярших приказных людей, и на - детей боярских, и на
крестьян, и на всяких чинов людей, которые живут в патреярших
в домовых вотчинах, суда на них пци прежних государех и при государе царе и великом князе Михаиле. Федоровиче всеа Русии ни
в котбром приказе не давывали, а судили, их на Патреярше
дворе, — и ныне быти потому ж, а судные дела патреярх слушеет
и указывает. А на митрополитов, и на архиепискупов, и на мона­ стыри, и на их детей боярских, и на монастырских слуг, и на
крестьян во всяких делех суд давати безсрочно. А кресному цело­
ванию: с митрополиты, и с архиепискупы, и с монастыри, и с свя­
щенники, и с причетники церковными в монастырских искех, где
челобитье иноческому чину и причетников церковных, в том быти
жеребью по преданию святых апостол и по правилу святых отец;
а на митрополичьих и на архиепискуплих детей боярских, и на мо­
настырских слуг, и на крестьян вера меж. ими — кресное целование. А которые дети боярские розных городов верстаны, и которые
у розбору и в служилых спискех в какову службу обьявились
и которые дети боярские, после отцов своих взяв отцовские по­ местья и вотчины, а иные поместья взяли братьи своей родные
и двоюродные и дяди своих помесные ж и вотчинные земли, и не
хотя государевы службы служити и покиня помесные и вотчинные
земли, били челом во дворы к бояром и всяких чинов людем, и кабалы служилые на себя дали, и во дворех поженились на кре-
посных жонках и на девках, и тех детей боярских указал госу­
дарь и бояре приговорили из боярских дворов взяти в службу и написать з городы. А которые дети боярские не верстаны
и у розбору и в служилых спискех не обьявились, и помесных
и вотчинных дач за ними нет, и тем детем боярским быти во дворех попрежнему, потому как в прошлом во 130-м году, по
государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа
Русии указу, бояре и окольничие в городех для государевы службы
розбирали дворян и детей боярских, и в государевых наказех
у бояр и у окольничих написано: велено дворяном и детем бояр­ ским всех городов у розбору сказать: которые дети боярские
у разбору не объявятца, или которые дети боярские у розбору
детей своих недорослей не объявят и в розборные книги не на­ пишут, и тем вперед верстания не будет, и в службу не возьмут.
А которые дети боярские ис тех ис свободных воровством, не
хотя государевы службы служити, учнут бити челом в-ыные в бояр­
ские дворы и всяких чинов людем, и тех детей боярских указал
государь и бояре приговорили отдавати в холопи тем бояром и всяких чинов людем, у ково они наперед того в холопстве были.
А впередь с нынешняго государева указу и з боярсково приговору
детей боярских и всяких чинов людей, которые сами в государе­
вых службах и в розных чинех, и детей их и братьи и племян­
ников и внучат, которые в службе и не в службе, и тех всех боя­
ром и всяких чинов людем в холопи принимати не велено. А кто
мимо государева указу и боярсково приговору ково в холопи возмет, и те люди им в холопех не крепки.
А которые судьи и всякие приказные люди учнут судить и вся­
кие дела делати не по правде, — по посулам и по дружбе, а хто
учнет в их неправедном суде и в посулех государю бити челом, и государь укажет о том сыскивать своим государевым бояром, и те
дела по иво государеву указу вершат. А будет которых дел боя-
112

ром вершити нельзя, и о том велел государть докладывати себя
государя.
И будет сыщетца, что судья и приказные всякие люди в суде
просудятца без хитрости, и в том деле суд з головы; а будет судьи
и всякие приказные люди судили и всякие дела делали по мзде и по дружбе, а про то подлинно сыщетца, и на тех судьях и на
приказных людех взяти проесть и волокита и исцов иск, да им
же От государя быти в опале. А хто посулы емлет, и на тех бити челом и извещати имянно.
И будет сыщетца, и им от государя быти в опале ж и в большом наказание.
И по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича
всеа Русии указу боярину Ивану Петровичю Шереметеву, да дио-
ком Тимофею Агееву да Семену Софонову велеть в Володимер-
ском в Судном Приказе сей государев указ и боярской приговор
записать в книгу и судные дела судить и всякие росправные дела
делати по сему государеву указу и боярскому приговору вправду
беэволокитно.
П. П. Смирнов. Челобитные дворян
и детей боярских всех городов в 1'-й пол. XVII в., Чт. о-ва ист. и др.,
1915, кн. 3.
32.
1649. — С т а т ь и о к р е с т ь я н а х из С о б о р н о г о у л о ж е н и я ц. А л е к с е я
М и х а й л о в и ч а .
Г лава XI. — Суд о крестьянех. А в ней 34 статьи
1. Которые государевы дворцовых сел и черных волостей кресть­
яне и бобыли, выбежав из государевых дворцовых сел и из чер­
ных волостей, живут за патриархом, или за митрополиты, и за архи­ епископы, и епископом, или за монастыри, или за бояры, или за
окольничими и за думными, и за комнатными людьми и за столь­ ники и за стряпчими и за дворяны московскими, и за дьяки, и за
жильцы, и за городовыми дворяны, и детьми боярскими и за
иноземцы и за всякими вотчинники и помещики, а в писцовых книгах, которыя книги писцы подали в Поместной и в иные приказы,
после московского пожару прошлаго 134 году, те беглые кресть­
яне, или отцы их написаны за государем: и тех государевых бег­
лых крестьян и бобылей сыскивая, свозити в государевы дворцо- выя села и в черныя волости, на старые их жеребьи, по писцовым
книгам, с женами и с детьми и со всеми их крестьянскими животы
без урочных лет.
2. Также будет кто вотчинники и помещики учнут государю
бити челом о беглых своих крестьянех и о бобылях, и скажут, что
их крестьяне и бобыли, выбежав из за них, живут в государевых
в дворцовых селех, и в черных волостях, или на посадех в посад­
ских людех, или в стрельцах, или в козаках, или в пушкарях, или
в иных каких нибудь служилых людех в Замосковных и в Украй-
них городех, или за патриархом, или за митрополиты, или за архи-
пескопы и епископы, или за монастыри, или за бояры, и за околь­
ничими, и за думными и за комнатными людьми, и за стольники,
113

и за. стряпчими, и за Дворяны московскими, и за дьяки, и за жиль*
цы, и за городовыми дворяны и детьми боярскими, и за иноземцы,,
и за всякими вотчинники и помещики: и тех крестьян и бобылей по
суду и по сыску отдавати по писцовым книгам, который книги
писцы в Поместный приказ отдали после московского пожару
прошлаго 143 года, будет те их беглые крестьяне, или тех их бег­
лых крестьян отцы, в тех писцовых книгах за ними написаны, или
после тех писцовых книг те же крестьяне, или их дети по новым
дачам написаны за кем в отдельных или в отказных книгах.
А отдавати беглых крестьян и бобылей из бегов по писцовым кни­
гам всяких чинов людем, без урочных лет.
3. А кому доведутся беглые крестьяне и бобыли по суду и по
сыску отдати: и тех крестьян отдавати с женами и с детьми и со
всеми их животы, и с хлебом стоячим и с молоченым. А владения
за тех крестьян на прошлые годы до сего нынешняго уложения
не указывати; и которые крестьяне, будучи в бегах, дочери свои девки, или сестры, или племянницы выдали за-муж за крестьян тех
вотчинников и помещиков за кем они жили, или на сторону в иное
село или в деревню: и того в вину не ставить и по тем девкам
мужей их прежним вотчинником и помещиком не отдавать, потому,
что о том по нынешний государев указ государевы заповеди не было, что ни кому за себя крестьян не принимати, а указаны были
беглым крестьяном урочные годы, да и потому, что после писцов
во многие годы вотчины и поместья за многими вотчинники и по­мещики перемеиилися.
Полное Собрание Законов, т. I.
■ Ч , ' '
ч ' •
З а помощь в подборе материалов,
помещенных в приложении,
приношу благодарность И. И. Смирнову.
АВТОР,

А. А. Э., т. I, т. II.
Акты, собранные в библиотеках и архивах Рос­
сийской империи Археографическою экспедициею Академии
наук. Дополнены и изданы высочайше утвержденною комис­
сией). 1294—1598 гг. СПБ. 1836; 1598—1613 гг. СПБ. - 1836.
А. И., т. I. Акты исторические, собранные и изданные Археогра­
фическою комиссиею, т. I, 1334—1598 гг. СПБ. 1841.
Д. А.. И., т. I. Дополнения к Актам историческим, собранные и
изданные Археографическою комиссиею, т. I, СПБ. 1846.
А. Ю., Акты юридические или собрание форм старинного делопро­
изводства, изданы Археографическою комиссиею. СПБ. 1838.
А. Ю. Б., т. I, т. II, т. III. Акты, относящиеся до юридического быта
древней России, изданы Археографическою комиссиею под ре-
дакдиею члена комиссии Николая Калачева, т. I, СПБ. 1857, т. II, СПБ. 1864; т. Ill, СПБ. 1884.
Р. И. Б., т. XIV. Русская исторйческая библиотека, изд. Археогра­
фическою комиссиею, т. XIV. Акты Холмогорской и Устюжской епархии. СПБ. 1894.
С. Г. Г. и Д., ч. /. Собрание государственных грамот и договоров,
хранящихся в Государственной комиссии иностранных дел,
часть первая, М. 1813.
СОКРАЩЕНИЯ, ПРИНЯТЫЕ ПРИ УКАЗАНИЯХ НА ИСТОЧНИК

Место земледелия в хозяйстве восточных славян............................ 5
Сельская община-марка
.......................................................... 7
Первые к р еп остн ы е..................
..................
..................
10
Место раба в производстве Киевской Р у с и
....................................... 14
Эволюция земельной докапиталистической р е н т ы ..................
................. 16
Отработочная рента и крепостной труд в древней Руси . . . . i ... 17
Рента продуктами и положение зависимых крестьян
....................
....... 19
Зависимое крестьянство XIV в ..................
..................
..................
......... 23
Успехи хлеба на внутреннем рынке и изменения в организации
крупного хозяйства
........... ..................
..................
..................
............. 25'Прекращение рабства и рост крепостничества..................
................ 32
Дворянство и вопрос о земле. . .
....................... ................................ 40
Начало регламентации положения крестьян в общегосударствен­
ном, масштабе .
................................................................... 44Крестьяне-старожильцы . . . ; ..................
..................
..................
......... ^8
Крестьяне-серебреники
.............................................................. .. . . . ^ 50
Крестьяне-новопорядчики
......................................... 53
Б о б ы л и ..................
..................
..................
..................
.... 55
Половники
....................................................... 56
Д е т е н ы ш и ..................
..................
........... 58
Хозяйственные потрясения 70—80-х гг. XVI в. .
............................... 59
'Правительственные чмеры для борьбы с хозяйственной разрухой и
. крестьянский. в о п р о с
............................................................. 61 Юрьев день и „заповедные годы" .
................................................. 64
Дальнейшая эволюция крепостничества и отношение крестьянства
к „заповедным г о д а м "
.......................................................... 67-Судьба кабальных людей в конце XVI и XVII вв
.......... .. i . . 76
Приложения
..................
..................
..................
................
................... .. . 83 ОГЛАВЛЕНИЕ
X