Левый берег. Глава 2

Формат документа: pdf
Размер документа: 0.15 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Глава 2
Белый скорпион
Смерть Рока, легенды оружейников Левобережья, ошеломила банду Дика. Его
убийцы применили к нему ту же казнь, которую он сам учинял над своими жертвами,
но, поскольку в нем еще оставалась жизнь, когда его освободили, он всё ещ ё был в силах
преодолеть расстояние в несколько сотен шагов от Пьер -Кюри, чтобы испустить сhc
последний вздох в полузабытой галерее Мэрии. Он был похож на большую жабу,
ставшую жертвой озорной кошки, когда луч лампы Жюсса осветил его: выпученные
глаза, опухшие щеки ; покрасневший и набрякший рот, из которого торчал трубочкой
подозрительно yeuc язык ; массивное тело, испачканное пятнами уже свернувшейся
крови, зияющая рана между бедрами, различные раны и синяк и, свидетельствующие о
жестокой схватке перед его мучениями.
— Не надо, — посоветовал Жюсс Плезанс, маленькому никту, которая выбрала
его в качестве защитника.
— Слишком поздно, я уже давно его вижу.
— Да уж, лампа для чтения тебе явно не нужна.
Чтобы метр олиты осмелились напасть на такого страшного человека, как Рок,
они должны были проявить большое мужество, либо они были многочисленными, или
же вожди могущественной организации, мандары Малого Китая, например, решили
истребить бродячие шайки Лево го берега. Недавно Дик обмолвился , что некоторые
рьяно требуют восхождения для тех, кто не принадлежит ни к какой станции или
станциопии. Возможно, трагический конец Рока был лишь началом тотальной войны с
оружейниками и другими кланами.
— Это не случайность, — проворчал Дик, пока Скорпион Бланк и Энти
заворачивали труп Рока в дырявое, вонючее одеяло. — Мы очутились на самой дальней
станции Левобережья , нам нужно пройти через Мал ый Китай, чтобы вернуться в
катакомбы и каменоломни. Легче лёгкого избавиться от нас.
Ди к устало оглядел собравшихся вокруг останков Рока членов своей шайки —
двадцать мужчин, четыре женщины, три собаки с потрепанной шерстью, плохо
выдрессированная кошка, ощетинившийся виб, два кротта с крошечными глазками и два
никта. Этого недостаточно, чтобы сопротивляться ополченцам Малого Китая, которых
он сам снабдил калашами, найденными в одном из крупных оползней в окрестностях
Денферта — логика подсказывала, что лучше передать их совету Монпарнаса или
пастору Восхождения, оба были близко от Денферта, но эмиссар из Малого Китая
предложил ему двойную цену, от которой не отказываются.
Жюсс поднял руку.
— Чего тебе, Крысиная Харя? — пролаял Дик .
— Я тут подумал…
Жюсс уже пожалел о своей инициативе, так как осторожность была одним из
ключей к выживанию в банде Дика. Но доброжелательный и завороженный взгляд
Плезанс прибавил ему мужества.
— Почему бы нам не укрыться на RER C, пока вс ё не уляжется? Я знаю, что на
Мэрии есть по лузасыпанный проход. Заодно изучим его . Мы м о г л и б ы н а й т и ч т о -нибудь
интересное там.

Дик подошел к нему тяжелой походкой. Непонятная улыбка расплылась на его
губах, огромные руки торчали из кожаного жилета, как узловатые корни, глаза полыхали
диким, под ст ать прозвищу, пламенем из -под длинных, спутанных бровей.
— Ты заодно с теми, кто истязал Рока, чесслово, — прорычал он, при глаживая
волосы и бороду. — Х очешь отправить нас обратно на поверхность? Мы не знаем, что
творится на RER.
— Именно, поскольку мы не знаем, мы могли бы пойти и посмотреть, —
настаивал Жюсс, несмотря на неодобрительное покашливание Плезанс. Он указал на
тело Рока, завернутое в одеяло. — Мы знаем, что здешний воздух не шибко полезен для
нас и что нам опасно пересекать Малый Китай.
— Может , скажешь мне, что мы там будем есть, Крысиная Харя, где мы будем
спать? А если случайно найдем что -нибудь, кому мы это продадим?
Ободренный спором с Дик ом, который бы ударил его кулаком, если бы возникло
явное несогласие, Жюсс, наконец, смог перевести дух , и его голос спустился с той
высоты, где он находился, чтобы обрести более низкий тон. — Для того, чтобы продать вещи, достаточно будет хранить вс ё, что мы найд ём,
в тайнике. Что касается еды, нам нужно только воспользоваться Мэрией и взять с собой
запасы , не говоря уж о том, что мы можем найти ее на месте. Чтобы выспаться, мы
устроим сторожевые посты, как обычно, когда проводим время в каменоломнях. И если
нам попадутся твари, мы поприветствуем их этим , — он вытащил пистолет и поднял его
над головой. — За тем мы их поджарим и сдерем с них шкуры.
Он замолчал, опьяненный и испуганный, что говорил так долго и так убежденно.
— Знаешь что, мерзавец, ты иногда порешь редкостную дичь , и лучше для всех
будет, чтобы ты завалил хлебало.
Кулак Дика сжался, и все ожидали, что он обрушится камнем на череп Крысиной
Хари. Плезанс прижалась к своему защитнику, как бы поддерживая его в этом
испытании. Скорпион Бланк, грязный палач, с нетерпением ждал сигнала вождя,
приказывающего ему разобраться с несозн ательным, который бросил вызов его
авторитету перед бандой. Его длинные безупречно белые волосы колыхались по плечам,
как разъяренные змеи, его темно -красные глаза, казалось, вот -hl uj\mlky из глазниц
под выступающими дугами.
— Но ты хороший ищейка, Жюсс , и на этот раз ты правильно сделал, что сказал
это, — проговорил Дик. — По-моему, тебе пришла в голову отличная идея. Мы пройдем
через проход, который приведет нас на более гостеприимную станцию, чем  Мал окитае .
— Ничто не доказывает нам, что парни Малог о Китая не подстерегают нас возле
Порт -д’И, чтобы пристрелить нас , — возразил Энти.
Дик повернулся к говорившему и смерил его холодным, почти ледяным взглядом.
— Как видишь, это то, что отличает лидеров от других. Мы всегда должны быть
на шаг впереди. Если мы останемся на Порт -д’И и ополченцы наткнутся на нас, для нас
kz закончится весьма плачевно. Но если мы ненадолго спрячемся на RER C, и даже если
мы не сможем найти проход на другую станцию, они в конечном счёте ослабят
бдительность, и мы сможем их пора зить.
Энти открыл рот, такой широкий и обрамленны й тонкими, как лезвия, губами, но
воздержался от ответа и просто кивнул.

— Ты уверен в том, что проход ведет на RER С? — спросил Дик у Жюсса.
— В последний раз, когда мы находились на Мэрии , я исследовал его до тех пор,
пока не нашел станцию , которую не знал.
— Откуда ты знаешь, что это RER C?
— Мне показалось, что я узнал знак на табличке.
— Ты отведешь нас туда до того, как ублюдки Малого Китая доберутся до нас
здесь. Предупреждаю, я вырву тебе язык зубами, если ты облажаешься.
— Что нам делать с телом Рока? — вмешался Скорпион Бланк.
Дик задумался на несколько мгновений.
— Отдайте его крысам. Так они растолстеют, и нам будет чем хорошенько набить
однажды животы .
— Я надеюсь, что один из этих четвероногих сможет воздать по справедливости
уродам, которые сделали это с ним! — Всё чин по чину , Скорпион, как и с крысами: он многим набил пету шков и яиц
в рот, кто имел нехорошие намерения его расстроить.
Как хороший ищейка, Жюсс быстро нашел вход в проем, который в ел к RER C, с
одной стороны, потому, что у него было отличное чувство местности, с другой, потому,
что Дик был не из тех, кто бросает слова на ветер, и лучше не разочаровывать его, когда
он угрожает в случае неудачи вырвать язык. Урье, оружейнику, который счел умным
бросить вызов шефу публично, не пришло бы в голову утверждать обратное: он не
только потерял способность говорить, но был лишен всех приятностей, которые мог
предложить этот любопытный и чувствительный кусочек плоти, постоянно
шевелящийся во рту ; приятностей, которые Жюсс испытал некоторое время назад с
женщиной с Гобелена .
Проход не имел правильной формы галереи или коридора; скорее, это был
разлом, который образовался в углу Мэрии и выпотрошил землю более или менее
широкими зигзагами. Если первые сотни шагов не представляли особых трудностей, то
вскоре они наткнулись на осыпь, о которой Жюсс не мог сказать, что она была такой
внушительной. Он затянул ремешок налобного фонаря, чтобы взобраться на камни и
найти проем, через который он прошел в прошлый раз. Плезанс и Арк, любопытный пес,
сопровождали его, пока остальная часть банды ждала у подножия обвала.
— Там, кажется, забито. Надо было семь раз пошевелить языком во рту, прежде
чем потерять его, Крысиная Харя!
Голос Скорпиона Бланка перекрыл взрыв смеха. В горле Жюсса вспух комок, и
он подумал, не ошибся ли он. Конечно, ему пришлось бы тяжко, если им придется
повернуть назад. Тыльной стороной ладони он вытер капли пота, которые высту пили у
него на лбу и попали в глаза. Арк взбирался по склону спокойно и легко, обнюхивая
каждый укромный уголок в поисках сквозняков, указывающих на брешь. Он несколько
раз спасал Дика и его людей от внезапного обрушения стены или свода.
Собака исчезла чут ь выше, словно попала в расщелину.
— Арк!
Жюсс снова услышал короткое, пронзительное тявканье, а затем на месте
происшествия вновь воцарилась тишина.
— Что там наверху? — крикнул Дик.

Ищейка не ответил, а ускорил шаг, чтобы достичь высоты Арка. Луч его лампы
осветил пятнистую застывшую шерсть собаки в проломе.
— Арк…
Ему почудилось движение поблизости.
— Скорпион, — прошептала Плезанс позади него.
Он направил луч вверх. Его кровь заледенела. Белый скорпион длиной до
предплечья возвышался на плоском камне, о громный изогнутый хвост был словно
натянутым луком над ним.
— Главное, не двигайся, — бросил Жюсс на одном дыхании.
Плезанс уже прижалась к склону, тяжело дыша, стараясь сдержать дрожь. Жюсс
вспомнил, что скорпионы и их восьминогие собратья внушали маленькому никту
беспредельный ужас. Он старался оставаться совершенно неподвижным, несмотря на
внезапное напряжение мышц и яростное желание убежать. Скорпион наказал бы
малейшее движение с его сто роны бешеной, неудержимой атакой. Его яд оставил бы ему
только время для последнего вздоха, как Арку.
— Эй, там, наверху, что происходит? — настырничал Дик.
Жюсс воздержался от ответа. Чувствительный к вибрациям, белый убийца
немедленно отреагировал бы на то, что он расценил бы как агрессию.
— Ты издеваешься надо мной, подлец? Не заставляй меня идти за тобой! Иначе
я тебя выпотрошу.
— Позволь мне притащить его за яйца! — завопил второй голос, вероятно, Энти.
Клешни скорпиона медленно открывались и закрывались, словно перемалывали
невидимого противника. Пот обильно стекал со лба Жюсса, капли просачивались ему в
глаза, вниз по носу, щекам, подбородку, по шее, по груди, по животу. Если бы только он
смог ulZsblv свое оружие, он бы превратил в кашу бронированную тварь,
преграждающую ему путь. Немного ниже Плезанс выражала свой неподдельный ужас
хриплыми выдохами. Скорпион двигался с такой скоростью, что создавалось
впечатление, будто он перелетает с места на место, не совершая ни малейшего
движения. Жюсс обнаружил его прямо над собой, затем животное ghь скрылось и
появилось в трех шагах от него, между двумя камнями, возможно, входом в его гнездо.
— Ну ты сам напросился, Крысиная Харя, я иду за тобой, — проревел Ди к.
— Научи этого ублюдка уважению! — добавил голос, наверное, Верна.
Рука Жюсса медленно переместилась в карман его одежды. Он не сводил глаз с
белого убийцы, когда вытащил свое оружие кончиками пальцев, прижал ладонь к
прикладу, опустил предохранитель бол ьшим пальцем и просунул указательный к
спусково му крючку. Затем, игнорируя звуки, которые эхом разносились внизу и
представляли смертельную опасность для него и Плезанс, он поднес руку к лицу,
нацелил дуло пистолета на скорпиона, прицелился и нажал на спус ковой крючок.
Выстрел поднял дьявольский грохот, вспышка разорвала полутьму закоулков, осколки
камня посыпались дождем вокруг него. Ищейке пришлось еще подождать, пока
рассеются клубы дыма и пыли, чтобы заметить, что межд у двумя камнями исчезла белая
тень. От него остался лишь смазанный, но отчетливый след в том месте, куда ударила
пуля.
— Ты что творишь, придурок? — воскликнул Дик.

— Белый скорпион, — ответил Жюсс, не оборачиваясь. — Он убил Арка.
Он рванулся к тому месту, где несколько мгновений назад нах одился
неумолимый белый убийца.
— Черти пра вобережные! — плюнул Дик.
— Осторожно! — крикнула Плезанс. — Возможно, он не умер.
Жюсс осторожно пересек короткую дистанцию, в глубине души не сомневаясь в
точности своего выстрела. Он не удивился, обнаружив скорпиона наполовину пробитым
и погребенным под осколками камня. Пуля, разорвавшая ему голову и верхнюю часть
тела, оставила нетронутыми его четыре задние лапы и страшный хвост, чья
полупрозрачная игла длиной в два дюйма выглядела особенно грозно при ближайшем
рассмотрении. Жюсс осторожно схватил монстра и поднял его. Зазубренная половина
осталась приваренной несколькими частями панциря к неповрежденной части, и самый
страшный убийца Левого берега предстал во всем своем великолепии, размером чуть
больше, чем ищ ейка предположил на первый взгляд ; добрых полшага, без сомнения.
— Черти правобережные, проклятья кусок! — ujm]Zeky Дик, почти добравшись
до Плезанс. — Это его гнездо наверху?
Жюсс направил луч лампы на камни и заметил внизу движение, похожее на рой.
Он м ельком увидел крошечные прозрачные фигуры, движущиеся во все стороны.
— Есть даже маленькие.
— Надо их раздавить!
— Давай их спалим.
— Плохая идея, парень. Они огнестойкие. Подожди меня, я сейчас приду.
Дик взобрался к Жюссу и посмотрел на белого убийцу, которого тот все еще
держал в руке. — Никогда не видал твари крупнее этой!
— Хреново для Арка, — вздохнул Жюсс. — Он был хорош им псом.
— У него оставалось не так много времени . Он ослеп, ему всё труднее было
ходить, и он мочился кровью. По крайней мере, у него опрятный и четкий финал, в
отличие от Рока.
Дик , в свою очередь , направил свой налобный фонарь на гнездо, затем расчистил
большие камни и схватил меньший, чтобы раздавить прозрачные фигуры, которые
продолжали паниковать в своем убежище, внезапно превр атившемся в смертельную
ловушку.
— Теперь я понимаю, почему ты мне не отвечал, — добавил он, продолжая
геноцид. — Ты бы умер, если бы раззявил хлебальник.
— Возможно, это было лучше, чем потерять язык и кишки…
Дик остановился и удивленно уставился на собеседника, прежде чем разразиться
смехом.
— Ты дерзок, Крысиная Харя, но твой язык слишком драгоценен, чтобы его
uj ывать.
Он указал указательным пальцем на Плезанс, все еще прижимавшуюся к камням.
— Ты и зассыха, я думаю, вы смотритесь как хороший тандем. Смерть Рока
предвещает трудное будущее, а в ближа йшее время нам понадобятся все, в том числе
хороший ищейка и его помощница никт.

Он наклонился к Жюссу, чтобы добавить вполголоса:
— Я говорю это только тебе и прошу тебя хранить это в абсолютном секрете: я
сожалею, что так разозлился на Урье, что оторвал ему язык. Я сделал его слабым,
несчастным человеком, из -за чего он стал… ну… в о всяком случае, менее эффективным
для остальной группы. Нам нужна солидарность, нерушимый союз, чтобы выжить, но
это не k_ готоu услышать  нашей проклятой шайке . Мне еще постоянно нужно
показывать им, кто здесь главный. Он раздавил последних детенышей белого скорпиона перед тем, как засыпать
гнездо большими камнями.
— Теперь этих ублюдков стало немного меньше. Дай мне эту тварь, чтобы я
показал ее остальным. Иначе они не поймут, почему я тебя не выпотрошил.
После того как Жюсс передал ему белого скорпиона, Дик начал спуск с
удивительной для человека его возраста и телосложения прытью .
— Найди нам проход, Жюсс. Ты же сам видел: только это нам и поможет, —
проговорил он, не поднимая головы.

Отверстие пролома едва было шириной с человека. Плезанс предложила пройти
первой, потому что она была более мелкой и меньше рисковала застрять посреди
пр охода. Кроме того, батарейки в любой миг могли сесть, а ей не нужен был фонарь.
— Н е боишься наткнуться на другого скорпиона? — спросил ее Жюсс.
— Сам знаешь, как говорят: если два раза подряд наткнешься на белого убийцу,
значит, тебе не везет и больше теб е нет шанса выжить на Левом берегу.
Она вошла первой. Жюсс подождал, пока она отойдет на несколько шагов, чтобы
войти следующим. Ему пришлось протискиваться сквозь начальное сужение, затем
проход расширился, и преодолевать его стало намного легче. Колеблющ ийся свет его
лампы освет ил Плезанс, которая была в пяти -шести шагах впереди. Никт боялась пауков
и их собратьев, но не боялась проходить сквозь узкие расщелины, образовавшиеся в
результате обрушений и оползней. Впрочем, некоторые оружейники, в конце концо 
теряли все свои ресурсы, проползая сотни и сотни шагов, чтобы наткнуться на тупик.
Они были в панике из -за внезапной потери воздуха, до такой степени, что Жюссу
дважды приходилось возвращаться в трубу, чтобы найти мужчину и женщину,
неспособных идти дал ьше.
— Клаустрофобия, — поставила диагноз Ауре.
Поскольку им нельзя было доверять, клаустрофобию отгоняли любыми
способами, а те, кто не мог, любой ценой избегали задержек при пересечении душного
прохода. Ауре лечила различные недуги грибами, кореньями, пиявками и отварами,
состава которых лучше было не знать, но лекарств от клаустрофобии у нее не было. — Один из пережитков, унаследованных от наших предков, которые жили на
поверхности, при ярком свете, — говорила она. — Они считали темноту и тесноту
опасным и.
Безрассудный мужчина, который расспрашивал ее о происхождении мира, долгое
время терпел ее объяснения и теории на эту тему. Жюсс вспомнил, что метролиты были
потомками землян, которые долгое время обитали на поверхности, прежде чем укрылись
в глубинах земли после Катастрофы. Поверхность стала нежизнеспособной, и они

спрятались в Метро 2033, ожидая возможности подняться и снова жить под лучами
солнца и луны, огромными лампами, подвешенными к гигантскому своду,
обеспечивающему постоянное освещение. Жюсс слабо верил легендам про землю,
рассказываемым там и сям на Левом берегу. Они служили опорой для жестокой религии
Восхождения, служители которой заключали ос ужденных в железные клетки,
выставляли их на поверхность и через долгое время спускали вниз, чтобы осмотреть
печально известную кашу обугленной плоти, остав авшуюся от тел убитых —
доказательств того, что метролитам не на что было надеяться в столь ужасных условиях.
Однажды он спросил Ауре, знает ли она значение числа 2033. Она ответила с
серьезностью, которая до странности удлиняла ее нос и подбородок, что это число
предков, которые пережили Катастрофу, первых метролитов.
— Мы здесь, — крикнула Плезанс.
Она исчезла в конце прохода. Когда Жюсс, в свою очередь, выбрался, она
приветствовала его широкой улыбкой, выражавшей непреодолимый энтузиазм и
некоторую гордость. — Подумать только, ты нашел это место! — воскликнула она.
Проход выходил на огромную станцию, п оддерживаемую цилиндрическими
колоннами и разделенную на три части: центральную, обрамленную двумя
прямолинейными углублениями, где стояла клеть с разрушенными перегородками, и две
боковые, ограниченные потрескавшимися стенами. Луч лампы осветил огромную
н еподвижную фигуру посреди проема.
— Черти праh бережные, поезд! — восторженно ахнул Жюсс.
Поезд длиной не менее ста шагов, состав в хорошем состоянии, ржавчина и пыль
которого не могли полностью скрыть синий, белый и красный цвета. Испуг не позволил
ему ув идеть это чудо даже мельком в последний раз, когда он приходил сюда. В углу
станции поднималась лестница, слабо освещенная фронтальным светом. Ее похоронил
оползень, оставив лишь несколько ступенек и часть пандуса. — Оставайся здесь, Плезанс, я предупрежу…
Жюсса прервало мяуканье.
— Ош , — выдохнула никт прежде, чем Жюсс успел заметить полосатую шерсть
и бледно -желтые глаза кота оружейников в ореоле его лампы.
Маленький кот подошел и заурчал у ног Плезанс , который присел, чтобы
погладить его. Обученный обнаруживать и ловить крыс, Ош с возрастом становился все
более ленивым, все более и более хитрым, чтобы притворяться минимально активным,
но оружейники уже давно не полагались на него, чтобы обеспечить себе гроши, в то
время как он, напротив , полностью зависел от них, чтобы иметь ^hоль еды.
— Раз мы первыми ее обнаружили, то сделаем ее нашей базой, — сказал Дик. —
Нужно будет просто засыпать проем, когда мы найдем проход на станцию, которая не
входит в сос тав Малого Китая.
— Это доказательство того, что легенды о поверхности имеют зерно истины, —
вмешалась Ауре.
— Не время сейчас для твоих глупостей, Ауре, — проворчал Скорпион Бланк. —
Вс ё это прекрасно, но не говорит нам, где нам найти жратву .

— Я бы , скорее , сказал, что это доказывает, что вс ё, что существовало раньше,
уже было в Метро 2033, — возразил Верн. — Люди всегда жили здесь и никогда на
поверхности. Катастрофа постигла метрополитен. Поверхность всегда была горячее, чем
задница Тали.
— Что ты знаешь об этом? — ответила Тали. — Ты никогда не был в моей
заднице.
— К счастью, она меня правда не шибко возбуждает, — проворчал Верн.
— Оставь в покое задницу Тали, черт правобережный! — б уркнул Энти.
— А вот и один из самых частых твоих посетителей! — Верн усмехнулся. — Так
покажи свой отросток, Энти, я уверен, что он чернее и облупленнее запеченной крысы.
— Б уд ь ос тороже н, чтоб ы тво й не ока з а л с я у те б я во рт у, ка к у Ро ка ! — прошипел
Энти.
— Мне нечего бояться, в мой рот он явно не влезет, — парировал В ерн. — И
задница Тали тоже недостаточно большая, чтобы приютить его.
— Ты большой хвастун, Верн! — Тали усмехнулась.
— Ты вряд ли узнаешь, потому что я никогда не рискну втереться в…
— Заткнитесь вы все! — проворчал Дик. — Я говорю, что Жюсс привел нас в
хорошее место, и мы сделаем тут наш у баз у. Мы укрепим станцию, будем складировать
тут наши припасы, а потом сможем укрыть наши семьи.
— Разве мы уже не с семьями? — возразил Илл.
— Я говорю о детях, которых мы сделаем, — объяснил Дик.
— Значит, закончились великие речи о свободе? — запротестовал Скорпион
Бланк. — О странствиях?
— Свобода — это наш собственный защищенный уголок, в который никто не
придет и не будет распоряжаться, что нам делать, — припечатал Дик. — Но если u
решите бродить, никто вас не оста новит. Точно так же, как наличие собственного уголка
не помешает нам исследовать Левобережье, чтобы откапывать вещи, оставленные в
наследство ушедшим миром. Чтобы продолжить нашу работу оружейников!
— Посмотри на нас, — бросил Верн. — Четыре женщины, одна из которых
принадлежит тебе, одна — Скорпиону Бланку, одна — Энти, одна на двадцать человек
плюс горстка так или иначе мутировавших детишек. Не с таким скудным стадом ведут
скотоводство. — Женщин вы найдете снаружи, — сказал Дик. — А потом к нам присоединя тся
другие, а также мужчины и дети.
— Ты изменился, Дик, — намекнул Скорпион Бланк. — Может быть, пришло
время сменить вождя.
— Ты знаешь процедуру, Скорпион, — ответил Дик. — Я никогда не отказывался
от борьбы насмерть. — Чтобы оспорить решение, нужно бол ьшинство, — сказал Жюсс.
— Заткнись, Крысиная Харя! — завопил Скорпион Бланк. — Мы уже говорили,
что ты слишком часто открываешь свой большой рот… — Жюсс прав, — перебила Ири. — Это закон оружейников.
— Ты думаешь, что тебе разрешено говорить о законе оруж ейников, потому что
ты позволила Дик у сунуть в твою жирную задницу? — прошипел Энти.

— Все знают закон, — отбила выпад Ири.
— Я говорю, что закон принадлежит сильнейшим, — проревел Энти. — Как и
твоя задница! И если Скорпион Бланк окажется сильнейшим, то мы будем жить по его
закону.
— Пусть докажет, что он самый сильный, — б уркнул Дик.
— Я готов, Дик ! — прошипел Скорпион Бланк.
— Ты тоже изменился, братец, — пожал плечами Дик.
— Готовься к бою… братишка, — проворчал Скорпион Бланк.
— Среди нас есть предатели, — проворчал Дик. — Ублюдки, стремящиеся
расколоть нас, чтобы проще было уничтожить.
— Готовься, вместо того чтобы хныкать, как старуха, только что потерявшая
последний зуб, — повторил Скорпион Бланк.
— Если это действительно твой выбор, Скорпион, — a^охнул Дик. — Какое
оружие?
— Я возьму железный прут, — ответил Скорпион Бланк.
— В таком случае я выберу кинжал, — заключил Дик.
X