9-Strelets

Формат документа: pdf
Размер документа: 0.26 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

1
Международные процессы. Том 9, № 1(25). Январь–апрель 2011
ИРИНА СТРЕЛЕЦ
ИНФОРМАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА КАК ОБЩЕМИРОВОЙ
СОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН

Знаменитый афоризм канадского социолога М. Маклюэна «Средство
передачи сообщения само является сообщением» («The medium is the
message») – хорошо знаком любому, кто интересуется проблемами
электронной культуры и влиянием новых технологий на социум 1. Канадский
ученый подразумевал, что тип общества в значител ьной степени
определяется типом коммуникации, который в нем доминирует.
Американский экономист К. Келли распространил эту идею на
экономическую сферу: «… коммуникации – это не просто сектор экономики.
Коммуникации – это сама экономика» 2. Информационные технологии стали
мощной, интенсивно развивающейся отраслью мирового хозяйства. Затраты
развитых стран на новые технологии в последние 10 лет превышали затраты
на приобретение основных прои зводст_gguonhg^h.
По мере развития информационных технологий и усиления влияния
информационных процессов на экономику и общество в целом происходит
переосмысление теоретических концепций, отражающих данные события.
1
Идея связи общественного прогресса с материальными улучшениями
условий жизни человека восходит к работам ученых XVIII века, к
социальным идеям эпохи Просвещения и трудам К. Маркса. Однако
наиболее очевидно тенденция выделения технологической оснащенности в
качестве основного критерия период изации человеческого общества
проявилась во второй половине XIX в. в работах исторической школы.
Окончательно этот подход оформился в работах представителей новой
исторической школы в начале ХХ века. Одновременно развивался
институционализм 3: принцип выделения стадий технологического прогресса
дополнился в работах институционалистов концепцией структуризации
секторов общественного производства.
Появление термина «постиндустриальное общест во» часто
приписывается американскому социологу Д. Рисмену, который употребил
его в названии своей известной статьи 4. Иногда его приписывают другому
американскому социологу Д. Беллу. В с воем выступлении на международном
социологическом семинаре в Зальцбурге в 1959 г. он впервые употребил это
понятие в том значении, в котором оно используется сегодня: общество, где
основное внимание уделяется знаниям.

2
Теория информационного общества рассматривается как
составная часть постиндустриальной концепции. Основы теории
информационного общества заложены в работах Зб. Бжезинского, Д. Белла,
О. Тоффлера. В 1970 -х–1980 -х годах существенный вклад в развитие теории
информационного общества внесли Й. Мас уда, М. Порат, Т. Стоуньер5.
Сторонники теории информационного общества связывают его становление
с доминированием четвертого сектора экономики, следующего за сельским
хозяйством, промыш ленностью и сектором услуг, где капитал и труд –
основа индустриального общества – уступают место информации – основе
информационного общества.
У всех, кто интересуется исследованиями в данной области, возникают
дZ hijhkZ Во -первых, что конкретно относ ится к сфере информационной
экономики, какие отрасли она включает. Во -lhjuo какоZ значимость и
принципиальная новизна происходящих под влиянием информационных
технологий изменений.
Существует несколько вариантов смыслового наполнения
информационных техн ологий. В соответствии с отраслевым
классификатором Бюро по статистике труда США выделяют следующие
составляющие технологического треугольника новой информационной
среды 6: связь (средств а сyab бытоZy аудио - и видеоаппаратура,
телеграфное и телефонное оборудование, радио- и телевещание),
вычислительную технику и средства массовой информации (включая
поздравительные открытки, реклама, копирование, коммерческий дизайн,
ретуширование, дело вые услуги, кинематограф, прокат видеофильмов).
М. Кастельс включает в информационные технологии, помимо уже
перечисленного, «… генную инженерию и расширяющееся множество ее
достижений и применений. Во -первых, потому, что генная инженерия
сосредоточена на декодировании, управлении и возможном
перепрограммировании информационных кодов живой материи. Во -вторых,
потому, что в 1990-х годах биология, электроника и информатика, по -
видимому, постепенно сблизились и стали взаимодействовать в области
открытия и прим енения новых материалов и, что более фундаментально, в
своем концептуальном подходе…»7 .
Особенностью нынешней технологической революции является, по
мнению М. Кастельса, не центральная роль информации, «но применение…
информации к генерированию знаний и устройствам, обрабатывающим
информацию и осуществляющим коммуникацию, в кумулятивной петле
обратной связи между инновацией и направлениями использования
инноваций» 8.

3
В своей знаменитой книге «Новые правила для новой
экономики» К. Келли изложил основные черты новой экономики, которые,
по его мнению, наиболее очеb^gu меняющемся мире:
– глобальный характер происходящих изменений,
– оперирование неосязаемыми благами: идеями, информацией и
взаимоотношениями,
– тесное взаимопереплетение и взаимодействие отдельных сегментов
новой экономики 9.
Эти три отл ичительные черты создают новый тип рынка и общества,
деятельность которых основывается на сетевом принципе. Складывается
ситуация, когда «мир тонких технологий начинает управлять миром машин –
миром реальности» («the world of the soft…will soon command the world of the
hard – the world of reality») 10. Американские экономисты Э. Лимер и М.
Сторпер проводят различие между стандартным продуктом и
специализированным (инновационным) продуктом с точки зрения издержек,
связанных с передачей и распространением продукта (см. Табл. 1) 11.
Таблица 1.
Форма существования, издержки передачи и распространение продукта
Стандартный
пр одукт
Специализированный
(инновационный)продукт
Форма
существования
Видимый продукт Невидимый продукт
Уровень
промежуточных
трансакций
Низкий
(высокомасштабные
отрасли)
Высокий
(низкомасштабные отрасли,
большая степень
сопряженности -
«roundaboutn ess »)
Уровень
интеграции сети
снабжения
Низкая Высокая
Расположение
производства/
дистрибьюторской
сети по отношению к
рынкам сбыта
Удаленное Неопределенное
Источник: Leamer E. The Economic Geography of the Internet Age / E.
Leamer, M. Storper / / National Bureau of Economic Research 1050 Massachusetts

4
Avenue Cambridge, MA 02138. Working Paper 8450. – 2001. – August.
http://www.nber.org/paper/w8450.
2
Новая информационная среда дает ряд принципиальных социально -
экономических преимуществ тем страна м, которые ее используют.
С помощью Интернета и сопутствующих систем и технологий информация о
рынках и ценах в глобальных масштабах становится все более доступной для
потенциальных покупателей и продавцов. Мировой рынок из абстрактной
категории превращает ся в реально существующую данность. Глобализация
экономической деятельности идет в области международной торговли,
международного движения факторов производства, международных
финансовых операций. Возник глобальный рынок капитала, который
действует в реаль ном времени: скорость трансакций такова, что потоки
капитала перемещаются практически мгновенно. В финансовой области
наиболее динамично происходит расширение валютных операций и сделок с
ценными бумагами, включая производные финансовые инструменты. В
обла сти международной торговли интенсивно нарастает торговля услугами,
технологиями, объектами интеллектуальной собственности.
Формирование систем обмена информацией происходит, невзирая на
региональные границы. Другие, более традиционные формы
международного сотрудничества обладают ограниченными возможностями
информационного обмена, в то время как виртуальные сети позволяют
преодолевать это ограничение. Создается единое информационное
пространство, порождающее положительные последствия для лиц, имеющих
к нему доступ и обладающих потенциальными возможностями его
пополнения и качественного улучшения.
Одним из наиболее значимых результатов информационного влияния на
процесс глобализации в литературе называется расширение культурных
связей между людьми различных р егионов. Современные средства
коммуникации в самом деле дают возможность осуществлять ежедневные
контакты индивида с другими индивидами, независимо от их
местоположения и степени удаленности друг от друга. Формируются общие
культурные ценности и понятные в мировом масштабе стереотипы.
Современному человеку доступен огромный объем информации о моделях
поведения, культуре и образе жизни, отличных от тех, которые свойственны
его собственной среде. Следовательно, он имеет больше возможностей
проведения самостоятельной оценки этих вопросов, получая информацию в
более непосредственном виде.

5
Информации стало больше, и она стала доступнее для широкого круга
лиц. Но этот же колоссально возросший объем информации создает и
определенные трудности. Информация продолжает расти, неизбежная
противоречивость источников увеличивает противоречивость самой
информации. В своей статье «Рациональность как процесс и продукт
мышления» американский экономист Герберт Саймон отмечает, что
информация является несомненным благом лишь в м ире, где ее мало, а в
условиях, когда вокруг предлагается большое количество разнообразной
информации, она зачастую начинает играть отрицательную роль, отвлекая
нас от существенного. Действительным благом, редким ресурсом в этих
условиях становится не инфо рмация, а внимание (attention) 12. Возникает
явление, получившее название феномен «информационных шумов» –
ситуация, когда затрудняется принятие рационального решения вследствие
стремите льного увеличения объема избыточной информации, что снижает
потенциальный рост эффективности производства. Сложностью становится
уже не факт получения информации, а возможность ее качественной
обработки. Зачастую мы выбираем не информацию, а источник инфор мации.
Именно это подтверждает теория информационных каскадов, популярная в
последние годы.
В то же время происходит вытеснение традиционных групповых связей
функциональными информационными, что сопряжено с развитием взаимного
отчуждения между людьми. Мен яются факторы формирования человеческой
личности, мотивация индивидов, их видение мира. Человек, общаясь с
другими людьми посредством сети, теряет способность к свободному
личностному общению, угасают традиционные способы коммуникации,
ослабевают персональ ные сyab
Средства распространения информации навязывают единую модель
восприятия окружающего мира, в результате чего возникает проблема
реализации личностной свободы как права выбора образа жизни.
Глобализация зачастую приводит к такой «рационализации» общества, когда
происходит «отчуждение человеческого разума», его обобществление. Об
этом пишет автор популярной теории «макдональдизации», американский
социолог Дж. Ритцер 13. Он представляет «рационалистическую модель» в
виде совокупности четырех основных компонентов:
– эффективность (efficiency), прежде всего экономическая,
– просчитываемость (сalculability) простых и сложных количественных
моделей,
– предсказуемость (predictability), то есть наличие рациональных
ожиданий,

6
– контроль посредством дегуманизированных технологий и
технологических процессов (Сontrol Through Nonhuman Technologies).
Описанная модель была создана Дж. Ритцером на основе методических
принципов, разработанных М. В ебером. Под рациональностью последний
понимал ценностную систему, в которой человек перестает ориентироваться
на цель и начинает ориентироваться исключительно на процесс. Дж. Ритцер
осовременил данное понятие. По его мнению, «макдональдизация» – это
процес с, «в ходе которого принципы работы ресторанов быстрого
обслуживания начинают определять функционирование все большего числа
сегментов американского общества и остального мира» 14. Парад окс
заключается в том, что рациональные системы, по мнению Дж. Ритцера, с
неизбежностью порождают иррациональные явления – «иррациональность
рациональности», как называет это Дж. Ритцер, то есть дегуманизацию
отношений, когда и работники, и клиенты чувству ют себя подключенными к
конвейеру. Немаловажно и негативное воздействие на окружающую среду
(применение химикатов для выращивания картофельных клубней одного
размера, наиболее подходящих для приготовления картофеля -фри).
В этом контексте обостряется пробл ема незащищенности информации.
Интернет создает потенциальную возможность для вмешательства во
внутренние дела государства, проникновения в закрытые до этого сферы и
области, относящиеся к сферам государственных интересов и национальной
безопасности. Источ ник информации достаточно часто бывает трудно
определить и нейтрализовать. Возможным становится хищение информации,
распространение компьютерных вирусов, тайный мониторинг сети, взлом
сетей и поражение их работы.
Особо следует сказать о сохраняющейся асим метричности в доступе к
информационным источникам в различных странах. Данное явление
получило название «цифрового разрыва» (digital divide), и оно представляет
собой одну из основных проблем распространения информационных
технологий. «Цифровой разрыв» изм еряется в соответствии с условной
шкалой, состоящей из пяти характеристик15 . Первая характеристика –
физический доступ, то есть наличие потенциальной возможности
использовать инфраструктуру, программное обеспечение и оборудование.
Второе – это финансовый доступ, то есть наличие экономических
возможностей для регулярной оплаты услуг Интернета. Третья
характеристика – это когнитивный доступ, он определяется способностью
осуществить поиск и получение необходимой информации, обработать и
применить ее в своей деятельности. Четвертое – доступ к значимой
информации. Если пользователь имеет выход в Интернет, но при этом не

7
может найти данные на известном ему языке или действительно
полезные сведе ния, то это обесценивает исполнение трех вышеуказанных
характеристик. Наконец, еще одна важная характеристика – политический
доступ – возможность населения влиять на политический процесс и
распределение общественных благ. Выполнение этих пяти требований
за труднено во многих странах. С аналогичными трудностями сталкивается
сегодня и Россия. Сложность российской ситуации усиливается рядом
специфических факторов: крайней неоднородностью российского общества,
структурными проблемами. Однако интеграция в совреме нную глобальную
экономику становится для России не просто желательной, но необходимой, и
одним из первых шагов в этом направлении является вовлечение России в
мировое информационное пространство.
3
Под влиянием информационных технологий значимо модифицируе тся
деятельность основных субъектов национального хозяйства: потребителей,
фирм, государства.
Упрощение взаимодействия потребителя с производителем благодаря
возможностям информационных технологий создает предпосылки для
смещения интересов потребителя из д олгосрочного периода в
краткосрочный. В условиях повышения степени информированности
возрастает возможность принятия гибких решений. Поведение потребителя в
большей степени соответствует ортодоксальной модели «homo economicus» с
ее неограниченными когнитив ными возможностями.
В то же время потребитель сталкивается с проблемой изобилия
информации, о которой мы упоминали выше. При осуществлении выбора он
все чаще ориентируется не на отдельно взятые блага, а на группы благ,
обладающие некоторыми общими свойства ми (модели компьютеров, сорта
кофе), чтобы таким образом упростить выбор в условиях увеличения
многообразия возможностей. Вероятно, мы имеем дело с асимметричностью
информации нового типа. Если традиционное понимание асимметричности
исходит из предположени я о том, что не все заинтересованные лица имеют
равный доступ к необходимой информации, то асимметричность нового типа
– это ситуация, когда не все заинтересованные лица имеют равный доступ к
необходимой информации в условиях ее изобилия. Перед государство м
встает новая задача: обеспечить доступ к информации путем не расширения,
а ограничения информационного пространства.
Бо'льшая открытость с точки зрения информации и бо'льшая гибкость с
точки зрения принятия решений ставит бизнес в условия более сильной
к онкуренции и предъявляет новые требования к его развитию.

8
Фирма. Авторы множества публикаций, посвященных
применению информационных технологий в экономике, подчеркивают, что
эра массового производства с ее ориентиром на снижение затрат и экономию
на масшт абе, закончившаяся в конце 1970 -х –начале 1980 -х годов триумфом
японских предприятий, постепенно уступила дорогу эре качества, когда
основными приоритетами стали надежность, долговечность и соответствие
стандартам. В начале ХХI века происходит становление э ры потребителя, в
центре которой идея влияния потребителя на продукт, когда появилась
возможность сочетать индивидуальные потребности клиентов с
эффективным производством и формированием глобального рынка. Две
параллельно действующие тенденции: глобализаци я и информатизация –
сделали современные рынки более сложными, чем они были раньше.
Ведение бизнеса в таких условиях требует новых подходов. Появился термин
«информационная прибыльность» (information proficiency) компании,
означающий способность компаний и других организаций оптимально и
систематически использовать информацию для достижения стратегических
целей – это способ объединения информационных навыков компании с теми
преимуществами, которые дают электронные формы обмена 16.
В работе, написанной совместно японскими экономистами Х. Такеучи и Й.
Нонака, подчеркивается, что вертикальная иерархия, считавшаяся наиболее
эффективной системой управления в индустриальном обществе, утрачивает
свою значимость. Проблемы становятся все более диверсифицированными, а
сyavkgb`_klhysbfbaеньями – менее гибкой. Бюрократическая структура
хорошо работает в стабильных условиях: будучи высоко формализованной и
централизованной, предполагающей стандарт изацию рабочего процесса, она
идеально соответствует задаче широкомасштабного рутинного производства,
а следовательно, подходит стабильным и зрелым отраслям с
преимущественно рационализированным, повторяющимся типом
деятельности. Но бюрократический контрол ь может сдерживать инициативу
и становиться обременительным в период быстрых изменений 17.
Бюрократически организованная система, подразумевающая в конечном
счете наличие некоего высшего руководителя, верховной инстанции,
оказывается не в состоянии гибко реагировать на такие изменения.
У американского экономиста П. Дракера мы встречаем еще более
категоричную оценку: «Крупные диверсифицированные компании
завтрашнего дня могут даже не имет ь центрального звена управления»18.
Такое заявление, быть может, слишком фантастично. Тем не менее оно четко
показывает, в каком направлении развивается современный бизнес.
Вертикальная система организации управления повсеместно дополняется

9
горизонтальными взаимодействиями. Начинают активно использоваться те
преимущества, которые создает в организационном отношении сетевая
структура.
Возникает новая организационная форма, определяемая к ак сетевое
предприятие, которое М. Кастельс рассматривает в качестве специфической
формы предприятия, «система средств которого составлена путем
пересечения сегментов автономных систем целей» 19. При этом согласование
действий осуществляется головным офисом – «брокером», а связь головного
офиса с подразделениями обеспечивается посредством Интернета и
электронных средстdhffmgbdZpbb
Вмест е с тем, несмотря на столь существенное влияние, которое
изменения в информационной сфере оказывают на общество, не следует
отрицать традиционных связей и норм поведения. Ф. Фукуяма призывает
особенно восторженных адептов информационного общества, выражающих
радость в связи с крушением власти крупных стр уктур, не забывать об
огромном положительном факторе, с которым такие структуры связаны, а
именно: доверие и общепринятые этические нормы: «Доверие не воплощено
в компьютерных сетях и оптико -волоконных линиях связи. Хотя оно и
предполагает обмен информацие й, оно отнюдь не сводится к
информации» 20.
Скорее, можно говорить если не об отмирании крупных корпораций, то
по крайней мере об их сетевизации и вынужденной адаптации к
происходящим и нформационным изменениям. Сетевое предприятие пока
еще только набирает опыт работы в новой экономической среде.
Государству присущи все основные признаки, которые свойственны крупной
корпорации: государство обладает бюджетом, доходами и расходами,
«акционе рами» и «клиентами» в одном лице, которыми являются граждане.
Следовательно, перед современным государством стоят те же самые задачи в
смысле изменения системы управления, которые стоят перед фирмой в
условиях информационного общества: повышение эффективности
производства посредством использования новых моделей управления.
Соответственно, государство начинает применять методы, похожие на те,
которые применяет фирма. Например, точно так же, как современная фирма
стремится максимально изучить своих существующ их и потенциальных
клиентов и развивать персонализированный маркетинг, государство
стремится получить максимум информации о своих гражданах и наиболее
эффективно реализовывать свои конституционные задачи. Формируются
сетевые подходы в области государственн ого управления. Многие авторы
высказывают мысль о том, что чрезмерно централизованные структуры

10
оказываются не в состоянии реагировать с необходимой
скоростью на многообразные изменения современного мира, причем это
справедливо как для отдельных фирм, так и для правительств и наций21.
Информационные технологии экономят трансакционные издержки по сбору
и обработке поступающей информации, повышают степень эффективности
работы государственного аппарата, облегчают взаимодействие граждан и
предприятий с правительственными учреждениями. Электронное
правительство (e -government) дает возможность использовать более
прозрачные способы ведения коммерческих операций с различными
п одразделениями правительства, обеспечивает двусторонние консультации и
лучшую подотчетность правительственных органов перед своими
избирателями.
Еще одной важной конструктивной чертой данного процесса можно
назвать изменение в положительном смысле образа с траны или региона.
Появляются новые возможности для проведения онлайнового голосования,
опросов общественного мнения, общения доверенных лиц с избирателями,
организации обратной связи с гражданами для обсуждения законопроектов,
осуществления избирательных кампаний.
Ф. Рузвельт был первым, кто использовал для своей избирательной
кампании радио. Дж. Кеннеди первым использовал для этой же цели
телевидение. Дж. Вентура стал первым, кто в соответствии с требованиями
нового времени обратился к своим избирателям посредством Интернета,
когда в 1998 г. он победил своих конкурентов и был избран на пост
губернатора штата Минесота. А. Гор, проигравший на выборах Дж. Бушу в
марте 2000 года, тем не менее продемонстрировал отличный пример сбора
средств на поддержку своей избирательной кампании посредством веб -сайта:
ему удалось собрать около 1 млн. долларов в течение 48 часов после первой
презентации в Сети. Вскоре эта сумма выросла до 6 млн. долларов 22.
Использование информационных технологий государственными органами
направлено на решение двух основных задач: создание более демократичного
государства и повышение эффективности работы государственного аппарата.
Но реализация идеи электронного правительс тва на деле сопряжена с
высокими издержками.
Сохраняется и проблема открытости информации. Взаимный обмен
информацией между правительством и гражданами, который предполагает
идея электронного правительства, может привести к чрезмерной открытости
персональ ной информации, что вызывает определенное беспокойство
пользователей.

11
В последнее время в России увеличивается присутствие
государственных органов в Интернете. Правда, в основном речь идет об
информационных функциях, а не о связях с общественностью через
И нтернет и не о масштабном предоставлении государственных услуг. Однако
мы уже можем говорить о какой -то степени реализации на практике идеи
электронного правительства. По всей видимости, в дальнейшем этот процесс
будет идти параллельно с формированием инфо рмационного общества в
России.
4
Государство усиливает свое участие и в экономических вопросах.
Очевидна потребность осуществления государственных инвестиций в
образование и нововведения, особенно в базовых и передовых отраслях.
Мировой опыт демонстрирует тенденцию к росту затрат на НИОКР (см.
Табл. 2) 23.
Таблица 2.
Прогноз финансового обеспечения науки ведущих стран и регионов мира
(расходы на НИОКР к ВВП), %
Годы США Япония ЕС -15 ЕС-25 Россия Китай
1995 2,51 2,7 1,80 1,72 0,97 0,61
2000 2,72 2,9 1,89 1,80 1,05 1,01
2005 2,72 3,2 1,97 1,87 1,25 1,51
2020 3,0 3,5 2,3 2,2 2,25 2,5
Источник: А.А. Дынкин. Мировая экономика: прогноз до 2020 г. М.:
Издат ельстhFZ]bklj]K.
Пока сохраняется высокая доля частного сектора в общенациональном
финансировании НИОКР, но государство активно вступает в партнерские
отношения с частным бизнесом в этой области, способствуя в том числе
формированию благоп риятной институциональной среды.
В январе 2007 г. стартовала Седьмая рамочная программа по научным
исследованиям и технологическому развитию Европейского Союза на 2007 –
2013 годы, цель которой состоит в повышении конкурентоспособности
экономики ЕС путем под держки инновационной деятельности и расширения
доли международного сотрудничества
24 .
В 2008 г. была разработана Концепция долгосрочного социально-
экономического развития Российской Феде рации на период до 2020 года,
акцентирующая внимание на формировании условий для массового
появления новых инновационных компаний во всех секторах экономики.
Принят ряд федеральных целевых программ, направленных на обеспечение

12
условий для перехода к инновационному пути развития
экономики страны и повышения ее конкурентоспособности на основе
передовых технологий. Государство вынуждено учитывать происходящие
изменения, осуществляя и свои традиционные функции: налогово -
бюджетную и денежно -кредитную политику.
Выдающийся американский экономист Вито Танзи называет восемь
«фискальных термитов», разъедающих основания налоговой системы
страны: (1) электронная коммерция, (2) электронные деньги, (3)
внутрикорпорационная торговля, (4) оффшорные финансовые центры, (5)
де ривативы и хеджевые фонды, (6) неспособность облагать налогом
финансовый капитал, (7) растущая зарубежная деятельность индивидов,
включая инвестирование сбережений за границу, покупки за границей 25.
Как видно, в качестве двух первых «фискальных термитов» он выделил
электронную коммерцию и электронные деньги. Посредством электронной
коммерции правительство в перспективе будет терять все бо'льшую и
бо'льшую часть налоговых поступлений, чт о связано как с виртуализацией
трансакций, так и с появлением нарастающего количества товаров, которые
могут передаваться в цифровом виде, а это затрудняет определение субъекта
налогообложения и контроль над осуществлением налоговых процессов.
Косвенным об разом электронные процессы усиливают и формирование
оффшорных финансовых компаний, которые также способствуют утечке
налоговых поступлений. Становится все сложнее осуществлять эффективное
налогообложение, поскольку факторы производства, прежде всего капита л,
приобретают огромную мобильность и возможности перелива.
Для того чтобы преодолеть эти проблемы, В. Танзи предлагает вести
постоянный мониторинг электронной коммерции и электронных денег,
вводить специальные налоги («битовые налоги» – bit taxes, налоги Тобина –
Tobin taxes) на иностранные трансакции и применять другие аналогичные
меры.
Как известно, налоги Тобина получили свое название по имени их
автора. В 1972 г. американский экономист, лауреат Нобелевской премии Дж.
Тобин выступил с предложением облаг ать налогом в размере 0,1% все
краткосрочные финансовые операции, включая операции по обмену валюты,
что должно сделать невыгодными краткосрочные валютные спекуляции,
ограничить краткосрочный перелив капитала, стабилизировать обменные
курсы валют и приноси ть доход. Идея налога Тобина выглядит достаточно
заманчивой. Но до тех пор пока такой налог не будет принят во всех странах,
он не может быть эффективен, поскольку валютная торговля переместится в
страны и регионы, где этот налог не еден.

13
Периодически слышны предложения о введении так
называемых глобальных налогов, то есть налогов, которые были бы едины
для всех. Они должны взиматься в отношении товаров, производство и
потребление которых достаточно однородно по странам и регионам.
Американский экономист Дж. Робертсон среди возможных «глобальных
налогов» выделяет следующие:
– налоги и сборы на использование международных ресурсов, таких, как
океаническое рыболовство, добыча на материковом шельфе, освоение
морских, воздушных просторов и открытого космоса, использование
электро -магнитного поля;
– налоги и сборы на деятельность, загрязняющую и разрушающую
окружающую среду;
– налог на военные расходы и торговлю оружием;
– более унифицированные налоги в отношении сделок в рамках мировой
торговли;
– унифицирован ный налог на международные сделки по обмену
валютой 26.
Уже выдвинут ряд международных инициатив в плане модификации
налоговых систем различных стран с учетом требований глобального
миро вого экономического и социально -политического пространства. Данные
вопросы рассматриваются странами ОЭСР, Европейского Союза,
отдельными государствами и их объединениями. В своей работе «Нужна ли
мировому сообществу всемирная налоговая организация» В. Танз и даже
ставит вопрос о возможности создания специальной всемирной налоговой
организации, которая разрабатывала бы подобные вопросы и координировала
бы выполнение принятых решений 27. Появились сторонники «глобального
управления» (global governance) в экономике – глобального сотрудничества
частных и общественных организаций. Они, хотя и призывают не путать его
с «глобальным правительством» (global government), предполагающим
наличие формал изованного наднационального органа управления, тем не
менее не отрицают возможность создания суверенных централизованных
институтов мирового уровня, подобно таким, которые представляют собой
ВТО, Мировой банк или МВФ.
Бурный рост электронных форм обмена вы зывает серьезные изменения
финансовых инструментов и механизмов, которые обслуживают онлайновые
сделки. Происходит пересмотр государством отношения к денежно -
кредитной системе в целом и банковскому сектору, в частности. Процесс
переключения на систему электронных платежей идет в развитых странах
достаточно быстро. Основными проблемами здесь остаются международные

14
стандарты, надежная система защиты, расширение сферы
применения электронных форм платежей, поиск наиболее оптимальных
схем.
Для стран, где велика доля наличного оборота, в том числе для России,
появление и распространение электронных денег порождает ряд
дополнительных вопросов в плане осуществления денежно -кредитной
политики. Во -первых, пока не совсем ясно, приведет ли распространение
электронных д енег к изменению скорости обращения денег и величины
банковского мультипликатора. Принимая во внимание природу электронных
денег, можно предположить, что, скорее всего, они заменят наличность,
нежели банковские депозиты, следовательно, не должно произойти
заметного изменения величины мультипликатора. В то же время
электронные деньги способствуют увеличению скорости обращения денег,
поскольку их использование упрощает расчеты.
Второй вопрос – что произойдет со спросом на деньги. На наш взгляд, спрос
на деньг и для сделок по -прежнему будет находиться в большей степени под
влиянием динамики других переменных: национального дохода, уровня
благосостояния, инфляционных процессов и т.п. Спрос на деньги со стороны
активов, скорее всего, будет зависеть от степени наде жности платежной
системы в целом (в которой трудно выделить роль именно электронных
денег) и от колебаний процентных ставок.
Третье, что вызывает беспокойство в связи с введением электронных
денег в странах с высокой долей наличности, это потеря дохода це нтрального
банка от сеньоража. Для того чтобы компенсировать потери, центральные
банки могут взимать плату за лицензирование выпуска электронных денег
или начать выпускать электронные деньги самостоятельно, при этом
резервные требования могут принимать фор му электронных денег или
частных денег банков вместо наличной формы.
Четвертое – проблема финансового контроля. Электронные деньги
устраняют каналы посредников, так как платежи чаще осуществляются
напрямую, через Сеть, а значит, усложняется наблюдение за такими
платежами. В перспективе, видимо, это потребует принятия новых мер как с
организационной, так и с технической точек зрения. Происходит пересмотр отношения государства к банкам и банковскому
сектору с учетом тех возможностей, которые дает Интернет. М ногие
аналитики говорят о наступлении в мировой экономике «четвертой фазы
дезинтермедиации» банковского сектора. Первая волна была связана с
перетеканием накоплений с банковских депозитов в инвестиционные фонды,
специализированные пенсионные фонды и полисы страхования жизни.

15
Вторая волна – это переход ряда задач и функций банков к фондовым
рынкам. С началом третьей волны были упрощены многие процессы
деятельности банков в результате технологических новшеств. Сейчас мы
наблюдаем дезинтермедиацию реализации с амих банковских продуктов, что
стало возможно благодаря наступлению эпохи Интернета и тем
перспективам, которые она предоставляет.
Интернет создает новые возможности для осуществления брокерской
деятельности. Крупные банки, фондовые дома и инвестиционные фирмы
активно присутствуют на рынке онлайновых брокерских услуг. Сейчас в
Сети представлено огромное количество бесплатных финансовых данных,
рекомендаций и самой разнообразной информации. Брокеры также
конкурируют, предоставляя клиентам банковские счета и услуги на
денежном рынке.
Объем онлайновых банковских и брокерских операций напрямую связан
с возможностью доступа в Интернет, который в свою очередь зависит от
многих факторов и прежде всего от уровня дохода на душу населения. Есть
исключения из этого п равила: например, Южная Корея, которая
демонстрирует гораздо более высокую степень использования
технологических возможностей, чем можно было бы ожидать, анализируя ее
показатель дохода на душу населения. Есть различия и среди стран с
высоким уровнем дохода. Так, например, Швеция лидирует по объему
оказания онлайновых банковских услуг и онлайновых платежей, что
объясняется высокой степенью оснащенности персональными компьютерами
и активным использованием мобильных телефонов. В США при
распространенности эле ктронных брокерских сделок относительно слабо
развито оказание онлайновых банковских услуг, что отчасти объясняется
популярностью небольших банков и небанковских финансовых институтов,
которые не столь активно, как крупные банки, используют возможности
Инт ернета.
По мнению многих аналитиков, количество онлайновых банков может
расти так же быстро, как и количество онлайновых брокеров. Онлайновым
банкам предсказывают прекрасное будущее. Эти прогнозы основываются на
ряде преимуществ, которые они обеспечивают с воим клиентам. Казалось бы,
смарт -карты (пластиковые карты с микропроцессором) создают такие
удобства для клиентов, которые ранее представлялись недостижимыми:
круглосуточный режим работы, беспрерывная доступность услуг. Но
современное онлайновое обслужива ние идет еще дальше и позволяет
получать банковские услуги тем клиентам, которые не желают не только
перемещаться в ближайшее отделение банка, но даже до банкомата. Клиенты

16
могут проверять состояние своих счетов, не покидая офис или дом.
В случае обслужив ания корпоративных клиентов использование Интернета,
помимо роста эффективности за счет автоматизации документооборота, дает
преимущества по услугам за счет индивидуализации подхода к клиенту и
возможности более быстрого расширения финансовой деятельности путем
выхода на смежные финансовые рынки.
Тем не менее онлайновый бизнес в банковском секторе не порождает
пока сильного коммерческого эффекта. Процентные ставки по текущим
счетам обычно ниже рыночных, и инвесторы предпочитают не держать свои
средства на таких счетах. Поэтому вряд ли банковские клиенты ради
выигрыша в процентной ставке начнут массово переводить свои счета в
онлайновый режим. Затраты же, связанные с перестройкой банковской
системы на онлайновой режим (обеспечение нормативных требований,
рас ширение клиентской базы, кредитный контроль и т.п.), могут оказаться
относительно велики, так что результат общей экономии будет весьма
незначительным. Кроме того, на сегодняшний момент онлайновые банки
считаются менее надежными по сравнению с традиционным и банками,
поскольку существует принципиальная возможность стороннего доступа к
деталям клиентских счетов через взлом коммуникационных систем.
Очевидно, что пока в отношении банковского сектора можно говорить не о
переходе на онлайновый режим, а, скорее, о параллельном использовании
традиционных методов ведения бизнеса и тех возможностей, которые дают
новые информационные технологии.
В России много потенциальных клиентов онлайновых банковских услуг,
которые пока еще не получили должного развития. Это объясняется целым
рядом причин: проблемами самого банковского сектора (Интернет -проекты
требуют существенных ресурсов, которыми обладают далеко не все банки),
неотлаженностью системы расчетов и механизмов оплаты, недоверием
клиентов к банковской системе. Разви тие электронных методов ведения
бизнеса будет происходить в российских условиях, по всей видимости,
параллельно с совершенствованием хозяйственного механизма.
* * *
Все более очевидна необходимость трансформации российской ситуации
в соответствии с требова ниями глобального информационного общества. В
России есть один из редчайших и наиболее значимых ресурсов нашего
времени – знание. Причем применительно к России мы можем говорить как о
знании, основанном на подготовке специалистов широкого профиля, так и о
специализированных технических знаниях. Потенциал информационной
экономики дает России шанс использовать эти накопленные знания для

17
достижения высоких экономических показателей и полноправного,
эффективного участия в современном глобальном пространстве.
Пр имечания
1 McLuhan, Marshall. The medium is the massage [by] Marshall McLuhan
[and] Quentin Fiore. Coordinated by Jerome Agel. New York, Random House,
1967. 157 p.
2 Kelly K. New Rules for the New Economy. Ten Radical Strategies for a
Connected World / K. Kelly. – N.Y., 1998. – Р. 5.
3 В настоящее время в работа х, посвященных истории экономической
мысли, его принято называть «старым» институционализмом.
4 Riesman D. Leisure and Work in Post-Industrial Society. Larrabee E.,
Meyersohn R. (Eds.) Mass Leisure. Glencoe (Ill.), 1958. P.363-385.
5 Masuda Y. The Information Society as Post-Industrial Society. Washington.
1981.
Porat M. , Rubin M. The Information Society: Development and
Measu rement. Washington. 1978.
Stonier T. The Wealth of Information. London. 1983.
6 Тапскотт Д. Электронно -цифровое общество / Д. Тапскотт. – К.: «INT-
press». Издательство – М.: «Релф -бук», 1999 . – С. 393.
7 Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура /
М. Кастельс; Под ред. О.И.Шкаратана. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – С. 50.
8 Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура /
М. Кастельс; Под ред. О .И .Шкаратана . – М.: ГУ ВШЭ , 2000. – С.51.
9 Kelly K. New Rules for the New Economy. Ten Radical Strategies for a
Connected World / K. Kelly. – N.Y., 1998. – Р . 2.
10 Там же.
11 Leamer E. The Econom ic Geography of the Internet Age / E. Leamer, M.
Storper // National Bureau of Economic Research 1050 Massachusetts Avenue
Cambridge, MA 02138. Working Paper 8450. – 2001. – August.
http://www.nber.org/paper/ w8450.
12 Саймон Г.А. Рациональность как процесс и продукт мышления.
THESIS, Осень 1993. Вып.3. С.16 -38.
13 Ритцер Дж. Ма кдональдизация общества. В книге: Традиционные и
новые ценности: политика, социум, культура. М., 2001. C. 19 -46.
14 Там же. C. 20.
15 Wilson E. Closing the Digital Divide: An Initial Review. Internet Policy
Institute, 2000, July. 16 Dearstyne B. E -Business, E-Government & Information Proficiensy / B.
Dearstyn e // Information Management Journal. – 2001. – V. 35, № 4, October. – P.

18
20. 17 Nonaka I. The Knowledge -Creating
Company: How Japanese Companies Create the Dynamics of Innovation / I.
Nonaka, H. Takeuchi. – Oxford: Oxford University Press, 1995. – Р. 161 -162.
18 Drucker P.F. Managing for the Future: The 1990s and Beyond / P.F.
Drucker. – New York: Truman Talley Books, 1992. – P. 261.
19 Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура
/ М. Кастельс; Под ред. О.И.Шкаратана. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – С.174.
20 Фукуяма Ф. Доверие. Социальные добродетели и созидание
благосостояния / Ф. Фукуяма // Новая постиндустриальная волна на Западе.
Антология; Под редакцией В.Л. Иноземцева. – М.: Academia, 1999. – С.126 -
162.
21 См., например : Howell D. The Edge of Now: New Questions for
Democracy in the Network Age / D. Howell. – London: Macmillan, 2000. – Р . 4.
22 Holmes D. eGovernment: eBusiness Strategies for Government / D.
Holmes. – London: Nicholas Brealey Publishing, 2001. – Р. 277-278.
23 Дынкин А.А. Мировая экономика: прогноз до 2020 г. М.:
Изда тельстhFZ]bkljK.
24 Decision of the European Parliament and of the Council concerning the 7th
framework programme of the European Community for research, technological
develo pment and demonstration activities (2007 to 2013). Brussel: presented by
the Comission, 2005. P.3-12.
25 Tanzi V. Globalization, Technological Developments, and the Work of
Fiscal Termites / V. Tanzi // IMF Working Paper 00/181 Washington: International
Monetary Fund, 2000.
26
Robertson J. The New Economics of Sustainable Development: A Briefing
for Policy Makers /
J. Robertson. – London: Kogan Page, 1999. – Р . 120 -121.
27 Tanzi V. Does the World Need a World Tax Organization? / V. Tanzi //
The Economics of Globalization; A. Razin, E. Sadka, eds. – Cambridge a nd New
York: Cambridge University Press, 1999. – P. 173 -186.
X