Н.В. Гоголь - Невский проспект

Формат документа: pdf
Размер документа: 0.37 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Нико лай Гоголь: «Невский проспект»
Николай Васильеbq=h]hev
Неkdbcijhki_dl

Серия: Петербургские по_klb – 1



OCR sardonios
http://reeed.ru/lib/
«Н.В.Гоголь. Собрание сочинений lhfZoLhflj_lbcIh\_klb=hkm^Zjklенное
издательстhom^h`_klенной литературы; МоскZ9

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 2
Аннотация

Вперu_ повесть напечатана  сборник е статей и заметок Гоголя «Арабески », ur_^r_f  1835
г. Замысел «Неkdh]hijhki_dlZ » относится еще к 1831 г., когда Гоголь сделал несколько незаконченных
наброскоjbkmxsboi_caZ`I_l_j[mj]Z.

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 3

Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере в Петербурге; для него он соста -
ляет kzQ_fg_[e_klblwlZmebpZ – красаbpZgZr_cklhebpuYagZxqlhgbh^bgba[e_^guo
и чиноguo ее жителей не променяет на k_ блага Невского проспекта. Не только кто имеет
дв адцать пять лет от роду, прекрасные усы и удиbl_evghkrbluckxjlmdgh^Z`_lhlmdh]hgZ
подбородке ukdZdbают белые hehkZ и голоZ гладка, как серебряное блюдо, и тот  hklhj]_
от Неkdh]h проспекта. А дамы! – О, дамам еще больше приятен Неkdbc проспект. Да и кому
же он не приятен? Едва только ahc^_rvgZG_ский проспект, как уже пахнет одним гуляньем.
Хотя бы имел какое -нибудь нужное, необходимое дело, но, ahr_^rb на него, _jgh позаб у-
дешь о kydhf деле. Здесь единст_ggh_ место, где показываются люди не по необходимости,
куда не загнала их надобность и меркантильный интерес, объемлющий _kvI_l_j[mj]DZ`_lky
чело_d klj_q_ нный на Неkdhf проспекте, менее эгоист, нежели  Морской, Горохоhc Л и-
тейной, Мещанской и других улицах, гд е жадность, и корысть, и надобность ujZ`Zxlky на
идущих и летящих  кар етах и на дрожках. Неkdbc проспект есть k_h[sZy коммуникация П е-
тербурга. Здесь житель П етербургской, или Выборгской части, несколько лет не бываrbc у
сh_]hijbyl_eygZI_kdZobeb у МоскоkdhcaZklZы, может быть уверен, что klj_lblkykgbf
непременно. Никакой а дрес -календарь и справочное место не достаyl такого _jgh]h из_klby
как Неkdbc проспект. Всемогущий Неkdbc проспект! Единст_ggh_ разe_q_gb_ бедного на
гулянье Петербур га! Как чисто подметены его тротуары и, боже, сколько ног остаbeh на нем
следы сhb И неуклюжий грязный сапог отставного солдата, под тяжестью которого, кажется,
трескается самый гранит, и миниатюрный, легкий как дым, башмачек молоденькой дамы, об о-
рачиZ ющей сhx]hehку к блестящим окнам магазина, как подсолнечник к солнцу, и гремящая
сабля исполненного надежд прапорщика, проh^ysZy на нем резкую царапину, – kz uf_sZ_l
на нем могущестh силы или могущестh слабости. Какая быстрая со_jrZ_lky на нем фан та с-
магория  течение одного только дня! Сколько ul_jibl он перемен  течение одних суток!
Начнем с самого раннего утра, когда весь Петербург пахнет горячими только что ui_q_ggufb
хлебами и наполнен старухами ba одранных платьях и салопах, со_jrZxsbfbk hbgZ_a^ugZ
церкb и на сострадательных прох ожих. Тогда Неkdbc проспект пуст: плотные содержатели
магазино и их комми еще спят  сhbo голландских рубашках, или мылят сhx благородную
щеку и пьют кофий; нищие собираются у д_j_c кондитерских, где сонны й ганимед, летаrbc
q_jZ как муха с шеколадом, ue_aZ_l с метлой  руке без галстуха и шujy_l им черстu_ п и-
роги и объедки. По улицам плетется нужный народ: иногда переходят ее русские мужики, сп е-
шащие на работу,  сапогах, запачканных изв естью, которых и Екатерининский канал, из_k т-
ный сh_x чистотою, не  состоянии бы был о бмыть. В это j_fy обыкно_ggh неприлично
ходить дамам, потому что русской народ любит из ъясняться такими резкими ujZ`_gbyfb к а-
ких они, _jgh не услышат даже  театре. Иногда сонны й чиноgbd проплетется с портфелем
под мышкою, если через Неkdbcijhki_dle_`bl_fm^hjh]Z департамент. Можно сказать р е-
шительно, что wlhремя, то есть до 12 часо Неkdbc проспект не состаey_l ни для кого ц е-
ли, он служит только средстhf он посте пенно наполняется лицами, имеющими сhb занятия,
сhbaZ[hlukои досады, но h\k_g_^mfZxsbfbhg_fJm сской мужик гоhjblh]jbне, или
о семи грошах меди, старики и старухи размахиZxljmdZfbbeb]hорят сами с собою, иногда с
доhevgh разительными же стами, но никто их не слушает и не смеется над ними, udexqZy
только раз_ мальчишек  пестрядеuo халатах с пустыми штофами, или готоufb сапогами в
руках, бегущих молниями по Неkdhfmijhki_dlm<wlhремя что бы ugZk_[ygbgZ^_ebo о-
тя бы даже f_kl о шляпы картуз был у вас на голо_ хотя бы hjhlgbqdb слишком далеко в ы-
сунулись из Zr_]h]ZeklmoZ, – никто этого не заметит.
В 12 часоgZG_\kdbcijhki_dl^_eZxlgZ[_]b]mернеры k_ogZpbckkоими питомцами
 батистоuo hjhlgbqdZo Английские Джонсы и французские Коки идут под руку с \_j_ н-
ными их родительскому попечению питомцами и с приличною солидностию изъясняют им, что
uески над магазинами делаются для того, чтобы можно было посредстhf их узнать, что
находится  самых магазинах. Гу_jgZgldb б ледные миссы и розовые слаygdb идут _ebqZо
позади сhboe_]_gvdboертляuo^_чонок, приказывая им поднимать несколько ur_ie_qhb
держаться прямее; короче сказать,  это j_fy Неkdbc проспект – педагогический Невский
проспект. Но чем ближе к двум ч асам, тем уменьшается число гувернеро педагого и детей:
они наконец ul_ сняются нежными их родителями, идущими под руку с сhbfbi_kljufbjZ з-

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 4
ноц_lgufb слаб онерgufb подругами. Мало -помалу присоединяются к их обществу k_
окончиrb_ доhevgh Z`gu_ д омашние занятия, как -то погоhjbшие с сhbf доктором о п о-
годе и о небольшом пр ыщике, kdhqbшем на носу, узнаrb_ha^hjhьи лошадей и детей сhbo
ijhq_f показывающих большие дароZgby прочитаrb_ афишу и Z`gmx статью  газетах о
приезжающих и отъезж ающих, наконец, uibших чашку кофию и чаю; к ним присоединяются
и те, которых заb^gZykm^v[ZgZ^_ebeZ[eZ]hkehенным зZgb_fqbghникоihhkh[_ggufi о-
ручениям. К ним прис оединяются и те, которые служат  иностранной коллегии и отличаются
благородстhf с hbo з анятий и приuq_d Боже, какие есть прекрасные должности и службы!
как они haышают и услаждают душу! Но, увы! я не служу и лишен удоhevklия b^_lv то н-
кое обращение с собою начальнико Всѐ, что u ни klj_lbl_ на Неkdhf проспекте, всѐ и с-
полнено приличия: мужчины  длинных сюртуках с заложенными  карманы руками, дамы в
розоuo белых и бледноголубых атласных рединготах и шляпках. Вы здесь встретите баке н-
барды единст_ggu_ijhims_ggu_kg_h[udghенным и изумительным искусстhfih^]Zeklmo
бакенб арды бархатные, атласные, черные как соболь или уголь, но, уuijbgZ^e_`Zsb_lhevdh
одной иностранной коллегии. Сл ужащим ^jm]bo^_iZjlZf_glZoijhидение отказало q_jguo
бакенбардах, они должны, к _e ичайшей неприятности сh_cghkblvju`b_A^_kvы в стретите
усы чудные, никаким пером, н икакою кистью неизобразимые; усы, которым посys_gZ лучшая
полоbgZ жизни, – предмет долгих бдений h j_fy дня и ночи, усы, на которые излились h с-
хитительнейшие духи и ароматы и которых умастили k_ драгоценнейшие и р едчайшие сорты
помад, усы, которые заhjZqbаются на ночь тонкою _e_g_ою бумагою, усы, к которым дышет
самая трогательная приyaZgghklvboihkk_khjh и которым заb^mxlijhoh^ysb_Lukyqbkh р-
тоreyihdieZlv_, платкоi_kljuoe_]dboddhlhjufbgh]^Z l_q_gb_p_euo^\mo^g_ck о-
храняется приyaZgghklv их eZ^_l_evgbp ослепят хоть кого на Неkdhf проспекте. Кажется,
как будто целое море мотылько поднялось ^jm] со стеблей и hegm_lky блестящею тучею над
черными жуками мужеского пола. Здесь u встретит е такие талии, какие даже Zf не снились
никогда: тоненькие, узенькие талии никак не толще бутылочной шейки, klj_lykv с которыми
u почтительно отойдете к сторонке, чтобы как -нибудь неосторожно не толкнуть не_`ebым
локтем; сердцем вашим оeZ^__ljh[hklv и страх, чтобы как -нибудь от неосторожного даже д ы-
хания Zr_]h не переломилось прелестнейшее произ_^_gb_ природы и искусстZ А какие
klj_lbl_ы дамские рукава на Неkdhfijhki_dl_:odZdZyij_e_klvHgbg_kdhevdhihoh`b
на дZ ha^mohieZательные ша ра, так что дама ^jm] бы поднялась на ha^mo если бы не по д-
держиZe ее мужчина; потому что даму так же легко и приятно поднять на ha^mo как подн о-
симый ко рту бокал, наполненный шампанским. Нигде при взаимной klj_q_g_jZkdeZgbаются
так благородно и н епринужденно, как на Невском проспекте. Здесь u klj_lbl_ улыбку еди н-
ст_ggmx улыбку верх искусства, иногда такую, что можно ра стаять от удоhevklия, иногда
такую, что уb^bl_ себя ^jm] ниже траu и потупите голову, ин огда такую, что почувствуете
себя ur_:^fbjZel_ckdh]hribpZbih^gbf_l___верх. Здесь uстретите разгоZjbающих
о концерте или о погоде с необыкно_gguf благородстhf и чу встhf собст_ggh]h достои н-
стZ Тут u klj_lbl_ тысячу непостижимых характеро и яe_gbcKha^Zl_ev какие стра нные
характеры klj_qZxlky на Неkdhf проспекте! Есть множестh таких людей, которые, klj е-
тиrbkv с Zfb непременно посмотрят на сапоги Zrb и если u пройдете, они оборотятся
назад, чтобы посмотреть на Zrb фалды. Я до сих пор не могу понять, отчего эт о бывает. Сн а-
чала я думал, что они сапожники, но однакоже ничуть не бывало: они большею ч астию служат 
разных департаментах, многие из них преhkoh^guf образом могут написать о тношение из о д-
ного казенного места в другое; или же люди, занимающиеся прогулка ми, чтением газет до ко н-
дитерским, слоhf большею частию kz порядочные люди. В это благосло_ggh_ j_fy от 2 -х
до 3 -х часо пополудни, которое может назваться дb`ms_xky столицею Неkdh]h проспекта,
происходит глаgZyыстаdZ\k_oemqrboijhbaедений че ло_dZH^bgihdZau\Z_ls_]hevkdhc
сюртук с лучшим бобром, другой – греческой прекрасный нос, третий несет преh сходные б а-
кенбарды, чет_jlZy – пару хорошеньких глазок и удиbl_evgmx шляпку, пятый – пе рстень с
талисманом на щегольском мизинце, шестая – нож ку в очароZl_evghf башмачке, седьмой –
галстух, возбуждающий удиe_gb_hkvfhc – усы, по_j]Zxsb_ изумление. Но бьет три часа, и
uklZка оканчиZ_lky толпа редеет … В три часа – ноZy перемена. На Неkdhf проспекте
^jm] настает весна: он покрывается _kv чиноgbdZfb  зеленых bp -мундирах. Голодные т и-
тулярные, надhjgu_ и прочие со_lgbdb стараются k_fb силами ускорить сhc ход. Молодые

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 5
коллежские регистраторы, губернские и коллежские секретари спешат еще hkihevahаться
j_f_g_fbijh йтиться по Невс кому проспекту с осанкою, показывающею, что они h\k_g_k и-
дели 6 часо  пр исутстbb Но старые коллежские секретари, титулярные и надhjgu_ со_ т-
ники идут скоро, пот упиrb голову: им не до того, чтобы заниматься рассматриZgb_f прох о-
жих; они еще не iheg е оторZebkvhlaZ[hlkоих; bo]hehе ералаш и целый архиgZqZluob
неоконченных дел; им долго f_klhывески показывается картонка с бумагами, или полное л и-
цо праbl_eydZgp_eyjbb.
С четырех часов Невский проспект пуст, и jy^ ли u klj_lbl_ на нем х отя одного ч и-
но вника. Какая -нибудь ш_ybafZ]ZabgZi_j_[_`blq_j_aG_ский проспект с коробкою jmdZo
какая -нибудь жалкая добыча человеколюбиh]hihытчика, пущенная по миру hnjbahой ш и-
нели, какой -нибудь заезжий чудак, которому k_qZkujZны, какая -нибудь длинная ukhdZyZ н-
гличанка с ридикюлем и книжкою jmdZodZdhc -нибудь артельщик, русской человек ^_fbd о-
тоноhfkxjlmd_klZeb_cgZkibg_k узенькою бородою, живущий kx`bagvgZ`b\mxgbldm
dhlhjhfсѐ ше_eblkykibgZbjmdbbgh]bb]heh Zdh]^Zhgmqlbо проходит по тротуару,
иногда низкой ремесленник; больше никого не klj_lbl_ы на Неkdhfijhki_dl_.
Но как только сумерки упадут на домы и улицы и будошник, накрыrbkv рогожею, kd а-
рабкается на лестницу зажигать фонарь, а из низеньких окошек магазиноыглянут те эстампы,
которые не смеют показаться среди дня, тогда Неkdbc проспект опять ожиZ_l и начинает ш е-
велиться. Тогда настает то таинст_ggh_ j_fy когда лампы дают всему какой -то заманчиuc
чудесный с_l<uстретите очень мног о молодых людей, большею частию холостых, l_ieuo
сюртуках и шинелях. В это j_fyqm\kl\m_lkydZdZy -то цель, или лучше что -то похожее на цель.
Что -то чрезuqZcgh безотчетное, шаги k_o ускоряются и станоylky hh[s_ очень нероgu
Длинные тени мелькают по стенам и мостоhcbqmlvg_^hklb]Zxl]hehами Полицейского м о-
ста. Молодые губернские регистраторы, губернские и коллежские секретари очень долго прох а-
жив аются; но старые коллежские регистраторы, титулярные и надhjgu_ со_lgbdb большею
частию сидят дома, или потому, что это народ женатый, или потому, что им очень хорошо гот о-
yl куш анье живущие у них  домах кухарки -немки. Здесь u klj_lbl_ почтенных старико
которые с такою Z`ghklvxbklZdbfm^bительным благородстhfijh]mebались ^а часа по
Неkd ому проспекту. Вы их уb^bl_[_]msbfblZd`_dZdfheh^u_dhee_`kdb_j_]bkljZlhjuk
тем, чтобы заглянуть под шляпку издали заb^_gghc^Zfudhlhjhclheklu_]m[ubs_dbgZs е-
катуренные румянами, так нраylky многим гуляющим, а более k_]h сидельцам, артель щикам,
купцам, k_]^Z немецких сюртуках гуляющим целою толпою и обыкно_gghih^jmdm.
«Стой! » закричал в это j_fyihjmqbdIbjh]h, дернуr_^r_]hkgbffheh^h]h человека
hnjZd_bieZs_ «Видел? »
«Видел, чудная, совершенно ПеруджиноZ;bZgdZ. »
«Да ты о ком гоhjbrv? »
«Об ней, о той, что с темными hehkZfbBdZdb_]eZaZ[h`_dZdb_]eZaZсѐ положение и
контура, и оклад лица – чудеса! »
«Я гоhjx тебе о блондинке, что прошла за ней  ту сторону. Что ж ты не идешь за бр ю-
не ткою, когда она так тебе понрав илась? »
«О, как можно! » hkdebdgmeaZdjZkg_шись, молодой чело_dо фраке: «Как будто она из
тех, которые ходят \_q_jm по Невскому проспекту; это должна быть очень знатная дама », пр о-
должал он, a^hogmши: «один плащ на ней стоит рублей hk_fv^_kyl! »
«Пр остак! » закричал ПирогоgZkbevghlhedgm\rb_]h ту сторону, где раз_ался яркий
плащ ее: «ступай, простофиля, прозеZ_rvZyihc^maZ[ehg^bgdhx. »
Оба приятеля разошлись.
«Знаем мы Zk всех », думал про себя с самодоhevghx и самонадеянною улыбкою Пир о-
гоm\_j_ggucqlhg_ldjZkhlufh]r_c[u_fmijhlbиться.
Молодой чело_d h фраке и плаще робким и трепетным шагом пошел  ту сторону, где
ра з_ался ^Zebi_kljucieZslhhdb^u\Zшийся ярким блеском по мере приближения к с_lm
фонаря, то мгно_ggh пок рываrbcky тьмою по удалении от него. Сердце его билось и он н е-
hevgh ускорял шаг свой. Он не смел и думать о том, чтобы получить какое -нибудь праh на
gbfZgb_me_lZшей ^ZebdjZkZицы, тем более допустить такую черную мысль, о какой нам е-
кал ему п оручик Пирого но ему хотелось только b^_lv дом, заметить, где имеет жилище это
прелестное сущестh которое, казалось, слетело с неба прямо на Неkdbc проспект и, _jgh

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 6
улетит неи з_klgh куда. Он летел так скоро, что сталкиZe беспрестанно с тротуара солидных
господ с сед ыми бакенбардами. Этот молодой человек принадлежал к тому классу, который с о-
стаey_l у нас доhevgh странное яe_gb_ и столько же принадлежит к гражданам Петербурга,
сколько лицо, я вляющееся нам  сноb^_gbb принадлежит к сущест_gghfm миру. Это искл ю-
чительное сослоb_ очень необыкно_ggh  том городе, где k_ или чиноgbdb или купцы, или
мастеровые немцы. Это был художник. Не пра^Z ли, странное яe_gb_" Художник петербур г-
ский! Художник  земле снего художник  стране финно где kz мокро , гладко, роgh бле д-
но, серо, туманно. Эти х удожники h\k_ не похожи на художнико итальянских, гордых, гор я-
чих, как Италия и ее небо; напроти того, это большею частию добрый, кроткий народ,
застенчиuc беспечный, любящий тихо сh_ искусстh пьющий чай с двумя приятелями сh и-
ми  маленькой комнате, скромно то лкующий о любимом предмете и h\k_ небрегущий об и з-
лишнем. Он _qgh зазо_l к себе к акую -нибудь нищую старуху и застаbl ее просидеть битых
часо шесть с тем, чтобы пере_klb на полотно ее жалкую, б есчуklенную мину. Он рисует
перспективу сh_cdhfgZlu которой я вляется kydhcom^h`_klенный a^hj]bikhые руки и
ноги, сделаrb_ky кофейными от j_f_gb и пыли, изломанные живописные станки, опрокин у-
тая палитра, приятель, играющий на гитаре, стены, запачканные красками, с растhj_gguf о к-
ном, скhavdhlhjh_f_evdZ_l[e_^gZyG_а и бедные рыбаки djZkguojm[ZrdZoM них k_]^Z
почти на k_f серинькой мутный колорит, – неизгладимая печать се_jZ При всем том они с
истинным наслаждением трудятся над св оею р аботою. Они часто питают  себе истинный т а-
лант, и если бы только дунул на них с_`bcоздух Италии, он бы, _jghjZaился так же вол ь-
но, широко и ярко, как растение, которое ughkyl наконец из комнаты на чистый ha^mo Они
hh[s_ очень робки; з_a^Z и толстый эполет прив одят их  такое замешательстh что они н е-
hevgh понижают цену сhbo произ_^_gbc Они любят иногда пощеголять, но щегольстh это
k_]^Z кажется на них слишком резким и несколько пох одит на заплату. На них klj_lbl_ u
иногда отличный фрак и запачканный плащ, дорогой барха тный жилет и сюртук весь djZkdZo
Таким же самым образом, как на неоконченном их пейзаже уb^bl_ u иногда нарисоZggmx
gba голоhx нимфу, которую он, не найдя другого места, набросал на запачканном грунте
прежнего сh_]h произ_^_gby когда -то писанного им с насл аждением. Он никогда не глядит
Zfijyfh глаза; если же глядит, то как -то мутно, неопределе нно; он не hgaZ_l Zkyklj_[ и-
ного ahjZgZ[ex^Zl_eybebkhdhebgh]hзгляда каZe_jbckdh]hhnbp_jZWlhijhbkoh дит отт о-
го, что он h^ghblh`_ремя b^blbаши черты, и черты как ого -нибудь гипсоh]h=_jdme_kZ
стоящего  его комнате; или ему предстаey_lky его же собст_ нная картина, которую он еще
думает произ_klv От этого он от_qZ_l часто несyagh иногда неihiZ^ и мешающиеся  его
голо_ предметы еще более у_ebqbают его робость. К такому роду принадлежал описанный
нами молодой чело_d художник Пискаре застенчиuc робкий, но  душе сh_c носиrbc
искры чувстZ готоu_ при удобном случае преjZlblvk я  пламя. С тайным трепетом спешил
он за сhbf предметом, так сильно его поразиrbf и, казалось, диbeky сам сh_c дерзости.
Незнакомое сущестh к которому так прильнули его глаза, мысли и чувстZ ^jm] поhjhlbeh
голову и a]eygmehgZ него. Боже, каки е божест_ggu_q_jluHke_ibl_evghc[_ebaguij_e_k т-
нейший лоб осенен был прекрасными как агат hehkZfb Они bebkv эти чудные локоны, и
часть их, падая из -под шляпки, касалась щеки, тронутой тонким свежим румянцем, проступи -
шим от _q_jg_]h холода. Уста б ыли замкнуты целым роем прелестнейших грез. Всѐ, что ост а-
ется от hkihfbgZgbyh детст_ что дает мечтание и тихое ^hoghение при с_lys_cky ламп а-
де, – kz это, казалось, соhdmibehkv слилось и отразилось  ее гармонических устах. Она
a]eygmeZ на Пискар ева, и при этом a]ey^_ затрепетало его сердце; она a]eygmeZ суроh чу -
стh негодоZgby проступило у ней на лице при b^_ такого наглого преследования; но на этом
пр екрасном лице и самый гне был обhjh`bl_e_g Постигнутый стыдом и робостью, он ост а-
ноb лся, потупи]eZaZghdZdml_jylvwlh[h`_klо и не узнать даже той сylugb]^_hghhi у-
стилось гостить? Такие мысли пришли  голову молодому мечтателю, и он решился преслед о-
Zlv Но чтобы не дать этого заметить, он отдалился на дальнее расстояние, беспечн о глядел по
сторонам и рассматривал uески, а между тем не упускал из b^m ни одного шага незнакомки.
Проходящие реже начали мелькать, улица станоbeZkv тише; красаbpZ оглянулась и ему пок а-
залось, как будто легкая улыбка сверкнула на губах ее. Он _kv за дрожал и не _jbe сhbf гл а-
зам. Нет, это фонарь обманчиuf с_lhf сhbf ujZabe на лице ее подобие улыбки, нет, это
собст_ggu_ мечты см еются над ним. Но дыхание занялось  его груди, kz  нем обратилось в

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 7
неопределенный трепет, k_ чуkl\Z его горели и в сѐ перед ним окинулось каким -то туманом.
Тротуар несся под ним, к ареты со скачущими лошадьми казались недb`bfufhkljZkly]bался
и ломался на сh_c арке, дом стоял крышею gba будка валилась к нему навстречу и алебарда
часоh]h f_kl_ с золотыми слоZfb uески и нарисоZggufb ножницами блестела, казалось,
на самой реснице его глаз. И kzwlhijhbaел один взгляд, один поhjhlohjhr_gvdhc]hehки.
Не слыша, не b^y не gbfZy он несся по легким следам прекрасных ножек, стараясь сам ум е-
рить быстроту сh_ го шага, лете вшего под такт сердца. Иногда оeZ^_ало им сомнение: точно
ли ujZ`_gb_ лица ее было так благосклонно, – и тогда он на минуту останаebался; но се р-
дечное биение, непреодолимая сила и треh]Z k_o чувст стремила его i_j_^ Он даже не з а-
мети л, как ^jm]озukbekyi_j_^gbfq_luj_owlZ`guc^hf\k_q_luj_jy^Zhdhgkетиrb_ky
огнем, глянули на него разом и перилы у подъезда противупостаbeb_fm`_e_aguclheq_dkой.
Он b^_e как незнакомка летела по лес тнице, оглянулась, положила на губы па лец и дала знак
следоZlv за собою. Колени его дрожали; чуklа, мысли горели; молния радости нестерпимым
острием hgabeZkv его сердце. Нет, это уже не мечта! боже, столько счастия h^bgfb]lZdZy
чудесная жизнь ^\mofbgmlZo!
Но не hkg_ebwlh\kz? ужели та, за один небесный a]ey^dhlhjhchg]hlh бы был отдать
kx`bagvijb[ebablvkyd`bebsmdhlhjhcm`_hgihqblZeaZg_batykgbfh_[eZ`_gklо, ужели
та была сейчас так благосклонна и gbfZl_evgZdg_fm"Hgзлетел на лестницу. Он не чувств о-
Ze никак ой земной мысли; он не был разогрет пламенем земной страсти, нет, он был в эту м и-
нуту чист и непорочен, как деklенный юноша, еще дышущий неопределенною духоghx п о-
требн остью любb И то, что ha[m^beh бы  разjZlghf чело_d_ дерзкие помышления, то
самое , напроти еще более осylbeh их. Это до_jb_ которое оказало ему слабое прекрасное
сущестh это до_jb_ наложило на него обет строгости рыцарской, обет рабски исполнять k_
по_e_gby ее. Он только желал, чтоб эти _e_gby были как можно более трудны и н еудобои с-
полняемы, чтобы с бо?льшим напряжением сил лететь преодолевать их. Он не сомнеZeky что
какое -нибудь тайное и f_kl_\Z`gh_ijhbkr_klие застаbehg_agZdhfdm_fmвериться; что от
него, _jgh будут тр ебоZlvky значительные услуги, и он чуklовал уже  себе силу и реш и-
мость на kz.
Лестница beZkvbместе с нею bebkv_]h[uklju_f_qlu «Идите осторожнее! » зазвучал,
как арфа, голос и наполнил k_ жилы его ноuf трепетом. В темной urbg_ чет_jlh]h этажа
незнакомка постучала  д_jv – она отhjbeZ сь и они hreb f_kl_ Женщина доhevgh неду р-
ной наружности klj_lbeZbokhkечею jmd_ghlZdkljZgghbgZ]ehihkfhlj_eZgZIbkdZj_а,
что он опустил неhevghkои глаза. Они hreb комнату. Три женские фигуры в разных углах
пре дстаbebkv его глазам. Одна раскладывала карты; другая сидела за фортепианом и играла
двумя пальцами какое -то жалкое подобие старинного полонеза; третья сидела перед зеркалом,
расчес ывая гребнем свои длинные hehkubовсе не думала остаblvlmZe_lZ сh_]hijb\oh^_
незнак омого лица. Какой -то неприятный беспорядок, который можно klj_lblv только  бе с-
печной ко мнате холостяка, царстh\Ze h k_f Мебели доhevgh хорошие были покрыты п ы-
лью; паук застилал сh_x паутиною лепной карниз; скhav непритhj_ggmx дверь другой ко м-
наты блес тел сапог со шпорой и краснела uimrdZfmg^bjZ]jhfdbcfm`kdhc]hehkb`_gkdbc
смех раздав ались без kydh]hijbgm`^_gby.
Боже, куда зашел он! Сначала он не хотел верить и начал пристальнее kfZljbаться в
предметы, наполняrb_ комнату, но голые стены и ок на без зана_k не показывали никакого
пр исутстbyaZ[hlebой хозяйки; изношенные лица этих жалких созданий, из которых одна села
почти перед его носом и так же спокойно его рассматриZeZdZdiylghgZqm`hfieZlv_сѐ это
уверило его, что он зашел  тот о тjZlbl_evguc приют, где осноZe сh_ жилище жалкий ра з-
jZl порожденный мишурною образоZgghklvx и страшным многолюдстhf столицы. Тот
приют, где чело_d сylhlZlklенно подаbe и посмеялся над k_f чистым и сyluf украша ю-
щим жизнь, где женщина, эта крас аbpZ мира, _g_p тhj_gby обратилась  какое -то странное,
двусмысленное сущестh где она f_kl_ с чистотою души лишилась k_]h женского и отjZl и-
тельно присhbeZk_[_mo\ZldbbgZ]ehklbfm`qbgub уже перестала быть тем слабым, тем пр е-
красным и так о тлич ным от нас сущестhf Пискаре мерял ее с ног до голоu изумленными
глазами, как бы еще желая у_jblvkylZebwlhdhlhjZylZdhdhe^hала и унесла его на Невском
проспекте. Но она стояла перед ним так же хороша; hehku ее были так же прекрасны; глаза ее
казались kz еще небесными. Она была с_`Z ей было только 17 лет; b^gh было, что еще н е-

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 8
даgh настигнул ее ужасный разjZl он еще не смел коснуться к ее щекам, они были с_`b и
легко оттенены тонким румянцем – она была прекрасна.
Он неподb`ghklhyei_j_^ нею и уже готов был так же простодушно позабыться, как п о-
забылся прежде. Но красаbpZ наскучила таким долгим молчанием и значительно улыбнулась,
глядя ему прямо ]eZaZGhwlZmeu[dZ[ueZbkiheg_gZdZdhc -то жалкой наглости: она так была
странна и так же шла к ее лицу, как идет ujZ`_gb_ набожности роже aylhqgbdZ или бухга л-
те рская книга поэту. – Он содрогнулся. Она раскрыла сhb хорошенькие уста и стала гоhjblv
что -то, но kz это было так глупо, так пошло … Как будто f_kl_ с непорочностию остаey_l и
ум чел о_dZ Он уже ничего не хотел слышать. Он был чрезuqZcgh смешон и прост как дитя.
Вместо т ого, чтобы hkihevahаться такою благосклонностью, f_klh того чтобы обрадоZlvky
такому сл учаю, какому, без сомнения, обрадоZeky бы на его месте kydbc другой, он бросился
со k_ogh]dZd^bdZydhaZbыбежал на улицу.
Повесиrb голову и опустиrb руки, сидел он  сh_c комнате, как бедняк, нашедший
бе сценную жемчужину и тут же вырониrbc ее  море. «Такая красаbpZ такие божест_ggu_
черты и где же? dZdhf месте !.. » Вот всѐ, что он мог u]hорить.
В самом деле, никогда жалость так сильно не оeZ^_ает нами, как при b^_djZkhlulj о-
нутой тлетhjguf дыханием разjZlZ Пусть бы еще безобразие дружилось с ним, но красота,
кр асота нежная … она только с одной н епорочностью и чистотой слиZ_lky  наших мыслях.
Крас аbpZ так околдоваrZy бедного ПискареZ была, дейстbl_evgh чудесное, необыкно_ н-
ное яe_gb_ Ее пребывание  этом презренном кругу еще более казалось необыкно_gguf<k_
черты ее были так чисто обр азоZgu kz ujZ`_gb_ прекрасного лица ее было означено таким
благ ородстhf что никак бы нельзя было думать, чтобы разjZl распустил над нею страшные
сhb когти. Она бы состаbeZ неоцененный перл, _kv мир, _kv рай, kz богатстh страстного
супруга; она была бы прекрасной тихой з_a^hc  незаметном семейном кругу и одним дb` е-
нием пр екрасных уст сhbo даZeZ бы сладкие приказания. Она бы состаbeZ божестh  мн о-
голюдном з але, на с_lehfiZjd_l_ijb[e_kd_k\_q_cijb[_afheном благоговении толпы п о-
_j` енных у ног ее поклоннико; – но, уu она была какою -то ужасною he_x адского духа,
жаждущего ра зрушить гармонию жизни, брошена с хохотом _]himqbgm.
Проникнутый разрывающею жалостью, сидел он перед нагореr_x с_q_x Уже и по л-
ночь даghfbgmeZdhehdhe башни бил полоbgmi_jого, а он сидел неподb`guc[_akgZ[_a
де ятельного бдения. Дремота, hkihevahаrbkv_]hg_ih^ижностью, уже было начала тихон ь-
ко одолевать его, уже комната начала исчезать, один только огонь с_qb прос_qbал скhav
одол еZшие его грезы, как ^jm]klmdm^\_j_caZklZил его a^jh]gmlvbhqgmlvky>\_jvhl\ о-
рилась и hr_e лакей  богатой лиj__ В его уединенную комнату никогда не заглядыZeZ б о-
гатая лиj_y при том в такое необыкно_ggh_ j_fy … Он недоумевал и с нетерпелиuf лю бо-
пытстhfkfh трел на пришедшего лакея.
«Та барыня », произнес с учтиuf поклоном лакей, «у которой u изhebeb за несколько
часоij_^kbf[ulvijbdZaZeZijhkblvас к себе и прислала за ZfbdZj_lm. »
Пискаре стоял  безмолghf удиe_gbb карету, лакей в лиj__ … Нет, здесь, _jgh есть
какая -нибудь ошибка … «Послушайте, любезный », произнес он с робостью: «вы, _jgh не туда
изhebebaZclb<Zk[Zjugy[_akhfg_gbyijbkeZeZaZd_f -нибудь другим, а не за мною. »
«Нет, сударь, я не ошибся. Ведь ubaолили п роh^blv[Zjugxi_rdhfd^hfmqlh Л и-
тейной, dhfgZlmq_l\_jlh]hwlZ`Z? »
«Я. »
«Ну, так пожалуйте поскорее, барыня непременно желает b^_lv Zk и просит Zk уже п о-
жалоZlvijyfhdgbfgZ^hf. »
Пискаре сбежал с лестницы. На дhj_ точно, стояла карета. Он сел  нее, д_jpu хло п-
нули, камни мостоhcaZ]j_f_ebih^dhe_kZfbbdhiulZfb – и ос_s_ggZyi_jki_dlbа домов с
яркими uесками понеслась мимо каретных окон. Пискаре^mfZe hсю дорогу и не знал как
разрешить это приключение. Собст_gguc дом, карета, лакей  богатой лиj__ … kz это он н и-
как не мог согласить с комнатою  чет_jlhf этаже, пыльными окнами и расстроенным форт е-
пианом. Карета останоbeZkvi_j_^yjdhhkещенным подъездом и его разо м поразили: ряд эк и-
пажей, гоhj к учеро ярко ос_s_ggu_ окна и звуки музыки. Лакей  богатой лиj__ ukZ^be
его из кареты и почтительно проh^be  сени с мраморными колоннами, с облитым золотом
ш_cpZjhf с ра збросанными плащами и шубами, с яркою лампою. Воздушная лестница с бл е-

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 9
стящими перилами, надушенная ароматами, неслась \_jo Он уже был на ней, уже ahr_e в
первую залу, испуга вшись и попятиrbkvki_jым шагом от ужасного многолюдстZG_h[u к-
но_ggZy пестрота лиц при_eZ его  со_jr_ggh_ замешательс тh ему казалось, что какой -то
демон искрошил _kv мир на множестh разных куско и k_ эти куски без смысла, без толку
смешал f_kl_ Сверкающие дамские плечи и черные фраки, люстры, лампы, ha^mrgu_ лет я-
щие газы, эфирные ленты и то лстый контрабас, u]ey дываrbc из -за перил _ebdhe_iguo х о-
ро, – kz[ueh^eyg_]h[ebkl ательно. Он уb^_eaZh^gbfjZahfklhevdhihql_gguoklZjbdh и
полустарикоkaездами на фраках, дам, так легко, гордо и грациозно uklmiZших по паркету,
или сидеrbojy^Zfbhg услышал ст олько слоnjZgpmakdbobZg]ebckdbodlhfm`_ молодые
люди  черных фраках были исполнены такого благородстZ с таким достоинстhf гоhjbeb и
молчали, так не умели сказать ничего лишнего, так _ebqZо шутили, так почтительно улыб а-
лись, такие преhkoh^gu_ носили бакенбарды, так искусно умели показывать отличные руки,
попраeyy галстух, дамы так были ha^mrgu так погружены  со_jr_ggh_ самодоhevklо и
упоение, так очароZl_evghihlmieyeb]eZaZqlh … но один уже смиренный b^IbkdZj_а, пр и-
слониr_]hky с боязнию к колонне, п оказывал, что он растерялся hсе. В это j_fy толпа о б-
ступила танцующую группу. Они неслись, уblu_ прозрачным созданием Парижа,  платьях,
сотканных из самого воздуха; небрежно кас ались они блестящими ножками паркета и были б о-
лее эфи рны, нежели если бы h\k_ его не кас ались. Но одна между ими k_o лучше, k_o ро с-
кошнее и блистательнее одета. НеujZabfh_kZfh_lhgdh_khq_lZgb_куса разлилось hсем ее
уборе и при k_f том она, казалось, h\k_ о нем не заботилась и оно uebehkv неhe ьно само
собою. Она и глядела, и не глядела на обступиrmx толпу зрителей, прекрасные длинные ре с-
ницы опустились раgh^mrgh и с_jdZxsZy белизна л ица ее еще ослепительнее бросилась в
глаза, когда легкая тень осенила при наклоне голоuhqZj овательный лоб ее .
Пискаре употребил k_ усилия, чтобы раздbgmlv толпу и рассмотреть ее; но, к _ebqZ й-
шей досаде, какая -то огромная голоZkl_fgufbdmjqZ\ufbолосами заслоняла ее беспреста н-
но; притом толпа его притиснула так, что он не смел податься i_j_^g_kf_eihi ятиться назад,
оп асаясь толкнуть каким -нибудь образом какого -нибудь тайного со_lgbdZ Но hl он продра л-
ся -таки i_j_^bзглянул на сh_ieZlv_`_eZyijbebqghhijZиться. Тhj_pg_[_kgucqlhwlh
на нем был сюртук и весь запачканный красками: спеша ехат ь, он позабыл даже переодеться в
присто йное платье. Он покраснел до ушей и, потупи]heh\mohl_eijhалиться, но проZeblvky
реш ительно было некуда: камер -юнкеры  блестящем костюме сдвинулись позади его со_ р-
шенною стеною. Он уже желал быть как можно под алее от красаbpukij_djZkgufe[hfbj_ с-
ницами. Со страхом поднял глаза посмотреть, не глядит ли она на него: боже! она стоит перед
ним … Но что это? что это? «Это она! » вскрикнул он почти hесь голос. В самом деле, это была
она, та самая, которую klj_ тил он на Неkdhfbdhlhjmxijhодил к ее жилищу.
Она подняла между тем сhb ресницы и глянула на k_o сhbf ясным a]ey^hf «Ай, ай,
ай, как хороша!.. » мог только u]hорить он с захZlbшимся дыханием. Она об_eZ сhbfb
глазами _kv круг, наперерыв жажд аrbc останоblv ее gbfZgb_ но с каким -то утомлением и
неgbf анием она скоро отjZlbeZ их и klj_lbeZkv с глазами ПискареZ О, какое небо! какой
рай! дай силы, создатель, перенести это! жизнь не f_klbl_]hhgjZajmrblbmg_k_l^mrmHgZ
подала знак, н о не рукою, не наклонением голоu, – нет: __khdjmrbl_evguo]eZaZoыразился
этот знак, таким тонким незаметным ujZ`_gb_f что никто не мог его b^_lv но он b^_e он
понял его. Танец длился долго; утомленная музыка, казалось, h\k_ih]ZkZeZbaZfbjZeZ и опять
uj ыZeZkv ba`ZeZ и гремела; наконец – конец! – Она села, грудь ее ha^ufZeZkv под тонким
дымом газа; рука ее (создатель, какая чудесная рука!) упала на колени, сжала под собою ее h з-
душное платье, и платье под нею, казалось, стало дышать музыко ю, и тонкий сиренеucpет его
еще b^g__ означил яркую белизну этой прекрасной руки. Коснуться бы только ее – и ничего
больше! Никаких других желаний – они k_ дерзки … Он стоял у ней за стулом, не смея гов о-
рить, не смея дышать. «Вам было скучно? » произнес ла она: «я также скучала. Я замечаю, что u
меня ненав идите … » прибаbeZhgZihlmib сhb^ebggu_j_kgbpu.
«Вас ненаb^_lvfg_"y … » хотел было произнесть со_jr_gghihl_jyшийся Пискареb
нагоhjbe[uерно, кучу самых несyaguokeh, но wlhремя подошел камергер с острыми и
приятными замечаниями, с прекрасным заbluf на голо_ хохлом. Он доhevgh приятно пок а-
зыZejy^^hольно недурных зубоbdZ`^hxhkljhlhxkоею [bал острый гha^v его сер д-
це. Наконец кто -то из посторонних, к счастию, обрати лся к камергеру с каким -то hijhkhf.

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 10
«Как это несносно! » сказала она, подня на него сhb небесные глаза. «Я сяду на другом
конце зала; будьте там! » Она проскользнула между толпою и исчезла. Он, как помешанный,
ра столкал толпу и был уже там.
Так, это она; она сидела, как царица, k_oemqr_сех прекраснее и искала его глазами.
«Вы здесь », произнесла она тихо. «Я буду откро_ggZ перед Zfb вам, _jgh странными
показались обстоятельстZgZr_cстречи. Неужели u^mfZ_l_qlhyfh]mijbgZ^e_`Zlvdlhfm
през ренному классу творений,  котором u klj_lbeb меня? Вам кажутся странными мои п о-
ступки, но я Zf открою тайну: будете ли вы  состоянии » – произнесла она, устремив пр и-
стально на его глаза свои, – «никогда не изменить ей? »
«О, буду! буду! буду! »…
Но wl о j_fyih^hr_e^hольно пожилой чело_daZ]hорил с ней на каком -то непоня т-
ном для Пискарева языке и подал ей руку. Она умоляющим a]ey^hfihkfhlj_eZgZIbkdZj_а и
дала знак остаться на сh_ff_kl_bh`b^Zlv__ijboh^Zgh припадке нетерпения он не  силах
был слушать никаких приказаний даже из ее уст. Он отпраbekyслед за нею; но толпа раздел и-
ла их. Он уже не b^_ekbj_g_ого платья; с беспокойстhfijhoh^behgbadhfgZlu комнату и
толкал без милосердия k_o klj_qguo но h k_o комнатах kz сиде ли тузы за bklhf погр у-
женные  мертh_ молчание. В одном углу комнаты спорило несколько пожилых людей о пр е-
имущест_ h_gghc службы перед статскою;  другом люди  преhkoh^guo фраках бросали
легкие замеч ания о многотомных трудах поэта -труженика. Пискаре  чуklоZe что один п о-
жилой чело_d с почтенною наружностью схZlbe за пугоbpm его фрака и предстаeye на его
суждение одно _kvfZ спра_^ebое сh_ замечание, но он грубо оттолкнул его, даже не зам е-
тиrbqlh у него на шее был доhevghagZqbl_evguchj ден. Он перебежал в другую комнату –
и там нет ее. В третью – тоже нет. «Где же она? дайте ее мне! о, я не могу жить, не a]eygmши
на нее! мне хочется высл ушать, что она хотела сказать. » Но k_ поиски его остаZebkv тщетн ы-
ми. Беспокойный, утомле нный он пр ижался к углу и смотрел на толпу; но напряженные глаза
его начали ему предстаeylvсѐ в каком -то неясном b^_GZdhg_p_fmgZqZeby\klенно пок а-
зываться стены его комнаты. Он поднял глаза; перед ним стоял подс_qgbdkh]g_fihqlbihl у-
хаrbf глубине ег о; kyk\_qZbklZyeZkZeh[uehgZeblhgZklhe__]h.
Так это он спал! Боже, какой сон! И зачем было просыпаться? Зачем было одной минуты
не подождать: она бы, верно, опять яbeZkv>hkZ^guckет неприятным сhbflmkdeufkbygb_f
глядел  его окна. Комната в таком сером, таком мутном беспорядке … О, как отjZlbl_evgZ
де йстbl_evghklv Что она проти мечты? Он разделся наскоро и лег  постель, закутавшись
одеялом, желая на миг призZlvme_l_шее сноb^_gb_Khglhqghg_aZf_^ebedg_fmyиться,
но пре дстаey л ему h\k_g_lhqlh[u`_eZehgидеть: то поручик Пирогоyлялся с трубкою,
то ак адемический сторож, то дейстbl_evguc статский со_lgbd то голоZ чухонки, с которой
он к огда -то рисоZeihjlj_lblhfmih^h[gZyq_imoZ.
До самого полудня пролежал он в постеле, желая заснуть; но она не яeyeZkv Хотя бы на
минуту показала прекрасные черты сhb хотя бы на минуту зашумела ее легкая походка, хотя
бы ее обнаженная, яркая, как заоблачный снег, рука, мелькнула перед ним.
Всѐ откинуrb kz позабывши, сидел о н с сокрушенным, с безнадежным b^hf полный
только одного сноb^_gby Ни к чему не думал он притронуться; глаза его без kydh]h участия,
без kydhc жизни, глядели  окно, обращенное  дhj где грязный водоha лил h^m мерзну -
шую на ha^mo_bdhaebguc] олос разносчика дребезжал: старого платья продать . Вседнеgh_
и де йстbl_evgh_ странно поражало его слух. Так просидел он до самого _q_jZ и с жадностью
броси лся  постель. Долго боролся он с бессонницею, наконец, пересилил ее. Опять какой -то
сон, к акой -то пошлый, гадкой сон. Боже, умилосердись: хотя на минуту, хотя на одну минуту
покажи ее! Он опять ожидал _q_jZhiylvaZkgmehiylvkgbekydZdhc -то чиноgbddhlhjuc[ue
f_kl_bqbghник, и фагот; о, это нестерпимо! Наконец, она яbeZkv__]hehка и лок оны … она
глядит … О, как ненадолго! Опять туман, опять какое -то глупое сноb^_gb_.
Наконец, сноb^_gby сделались его жизнию и с этого j_f_gb ky жизнь его приняла
странный оборот: он, можно сказать, спал наяву и бодрстh\Ze h сне. Если бы его кто -нибудь
видел сидящим безмолgh перед пустым столом или шедшим по улице, то _jgh бы принял его
за лунатика или разрушенного крепкими напитками; a]ey^ его был h\k_[_a\kydh]hagZq_gby
природная рассеянность наконец разbeZkvbластительно изгоняла на лице ег о k_qmства, k_
дb`_gbyHgh`bлялся только при наступлении ночи.

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 11
Такое состояние расстроило его силы, и самым ужасным мучением было для него то, что,
наконец, сон начал его остаeylv h\k_ Желая спасти это единст_ggh_ сh_ богатстh он уп о-
треблял k_kj_^klа восстаноblv_]hHgkeurZeqlh_klvkj_^kl\hосстаноblvkhg^eywl о-
го нужно принять только опиум. Но где достать этого опиума? Он kihfgbeijhh^gh]hi_jkb я-
нина, содержаr_]h магазин шалей, который k_]^Z почти, когда ни klj_qZe его, про сил
нарисоZlv ему красавицу. Он решился отпраblvky к нему, предполагая, что у него, без сомн е-
ния, есть этот опиум. Персиянин принял его сидя на диZg_bih^`Zши под себя ноги. «На что
тебе опиум? » спросил он его. ПискареjZkkdZaZe_fmijhkою бессонни цу. «Хорошо, я дам т е-
бе опиуму, тол ько нарисуй мне красаbpm Чтоб хорошая была красаbpZ Чтобы броb были
черные и очи бол ьшие, как маслины; а я сама чтобы лежала hae_ нее и курила трубку, – сл ы-
шишь? чтобы хорошая была! чтобы была красаbpZ! » Пискаре о бещал kz Персиянин на м и-
нуту вышел и haратился с баночкою, наполненною темною жидкостью, бережно отлил часть
ее ^jm]mx[Zghqdmb^ZeIbkdZj_\mkgZklZ\e_gb_fmihlj_[eylvg_[hevr_dZdihk_fbdZi_ev
оде. С жадностью схв атил он эту драгоценную бано чку, которую не отдал бы за груду золота,
и опрометью побежал д омой.
Пришедши домой, он отлил несколько капель  стакан с h^hx и, проглоти заZebeky
спать.
Боже, какая радость! Она! опять она! Но уже совершенно  другом b^_ О, как хорошо
сидит она у о кна дере_gkdh]h с_leh]h домика! Наряд ее дышит такою простотою, в какую
только облекается мысль поэта. Прическа на голо_ ее … Создатель, как проста эта прическа и
как она идет к ней! Коротенькая косынка была слегка накинута на стройной ее шейке; kz н ей
скромно, kz  ней – тайное неизъяснимое чувстh dmkZ Как мила ее грациозная походка! Как
музыкален шум ее шаго и простенького платья! Как хороша рука ее, стиснутая hehkyguf
браслетом! Она гоhjbl_fmkhke_ahxgZ]eZaZo «Не презирайте меня: я h\k е не та, за которую
u принимаете меня. Взгляните на меня, a]eygbl_ пристальнее и скажите: раз_ я способна к
тому, что u дум аете? О! нет, нет! пусть тот, кто осмелится подумать, пусть тот … » Но он
проснулся! растрога нный, растерзанный, с слезами на гла зах. «Лучше бы ты h\k_g_kms_kl\ о-
ZeZg_`beZ мире, а была бы создание ^hoghенного художника! Я бы не отходил от холста,
я бы _qgh глядел на т ебя и целоZe бы тебя. Я бы жил и дышал тобою, как прекраснейшею
мечтою и я бы был тогда счастлиGbdZdbo бы желаний не простирал далее. Я бы призывал тебя
как ангела -хранителя пред сном и бдением и тебя бы ждал я, когда бы случилось изобразить б о-
жест_ggh_b сylh_ Но т еперь … какая ужасная жизнь! что пользы lhfqlhhgZ`bет? Раз_
жизнь сумасшедшего пр иятна его родст_ggbdZf и друзьям, некогда его любиrbf" Боже, что
за жизнь наша! _qguc ра здор мечты с сущест_gghklvx! » Почти такие мысли занимали его
беспрестанно. Ни о чем он не думал, даже почти ничего не ел и с нетерпением, со страстию л ю-
боgbdZ ожид ал _q_jZ и жела нного b^_gby Беспрестанное устремление мыслей к одному,
наконец, ayehlZdmx\eZklvgZ^сем бытием его и hh[jZ`_gb_fqlh`_eZgguch[jZayлялся
ему почти каждый день k_]^Z  пол ожении противуположном дейстbl_evghklb потому что
мысли его были со_jr_ggh чисты, как мысли ребенка. Чрез эти сноb^_gby самый предмет
как -то более делался чистым и h\k_ij_h бражался.
Приемы опиума еще более раскалили его мысли, и если был когда -нибудь ex[e_gguc^h
последнего градуса безумия, стремительно, ужасно, разрушительно, мятежно, то этот несчас т-
ный был он.
Из k_okghидений одно было радостнее для него k_o_fmij_^klZ\beZkv_]hfZkl_jkdZy
он так был _k_eklZdbfgZkeZ`^_gb_fkb^_ekiZebljhx\jmdZoBhgZlml`_HgZ[ueZ уже
его женою. Она си дела hae_ него, облокотиrbkv прелестным локотком сhbf на спинку его
стула, и смотрела на его работу. В ее глазах, томных, усталых, написано было бремя блаженстZ
kz комнате его дышало раем; было так с_lehlZdm[jZghKha^Zl_evhgZkdehgbeZdg_fm на
грудь прелестную сhx]hehку … Лучшего сна он еще никогда не b^u\ZeHgстал после него
как -то с_`__ и менее рассеянный, нежели прежде. В голове его родились странные мысли: м о-
жет быть, думал он, она h\e_q_gZdZdbf -нибудь неhevguf ужасным случаем jZaрат; может
быть, дb`_gby души ее склонны к раскаянию; может быть, она желала бы сама uj\Zlvky из
ужасного состояния сh_]h И неужели раgh^mrgh допустить ее гибель и притом тогда, когда
только сто?ит подать руку, чтобы спасти ее от потопления? Мы сли его простирались еще далее.
«Меня никто не знает », гоhjbehgkZfk_[_ «да и кому какое до меня дело, да и мне тоже нет до

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 12
них д ела. Если она изъяblqbklh_jZkdZygb_bi_j_f_gbl`bagvkою, я женюсь тогда на ней. Я
должен на ней жениться и, _jgh сд елаю гораздо лучше, нежели многие, которые женятся на
сhbodexqgbpZob^Z`_qZklhgZkZfuoij_aj_gguolарях. Но мой подb][m^_l[_kdhjukl_gb
может быть даже _ebdbfYозjZsmfbjmij_djZkg_cr___]hmdjZr_gb_. »
Состаbши такой легкомысленный план, он почуklовал краску, kiuogmшую на его
лице; он подошел к зеркалу и испугался сам iZeuo щек и бледности сh_]h лица. Тщательно
начал он принаряжаться; приумылся, пригладил hehkZ надел ноuc фрак, щегольской жилет,
набросил плащ и ur_e на улицу. Он до хнул с_`bf ha^mohf и почувстh\Ze с_`_klv на
сердце, как в ыздораebающий, решиrbcky uclb  перuc раз после продолжительной б о-
лезни. Сердце его билось, когда он подходил к той улице, на которой нога его не была со j_f е-
ни рокоhcстречи.
Долго он ис кал дома; казалось, память ему изменила. Он дZjZaZijhr_emebpmbg_agZe
перед которым останоblvky Наконец один показался ему похожим. Он быстро a[_`Ze на
лес тницу, постучал  д_jv д_jv отhjbeZkv и кто же ur_e к нему навстречу? Его идеал, его
таи нст_gguc образ, оригинал мечтательных картин, та, которою он жил, так ужасно, так стр а-
дател ьно, так сладко жил. Она сама стояла перед ним. Он затрепетал; он едZfh]m^_j`ZlvkygZ
ногах от слабости, охваченный порывом радости. Она стояла перед ним так ж е прекрасна, хотя
глаза ее были заспаны, хотя бледность кралась на лице ее, уже не так с_`_f но она kz была
прекрасна.
«А! » kdjbdgmeZhgZmидеrbIbkdZj_а и протирая глаза сhbLh]^Z[uehm`_^\ZqZkZ
«Зачем um[_`Zeblh]^ZhlgZk? »
Он bag_fh`_ нии сел на стул и глядел на нее.
«А я только что теперь проснулась; меня при_aeb  семь часов утра. Я была совсем пь я-
на », прибаbeZhgZkmeu[dhx.
О, лучше бы ты была нема и лишена h\k_ языка, чем произносить такие речи! Она ^jm]
показала ему как  пано раме kx жизнь ее. Однакож, несмотря на это, скрепиrbkv сердцем,
решился попробоZlv он, не будут ли иметь над нею дейстby его увещания. Собраrbkv с д у-
хом, он дрожащим и вместе пламенным голосом начал предстаeylv ей ужасное ее положение.
Она слушала ег о с gbfZl_evgufидом и с тем чувстhfm^bления, которое мы изъяey_fijb
b^_q_]h -нибудь неожиданного и странного. Она a]eygmeZe_]dhmeu[gmшись, на сидевшую 
углу сhx приятельницу, которая, остаbши uqbsZlv гребешок, тоже слушала со gbfZgb_f
ноh]hijhihедника.
«Пра^Zy[_^_g », сказал наконец после долгого и поучительного у_sZgbyIbkdZj_, «но
мы станем трудиться; мы постараемся наперерыв, один перед другим, улучшить нашу жизнь.
Нет ничего приятнее, как быть обязану hсем самому себе. Я б уду сидеть за картинами, ты б у-
дешь, сидя hae_f_gyh^mr_лять мои труды, urbать, или заниматься другим рукоделием, и
мы ни q_fg_[m^_fbf_lvg_^hklZldZ. »
«Как можно! » прерZeZ она речь с ujZ`_gb_f какого -то презрения. «Я не прачка и не
ш_yqlh[u стала заниматься работою. »
Боже! в этих слоZo выразилась ky низкая, ky презренная жизнь, – жизнь, исполненная
пустоты и праздности, _jguokimlgbdh разjZlZ.
«Женитесь на мне! » подхZlbeZkgZ]eufидом молчаrZy^hlhe_ углу ее приятельница.
«Если я буду женою, я буду сидеть hl как! » при этом она сделала какую -то глупую мину на
жа лком лице сh_fdhlhjhxqj_aычайно рассмешила красаbpm.
О, это уже слишком! этого нет сил перенести. Он бросился hgihl_jyши чувстZbfu с-
ли. Ум его помутился: глупо, без цели, не b^y ничего, не слыша, не чувствуя, бродил он _kv
день. Никто не мог знать, ночеZe он где -нибудь или нет; на другой только день каким -то гл у-
пым и нстинктом зашел он на сhx кZjlbjm бледный, с ужасным видом, с растрепанными в о-
лосами, с призн аками безумия на лице. Он заперся  сhx комнату и никого не imkdZe ничего
не требоZe Протекли четыре дня, и его запертая комната ни разу не отhjyeZkv наконец, пр о-
шла неделя, и комната kz так же была заперта. Бросились к д_jyf начали зZlv его, но ник а-
кого не было о т_lZ наконец, uehfZeb д_jv и нашли бездыханный труп его с перерезанным
горлом. ОкроZ вленная бритZалялась на полу. По судорожно раскинутым рукам и по страшно
искаженному в иду можно было заключить, что рука его была не_jgZ и что о н долго еще м у-
чился, прежде нежели грешная душа его оставила тело.

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 13
Так погиб, жертZ безумной страсти, бедный Пискаре тихий, робкий, скромный, де т-
ски -простодушный, носиrbc себе искру таланта, быть может, со временем бы вспыхнувшего
широко и ярко. Никто не поплакал над ним; никого не b^gh было возле его бездушного трупа,
кроме обыкно_gghcnb]mjudартального надзирателя и раgh^mrghcfbgu]hjh^h\h]h лекаря.
Гроб его тихо, даже без обрядо религии, по_aeb на Охту; за ним идучи, плакал один только
со лдат -сторож и то потому, что uibe лишний штоф h^db Даже поручик Пирого не пришел
посмотреть на труп несчастного бедняка, которому он при жизни оказывал сh_ысокое покр о-
вительстh<ijhq_f_fm[uehовсе не до того: он был занят чрезuqZcgufijhbkr_klием. Но
обратимся к нему. – Я не люблю трупоbihdhcgbdh и мне k_]^Zg_ijbylghdh]^Zi_j_oh^bl
мою дорогу длинная погребальная процессия и инZeb^guc солдат, одетый каким -то капуцином,
нюхает леhx рукою табак, потому что праZy занята факелом. Я k_]^Z чуkl\mx на душе д о-
саду при b^_ богатого катафалка и бархатного гроба; но досада моя смешиZ_lky с грустью,
когда я b`m как ломоhc изhaqbd тащит кр асный, ничем не покрытый гроб бедняка и только
одна к акая -нибудь нищая, klj_lbшись на перекрестке, плетется за ним, не имея другого дела.
Мы, кажется, остаbebihjmqbdZIbjh]hа на том, как он расстался с бедным Пискареuf
и устремился за блондинкою. Эта блондинка была легонькое, доhevgh интересное созданьице.
Она останаebалась перед каждым магазином и заглядыZeZkv на выстаe_ggu_ в окнах куш а-
ки, к осынки, серьги, перчатки и другие безделушки, беспрестанно _jl_eZkv]eZa_eZо все ст о-
роны и оглядыZeZ сь назад. «Ты, голубушка, моя! » гоhjbe с самоу_j_gghklbx Пирого пр о-
должая сh_ преследоZgb_ и закутаrb лицо сh_ hjhlgbdhf шинели, чтобы не klj_lblv
кого -нибудь из знакомых. Но не мешает из_klblvqblZl_e_cdlhlZdh был поручик Пирого.
Но прежде нежели мы скажем, кто тако[ueihjmqbdIbjh]h, не мешает кое -что расск а-
зать о том общест_ к которому принадлежал Пирого Есть офицеры, состаeyxsb_  Пете р-
бурге какой -то средний класс общестZ На вечере, на обеде у статского со_lgbdZ или у де й-
стb тельного статского, который ukem`bewlhl чин сорокалетними трудами, uсегда найдете
одного из них. Несколько бледных, со_jr_ggh[_kpетных, как Петербург, дочерей, из которых
иные перезрели, чайный столик, фортепиан, домашние танцы – всѐ это бывает нер аздельно с
с_leufwihe_lhfdhlhjuc[e_s_lijbeZfi_f_`^m[eZ]hgjZной блондинкой и черным фр а-
ком братца или домашнего знакомого. Этих хладнокроguo деbp чрезuqZcgh трудно расш е-
_eblv и застаblv смеяться; для этого нужно большое искусстh или лучше с казать соk_f не
иметь ник акого искусстZ Нужно гоhjblv так, чтобы не было ни слишком умно, ни слишком
смешно, чтобы h k_f была та мелочь, которую любят женщины. В этом надобно отдать спр а-
_^ebость озн аченным господам. Они имеют особенный дар застаey ть смеяться и слушать
этих бесц_lguo красаbp Восклицания, задушаемые смехом: «Ах, перестаньте! не стыдно ли
ZflZdkf_rblv! » бывают им часто лучшею наградою. В ukr_fdeZkk_hgbihiZ^Zxlkyhq_gv
редко или, лучше сказать, никогда. Оттуда они со_jr_ggh ul_kg_gul_fqlhgZau\Zxl этом
общест_Zjbkl ократами; ijhq_fhgbkqblZxlkymq_gufbbоспитанными людьми. Они любят
потолкоZlv об литературе; хZeyl Булгарина, Пушкина и Греча и гоhjyl с презрением и ос т-
роумными колк остями об А. А. Орло_ Они не пропускают ни одной публичной лекции, будь
она о бухгалтерии, или даже о лесоh^klе. В театре, какая бы ни была пиеса, uсегда найдете
одного из них, в ыключая раз_ если уже играются какие -нибудь «Филатки », которыми очень
оскорбляется их ра зборчиuc dm с. В театре они бессменно. Это самые u]h^gu_ люди для т е-
атральной дирекции. Они особенно любят  пиесе хорошие стихи, также очень любят громко
uau\Zlv актеро многие из них, преподаZy  казенных за_^_gbyo или приготоeyy к казе н-
ным за_^_gbyf заh^yl ся, наконец, кабриолетом и парою лошадей. Тогда круг их становится
обширнее: они достигают, наконец, до того, что женятся на купеческой дочери, умеющей играть
на фортепиано, с сотнею тысяч, или около того, наличных и кучею брадатой родни. Однакож,
этой чес ти они не прежде могут достигнуть, как ukem`bши по крайней мере до полкоgbqv_]h
чина. Потому что русские бородки, несмотря на то что от них еще несколько отзывается кап у-
стою, никаким образом не х отят b^_lv^hq_j_ckоих ни за кем, кроме генералоbeb по кра й-
ней мере, полкоgbdh. Такоu]eZные черты этого сорта молодых людей. Но поручик Пирого
имел множестh таланто со бст_ggh ему принадлежаrbo Он преhkoh^gh декламироZe
стихи из «Димитрия Донского » и «Горе от ума », имел особенное искусстh пуск ать из трубки
дым кольцами так удачно, что ^jm]fh]gZgbaZlvbohdheh^_kylbh^ghgZ^jm]h_.
Умел очень приятно рассказать анекдот о том, что пушка сама по себе, а единорог сам по

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 14
себе. Впрочем, оно несколько трудно перечесть k_ таланты, которыми судьба наградила Пир о-
гоZ Он любил погоhjblv об актрисе и танцоsbp_ но уже не так резко, как обыкно_ggh
изъя сняется об этом предмете молодой прапорщик. Он был очень доhe_gkоим чином, dhl о-
рый был произ_^_g недаgh и хотя иногда, ложась на диZg он гов орил: «Ох, ох! Суета, kz
суета! Что из этого, что я поручик? » Но lZcg_ его очень льстило это ноh_ достоинстh он в
разгоhj_qZklhklZjZekygZf_dgmlvhg_fh[bgydhfbh^bgjZadh]^ZihiZeky_fmgZ улице к а-
кой -то писарь, п оказавшийся ему невежлиuf о н немедленно останоbe его, и  немногих, но
резких слоZo дал заметить ему, что перед ним стоял поручик, а не другой какой офицер. Тем
более старался он и зложить это красноречи__ что тогда проходили мимо его д_ _kvfZ н е-
дурные дамы. Пирогов hh[s_ пока зывал страсть ко k_fm изящному и поощрял художника
ПискареZ ijhq_f это происходило, может быть, оттого, что ему весьма желалось b^_lv м у-
жест_ggmx физиогномию сhx на портрете. Но доhevgh о качествах ПирогоZ Чело_d такое
диgh_kms_klо, что ник огда не можно исчислить ^jm]сех его достоинстbq_f[he__ него
kfZljbаешься, тем более яey_lky ноuo особенностей, и описание их было бы бесконечно.
Итак, Пирого не перестаZe преследоZlv незнакомку, от j_f_gb до j_f_gb занимая ее в о-
просами, н а которые она от_qZeZ резко, отрывисто и какими -то неясными звуками. Они вошли
темными Казанскими hjhlZfb  Мещанскую улицу, улицу табачных и мелочных лаhd
немцев -ремесленнико и чухонских нимф. Блондинка бежала скорее и ihjogmeZ  hjhlZ о д-
ного доhe ьно запачканного дома. Пирого – за нею. Она a[_`ZeZihma_gvdhcl_fghce_klgbp_
и hreZ\^ерь, dhlhjmxlh`_kf_ehijh[jZ лся ПирогоHgmидел себя [hevrhcdhfgZl_k
черными стенами, с закопченным потолком. К уча железных bglh, слесарных инструмен то
блестящих кофейников и подс_qgbdh была на столе; пол был засорен медными и железными
опилками. Пирого тотчас смекнул, что это была кZjlbjZ мастерового. Незнакомка порхнула
далее  боковую д_jv Он было на минуту задума лся, но, следуя русскому пра bem решился
итти i_j_^Hgошел dhfgZlmовсе не похожую на первую, убранную очень опрятно, пок а-
зываrmxqlhohaybg[ueg_f_pHg[ueihjZ`_gg еобыкно_gghkljZggufидом.
Перед ним сидел Шиллер, не тот Шиллер, который написал «Вильгельма Теля » и «Ист о-
рию Тридцатилетней войны », но из_klguc Шиллер, жестяных дел мастер  Мещанской улице.
Возле Шиллера стоял Гофман, не писатель Гофман, но доhevgh хороший сапожник с Офице р-
ской ул ицы, большой приятель Шиллера. Шиллер был пьян и сидел на стуле, топая но гою и г о-
hjyqlh -то с жаром. Всѐ это еще бы не удиbehIbjh]hа, но удиbeh_]hqj_aычайно странное
положение фигур. Шиллер сидел, выстаb свой доhevgh толстый нос и подняrb \_jo гол о-
ву; а Гофман держал его за этот нос двумя пальцами и _jl_e лезb_f сh_]h сапожнического
ножа на самой его поверхности. Обе особы гоhjbeb на немецком языке и потому поручик П и-
рого который знал по -немецки только «гут морген », ничего не мог понять из k_c этой ист о-
рии. Впрочем, слоZRbee_jZaZdexqZebkvот q_f:
«Я не хочу, мне не нужен нос! » гоhjbehgjZafZobая руками … «У меня на один нос в ы-
ходит три фунта табаку в месяц. И я плачу в русской ск_jguc магазин, потому что немецкой
магазин не держит русского табаку, я плачу в русской ск_jguc магазин за каждый фунт по 40
копеек; это будет рубль дZ^pZlv копеек – это будет четырнадцать рублей сорок копеек. Сл ы-
шишь, друг мой, Гофман? на один нос четырнадцать рублей сорок копеек. Да по праздникам я
нюхаю рапе, потому что я не хочу нюхать по праздникам русской ск_jguc таба к. В год я н ю-
хаю дZnmglZjZi_ih^а рубля фунт. Шесть да четырнадцать – дZ^pZlvjm[e_ckhjhddhi__d
на один табак! Это разбой, я спрашиZx тебя, мой друг Гофман, не так ли? » Гофман, который
сам был пьян, от_qZemlердительно. «ДZ^pZlvjm[e_ckhjhdd опеек! Я шZ[kdbcg_f_p у м е-
ня есть к ороль =_jfZgbbYg_ohqmghkZJ_`vfg_ghk<hlfhcghk! »
И если бы не g_aZigh_ пояe_gb_ поручика ПирогоZ то, без kydh]h сомнения, Гофман
отрезал бы ни за что, ни про что Шиллеру нос, потому что он уже при_e нож сhc  такое п о-
ложение, как бы хотел кроить подошву.
Шиллеру показалось очень досадно, что ^jm]g_agZdhfh_g_ijhr_ggh_ebphlZdg_dklZlb
ему помешало. Он, несмотря на то, что был mihbl_evghfqZ^mibа и вина, чувстh\Zeqlhg е-
сколько неприлично  таком b^_bijblZdhf^_cklии находиться ijbkmlklии постороннего
сb^_l_ey Между тем Пирого слегка наклонился и с сhcklенною ему приятностию сказал:
«Вы изbgbl_f_gy »…
«Пошел hg! » от_qZeijhly`ghRbee_j.

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 15
Это озадачило поручика ПирогоZ Такое обращение ему было со_jr_ggh ноh Улыбка,
слегка было показаrZyky на его лице, ^jm] пропала. С чувстhf огорченного достоинства он
сказал: «Мне странно, милостиuc]hkm^Zjv … uерно не заметили … я офицер … »
«Что такое офицер! Я – шZ[kdhc немец. Мо й сам » (при этом Шиллер ударил кулаком по
столу) «будет офицер: полтора года юнкер, дZ]h^ZihjmqbdbyaZ\ljZk_cqZkhnbp_jGh я не
хочу служить. Я с офицером сделает этак: фу! » при этом Шиллер подстаbeeZ^hgvbnmdgmegZ
нее.
Поручик Пирого уb^_e что ему больше ничего не оставалось, как только удалиться; о д-
накож такое обхождение, h\k_g_ijbebqgh__]haанию, ему было неприятно. Он несколько раз
останаebался на лестнице, как бы желая собраться с духом и подумать о том, каким бы обр а-
зом дать почув стh\ZlvRbee_jm_]h^_jahklvGZdhg_pjZkkm^beqlhRbee_jZfh`ghbaинить,
потому что голоZ его была наполнена пиhf к тому же предстаbeZkv ему хорошенькая бло н-
динка, и он решился предать это заб_gbxGZ^jm]hc^_gvihjmqbdIbjh]h рано по утру яb л-
ся  м астерской жестяных дел мастера. В передней комнате klj_lbeZ его хорошенькая бло н-
динка и д оhevghkmjh\uf]hehkhfdhlhjuchq_gvr_ed__ebqbdmkijhkbeZqlhам угодно?
«А, здраkl\mcl_ моя миленькая! u меня не узнали? плутоhqdZ какие хорошеньк ие
гла зки! » При этом поручик Пирого хотел очень мило поднять пальцем ее подбородок. Но
блондинка произнесла пуглиh_осклицание и с тою же суроhklbxkijhkbeZqlhам угодно?
«Вас b^_lv[hevr_gbq_]hfg_g_m]h^gh », произнес поручик Пирого^hольно приятно
улыбаясь и подступая ближе; но, заметиqlhim]ebая блондинка хотела проскользнуть ^ерь,
прибаbe «Мне нужно, моя миленькая, заказать шпоры. Вы можете мне сделать шпоры? хотя
для того, чтобы любить Zk h\k_ не нужно шпор, а скорее бы уздечк у. Какие миленькие ру ч-
ки! » Поручик Пирого\k_]^Z[uал очень любезен batykg_gbyoih^h[gh]hjh^Z.
«Я сейчас позову моего мужа », kdjbdgmeZg_fdZbmreZbqj_ag_kdhevdhfbgmlIbjh]h\
увидел Шиллера, uoh^bшего с заспанными глазами, едZ очнуr_]hky от q_jZrg_]h похм е-
лья. Взглянуrb на офицера, он припомнил как  смутном сне происшестb_ q_jZrg_]h дня.
Он н ичего не помнил lZdhfиде, dZdhf[uehghqm\klовал, что сделал какую -то глупость,
и пот ому принял офицера с очень суровым b^hf «Я за шпоры не могу aylvf_gvr_iylgZ^p а-
ти ру блей », произнес он, желая отделаться от ПирогоZ потому что ему, как честному немцу,
очень со_klgh[uehkfhlj_lvgZlh]hdlhидел его g_ijbebqghfiheh`_gbbRbee_jex[be
пить со_jr_ggh без сb^_l_e_c с двумя, тремя приятелями, и запирался на это j_fy даже от
сhbojZ[hlgbdh.
«Зачем же так дорого? » ласкоhkdZaZeIbjh]h.
«Немецкая работа », хладнокроgh произнес Шиллер, поглажиZy подбородок. «Русской
havf_lkyk^_eZlvaZ^а рубля ».
«Изhevl_ чтобы доказать, что я Zk люблю и желаю с Zfb познакомиться, я плачу пя т-
надцать рублей ».
Шиллер минуту оставался  размышлении: ему, как честному немцу, сделалось немного
со_klgh Желая сам отклонить его от заказывания, он объяbe что раньше двух недель не м о-
жет сделать. Н о Пирого[_aсякого прекослоbybatyил со_jr_ggh_kh]eZkb_.
Немец задумался и стал размышлять о том, как бы лучше сделать сhxjZ[hlmqlh[uhgZ
дейстbl_evghklhbeZiylgZ^pZlbjm[e_c В это j_fy[ehg^bgdZошла fZkl_jkdmxbgZqZeZ
рыться на столе , уставленном кофейниками. Поручик hkihevahался задумчиhklbx Шиллера,
подступил к ней и пожал ручку, обнаженную до самого плеча. Это Шиллеру очень не понрав и-
лось.
«Мейн фрау! » закричал он.
«Вас he_gab^ho? » от_qZeZ[ehg^bgdZ.
«Гензи на кухня! » Блонди нка удалилась.
«Так через д_g_^_eb? » сказал Пирого.
«Да, через д_ недели », от_qZe  размышлении Шиллер: «у меня теперь очень много р а-
боты ».
«До сb^Zgbyydам зайду ».
«До сb^Zgby », от_qZeRbee_jaZibjZyaZgbf^ерь.
Поручик Пирого решился не о стаeylv сhbobkdZgbc несмотря на то, что немка оказала
яguchlihjHgg_fh]ihgylvqlh[ufh`gh[ueh_fmijhlbиться; тем более, что любезность

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 16
его и блестящий чин даZebihegh_ijZо на gbfZgb_GZ^h[ghh^gZdh`_kdZaZlvblhqlh`_gZ
Шиллера, при в сей милоb^ghklb сh_c была очень глупа. Впрочем глупость состаey_l ос о-
бе нную прелесть в хорошенькой жене. По крайней мере, я знал много мужей, которые осторге
от глупости сhbo жен и b^yl  ней k_ признаки младенческой неbgghklb Красота произв о-
ди т со_jr_ggu_ чудеса. Все душеgu_ недостатки  красаbp_ f_klh того чтобы произвести
отjZs_gb_ станоylky как -то необыкно_ggh приe_dZl_evgu самый порок дышет  них м и-
лоb^ghklvx но исчезни она, – и женщине нужно быть  дZ^pZlv раз умнее мужчины, чтобы
g ушить к себе если не любоv то, по крайней мере, уважение. Впрочем, жена Шиллера, при
k_c глупости, была всегда _jgZ сh_c обязанности и потому Пирогову доhevgh трудно было
успеть kf_ehfkоем предприятии; но с победою препятстbcсегда соед иняется наслаждение,
и бло ндинка станоbeZkv для него интереснее день ото дня. Он начал доhevgh часто ос_^h м-
ляться о шпорах, так что Шиллеру это наконец наскучило. Он употреблял k_ усилия, чтобы
окончить ск орее начатые шпоры; наконец, шпоры были готоu.
«Ах, какая отличная работа! » закричал поручик Пирого уb^_ши шпоры. «Господи, как
это хорошо сделано! У нашего генерала нет этаких шпор ».
Чувстh самодоhevkl\by распустилось по душе Шиллера. Глаза его начали глядеть д о-
he ьно _k_eh и он со_jr_ggh пр имирился с Пирогоuf «Русской офицер, умный чело_d »,
думал он сам про себя.
«Так uklZeh[ulvfh`_l_k^_eZlvbhijZ\mgZijbf_jddbg`Zembeb^jm]bf\_sZf? »
«О, очень могу », сказал Шиллер с улыбкою.
«Так сделайте мне оправу к кинжалу. Я вам принесу; у меня очень хороший турецкой ки н-
жал, но мне бы хотелось оправу к нему сделать другую ».
Шиллера это как бомбою хZlbehEh[_]hдруг наморщился. Вот тебе на! подумал он про
себя, gmlj_ggh ругая себя за то, что накликал сам работу. Отказаться он почитал у же бесчес т-
ным, притом же русской офицер похZebe_]hjZ[hlm. – Он, несколько покачаrb]hehою, из ъ-
яbe сh_ согласие; но поцелуй, который, уходя, Пирого e_ibe нахально  самые губки хор о-
шенькой блондинки, по_j]_]h со_jr_ggh_g_^hmf_gb_.
Я почитаю н еизлишним познакомить читателя несколько покороче с Шиллером. Шиллер
был со_jr_gguc немец iheghf смысле k_]h этого слоZ Еще с дZ^pZlbe_lg_]h hajZklZ с
того счастлиh]h j_f_gb  которое русской жи_l на фуфу, уже Шиллер размерил kx сhx
жизнь и никакого, ни  каком случае, не делал исключения. Он положил klZать  семь часо
обедать ^а, быть точным h\k_fb[ulvivygufdZ`^h_оскресенье.
Он положил себе  течение 10 лет состаblv капитал из пятидесяти тысяч, и уже это было
так _jgh и неот разимо, как судьба, потому что скорее чиноgbd позабудет заглянуть в ш_ й-
ца рскую сh_]hgZqZevgbdZg_`_ebg_f_pj_rblkyi_j_f_gblvkое слоhGb каком случае не
увеличиZehgkоих издержек, и если цена на картофель слишком поднималась протиh[udg о-
_g ного, он не прибаeye ни одной копейки, но уменьшал только количестh и хотя остаZeky
иногда несколько голодным, но однакоже приudZe к этому. Аккуратность его простиралась до
того, что он положил целоZlv жену сhx  сутки не более двух раз, а чтобы как -нибудь не п о-
целоZlvebrgbcjZahggbdh]^Zg_deZei_jpm[he__h^ghceh`_qdb сhckmiпрочем о с-
кресный день это правило не так строго исполнялось, потому что Шиллер uibал тогда д_
бутылки пиZbh^gm[mluedmlfbgghcодки, которую однакоже он в сегда бранил. Пил он h\k_
не так, как англичанин, который тотчас после обеда запирает дверь на крючек и нарезывается
один. Напроти он, как немец, пил k_]^Z вдохно_ggh или с сапожником Гофманом, или с
столяром Кунцом, тоже немцем и большим пьяницею. Т ако был характер благородного Ши л-
лера, который, наконец, был при_^_g  чрезвычайно затруднительное положение. Хотя он был
флегматик и немец, однакож поступки ПирогоZ ha[m^beb  нем что -то похожее на реghklv
Он ломал голову и не мог придумать, каким о бразом ему избаblvkyhlwlh]hjmkkdh]hhnbp_jZ
Между тем Пир ого куря трубку в кругу сhbo тоZjbs_c, – потому что уже так проb^_gb_
устроило, что где офицеры, там и трубки, – куря трубку  кругу сhbo тоZjbs_c намекал зн а-
чительно и с прия тною улыбко ю об интрижке с хорошенькою немкою, с которою, по слоZf_]h
он уже со_jr_ggh был накоротке и которую он, на самом деле, едва ли не терял уже надежды
преклонить на сhxklhjhgm.
В один день прохажиZeky он по Мещанской, поглядыZy на дом, на котором крас оZeZkv
uеска Шиллера с кофейниками и самоZjZfbdеличайшей радости сh_cmидел он голоdm

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 17
блондинки, с_kbшуюся  окошко и разглядываrmx прохожих. Он останоbeky сделал ей
ру чкою и сказал: гут морген! Блондинка поклонилась ему как знакомому.
«Чт о, Zrfm`^hfZ? »
«Дома », от_qZeZ[ehg^bgdZ.
«А когда он не бывает дома? »
«Он по hkdj_k_gvyfg_[u\Z_l^hfZ », сказала глупенькая блондинка.
«Это недурно », подумал про себя Пирого «этим нужно hkihevahаться. » – И в следу ю-
щее hkdj_k_gv_dZdkg_]gZ]h лову, яbekyij_^[ehg^bgdhxRbee_jZ^_cklительно, не было
дома. Хорошенькая хозяйка испугалась; но Пирого поступил на этот раз доhevgh осторожно,
обоше лся очень почтительно и, раскланяrbkv показал kx красоту сh_]h гибкого перетян у-
того стана. Он о чень приятно и учтиh шутил, но глупенькая немка от_qZeZ на kz односло ж-
ными слоZfb Наконец, заходиrb со k_o сторон и b^y что ничто не может занять ее, он
предложил ей танц оZlv Немка согласилась в одну минуту, потому что немки k_]^Z охотницы
до т анце На этом Пирого очень много осноuал сhx надежду: h -перuo это уже доста -
ляло ей удоhevklие, h -lhjuo это могло показать его торнюру и лоdhklv в -третьих,  та н-
цах ближе k_]hfh`ghkhclbkvh[gylvohjhr_gvdmxg_fdmbijheh`blvgZqZehсему ; короче,
он uодил из этого с о_jr_gguc успех. Он начал какой -то гаhl зная, что немкам нужна п о-
степенность. Хорошенькая немка uklmibeZ на средину комнаты и подняла прекрасную ножку.
Это положение так hkoblbeh ПирогоZ что он бросился ее целоZlv Не мка начала кричать и
этим еще более увеличила сhxij_e_klv глазах ПирогоZhg__aZkuiZeihp_emyfbDZdдруг
д_jv отhjbeZkv и hr_e Ши ллер с Гофманом и столяром Кунцом. Все эти достойные реме с-
ленники были пьяны, как сапожн ики.
Но я предостаeyxkZfb м читателям судить о гне_bg_]h^hании Шиллера.
«Грубиян! » закричал он  _ebqZcr_f негодоZgbb «как ты смеешь целоZlv мою жену?
Ты подлец, а не русской офицер. Чорт побери, мой друг Гофман, я немец, а не русская сbgvy! »
Го фман от_qZe утвердительно. «О, я не хочу иметь роги! бери его, мой друг Гофман, за hjh т-
ник, я не хочу », продолжал он, сильно размахиZy руками, причем лицо его было похоже на
красное сукно его жилета. «Я hk_fve_l`b\m в Петербурге, у меня Rабии мать моя, и дядя
мой Gxj_g[_j] е, я немец, а не рогатая гоy^bgZijhqvkg_]h\kzfhc^jm]=hnfZg^_j`b_]h
за рука и нога, камарат мой Кунц! » И немцы схZlbebaZjmdbbgh]bIbjh]hа.
Напрасно силился он отбиZlvky эти три ремесленника были самый дюжий народ из k_o
петербургских н емце?keb[uIbjh]h был в полной форме, то, _jhylghihql_gb_d_]hqbgm
и зZgbx останоbeh бы буйных теlhgh. Но он прибыл со_jr_ggh как частный приZlguc
чел о_d  сюртучке и без эполето Немцы с величайшим неистоkl\hf сорZeb с него kz пл а-
тье. Гофман k_c тяжестью сh_c сел ему на ноги, Кунц схZlbe за голову, а Шиллер схZlbe\
руку пук прутье служиrbo метлою. Я должен с прискорбием признаться, что поручик Пир о-
го[uehq_gv[hevgh\uk_q_g.
Я уверен, что Шиллер на другой день был  сильной л ихорадке, что он дрожал, как лист,
ожидая с минуты на минуту прихода полиции, что он бог знает чего бы не дал, чтобы всѐ пр о-
исходиr__чера было hkg_Ghqlh уже было, того нельзя переменить. Ничто не могло сра -
нит ься с гнеhf и негодоZgb_f ПирогоZ О дна мысль об таком ужасном оскорблении прив о-
дила его  бешенстh Сибирь и плети он почитал самым малым наказанием для Шиллера. Он
летел домой, чтобы, одеrbkvhllm^Zbllbijyfhd]_g_jZemhibkZlv_fmkZfufbjZabl_evgufb
красками буйстh немецких ремесле ннико Он разом хотел подать и письменную просьбу 
Главный штаб. Если же Главный штаб определит недостаточное наказание, тогда прямо =hk у-
дарст_gguckhет, а не то самому государю.
Но kz это как -то странно кончилось: по дороге он зашел  кондитерскую, съел два сло е-
ных пирожка, прочитал кое -что из «Се_jghc Пчелы » и ur_e уже не  столь гнеghfiheh` е-
нии. Притом доhevgh приятный прохладный _q_j застаbe его несколько пройтись по
Неkdhfmijhki_dlm к 9 часам он успокоился и нашел, что оскресенье не хорошо беспокоить
генерала, при том он, без сомнения, куда -нибудь отозZgbihlhfmhghlijZился на _q_jdh д-
ному прав ителю контрольной коллегии, где было очень приятное собрание чиновнико и оф и-
церо Там с удоhevklием про_e _q_j и так отличился  м азурке, что при_e  hklhj] не
только дам, но даже и каZe_jh.
«Диghmkljh_gkет наш! » думал я, идя третьего дня по Неkdhfmijhki_dlmbijbодя на

Нико лай Гоголь: «Невский проспект» 18
память эти дZ происшестby «Как странно, как непостижимо играет нами судьба наша! Пол у-
чаем ли мы когда -нибудь то, чего желаем? Достигаем ли мы того, к чему, кажется, нарочно пр и-
готоe_gu наши силы? Всѐ происходит наоборот. Тому судьба дала прекраснейших лошадей, и
он раgh^mrghdZlZ_lkygZgboовсе не замечая их красоты, тогда как другой, которого сердце
горит лошадиною страстью, идет пешком и довольствуется только тем, что пощелкиZ_lyaudhf
когда мимо его проh^yl рысака. Тот имеет отличного поZjZ но, к сожалению, такой мален ь-
кий рот, что больше двух кусочко никак не может пропустить, другой имеет р от _ebqbghx в
арку Глаgh]hrlZ[Zghm\u^he`_g^hольстh\ZlvkydZdbf -нибудь немецким обедом из ка р-
тофеля. Как странно играет нами судьба наша! »
Но страннее всего происшестby случающиеся на Неkdhf проспекте. О, не _jvl_ этому
Неkdhfm проспекту! Я k_]^Z закутываюсь покрепче плащем сhbf когда иду по нем, и стар а-
юсь h\k_g_]ey^_lvgZстречающиеся предметы. Всѐ обман, всѐ мечта, всѐ не то, чем кажется!
Вы думаете, что этот господин, который гуляет hlebqghkrblhfkxjlmqd_hq_gv[h]Zl? – Ни-
чуть не быZeh он _kv состоит из сh_]h сюртучка. Вы hh[jZ`Z_l_ что эти дZ толстяка,
останоbш иеся перед строящеюся церкоvx судят об архитектуре ее? – Соk_f нет: они гов о-
рят о том, как странно сели д_ hjhgu одна проти другой. Вы думаете, что этот э нтузиаст,
размахиZxsbc руками, гоhjbl о том, как жена его бросила из окна шариком  незнакомого
ему hсе офицера? – Ничуть не бывало: он доказывает, q_fkhklhyeZ]eZная ошибка Лафай е-
та. Вы думаете, что эти дамы … но дамам меньше k_]hерьте. Менее з аглядыZcl_\hdgZfZ] а-
зино безделушки,  них uklZленные, прекрасны, но пахнут страшным количестhf ассигн а-
ций. Но боже Zk сохрани заглядыZlv дамам под шляпки! Как ни раз_айся ^Zeb плащ
красаbpu я ни за что не пойду за нею любопытстh\Zlv Далее , ради бога, далее от фонаря! и
скорее, сколько можно скорее, пр оходите мимо. Это счастие еще, если отделаетесь тем, что он
зальет щегольской сюртук Zrон ючим сhbffZkehfGhbdjhf_nhgZjyсѐ дышет обманом.
Он лжет h kydh_ j_fy этот Неkdbc проспе кт, но более k_]h тогда, когда ночь сгущенною
массою наляжет на него и отделит белые и палеu_kl_gu^hfh\dh]^Zесь город преjZlblky
гром и блеск, мириады карет Zey тся с мостоnhj_clhjudjbqZlbiju]ZxlgZehrZ^yobdh]^Z
сам демон зажигает лампы для того только, чтобы показать kzg_ настоящем b^_.
X