Djennings_Ye._Sportiznutri._Mafiya_Blattera_Oborotnay.a4

Формат документа: pdf
Размер документа: 1.12 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Спорт изнутри
Эндрю  Дженнингс
Мафия Блаттера.
Оборотная сторона футбола
«Эксмо»
2016

УДК 796.332
ББК 75.578
Дженнингс Э.
Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола  /  Э. Дженнингс — 
«Эксмо»,  2016 — (Спорт изнутри)
ISBN 978-5-699-89514-4
Британский журналист Эндрю Дженнингс 15 лет собирал информацию
о коррупционной деятельности чиновников из ФИФА. Результатом его
многолетнего расследования стали аресты влиятельных футбольных
функционеров, за которыми последовала отставка Блаттера, руководившего
организацией 17 лет! Документы, изменившие мир футбола, теперь доступны
и читателю в виде этой книги, после которой вы иначе посмотрите на спорт.
УДК 796.332
ББК 75.578
ISBN 978-5-699-89514-4 © Дженнингс Э., 2016
© Эксмо, 2016

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 4
Содержание Вступительное слово Ромарио 6 Введение 7 Пролог 12 1 14 2 18 3 24 4 29 5 37 6 45 7 53 8 62 9 73 10 81 11 89 12 92 13 99 14 101 15 108 16 113 17 123 19 139 20 149 Источники 157 Благодарности 158 Об Эндрю 160

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 5
Эндрю Дженнингс
Мафия Блаттера.
Оборотная сторона футбола
Как всегда, для фанатов… и дельцов
Хорошие песни никогда не играют долго на сломанных приемниках.
Джон Прайн, Sam Stone (1971)
Copyright © Andrew Jennings, 2016
This edition published by arrangement with Conville & Walsh Ltd. and Synopsis Literary Agency.
Перед вами обновленная и дополненная версия книги Omertà. В апреле 2014-го издание
было опубликовано автором в электронном виде на португальском языке в Бразилии.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 6  
Вступительное слово Ромарио
 
Большинство репортеров не обладают мужеством Эндрю Дженнингса. Он хочет и умеет
рассказывать правду на страницах книг, по радио, в Интернете и на телевидении.
Эндрю – один из немногих людей в журналистике, к кому я отношусь со стопроцентным
уважением. За все, что он проделал в своей борьбе против ФИФА, публикуя книги и статьи.
Отрадно осознавать, что моя работа здесь, в конгрессе, получилась очень плодотворной,
и все это время Эндрю снабжал меня различными материалами. Я благодарю тебя и прошу
присылать мне новые.
Здесь я не Эндрю Дженнингс, но я – Ромарио!
У меня, как и у него, есть характер и мужество.
Ромарио де Соуза Фариа
бывший футболист и конгрессмен

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 7  
Введение
 
27 МАЯ 2015 ГОДА, 6 УТРА. ТУК-ТУК… «Пожалуйста, собирайте вещи и выходите с
поднятыми руками… сэр». Семерых откормленных руководящих лиц из административного
аппарата ФИФА вытаскивают из их постелей в самых роскошных номерах, оплаченных за счет
футбола, и отвозят в бетонные камеры цюрихского полицейского участка, построенного на
деньги швейцарских налогоплательщиков. Руки вверх? А кто знает наверняка? Главы ФИФА
не знакомы с необходимостью подчиняться ничьим законам. Полицейским следует проявлять
осторожность.
Я знал, что однажды это произойдет, но ФБР не сообщало мне о своем намерении вне-
запно атаковать их. Больше трех лет назад я передал им важнейшие документы ФИФА, кото-
рые в итоге привели к рейду в отеле Baur au Lac на рассвете. Мне пришлось набраться терпе-
ния. Колоссального терпения.
Я знал, что доказательства, собранные департаментом ФБР по борьбе с организованной
преступностью в Евразии, базирующимся в Нью-Йорке, были изучены министерством юсти-
ции в Вашингтоне и тщательно пережеваны и разобраны Большим жюри восточного округа
Нью-Йорка. Прокурор Бруклина миссис Лоретта Линч контролировала тайные расследования
в течение тех нескольких лет, что они разворачивались по всему миру.
Доказательства, которые я передал ФБР в августе 2011 года, свидетельствовали о том,
что Чак Блейзер, американский член шайки, руководящей ФИФА, живший в баснословной
роскоши в Трамп-тауэр, ежегодно крал у ФИФА и регионального футбола миллионы долларов
США. Он переводил свои заработки в офшоры, чтобы избежать уплаты налогов. Я обнаружил,
что свое богатство он тщательно скрывал в карибском налоговом раю. ФБР поделилось добы-
тыми мною секретными документами с американскими налоговыми службами, и вскоре после
этого гротескно тучный Блейзер был арестован на Манхэттене в тот момент, когда он ехал на
своем электрическом скутере.
Несколькими днями позже Блейзер, оказавшийся под угрозой пожизненного тюремного
заключения, капитулировал, перейдя на сторону государственного обвинения в качестве сви-
детеля, после чего в дело оказались втянуты десятки других жуликов из ФИФА, также заме-
шанных в мздоимстве и вымогательстве взяток при продаже телеправ и распределении марке-
тинговых контрактов на футбольные турниры.
Блейзера доставили в Лондон, на Олимпиаду, где он тайком записывал на пленку дей-
ствия ряда выбранных чиновников ФИФА и связанных с ними криминальных элементов. Один
из них пошел на сделку, признав свою вину, и возместил ущерб на ошеломляющую сумму в 151
миллион долларов. Эти деньги были выкачаны из футбола благодаря откатам и снятию сливок
с контрактов. Он согласился надеть микрофон прослушки и тем самым заманил в западню еще
нескольких высокопоставленных чиновников ФИФА, которых позднее арестовали в Цюрихе.
Более чем за год до того, как я передал им документы Блейзера, федералы вышли на
меня с просьбой о помощи в разоблачении нескольких мошенников из ФИФА. Они видели
мои документальные фильмы по ТВ и прочли мою первую книгу, раскрывающую детали бан-
дитских схем Международной федерации. Они знали, что я о многом осведомлен и что у меня
есть несколько источников в темных глубинах ФИФА. Выяснилось, что они расследовали опе-
рации синдиката, занимавшегося отмыванием денег.
ДОЛЖЕН ЛИ РЕПОРТЕР СОДЕЙСТВОВАТЬ ФБР? Ответ очевиден и не предполагает
долгих раздумий. Европейские полицейские силы закрывали глаза на огромное количество
доказательств, опубликованных мной и показанных по ТВ. Я был ошарашен британскими фут-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 8 больными чиновниками, которые предпочли сохранить свои привилегии, полученные от пре-
зидента Блаттера.
Вдруг доверенный посредник неожиданно пригласил меня в Лондон, на встречу со спе-
циальными агентами ФБР и представителями министерства юстиции, занимающимися борь-
бой с организованной преступностью. Было похоже, что они могут сделать работу, выполнять
которую не хотели остальные правоохранительные органы, особенно швейцарские.
Когда я прочел убийственное обвинительное заключение (164 страницы), подготовлен-
ное министерством юстиции после цюрихского рейда, я осознал, что именно собранные мной
доказательства стали причиной катаклизма в ФИФА – истории дня, которую обсуждал весь
мир.
Новым генеральным прокурором Америки, назначенным в Вашингтоне на пост всего
месяц назад, стал не кто-нибудь, а Лоретта Линч, годами курировавшая нью-йоркское рассле-
дование преступлений ФИФА. Она заявила: «Ожидалось, что они будут защищать правила,
которые помогут сохранить футбол честным и прозрачным. Вместо этого они превратили весь
мировой футбол в коррупционное предприятие, работавшее на благо их личных интересов и
обогащавшее их». Словно этого было недостаточно для того, чтобы чиновники из аппарата
ФИФА в Цюрихе и по всему миру съежились от беспокойства, она добавила: «Министерство
юстиции твердо намерено положить конец этой тлетворной практике, искоренить коррупцию
и наказать виновных по справедливости».
У-у-ух!
Чиновникам под арестом – и тем, кто в страхе его ожидает, – понадобится какое-то время,
чтобы осознать, что же они совершили незаконного. Взятки и откаты с контрактов стали при-
вычным делом с тех пор, как Жоао Авеланж, плотно завязанный с мафией, стал новым пре-
зидентом ФИФА в 1974 году. Самый популярный вид спорта в мире перешел под контроль
криминальных элементов, лишенных всяких понятий о морали, которые теперь облачились в
представительные пиджаки с символикой ФИФА.
Остальной спортивный мир, находящийся за пределами стеклянного дворца ФИФА на
одном из холмов Цюриха, уловил запах гниения, доносящийся оттуда, и освистывал прези-
дента Блаттера всякий раз, когда он смел появляться на публике. Но всех грязных подроб-
ностей мы не знали. Они же были в курсе, они смотрели друг на друга и восхищались кол-
легами-преступниками и коррупционерами, окруженными единицами столь редких в этих
кругах непосвященных, и наслаждались тем сказочным образом жизни, что устроили им Аве-
ланж и Блаттер, чтобы держать их в подчинении. Мало кто из них подтянут и строен, боль-
шинство раздались вширь за десятилетия диеты из лобстеров, икры и марочных вин.
Они стали думать, что возможность драть три шкуры с игры – данная им господом богом
привилегия, равно как и большие кожаные кресла в первых рядах бизнес-класса, лимузины
и общество президентов, премьеров и монархов. Иногда и правда можно было так подумать,
глядя на то, как маленькие дети в Индии осыпают их лепестками роз, прекрасные девушки
надевают на них цветочные гирлянды, а позже вечером выполняют любой их сексуальный
каприз.
Сегодня, когда они смотрят на самих себя в зеркало, они видят жертв, преследуемых
кровавым американским империализмом и людьми, которым явно не хватает благородства, –
читай, журналистами. Их адвокаты устало объяснят им, что их взятки в американских долларах
были отмыты через нью-йоркские банки, что послужило поводом к возбуждению целого ряда
уголовных дел за совершенные ими преступления.
За десятилетие, которое я посвятил расследованию коррупции в лондонской полиции, я
познакомился со многими авторитетными преступниками, грабителями банков и убийцами.
Они подкупали детективов, чтобы избежать тюрьмы. Они презирали их, восхищаясь честными
офицерами.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 9 Их профессия была опасной и требовала определенных навыков, и они гордо заявляли:
«Эндрю, я профессиональный преступник». Они были честнее этих обманывающих самих
себя сутенеров в пиджаках ФИФА, выведших прекрасную игру на панель, как проститутку,
ради собственного обогащения.
Авеланж поощрял коррупцию, а Блаттер позволил ей разрастись. Тучные господа не
устраивают дворцовых переворотов, они пользуются своей эксклюзивной лицензией для даль-
нейшего ожирения. Блаттер, ослепленный властью на старости лет, не сумел удержать все это
под контролем. Джон Готти, например, убивал бы по одному члену исполнительного комитета
в год, чтобы поддерживать дисциплину.
ВСЕ ПОШЛО НАПЕРЕКОСЯК 2 декабря 2010 года. Блаттеру следовало бы проинструк-
тировать своих подельников, собравшихся за столом в штаб-квартире ФИФА для решения
вопроса о том, каким странам нужно дать право на проведение Чемпионатов мира 2018 и 2022
годов: «Кто бы ни предлагал вам взятку, берите деньги, как и всегда. Но Катару отдавать нельзя.
Там слишком жарко летом, и мы не можем брать на себя риск, это может разгневать болельщи-
ков, клубы и телекомпании – зрелище из бесконечной цепочки гробов, отправляемых в Непал,
никого не обрадует.
Аналогично и с Россией. Если нефтяные цены не удержатся на прежнем уровне и мечта
Путина о воскрешении советской империи положит начало финансовому краху страны, он не
сможет себе позволить Чемпионат мира в 2018-м. Они откажутся от обещанных проектов по
возведению стадионов, отелей и аэропортов. Болельщики не захотят рисковать, путешествуя
дальше Москвы».
Но Блаттер пребывал в летаргическом сне, он был слишком занят, восхищенно разгля-
дывая самого себя в зеркале и утопая в блаженстве от того почета, что ему оказали экс-прези-
дент США и будущий король Британии.
Он разрешил своим кровопийцам продать голоса сразу за оба Чемпионата мира вме-
сте, чтобы удвоить объем взяток, но в итоге все фатальным образом накрылось. Высокомер-
ные, жадные, убежденные в собственной безнаказанности, они продали свои голоса, что потом
неизбежно аукнется им и станет достоянием всего футбольного мира.
На все это ушло немало лет, пожалуй, даже слишком много для жизни одного репортера.
Я не скор на руку, я работаю медленно и методично, и мне потребовалось какое-то время в
начале наблюдений за этими лицемерами, чтобы раскусить их грязную игру. Вот она:
Спорт порождает страсть￿ страсть генерирует деньги￿ эти деньги и действия официаль-
ных лиц, контролирующих их, никто не регулирует￿'
 ;'

') 
9 '*
)т
образовавшийся вакуум￿B

;'  /
';')*,'*9
@,


с помощью своих маркетинговых компаний.
Босоногие детишки продолжают играть без бутсов, душевых или нормальной экипи-
ровки. Деньги уплыли, часть на Кайманы, часть в Вадуц, их вынули, вырезали, словно хирур-
гическим скальпелем.
«МИСТЕР ДЖЕННИНГС, вы, должно быть, ощущаете себя полностью оправданным», –
спрашивал у меня целый батальон съемочных групп из разных стран, когда я появился в
Цюрихе со своей командой с BBC. Да, разумеется. Другая похвала пришла от Чака Блейзера.
Как и полагается репортеру, я направил ему письмо с вопросами в 2011 году, дав ему возмож-
ность прокомментировать историю о мошенничестве и вымогательствах с его стороны еще до
того, как она будет опубликована.
«Вы бесполезны как журналист»,  – выпалил Блейзер с высоты Трамп-тауэр в 16:57:21,
17 июля 2011 года. Я опубликовал статью, а потом позвонили федералы.
Я делал репортажи из горячих точек на Ближнем Востоке, из Чечни, Центральной Аме-
рики и лондонских пабов, куда некоторые из посетителей по старой привычке приходят с

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 10 ножами и пистолетами. Я знаю, каково это – дрожать от страха. Когда ФИФА посылает всяких
отбросов с угрозами, я только раздражаюсь.
«ГОРЯЧИЕ ДОМОХОЗЯЙКИ: нажмите здесь, чтобы отписаться от рассылки». Только
взгляните на эти вращающиеся груди… и будете наблюдать за смертью своего компьютера. Мой
ежедневный утренний ритуал: проверка электронной почты для поиска и удаления приглаше-
ний от привлекательных молодых женщин, призывающих меня насладиться их фотографиями,
а может быть, чем-нибудь еще. Они всего лишь в одном клике от меня. Был период правдопо-
добно выглядевших новостных уведомлений от BBC и CNN с эксклюзивными репортажами
вроде «Британское правительство тайно финансирует ИГИЛ» – прямиком от хорошо оплачен-
ных центральноевропейских троллей. «Кликните здесь, чтобы узнать больше». Нет, спасибо.
Одного отморозка из ФИФА настолько разгневал мой блог, что он заплатил деньги, чтобы
организовать массированную DDoS-атаку, которая отразилась на скорости почти половины
всего интернет-трафика, направленного в Британию, а также на доступности значительной
части сайтов в Соединенном Королевстве. Мои специалисты определили, что атака велась с
серверов России, Белоруссии, Украины и Китая. Платила ли за это ФИФА? Я попрошу швей-
царских копов повнимательнее изучить платежи и инвойсы ФИФА.
До скандала с ФИФА моим предыдущим крупным расследованием в мире спорта было
изучение коррупционной деятельности в Международном олимпийском комитете. Потребо-
валось десятилетие, чтобы вскрыть продажную суть всей структуры МОК и выяснить, что
организацией руководил убежденный фашист – Хуан Антонио Самаранч, который думал, что
Вторую мировую войну выиграла другая команда. Укоренившаяся недобросовестность людей
этого спортивного института стала достоянием общественности в ходе скандала 1999 года,
когда выяснилось, что Солт-Лейк-Сити выиграл право на проведение зимних Олимпийских
игр 2002 года, купив голоса чиновников при помощи денег и секса.
Тогда никого из членов МОК не арестовали, принеся в жертву лишь несколько ничтож-
ных фигур и наняв за большие деньги успешную нью-йоркскую рекламную компанию, чтобы
завалить репортеров отчетами о проведенных реформах, которые теперь трудно разглядеть.
Им все сошло с рук.
НО ВСЕ УЖЕ КОНЧЕНО для той мутной лужи, являющей собой остатки ФИФА. Рас-
следования продолжаются, дела множатся, а федералы обещают все новые аресты, некото-
рые из которых могут получиться очень громкими. С нас довольно этих высокооплачиваемых
блаттеровских «независимых следователей» и «специалистов по качеству», готовящих отчеты,
которые Зепп никогда не сможет показать общественности – во многом потому, что в них
так мало написано. Публикация бы сделала очевидной их бесполезность. Они остались без
помощи, наедине с пришлыми журналистами и репортерами, верящими, что однажды шоки-
рующая правда будет полностью раскрыта. Мечтайте. Она уже раскрыта.
Блаттеру придется оставить в прошлом роскошный дворец в Цюрихе, со всеми его бес-
численными счетами за мойку окон. Швейцарские копы теперь в спешке выполняют работу,
которую избегали делать целых 30 лет. Но оставшейся горстке чинуш и «стратегических совет-
ников» уже слишком поздно пытаться проникнуть в кабинеты совета директоров, чтобы поме-
нять там местами стулья, пустить через шредер секретные документы с данными о раздутой
«зарплате» Блаттера, бонусах, премиальных и перелетах первым классом для его подружек и
сообщить о том, что все «было реформировано». А потом вернуться обратно в большие кожа-
ные кресла, вдали от обливающихся потом футбольных фанатов в хвосте самолета.
Авторитарные правила, установленные Блаттером, согласно которым игроки, клубы,
болельщики или национальные ассоциации, обращающиеся в гражданские суды с исками про-
тив его королевства-вне-закона, должны быть отстранены. Теперь он может засунуть их себе

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 11 куда подальше. Защищать народную игру должны оплачиваемые из народных налогов поли-
цейские и стоящие на страже аудиторы. А не сынки Блаттера.
На пути к забвению Блаттер может заодно возместить из своих пенсионных накопле-
ний, полученных за время работы в ФИФА, и те 29 миллионов долларов, что он потратил на
свою агиографию «Лига мечты» («United Passions») , худший фильм, когда-либо выходивший
на экраны. Быть может, там, куда он отправится, пенсия ему уже не понадобится.
С коробками архивных документов под мышками вниз с холма и в аэропорт – без
обратного билета. Где приземлится этот самолет, вопрос второй. Тем временем болельщики и
маленькие клубы должны организовать национальные, региональные и континентальные кон-
ференции, чтобы провести дебаты на тему новой, простой и понятной конституции, которая
по-настоящему выразит интересы людей на местах. Кто это оплатит? Coca-Cola, McDonald’s,
VISA и Adidas давно уже ведут разговоры о морали. Теперь у них есть шанс подтвердить слова
делом. Они также могут оплатить и загрузку каждого документа в электронный архив. Нашим
гражданам удалось вырвать прозрачность в Интернете и свободу информации из лап наших
правительств: теперь настал черед футбола. Клубы, национальные ассоциации и то, что оста-
лось от ФИФА, зарплаты, трансферы, расходы на отели и гостиницы и суточные. Все заседа-
ния транслируются по Интернету. Спрятаться больше негде. Тотальная прозрачность. И все
остальное, что мы сможем придумать.
Новая организация (примерю на себя образ пророка, назвав ее Мировым футболь-
ным союзом) вернет мне право присутствовать на футбольных пресс-конференциях, которого
лишил меня Блаттер в 2003 году за то, что я слишком много знал. Но с точной расшифров-
кой аббревиатуры названия будущей организации могут быть сложности, так что над этим еще
стоит поработать.
Выражаю благодарности программе «Панорама» канала BBC, популярному в Британии
журналу, выходящему раз в две недели, продюсерам каналов ZDF и ARD в Германии, NPR,
PBS и коллективу телешоу «60 минут» с CBS в Америке, а также оказывавшим мне поддержку
СМИ из Бразилии, где детям на улицах так нужны новые бутсы.
А теперь пойдемте со мной, повстречаемся с мафией из Палермо, с гангстерами из Рио,
научившими Жоао Авеланжа искусству мошенничества и расхищения денег, а также мастер-
ству доения игры, и с нынешней бандой, чьи алчность и продажность наконец подарили нам
шанс отвоевать любимую игру с мячом.
Эндрю Дженнингс , Камбрия, июнь 2015

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 12  
Пролог
В Палермо – изучая мафию
 
Палермо, февраль 1987-го. Мы стоим посреди апельсиновой рощи за чертой города, сни-
маем маленькое индустриальное здание. Теперь оно заброшено, но до недавних пор тут распо-
лагался завод по производству сока. Согласно заявлениям, поданным в департамент субсидий
Европейского союза, здесь находилась самая загруженная фабрика по выжимке апельсинового
сока в мире.
Шайка использовала это место для того, чтобы мошенническим образом выдвигать
колоссальные требования по субсидиям на производство апельсинового сока, которого нико-
гда тут не было. Они подкупали и запугивали официальных лиц, которые проставляли печати
на их прошениях,  – и воровали миллионы долларов. Схема была раскрыта, а мафиози улиз-
нули. Но это Сицилия, они тут повсюду наблюдают за происходящим.
Большой черный седан с затемненными окнами подъезжает ко мне и моей съемочной
бригаде. Из машины выходит грузный мужчина и направляется в нашу сторону. Указывая
через плечо на невидимого нам, но, очевидно, очень важного человека, сидящего за тониро-
ванными стеклами авто, он резко заявляет: «Он говорит, вы не снимать тута».
Я притворяюсь, что не понимаю, это дает моему оператору несколько секунд на то, чтобы
заснять еще несколько планов заброшенного здания. Глаза парня начинают наливаться кро-
вью, и тут я хватаю его за руку, крепко ее пожимаю, говорю: «Аривидерчи», а затем кричу
съемочной группе: «Пора ехать!»
День был неудачный. Чуть раньше мы приехали на машине в маленький городок Аль-
тофонте, расположенный на холмах над Палермо. Мы знали, что здесь – дом босса мафии,
который теперь являлся их главным доверенным лицом в Лондоне. Улицы были узкие, высо-
кие пустые стены с обеих сторон нависали над дорогой, грозясь сдавить нашу арендованную
машину. Мы наугад повернули, круто вывернув руль влево на узкой улочке, и уперлись в четы-
рех лошадей с черными султанами на головах. О нет! Похороны. Мы нашли узкий переулок,
куда смогли протиснуться, минуя лошадей и стеклянный катафалк. Мы избежали сердитых
взглядов и даже не смели смотреть в глаза кому-то из шедших позади в колонне скорбящих.
Без промедления мы выехали на другую дорогу, которая вела из города.
Спустя сутки на той же неделе вооруженная полиция препроводила нас через толстые
пуленепробиваемые двери в бетонные коридоры, которые вели в лабиринт под Дворцом право-
судия в Палермо. В конечном итоге мы прибыли в крошечный офис следственного судьи Джи-
ованни Фальконе. Веселый человек, чьи успехи в борьбе с мафией сделали его целью номер
один преступников, он на время отвлекся от докладов разведки, которые изучал, извлек из
шкафа бутылку шотландского виски и принялся развлекать нас информацией о гангстерах, чьи
дела мы расследовали.
Пять лет спустя мафия добралась до Фальконе и его жены. Его машину разнесло на куски,
когда в трубе под автострадой, идущей из аэропорта Палермо, сдетонировало полтонны взрыв-
чатки.
Я закончил свой фильм, рассказав миру о том, как мафия отмывала миллионы долларов,
полученные от продажи героина в Америке через банки лондонского Сити, откуда они следо-
вали в Беллинцону, что в Швейцарии, и далее поступали, наконец, в Италию. После этого я
захотел подробнее узнать о методах работы мафии. Я сидел над статьями и отчетами полицей-
ских ветеранов и криминалистов, изучая описания и структуру организованных преступных
синдикатов. Оказалось, что этот опыт стал ключевым в подготовке расследования деятельно-
сти международных спортивных федераций.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 13 Я стал принюхиваться к ФИФА в 1990-х, а с 2000 года начал уделять пристальное вни-
мание фигурам Блаттера и Авеланжа. Вскоре я осознал, что снова вернулся к мрачным реа-
лиям Сицилии и криминальной культуре omert à1, но перенесенной на другой континент. Я
путешествовал назад во времени, исследуя материалы, и судьба приводит меня в Бангу 50-
летней давности. Из мира bicheiros 2 я вернулся обратно в Европу и раскрыл тайны чемоданов с
золотыми слитками, наполняемых в Цюрихе. Проследовав за ними, я совершил полный круг,
вернувшись на Копакабану в канун Чемпионата мира-2014.
1 «Кодекс чести» у мафии. – Примеч. ред. 2  От названия азартной игры лотерейного типа Jogo do Bicho , законодательно запрещенной в Бразилии с 1946 года.  –
Примеч. перев.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 14  
1
Добро пожаловать в Рио
Друзья-гангстеры Авеланжа
не могут перестать убивать
 
Авеню Америкас, Рио-де-Жанейро, 8 апреля 2010 года. Буум! «Тойота королла» защи-
щена бронью, способной отражать пули, но двери из уплотненной стали не могут спасти води-
теля-тинейджера от взрыва бомбы, подложенной под сиденье. Вооруженные телохранители
теперь могут только скорбеть о гибели 17-летнего Диогу Андраде. Вероятно, им никогда не
удастся найти все его останки.
Его отец, Рожериу, сидевший на пассажирском месте, бежит с разбитым носом. Позднее,
на койке госпиталя в Барра Д’Ор, он начнет составлять план мести. Он знает, кто заказчик. Но
как вышло, что охранники не заметили подложенной бомбы?
Шокированные водители, выстроившиеся в вереницу за обломками автомобиля на буль-
варе в Барра-да-Тижука, идущего вдоль блистающих песком пляжей, выбираются из машин,
чтобы понаблюдать за тем, как полиция и медики в резиновых перчатках солнечным утром
собирают останки тела убитого, отброшенные в сточную канаву. Они глазеют, раскрыв рты,
на дымящиеся обломки «короллы» и другого автомобиля, задетого взрывом. Опять эти войны
банд. Когда же они прекратятся?
На дворе весна 2010-го, подрядчики и их влиятельные друзья поражают налогоплатель-
щиков наполеоновскими планами по реконструкции «Мараканы», где общее число зритель-
ских мест должно быть урезано для создания необходимого количества представительских
лож, купить билеты в которые смогут себе позволить только крупные международные игроки.
Добро пожаловать в Рио, где ведут свои битвы гангстеры в белых воротничках, нанима-
ющие адвокатов и политиков в качестве инструментов ведения борьбы за то богатство, что
сулят им Чемпионат мира и Олимпиада. На Авеню Америкас разворачиваются другие, более
заметные глазу конфликты: разрозненные мафиозные кланы борются за контроль над город-
скими лотерейными точками, игровыми автоматами и торговлей белым порошком.
Позабудьте о мелких сошках-дилерах из фавел с холмов (откуда открываются лучшие
виды на океан), обменивающихся очередями пуль с федеральной полицией и армией, тут рабо-
тают господа, ответственные за этнические чистки, в чьи планы входит освобождение терри-
тории для возведения сети отелей. Земля – одно из ценнейших богатств в городе, и если дома
нужно снести бульдозерами – пусть, ведь именно так строится экономика первого мира. При-
быль же потечет в карибские банки.
Эти убийцы с бульвара – старинные члены другой городской элиты, получающие почести
от СМИ и мира спорта и хорошо защищенные продажными полицейскими и политиками.
ЭХО от взрыва возвращается со стороны холмов. Пустил ли спаситель хоть одну слезу за
погибшего мальчишку, стоя на вершине своей горы Корковаду? Жоао Авеланж, отдыхающий в
своих элегантных апартаментах, вздрагивает. Такое вульгарное насилие вовсе ни к чему. Разве
он уже не сделал все, что мог, для семьи Андраде? Не поставил крестного отца Рио во главе
национальной команды? Не обеспечил ли ему престиж в мире футбола? Он ведь пытался пре-
дупредить копов из департамента по борьбе с мафией. Когда эта проклятая судья отказалась
внимать угрозам, навестив его в тюрьме?
Его старый друг Кастор, двоюродный дедушка погибшего мальчика, держал город в ежо-
вых рукавицах. Минимум убийств. Оплачивал карнавал в Рио для народа. В то же самое время

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 15 патриций Авеланж изучал механизмы создания международной преступной семьи без смер-
тей, даже без сломанных ног. Деньги были его смазкой, поставляемой ему международными
брендами и мировыми телесетями, что соревновались между собой за возможность откусить
кусок пирога, который он контролировал.
ГДЕ-ТО В ДРУГОЙ ЧАСТИ города Ромарио общается с официальными лицами Соци-
алистической партии Бразилии. Он хочет вывести на чистую воду Рикардо Тейшейру, мно-
голетнего президента Бразильской конфедерации футбола, продажного интригана, который
заправлял бразильской игрой и наживался на ней десятилетиями. И для этого существует один
способ – баллотироваться в конгресс через шесть месяцев. У политиков есть власть. А у него
есть маленькая Айви, его обожаемая пятилетняя дочка с синдромом Дауна. Ромарио само-
лично убедился в том, как мало его страна помогает инвалидам и нетрудоспособным гражда-
нам. Иногда по выходным он участвует в благотворительных матчах в маленьких городках,
чтобы собрать средства для больниц и лечебных учреждений.
Бразильские футбольные боссы посмеиваются. Ромарио? Еще один плейбой. Он повесил
бутсы на гвоздь. Дни, когда он забивал голы, канули в Лету. Какую угрозу может нести им
это дитя фавел, им, людям у власти, богатым и давно купившим всех политиков, послушно
исполняющих их указания?
В Сан-Паулу сидит Жозе Мария Марин, некогда любимчик диктаторской военной хунты,
наряду со своим подельником Паулу Малуфом, вероятно, самым отвратительным из воров,
грабивших бразильский народ￿ теперь же он вице-президент в структуре бразильского фут-
бола. Все в порядке, люди уже давно забыли о том, как он помог организовать похищение
отважного репортера Владимира Херцога, впоследствии замученного пытками до смерти. И
если «Хитрец Рики» Тейшейра вынужден будет эмигрировать – в столь привычном для Латин-
ской Америки стиле – в один из своих милых домов во Флориде, Жозе Мария с радостью сме-
нит его у кормушки.
ШУМ взрыва, ставшего причиной гибели человека на Авеню Америкас, не услышать
в Йоханнесбурге. За восемь недель до матча-открытия на стадионе «Соккер Сити» у  Зеппа
Блаттера и его южноафриканских капореджиме 3 хватает проблем. Возмущенные непомерно
задранными ценами на билеты, болельщики остаются дома. Граждане каждый день проте-
стуют, они призывают политиков тратить общественные деньги на постройку домов, водопро-
водов, канализаций и создание рабочих мест, а не на стадионы, которые в будущем станут
чемоданами без ручек. А почему они должны это слушать? У них есть полиция, которую все-
гда можно спустить с поводка на недовольных.
Проведение Чемпионата мира в ЮАР – хорошая новость для Данни Йордаана, главы
организационного комитета, а ныне исполнительного директора, курирующего турнир. Тихой
сапой его брата Эндрю устроили по протекции на хорошо оплачиваемую должность менеджера
по связям с общественностью в компании MATCH, работающей в индустрии гостеприимства и
предоставляющей свои услуги, в том числе и на стадионе в Порт-Элизабет. Один из акционе-
ров компании MATCH – племянник Зеппа Блаттера, Филипп Блаттер. Мажоритарными акци-
онерами являются мексиканские братья Хайме и Энрике Биром, чьи офисы располагаются в
Манчестере и Цюрихе, а некоторые их банковские счета открыты в Испании и на острове Мэн.
Братья Зирош недовольны. Они выиграли устроенный ФИФА выгодный тендер на раз-
мещение состоятельных иностранных футбольных патронов в гостиницах и отелях в канун
чемпионата. Если этого недостаточно, скажу, что они также выиграли тендер на распростране-
ние, согласно которому должны были продать три миллиона билетов. Братья зарядили самые
3 Сaporegime (итал.)  – глава «команды»￿;
*'*''
7'(I
';*9

7 ;@Bх
«ступеней» в криминальной лестнице, который подчиняется непосредственно боссу криминальной «семьи». – Примеч. перев.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 16 высокие цены на отели и внутренние авиаперевозки и готовились сделать огромные деньги.
Вместо этого они вот-вот потеряют 50 миллионов долларов. Они планируют компенсировать
свои потери через четыре года в Бразилии.
ЦЮРИХСКИЕ ЮРИСТЫ получили свои гонорары. Через несколько недель будет пуб-
лично объявлено о том, что уголовное дело, заведенное на чиновников из ФИФА, которые
брали откаты от компании ISL за маркетинговые контракты на Чемпионат мира, официально
закрыто. Адвокаты добились превосходной сделки￿
'
*
;

@A
';
''
я
тайной. Немного денег будет возвращено. Все в прошлом. Были ли замешаны в нем бразильцы?
Без комментариев. А вы, герр Блаттер? Без комментариев.
Президент ФИФА был обеспокоен тем, что копы могли опубликовать доказательства
того, что в марте 1997-го он знал о взятке в миллион долларов, предназначавшейся Авеланжу.
Британский журналист получил наводку от надежного источника. Но если история всплы-
вет вновь, президент наймет своих детективов и будет отмазан. Позже в тот же год один из
швейцарских полицейских следователей отведет британского журналиста на ужин в ресторан
с видом на озеро. «Не сдавайтесь», – скажет он.
ПРЕЗИДЕНТ ФИФА явно пребывает в депрессии. Подходит ли к концу его правление?
В феврале он дает интервью женщине-репортеру из каирской газеты Аль-Ахрам . Внезапно он
начинает перечислять громадный список своих достижений. Звучит как некролог. Поскольку
женщина была хорошо осведомленной, Блаттер себя не сдерживал.
«С Мохамедом мы замечательно провели время на последнем конгрессе в мае, как дру-
зья,  – говорит Блаттер.  – И вдруг ни с того, ни с сего нашей дружбе настал конец. Спросите
у него, почему? Я не знаю».
Неправда. Блаттер знает. Мохамед, понимает репортер, это Мохамед бин Хаммам из
Катара. В течение 12 лет он обеспечивал поток денег, необходимых для скупки голосов в под-
держку Блаттера, чтобы тот сохранил за собой президентский трон. Теперь он сам хочет на его
место. Он может достать больше денег, чем Блаттер, и он выиграет. Выборы пройдут через год,
и даже в тот момент, пока бедный юный Диогу взлетает на воздух, Мохамед собирает наличку
в сумки и рассовывает ее по коричневым конвертам. Да, он правда кладет взятки именно в
них. В следующем году кто-то сфотографирует один такой конверт.
ЖАДНЫЕ СТАРИКИ в ФИФА не слышат грохота взрыва. Они слышат только хруст
банкнот. Нынешний, 2010 год должен стать их самым урожайным. Через четыре месяца после
Чемпионата мира они будут решать, какая из стран станет хозяйкой ЧМ-2018. Обеспокоенные
тем, что они могут не дожить до следующей партии взяток через четыре года, когда настанет
пора выбирать страну – хозяйку турнира в 2022-м, они объявляют о том, что будут принимать
решения по обоим турнирам уже в декабре этого года. Рождественские подарки в двойном
объеме.
Вы посмотрите на заявителей! Путин безумно хочет, чтобы Россия получила право на
проведение. Галабеи из Катара тоже хотят. Умоляют два богатейших нефтяных государства
мира. Ого! Это счастье какое-то! Рикарду Тейшейра весь год проходит с улыбкой на лице.
Через границу, в Асунсьоне, глава федерации КОНМЕБОЛ Николас Леос учуял запах наживы
– и не только. Он годами уживался с омерзительным Стресснером и выкачивает деньги из
футбола уже целую вечность. Он еще не знает, что свидетельства его воровства через семь
месяцев покажут по британскому телевидению.
Нигерийский денежный пылесос Амос Адаму был членом управляющего комитета
ФИФА, состоящего из 24 человек, на протяжении четырех лет. Он с легкостью прошел испы-
тание перед приемом в ФИФА, украв из нигерийского спорта все, до последнего пенни. Он до

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 17 сих пор не предоставил финансовую отчетность за проведенные в Абудже в 2003-м Всеафри-
канские игры. Когда настанут сытые времена, его сын Самсон, без сомнения, получит долю.
В другой части континента, в Каире, лидер футбольной Африки Исса Хаяту тоже не ста-
новится беднее. В тот год одну из взяток ему дадут люди из BBC. Среди первых лиц ФИФА
столько достойных внимания личностей, но доказательства найти трудно. Часто под огнем кри-
тики оказывается Ворави Макуди из Таиланда. Предъявляются обвинения, Ворави их оспари-
вает, а его коллеги по цеху занимают оборону. Шесть месяцев назад Жоао Авеланж, старейший
член МОК, возглавил делегацию из Рио-де-Жанейро, отправившуюся в Копенгаген бороться
за право проведения Олимпиады-2016. Дорого она не обойдется, ведь всего за два года до
этого город принимал у себя Панамериканские игры, и комитет настаивает, что всем аренам
понадобится лишь новый слой краски, чтобы быть полностью готовыми к Олимпиаде.
Бразильский член МОК Карлос Нузман номинально являлся лидером комитета, но в
компании Авеланжа был Жан-Мари Вебер, Человек-сумка, менеджер маркетинговой компа-
нии, который в минувшем веке раздал взяток спортивным чиновникам (среди них был и Аве-
ланж) на 100 миллионов долларов. Президент Обама говорил от лица Чикаго. Вебер же гово-
рил со старыми друзьями в МОК – и этого было достаточно.
ОЧЕРЕДЬ выстрелов из винтовки насмерть поразила Антонио Карлоса Маседу, проез-
жавшего на «Харли-Дэвидсоне» по улицам Рио. Он являлся начальником охраны Рожериу
Андраде и был убит в конце 2010 года, за месяц до голосования на выборах стран – хозяек
ЧМ-2018 и ЧМ-2022. Рожериу решил, что это он подложил бомбу, что разорвала его сына на
куски. Члены семьи Андраде убивают друг друга с тех пор, как наставник и ментор Авеланжа,
Кастор, умер от сердечного приступа в 1997-м. Его сын Паулиньо, который должен был уна-
следовать его криминальную империю, был казнен, предположительно тем же Рожериу, год
спустя. Было убито еще несколько гангстеров, но непохоже, что город снова ждет стабильность,
как в годы правления Кастора и Жоао.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 18  
2
Лучшие из друзей
Криминальный босс и босс мира футбола
 
В Рио – свадьба года. Отец невесты – крупнейшая криминальная фигура Бразилии, ганг-
стер, рэкетир и, как говорят, убийца 50 человек. Он избегает тюрьмы, потому что платит город-
ским политикам, судьям и полицейским. Он владеет футбольным клубом. За столом сидят два
самых почетных гостя. Я смотрю на фотографию, сделанную на свадебном банкете. Один из
них, справа на снимке, с римским профилем, высок ростом, и у него самый колючий взгляд из
присутствующих в комнате. Это – Жоао, он контролирует футбольный мир.
Между Жоао и гангстером сидит новоиспеченный зять, молодой человек, который через
несколько лет станет боссом бразильского футбола. Молодой Рикардо распустился, как цветок,
он светится счастьем и чувствует себя очень уверенно в этой компании. За ними стоят двое
настороженных мужчин, готовых защищать хозяина, на их лицах нет улыбок. Эта фотография
показывает, как мир футбола попал под контроль организованной преступности.
МОЙ НАРОД, ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА КАРНАВАЛ! Одетый в белоснежный
костюм, в белых туфлях и носках, Кастор Андраде опускается на колено посреди Самбодрома,
поднимает руки в триумфальном приветствии и лучезарно улыбается толпе на трибунах. Его
властный голос объявляет: «Я привез вам карнавал!»
И правда, привез. Гангстер был патроном школы самбы, которая одерживала победы на
карнавале в Рио в 1979, 1985, 1990 и 1991 годах, а затем вновь, в 1996-м, когда он вышел из
тюрьмы, за год до смерти. Он взял под контроль бизнес карнавалов в Рио, создав Независимую
лигу школ самбы Рио-де-Жанейро, для которой публично производил сбор государственных
грантов￿'
'* *''
 '87
*)@;'
)

.
Кастор готовился стать юристом в начале 1960-х, но в итоге включился в незаконные
дела своей бабушки и отца, и так никогда и не работал по профессии. Но он всегда старался
доказать, что он добрый католик, совершая поклонения Богоматери из Апаресиды.
Карнавал в 1993-м показался ему удобным случаем произнести разгневанную тираду о
том, что он называл «гонениями на bicheiros ». Это стало ошибкой, подорвавшей его неуязви-
мость перед законом, которая была у него на протяжении стольких лет. Он испытывал удачу,
поддразнивая прокурора по особым делам, который расследовал его дело.
Вот как Кастор Андраде, хозяин свадебной вечеринки, делает свои миллионы, столь сво-
бодно раскиданные по всему городу. Он управляет лотерейными точками и заведениями с
игровыми автоматами. По слухам, у него есть доля в торговле белым порошком, он связан с
колумбийскими, итальянскими и израильскими преступниками.
В 1964-м генералы вывели танки на улицы Рио, чтобы в течение 21 года удерживать в
своих руках власть над Бразилией. Они оставили Кастора в покое, позволив ему заниматься его
криминальными делами. Главу полиции Рио проинструктировали «избегать проблем с Касто-
ром де Андраде».
У него крупные дела по всей Бразилии. Его дружба с уважаемым человеком, сидевшим
за столом на свадебном банкете, открывает ему двери во властные коридоры бразильского
спорта. Два года спустя после военного переворота Кастор заслуживает благосклонность дик-
таторского режима, сумев привести сборную к победе на Кубке О’Хиггинса в Чили, а год спу-
стя – к выигрышу Кубка Рио-Бранко в Уругвае. Он получает благодарственные почести от
футбольных федераций штатов Рио-де-Жанейро и Минас-Жерайс.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 19 В самом сердце футбола Рио он – патрон клуба «Бангу», лично раздает игрокам пачки
наличности. Под его руководством команда всегда имела важное преимущество: ведь он счи-
тался человеком, которого боялись арбитры. В игре против «Америки» на «Мариане» он выбе-
гает на поле, размахивая револьвером и угрожая судьям. «Бангу» играют с соперниками вни-
чью (2:2), но неожиданное решение арбитра поставить пенальти в ворота гостей приносит им
победу. Спустя много лет его бронзовый бюст все так же стоит в лобби офисов «Бангу» наряду
с трофеями, что он помог им выиграть.
КАСТОР СНОВА играет в игры. Он принял приглашение стать гостем на рейтинговом
телевизионном ток-шоу Жо Соареша. На дворе 1991 год, и следователи не могут подобраться
к нему ни на шаг. Ну так давайте покажем им палец прямо с экрана телевизора. Его тщеславие
не позволяет ему отказаться от приглашения посидеть в кресле, в котором до него побывало
столько важных персон, политиков, артистов и знаменитостей. Соареш не стесняется озвучить
вопрос, который хотели бы задать его собеседнику все зрители.
– Каковы связи между вашей семьей и бизнесом Jogo do Bicho ? Как все это началось?
Кастор не будет увиливать. Помните, он учился в колледже, он лжет очень бегло, его
португальский элегантен, а голос мягок и вкрадчив.
– Моя бабушка, вдова, жила на улице Фонсека, в пригороде Рио. Чтобы помогать домаш-
нему бюджету, она принимала ставки на Jogo do Bicho . Мой отец был машинистом поезда.
После того как он женился на моей матери, ее семья подтолкнула его к занятию этим бизнесом.
Кастор продолжает:
– Но это было в прошлом. Сегодня никаких связей нет.
Аудитория смеется. Жо Соареш смеется. Кастор тоже. Все и каждый знают, что Кастор –
главный в Jogo do Bicho . Все знают, что за респектабельным внешним видом скрывается убийца
и преступник.
Он говорил о футболе, а затем рассказал анекдот – он полностью расслаблен. Оказалось,
что как-то раз грабители ворвались в дом Кастора.
–  Они выбрали правильное место, чтобы поживиться деньгами и ювелиркой. Но как
только они осознали, что там живу я, они решили тут же убраться восвояси,  – смеялся он,
спокойно рассказывая эту историю.
«ПОЖАЛУЙСТА, ЗАЩИТИТЕ МЕНЯ. Андраде меня убьет. Я вам все расскажу». Чест-
ным детективам попался в руки информатор. В их кабинет пришел один из членов банды
Кастора, который прикарманил деньги от азартных игр, предназначенные боссу. Он в беде, и
они – единственные люди, кто может ему помочь.
Он дает копам ценные сведения об игорной империи Кастора Андраде. Это своего рода
разновидность лотерей, и Кастор контролирует выпадающие числа. Jogo do Bicho – запрещен-
ная азартная игра, но она давно стала традицией, и, пока ее сеть не разрослась, к ней относи-
лись терпимо. Как к еще одной составляющей бурной уличной жизни Рио.
Его бабушка Яя заправляла азартными играми вместе с сыном Эусебиу ди Андраде
Силва. Их точка была одной из многих, разбросанных по городу. Принцип таков: игроки выби-
рают животное из списка по картинке – собаку, оленя и так далее – и ставят на своих фавори-
тов. Числа дня рождения, всяческие суеверия… Ведь все верят, что какое-то животное прине-
сет им удачу. Конторщик тайно бросает жребий, а затем развешивает результаты на деревьях
и фонарных столбах. Полицейские не обращают на это внимания.
Информатор продолжает говорить, приподнимая завесу тайны. Кастор унаследовал
семейный бизнес и стал развивать его вместе с дядьями. С помощью насилия они устраняли
своих конкурентов, прибирая к рукам все больше и больше точек на улицах, где принимались
ставки. Сын Кастора Пауло присоединился к банде, и со временем они взяли под свой контроль

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 20 игорные заведения в девяти пригородах города. По улицам разносилось эхо ревущих мотоцик-
летных моторов – это курьеры Кастора собирали деньги и информацию по ставкам.
Деньги потекли рекой. Кастор решил расширяться. Он инвестировал деньги в игровые
автоматы и видеоигры. Стал торговать оружием. Его мастерские начали оказывать услуги гене-
ралам, когда их военные транспортные средства ломались. Он завладел заправками и бизнесом
по торговле подержанными авто.
Информатор знает, что Кастор покупал рыбацкие лодки. Они требуются для перевозки
белого порошка с cевера. На текстильной фабрике Кастора в Бангу прячется сицилийский
мафиози. Полицейские продолжали исписывать блокноты.
Кастор курит самые толстые сигары. На публике он примерный семьянин, верный своей
Вильме. Но все знают (и даже не нужно говорить об этом), что у Кастора есть любовницы по
всему городу.
Информатор не в курсе, как лихо Кастор распоряжается своими деньгами. Но у него
никогда не было никаких проблем с полицией. А затем он возвращается обратно на улицы. Он
узнал, что Кастор не заметил пропажи денег.
Но он достаточно рассказал.
ВСЕ ВРОДЕ ТИХО и спокойно, так что человек с пистолетом, оберегающий пачки
наличных денег, выходит на улицу пообедать. В трущобах пригорода Бангу на улицах полно
людей, покупающих кофе и хлеб.
Шестеро полицейских тайком, потея и нервничая, выбираются из своих неприметных
машин и движутся в сторону дома своей цели на улице Фонсека. На дворе конец марта 1994-
го. Каждый день Кастор платит офицерам полиции за то, чтобы они защищали его курьеров на
мотоциклах, собирающих ставки у тысяч кариокас, играющих на углах домов, улиц и в точках
по всему городу. Но эти визитеры – совсем другие.
Миссис Розана, секретарь Кастора, слышит стук в дверь и смотрит в глазок. Она не узнает
офицеров, стоящих за дверью. Кто-то говорит: «Это не наши копы».
Кастор ускользает через черный ход. Его нет. Но посмотрите, что он оставил после себя.
Ряды столов, вокруг которых выстроились вереницы мужчин и женщин, считающих наличные
деньги. И бухгалтерские книги. Вот здесь и кроется секрет власти и влияния гангстера.
В штаб-квартиру Маркоса Паэса, стоящего во главе отряда специального назначения
военной полиции, поступает срочный звонок: «Мы нашли два гроссбуха». Он приказывает:
«Никто не двигается, никто их не трогает, только я».
«Я был шокирован, узнав, кто получал деньги от Андраде, – вспоминает Паэс, ныне глава
безопасности в Законодательной ассамблее Рио. – Там были офицеры полиции, которых я знал
и с которыми работал, прокуроры, судьи и важные политические фигуры. Мы понимали, что
они подкупали людей. Но мы и не представляли себе, как далеко протянулись руки Кастора».
Было в этих списках и одно имя, известное всем. Известное во всем мире. Добрый
Кастор, король карнавала, предоставил боссу футбольного мира специальную ложу на празд-
нике. Ее стоимость: 17 640 долларов. Для Жоао Авеланжа такой образ жизни вошел в при-
вычку – получать тайные выплаты от сомнительных персонажей в обмен на услуги.
«У МЕНЯ ГОДАМИ БЫЛИ ВООРУЖЕННЫЕ ТЕЛОХРАНИТЕЛИ. Было очень опасно
заниматься расследованием махинаций с Jogo do Bicho . Угрозы расправы стали обычным делом
для меня и моих родственников, – говорит Антонио Бискайя, прокурор, который вел рассле-
дование. – Семья Андраде была первым мафиозным кланом Рио, – заявляет он.
Как-то вечером я вышел из ресторана, как вдруг из-за угла выскочила машина с четырьмя
вооруженными людьми и из нее открылся огонь. Прозвучало 15–20 выстрелов. Телохранители
повалили меня на землю, и я не пострадал. Нападавшие скрылись.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 21 Нам приходилось все делать тайно, потому что мы знали, насколько полиция и другие
представители властных структур были завязаны с Кастором. Не так много людей хотело аре-
стовать Кастора».
Бухгалтерские книги попали в кабинет Бискайи. Он сделал две копии, закрыв их в сейфе
на замок. Посреди ночи Бискайе позвонили: какие-то офицеры только что пытались прорваться
в его офис и украсть книги. Они были незамедлительно уволены.
Спустя 20 лет мы встречаемся с ним в его офисе в центре Рио. Серьезный человек сред-
него роста с короткими седыми волосами и очками без оправы, он иногда улыбается, вспоми-
ная некоторые случаи из прошлого. Он скудно пересказывает мне то, что нашел в этих книгах.
Да, конечно, там был Авеланж. И бесчисленное количество других имен и сделок.
Кастор записывал финансовые транзакции своей криминальной семьи и связанных с ней
людей методично, имя за именем, сделку за сделкой. И какой это был важный момент для
понимания того, как на самом деле функционирует Рио! Кастор вел светский образ жизни, у
него есть серьезные связи. Политики, прокуроры, судьи, полиция, губернаторы, футбольные
чиновники – все получали процент с его операций.
Бискайя очень тщательно обдумывает свои ответы на каждый вопрос. «Было по-настоя-
щему страшно», – вспоминает он. Прокурор закрывает глаза, чтобы вспомнить детали минув-
ших дней. Он не растекается мыслью по древу.
Расследовать дело Jogo do Bicho в то время было тяжело, как он говорит. «Всегда что-
то такое происходило, из-за чего опускались руки. Влияние Кастора простиралось слишком
далеко. Он был опасен. У него был образ простого парня с соседней улицы, но он был убийцей,
который сделал бы все, что угодно, чтобы расширяться и продолжать стоять во главе мафии».
И вновь Бискайя закрывает свои глаза. Нужно еще многое рассказать.
Жоао Авеланж не только брал деньги у Кастора Андраде￿'@
';/
Oе
и отдавал их ему.
«НАСКОЛЬКО Я ЗНАЮ, люди Кастора пытались убить меня три раза. Было страшно
осознавать, как близко они подобрались ко мне и моей семье»,  – Дениз Фроссард являлась
неподкупной судьей. В 1993-м она усадила Кастора за решетку.
В конце солнечного зимнего дня Дениз, одетая в спортивный костюм, встречает меня у
двери своего дома. Она ведет меня в кабинет на втором этаже. Предлагает мне воду и кофе, и я
выбираю голубую капсулу для кофемашины Nespresso. Затем мы усаживаемся за стеклянный
стол друг напротив друга.
«Этого парня видели с важными офицерами, с известными личностями и даже с неко-
торыми политиками. Это посылало всем четкий сигнал: смотрите, я могущественный, у меня
большие связи».
Для нее образ Кастора-бонвивана был не более чем еще одним способом делать бизнес.
«Я тщательно изучила его личность и характер. Он не являлся ни любителем футбола, ни фана-
том карнавала. Он был прагматиком. Связи с этими культурными иконами были ему выгодны –
и не более. Это был просто бизнес, ничего кроме. Он считался очень опасным преступником».
Дениз, ростом чуть выше полутора метров, не может усидеть на месте. Она постоянно
перебирает ногами под столом и мнет руками бумажный шарик. Сидя на черной кожаной софе,
она постоянно двигается из стороны в сторону, вперед-назад, и говорит быстро, смешивая в
речи разные языки и добавляя философские замечания, чтобы донести до меня свои мысли.
Ее апартаменты расположены на длинной мощеной улице, уходящей вверх по холму в
одном их районов Рио-де-Жанейро. Эта местность находится на возвышении, благодаря чему
является идеальной позицией для укрытия. Она далеко от Бангу. Из окна Дениз открывается
великолепный вид на Рио, от которого буквально захватывает дух. Горы смешиваются с морем,
солнце заходит над знаменитой лагуной Родригу-ди-Фрейташ. Ее просторный кабинет деко-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 22 рирован со вкусом, на полках вдоль белых стен расставлены книги, бережно вытертые от пыли
экономкой, покидающей дом вскоре после моего прихода.
Во время нашего разговора Дениз постоянно смеется. Ее внимание сконцентрировано на
мне, но временами она то и дело переключается на происходящее за окном. Вид отсюда поис-
тине завораживающий, но она не задерживает взгляд на чем-то конкретном. В такие моменты
кажется, что Дениз погружается в глубокие размышления.
Даже теперь, 20 лет спустя, ей, кажется, нелегко вспоминать о нападках во время рассле-
дования и заключения Кастора де Андраде под стражу. «Было трудно, очень тяжело»,  – она
медленно выдыхает и трогает свой лоб, как будто бы это помогло стереть неприятный эпизод
из прошлого. Это был единственный момент, когда 63-летняя федеральная судья показалась
мне уязвимой. Уроженка штата Минас-Жерайс, она перебралась в Рио в 1970-м. «Вы знаете,
они, Кастор и его подельники, никогда не играли в игры, они пришли сюда не ради веселья. И
никогда не шутили. Они были очень опасными людьми».
Дениз подчеркивает: «В некотором смысле уважением, которым он пользовался в глазах
других преступников, он обязан своему имиджу человека, принятого власть имущими в свои
круги». Его постоянно обвиняли в убийствах и пытках людей, но это никогда не удавалось
доказать, и, как можно догадаться, эти дела никогда и не расследовали.
Прежде чем отвезти меня домой, она вновь поднимает тему образа Кастора как очень
жестокого человека. «Не было никакой привязанности, никакого сострадания – когда мы гово-
рим о главах Jogo do Bicho . Это исключительно бизнес: карнавалы, футбол, религия, все было
показным￿;8'*9
@;) '';D7
,@*
@

7

;


целью: сделать деньги, обрести власть и влияние. Никакой страсти тут не было. Кастор был
холодным, расчетливым и жестоким человеком».
Дерзкая речь, с которой Кастор выступил на Самбодроме в начале 1993 года, раскрити-
ковав «преследование bicheiros », стала его роковой ошибкой. Нельзя было позволить, чтобы
и на этот раз он вышел сухим из воды. Его иммунитету нужно было положить конец. Рассле-
дование набирало обороты.
Позже, в 1993-м, Кастор Андраде предстал перед судьей Дениз Фроссард. Она пригово-
рила его к шести годам лишения свободы, за решетку попали два его капо и зять Фернанду
Иггнасиу.
Бухгалтерские книги и записи Кастора стали достоянием общественности. Список полу-
чателей взяток поражает. Среди них были экс-президент Фернанду Колор ди Мелу, губер-
натор Рио Нилу Батишта, мэр Рио Сесар Маия, семеро бизнесменов, трое судей, двенадцать
конгрессменов и семь представителей ассамблеи, двадцать пять комиссаров полиции и около
сотни полицейских.
Также в списке был мэр Сан-Паулу и вор государственного масштаба Паулу Малуф.
Его близкий соратник по провоенной партии «АРЕНА», политик из Сан-Паулу Жозе Мария
Марин, однажды заменит опозоренного Тейшейру во главе бразильского футбола. Здесь,
кажется, ничто не способно измениться.
«КАСТОР ДЕ АНДРАДЕ уважаем друзьями, они восхищаются его образованностью,
вежливостью и его достижениями. Я также знаю, что Кастор де Андраде бескорыстно помогал
многим начинаниям филантропов, защищая детей из неимущих семей Бангу и жертвуя орга-
низациям, специализирующимся на инвалидах, страдающих параличом нижних конечностей».
Это восхитительное письмо – «Кого это может коснуться»  – продажные полицейские
приложили к криминальному досье на Кастора. Его написал Жоао Авеланж, известный на весь
мир босс ФИФА, за шесть лет до того, как деятельность Кастора привлекла внимание проку-
роров Рио. Это случилось через год после того свадебного банкета￿@;;'
A;'*и

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 23 что к чему, а Авеланж написал это письмо, приложив все усилия для того, чтобы защитить
своего подельника.
«Я лично разрешаю Кастору де Андраде использовать это заявление на свое усмотрение.
Кастор де Андраде – спорная фигура, личность с великим характером, по-настоящему привле-
кательный и очаровательный человек, рядом с которым приятно находиться и который знает,
как завоевывать друзей благодаря главнейшему из своих качеств: преданности.
Эту черту его характера я подметил за 30 лет сотрудничества, множество раз сходясь
в ожесточенных битвах с конкурентами в правящих кругах спортивных институтов. Кастор
де Андраде – надежный глава семейства, отличный друг, им восхищаются как спортивным
руководителем и директором школы самбы. Более того, он бескорыстно жертвует собой для
защиты ассоциаций домов ветеранов и малоимущих детей, пребывающих в нужде».
Письмо Авеланжа с мольбами также содержало в себе перечисление достижений Кастора
в футболе и указания на служение его собственной стране. Авеланж подчеркивал: «Я прези-
дент ФИФА, а Кастор – узнаваемая фигура в спорте Рио». Сигнал очевиден: Авеланж – влия-
тельная фигура в мире, не надо связываться с его друзьями.
Он продолжал: «Те, кто атакует Кастора сейчас, вероятно, попросту игнорируют поло-
жительные черты его характера.
Я знаю Кастора Гонсалвеша де Андраде Силву более 30 лет. До этого я был знаком и
дружен с его отцом, Эусебиу де Андраде Силвой. Я могу дать показания, которые позволят
вам составить верный портрет этого человека во многих аспектах его жизни. Я знаю, что он
женат на миссис Вильме де Андраде Силве почти 40 лет, и у них двое общих детей: Паулу
Роберту, 36-летний строитель-инженер и 21-летняя Кармен Люсия, которая в данный момент
третий год изучает юриспруденцию в университете Эстасио де Са. У Кастора и миссис Вильмы
трое внуков.
Я разрешаю Кастору де Андраде использовать это заявление по своему усмотрению».
Жоао Авеланж, Рио-де-Жанейро, 2 октября 1987 года.
Забыл ли Авеланж своего старого друга и ментора Кастора де Андраде после того, как
последний оказался в тюрьме в 1993-м? Вовсе нет. Президент ФИФА продолжал демонстри-
ровать солидарность: он навещал этого подлого преступника в тюрьме.
ПОСЛЕ СМЕРТИ КАСТОРА борьба за власть и деньги внутри его клана потянула за
собой длинную цепочку кровавых убийств, произошедших за минувшее десятилетие в Рио.
Во вражду между Рожериу Андраде и Фернанду Иггнасиу было втянуто по меньшей мере
полсотни гражданских и военных офицеров. Одним из них оказался 17-летний сын Рожерио,
Диогу, по ошибке убитый взрывом бомбы в 2010-м. Фернанду Иггнасиу и Рожериу де Андраде
по-прежнему остаются крупными фигурами в игре Jogo do Bicho , ставки на которую принима-
ются по всей стране. Другая авторитетная личность контролирует значительную часть карна-
вала Рио. Полицейские вновь сквозь пальцы смотрят на сбор денег по ставкам на улицах и во
дворах. И снова они, как и политики, берут взятки.
За несколько лет до этого Рожерио Андраде уже заказывал убийство своего кузена Пау-
линьо (сына Кастора) с целью прибрать к рукам его долю в Jogo do Bicho . «Ты убиваешь членов
семьи, друзей, неважно кого. Все средства хороши для достижения власти. Никакой романтики
в мире Jogo do Bicho нет», – говорит Дениз.
Дополнительные исследования и интервью – Каролина Мацци.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 24  
3
Золотой чемоданчик Авеланжа
Почему он такой тяжелый, когда покидает Цюрих?
 
АэропорТ Цюриха, любое время между 1974-м и 1988-м. Для шофера Руди встречи пре-
зидента ФИФА в аэропорту по прилете из Парижа всегда были легкой задачей. Авеланж любил
оставаться во французской столице на день-другой после приезда из Рио. Руди паковал багаж
своего босса в его лимузин, откладывая в одну сторону небольшой алюминиевый кейс. Нести
его было легко. На обратном пути он будет совсем не таким. Понадобятся обе руки, чтобы
ухватить его и засунуть в багажник автомобиля.
Когда президент открывает свой чемоданчик в старых офисах ФИФА в Зонненберге,
наружу извлекается, быть может, 20 зеленых пачек в вакуумных упаковках – это растворимый
кофе в подарок сотрудникам. «На вкус он был ужасным, – вспоминает один чиновник ФИФА. –
Не ожидаешь получить такой кофе из Бразилии». Как только чемоданчик пустел, Авеланж
вместе с Руди отправлялся к одному из ведущих в Цюрихе торговцев золотом. Он зарекомен-
довал себя как «очень хороший клиент», потому что программа каждого его приезда из Рио в
Цюрих предполагала визит к дилеру, после чего Руди наполнял кейс золотыми слитками.
«В среднем Авеланж тратил зараз порядка 30 тысяч долларов»,  – вспоминает клерк.
Откуда эти деньги? Никто не знал наверняка, но у Авеланжа никогда не было недостатка в
пачках наличности, которыми он расплачивался с дорогими его сердцу торговцами драгме-
таллами. Покупал ли он золото от лица своих друзей-гангстеров из Рио? Или таким образом
отмывал деньги, которые выкачивал в Швейцарии в обмен на раздачу выгодных контрактов
на чемпионаты мира для своих друзей?
Этот маленький алюминиевый кейс совершал по меньшей мере пять поездок в Цюрих
каждый год, после которых президент ФИФА каждый раз возвращался домой с золотыми слит-
ками. Как Авеланжу удавалось провозить килограммы золота обратно в Бразилию? Легко! У
него был дипломатический паспорт, так что его багаж никогда не досматривался. Его подчи-
ненный, отвечавший за организацию этих операций, Зепп Блаттер, должно быть, видел все и
уж точно держал рот на замке, наблюдая за этими нелегальными делами.
Одним из выдающихся достижений Авеланжа было умение скрыть свои темные дела за
маской пускай жесткого, но все же аристократичного и великодушного джентльмена. Я обна-
ружил это на конгрессе ФИФА в Сеуле в 2002-м. К тому времени Авеланж стал почетным
президентом, у руля же его сменил амбициозный носильщик чемоданов Зепп Блаттер, плю-
гавый бюрократ, который никогда не смог бы превзойти Авеланжа с его аристократическим
шиком. Я пытался сделать удачный снимок Авеланжа в тот момент, когда он поднимался на
сцену из зала. Он увидел меня, остановился посреди ступенек, принял свою покровительствен-
ную позу и посмотрел вниз, словно являлся главной фигурой, харизматичным капитаном всей
индустрии, позволив мне сделать несколько кадров.
Ручные репортеры Авеланжа из Бразилии и Европы создали легенду о том, что его неве-
роятное деловое чутье и умение вести бизнес сделали ФИФА сказочно богатой. Все было
совсем не так. Ему повезло оказаться во главе организации в период становления футбола как
международного явления, телекомпании и спонсоры были готовы платить все больше и больше
денег таким чиновникам, как он, которые с радостью приватизировали народную игру.
Суровая правда в том, что честный президент ФИФА заключал бы сделки с коммерче-
скими предприятиями на куда более жестких условиях. Приоритетами Авеланжа были взятки
и откаты по контрактам, личная выгода, а не работа на благо игры. Дасслер и его партнеры
из Международной маркетинговой компании по спорту и досугу (ISL), ставшей идеальным

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 25 образцом глобального капитала, должно быть, хохотали за его спиной. Их клиенты заплатили
бы куда больше, если бы Авеланж был настоящим переговорщиком, продававшим отличный
продукт. Вместо этого он отдавал сделки за откаты.
ТАКЖЕ БЕСЧЕСТНЫМ было и публичное представление Авеланжа как примерного
семьянина. «Я сорвал невероятный куш, женившись в 1946 году на Анне-Марии Эрманни-
Авеланж, на данный момент мы в браке уже 52 года, – объявил он в 1998-м. – У нас есть одна
дочь, Люсия, подарившая нам трех внуков, Рикардо, Жоану и Роберто, они наша радость и
надежда на будущее».
От такого читателю может стать неловко. Он был настолько равнодушен к судьбе своей
дочери Люсии, что позволил ей выйти замуж за скользкого ужа Тейшейру, который был уже
немолод, но все равно бросил ее ради гораздо более юной Анны.
Авеланж показывал класс в бассейне и поощрял среди подчиненных восхищение его
успехами в плавании и водном поло на Олимпиаде в 1936-м, а затем в 1952-м. Он был твердо
намерен достичь того же и в постельных дисциплинах. Авеланж всегда тепло отзывался о своей
дорогой супруге Анне-Марии на собраниях функционеров ФИФА, но каждый присутствовав-
ший там чиновник знал о его тайных похождениях и связях на стороне.
Одной из самых ярких его любовниц в ФИФА была прекрасная высокая женщина, назо-
вем ее мисс Роскошная.
Ей вовремя удалось привлечь внимание президента, когда он в очередной раз приехал с
визитом из Рио, и у них началась интрижка, продлившаяся пять лет.
Госпожа Роскошная получила в свое распоряжение изысканные апартаменты в Цюрих-
берге, самом фешенебельном пригороде Цюриха, которые были обставлены фантастически
дорогой мебелью. Также на нее обрушился дождь из внушительных драгоценных подарков.
Авеланж мало времени проводил в Цюрихе, и мисс Роскошная, заскучав, принялась раз-
влекаться с одним из менеджеров среднего звена, работавшим в ФИФА. Они не стремились
скрывать свою увлеченность совместными занятиями «спортом», и вскоре все в офисах феде-
рации знали об их связи. Один из подчиненных президента из зависти написал анонимный
донос супруге нового любовника госпожи Роскошной. Дело попахивало фарсом.
В 1985-м первые лица ФИФА отправились в турне по Советскому Союзу, которое начи-
налось в Москве. В качестве гостей Авеланж взял с собой одного старого друга и соратника
из Рио, являвшегося владельцем скаковых лошадей, а также Абилиу д’Алмейду, бразильца,
члена исполнительного комитета ФИФА. Вероятно, проинформированные кем-то из ревнивых
цюрихских аппаратчиков, они сообщили президенту, что тот больше не единственный, кто
соревнуется за право обладать мисс Роскошной.
Турне продолжалось, и вскоре они приехали в Азербайджан. Радушные хозяева в Баку
планировали устроить незабываемую ночь с вкусной пищей и развлечениями. Авеланж явно
выглядел подавленным и, пробыв на банкете несколько минут, сигнализировал своему бра-
зильскому окружению, чтобы они следовали за ним, и покинул зал. Вечер был испорчен, шоу
отменили, а хозяева остались в полнейшем недоумении.
Вскоре сотрудники ФИФА узнали, что за день до этого, в Минске, Авеланжу сообщили,
что госпожа Роскошная развлекается с другим любовником. Авеланж позвонил в номер этого
мужчины и спросил, не там ли его пассия. Вместо того чтобы все отрицать, мужчина ответил
Авеланжу: «Погодите минутку, вот она».
Когда делегация ФИФА вернулась в Цюрих, Авеланж отказался от встреч с мисс Рос-
кошной и откупился от нее деньгами. Ее любовника пощадили.
ВЫРВАТЬ управление ФИФА из рук стареющего английского сэра Стэнли Роуза стоило
больших денег. К тому времени Авеланж объездил полмира, часто путешествуя со сборной

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 26 Бразилии, и в финансах бразильской Федерации спорта была проедена большая дыра. Он доил
организацию с 1958 года, и к тому моменту как он покинул ее в 1974-м, чтобы перейти в
ФИФА, дыра, по слухам, достигла размеров 6,6 миллиона долларов.
Генералы, два десятилетия державшие в своих руках власть, хотели расследовать дела
Авеланжа и привлечь его к суду за воровство спортивных денег. Их проблемой было то, что с
июня 1974-го он стал значимой во всем мире фигурой, стоявшей во главе популярнейшего в
мире спорта. Обвинить его в коррупции значило бы запятнать саму Бразилию. Ему все сошло
с рук.
ДРУГОЕ утверждение Авеланжа гласит, что он всегда был «идеалистом и провидцем».
Рассказывая историю своих личных и финансовых успехов, он не упоминает эпизод с торгов-
лей оружием. В 1968 году, после крушения фашистского режима Салазара в Португалии, в
Бразилию потянулись огромные капиталы. В 1994-м, прорабатывая биографию Авеланжа для
журнала «Плейбой» , Роберто Перейра де Соуза расследовал его связи с португальскими эми-
грантами, которые поставляли вооружение кровавому боливийскому диктатору Уго Бансеру.
Де Соуза отрапортовал, что документы, подтверждающие заключение таких сделок, были уни-
чтожены по приказу экс-президента Бразилии Фернанду Колор ди Мелу. По условиям сделки,
которая была названа «сомнительной», по сильно завышенной цене было продано около 80
тысяч гранат.
Авеланж быстро переключился с одного диктатора из соседней страны на другого. Следу-
ющий Чемпионат мира проходил в военизированной тюрьме, в которую превратилась Арген-
тина. Уругвайский писатель Эдуардо Галеано метко описывал происходившее: «В ходе цере-
монии открытия чемпионата на стадионе «Монументаль» в  Буэнос-Айресе генерал Видела
прикрепил на грудь Авеланжа медаль под звуки военного марша. Тем временем в нескольких
шагах от стадиона, в Школе флотских механиков, служившей лагерем пыток и смерти, в этом
аргентинском Аушвице, все шло своим чередом. В нескольких километрах от нее еще живых
заключенных сбрасывали в море с самолетов. «Наконец, мир может увидеть настоящее лицо
Аргентины», – объявил президент ФИФА в телекамеры».
Прыгнув в объятия аргентинских убийц, Авеланж заработал себе не только эту медаль.
ФИФА получила вице-президента, который помог запятнать репутацию организации еще
задолго до того, как нынешнее поколение воров взяло бразды правления в свои руки. Адмирал
Карлос Лакосте приобрел дурную славу в результате распространившихся слухов о том, что
в 1976 году он заказал убийство своего уважаемого коллеги генерала Карлоса Омара Актиса,
назначенного ответственным за организацию Чемпионата мира. Актис привел Авеланжа в
ярость, потому что не собирался тратить деньги на новые стадионы или обновлять аргентин-
ское ТВ, чтобы показать турнир в цвете.
Эдуардо Галеано видел Лакосте насквозь. «Адмирал, этот иллюзионист, специализиро-
вавшийся на исчезновении долларов и внезапном появлении у себя целых состояний, взял
под свой контроль организацию Чемпионата мира после того, как предыдущий начальник был
убит при загадочных обстоятельствах. Лакосте распоряжался несметными суммами денег без
чьего-либо надзора, и, кажется, в конечном итоге он присвоил себе нерастраченные остатки,
поскольку не так уж внимательно следил за финансами».
Лакосте прошел все испытания Авеланжа и стал вице-президентом ФИФА в 1979-м. К
счастью, надолго он на своем посту не задержался. Когда Аргентина вернулась к демократии
в 1983-м, президент Рауль Альфонсин стал протестовать против того, чтобы Лакосте пред-
ставлял страну за рубежом. Несмотря на все усилия, приложенные Авеланжем, Лакосте был
вынужден снять с себя полномочия в 1984-м. Авеланж решил, что Хулио Грондона, приняв-
ший на себя управление аргентинским футболом в 1978-м, мог бы и упорнее сражаться за
защиту Лакосте, и их отношения на следующие несколько лет стали прохладными. Но Грон-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 27 дона увидел для себя неплохие перспективы, и, если Лакосте был бы смещен, он сам стал бы
первейшим кандидатом на вакантную должность в ФИФА.
На архивных фотографиях видно подобострастие, с которым Грондона смотрит на гене-
рала Хорхе Виделу, возглавлявшему военный переворот и впоследствии признанному винов-
ным в грубейшем нарушении всех человеческих прав и свобод и приговоренному к пожиз-
ненному заключению. Помимо поставки вооружений диктатору Бансеру и помощи диктатору
Виделе в проведении и выигрыше Чемпионата мира, Авеланж также якшался с третьим лати-
ноамериканским массовым убийцей, чилийским диктатором Аугусто Пиночетом. Старики из
ФИФА, Бразильской конфедерации футбола и КОНМЕБОЛ не видят никаких причин изви-
няться за то, как они манипулировали спортом и позорили его своими действиями.
Грондона получил повышение, возглавив финансовый комитет ФИФА￿
з
Тринидада стал его заместителем, но цена, которую он назначал за голоса в поддержку Аве-
ланжа и Зеппа Блаттера, была высока. Когда Уорнер пришел к власти в организации КОНКА-
КАФ в 1990-м, он отправил в Цюрих секретный факс, в котором выражал свою преданность
трону: «Я всегда буду безмерно благодарен Вам и навеки останусь перед Вами в долгу, и очень
хочу уверить Вас в том, что во всех наших действиях и обсуждениях верность нашему прези-
денту доктору Авеланжу и организации ФИФА в целом будет всегда первостепенной». Пока
Уорнер мародерствовал, обирая футбол до нитки, Грондона смотрел в другую сторону ( см.
главу 8).
Скудные финансовые отчеты мало что говорят о том, как активно Авеланж эксплуати-
ровал ФИФА. В качестве предполагаемой стоимости его офисов в Рио назывались несколько
крупных цифр. Я смог раздобыть его заявления на этот счет за 1998 год – его последний год у
власти. Стоимость обслуживания его офиса в Рио достигла 1,8 миллиона швейцарских фран-
ков. Это очень много для телефонных звонков.
За 24 года своего президентства в ФИФА Авеланж пользовался колоссальными, почти
невероятными привилегиями. Он мог подписывать чеки без дополнительных согласований с
другими чиновниками организации. У него было эксклюзивное право выписывать чеки дру-
зьям, людям, которых нужно было подкупить, и самому себе. Позднее он передал эту свою
тайную привилегию Блаттеру.
Одной характерной чертой роскошного образа жизни Авеланжа была его привычка
устраивать дорогостоящие сюрпризы богатым людям, особенно правителям из Персидского
залива. Культура дарения подарков шейхам-миллиардерам предполагает траты на золотые,
платиновые и богато инкрустированные бриллиантами часы. Главной мантрой цюрихского
офиса ФИФА была эта: «Нужно отдавать, чтобы получать». ФИФА платила за подарки, кото-
рые попадали потом в Персидский залив, но сами чиновники также собирали подношения
после каждого своего визита. Излюбленным поставщиком ФИФА было женевское отделение
международной корпорации Гарри Уинстона «Редкие камни мира», что на набережной гене-
рала Гизана.
Даже после того, как его сменил Блаттер, экс-президент Авеланж продолжал тратить
деньги ФИФА на продукцию Гарри Уинстона. Я знаю это, потому что один мой друг из Швей-
царии передал мне копию заказа, который разместила личный секретарь Авеланжа. 11 июня
1999-го на бумаге с эмблемой ФИФА она сделала заявку на приобретение пяти роскошных
часов, одни из которых были платиновыми. Общая сумма покупки составила 97 тысяч швей-
царских франков.
На пенсии Авеланж спускал деньги, словно пьяный миллиардер. У него было право засе-
литься (причем с гостем) в любой отель класса люкс по всему миру. И он всегда мог потратить
30 тысяч франков со своей карты ФИФА American Express. Когда почетный президент Аве-
ланж платил 600 евро на бутылку вина в парижском ресторане, в финансовом департаменте
ФИФА раздавался приглушенный ропот недовольства.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 28 Рикардо Тейшейра разделял вкусы своего бывшего тестя – когда ФИФА платила, разу-
меется. Как и любой другой член исполнительного комитета ФИФА, Рикардо владел собствен-
ным банковским счетом в офисе в Цюрихе. Там они прятали деньги от налоговых инспекций
своих родных стран. Чиновники могут выставлять возмутительно огромные счета за перелеты
и размещение в гостиницах, потому что ФИФА никогда не требует предоставить квитанции,
показать билеты, счета в ресторанах, вообще какие-либо доказательства реальных трат. Блат-
тера устраивает такая ситуация: он счастлив, пока они счастливы, так что их никогда не просят
объяснить свои расходы. Ведь в их карманы уплывают не его деньги!
Деньги хранятся на их счетах в ФИФА. Если они занимаются темными делами с билетами
на Чемпионат мира, они могут надежно спрятать свои доходы в банках. Они также имеют право
на суточные в размере 200 долларов за каждый день, проведенный вдали от родной страны,
и эти деньги поступают на их цюрихские счета. Президент Блаттер (счет номер 469) вскоре
поднял размер суточных до 500 долларов в день и ввел новое пособие в 200 долларов в сутки
для партнеров организации.
Проблема: как перевезти деньги в выбранной тобой валюте, обычно в американских дол-
ларах, обратно домой? Клерки из финансового департамента ФИФА пачками раздавали налич-
ность. На пути в аэропорт их можно запихнуть под ремень брюк спереди и спрятать под мыш-
ками. Здорово помогает, если у твоей подружки большая грудь.
У меня есть несколько секретных выписок со счета Рикардо в ФИФА, счет номер 1663.
С 1994-го, когда он вошел в состав исполнительного комитета, и до 2012-го, когда его «ушли»,
это была поистине частная золотоносная шахта, добраться до которой не мог ни один бразиль-
ский налоговый инспектор. Вот один маленький пример того, как доили деньги из ФИФА.
В начале лета 1998-го Рикардо должен был вернуть трофей Чемпионата мира, выигран-
ный Бразилией в 1994-м, в парижский офис ФИФА, чтобы подготовить его к старту нового
ЧМ. Согласно его отчету о тратах, потребовалось десять дней, чтобы найти хоть кого-то, кто
принял бы у него трофей из рук. Он заявил, что потратил 7700 долларов просто за то время,
что пробыл там. На авиаперелеты ушло еще 11 550 долларов. Интересно, выставил ли он счет
и Бразильской конфедерации футбола?

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 29  
4
Наконец! Тайный список взяток
Как Жоао и Рикардо разбогатели
 
Отель Baur au Lac, Цюрих, октябрь 2010 года. «Мистер Тейшейра, мистер Тейшейра!»
Рикардо оборачивается. Какой-то неопрятный седовласый человек в бежевом дождевике а-ля
Коломбо кричит ему, стоя у ворот отеля. «Мистер Тейшейра, получали ли вы взятки через
компанию Sanud?» Тейшейра замирает. Он смотрит, вытаращив глаза. И не может придумать,
что ответить.
Консьерж на парковке пятизвездочного цюрихского отеля не пускает шумного мужчину,
останавливая его. Но он репортер, и у него за спиной стоит оператор с камерой, которая направ-
лена прямо на Рикардо, босса бразильского футбола, вора из воров, приехавшего в Цюрих,
чтобы снять сливки с очередного Чемпионата мира.
Рикардо только что прекрасно позавтракал и намеревается сесть в черный «Мерседес»
у двери отеля, который отвезет его в стеклянный дворец ФИФА на вершине холма, где состо-
ится сегодняшняя встреча. Лакеи из ФИФА держат дверь авто открытой для него, но Рикардо
застыл на месте. Он не может пошевелиться – язык присох к небу. Пораженный, он смотрит
на репортера у ворот. Sanud? Он думал, что глубоко закопал эту историю.
Ему пришло уже два электронных письма от этих ублюдков из лондонской BBC (вечно
они всюду суют свой нос!), теперь вот просят об интервью. Рикарду их проигнорировал. Что
они могут знать?
Этот политик, сенатор Альваро Диас из Параны, подобрался близко. Нанятые им детек-
тивы раскопали некие странные «займы», которые Рикардо выдавала компания из Лихтен-
штейна под названием Sanud. Но Рикарду и ребята, покупающие его голос в ФИФА, сами
организовали эту фиктивную фирму. Таких тысячи в маленьком городке Вадуц, столице Лих-
тенштейна, и их владельцы скрываются за адвокатским щитом местных юристов. Откуда в
Sanud поступали средства, навсегда останется тайной.
Рикардо научился игнорировать этих сволочей. Репортера Жука Кфури и его эксклюзив-
ные «расследования». Хулиганов на трибунах с их баннерами «Тейшейру – вон». Отбросы.
Блаттер защищает его. У Блаттера нет другого выбора. Рикардо слишком много знал. Под его
контролем находилась Бразильская конфедерация футбола. У него был личный отряд ручных
политиков в Бразилиа. Рикардо был неприкасаемым.
Ублюдки из BBC всего лишь пережевывают отчет по сенатскому расследованию Диаса,
датированный 2001-м, это было девять лет назад. У них нет никаких новых фактов. Они сни-
мали, как он покидал отель на машине. А потом ретировались. Тем все и кончилось. Мрази.
«Я ДУМАЮ ЭТО то, что тебе нужно». За десять недель до этого, теплым летним вече-
ром 2010-го в оговоренное время, где-то в Центральной Европе, появился информатор. Он
положил свой чемодан на один из столиков в летней пивной, открыл его и извлек четырехстра-
ничный документ.
Список 175 секретных платежей, начинающийся с 1989-го и охватывающий последую-
щие 12 лет. Более 100 миллионов долларов откатов и взяток, выплаченных Международной
маркетинговой компанией по спорту и досугу – навеки вошедшей с тех пор в анналы истории
под аббревиатурой ISL – для получения выгодных многомиллиардных контрактов на чемпи-
онаты мира.
Девять лет, до самого дня, когда ISL обанкротилась весной 2001-го, я знал о существо-
вании этого списка. В барах по всему миру, где журналисты выпивают в компании неосмот-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 30 рительных спортивных чиновников, я спрашивал, кто получал взятки от ISL. Все знали, что
им платили, и наверняка знали о том, кто брал деньги. Но не существовало никаких докумен-
тальных доказательств.
Я расспрашивал каждого полицейского, каждого сотрудника суда, каждого работника
ФИФА, с которыми мне довелось встречаться в частном порядке в барах в цюрихских приго-
родах, каждого менеджера, кто работал в ISL. Я налетал десятки тысяч километров по миру,
чтобы встретиться с людьми, которые смогли бы ответить на мой вопрос: «Кто брал взятки?»
Они знали имена и предполагаемые даты. Медленно, но верно я выстраивал дело.
Теперь я получил список в свои руки. Мой информатор сиял. Да, мы можем купить ему
выпить, да, только одну маленькую порцию, прежде чем мы расстанемся. Я положил файл на
стол, и мы вместе с моим продюсером с BBC Джеймсом Оливером стали переворачивать стра-
ницы, выискивая ту, где были данные за 1997-й. Вот они. Доказательства. Афера века. Назва-
ние взятки в 1,5 миллиона швейцарских франков, выплаченной 3 марта 1997 года, было таким:
«Гарантия Ж.А.». (В последующие годы сумма будет меняться в зависимости от источников
информации и различий в курсах валют. Но именно эта цифра значилась в том списке взяток.)
Наконец! Доказательство того, что Жоао Авеланж, всесильный на протяжении 24 лет
своего правления, президент-патриций ФИФА брал взятки. Я говорил это в телеинтервью, упо-
минал в газетных статьях, удивлял Зеппа Блаттера, появляясь перед ним со своей съемочной
бригадой и задавая вопрос: «Брал ли Авеланж взятки»? И Блаттер убегал. Теперь я держал в
руках документ, который доказывал то, что я так долго подозревал￿)'*
;'*
)*9
ь
организованного преступного синдиката.
Мы листали страницы. Взятка за взяткой, взятка за взяткой. Некоторые – в миллионы
долларов. Источник ушел, и мы позвонили нашему редактору в Лондоне. Мы отправились
в путешествие, надеясь найти хорошие зацепки, но теперь, неожиданно для себя, получили
в руки свидетельство крупнейшей коррупционной истории в мире спорта за все время его
существования. Мы сказали ему, что в нашем деле намечается прорыв, но нам потребуется
хорошо поработать, чтобы разгадать некоторые шифры.
Затем мы смеялись и смеялись, перестали работать и напились. Для меня расследова-
ние этой истории заняло почти 20 лет, я присматривался, выстраивал отношения, отыскивал
источники информации. Предстояло проделать много работы, потому что с первых минут мы
поняли, что большинство взяток было выплачено анонимным компаниям, зарегистрирован-
ным в тихом и скрытном Лихтенштейне. Нужно было немало потрудиться, чтобы вскрыть эти
данные.
БУХГАЛТЕР, который работал на ISL, помог мне совершить прорыв в изучении дея-
тельности Авеланжа. Летом 2006-го я снимал с ним интервью для BBC. В номере отеля у
Люцернского озера, окруженного со всех сторон горами, он рассказал мне о своем случайном
открытии. Во время периода отпусков его перевели на работу в департамент ISL, занимав-
шийся взятками. Он сказал мне, что за 20-летний период ISL выплатила десятки миллионов
фунтов стерлингов футбольным чиновникам за права на работу во время Чемпионата мира.
И у него было кое-что для меня.
– Я осознал, что ISL выплачивала большие суммы денег для того, чтобы приобрести эти
права.
– Как бы вы охарактеризовали эти выплаты? Как бы вы их назвали в разговорной речи?
– Ну, на обычном языке, это, очевидно, коррупция.
– Взятки?
– Да.
– Так какого рода люди получали деньги? То есть их много или лишь несколько человек?
– Во главе ФИФА есть несколько лиц, которые принимают решения о том, кто получит
коммерческие права от организации.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 31 – А почему им выплачивали эти взятки?
– Они платили, чтобы получить доступ к крупнейшему спорту в мире.
– Из того, что вы знаете о взятках официальным лицам в футболе, как это происходило?
Периодически кто-то передал коричневые конверты на заднем сиденье авто где-нибудь на пар-
ковке? Было что-то вроде «О, мы давно за вами не приглядывали». Как все делалось?
– Можно провести аналогию с серыми зарплатами, которые платят компании.
– Так кто получал выплаты и откаты от ISL?
– ISL осуществляла систематические выплаты посредством банковских переводов клю-
чевым лицам, принимавшим решения. Господин Авеланж, в то время президент ФИФА, брал
деньги. Был целый ряд платежей, и суммы их составляли порядка 250 тысяч швейцарских
франков зараз.
BBC выпускает интервью в эфир 11 июня 2006-го. Из штаб-квартиры ФИФА – ни звука,
абсолютное молчание. Авеланж никогда не опровергал утверждений о своей коррумпирован-
ности, не отрицал, что годами получал деньги в обмен на контракты на чемпионатах мира.
Блаттер никогда не давал никаких комментариев, мы никогда ничего не слышали от его адво-
катов.
Бухгалтер передавал отчетные листы по выплатам, которые отправлялись в банк ISL, а
затем переводились далее в Вадуц. Чего он не знал, так это того, как самый популярный – и
прибыльный – вид спорта в мире сделался объектом грабежа.
«СДЕЛАЙТЕ МЕНЯ ПРЕЗИДЕНТОМ ФИФА, – сказал Жоао одному немецкому бизне-
смену, – и мы оба разбогатеем». Бизнесменом был Хорст Дасслер, и он тоже был влиятельной
личностью. Его семья создала в Баварии бренд Adidas, и деловитый Хорст добился расшире-
ния масштабов деятельности компании по производству футболок, мячей и бутсов до уровня
глобального спорта. Но этого неугомонному и безжалостному гению было мало. Он заприме-
тил огромную возможность для своего бизнеса в спорте и создал маркетинговую компанию
ISL. Чтобы развить свое дело по обоим направлениям, ему нужно было заполучить контроль
над чиновниками в международных футбольных федерациях. Они назначали за себя цены, а
Хорст платил.
Неустанно работающий и уверенно идущий к своим целям, Хорст приобрел известность
в 1970-х благодаря своей привычке дарить подарки. Чиновники от спорта сверкали велико-
лепными швейцарскими часами на запястьях, подписывая соглашения, по которым их атлеты
должны были носить адидасовские три полоски. Один крупный европейский футбольный
функционер в день рождения обнаружил новенький «Мерседес», припаркованный у двери
собственного дома.
Жизнь Хорста будет короткой, но полной громких достижений. Он поставлял чемоданы
наличных денег, чтобы умаслить голосующих в ФИФА чиновников в 1974-м, накануне того
Чемпионата мира в Германии, в год которого Жоао Авеланж стал президентом главной игры
на планете. Элегантный, харизматичный и, как и его ментор Кастор из Рио, такой же вор до
мозга костей.
Дасслер создал свой преступный клан, породнившись с бразильскими жуликами из Рио.
Авеланж, со всеми своими связями на темной стороне в Латинской Америке, подружился с
генералом-садистом Хорхе Виделой и его аргентинской хунтой перед ЧМ-1978. Были ли матчи
того чемпионата купленными для Аргентины?
Хорст и его окружение присутствовали на Олимпиаде в Монреале, когда в команду было
набрано много новых рекрутов, включая и молодого немецкого фехтовальщика Томаса Баха,
обладателя медалей. Он стал работать в пресловутой команде Дасслера, отвечавшей «за меж-
дународные отношения». Он будет в Рио в 2016-м. Теперь у него солидная должность на самом
верху.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 32 Влияние Хорста росло и крепло. В 1980-м он купил голоса членов МОК из советского
блока и африканских стран. В своей очень вовремя вышедшей статье для фирменного жур-
нала МОК под названием Olympic Review он уверял, что, если члены комитета будут открыто
вести дела через свой офис в Лозанне, уровень их жизни здорово вырастет. Естественно, они
поддержали кандидатуру Хорста на пост нового главы МОК – фашиста из Барселоны Хуана
Антонио Самаранча, человека, лишенного всякого пиетета по отношению к морали.
Через год Хорст проплатил еще одно голосование. Примо Небиоло, итальянец, который
никогда не отказывался от взяток, был выдвинут на пост президента Международной ассоци-
ации легкоатлетических федераций (ИААФ, IAAF). Заместитель Примо, позднее ставший его
сменщиком на посту, Ламин Диак, брал деньги от ребят Хорста, и теперь у ISL был контроль
над футболом, легкой атлетикой и Олимпиадой.
Истории о положительных допинг-пробах атлетов на Олимпиаде в Москве, а затем через
четыре года в Лос-Анджелесе 1984-го умышленно замалчивались, чтобы сохранить репута-
цию олимпийского продукта нетронутой и продолжать привлекать мировые бренды в качестве
спонсоров. Бизнес-команда Хорста реализовала свою мечту. Они приватизировали Олимпий-
ские игры. А затем взяли под контроль футбол.
Спонсорские деньги использовались, чтобы прикармливать лидеров ФИФА, а они, в свою
очередь, позволили Чемпионату мира быть приватизированным. Спонсоры, которые после
ребрендинга теперь именовались «партнерами», платили огромные деньги для того, чтобы
выбить из игры своих конкурентов, как по всему миру, так и в той стране, где проходил турнир.
Кусочек этого жирного пирога, который следовало пустить на развитие футбола на местном
уровне, перенаправлялся ISL в руки Авеланжа и его банды, согласных за взятки предоставить
«партнерам» необходимые им привилегии.
Система была отлажена – и тут Хорст Дасслер скоротечно умирает от рака, разрушившего
его в 1987-м. Ему был всего 51 год. В головном офисе ISL, равно как и в офисах над железно-
дорожной станцией в Люцерне, единственным человеком, который знал, кто получал деньги
– и в каких размерах,  – был его персональный ассистент и главный поклонник его таланта
Жан-Мари Вебер. Вебер стал, как замечает легкомысленный Кристоф Мальмс, исполнитель-
ный директор ISL, единственным человеком, который мог обеспечить выживание ISL. Вебер
стал главным каналом, по которому миллионы переходили в руки преступников посредством
незаконных выплат.
ЗА ДВА ГОДА до крушения ISL директора компании перенесли ее севернее Люцерна в
сияющий белый небоскреб в Цуге. Они выторговали себе более выгодные налоговые условия
в этом кантоне и теперь располагались в каких-то 30 километрах от своих «партнеров» из
ФИФА, базировавшихся в Цюрихе, так что передача денег из рук в руки отныне упрощалась.
Но партнеры стали требовать слишком многого, и ISL рухнула.
Когда следователи, детективы, специалисты по бухучету и адвокаты кредиторов, выдав-
ших компании ссуды на невероятную сумму в 300 миллионов долларов, нанесли визит ISL в
ее штаб-квартиру весной 2001-го, они быстро обнаружили доказательства передачи Вебером
крупных взяток футбольным королям.
Они стали копаться в бухгалтерских отчетах ISL, увидели там совершенно потрясаю-
щие платежи, составили их список и упрятали его в сейф. Что в нем было? Колонки из дол-
ларов, швейцарских франков, курс конвертации валют и даты выплат. Там были имена неко-
торых официальных лиц мира футбола и других видов спорта. А также список подставных
фирм в Лихтенштейне, чьи названия были случайным образом выбраны, они утаивали имена
лиц, получавших большие деньги. На страницах списка встречались компании Monard, Wando,
Seprocom, Scienta, Beleza, Ovado и многие другие.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 33 Перечень был датирован 1989 годом, и в нем хватало загадок. В тот год по списку пла-
тежей фиктивными компаниями, зарегистрированными в Вадуце, были упоминания о семи
выписанных чеках на предъявителя. Эти чеки – мечта любого, кто отмывает деньги, коррупция
в огромных масштабах на маленьких кусочках бумаги. В таких чеках не указано имя получа-
теля￿
'
A' '
Z '*'
[);*/,'
I',*
*,7I '*'.
Не останется никаких записей о том, кто получал деньги. Жан-Мари Вебер знал, как нужно
приглядывать за большими шишками из ФИФА. Они хотели денег, много денег, но без шума
и скандалов.
В 1989-м было выписано семь чеков на предъявителя. Первые два, датированные 27 фев-
раля, были на миллион долларов каждый! Кто-то получил эти 2 миллиона, а 21 июня получил
еще миллион. Десять недель спустя еще один миллион, в декабре (счастливого Рождества!)
был выписан еще один чек на миллион долларов. Здорово, 5 миллионов долларов в год для
кого-то. Был ли этим кем-то Жоао Авеланж?
Но мое внимание привлекли не эти чеки на предъявителя. Более значимым в перспек-
тиве было упоминание подставной компании из Лихтенштейна под названием Sicuretta, дебю-
тировавшей в списке 29 сентября 1989-го. Она получила 1,5 миллиона швейцарских фран-
ков – почти миллион долларов. Поступали ли деньги Sicuretta тому же самому чиновнику, что
обналичивал чеки на предъявителя? Или другому лицу, приближенному к нему? В ФИФА есть
только два человека, которым нужно давать взятки. Плюс зятек, которого тоже следует время
от времени подогревать.
Другие 3 миллиона долларов были выписаны в чеках на предъявителя в 1990-м, но, что
более важно, в списке вновь фигурировала Sicuretta. Два платежа во второй половине года на
общую сумму более 1,5 миллиона долларов. С этого момента Sicuretta становится приоритет-
ной целью выплат ISL. В следующем, 1991-м году таинственный владелец Sicuretta положил
в свой карман 1,9 миллиона долларов. Это должен был быть Авеланж. Он являлся ключевым
человеком, принимавшим решения, единственным, чье слово имело значение в ФИФА, и ему
полагались самые крупные взятки.
Деньги от взяток, предназначавшиеся Sicuretta, отмывались через Лихтенштейн швей-
царским юристом, чей офис располагался в 10 минутах от белого дворца ISL в Цуге. В сере-
дине 1991 года ISL выплатила ему в качестве благодарности гонорар: 1,25 миллиона долларов.
Это значится в списке. В 1998-м Жан-Мари Вебер отвез этого юриста в Париж, где во время
Чемпионата мира он познакомился с Зеппом Блаттером, готовившемся принять бразды прав-
ления ФИФА из рук Авеланжа. Эта встреча упоминается в полицейском досье в Цуге. О чем
они говорили? Сказал ли Зепп «спасибо»?
ЭТО БЫЛИ лучшие времена. Восемь благословенных лет. Все, что нужно было делать
Рикардо, – это поднимать руку и давать согласие, когда угрожающе ледяной взгляд его тестя-
президента скользил по лицам собравшихся в конференц-зале офиса ФИФА, а сам Жоао объ-
являл: «А теперь проголосуем за то, чтобы отдать контракт нашим верным друзьям из ISL».
Авеланж делал деньги не только для себя￿ жадный малый, женившийся на его дочери,
тоже должен был получать свое. Он многому научился у Кастора. В семьях гангстеров при-
выкли делиться наворованным.
Рикардо с удовольствием вспоминает свой первый большой куш денег, миллион долла-
ров, полученный в августе 1992-го. Следующий год был фантастическим! В феврале, мае и
затем вновь в сентябре 1993-го он получал по миллиону каждый раз. За год 3 миллиона дол-
ларов! Все они ушли на счета его подставной фирмы Sanud в Вадуце. А он даже еще не был
членом исполнительного комитета ФИФА!
В 1994-м откаты по контрактам пришли в Sanud трижды: в  феврале, мае и ноябре. В
Вадуц были доставлены 1,5 миллиона долларов США, чтобы после того, как их там отмоют,
деньги смогли вернуться в бизнес Рикардо в Рио в виде фиктивных «займов».

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 34 А затем славные времена стали еще краше. Контракт на Чемпионат мира от ФИФА дол-
жен был быть выставлен на торги. ISL получила права на турнир по Франции в 1998-м, но на
турнир 2002 года готовилась подавать свои заявки целая группа конкурирующих маркетинго-
вых компаний с отличной репутацией. Заявки стали приходить в 1995-м, и если ISL не смогла
бы на них достойно ответить, она бы обанкротилась. Для ворюг из ФИФА денежный кран из
Вадуца внезапно оказался бы закрытым. Настало время игры на два лагеря.
Рикардо почувствовал приветствия со стороны ISL четыре раза за первые месяцы 1995-
го. Дважды в январе выплаты в размере 250 тысяч долларов поступили на счета Sanud в Вадуце.
В мае ISL стала более щедрой, дважды выплатив ему по 500 тысяч. Менее чем за полгода
поступило уже 1,5 миллиона долларов.
Но самый важный человек в ФИФА, доивший Sicuretta, получил ошеломительные 3 650
000 долларов к концу марта. Когда давно ожидаемая заявка от конкурентов пришла в офис
ФИФА в июле, Sicuretta получила еще 2 100 000 швейцарских франков – почти 1 826 000
долларов. В общей сложности старик, контролировавший ФИФА, за 13 недель получил 5 476
000 долларов.
ВНУШИТЕЛЬНАЯ ЗАЯВКА на тендер легла на стол генерального секретаря Зеппа Блат-
тера 18 августа 1995 года. Ее отправил Эрик Дроссар, бельгийский президент европейского
отделения IMG, американской маркетинговой компании. Дроссар, как и каждый человек в
бизнесе, был в курсе закулисных афер, которые проворачивали ФИФА и ISL. Как разрушить
эту выгодную ее участникам цепочку? Дроссар предложил внушительную сумму в миллиард
долларов за права на Чемпионат мира 2002 года.
Блаттер был в ярости. Хитроумный Дроссар отправил факсом свою заявку, способную
вызвать обильное слюноотделение у кого угодно, всем 23 членам исполнительного комитета
ФИФА. Многие из них, особенно из числа европейцев, представлявших УЕФА, выступили
против того, чтобы продолжать работать по текущему контракту с ISL. Судя по всему, УЕФА
вел с ISL чистые дела, но европейцы хорошо чуяли запах взяточничества в ФИФА и хотели
положить конец этой устоявшейся традиции. И миллиард долларов в этом отношении при-
шелся бы как нельзя кстати.
Блаттер заморозил переговоры с IMG, и в тот же день благодарная ISL перевела 500
тысяч долларов на счет компании Рикардо Sanud. Через пять недель ISL, очевидно отчаянно
желавшая продлить отношения с ФИФА и в новом веке, заплатила Sicuretta еще 1,9 миллиона
долларов, доведя тем самым «содержание» босса ФИФА до гигантской суммы в 7 376 086
долларов всего за пять месяцев года.
В декабре, раздраженный тем, что ФИФА так долго тянет резину, Эрик Дроссар вновь
написал Блаттеру, обещая заплатить больше, чем любой другой конкурент. Блаттер ответил,
пожелав Дроссару счастливого Рождества и ничего не пообещав.
Когда начался новый, 1996-й год, у ISL оставалось шесть месяцев для того, чтобы выиг-
рать борьбу за контракт с ФИФА. Они вновь начали с того, что подмазали Рикардо, переведя на
счет Sanud 500 тысяч в конце января. В феврале они подняли ставки по взяткам, и в Sicuretta
ушли 1 350 000 долларов. Остались ли у Жан-Мари Вебера хоть какие-то деньги? Разве бра-
зильцы не выдоили ISL подчистую?
Но деньги еще оставались. В апреле ISL перечислила на счета Sicuretta следующие 1 350
000 долларов. За два дня до того, как Авеланжу предстояло принять решение, 3 июля, Жан-
Мари Вебер запустил руку глубоко в резервы ISL и наскреб денег еще на две выплаты в Sanud
по 250 тысяч каждая. В тот же самый день он санкционировал перевод 1 350 000 долларов
на счет Sicuretta.
Авеланж победил своих врагов из УЕФА утром 5 июля 1996 года, отдав контракт на
Чемпионат мира все той же ISL. Но в сюжете есть неожиданный поворот. По мере приближе-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 35 ния даты голосования Блаттер расстроил все планы и вычисления IMG, объявив, что чемпи-
онаты мира 2002 и 2006 годов тоже станут объектами тендеров. Компания ISL была задолго
об этом предупреждена. IMG же пришлось в срочном порядке консультироваться со своими
банкирами, чтобы повысить свои гарантии.
Деньги у ISL не переставали вымогать весь 1996 год. Через два месяца бразильская жад-
ность вновь показала себя, и 10 сентября в Sicuretta были отправлены еще 1 350 000 долларов.
6 ноября Sanud получил 500 тысяч долларов.
На двоих эти нечистые на руку футбольные чиновники, скрывавшиеся за подставными
фирмами Sanud и Sicuretta, выцыганили у ISL в общей сложности 14 миллионов долларов,
чтобы только компания смогла сохранить контракт на Чемпионат мира.
ПЫТАЛСЯ ЛИ кто-нибудь внутри ISL сместить Авеланжа и его оруженосца Блаттера с
их постов? В начале февраля первый за 1997 год откат (1,6 миллиона долларов) самому глав-
ному бразильскому кровопийце в обычном режиме проследовал на счета Sicuretta. Казалось,
что машина работает исправно. Через 25 дней, к неудовольствию Блаттера, всплыли грязные
секреты ISL. Он больше не мог притворяться, что ничего не знает. Утром 3 марта 1997 года в
финансовый департамент ФИФА пришел один документ. В нем говорилось, что ISL перевела
1,5 миллиона франков – порядка миллиона долларов – на счет ФИФА в банке UBS в Цюрихе.
Смысла в этом не было. Когда законные чеки из ISL приходили в ФИФА, они были на сотни
миллионов долларов в виде доходов от спонсорских сделок и контрактов с телевидением.
Приложенная к документу записка мгновенно посеяла панику во всей штаб-квартире
ФИФА. Финансовый директор Эрвин Шмид заспешил в кабинет тогдашнего генерального сек-
ретаря Зеппа Блаттера.
Блаттер прочел записку . «Гарантия Ж.А.».
Правящим лицам ФИФА не было сказано о какой-то «гарантии» Жоао Авеланжу. Блат-
тер держал ее в секрете. Потребовалось еще пять лет, прежде чем храбрый информатор из
ФИФА расскажет мне все. Я опубликовал это откровение в лондонской газете накануне старта
Чемпионата мира в Корее. Мой редактор преподнес историю очень масштабно, и, хотя у нас и
не было независимых доказательств того, что Авеланж брал взятку, мы использовали в мате-
риале его фото очень больших размеров!
Как же так вышло? Это могло произойти по случайности – если только в финансовом
департаменте ISL был бы штат временных сотрудников. Мой друг говорит, что это был не он.
НЕДЕЛЮ спустя ISL перевела значительные средства (1,9 миллиона долларов) в
Sicuretta. Жоао по-прежнему доил систему. Позже в тот год они перевели на счет компании
еще 2 миллиона. Месяц спустя – 500 тысяч Sanud, и столько же в ноябре. Потом внезапно
платежи в Sanud прекратились. Всему настал конец?
Славные времена не могли длиться вечно. Тейшейра присвоил по меньшей мере 9,5 мил-
лиона долларов из денег ФИФА за шесть лет. Бразильская жадность выкачивала из ISL все
соки. Они надеялись, что уход Авеланжа на пенсию в 1998-м после Чемпионата мира во Фран-
ции поможет снизить его финансовые аппетиты – но он-то так не думал! В Вадуце была заре-
гистрирована новая фиктивная фирма под названием Renford Investments. Она находилась в
совместном владении Тейшейры и Авеланжа, и в 1998-м на счет Renford поступили три пла-
тежа на общую сумму в 3 миллиона долларов. Sicuretta продолжала процветать, разбогатев на
почти 3 миллиона за счет двух платежей.
ISL нуждалась в бóльших деньгах, чтобы выжить. Они приготовились выпускать акции и
сплавлять компанию. Но компания не смогла бы спрятать все эти взятки от новых инвесторов,
имевших право инспектировать бухгалтерию, так что 24 миллиона долларов были перечислены

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 36 на счет новой подставной фирмы под названием Nunca – «никогда», в переводе с испанского.
План был такой: чиновники ФИФА отныне получают взятки от Nunca, а мы надеемся, что с
возрастом запросы Авеланжа будут снижаться.
Но этого не произошло. Заметили ли Тейшейра и Авеланж признаки приближающейся
агонии ISL? Пытаясь сбежать от загребущих лап парочки из Рио, ISL стала диверсифициро-
ваться в пользу других видов спорта и потратила целое состояние, скупая международный тен-
нис. Это была катастрофа. Дуэт из ФИФА плевать на это хотел. Им нужны были «свои» деньги.
Sicuretta выкачала поразительные 6 миллионов долларов в 1999-м, а Тейшейра получил еще
миллион на счета Renford.
Жан-Мари Вебер и его коллеги из ISL умоляли своих компаньонов из масштабного япон-
ского медиахолдинга компании Dentsu одолжить им несколько миллионов. Они нуждались в
рекомендации от старшего менеджера Dentsu. Он утвердил заем и получил то, что может быть
только откатом. Деньги были отмыты через гонконгскую компанию под названием Gilmark, в
ноябре 1999-го она получила миллион швейцарских франков – 638 000 долларов. Через шесть
недель в том же направлении ушел еще один миллион франков.
ISL тонула весь 2000 год, накопив уже 300 миллионов долгов, а Renford тем временем
высосал еще 500 тысяч. Gilmark продолжал пить кровь из трупа ISL, пока та окончательно не
приказала долго жить в январе 2001-го. Я интересовался у Dentsu о судьбе менеджера, который
каким-то образом присвоил себе 2 515 720 долларов. Они сказали, что тот у них больше не
работает. Авеланж был неумолим, выдавив последний перевод на счета Sicuretta в размере
1,3 миллиона. За все годы он украл более 45 миллионов долларов. Наверное, даже больше от
других дел, которые он проворачивал в ФИФА. Но мы знаем вот об этом.
ПРИМЕЧАНИЕ: Когда Авеланжа допрашивали в ходе расследований конгресса в Бра-
зилиа, он заявил, что он бедный человек, а то маленькое состояние, которое он скопил, запи-
сано на имя его жены.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 37  
5
Грабеж бразильского футбола
Любимый обувной бренд Рикардо
 
Если верить Рикардо, то он открыл для себя самый щедрый банк мира. Он находился в
Вадуце, в Европе, он давал ему взаймы миллионы и не начислял за это никаких процентов.
Говоря словами сенатора Альваро Диаса, который вел расследование, «такие ставки до абсурд-
ного ниже всех рыночных». По сути, он никогда не платил процентов по долгам, а также не
возвращал сами займы. Да, это был персональный Bank of Sanud, и он был его единственным
клиентом.
Мы можем никогда не узнать, как Рикардо отмыл все 9,5 миллиона долларов Sanud из
Вадуца, перетащив их в свой карман. Вероятно, эти деньги помогли ему купить роскошные
дома в Делрей-Бич и Майами. Но кое-какие средства перетекли на счета его бизнес-предпри-
ятия R.L.J. Participacoes Ltda в Рио. Компания Sanud с безвестной вывеской на двери, за кото-
рой ничего нет, владела там 50 % акций. У его бывшей жены, Люсии Авеланж Тейшейра, было
24,99 %, а у Рикарду – 25,01 %.
Но R.L.J. была шарашкиной конторой. Согласно отчету сенатора Диаса, она никогда не
получала никаких доходов. Она считалась копилкой, которую наполняли только те деньги, что
Рикардо высосал из ФИФА. Среди активов Рикардо, как раскопали следователи из Бразилиа,
значились несколько баров-ресторанов в Рио, например Chopp House, El Turf и Port City. Они
единогласно заявляли, что не брали деньги, а одалживали их, иногда через офшорные банки
на Карибах, а подведомственная Рикардо Бразильская конфедерация футбола (БКФ) платила
этим заведениям за обслуживание организованных торжеств и банкетов.
В 1989 ГОДУ РИКАРДо, поддержанный своим соратником по мафии и по совместитель-
ству тестем, взял под контроль Бразильскую конфедерацию футбола. Национальная команда
связала себя контрактом с компанией – поставщиком экипировки, Umbro. После победы на
Чемпионате мира в 1994-м в США ценность сборной Бразилии на рынке очень серьезно
выросла. Вскоре после этого стали происходить тайные встречи, и в июле 1996-го Рикардо
появился в Нью-Йорке. Он взял с собой партнера по бизнесу, который получал от этой дружбы
большую прибыль, но никаких записей о присутствии других официальных лиц БКФ нет.
Группа американских бизнесменов из Бивертона, штат Орегон, чья компания была заре-
гистрирована в европейском налоговом раю, ожидала его вместе со своими адвокатами и доку-
ментом, содержащим 11 500 слов. Рикардо подписал его и, по сути, передал контроль над бра-
зильским футболом иностранному производителю обуви.
Американцы с помощью налогового убежища перевели Рикардо 160 миллионов долла-
ров – с обещанием выплатить еще больше позже – и передали ему право выбирать игроков для
сборной и диктовать, с кем они будут играть, где и когда. И таких игр планировалось 50. Они
могли открыть свой магазин прямо в офисе конфедерации в Рио.
Контракт предписывал конфедерации закупать только брендовые футболки, произведен-
ные американцами, а также их штаны, носки, вязаные пуловеры, рубашки, пиджаки, свитера,
сумки, рюкзаки, повязки на голову, шляпы, перчатки, напульсники, очки, чехлы, специаль-
ные очки для выступления на поле, тренировочные куртки, полотенца, зонты и шарфы со
свушем 4. Также должна была закупаться обувь для бега, баскетбола, тенниса, тренировочная
4 Swoosh (англ.)  – символ производителя спортивной обуви и одежды Nike. – Примеч. перев.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 38 обувь, обувь для гольфа, хайкинга, аэробики, бейсбола, американского футбола, велосипед-
ного спорта, роликовые коньки и обувь для волейбола. И футбола. И футбольные мячи.
На домашних матчах овальный баннер со свушем шириной 25 метров обязан был поме-
щаться в центральном круге поля. Любые тяжбы по условиям контракта должны были вестись
только в судах Цюриха.
Иностранный обувной производитель платил колоссальные деньги, и к тому времени,
как Рикардо поступил первый транш, деньги уже успели проскочить между Голландией, тремя
банками в Америке: одним на Багамах и еще двумя в Белу-Оризонти и Рио. Когда огромные
средства идут такими извилистыми путями, это уже настолько привычно, что ничему не удив-
ляешься.
Путешествовавший с Рикардо в Нью-Йорк компаньон, Жозе Авилла, контролировавший
маркетинговую компанию Traffic, был единственным бразильцем на переговорах. Жозе при-
обрел права на использование БКФ вскоре после того, как Рикардо возглавил конфедерацию,
контракт принес бы ему 8 миллионов долларов за следующие десять лет.
Сенатор Диас обнародовал размер «заоблачной прибыли», которую Авилла получил из
своих сделок с конфедерацией. Диас добавил, что это был лишь еще один пример разруши-
тельного менеджмента Тейшейры. Было установлено, что за период 1995–1999 гг. налоговые
отчеты Авиллы показали, что его личное состояние выросло в 20 раз.
В тот же 1996 год цена, назначенная Рикардо за сотрудничество с ISL, равнялась 1,5
миллиона долларов. Я не могу перестать спрашивать себя, как ему удалось завязать отношения
с Nike? Использовал ли он свои обычные приемы? Пытался ли он с ходу доить их, называя
номер своего счета в Вадуце? Мог ли он быть более жестким переговорщиком? Мог ли он
достать больше денег для бразильского футбола?
Что на самом деле случилось с Роналдо в Париже за несколько часов до финала Чемпио-
ната мира против Франции? Иногда самым простым ответом может быть правдивый. Ожида-
ния Бразилии и всего мира навалились невыносимым грузом на плечи 21-летнего футболиста,
и его нервная система взбунтовалась. Не виновато ли то давление, которое накладывал на него
статус мальчика с постеров для Nike, в том, что он тогда ходил пешком весь матч?
Но реакция на разгром сборной в финале и то, как Рикардо манипулировал конфе-
дерацией, была достаточно гневной, чтобы некоторые депутаты и политики начали задавать
вопросы.
ДЕНЬГИ NIKE начали поступать в протянутые руки Рикардо в первый день января 1997
года. Четыре года спустя конфедерация стала некредитоспособной. Если бы это было предпри-
ятие, его бы обанкротили, развалили и продали бы за бесценок. Люди сенатора Диаса устано-
вили, что к концу 2000 года у БКФ было долгов на сумму 31 миллион долларов.
Как это произошло? В частной империи Рикардо заключались какие-то чрезвычайно сек-
ретные финансовые сделки, но даже того потока денег от производителя обуви не хватало на
все манипуляции, взятки и компенсации за сохранение контроля над бразильским футболом.
Творилось нечто очень дурное. Он ездил за границу и все чаще одалживал деньги.
В октябре 1998-го, через год после того, как открылся денежный кран Nike, Рикардо
решил, что конфедерации нужно взять в долг 7 миллионов долларов у Delta National Bank в
Нью-Йорке. Сыщики Диаса узнали, что в то время Delta обслуживал бразильцев (юридических
и физических лиц) по ставке между 9 % и 10 %.
Рикардо же согласился заплатить невероятные 43,57  %. И… а теперь присядьте, если
вдруг стоите… он выплатил кредит досрочно. Это подняло окончательную ставку до неверо-
ятных 52 %! Как и с деньгами Nike, кредит, взятый у Delta, должен был проследовать дальше.
Он был перенаправлен в нью-йоркский банк, затем в налоговый рай Нассау на Багамах, а затем
на счет конфедерации в Rural Bank в Белу-Оризонти. Как и с большинством транзакций кон-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 39 федерации, эта сумма по пути заметно уменьшилась в размерах. Рикардо не смог дать ника-
кого объяснения ничему из перечисленного, когда его допрашивали в Бразилиа.
Рикардо, казалось, впал в зависимость от Delta, он соглашался заключать кредитные
сделки по невыгодным ставкам, а взятая в долг сумма по пути своего следования по междуна-
родной банковской системе в сторону конфедерации худела с каждым пройденным пунктом.
Через два месяца после первого кредита в Delta Рикардо подписался на еще один, на 4,5 мил-
лиона долларов, на этот раз по ставке 25 %. И вновь кредит был погашен досрочно, что под-
няло ставку до 30 %, деньги проследовали из Нью-Йорка через Карибы, теряя в сумме тысячи
и тысячи долларов на пути.
Оба кредита было трудно как-то объяснить, потому что в течение двух месяцев в Брази-
лию должен был поступить нехилый куш в 15 миллионов долларов от поставщика обуви.
Но Рикардо никак не мог победить свою привычку кредитоваться в Delta. Через 35 дней
после закрытия предыдущего кредита он занял еще один, на сумму 10 миллионов долларов по
ставке 25 %. Через несколько дней он вновь берет деньги у Delta, на этот раз выступая от имени
своего бара El Turf. Рикардо отказался объяснить, почему ставка вдруг неожиданно упала, и
он заплатил столько же, сколько платили в Delta другие бразильские клиенты, – 12 %.
Бразильская конфедерация футбола вернулась к работе с Delta в сентябре 1999-го, одол-
жив 3,7 миллиона долларов по ставке 21 %, вдвое выше любой рыночной. В 2000-м Рикардо
так и не перестал брать кредиты у Delta, одолжив еще 10 миллионов по ставке 16 %. Наконец,
в сентябре 2000-го был заключен шестой кредитный договор на 4,5 миллиона долларов по
ставке 14,5 %.
В апреле 2001-го Рикардо утверждал на слушаниях, что ничего необычного в процент-
ных ставках, которые он соглашался платить Delta, не было. Он перечислил восемь бразиль-
ских компаний и учреждений, утверждая, что они платили по схожим расценкам. В течение
каких-то дней представители этих организаций сообщили, что это неправда. Окончательный
отчет Парламентской комиссии по расследованиям отмечал: «Президент Бразильской конфе-
дерации футбола сообщает ложную информацию».
ЧЕСТНЫЕ ПОЛИТИКИ в Бразилии вскоре поняли, что отношения Рикардо с банками
никогда не перестанут всех удивлять. В июле 1996-го он открыл персональный банковский
счет в Banco Vega, положив в качестве депозита 190 тысяч долларов. На следующий день он
открыл счет на конфедерацию в банке Vega, передав ему 1 027 940 долларов. Ключевое лицо
в правлении Banco Vega устроило для Рикардо выплату по процентной ставке, которая почти
вдвое превышала ту, по которой платила БКФ. Еще немало денег конфедерации были доверены
в управление Vega. Произошло множество загадочных событий, и в мае 1997-го бразильский
Центральный банк прикрыл Banco Vega.
Существует еще больше загадок касательно того, как Рикардо вел дела с деньгами БКФ.
Они часто задействовались для обмена валют￿
',@*'
'
)''
)/') O;-
ляла его по наиболее выгодным ставкам на рынке. Все, казалось, шло хорошо, когда агенты
получили ставку на 0,19 % выше ставки Центрального банка, чтобы купить для конфедерации
скромные 185 долларов. Затем Рикардо распорядился, чтобы агент приобрел для БКФ 700
тысяч долларов. Процентная ставка? На 15,44 % выше ставки Центрального банка. В рассле-
довании Диаса этот эпизод назван «присвоением».
По мере того как деньги производителя обуви поднимали доходы БКФ, Рикардо продол-
жал заключать неудачные контракты на денежных рынках и загонять бразильский футбол во
все более глубокую долговую яму. Он не работал с банками, занимая деньги в частном сек-
торе, где деятельность кредиторов никак не отрегулирована, и иногда соглашался выплачивать
до 100 % по кредитным ставкам. В одном только 1998 году Рикардо провел выплату 178 918

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 40 долларов по процентам за эти два кредита. Следователи обнаружили еще немало сделок, и их
комментарии к делу были поистине поразительными.
Иногда чековой книжке БКФ был нужен туристический паспорт. Ее деньги просто обо-
жали путешествия. Иногда, как невезучие туристы, они пропадали. Когда Бразилия соревно-
валась на Золотом кубке в Америке в 1998-м, конфедерация перевела на счет банка в Майами
400 тысяч долларов. Деньги не лежали там, покрываясь пылью. Очень скоро они вновь отпра-
вились в путешествие, на этот раз обратно на юг, в банк Монтевидео. Парламентская комис-
сия по расследованиям не смогла установить, что стало с деньгами и почему их отправили в
Уругвай. Они узнали, что трансфер осуществил близкий друг и бизнес-партнер Рикардо. Бра-
зилия была выбита из турнира сборной США, и, пока все скорбели по этому поводу, никто не
заметил исчезновения 400 тысяч долларов.
БЫЛО ЧТО-ТО озадачивающее в психологии Рикардо. Следователи из конгресса обна-
ружили, что существовало два Рикардо. Один – некомпетентный администратор, наивный про-
стак на финансовом рынке, который с невинным видом заключал сделки с настоящими хищ-
никами, которые выдаивали богатство конфедерации и довели ее почти до банкротства, и это
несмотря на колоссальные доходы от спонсорских денег обувного бренда.
Другой Рикардо был совсем не таким человеком￿
,@* 
7B
*98(
'
-
вого рынка. Следствие проанализировало частные сделки Рикардо на товарной и фьючерсной
биржах. Каждый год между 1995-м и 2001-м он играл в плюс. Они высчитали, что за это время
он провернул 1409 сделок – практически по одной сделке в каждые 36 часов. Многие из них
были рисковыми играми на прогнозах курса доллара США. Он был очень хорош в этом, неве-
роятно успешен и заработал уйму денег для себя лично. Кажется, что он словно забывал все
свои навыки, когда дело доходило до управления активами конфедерации.
Рикардо-идиот или умный Рикардо забыл нанять независимого аудитора в БКФ? Сенатор
Диас отмечал: это означало, что акционеры бразильского футбола не знали, что происходило
с потоком денег, шедшим от американского бренда из Орегона.
ПОТОК вскоре нашел верную дорогу в карманы Рикардо и его сплоченной команды,
контролировавшей бразильский футбол. Они стали платить сами себе, но этого им не было
достаточно, и в период между 1998-м и 2000-м они увеличили свои зарплаты на 300 %. Доход
Рикардо подскочил до 239 267 долларов, хотя не было никаких доказательств того, что он
работал сколько-нибудь усерднее, чем другие. Но победителем в этом первенстве был дядя
Рикардо, Марку Антониу, генеральный секретарь конфедерации, который к 2000 году понял,
что не сможет прокормить своих детей, зарабатывая меньше 286 тысяч долларов в год. Чтобы
скопить на новую обувь для малышей, Марку и остальная банда платили сами себе дополни-
тельные зарплаты.
Нанять совет директоров БКФ было очень недешево. Доход конфедерации вырос в
четыре раза – с 18 миллионов долларов в 1997-м до 79 миллионов в 2000-м. Но расходы все
же росли быстрее: из-за увеличения сумм зарплат, бонусов, процентных ставок по кредитам, и
к 2000 году конфедерация была в долгах! Рикардо нашел немедленный ответ. Сократить рас-
ходы на футбол с 55 % до 35 %!
Но если Рикардо собирался продолжать вести тот королевский образ жизни, которого
придерживался, у него не было никакого другого выбора. В октябре 1997 года он провел четыре
дня в Нью-Йорке и не мог снизойти до того, чтобы ездить на такси, как все остальные. Так что
он нанял лимузин на постоянной основе, пользуясь им при каждом удобном случае, и это высо-
сало из резервов конфедерации 1185 долларов. Кстати, дешево кормить Рикардо и подавно
никогда не удавалось! Следователи из конгресса проанализировали его счета в ресторанах за

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 41 три месяца 1998 года. Они выделили 18 блюд общей стоимостью 12 594 долларов и отметили,
что каждый раз, когда президент БКФ ест, конфедерация расходует в среднем 700 долларов.
Конфедерация выделила Рикардо кредитную карту, и она никогда подолгу не лежала в
темном месте, собирая пыль и покрываясь паутиной. Карта была очень хорошо знакома сотруд-
никам магазина Lidador, известного своим ассортиментом марочных шампанских вин.
РИКАРДО ПОГЛОЩАЛ ВЕДРАМИ шампанское в собственном ресторане El Turf в фев-
рале 1996-го. Помимо Dom Perignon и многочисленных бутылок виски большой выдержки, он
заказал стейк из филе и сочного цыпленка и залил все это 1300 литрами пива. Счет оплатила
БКФ. Он и его друзья отмечали запуск Института помощи бразильскому футболу.
Идея звучала просто прекрасно. Рикардо сообщил, что целью этой некоммерческой орга-
низации было улучшение жизни 60 тысяч игроков прошлого и настоящего. Там им должны
были помочь найти работу, организовать профессиональные курсы. Для травмированных
игроков собирались построить пять госпиталей, а для всех бывших атлетов и их родных обес-
печить бесплатное страхование жизни и оказание юридической помощи, если таковая требо-
валась.
Но расследование конгресса не нашло никаких госпиталей. Они не увидели выгод для
игроков. Но зато нашли много выгод для друзей Рикардо. Он лично отобрал 17 человек в штат
(включая своих трех сестер, двум из которых также платили зарплату в конфедерации), и 95 %
суммы гранта Института помощи бразильскому футболу попало в их карманы. Остальное ушло
на постоянные расходы и счета за обслуживание. Сенатор Диас сухо прокомментировал: «Для
осуществления реальных дел осталось очень мало средств».
Другой деталью, беспокоившей Диаса, было то, что одним из членов наблюдательного
совета Института был Вагнер Абраау, близкий друг Рикардо, который заключал деловые согла-
шения с конфедерацией. Отчет Парламентской комиссии по расследованиям ставил вопрос:
была ли вероятность того, что он будет критиковать хоть что-нибудь в деятельности Института
помощи бразильскому футболу? (Мы вернемся к господину Абраау в главе 7, когда рассмот-
рим бизнес на чемпионатах мира.)
ПОСЛЕ ЧЕМПИОНАТА МИРА в финансовом отделе ФИФА творилось нечто странное.
В 1999-м Рикардо отправил огромную сумму в 2 989 593 доллара со счетов конфедерации в
ФИФА. Когда у него спросили, зачем он это сделал, Рикардо ответил максимально невразуми-
тельно. Это было «подбивание баланса по счетам, чтобы покрыть дебиторскую и кредиторскую
задолженности, которые были у двух организаций друг перед другом», – что бы это ни значило.
Куда на самом деле ушли деньги? Куда они попали, осев на счетах ФИФА? Ни Блаттер, ни
Тейшейра не ответят.
Сага с бразильскими деньгами от Чемпионата мира во Франции и от ФИФА продолжи-
лась и в 2000 году. Как-то раз Рикардо вошел в офис департамента финансов ФИФА в Цюрихе.
Он держал в руках увесистую сумку. «Чем могу вам помочь, сэр?»  – спросили у него. Он
открыл сумку и вывалил из нее 400 тысяч долларов наличными.
С абсолютным спокойствием на лице Рикардо заявил, что деньги – досрочная выплата
БКФ, которая компенсирует расходы на ее появление на Чемпионате мира 1998 года во Фран-
ции, за год до старта турнира. Он не объяснял, где взял столько наличных и от кого.
Рикардо сказал сотрудникам перевести деньги на счет конфедерации. Клерки из финан-
сового отдела были озадачены – они думали, что эта сумма денег уже была ей выплачена. Но
когда они проверили, никаких записей о том, что деньги добрались до конфедерации, обнару-
жено не было. История Рикардо была таинственной от начала и до конца.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 42 Клерки согласились перевести деньги, но настояли на том, чтобы они были переданы
на текущий счет конфедерации и промаркированы как выплата от его имени. Но Рикардо не
согласился.
Вместо этого он попросил вернуть ему деньги, но на этот раз чеком. Удивительно, но он
его получил. В тот момент ФИФА превратилась из дома футбола в криминальную лавку по
отмыванию денег.
Через несколько дней Рикардо вернулся в офисы ФИФА, вернул чек и попросил обратно
свои наличные. Фантастика, но финансовый департамент ФИФА согласился – и выплатил ему
400 тысяч, вновь выдав их в сумке. Весьма вероятно, что он успел съездить на такси в любимый
цюрихский банк с документом о том, что ФИФА выплатила ему деньги чеком.
Я нашел эту историю закопанной на 19-й странице секретного ежегодного отчета за 2000
год, который аудиторы ФИФА из цюрихского отделения KPMG 5 передали Блаттеру. KPMG,
вежливо изъясняясь, пришла в ужас от увиденного, рекомендовав в будущем выплачивать чеки
и деньги только «уполномоченным людям».
Я отправил электронные письма Рикардо, ФИФА и KPMG, спрашивая об источнике этих
денег. Мне никто не ответил.
ЖУРНАЛИСТЫ РАССЛЕДОВАЛИ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОНФЕДЕРАЦИИ и опублико-
вали несколько историй, проливающих свет на менеджерские ошибки Рикардо и таинственные
денежные операции. Болельщики ненавидели его. Почему судьи, политики, юристы и другие
футбольные чиновники не используют свисток, не покажут ему красную карточку, не отправят
в тюрьму? Как Рикардо сошло это с рук?
Ответ: им платили. Русло денежной реки, которая текла от производителя обуви, перена-
правили от футбола в сторону политических кампаний, спонсируя создание цепочки полити-
ков, которые будут защищать незаконные дела Рикардо в Бразилии и в правительствах штатов.
Наличные распределялись в виде «пожертвований» футбольным федерациям штатов,
которые затем передавали их политикам, чтобы бороться на выборах. Следователи обнару-
жили, что дотации БКФ задерживались на счетах некоторых федераций штатов всего на сутки,
прежде чем уйти налево политикам.
Диас описывал схему по воровству денег, как любовный треугольник между БКФ, феде-
рациями и предвыборными кампаниями. Это было мошенничество, скупка голосов в стране,
которая в тяжких муках заново училась демократии после двух десятилетий военной дикта-
туры. К 2000 году «пожертвования» подскочили до более чем 7 миллионов долларов. Таковая
была цена протекции￿
;;'
)
*'*9O
@,)' +
'/@,
разумеется, ничего об этом не знали.
БКФ никогда не требовала отчетности от федераций касательно того, как они тратят свои
деньги, и это была еще одна раздача денег. Им не приходилось отчислять ежегодные взносы
в конфедерацию. Диас сказал, что Тейшейра, позволяя им оставлять деньги у себя, создавал
таким образом узы прочной зависимости и добивался полного подчинения. Он считал федера-
ции распространителями привилегий и твердынями покровительства, их приоритетной целью
была поддержка политиков, выбираемых бесконечно.
Политики, дошедшие до конгресса в Бразилии, обнаружили, что Рикардо следил за всеми
их нуждами и потребностями. Для их эксклюзивного пользования на ферме у Южного озера
был арендован дом стоимостью миллион долларов.
Рикардо никогда не забывал о том, что его партнер Зепп называл «футбольной семьей».
В 2000 году 8000 долларов были отправлены в жилой район к северо-востоку от Рио. На счетах
конфедерации эти деньги проходят как «помощь городу Пираи». Средства незамедлительно
5 Одна из крупнейших аудиторских компаний. – Примеч. ред.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 43 поступили на счет кузена Рикардо, который надеялся выиграть выборы в местный совет. Диас
также отмечал, что Рикардо владел в Пираи тремя фермами. Потеряв всякий стыд, он продавал
молоко, получаемое на них, прямиком в конфедерацию.
Диас заключил, что, пока деятели в системе Рикардо чувствовали себя очень хорошо,
живя на деньги производителя обуви, никаких систематических пожертвований и финансовой
помощи бывшим игрокам и их близким не осуществлялось.
Рикардо покупал своих политиков. Многие считали, что покупал и судей. Некоторые из
них с удовольствием катались на чемпионаты мира в Америке в 1994-м и во Франции в 1998-
м, и за это им не приходилось ничего платить. Они наслаждались перелетами бизнес-классом,
проживанием в комфортабельных отелях вместе с женами. Некоторые из них потом присут-
ствовали на слушаниях по делам, связанным с Рикардо и БКФ. При допросе один из судей
объяснил, что соглашался на подобные предложения, потому что считал очень важным понять
вектор развития популярной культуры.
Некоторые юристы Рио также с большой охотой принимали деньги конфедерации, даже
если тяжбы касались исключительно частных дел самого Рикардо. Было ли это разбирательство
с репортером Жукой Кфури или защита темных дел, творившихся в ресторане El Turf, Рикардо
всегда мог рассчитывать на украденные у обувного бренда деньги.
Расследование сенатора Диаса о коррупции в БКФ имело успех, несмотря на все усилия,
приложенные Рикардо и его командой проплаченных политиканов. Диас сказал мне: «Футбол
превратился в Бразилии в масштабный прибыльный бизнес, но попытки изучить его постоянно
проваливались, потому что конфедерация сохраняла тесные связи с правительством, конгрес-
сом и судебной системой. В конгрессе Тейшейра обзавелся так называемой bancada da bola ,
группой депутатов, которые его защищали.
Я решил взять на себя ответственность как сенатор и расследовать колоссальное коли-
чество жалоб, которые власти из правительств штатов игнорировали столько лет. Втихую я
собирал подписи сенаторов и получил их достаточное количество, чтобы организовать коми-
тет по расследованиям. Моя стратегия борьбы с лоббистами и охранителями конфедерации
заключалась в том, чтобы организовывать встречи комитета по расследованиям по пятницам,
когда в Бразилиа присутствует не так много сенаторов.
После того как мы инициировали расследование в сенате, члены bancada da bola , долгое
время работавшие под началом конфедерации и Рикардо Тейшейры, осознали, что бороться с
комитетом не представляется возможным».
Стратегия конфедерации предполагала создание еще одного следственного комитета в
конгрессе. Его возглавил конгрессмен Альдо Ребело – и он хорошо поработал. Но пешки кон-
гресса спланировали саботаж: окончательный отчет не получил достаточного количества голо-
сов, чтобы быть утвержденным.
Диас продолжает: «БКФ и Рикардо Тейшейра также пытались скомпрометировать рас-
следование сената. Многие сенаторы покинули комитет, другие выступили против окончатель-
ного отчета, содержавшего обвинения в адрес 17 первых лиц бразильского футбола – и Рикардо
Тейшейра был в их числе. Так что я отправился на трибуну в день, когда зал заседаний кон-
гресса был полон депутатов и журналистов, и объявил о том, что конфедерация предприни-
мала попытку подкупить членов комитета. Моя речь была широко освещена в прессе, и никто
из сенаторов не хотел подпасть под подозрение. Мой окончательный отчет был одобрен».
Ручные политики Рикардо Тейшейры сделали все, что могли, чтобы воспрепятствовать
нашей деятельности. Когда это обернулось провалом, Зепп Блаттер вышел на авансцену, пре-
дупредив: «Мы не будем молча терпеть проведение расследований, которые ставят под удар
футбольные правила». Если сенаторы вызовут на дачу показаний арбитров и чиновников кон-
федерации, Бразилия будет отлучена от главной мировой игры. «Бразилия не будет допущена
на Чемпионат мира-2002 и молодежный Кубок мира,  – сказал Блаттер,  – а также пропустит

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 44 чемпионат мира по футболу среди юношеских команд, женский чемпионат мира и турнир по
мини-футболу в закрытых помещениях в Гватемале».
Главу сената Антониу Карлуса Магальяеса эти угрозы не впечатлили: «Конгресс не поз-
волит себя запугивать, – сказал он. – Нам нужно вернуть в эту страну хоть какое-то понятие о
морали, и футбол тут должен сыграть свою роль. Если ценой за это будет пропуск Чемпионата
мира, что ж, мы ее заплатим».
От Блаттера больше ничего не слышали, но это было не в последний раз, когда он про-
считался относительно настроений масс в Бразилии. Сборная в итоге победила Германию в
финале ЧМ-2002 в Японии. Что сказали бы спонсоры и мировые телекомпании, окажись Бра-
зилия отчисленной с турнира?
Но даже Диас не смог докопаться до всей правды. Рано утром 27 июня 1999-го в трени-
ровочном центре БКФ в Терезополисе начался пожар. Складское помещение, где хранились
важные документы, касающиеся истории финансовых операций конфедерации, включая счета
с 1985 по 1994 год, были уничтожены. Сенаторы попросили расследовать, не был ли пожар
устроен умышленно. Никаких результатов.
Диас предложил уголовное наказание для Тейшейры. Босс конфедерации уже дав-
ным-давно должен был отправиться за решетку. По причинам, о которых мы можем только
догадываться, полиция, прокуратура и судьи не сумели довести расследование до конца, и
люди, заслуживавшие серьезного наказания, смогли его избежать.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 45  
6
Нож в спину Манделе
Взятки, устроившие Чемпионат мира в Германии
 
Владелец скаковых лошадей из Рио получил миллион долларов, чтобы окончательно раз-
бить и без того призрачные надежды Бразилии на проведение у себя Чемпионата мира. Сомни-
тельной чистоты кампания по выдвижению Германии в качестве страны – хозяйки турнира
2006 года включила в себя унижение Бразилии и наказание ЮАР, а делалось это все ради
исполнения одного глобального замысла: сохранить для Зеппа Блаттера президентское кресло
ФИФА.
После того как в Бразилии закончился период гиперинфляции, Рикардо Тейшейра и
Жоао Авеланж захотели продавить проведение Чемпионата мира у себя на родине, чтобы полу-
чить доступ к колоссальным средствам, которые были бы на это выделены. Они уже хотели
организовать турнир в 1994-м, но крах экономики, доставшийся стране в наследство от гене-
ралов, сделал невозможной подачу заявки, и победу одержали США.
Теперь, в 2000-м, Блаттер сражался за выживание и сохранение за собой поста на пред-
стоящих в 2002-м президентских выборах. Европа по-прежнему была сильно разгневана тем,
как он и Авеланж манипулировали голосующими и подкупали их в Париже в 1998-м. Един-
ственной надеждой сохранить власть была передача права на проведение турнира 2006-го Гер-
мании. Это бы удовлетворило страны – члены УЕФА￿ их чиновники получили бы работу и
право распространять билеты на турнир. Это была бы выгодная сделка. Тем временем Блаттер
заверил ЮАР, что страна может рассчитывать на победу. В этом крылась проблема – Манделу
пришлось бы прокатить, но послушайте! Не надо волноваться, старик все равно не имеет права
голоса в ФИФА.
Бразилия выступила с заявкой, но голоса десяти стран – членов КОНМЕБОЛ не сде-
лали бы погоды на президентских выборах, и Блаттеру не нужно было их брать в расчет при
составлении своих хладнокровных вычислений. Немецкие партнеры Блаттера добились того,
что босс БКФ получил свою компенсацию, и заявка от Бразилии была отозвана за три дня до
голосования.
ТРЕМЯ КЛЮЧЕВЫМИ ИГРОКАМИ в кампании 2000-го, принесшими турнир 2006-
го года Германии, были телемагнат-миллиардер, один из самых уважаемых экс-футболистов
Германии и ушлый немецкий прихвостень, учившийся черной магии подкупа у величайшего
комбинатора Хорста Дасслера.
Ответственность за подачу заявки Германии лежала на Франце Беккенбауэре, выигры-
вавшем Чемпионат мира и в качестве игрока, и в качестве тренера. В тени Беккенбауэра скры-
вался его менее знаменитый заместитель, Федор Радманн, человек в неприметных костюмах и
с короткими седыми волосами. Их карьеры переплелись вместе уже очень давно. Беккенбауэр
помогал Дасслеру в 1980-х. Когда ISL приобрела ФИФА, Олимпиаду, теле- и маркетинговые
права на легкую атлетику, их всех поместили в одну номинальную компанию под названием
Rofa из швейцарского города Зарнен, существовавшую только на бумаге. Ее совладельцами
были Беккенбауэр и его менеджер Роберт Шван, и кредиторы в Швейцарии не могли до них
добраться.
Радманн был нанят Дасслером на работу в самом начале пути – он получил пост в тогда
еще семейном предприятии Adidas, возглавив команду по международным отношениям, также
известную как департамент грязных игр и скупки голосов. После смерти Дасслера некоторые
члены команды перепрофилировались в индивидуальных «консультантов» городов и стран,

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 46 претендующих на проведение олимпиад и чемпионатов мира, предлагая свои инсайдерские
знания о грешках ведущих спортивных чиновников мирового спорта.
Изучая в последние годы этот мутный мир и команду Дасслера, я обнаружил, что самым
интересным персонажем здесь был хитрый Анвар Чаудри из Sunnyside Villas, что в Карачи.
Дасслер дал ему работу по фальсификации выборов в Азии и подкупу национальных команд,
чтобы каждый спортсмен в любом виде спорта носил экипировку Adidas. Чаудри получил
в качестве вознаграждения победу на подстроенных выборах в Бангкоке, когда избирателей
любопытным образом простимулировали, обеспечив тем самым Чаудри пост президента Меж-
дународной ассоциации любительского бокса.
В 1999-м я отправился на Чемпионат мира среди боксеров-любителей в Хьюстон, полу-
чив наводку, что кубинцы, которые должны были забрать почти все золото турнира, будут засу-
жены бесчестными судьями. Так и вышло, они устроили демонстрацию у ринга и уехали домой
раньше времени. Я настолько презирал Чаудри, что отказался даже запрашивать интервью с
этим лжецом. Он был настолько этим раздражен, что отправил своего зятя, чтобы тот вызвал
меня в его номер на десятом этаже отеля. Охваченный любопытством, я пошел с ним и выслу-
шал пламенную речь Чаудри, который отдыхал в номере в расстегнутой пижаме – лично мне
был виден его шрам от недавнего шунтирования. Все его судьи были, как он убеждал меня,
«ублюдками». Украв миллионы долларов, Чаудри уступил пост президента в 2006-м.
Это был мир Федора. Он знал все о том, как нужно смазывать шестеренки, отвечавшие
за работу механизма мирового спорта. Рак уничтожил Дасслера в конце 1980-х, и Федор уехал
из своего родного Берхтесгадена. Он хотел быть ближе к Лео Кирху – полуслепому, скрытному
немецкому телемагнату и третьему крупному игроку великого заговора 2006-го, на которого
он теперь работал.
Зепп Блаттер, Лео Кирх, Франц Беккенбауэр, Федор Радманн, босс ISL Жан-Мари Вебер,
другая экс-звезда футбольной сборной Германии – Гюнтер Нетцер, а позднее и племянник
Блаттера Филипп были главными действующими лицами закулисного футбольного спектакля.
Одна подгруппа, известная как «мюнхенская мафия», крутилась вокруг «Баварии Мюнхен».
Федор и Жан-Мари, равно как и другие члены старой команды коррупционеров Дасслера, были
плотно завязаны с МОК, базирующимся в Лозанне, на юге Швейцарии. Другой протеже Дас-
слера времен 1980-х, Томас Бах, тоже когда-то являвшийся членом команды Adidas по между-
народным отношениям, стал главой МОК в 2013-м и будет заведовать Олимпиадой в Рио. Этот
мир всегда был и остается таковым по сей день – частным миром бизнесменов и спортивных
чиновников. Лео Кирх умер в 2011-м, но другие перечисленные присутствовали в июне 2014-
го на конгрессе ФИФА в Сан-Паулу.
ЗАЯвКА ГЕРМАНИИ была под угрозой. К началу 2000-го ЮАР, казалось, опережала
Германию в гонке за голосами членов исполнительного комитета ФИФА. Для Лео и его мюн-
хенских платных телеканалов это были плохие новости. «Кирх знал, что голос за Германию
будет на вес золота», – писала мюнхенская газета Sueddeutsche ￿,$'5*%. Но Германия, с ее стро-
гим финансовым надзором, опытными детективами по мошенническим схемам и твердым
намерением поставить под контроль распространение билетов, никак не могла стать в глазах
некоторых членов исполнительного комитета приоритетным вариантом. ЮАР предлагала им
слабый контроль, растущую в условиях постапартеида культуру государственной коррупции
– и фотоснимки с Нельсоном Манделой, чтобы рисоваться перед друзьями, членами семей и
соседями.
У Федора были необходимые навыки, чтобы решить эту проблему. У Лео были деньги, а
Беккенбауэр, к большой удаче, являлся президентом «Баварии». Они составили план. Он дер-
жался в секрете до тех пор, пока через три года, в мае 2003-го, его не раскопали Йорг Шмидт,
опубликовавший статью в немецком Manager Magazin, и Томас Кистнер из Sueddeutsche ￿,$'5*g .

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 47 За шесть недель до голосования, назначенного на 6 июля 2000 года, Кирх открыл денеж-
ный кран. В тот день один из юристов Лео отправил конфиденциальное письмо Дитеру Хану,
исполнительному директору KirchMedia, ближайшему человеку к Лео Кирху. Это был отчет
о приготовлениях, сделанных Федором Радманном и Гюнтером Нетцером. Теперь Федор нуж-
дался в деньгах!
Они были заняты переговорами о правах на некоторые футбольные матчи для клуба
такого уровня, как «Бавария». Они заплатили национальной сборной Мальты, причем за теле-
права на трансляцию игры KirchMedia отстегнула фантастические 300 тысяч долларов – они
ушли на банковский счет на Мальте, информация о котором не раскрывается. Глава мальтий-
ского футбола, Джо Мифсуд, был членом исполнительного комитета ФИФА.
Немалые деньги заплатили и Бангкоку за то, чтобы «Бавария» сыграла со сборной коман-
дой Таиланда. Еще одна внушительная сумма ушла за матч «Баварии» против сборной Три-
нидада. Глава футбола Тринидада, Джек Уорнер, являлся членом исполнительного комитета
ФИФА и был известен как человек, который даже спит с протянутой рукой. Этот матч так и
не был сыгран, но год спустя Уорнер получил права на телетрансляцию ЧМ-2002 и ЧМ-2006
в Карибском регионе. Цена составила 4,8 миллиона швейцарских франков, но сомнительно,
чтобы Уорнер когда-либо платил эти деньги.
Другая крупная сумма была заплачена за то, чтобы «Бавария» съездила в Тунис сыграть
с лидером местного футбола, клубом «Л’Эсперанс». Его президент, Слим Чибуб, был женат
на дочери Бен Али, главы тунисского государства, который мог оказывать давление на тунис-
ского члена исполкома Слима Алулу, который был известен тем, что симпатизировал Южной
Африке. Слим Чибуб прошел в исполнительный комитет ФИФА в 2004-м, но в 2009-м поки-
нул его после голосования. Вскоре после того, как его тесть был смещен со своего поста в
результате событий арабской весны, он бежал из Туниса.
Бонусом для всех иностранных команд было то, что «Бавария» сама оплачивала бы все
свои расходы. В общей сложности KirchMedia была готова внести 3,5 миллиона евро, чтобы
выиграть право проведения ЧМ для Германии. Зачем тратить эти деньги? Немецкие анали-
тики подсчитали, что в 2006-м KirchMedia могла рассчитывать на дополнительную прибыль в
размере 500 миллионов швейцарских франков, если бы турнир проводился в Германии.
ВЛАДЕЛЕЦ СКАКОВЫХ ЛОШАДЕЙ из Рио имел давнюю общую историю с Авелан-
жем, Тейшейрой и Блаттером. Он путешествовал по миру с бразильской командой, привозил
Пеле в Заир, где его фотографировали вместе с президентом Мобуту. Было непохоже, что он
знал Лео Кирха, и на этом этапе важно понимать, что Лео Кирх за годы смог собрать крупней-
ший киноархив мира за пределами Голливуда. Он являлся искусным и знающим оператором,
распространял кино по телеканалам. Он был лучшим в своем деле.
Тем не менее Федор Радманн состряпал контракт, больше похожий на трехстраничную
сказку, согласно которому бразильский коннозаводчик выступил в роли «консультанта» для
Лео Кирха по части «работы с фильмами, приобретения лицензий на кино и распространения
мерчендайза». Было заявлено, что у консультанта «были долгие и плодотворные отношения
и связи» в бизнесе.
Сколько стоила эта внезапно пригодившаяся консультация эксперта? В контракте было
прописано черным по белому: будет выплачена «фиксированная сумма компенсации в размере
миллиона долларов… четырьмя платежами. Первый транш – 250 тысяч долларов – должен
поступить в течение пяти дней с момента заключения настоящего соглашения. Деньги будут
выплачены на счет «консультанта» в  BEMO Luxembourg через Societe Generale New York.
KirchMedia будет выплачивать по 250 тысяч долларов каждый год в течение четырех лет.
Записка менеджеру KirchMedia Дитеру Хану гласила: «Герр Радманн спрашивает, будет
ли соглашение по консультированию подписано сегодня, дабы он мог передать его [бразиль-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 48 скому владельцу скаковых лошадей] в Мюнхен. Герр Радманн также интересуется, когда пере-
числят первые 250 тысяч долларов по контракту». Достать деньги будет нетрудно. Лео Кирх в
тот момент имел солидную долю в гонках «Формула-1», а стоимость KirchMedia оценивалась
в 5 миллиардов долларов.
Что бразильский коннозаводчик сделал со своим первым платежом? На тот момент он
уже жил в превосходных апартаментах в престижном квартале на одном из концов пляжа Копа-
кабана и был достаточно богат, чтобы возить своих лошадей на скачки по Бразилии, Персид-
скому заливу и Франции. Были ли деньги переданы Рикардо Тейшейре, чтобы простимулиро-
вать его голосовать за Германию и заодно компенсировать неудачу с бразильской заявкой?
Он подписал контракт 31 мая 2000 года. Кирх подписал его 6 июня, за месяц до голосо-
вания в ФИФА. Очень маловероятно, что люксембургский банк коннозаводчика увидел остав-
шуюся по контракту сумму. KirchMedia рухнула под бременем колоссальных долгов в апреле
2002-го.
ПО МЕРЕ ПРИБЛИЖЕНИЯ дня голосования лоббирование становилось все более
настойчивым, а дерганье за рукава и перешептывания стали происходить все чаще. Риском для
Германии была «ничья» по голосам 12:12. Блаттеру пришлось бы самостоятельно голосовать
при таком исходе, и он объявил, что, если это произойдет, его голос уйдет в пользу ЮАР. Для
него было жизненно важно сказать эти слова, если он рассчитывал на африканские голоса на
президентских выборах 2002-го.
Но его старые друзья Радманн и бразильский владелец скаковых лошадей сообщили ему
о запущенных в оборот деньгах и о том, что скорее всего Германия выиграет. Изумительно!
Такой и была стратегия Цюриха: Блаттер выйдет победителем во всех смыслах, получив голоса
УЕФА, выразив симпатии проигравшим из Африки, а заодно и пообещав им компенсацию на
будущее.
Голосование началось. В первом раунде Англия получила пять голосов. Во втором Гер-
мания и ЮАР заработали поровну: по 11 на брата. Англия получила два и вылетела. Один из
голосов в пользу англичан дал Чарли Демпси из Новой Зеландии. Конфедерация футбола Оке-
ании дала ему наказ голосовать за Англию, а если она отвалится, поддержать ЮАР. Даже если
бы Германия получила в свое распоряжение второй голос из двух оставшихся, результат по-
прежнему оказался бы ничейным, и Блаттер должен был бы поддержать африканцев. Результат
теперь был бы очевидным. Увидимся в Кейптауне в 2006-м.
В заключительный раз Германия получила 12 голосов, Южная Африка – 11! Увидимся в
Мюнхене в 2006-м. Но это были лишь 23 голоса. Кто-то воздержался. Кто же? Чарли Демпси.
Он вышел в перерыве между голосованиями. Он был в аэропорту Цюриха, ожидая самолет
до дома.
Чарли уворачивался от репортеров, как только мог, но, когда его загнали в угол, он начал
бормотать что-то про «невыносимое давление» накануне дня голосования. Оно, должно быть,
было поистине высоким. Чарли уже был пожилым человеком, но он эмигрировал из неблаго-
получного района Глазго в возрасте 30 лет и отстроил успешный бизнес в строительной сфере
в Новой Зеландии. Что могло так напугать этого уличного драчуна старой закалки со стертыми
костяшками?
Звонок ранним утром в номер от Нельсона Манделы? А затем факс от анонимного источ-
ника из Германии, предложивший ему взятку в виде старых добрых немецких колбасок и швей-
царских часов с кукушкой в обмен на голос? Судя по всему, этого хватило, чтобы Чарли зако-
лебался и бежал через черный ход офиса ФИФА, не оставив своего голоса на тех выборах.
Позже в тот день вскрылось, что факс, который получили и другие члены исполнитель-
ного комитета, был отправлен немецким сатирическим журналом. Немецкий таблоид Bild
обрушился с критикой на авторов розыгрыша, назвав его «скверной шуткой над Францем

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 49 Беккенбауэром». Главным акционером Bild был Лео Кирх – а Беккенбауэр регулярно писал
колонки для этого издания.
СКАНДАЛ БЫЛ невероятным￿
 '
*'<=<>
;*!R';:е
ФИФА у него была только одна функция: оставить свой голос. Теперь он был уверен, что его
вышвырнут с президентского поста Конфедерации футбола Океании, равно как и его дочь
Джозефин Кинг, которая была назначена его генеральным секретарем в 1988-м. Потому что
он пришел в ужас от часов с кукушкой, пачки сосисок и звонка от Манделы? Тут творилось
что-то нечистое. Подозрения усилились, особенно после того скандала с подтасовкой голосов
за два года до этого, когда Блаттер был избран президентом ФИФА. Стали распространяться
слухи о том, что Радманн «купил» Чарли.
Предполагая вероятный ничейный исход голосования, заговорщики придумали ловкий
ход: Чарли уйдет с голосования, отправится обратно в отель Dolder и заберет из туалета при-
прятанный специально для него чемоданчик. В нем будет 250 тысяч долларов. Такси мигом
отвезет его в аэропорт, где он сядет на рейс до дома. Чарли умер в 2008-м, в возрасте 86 лет,
так что мы никогда не узнаем, что же вынудило его бросить в мусорную корзину всю свою
футбольную карьеру в Океании.
Спустя 14 лет мы все еще ждем, когда же Блаттер или кто-нибудь из членов исполни-
тельного комитета публично раскритикует Демпси за его поступок: ведь его голос был реша-
ющим, а он воздержался. Весь остальной мир уже это сделал￿: 

*'
P= B-
ние – думать, что это был лишь очередной пример того, как работает криминальная империя,
созданная Авеланжем и успешно удерживаемая на плаву Блаттером. Воры продолжают воро-
вать￿ другие, щедро вознаграждаемые Блаттером за то, что позволяют ему управлять ФИФА
так, как он желает, закрывают на это глаза и держат рты на замке.
На самом деле – все даже хуже. У них нет никакого стыда и приличий! Через три недели
после голосования, в августе 2000-го, исполнительный комитет вновь собрался в Цюрихе для
планового заседания. У меня есть копия секретного протокола. Блаттер сообщил своим колле-
гам, что «скандалы, окружающие эти выборы, продемонстрировали, насколько важно испол-
нительному комитету сохранять верность принципам единства и солидарности». Когда Блат-
тер в беде, он начинает говорить этим бессмысленным языком корпоративных канцеляризмов.
В протоколе было продолжение: «Президент ФИФА выразил сожаление, что реакция
извне на результаты голосования вынудила Чарльза Демпси подать в отставку с постов члена
исполнительного комитета ФИФА и президента Конфедерации футбола Океании, и также
сообщил, что он ответил на письмо Чарльза Демпси об отставке 15 июля, заверив его, что
исполнительный комитет приложит все возможные усилия, чтобы найти способ компенсиро-
вать его долгое и преданное служение интересам ФИФА».
Блаттер, которому, вне всяких сомнений, все рассказали Радманн и Вебер, сдержал свое
слово, и в 2004-м Чарли получил от ФИФА орден за заслуги. Ему устроили еще одно чество-
вание в ходе Чемпионата мира в Германии, и тогда с речью выступил другой член исполни-
тельного комитета, жулик Чак Блейзер.
Посвящение лицемерно начиналось со слов: «В день открытия Чемпионата мира немцы
должны поблагодарить Чарли Демпси из Новой Зеландии. Больше чем кто-либо, Чарли убеж-
дал хозяев в том, что этот день однажды настанет.
Однако интересно, что Чарли сделал это, не отдав свой голос Германии шесть лет назад;
вместо этого он предпочел не голосовать вовсе. Вслед за голосом в поддержку английской
заявки Чарли не мог заставить себя голосовать за кого-то за пределами Европы. Даже несмотря
на то, что Конфедерация футбола Океании за считаные месяцы до голосования в Цюрихе дала
наказ своему делегату в исполнительный комитет голосовать за Южную Африку, если Англия
не получит права, он просто не смог это сделать.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 50 Для Чарли это было бы сродни нарушению брачной клятвы. В конце концов, Европа
всегда поддерживала Океанию, а Чарли не из тех, кто забывает своих друзей. Чарли сказал
своим соратникам, что всю ночь ему звонили Нельсон Мандела и Герхард Шрёдер и что у него
случился нервный срыв».
ЕВРОПА БЫЛА СЧАСТЛИВА. Теперь Блаттеру нужно было утешить Африку. Южно-
африканская футбольная ассоциация была настолько разгневана, что вовсю начали ходить раз-
говоры о том, чтобы устроить разбирательство в арбитражном суде, подняв вопрос об очевид-
ной фальсификации голосования. Блаттер отговорил их ассоциацию от этой затеи и пообещал,
что в будущем Чемпионат мира будет проводиться на разных континентах, в порядке очеред-
ности, и Африка примет у себя турнир в 2010 году. Тейшейру это устраивало. Ему нужно было,
чтобы Блаттер удержался на посту, и теперь было очевидно, что принцип ротации хозяев Чем-
пионата мира теперь приведет к тому, что турнир 2014-го пройдет в Латинской Америке. А
уж он-то сможет организовать все так, чтобы Бразилия выиграла голосование.
Бразильскому коннозаводчику тоже досталось в результате заговора KirchMedia (впро-
чем, как и Нельсону Манделе￿'
'*'' '8)'7<=<>1!
'*;
'-
торы компании приехали в ее офисы весной 2002-го, вывели Лео и его менеджеров из управле-
ния и начали проверять все архивы, им удалось обнаружить тот самый контракт, после чего они
осознали, что этот сомнительный платеж был больше похож на взятку и явно не отвечал инте-
ресам кредиторов. Бразильский владелец скаковых лошадей почти наверняка получил требо-
вание вернуть 250 тысяч долларов, и в случае отказа платить по нему его ждало бы судебное
разбирательство.
Та выплата по контракту летом 2000-го была сквозной транзакцией￿

9B*
')-
мую из KirchMedia в люксембургский банк владельца лошадей. В то же время – откуда взялись
250 тысяч, уплаченные Чарли Демпси? Судя по всему, Жан-Мари Вебер и его ISL обеспечили
средствами этот счет. Годы спустя, изучая секретные архивы ISL, мы узнали, что некая неиз-
вестная компания получила платеж в размере как раз 250 тысяч долларов… за день до голо-
сования.
«МЫ ИДЕАЛЬНО друг друга дополняем. Это обеспечило успех нашей заявке», – сказал
Франц Беккенбауэр осенью 2000 года, объявив о том, что прихвостень из Берхтесгадена будет
одним из его вице-президентов в местном оргкомитете турнира 2006 года. Федору Радманну
поручат управлять маркетингом, туризмом… и вести протокол. Именно эту последнюю задачу
Радманн не очень понял, несмотря на то, что он уверил всех, что прекратил оказывать свои
«консультационные» услуги.
Однажды утром Sueddeutsche проинформировала их – и заодно весь остальной мир, что
забывчивый Федор все еще оказывает «консультационные» услуги Лео. Какая незадача! Обще-
ственность заверили, что их отношения будут разорваны.
Проходит несколько месяцев, и Томас Кистнер пишет в Sueddeutsche вновь, приводя оче-
редной пример забывчивости Радманна. Он все еще состоял в отношениях со своими старыми
приятелями из Adidas, крупного спонсора ФИФА. Оргкомитет расходился во взглядах на неко-
торые вопросы с ФИФА, и тут снова появляется Федор со своими фокусами, играя сразу на две
команды. Члены комитета в последний раз спрашивают, не хочет ли он рассказать что-то, что
им следует знать. Федор сказал им, чтобы они расслабились. Никаких конфликтов интересов.
На этот раз точно.
В своем следующем разоблачительном материале Кистнер назвал Федора «волшебником
по части отношений». Он подробно разбирал историю, которая потрясала всю Германию. Рад-
манн забыл упомянуть о том, что у него есть бизнес-партнер, художник по графике и дизайнер
Андреас Абольд, которому выплатили внушительный гонорар за разработку логотипа турнира

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 51 в 2006-м. Очередной конфликт интересов. Изображения лиц счастливых, улыбающихся детей
были высмеяны бразильской газетой O Globo , которая назвала их «хохочущими упитанными
мордами».
Ну все, хватит уже. Министр внутренних дел Отто Шили выбил дверь ногой в офис Бек-
кенбауэра и вышвырнул Федора на улицу. Больше ни звука. Но если бы вы черпали информа-
цию только лишь из пресс-релизов ФИФА, вы бы никогда об этом не узнали. Попытки Блат-
тера напитать своим ядом немецкую организацию были даже еще более бесчестными, чем его
лицемерная похвала в адрес Чарли Демпси.
«Вице-президент Федор Х. Радманн попросил управляющих и совещательный совет дать
ему право выйти из оперативного управления бизнесом, – сказал Блаттер. – Полностью незави-
симая некоммерческая организация с ограниченной ответственностью будет основана 1 июля
2003 года, она возьмет на себя проведение всех культурных мероприятий в ходе Чемпионата
мира ФИФА 2006 года». Эта компания стала новым домом Федора. Не уволен – переназначен!
Пресс-релиз цитировал Федора: «Говоря от себя и имея в виду нашу общую цель, скажу,
что я верю: каждый будет только в выигрыше, если я смогу работать на благо Чемпионата
мира-2006 без необходимости быть постоянным штатным сотрудником». Франц Беккенбауэр
добавлял: «Федор Радманн попросил нас разрешить ему продолжать оказывать нам поддержку
в качестве советника. Наше доверие к нему остается непоколебимо».
Таков уволенный Радманн – он остался. Его жена Микаэла по-прежнему была в совете
директоров, она отвечала за взаимодействие с ФИФА по вопросам размещения гостей турнира.
Через пару комнат в том же коридоре работала женщина, с которой можно было бы поговорить.
Ее звали Соня Соттеле – все ее знали под именем Соня Абольд, – она работала в маркетинговом
департаменте.
На следующий год наступил черед немецкого издания газеты The Financial Times углу-
биться в изучение партнерства Радманн – Абольд. Под заголовком «Награда от друзей» вышла
статья, раскрывавшая информацию о том, что германское правительство учредило конкурс
на выбор агентства, которое сможет провести кампанию среди немцев по воспитанию друже-
любного отношения к иностранным футбольным болельщикам. Бюджет составлял 3 миллиона
евро, и Андреас победил в конкурсе! Что сильно расстроило общественность, так это тот факт,
что среди членов жюри, которое пришло в такой восторг от презентации Андреаса Абольда,
были… Федор и Микаэла Радманн.
[Перенесемся в 2009 год, Андреаса Абольда за огромные деньги нанимают для работы
над австралийской заявкой на Чемпионат мира. Сумма была настолько большой потому, что
она включала долю Федора, который смог добыть только один голос в пользу заявки.]
ПРОДОЛЖАВШИЕСЯ скандалы с участием Радманна в Германии не могли побеспоко-
ить Блаттера. Как раз наоборот. Такими были задачи Радманна, поставленные ему в кулуарах
ФИФА: иметь решимость делать то, чего другие делать не смеют, – и в то же время вознаграж-
дать себя за это. Федор стал полноправным «членом семьи» в структуре криминального клана
ФИФА.
Турниры 2006 и 2010 годов распределены, голоса двух континентов теперь были в кар-
мане. Некоторое недовольство еще ожидалось, но сомневающихся из УЕФА можно было бы
приструнить, а щедрый Мохамед бин Хаммам решил бы все проблемы, которые остались бы
актуальными в Африке. Неблагодарные чиновники из УЕФА будут подталкивать Иссу Хаяту
выступить против Блаттера, но у них никаких денег нет – а у бин Хаммама они были, и он
потратил их, куда следовало.
Другой член семьи ФИФА делал себе репутацию футбольного бизнесмена мирового
уровня. Человек, которого обвиняли в совершении всех возможных экономических преступ-
лений и которому все сходило с рук! Политики пытались поймать его, но безуспешно. Проку-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 52 рорам и судьям отказывали в поддержке при попытках привлечь его к ответственности – или
же их подкупали, чтобы они игнорировали его злоупотребления и нарушения закона.
Должно быть, президента Блаттера охватило чувство радости, когда он прочитал репор-
тажи о расследовании сенатора Альваро Диаса в Бразилии. Рикардо Тейшейра был настоящим
плохим парнем! Куда подевались все эти деньги от Nike? Он оплачивал поездки для судей
на Чемпионат мира-1998 во Францию! Обирал Бразильскую конфедерацию футбола, назна-
чая огромные зарплаты себе и своим друзьям и покрывая за этот счет все свои и их расходы.
Использовал деньги для покупки голосов, чтобы остаться у власти! Тайком перемещал деньги
через карибские офшоры! Воровство! Конфедерация походит на уменьшенную копию ФИФА!
И разумеется, Блаттер все знал о взятках ISL. В ходе регулярных бесед за кофе в штаб-
квартире ФИФА Жан-Мари Вебер рассказывал ему обо всех платежах, начиная с 1980-х. Сна-
чала взятки шли Авеланжу, а потом и Тейшейре, когда тот попал в его список получателей
откатов.
Обученный Андраде и своим продажным тестем, Тейшейра был уже сформировавшимся
мошенником, который только и ждал, когда его подпустят к управлению бразильским футбо-
лом, и в итоге он возглавил его в 1989-м. С тех пор он прошел все испытания. Разворовывание
Бразильской конфедерации стало обрядом посвящения. Он созрел для того, чтобы получить
свой Чемпионат мира.
Я НАПИСАЛ Федору Радманну касательно скандалов, связанных с заявкой 2006 года.
Он ответил, что ничего не знает о попытках убедить Чарли Демпси уйти с голосования. И
настоял на том, что он не тот Федор Радманн, который упомянут в записке о выплате милли-
она долларов бразильскому владельцу скаковых лошадей, а также начислении гонораров ино-
странным клубам-соперникам «Баварии Мюнхен». Должно быть, это кто-то другой с таким же
именем. Он хотел бы, чтобы я прояснил этот вопрос. Именно это он говорил, и я с радостью
записал его слова.
Наконец мы встретились в Париже 22 марта 2011 года. Я снимал репортаж о конгрессе
УЕФА для выпуска «Панорамы» для BBC, и во время ланча я заметил, как Беккенбауэр и Рад-
манн стоят в левой части конференц-зала, что-то увлеченно обсуждая. Со съемочной группой
за спиной я двинулся в их сторону. «Добрый день, джентльмены, мы можем поговорить?» Они
посмотрели на меня, замерли, а затем сорвались с места, словно скаковые лошади, выпущен-
ные из стойла! Быстрым шагом они прошли вдоль переднего края сцены, после чего устреми-
лись в центральный проход. Какое-то время мы следовали за ними, но когда чиновники УЕФА
начали неодобрительно на меня поглядывать, настало время прекратить погоню. Так что я так
и не поговорил с ними о Лео, его деньгах, владельце лошадей из Рио и о том, как Германии
удалось выиграть голосование за право проведения Чемпионата мира-2006.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 53  
7
Хотите билеты на Чемпионат мира?
У братьев Бирош их уйма
 
Представьте три миллиона билетов на Чемпионат мира, сложенные в огромный карточ-
ный домик. Любите футбол? Хотите себе кусочек от этой огромной горы? Можете попытать
счастье в лотереях ФИФА или попробовать купить билет через национальные ассоциации.
Все фанаты равны в соревнованиях за драгоценные билеты. Вы проигрываете… но
ФИФА говорит, что конкурс был справедливым. Карточный домик рухнул, и гора билетов
испарилась. Не берите в голову, в следующий раз, быть может, через четыре года в другой
стране, вам улыбнется удача.
ФИФА предупреждает: не покупайте билеты у «неавторизованных» продавцов. Подруч-
ные герра Блаттера накладывают суровые наказания на тех, кто занимается «нелегальной», по
мнению Зеппа, деятельностью. Ваши билеты могут порвать у самого входа на стадион, потому
что вы приобрели их не у избранных агентов по продажам.
Зепп просит вас верить, что, если они не продают вам билеты со своими наценками и
входными платами, они заняты активным преследованием и удушением на корню того, что
он называет «черным рынком». Он не разрешит альтернативный, открытый, конкурентный
рынок, какой вы встретите в любом другом бизнесе. Индустрия билетов на футбольный Чем-
пионат мира должна оставаться неотрегулированной монополией.
Посмотрите еще раз на эту гору билетов, но в этот раз представьте себе, что это айсберг,
дрейфующий в океане. Внезапно количество билетов, доступных для приобретения болельщи-
ками, значительно сократилось. Куда же они подевались? Киньте взгляд в воду, и вам откро-
ется вид на другой мир, где билеты, о которых вы мечтали, плавают, искушая вас, но никогда
не приплывут вам в руки.
Быть может, на планете существуют только три рыбака, которые по-настоящему в курсе,
что творится в этих неведомых морских глубинах. Зепп, а также Хайме и Энрике Биром. Зепп
знает братьев Биром с 1986-го, в тот год Чемпионат мира проходил в Мексике, где они и роди-
лись. В те дни Зепп был генеральным секретарем ФИФА, исполнявшим любое желание своего
босса, Жоао Авеланжа.
Герр Блаттер знал, что Биромы были близки к мексиканскому футбольному боссу и теле-
визионному магнату Гильермо Канедо, вице-президенту ФИФА. Канедо был тесно связан с
Жоао Авеланжем, президентом ФИФА. Зепп работал на Авеланжа. За любым другом прези-
дента нужно было приглядывать. Братья Биромы, которым было едва за 30, организовывали
туры на чемпионаты мира и, пользуясь своими крепкими связями, могли рассчитывать на без-
облачное будущее в совместном с ФИФА бизнесе.
Они преуспели, перебрались в Англию и теперь заправляли солидной долей операций
ФИФА на чемпионатах мира, руководя процессом из современного двухэтажного здания в
бизнес-парке, расположенном в зеленом южном пригороде Манчестера, неподалеку от между-
народного аэропорта. Одна из их компаний называется Byrom Holdings и базируется на острове
Мэн, чтобы им не приходилось публиковать свою бухгалтерскую отчетность. Один из их бан-
ковских счетов открыт в Сотогранде, Испания. Братья приобрели себе милые дома в благопо-
лучных деревнях чеширского округа, где они могут близко общаться с футбольными звездами
обоих манчестерских грандов.
Каждый билет на каждый Чемпионат мира проходит через компьютеры Хайме и Энрике.
Что бы ни говорил вам Зепп, некоторые из них оказываются в руках дилеров. За годы билеты

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 54 проходили через самых разных людей, от польского мастера боевых искусств и карибских дель-
цов до одного очень упитанного человека из Трамп-тауэр и специалистов по договорным мат-
чам из Восточной Европы – поистине через весь мир. И все эти люди творили свои секретные
дела в том колоссальном куске айсберга, что скрывается под водой, с благословения первых
официальных лиц ФИФА. Один из продавцов билетов сказал мне, что до 40 % всех билетов
проходят через черный вход в ФИФА. Я был в замешательстве. Я думал, что таких билетов
всего около 10 %.
Десятилетие назад, в 2003-м, исполнительный комитет в Цюрихе наградил Хайме и
Энрике (Энрике – это тот, что с бородой) контрактом на продажу билетов на Чемпионат мира
в Бразилии, который достался им после проведения тендера. Позднее они также одержали
победу в еще одном выгодном конкурсе и получили 450 тысяч билетов на лучшие места, кото-
рые продавались в составе пакетов, предполагавших еще и отельное размещение,  – все это
для крупных игроков, которых можно заприметить в ложах, украшающих любой современный
футбольный стадион. Там был и особенно лакомый кусочек: 12 тысяч билетов на первокласс-
ные места на финальный матч 13 июля, исключительно в ложи. Вполне естественно, что экс-
клюзивным контрактом на поставку алкоголя туда владеет винодельческий дом Taittinger.
Аренда таких ВИП-лож со всеми шеф-поварами и обслуживающим персоналом, который
будет развлекать ваших партнеров по бизнесу, обойдется вам более чем в 2 миллиона долларов.
Хайме и Энрике надеются, что все до единой ложи как на «Маракане», так и на всех осталь-
ных стадионах Чемпионата мира будут полностью заполнены. После потерь, что они понесли
в ЮАР, успешная работа в Бразилии станет жизненно важной для будущего их бизнеса.
ТРИНИДАД, канун Рождества 2005-го. Национальная сборная страны квалифицирова-
лась на следующий Чемпионат мира в Германии, и фанаты мечтают приобрести билеты на
ее матчи. Ежедневно в течение всех каникул газета Express выпускает в печать новые номера,
усердно трудясь в своем офисе в Порт-оф-Спейн. У репортера Ласана Либурда есть неожи-
данный подарок для вице-президента ФИФА Джека Уорнера на первой полосе газеты. В трех
выпусках издание публикует эксклюзивное журналистское расследование о делишках Джека
с Хайме и Энрике.
Уорнер, как и всегда на всех футбольных соревнованиях, проворачивает свои билетные
операции. Либурд раскрывает общественности тот факт, что семейное предприятие Уорнера,
Simpaul Travel Services Limited, приобретает билеты у братьев и перепродает их в составе
пакетов. Это противоречит правилам ФИФА о распространении билетов. История становится
известна всей планете￿,<=<>/
';'O7)
',*'A
'U
''/;

в бешенство фанатов по всему миру.
Брат Энрике вылетает в Тринидад. Он составляет отчет для ФИФА, в котором утвер-
ждается, что Тринидад получил в свое распоряжение 10 749 билетов. По легенде Джека, неко-
торые из них уйдут местным спонсорам, а остальные будут распределены по всему острову
среди людей, занимающихся местным футболом. Как утверждает Уорнер, у Simpaul лишь 1774
билета, которые будут проданы в составе пакетов, включающих еще и номера в отелях, забро-
нированные через братьев.
Это, как выяснится позже, лишь видимая верхушка уорнеровского айсберга 2006 года.
В темных глубинах подводного мира ФИФА Блаттер, Уорнер, братья и билеты – участники
другой операции, в которую включены еще тысячи составных элементов карточной колоды.
Потребуется несколько месяцев, чтобы это всплыло наружу.
Но разгоревшийся пожар нельзя потушить просто так, а значит, для того, чтобы изменить
настроение в СМИ, Джек делает отчаянное заявление о том, что он уже выплыл из этих глубин,
что он невежествен и нуждается в совете касательно правил ФИФА по распределению билетов.
Он пишет заявление на самого себя в комитет по этике ФИФА.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 55 Совет? Джек вошел в исполнительный комитет ФИФА более чем два десятилетия тому
назад и присутствовал на сотнях заседаний, на которых обсуждались правила распространения
билетов. Он знает о них больше, чем кто бы то ни было. Блаттер смирился с этим обманом.
Мы все оскорблены.
Джек и его супруга Морин спешно передают управление Simpaul двум подставным лицам
из числа местных жителей: домохозяйке и женщине-ветеринару. Для ФИФА этого достаточно,
и она в свойственной себе благородной манере лишь мягко выговаривает Джеку за его забыв-
чивость. В один миг Джек свободен и вновь может воровать!
Проходит три года, и Джек и Морин тихонько возвращают себе должности директоров в
Simpaul. Их сын Дарьян остался во главе Simpaul, он активно ведет дела. Впереди еще много
крупных и важных операций с Биромами в преддверии Чемпионата мира-2006.
МЕСЯЦ СПУСТЯ, весной 2006-го, двое аудиторов из компании Ernst & Young стучат
в двери братьев в Англии. Дилеры по всему свету, в обеих Америках, Англии и Японии полу-
чают сигнал – они в беде, скоро начнутся проблемы. Это приводит к совещаниям, длящимся
всю ночь, поспешному переписыванию инвойсов, а также приказов и распоряжений касательно
билетов и забронированных номеров. Когда подводная часть айсберга начинает давать тре-
щины, начинается очень активная суета.
Но этого недостаточно. У Хайме, Энрике, Джека и Дарьяна проблемы. Аудиторы внима-
тельно присматриваются к происходящему в темной воде. Вскоре они смогут выяснить, что в
предыдущий год, в июне 2005-го, Уорнеры отправили огромные заказы в компании братьев на
более чем 5 тысяч билетов на Чемпионат мира в Германии.
Заказы были сделаны от лица туристических компаний, которые укомплектовывали их
забронированными номерами отелей и перелетами, затем перепродавали в качестве пакетного
предложения. И вновь Уорнеры используют Simpaul, чтобы замаскировать сделку. Очевидно,
что тут имеет место нарушение правил ФИФА, за которым должно последовать жесткое нака-
зание. Что более важно для братьев, если авторизованные агенты узнают, что их законный
бизнес подрывается сделками, очень похожими на инсайдерские, они будут вправе выдвигать
колоссальные требования компенсировать им потери.
Аудиторы из Ernst & Young были наняты генеральным секретарем ФИФА Урсом Линси,
чтобы понаблюдать за билетными операциями. Это был первый раз, когда Линси руководил
подготовкой к Чемпионату мира. Он не проработал в ФИФА полжизни и не рискует, расследуя
дела компании братьев и Джека￿
;,
'

*9B/J

');
A,*9B,
чем в своем бухгалтере из цюрихского банка. Через 18 месяцев Линси уволят, и он подпишет
соглашение о неразглашении, получив вдобавок огромную компенсацию за разрыв трудовых
отношений.
Сотрудники Ernst & Young копают дальше. Находят ли они документы, компрометирую-
щие бизнес братьев? Получают ли дилеры с «черного рынка» преференции относительно авто-
ризованных продавцов? Если это подтвердится, станут ли эти компании подавать на ФИФА в
суд за нарушение условий контрактов? У этого могут быть разрушительные последствия.
По всему миру начинают курсировать разгневанные письма. К началу апреля появляется
тайное соглашение. «Письмо об урегулировании» составлено, и скандал заминается.
Некоторые билеты достаются фанатам. Другие же нет. Что более важно, эту историю
удалось спустить на тормозах. Теперь ничто не омрачит Чемпионат мира. Италия обыгрывает
Францию в финале, Зепп остается в тени, дабы избежать освистывания со стороны болельщи-
ков.
Но скандал нельзя утаивать вечно, и в сентябре 2006-го прозвучал оглушительный взрыв.
В одной лондонской газете я опубликовал информацию о двух секретных отчетах Ernst &
Young, отправленных ранее в этом же году Урсу Линси из ФИФА. Я заполучил их у надежного

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 56 источника из Международной федерации. И вновь журналист раскрывает тайны, а не ФИФА,
не компания братьев. Зепп оберегает людей своего мира.
Первый отчет был доставлен в ФИФА 11 апреля 2006 года, и в нем содержится доста-
точно доказательств, способных спровоцировать отстранение Джека Уорнера. Он заказал для
перепродажи 5 400 билетов, нарушив тем самым предписания ФИФА. Но публичное наказа-
ние коснется компании Биромов, которые их предоставили. Скандал будет замят.
Но не всем так везет. В первую неделю Чемпионата мира другой член исполнительного
комитета ФИФА, Исмаил Бхамджи из Ботсваны, вынужден уйти в отставку за то, что продал
репортерам, действовавшим под прикрытием, 12 билетов по троекратно завышенной цене.
В отличие от Уорнера, господин Бхамджи не владеет таким количеством голосов, которые
могут помочь Зеппу выиграть очередные президентские выборы. Избавление от него позво-
ляет ФИФА заработать хорошие заголовки в газетах. Остается еще восемь недель до того, как
пузырь Уорнера лопнет.
Проблема Уорнера должна быть под контролем. Зепп выбирает надежного швейцарского
адвоката, своего старого друга, чтобы «изучить обстоятельства, окружающие ситуацию с про-
дажей Simpaul билетов на Чемпионат мира». Но причина скандала интересует его постольку
поскольку.
Надежный адвокат общается с Джеком, Урсом, аудиторами и компанией братьев. Джек,
очевидно, ни при чем, как и следует ожидать от человека, чьи 35 голосов Карибского региона
обеспечат Зеппу сохранение президентского кресла. Надежный адвокат приходит к выводу,
что Джек понятия не имел о том, что его сын Дарьян, исполнительный директор компании
Simpaul, с которым они делят одну крышу и завтракают за одним столом, самостоятельно
накручивал цены на билеты перед их перепродажей. Дрянной мальчишка ничего не сказал
своему папочке!
Компанию братьев нужно было упомянуть, но она была слишком важна для блаттеров-
ских операций, чтобы ею жертвовать. Суровый вердикт этой организации? «Их подход не был
безошибочным», – заключает надежный адвокат. Ух ты. И это все. Конец игры. Возвращаемся
к делам, все как обычно.
Simpaul получает отказ на распространение билетов на следующие чемпионаты мира.
Дарьяну приказано заплатить «штраф» в размере 754 375 евро на благотворительность, «чтобы
компенсировать прибыль, которую он получил от перепродажи билетов на Чемпионат мира».
Дарьян заплатит немного – практически наверняка из тех денег, что ФИФА выделила Трини-
даду в качестве гранта, – и на этом остановится. По слухам среди дельцов на этом рынке, при-
быль Дарьяна от спекулятивных операций составила примерно 3 миллиона долларов.
Скандал определенно приведет к тому, что практически двум десятилетиям мошенни-
ческих операций с билетами Джека Уорнера придет конец. Организация братьев может уже и
не мечтать о том, чтобы вновь с ним поработать… или нет?
НАСТУПАЕТ ВРЕМЯ нового Чемпионата мира, и вот в ЮАР вся банда снова в сборе –
с новым игроком в составе. В команду включают племянника Зеппа, Филиппа, который зани-
мает должность исполнительного директора Infront, маркетинговой компании, базирующейся в
Цуге. Infront располагается в тех же офисах, где Жан-Мари однажды организовывал взятки ISL
компаниям Sanud и Sicuretta, а также откаты для ребят из Бразилии. Infront получила в награду
выгодные маркетинговые и телевизионные контракты от ФИФА, и все благодаря дяде Зеппу.
Теперь Infront приобретает 5 % доли в MATCH – компании, которой преимущественно
владеют Хайме и Энрике Биромы и у которой есть эксклюзивные контракты на размещение
больших шишек из корпоративного мира на время Чемпионата мира. Их можно увидеть сидя-
щими высоко в ложах на каждом стадионе, они наслаждаются лучшим видом на поле, шампан-
ским и отличными закусками в своих ВИП-боксах. После выигрыша тендера исполнительный

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 57 комитет ФИФА передал компании 380 тысяч билетов для того, чтобы она продала их в составе
своих элитных пакетов.
Компания братьев назначила агентов по всему миру, которые занимались продажами
люксовых пакетов, и, судя по всему, им удалось распределить все среди членов футбольной
семьи. В Нигерии человеком, получившим на руки кусочек от лакомого билетного пирога,
стал Самсон, сын члена исполнительного комитета Амоса Адаму. Некоторые сомневаются в
честности Амоса. Когда он руководит организацией крупных спортивных событий в Нигерии,
деньги могут испаряться поразительно быстро. Закон запрещает госслужащим иметь счета в
иностранных банках, но у Амоса таковой имеется (номер SWIFT AEIBUS33), а открыт он
в American Express Bank в Нью-Йорке. Однажды Адаму пытался увести грант у МОК, но
ему помешал другой чиновник. Амос – тот еще персонаж. Когда нигерийский журналист стал
углубляться в изучение бизнеса Адаму, который прикарманил немало государственных денег,
ему выкатили иск о моральном ущербе на впечатляющую сумму в 2,3 миллиона фунтов стер-
лингов. После публикации моей истории в международных СМИ Адаму отозвал иск и заполз
обратно под свой камень, но продолжил наслаждаться жизнью члена зепповского исполнитель-
ного комитета.
Обеспечивать благожелательный пиар должен Андреас Херрен, отработавший полжизни
в доме ФИФА на цюрихском холме, где и близко не подпускал к Зеппу журналистов. Теперь
он вел успокоительные речи для прессы от лица компании братьев Бирош и Филиппа, сидя в
своем новом офисе на Цолликерштрассе, в паре кварталов от озера.
Предстоит получить еще немало привлекательных контрактов на оказание различных
услуг во время Чемпионата мира, и компания братьев делала успехи на этом поприще. Вслед
за ЧМ в Мексике в 1986 году она осуществляла туры для спонсоров в Италию в 1990-м и едва
избежала проблем, когда оказалось, что билеты на финал в Риме очень трудно достать.
В США в 1994-м компания братьев стала «официальным» организатором размещения
в гостиницах фанатов и участников конгресса ФИФА во время турнира. Они сохранили свой
бизнес, продолжив работать в Бразилии в 2014-м и теперь готовятся работать в России в 2018-
м. В 2002 году они участвовали в тендере и выиграли его, получив право распространять
билеты на Чемпионат мира. Попутно они приложили руку к Кубку Райдера по гольфу, евро-
пейскому регби и французскому теннису.
В 2003 году, выиграв очередной тендер, компания братьев получила от исполнительного
комитета ФИФА контракт на распространение миллионов билетов на Чемпионат мира-2010 в
ЮАР. Но это еще не все￿;@';O



/,'9)'* :*';;,*-
ный бизнес на следующем Чемпионате мира в Бразилии, в 2014 году.
Они работают под вывеской FIFA Ticket Office, или FTO. ФИФА уверяет нас, что ком-
пания братьев будет тщательно следить за происходящим в этих темных ледяных водах и пре-
пятствовать тому, чтобы билеты просачивались на вторичный рынок и продавались в качестве
составных частей пакетов вместе с отельным размещением и перелетами.
Это важно, потому что мошенническая деятельность подрывает работу авторизованных
агентов, туристических фирм, которые заплатили 30 тысяч долларов за премиальный доступ к
билетам, а затем должны были покупать пачки билетов по номинальной стоимости в 80 тысяч
долларов.
Такова теория. Но в этот год все это не сработает. Билетов слишком много. По мере
приближения турнира они будут наполнять офисы, и мало кто из покупателей их получит.
Вскоре они будут выброшены на рынок.
ФИФА грозно вещает о наказаниях и санкциях и утверждает, что компания Биромов раз-
работает «легальные и работающие стратегии, чтобы разобраться с тем ущербом, что понесли
фанаты от махинаций на черном рынке». Это озадачивает. Ведь это именно то, что делала

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 58 компания братьев с Уорнерами в 2006-м. Они и мечтать не смели провернуть то же самое в
2010-м, не так ли?
У БРАТЬЕВ Бирош есть свой офис FTO в Кресте, пригороде к западу от делового центра
Йоханнесбурга. Примерно в полдень 19 марта 2010 года их менеджер по работе с клиентами
отправляет два электронных письма двум клиентам, которые работают вместе. Среди из них:
женщина в Карибском регионе, персональный ассистент одного Очень Важного Члена испол-
нительного комитета ФИФА, а также мужчина в Осло, хорошо известный делец в узких кругах
незаконного рынка.
Сообщение несет разрушительный эффект: «Если мы не получим банковское разреше-
ние на получение выплаты по просроченному платежу ко вторнику, 23 марта 2010 года, можете
считать ваш заказ на билеты аннулированным».
Неужели компания братьев по-прежнему кормит теневой рынок, действуя в обход всех
правил, которые они обязаны соблюдать по легально заключенному контракту? Выходит так,
что они согласились обеспечить билетами ушлого вице-президента ФИФА, который перепро-
дает их на черном рынке.
Но этим клиентам больше не нужны билеты, которые они заказали за много месяцев до
Чемпионата мира-2010. В ЮАР начинается настоящая билетная катастрофа. Фанаты уходят
толпами. У дилеров уже есть билеты, которые они не могут продать. Они не хотят еще больше.
Это сообщение от FTO было конфиденциальным, но получается так, что это предупре-
ждение перестает быть секретным. Его копии попадают двум женщинам – сотрудницам ком-
пании Филиппа Блаттера Infront, в Швейцарии. Расскажут ли они ему, что происходит? Также
копию получают старший менеджер в ФИФА и его ассистент, тоже из Швейцарии. Наконец,
еще одна копия уходит в Манчестер для важного человека, работающего под началом Хайме
и Энрике. Он – менеджер по работе с билетами в другой компании братьев, MATCH Event
Services.
Итак, компания братьев, компания племянника и зепповская ФИФА, кажется, стали
соучастниками этой тайной операции по распространению билетов далеко за пределы досяга-
емости обычных болельщиков.
Эта история началась в декабре предыдущего года. Женщина с Карибских островов
отправила электронное письмо мужчине в Осло, который также хотел приобрести билеты:
«Было очень приятно побеседовать с вами, – писала она. – Благодарю за список, посмотрим,
что можно сделать. Можете мне намекнуть касательно финансового вознаграждения? Будет
ли у вас возможность передать средства, необходимые для выплаты ФИФА/местному оргко-
митету за заказанные билеты? После оценки цифр мы сможем сделать все в наилучшем виде».
И делают ведь. Из офиса в Тринидаде пришел заказ в биромовскую FTO на 310 билетов
по их номинальной стоимости – всего на сумму в 84 240 долларов. Преимущественно это
были билеты первой категории, ценой от 160 до 600 долларов. Венчал их заказ на 38 билетов
на финальный матч. Эти билеты принесут огромную прибыль благодаря фанатам, отчаянно
жаждущим попасть на главную игру крупнейшего турнира. Деньги должны быть высланы на
счет банка в Сотогранде, на юге Испании.
20 января 2010 года женщина с Карибов проинформировала Осло по электронной почте:
«Важно. Вот первая партия билетов, нужно заплатить до завтра! Я получила их два часа назад.
Сверху цены будет еще 10 % комиссии». Когда возникли проблемы с тем, чтобы получить заказ
целиком, она заверила своих клиентов: «У нас есть и другие каналы для приобретения, и мы
уже договорились обсудить этот вопрос с соответствующими лицами».
НО НЕ СУДЬБА. В течение каких-то недель продавцы билетов узнали, что на Чемпио-
нате мира-2010 особо не наживешься. Фанаты не тратили свои сбережения на билеты￿;о
этого они покупали большие телевизоры и оставались смотреть футбол дома.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 59 Зепп и его консильери 6 Жером Вальк утверждали о распродаже билетов, что являлось
ложью. То был нераспроданный складской запас у турфирм, которые теперь снижали цены,
чтобы получить хоть сколько-нибудь денег, дабы отбить свои необдуманные инвестиции. Блат-
тер сказал Reuters , что все билеты на финал и полуфиналы Чемпионата мира распроданы. Что
было неправдой, и билеты на финал со скидкой были доступны за день до игры.
Спустя какое-то время, 1 марта, женщина-ассистент с Карибских островов поинтересо-
валась у своих партнеров из Осло, где деньги, обещанные за билеты. Она добавляла: «Надеюсь,
они были выплачены, поскольку мистер Уорнер будет весьма разочарован, ведь складывается
впечатление, что он сделал заказ, не имея возможности его оплатить».
Так это был Джек Уорнер! Вновь он плавает в подводных течениях черного рынка, кор-
мясь от невидимой невооруженным глазом части айсберга. Через 18 дней, 19 марта, когда Уор-
нер и его партнеры из Осло все еще не рассчитались, из биромовского офиса FTO/ФИФА в
Тринидад и Осло был отправлен ультиматум в духе «платите или проваливайте».
Кто разместил этот заказ? Это была не компания Simpaul. Им запретили работать с биле-
тами на Чемпионат мира. Это не были лично Уорнер и его ассистент. Это была организация,
располагавшаяся на противоположной от Simpaul стороне Эдвардс-стрит в Порт-оф-Спейн.
Это был Карибский футбольный союз, с президентом Джеком Уорнером во главе.
Журналисты из ежедневного издания Dagbladet из Осло, Торгейр Крокфьорд и Эспен
Санди, которые явили миру документы, доказывающие, что Уорнер опять оказался замешан в
махинациях с билетами и вновь имел дело с компанией братьев, раскопали еще одну сенсацию.
Один из дилеров Осло, снабжающий их информацией, тайком направил камеру своего смарт-
фона на двух других членов исполкома ФИФА, которые обсуждали с ним бизнес с билетами;
ими были Николас Леос и Рикардо Тейшейра.
«Я БЫЛ ШОКИРОВАН, когда увидел цены на билеты в ЮАР,  – говорил мне один
фанат. – Самое дешевое место на матч группового этапа в Германии стоило 49 долларов, но
в 2010-м цена взлетела до 88. Для большинства болельщиков это были неподъемные деньги.
Затем мы узнали, что самый дешевый билет на финал подорожал со 168 долларов до 440».
Становилось все хуже. Компания Биромов назначала цену в 755 долларов на внутренние пере-
леты между городами, принимавшими матчи Чемпионата мира, продавая их в составе своих
пакетов. Местные авиаперевозчики-лоукостеры просили же от 140 до 196 долларов.
С февраля 2010 года компания Хайме и Энрике начала распродавать большинство из 1,9
миллиона отельных мест, которые они забронировали в гостиницах, причем как в роскошных
номерах, так и в обычных. По мере замедления продаж билетов государственные учреждения
вроде муниципалитетов и унитарных предприятий начали скупать билеты и распространять
их среди своих сотрудников. Чтобы заполнять свободные места после начала турнира, на ста-
дион отправляли школьников. Южноафриканские политики не могли быть опозорены после
всех своих речей о том, что страна с распростертыми объятиями принимает у себя чемпионат.
Телекомпании, заплатившие миллионы за права на телетрансляцию, едва ли были бы рады
показывать полупустые трибуны.
За две недели до старта пресса рапортовала о том, что более 160 тысяч билетов на матчи
Чемпионата мира до сих пор остаются нераспроданными. Накануне начала турнира билетные
кассиры в отельных барах Йоханнесбурга подсчитали, что лишь около 60 % всех билетов были
проданы по полной стоимости. После Чемпионата мира сообщалось, что 1,2 миллиона билетов
так и не были куплены, но на своем веб-сайте компания Биромов утверждала, что было продано
97,5 % всех билетов – то есть 2 967 349.
Год спустя, в июне 2011-го, компания братьев признала, что не выполнила свой план про-
даж по отельному размещению, заработав на внушительные 50 миллионов долларов меньше
6 Consigliere (итал.)  – советник «семьи» мафии. – Примеч. ред.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 60 задуманного. Их представитель яростно отрицал, что для компании это грозит катастрофой,
потому что они «сделали долгосрочные финансовые инвестиции в свои проекты 2010 и 2014
годов». Значит, свой бразильский бизнес они начнут, недосчитавшись 50 миллионов долларов.
Уж лучше бы эти ВИП-ложи на «Маракане» заполнились!
Операции Хайме и Энрике в Бразилии получают кое-какую помощь от исполнительного
комитета Зеппа. На 19-й странице отчета Биромов за финансовый год, истекающий в марте
2012-го, они указали кредит от ФИФА в размере 6 210 128 фунтов стерлингов, который им
выдали «для финансирования обязательств компании MATCH Services AG по оказанию услуг
отельного размещения для гостей Чемпионата мира-2014 в Бразилии». Это не просто финансо-
вая помощь в размере 6 миллионов фунтов, это беспроцентный кредит! Причем данная сделка
никак не отражена в отчетности ФИФА.
Как им достался контракт на отельное размещение в Бразилии? Был тендер, и братья
выиграли его в 2007-м, получив контракт от исполнительного комитета ФИФА. Вице-прези-
дент Джек Уорнер контролировал трех из двадцати трех голосовавших. После всех его дел с
компанией братьев в 2006-м и секретных планов вести с ними бизнес в 2010-м для него они
естественным образом выглядели наилучшими кандидатами из всех возможных. Вишенкой на
торте стал тот факт, что братья также получили контракт и после тендера на 2018-й.
Для компании братьев ФИФА – это дерево, которое не устает плодоносить. В ноябре
2011-го контракт с MATCH на отельное размещение был продлен до 2023 года «после того,
как оценка индустрии была проведена экспертами ФИФА». В этот раз они даже не утруждали
себя организацией тендера.
Формальное заявление, должно быть, удивило некоторых людей. В нем говорилось:
«Контракт в дальнейшем поддержит ФИФА в борьбе с билетными спекуляциями. Благодаря
экспертной оценке и возможностям осуществлять мониторинг рынка MATCH Hospitality ста-
нет союзником ФИФА в вопросе контроля продаж турпакетов, что позволит эффективно пре-
пятствовать неавторизованным дилерам, пытающимся заманивать корпоративных клиентов и
физических лиц возможностью приобрести подобные пакеты у них».
К тому времени Джека Уорнера уже вынудили уйти из ФИФА. Одним рэкетиром, жаж-
дущим нажиться на грязном бизнесе вокруг чемпионатов мира, стало меньше.
ОТЧЕТ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ Альваро Диаса относительно деятельности Рикардо
Тейшейры в Бразильской конфедерации футбола в общей сложности насчитывает более 950
страниц. Его содержание далеко не всегда касается давнишних дел. Многие из решений Тей-
шейры, принятые им, пока он был у власти, оказали значительный эффект на Чемпионат мира
и многие контракты, с ним связанные. Начните читать с 21-й страницы второго тома и оце-
ните взаимоотношения, установившиеся между Тейшейрой и туристической компанией Stella
Barros. Заголовок такой: «Партнерство, принесшее настоящую прибыль компании и реальные
убытки Бразильской конфедерации футбола». За три года с 1998-го по 2000-й конфедерация
под управлением Тейшейры потратила на услуги компании ошеломительные 12 миллионов
долларов.
Сенатору Диасу пришлась не по вкусу кое-какая информация, которую раскопали его
детективы, разбирая архивы. Ему показалось, что конфедерация не получала всех тех выгод,
что должна была, с учетом того, как много денег шло в направлении Stella Barros. Диас хотел
понять, почему организация не давала конфедерации никаких скидок, несмотря на внушитель-
ный объем оказываемых услуг. Он полагал, что авиакомпании в среднем предлагают клиентам
скидки в размере порядка 15 %, а значит, конфедерация должна была сэкономить около 982
тысяч долларов.
Диаса интересовало, не прикарманил ли кто-нибудь из Stella Barros эти деньги – а быть
может, это был кто-то из конфедерации. Все выглядело очень загадочно, но никаких доказа-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 61 тельств не было. К несчастью, архивы находились в таком беспорядке, что Диас попросту не
смог отыскать всего, что хотел бы знать об отношениях между Stella Barros и конфедерацией.
Сенатора Диаса беспокоили и другие бизнес-отношения, установленные БКФ. Он заме-
тил, что компании всегда начинают процветать, стоит им только начать вести бизнес с Тейшей-
рой. И вновь на 174-й странице второго тома нас ждет весьма полезное чтиво. Диас раскрывает
подробности выгодных сделок, в рамках которых конфедерация продала эксклюзивные мар-
кетинговые права и права на телетрансляции матчей бразильской национальной сборной ком-
пании Traffic, владельцем которой был Жозе Авилла. Затем Traffic заполучила кусочек знаме-
нитого контракта с Nike и сделала прибыль, которую Диас называет «заоблачной». К 2000 году
Traffic являлась пятой в мире компанией, специализировавшейся на спортивном маркетинге,
и ее оборот достигал 111 миллионов долларов.
ЧЕМПИОНАТ МИРА собирает старых друзей. В октябре 2011-го компания братьев
Биром MATCH объявила о том, кто будет ее партнерами при продаже билетных и отельных
пакетов в 2014 году. Во-первых, Grupo Traffic. Чтобы запудрить журналистам мозги, пресс-
релиз сообщал о том, что сделка «представляет крупнейшее сотрудничество в отельной инду-
стрии, работающей со спортом, и является значительным вкладом в фундамент успеха про-
граммы гостеприимства Чемпионата мира-2014».
«Чемпионат мира-2014 – живое доказательство эволюции и профессионализации бра-
зильского футбола»,  – говорит Жозе Авилла. Некоторые люди полагают, что выступление
сборной на поле говорит о Бразилии больше. Но у него есть великолепные рекомендации.
Например, бывший член исполнительного комитета ФИФА из Нью-Йорка, Чак Блейзер, два
десятилетия проработавший с Жозе, заявляет, что он – «человек невероятных личных качеств,
я бы сказал, что его рукопожатие стоит больше, чем многие подписанные договоры».
Второй партнер в бриллиантовом стадионном бизнесе – компания Top Service Turismo,
входящая в Grupo Aguia, которой владеет семья Абраау. Она поглотила Stella Barros в 2004-
м году. Репортер Родригу Маттос выяснил, что Клаудиу, брат Вагнера Абраау, питал самые
теплые чувства к Рикардо Тейшейре. До такой степени, что продал ему за 300 тысяч долларов
великолепные апартаменты в пентхаусе на первой линии пляжа в Барра-да-Тижука, в Рио. Это
было особенно щедро с его стороны, потому что, согласно размерам уплаченной пошлины
на недвижимость, их стоимость на самом деле была втрое выше и равнялась примерно 843
тысячам долларов. Везунчик Рикардо!

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 62  
8
Как Блаттер удерживает власть в ФИФА
Зепп покупает голоса на деньги ФИФА
 
Джек ворует. На протяжении всей своей карьеры он был вором, и это сделало его мульти-
миллионером. Чтобы покрыть себя, он лжет. Лжет своим коллегам в мире футбола, нанимает
бухгалтера в родной стране, чтобы тот притворялся аудитором и врал вместо него. За более
чем 30 лет Джек Уорнер украл у ФИФА десятки миллионов долларов. Зепп Блаттер всегда об
этом знал, но заплатил бы любую цену – тем более что это были не его личные деньги, – чтобы
купить Уорнера и заполучить от него 35 голосов, столь необходимых для победы на выборах
президента.
Большинство этих голосов приходили от сговорчивых чиновников с Карибских остро-
вов, где не развит профессиональный футбол. Острова также зависят от публичных дотаций из
ФИФА и непубличной раздачи билетов на Чемпионаты мира. Конфедерация их региона носит
название КОНКАКАФ, она контролирует футбол в Карибском бассейне, а также в Централь-
ной и Северной Америке. В глобальных масштабах для игры это малозначимый регион – всего
две сборные оттуда смогли пробиться в плей-офф Чемпионата мира-2010 в ЮАР и незамед-
лительно вылетели, – но он имеет огромную власть и влияние в плане политики и коррупци-
онных схем. КОНКАКАФ превратился в вотчину Уорнера.
Эти 35 голосов наряду с 50 с чем-то из Европы, стольким же количеством из Африки и
почти стольким же из Азии, сыграют ключевую роль в момент, когда к голосованию на выборах
президента ФИФА призовутся 209 футбольных ассоциаций. Так что любая прихоть Уорнера
должна быть удовлетворена.
Жоао Авеланж помог Уорнеру организовать его операции в 1990-х, но когда в марте
2013-го следователи попросили его оказать помощь расследованию, а точнее подтвердить факт
выдвижения Уорнером некоторых из самых безумных его требований, Авеланж сказался боль-
ным. Два месяца спустя Авеланжа заставили покинуть пост почетного президента ФИФА,
после того как скандал со взятками от ISL, наконец, затронул и его.
Спустя шесть недель после унизительного ухода Авеланжа из мира футбола мы видим
его чудесным образом выздоровевшим. Более того, его самочувствие было настолько хорошим,
что он мог замечательно отужинать в компании двух бутылок вина и Зеппа Блаттера в ресто-
ране Рио, где их охраняли 16 полицейских. В это же самое время протестующих вокруг бра-
зильских стадионов окутывал слезоточивый газ.
Я рассказал историю взлета Уорнера в иерархии карибского футбола в книге Foul! , но
сдерживаемый лондонскими адвокатами, я был вынужден уделить большое внимание аргумен-
там в его защиту и объяснениям, которые предоставил Чак Блейзер, американский подельник
Уорнера. В главе 9 я раскрою правду о воровстве Блейзера, который работал рука об руку с
Уорнером, конечно же с согласия и благословения Блаттера.
Уорнер, учитель истории из Тринидада, пробился на вершину карибской футбольной
пирамиды, и в 1983-м это позволило ему получить кресло в исполнительном комитете ФИФА.
Авеланж, чьим наставником был босс организованной преступности Рио Кастор Андраде,
заприметил и вскормил молодой талант, подававший большие надежды. Уорнер устроил бы
для Блаттера и Авеланжа все, что угодно. В 1989-м они очень сильно нуждались в том, чтобы
США квалифицировались на Чемпионат мира 1990 года в Италии. Следующий турнир, в 1994-
м, должен был проходить в Штатах, и было чрезвычайно важно подогреть интерес к игре в
стране, в которой футбол не пользовался большой популярностью.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 63 У Уорнера был ключик. Он контролировал футбол Тринидада. К восторгу всей страны
национальная команда находилась в одном шаге от квалификации на Чемпионат мира в Ита-
лии на будущий год. Все, что было нужно, – добиться хотя бы ничьей с США на тринидадском
национальном стадионе 19 ноября 1989 года. У Тринидада была довольно сильная команда, и
у них даже были неплохие шансы на победу, но в целом это не требовалось.
Уорнер увидел здесь возможность заполучить для себя вечно благодарных союзников в
Цюрихе. Он сделал все, что мог, чтобы усложнить жизнь своей команде, обеспечив их наихуд-
шими условиями для тренировок, которые только смог организовать. Незадолго до игры про-
изошла любопытная замена судейской бригады. Уорнеру нужен был хаос на стадионе – и в то
же время он видел здесь возможность незаконно обогатиться. Он напечатал 45 000 входных
билетов на стадион, который мог вместить лишь 28 500 человек.
В день матча сборную Тринидада пришлось чуть ли не нести на руках над головами тысяч
разъяренных фанатов, которые купили билет, но так и не смогли попасть на стадион. Трини-
дадские болельщики до хрипоты спорили о судейских решениях, но значение имело только то,
что американцы забили один гол, а Тринидад – ни одного, и вопрос с маркетингом следующего
Чемпионата мира-1994 был решен.
Чак Блейзер из Нью-Йорка, уже служивший тогда футбольным чиновником, был не
меньше Уорнера заинтересован в дальнейшем продвижении по карьерной лестнице в ФИФА.
Проигнорировав поражение и последующее за ним народное горе в Тринидаде, они сговори-
лись в 1990-м году взять под контроль КОНКАКАФ. Уорнер стал президентом и незамедли-
тельно назначил Блейзера генеральным секретарем. Начало двум десятилетиям грабежа и кор-
рупции было положено.
КАК ОН МОГ красть миллионы долларов у ФИФА и КОНКАКАФ и быть уверенным, что
Цюрих закроет на это глаза? Уорнер продумал, как провернуть крупное ограбление, и сделал
свой первый ход в марте 1995-го, заплатив миллион долларов за участок земли в Тунапуне, по
дороге в аэропорт Пиарко. Он недолго ходил с пустыми карманами. Через три месяца Уорнер
объявил, что КОНКАКАФ нуждается в Центре совершенствования – который стал известен
под аббревиатурой CoE – для тренировок футболистов со всего региона. А заплатит за все
ФИФА.
В феврале 1996-го было учреждено его семейное предприятие Renraw (фамилия Уорнер
задом наперед). В следующий за этим месяц компания Renraw потратила 314 460 долларов
на приобретение второго участка земли в Тунапуне. Уорнер выстраивал целое состояние из
объектов недвижимости – и это не стоило ему ни цента. Месяц спустя КОНКАКАФ созвала
конгресс, и Уорнер сказал делегатам, что главная цель Центра совершенствования заключа-
ется в том, чтобы «помогать повышать качество футбола в КОНКАКАФ». Президент ФИФА
Авеланж присутствовал на съезде, и в протоколе записано, что он похвалил Уорнера «за его
дальновидность, которая привела к возведению КОНКАКАФ в Тринидаде».
Энтузиазм Авеланжа был понятен. Через два года он оставлял пост президента ФИФА
и нуждался в том, чтобы заполучить 35 голосов от Уорнера для своего протеже Блаттера на
предстоящем конгрессе в Париже. Они и думать не смели о том, чтобы упустить контроль
над миром футбола, или о том, чтобы позволить кому-нибудь непричастному к их продажной
банде получить доступ в архивы ФИФА и раскрыть правду о грабежах Авеланжа. Битва пред-
стояла трудная – подозрительно честный соперник, Леннарт Юханссон из Швеции, получил
поддержку от УЕФА. Деньги потекли в новое предприятие Уорнера. Он был человеком, кото-
рого можно было купить, – если предложить верную цену, разумеется.
Для мировой игры запрошенная цена была высокой, но Авеланж с радостью приоткрыл
цюрихский денежный кран. В январе 1996-го ФИФА перевела 250 тысяч долларов в Трини-
дад. Две недели спустя ФИФА отправила еще 1,7 миллиона долларов. Деньги продолжали течь

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 64 рекой: в апреле ФИФА отправила 500 тысяч, а в мае другие 500. Следующие 500 тысяч дол-
ларов пришли в июне, и та же сумма поступила на счет в августе. 1996-й год вышел поистине
замечательным!
В сентябре Уорнер зарегистрировал новую частную компанию в Тринидаде – «Центр
совершенствования КОНКАКАФ». После этого он мог завести банковские счета, используя
названия, подозрительно похожие на название реальной организации. Что он и сделал, и стал
высасывать деньги, предназначенные для развития Центра совершенствования. Но ему нужно
было больше.
Уорнер сказал Авеланжу, что КОНКАКАФ нуждается в кредите на строительство, и в
1997-м ФИФА под свои гарантии выделила ему 6 миллионов долларов кредита, взятого в швей-
царском банке UBS. В апреле UBS, в котором ФИФА держала свои счета, передал первые 2
миллиона, в августе последовал второй транш на ту же сумму, а в ноябре поступили еще 2
миллиона долларов. Как были возвращены эти деньги в ФИФА? Никак. В мае 2003-го финан-
совый комитет ФИФА, где Уорнер был заместителем председателя, договорился списать этот
заем. Футбол заплатил. Опять.
По завершении первой фазы строительства Уорнер организовал церемонию с разреза-
нием ленточки и дал Центру новое имя. Он стал Центром совершенствования имени доктора
Жоао Авеланжа. Эта вывеска позволила и дальше поддерживать легенду о том, что Центр при-
надлежит футболу, а не переписан тайком на семью Уорнера.
В переднем дворике Уорнер воздвиг круглую конструкцию, смоделированную по образу
и подобию греческого храма, а между колонн установил бюст Авеланжа. Венчал это все глобус
и огромный баннер КОНКАКАФ. Чем больше денег удавалось присвоить Уорнеру, тем мас-
штабнее становился Центр. Сегодня перед ним располагается фитнес-центр за стеклянными
стенами, где представители среднего класса за деньги занимаются в тренажерных залах, ката-
ются на велотренажерах и вообще пользуются всеми преимуществами, которые способен дать
люксовый спорткомплекс – по сути, это находящийся во владении Уорнера и содержащийся
на деньги ФИФА оздоровительный клуб.
За ним стоит обслуживающийся ФИФА, но находящийся во владении Уорнера комплекс
Le Sportel Inn, вмещающий сорок четыре номера и два пентхауса. Зал Нельсона Манделы
используется для проведения бизнес-конференций и семинаров. Рядом с ним располагается
несколько просторных помещений, которые Уорнеры используют для проведения конвенций,
свадебных вечеринок и индустриальных выставок, бассейн сдается в аренду школам и клубам
– равно как и футбольный стадион «Марвин Ли», названный так в честь местного футболиста,
который умер после кошмарной травмы, полученной на международном матче.
Должностное лицо из департамента по региональному развитию ФИФА распорядилось,
чтобы на поле был положен искусственный газон стоимостью 800 тысяч долларов. Он идеально
подходил для игры в футбол в любую погоду и стал активно использоваться профессиональной
командой «Джо Паблик», которой владеет семья Уорнера. Тем самым должностным лицом из
ФИФА был второй сын Уорнера – Дэрилл.
Веб-сайт Центра продолжает рассказывать лживую легенду о том, что это частное заве-
дение якобы связано с КОНКАКАФ.
Уорнер загребал деньги обеими руками из всех возможных источников. Даже в то время,
что строился Центр совершенствования, он не забывал о том, чтобы офис его КОНКАКАФ
в Тринидаде продолжал сосать средства. В период между 1996 и 2003 годами ежемесячные
выплаты на содержание президентского офиса разнились, но всегда оставались в диапазоне 10–
25 тысяч долларов. С 2004-го по 2011-й выплаты увеличились, и теперь их размер составлял
где-то 25–45 тысяч долларов в месяц. Таким образом, за эти 15 лет Уорнер выдоил более 5,3
миллиона долларов на содержание офиса, который также занимался его политической карье-
рой и делами в бизнесе.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 65 ЗАТЕМ УОРНЕР отбыл во Францию на коронацию Зеппа Блаттера и Чемпионат
мира-1998, а еще для того, чтобы учинить еще более наглое воровство. Уорнер хотел макси-
мально далеко дистанцироваться от своих коллег по ФИФА и договорился о том, чтобы его
разместили в Марселе. Вместе со своей женой Морин он въехал в отель Sofitel. Позднее поли-
ция установила, что утром 23 июня Уорнер ходил на почту и отправил бандероль самому себе,
чтобы позднее забрать ее в Париже. В тот вечер они с супругой наблюдали, как Норвегия обыг-
рывает Бразилию со счетом 2:1.
Когда они вернулись в отель Sofitel, то управляющие были шокированы. В их номер
ворвался грабитель! Украли драгоценности Морин стоимостью 35 тысяч долларов! Из закры-
того кейса Джека пропали 30 тысяч долларов! Звоните в полицию!
Стражи правопорядка сделали все, что было в их силах, но преступление было идеаль-
ным. Не осталось никаких улик, ни выбитой двери или вскрытых замков на чемоданах, ни
подозрительных отпечатков пальцев. У Уорнера был единственный ключ от кейса. Единствен-
ным сотрудником отеля, у которого была электронная копия ключа, был надежный замести-
тель управляющего с трудовым стажем более 20 лет. Полиции пришлось арестовать его на
несколько часов, а затем отпустить.
Местные репортеры говорят, что полиция раскрыла это ограбление, но решила по поли-
тическим причинам прервать расследование и не наказывать Джека – дабы не испортить Чем-
пионат мира.
Я услышал эту историю и отправил Уорнеру электронное письмо с вопросами. Почему
он и Морин не попросили менеджмент отеля поместить наличность и драгоценности в сейф?
Почему при нем была такая сумма? Как он ее получил? (Если у него когда-либо и было столько
денег, то от махинаций с билетами на черном рынке.) Есть ли у него хоть какие-то догадки о
том, как грабители вскрыли его кейс? Почему его супруга ехала на футбольный турнир с таким
количеством ценных вещей?
Уорнер не ответил.
Маловероятно, что страховщики, работающие с Sofitel, возместили бы убытки клиенту,
который оставил разбросанными по номеру наличность и драгоценности на сумму 65 тысяч
долларов. Но Уорнер знал кое-кого, кто заплатит ему. Через шесть недель после «ограбления»
страховщики ФИФА покрыли ущерб. Немецкая компания получила от ФИФА выгодный кон-
тракт, и было уместно с их стороны сделать за это выплаты столь влиятельному члену испол-
нительного комитета.
УОРНЕР вернулся из Франции и добыл еще больше денег ФИФА. Его компания Renraw
приобрела третий и последний участок земли для Центра совершенствования за 392 775 дол-
ларов. Он написал в ФИФА, сообщив, что участок обошелся ему в 640 тысяч. Они выслали
деньги. Четверть миллиона долларов прибыли всего лишь после одного лживого письма!
В регулярных отчетах в ФИФА Уорнер упоминал о Центре совершенствования как об
активе КОНКАКАФ. В исполком КОНКАКАФ Уорнер подал отчет о том, что его недавнее
приобретение земельного участка было «только что куплено» для них. Это было ложью. Эле-
ментарная проверка, предполагающая изучение записей в публичном реестре земельных сде-
лок, тут же вскрыла бы этот факт.
В самом начале осуществления своего преступного плана Уорнер убедил и ФИФА, и
КОНКАКАФ в том, что они владеют этой землей. Все миллионы долларов, которые вроде как
были инвестированы в региональный футбол, на самом деле были пущены на строительство
досуговой империи на земле, которой владели Уорнеры￿ и  управляла ей все та же семья – с
большой выгодой для себя.
ФИФА заплатила и за землю, и за строительство. Она дала Уорнеру актив, который он
мог использовать в качестве прикрытия для одалживания денег. В сентябре 1998-го он свя-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 66 зался с Trinidad's First Citizens Bank и взял у них в кредит 475 тысяч долларов. Он сделал так,
чтобы его бухгалтер Кенни Рэмперсед поставил свою подпись под документом наряду с ним.
В Тринидаде Рэмперседу пришлось рассказать банку всю правду: что собственность принад-
лежала Renraw и другой компании Уорнера. Рэмперсед был также нанят Уорнером для подго-
товки финансовой отчетности КОНКАКАФ. В своем докладе за тот же период он рассказал
совсем другую историю, что эта собственность – актив КОНКАКАФ.
Уорнер повторил ту же самую ложь в Цюрихе. Когда ФИФА спросила о том, куда пере-
водить деньги, Уорнер сказал, чтобы они отправляли на счет на имя «Центра совершенство-
вания КОНКАКАФ». Это был один из его личных счетов.
УОРНЕРУ ПРЕДЛОЖИЛИ все возможности для воровства, и он пользовался каждой,
год за годом. Почти 5,6 миллиона долларов были переданы Центру совершенствования нью-
йоркским офисом КОНКАКАФ за период с 2000 по 2011 год. Как это осуществлялось? С 2000-
го по 2003-й КОНКАКАФ перечислила 1 260 000 долларов в 23 разных транша на банковский
счет в First Citizens, контролируемый Уорнером и названный «Центр совершенствования док-
тора Жоао Авеланжа». Обычно средний платеж был размером в 50 тысяч долларов. Начиная с
апреля 2004-го КОНКАКАФ перечисляла по 50 тысяч на этот счет каждый месяц. В 2011-м, в
заключительный период его масштабных хищений, эта сумма возросла до 75 тысяч долларов
в месяц.
ФИФА сыграла свою роль. Помимо уже выплаченных 15 950 000 долларов, Цюрих наки-
нул дополнительные 10 миллионов на дальнейшее развитие Центра. Эту сумму следовало
выплатить Уорнеру за четыре года, помимо тех 2,5 миллиона долларов, что ФИФА выделяла
на развитие местного футбола в период с 2003-го по 2006-й. Деньги должны были тратиться
на нужды региона.
Уорнер отправил письмо на имя главы финансового департамента ФИФА, датирован-
ное 20 декабря 2001 года, в котором «разрешал» ФИФА перевести ему первые два транша
в 2,5 миллиона долларов для «оказания помощи конфедерации за каждый из годов: 2003-й
и 2004-й… для покрытия оперативных расходов и развития нашего Центра совершенствова-
ния». Он проинструктировал Цюрих о том, что деньги необходимо переводить на счет в банке
First Citizens. Этот счет – личный, и записан он на полное имя чиновника, на Остина Джека
Уорнера. Финансовый комитет, члены исполкома ФИФА, внутренний аудиторский комитет и
аудиторы из KPMG одобрили и завизировали эту откровенную кражу денег.
ЗЕПП БЛАТТЕР был взволнован на Чемпионате мира-2002. Если он и дальше соби-
рался требовать у телекомпаний огромные суммы за права на показ турнира, ему нужно было
собирать полные стадионы. Проблема была в корейцах. Они патриотично приходили на ста-
дион каждый раз, когда играла их сборная. Но будут ли они так же покупать билеты, когда их
команда покинет турнир? Бейсбол и баскетбол тоже пользуются популярностью в их стране,
и не меньшей, чем футбол. Блаттер обратился за помощью к судьям, чтобы сохранить запол-
няемость арен.
В первом раунде плей-офф Корее досталась Италия, прогнозируемо грозный соперник.
Но еще более грозным – для итальянцев – оказался рефери Байрон Морено из Эквадора.
Он назначил очень сомнительный пенальти в пользу Кореи всего через четыре минуты после
начала, но хозяева не забили. Потом игра пошла под диктовку Италии, и она повела, когда
Кристиан Вьери отличился на 18-й минуте. Предполагаемой победе помешал гол корейцев на
89-й минуте, когда они сравняли счет.
Перед самым перерывом в экстра-тайме Франческо Тотти сбили в штрафной сборной
Кореи. На повторах было видно, что итальянцы должны были заработать пенальти. Вместо

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 67 этого Морено удалил Тотти за нырок. Во втором тайме золотой гол, забитый Дамиано Томмази,
был отменен, и вновь фанаты по всему миру начали откровенно негодовать. За три минуты до
конца экстра-тайма Ан Чжун-Хван обошел итальянскую оборону и забил головой золотой гол.
Корея продвинулась дальше, где ее ждала Испания. Удача больше не могла так благоволить
хозяевам, верно?
Оказалось же, что Испании предстояло сыграть не только против сборной Кореи, но и
против судьи Гамаля Гандура и лайнсмена Майкла Рагуната из Тринидада, которого на турнир
выдвинул благонадежный Джек Уорнер. Испания забила во втором тайме￿ рефери отменил
гол. Матч перешел в экстра-тайм. Фернандо Морьентес забил за Испанию, но Рагунат поднял
флажок на линии. Был назначен удар от ворот. Повторы показали ошибочность этого решения.
На последней минуте экстра-тайма Испания заработала угловой, но судья дал свисток об
окончании матча за минуту до конца, не дав испанцам сделать подачу. Корея выиграла в серии
пенальти и прошла дальше в полуфинал.
Эдгардо Кодесаль, который судил финал Чемпионата мира-1990, с отвращением покинул
судейский комитет после этих событий. Позднее Кодесаль признался мексиканской прессе, что
его вынудили назначить Рагуната на матч Корея – Испания.
Кодесаль также раскритиковал Уорнера за то, что тот обнимался с корейским президен-
том Ким Дэ Чжуном сразу после победы сборной Кореи над Испанией. Уорнер позднее ска-
зал, что был «рад, что Корея выиграла», и в столь редкий момент честности признался, что
«для телевидения такой результат был лучше». Рагунат должен был осознавать, что, если он
разочарует Уорнера, его карьере конец. Он никогда больше не сможет покидать Тринидад по
футбольным делам. Германия вышибла Корею в полуфинале. Через три дня Блаттер сказал,
что ФИФА сурово преследует договорные матчи и их организаторов.
УОРНЕР ИСПОЛЬЗОВАЛ УКРАДЕННЫЕ МИЛЛИОНЫ для финансирования одной
из двух главных политических партий Тринидада, носившую название Объединенный нацио-
нальный конгресс. Это дало ему огромную власть на маленьком острове. Но ему совсем не нра-
вилось быть причастным к политической партии, находившейся в оппозиции. Выборы должны
были состояться в ноябре 2007-го, и Уорнер продумал гроссмейстерский ход для завоевания
народного одобрения.
Он собирался отправиться в Южную Африку вместе с лидером ОНК Базео Пандеем,
чтобы добиться аудиенции у Нельсона Манделы и вытянуть из него благословение для своей
партии на предстоящих выборах. Это поразило бы оппонентов в Тринидаде. Разумеется, Ман-
дела согласится на такой шаг после того, как Уорнер сумеет убедить его, что достанет необхо-
димое количество голосов в исполнительном комитете ФИФА для победы ЮАР на выборах
хозяйки ЧМ-2010. Мандела будет ему обязан.
Блаттер думал также, и ФИФА сделала весьма самонадеянное заявление в прессе, сооб-
щив, что «Джек Уорнер сегодня нанес краткосрочный визит в ЮАР, чтобы повстречаться с
Нельсоном Манделой, а также с руководителями футбольной премьер-лиги страны». Создава-
лось такое впечатление, что Уорнер возглавлял делегацию ФИФА.
Манделу, которому тогда было 86 лет, надежно защищали телохранители. Когда Уорнер
прибыл, ему сказали, что он должен подписать соглашение, по которому обязуется не просить
ничего у Манделы и не превращать встречу в политический разговор. Он заколебался: как
Нельсон мог сказать «нет» ему, самому Джеку Уорнеру? Это было роковое высокомерие. Его
и близко не подпустили к Манделе.
Пресс-секретарь Манделы сообщил репортерам: «Мы полагали, что делегация была
составной частью рабочей группы ФИФА. Мистер Уорнер не встречался с мистером Манделой,
поскольку не согласился с условием, поставленным мистером Манделой: не просить его выска-
зывать одобрение или оказывать какую-либо помощь во время предвыборной кампании». Пан-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 68 дей же соглашение подписал, и получил свои несколько минут славы и пару совместных фото-
графий с Манделой. Затем его тоже выпроводили, не дав никакого благословения его ОНК.
Под заголовком «Чиновник ФИФА придумал свой визит к Манделе» южноафриканская
газета Sunday Times сообщала, что Уорнер «жутко покраснел… после того, как ему указал
на дверь» Мандела. Прессу Тринидада тоже изрядно позабавил конфуз заносчивого Уорнера.
«Впереди последняя неделя перед выборами, и я не хочу, чтобы меня что-либо отвлекало», –
торопливо сказал он в коротком телефонном интервью. Его партия проиграла выборы.
В 2013-м, когда Мандела умер, все ожидали, что Уорнер поспешит в Южную Африку,
чтобы быть запечатленным в компании мировых лидеров на похоронах. Вместо этого он
остался дома в Тринидаде. Широко распространенное мнение гласило, что если бы он риск-
нул покинуть остров, то за границей он был бы арестован по подозрению во взяточничестве,
отмывании денег и мошенничестве.
УОРНЕР НИКОГДА не упускал возможности использовать свое положение в ФИФА для
того, чтобы подпустить к себе ближе представителей стран, для которых культура коррупции
и взяточничества давно стала нормой. Дополнительным козырем этих государств всегда были
богатые нефтяные запасы.
Блаттер устроил его на потенциально очень доходную должность главы комитета ФИФА,
который занимался распределением средств на Чемпионат мира среди юношеских команд.
Уорнер был знаком с до крайности коррумпированным нигерийским функционером Амосом
Адаму, генеральным директором Нигерийской национальной спортивной комиссии. (Позднее
Адаму вошел в исполнительный комитет ФИФА, откуда был выброшен в 2010-м.)
Ничего удивительного не было в том, что в 2009-м Уорнер выбрал хозяйкой Чемпионата
мира по футболу среди юношеских командр именно Нигерию. Местный оргкомитет Адаму
представил правительству проект с раздутым бюджетом в 35,5 миллиарда найр. Это было
слишком жадно, так что под угрозой полного отказа от проведения турнира Адаму был вынуж-
ден урезать бюджет на три четверти и снизить его до 9 миллиардов найр.
Уорнер вскоре принялся реализовывать привычную для ФИФА схему. Какое-то время
они ждут, а потом корят страну-хозяйку за излишнюю медлительность в подготовке, надеясь
заставить правительство государства заложить в бюджет турнира больше денег, которые будут
распределяться между подрядчиками и чиновниками ФИФА.
Давление начало усиливаться в начале 2009 года. Во-первых, Уорнер примерил маску
сурового человека: «Я всегда верил в Нигерию, но в настоящий момент этой веры нет, – сказал
он нигерийским репортерам. – Я не могу вернуться в ФИФА и сказать: «Да, Нигерия готова»,
потому что еще очень многое нужно сделать, прежде чем это будет правдой. Если Нигерия не
соберется и не начнет работу, она не получит право на проведение турнира».
Местных это не впечатлило, и день спустя Уорнер предпринял вторую попытку оказать
эмоциональное давление: «Я люблю Нигерию больше, чем некоторые нигерийцы… Я апелли-
рую ко всем нигерийцам, призываю их разделить мою веру в их страну. Я верю, что вы сможете
это сделать￿'* 7'/

;

).
Одна из нигерийских газет, Guardian , не собиралась и дальше выслушивать это нытье,
вызванное жадностью Уорнера. Через несколько дней издание опубликовало уничтожающую
статью.
«Совершенно абсурдно то, что вице-президент ФИФА Джек Уорнер с такой страстью
воспринимает идею о том, чтобы Нигерия стала хозяйкой этого турнира ФИФА, и то, в каком
покровительственном и притом ничем не обоснованном тоне он обращается к Нигерии, словно
его организация пребывает в неведении, что данный турнир никак не может быть приоритетом
для Нигерии на данном этапе нашего политического и социально-экономического развития.
Помимо угрожающе высокой стоимости проведения он должен еще и осознавать тот
факт, что сам турнир был навязан Нигерии весьма зловредными методами, и по этой причине

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 69 цели, преследуемые организаторами этого юношеского соревнования, можно назвать ложными
и неуместными как в Нигерии сегодняшнего дня, так и в Нигерии ближайшего будущего.
Нигерию хитроумным образом поставили перед свершившимся фактом, что она хозяйка
турнира, ее нагло шантажировали госслужащие, работающие исключительно в своих собствен-
ных интересах, вопреки всем возможным предписаниям и законам. При полном попуститель-
стве ФИФА фактически было сказано, что Нигерия должна стать хозяйкой, хочет она того или
нет».
Guardian продолжала свою тираду словами о том, что существует масса более толко-
вых способов потратить бюджетные средства. Вместо вложений в стадионы деньги могли быть
направлены на «восстановление труб газоснабжения, для того чтобы нигерийцы могли рассчи-
тывать на бесперебойные поставки энергии… или на компьютеризацию двухсот средних школ
в стране».
«Суровая правда такова, что Нигерии следует держаться подальше от турнира ФИФА.
Мистер Уорнер не должен вводить Нигерию в заблуждение, призывая тратить ее и так скудные
ресурсы на служение нуждам своей организации, и избавить ФИФА от необходимости лице-
мерно шантажировать Нигерию в столь непростые для нее времена».
Бразильские футбольные болельщики и политики, должно быть, заучили тезисы этой
статьи наизусть.
Нассау, Багамы, 4 июня 2009 года: Уорнер в бешенстве. На его крепость, его вотчину,
Карибский футбольный союз, входящий в КОНКАКАФ, покушаются враги. Питер Дженкинс,
футбольный судья с островов Сент-Китс и Невис, чье население составляет 53 584 человека,
набрался дерзости и выдвинул свою кандидатуру на выборах в качестве делегата от КФС в
КОНКАКАФ вместо действующего представителя, Хораса Баррелла с Ямайки.
Самым заметным вкладом Баррелла в развитие мирового футбола до той поры был эпи-
зод на конгрессе ФИФА в Цюрихе в 1996-м. Когда делегату с Гаити помешали присутствовать
на конгрессе, Баррелл с молчаливого согласия Уорнера и его окружения из числа представи-
телей региона КОНКАКАФ поступился всеми правилами ФИФА относительно голосования
и поместил в пустое кресло своего коллегу Винси Джалала, чтобы тот проголосовал так, как
проинструктировал Уорнер.
Питер Дженкинс утверждал, что малые нации, вроде его собственной, должны иметь
право голоса в КОНКАКАФ. Уорнер сказал, что его мнение «неприемлемо и только вызывает
разногласия». Разумеется, его власть в ФИФА держалась на той общности из крошечных ост-
ровных федераций, большей частью не имеющих у себя профессионального футбола, но чьи
голоса имеют точно такой же вес, как и голоса представителей крупных футбольных держав
Латинской Америки, Европы и Африки.
Уорнер бы не смирился с необходимостью выигрывать выборы в КОНКАКАФ. Он под-
начивал делегатов перестать поддерживать Дженкинса. Уорнер заявил: «Я крайне критично
отношусь к тому факту, что карибский футбол разделился из-за одного кандидата, что поис-
тине беспрецедентно, с этим мы боролись все последние годы», – сказал он. Действия Джен-
кинса, по его словам, «противоречат нашим политическим договоренностям».
Баррелл был одним из ближайших соратников Уорнера на Карибах и часто выдвигался на
различные престижные должности в ФИФА. Если бы его авторитет кем-нибудь оспаривался,
это могло бы привести к тому, что абсолютная власть Уорнера дала бы трещину. Ответ Уорнера
был беспощадным. Он распорядился снять Дженкинса со всех футбольных должностей на его
родном острове. То же самое касалось и его участия в региональных ассоциациях. «Я проин-
структировал генеральных секретарей как КФС, так и КОНКАКАФ немедленно вас убрать», –
написал он Дженкинсу.
Баррелл добавил, что чувствует «неуважение» к себе со стороны Дженкинса. Другой под-
ручный Уорнера, Колин Класс из Гайаны, также сказал, что ставит под сомнение справедли-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 70 вость намерений Дженкинса. «У меня были серьезные опасения, и я уверен, что Питер был
в курсе устройства нашей отлаженной системы и решил проигнорировать ее, судя по всему,
руководствуясь личными мотивами. Я должен сказать, что то, через что он сейчас проходит, –
это та цена, которую каждый платит за свои действия». Класс был удален из мира футбола в
КОНКАКАФ после скандалов, разразившихся в мае 2011-го.
Железный кулак Уорнера ударил еще по двум национальным ассоциациям, Антигуа и
Гренады, которые поспешили выразить Питеру Дженкинсу свою поддержку. «Им напишут
с просьбой разъяснить, почему к ним не следует применять дисциплинарные санкции за
их попытки дестабилизировать футбол в Карибском регионе и разрушить дух солидарности
внутри КФС, – сказал Уорнер. – Если их объяснения не устроят нас, дисциплинарные взыска-
ния будут наложены на ассоциации обеих стран».
Один из сторонников Дженкинса отметил, что ФИФА выделяет на развитие футбола в
Карибском регионе по 10 миллионов долларов каждые четыре года, но «Наветренные острова
и Нидерландские Антильские острова не получили из этих денег ни цента». Дженкинсу хва-
тило смелости, пусть это и стало для него фатальным шагом, спросить, почему вышло так, что
все гранты ФИФА были проглочены чревом Центра совершенствования. Лидеры КОНКАКАФ
хранили молчание.
Пройдет еще четыре года, прежде чем независимые следователи подтвердят, что все
деньги, год за годом, были откачаны Уорнером посредством подставных банковских счетов,
якобы принадлежавших Центру совершенствования.
ЧЕМПИОНАТ МИРА был самым волнующим временем для некоторых членов испол-
нительного комитета ФИФА. Но не из-за футбола. Это было соревнование между дорогостоя-
щими заявками богатых стран, которых можно было склонить к даче взяток. Доказательства
того, что взятки уплачивались каждую отборочную кампанию, восходят еще к ожесточенной
схватке Японии и Кореи за право проведения Чемпионата мира-2002. Тут все несколько слож-
нее, недостаточно просто выяснить, кто продал свои голоса победившей заявке. Многие про-
игравшие были сильно обижены. Несколько стран, участвовавших в борьбе за африканский
Чемпионат мира-2010, платили взятки. Каждые несколько месяцев всплывают новые доказа-
тельства.
Если Катар давал взятки за право принимать у себя Чемпионат мира-2022 – а надеж-
ных подтверждений этого еще нет, – умный делец вроде Уорнера, который голосовал за США,
страну – члена КОНКАКАФ, и тут разглядел бы для себя возможность нажиться. Стоит ожи-
дать, что это он запустил в Дохе идею о том, что последнее, что нужно Катару сейчас, – враги
в ФИФА. Уорнер, контролировавший три важнейших голоса, мог создать их заявке немало
проблем. Готов спорить, он требовал с них денег.
Оба, и Уорнер, и Блейзер, сочли жизненно важным встретиться с президентом Путиным
в Москве незадолго до голосования в декабре 2010-го. Путин хотел престижа, который при-
несет статус страны-хозяйки чемпионата 2018-го, и что более важно, строительная индустрия
хотела новых подрядов. Олимпиада в Сочи стала настоящим золотым дном для коррупцио-
неров. Теперь олигархи надеялись устроить большой банкет на строительстве новых футболь-
ных стадионов. Мои личные источники в строительной индустрии России сообщили мне, что
крупные компании были готовы заплатить столько, сколько надо для победы в голосовании.
Несколько миллионов долларов аванса были бы мгновенно поглощены, как только настало бы
время снимать сливки с контрактов.
ЕДИНСТВЕННОЙ страной, подававшей заявку и утверждавшей, что при выборе страны
– хозяйки турниров 2018 и 2022 годов имели место коррупционные требования, стала Англия,
чей заявочный комитет возглавлял Дэвид Тризман. Он предоставил доказательства парламент-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 71 скому комитету депутатов в Лондоне. Шоу выдалось блестящим! (Тризман не аристократ по
рождению. Бывший коммунист, он был выдвинут в палату лордов Тони Блэром, который назна-
чил его спикером лейбористской партии.)
В обмен за свой голос Джек Уорнер хотел чек на свое имя на 2,5 миллиона фунтов стер-
лингов, которые пошли бы «на строительство образовательного центра в Тринидаде». Уорнер
никогда не переставал воровать. Позднее он попросил у Тризмана фантастическую, неверо-
ятную сумму в 500 тысяч фунтов на то, чтобы купить права на телетрансляцию Чемпионата
мира в Гаити, стране, пострадавшей от землетрясения, и снова эти деньги должны были пройти
через его руки. Уорнер отвечал, что обвинения в коррупции «полнейшая чушь», и добавил:
«Я работаю в ФИФА уже 29 лет, и это может удивить многих, но я уверен – это чушь».
Тризман продолжал. Например, представитель Парагвая Николас Леос хотел стать рыца-
рем и получить титул сэра. Позднее один из его асунсьонских агентов шепнул, что было бы
легче заполучить его голос, если бы Кубок Англии переименовали в «Кубок имени сэра Нико-
ласа Леоса». Тейшейра советовал Тризману прийти и рассказать, что он может ему предло-
жить. Член ФИФА от Таиланда Ворави Макуди хотел получить телеправа на трансляцию това-
рищеского матча между сборной Англии и тайской национальной командой. Макуди все это
отрицал.
В тот день появился повод для злых усмешек. Лондонский пиарщик Майк Ли, который
в своем послужном списке имеет успешные кампании по выигрышу Олимпиад для Лондона
в 2012-м, Рио в 2016-м и зимней Олимпиады для Пхенчхана в 2018-м, давая свидетельские
показания, рассказал о «тоне», необходимом для выигрыша голосов. Его недавним успехом
стала катарская кампания, принесшая этой стране Чемпионат мира-2022.
Речь Ли, полная самолюбования, была прервана консервативным политиком Дэмиеном
Коллинсом, который проинформировал господина Ли о том, что буквально вчера газета Sunday
Times вышла с подшитым к номеру меморандумом парламентского комитета, содержащим
ошеломляющие факты о том, как Катар на самом деле выиграл право на проведение турнира.
Репортеры подолгу разговаривали (как и я, наравне с несколькими другими журнали-
стами) с осведомительницей из катарской заявки. Она утверждала, что в начале 2010 года в
номере одного из отелей Луанды представители Катара договорились о взятке в 1,5 миллиона
долларов за каждый из голосов Иссы Хаяту, Амоса Адаму и Жака Анума из Кот-д’Ивуара.
Катарская команда выступила с заявлением, в котором отрицались «серьезные и явно надуман-
ные» обвинения, которые «останутся недоказанными, поскольку фальшивы». Хаяту и Анума
также не признавали свою вину. Адаму был исключен из ФИФА.
ВОРОВСТВО УОРНЕРА у австралийского заявочного комитета достойно совершенно
отдельного упоминания. Если бы следователи с другого конца земного шара не наткнулись бы
на аферу в полмиллиона долларов, она бы так и осталась грязным секретом, о котором знали бы
только Джек Уорнер, его скользкие посредники, парочка австралийцев и их босс-миллиардер.
В августе 2010-го делегация из Австралии прибыла в Тринидад, отчаянно нуждаясь в
голосах Уорнера и двух других делегатов от КОНКАКАФ, которых он контролировал в ФИФА.
Уорнер повез их смотреть комплекс зданий и спортивных учреждений в Макойе, располо-
женной между Порт-оф-Спейн и аэропортом. Это был Центр совершенствования, но Уорнер
одурачил австралийцев, рассказав им легенду о том, что Центр принадлежит КОНКАКАФ. С
другой стороны располагался стадион «Марвин Ли». Уорнер сообщил визитерам, что он нуж-
дается в «обновлении».
Месяц спустя доверчивые австралийцы выслали Уорнеру чек на потрясающую сумму в
462 200 долларов США. Со временем к счету добавились затраты на перелеты и развлечения,
и он достиг почти полумиллиона американских долларов. Что же случилось с деньгами на
«обновление»? Уорнер перевел их на один из своих фальшивых счетов в Республиканский

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 72 Национальный Банк в Тринидаде. Проверки следователей установили, что никаких записей
о переводе 462 200 долларов на настоящие счета КОНКАКАФ не было и нет. Следователи
заключили, что Уорнер виновен в «мошенничестве и растрате».
Футбольная федерация Австралии (ФФА) была, судя по всему, сильно смущена фактом
выплаты этих 462 200 долларов. Ее сотрудники так и не выступили с пресс-релизом, в кото-
ром хвалились бы своей дотацией футболу Карибского региона. Ничего о переводе средств
также не было и в отчете ФФА перед правительством о том, как федерация потратила грант в
40 миллионов долларов, выделенный на формирование заявки на Чемпионат мира. Не было
упоминания о нем и в финансовом отчете ФФА за тот год. Спикер федерации утверждал, что
деньги, высланные Уорнеру, были взяты из бюджета ФФА на развитие международного фут-
бола и не являлись частью средств, выделенных правительством страны на финансирование
заявки на проведение Чемпионата мира.
КТО ВТЯНУЛ Австралию в эту передрягу? Путаница в связях внутри темного мира
ФИФА была запредельной. В самом центре всех манипуляций был человек швейцаро-венгер-
ского происхождения, Питер Харгитей. Австралийцы наняли его, чтобы он помог протолкнуть
их заявку: он утверждал, что близко общался с Блаттером, являясь для него «кризисным мене-
джером». Харгитей никогда не работал на благо заявки и доселе не имел никаких побед в своем
послужном списке. Но его поддержал австралийский миллиардер Фрэнк Лоуи, глава ФФА, а
также член комитета ФИФА по этике и телевизионная знаменитость из Сиднея Лес Мюррей.
Все трое были потомками венгерских беженцев.
Казалось, тот факт, что Харгитей был также проплаченным пропагандистом и советни-
ком ныне дискредитированного человека из Катара Мохамеда бин Хаммама, который успешно
выиграл у Австралии борьбу за Чемпионат мира-2022, не имел никакого значения. Харгитей
убедил своих австралийских клиентов заплатить молодежной сборной Тринидада за ее пребы-
вание в тренировочном лагере на Кипре. Но что более важно, он также был советником Джека
Уорнера, который платил ему в то время, как из ФИФА выжимались 462 200 долларов.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 73  
9
ФИФА попадает в Брюхо
Мишленовский гид Блейзера по миру
 
Чарльз Гордон Блейзер или просто Чак набивал свое брюхо в самых дорогих рестора-
нах мира. Футбол платил. Когда в конце 2012 года новые люди в КОНКАКАФ уволили его,
они запретили ему выделять себе хоть сколько-нибудь еще денег. Денежный кран был пере-
крыт. Но они забыли вовремя сообщить об этом банку, и очень скоро Чак проинструктировал
его сотрудников заплатить ему 1,4 миллиона долларов из футбольной копилки. Несколькими
днями позже Чак проверил свой счет на Кайманах. Прошел ли транш? Когда он получил ответ
о том, что деньги поступили на его счет и теперь находятся в безопасности, его ликованию не
было предела.
Взгляните хоть раз на Чарльза Гордона Блейзера, и вы уже никогда не забудете этого
человека. Прочувствуйте монструозность его натуры. Его руки и ноги не просто пухлые, а
голова не просто немного больше среднего. В последние годы он отрастил густую кучерявую
бороду в духе Санта-Клауса.
Посмотрите еще раз. Это Брюхо удивляет прохожих на улице, оно отбрасывает длинные
тени на закате и заставляет частный самолет проседать на взлетной полосе. Блейзер не может
ездить на автомобилях, и ФИФА пришлось нанять для него минивэн с раздвижными дверями.
Сколько десятилетий минуло с тех пор, как лучи солнца касались его мошонки? Как это Брюхо
разрослось до таких размеров, спрашиваете вы? Почему он не перестает есть?
Почему он неустанно пишет в блог, сопровождая записи фотографиями, о том, чем обыч-
ным людям вроде нас с вами никогда не заняться? Чак встречается с премьер-министрами и
президентами, королевами красоты, миллиардерами и футбольными звездами. Зачем это бес-
конечное упоминание громких имен? Откуда эта тяга рассказывать нам о том, как он объеда-
ется в самых дорогих ресторанах мира, запивая деликатесы марочным вином? Почему он так
отчаянно стремится привлечь внимание мира к своей персоне? В чем секрет этой неутолимой
жажды?
Я наблюдал за ним больше десяти лет, почти сразу поняв, что он коррумпирован. Поне-
многу я собирал сведения и улики о его воровстве и со временем смог узнать, как именно он
все проворачивал. Один запрос доверенному источнику в 2011 году – и я получил доказатель-
ство того, что он оказал самому себе денежную помощь (спасибо футболу) не менее чем в 20
миллионов долларов, и, вероятно, эта сумма была куда как солиднее.
Теперь я думаю, что понимаю причину такого отношения Брюха к жизни. Чак Блейзер
всегда знал, что однажды Служба внутренних доходов и ФБР загонят его в угол. Каждый день
был потенциально последним сытым днем перед приходом палачей. Так почему бы не прожить
его дорого, на широкую ногу, поесть то, что предлагают лучшие повара мира. И может быть,
просто предположим, если его приведут на эшафот, веревка порвется под тяжестью его тела,
и он сможет сбежать. Его подельник по грязным делам, Джек Уорнер, уже многие годы был
мастером побега, так почему же Чаку это не удастся?
К СЕРЕДИНЕ 1990-х КОНКАКАФ перебралась в офисы на 17-м этаже Трамп-тауэр на
Пятой авеню Нью-Йорка. Чак переехал с ними, но выбрал себе гнездо повыше, на 49-м этаже.
Его офис был совмещен с люксовыми апартаментами. Кто платил за эту роскошь, не было
известно на протяжении очень многих лет.
«Все в офисе были проинструктированы Чаком постоянно поддерживать контакт посред-
ством обмена сообщениями. Таким образом он мог отдавать приказы рабочим пчелам без

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 74 необходимости разговаривать с ними»,  – вспоминает Мэл Бреннан, который устроился на
работу в КОНКАКАФ, потому что любил футбол.
Мэл вспоминает свой первый визит в кабинет Чака. Он ожидал, что увидит своего босса
в дорогостоящем костюме, сшитом на заказ, как это было на чемпионатах мира или других
турнирах, на бизнес-встречах и комитетских собраниях.
«В то утро Чак вышел одетым в одни трусы и нижнюю рубаху. Он отдал распоряжения и
вернулся в темноту своего офиса, где сидел на своем стуле, а его чудовищных размеров живот,
казалось, сидел на нем сверху￿
,@*;@;
@;
*9*'/''
8;
@'
'*
ы
подсвечивались ярким светом компьютерных мониторов».
Мэл Бреннан рассказал больше. «Странно, но первой вещью, которой сообщил мне про
себя этот человек, было то, что он хотел бы однажды написать книгу под названием «40 лет с
женщинами с холодными ступнями», полную откровений о том, как на протяжении четырех
десятилетий дамы пытались согреть замерзшие пальцы ног в притягательно теплых складках
его безразмерного пуза».
Через девять дней после того, как Мэл стал главой отделения специальных проектов
КОНКАКАФ его новый босс пригласил его на ужин. «Знаешь, куда мы направляемся? – спро-
сил меня Чак заговорщицким тоном. – В Scores. Ночка может выдаться длинной».
Scores? Тот знаменитый дорогой стрип-клуб?
Мэл схватил телефон и позвонил домой. «Тебе что, нужно у жены разрешения спро-
сить?» – прорычал ошеломленный Чак. «Я хочу, чтобы она знала, что ночка может быть длин-
ной, как вы и сказали», – осторожно ответил Мэл.
«Добро пожаловать вновь, мистер Блейзер», – сказал швейцар. ВИП-места в Scores были
зарезервированы на ночь для группы господ из КОНКАКАФ. Им подавали филе-миньон,
делали массаж плеч, а в уголке стоял маленький телевизор – транслировался футбольный матч.
Когда настало время уходить, Блейзер расплатился. Как он это сделал, также шокировало
Мэла Бреннана. Карта American Express Блейзера была черного цвета! Мэл никогда не видел
такой, что совсем не удивительно. Они известны как AMEX Centurion Card￿
'
@'7ь
подать запрос на такую карту – они доступны только лишь по приглашениям. У среднестати-
стического держателя карты Centurion активов на 16,3 миллиона долларов, а его ежегодный
доход превышает 1,3 миллиона.
Работая в КОНКАКАФ, Блейзер оформил себе уйму карт, каждая из которых была свя-
зана с его картой Centurion, что позволило ему аккумулировать огромное количество бонусных
баллов за членство в Amex. Между 2004 и 2011 годами КОНКАКАФ перевела на карту Блей-
зера почти 30 миллионов долларов. Блейзер утверждал, что его личные расходы составили
лишь 3 миллиона, но следователи не могли согласиться с этим утверждением ввиду отсутствия
документальных доказательств. И даже эти 3 миллиона долларов были выкачаны Блейзером
из футбола посредством другой его хитрости.
ЧАК БЛЕЙЗЕР ТАЙКОМ перевел более 20 миллионов долларов на свои офшорные бан-
ковские счета на Каймановых и Багамских островах за период с 1990 по 2012 год. Когда Джек
Уорнер стал президентом КОНКАКАФ в 1990-м, он избрал Блейзера на роль своего генераль-
ного секретаря. Первым ключом к разгадке планировавшихся ими операций по грабежу кон-
федерации стало назначение Блейзера – вопреки всем стандартам добросовестного менедж-
мента – на пост казначея. Он отчитывался самому себе, и ни один другой чиновник не мог
знать всю правду о финансовых делах КОНКАКАФ.
Блейзер составил контракт, по которому частная компания, которой он владел, снабжала
его средствами, пока он был генеральным секретарем. Ключевыми моментами были ежемесяч-
ные выплаты и причудливо озаглавленная «неучтенная комиссия» в размере 10 % от доходов
с продаж телеправ и спонсорских контрактов.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 75 «Комиссионные» выплаты Блейзера и «ежемесячные платежи» начислялись в офшорные
банковские счета в Barclays Bank, Grand Cayman и First Caribbean International Bank на Бага-
мах. Предполагалось, что эти счета принадлежат компаниям, которым должна была КОНКА-
КАФ. В действительности же они были пустышками и никогда не оказывали никаких услуг
КОНКАКАФ. Их главной функцией было отмывание денег Блейзера и уход от налогов в США.
Изначально контракт Блейзера истек в 1998-м и так и не был продлен. Это было ему на
руку, потому что Уорнер не переставал переводить ему колоссальные средства на офшорные
банковские счета. Это снижало вероятность того, что налоговые ведомства Штатов узнают, что
американский гражданин, который вел бизнес за пределами Нью-Йорка, тайком перечислял
деньги самому себе на счета в офшорах.
У Блейзера также был счет в банке Merrill Lynch на Кайманах. Он использовал его для
накопления доходов от нелегальных операций с билетами на Чемпионаты мира.
Поскольку никакой другой чиновник КОНКАКАФ не мог проверять его деятельность,
Блейзер тихой сапой расширил свою десятипроцентную долю от спонсорских и телевизион-
ных доходов и стал контролировать продажу билетов на матчи, за счет конфедерации брать в
аренду люксовые апартаменты, а также оплачивать парковки и использовать на свое усмотре-
ние помещения для проведения мероприятий. Со временем он вышел на цифру в 2 миллиона
долларов в год, которые забирал у организации в отдельно удачные периоды. Но если вы взгля-
нете на счета КОНКАКАФ – а очень мало людей допускалось к их изучению, – вы не найдете
там никаких упоминаний о компенсациях генеральному секретарю. Только строчку о неких
«комиссионных», но без объяснения, кому они выплачивались.
Иногда, чтобы избежать лишнего внимания, Блейзер делил суммы, которые крал. В
октябре 2008-го он разбил на три части выплату в размере 150 тысяч долларов одной из своих
подставных фирм и заплатил тремя чеками по 50 тысяч долларов каждый в один и тот же день.
В другой раз он сделал два платежа по 50 тысяч в один день.
Каждый год он увеличивал размеры «подлежащих к уплате комиссионных» и «возна-
граждений» на счетах КОНКАКАФ и удерживал из денег конфедерации суммы, необходимые
для покрытия аренды в Трамп-тауэр, ежедневных расходов и других трат. Значительные доли
этих сумм затем уходили в офшорные пустышки. Нет никаких доказательств того, что он когда-
либо за что-то платил из своего собственного кармана.
В последние годы месячная аренда люксовых апартаментов Блейзера в Трамп-тауэр рав-
нялась 18 тысячам долларов. Одна треть уплачивалась напрямую КОНКАКАФ, а две дру-
гие трети приходили со счета «для уплаты вознаграждений» Блейзера. Он жил, не тратясь на
аренду.
БЛЕЙЗЕР увидел возможность скопировать Уорнера и так же, как он, украсть грант
ФИФА. В декабре 2005-го финансовый комитет ФИФА в лице своего главы Джека Уорнера
одобрил выплату в 3 миллиона долларов КОНКАКАФ на строительство телестудии. Затем
выплата была одобрена и осуществлена через маркетинговую и телевизионную компанию
ФИФА, подконтрольную Жерому Вальке. Позднее платеж изучил и одобрил футбольный босс
Каймановых островов Джеффри Уэбб, член комитета ФИФА по внутреннему аудиту.
Блейзер тоже ознакомился с платежными документами, а после этого снял с суммы деся-
типроцентные сливки – 300 тысяч долларов комиссионных! Это сошло ему с рук – после
такого можно только представлять, какие еще операции он проворачивал с компенсационными
и суточными выплатами от ФИФА за те 17 лет, что был членом исполкома.
БЛЕЙЗЕР И УОРНЕР едва не попали в переплет весной 2002-го, когда проводили кон-
ференцию КОНКАКАФ в отеле Lowes Beach Hotel в Майами. Я пришел туда, но мне отказали
в доступе. В отличие от всех остальных региональных конференций и ассамблей ФИФА прессу

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 76 сюда не пускали. Случайно я оказался в одном лифте с Уорнером, и, пока мы неспешно под-
нимались на несколько этажей выше в компании 20 американских туристов, я попросил его
объяснить, почему он препятствует свободе СМИ. Он весь затрясся от безмолвного гнева.
В тот уик-энд он столкнулся с вызовом, брошенным ему Федерацией футбола Мексики.
Они хотели заменить его арбитром, работавшим на Чемпионате мира-1990, Эдгардо Кодеса-
лем. И они настаивали на том, чтобы Блейзер объяснил некоторые подозрительные моменты в
своем финансовом отчете. Мексиканский делегат встал и зачитал семь вопросов. Один из них
касался пункта в финансовом отчете в разделе «маркетинговых» трат – 1 195 000 долларов
на «комиссионные».
Блейзер ответил, что это «соответствует решению исполнительного комитета, принятого
в 1990 году, согласно которому генеральный секретарь должен получать компенсации посред-
ством выплаты ему комиссионных из оборотных средств и от доходов от маркетинга и спон-
сорских сделок», и что эти и другие расходы «укладываются в бюджеты, одобренные нынеш-
ним конгрессом».
Его ответ был вычеркнут из протокола заседания. Все собрания представителей КОН-
КАКАФ записываются на пленку. Позже следователи нашли промаркированную кассетную
коробку за 2002 год. Она была пустой.
БРЮХО. Блейзер не мог дать вам уйти от него. Он использовал его как баррикаду, не поз-
воляя жертвам сбежать из объектива камеры своей подружки Мэри Линн. Что хуже, он запу-
стил свой блог в 2006-м, чтобы хвастаться там своими трофеями. Он был озаглавлен «Путе-
шествия с Чаком Блейзером и его друзьями», и в нем была запись с Нельсоном Манделой,
пойманным в ловушку маленького частного самолета Брюхом и плотоядной улыбкой Мэри
Линн. А в декабре 2013-го Брюхо извлекло из своих порочных глубин абсолютно безвкусное
посвящение умершему Манделе, лишь только запятнавшее смерть великого человека.
Еще сотни других жертв вынуждены были обниматься с Чаком, или Мэри Линн, или с
ними обоими. Профессионалы – такие как Билл и Хиллари Клинтон – знали, как важно на миг
придать своему лицу выражение «я не знаю, кто этот человек, но я так рад его видеть». Чтобы
показать свою значимость, Чак отсканировал и загрузил копию своих пропускных документов
на конвенцию Республиканской партии в Миннеаполисе в 2008-м с припиской: «Маккейны:
гость друзей и семьи».
Камера Мэри Линн, должно быть, временами перегревалась. Например, бывший футбо-
лист Бобби Чарльтон был схвачен ею дважды. Когда Чак продрался с боем в затуманенный мир
сознания Мохаммеда Али, а затем с ошибкой написал его имя в блоге, Линн была официаль-
ным фотографом этой встречи. Фотостервятники набросились и на Дэсмонда Туту, который
на снимке сидит на низком кресле, в то время как Брюхо практически целиком заслоняет его
в кадре своими телесами, а Мэри Линн сверкает новенькими зубами. Не ведая, что этот вели-
кий человек был архиепископом с 1986 года, в своем блоге Чак назвал его епископом. Наряду
с внуком Брюха объективы их камер однажды запечатлели и британского премьер-министра
Гордона Брауна, который, очевидно, понятия не имел, что за люди затащили его в свои сети.
Почтенный возраст и сопутствующая ему дряхлость не останавливали стервятников. Фэй
Рэй, звезда фильма 1933 года «Кинг-Конг», хмурится в объектив, словно бы говоря: «Кто это
маячит передо мной – и кто эта женщина, присевшая на колено у моих ног и сжавшая мою
руку с такой силой, что я не могу ее вырвать?» Чак и ее имя не сумел написать правильно.
Путин был не просто ровней Брюху, он смог добиться того, чтобы Чак превратил блог
«о друзьях» в  ленту отпускных снимков российского президента, на которых он предстает в
своем образе мачо, и рекламную площадку «Аэрофлота», о чьих услугах Блейзер с восторгом
сообщал. «В наше время я нечасто комментирую работу авиакомпаний. О большинстве из них
трудно сказать много хорошего. Пару лет назад, во время поездки в Москву в рамках подго-
товки к Чемпионату мира по футболу среди девушек до 20 лет, я обнаружил, что лучшие обеды

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 77 предлагают как раз на борту национальных российских авиалиний, – восхищалось Брюхо. – Я
счастлив заявить, что не был ничем разочарован, начиная с закуски, салата и основных блюд
до десерта: все было под стать тем яствам, что подают более известные компании￿;

о
говоря, большинство конкурентов и вовсе были оставлены далеко позади».
Брюхо приземлилось в Москве: «Мэри Линн и я проскользнули в кафе Vogue, одно из
моднейших московских мест с таким же модным и изысканным меню. Несмотря на то что нас
немного отвлекали дамы модельной внешности за соседним столом, нам очень понравилось
вновь посетить заведение, открытое нами в 2006-м. GQ также оказался роскошным ночным
клубом и отличным рестораном в светлое время суток и вечером».
В конце 2000-х привилегии быть сфотографированным с Чаком удостоился сам папа
римский, когда исполком ФИФА прибыл на аудиенцию. Блейзер склонил голову перед папой
Иоанном Павлом в обмен на рукопожатие. Понтифик убеждал Блаттера использовать свою
«огромную власть» для того, чтобы продвигать среди человечества моральные ценности и раз-
вивать чувство солидарности. Блаттер торжественно кивал головой в знак согласия.
Несмотря ни на какие страдания, с которыми сталкивались люди во внешнем мире, для
Брюха хорошие времена никогда не заканчивались. «Мне поступил звонок от моего друга и
коллеги Рикардо Тейшейры, который приехал в город со своей женой Анной и дочерьми Анто-
нией и Жоанной. Стоя на Спринг-стрит посреди квартала Сохо, было трудно сказать, что фон-
довые рынки США и мировой банковский сектор поставлены на колени двадцатипроцентными
потерями, случившимися в последние дни», – писал в блоге Чак.
Дальше – хуже. «Рикардо – самый трудолюбивый президент национальной ассоциации
из всех, кого я видел… Он невероятно предан своей федерации… ему есть чем гордиться, и
это вполне оправданно».
Нет никакой нужды приобретать мишленовский гид по ресторанам Нью-Йорка. Брюхо
опробовало и написало рецензии на каждый из них. «Лучшие портерхаус-стейки вы найдете
в Wolfgang’s. А в The Dutch, отличной закусочной на Салливан-стрит, 131, в Сохо, вас ждет
великолепный обед».
«В заведении Elaine’s на Второй авеню между 88-й и 89-й улицами подают новые закуски
вроде тефтелей из телятины и фисташковых орехов. Здесь для меня специально дополнительно
отбили телятину и превратили ее в великолепную отбивную с пармезаном. Изумительно».
Брюхо было завсегдатаем мест Terrase и Scarlattis. «Практически каждый футбольный чинов-
ник от доктора Авеланжа до Джорджа Веа побывал со мной за обедом в ресторане Campagnola
на Первой авеню между 73-й и 74-й улицами Верхнего Ист-Сайда в Нью-Йорке».
Хотите перекусить? Брюхо уже посетило все заведения до вас. «Барни Гринграсс подает
лучший копченый лосось с яйцами и луком и сельдь в кремовом соусе с картофельными блин-
чиками. Пальчики оближешь». Джек Уорнер в городе: «Великолепный ужин вчера вечером в
BTL Market». Заявочный комитет России на ЧМ-2018/2022 приехал в город, чтобы утолить
аппетиты Брюха: «Их выбор был потрясающим, ресторан высшей категории L’Atelier de Joel
Robuchon в отеле Four Seasons. Просто восхитительно».
Приехавшая делегация из Англии обеспечила ему еще один повод стать толще. Лорд
Дэвид Тризман и Дэвид Дин накормили его в Oak Room в отеле Plaza в районе южной части
Центрального парка.
Брюхо выходит на авансцену. «На следующий день после встречи нашего исполкома мир
и спокойствие вернулись в Нью-Йорк, а один оставшийся член комитета Гильермо Канедо и
его жена Адриана присоединились к нам за особенным ужином в Eleven Madison Park.
Мы безуспешно пытались зарезервировать место в течение трех недель, но нам улыбну-
лась удача, и мы смогли отхватить последний доступный столик на 21:45. Что последовало
за этим, надолго останется в нашей памяти как одно из лучших кулинарных приключений за
последнее десятилетие. Было здорово установить новые отношения с совершенно особенным

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 78 американским рестораном и расширить список исключительных мест, куда можно приводить
гостей, приезжающих с визитом в Нью-Йорк».
Брюхо не любит запивать горы еды обычной водой. «Мишель Платини знает, что одно из
любимых моих вин – Chateau Figeac, вино с богатым букетом из Сент-Эмильона, что в регионе
Бордо, Франция. Как-то мы сидели с ним в милом французском бистро Нью-Йорка, Le Charlot
(69-я улица между Мэдисон и Парк-авеню) и откупорили одну такую бутылку выдержанного
вина, которую я приберегал для особого случая.
С другой стороны, у меня уже сложились прочные отношения с тосканскими винами
Италии, в особенности с Masseto Ornellaia. Я буду долго колебаться между Figeac и Masseto,
мучительно пытаясь выбрать что-то одно».
Брюхо дает нам возможность взглянуть на тот образ жизни, что он и другие члены испол-
кома ФИФА ведут в повседневности. На Чемпионате мира-2006 «нам подали очень приятный
обед вслед за коктейлями в Bayerischer Hof в Мюнхене. Трапеза проходила в милой приват-
ной обеденной комнате на втором этаже, где очень талантливый арфист играл для нас успока-
ивающую музыку. Прозвонив в колокольчик для коктейлей в 19:00, мы устроили чествование
доктору Жоао Авеланжу, почетному президенту ФИФА и его супруге Анне-Марии, поздравив
его с девяностолетием традиционной песней Happy Birthday».
Брюхо продолжило изучать Германию. «Хорошие заведения по всему городу были забро-
нированы на долгие недели вперед, но нам повезло, и нам устроили местечко в Lorenz Adlon,
потрясающем французском ресторане на втором этаже отеля Premier Kempinski. Из окна
открывался вид Бранденбургских ворот.
Должен признать, что еда, поданная нам, превосходила великолепие этой панорамы. Сна-
чала нам принесли два дегустационных меню. В одном было пять сезонных блюд, в другом –
семь. Если это не привлекло вашего внимания, напомню, что нам предложили выбрать еще
из двух полных страниц с блюдами в меню а-ля карт. Мы решили отказаться от дегустаций, а
вместо этого заказали традиционные закуски и основные блюда. Выбрать вино оказалось очень
непросто, поскольку разнообразие было таким огромным, но мне удалось найти одно, которое
понравилось всем, и мы выпили три бутылки, наслаждаясь великолепным обедом. Мэри Линн
и я съели еще и шоколадное суфле».
Затем Брюхо отбыло в Кельн. «Обед был фантастическим, на выбор предлагалась рыба
в нежнейшем кремовом соусе и рагу из телятины в темном винном соусе». В Мюнхене Брюхо
начало свою экскурсию по городу с упражнений на растяжку – в пивном ресторане. «Есть что-
то такое в пиве в Мюнхене, что делает его совершенно волшебным даже для такого нелюбителя
пива, как я. Ах да, колбаски были тоже очень хороши… и мягкие крендельки тоже… даже
нарезанный спиралькой редис, который посыпаешь солью и… мммм… соленые крендельки,
соленые редиски, соленые колбаски».
Затем настало время «милого деревенского отеля в Штарнберге, расположенном на
одном из берегов одноименного озера. Еда была великолепной. Баварской, вкусной и калорий-
ной. По-настоящему изумительно. Можно многое понять о ней из названия заказанной нами
закуски: forespeis, что дословно переводится, как «прелюдия».
Брюхо отлично помнит «вздохи удовлетворения, которые последовали за четырьмя блю-
дами, включая сосиски по-нюрнбергски и квашеную капусту￿
); *'B/я
могу описать как гибрид феттучини Альфредо и пасты с сыром от «Крафт»￿',@*,*
о
местной кухни с одной из самых гигантских и вкуснейших порций пасты в стиле равиоли».
Наконец, подали местную рыбу с картофельными блинами, но это не остановило Нор-
берта (кормившего нас хозяина), который вернулся с меню основных блюд. Я не был уверен,
что все вместится… но, как вы можете видеть, благодаря консультациям с нашей официант-
кой, Норберт сумел отыскать еще несколько блюд для нас, и мы убедились, что баварскую еду
невозможно есть каждый день… ну, по крайней мере, я не могу. Но это было здорово.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 79 Мэри Линн была слишком вежлива, чтобы отказаться, так что Норберт заказал для нее
великолепно приготовленную свежую рыбу с миндалем, а гарниром к ней послужили три боль-
шие вареные картофелины с нарезанным чесноком и приготовленными на пару овощами. Есте-
ственно, что Мэри Линн, которая до сих пор влезает в платья, которые носят девочки-под-
ростки, ест здоровую пищу.
Норберт, услышавший мои протесты, сказал, что закажет нам лишь скромные «дополне-
ния» к Brotzeit 7. Мне следовало заподозрить что-то неладное, когда я увидел огонек, загорев-
шийся в глазах Норберта, поскольку на наш стол приземлился целый поднос холодных наре-
зок, сыров и соусов в сопровождении ломтей черного немецкого хлеба.
Наконец Норберт объявляет: «Никакой немецкий обед не может считаться законченным
без десерта!» Мэри Линн протестующе поднимает руку, но Норберт не обращает внимания –
он заказывает ей баварский крем. Блейзер признает правоту Норберта и потому быстро гово-
рит: «Я буду сливовый штрудель с ванильным соусом.
Я знаю, что Норберт заказал кое-что и себе, но, как только на столе оказался мой десерт, я
вошел в состояние некоего сахарного транса, что позабыл, что он выбрал для себя. Кофе, как я
думал, поможет мне не уснуть по пути в Мюнхен, но, увы, обжорство и удовлетворение от него
взяли верх над моим телом, и я блаженно отошел ко сну, проспав всю дорогу до Bayerischer
Hof».
ФУТБОЛУ не было нужды тратить свои средства на роскошные апартаменты на ост-
рове Парадайз на Багамах. Но он платил, поскольку Чак хотел себе дом для каникул, плюс
возможность получать доход от его сдачи в аренду отдыхающим. Никто не проверял, что он
делал с деньгами КОНКАКАФ. Так что КОНКАКАФ заплатила 910 тысяч долларов депозита
за два апартамента. С оформлением документации здесь началась путаница, но Блейзер в итоге
отхватил себе целых три лота на третьем этаже башенного комплекса The Reef – одной из
самых уродливых архитектурных конструкций Карибского бассейна. Как только они были при-
обретены, он передал владение ими одной из своих подставных фирм, которая в свою очередь
принадлежала двум фиктивным компаниям в Нассау.
Но отпускной недвижимости на Багамах ему было недостаточно. Блейзер хотел себе
больше домов в солнечных краях и потратил еще немало денег из средств КОНКАКАФ на
покупку двух апартаментов в отеле Mondrian South Beach Hotel в Майями. Mondrian – роскош-
ный отель на берегу моря, а в его здании расположен элитный ресторан. Апартаменты с одной
спальней и прилегающей к ней студией были приобретены им за 810 тысяч долларов.
Передвигать Брюхо по Нью-Йорку было проблематично. Такси были слишком малы, а на
аренду минивэнов нужно было тратить время. Блейзер заказал себе «Хаммер» максимальной
комплектации стоимостью 48 554 доллара, а для того, чтобы парковать эту махину в гараже у
Трамп-тауэр, требовалось еще 600 долларов в месяц. Брюхо и Мэри Линн были застрахован-
ными автовладельцами, но использовали машину редко и впоследствии отогнали ее в Майами,
где она опять-таки стояла большую часть времени в гараже.
ЗАТЕМ НАСТАЛ черед загородной недвижимости. Брюхо хотело похвастать своими
богатствами. Родным штатом Мэри Линн была Северная Каролина, и ее дедушка с бабуш-
кой оставили ей элегантный, но обветшалый фермерский дом на трассе 64 около маленького
городка округа Ленуар, расположенного у подножия Аппалачей. Чак загорелся идеей профи-
нансировать обновление разрушающегося здания. Предстояло провернуть крупное дельце.
У дома будет величественный размашистый фасад с двойными дверями, ведущими в
столовую, гостиную, домашний кинотеатр и кухню с отдельным помещением для завтраков.
7 Дословно, «время хлеба», ассорти из традиционных немецких закусок. – Примеч. перев.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 80 Поднявшись по широкой лестнице, вы увидите шесть спальных комнат, у каждой из которых
своя ванная. На заднем дворе будет бассейн с джакузи под открытым небом. Один сосед, обра-
дованный фактом реставрации фермы Lone Oak, был поражен, узнав, что Чак захотел сделать в
доме потайную комнату страха и принять на территории дополнительные меры безопасности.
Чак купил квадроциклы, на которых рассекал по окрестностям, пока его фотографировали
озадаченные местные фермеры и лесники.
Чак приглядывал и за детьми. Джейсон, физиотерапевт, получал 7 тысяч долларов в
месяц как директор медицинского департамента КОНКАКАФ. Папочка устраивал важные
заграничные командировки для Джейсона, который представлял КОНКАКАФ в Цюрихе на
мероприятиях ФИФА и возил трофейные кубки в страны КОНКАКАФ и Латинской Америки.
Дочь, Марси Блейзер, корпоративный юрист, выдвигалась им для работы в юридическом коми-
тете ФИФА.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 81  
10
Как Брюхо расплющило Уорнера
А затем было поймано «бесполезным» журналистом
 
«Поздравляю Джек, Морин, и всю мою тринидадскую семью, которую я люблю, все эти
долгие годы». Чак написал это в блоге после того, как Тринидад удержал нулевую ничью в
матче со шведами в Дортмунде в июне 2006-го. Его любовь к Уорнеру и его супруге продлилась
еще пять лет. После этого Брюхо упало на Джека с огромной высоты, и ужасный, хлюпающий
звук этого приземления ознаменовал собой окончание карьеры Уорнера в футболе.
Уорнер стал слишком самоуверенным. Он знал, что Блаттеру противны нескончаемые
скандалы вокруг него и его участия в махинациях с билетами на чемпионаты мира и что тот
с удовольствием убрал бы его из ФИФА, но, разумеется, Зепп не посмел бы. И Блаттер запу-
стил эту ситуацию, спохватившись, лишь когда было слишком поздно. Джек поменял стороны.
Человек из Катара нуждался в 35 голосах, подконтрольных Джеку, и у него были невероятные
финансовые возможности для их приобретения. Джек, используя легенду о Центре совершен-
ствования, украл все, что смог, и теперь настало время искать новый неиссякаемый источник
богатств.
Мохамед бин Хаммам обеспечил деньгами покупку голосов, необходимых для победы
Блаттера на выборах в 1998 и 2002 годах. Он думал, что эти ребята поймут, что после еще
одного срока Блаттеру нужно будет уступить место и передать футбол имперскому трону. Но
Блаттер отказался уходить, поэтому его нужно было вытолкнуть. Используя различные мани-
пуляции, бин Хаммам заставил Блаттера сделать его главой программы «Гол» ФИФА, зани-
мавшейся раздачей огромных грантов национальным ассоциациям. Мохамед потратил годы на
покупку поддержки в Азии и Африке. Если бы ему удалось купить голоса КОНКАКАФ, Блат-
тер рисковал бы ввязаться в драку и проиграть, потерпев унижение. Тогда бы ему организо-
вали докторский сертификат и отправили бы на пенсию в швейцарские Альпы, а бин Хаммам,
без необходимости проводить какие-либо выборы, был бы коронован на очередном заседании
ФИФА.
Уорнер устроил встречу 25 членов своего Карибского футбольного союза. Они подчини-
лись бы приказам Уорнера на президентских выборах, а другие девять членов КОНКАКАФ
– включая представителей США и Канады – вынуждены были бы последовать их примеру.
Мохамед оплатил расходы семейной турфирмы Джека Simpaul на транспортировку чиновни-
ков с их островов на встречу в отеле Hyatt Regency Hotel в Порт-оф-Спейн 10 мая 2011 года.
После его речи каждой делегации вручили по толстому коричневому конверту, в каждом из
которых было по 40 тысяч долларов, чтобы они могли «потратить их, как им захочется».
Джек и Чак стояли спина к спине против всего мира больше 20 лет, оба крали и оба
покрывали друг друга. Но не теперь. Чак понял, зачем Мохамед приезжал в Тринидад, и почув-
ствовал, что его предложение предполагало получение взяток. Он переговорил со своими бли-
жайшими соратниками, которые должны были присутствовать на встрече, и составил план.
Фотографии с пачками наличности отправили в Трамп-тауэр, а на мобильный тайком сняли
видео. Когда Блейзер заполучил достаточно доказательств, он передал их своему адвокату,
проинструктировав того достать свидетельские показания и составить отчет. До конца мая
Блейзер отправил в ФИФА жалобу с обвинениями Уорнера в коррупции.
За несколько недель до этого я столкнулся с Мохамедом бин Хаммамом на парижском
конгрессе УЕФА, где он был гостем. Я снимал репортаж для BBC и спросил его об обвинениях
ФИФА в коррупции. Мохамед отвечал: «Мы недостаточно прозрачная организация»,  – как
будто это был вменяемый ответ. Я спрашивал у него про Уорнера, печально известного своим

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 82 взяточничеством. Тот отвечал: «Ваши причины – не мои причины. Ваша информация – не моя
информация. У нас разные источники…»
Я перебил: «Так с Джеком все в порядке?»
На этот вопрос он не собирался отвечать. «Насколько я знаю, все люди в исполнительном
комитете проделали отличную работу, мы должны поддерживать их, пока не введем правила
и меры регулирования, затем объяснить четко и ясно людям, где белое, а где черное, а затем
уже призвать их к ответу».
Цюрих, 20 июня 2011-го: Джек сгинул! Несколько недель он еще скандалил, но доказа-
тельств было слишком много. Выиграв партию, Блаттер не стал сыпать соль на раны Джеку –
он был слишком умен. Свое заявление, в котором он «сожалел» о его уходе, он сделал с тем
расчетом, чтобы не провоцировать Уорнера, который мог бы раскрыть много секретов о про-
дажности самого Блаттера. Джек, заместитель председателя финансового комитета, был одним
из немногих людей в мире, знавших, как много Блаттер платил самому себе в виде зарплаты,
бонусов и премиальных.
Начались прощальные поцелуи от Блаттера: «Мистер Уорнер покидает ФИФА по соб-
ственному желанию после практически 30 лет службы, он решил сфокусироваться на важной
общественной работе на благо людей и правительства Тринидада и Тобаго, где он будет членом
кабинета министров и председателем Объединенного национального конгресса, партии боль-
шинства в коалиционном правительстве его страны».
Этот подобострастный пресс-релиз поддерживал легенду о том, что Уорнер «служил»
футболу. Блаттер знал о масштабном мошенничестве с билетами на чемпионаты мира, а Аве-
ланж рассказывал ему о том, что Центр совершенствования являлся многомиллионной афе-
рой, устроенной Уорнером, который взамен обеспечивал их жизненно важными голосами на
выборах. Это постыдное посвящение Блаттера Уорнеру продолжалось словами:
«Исполнительный комитет ФИФА, президент ФИФА и менеджмент ФИФА благодарят
мистера Уорнера за его служение Карибам, КОНКАКАФ и международному футболу в течение
стольких лет, на протяжении которых он был предан футболу как на региональном, так и на
межнациональном уровне, и желают ему всего наилучшего в будущем».
А потом Блаттер перегнул палку:
«Поскольку мистер Уорнер сам инициировал собственную отставку, все процедуры
комитета по этике в его отношении закончены, и за ним сохранена презумпция невиновности».
Невиновности? Мир смеялся над Блаттером за то, что тот отпустил Уорнера на все
четыре стороны. Но почему его должно это волновать? Позоривший его Уорнер был сбро-
шен за борт. Что более важно для выживания Зеппа, человек из Катара, который практически
наверняка одолел бы его в борьбе за президентское кресло в ФИФА, также сгинул, потерпев
поражение.
Брюхо одержало победу.
У АМЕРИКИ НОВЫЙ ГЕРОЙ! «Чак Блейзер – остроумный и общительный осведоми-
тель», – сообщало Associated Press . Он стал белым рыцарем! «Личность Блейзера и его доступ-
ность делают его одним из самых популярных членов ФИФА»,  – журчал автор статьи в AP .
Но это еще не все! «Единственный американец в могущественном исполнительном комитете
ФИФА потратил 30 лет лет на продвижение футбола в регионе и показал, что готов вступиться
за игру, когда ее обсчитывают и обманывают».
Автор AP , так старательно вылизывавший задницу Блейзеру, отмечал в своей заметке,
что тот живет в Трамп-тауэр, но не удосужился спросить, откуда у Чака деньги на аренду
подобных апартаментов. Увидев, что его не ждет никакое сопротивление, Блейзер стал хва-
лить самого себя: «Если вы взглянете на успехи ФИФА, которых мы добились за 16 лет моей

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 83 работы там, то увидите, что эти достижения были очень позитивными, и я очень удовлетворен
результатами».
Не было никаких упоминаний о постыдном Брюхе. Значительная часть того посвяще-
ния, что AP устроило Блейзеру, была взята из прошлогоднего профиля Чака в американском
журнале спортивного бизнеса. На тот момент Чак и Джек все еще были сплоченной коман-
дой. Чак отметал все обвинения в адрес Уорнера. Тысячи дополнительно проданных билетов
в 1989-м на матч США – Тринидад? Брюхо отвергло все словами: «Это было сделано для
бóльшей шумихи и привлечения внимания прессы, но достоверность этих заявлений весьма
сомнительна».
Чак переписал и правду о скандале 2006-го, когда Уорнер попался на продаже тысяч
билетов на черный рынок. Скандала не было. «Это был результат изменений в билетной поли-
тике ФИФА. Вся природа билетного оборота пребывала тогда в движении, – сказал Блейзер. –
Он указал на это и произвел изменения в бизнес-практике. Звучит хуже, чем было на самом
деле. Это было порицание в его адрес, а не отстранение от работы».
У американской прессы появился новый герой, и она не позволила бы каким-то фактам
помешать этой хвалебной истории. New York Times изучила блог Брюха и объявила: «Чак Блей-
зер берет фанатов с собой во все свои многочисленные командировки, связанные со службой».
Службой? О, боже.
Футбольные чиновники Америки были немногим лучше. «Мы в Федерации футбола
США подаем всем пример, и большинство людей говорят, что мы высокоморальная организа-
ция, чтущая этику,  – сказал доктор Роберт Контигулья, президент Федерации, незадолго до
нового скандала. – Мы поддержали Джека Уорнера и Чака Блейзера на выборах Джека и под-
держали (Зеппа) Блаттера за его вклад в развитие игры. У нас с ними очень хорошие рабочие
отношения». Он также добавил: «Блаттер – икона гуманизма».
Также отличился вице-президент КОНКАКАФ Алан Ротенберг, прославившийся тем,
что заплатил самому себе бонус в 7 миллионов долларов за помощь в организации Чемпионата
мира-1994 в США. В 2002-м, когда я впервые почувствовал запах продажности, который исто-
чала КОНКАКАФ, я написал Ротенбергу электронное письмо, надеясь поговорить с ним. Он
ответил: «Мне совершенно неинтересно разговаривать с необъективным газетным палачом.
Если бы вы проявили хотя бы толику беспристрастности, вы бы признали невероятный вклад,
сделанный в развитие футбола как на поле, так и за его пределами, который внесли Зепп Блат-
тер как в роли президента, так и до этого – в роли генерального секретаря, а также президент
КОНКАКАФ Джек Уорнер и генеральный секретарь Чак Блейзер».
Его грубый ответ продемонстрировал власть, которую Уорнер, Блейзер и Блаттер имели
над этим американским мультимиллионером-юристом и банкиром. Ротенберг рассчитывал
войти в исполнительный комитет ФИФА в 1995-м, но Уорнер спихнул его на обочину и поста-
вил на должность своего подельника Блейзера. Запаниковал ли Ротенберг? Нет, он пал на
колени.
«ВЫ БЕСПОЛЕЗНЫ как журналист», – сообщил мне Чак Блейзер в своем электронном
послании через месяц после поспешной отставки Уорнера с должности в ФИФА. Два месяца
спустя, в октябре 2011-го, Блейзер объявил о своей отставке с поста генерального секретаря
КОНКАКАФ. Он следовал за Уорнером, покидая мир футбола.
Вот как это произошло. Я был поражен отсутствием какой-либо критики в их адрес в
американской прессе. Почему эти пустоголовые репортеры до сих пор не осознали, что, если
Джек оказался вором и мошенником, Блейзер тоже может быть нечистым на руку. Два деся-
тилетия они были неразлучными братьями, обиравшими футбол.
Настало время копать. Уже не один год я был в курсе слухов о том, что Блейзер помогал
себе, забирая 10 % от маркетингового и телевизионного оборота КОНКАКАФ, но мне пред-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 84 стояло расследовать и массу других коррупционных историй. Настало время выяснить, как все
это богатство попало к нему в руки. Я знал, что Чак и Джек держали финансовую отчетность
КОНКАКАФ в секрете. Лишь узкий круг почтительных чиновников видел копии документов.
Я написал письмо своему информатору. Могут ли мне помочь? Через несколько дней
на моем мониторе были открыты десятки конфиденциальных отчетов КОНКАКАФ. Блейзер
оказался жаднее – и куда изворотливее – чем я предполагал. Я стал смотреть самые свежие
данные, за 2010 год.
Я прочел, что счета подвергались аудиту. Чак говорит об этом на 38-й странице. На 41-й
же странице тринидадский бухгалтер Кенни Рэмперсед представил то, что он называл «неза-
висимым аудиторским отчетом». Это была ложь. Рэмперсед не был аудитором и не должен
был выдавать себя за него. Брюхо и Уорнер были в курсе этого. Но никто из избранного круга
почтительных чиновников КОНКАКАФ и не посмел бы проверять личность Кенни, чтобы убе-
диться в том, что он – простой бухгалтер.
Факт воровства всплыл на 50-й странице. Список был озаглавлен: «Административные и
общие траты». В перечне канцелярских расходов, трат на автомобили и содержание собствен-
ности были также зарплаты и доходы сотрудников, все вместе на сумму 1 077 944 доллара.
Вы можете подумать, что там был и зарплатный пакет Чака. Вы ошибаетесь. Но вы бы этого
не узнали.
Нижняя половина страницы была озаглавлена: « Маркетинг, продажи и общественные
отношения» . В глубине среди пунктов « Печать» (21 373 доллара), « Подарки и награды» (21
670 долларов) был закопан раздел « Комиссионные и вознаграждения» . Вот оно. Никаких ука-
заний на то, кто их получал. За 2010-й набежала невероятная цифра в 1 919 671 доллар. За
предыдущий год все было даже круче: 2 622 714 долларов. За пятилетний период аноним-Блей-
зер заплатил себе 9,6 миллиона долларов комиссионных помимо своего «вознаграждения»,
которое получал в качестве генерального секретаря.
Другой источник предоставил мне документы, подтвердившие, что Блейзер устроил все
таким образом, чтобы его комиссионные переводились на офшорные счета на Каймановых и
Багамских островах. Маловероятно, что Служба внутренних доходов знала, что ему выплачи-
вались эти деньги. Я отправил Блейзеру письмо, в котором предложил ему объяснить это зар-
платное ноу-хау и попросил его ответить до наступления дедлайна, назначенного газетой при
подготовке публикации￿ дата была вполне разумной. Его ответ пришел поздно, и я незамед-
лительно сделал вывод, что он понял, что он в беде. Почему? Слишком долго отвечал. Две
страницы вежливых и витиеватых сентенций.
У Блейзера не было другого выбора, кроме как подтвердить факт существования этих
10 %. Но он утверждал, что подобные вещи – «обычная практика в стандартах индустрии». Он
не раскрыл подробности этих стандартов. Это была ахинея. Было и еще кое-что подозритель-
ное. Как Чак ответит на мой вопрос о том, почему он умолчал, что получатель этих комисси-
онных выплат – он сам?
Блейзер использует язык как свое оружие, для того чтобы смутить и сбить с толку собе-
седника. Таких мошенников вы уже встречали раньше. Они рассчитывают на то, что, если
начать сыпать в своей речи словами, которых вы никогда раньше не слышали, вам станет
страшно. Так вот, теперь Блейзер выдал следующее: «Обо всем предоставлялся полный отчет
членам КОНКАКАФ, коррелирующий с уровнями зернистости других пунктов финансовых
докладов».
«Уровни зернистости»? Зернистый, гранулированный, зерна, гранулы – что за чушь
несет Брюхо? Переводя на человеческий язык, он говорил о том, что не так уж и важно расска-
зывать своим сотрудникам о том, что он ежегодно обирал их, удерживая миллионы долларов.
Блейзер подтвердил, что нанял на работу своего сына Джейсона в качестве медицинского
работника КОНКАКАФ за 7 тысяч долларов в месяц. Но теперь дрожавший голос Брюха начи-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 85 нал его выдавать. Он скатился в оскорбления. «Ваш вопрос касательно моего сына абсолютно
неуместен,  – писал он.  – Я публичная персона и признаю, что нападки от людей вроде вас,
работающих с единственной целью пиара книг и газет и лишенных уважения к подлинной
правде, обязательная составляющая моей работы и положения».
Я опубликовал эту историю в своем блоге под заголовком: «Везунчик Чаки! Блейзер тай-
ком берет 10 % от спонсорских контрактов».
Была и другая история, буквально требовавшая, чтобы ее расследовали. В своем блоге
Блейзер опубликовал серию фотографий своего старинного «Мерседеса», который теперь
реставрировали в Цюрихе. Брюхо позировало на фоне города со своей замечательной машин-
кой, чей номерной знак перед публикацией фото был замазан.
Он забыл о том, что его можно было разглядеть на другом снимке, где Мэри Линн стоит у
машины на берегу Цюрихского озера. Я проверил номерной знак (ZH 627 187) и выяснил, что
он был зарегистрирован в кантоне Цюрих, а владельцем считалась ФИФА, и сам автомобиль
хранился в подземном гараже ФИФА! Было очевидно, что Блейзер скрывал свое имущество в
офшоре от американских налоговых служб. Представитель ФИФА сквозь зубы процедил, что
ФИФА выставляла Блейзеру счета за то, что он парковал свой автомобиль на их территории.
Последней отрыжкой Брюха стала фраза: «Вы бесполезны как журналист», которая была
выпалена с высоты Трамп-тауэр в 16:57:21 17 июля 2011 года. Обратный отсчет времени для
семьи Блейзеров, наживавшихся на футболе, пошел.
УОРНЕР И БРЮХО были выброшены в мусорную корзину футбольной истории. Блат-
тер пообещал, что у Карибских стран теперь будет новый достойный лидер. Затем он выбрал
надежных членов старой группировки Уорнера – Блейзера, которые могли занять освободив-
шееся место. Казалось, что прежде всего для него было важно нежелание разбираться, кто
позволил этому дуэту безнаказанно воровать два десятилетия подряд. Его выбор нового главы
КОНКАКАФ пал на футбольного босса Каймановых островов Джеффри Уэбба, который дока-
зал свою благонадежность за те десять лет, что был членом внутреннего аудиторского коми-
тета ФИФА.
Уэбб был выбран КОНКАКАФ на конгрессе ФИФА в Будапеште в мае 2012-го, за все
платила ФИФА. Кроме него также к работе приступил и вице-президент, им стал старый сорат-
ник Уорнера, Хорас Баррелл с Ямайки. В исполкоме ФИФА осталось два вакантных места.
Уэбб занял одно из них, а другое досталось Сунилу Гулати из Нью-Йорка, старому союзнику
Блаттера.
Копаясь в своих архивах, я обнаружил личное электронное письмо, датированное 2002
годом, от Джеффри Уэбба Уорнеру. В копию был поставлен Блаттер. В тот момент Блаттер
столкнулся с вызовом, который ему бросил африканский футбольный босс Исса Хаяту, поддер-
жанный некоторыми членами УЕФА. Предвыборный штаб Хаяту совершал турне по Кариб-
ским островам, рассчитывая заполучить голоса. Они отправились на Кайманы.
4 апреля 2002 года Уэбб доложил о своих визитерах. Он очень гордился допросом, кото-
рому подверг делегацию. Уэбб с энтузиазмом поддержал Уорнера, требовавшего сокращения
числа европейских участников в финальных стадиях чемпионатов мира. Для ФИФА и марке-
тинга турнира это было бы самоубийством в прямом эфире, зато Уорнер мог выторговать себе
еще одно место для КОНКАКАФ, а значит, мог украсть еще больше денег.
Уэбб, как и Уорнер, был серьезно настроен найти любой возможный способ выдоить
из ФИФА максимальное количество наличности. Почему гранты программы «Гол» ФИФА не
могут быть размером в миллион долларов вместо нынешних 400 тысяч? Как Уэбб собирался
тратить эти деньги на футбол Карибских островов? Установить штанги ворот из чистого золота
на Ангилье с населением в 16 тысяч жителей? Какие нужды были у острова Монтсеррат с

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 86 населением в 5 тысяч? Или у родины Уэбба, Каймановых островов, чье население составляет
53 тысячи человек?
В письме под заголовком «Команда Иссы на Каймановых островах» Уэбб сообщал Джеку
Уорнеру: «Дорогой президент… Осознав, что встреча складывается не так, как планировалось,
и увидев объем моих знаний по некоторым темам и мою непоколебимую верность Джеку, они
сделали ряд заявлений, касающихся президента ФИФА и президента КОНКАКАФ, – рапорто-
вал Уэбб. – После чего я сказал им, что, до тех пор, пока кого-то не осудят или что-то вроде
того, я не намерен выслушивать подобные инсинуации, и наша встреча завершилась».
Уорнер был в экстазе. На следующий день он отправил ответное письмо Уэббу: «Ты здо-
рово управился, Джефф, просто здорово, я горжусь тобой. Продолжай верить в нас».
В тот же, 2002 год Джеффри Уэбб начал совместный бизнес с Барреллом. Ямаец управ-
лял сетью ресторанов Captain’s Bakery and Grill и хотел расширить свое влияние до Каймано-
вых островов. Это был союз двух футбольных боссов на знаменитом семикилометровом пляже
Большого Каймана. Затем они отправились на конгресс ФИФА в Сеул, где Джефф занял место
в блаттеровском хоре. «Моя крошечная страна известна не футболом, а финансами, – объявил
он. – Каймановы острова имеют более 600 миллионов долларов банковских депозитов. По ран-
жиру мы занимаем пятое место среди финансовых центров мира». Трудно было разглядеть,
при чем тут футбол, и, казалось, что Уэбб был единственным человеком в зале заседаний,
который не осознавал, что большая часть этих денег – грязные или утаенные от уплаты налогов.
Прежде чем объявлять членов нового руководящего состава КОНКАКАФ после ухода
Уорнера и Брюха, нужно было выждать небольшую паузу. В результате санкций, наложен-
ных комитетом ФИФА по этике по следам тринидадского коррупционного скандала, Баррелл
был временно отстранен на шесть месяцев за недостаточно активное содействие следователям
извне. Баррелл заявил, что наказание было «жестким и очень болезненным для меня лично,
но я не стану подавать апелляцию». К несчастью, Барреллу пришлось сдать свой пост в дис-
циплинарном комитете ФИФА, несмотря на скандальный эпизод на конгрессе ФИФА в 1998-
м, когда в пустое кресло, незанятое гаитянским представителем, он усадил своего соратника с
Ямайки. Ему разрешили вернуться через три месяца, и об отстранении все тут же позабыли.
Через три недели, в феврале 2012-го, Блаттер назначил Баррелла в комитет ФИФА, занимав-
шийся организацией футбольных турниров на Олимпиадах: а  значит, больше люксовых оте-
лей, больше суточных, больше билетов.
В июне 2012-го обновленный состав КОНКАКАФ организовал Комитет честности для
проведения расследований хищений, устроенных Уорнером и Блейзером. Его возглавил экс-
министр юстиции Барбадоса сэр Дэвид Симмонс. К нему присоединился американский судья
Рикардо Урбина и вышедший на пенсию партнер из PwC 8 Эрнесто Хемпе. Для проведения
расследования и допроса свидетелей они наняли адвокатскую фирму из Нью-Йорка. Уорнер и
Блейзер отказались содействовать. Уорнер утверждал, что уничтожил всю свою документацию
в тот день, когда покинул ФИФА.
Отчет, состоящий из 144 страниц, был обнародован на конференции КОНКАКАФ в
Панама-Сити 18 апреля 2013 года. Один из параграфов резюмирует находки комитета: «Судя
по всему, Уорнер и Блейзер знали о потенциальных рисках, которыми грозили проступки каж-
дого из них, и были более чем в состоянии контролировать друг друга￿



 
ADо
не делал… чтобы сохранить свободу действовать в собственных интересах».
Уорнер совершил мошенничество в отношении ФИФА и КОНКАКАФ при финансирова-
нии Центра совершенствования. Он украл почти 30 миллионов долларов. Он обманул австра-
лийцев, чьи деньги, которые они выделили на «обновление» стадиона Центра, он присвоил
себе. Уорнер и Блейзер грубым образом нарушили предписания этического кодекса ФИФА.
8 Международная сеть компаний, предлагающих профессиональные услуги в области консалтинга и аудита. – Примеч. ред.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 87 Блейзер расхищал средства КОНКАКАФ, чтобы финансировать свой роскошный образ
жизни, и не справился с задачей управления ресурсами конфедерации. Он не сумел должным
образом составить налоговые декларации в Америке, в связи с чем КОНКАКАФ столкнулась с
угрозой административного и даже уголовного преследования. Симмонс отметил, что Блейзер
избегал контактов с представителями американских налоговых служб, чтобы держаться вне их
поля зрения и уклоняться от обязательной уплаты подоходного налога. В то же время он не
пытался выторговать себе новый контракт с КОНКАКАФ, поскольку, если бы члены конфеде-
рации узнали о том, как много денег уходит на его офшорные счета, его десятипроцентную
комиссию отменили бы.
Год за годом Блейзер утверждал, что счета КОНКАКАФ проверяются «аудитором»
Кенни Рэмперседом с Тринидада. Следователи Симмонса вскоре выяснили, что это неправда.
Не было никаких проверок транзакций, не было сбора документации по контрактам, как не
было и обзорных данных по согласованным условиям с банками или записей об осуществлен-
ных переводах и оценок рисков. Рэмперсед не был обученным или нанятым извне аудитором.
Он являлся самозванцем.
Рэмперсед был далек от того, чтобы называться независимым, каким должен быть ауди-
тор. Он считался бухгалтером Уорнера и был связан с земельными сделками, которые Уорнер
осуществлял под дальнейшее строительство Центра совершенствования. Затем он подписал
утверждения Уорнера и Блейзера о том, что Центр находился в собственности КОНКАКАФ.
Он безнадежно завяз в глубоких конфликтах интересов, будучи «аудитором» КОНКАКАФ,
Карибского футбольного союза, Центра совершенствования и частных компаний Уорнера в
Тринидаде. Он также выступал в роли бухгалтера Блейзера, когда тот покупал (на деньги КОН-
КАКАФ) апартаменты в The Reef на острове Парадайз.
Утверждения Блейзера, произнесенные им на конгрессе КОНКАКАФ в Германии нака-
нуне Чемпионата мира-2006, были особенно тошнотворными. Он рапортовал в своем блоге:
«Наша конфедерация теперь может похвастать практически безупречным соответствием ауди-
торским требованиям ФИФА… это демонстрирует преданность Уорнера стандартам прозрач-
ности и ответственности при распределении средств, выделяемых ФИФА».
ЧЕМ ДАЛЬШЕ, ТЕМ ХУЖЕ. Чего не хватало в отчете Симмонса, так это хоть какого-то
негативного упоминания самой КОНКАКАФ. За долгие годы среди избранных чиновников на
вершине иерархии организации, в чью зону ответственности входит защита членов конфеде-
рации и ее финансов, должны найтись те, кто задаст вопрос: «Кто же получает все эти щедрые
комиссионные?»
Джеффри Уэбб был и остается менеджером в крупном банке Каймановых островов. Мог
ли он не увидеть, что таких вопросов никто не задавал? Его партнер по ресторанному биз-
несу, Баррелл, называет себя умным бизнесменом. Неужели он не увидел ничего подозритель-
ного? Потом есть Сунил Гулати, преподаватель экономики в Колумбийском университете Нью-
Йорка. Почему он ничего не спросил о комиссионных? На той же неделе, когда Симмонс опуб-
ликовал свой отчет, Сунил утверждал, что «на высочайшем уровне [в ФИФА] наблюдается
искреннее усилие в попытках реформировать и изменить облик организации».
Я разослал письма Уэббу и Гулати с вопросом: как банкир и преподаватель экономики
могли не заметить всех этих комиссий? Когда-нибудь они задавались вопросом, сколько денег
выплачивалось Брюху? Как он мог себе позволить жить в Трамп-тауэр, кататься на «Хаммере»
и так гротескно пировать? Они до сих пор и не ответили.
Блаттер заявился в Панама-Сити в апреле 2013-го на конгресс КОНКАКАФ и очень
постарался, чтобы отвлечь внимание от того, что ФИФА не заметила пропажу огромного коли-
чества денег, украденных за 20 лет. Если бы финансовый департамент провел скорую проверку

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 88 земельного кадастра в Тринидаде, они бы обнаружили, что Центр совершенствования принад-
лежит Уорнеру, а не футболу. Возможно, это они и сделали.
И Джефф, и Сунил теперь участники выгодного бизнеса под названием ФИФА, их повы-
сили до членов исполнительного комитета, и теперь они прикарманивают как минимум по 250
тысяч в год каждый. Сунил будет и дальше бороться за бóльшую прозрачность. Он говорит,
что готов раскрыть выплаты, которые получает от ФИФА, и расходы, которые она покрывает
за него, при условии, что он нигде не нарушит соглашения о неразглашении.
В день, когда был опубликован отчет Симмонса, Блаттер написал в «Твиттере»: «Сегодня
открывал конгресс Карибского футбольного союза. Сказал, что это новая эра для КФС/КОН-
КАКАФ с новым харизматичным лидером. Они могут сыграть ключевую роль в мировом фут-
боле». На следующий день он опубликовал: «Великолепные лидерские качества и дальновид-
ность, продемонстрированные Джеффри Уэббом, сулят светлое будущее КОНКАКАФ». Уэбб
был так польщен этой похвалой, что теперь описывает себя на веб-сайте КОНКАКАФ сле-
дующими словами: «Харизматичный лидер от природы». Вне всяких сомнений, журналисты
повторят за него эту фразу еще много раз.
Месяц спустя, в августе 2013-го, со стороны Тринидада послышался жалобный стон.
Это был адвокат Уорнера: «Доброе имя моего клиента и его репутация по-прежнему терпят
убытки», а раз так, то он официально заявляет о намерении засудить Симмонса.
Эта глупость была, вероятно, вызвана тем, что публикация отчета Симмонса вынудила
Уорнера подать в отставку из правительства Тринидада, и теперь он боролся, чтобы вернуться
в парламент. В предыдущие два года партия Объединенный национальный конгресс дала ему
две кабинетные должности. Первая из них рассмешила весь Карибский регион. Уорнер был
назначен главой Министерства государственного строительства с правом распределять кон-
тракты между подрядчиками.
Вторая заставила Тринидад стонать от негодования. Уорнера назначили министром наци-
ональной безопасности, он возглавил полицию и армию. Тринидадская полиция так никогда
и не провела вменяемого расследования того, как Мохамеду бин Хаммаму удалось контрабан-
дой провезти в страну через национальный аэропорт миллион долларов наличными в своем
частном самолете. Они не выказывают никакого интереса к персоне Кенни Рэмперседа и его
участию в аферах Уорнера с Центром совершенствования.
На основании доказательств Симмонса ФИФА должна судиться с Уорнером и с Блейзе-
ром, чтобы потребовать от них возврата украденных миллионов. Проблема в том, что у дуэта
идеально выстроенная защита: «Ты всегда знал, но никогда не вмешивался. Это было не воров-
ство, это был просто способ Зеппа Блаттера покупать преданность».
ФИФА действовала по типичной структуре организованных преступных сообществ.
Блаттер и Авеланж использовали деньги от доходов с чемпионатов мира для их частичной
передачи Уорнеру, который доставал им голоса, позволявшие удерживать власть еще дольше.
Ниже по пищевой цепочке Уорнер приглядывал за мелким людом с островов, выдвигая их в
комитеты ФИФА, что сулило им длительные оплачиваемые командировки, хорошие отели, 200
долларов в день суточных – все это покрывал Блаттер – и пачку билетов на Чемпионат мира,
которые можно продать на черном рынке. Мы начинаем понимать, как Блаттеру всегда удается
побеждать на выборах. Он – великий президент!

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 89  
11
Игра Хильдбранда в два тайма
Расследуя дела Мастера взяток и Человека-сумки
 
Высокомерный старик из Рио, теперь достигший возраста 94-х лет, отказался признать
свою вину, отказался извиняться за 25 лет воровства, в течение которых он украл у мирового
футбола многие и многие миллионы, отказался вернуть их обратно. Кастор Андраде никогда
не извинялся. Почему он должен делать это сейчас? А какую замечательную сделку ему уда-
лось заключить со швейцарскими копами! Его преступления останутся тайной, все, что нужно
сделать – передать им около полумиллиона франков, сущие гроши для него. Он до крайности
заврался, рассказывая о том, как мало денег имел, – и все эти следователи из Швейцарии, сую-
щие всюду свой нос, были бессильны опровергнуть эту ложь. Они бы навеки увязли в юриди-
ческом болоте Рио. Адвокаты в Цюрихе проделали отличную работу, отвоевав в кабинетных
сражениях каждый миллиметр его свободы. И Блаттер, у которого есть свои грязные секреты,
заставил ФИФА оплатить все счета, выставленные юристами бразильца.
Забудьте о десятках миллионов, вытянутых из ISL, забудьте о подозрительных счетах с
огромными черными дырами, которые образовались в то время, как он руководил бразильским
спортом в период диктатуры, ФИФА сделала Жоао очень богатым человеком. Он высосал так
много денег из ФИФА своими огромными расходами и таинственными платежами, он полу-
чал такие роскошные подарки от газовых и нефтяных миллиардеров Персидского залива, что
потеря полумиллиона франков никак бы не отразилась на его огромном состоянии.
Рикардо пришлось заплатить чуть больше – быть может, 20  % того, что он выдоил из
ФИФА с помощью ISL. Но у него еще оставались деньги Nike, которыми можно было поиграть.
Блаттер и его дорогущие швейцарские адвокаты также пообещали, что мировое соглашение с
прокурорами из Цуга навсегда останется тайной. И он по-прежнему сохранит за собой посты
босса Бразильской конфедерации футбола и члена исполнительного комитета ФИФА. Перед
стартом очередного Чемпионата мира у него появлялись новые возможности для обогащения.
Бывший президент Бразилии Луис Инасиу Лула оказался слабым соперником, а Дилма Русеф
и не смеет конфликтовать с ним. Она ненавидит его, но власть находится у него, а не у нее.
ЭТО ВСЕ БЫЛА ВИНА БЛАТТЕРА. Он запаниковал, когда ISL рухнула в 2001-м,
обанкротившись по причине колоссальных взяток, которые требовалось уплачивать бразиль-
цам. Эти нытики из УЕФА, накликавшие беду, вдруг увидели новое поле боя, на которое
можно ступить. Они проиграли выборы в 1998-м, когда Блаттер, Авеланж и их казначеи пере-
купили победу взятками.
Теперь Леннарт Юханссон и европейцы требовали разбирательств по поводу огромных
убытков ФИФА. Обеспокоенный следующими выборами, предстоявшими через год в Сеуле
в 2002-м, Блаттер капитулировал и написал заявление полицейским Цуга. Даже Хаяту был
на стороне европейцев. Хаяту! Какой же лицемер! Он брал деньги ISL, но, имея поддержку
европейцев, теперь мог сместить Блаттера с верховного поста.
Разумеется, европейцы надеялись, что полицейское расследование предоставит доказа-
тельства того, о чем они догадывались: что бразильцы, с помощью своего посредника Блаттера,
связывавшего их с ISL в Цуге, присвоили себе миллионы долларов на откатах с контрактов. В
мае 2001-го Блаттер неохотно подал жалобу от ФИФА следователям по экономическим пре-
ступлениям Цуга.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 90 Потом все затихло. Цуг, казалось, медлил с решением. Сначала приходили хорошие
вести. Быть может, жалоба утонет в потоке других. Воры из ФИФА расслабились. Это стало
ошибкой.
Спустя 17 месяцев жулики выучили новое имя, оно принадлежало человеку, который
будет пытать их еще многие годы. Власти Цуга взяли в команду Томаса Хильдбранда, следо-
вателя с большим опытом работы с мошенническими схемами, которому было поручено разо-
браться со скандалом в ISL. Он арестовал Жан-Мари Вебера и других экс-директоров ISL.
Несколько дней их допрашивали. Офисы обыскали. Жулики из ФИФА не могли понять истин-
ных целей Хильдбранда: являлись ли они главной его мишенью – или все же ей были мене-
джеры ISL, платившие им взятки?
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ суд Цуга по делам о несостоятельности назначил Томаса Бауэра из
аудиторской компании Ernst & Young ликвидатором всех тех активов, что удалось бы отыскать
в обломках потерпевшей крушение ISL. Бауэр занялся тем, о чем десятилетиями мечтали мно-
гие из нас, репортеров. Он копался во внутренней переписке ISL, в их банковских документах,
и, разумеется, – это было неизбежно, – наткнулся на записи о некоторых очень смешных пла-
тежах. Он хотел вернуть их, чтобы разделить возвращенное между кредиторами ISL.
Во благо кредиторов Бауэр был обязан снизить расходы на финансовое оздоровление по
максимуму. Выходить с открытым забралом на Авеланжа и Тейшейру, со всеми их связями и
друзьями в бразильских судах, было бы очень дорогостоящим и рискованным предприятием.
Но ему и не пришлось этого делать. Под рукой, в Швейцарии, был Человек-сумка, Жан-Мари
Вебер. Секретные документы ISL показали, что Вебер был посредником, который доставлял
чеки на предъявителя одним ворам из ФИФА, а другим переводил миллионы долларов на счета
их подставных фирм в Лихтенштейне.
Бауэр начал судебное преследование Вебера в Швейцарии, и тот внезапно обзавелся
одним из самых высококвалифицированных юристов страны. Да, его адвокатом стал Питер
Нобель, который ранее сотрудничал с Блаттером. Это был важный ключ к пониманию того,
что Зеппу было чего опасаться во время расследований откатов по контрактам. Оплатила ли
ФИФА услуги этого юриста? В марте 2004-го, вместо того чтобы рисковать на публичных слу-
шаниях, Вебер и Нобель договорились о том, что возместят ущерб, но его сумму им удалось
снизить до 2,5 миллиона швейцарских франков. Заставит ли это следователей замолчать?
В июне 2004-го Блаттер попытался прекратить дальнейшие расследования. Он тайно свя-
зался с властями Цуга, сообщив им, что ФИФА отозвала свою жалобу на ISL – и до свидания.
Так что Хильдбранд мог теперь искать себе новую работу!
Но он опоздал. Хильдбранд уже знал слишком много, чтобы перестать копать. Его дело
затянулось на годы, потому что он преследовал отдельных личностей и отыскивал банковские
счета по всему миру, а на то, чтобы получить разрешение на изучение банковских записей от
иностранных государств, в чьей юрисдикции находились банки, могли уйти многие месяцы.
Воры из ФИФА не понимали, что Хильдбранд играл матч на двух половинах поля. Пер-
вый тайм он закончил в марте 2005-го и отправил файл с результатами своих расследований
прокурорам Цуга, отрекомендовав в судебном порядке преследовать шестерых топ-менедже-
ров ISL за то, что они нарушали закон, продолжая удерживать компанию на плаву, когда она
уже перестала быть платежеспособной, тем самым вынуждая кредиторов нести еще большие
убытки. Доказательства, собранные Хильдбрандом, были очень ценны, но достоянием обще-
ственности не стали. Блаттер, Авеланж и Тейшейра могли подумать, что всему пришел конец.
Фуф! Пронесло, нам все сошло с рук.
ТУК-ТУК! КТО ТАМ? «Здравствуйте, это следственный судья Томас Хильдбранд, и у
меня ордер на обыск в штаб-квартире ФИФА. Откройте дверь, будьте любезны». На дворе 3

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 91 ноября 2005-го, день, когда ФИФА узнала, что Хильдбранд инициировал второе расследова-
ние. Власти Цуга сошлись во мнении, что все же настало время разобраться с коррупцией в
ФИФА. Хильдбранд провел обыск в офисах и изъял документы.
Дело приняло серьезный оборот. Полицейские офицеры пришли в офисы Блаттера. Блат-
тер ходил кругами, пытаясь отыскать хоть какой-нибудь способ сбросить с хвоста Хильдбранда.
И у него был идеальный кандидат для этой работы. Швейцаро-венгерский адвокат Питер
Харгитей проработал стратегию дальнейших действий и начал ее реализовывать посредством
Дэвида Оуэна, спортивного редактора престижного издания Financial Times . 10 декабря 2005-
го, через пять недель после визита полиции в штаб-квартиру ФИФА, в газете была опублико-
вана статья.
В этой «эксклюзивной» истории рассказывалось о том, что умершая сестра Хильдбранда
была замужем за кузеном Блаттера. Информация об этом была включена в официальную
жалобу, поданную судьям Цуга. В ней говорилось: «Все эти обстоятельства не кажутся спо-
собствующими беспристрастности судьи Хильдбранда по отношению к господину Блаттеру и
ФИФА». Также было добавлено: «Истец полагает, что [господин Хильдбранд] пытался всеми
возможными способами добиться уголовного наказания для [господина Блаттера]». Хильд-
бранд отмечал, что не имел родственных связей с господином Блаттером. Суд Цуга задвинул
эту историю – равно как и сенсацию, преподнесенную Financial Times,  – в долгий ящик. Больше
об этом никто не слышал. Хильдбранд продолжил заниматься делом Блаттера.
В начале 2006-го Тейшейра был шокирован. Хильдбранд объявился в Андорре, чтобы
проинтервьюировать свидетеля, который был связан с управлением секретными банковскими
счетами Тейшейры. Он переводил деньги из Лихтенштейна на счета в Андорре, маленьком
государстве высоко в Пиренеях, ближайшим крупным городом к которому была Барселона, где
близкий друг, экс-представитель Nike и бизнес-партнер Тейшейры работал в ФК «Барселона».
Гражданин Андорры выводил деньги наличными и перевозил их в другой банк. Далее они
переводились Тейшейре.
16 января 2007 года Хильдбранд отправился в Эрланген, в Баварии, чтобы поговорить с
Бригиттой Бэнклер, сестрой Хорста Дасслера. Ему было любопытно узнать о визите, который
за два года до этого ей нанесли Зепп Блаттер и Жан-Мари Вебер, Человек-сумка. Казалось,
что у Вебера не было денег, чтобы заплатить ликвидатору ISL Бауэру означенную сумму в 2,5
миллиона франков.
Итак, по свидетельствам близкого к этой истории источника, Блаттер самолично санк-
ционировал платеж в эти 2,5 миллиона со счетов ФИФА, и теперь они искали кого-нибудь
способного залатать дыру. Судя по всему, они сказали женщине, что она, будучи в прошлом
держателем акций канувшей в Лету ISL, попадает под ответственность, которую несет компа-
ния перед кредиторами. Если она заплатит ФИФА 2,5 миллиона франков, они сделают так,
что больше ее на этот счет никто не побеспокоит. Она отказалась платить, и Человек-сумка
вернулся в Цюрих с пустыми руками.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 92  
12
Жан-Мари Вебер не должен быть уволен!
Зачем он нужен Блаттеру и Авеланжу?
 
Цуг, 11 марта 2008-го, вторник. А вот и они, наряженные в элегантные костюмы биз-
несменов, притворяются, что это просто еще один обычный день в офисе, быстро проходят
мимо репортеров с телекамерами и блокнотами, столпившихся у стеклянных дверей кирпич-
ного здания суда, идут, кивая знакомым и извиняясь, что не могут остановиться поговорить
– опаздывать никак нельзя.
Семь лет назад все было иначе. Большая Шестерка менеджеров ISL давала интервью, они
улыбались в наши камеры, угощали нас закусками и выпускали пресс-релизы, оповещавшие о
новых контрактах с ФИФА! Новые клиенты! Новые виды спорта! Глобальное доминирование
в спортивном маркетинге!
Мы, репортеры, знаем, что многого не знаем. Мы надеемся узнать больше в здании суда.
Мы полагаем, что там нам удастся получить новые дополнения к нашим знаниям. Мы не ожи-
даем оглушительного взрыва, который нас подстерегает.
Обвинение здесь, в маленьком швейцарском городе Цуг, запросило для господ-менедже-
ров до четырех с половиной лет лишения свободы. Шесть менеджеров знали, что их компания,
всем известная под аббревиатурой ISL, была банкротом и не могла платить по своим счетам,
но они продолжали брать кредиты у доверчивых банков и корпораций, которые никогда не
удосуживались проверять положение компании, которое становилось все более и более шат-
ким. Когда ISL была спущена в унитаз весной 2001-го, на ней висело более 300 миллионов
долларов долгов, и это было второе по объемам банкротство в истории Швейцарии.
Их крупнейший и самый выгодный контракт касался прав на продажу теле- и маркетин-
говых контрактов для ФИФА на чемпионатах мира 2002 и 2006 годов. С помощью значитель-
ных банковских кредитов им удалось выплатить ФИФА 1,8 миллиарда долларов США за при-
обретение этих прав, но они могли продать приобретенное за куда большую сумму и оставить
себе 25 % комиссионных. Как мог такой фантастически выгодный бизнес накрыться медным
тазом? Куда подевались все деньги? К концу сегодняшнего дня мы должны получить какое-
то объяснение.
Первым сюрпризом стал квадратный зал заседаний. Он мог бы служить аскетичным кон-
ференц-залом для бизнесменов в каком-нибудь мотеле, специализирующемся на проведении
деловых мероприятий. В лучшем случае обстановка внутри помещения была заказана в швед-
ском магазине ультранизких цен, а ее дизайном занимался водитель бетономешалки. Никакого
подиума, мы все на одном уровне. И этот износостойкий композитный пол… Гибкая и весьма
милая фигура высокой 41-летней председательствующей судьи-блондинки Циглер в темном
брючном костюме («Я Кароль, пишется как по-французски», – сказала мне она во время пере-
рыва) в компании двух коллег-мужчин среднего возраста, расположившихся по обе руки от
нее, за столом, близко придвинутом к дальней стене.
Напротив судей – ряды стульев и столов￿ за ними расположилась Большая Шестерка,
окруженная адвокатами, а их столы расставлены по всей ширине комнаты. Сзади сидят репор-
теры, швейцарские, немецкие, французские – и я, прибывший с острова. Перед нами с деся-
ток или около того напряженных родственников, а также внимательный молодой человек в
костюме, чью личность мы раскроем позже.
Волноваться обвиняемым есть о чем. Прокурор хочет прищучить их за хищения, мошен-
ничество и махинации с банкротством, равно как и за ущерб, нанесенный кредиторам и фаль-
сификацию документов. Скандалов тут с лихвой хватит на то, чтобы исписать весь блокнот.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 93 Но нам нужно больше, мы пришли сюда ради взяток, а не скучных бухгалтерских бумажек.
Наберитесь терпения.
Крайний справа в команде подсудимых – Даниэль Бовуа, мужчина едва за 50, вновь живу-
щий в Брюсселе, как и раньше. Благодаря своим зачесанным назад седеющим волосам и акку-
ратно подстриженной бороде он кажется единственным из присутствующих, у кого есть фанта-
зия. Даниэлю повезло, он присоединился к ISL для того, чтобы руководить их телевизионными
операциями спустя много времени после того, как скандалы со взятками стали предметом все-
общего обсуждения. Но он все равно рискует завтракать в ближайшие годы мюсли, выделяе-
мыми швейцарским государством, потому что занимал директорский пост, и все шестеро обви-
няются в присвоении порядка 45 миллионов фунтов стерлингов, которые они должны были
заплатить ФИФА. ФИФА! Наконец, герр Блаттер и его организация попали в протоколы судеб-
ных заседаний. На часах 11:02, вторник, 11 марта, доказательства разбираются уже два часа.
В обвинительном акте сказано, что большая часть денег пришла от бразильской телеви-
зионной сети Globo TV и была авансовым платежом за права на Чемпионат мира – 75 % суммы
должны были быть переданы ФИФА. Шестерка из ISL, по их заверениям, удержала эти деньги,
потому что компания отчаянно нуждалась в средствах. Затем она обанкротилась, и это «удер-
жание» превратилось в преступление.
Мсье Бовуа во время перерыва говорит мне, что подобные обвинения – «бред сумасшед-
шего», деньги совершенно точно были кредитом и ФИФА тут ни при чем. Решать это должна
милая Кароль и сопровождающие ее мужчины. Она внимательно слушает, кивает и поворачи-
вает длинную красивую шею, вытягивает ноги и скрещивает лодыжки. Каждый из шестерых
адвокатов подсудимых высказывается в защиту клиентов.
Рядом с Бовуа сидит Человек-который-ничего-не-знал и получил работу директора,
потому что женился на сестре босса. Когда они расстались, Кристоф Мальмс получил свой
кусок акций компании и эту номинальную марионеточную должность. Семья Дасслер также
владела Adidas, но после смерти Хорста в 1987-м продала ее за сущие гроши французскому
политику, владельцу футбольного клуба и впоследствии преступнику.
Герр Мальмс, смуглолицый человек среднего роста с каштановыми волосами, разуме-
ется, облаченный в темный костюм, тянется к микрофону, демонстрируя небольшую плешь
на голове. Он не знает, что еще сделать, чтобы удовлетворить судей. Он охотно ответил бы на
каждый вопрос, но ему нечего сказать. Мы ожидаем вердикт в июле, как раз когда он будет
справлять свой 53-й день рождения.
Рядом с Мальмсом, ближе к центру комнаты сидит бывший главный бухгалтер и счетовод
ISL Ханс-Йорг Шмид. Судья, расположенный по левую руку от Кароль, усердно допрашивает
его. Так делаются дела в Цуге. Тут нет прокурора-обвинителя, чей ядовитый язык способен
загнать обвиняемых в угол. Судья Марк Зигварт не носит парика и мантии, он одет в костюм,
а его борода а-ля Ван Дайк немного подергивается, когда ахинея, которую несут обвиняемые,
становится совсем уж неприличной. Если Марк сердится, глаза за стеклами его очков расши-
ряются.
Завтра мы увидим Марка во всей его беспощадной красе, но пока мы приближаемся к
18:00, грядет окончание пьесы, и он пока только разминается, информируя Шестерку о еще
одной сумме в 15 миллионов франков, которая упомянута в обвинительном акте как расхи-
щенная. И снова – кредит или очередной этап оплаты телеправ? Деньги пришли от крупней-
шей рекламной компании мира, которая также приобрела права на трансляцию Чемпионата
мира у ISL для перепродажи в Японии.
Пока ISL трещала по швам в конце 2000 года, Dentsu отправляла деньги с востока на
запад. Несколькими днями позже часть тех средств с офшорного счета ISL бумерангом вер-
нулась тем же путем на восток. Даже когда кредиторы уже во весь голос выражали свое воз-
мущение, 4 миллиона швейцарских франков уходили на счет Gilmark Holdings, компании,

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 94 зарегистрированной в Гонконге. Судья Зигварт, очевидно, знал больше, чем говорил вслух,
прохаживаясь вдоль адвокатского стола и по очереди расспрашивая защитников о том, что они
могут рассказать ему о Gilmark. Ничем помочь ему они не смогли.
(Прошло десять дней, и Жан-Франсуа Танда, журналист, освещающий бизнес в Цюрихе
– и располагающий в этой сфере одними из лучших источников, – сообщил общественности
о том, что деньги ушли старшему менеджеру компании Dentsu, господину Харуюки Таканаси.
Танда, как и я, пытался получить какие-то комментарии, но огромная рекламная компания из
Токио проигнорировала эти просьбы.)
Dentsu вела бизнес с ФИФА больше двух десятилетий. И до сих пор ведет. И хотя ISL
прекратила свое существование, их белое офисное здание в сотне метров от суда не пустует
– теперь это пристанище маркетинговой компании Infront, которая наряду с Dentsu отку-
сила большой ломоть телевизионных прав на следующий Чемпионат мира. Имя главы Infront
кажется знакомым. Филипп Блаттер. О чем же разговаривают дядя и племянник, когда не
заняты заключением в частном порядке сделок по приобретению самых желанных в мире прав
на футбол?
Судья Кароль объявляет заседание суда оконченным в 17:59.
Склочный политконсультант Блаттера Питер Харгитей созывает репортеров со всей
Европы в заключительные несколько дней, уверяя их в том, что президент ФИФА «расслаб-
лен» и  не переживает насчет слушаний в Цуге. Они не стоят того, чтобы на них приходить,
ничего интересного в суде не произойдет. Пустая трата времени.
Одна лондонская газета слово в слово повторила эту фразу. Они не видели появления
Блаттера на швейцарском телевидении следующим вечером, после окончания этого заседания
суда. Бледное, искаженное лицо Зеппа морщилось, когда репортер стал задавать ему вопросы о
коррупции и взятках. Но Блаттер отлично знал, что происходит, потому что молодой человек,
инкогнито делавший записи в зале суда Цуга, был младшим юристом в компании из Цюриха,
обеспечивавшей Блаттеру юридическую защиту.
12  марта 2008-го, среда. Мы едем вдоль береговой линии озера, за рулем – немецкий
журналист Томас Кистнер, мимо мелькают пастбища с коровами и заснеженные пики, разделя-
ющие Цуг и Цюрих. Сегодня должен быть день Schmiergeld – откатов. Вчера днем мы оценили
японскую кухню, сегодня ожидаем более интернационального обеда. Мы сгораем от нетерпе-
ния, надеясь услышать имена.
Мы получили в распоряжение обвинительный акт, в таблицах раздела №  12 значится
список десятков офшорных банковских счетов, на которые было перечислено порядка 36 мил-
лионов швейцарских франков за последние 15 месяцев существования ISL. Когда судья Зиг-
варт напоминает Шестерке, члены которой робеют с каждой минутой, о том, как они перево-
дили деньги из Швейцарии на тайные счета в Лихтенштейне и на Карибских островах, в суде
нарастает напряжение. Затем он переходит к бравшим взятки. Коммерческий подкуп тогда не
был законодательно запрещен в Швейцарии (как сейчас). Зигварт считает, что Шестерка знала
о том, что компания обречена, и эти деньги должны были пойти на оплату просроченных кре-
дитов.
Так почему же вместо этого они попали на какие-то сомнительные счета? Герр Мальмс
прокашливается. Наконец следует жалкое признание того, что они далеко не самые толковые
дельцы на планете и никогда не были гениями вселенной бизнеса, а являются лишь кучкой
неряшливых помощников, поддерживавших работу коррупционного механизма. Любой, у кого
нашлась бы большая сумка с наличкой, мог бы стать боссом ISL. Он объяснил, что платить
откаты было «привычной составляющей» бизнеса ISL.
«Мне было сказано, что, если бы компания не делала эти выплаты, ее попросту не суще-
ствовало бы», – сказал Мальмс. Он узнал это вскоре после прихода в компанию, когда поин-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 95 тересовался, куда уходят деньги. «Я не знаю, кем были конечные получатели средств, но мне
всегда говорили, что они были довольно известными людьми, принимавшими ключевые поли-
тические решения в мировом спорте».
(Мальмс знал больше, но пройдет еще 20 дней, прежде чем он выдаст имена двух главных
людей в игре.)
Для мира спортивного маркетинга и политики, затрагивавшей спорт, это было вполне
обычным делом, как он признал. «Таков был стиль ведения бизнеса. Если бы мы не платили,
нам бы пришлось закрыть компанию». Вот что происходит, когда вы имеете дело с клептокра-
тами из ФИФА.
Разумеется, вставил свои пять копеек и казначей Шмид. «Это выглядело так, как будто
ты должен платить кому-то зарплату. Иначе они не будут на тебя работать. Если бы мы не
платили эти взносы, другие участники не подписали бы контрактов».
(Они назовут имена через 20 дней. Разумеется, некоторые из нас и так знают их, но все
же полезно получить подтверждения о коррумпированности здесь, в зале суда, чтобы можно
было рапортовать о ней, имея доказательства свидетелей.)
Но герр Мальмс умолял суд поверить, что они честно пытались предотвратить это раз-
ложение. Эти 36 миллионов должны были стать последним откатом. Он так и не объяснил,
почему вдруг он стал рассчитывать, что рэкетиры, доившие компанию, в одночасье перестанут
это делать. Но, объяснял он, это должно было прекратиться, поскольку ISL планировала раз-
местить свои акции на рынке ценных бумаг, а став публичной компанией, она бы не смогла
больше утаивать взятки в своих бухгалтерских книгах.
Затем он сообщил, что схемы нелегального перемещения всех денег, уходивших на
взятки, в офшоры – где их прячут торговцы наркотиками, корпоративные воры и кровавые
диктаторы – были составлены одним из старейших и до сих пор работающих партнеров ком-
пании из числа цюрихских адвокатов, который, как знали мы, репортеры с задних рядов зала
заседаний, представлял также и ФИФА.
Об этих схемах впоследствии умолчали аудиторы KPMG, которые, как нам известно,
предоставляют такие отчеты о положении дел на счетах ФИФА, какие ждут от них их клиенты;
туманные, лишенные важных информационных деталей. Как же тесен мир, населяемый бога-
чами. И у них были друзья на высоких постах. Швейцарские налоговые службы дали свое бла-
гословение этой разводке.
Эти офшорные счета скрывались под очень симпатичными именами: Nunca, Sunbow,
Taora и теперь вот… Sicuretta. Жан-Мари Вебер также доставлял откаты в традиционных кей-
сах с наличными, иногда перевозя более 500 тысяч долларов зараз – и он не скажет кому. Все,
что он признает, – это то, что деньги предназначались «для приобретения прав».
В своих неформальных комментариях следствию, процитированных в очень детализи-
рованном обвинительном акте, юрист Гвидо Ренльи, управлявший счетом Sicuretta и распо-
ряжавшийся пачками наличных, вспоминал, как Жан-Мари привез его в Париж на Чемпио-
нат мира-1998, чтобы познакомить его с недавно избранным президентом ФИФА Блаттером.
Мистер Ренльи так и не рассказал, почему Блаттер был так рад его видеть. Об этом мы можем
только догадываться.
«Хорошо,  – сказал судья Зигварт.  – Я хочу знать, кто получал деньги?» Пятеро из
Шестерки настаивали, что понятия не имеют. Как и мы, сидевшие за столом для прессы, они
знали имена всех первых лиц мирового спорта, принимавших ключевые решения (а их не так
много), которые обедали с ними и ходили вместе на вечеринки, но они не знали, кто брал их
деньги. Вообще понятия не имели. И нас просили поверить в эту сказку.
Человек, который развозил гостинцы, Жан-Мари Вебер, был четвертым по счету лицом,
сидевшим впереди нас, а уж он-то знал все. Когда-то он был ассистентом Хорста Дасслера
и взял на себя работу по доставке сумок с наличными после его смерти. Должность Вебера

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 96 в ISL предполагала «развитие деловых отношений», и он всюду таскал за собой два черных
чемодана, набитых тайными договоренностями об откатах.
Долгие годы высокая фигура Жан-Мари с пышным начесом седых волос мелькала на всех
заседаниях ФИФА и конгрессах, которые собирали другие прибыльные виды спорта. Сегодня
он выглядит истощенным, его голос странно пронзителен, а волосы внезапно оказываются
коротко подстриженными – может, так он надеется избежать лап тюремного цирюльника?
Судья Зигварт спрашивает его, кто получал деньги, и Жан-Мари начинает зачитывать
мантру, которую мы будем еще много раз слышать в течение всего утра: «По совету своего
адвоката я воздержусь от заявления. Мой адвокат ответит на эти вопросы». В другие разы он
говорил «эти платежи носят конфиденциальный характер, и я должен уважать эту конфиден-
циальность».
Зигварт начинает распаляться. Эти клоуны валяют дурака. Он концентрирует внимание
на одном скромном откате, размером всего 250 тысяч долларов￿;,;
*9
'' '
,
что деньги ушли господину Абдулу Мутталибу из Кувейта. Когда откат был уплачен в 2000
году, Мутталиб был генеральным директором Олимпийского комитета Азии. И да, ISL полу-
чила контракт от азиатского ОК. В 2004-м авторы программы «Панорама» с канала BBC пой-
мали Мутталиба с поличным за обсуждением того, каким лучше способом уплатить взятки его
друзьям в Международном олимпийском комитете. Так для Абдула кончился период больших
доходов и сытой жизни.
«Зачем вы платили такие большие деньги этому человеку из Кувейта?  – вопрошает
судья. – Здесь, в Швейцарии, мы обязаны предоставлять своим компаниям и налоговым орга-
нам квитанции о каждом обеде, на который мы водим бизнес-партнеров,  – а вы отдаете 250
тысяч долларов без каких-либо объяснений, без документации, без контракта, без расписки и
даже без письма?»
Сертифицированный бухгалтер Шмид заявляет: «Мы бы не получили никаких расписок
от этих людей».
Следующим к линчеванию готовится член исполнительного комитета ФИФА Николас
Леос. Его нет в зале, он сидит дома, в далеком Парагвае, и он не так уж много украл, но его
имя называется первым в списке упомянутых чиновников ФИФА. Факт присвоения им 130
тысяч долларов из денег ISL был слит в лондонскую газету блаттеровскими приспешниками
осенью 2006-го: то была минимизация ущерба, сделанная в момент, когда этот суд казался
неизбежным.
(Через несколько дней после утечки Блаттер был в Асунсьоне и бесстыднейшим образом
поддержал Леоса, предложив следователям найти подлинные и неопровержимые доказатель-
ства каких-либо нарушений с его стороны. Лежали бы эти доказательства в ящике стола Блат-
тера в Цюрихе – он, вероятно, слил бы их. Месяц спустя Блаттер говорил репортерам: «У меня
нет никакой нужды в доказательствах, чтобы верить Леосу, я в нем не сомневаюсь».)
Зигварт был сыт по горло. Он вынул из своей папки с файлами, лежавшей на столе, свое-
образную бомбу и покатил ее по залу заседания. БУУУУМ!
Когда у нас перестало звенеть в ушах, мы осознали, что же он только что сказал. У него
были доказательства, что за все эти годы они выплатили – присядьте, глубоко вдохните – неве-
роятные 100 миллионов долларов взятками. Неудивительно, что ISL пошла ко дну и теперь
уже никогда не всплывет.
Судья Зигварт предпринимает очередную попытку вытянуть имена. Мальмс говорит, что
он не в курсе. Но объявляет, к изумлению присутствующих, что их знают некоторые репортеры.
Жан-Франсуа Танда из Цюриха, Йенс Вайнрайх из Берлина, Томас Кистнер из Мюнхена и я
сам с ухмылками переглядываемся друг с другом. Но Жан-Мари по-прежнему не называет
имен. Другие повторяют мантру: знает только Жан-Мари.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 97 Слушания завершились в 11:20. Адвокаты вернутся 31 марта, чтобы привести доводы
в защиту своих клиентов, вердикт ожидается через три месяца. Мы расходимся, чтобы пораз-
мыслить о более широком предназначении представленных доказательств.
В 1995-м могущественная IMG пообещала ФИФА перекрыть любое предложение любой
компании, претендующей на приобретение прав на маркетинг и телетрансляции Чемпионата
мира. Их стартовая цена равнялась миллиарду долларов, и это был далеко не предел. IMG
получила грубый отказ, после чего ее руководство стало слать Блаттеру разгневанные письма,
а он, тогда занимавший пост генерального секретаря, отвечал, что «предпочтение было отдано
другим сторонам, таким как ISL» и что сама процедура заявок носила лишь «косметический
характер».
ISL получила права.
31 марта 2008-го, понедельник. Мы вновь в суде, теперь адвокаты подсудимых должны
опровергать утверждения обвинения. Слушания продлятся почти всю неделю.
Вторую бомбу в зал заседаний бросил герр Вернер Вюрглер, адвокат Кристофа Мальмса.
Хотя его клиент, честно-честно, правда-правда не знал, кто же получал откаты, у него было две
серьезные зацепки на этот счет. Герр Вюрглер утверждал, что президент ФИФА Зепп Блаттер
связывался с Кристофом Мальмсом и совершенно недвусмысленно намекнул ему, что, если
ISL хочет продолжать вести бизнес с ФИФА, Жан-Мари Вебер должен сохранить свою долж-
ность в компании. Если нет, «ISL ждут печальные последствия».
Сохранение за Жан-Мари, человеком, доставлявшим деньги в ФИФА, его поста в ISL,
казалось, было приоритетом для президентов Международной федерации, поскольку герр
Вюрглер также сообщил судьям о том, что в ходе Чемпионата мира-1998 во Франции собирав-
шийся на пенсию президент Авеланж выдвинул то же самое требование.
Блаттер и Авеланж. Что еще вам нужно знать о коррупции в ФИФА? Два самых важных
человека на верхушке организовали крупнейшую коррупционную схему мирового спорта.
Вюрглер добавлял, что «из-за этих ультиматумов, выдвинутых двумя президентами
ФИФА, уход от системы комиссионных выплат для ISL Group оказался экономически невоз-
можным».
(Комиссионные? Мы думали, это были взятки. Называть откаты «комиссионными» – зна-
чит обелять ребят из ISL. И вдобавок в суде стало абсолютно очевидно, что Блаттер знает обо
всем никак не меньше Авеланжа.)
Вюрглер еще не закончил с Блаттером. Адвокат сделал весьма витиеватое замечание о
том, что любой сотрудник ФИФА, знавший о взятках и получавший их, мог рассчитывать на
огромную власть над своими коллегами. И если судьи до сих пор не поняли, о чем идет речь,
компания ISL стала частным источником денег для ФИФА – по сути, ее частным банком.
Судья Марк Зигварт дал Жан-Мари Веберу последний шанс назвать имена. «Нет, – гово-
рит он. – Я отказываюсь делать заявление». Но его губы высохли, и с тех пор, как начался суд,
он сильно похудел: подуй сильный ветер, его бы точно унесло.
Пока завершалась первая стадия судебного процесса в середине марта, члены исполни-
тельного комитета ФИФА слетались в Цюрих на первое заседание в календарном году. Но в
жизни Николаса Леоса произошла трагедия – ему потребовалось какое-то странное, но очень
срочное хирургическое вмешательство, так что он не приедет. Операция прошла с блеском,
имплантат великолепно прижился, и в считаные дни он уже мог присутствовать на официаль-
ных футбольных мероприятиях в Латинской Америке.
На своей пресс-конференции после заседания исполкома Блаттер отмахивался от вопро-
сов, говоря, что не может комментировать откровения, ставшие достоянием общественно-
сти по результатам слушаний в Цуге, пока не будет оглашен вердикт. Это все чепуха. Ничто
не могло помешать ему комментировать документальные доказательства того, что Леос брал

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 98 деньги, или что деньги шли в компанию, которой владели Авеланж и Тейшейра, или что и
Блаттер, и Авеланж заставляли ISL держать в штате Вебера, дабы взятки, как и раньше, при-
ходили вовремя.
Пятеро из Шестерки были оправданы. Жан-Мари Вебер был обвинен в присвоении 90
тысяч швейцарских франков, хотя все мы считали, что эти деньги попали в коричневый кон-
верт и были переданы в руки одного чиновника ФИФА.
Блаттер теперь был в большой беде. Его имя было упомянуто в суде наряду с Авелан-
жем и менеджером ISL Кристофом Мальмсом￿ оба они оказались замешанными в громком
коррупционном скандале. И также с ними заодно был Николас Леос. Должно быть проведено
расследование. Кто возьмет его на себя?
Шаг вперед, лорд Себастьян Коу, в прошлом британский олимпийский чемпион. Коу был
назначен Блаттером главой комитета ФИФА по этике в сентябре 2006-го, сразу после истории
с Джеком Уорнером, вице-президентом ФИФА с острова Тринидад, который продал на черный
рынок более 5 тысяч билетов на Чемпионат мира в Германии в 2006-м.
Коу принял тот факт, что не может заниматься расследованием до своего назначения.
Ему мешали изучать имена и личности мздоимцев из ФИФА, билетных спекулянтов, мошен-
ников, подделывающих расходы, и других кровопийц, сидящих в исполнительном комитете, –
они считались неприкасаемыми и были в полной безопасности. Десятилетия преступлений
против спорта – и никто их не трогает. Тотальная амнистия и всепрощение.
В конце 2007-го программа «Панорама» канала BBC хотела расспросить Коу о его рас-
следованиях. Несмотря на то что ему отправили два запроса, Коу отказался давать интервью.
Наш редактор дал мне согласие на его розыски. Мы узнали, что весь следующий день он будет
пребывать в отдаленной деревушке на севере Шотландии. Ночью мы вылетели рейсом Лондон
– Эдинбург, проехали на машине через горы и на рассвете прибыли в уединенное местечко
Грэнтаун-он-Спей, где Коу должен был появиться на публике в местном спортивном центре.
Мы водрузили камеру на треногу в отдалении от главного входа, снабдив ее увеличитель-
ными линзами. Местные представители муниципалитета и спортивные чиновники, облачен-
ные в свои лучшие шотландские килты, выстроились в ряд, ожидая приезда дорогого гостя.
Коу вышел из машины и принялся пожимать руки всем, проходя вдоль встречающих.
Это были самые смешные кадры, которые я когда-либо снимал. Я выскакивал то тут, то
там, лавируя между килтов и вежливо прося Коу об интервью – но тот словно ослеп, он не
видел меня. Он отказался признать, что я нахожусь с ним рядом настолько близко, что могу
дотронуться до него. Он просто не замечал микрофона, прикрепленного к моему плащу, как
не заметил и съемочной группы.
Чиновники в килтах последовали примеру Коу, тоже сделав вид, что я – человек-неви-
димка. Миллионы зрителей хохотали в своих домах, увидев эти кадры в эфире программы.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 99  
13
Как жуликам из ФИФА все сошло с рук
Тайные признания
 
Цуг, 21 сентября 2009 года. Президент ФИФА Зепп Блаттер все же забыл про гордость
и покинул свой роскошный офис, расположенный высоко над Цюрихом. Сев в салон черного
«Мерседеса» (за рулем конечно же был водитель), он держал путь в строгий и аскетичный
кабинет генерального прокурора Цуга, Кристиана Аэби, находящийся в здании на побережье
озера.
Водитель Блаттера, вероятно, был слишком умен для того, чтобы специально обращать
внимание своего босса на стоящее рядом здание суда кантона, где в прошлом году шесть мене-
джеров ISL разыграли спектакль «Театра Абсурда ФИФА». Блаттер не нуждался в напомина-
ниях об откровениях адвоката Кристофа Мальмса, который рассказал об ультиматуме, выдви-
нутом Авеланжем и самим Блаттером: или Человек-сумка Жан-Мари Вебер сохранит свой
пост в ISL, или компания потеряет контракты ФИФА.
В Цуге Блаттера ожидал следственный судья Томас Хильдбранд. Последний – и един-
ственный раз, когда Блаттер виделся с ним раньше, произошел за четыре года до описываемых
событий, в ноябре 2005-го, когда Хильдбранд руководил внезапным рейдом полиции в отно-
шении ФИФА. Вместе с Блаттером ехал и его адвокат Дитер Гесслер, чьи услуги оплачивала
ФИФА, но, оказалось, что он также представляет и интересы Блаттера лично.
Генеральный прокурор Аэби озвучил Блаттеру и Гесслеру доказательства хищений и
растрат, учиненных двумя бразильцами, и отметил крайне благосклонное отношение к ним
ФИФА, что и сделало воровство денег столь легким делом для обоих. Блаттер, должно быть,
осознал, что вся его ложь и бесконечные увиливания от ответов в предыдущие годы отнюдь не
отпугнули следователей, а только ожесточили их. За долгие годы они поняли, что публичные
заявления Блаттера о некой «миссии мира», которая у него якобы была, играли роль дымовой
завесы, прикрывавшей расхищение богатств ФИФА.
Авеланжу и Тейшейре были предъявлены формальные обвинения – разумеется, все дер-
жалось в тайне – и расследование медленно, но верно продвигалось к своему концу. И все равно
все участники дела о мошенничествах, казалось, были уверены в том, что им все сойдет с рук.
ЧЕЛОВЕК-СУМКА Жан-Мари Вебер все так же был желанным гостем в МОК – сколь-
ких его членов он подмазал за все эти годы? В августе 2009-го его пригласили в Берлин на
встречу с руководящими лицами МОК и Международной ассоциации легкоатлетических феде-
раций. После планировалось отправиться в Копенгаген на конгресс МОК, где должно было
быть принято решение о том, какой город примет Олимпиаду-2016. Ламин Диак, президент
ассоциации, тоже был в списке получателей взяток Вебера. Атмосфера в Берлине, должно быть,
напоминала о старых добрых деньках – дух товарищества и жизнь на широкую ногу, и за все
платит спорт.
(Один директор ISL – из числа оправданных – за несколько лет до этого сказал мне, что
итальянец Примо Небиоло также получал взятки от ISL в 1980-х и 1990-х, поскольку марке-
тинговые и телевизионные права на легкоатлетические чемпионаты приносили очень большую
прибыль.)
АВЕЛАНЖ ДЕРЖАЛСЯ подальше от эпицентра бури, пока его швейцарский адвокат
пытался защитить его. Он не хотел рисковать, приезжая в Швейцарию, где его арестовали бы

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 100 – как это уже было с Вебером в 2002-м. В начале 2009-го он обзвонил своих подельников из
ФИФА, чтобы сказать им, что останется дома, в Рио, где чувствует себя в безопасности.
Потребовалось приложить массу усилий для поиска лазейки в швейцарском законода-
тельстве, чтобы два бразильца смогли сохранить награбленные деньги у себя. Кто сражался за
их честь и доброе имя? Адвокат ФИФА! Именно герр Гесслер утверждал в суде, что не суще-
ствовало никакого закона, запрещающего коммерческий подкуп, когда взятки уплачивались
футбольным боссам. Хильдбранд отмел эти доводы, напомнив о том, что бразильские негодяи
обвинялись в хищениях, а не во взяточничестве. Преступлением было то, что они крали деньги
у ФИФА. Все трое предали ФИФА и мировой футбол.
Адвокат ФИФА Гесслер не собирался сдаваться. ФИФА платила ему, чтобы вернуть свои
деньги, но в итоге он занимался как раз противоположным, сражаясь за возможность не возме-
щать ничего из награбленного Тейшейрой и Авеланжем. Но что удивительно, Гесслер утвер-
ждал на слушаниях, что, если бы судебное преследование ФИФА было организовано в Южной
Африке или Америке, а не в Швейцарии, деньги бы и вовсе не удалось вернуть, поскольку в
этих странах взяточничество давно стало привычным делом.
Посмеет ли ФИФА публично заявить футбольным ассоциациям и всем людям с этих
двух континентов, что на закрытых слушаниях и в тиши кабинетов они насмехаются над ними,
стереотипно называя их всех жуликами? А почему бы и нет.
Хильдбранд счел Авеланжа и его преемника Блаттера виновными в «нелояльном управ-
лении». В конце концов удалось заключить сделку. Согласно швейцарским законам, бразиль-
цам следовало возместить определенную сумму денег, ФИФА же покроет юридические рас-
ходы на судебную тяжбу, и дело будет закрыто. Но ФИФА, то есть Блаттер, должен будет
признать нелояльный менеджмент со стороны Тейшейры и Авеланжа, а сами бразильцы не
станут отрицать, что совершили предательство в отношении мирового футбола, а также что
занимались хищениями средств ФИФА. На условии, что вердикт останется тайной для обще-
ственности, они согласились компенсировать какие-то деньги. Тейшейра заплатил 2,5 милли-
она швейцарских франков.
ОСТАВАЛОСЬ ЕЩЕ немало деталей, которые следовало разобрать. В начале февраля
2010-го Авеланж подал налоговую декларацию, где рассказал о своем состоянии и доходах.
Это была филькина грамота. Неужели он проиграл в казино все 45 миллионов долларов, кото-
рые украл у ISL? Через своего адвоката Авеланж утверждал, что все активы, находившиеся
в его совместном владении с женой, оцениваются не более чем в 5,2 миллиона швейцарских
франков. Лжец вышел сухим из воды, вернув лишь 500 тысяч.
ФИФА заплатила еще больше футбольных денег швейцарскому профессору, который
высказал мнение, столь выгодное для них: ФИФА, дескать, не теряла никаких денег, поскольку
«нет никаких указаний на то, что какие-то другие спортивные маркетинговые агентства пред-
лагали более прибыльные соглашения». Блаттер, должно быть, забыл сказать этому ученому
о стартовом условии IMG в 2002-м, когда за маркетинговые и телевизионные права компания
предложила миллиард долларов и обещание перебить любые другие инициативы. Маловеро-
ятно, что Аэби и Хильдбранд вообще обратили внимание на профессорскую чепуху.
От лица ФИФА Блаттер согласился выплатить 91 970 швейцарских франков на покры-
тие расходов на расследование мошеннических действий со стороны Тейшейры и Авеланжа.
Футбол вновь проиграл. Дело было закрыто 11 мая 2010-го.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 101  
14
Блаттер скрестил за спиной пальцы
Он заявляет, что готов
опубликовать убийственный доклад
 
24 июня 2010 года. Время было подобрано идеально. Я не верю в то, что прокуроры Цуга
сговорились с ФИФА и потому выпустили свое заявление под конец первого раунда Чемпио-
ната мира в ЮАР, когда взоры болельщиков были устремлены на команды, проходящие дальше
в плей-офф, и на тех, кто покидал турнир. Но вышло удачно. Главные творцы мирового фут-
бола были заняты Чемпионатом мира.
Блаттер обнародовал свое лживое заявление: «Президент ФИФА был полностью оправ-
дан по этому делу. Поскольку следствие прекращено, а дело теперь окончательно закрыто,
ФИФА больше не будет комментировать эту ситуацию». Казалось, их преступления сошли им
с рук.
Позже в тот же год, где-то в центральной части Европы, я разговаривал с полицейским.
Сознательно рассчитывая распалить его, я показал ему слова Блаттера о том, что «президент
ФИФА полностью оправдан по этому делу». Сработало. Страж правопорядка, который был в
курсе проводившегося расследования, просто взорвался.
– Это неправда! – сказал он. Мы разговаривали еще много часов.
– Как мне подобраться к конфиденциальному докладу следствия, спрятанному в далеком
сейфе в Цуге? – спросил я.
– Они не имеют права и не будут сливать его вам, – сказал он. – Но есть другой путь. Вы
должны убедить суд, что общественность заинтересована в публикации доклада.
Когда сумерки сгустились над близлежащим озером, я вернулся в свой номер в отеле,
чтобы залить записи, сделанные в ходе этой секретной встречи, на свой ноутбук. Полицейский
дал мне свое имя и пожелал удачи.
На следующий день я позвонил своему другу Жану-Франсуа Танда в Цюрих. Он получил
адвокатское образование, прежде чем стать первоклассным мастером журналистских рассле-
дований. «Да, – сказал он. – Есть такой прецедент в законодательстве Швейцарии. Я уже изу-
чаю его. Бывший армейский чин выплатил компенсацию женщине, обвинившей его в домога-
тельствах». Газеты Цюриха отправились в суд, и со временем судьи согласились с их доводами
о том, что общественность имеет право знать детали произошедшего, и опубликовали имя
армейского служащего, равно как и доказательства, и озвучили сумму, выплаченную женщине
за урегулирование дела.
Я работал над новым расследованием, которое должно было выйти в эфире «Панорамы»
на BBC в конце ноября 2010-го, за несколько дней до того, как мерзавцы из ФИФА объявили
о том, кому отдают право проведения чемпионатов мира 2018 и 2022 годов. Я заполучил кое-
какую сенсационную информацию и один важный документ. Но не мы одни охотились за кор-
рупционерами из ФИФА.
«ГОЛОСА НА ЧЕМПИОНАТАХ МИРА ПРОДАЮТСЯ!» С таким заголовком 17
октября 2010-го вышла лондонская газета Sunday Times . Группа репортеров сыграла роль лоб-
бистов консорциума американских частных компаний, которые якобы хотели пробить право
проведения Чемпионата мира для Соединенных Штатов. Они тайком засняли Амоса Адаму
из Нигерии, члена исполнительного комитета ФИФА, в тот момент, когда он предлагал купить
его голос за 500 тысяч фунтов стерлингов.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 102 (Через тринадцать месяцев Sunday Times опубликовала документы, вскрывшие факт
заключения Катарским заявочным комитетом контракта с сыном Амоса Адаму, Самсоном, на
сумму миллион долларов, по которому он должен был организовать роскошный ужин и вече-
ринку в ЮАР во время Чемпионата мира. Ужин в итоге состоялся, но катарцы утверждали,
что сомневались в его необходимости и отрицали факт уплаты денег.)
Инсайдерская команда Sunday Times показала пальцем и на другого члена исполкома,
Рейнальда Темарии с Таити, который запросил 1,5 миллиона фунтов «на спортивную акаде-
мию». Это было нарушением гибких правил ФИФА, существующих для заявочных комитетов.
Журналисты тайком записали немало часов разговоров с известными чиновниками
ФИФА, которые обсуждали с ними взятки прошлых лет. Один член исполнительного комитета
был назван «крупнейшим гангстером на планете», он зарабатывал на заявках на чемпионаты
мира. «Я легко могу представить, что совокупно деньгами и другими выгодами он получит как
минимум полмиллиона». Другой чиновник с радостью был готов продать свой голос. «Можем
поехать в Рио и поговорить с ним на террасе, никаких проблем. В открытую, прямо так»,  –
говорил он. И все же другие 23 члена исполкома предпочитали деньгам девочек. Много-много
девочек.
Бывший член исполнительного комитета Амаду Диаките из Мали раскрыл информацию
о том, что одна из стран, подававших заявку на проведение Чемпионата мира-2022, предлагала
членам исполкома по 1,2 миллиона долларов на «персональные проекты».
В ГОДЫ, последовавшие за этим, мы не раз были свидетелями лицемерия Блаттера и
его попыток отвлечь внимание от неприкрытой коррупции, царившей в его совете директо-
ров. Это были действия в духе босса организованной преступной группы, попирающего все
возможные нормы публичного поведения, защищающего своих преданных бойцов и никогда
не выступающего с критикой в их адрес, когда их ловили на воровстве. Имея эксклюзивный
доступ к конфиденциальным источникам и документам, теперь я могу рассказать, как Блаттер
лгал и намеренно искажал информацию, чтобы не позволить миру узнать настоящую правду
о прогнившей сути ФИФА.
Блаттер незамедлительно ответил на опубликованное Sunday Times доказательство. Чле-
нам исполнительного комитета запретили общаться с представителями СМИ. После этого он и
сам пошел в атаку. «Я не считаю, что с процедурой голосования что-то не так. Мы находимся в
том положении, которое позволяет нам ожидать, что процесс будет организован с соблюдением
всех моральных и этических норм, а победителя определят в ходе справедливого разбора того,
что представит заявочный комитет».
Он что там, покуривал что-то? Или думал, что мы покуриваем? Нет, чем масштабней
ложь, тем лучше. А у Блаттера была заготовлена еще одна порция вранья: «Благодаря ограни-
ченным размерам комитета, органа, принимающего решение о том, где пройдет Чемпионат
мира, можно идентифицировать лиц, ответственных за сделанный выбор (они сидят в испол-
коме), поскольку они также ответственны за организацию и проведение турнира».
Во-первых, это ложь. Голосование тайное, так что нам никогда не удалось бы «иденти-
фицировать лиц, ответственных за выбор» страны-хозяйки. Во-вторых, они – не те же самые
люди, что ответственны за организацию турнира. В-третьих, мало кто из стареющих членов
исполнительного комитета будет жив (не говоря уже о том, чтобы занимать пост), когда наста-
нет время взять на себя ответственность за решение наградить чемпионатом мира полицейское
государство Путина или феодалов из Катара.
Надеясь поглубже закопать всплывшие откровения о взяточничестве, комитет ФИФА по
этике в короткий срок (в течение месяца) отлучил Адаму от футбола на три года, а Темарии
– на год. Клаудио Сульсер, послушная марионетка Блаттера и глава комитета по этике, набро-
сился на прессу, раскритиковав Sunday Times , которая, как он сказал, занимается «сенсацио-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 103 нализмом». Жулики были не в настроении раскаиваться в содеянном. Блаттер предполагал,
что вокруг ФИФА вскоре разгорится новый скандал. Но он не знал какой. А Авеланжу было
плевать с высокой колокольни.
Конференция «Соккерекс», Рио, 22 ноября 2010 года. Через шесть месяцев после того,
как Жоао Авеланж признался за кулисами, что вступил в сговор с Тейшейрой с целью рас-
хищения денег ФИФА, он приехал в качестве почетного гостя на конференцию «Соккерекс»
в Рио. У него было приготовлено специальное заявление, которое должны были услышать все:
«Рикардо Тейшейра будет хорошим президентом ФИФА. Он владеет английским и француз-
ским языками и грамотно управляет Бразильской конфедерацией футбола. Его продвижение
доставило бы мне большую радость».
Ни стыда ни совести. Шайка бразильских разбойников, крутившаяся вокруг Жоао и
Рикардо всегда с горечью вспоминала потерю контроля над ФИФА в 1998-м. Тейшейра, веро-
ятно, был выдвинут в тот год кандидатом. Он и его бывший тесть имели достаточно денег,
чтобы подкупить делегатов, съехавшихся в Париж на конгресс ФИФА. Так почему Авеланж не
смог заставить Блаттера уйти в сторону? Ответ, вероятно, кроется в отчаянном желании Блат-
тера получить эту должность, и в том, что у него было накоплено слишком много компромата
на старика, чтобы сдаваться без борьбы. Быть может, тогда они заключили сделку. Пообещал
ли Блаттер Тейшейре, как это уже было с Мохамедом бин Хаммамом, что он уйдет после двух
четырехлетних сроков на посту?
29 ноября 2010 года. «ТЕМА ДНЯ – КОРРУПЦИЯ в самом сердце мирового футбола».
Это были первые слова, сказанные мной на старте нового цикла расследований BBC, выхо-
дившего в прайм-тайм. Я продолжал: «Мы расскажем о трех высокопоставленных чиновниках
ФИФА, связанных с невероятным списком таинственных платежей на общую сумму около 100
миллионов долларов». Далее следовал вопрос, который потом я слышал еще много раз, в каж-
дом баре Бразилии и на каждой встрече, которую там проводил: «Мистер Тейшейра, получали
ли вы взятки через компанию Sanud?» Теперь это уже стало шуткой.
За два дня до выхода «Грязных секретов ФИФА» я свалился с переутомлением и был в
срочном порядке доставлен в больницу. Я вернулся в строй через сутки, успев вовремя для
записи комментариев к фильму.
Мы заканчивали работу над этим, очень непростым проектом в условиях ощутимого
политического и медийного прессинга, под который попала BBC. Ее призывали отменить
выход передачи, которая должна была появиться в эфире за три дня до голосования испол-
нительного комитета ФИФА по поводу выборов стран – хозяек ЧМ-2018 и ЧМ-2022. Пре-
мьер-министр Дэвид Кэмерон сказал, что наша решимость пустить фильм в эфир была «разо-
чаровывающей». Пустоголовые репортеры из таблоидов каждый день верещали о том, что
каким бы ни было содержание нашей программы (а мы мало что рассказали о списке взяток на
100 миллионов долларов), она подорвет шансы Англии на победу в борьбе за право провести
Чемпионат мира-2018.
Консервативная пресса ненавидит BBC. Но когда Англия получила лишь два голоса, они
все замолчали. Они потихоньку начали понимать, что блестящая заявка Англии проиграла
потому, что мы не собирались никому давать взятки. Шесть месяцев спустя английские фанаты
встретили меня одобрительными возгласами, когда я выступал на ежегодном «парламентском»
съезде болельщиков, где был основным докладчиком.
Прошел один день, и каирский представитель Иссы Хаяту принялся утверждать, что
100 тысяч французских франков, о которых я упоминал, не были взяткой от ISL. Это было
«пожертвование» на празднование сорокалетия их организации. Однако он не объяснял,
почему эти деньги были переданы в руки Хаяту наличными.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 104 Обычно не отличающийся энтузиазмом Жак Рогге выступил от лица олимпийского коми-
тета, объявив о том, что в отношении членов МОК Хаяту, Авеланжа и Ламина Диака (пред-
ставлявшего легкую атлетику), оказавшихся в моем списке получателей взяток от ISL, будет
проведено расследование. «По моему скромному мнению, разбирательство не должно затя-
нуться на долгие месяцы», – сказал Рогге журналистам. На самом же деле на него ушел целый
год – а все из-за бесконечных увиливаний хитрого Авеланжа.
Мир заметил, что Блаттер и ФИФА не собираются инициировать никакое расследование.
Прошла всего неделя нового года, как Блаттер, окруженный любовью и обожанием в Дохе,
начал атаку, заявив, что ФИФА – куда более прозрачная организация, чем Международный
олимпийский комитет: «Наши счета открыты для всех… Мы поступали так с тех пор, как
я стал президентом». Прежде чем репортеры успели хором спросить у него «Как много вы
зарабатываете в ФИФА?», Блаттер оскорбил половину населения земного шара.
МОК, по его мнению, управляет своими финансами, словно «домохозяйка». Через
несколько дней он извинился перед Рогге в личном телефонном разговоре. МОК с радостью
слил эту информацию новостным агентствам. Но Блаттер на самом деле вышел победителем;
его глупость отвлекла внимание прессы от взяток и грязных дел, творившихся в ФИФА.
В Дохе Блаттер выиграл и другое сражение. Поток денег от его друзей из Кувейта и Катара
на региональном конгрессе азиатского футбола обеспечил удаление его давнего оппонента,
Чон Монджуна (миллиардера из Сеула, сына основателя конгломерата Hyundai), с поста вице-
президента. А заменил его малоизвестный князек из Иордании. Принц Али заявил следую-
щее: «Я продолжаю верить в силу единства и ее способность дальше развивать футбол». Его
вкладом в разрешение мрачных коррупционных проблем ФИФА, беспокоивших весь мир, был
призыв положить конец «обсуждению политики».
Принца Али избрали 46 человек, представляющие азиатский футбол. Больше всего, каза-
лось, голосовавших впечатлило предложение принца создать фонд развития, к которому суще-
ствовал бы «легкий доступ». С тех пор он не раз говорил, что хочет видеть в ФИФА «больше
прозрачности, открытости и честности». Зарплата же герра Блаттера, равно как и его бонусы,
по-прежнему оставались секретом.
Если творившееся в азиатской футбольной политике было смешно, то что же говорить
про Южную Америку. Николас Леос, парагвайский чиновник, которому теперь было 82 года,
был переизбран на пост президента федерации КОНМЕБОЛ. Члены – представители всех
десяти стран, представляющих федерацию, единогласно проголосовали за него. Пикантности
церемонии переизбрания добавил эпизод с участием Леоса и Тейшейры: первый повесил на
шею второго благодарственную медаль. Можно только догадываться, где они ее украли.
МЫ ПОДХОДИЛИ к выпуску разоблачений ФИФА в очередном выпуске «Панорамы» .
Я просочился на конгресс УЕФА в Париже и сумел лично задать вопрос Блаттеру и Хаяту о
взятках. Они оба отказались от каких-либо комментариев. Я попытался расшевелить Николаса
Леоса, но он издал какой-то нечленораздельный звук и заснул прямо в первом ряду присут-
ствовавших на встрече. Другими заметными гостями, которым тут всегда рады, были два глав-
ных прихвостня в мире футбола. Жан-Мари Вебер, который теперь находится на содержании
Иссы Хаяту, вновь отказался давать интервью. Федор Радманн – как всегда в компании своего
партнера Франца Беккенбауэра – увидел меня приближающимся со съемочной группой, и оба
мужчины позорно бежали!
Для нашей новой программы, «ФИФА: Позор футбола» , мы использовали некоторые
фрагменты видеозаписей, которые тайком сняли репортеры Sunday Times . Бывший член испол-
нительного комитета Исмаил Бхамджи, которого в 2006-м вытурили за перепродажу 12 биле-
тов на Чемпионат мира, рассказал журналистам под прикрытием, что Катар предлагал за голос
каждого из членов исполкома по 500 тысяч долларов. Я также раскрыл информацию (несмотря

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 105 на ее конфиденциальность) о том, что двумя крупными коррупционными «рыбами», упомя-
нутыми Хильбрандом в докладе по итогам его расследования, были Авеланж и Тейшейра.
Ключевым моментом тогда – и в следующие четыре года – стали извилистые маневры,
которые совершал Блаттер, чтобы воспрепятствовать публикации доклада Хильдбранда. С мая
2010-го в ящике его стола лежала его копия, и он мог сам обнародовать ее в любой момент.
Не было никакого закона, запрещавшего ему сделать это. Всякий раз, когда он говорил, что
опубликовать доклад ему не дает швейцарское законодательство, он врал. Другой ложью, кото-
рую он повторял, были слова о том, что он якобы не был знаком с содержанием доклада. Все
предыдущие годы Блаттер и его адвокаты оспаривали у властей Цуга каждый довод, приведен-
ный в этом документе. Они все знали.
К тому времени мои коллеги Джеймс Оливер с BBC и Жан-Франсуа Танда из Цюриха уже
начали судебное разбирательство с целью добиться публикации доклада, поскольку он пред-
ставляет собой большой интерес для общественности. Они подали иск в суд Цуга и выиграли!
Никаких возражений от властей не последовало. Для жуликов из ФИФА это была катастрофа.
Адвокаты Блаттера, Хильдбранда и Тейшейры дали отпор, начав засыпать суд апелляци-
ями. С самого начала Блаттер (или ФИФА) выступал под своим именем. Но Тейшейра и Аве-
ланж предпочли спрятаться под кодовыми шифровками «B2» и «Z».
23 мая 2011-го адвокат «B2»  – которым, как мы вскоре поняли, был не кто иной, как
Рикардо Тейшейра, – отправил в суд Цуга огромное письмо. Он заявлял: «У «B2» есть право
на защиту частной жизни… раскрывать личность «B2» – значит повлечь негативную реакцию
прессы, которая выльется в несоразмерную с его проступками травлю. Публичная репутация
«B2» пострадает настолько, что восстановить ее уже будет невозможно».
Если бы это заявление стало достоянием общественности в Бразилии, оно бы спровоци-
ровало общенациональный визг и хохот, который эхом разнесся бы от Белена до Порту-Але-
гри. Репутация Тейшейры дома уже и так была хуже некуда.
Адвокат продолжал: «Существует также значительный риск, что безопасность «B2»
в стране, в которой он проживает, будет под большой угрозой. Важные местные фигуры, такие
как «B2», зачастую становятся объектами усиленной личной охраны. Дом «B2» окружен забо-
ром, его ежедневно и еженощно охраняют сотрудники службы безопасности».
В тот же день пришло письмо от адвоката, представляющего интересы «Z». Разумеется,
мы все сразу поняли, что это Жоао Авеланж. У него был новый довод: публикация «приведет
к тому, что будет обнародована личная информация, касающаяся «Z» (его имя, профессия,
уголовные дела, детали семейной жизни, социальное положение и финансовое состояние), в
чем нет никакой нужды со стороны общественности».
Это еще не все. «Существует также значительный риск, что безопасность «Z» в стране,
в которой он проживает, будет под большой угрозой. Важные местные фигуры, такие как «Z»,
зачастую становятся объектами усиленной личной охраны. Дом «Z» окружен забором, его еже-
дневно и еженощно охраняют сотрудники службы безопасности. Личная информация об истце,
такая как его адрес проживания или детали финансового положения, недоступны в публичном
пространстве страны, в которой проживает «Z», поскольку ее публикация может спровоциро-
вать похищения, ограбления и грабежи. Если же личность «Z», равно как и размер уплачен-
ной им компенсации, раскроется, это может иметь необратимые последствия для его личной
безопасности».
Третье письмо в тот же день пришло из офиса давнишнего защитника Блаттера, адвоката
Питера Нобеля. Как он намерен помешать открытой публикации? Он утверждал, что его кли-
енты с высокого цюрихского холма находятся под защитой федеральной конституции Швей-
царии, Европейской конвенции по правам человека и Международной конвенции по граждан-
ским и политическим правам.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 106 Эти кампании, развернутые с целью воспрепятствовать разглашению грязных секретов
ФИФА, сильно пострадали в результате нового скандала, вспыхнувшего вокруг тогдашних чле-
нов исполнительного комитета Джека Уорнера и Мохамеда бин Хаммама. Их отлучили от фут-
бола вслед за публикацией информации о готовившемся ими заговоре, по итогам которого
они рассчитывали приобрести в Карибском регионе голоса против Блаттера перед грядущими
президентскими выборами. В течение месяца Уорнер подал в отставку из ФИФА, чтобы избе-
жать расследования. Человек, обвинивший его в коррупции, Чак Блейзер, сиял от радости, но
в течение двух месяцев он сам попал в беду, и его карьере в ФИФА настал конец.
Репутационный ущерб имиджа ФИФА как организации стал беспокоить тех, кто заказы-
вал музыку за кулисами. Спонсоры – или «партнеры», как нам промывали мозги, заставляя
их так называть, – беспокоились, что уплатили миллионы долларов для того, чтобы сотрудни-
чать с организацией, которая теперь оскандалилась на весь мир. Компания Adidas, которая и
публично, и в частном порядке поддерживала Блаттера на протяжении 40 лет, заявила, что
обвинения в коррупции «плохи как для самого футбола как вида спорта, так и для ФИФА как
организации и ее партнеров».
Тому же примеру последовала компания Coca-Cola, которая описала опубликованные
разоблачения, как «горькие и неподобающие для такого вида спорта». Они добавляли: «Мы
очень рассчитываем на то, что ФИФА разберется с этой ситуацией надлежащим образом».
В августе 2011-го власти Цуга вновь постановили, что доклад Хильдбранда должен быть
опубликован. И снова незамедлительно явились адвокаты, действовавшие в интересах Блат-
тера/ФИФА, Авеланжа и Тейшейры. Блаттер был неисправим. В октябре его пресс-служба оду-
рачила BBC Sport, добившись того, что последние сообщили о готовящемся «развороте на 180
градусов», который собирался предпринять Блаттер, – теперь он намерен добиться публика-
ции доклада. Вдали от взоров публики тем временем он и двое других продолжали сражаться
против этого, но вновь получили отказ от суда Цуга.
Блаттер придумал новый пиар-трюк. Тайком он договорился с двумя остальными участ-
никами, что они продолжат сопротивляться публикации. Зепп же закончит свою юридическую
кампанию, но будет утверждать, что из-за их сопротивления в суде он не может публиковать
доклад, ибо не имеет на это права.
Блаттер сделал еще одно лживое заявление для прессы: «В последние недели ФИФА
очень плотно работала со своими адвокатами и командой юристов, чтобы добиться обнародо-
вания файла ISL на следующей встрече исполнительного комитета ФИФА, которая состоится
17 декабря 2011 года в Японии», – врал он.
«Сделать файл ISL полностью доступным для общественности на этой встрече было
моим личным волеизъявлением. Я посоветовался с юристами, и они сказали мне, что из-за
противодействия третьей стороны нам потребуется больше времени для достижения необхо-
димой прозрачности – оно нужно для преодоления имеющихся юридических препятствий».
Затем последовало еще больше лжи: «Мою позицию происходящее нисколько не меняет.
Я остаюсь полностью преданным идее обнародовать файлы как можно скорее, поскольку эта
публикация станет важной частью тех многих моих планов по реформированию ФИФА, кото-
рые предполагают как подготовку будущей структуры организации, так и разбор прошлых про-
блем». Было трудно сказать, где тут заканчивалась дымовая завеса отвлечения внимания и
начинался совсем неприкрытый обман.
«Панорама» взяла еще несколько независимых юридических консультаций в Швейцарии.
Было абсолютно ясно: Блаттер мог свободно публиковать копию доклада Хильдбранда. Он мог
пойти и дальше и разоблачить двух бразильцев. Но боссы преступных кланов не сдают своих
коллег по бизнесу за уголовно наказуемые деяния. Такая уж у них работа.
Блаттер осторожничал, надеясь избежать встречи с критически настроенными журнали-
стами. Но он был в безопасности в пределах информационной рассылки сайта Inside World

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 107 Football , зависящего от денег, получаемых от спортивных федераций, промоутеров крупных
мероприятий и других источников. Они сообщали, что «Блаттер пообещал не оставлять ника-
ких пробелов и впервые назвать имена в рамках антикоррупционной кампании, развернув-
шейся в сердце мирового футбола».
Также было сказано, что Блаттер хочет «только жестких решений», по его словам, «тре-
буется время для того, чтобы растрясти дерево и заставить гнилые яблоки упасть на землю».
Он был разочарован критикой, которая «временами переходит в оскорбления на личной почве
и атакам ниже пояса».
Но 2011 год приберегал еще один унизительный сюрприз.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 108  
15
Авеланжа вышвыривают из МОК
МОК сделал то, на что ФИФА не решилась бы
 
Штаб-квартира МОК, Види, 8 декабря 2011 года. Я был шокирован. Я не видел прези-
дента Жака Рогге два года, и, заметив его тогда в Лозанне садящимся в кресло перед пресс-
конференцией, я подумал, что он выглядит как живой труп. Когда же он начал говорить, я
решил, что он станет трупом самое позднее на следующей неделе. Ему что, сказали, что у него
рак? Я спросил об этом у одного из его помощников. «Нет, он всегда такой, когда приходят
плохие новости».
Первая часть плохих новостей от Рогге уже стала достоянием общественности. За четыре
дня до этого Жоао Авеланж, старейший из членов комитета, заседавший в нем дольше всех,
позорно подал в отставку, дабы избежать дальнейшего публичного унижения. Чтобы не выки-
дывать его из МОК на глазах у всех, представители организации сообщили репортерам (не для
записи), что на столе, за которым собирается исполнительный комитет, лежала рекомендация:
два года дисквалификации для Авеланжа за то, что он брал деньги ISL. Авеланж понял суть
послания и подал в отставку.
Я начал свой путь на севере Англии, проехал на поезде через туннель под Ла-Маншем,
задержался для встречи в Париже, а потом продолжил свое путешествие в Женеву и, нако-
нец, оказался в Лозанне. На пиках гор лежал снег, озеро блистало под лучами зимнего солнца,
а парочки пенсионеров в парковых зонах самого буржуазного города выгуливали маленьких
собачек. Я хотел посмотреть, что же МОК скажет по поводу списка взяток ISL. Даже несмотря
на то, что Авеланжу позволили ускользнуть через черный ход, в игре еще оставались упомя-
нутые нами член МОК Исса Хаяту и босс легкой атлетики Ламин Диак.
Через неделю после того, как мы показали список взяток в «Панораме» на BBC, нам нанес
визит чиновник из комиссии МОК по этике. Он хотел получить копию списка себе. Блаттер
и его продажная ФИФА не собирались заниматься расследованием, но МОК придерживался
иного мнения. Важно было все тщательно спланировать. Нашего информатора необходимо
было взять под защиту. В течение последующих недель мой продюсер Джеймс Оливер догово-
рился с ним и с МОК о том, что передача списка все же будет осуществлена.
Один из сотрудников из олимпийских структур позвонил мне и сказал: «Я думаю, ты
захочешь побывать здесь!» Так что, вот он я, вхожу в стеклянно-мраморный дворец, здорова-
юсь со знакомыми и направляюсь в зал, где Рогге будет давать пресс-конференцию.
Рогге поприветствовал всех и объявил: «У нас было предложение, которое выдвинула
наша комиссия по этике, и исполнительный комитет, рассмотрев это предложение, согласился
с ним и решил вынести предупреждение господину Диаку и сделать выговор господину Хаяту».
Это все! Конец. Всего одна фраза за 12 секунд! Куда же подевался Авеланж, эта крупная
рыба в мелком пруду?
Репортер спросил: «Насколько серьезно вы разбираете это дело?» Президент МОК отве-
тил: «Всегда грустно накладывать дисциплинарные санкции на коллег». Другой вопрос: «Что,
по мнению комиссии по этике, плохого сделали эти два джентльмена? Нам это все еще не про-
яснили, и есть ли какая-то возможность ознакомиться с отчетом комиссии, чтобы мы могли
своими глазами увидеть, как шло разбирательство и какое у него было основание?»
Рогге не ответил бы на такой прямой вопрос. Но я проехал сотни километров не для того,
чтобы жевать сопли. Я поднялся со своего места:
–  Примерно год назад BBC транслировала в своем эфире документы, доказывающие,
что Жоао Авеланж брал многомиллионные взятки от компании ISL, получая их откатами за

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 109 маркетинговые контракты. Пожалуйста, дайте нам взглянуть на отчет комиссии по этике и
ознакомиться с рекомендацией, которую они дали перед тем, как он ушел в отставку.
Рогге, казалось, был глубоко шокирован.
–  Отчеты комиссии по этике конфиденциальны, предложения же для исполнительного
комитета являются публичной информацией. И она публикуется.
– Изучили ли вы их предложение по Авеланжу, обеспокоило ли оно вас, была ли у вас
какая-нибудь эмоциональная реакция? – я предпринял вторую попытку.
– Мистер Дженнингс, сегодня у меня нет никаких эмоций, лишь задача, которую я должен
выполнить, я должен уважать свои обязанности. Я здесь не для выражения чувств.
–  Что вы думаете об этом отчете касательно Авеланжа, скажите, пожалуйста?  – попы-
тался я еще раз.
– Свои мысли я держу при себе. Спасибо большое.
Другой репортер перехватил эстафету и сам попытался вскрыть эту устричную раковину.
– Были ли вы разочарованы отставкой господина Авеланжа, а следовательно тем, что не
сможете увидеть справедливого разрешения этой ситуации?
– Как я уже сказал, я здесь не для того, чтобы говорить о своих чувствах и эмоциях. Я
принял отставку господина Авеланжа – она была одобрена исполнительным комитетом МОК,
и, как результат, господин Авеланж более не является членом МОК. Для нас он теперь частное
лицо.
Президент монотонно продолжал:
–  Я могу, даже не отвечая на вопрос, сказать, что МОК показал свое уважение к пра-
вилам, что мы с большим пиететом относимся к необходимости соблюдать этические нормы
поведения и не колеблемся, когда это нужно и когда представлены веские доказательства.
– Сегодня все, президент Рогге, хорошо осведомлены о скандале со взятками на сумму
100 миллионов долларов, которые ISL уплатила спортивным организациям. Уверены ли вы,
что, объявляя о сегодняшнем решении, об отставке Авеланжа, заставите теперь весь мир пове-
рить, что МОК справляется со своей прямой обязанностью, то есть борется с коррупцией? –
я предпринял последнюю попытку.
– Сожалею, мистер Дженнингс. Я думаю, что мир согласится с тем, что МОК настроен
решительно, и признает, что как организация МОК – прозрачен и заслуживает доверия, – пре-
рвал меня Рогге.
Это все.
Токио, 17 декабря 2011-го. Вновь время лобстеров! Блаттер и его исполнительный коми-
тет собрались в отеле Ritz-Carlton на ежегодную рождественскую вечеринку. Суши с лобсте-
ром, любимый деликатес Чака Блейзера, который председательствует в оргкомитете, подается
в конце банкета по случаю Клубного Чемпионата мира. «Барселона» одержала победу. Брюхо
знает, что этот бесплатный фуршет станет для него последним. Следователи загоняют его в
угол, и вскоре все узнают о двух десятилетиях, в течение которых он оказывал себе посильную
финансовую помощь миллионами футбольных долларов.
Все собираются вокруг Хаяту с бокалами в руках, смеются, поздравляют его. Его счаст-
ливый побег из лап МОК, когда он отделался лишь легкой щекоткой со стороны Рогге, – повод
отпраздновать. Еще выпивки! ФИФА платит! Блаттер – триумфатор! Он говорит на пресс-
конференции: «Что же до господина Хаяту, нет нужды предпринимать в его отношении какие-
либо действия. Ему был сделан выговор от МОК по очень старому делу, но он по-прежнему
важный член высшего совета, как у них, так и в ФИФА. Нет необходимости расследовать какие-
либо эпизоды, потому что исполнительный комитет целиком и полностью доверяет ему и под-
держивает его».

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 110 Блаттер сожалеет, что ему никак не разрешают опубликовать доклад Хильдбранда, – «это
волнующая для меня тема». Он не говорит репортерам, что на самом деле до сих пор высту-
пает против публикации. Не расскажет он и того, что через пять дней суд Цуга вновь ответит
отказом ему, а также до сих пор не названным Авеланжу и Тейшейре на их просьбу не обна-
родовать информацию.
Рио, 8 января 2012-го. Авеланж, изгнанный и опозоренный, по словам репортеров, сде-
лал заявление: «До конца своей жизни я никогда не смогу забыть того, что сотворил со мной
этот британский журналист». Но он не перестанет сопротивляться публикации доклада Хильд-
бранда. Блаттер теперь выбыл из борьбы, по совету своего юриста, который сказал ему, что
выиграть суд будет нереально,  – но он оставил сражаться бразильцев. В следующем месяце
Авеланж и Тейшейра решают сократить издержки и нанять общего адвоката, который будет
представлять их обоих, и вновь подают апелляцию. Этими задержками они выигрывают себе
еще несколько месяцев, пока мы тут впустую тратим время и деньги в попытках опровергнуть
их лживые аргументы.
Блаттер дает интервью немецкому футбольному журналу, в котором обвиняет в пробле-
мах ФИФА «журналистов из Англии, занимающихся расследованиями». Он добавляет: «Дол-
гое время я пытался обнародовать это изводящее всех досье. Я готов сделать это хоть сегодня,
если бы только суд разрешил». В то же время он сочиняет новый план запрета публикации
откровений. Оказывается, это какой-то сложный документ, и сперва необходимо, чтобы его
изучили «эксперты по юриспруденции». К счастью, мы больше ничего не слышали об этой
уловке.
После Нового года Блаттер отбыл на своем президентском самолете в Парагвай, чтобы
поддержать Николаса Леоса на конгрессе КОНМЕБОЛ в Асунсьоне. Главный тезис: «Незави-
симость и автономия ассоциаций-членов». На их языке это означает противодействие прави-
тельствам и офицерам полиции, пытающимся расследовать коррупцию в их рядах.
После того как Блаттер спас Леоса, он дал команду своему пилоту лететь через Атлан-
тику в Либревиль, что в Габоне, чтобы выразить аналогичную поддержку Иссе Хаяту на кон-
грессе Африканской конфедерации футбола. Хаяту управляет африканским футболом желез-
ной рукой, и неудивительно, что на собрании было сделано немного странное критическое
заявление, адресованное МОК.
Оно начиналось словами: «Генеральная ассамблея осуждает стратегию, согласно которой
африканское спортивное движение и официальные лица, его представляющие, используются в
роли козлов отпущения теми, кто всеми силами стремится замести за собой следы». Хаяту ведь
готовил черновик этого бреда￿:;*9;*;PJ');*

*'*9Z&ы
отмечаем, что президент Африканской конфедерации футбола в прошлом уже был мишенью
такой нелицеприятной кампании».
И вновь прилетевший с визитом Блаттер вставил свое извечное требование автономии
для своих коррумпированных компаньонов. Он сказал репортерам: «Как вы могли убедиться,
фраза «работай много, люби футбол» продолжает оставаться моим девизом по жизни». Чуть
громче он продекламировал: «Для игры. Для мира». А затем опять прыгнул в свой реактивный
самолет до Цюриха.
АДВОКАТ, работавший на двух бразильцев, сочинил последний смехотворный аргумент
в защиту своих клиентов. Быть может, доклад и можно опубликовать в прессе – но господа
Танда и Оливер являются «частными лицами», а потому отдавать его им нельзя. Разумеется,
оба мужчины были журналистами, работавшими на крупные медийные компании, и оба писали
о коррупции в ФИФА не один год. Все шло к тому, что для принятия окончательного решения
разбирательство дела будет передано в Федеральный суд Швейцарии.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 111 Но когда свершится правосудие, Тейшейры уже не будет рядом. 12 марта 2012-го он с
позором подает в отставку из ФИФА, с поста главы Бразильской конфедерациия футбола и из
оргкомитета Чемпионата мира-2014. Годы расследований бразильского конгресса, сената, а с
недавних пор «Панорамы» и BBC вынудили его это сделать. Ромарио написал в своем «Твит-
тере»: «Сегодня мы можем праздновать. Мы вырезали раковую опухоль бразильского фут-
бола».
Международные дебаты вокруг коррупции в ФИФА переместились в Париж. В декабре
предыдущего года, за три дня до конфузной пресс-конференции Жака Рогге, я давал показания
комитету политиков в офисах Совета Европы на авеню Клебер. Ранее я отправил доклад по их
запросу, проанализировав деятельность ФИФА как деятельность организованной преступной
группы. В ходе своей презентации в Париже я назвал имена бразильских негодяев и подчерк-
нул, что следственный судья Томас Хильдбранд знал правду и кое-кто из нас сражается за то,
чтобы доклад был опубликован.
Члены комитета слушали очень внимательно. Потом они тайно пригласили Хильдбранда
для дачи показаний. Швейцарское правительство дало ему разрешение, и его услышали в
Париже 6 марта 2012-го. Шесть недель спустя Совет Европы опубликовал свой отчет. Их
докладчик, Франсуа Рошблуан, член Национальной ассамблеи Франции, представляющий
избирательный округ Луар, подчеркнул ключевой момент в сказанном Хильдбрандом: что
порядок прекращения судебных процедур в Цуге «не подлежит требованию о соблюдении
абсолютной секретности».
Он продолжал: «Следовательно, оказывается, что ФИФА может публиковать обсуждае-
мый документ (которым она должна располагать, как одна из сторон прений), не дожидаясь
решения Федерального суда Швейцарии».
Точно такой же юридический совет дали и программе «Панорама» . У Блаттера не было
оправданий, почему он не может публиковать доклад. Он лгал снова и снова, месяц за месяцем.
Наивные журналисты как попугаи повторяли его ложь всему миру.
Месье Рошблуан отметил, что Блаттер выплачивает своим самым высокопоставленным
чиновникам очень большие бонусы. Он прокомментировал это так: «Есть подозрение, что
назначение этих платежей – заставить сотрудников и членов исполнительного комитета дер-
жать рот на замке насчет коррупции».
КОНЕЦ настал 11 июля 2012 года, когда Федеральный суд Швейцарии постановил, что
доклад Хильдбранда можно опубликовать. Блаттер мгновенно принялся отвлекать внимание
от разоблачения, которое фактически делало его «нелояльным менеджером», не предприняв-
шим ничего по отношению к бразильцам, хотя все это время он знал о хищениях, что они
чинили.
Он написал в «Твиттере»: «Доволен решением Федерального суда по ISL. Оно подтвер-
ждает то, что уже сказали я и суд Цуга: меня в списке не было».
Блаттер никак не мог перестать врать￿ ничего такого суд Цуга не говорил. Ни Блаттер,
ни какой-либо другой чиновник ФИФА не был подсудимым. Дело касалось менеджеров ISL,
обвиненных в том, что они продолжали вести бизнес, хотя компания была разорена. Взятки
являлись частью доказательной базы, но они лишь показали, что менеджеры ISL платили их,
хотя должны были закрывать компанию и рассчитываться с кредиторами.
Блаттер продолжает морочить головы недалеким репортерам, утверждая, что был
«оправдан» по результатам расследования Хильдбранда. Особенно смешной обмен репликами
выдался у него с репортером Sky News, который делал «эксклюзивное» интервью с боссом
мирового футбола, но не удосужился хотя бы ознакомиться с докладом Хильдбранда и поня-
тия не имел о том, что сказал и чего не говорил Федеральный суд Швейцарии.
– Как обвинения отразились на вас лично? Было ли вам неприятно читать об этом?

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 112 – Абсолютно, абсолютно, потому что они также поставили под сомнения мою неподкуп-
ность, мою независимость, но я был очень счастлив, когда суд Швейцарии постановил, что
президент ФИФА не замешан лично ни в каком деле, связанном с деньгами, и не имеет ника-
кого понятия о них. Но все же это сказывается на человеке, это отразилось на моей семье, но
не отразится на моей энергии, моем сердце и душе, которые помогут мне довести этот процесс
до конца.
В ХОДЕ ИССЛЕДОВАНИЙ, которые я проводил для этой книги, я общался с доверен-
ным источником, который был очень близок к одному из ближайших соратников Хорста Дас-
слера. Я узнал, что у моего информатора спрашивали, брал ли Авеланж когда-либо деньги от
Хорста Дасслера?
Он также сказал, что на протяжении более 20 лет Рикардо Тейшейра и Жан-Мари Вебер
регулярно встречались, чтобы устроить «расчет», это значит, что Тейшейра получал деньги. За
два года до своей смерти Дасслер передал своему помощнику секретный файл. В нем содер-
жался контракт на 60 миллионов швейцарских франков, которые должен был получить Аве-
ланж в течение следующих 12 лет. Хорст ездил встречаться с Авеланжем в Рио, чтобы обсудить
детали соглашения, и на этих же встречах осуществлялась передача денег.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 113  
16
Марин показал пальцем на Владо
Теперь он заправляет бразильским футболом
 
Асунсьон, 13 декабря 2013-го. Мужчины, искалечившие латиноамериканский футбол,
собрались в офисах КОНМЕБОЛ, чтобы отметить еще один год пребывания у власти. При
помощи высоких молодых прелестниц в мини-юбках бразилец Марко Поло дель Неро, 1941
года рождения, вешает на шею другого бразильца, Жозе Марии Марина, рожденного в
1932 году, высочайшую награду организации, Collar Extraordinario . Присутствующие выгля-
дят совершенно равнодушными к негодованию в бразильском обществе и к гневу, который
вылился на Бразильскую конфедерацию футбола и ФИФА.
После церемонии Марин сидит за столом с бывшим членом исполкома ФИФА Николасом
Леосом, который родился в 1928 году. Шесть месяцев назад нам сказали, что Леос ушел из
мира футбола, опозоренный обвинениями в коррупции. Но до его старых друзей эти новости
еще не дошли. Их мир мал и тесен. Леоса заменил в ФИФА Эухенио Фигередо, 1932 года
рождения, который в течение 20 лет был вице-президентом КОНМЕБОЛ и большой шишкой
в Уругвае. Обоим теперь предъявлены обвинения федералами, но они все отрицают.
Когда Рикардо Тейшейра, родившийся в 1947-м, был вынужден уйти с президентского
трона в Бразильской конфедерации футбола, Жозе Мария Марин стал его преемником. Тей-
шейре также пришлось оставить свое кресло в исполкоме ФИФА – и тогда на авансцену вышел
дель Неро. Мир футбола ничуть не стал лучше.
Рио, 10 декабря 2013-го. Некоторые из стариков из бразильских футбольных клубов
собираются вокруг стола для заседаний в Бразильской конфедерации футбола вместе с дель
Неро, который может стать их первым кандидатом на замену Марину в 2015-м. На стене висит
портрет молодого, почти ангелоподобного Тейшейры, свергнутого в прошлом году и ныне про-
живающего в своем особняке на Сансет-Айленд в заливе Бискейн, Майами, который он купил
у русской звезды тенниса Анны Курниковой за 7 миллионов долларов. Его дух, впрочем, по-
прежнему витает над Рио. Тут мало что меняется.
Бразилиа, 11 декабря 2012-го. Конгрессмен Ромарио тайком проскальзывает в зал коми-
тета. Сотни пар глаз следят за легендарным Коротышкой, который движется по направлению
к местам, где сидят журналисты. Он хватает мою руку.
– Эндрю Дженнингс, мой друг, как ты поживаешь?
Он в великолепной форме, легкий, расслабленный, улыбающийся. Блеск в глазах сигна-
лизирует о желании одного из величайших бомбардиров в истории футбола забить сегодня
утром еще один гол. Как и всегда, зрители не будут ожидать от него чего-то эдакого, а он возь-
мет и без подготовки бахнет, это ведь Ромарио. Бум!
– Рад видеть тебя, дружище, – отвечаю я. Он смеется и отходит в сторону, раскачиваясь,
движется между столами, чтобы занять место среди членов комитета по спорту и туризму.
Ромарио пришлось затаиться лишь на несколько минут. Потом председатель комитета с
подиума бросает ему мяч – его черед говорить. Он уже не улыбается.
– Люди останавливают меня на улицах. «Верните Тейшейру, – говорят они, – этот новый
парень еще хуже.
Всего одна фраза, и он перевернул зал с ног на голову и – бум!
За 23 года Рикардо Тейшейра украл у ФИФА и Бразильской конфедерации футбола
миллионы долларов. BBC отыскала документы, подтверждающие его коррумпированность, и

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 114 девять месяцев назад его наконец вынудили уйти из футбола. Теперь болельщики могут убрать
баннеры «Тейшейру – вон».
Как может новый глава конфедерации, 81-летний Жозе Мария Марин, быть еще хуже?
Уверен, он хорошо знает историю бразильских футбольных грабежей, но Марин никогда не
сравнится с уловками Хитреца Рики, воровавшего десятилетиями.
Должно быть, все дело в его прошлом, в том, что происходило в период военной дикта-
туры. На улицах Сан-Паулу беспорядки, демонстранты обступают дом Жозе Марии Марина,
общественный гнев обрушивается на него из газет, а в сенате его обвиняют в том, что «его
руки запятнаны кровью». Что же он сделал?
31 марта 1964 года. Ранним утром танки выезжают на улицы. Правоцентристы и фаши-
сты, частично прошедшие подготовку у американцев и не отличающиеся особым интеллектом.
Генералы, не имеющие опыта настоящих сражений, в которых их солдаты могли бы погибнуть.
Но у этих генералов были в распоряжении жестокие игрушки: винтовки, авиация, воен-
ные корабли и стальные стулья, с подключенным к ним электричеством. Они не сдаются. С тех
пор как они уступили власть после 20-летнего периода своего правления, прошло 14 лет. Они
в ужасе наблюдают, как политики левого толка выигрывают выборы, а ассоциации свободных
рабочих крепнут и набирают силу.
Их друзья из ЦРУ и Пентагона тоже не приветствуют такое развитие событий. Новый
президент Жуан Гуларт происходит из богатой семьи землевладельцев, но он подвергает нало-
гообложению иностранные компании, ограничивает объемы прибыли, которые могут утекать
за границу, и планирует устроить перераспределение земли. Образование становится доступ-
нее, ведется борьба с неграмотностью взрослого населения.
В те дни голубой мечтой Штатов была коленопреклоненная Латинская Америка, при-
знающая главенство над собой Вашингтона. Независимая внешняя политика к югу от границ
США никому не дозволялась. Когда президент Гуларт выступил против санкций, введенных в
отношении Кубы Кастро, Белый дом смахнул пыль с готового черновика плана переворота, а
оппозиционные группы получили финансирование.
В море вышли эсминцы с управляемыми ракетами и авианосец, но в итоге их помощь не
пригодилась. Генералам хватило трех суток на то, чтобы разрушить бразильскую демократию.
Бразилиа, 13 декабря 1968 года. Генералам потребовалось четыре года, чтобы составить
и провести закон (получивший широкую известность под названием Институциональный акт
№ 5), который развязывал руки любому президенту-марионетке. Конгресс законсервировали,
большинство политических партий запретили, а права человека были аннулированы. Вдобавок
они спустили с поводка своих цензоров, и те творили все, что хотели, с прессой, музыкой,
фильмами и театром.
Генералы, знавшие о нелегитимности собственной власти и столкнувшиеся с ненавистью
и отторжением народа, объявили войну своим оппонентам. Началось тайное противостояние,
получившее название Operation Bandeirantes (или OBAN). На деньги бразильских бизнесменов
и американских корпораций офицеры полиции и армии проводили зачистки профсоюзов на
фабриках.
Подразделения этих офицеров также прослушивали телефоны, похищали диссидентов,
допрашивали, пытали и убивали политзаключенных по первому требованию властей. В Сан-
Паулу их «отряд смерти» получил печальную известность на весь город.
В 1970-м одной из тысяч заключенных стала 22-летняя студентка Дилма Русеф, которая
присоединилась к подпольной группе городских партизан. Больше двух лет палачи прорабаты-
вали ее деятельность в Сан-Паулу, Рио и Жуис-ди-Фора. Десять лет назад следователи брали
интервью у госпожи Русеф, в котором она описывала избиения, рассказывала, как ее связы-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 115 вали обнаженную и пытали электрическим током самые чувствительные части тела, что один
раз даже вызвало маточное кровотечение.
«Я помню страх, от которого я моментально начинала дрожать, – сказала она в 2001-м. –
Такие вещи оставляют на тебе свой отпечаток до конца жизни».
Есть потрясающая фотография, на которой Русеф запечатлена в зале суда. Ее пригово-
рили к шести годам заключения. Но лицо совершенно ничего не выражает, и она не боится.
Вверху кадра двое судей, и оба закрывают лица, стыдясь своего служения диктаторскому
режиму.
Сан-Паулу, 15 марта 1971 года. Пока оперативники OBAN привязывают госпожу Русеф
к своим электрогенераторам в Сан-Паулу, Жозе Мария Марин вновь становится членом кон-
гресса. Если бы Марин захотел прислушаться, он бы услышал крики Дилмы. Он знал о пытках,
но его это не беспокоило. Военная власть не скрывала собственных методов, им нужно было
запуганное и забитое население.
Сеньор Марин присоединился к партии АРЕНА, которая была создана для того, чтобы
представлять интересы диктатуры. Он симпатизировал им, ведь его наделили политической
властью, определив на место неподалеку от общественной кормушки, и это было взаимно: для
них он был своего рода музыкальным автоматом. Нажми на кнопку, и Марин выступит с речью
в конгрессе, в которой будет разоблачать коммунистов или кого угодно еще из числа тех, кого
требовалось арестовать и наказать OBAN.
Время от времени Марин сталкивался в коридорах или модных ресторанах Сан-Паулу с
Сержиу Флери. Тот был первоклассным садистом, настоящим гением пыток. Принц Боли, как
его называли, наблюдал за допросами и управлял целой сетью частных тюрем, ферм и домов,
где содержались политзаключенные, которых пытали и избивали днями напролет. Впослед-
ствии многие из них умерли или просто исчезли.
Его сотрудники в гражданском могли вломиться через парадную дверь в любой момент
дня и ночи, и если им хотелось повеселиться, начать избивать подозреваемого. Иногда чело-
века связывали, чтобы он мог видеть, как головорезы разминаются на его жене и родителях.
Дети в ужасе наблюдали за происходящим. Иногда звучали выстрелы. Марин был очень высо-
кого мнения о Флери.
Сан-Паулу, январь 2013 года. «После установления диктатуры профессия журналиста
стала очень опасной для здоровья. Я убрался из страны за шесть месяцев до переворота и пре-
бывал в Лондоне, где работал на бразильскую службу BBC, – вспоминает Немерсиу Ногейра. –
С одним парнем мы выбили должность на BBC для нашего друга и бывшего коллеги Влади-
мира Херцога. В 1965-м они наняли Владо, он взял с собой жену Кларису, и в Лондоне у них
родилось двое мальчиков, Иво и Андре».
Быть может, Владо полагал, что диктатура не продержится долго и скоро испустит дух.
После трех лет работы на BBC и обучения телевизионному производству он вместе с семьей
вернулся домой, где был назначен главным редактором TV Cultura , государственной телестан-
ции, принадлежавшей правительству штата Сан-Паулу. Теперь он был в пределах досягаемо-
сти радаров конгрессмена Марина, спикера генералов и садиста Флери.
В диктаторском правительстве началось деление на лагери. Вооруженная борьба, кото-
рую пыталась развернуть группа революционных ячеек, потерпела поражение, партизаны были
уничтожены. Кое-кто из генералов был не против осторожного и поступательного возвраще-
ния к демократии. Сторонники жесткой линии не разделяли их взглядов, и для того, чтобы
остаться у власти, им нужно было внушить населению опасность «красной угрозы». Боевики,
осуществлявшие пытки и казни, выступили «за». Дополнительной выгодой были деньги, кото-
рые можно было украсть и отнять у неблагонадежных.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 116 Бразильская диктатура получала помощь извне. Секретные службы Аргентины, Боливии,
Чили, Парагвая и Уругвая начали пресловутую операцию «Кондор», которая координирова-
лась с базы ЦРУ в Панаме. В ходе операции были арестованы и убиты многие люди, сочув-
ствовавшие левым, а также оппоненты диктаторских режимов по всей Латинской Америке.
Владо считался уважаемым экс-сотрудником BBC, репортером и продюсером. У него
была степень по философии, он являлся успешным автором документальных фильмов и пре-
подавал журналистику в университете Сан-Паулу.
Другой коллега вспоминает: «Владо был очень прямолинейным, его стиль письма и
манера речи были лишены ненужных украшательств, которыми грешат журналисты, он не был
склонен заниматься пустой риторикой. Была одна фраза, которую он часто повторял и кото-
рая очень точно отражала его образ мышления (она, кстати, выгравирована на его могильной
плите): «Когда мы утратим способность возмущаться зверствами, которым подвергают других
людей, мы также утратим и право называться цивилизованными людьми».
Его семья, которой уже приходилось бежать из Хорватии в надежде спастись от нацистов,
знала о том, что происходит, и боялась этих зверств. Иво Херцог сказал мне: «Да, мой отец
был членом Бразильской коммунистической партии. Но она не была вооруженной группой.
Это был скорее клуб, дискуссионная группа». Флери и его садисты жаждали разоблачений.
Они начали арестовывать коммунистов, которых подозревали в чем-то, и пытать, требуя от
них назвать имена.
Сан-Паулу, сентябрь 1975 года. Клаудиу Маркеш считался дешевым, топорным демаго-
гом, писавшим для бесплатной брошюры, которую разносили по всем домохозяйствам города.
«Я знал Клаудиу лично, как журналиста, и в моем понимании он был скользким мелким ублюд-
ком. Я чувствовал, что он – очередной бездарный писака-оппортунист, который увидел для
себя возможность выслужиться перед правительством и власть предержащими в надежде полу-
чить от них благодарность в виде спонсорства для колонки или свою телепрограмму, какую-
нибудь работу, хоть что-то». Это воспоминание друга и коллеги Владо по BBC Немерсиу
Ногейры.
Клаудиу делал все, что мог, чтобы стать ближе к генералам и их наемным палачам. Сер-
жиу хотел разоблачений красных? Клаудиу легко все устроит. Он начал печатать свою «Первую
колонку».
Посмотрите вчерашний выпуск новостей на TV Cultura по Второму каналу! Там сюжет
про этого вьетнамского коммуниста, Хо Ши Мина! Неважно, что его сняли и смонтировали
в Visnews , которое отчасти принадлежит BBC, это веское доказательство того, что телеканал
попал в руки красных! Неужели правительство будет стоять в стороне и ничего не сделает?
Шла первая неделя сентября 1975-го. Клаудиу вернется через два дня с новой порцией
яда.
В последнюю неделю сентября начались аресты коммунистов, попавших под подозрение.
Привязанные к модифицированному электрическому стулу от Сержиу Флери, с электродами,
закрепленными на носах и пенисах, обливаемые ведрами воды, они выкрикивали имена сорат-
ников своим палачам, лишь бы те прекратили пытки.
Кампания продолжилась в конгрессе Бразилии.
Сан-Паулу, 9 октября 1975 года. Провокатором, выбранным для разогрева толпы, был
конгрессмен Вади Элу, другой ставленник диктаторского правительства. Он сотрудничал с
членами партии АРЕНА, был президентом футбольного клуба «Коринтианс» и  обеспечивал
мучителей Сержиу Флери помещениями, в которых они проводили свои тайные допросы.
У Элу были шокирующие новости для коллег-конгрессменов.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 117 Оцените: «Правительство штата недавно открыло новый участок канализационной
системы, но если бы вы смотрели TV Cultura , вы бы не узнали об этом. Они не отправили туда
свою съемочную группу». (Здесь вы можете засмеяться, но уверяю, концовка будет мрачной.)
Распаляя самого себя в приступе картинной ярости, конгрессмен Элу продолжал: «Их
отсутствие не удивило нас, потому что мы каждую неделю читаем в «Первой колонке» Клаудиу
Маркеша разоблачения о просачивающихся всюду левых элементах».
Элу продолжал все громче: «Они показывают только негативные новости, никакого пози-
тива. Они выступают адептами коммунизма и культуры подчинения, превратившись во вьет-
намское культурное телевидение Сан-Паулу, которое, существуя на народные деньги, очерняет
наше правительство и нашу родину».
Разогрев кончился: слово взял конгрессмен от партии АРЕНА Жозе Мария Марин, чья
речь в конечном счете приведет к тому, что одна бразильская женщина станет вдовой.
«Я нахожу странным то, что пресса долгое время поднимала этот вопрос, прося компе-
тентные службы принять меры по отношению к происходящему на Втором канале, но ничего
до сих пор не было сделано, – пищал Марин. – Дело касается не только того, что они выпускают
в эфир, но и того беспокойства, которое это вызывает не только здесь и не только в политиче-
ских кругах, но почти во всех домах Сан-Паулу».
Что-то нужно было предпринять.
«Я хотел бы привлечь внимание секретаря по культуре штата Сан-Паулу и губерна-
тора штата, которым следует публично и очень тщательно рассмотреть разоблачения, которые
делает пресса Сан-Паулу и особенно – отважный журналист Клаудиу Маркеш.
Но не только Маркеш освещает неприятные факты. Ничего хорошего мы не увидим и в
эфире TV Cultura , которая показывает все только в негативном свете, представляя вниманию
проблемы, но не пути их разрешения.
Я апеллирую к губернатору штата: журналист либо неправ, либо прав. Что не может про-
должаться, так это подобные упущения, лежащие на совести как секретаря по культуре, так и
губернатора. Сегодня необходимо принять меры, чтобы спокойствие вернулось не только сюда,
но главным образом в дома Сан-Паулу».
Сержиу Флери и его отморозки из OBAN получили разрешение действовать. Жозе
Мария Марин дал им зеленый свет. Обратный отсчет оставшихся часов жизни Владо Херцога
пошел.
«С того момента мы переместились в самый эпицентр бури, – вспоминает друг и коллега
Владо, Пауло Маркун. Через восемь дней Маркун был арестован. – Меня пытали, и под пыт-
ками я признался, что был членом компартии».
Вечером 24 октября, через 15 дней после громких речей конгрессменов Элу и Марина,
полицейские прибыли в редакцию TV Cultura с намерением увезти с собой Владо. Его кол-
леги пытались им помешать, убеждая, что, если его заберут сейчас, новостная программа с его
участием не сможет выйти в эфир. На что Владо сделал полицейским предложение: он добро-
вольно явится на допрос следующим утром.
Действовал ли Владо безрассудно? Был ли он так наивен? Коллега и друг сказал мне:
«Моя интерпретация событий такова: он являлся широко известным журналистом, жившим
по известному адресу и работавшим на высокой должности на государственном телеканале, и
притом, он не был причастен ни к каким революционным или военизированным движениям,
так что ему нечего было бояться».
[О событиях этого дня было опубликовано несколько историй. Я попытался скомпили-
ровать их. ]
Сан-Паулу, 25 октября 1975 года. Владимир Херцог, возраст 38 лет, проснулся суббот-
ним утром раньше обычного. Он побрился, принял душ, поцеловал на прощание жену Кла-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 118 рису. Та хотела встать и приготовить ему завтрак, но он попросил ее не волноваться: он оста-
новится у какого-нибудь кафе и выпьет кофе с молоком.
В сознании всех тех, кто не считал себя сторонниками режима, всегда находилось место
страху внезапного «исчезновения». Так произошло и с Херцогом. Владо договорился встре-
титься с коллегой, который проводил его до входных дверей дома 921 по Руа Тутойя, в квар-
тале Парадизу, где теперь располагается 36-й полицейский участок. Они пришли туда к восьми
утра.
За высоким забором, охраняемым вооруженными часовыми, располагалось здание
OBAN. Владо прошел через входную дверь и назвал дежурному свое полное имя, профессию
и номер ID.
После этого он немного подождал на деревянной скамье, стоявшей у стены коридора.
Через несколько минут его повели на допрос.
Владо было приказано снять всю одежду и переодеться в тюремную робу. В комнате для
допросов уже находились двое заключенных, их головы были скрыты черными капюшонами.
Одним из них был Родолфу Кондер, он узнал своего друга: «Я приподнял край капюшона и
увидел черные мокасины Владо».
Владо отрицал свою причастность к коммунистической партии. Кондера и другого
заключенного вывели из комнаты. Вскоре они услышали крики Владо – в ход пустили электро-
шоковую машину. «Он кричал все утро. Болевой шок от электричества был настолько силь-
ным, что Владо просто выл от боли, – говорит Кондер. – Они включили радио на полную гром-
кость, чтобы заглушить звуки». Через полчаса, около 11 утра, Владо повели в другую комнату
для разговора.
«Прошло еще около часа, они повели меня в другую комнату, где я смог снять капюшон
с головы и увидеть Владо. Человек, допрашивавший его, был мужчиной лет 35, подтянутым,
мускулистым, на руке у него была татуировка в виде якоря. Он приказал мне передать Владо,
что сопротивление бессмысленно, – вспоминает Кондер. – Владо натянули капюшон на голову,
изможденный и напуганный, он дрожал. Я должен был помочь ему написать признание, в кото-
ром говорилось, что я заманил его в коммунистическую партию. Там же был список других
ее членов».
Иво Херцог говорил мне:
– Они прекратили пытку шоком и надиктовали ему записку. Он подчинился и написал
ее, а затем, перечитав, порвал ее. Они увеличили электрическое напряжение, его крики вновь
стали слышны, и это в итоге убило его.
Он колеблется, прерывая свой рассказ.
– Семья не любит вспоминать эпизод с пытками. Им не нужно было убивать моего отца
– это произошло непреднамеренно.
– Присутствовал ли в комнате для допроса Сержиу Флери? – спрашиваю я.
– Мы не знаем, – отвечает Иво. – Но я знаю, что Марин был вполне готов поставить под
угрозу жизнь моего отца, лишь бы выслужиться перед военными.
Позже в тот вечер Кларисе Херцог сообщили о смерти мужа.
Позже в тот же день, 25 октября 1975 года. Мучители поспешно облачили Владо в его
уличную одежду, обернули брючным ремнем его шею, привязали ремень к решетке камеры
и сфотографировали его в таком положении, утверждая, что он покончил с собой. Все это
выглядело крайне неубедительно. Ступни Владо касались пола, а ноги были согнуты в коленях.
Его тело передали представителям еврейской общины, которые, как ожидалось, быстро
закопают труп, а вместе с ним и все доказательства в землю. Согласно еврейской традиции,
людей, покончивших с собой, нельзя хоронить на общем кладбище. Но когда «Шевра Кад-
диш»  – еврейский похоронный комитет – подготавливал тело к погребению, рабби Генри

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 119 Собель обратил внимание на отметины, оставленные в ходе пыток. Он распорядился похоро-
нить Владо в самом центре кладбища. Так миф о самоубийстве был развенчан.
Родолфу Кондер был отпущен и смог присутствовать на похоронах. Он пришел в одежде,
в которой его пытали. «Я надел грязные вещи со следами мочи, фекалий и крови. Таким я
пришел на похороны своего друга».
По мере того как вести о гибели Владо распространялись по Сан-Паулу, сотрудники
прессы стали заполнять улицы. Вооруженная полиция смотрела на них с лютой ненавистью. Но
трагедия дала понять среднему классу страны, что же происходит с их государством. Посте-
пенно (потребуется еще десятилетие для того, чтобы вернуться к форме правления, хотя бы
отдаленно напоминающей демократию) железная хватка военной диктатуры стала ослабевать.
Рабби Собель потом скажет: «Убийство Херцога стало катализатором процесса восстановле-
ния демократии».
Сан-Паулу, 7 октября 1976 года. Оставалось два дня до годовщины разгрома TV Cultura
и спровоцированного им убийства Владимира Херцога, а Жозе Мария Марин снова готовился
выступать в конгрессе Сан-Паулу.
И вновь конгрессмен Марин жаловался. Не на красных. В этот раз он был расстроен недо-
статочно уважительным отношением к Сержиу Флери, комиссару полиции Сан-Паулу. Чело-
веку, который недавно организовал засаду и расстрелял партизан, которым хватило смелости
выступить против диктатуры.
Нижеприведенные слова взяты из официальной стенограммы речи Марина: «Те, кто зна-
ком с ним близко, знают, что он примерный семьянин, но что более важно – то, как он испол-
няет обязанности полицейского, достойно высочайшей похвалы.
Мы не понимаем, почему полицейский такого калибра, человек, посвятивший всю свою
жизнь борьбе с преступностью, мужчина, который неоднократно рисковал не только своей соб-
ственной жизнью, но также жизнями членов своей семьи, не получает того признания и вос-
хищения, которого всецело заслуживает.
Поскольку я лично знаю характер Сержиу Флери, я могу заявить безо всяких сомнений,
что он любит свою профессию. Он страстно посвящает себя ей, и других подобных примеров
попросту не найти. Он делает честь не только всей полиции Сан-Паулу, но, помимо прочего,
своему титулу комиссара. Люди нашего города должны видеть в нем пример для подражания,
должны гордиться им.
А потому, господин спикер, будучи полностью уверенными в том, что мы выражаем мне-
ние всего населения Сан-Паулу, мы хотели бы подчеркнуть, что мы гордимся тем, что у поли-
ции города есть такой замечательный комиссар, как Сержиу Флери».
Ильябела, недалеко от Сан-Паулу, 1 мая 1979 года. Генералы не потрудились известить
Жозе Марию Марина о том, что воспетый им герой-мучитель уже стал выходить из моды.
Флери начинал всех тяготить. Он был полезен, но знал слишком много￿(-
годности давно вышел, и теперь ему было пора проследовать на выход. Менее чем через три
года ода, которую Марин посвятил Флери, стала для последнего некрологом.
Флери погиб в результате «несчастного случая». Официальная легенда гласит, что он
был пьян, «упал» со своей яхты у островного курорта Ильябела и утонул. Вскрытия проведено
не было, его поспешно похоронили. Преследуемые им левые Бразилии могли оценить иронию
этой истории: Флери был ликвидирован 1 мая 1979-го… в День труда.
Сент-Хелиер, Джерси, 17 ноября 2012 года. Бывший друг генералов и все еще друг Жозе
Марии Марина, по-прежнему разыскиваемый Интерполом за отмывание денег Паулу Малуф,
смеется над тем, что суд обвиняет его в присвоении 10,5 миллиона долларов в ходе строитель-
ства дороги в Сан-Паулу.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 120 Почему ему не должно быть все равно? Теперь ему 81 год, правительство никогда не
сможет вернуть эти деньги, пока он жив, и никогда не найдет доказательств того, что он урвал
более 1,7 миллиарда долларов за все эти годы.
Малуф запомнится тремя вещами. Во-первых, его считают одним из самых коррумпи-
рованных политиков Бразилии. Во-вторых, в историю уже вошел его комментарий, сделанный
им в ходе проигранной предвыборной кампании 1989 года, когда он баллотировался в прези-
денты и высказался в поддержку смертной казни для насильников, убивающих своих жертв.
Он прозвучал как «Если у вас есть сексуальные потребности, это нормально. Насилуйте, но
не убивайте!»
В-третьих, не ускользнуло от внимания общества и добавление звезды на эмблеме воени-
зированной полиции Сан-Паулу. Из 18 штук одну в 1981-м добавил Малуф, выразив подраз-
делениям полиции благодарность за поддержку, которую они оказали «революции» 1964-го.
Генералы сделали его мэром Сан-Паулу в 1969-м, и тогда-то Малуф запустил руку в госу-
дарственный кошелек. Он продвинулся по карьерной лестнице, став губернатором штата Сан-
Паулу в 1979-м, сделал Жозе Марию Марина своим замом и передал ему ключи от казны штата
в 1982-м.
Самым памятным эпизодом десятимесячного пребывания сеньора Марина в губерна-
торском кабинете стал прием, устроенный ему в Законодательном собрании после того, как
вскрылась информация о подозрительных кредитах, взятых им у федерального банка. Тогда
его попросту освистали. Он понял, что сколотить состояние в политике ему не суждено, и
переключился на футбол. Друзья назначили его представителем региона Сан-Паулу в общена-
циональной Бразильской конфедерации футбола.
Марин достаточно хорошо зарекомендовал себя, впечатлив Рикардо Тейшейру, который
сделал его вице-президентом БКФ в 2008-м. Когда мои публикации о взятках Тейшейры выну-
дили его уйти из БКФ (и из ФИФА) в марте 2012-го, Марин стал его податливым сменщиком.
Он доказал, что разделяет взгляды Тейшейры на футбол: если можно что-то украсть, кради.
Марин попал в объективы телекамер, когда украл медаль на юношеском чемпионате.
Через три месяца блестящий бразильский футбольный репортер Жука Кфури раскопал
речь Марина в конгрессе Сан-Паулу в октябре 1975-го, когда тот указал на Владо Херцога.
Жука обвинил Марина в аресте и смерти журналиста. Жука также рассказал своим читателям
подробности речи, в которую было так трудно поверить, ведь в ней Марин восхвалял омерзи-
тельного палача Сержиу Флери.
Марина пригласили для интервью на телевидение. Репортер Фернанду Родригеш задал
главный вопрос:
– Некоторые люди считают, что кое-какие ваши речи и заявления, весьма ядовитые, жест-
кие, в конечном счете привели к аресту и смерти журналиста Владимира Херцога.
– Это клевета, абсолютная клевета… Ложь, ложь, я никак, совершенно никак не прича-
стен к этому.
– То есть это одно большое совпадение: ваша речь в парламенте и последовавшая за этим
смерть Херцога?
–  Повторяю вновь, это клевета, я абсолютно ни при чем… Я всегда был сторонником
примирения, диалога и гармонии.
Один журналист из Сан-Паулу, изучавший подробно политическую «карьеру» Марина,
сказал: «Он всегда был и остается пустышкой. Марин это даже не крыса, так, амбарная
мышка».
Сан-Паулу, суббота, 11 ноября 2012 года. Несколько сотен демонстрантов, встревожен-
ных статьями в городских газетах, столпились вокруг дома Жозе Марии Марина на Руа Падре
Жоао Мануэл, 493, в округе Жардинс, на пересечении с Аламеда Франка.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 121 Вооружившись транспарантами, барабанами, бубнами, микрофонами и прикатив даже
грузовик с громкоговорителем, демонстранты принялись распевать песни, написанные спе-
циально для этого случая. В одной из них были слова: «Посмотрите грязное белье Марина,
неужели, неужели он стукач?»
Среди демонстрантов был Адриано Диогу, член Партии трудящихся, которую теперь воз-
главляет президент Дилма Русеф. Диогу, которому теперь 63, также был в числе арестованных
OBAN в 1971 году. Его пытали и лишили свободы на несколько лет.
Сан-Паулу, вторник, 27 ноября 2012 года. Адриано Диогу вновь на ногах, но на этот
раз он уже занимается привычной своей работой. Он конгрессмен штата Сан-Паулу, каковым
был и Марин 37 лет назад, когда совершал свои нападки на TV Cultura . Но конгрессмен Диогу
говорит совсем другие вещи.
«Дамы и господа, во-первых, я бы хотел поздравить новое поколение молодых людей,
которые осуждают палачей, поздравить тех, у кого родилась эта блестящая идея отправиться
к двери дома Жозе Марии Марина.
Сеньор Мария Марин, этот стукач диктатуры, ответствен за лишение свободы и гибель
Владимира Херцога, – сказал Диогу. – Его руки по локоть в крови. Он неподходящая канди-
датура на пост главы БКФ».
Среда, 23 января 2013 года. Официальное заявление. «Межамериканская комиссия по
правам человека Организации американских государств будет расследовать обстоятельства
смерти журналиста Владимира Херцога в 1975 году, в период правления военной диктатуры
1964–1985 гг.»
Судя по заявлению, Бразилия до сих пор не выполнила свои обязательства по расследо-
ванию обстоятельств смерти Владимира Херцога и наказанию виновных в его гибели.
«Дело Херцога иллюстрирует провал судебной системы, равно как и провал демократии
во время военной диктатуры в Бразилии»,  – сказала Вивиана Крстичевич, исполнительный
директор Центра правосудия и международного права, базирующегося в Вашингтоне, которая
приехала в Бразилию для того, чтобы объявить о начале рассмотрения заявления.
«Мы хотим знать, кто несет ответственность за произошедшее с моим отцом», – сказал
Иво Херцог. Его мать, Клариса Херцог, начала кампанию по оглашению имен, причастных к
репрессиям, а также по разоблачению тех из них, кто до сих пор живет на государственном
содержании, кто работает в полиции или занят на секретной службе. «Я плачу налоги, на кото-
рые живут палачи», – заявила она.
Пригласят ли Жозе Марию Марина дать показания уполномоченным по правам чело-
века? Расскажет ли он, чтó знает о смерти Владимира Херцога? Когда-то Марин хвастался
близким знакомством с мучителем Сержиу Флери. Уж наверняка он разговаривал с ним о дне,
когда Херцог не пришел домой?
Марин проигнорировал приглашение прийти на встречу членов Комитета туризма и
спорта в Бразилиа, оставив ворота пустыми для Ромарио.
Руа Виктор Сивита, Барра-да-Тижука, Рио, 1 апреля 2013 года. Экс-суперзвезда футбола
Ромарио, ныне занимающий пост конгрессмена, возглавляет демонстрацию у офисов БКФ.
Рядом с ним находится Иво Херцог. У Ромарио в руках петиция, подписанная 50 тысячами
человек, призывающая Марина к отставке в связи с его причастностью к преступлениям воен-
ной диктатуры. Он также держит в руках постер с фразой «Марина – вон!». Демонстранты
требуют расследования вероятной связи Марина со смертью Владо Херцога.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 122 Порт-Луи, Маврикий, 30 мая 2013 года. Открывается 63-й конгресс ФИФА￿ делегаты
выражают одобрение «реформам», проводимым президентом Зеппом Блаттером. Они пригла-
сили бразильского делегата Жозе Марию Марина присоединиться к вечеринке. Многие из них
тоже ненавидят журналистов.
Нью-Йорк, 5 июня 2013 года. Иво Херцог попросил следователя комитета по этике
ФИФА, американского адвоката Майкла Гарсию, изучить причастность Марина к смерти его
отца. Гарсия ответил: «Ваша петиция затрагивает события первостепенной важности, а ваша
искренность в этом вопросе не может подвергаться сомнению. Тем не менее утверждения,
которые вы делаете, судя по всему, лежат вне пределов моей юрисдикции, которую этический
кодекс ФИФА определяет четкими рамками, в том числе и временными. Мои полномочия
распространяются только на нарушения футбольными чиновниками постулатов этического
кодекса, первая редакция которого была представлена в 2004 году».

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 123  
17
Блаттер нанимает собственных детективов
Спешка ни к чему, нужно заработать большие деньги
 
Цюрих, 18 ноября 2010 года. «Я не могу смириться с тем, как они представили правду», –
вскипает глава комитета по этике Клаудио Сульсер. Журналисты, обнаружившие факт участия
членов исполкома в бизнесе по продаже своих голосов на Чемпионат мира, «гнались за сенса-
циями» и «искажали факты».
Блаттер, сидящий рядом с Сульсером на пресс-конференции, чувствовал себя не в своей
тарелке. Он назначил этого клоуна, который когда-то являлся игроком национальной сборной
Швейцарии, для того, чтобы успокаивать репортеров, а не оскорблять их. Весь мир знал, что
скрытые камеры лондонской Sunday Times запечатлели Амоса Адаму и Рейнальда Темарии в
тот момент, когда они проявили себя, и теперь их следовало бы вышвырнуть вон. Сульсер
поступал неумно, атакуя журналистов.
Почему бы ему просто не закрыть свой глупый рот? Но… правда в том, что грубость
Сульсера очень точно отражает гнев лично Блаттера и всего исполнительного комитета. Как
смеют некоторые репортеры, не входящие в пул почтительных и робких журналистов, регу-
лярно посещающих пресс-конференции Блаттера, проливать свет на то, как в действительно-
сти делаются дела за кулисами ФИФА! Но в этот раз агрессия была неуместна.
Несколько недель назад Сульсер отказался отвечать на вопросы, связанные со скандалом
в ISL, которые ему задавал репортер немецкого телевидения, сказав, что это «было давно». И
опять-таки все знали и понимали, что это не так и вскоре эта история вернется в заголовки
газет. Чем раньше Сульсеру выпишут билет в один конец до родного Лугано, тем лучше.
Теперь Блаттеру нужно было двигаться дальше, довести до логического завершения
самый коррумпированный выборный процесс страны-хозяйки Чемпионата мира за всю исто-
рию. Он приказал Сульсеру разослать письма всем странам, подавшим заявки, и рассказать им,
что надо вести себя хорошо! Разумеется, смысл этого в том, чтобы предупредить: все сделки
должны заключаться тайно, чтобы жадные до сенсаций репортеры ничего не разнюхали.
Клаудио не поставил в копию своего предупреждающего письма членов исполкома тех,
кто мог бы и кто наверняка будет продавать свои голоса. Когда стали звучать обвинения в сго-
воре, адресованные Катару и совместной испано-португальской заявке, уступчивый Сульсер
признал, что связывался с членом исполнительного комитета Испании Анхелем Вильяр Льо-
ной и катарцем Мохамедом бин Хаммамом, но посредством письма, а не личного разговора.
Не было никакого практического смысла или нравственного посыла в том, чтобы выби-
рать одновременно места проведения сразу двух чемпионатов мира, 2018 и 2022 годов. В 2010-
м не могло быть никаких достоверных и убедительных предсказаний насчет того, какую цен-
ность будут иметь спонсорские и телевизионные права через дюжину лет. Никогда прежде еще
ФИФА или МОК не проводили сразу два мегамероприятия зараз.
Но как – и почему – Катару удалось победить в голосовании? Мы все уже угадали ответ,
правда ведь? Некоторые доказательства всплыли в марте 2014-го, когда стало известно, что
Джек Уорнер и его жулики-сыновья получили крупные выплаты от катарского бизнесмена бин
Хаммама как раз незадолго до голосования. Жадные старики из ФИФА заключали сделки тай-
ком, опасаясь, что на следующих выборах через четыре года они уже могут не занимать эти
должности. Теперь футболу нужно разгребать эти авгиевы конюшни. Сколько еще чиновников
из числа других семи членов исполкома, которых заставили уйти, были замешаны в подозри-
тельной деятельности вокруг голосования?

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 124 Бесплодные дискуссии будут идти еще несколько лет. Блаттер знает, что нельзя и думать
о том, чтобы проводить летний турнир в Катаре (слишком жарко), равно, как нельзя делать это
зимой. Европейские лиги, клубы, болельщики, держатели телеправ, вся футбольная индустрия
в целом не смогут себе позволить смириться с колоссальными финансовыми и спортивными
потерями, которые все понесут в результате шестинедельной паузы посреди сезона. Пригро-
зит ли Блаттер исключением «Манчестер Юнайтед», «Сити», «Челси» или крупным клубам с
континента за отказ прерывать сезон и отпускать игроков в сборные?
Псевдорасследования, якобы организованные Блаттером, не более чем тактика по затя-
гиванию времени и попытка заретушировать реальные проблемы. Мы можем уважать право
народа Катара иметь свою собственную культуру, но нам не нужен Чемпионат мира на усло-
виях использования рабского труда рабочих, надрывающихся на благо не выбранного людьми
правительства. Блаттер часто заявляет о том, что турнир нужно делать более глобальным и что
индийскому футболу есть куда расти. Так давайте отдадим Чемпионат мира индийцам, с их
замечательными температурами, растущей болельщицкой базой, культурным разнообразием
и великолепным пивом!
Когда старики получили то, что хотели, Блаттер вновь переключил внимание на себя и
свой план по препятствованию Мохамеду бин Хаммаму, который намеревался принять участие
в президентских выборах 2011 года. Он поехал в Саудовскую Аравию, чтобы удостовериться,
что деньги, необходимые на финансирование кампании, имеются в наличии.
Сульсеру было приказано как можно быстрее разобраться с проблемой Sunday Times .
Репортеры заполучили многочасовые записи разговоров и исписали все блокноты и ежеднев-
ники по этой теме. Через четыре недели после их разоблачений Сульсер объявил о наложен-
ных на виновных санкциях. Адаму был отлучен от футбола на три года, Темарии – на год. Для
обоих это «отлучение» станет лишь коротким отпуском, чтобы отдохнуть от игры. К лету 2013-
го Темарии вновь вернулся к футбольным делам Тихоокеанского региона, занявшись органи-
зацией Чемпионата мира по пляжному футболу на Таити. В ноябре 2013-го Адаму встречался
с министром спорта Нигерии, чтобы обсудить планы на будущее.
Для Блаттера эти двое не были проблемой. Его раздражали младшие сотрудники ФИФА,
которые совершили самое страшное преступление в мире Блаттера: нарушили клятву omert à
– кодекс молчания организованных преступных сообществ. Они говорили с репортерами под
прикрытием! Они говорили о масштабном мире взяточничества и коррупции в ФИФА, мафи-
озном наследии Авеланжа. Некоторые говорили о том, кто предлагал взятки за право прове-
дения ЧМ-2018 и ЧМ-2022. Им нужно было устроить показательную порку.
Слима Алулу (Тунис) отлучили на два года, Ахмаду Диаките (Мали)  – на три, как и
Ахонгалу Фусималои (Тонга). Самое суровое наказание постигло бывшего члена исполкома
ФИФА Исмаила Бхамджи (Ботсвана)  – четыре года отлучения от футбольной деятельности.
Имеется запись, на которой он говорил, что Катар предлагал «любую сумму от четверти до
полумиллиона долларов» за каждый из голосов членов исполнительного комитета. Всех чет-
верых также оштрафовали на 10 тысяч франков.
Я брал интервью у репортера Sunday Times Джонатана Кальверта для BBC касательно
расследований и наказаний ФИФА. Он отзывался об организации очень насмешливо: «Они
обязаны были провести нормальное расследование. Должны были нанять адекватных детекти-
вов, компанию извне, кого-то независимого, имеющего профессиональные навыки, и поручить
им детально разобраться с обвинениями.
И в результате всего этого голосование за выбор страны – хозяйки ЧМ должно было быть
отложено. Потому как имели место очень серьезные обвинения, о которых так ничего и не
стало известно».

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 125 Понедельник, 29 ноября 2010 года. За два дня до голосования за выбор места проведения
ЧМ-2018 и ЧМ-2022 в эфире «Панорамы» на BBC появляется список взяткополучателей ISL.
Мы называем имена Авеланжа, Тейшейры, Леоса и Хаяту. Сульсер ничего не предпринимает.
Члены исполкома сбиваются в стадо. Тут все старые друзья. Темарии и Адаму новички, по
ним никто не будет скучать. Но этих четверых нужно защитить! Совокупно время их работы
в организации превышает сотню лет! МОК считает иначе и начинает расследование, которое
в следующем году приведет к тому, что Авеланжа вынудят покинуть Олимпийский комитет.
Через два дня Тейшейра, Леос и Хаяту голосуют, и чемпионаты мира уходят двум
замкнутым диктаторским нефтяным государствам. Члены исполкома разъезжаются из лучших
гостиниц Цюриха и летят в Абу-Даби в компании Джека Уорнера, Чака Блейзера и Мохамеда
бин Хаммама, которые еще не догадываются о том, что предстоящий банкет будет их послед-
ним пиром, оплаченным футболом. Банда въезжает в роскошные отели в преддверии Клубного
Чемпионата мира, важнейшего соревнования в истории футбола. Потом будет Рождество.
Блаттер дал старт Новому году 2 января 2011-го, когда объявил о том, что организовы-
вает антикоррупционный комитет. Через семь дней это заявление было подорвано отставкой
Гюнтера Хирша из комитета по этике, одного из старейших судей Германии, который сказал,
что «ФИФА не заинтересована по-настоящему в том, чтобы играть активную роль в предот-
вращении, преследовании и разрешении случаев нарушения этического кодекса ФИФА».
Как всегда неубедительный Блаттер сказал швейцарской газете Sonntags￿,$'5*%: «Я лично
позабочусь о том, чтобы в ФИФА не было коррупции. Этот комитет завоюет доверие и поможет
создать новый имидж в плане прозрачности».
Я слышал эту лживую рекламу еще десять лет назад. Выступая на конгрессе ФИФА в
Сеуле в мае 2002 года, президент Блаттер уверял: «Мы не хотим просто говорить о прозрачно-
сти, я верю в прозрачность, мы начали выстраивать прозрачную систему по кирпичику с 1999
года». Его тогдашний генеральный секретарь Урс Линси, читавший текст с той же бумажки,
не выражал никаких сомнений по этому поводу. «ФИФА – здоровая, честная и прозрачная
организация, которой нечего скрывать».
Великий план Блаттера, согласно которому он на публике рисовал портрет ФИФА, как
организации, готовой к реформам, а за кулисами делал как раз противоположное, едва не
сорвался в результате майского скандала с участием Уорнера и бин Хаммама, а затем сильно
пострадал от июльских разоблачений коррупционера Чака Блейзера, уклонявшегося от нало-
гов и занимавшегося персональным обогащением через офшоры.
Затем у Блаттера случился приступ словесной диареи, и он что-то там лепетал про «коми-
тет по решениям», в который, возможно, войдут бывший госсекретарь США Генри Киссин-
джер и оперный певец Пласидо Доминго. Вскоре об этом все забыли. Но в очередной раз
безумный отвлекающий маневр смог переключить внимание угодливых журналистов с его пре-
ступлений против футбола на другие темы.
Президент не собирался брать личную ответственность за разгул коррупции в своем
исполкоме и на конгрессе ФИФА в Цюрихе он сказал: «Я капитан, и мы все вместе переживем
этот шторм». С изгнанием бин Хаммама, претендовавшего на его место, Блаттер остался без
конкурентов, и срок его правления был продлен еще на четыре года. До тех пор пока Тейшейра,
Марин и дель Неро контролируют Бразилию и занимаются организацией Чемпионата мира, он
благополучно сможет плыть до новых выборов.
Кран, из которого пошел поток отвлекающих информационных поводов, был открыт.
Следующие два года истории будут литься из него безостановочно. Обычные болельщики
никогда бы не смогли уследить за всеми этими новостями. Так много громких заголовков,
интервью, пресс-релизов. Мы никак не могли поспеть за всем этим.
Новостные агентства, ошеломленные известиями о запущенном «процессе реформ», о
дорожных картах, рабочих группах, документах с новой концепцией организации и докладах

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 126 о результатах, быстро сдались и стали покорно, не высказывая никакой критики, вставлять
выдержки из пресс-релизов Блаттера и его наемников в «статьи», которые потом скармлива-
лись мировым СМИ.
ЗАТЕМ БЫЛ СДЕЛАН ГРОССМЕЙСТЕРСКИЙ ХОД – такой обман, от которого захва-
тывает дух. За закрытыми дверями Блаттер готовился переписать этический кодекс ФИФА, его
устав и положения. Две сотни страниц невразумительных тезисов и юридических терминов.
Угодливые репортеры никогда не прочтут его целиком, а если бы они и сделали это, им все
равно остались бы непонятны действия Блаттера. Ловко перетянутые на его сторону, эти жур-
налисты построят высокий забор, за которым можно будет и дальше в полной безопасности
творить беззаконие и имитировать «расследования».
Будет сформирован новый комитет по этике, но вдвое больше прежнего! Он будет состо-
ять из двух частей, грандиозно названных «палатами». В «следственную палату» вошли бес-
пощадные борцы с преступностью в футболе под руководством Майкла Гарсии.
ФИФА хотела, чтобы мы знали: Гарсия был прокурором той части Нью-Йорка, в чьей
юрисдикции находился Уолл-стрит, и имел дело с мошенничеством, инсайдерскими сдел-
ками, терроризмом и нацбезопасностью. Ого! Это были громкие слова для прекрасного пресс-
релиза от ФИФА. Мы серьезно настроены! Коррупции – смерть! Интересно, предусмотрены
ли пытки?
Но профессор юриспруденции Скотт Хортон, писавший для Daily Beast еще за четыре
года до увольнения Гарсии с госслужбы, не разделял восторгов Блаттера относительно экс-
прокурора. Один из процитированных Хортоном источников говорил: «Гарсия быстро схва-
тывал, что способно сделать политиканов довольными, и очень эффективно использовал это
свое качество».
А что же о времени, когда Гарсия неотступно следил за банкирами и ушлыми болтунами
с Уолл-стрит, этими жуликами, по чьей вине случилась всемирная финансовая катастрофа?
Профессор Хортон полагает: «Гарсия игнорировал свои обязанности по налаживанию дисци-
плины в финансовой индустрии страны и также годами игнорировал крючкотворство, процве-
тавшее на Уолл-стрит». Хортон добавляет: «За 39 месяцев, что Гарсия пробыл на должности
прокурора, он не может занести себе в актив ни одного значимого дела об экономических пре-
ступлениях. Ни одного». В заключение он сказал, что Гарсия, по его мнению, был слишком
близок к миру Джорджа Буша и его окружения.
Теперь Гарсия жил другой, более сытой жизнью. Больше никакого образа детектива в
рубашке с закатанными по локоть рукавами, сверлящего взглядом очередного извращенца в
аскетичных комнатах для допросов с серыми стенами. Через пять лет после ухода с госслужбы
Гарсия был в комфортном положении: он зарабатывал миллионы долларов в нью-йоркской
адвокатской конторе Kirkland & Ellis, часто представляя интересы обеспеченных людей из
числа преследуемых законом – людей, которых он когда-то сам преследовал именем закона.
Наняли ли Гарсию для того, чтобы он был борцом с коррупцией в ФИФА? Или же для того,
чтобы он выражал личные интересы Блаттера?
Гарсия в компании Шерлока Холмса-младшего в лице Давида Абрамовица, также пред-
ставлявшего Kirkland, должен был повести свою группу следователей в самые глубины мрач-
ного подземелья ФИФА, а затем отсылать оттуда мощные доклады прямиком в «арбитражную
палату». Ее возглавил мюнхенский судья Ханс-Йоахим Эккерт, специалист по финансовым
преступлениям. Судья Эккерт не выглядел обеспокоенным заявлением своего немецкого кол-
леги Гюнтера Хирша, который предупреждал, что у Блаттера нет никакой заинтересованности
в реформах. В каждой из двух палат было еще шестеро других членов, набранных из мира
спорта, в том числе спортивных юристов.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 127 Некоторое время на авансцене вокруг ФИФА мелькала Transparency International 9. Они
составили великолепный отчет, в котором отмечалась необходимость проведения независи-
мого расследования деяний бывших членов топ-менеджмента ФИФА￿*'B
);;'
7-
шие комитеты организации экспертов извне￿;;

)'
:
)'/
')

которых высокопоставленные чиновники могут занимать свои посты￿'@)
('8и
о зарплате и бонусах Блаттера, а также заявления о том, что отныне все конфликты интересов –
вне закона. Любовь двух организаций не продлилась долго, TI ушла со сцены через три месяца,
громко хлопнув дверью. Но Блаттер смог купить себе еще немного времени.
«Я УБЕЖДЕН, ЧТО ФИФА все сделает правильно». Этот новый голос принадлежал име-
нитому эксперту по коррупции профессору Марку Пьету из Базельского института проблем
госуправления. В конце 2011-го Блаттер представил его журналистам на пресс-конференции
в Цюрихе. Презентация вышла немного сальной. «Я счастлив и горд тем, что вы ответили на
зов – мой зов и зов ФИФА», – выдает президент, и все сразу начинают фантазировать на тему,
что же там творилось в задней комнате перед выходом к микрофонам.
Пьет должен был возглавить то, что он и Блаттер называли «независимой руководящей
группой», и всем ее членам полагалось солидное денежное содержание. В нее вошли: амби-
циозный американский футбольный чиновник Сунил Гулати, вице-президент Hyundai, фран-
цузский издатель, делавший с ФИФА совместный бизнес, четыре эксперта по управлению из
обеих Америк, представитель профессиональных футболистов, бывший генпрокурор Брита-
нии, давший правительству Блэра «зеленый свет» на вторжение в Ирак, а также госпожа Лидия
Нсекера, футбольная чиновница из Бурунди и одновременно член МОК. «Она милая, крепкая
женщина,  – сказал Блаттер.  – Она принцесса, дочь султана. Она была во всех смыслах луч-
шей кандидатурой». Через шесть месяцев, в ноябре 2013-го, госпожу Нсекера сместят с поста
главы Федерации футбола Бурунди. В МОК же она свое место сохранила, вероятно, на долгие
десятилетия вперед.
От приглашения Пьета присоединиться к группе отказалась организация «Футбольные
болельщики Европы», которая поддерживается фанатами из 38 государств. Госпожа Даниэла
Вурбс, глава организации, сказала, что не может принять приглашение «из-за опасений отно-
сительно добросовестности ФИФА».
Профессор Пьет, который консультировал Всемирный банк по вопросам прозрачности
и борьбы с коррупцией, совершал больше разворотов, чем Ромарио, уходящий от защитников.
Разница лишь в том, что Ромарио всегда забивал после своих финтов. В тот великий день, когда
Блаттер и Пьет заключили друг друга в крепкие объятия, профессор сказал: «Мне нужно при-
нять решение: буду ли я смотреть в прошлое или в будущее. Мой ответ таков: я буду смотреть
в будущее, а другие люди – в прошлое». Через неделю он говорил уже совсем другое, заявив,
что будет разбираться с обвинениями в злоупотреблениях, которые имели место в прошлом
ФИФА, а изучение прошлого организации «необходимо» для понимания «сценариев потенци-
ального риска».
К концу января 2012-го Пьет снова сделал заявления в стиле плохого полицейского: «Мы
должны проследить за тем, чтобы гангстеры не сбежали под шумок клеветы, окружающей сей-
час реформы. Многие из тех, кто сейчас занимает кресла в исполнительном комитете, продер-
жатся там недолго». Те, кто ушел, вынуждены были это сделать не в результате хилых усилий
Пьета.
Через две недели он уже не был так уверен в своих словах. «В конце марта мы решим,
следует ли проводить расследование более серьезных обвинений из прошлого». Промотаем на
семь месяцев вперед и увидим, что Пьет по-прежнему обеспокоен тем, что было давно. «У
9 Неправительственная международная организация по борьбе с коррупцией. – Примеч. ред.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 128 них есть скелеты в шкафах, это точно», – сказал он. К декабрю 2012-го Пьет уже выискивал
тех, кто окажет ему поддержку. «Было бы очень здорово, если бы комитет Совета Европы мог
бы поделиться своим мнением по вопросам, требующим немедленного вмешательства». Каза-
лось, что ни Пьету, ни членам его группы не приходила в голову мысль о том, что им следует
пригрозить ФИФА уходом и собрать громкую пресс-конференцию, чтобы честно рассказать о
том, что ни Блаттер, ни его исполком в действительности не заинтересованы в реформах.
В апреле 2012-го Блаттер навестил Авеланжа в госпитале Рио и через месяц на конгрессе
ФИФА в Будапеште возглавил толпу, устроившую продолжительную овацию почетному пре-
зиденту-взяточнику и дискредитированному члену МОК.
На пресс-конференции в ходе лондонской Олимпиады Блаттер сказал, что его кампания
по реформированию ФИФА работает. «Мы не коррумпированная, не мафиозная организация.
Это всегда был вопрос восприятия, вопрос реального взгляда на вещи. Мы в хорошем настро-
ении и пребываем в отличном положении, уверен, мы сможем добиться успехов».
Промотаем на 2013 год, группа Пьета делает заявление: «Недостаточная структурная
прозрачность и культура непотизма отрицательно сказываются на репутации организации и
подрывают ее способность подать пример этичного управления таким масштабным видом
спорта». К этому моменту Блаттер уже знал, что мог спокойно игнорировать эти слова, и ска-
зал репортерам: «Процесс реформирования движется к логическому завершению».
Одному члену группы Пьета хватило лжи. На следующем конгрессе ФИФА на далеком
острове Маврикий Александра Рейдж, канадский эксперт по прозрачному управлению, отка-
зывавшаяся получать содержание ФИФА, демонстративно покинула мероприятие. «Это был
наименее продуктивный проект, в котором я когда-либо принимала участие. В этом нет ника-
ких сомнений. Ни одна из наших реформ не попала в повестку дня, – сказала она. – Мне не
нужно лететь на Маврикий, чтобы увидеть, как они отказываются голосовать за наши предло-
жения».
День спустя американский член группы Сунил Гулати – преподаватель экономики, кото-
рый так и не удосужился заметить хищения Чака Блейзера в региональном футболе и который
теперь надеялся заполучить кресло в исполкоме, смотрел на вещи совсем иначе. «Я полагаю,
что реформы, которых удалось добиться, – это очень хороший первый шаг».
Накануне встречи на Маврикии, острова в акватории Индийского океана (по причине
высоких расходов на перелет ее смогли посетить лишь немногие из журналистов, большин-
ство из которых сказали бы «спасибо» в ответ на любой пресс-релиз Блаттера), набравшийся
уверенности в себе Зепп сказал, что конгресс «возведет ФИФА к наивысшим стандартам про-
зрачного и честного управления, которым и подобает следовать в такой организации, как наша,
играющей столь фундаментальную роль в мировом сообществе».
Он сказал делегатам: «Как капитан корабля, я рад заявить, что мы благополучно пере-
жили шторм. Мы вышли из темных вод сильнее, чем были, и теперь можем смотреть вперед
в будущее, и воды его прекрасны и спокойны, как водная гладь вокруг Маврикия, думаю, что
теперь наш корабль может начинать медленно двигаться к бухте». Он добавил: «ФИФА теперь
задает высочайшие стандарты прозрачности управления в мировом спорте». Ложь, но именно
это и желали услышать от него представители национальных ассоциаций.
Пьет продолжал оставаться где-то на полях, всплывая на пресс-конференциях и утвер-
ждая, что у его группы были успехи и достижения. Иногда спрашиваешь себя, чем же занима-
лась эта группа по управлению, помимо того что давала советы о том, какое количество сереб-
ряных ножей, вилок, ложек, стеклянных фужеров для аперитивов, вина, шампанского и шерри,
а также колец для салфеток с выгравированным на них логотипом ФИФА должно украшать
каждое место за банкетным столом для членов исполкома.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 129 КРУТОЙ ПАРЕНЬ Гарсия приехал на пресс-конференцию в Цюрих, где бил себя в грудь
и говорил те же слова, по которым нам запомнились первые дни профессора Пьета в новой
должности. «Если в прошлом ФИФА есть дела, требующие разбирательств, я займусь ими. Нет
никаких ограничений касательно того, что мы можем изучать, а что нет». Был сделан еще один
большой шаг вперед в истории коррупционных расследований… они организовали специаль-
ную горячую телефонную линию для записи обвинений в коррупции! Позднее они запустят
веб-сайт, на котором можно будет оставить жалобу онлайн, заполнив форму. И так Гарсия
намеревался поймать членов исполкома, бравших взятки от стран, подававших заявки на Чем-
пионат мира? Репортерам была брошена еще одна кость, чтобы отвлечь их внимание. Гарсия
теперь займется изучением деталей того, как Германии удалось выиграть право на проведение
Чемпионата мира-2006.
Мир хотел знать, что сделал Гарсия для расследования самой громкой истории: при каких
обстоятельствах Катар получил право на Чемпионат мира-2022? Этот вопрос был фундамен-
тальным для будущего чемпионатов мира и репутации ФИФА.
Тем временем он занялся, как оказалось, более срочными делами. Кто был главнейшей
угрозой правлению президента Блаттера? Мохамед бин Хаммам из Катара. ФИФА столкнулась
с трудностями, пытаясь избавиться от него. Может, доклад Гарсии поможет продвинуться в
этом направлении?
В декабре 2012-го Мохамед был навсегда отлучен от футбола. Гарсия позднее утверждал,
что он занимался грязными делишками на деньги, которые контролировал в Азиатской фут-
больной конфедерации, и судья Эккерт поспешил согласиться с доводами. Вскоре подельник
Мохамеда из Шри-Ланки, тучный человек по имени Манилал Фернандо, который закупает
себе брюки в том же магазине, что и Чак Блейзер, был отлучен от футбола на восемь лет. Гар-
сия руководствовался отчетом о бин Хаммаме, составленном специалистами по бухгалтерии
из компании PwC, утверждавшем о существовавшем конфликте интересов.
Копаясь в отчетных документах Азиатской футбольной конфедерации, они обнаружили
большие суммы, путешествовавшие по миру стараниями бин Хаммама, а также вскрыли факт
продажи маркетинговых прав. Бабах! Мохамеда уже нет. Но в длинных многострочных отчетах
были глубоко закопаны некоторые любопытные цифры, расследовать происхождение которых
не хотел бы ни Блаттер, ни его исполком. В марте 2008-го бин Хаммам отсчитал 250 тысяч
долларов Джеку Уорнеру. А затем на люксембургский счет бразильского заводчика скаковых
лошадей поступили другие 180 тысяч.
Мохамед уплатил 4950 долларов за костюмы, которые африканскому футбольному боссу
Иссе Хаяту сшило знаменитое на весь мир ателье Lord’s Tailors из Куала-Лумпура. Lord’s также
шьет костюмы красавчику Мэлу Гибсону, дизайнеру обуви Джимми Чу, а когда-то давно сни-
мала мерки с самого Мохаммеда Али. Щедрость Мохамеда распространилась и на Зеппа Блат-
тера, который в феврале 2008-го получил из Lord’s рубашек на 2 тысячи долларов. Кажется, тут
имело место нарушение этического кодекса ФИФА, как прошлого, так и ныне действующего.
Нам никогда бы и не упомянули об этом. Все, что ответил Гарсия: «Неуместно ввязываться в
дебаты о том, что сказано в отчете PwC».
Взятку Авеланжу в марте 1997-го, о которой Блаттер прекрасно знал, нельзя было про-
игнорировать. Стоило бы Гарсии прочесть переписку с IMG и узнать о том, как Блаттер забло-
кировал их попытку перебить предложение ISL ставкой в миллиард долларов, затем проин-
спектировать этот платеж с пометкой «Гарантия Ж.А.» и выслушать заявления, сделанные
двумя высшими чиновниками ФИФА, лично видевшими этот по ошибке отправленный в
ФИФА откат, – и Блаттер был бы опозорен, ему настал бы конец, амба.
Будут выборы нового президента, который разберется с новыми скандалами, и Гарсия
уже не понадобится. Счет за его услуги будет оплачен раньше срока, спасибо и до свидания,
пора обратно в Нью-Йорк. Иначе все и не может кончиться.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 130 Я дал ход этой истории 12 лет назад и никогда не сдавался, идя по ее следам. Я благода-
рен фанатам, которые покупали мои книги, смотрели мои фильмы и доверяли мне. Знание об
этой взятке всегда было ахиллесовой пятой Блаттера. Так что… вот хронология скандала. Он
начался со звонка с другой стороны земного шара.
18
Блаттер переписывает этический кодекс
Теперь его никогда не поймают!
Сеул, май 2002 года. «Крупная взятка, предназначавшаяся Авеланжу, по случайности
попала в ФИФА, это был кошмар для всех нас, но Блаттер должен был с этим разобраться».
Мне поступил телефонный звонок из Кореи, человек на том конце провода был один из самых
высокопоставленных чиновников ФИФА, занимавшийся в Сеуле последними приготовлени-
ями перед стартом Чемпионата мира и конгресса ФИФА. Прошло пять лет с тех пор, как он
самолично видел шок на лице Блаттера, когда взятка для Авеланжа случайно ушла в ФИФА, а
не отправилась на один из персональных банковских счетов бразильца. Только теперь он чув-
ствовал себя в достаточной безопасности, чтобы рассказать мне правду.
Он потратил полжизни на работу в ФИФА и был свидетелем откровенно коррупционных
отношений, установившихся между Авеланжем и Жан-Мари Вебером. У чиновника не было
никаких сомнений относительно происходящего. Разумеется, Блаттер был в курсе взятки ISL,
предназначавшейся его боссу. Говорите о нем, что хотите, но никто никогда не считал Блаттера
глупым. Его натаскивал сам Хорст Дасслер в 1970-е, чтобы впоследствии он смог передать
футбол в распоряжение Adidas и позднее ISL￿ он спас бизнес ISL в 1996-м от миллиардных
посягательств IMG, просто невозможно представить, что он не знал, что это была взятка. Чем
еще мог быть платеж в 1,5 миллиона франков от компании ISL лично президенту ФИФА?
Этот звонок из Сеула в мае 2002-го произошел в тот момент, когда ФИФА разрывали на
части. УЕФА возглавлял кампанию по смещению Блаттера, но к концу месяца Зеппу удалось
поссорить своих врагов и сохранить за собой трон. Но в начале месяца я очень радовался, ведь
мне предлагали эксклюзивные истории из самых темных глубин царства ФИФА.
Я спросил у источника, были ли у него какие-либо документы. Нет, сказал он, у него нет
доступа к архиву банковских документов, и он не помнит точную цифру. Но он был в офисе
тогдашнего генерального секретаря Блаттера, когда пришел откат, и наблюдал за тем, как его
босс паникует, видя, что на его глазах разворачивается крупнейший коррупционный скандал
в мировом спорте.
Он вспомнил, что сумма, указанная в банковской квитанции, была в швейцарских фран-
ках. Откат имел смысл. Двумя неделями ранее я опубликовал эксклюзивные документы, рас-
крывающие подробности того, как Блаттер и Авеланж заблокировали предложение американ-
ской маркетинговой компании IMG на сумму в миллиард долларов, которая пыталась таким
образом согнать ISL с насиженного местечка эксклюзивного партнера ФИФА. Следовало ожи-
дать, что Авеланж получит свою долю.
Я поговорил со своим редактором, и 25 мая 2002 года в лондонской Daily Mail мы опуб-
ликовали весьма осторожную статью, в которой не называли имен Авеланжа или Блаттера, но
отметили, что по случайности в ФИФА из ISL пришла взятка в размере примерно в 500 тысяч
фунтов, предназначавшаяся «высокопоставленному чиновнику ФИФА», и что были предпри-
няты попытки добиться от банка ФИФА согласия стереть всякие упоминания о прошедшем
платеже.
Нам пришлось пустить историю о взятках в ход. Пройдет еще восемь лет, прежде чем
я смогу взять в руки доказательство, список уплаченных взяток, и обнаружу, что платеж в
марте 1997-го для Авеланжа был зафиксирован в секретных платежных документах ISL под
кодовым названием «Гарантия Ж.А.». В то же время история была слишком значимой, чтобы

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 131 не заниматься ею. Этот эпизод стал ключом к доказательству коррумпированности Авеланжа
и того, что Блаттер знал об этом.
Франкфурт, 5 декабря 2003 года, пятница. День жеребьевки квалификации Чемпионата
мира-2006. Всю неделю тысячи чиновников ФИФА и делегатов из национальных ассоциаций
по всему миру кутили и развлекались в Германии. Я подумал, что могу добавить пикантности
этой вечеринке, где все просто купались в поздравлениях друг другу. Тем утром я вновь опуб-
ликовал историю о взятке, во многом оставив текст в том же виде, в каком он впервые увидел
свет 18 месяцев назад. Теперь у меня появился второй информатор, который также находился
непосредственно в офисе Блаттера и был полностью уверен, что генеральный секретарь знал,
что платеж был взяткой. Источник не захотел, чтобы его цитировали.
Без документа я все еще не мог опубликовать информацию о том, что платеж пред-
назначался Авеланжу. Но я преподнес историю так: «Высокопоставленный чиновник ФИФА
тайно получил крупную выплату от швейцарской компании, добившейся выгодных контрактов
на маркетинговые и телевизионные права на ЧМ-2002 и ЧМ-2006. Платеж должен был уйти
лично чиновнику, чье имя известно нам, но по случайности деньги пришли на банковский счет
ФИФА, что вызвало панику в высших эшелонах управления организацией».
Эту историю мы завернули в яркую обложку, коей послужил большой портрет Авеланжа,
держащего в руках Кубок мира. Президент Блаттер не позвонил нам, чтобы узнать, кто же
получил деньги.
Тунис, 23 января 2004 года. И вот мы начинаем все заново. На тот момент меня не пус-
кали на пресс-конференции Блаттера уже целый год, но я поехал на Кубок африканских наций,
и друг-нигериец смог протащить меня в зал. Посреди встречи Блаттера «с прессой» я подни-
маюсь со своего места и смотрю прямо ему в глаза.
«После того как недавний контракт на телеправа на турниры 2002 и 2006 годов был
заключен с ISL, по случайности на банковский счет ФИФА пришел тайный платеж в мил-
лион швейцарских франков от ISL. Утверждается, что вы, являясь тогда генеральным секрета-
рем, проинструктировали сотрудников немедленно перевести деньги на личный счет другого
чиновника ФИФА. Кто им был?»
Блаттер был в шоке. Его лицо вытянулось. Его грязный секрет вновь раскрывали пуб-
лично. Тогда он холодно ответил: «Я не буду вступать в дискуссию здесь, на пресс-конферен-
ции, и я также считаю, что этот вопрос абсолютно не соответствует темам, которые мы бы
хотели обсудить сегодня в Африке, с африканскими журналистами». Наш обмен репликами,
снятый немецкой съемочной группой, был показан в новостях по всему миру.
Лондон, май 2006 года. Моя книга Foul! опубликована и вскоре будет переведена на 16
языков. Первая глава начинается с истории о взятке, по ошибке пришедшей в ФИФА, и моего
вопроса, заданного Блаттеру в Тунисе. Мне звонят швейцарские репортеры: «Блаттер говорит,
что ваша история – полная выдумка,  – говорят они мне.  – Никакого платежа не было. Он
утверждает, что вы сфабриковали факты».
Лондон, 11 июня 2006 года. BBC выпускает в эфир мою первую телепрограмму о кор-
рупционных расследованиях в ФИФА. Центральное место в сюжете занимает история со взят-
кой. Сначала мы показываем съемки из Туниса двухлетней давности. Затем идут кадры того,
как я выхожу из-за дерева в саду возле штаб-квартиры ФИФА и ловлю Блаттера (мне по-преж-
нему нельзя посещать пресс-конференции). Двое моих операторов берутся за дело, и я вновь
пытаюсь вызвать президента ФИФА на разговор:
– Позвольте мне спросить вас, знаете ли вы, кто из футбольных чиновников брал взятки
у маркетинговой компании ISL?

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 132 – Извините, я не буду говорить на эту тему.
– Вы знаете, кто из футбольных чиновников получал деньги от маркетинговой компании
ISL?
– Я не стану отвечать на эти вопросы.
–  Скажете ли вы мне, кто получил взятку в миллион франков?.. Мне сказали, что вы
приказали перевести эти деньги человеку, чье имя было указано в платеже, можете сказать
мне, кто это был, был ли этим человеком президент Авеланж?
Блаттер проскользнул в здание и распорядился охранять все входы и выходы на тот слу-
чай, если мы захотим продолжить преследование его в коридорах ФИФА.
РЕПОРТЕРЫ работают не для того, чтобы их любили. Наша обязанность – задавать
неудобные вопросы богатым и власть имущим. Я поднимал ту же тему о Блаттере, Авеланже и
той взятке в других выпусках «Панорамы» в 2010 и 2011 годах. В бразильском сенате на засе-
дании Комиссии по образованию, культуре и спорту в октябре 2011-го я показал документы,
доказывающие причастность Авеланжа к получению взяток, и повторил тот же трюк месяц
спустя в Париже на встрече Комитета по культуре, науке и образованию Парламентской ассам-
блеи Совета Европы.
Наконец, в июне 2012-го мы заполучили так долго удерживавшийся стараниями Блаттера
доклад следственного судьи Томаса Хильдбранда, составленный им по результатам расследо-
вания коррупции в ФИФА. Появилось официальное доказательство! Страница 33, пункт 6.6
подтверждал наши догадки с потрясающей четкостью и прямотой:
«Вывод о том, что в ФИФА знали о взятках, предназначавшихся лицам, работающим
в аппарате организации, не подлежит сомнению» [курсив мой.  – Автор ]. Вот оно. ФИФА, а
значит и Блаттер – знали! Ничего удивительного для меня, но все же приятно получить неза-
висимое подтверждение.
Хильдбранд продолжал: «Во-первых, это ясно потому, что разные члены исполнитель-
ного комитета получали деньги, и, кроме того, существование таких выплат подтвердил быв-
ший начальник финансового отдела ФИФА, который был свидетелем того, как определенный
платеж, адресованный Жоао Авеланжу компанией ISL в размере миллиона швейцарских фран-
ков, был по ошибке переведен на счет ФИФА. Об этом знал не только его финансовый дирек-
тор, но также, помимо прочих, знал об этом и президент Блаттер».
В отличие от частной группы Пьета и частного же комитета по этике с двумя его пала-
тами, всех членов которых выбрал и назначил Блаттер, этот доклад был составлен независи-
мым следователем, работавшим исключительно в интересах общественности и швейцарского
закона. Он прямым текстом заявлял, что Зепп был в курсе, что этот платеж – взятка Авеланжу.
В мире и в обществе за пределами ФИФА любой политик или член совета директоров
крупной компании был бы вынужден с позором подать в отставку после такого. Но к стыду
чиновников ФИФА, лишь один функционер организации призвал к отставке Блаттера. Испол-
ком же предпочел не вмешиваться. Представители всех 209 национальных ассоциаций также
хранили молчание, равно как и спонсоры ФИФА. Проигнорировало это и правительство Бра-
зилии, которое могло использовать этот доклад в качестве рычага давления на ФИФА, требо-
вавшей себе налоговых послаблений и других привилегий.
Блаттер отыскал в Reuters некритично настроенного репортера и сказал ему: «Я ничего
не знал об этой взятке до последнего, до крушения ISL в 2001-м». Эту ложь опубликовали по
всему миру.
Единственным футбольным чиновником, восставшим против Блаттера, был Райнхард
Раубаль, президент немецкой футбольной лиги. «Блаттер должен как можно скорее передать
свои полномочия кому-то другому, – сказал он изданию Die Welt . – Ради сохранения доверия к
процессу реформ ФИФА нуждается в ком-то, кто даст организации новый старт. Всегда трудно,

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 133 когда кто-то, являясь частью проблемы, ищет способ ее решить, тогда как очевидно необхо-
димы перемены».
Блаттер проигнорировал Раубаля и отвлек внимание газетчиков едким комментарием об
Авеланже. «Он мультимиллионер. То, что он получал взятки, – доводы нищих, как по мне. Ему
это не нужно». Разумеется, Блаттер знал, что Авеланж брал взятки, но подтверждая информа-
цию о том, что Авеланж был состоятельным человеком, он подрывал его доводы: ведь, отби-
ваясь от Хильдбранда, Авеланж утверждал, что не был настолько богат, чтобы вернуть укра-
денные средства.
Неделю спустя Блаттер публично утвердил назначение Майкла Гарсии руководителем
следственной палаты ФИФА и Ханса-Йоахима Эккерта главой арбитражной палаты. Гарсии
поручили расследовать скандал вокруг ISL￿ особенно принципиально было установить, знал
ли Блаттер о крупной взятке Авеланжу 3 марта 1997 года. Эккерту пригодились бы любые
доказательства по этому делу, которые Гарсия смог бы ему предоставить. Станет ли это нача-
лом конца для Блаттера?
ПРОЙДЕТ БОЛЬШЕ ПОЛУГОДА, прежде чем Гарсия вышлет Эккерту свой отчет. Что
в нем говорится? Нам этого не скажут. Его придержали в ящике стола. Кого интервьюировал
Гарсия? Нам знать не положено. Какие документы он раскопал, лазая в пыльных архивах? Это
секрет. Вернулся ли Гарсия в прошлое и изучил ли ситуацию со скандалом вокруг Блаттера,
заблокировавшего миллиардную заявку IMG, лишь бы только сохранить поток взяток от ISL?
Эту информацию раскрывать нельзя. Я мог бы снабдить Гарсию материалами. Он знал из моих
прошлых книг, статей и фильмов о том, что у меня были документы. Но он не позвонил мне.
К своему позору, якобы независимые Эккерт и Гарсия склонились перед требованием
Блаттера блюсти кодекс omert à, следовать его культуре утаивания информации и запрету на
прозрачность. Все 4200 страниц отчета были спрятаны в сейфе Блаттера в Цюрихе. И это реше-
ние одобрили все члены исполнительного комитета ФИФА. Робкие представители 209 нацио-
нальных ассоциаций держали рты на замке. Репортеры ничего не заметили.
Самым важным документом из кипы бумаг, собранной Гарсией, вероятно, была стено-
грамма «допроса» Блаттера. Какая дата стоит под текстом этого интервью? Где оно состоялось?
Проходило ли оно в комфортной обстановке блаттеровского офиса? Какие вопросы задавал
ему Гарсия? Был ли он так же суров и непреклонен со своим щедрым клиентом, как был суров и
непреклонен в своей прошлой жизни прокурора, расследовавшего деяния преступников, тер-
рористов и убийц из Нью-Йорка? Все это тайна. Нам никогда не дадут ответов на эти вопросы.
Отчет Гарсии был выслан судье Эккерту в Мюнхен. «Вердикт» Эккерта начинался с того,
что мы и так все знали уже много лет. «Совершенно ясно, что немалые суммы денег шли
потоком бывшему президенту ФИФА Авеланжу, его зятю Рикардо Тейшейре, а также доктору
Николасу Леосу». Это были взятки. Затем Эккерт высказал свое мнение касательно вовлечен-
ности Блаттера в коррупционные процессы внутри ФИФА.
«Необходимо допросить президента Блаттера, чтобы выяснить, знал ли он все годы, пред-
шествовавшие банкротству ISL, о том, что ISL делала платежи (взятки) другим чиновникам
ФИФА», – заявлял Эккерт.
Он что, серьезно? Все, кто работал в ФИФА, весь батальон репортеров, освещавших ее
работу, вся армия спортивных менеджеров, агентов и продавцов прав в мире футбола долгие
годы знали о том, что ISL подмазывает деньгами Авеланжа для сохранения крепких деловых
отношений с ФИФА. Блаттер все знал о взятках, и это ясно как день. О чем еще он общался
с Жан-Мари Вебером во время визитов того в штаб-квартиру ФИФА и в течение тех долгих
совместных пребываний в одних и тех же отелях в ходе крупных турниров?
В предыдущие годы Блаттер признавался, что проводил отпуска с Вебером и как-то раз
даже охарактеризовал свои отношения с ним словами «венецианская ночь любви». Но он нико-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 134 гда в жизни не упоминал о взятках на сумму 100 миллионов долларов. Так говорит Зепп, и
ожидается, что мы поверим ему. Вебер же молчит.
Мы никогда не узнаем, спрашивал ли Гарсия Вебера или бывшего босса ISL Кристофа
Мальмса о требовании Авеланжа и Блаттера сохранить за Человеком-сумкой Вебером его
должность в компании. Несколько сотрудников финансового департамента ISL организовы-
вали и осуществляли доставку взяток чиновникам ФИФА. Гарсия поговорил с ними? Но это
не наше дело.
Наконец судья Эккерт постановил, что, когда поступили деньги на взятку Авеланжу,
Блаттер «быть может, повел себя неуклюже… но это не ведет к проступку ни криминального,
ни этического характера».
Поскольку Гарсия «оправдал» Блаттера, несмотря на огромное количество доказательств
его причастности, представим себе, как мог проходить допрос:
– Малышу Зеппи удобно сидеть?
– Давай уже.
– Вы понятия не имели о том, что тот платеж от ISL Авеланжу был взяткой, не так ли?
– Конечно же нет.
– Можно мне получить свой чек?
– Это все ведь между нами, не так ли?
– Как пожелаете.
– Кристина ждет тебя с чеком на выходе из кабинета. Или предпочитаешь наличку? Грон-
дона организует.
Как им все это сошло с рук? Настало время вернуться назад и изучить новый регламент,
мастерски составленный Блаттером.
ОН ПОХОЖ на любой другой скучный документ ФИФА. Но он играет ключевую роль
в закулисной кампании Блаттера по сокрытию правды. Темно-синяя обложка, 56 страниц
«Устава организации ФИФА». Одобренный исполкомом Блаттера 21 марта 2013 года, этот
документ стал финальным шагом по сворачиванию реформ и уничтожению всякой прозрач-
ности. Документ доступен на сайте www.fifa.com. Кто тратил время на его прочтение?
На восьмой странице нам сообщается, что все заседания исполкома «конфиденциальны».
На 12-й же эта мантра повторяется, но уже в отношении всех других комитетов ФИФА: их
встречи «конфиденциальны». А как же предположительно независимые комитеты по аудиту и
качеству? Вы угадали: «Совещания комитетов конфиденциальны». Зарплаты, бонусы, покры-
тие расходов, – все, о чем бы ни говорили на заседаниях «подкомитета по компенсациям», нас
не касается.
Это был последний замок на двери Блаттера. Теперь он был в безопасности. Устав орга-
низации гарантирует ему, что то, как он использует деньги ФИФА, с кем заключает частные
сделки (в том числе и по продажам билетов), сколько тратит на роскошные поездки и отдых
в лучших отелях мира, как много денег уходит на чартерные рейсы, сколько получает в виде
зарплаты и бонусных выплат, сколько получает в виде компенсации расходов, сколько тратит
на аренду автомобилей и апартаментов, все подробности того, как он доит ФИФА для себя,
своей семьи и любовниц, останется тайной. Чтобы члены исполкома были довольны, им раз-
решается подавать заявления о временами совершенно непомерных расходах без всяких кви-
танций и чеков, иногда они сочиняют целые саги о поездках, которых никогда не было￿ они
получают деньги наличными, если захотят. Средства идут не из кармана Блаттера, и благодаря
им они остаются верны режиму – и держат рты на замке.
Какие дебаты ведут они в комитетах? Нам говорить нельзя. Когда-нибудь они вообще
спорят? Omert à. Как они организовывают распространение билетов на чемпионатах мира? Не
смейте спрашивать! Какие дискуссии велись, прежде чем раздать выгодные контракты? Ухо-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 135 дите. Узкий круг подельников Блаттера захватил власть в футболе, и болельщики, игроки и
клубы исключены из этого уравнения.
Блаттер пользовался невероятными, неописуемыми привилегиями с тех самых дней,
когда стал генеральным секретарем Авеланжа. Он мог подписывать чеки без согласия или уве-
домления других чиновников. Он мог раздавать деньги ФИФА кому угодно. Это не было боль-
шим секретом: узнать об этом можно на сайте регистрационного бюро компаний Цюриха. Но
лишь один репортер удосужился изучить там эту информацию – журналист из Цюриха, специ-
ализирующийся на расследованиях, Жан-Франсуа Танда.
Как были потрачены деньги ФИФА? Кто проверял расходы Блаттера? Только глава
финансового комитета Хулио Грондона и его заместитель Джек Уорнер, быть может, наименее
внушающие доверие люди из всех в мировом футболе, соратники Блаттера по заговору, вместе
с ним утверждавшие его тайную зарплату. ФИФА, впрочем, запоздало настаивала, что теперь
все поменялось и на каждом чеке отныне будет стоять еще и подпись Вальке. Вас это успока-
ивает? Когда-нибудь нам позволят изучить банковские выписки за все эти годы, чтобы стало
ясно, кому платил Блаттер? Даже и не надейтесь.
Затем следуют уставы: они предусматривают закон, согласно которому Блаттер стоит
выше любого закона в любой стране мира. Попробуйте засудить его или другого чиновника
ФИФА в гражданских судах, и вас отлучат от футбола! На 50-й странице национальные ассо-
циации проинструктированы о том, что любое обжалование этого положения должно «строго
рассматриваться в арбитраже, а не в обычных судах». Разумеется, Блаттер назначает чиновни-
ков, ответственных за арбитражные процедуры в ФИФА.
«ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРИАТ ФИФА должен обеспечить и следственную, и арбит-
ражную палаты необходимым количеством сотрудников». Это вкрадчивое утверждение, кото-
рое мы находим посреди переписанного этического кодекса, составленного Блаттером в июле
2012 года, на корню рубит заявление о том, что палаты независимы в своей работе. Удосто-
верьтесь в этом, прочитав предписание 33 на 26-й странице.
Блаттер организовал свой комитет по этике так, что он стал внутриведомственным депар-
таментом, который давал бы работу блаттеровским бюрократам, секретарям и офисным клер-
кам, перекладывающим бумажки. Их он выбирает из числа наиболее доверенных лиц. Они
обязаны своим положением, своими зарплатами, повышениями, бонусами и пенсиями Блат-
теру. Они сидят в нескольких кабинетах от его президентского офиса, так что он всегда может
быть в курсе доказательств, собранных Гарсией и Эккертом.
В этическом кодексе прописаны их зоны ответственности. У них есть контроль над «фак-
тами дел, содержанием расследований, сделанными выводами и принятыми решениями, а
также над личной информацией». Индивидов, желающих выйти на комитет по этике с дока-
зательствами коррупционных злоупотреблений, может отпугнуть предписание 62 (1) на 41-й
странице: «Секретариат следственной палаты должен провести первоначальную оценку доку-
ментов, предоставленных в рамках жалобы».
Предписание 62 (2) новых правил Блаттера проясняет, что его сотрудники узнают о
поступивших жалобах раньше Гарсии или Эккерта. «Если есть какое-либо указание на потен-
циальное нарушение, секретариат должен соответственным образом провести предваритель-
ное расследование». Никто почти не сомневается, что, если имя Блаттера окажется упомяну-
тым информаторами, его заранее предупредят собственные сотрудники.
Кодекс создает впечатление, будто ФИФА предлагает защиту свидетелям, которым может
что-то угрожать. На странице 74 (4) сказано: «Устные заявления должны всегда выслушиваться
за закрытыми дверями». Но они все равно будут записаны и помещены в архив, доступ к кото-
рому имеют Блаттер и Жером Вальке.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 136 Секретность и обет молчания – или omertà , как говорят в Палермо, – непременный атри-
бут работы ФИФА до самого конца процесса «расследования». Затем на странице 78 (1) нам
сообщается: «Комитет по этике может решить не раскрывать оснований для принятого реше-
ния, а вместо этого сообщить только сроки его исполнения».
Перевести это можно так: «Мы расправились кое с кем, но не скажем, по каким причи-
нам. Почему нет? Потому что мы написали для себя правило, которое говорит, что мы не обя-
заны это делать».
Блаттер установил новые порядки. Его исполком одобрил их. Была ли хоть какая-нибудь
дискуссия, какой-нибудь спор? Нам не позволено это знать. Все протоколы встреч «конфиден-
циальны». Ни один из членов исполнительного комитета не подал в отставку в знак протеста.
Должно быть, голосование пришлось на время обеда.
Но существует один документ с доказательствами, который секретариат, быть может,
увидеть не сможет. Я спросил у человека, близко знакомого с расследованиями Гарсии, как
вообще следователю удалось получить доступ к счетам частного банка и узнать, кто платил и
получал взятки, если он больше не работает от лица закона и не имеет никаких полномочий,
открывающих ему доступ к документам? «Все просто, – засмеялся мой источник. – Он попро-
сил XXXXX YYYYY сделать это». Он назвал имя одного широко известного частного детек-
тива, который работал на ФИФА и имел крепкие связи в американских правоохранительных
органах.
Я проверил кодекс, и да, 66 (3) постановляет: «В сложных случаях глава расследова-
ния может попросить председателя следственной палаты привлечь к рассмотрению дела тре-
тью сторону, на которую будут возложены обязанности проводить расследование под началом
главы». Нет никакого пункта, запрещающего незаконные запросы документов. Так что госпо-
дин YYYYY почти наверняка сможет ограбить банковские счета. Никто об этом не узнает, а
все благодаря omertà .
Пиар-машина Блаттера утверждает, что «улучшенный» этический кодекс был составлен
одной из рабочих групп Блаттера для «укрепления власти и независимости судебных орга-
нов». Похоже, что вышло все как раз наоборот. Но Гарсию и Эккерта полностью устраивает тот
факт, что глава ФИФА ограничивает их деятельность. В марте 2013-го оба отметили «каче-
ство нового этического кодекса» и поблагодарили «за поддержку и сотрудничество, оказанные
ФИФА».
О чем думали эти две команды, представители следственной и арбитражной палат? В
двух палатах состоят 16 членов. Я хотел знать, были ли они участниками расследования по
ISL, или исполняли лишь второстепенную роль в этической эпопее ФИФА? Я нашел электрон-
ные адреса десятерых из них. Я спросил у пятерых «следователей» Гарсии, показали ли им
корреспонденцию IMG? Был ли проинтервьюирован босс IMG Эрик Дроссар? Были ли они
убеждены в том, что Гарсия подверг Блаттера справедливому и жесткому допросу по делу о
взятке Авеланжу? Устроило ли их то, что вся доказательная база утаивалась и не публикова-
лась? Членам арбитражной палаты судьи Эккерта я разослал похожие вопросы.
Только одному из всех хватило честности и учтивости ответить мне. Господин Николас
Дэвидсон, королевский адвокат из Крайстчерча, Новая Зеландия, прислал мне электронное
письмо: «В связи с моим участием в судебной тяжбе в Новой Зеландии, я не присутствовал на
пленарном заседании в 2013 году и не был участником каких-либо расследований, включая и те
дела, по которым вы запросили информацию, и не являюсь участником в настоящий момент».
На 63-й странице финансового отчета ФИФА за 2013 год (который ожидал единогласного
утверждения на конгрессе ФИФА в Сан-Паулу) скрывалась подлинная сущность фиктивного
«процесса реформирования», затеянного Блаттером.
Гарсия собрал лишь две встречи своей следственной палаты, чье название звучало столь
громко и пафосно. Трое ее членов, Роберт Торрес (Гуам), Хорхе Иван Паласио (Богота) и

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 137 Ахмед Яхья (Мавритания), пришли на оба заседания. Заместитель председателя Корнель Бор-
бели, живущий совсем недалеко от Цюриха, пришел только на одно. Так же, как и адвокат с
Каймановых островов Ванесса Эллард. Ноэль Ле Грэ, президент Федерации футбола Франции,
расположенной в Париже, не смог явиться ни разу. Ник Дэвидсон из Новой Зеландии также
вообще не смог приехать.
В арбитражной палате судьи Эккерта дела обстояли немногим лучше. Оба заседания
посетили Джек Карико (Папуа – Новая Гвинея), Хуан Педро Дамьяни (Уругвай) и Абду-
лайе Диоп (Сенегал). Заместитель председателя Алан Салливан (Австралия) явился на одну
встречу, так же, как и Ингве Халлен (Норвегия) и Лью Чи (Китай). Грубиян Алан Ротенберг
из Беверли-Хиллс так и не добрался до Цюриха.
Увидит ли мир когда-нибудь протоколы этих заседаний? Где они проводились? Как
много времени они заняли? Кто опоздал? Кто ушел раньше остальных? Проходили ли какие-
нибудь дебаты относительно «доказательств», собранных Гарсией? Прочел ли кто-нибудь из
них тысячи страниц, предположительно скомпилированных следователем? Или их едва озна-
комили с его итоговыми выводами?
Хоть кто-нибудь высказался против смехотворного вердикта судьи Эккерта, который
Блаттер так жаждал услышать? Никто из них не расскажет. Опять omertà . Эта информация
слишком важна, чтобы делиться ей с миром футбола, платящим за этот оскорбительный неле-
пый фарс.
Комичное примечание. Я спросил у ФИФА, почему они не опубликовали отчет Гарсии по
«расследованию» скандала вокруг ISL, включая и расшифровку предполагаемого «допроса»
Блаттера, который проводил Гарсия. Давайте не будем забывать о том, что дело касается осве-
домленности Блаттера о крупной взятке Авеланжу. Вопрос очень и очень серьезный. Эта
взятка – одна из 175 выплаченных. Что произошло тем утром в марте 1997-го, не только оскор-
бительно с точки зрения морали, во многих странах за такое следует уголовное наказание,
вплоть до лишения свободы, не говоря уже о публичном позоре.
Если Гарсии и его следственной палате можно хоть как-то доверять, у нас есть право
узнать, какие вопросы он задавал Блаттеру – и какие ответы получил?
Наверняка в архивах есть аудиозапись этого разговора, ее легко загрузить в Интернет.
Вероятно, Блаттер и ФИФА захотят отвести подозрения, доказав, что это был далеко не при-
ятный разговор за чашкой чая между Гарсией и человеком, щедро оплачивающим его услуги?
Я написал в департамент ФИФА по работе со СМИ. Ничего не изменилось. Блаттер
составил свод правил, который защищает его самого и его «следователя» от всякой экспертной
оценки. Как можем мы доверять мнению судьи Эккерта, если у нас нет возможности ознако-
миться с доказательствами, как это бывает при публичных слушаниях в суде? Ответ пришел
от госпожи Делии Фишер, которая многие годы служит громоотводом Блаттера.
«Дорогой мистер Дженнингс.
В соответствии с 28-й статьей этического кодекса ФИФА следственная палата подготав-
ливает отчет по окончательным результатам расследования исключительно для пользования
арбитражной палаты. Один или несколько членов следственной палаты затем представят дело
на рассмотрение арбитражной палаты, если будет назначено слушание.
Если будут даны какие-либо рекомендации касаемо санкций, то поведение соответству-
ющей стороны, вызвавшее наложение этих санкций, а также имена вероятных нарушителей
правил должны быть отражены в окончательном отчете. В соответствии со статьей 36, параграф
2 этического кодекса только окончательные решения, о которых уведомлены участвующие сто-
роны, могут стать достоянием общественности. Для этой цели 29 апреля 2013 года ФИФА
опубликовала окончательный отчет главы арбитражной палаты Ханса-Йоахима Эккерта,

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 138 ссылка на материал: www.fifa.com/mm/document/affederation/footballgovernance/02/06/60/80/
islreporteckert29.04.13e.pdf
Всего наилучшего,
Делия Фишер».

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 139  
19
Блаттер раскапывает фамильный склеп
Он отказывается быть похороненным
рядом с Хильдбрандом
 
Кресла выглядят совсем не комфортабельными, и нет сомнений в том, что это сделано
нарочно. Президент не хочет, чтобы вы задерживались тут надолго, потому что ему наплевать,
кто вы такой и почему явились сюда. Он, быть может, уже забыл ваше имя. У него готов план
выживания, участники голосования уже получили свои деньги, и вы ничего не можете сказать
или сделать, чтобы изменить положение дел. У него есть все, что ему нужно: миллиарды дол-
ларов от Чемпионата мира, Путин и эмир. Если у вас есть право голоса в его конгрессе, вот,
держите деньги на «развитие». Да упокоятся они с миром на Кайманах, Кипре или помогут
вам сделать инвестиции в дубайскую недвижимость.
Пресс-релиз, уже написанный (просто проставьте на нем имя и дату), подчеркнет гармо-
нию и позитивное течение всего вашего разговора во время встречи. Затем, господин или гос-
пожа посетитель, будьте любезны пойти куда подальше и оставить меня одного высчитывать,
кого еще необходимо подмазать в моей электоральной машине.
Ах да, прежде чем уйдете, вы должны быть сфотографированы в момент, когда я передаю
вам в руки один из наших дешевых сине-золотых вымпелов с лозунгом «ФИФА: Для игры.
Для мира» . Нет, я не знаю, что это означает, но какое-то дорогое пиар-агентство предложило
этот слоган. Нам пришлось отказаться от старого – «ФИФА: За лучшее в игре» – по очевидным
причинам.
Снаружи офиса блондинка Кристина сплетничает по телефону со своим мужем Чарли
Боттой. Кристина – исполнительный секретарь президента и хранитель его секретов. Ее отец,
известный хоккеист, был другом президента, они оба происходят из одного маленького городка
Висп в кантоне Вале. Сначала Зепп получил должность генерального секретаря Швейцарской
федерации хоккея. В 1975 году Хорст Дасслер заметил амбициозного Блаттера и взял его в
ФИФА, приставив к новому президенту Авеланжу, при котором Зепп исполнял роль надеж-
ного носильщика сумок с деньгами – это должно было гарантировать Adidas и его маркетин-
говым контрактам светлое будущее.
Кристина познакомилась с Чарли, когда он занимался надзором за стеклянным дворцом
президента на цюрихском холме. Предыдущая миссис Ботта развелась с Чарли, и Кристина,
носившая ранее фамилию Зальцманн, заняла ее место. Чем они занимаются? Чарли говорит:
«Креативная работа с недвижимостью – наша большая страсть».
Чарли – занятой человек. Он носит громкий титул главного консультанта ФИФА по про-
ектированию и строительству стадионов и имеет отношение ко всем стадионам в ЮАР, постро-
енным или обновленным к Чемпионату мира-2010. Чарли также был непосредственно связан
с возведением бразильских стадионов к ЧМ-2014, а значит, Зепп всегда был лучше информи-
рован о ходе строительных работ, чем Вальке. Чарли консультирует и строительные компании,
задействованные в подготовке к турниру 2018 года в России, у него было много дел в Сочи, где
он контролировал процесс возведения Центрального стадиона и ледового дворца «Большой».
Другой человек, сидящий в приемной президента,  – Ги-Филипп Матье. О его работе с
блаттеровскими суточными и другими статьями расходов ходят легенды, и он сумел отвести
подозрения самого прокурора Цюриха. Его отец, как и Блаттер, родом из Вале и владеет вино-
градниками.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 140 Украшает президентский кабинет невероятное количество «наград» и «благодарностей»
от людей и организаций, которых временами бывает очень трудно отыскать. Из списка,
любезно предоставленного герром Блаттером на сайте www.fifa.com, следует, что он получил
медаль «За гуманизм в футболе» от кого-то там. Затем идет награда от Международной гума-
нитарной лиги «За мир и толерантность» – если у них и есть сайт, то он, должно быть, очень
хорошо спрятан. Это не помешало им, кем бы они ни были, воздать Блаттеру почести – целых
два раза! Когда Зепп не получает их награду «Международный гуманист года», они награж-
дают его «Золотой грамотой за мир и гуманизм».
«Американская всемирная награда за мир» за 2003 год была вручена ему другой орга-
низацией, чьи следы теряются где-то в глубинах Мировой сети. Судя по всему, это Междуна-
родная любительская легкоатлетическая ассоциация, но не та, что управляет мировой легкой
атлетикой и не постоянная ее комиссия. Далее в списке наград идет олимпийский орден МОК –
Блаттер идеально подходит на роль его получателя. Только посмотрите, кому еще его вручали:
Манфреду Эвальду, ответственному за допинговые программы ГДР и его политическому боссу
Эриху Хонеккеру, румынскому диктатору Николае Чаушеску, болгарскому диктатору Тодору
Живкову, тестю Ивана Славкова, продажного болгарского футбольного босса и члена МОК.
В том же самом списке героев спорта покойный Примо Небиоло, выступавший в защиту
допинга в атлетике, Борис Ельцин, отдавший Россию в руки своих приближенных олигархов,
и Митт Ромни, отвечавший за организацию и проведение Зимней олимпиады 2002 года. Блат-
тера также назвали «Женевским голубем» – что бы это ни значило.
Политики Южной Африки, не обращавшие внимание на нищету собственного народа
ради того, чтобы предоставить ФИФА возможность разграбить свою землю, вручили ему
«Орден Доброй Надежды» и  почетную докторскую степень по философии в Университете
Нельсона Манделы в Порт-Элизабет. Это позволило им и дальше набивать карманы, получать
откаты и прибыль с контрактов, используя свои связи. Такие безделушки еще можно проигно-
рировать. Настоящим предательством стало вручение президентом Зумой «Ордена Компаньо-
нов Оливера Тамбо», названного так в честь одного из героев борьбы с апартеидом.
Чем дальше, тем награды в его галерее становятся все мрачнее: Блаттер, кажется, гор-
дится орденами и грамотами, врученными ему бандитскими правительствами Узбекистана,
Казахстана, Киргизии и парочкой медалей из Азербайджана. Затем идут благодарности и выра-
жения восхищения из Судана, Йемена, Марокко, Туниса, Бахрейна, ОАЭ и Центральноаф-
риканской Республики. Блаттер старается не выставлять напоказ свой «Орден африканского
искупления», врученный ему президентом Либерии Чарльзом Тейлором, который впослед-
ствии был осужден и приговорен к 50 годам заключения международным трибуналом в Гааге
за невероятно жестокие пытки детей, женщин и политических оппонентов.
Вся эта галерея наград куда больше, чем просто выставка человеческого тщеславия. Она
сигнализируют потенциальным коллегам Блаттера: «Быть может, все это – подарки от воров и
убийц, но, поскольку я никогда их не критикую, я пользуюсь их благодарностями и голосами,
а потому и храню их. Попробуй бросить мне вызов на свой страх и риск». Эти награды также
посылают сигнал навещающим Блаттера бизнесменам – Зепп может приоткрыть вам нужные
двери.
НЕПРАВДА, что все швейцарские СМИ потешаются над президентом. Есть и исключе-
ния в виде верных ему газет, одной из них, например, является Aargauer ￿,$'5*g из тихого
городка к западу от Цюриха. После коронации президента в 2011-м он снизошел до интервью
с ними. Президенту так понравился результат, что он загрузил его на www.fifa.com.
Первым вопросом был следующий: «Господин Блаттер, вы говорили, что хотели бы про-
яснить некоторые факты о себе как о личности к концу своего срока правления. Пожалуйста,
сделайте это! »

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 141 За этим последовал другой: «Вы считаете, что вам выражают мало благодарностей за
ваши достижения?» и «Критика задевает вас за живое?» Отважный президент по-мужски разо-
брался с этими вопросами, а затем рассказал о том, где черпает вдохновение. «Я был воспитан
католиком, так что, разумеется, католическая церковь оказала на меня свое влияние».
Президент говорит, что он «очень религиозен», добавляя, что сам Господь разговаривает
с ним: «Время от времени он говорит мне: «Тебе нужно исправить это самому. Я не могу
помочь тебе в этой ситуации».
Тремя неделями ранее президент совершил свое традиционное ежегодное паломниче-
ство к семейному склепу в маленьком городке Висп. «Мой отец говорил мне: «Не теряй хватки.
Пусть твое сердце не дрогнет. Продолжай движение». Блаттер-старший умер 35 лет назад.
Президент забыл кое о чем упомянуть, говоря о своем отце, своей вере и семейном склепе
на кладбище Виспа. Предупреждаем: кому-то написанное ниже может показаться жутким, если
не отвратительным.
Спустя многие десятилетия склеп был вскрыт, и все фамильные захоронения семьи Блат-
тера были перевезены в другую часть кладбища. Почему президент не хочет присоединиться
к своим предкам здесь, именно в этом месте, когда придет и его время?
Через проход от места вечного пребывания предков Блаттера расположен склеп другой
семьи из Виспа. Семьи Томаса Хильдбранда, следственного судьи, который в свое время рас-
следовал скандал со взятками ISL. Судя по всему, президент не мог смириться с мыслью о том,
что следователь (не будем забывать, что между ними два десятилетия разницы в возрасте),
навещая могилу собственного покойного отца, неизбежно будет бросать взгляд через проход
на место захоронения бывшего президента ФИФА.
Но еще более невыносимой для Блаттера стала мысль о том, что он и его враг будут
целую вечность лежать в нескольких метрах друг от друга. Именно поэтому семью Блаттера
и перезахоронили.
ДЫРА В ОЗОНОВОМ слое Земли лишь увеличилась в размере после того, как чартер-
ный реактивный самолет Блаттера совершил длинный перелет из Цюриха в Сан-Паулу. Самый
важный человек в мировом футболе уже давно позабыл о том, каково это – летать по расписа-
нию вместе со всеми. Это бы ударило по его гордости и испортило бы впечатление – можно
подумать, это он сам, император, сидит за штурвалом своего собственного самолета. Улетаем,
как буду готов! Так точно, сэр! Есть и другая причина. После всех этих скандалов вокруг
ФИФА лучше не рисковать – ведь разозленные фанаты могут сильно испортить ему настрое-
ние в аэропорту. Спросите у него про оставленный им углеродный след. Он даже не поймет,
о чем вы. В ЮАР он летал с матча на матч на двух чартерных самолетах вместе с членами
своего исполкома.
Служащие аэропорта устраивают ему неожиданно прохладный прием. Быть может, эти
люди были в числе миллионов демонстрантов прошлым летом. Президент подумал, что будет
очень уместно высказаться о митингах против ФИФА: «Это было спонтанное движение, не
имевшее ни смысла, ни цели. Люди просто хотели использовать Чемпионат мира как способ
быть услышанными. Футбол, он как картофель, – подходит ко всему».
ДАЖЕ С ПОЛИЦЕЙСКИМ ЭСКОРТОМ путешествие от чартерного терминала до отеля
занимает какое-то время, что позволяет Блаттеру поразмышлять. Если вооруженные дубин-
ками и слезоточивым газом спецподразделения полиции ограничат протестующим доступ на
его конгресс и 64 матча турнира, он сможет сохранить свой президентский пост. Еще не поздно
перенести конгресс следующего года в Пхеньян?

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 142 НО СЕЙЧАС настало время ужина для членов исполкома. А вот и первые слюнявые
объятия за этот вечер. Вот мой ближайший союзник в ФИФА, дон Хулио Грондона из Буэнос-
Айреса, он старше меня на пять лет, но до сих пор железной рукой управляет нашим финан-
совым комитетом. Его замом был Джек Уорнер, но я заменил его таким же надежным Иссой
Хаяту.
Хулио соглашается с моей зарплатой, а я покрываю все его расходы. Предполагается, что
Вальке должен тоже принимать участие в этом решении, и, возможно, через некоторое время
мы расскажем ему, как много я зарабатываю. А может, и нет, а то еще начнет завидовать.
Единственный человек, кто знает о наших доходах, кроме нас, – Маркус Каттнер, он работал
в McKinsey 10 вместе с моим племянником Филиппом, когда в 2000-м я заказал у них отчеты,
которые потом выбросил в мусорную корзину. Теперь Маркус – наш финансовый директор,
он помогает нам отдавать все телеправа на трансляции матчей чемпионатов мира компании
Филиппа Infront. Маркус также заместитель генерального секретаря, и Вальке не посмеет и
пальцем до него дотронуться. Все мы настоящая футбольная семья.
Дон Хулио – старший вице-президент. Если со мной случится что-нибудь неприятное, он
станет президентом. Это страшная мысль, но так я чувствую себя в безопасности. Хулио сделал
правильную ставку: он не говорит по-английски, так что ему никогда не приходилось напрямую
отвечать на вопросы о своих комментариях касательно евреев. Или о том, как мы тратим деньги
ФИФА. Дон – член исполкома с 1988 года, ему удалось попасть в исполнительный комитет
благодаря невероятно теплым отношениям с генералами, спасшими Аргентину от красных в
1976-м.
На четыре года старше меня и на полгода младше Дона Хулио – наш новичок из Уруг-
вая, Эухенио Фигередо. Он сменил дорогого нам старика Николаса Леоса, на которого пока-
зали пальцем ублюдки из BBC, обвинив его в том, что он брал взятки у ISL, но мы разрешили
Николасу не отходить от дел до прошлого лета, что позволило ему поднять еще один добрый
миллион долларов бонусами и компенсациями расходов. Для нашего старого друга это было
непростое время. В Чили сняли табличку с его именем, красовавшуюся на прибрежном буль-
варе, потому что местные политики решили, что это позорит их город, и бульвар переимено-
вали. Но старые друзья из Парагвая по-прежнему на его стороне, и в этом году кубковый тур-
нир назвали в честь доктора Николаса Леоса.
Было грустно наблюдать за уходом Рикардо Тейшейры, но теперь вместо него в испол-
коме сидит наш старый друг из Бразилии, Марко дель Неро. Я могу смотреть на него свысока,
он на пять лет меня моложе. У Хулио, Эухенио и Марко – 230 лет совокупного опыта на троих!
Они подходящие люди для того, чтобы представлять молодую и трепетную Латинскую Аме-
рику.
Марко взял с собой свою милую молодую Каролину. Нет, она ему не внучка! Но когда
она танцует на Самбодроме в наряде из перьев, мы все чувствуем себя помолодевшими.
Марин присутствует тут в качестве гостя. Он управляет БКФ так, как учил его Рикардо.
Если Рикардо захотел бы потратить деньги, он мог бы исполнить голубую мечту Жоао и занять
мое кресло. Я подготавливал ему дорогу в 2002-м, когда дал ему место в нашем новом комитете
по внутреннему аудиту. Несколько человек были шокированы таким ходом, но у них не было
голосов для меня, так что вышло так, как вышло.
К НАМ ЗА СТОЛ присоединяется другой мой любимый вице-президент, Исса Хаяту из
Камеруна. Он проводит много времени в своем президентском офисе Африканской конфеде-
рации в Каире. Он выглядит неважно, мне сказали, что в Женеве ему делали какое-то перели-
10 Ведущая международная компания, предоставляющая услуги в области управленческого консалтинга. – Примеч. ред.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 143 вание. Интересно мне, кто его оплатил? Но все же после 24 лет в исполкоме он не перестанет
служить делу футбола.
Я думаю, замечательно, что сын Иссы, Ибрагим, является старшим менеджером в той
французской медийной компании, которая покупает телевизионные права на африканский
футбол у его папаши. И вновь это пример того, как мы в футбольной семье доверяем друг
другу, прямо как мы с племянником Филиппом.
У Иссы по-прежнему хватает смелости вставать на пути правительств, пытающихся вме-
шиваться в наши дела. Посмотрите на этих ничтожеств из Того. Когда в Анголе в 2010-м году
на их национальную сборную было совершено вооруженное нападение, правительство в Ломе
объявило трехдневный национальный траур в связи с гибелью троих и ранением девятерых
человек. После они увезли команду с Кубка африканских наций.
Исса не мог такое потерпеть! Наши священные правила должны неукоснительно соблю-
даться. Так что он исключил Того с двух следующих турниров и оштрафовал их на 50 тысяч
долларов. Исса следовал закону ФИФА, который гласит, что правительствам не дозволяется
вмешиваться в наши внутренние дела. Позднее мне пришлось вступить в игру и отменить это
решение, но все получили четкий сигнал: мы играем по собственным правилам.
Я не верю слухам о том, что Исса якобы получил 1,5 миллиона долларов за свой голос в
пользу Катара. Это не может быть правдой. Исса знает, что его голос и влияние в Африке стоят
куда больше. У него есть лучший советник в этом бизнесе. Один из нас должен был предоста-
вить надежное убежище Жан-Мари Веберу, и Исса сделал его консультантом в маркетинговом
комитете Африканской конфедерации. Таким способом Жан-Мари получает аккредитацию на
все наши мероприятия, и, поскольку Исса также член МОК, Вебер присутствует в его окруже-
нии всегда, в том числе и на Олимпийских играх и конференциях. Ну разве не мило?
Мне не нравится, когда Жан-Мари называют Человеком-сумкой. Он образованный муж-
чина, стремящийся к сохранению наследия Хорста Дасслера. Обвинения этих детективов из
Цуга, мол, якобы я помогал своим бразильским друзьям воровать деньги ФИФА, совершенно
отвратительны, и я не собираюсь даже обсуждать эту тему. Жан-Мари присоединится к нам
позднее, чтобы пропустить стаканчик перед сном, а завтра в зале конгресса он будет встре-
чаться со старыми друзьями.
А вон там, посмотрите – Жак Анума. Иссе немало досталось за изменение правил, после
которых Жаку стало решительно невозможно бросить Хаяту вызов и претендовать на прези-
дентский пост. Критики не понимали, что Исса истово беспокоится за сохранение преемствен-
ности – во благо африканского футбола. И, я должен понизить здесь голос, с Жаком есть кое-
какая проблема. Вы знаете, что он был министром финансов при президенте Лоране Гбагбо
в Кот-д’Ивуаре? Вы в курсе, где теперь Гбагбо? В камере подследственных Гаагского трибу-
нала, ожидает суда по обвинению в убийствах, изнасилованиях, преследованиях других людей
и прочих, как они выражаются, «бесчеловечных деяниях». Мне кажется, что иногда эти право-
защитники заходят слишком далеко – ведь в стране шла гражданская война. Я не верю слухам о
том, что он незаконно присвоил миллионы, отняв их у фермеров, выращивавших коку и кофе.
ДЕВСТВЕННЫЕ ПЛЕВЫ! Какая клевета! У нас был один приятный молодой человек,
принц Али из Иордании, жаждавший стать одним из вице-президентов, он помогал мне изба-
виться от этого корейского миллиардера из Hyundai, Чон Монджуна, которого невозможно
было контролировать. Принца, как и меня, стимулировали деньги из Саудовской Аравии, а
затем возникла эта проблема с женским футболом. Один религиозный ученый начал крити-
ковать игру, заявляя, что «футбол может повредить девственные плевы девушек», после чего
последовали эти сальные шуточки в духе: «Откуда он это знает?» Это их культура, мы не
должны вмешиваться.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 144 В Цюрихе мы помогли принцу Али, добавив в его сценарий несколько своих реплик. Мне
понравилась эта его фраза: «Я продолжаю верить в силу единства и ее способность дальше
развивать футбол», потому что никто из нас не в курсе, что она означает, поэтому с ней не
поспоришь.
К счастью, принц Али не станет для нас проблемой, потому что недавно мы нашли ему
постоянную работу. Будем надеяться, что он не превратится в очередного Макуди. Как он
сохраняет свою должность футбольного босса в Таиланде, поистине меня поражает. Обвине-
ния в его адрес сыплются буквально отовсюду. Нам всем есть чему поучиться у него в плане
живучести. С тех пор как мы избавились от бин Хаммама, в Азии появились новые лица, но
мы надеемся заставить их голосовать так, как нам надо. Дэвид Чунг из Папуа – Новой Гвинеи
хорошо вписался, как и Чжан Джилонг из Китая. Мы почти ничего о них не знаем, вот почему
на сайте исполнительного комитета о них так мало информации.
ОБОЖАЮ БРИТАНЦЕВ! У них есть традиция поставлять в ФИФА вице-президентов,
которые никогда не ставят нам палки в колеса. Последний такой, Джефф Томпсон, отказывался
давать прессе интервью.
Люди из УЕФА, восемь из которых числятся в моем исполнительном комитете, никогда
не могут ни о чем договориться. Я надеюсь, что Мишель Платини обратит на меня внимание.
Если я пойду на очередные выборы, я рассчитываю забрать себе голоса большинства стран
Центральной и Восточной Европы, балующихся договорными матчами.
В 2002-м я смог убедить испанца Вильяр Льону поддержать меня, и я сомневаюсь, что он
изменит себе впредь. Д’Оге из Бельгии никогда не заупрямится, Лефкаритис с Кипра, кажется,
слишком занят УЕФА и собственным бизнесом. Я слышал, что он пользуется популярностью
в Персидском заливе.
Уорнер и Блейзер ушли, но есть Рафаэль Сальгеро из Гватемалы, которого выбрал Уор-
нер￿


*)
';;/:,  '( ,*'!;' '*я
– Джефф Уэбб и Сунил Гулати, банкир и преподаватель экономики, так и не смогли заметить,
что их предшественники воровали в промышленных масштабах.
Должен признать, я скучаю по Ивану Славкову. Человек, преданный сталинистскому
режиму Болгарии, а потом и мне, представлял мир, в котором мне было уютно. Настоящий
бизнесмен, Иван организовал нелегальные поставки вооружений режиму апартеида, естествен-
ным образом приспособился в МОК и всегда был готов принять взятку от заявочных комите-
тов городов, претендовавших на проведение Олимпиады.
Всего этого как раз хватило Ивану для того, чтобы войти в состав комиссии по рефор-
мам 2000 года, которую МОК учредил после скандала в Солт-Лейк-Сити в 1999-м. Он сидел
рядом со мной и нашим дорогим бывшим лидером Жоао. Мы познакомились с еще большим
количеством людей, олицетворяющих собой олимпийские идеалы, такими как Шейх Ахмад
из Кувейта, Рене Фазель из Швейцарии, ирландец Патрик Хики, а также Генри Киссинджер,
Карлос Нузман и Пал Шмитт из Венгрии.
Я стоял плечом к плечу с Иваном до самого конца. В 2004-м эти ублюдки из «Панорамы»
тайком засняли Ивана накануне афинской Олимпиады в тот момент, когда он выклянчивал
взятку за помощь на выборах города Олимпиады-2012.
[МОК пришлось отлучить Славкова от спорта, так что до Афин он не добрался. «Мы
сожалеем, что его с нами нет,  – сказал тогда Блаттер.  – Мы верим в концепцию презумп-
ции невиновности. Для ФИФА он остается президентом Болгарского футбольного союза, и
мы собираемся отправить ему письмо с подтверждением этого». Со временем всем пришлось
избавиться от проблемного Ивана.]

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 145 КОГДА Я ПЛАНИРОВАЛ новую штаб-квартиру ФИФА, я позаботился о том, чтобы
для членов исполнительного комитета были закуплены самые дорогие кресла из имевшихся на
рынке. Наши новые девчонки (я все время забываю их имена) и старички поистине обожают их.
После долгого перелета в Цюрих они частенько засыпают. Почти никто из них не беспо-
коится по поводу повестки дня, потому что она мало касается их лично. Некоторые из них
проворачивают различные операции в своих конфедерациях, и я думаю, что большинство из
них прилетает сюда, чтобы побыть подальше от жен, а заодно выставить мне громадные счета
за расходы, которые я с радостью покрою. Они просыпаются к обеду, и после принятия пищи
многие опять возвращаются ко сну. Через пару часов я бужу их, и армия наемников ФИФА
везет их в шикарные отели, чтобы они могли переодеться и отужинать в самых дорогих ресто-
ранах мира.
АВТОР слышит и другой голос из финансового департамента, который шепчет ему: «Ты
помнишь, как я говорил, что множество членов исполкома мухлюет с деньгами на ежедневное
содержание и расходами на билеты. Они утверждали, что летали еще куда-то и запрашивали
возмещение на полет первым классом без необходимости предоставлять квитанции и билеты.
XXXXXXX и Уорнер тоже так делали, причем постоянно. XXXXXXX даже как-то запросил
компенсацию дважды! Когда он путешествовал по поручению МОК, он проехал через Цюрих,
дабы иметь возможность повторно потребовать возмещение расходов!
Большинство этих ребят никогда не информировали налоговые учреждения своих стран
об этих дополнительных денежных выплатах и побочном источнике дохода, который в легкую
мог достигать суммы в 30–50 тысяч долларов в год – и я говорю только о суточных!»
САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ матчи в мире – матчи английской премьер-лиги. Их всегда
показывают по телевизору. Ох, я ошибся в названии! Точнее матчи премьер-лиги Barclays.
Банк Barclays говорит, что дарит футбол болельщикам. Что еще дарит миру Barclays?
В последние годы судьи Америки и Соединенного Королевства суммарно оштрафовали
Barclays на сумму более 2,2 миллиарда долларов за нарушение законов о санкциях, граби-
тельское отношение к клиентам, мошенничество на рынке и уход от уплаты налогов. В числе
допущенных банком нарушений также инсайдерская торговля, завышение тарифов и крайне
сомнительные сделки по купле-продаже. Дальше еще хуже. Barclays выплатил сумасшедшие
5,1 миллиарда долларов клиентам, которых ободрал на других сделках.
Их деятельность также расследуют в Америке по подозрению в нарушении Закона о кор-
рупции за рубежом, что может привести к очень крупным штрафам. Но они не знают, что такое
стыд. В день, когда я пишу эти строки, Barclays сделал заявление о том, что сокращает штат
на 12 тысяч рабочих мест и при этом повышает размер бонусных выплат и так состоятельным
топ-менеджерам.
Чтобы отвлечь внимание общественности от своего антисоциального поведения, они
решили купить себе новый имидж. За скромные 40 миллионов долларов в год они получают в
свое владение английскую премьер-лигу. Их логотип всюду, на каждом экране во всех спорт-
барах земного шара. Как можно ненавидеть банк, который, как тебе говорят, приносит в твой
дом любимую игру? Итальянский философ-марксист Антонио Грамши высказался на эту тему
предельно точно: «Как можно устроить революцию, когда вражеская застава прямо у тебя в
голове?»
Barclays полностью прибрал к своим рукам игру. Официальное трофейное турне пре-
мьер-лиги Barclays началось в Манчестере в августе 2011-го, далее маршрут был проложен по
всему земному шару: Куала-Лумпур, Бангкок, Гонконг, Доха, Дубай и Абу-Даби. Еще больше
достопримечательностей фанатов ждет в Северной Америке и Африке. Болельщикам предла-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 146 гают возможность пережить то, «что будет лишь раз в жизни», то есть «приблизиться к офи-
циальному трофею премьер-лиги Barclays».
Если вам не удастся подойти близко к трофею премьер-лиги Barclays, вы всегда можете
принять участие в трофейном турне Чемпионата мира ФИФА от Coca-Cola. Сфотографируй-
тесь с кубком в 90 странах мира. Проект был запущен в Рио неподалеку от статуи Христа-Спа-
сителя, что вроде бы благословляло эту затею. Теперь же кубок находится в стране недалеко
от вас, куда его привез огромный реактивный самолет, раскрашенный в красный цвет и загру-
женный тоннами оборудования. Как утверждается, на борту также находится единственный и
неповторимый Кубок мира, к которому приглашают подойти улыбающиеся зазывалы.
По всему миру расходятся снимки с турне, на которых все участники действа так же
радостно улыбаются. Работают танцоры, играют группы, поют певцы и опять – улыбки нон-
стоп. Некоторые женщины одеты лишь в перья и крошечные бикини. То и дело появляются
звезды футбола на пенсии, которые за хорошую награду также демонстрируют свои натрени-
рованные улыбки. Спустя какое-то время понимаешь, что любимыми моделями фотографа не
могли стать взрослые с дефектами прикуса и дети с брекетами (одному ребенку все-таки уда-
лось проскользнуть в давке в Колумбии). Турне Coca-Cola превратилось в турне под лозунгом
«Нам не нужны дантисты».
Все это может ввести вас в заблуждение. Coca-Cola настолько чувствительна ко всем этим
бесконечным обвинениям на почве того, что их газировка наносит ущерб зубам, что запустила
специальный веб-сайт на эту тему. Их ответ: «Правильная, сбалансированная диета». Как это
должно нейтрализовать сахар и фосфорную кислоту – не объясняется. Проблемы с ожирением
и диабетом у потребителей напитка еще только предстоит обсудить. А пока – продолжайте
улыбаться.
СТАРЫЕ ДОБРЫЕ РЕБЯТА на заводе Coca-Cola в Атланте безжалостно продвигали
свой сладкий шипучий напиток по всему миру. Они в числе умнейших бизнесменов планеты.
Интересовались ли они когда-нибудь тем, откуда ISL брала деньги на взятки для ФИФА? Ком-
пания ISL в Швейцарии не имела никаких других доходов, кроме как от продажи с молотка
спортивных прав. Они не торговали недвижимостью или автомобилями. Только отмывали
чеки от клиентов-бизнесменов для ФИФА.
Год за годом Coca-Cola тратила миллионы на приобретение права называться спонсо-
рами ФИФА, или «партнерами», как правильнее говорить. Они платили деньги ISL. Понимали
ли они, что какая-то часть средств утекала в виде откатов жуликам из ФИФА, чтобы те про-
должали раздавать контракты? Чуяли ли ребята из Атланты коррупционное зловоние и смрад
взяточничества, когда оказывались в одном помещении с Жан-Мари Вебером, Блаттером, Тей-
шейрой и Авеланжем? Многие другие, не такие умные, как они, замечали этот запашок.
Будучи глобальными игроками, ребята из Coca-Cola сталкивались со всеми возможными
способами запятнать их репутацию, к которым прибегали продажные бизнесмены и политики
по всему миру. Что же заставляло их закрывать глаза на коррупционные отношения между
ФИФА и ISL? За десять лет до крушения ISL в 2001-м я обсуждал эту тему в барах по всему
миру со спортивными чиновниками, маркетологами и другими журналистами. Мы знали об
этом, но у нас не было доказательств.
Ладно, давайте будем милостивы к Coca-Cola. Они никогда не знали о том, что их дол-
лары крались жуликами, продававшими им права. Но когда ISL затонула в 2001-м, СМИ пест-
рели обвинениями в коррупции. Истории о взяточничестве опять всплыли, когда проходил суд
по делу Авеланжа/Тейшейры/Блаттера. И появились вновь в ноябре 2010-го, когда я опублико-
вал список взяток на 100 миллионов и назвал имена. Coca-Cola и другие «партнеры» хранили
молчание. Но у них есть то, что им нужно, – логотип Чемпионата мира на всех этих бутылках,
банках, картонных коробках и рекламных билбордах.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 147
ФАНАТЫ ШУТЯТ, что ФИФА – это мафия. Но это вовсе не шутки – доказательства
демонстрируют, что правящая шайка Блаттера имеет все признаки организованной преступной
группы. У нее есть сильный и безжалостный лидер, иерархия, строгий кодекс поведения для
членов и, самое главное, общая цель – власть и деньги, добывать которые они не стесняются
незаконными и безнравственными способами.
Блаттер и его исполнительный комитет никогда не критикуют своих коллег по цеху, когда
их преступления становятся достоянием общественности. Восемь человек, покинувших испол-
ком за последние годы? Ни слова осуждения в их адрес. Весь остальной мир набросился на
этих воров и мошенников. Но ни звука не донеслось из Цюриха. Ни слова разочарования в
деятельности Жан-Мари Вебера, раздававшего взятки. Ему всегда рады на всех конвенциях и
съездах. Тут кроется ключ к пониманию действий блаттеровского исполкома. Их коллективное
мнение таково: единственная ошибка, которую совершили все их коррумпированные коллеги,
состоит в том, что они попались.
Блаттер никогда не критиковал Уорнера или Блейзера – у обоих на него огромное коли-
чество компромата, они знают о его причастности к краже десятков миллионов долларов у
ФИФА. Блаттер смотрел в другую сторону, когда судья Лоретта Преска в манхэттенском суде
обвинила и Блейзера, и Жерома Вальке в лжесвидетельстве по делу Visa в 2006-м.
Поднялся шум на весь мир, и со временем Вальке был «уволен»  – так сказал Блаттер.
Вальке перешел на работу к Тейшейре в Бразилии на несколько месяцев, где выбирал города и
их новые стадионы, обсуждал политические и бизнес-альянсы и контракты на ЧМ-2014. Как же
возможно, что Жером Вальке не понимал того, что знала вся Бразилия: что Тейшейра – «Впе-
чатляющий кровососущий вампир, вцепившийся в глотку мирового футбола, неустанно пере-
гоняющий его кровь во что угодно, по запаху похожее на деньги». (Спасибо, Мэтт Тайбби!)
Их работа сделана, бразильские налоги свободно потекли из национальной казны в тем-
ные закоулки Бразилии и по всему остальному миру (о многих махинациях мы можем никогда
и не узнать), а Вальке вернулся в Цюрих, был повышен до генерального секретаря и следующие
несколько лет плотно сотрудничал с бразильским вурдалаком, пока мы наблюдали за тем, как
раздувается смета турнира 2014-го.
Но все-таки мы спросим, почему Жером Вальке был так счастлив поработать с вором
мирового масштаба и никогда, ни разу не высказался критически в его адрес? Есть ли в их
отношениях что-то такое, о чем нам только предстоит узнать? Существует ли репортер, кото-
рому хватит смелости задать неудобные вопросы на пресс-конференции Вальке? Я лично не
могу это сделать, ведь мне запретили ходить на них больше десяти лет назад. Они не хотят слы-
шать подобные вопросы в ходе заседаний, транслируемых на весь мир, – это было бы оскор-
бительно по отношению к тем дружественным им журналистам, которые всякий раз поражают
всех робкой глупостью своих вопросов.
Амос Адаму считался известным вором, присваивавшим футбольные деньги в Африке
задолго до того, как его приняли в теплые объятия исполкома. Леос был впервые упомянут в
связи со скандалом вокруг ISL в 2006-м, но ему разрешили остаться и продолжить обдирать
ФИФА еще семь следующих лет. Федор Радманн был замешан в том, что в итоге оказалось
грабежом австралийских налогоплательщиков, а ФИФА до сих пор бронирует для него рейсы
по всему миру. Тейшейра был разоблачен в 2001-м, и Блаттер подарил ему Чемпионат мира, на
котором можно было нажиться еще. Президент никогда не дистанцировался от этих жуликов,
но этого и следовало ожидать: он получает выгоду от того, что возглавляет правящий режим
жулья. Они все – братья по крови.
Меня часто спрашивают: «Вы столько рассказали о коррупции в ФИФА, как же так
вышло, что Блаттер до сих пор у власти?» Вот ответ: неважно, что болельщики, репортеры или
политики думают или говорят об этих жуликах, Блаттер – неприкасаемый.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 148 Он контролировал шесть семей, разбросанных по всему миру. Эти семьи – континен-
тальные конфедерации. У Блаттера есть огромная власть над другими, которую дает ему
покровительство, а финансируется все это миллиардными прибылями с Чемпионата мира. Он
использует эти деньги, чтобы задабривать представителей 209 связанных с ним национальных
ассоциаций, которые с радостью проголосуют за то, чтобы он остался у власти. Смазкой для
этого механизма служат многомиллионные долларовые «гранты на развитие», которые мало
кто подвергает проверкам, а также доступ к колоссальному количеству билетов на чемпионаты
мира, которые можно реализовать за наличные на черном рынке, и зачастую с заработанного
даже не надо уплачивать налоги. Все, чего он просит взамен, – верности, преданности у урны
для голосования и молчаливого согласия в конгрессе.
Для многих президентов национальных федераций Блаттер – лучший президент, кото-
рого только можно купить за деньги. Нет никакой причины убирать его. Блаттер навсегда!
Ключевой момент здесь в том, что несогласий в этой огромной международной органи-
зации почти никогда не бывает. Блаттер утверждает, что их конгресс – «парламентская» орга-
низация, но по сути ФИФА – эталон антидемократического института.
Когда появляются какие-то проблемы, Блаттер вызывает на подиум своих ручных пресс-
агентов, часто представляющих крошечные страны, где футбольная деятельность зачастую ста-
новится уделом маргиналов, оскорбляющих ее критиков. Это выглядит демократично, но на
самом деле демократии тут не больше, чем на Народном Конгрессе в Пхеньяне. Мой люби-
мый заголовок с этих корейских съездов звучит так: «Идеальное единение лидера и народа».
Подобные фразы легко отыскать на www.fifa.com.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 149  
20
Вся банда в сборе в Сан-Паулу
А за окном – жертвы грабежа ФИФА
 
Экспоцентр Transamerica, Сан-Паулу, 10 июня 2014 года. Президент почти готов выйти
на свет софитов. Осталось несколько минут, чтобы поговорить за пределами сцены с персо-
нальными гостями. Последний раз он возглавлял конгресс в Латинской Америке в июле 2001
года, это было в Буэнос-Айресе. Целый взвод спичрайтеров, стилистов и визажистов вылетел
сюда из Европы за солидные деньги, которые племянник Филипп и его коллеги по McKinsey
выделили на подготовку президентского перфоманса. В тот день он уничтожил своих крити-
ков.
Тут повсюду слезоточивый газ, президент не до конца уверен в том, что его делегаты и
их автобусы добрались до здания экспоцентра через все эти толпы протестующих с баннерами
«Мы хотим школы и больницы в масштабах ФИФА». В мировых выпусках новостей все это
будет выглядеть просто ужасно. Конная полиция атакует демонстрантов, видны взмахи дуби-
нок, слезоточивый газ распыляется прямо в лица протестующих. Кое-кто из представителей
национальных ассоциаций остался в отелях с пачками билетов, ожидая иностранных дельцов
с сумками наличных.
Где же делегаты из Израиля и Палестины? Если они не сядут рядом друг с другом хотя
бы на групповой фотографии, можно будет попрощаться с Нобелевской премией мира. Да еще
эти варвары-полицейские за окном не добавляют очков.
Неужели протекция начинает слабеть? От Белого дома до Елисейских Полей, от Дау-
нинг-стрит до Ведомства федерального канцлера в Берлине, политики повсюду преклоняли
колена перед ФИФА. Когда-то. Никакая полиция за пределами Цуга не смела связываться с
ней. Через два дня президент рассчитывает увидеть, как главы мировых государств и прави-
тельств выстроятся в шеренгу, чтобы отдать ему дань уважения на его Чемпионате мира. Но
станут ли они рисковать, ведь они могут попасть под пары слезоточивого газа? Подтвердили
ли они свои рейсы в Гуарульюс? Путин должен приехать, следующий турнир пройдет в Рос-
сии. Но не проинструктирует ли он своего личного врача выписать ему освобождение в духе:
«Сожалею, что не смог присутствовать»?
Проблемы повсюду. Завтра должна состояться пресс-конференция. Не полетит ли в меня
ботинок из журналистских рядов?
ПЛЕМЯННИК ФИЛИПП – сын, которого у меня никогда не было, – тоже здесь. Ну разве
не славно у него идут дела! Разве не здорово он выглядит! Вы и не поверите, что ему уже
50! Филипп крепкий парень, настоящий Железный Человек. Филипп столько у меня перенял,
когда десять лет назад привел свою команду из McKinsey в офисы ФИФА, чтобы заняться
там перетряхиванием бухгалтерии и системы менеджмента. Я заплатил McKinsey миллионы
франков за это. Филипп перешел на работу в Infront, а его друг и коллега Маркус Каттнер, как
вы помните, покинул McKinsey, чтобы стать нашим финансовым директором. В футбольной
семье мы называем это синергией.
Филипп многому научился, когда McKinsey получила контракт на консультирование
заявочного комитета Марокко, претендовавшего на проведение Чемпионата мира-2010. Я
никогда не верил слухам о том, что правительство Марокко платило взятки моим коллегам по
исполкому. Если бы такое было, Филипп рассказал бы мне. Как рассказал бы и Алан Ротенберг
из Лос-Анджелеса, который также работал над продвижением их заявки. Совершенно невоз-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 150 можно поверить в то, что Марокко на самом деле набрало на два голоса больше, чем ЮАР во
время тайного голосования. Мне бы сразу сказали.
Мы отдали Infront контракты на продажу телеправ в Азии, Америке и Канаде до самого
Чемпионата мира-2022 включительно. Мы дали им и другой контракт на телевизионное осве-
щение турнира, на передачу фото и фрагментов с турнира мировым телевизионным сетям,
а сверх того, еще и контракты на менеджмент стадионов и отельное размещение. Они осу-
ществляют продажу материалов из нашего киноархива чемпионатов мира, а это стоит неде-
шево! Почему никто не верит, что я никак не был причастен к распределению этих контрактов
ФИФА? О чем мы говорим на собраниях семьи Блаттеров? Это дело исключительно нашей
семьи.
Преемственность чрезвычайна важна, вот почему компания Филиппа Infront располага-
ется в тех же роскошных офисах в Цуге, где когда-то в старые добрые Жан-Мари Вебер зани-
мался распределением денег на взятки. Три года назад Infront, очень высоко котировавшаяся на
рынке благодаря своим эксклюзивным сделкам с ФИФА и братьями Биром, была приобретена
частным акционерным обществом Bridgepoint. Среди их активов еще польская кондитерская,
сеть магазинов одежды, производство сэндвичей и сеть стоматологических клиник. Они также
занимаются мотогонками и владеют целым штатом репетиторов. Они пытаются получить кон-
троль над государственными медучреждениями в Великобритании. Плюс занимаются судовой
инженерией, холодильными установками в Австрии и платят огромные суммы политикам за
то, чтобы те выступали с речью на их конференциях. Кроме того, они наняли репортера с BBC
TV, а он писал для их глянцевого корпоративного журнала.
А ВОТ ДРУГОЙ ПАРЕНЬ, который отлично понимает механизмы работы акционерных
обществ, он эксперт в вопросах слияний и поглощений. Позвольте мне представить вам моего
швейцарского соотечественника Доменико Скалу. Он идеальная кандидатура для того, чтобы
занять пост главы нашего целиком и полностью независимого комитета ФИФА по аудиту и
контролю качества. Его деятельность абсолютно прозрачна, никто не может оказывать на него
давление – и Доменико пообещал мне, что не раскроет информацию о моей зарплате, бонусах
и расходах.
В Швейцарии у Доменико великолепная пресса. Он нанял своего собственного пресс-
агента – я думаю, что это он вон там общается с репортерами, – и у ФИФА еще никогда прежде
не было такой хорошей рекламы в СМИ. Доменико преподносят как реально крутого парня,
который зорко следит за всеми жадинами из моего исполкома. Репортеры пишут то, что им
говорят. Он очень классный, а все потому, что Андреас неустанно полирует его публичный
имидж до блеска. Андреас куда эффективнее Вальтера де Грегорио, работающего на меня. Я
меняю своих пресс-агентов, как автомобили, каждые два-три года. Когда Доменико пойдет на
повышение, может быть, я смогу переманить Андреаса, чтобы он делал ту же работу для меня.
Доменико возглавляет комитет из трех человек, который я создал для контроля над своей
зарплатой. В него входят он, Хулио Грондона и другой швейцарец, о котором вы никогда не
слышали, он уважаемый консультант в Citibank Private Banking в Женеве. Этот парень также
задействован в другой компании в Женеве, которая утверждает: «Мы работаем на высочай-
шем уровне лидерства, чтобы вносить осязаемый вклад в бизнес в долгосрочной перспективе».
Звучит как девиз человека, способного повысить мой уровень доходов.
Долгие годы Доменико стоял во главе финансовых департаментов крупных фармацевти-
ческих компаний, таких как Roche, Nobel Biocare, Basilea Pharmaceutica, и даже поработал в
Nestle. Он был важной фигурой в Syngenta, агрохимической компании, которая (запомните
это) привозила свою продукцию сюда, в Бразилию. Доменико – настоящее дитя кипучего кор-
поративного капитализма Швейцарии, и мы обожаем его! Десять лет назад мудрые господа на

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 151 давосском экономическом форуме, ну вы их знаете, назвали его молодым лидером мира. А
этим банкирам, ипотечным брокерам и торговцам бондами можно доверять.
Он – подарок ФИФА от больших брендов, он помогает нам, внимательно наблюдая за
тем, чтобы скандалы не выходили из-под контроля. Одним из первых его заявлений в традици-
онно бескомпромиссном интервью, которое мы организовали для www.fifa.com, стало это: «Я
думаю, что стандарты финансовой отчетности здесь очень высоки. По сути, ФИФА предостав-
ляет свои финансовые показатели в соответствии с международными бухгалтерскими стандар-
тами… я думаю, что мы начинаем с очень хорошей позиции». Эти слова облегчили жизнь жур-
налистам, получающим новости от нас. Разумеется, в реальном мире международного бизнеса
главы корпораций обязаны раскрывать информацию о своих доходах и бонусных выплатах, но
только не в нашей ФИФА.
Один суровый критик сказал: «Скала будет исполнять в футболе публичную роль вни-
мательного и угодливого метрдотеля на пиршествах Блаттера». Я считаю, что говорить так
несправедливо. Профессор Пьет отзывается о Доменико очень высоко, а мне этого достаточно.
Есть в Доменико одна беспокоящая меня деталь. Он может знать что-то, чего не знаем мы. В
мае прошлого года в неформальном разговоре он упоминал о расследованиях, начатых ФБР и
Налоговым управлением США. Я немного занервничал.
Было очень кстати, что Доменико дал свое благословение прошлогоднему финансовому
отчету, который мы представили на конгрессе на Маврикии. В отчете содержалось 106 стра-
ниц, и настоящим облегчением для делегатов стало прочитанное ими на восьмой странице
заверение от Дона Хулио, что он держит все расходы под надежным контролем, так что «мы
можем продолжать напрямую инвестировать средства в игру». Ничего больше им и не нужно
было читать.
Я не думаю, что все делегаты до единого поняли разделы вроде «Анализ оборота», «Бух-
галтерский баланс», «Развитие резервов», «Структура оборота и инвестиций»: мелкий шрифт,
много строк и уйма круговых диаграмм. Так что, вероятно, они и не заметили, что размер
инвестиций на футбольное развитие снизился с 183 миллионов долларов в 2011-м до 177 мил-
лионов в 2012-м. Это лишь 15,2 % всего оборота. Маловероятно, что делегаты осознали, что
несколько лет назад ФИФА тратила 18,95 % своих доходов на развитие игры.
Но зато совокупный доход вырос с 1,07 миллиарда в 2011-м до 1,166 миллиарда, так
что теперь мы можем тратить больше на себя! Например, 24 члена исполнительного комитета,
плюс несколько топ-менеджеров, работающих на нас, положили в свои карманы 33,5 миллиона
долларов в 2012 году. По сравнению с 29,5 миллиона за предыдущий год однозначно наблю-
дается рост . Футбол – это хорошо для нас, мы практически удвоили размер своих вознаграж-
дений по сравнению с 2007 годом, когда заплатили себе 18,9 миллиона долларов!
В нашем недавнем финансовом отчете я провернул тот же самый трюк. Сегодня марио-
нетки в конгрессе безо всяких обсуждений его утвердят.
В этом году я увеличил объем отчета со 106 до 142 страниц, засорив его огромным коли-
чеством скучной информации о наших комитетах и том, чем они занимаются. Это должно
убаюкать наших делегатов задолго до того, как подадут обед. Отчет, как и всегда, украшен
сбивающими с толку графиками, диаграммами и таблицами.
Весь текст на шестой странице обрамляет мою фотографию, что использовалась и в про-
шлом году. Я не старею! В этом году мой слоган, написанный очень крупным шрифтом, таков:
«МЫ ДОСТИГЛИ ОЧЕНЬ ВЫСОКИХ УРОВНЕЙ ДОВЕРИЯ, ПРОЗРАЧНОСТИ И ФИНАН-
СОВОГО КОНТРОЛЯ».
Мое письмо делегатам вы найдете на следующей странице. «Дорогие друзья футбола, –
говорю им я,  – мы завершили практически все аспекты процесса реформирования системы
управления ФИФА».

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 152 Им на это плевать. Что понравится им, так это следующее предложение, где я объявляю,
что «объем наших прямых дотаций на развитие ассоциаций-членов превысил отметку в мил-
лиард долларов».
На восьмой странице помещено прошлогоднее фото Грондоны – надо проверить, по-
моему, этому снимку, как и моей фотографии, уже лет десять – а рядом очень крупная надпись
(иначе страница казалась бы пустой): «МЫ ПРОДОЛЖАЕМ УВЕЛИЧИВАТЬ РЕСУРСЫ,
КОТОРЫЕ ВОЗВРАЩАЕМ В ИГРУ».
Это, должно быть, правда, потому что на следующей странице изображен мой люби-
мый счетовод, Доменико Скала, и он заявляет: «ФИФА ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛА СВОЮ
ГОТОВНОСТЬ ВЗЯТЬ НА ВООРУЖЕНИЕ НАИЛУЧШИЕ МЕТОДЫ УПРАВЛЕНИЯ».
Накануне публикации я надиктовал заявление для прессы: «Как некоммерческая орга-
низация, следующая своей миссии по развитию игры, объединению мира посредством уни-
кальных международных турниров и строительству лучшего будущего через футбол, ФИФА
делится с мировым футбольным сообществом таким количеством зарабатываемых денег,
каким только возможно».
Марионетки, и я включаю сюда журналистов-иностранцев, занявших тут места для
прессы, вполне удовлетворены этим и не тратят свое время на внимательное прочтение финан-
сового отчета. Мы вкладываемся в развитие футбола вовсе не так щедро, как утверждаем.
Наши доходы увеличились почти на 200 миллионов долларов, но мы подняли расходы
на развитие футбола лишь на жалкие 6 миллионов. По сравнению с предыдущим годом, это
увеличение составило 3,4  %. Совокупные расходы на развитие вновь упали – с 17,48  % до
15 %, но национальные ассоциации, голосующие за меня, не заметят, что им достался меньший
кусок пирога!
Как только футбол принес эту жертву, у нас оказалось достаточно денег, и в итоге они
распределились между мной и высшими руководителями￿'A
@
'
'B
'
;
;ь
выросли, на 8,4 %, достигнув отметки в 36,3 миллиона долларов. Гол!
ТУТ У МЕНЯ ПОВСЮДУ ДРУЗЬЯ! Поздоровайтесь с Роном Ноублом, еще одним моим
гостем в Бразилии, Рон – начальник американского отделения Интерпола, он может напрямую
контактировать с любым полицейским Земли. Я с большим удовольствием передал ему чек на
20 миллионов долларов для Интерпола в 2012 году, настояв на том, что это наша посильная
помощь в преследовании организаторов договорных матчей.
Я могу лишь надеяться, что Рон решит не тратить время на расследование всех этих
решений, принятых во время Чемпионата мира-2002, когда скромная Корея каким-то обра-
зом выбила из турнира Италию и Испанию. У Рона в Интерполе есть программа «Честность
в спорте», и мы все были довольны его переизбранием на должность генерального секретаря
Интерпола в Дохе, произошедшим за три недели до того, как Катар получил право на проведе-
ние Чемпионата мира-2022. Нет! Больше никаких шуток про Катар, они раздражают нас всех
– и расстраивают катарскую делегацию, которая привезла нам такие приятные подарки.
Когда мы вручили ему 20 миллионов долларов на будапештском конгрессе в 2012 году,
Рон благородно ответил: «Ни один объективно настроенный человек не может аргументиро-
ванно усомниться в том, что правление ФИФА предприняло серьезные шаги по борьбе с кор-
рупцией, по внедрению честного управления и повышению прозрачности в футболе».
Да, главный коп мира сказал это самолично…
Рон отлично проведет время со старыми друзьями здесь, в Бразилии. Он работал над рас-
следованием иракских схем «нефть в обмен на продовольствие» вместе с профессором Мар-
ком Пьетом и Майклом Гарсией. Майкл также был вице-президентом Интерпола.
Мне нужно было сохранять невозмутимое выражение лица, когда я сказал репортерам,
что «у меня даже права нет» обсуждать эти задокументированные обвинения. И они прогло-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 153 тили эту чепуху! Я переписал этический кодекс, чтобы мне больше не пришлось отвечать на
сложные вопросы, вот же ловкий ход моего гениального разума!
Разумеется, когда придет время окончательно избавиться от Катара – а оно так или иначе
настанет, – тогда я скажу Рону, чтобы он представил все в лучшем виде.
Я ДОЛЖЕН ТОРОПИТЬСЯ. Скоро явится очередной президент. Но давайте все прояс-
ним – футбол любит меня. Спросите у Кайзера, Франца Беккенбауэра, он стоит вон там. О
боже, с ним и Федор Радманн. И Питер Харгитей, мой личный советник по СМИ, он тут с
сыном Стиви. Эти трое не пользуются популярностью в Австралии. Но Питер проделал вели-
колепную работу для меня, последние десять лет отвлекая внимание репортеров от истории
вокруг ISL. Он показал себя блестящим кризис-менеджером.
Я прошу их сегодня держаться в тени, но Харгитеи всегда ищут новые бизнес-возможно-
сти для себя. Я дал им денег, потому что Питер сказал, что у него родилась отличная идея для
хитового фильма. Он сказал мне, что лучшей репликой актеров по сценарию будет эта: «Ух
ты, детка, все эти твои изгибы и отсутствие тормозов говорят мне, что тебя можно обработать
сзади». Я не был уверен, что это будет хорошей инвестицией для ФИФА, и у меня сердце в
пятки ушло, когда я услышал название фильма – «Красоткам нравятся геи» («Chicks Dig Gay
Guys») . Их кино провалилось. Они отправились на Kickstarter в надежде собрать еще 30 тысяч
на свой проект, но им пожертвовали только 1307 долларов.
Я больше не могу это терпеть. Вот Лес Мюррей, футбольный комментатор из Австралии.
Он близок к Харгитею и тому миллиардеру Фрэнку Лоуи. Этот чокнутый как-то написал, что
я «безнадежный идеалист».
Ох, перед тем как я поднимусь на сцену, нужно сфотографироваться с Жеромом Шампа-
нем, с которым мы обмениваемся рукопожатием на камеру. Все делегаты увидят, что я благо-
словляю его. Пусть он будет в кадре, пусть будет в игре. Он недавно опубликовал три серьезных
и безумно скучных заявления о том, почему следует поддержать меня как президента. Всего
в них набралось 9600 слов, и ни слова критики в мой адрес. Слово «коррупция» встречается
в тексте дважды, но в обоих случаях в ней обвиняют силы за пределами ФИФА. Хороший
мальчик!
Если этот Чемпионат мира окажется провальным, мне конец. Но Платини нужно остано-
вить. Если Шампань займет мое место, я попрошу его держать все документы в секрете. Уходя,
я еще смогу организовать ему достаточно голосов поддержки, чтобы он взял бразды правления
после меня. Точно так же, как мы это сделали с Авеланжем в 1998-м.
О господи! За окном стрельба.
ПРЕЗИДЕНТ Дилма РУСЕФ входит в сопровождении телохранителей. Они выглядят
взволнованными, но стреляли не они, а полиция, пытавшаяся таким образом утихомирить
мирных демонстрантов. Двигаясь в самой середине своей делегации, Дилма проходит к сцене.
Футбольный президент протягивает ей руку, но телохранители с суровыми лицами не подпус-
кают его к настоящему, демократически избранному президенту. Она поднимается на подиум
и внезапно захватывает внимание всего зала, ее изображения выводят на два видеоэкрана
позади нее. Телохранители уходят за кулисы.
Дилма окидывает взглядом ряды делегатов, они ожидают от нее мягких слов привет-
ствия, после которых они смогут вернуться к своим делам по продаже билетов на черный
рынок. Она выглядит очень серьезной. Русеф поправляет очки и начинает говорить:
«Мы надеялись достигнуть гармонии, но ФИФА и БКФ принесли нам только распри и
коррупцию. Сегодня я хочу объяснить вам, почему наша нация любителей футбола и болель-
щиков не уверена, что рада вас здесь видеть. Вам, должно быть, уже рассказали, как вы испо-
ганили нашу прекрасную игру. Ваш президент – и она поворачивается, смотря прямо на Блат-

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 154 тера,  – избегает встреч с обычными фанатами. С сегодняшнего дня он должен выбраться из
своего пузыря иллюзий и услышать голос простых людей, от лица которых я сегодня говорю.
Около 40 лет назад, в мрачное время, когда нашей страной правили военные диктаторы,
некоторые из нас сражались против них, выступая за дело демократии. Мы тогда прочитали
немало трудов о политической теории, и, оглядывая это собрание, это стариковское сборище,
слишком долго пребывавшее у власти, я вспоминаю слова Антонио Грамши, который емко
описал все то, что сейчас творится с людьми, контролирующими футбол. Он сказал: «Кризис
складывается как раз потому, что старое отмирает, а новое не рождается￿;D
8';е
наружу всплывает огромное многообразие симптомов заболевания».
Жозе Мария Марин – один из них, и мы более не хотим видеть его в общественной жизни
страны. Сеньор Марин, будьте любезны, покиньте помещение».
Марин выглядит как кролик, выскочивший на оживленную трассу. Малуф ему больше
не помощник, Сержиу Флери давно нет, а его палачи не сумели сломать эту сильную женщину.
Зачарованный ее харизмой – и сопровождаемый колючими взглядами ее телохранителей –
он находит в себе силы подняться и покинуть зал. Футбольные чиновники раскрыли рты в
изумлении. Такую женщину в свой исполком они бы не приняли. В дальнем конце зала кто-то
из старых репортеров посмеивается, они помнят Владо.
Все поняли ее настрой, и Дилма возвращается к своему сценарию. Она вложила много
труда и чувства в то, что собирается сказать сегодня.
«Во-первых, я хочу выявить все недостатки нашего футбола. Затем мы начнем их
выправлять. Я приветствую Альваро Диаса и Альдо Ребело и благодарю их за работу, которую
они проделали в Бразилиа в 2001-м, разоблачив коррупцию в БКФ и продажность Рикардо
Тейшейры».
Члены исполкома поеживаются. Они счастливо сосуществовали с вором из Рио на про-
тяжении двух десятилетий. Он все еще член их семьи. Блаттер пытается приподняться со сво-
его места. Он должен положить этому конец. Телохранитель наклоняется, кладет тяжелую руку
на его плечо и покачивает головой. Блаттер усаживается обратно.
«Конгрессмен Ребело и сенатор Диас предоставили веские доказательства того, как
деньги Nike использовались для развращения нашего футбола. Я собираюсь направить новый
запрос судебной власти, чтобы они подняли документы и допросили свидетелей, которые помо-
гут нам расследовать то, что происходило в БКФ с 2001 года, и почему Тейшейру и его подель-
ников никто не наказал. И я приглашу представителей Nike рассказать об обстоятельствах, в
которых шли их переговоры по контракту с БКФ в 1996 году.
Мы хотим внимательно выслушать хороших, честных людей в нашем футболе, которые
выскажут нам свое мнение о реформах, необходимых БКФ, об организации футбола в стране
и правах болельщиков, игроков и налогоплательщиков Бразилии. БКФ погрязла в коррупции,
она действует только в собственных интересах, и этому нужно положить конец. Демократиче-
ская база игры будет расширена, и куда более широкие слои граждан смогут голосовать на
выборах главы БКФ. Все эти изменения будут отражены в законе. Безнаказанность уйдет в
прошлое.
Мы потребуем, чтобы БКФ начала загрузку всех текущих и архивных документов в
Интернет. Всех: корреспонденцию, контракты, сведения о финансовых сделках, зарплатах,
расходах. Мы уже ввели подобную практику в правительстве и теперь вводим ее в спорте. Мы
назначим независимую комиссию, которая будет отслеживать все жалобы. У нее будут полно-
мочия раскрывать информацию».
Дилма поворачивается к Блаттеру и членам его исполкома, которые теперь выглядят
напуганными, ведь мысль о том, что подобная демократия в футболе положит конец их сытой
жизни, приводит их в ужас – и напрямую обращается к ним.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 155 «В октябре 2000 года, герр Блаттер, вы угрожали не допустить Бразилию к участию в
Чемпионате мира, потому что наш конгресс занимался расследованием коррупционной дея-
тельности Тейшейры. Даже и не думайте о том, чтобы вновь пригрозить нам. Члены ФИФА,
собравшиеся здесь, не захотят отменять матчи с участием наших прекрасных команд».
Она вновь поворачивается к сидящим в зале, которых набралось здесь около тысячи и
до всех них начинает доходить: Бразилия нужна им больше, чем они нужны Бразилии.
«Я не уверена, что Бразилия захочет отправлять свою сборную участвовать на Чемпио-
нате мира-2022, который будет проходить в стране, где профсоюзы запрещены законом, а ста-
дионы возводятся руками подневольных рабочих».
Дилма берет паузу, поворачивается на сцене и одного за другим осматривает Грондону,
Хаяту, Макуди, дель Неро, Уэбба, Гулати и Вальке. Чемпионат мира без Бразилии! Они поте-
ряют половину доходов от телевидения! Спонсоры разбегутся.
«Бразилия – дом современного футбола, так что мы должны прокладывать свой путь в
будущее настоящими реформами. Так называемый процесс реформирования ФИФА не привел
ни к чему, кроме того, что обеспечил дополнительной защитой геронтократию ФИФА, ответ-
ственную за скандалы. Ваше поколение подарило нам договорные матчи, коррупцию, грязные
приемы на поле, скупку голосов и взяточничество. Недавно я вспомнила, мы разминулись с
господином Жан-Мари Вебером в аэропорту. Его виза аннулирована. (Она окидывает взгля-
дом зал.) Где бы вы ни были сейчас, господин Вебер, пожалуйста, подайте заявление в поли-
цию о депортации из нашей страны».
Президент опускает глаза вниз, а потом вновь поднимает их на делегатов.
«Чтобы вернуть себе доверие, ФИФА должна последовать примеру Бразилии и все выло-
жить в Сеть. Мир имеет право видеть все банковские документы, все требования по покры-
тию расходов от вашего исполкома – с приложенными к ним квитанциями,  – счета за наем
президентских самолетов и полную отчетность о том, сколько литров авиатоплива ушло на
их обслуживание. Сколько получают директора департаментов? Каковы размеры их бонусов
– и за что им их дали? Какова стоимость расследования, проведенного Гарсией? Финансовые
отчеты должны стать читаемыми. ФИФА должна ясно понять, эти деньги – не ее деньги.
Не менее важны протоколы и видеозаписи с каждого заседания исполкома. Их можно
транслировать вживую в Интернете и навечно помещать в архив. Процедура голосования за
выбор страны – хозяйки Чемпионата мира должна стать прозрачной. Нужно вернуться в 2010-
й и изучить, как были поданы голоса. А затем организовать открытую процедуру повторных
выборов.
Другая важнейшая мера – публикация всех конфиденциальных «писем менеджмента»,
отправленных в ФИФА аудиторами KPMG с 1999 года. И назначение независимого уполно-
моченного по свободе информации, который будет обеспечивать раскрытие данных.
ФИФА должна проинструктировать все 209 национальных ассоциаций последовать ее
примеру. Весь мир денег ФИФА, ее политики и принимаемых ею решений можно загрузить в
Сеть уже к середине 2015 года, а оплатить все эти расходы теми колоссальными средствами,
которые ФИФА заработает в Бразилии. Любая национальная ассоциация, не соответствующая
стандартам, будет исключена.
Через год после того, как этот Чемпионат мира завершится, Бразилия может с гордостью
принять у себя конгресс мирового футбола, специально приуроченный к дебатам вокруг новой
структуры ФИФА. После этого можно установить дату новых президентских выборов.
Завтра я буду консультироваться с рабочей группой, в которую входят специалисты по
бухгалтерии, сметам и эксперты в области строительства, чтобы изучить детали подписанных
контрактов на постройку новых стадионов. Я ожидаю скорых результатов, и вся полученная
документация после этого будет загружена в Интернет. Я приношу свои извинения за все эти
манипуляции. Мы должны понять, что происходило в Южной Африке».

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 156 Она поворачивается к президенту: «Я закончила, а за дверью вас и ваших коллег ожидают
джентльмены из ФБР, они хотят задать вам пару вопросов».
Дилма складывает свои записи и, вместо того чтобы занять место на сцене, уходит в конец
зала. Один из репортеров предлагает ей присесть. В зале висит тишина. Блаттер и его испол-
ком пребывают в молчаливой ярости. Делегаты поражены. Затем репортер начинает хлопать в
ладоши. Все бразильцы подхватывают. Уж не снимать ли ботинок собрался этот нагнувшийся
журналист?

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 157  
Источники
 
Мои расследования для книг и телевизионных документальных фильмов касательно кор-
рупции в международных спортивных федерациях начались в 1988 году. Мою коллекцию доку-
ментов, как публичных, так и частного характера, хранящуюся в разных надежных местах,
не способны превзойти архивы ни одной спортивной, медийной или академической органи-
зации. Другие исследователи, журналисты или адвокаты, пребывающие в поиске подробно-
стей или фактической информации, могут связаться со мной посредством электронной почты:
omerta201416@gmail.com. Я буду рад ответить.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 158  
Благодарности
 
Мне, как человеку, занимавшемуся расследованиями для этой книги и документаль-
ных фильмов BBC о десятилетиях гротескной коррупции в ФИФА, получивших различные
награды, очень радостно с головой уйти в эту страсть: страсть, которую испытывают разъярен-
ные болельщики, честные чиновники, достойные политики, преданные делу офицеры поли-
ции и журналисты в самых разных странах, страсть, с которой они хотят вернуть свой спорт,
попавший в руки преступников.
Второй момент – это физическое удовлетворение от поиска доказательств, свидетель-
ствующих о том, что любимый спорт людей со всего мира теперь имеет криминальную окраску.
Получение секретных, взрывоопасных документов должно быть целью каждого репортера.
Благодарю своего коллегу Пола Гринграсса из World In Action , который в 1986 году убе-
дил меня начать копать коррупционные дела в международных спортивных федерациях. Затем
Пол отправился в Голливуд, а я занялся изучением деятельности Международного олимпий-
ского комитета, что обернулось для меня получением самой дорогой моему сердцу награды:
условного срока в Лозанне за раскрытие информации о том, что президент МОК Хуан Анто-
нио Самаранч всю сознательную жизнь был преданным испанским фашистом, вскидывавшим
правую руку в приветствии каудильо. Его коллеги по МОК избегали обсуждать это противо-
речие, а ведь этот человек, считавший, что Вторую мировую войну выиграла другая сторона,
утверждал, что является нравственным лидером мировой молодежи и примером для подража-
ния. История получилась шикарной.
Колин Гибсон из Daily Mail подтолкнул меня к расследованию деятельности ФИФА в
2001-м. С 2006-го редакторы передачи «Панорама» (BBC) Майк Робинсон, Сэнди Смит и Том
Гайлс всякий раз срывали аплодисменты футбольных болельщиков, когда наши журналистские
расследования приоткрывали завесу тайны над темными уголками мирового спорта. Нашими
«голкиперами» были опытные юристы BBC.
Директор Роджер «Доджер» Корк создал первый великолепный фильм в серии, «Пре-
красная ложь» (The Beautiful Bung) , вышедший в эфир «Панорамы» в 2006-м, пока Энди Бэлл
прикрывал нам спины. Джеймс Оливер принял у него эстафету и руководил процессом в 2006–
2007, 2010–2011 и в 2015-м. Оператор Стив «Рокстеди» Фут никогда не упускал важных кад-
ров и всегда прекрасно составлял их в единое целое, даже если ему приходилось бежать за
мной с камерой на плече, преследуя мошенников из ФИФА. То же касается Большого Дэйва
Лэнгэма, самого спокойного из всех нас, который остается невозмутимым, если даже дело при-
нимает серьезный оборот. Монтажеры Гэри Билдерс, Адам Ричардсон и Саймон Торн всегда
находят возможность сделать фильм стильным, динамичным и добавить туда немало юмора.
Болельщики смотрели и читали. Федерация футбольных болельщиков в Великобритании
удостоила меня награды «Футбольный автор года» в 2006-м. Я был горд быть их главным спи-
кером на ежегодном фанатском парламенте в 2011-м.
Ян Йенсен из Ekstra Bladet из Копенгагена оказывал мне бесконечную поддержку на про-
тяжении 20 лет, Эсекиель Фернандес Моорес, Йенс Сейер Андерсен из Play the Game и Ана
Мэй, Томас Кистнер, Жан-Франсуа Танда и Стелла Роке, Камини Марадж и Ласана Либурд из
Тринидада никогда не отказывали мне, когда я нуждался в их помощи. Блистательный анализ

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 159 мрачных финансовых отчетов ФИФА от Дэниса О’Коннора открыл нам глаза на то, что еже-
годно цюрихская криминальная семья тратила на себя все больше и все меньше на развитие
футбола в мире.
Клэр Ньюэлл и Джонатан Кальверт из Sunday Times , Торгейр Педерсен Крокфьорд и
Эспен Санди из Осло, Йенс Вайнрайх и Кэрри Кэхо предоставили мне еще больше фактов и
заставили меня посмеяться. Профессоры Джон Хоберман и Джей Коукли продемонстрировали
новый взгляд на спортивные институты и глобализацию.
В Сан-Паулу Наталия Виана и ее замечательная команда публиковали мои материалы
на www.apublica.org и познакомили меня с деятелями из влиятельных бразильских комите-
тов, отвечающих за Чемпионат мира, и представителями социальных движений. Крепко обни-
маю репортеров по расследованиям из ABRAJI, в особенности Гильерме Альпендре, Фернандо
Молику и Веридиану Седе за то, что приглядывали за мной.
В Рио мне уделили свое время Крис Гэффни, Карлос Вайнер, Жизель Танака и Милли
Легрэн. Они водили меня по фавелам и показали «Маракану», где я познакомился со спортс-
менами, которых выгнали с легкоатлетической площадки в Селиу де Барруш, потому что она
мешала строительству к Чемпионату мира. Я никогда не забуду теплый прием, который мне
устроили местные жители в Aldeia Maracana . Каролина Мацци и Мануэла Андреони расска-
зали мне о гангстерах Рио и их бизнесе с билетами.
В Бразилиа меня тепло встретили Ромарио де Соуза Фариа, Афонсу и Карин Мораиш,
Жозе Крус и Густаво Кастро. Выражаю благодарность сенаторам Паулу Бауэру и Альваро
Диасу за то, что пригласили меня выступить с речью об организованном преступном синдикате
ФИФА на заседании Комиссии по образованию, культуре и спорту в октябре 2011-го.
Жука Кфури добился того, что моя предыдущая книга (как и эта) вышла в Бразилии, а
Родригу Маттош и Джамиль Чаде поделились информацией, найденной в ходе своих неверо-
ятных расследований.
Благодарю Гэвина Макфадьена, который открыл для меня Бразилию, и говорю спасибо
судьям, следственным судьям и адвокатам, которые пригласили меня выступить в декабре 2012
года в Высшей школе судей в Сан-Паулу на тему коррупции в ФИФА. Думаю, мы многое друг
другу рассказали.
Было большим удовольствием вновь поработать с замечательными репортерами – луч-
шими из лучших, представляющими Глобальную сеть журналистов-расследователей (GIJN), и
их исполнительным директором Дэйвом Капланом.
Как и всегда, есть особенные источники, чьи имена нельзя раскрывать. Но они знают, о
ком идет речь, и понимают ценность предоставленных мне документов.
Мы все должны поблагодарить специальных агентов ФБР из Нью-Йорка и сотрудников
Министерства юстиции в Вашингтоне, которые изучили мои документы и использовали их
как отправную точку для начала морального штурма ФИФА. Морального? Кое-кто из агентов
– истые футбольные болельщики, и, всякий раз приезжая в Лондон, они ищут возможности
сходить на хороший матч.
Спасибо и abra ços, то есть крепкие бразильские объятия, Эндрю.

Э.  Дженнингс.  «Мафия Блаттера. Оборотная сторона футбола» 160  
Об Эндрю
 
В конце 1960-х я отнес свою заметку в редакцию Sunday Times Insight и все 1970-е про-
работал в популярных газетах в качестве репортера и редактора. Позже я перебрался сна-
чала на радио BBC, а затем и на телевидение и всегда специализировался на расследованиях.
Я провел пять счастливых лет, работая для программы World In Action на телевидении Гра-
нады. Потом взял паузу, чтобы заняться освещением происходящего в горячих точках: учился
быстро пригибаться при обстрелах в Чечне, Центральной Америке и в Бейруте. Я писал о
мафии в Палермо, к которой подобрался достаточно близко, чтобы почувствовать ее чесноч-
ное дыхание. Выиграл кое-какие награды, написал книгу и сделал три фильма о коррупции
в высших эшелонах лондонской полиции, написал три книги о коррупции на Олимпиадах и
одну – о грязных секретах ФИФА. Это была Foul! , вышедшая в 2006-м.
Блаттер запретил мне посещать его пресс-конференции в апреле 2003-го, вслед за тем,
как я документально подтвердил то, что он выплачивает сам себе огромные бонусы. Я собирал
информацию и представлял в эфире «Панорамы» пять фильмов о коррупции в ФИФА. Работал
как фрилансер по всей планете. Один особенно плохой парень часто балуется с моей страницей
на «Википедии» и регулярно организовывает массированные атаки ботов на мои блоги.
Вы можете связаться со мной по почте: omerta201416@gmail.com
Не могу обещать, что отвечу.
Новые истории я анонсирую в своем «Твиттере»: AAndrewJennings
X