Антонов В.В. Великокняжеский дворец на берегу Невы

Формат документа: pdf
Размер документа: 0.6 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.




Теги: Дом Романовых
  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

6363 История Петербурга. № 1 (65)/2012
В
арендовали богатые английские
купцы – от них набережная и по-
лучила свое название.
Из первых владельцев трех
участков, которые занял позднее
дворец, известны галерный мастер
Иван Иванович Немцов и флотский
капитан Андрей Миусов. Участки
находились близ Галерного двора,
недалеко от Ново-Адмиралтейского
канала. Если идти к нему от Ад-
миралтейства, то первый участок
(обозначим его А) имел ширину
6 сажень, следующий (Б) – 9 и
1/3 сажени, последний (В) –
8 сажень и 2,5 аршина, итого – 23
сажени и 9,5 аршина, то есть 71 метр. Немцов был владельцем первого и
последнего участков.
Средний участок (Б) вскоре от
Миусова перешел к Михаилу Ива-
новичу Сердюкову (1678–1754), из-
вестному устроителю Вышневолоц-
кой водной системы, благодаря чему
он сблизился с Петром I. Сердюков
был родом из бурят-монголов, но
принял православие, женился на
русской и в 1742 году получил
дворянство. Сын Александр взял в
жены дочь знаменитого горнозавод-
чика Акинфия Демидова, его сестра
Елена вышла замуж за бригадира
Василия Ивановича Храповицкого.
Социальный статус семьи вырос
1.
В. В. Антонов
Великокняжеский дворец Великокняжеский дворец
на берегу Невына берегу Невы
Три дома (А, Б, В) 1740-х гг., позже перестроенные во дворец Л. Штиглица.
Чертежи из коллекции Берхгольца, Стокгольм
Особняк Л. Штиглица из двух домов. Рис. Л. Л. Бонштедта. Cер. XIX в. Михаил Иванович Сердюков
В архитектурном облике Пе-
тербурга особое место занимают
великокняжеские дворцы, кото-
рые, как правило, строились по
проектам первоклассных зодчих,
отличались пышным убранством
и являлись украшением столицы.
Возводились эти дворцы обычно в
центре города, на месте уже суще-
ствовавших зданий, отчего имели
богатую предшествующую историю.
По этой причине довольно трудно
писать об импозантном дворце в
конце Английской набережной,
великого князя Павла Александро-
вича (1860–1919), шестого сына
Александра II и дяди императора
Николая II. При постройке дворец
включил в себя три здания, только
в середине XIX века соединенных в
единое целое. Опираясь на архивные
и печатные документы, попытаемся
проследить историю дворца.
Английская набережная, кото-
рая перед революцией считалась
фешенебельной и парадной, при
основании новой столицы была
заселена штатными работниками
Адмиралтейства. Каменными особ-
няками ее застроили к 1740 году
главным образом придворные и
военные. В Екатерининское время
этими особняками владели или их
стория учреждений И

История Петербурга. № 1 (65)/2012 6464
Участок А с мазанковым строе-
нием на нем Немцов в 1732 году
продал капитану Василию Ива-
новичу Волынскому (1695–1748),
сыну московского боярина. Он
приходился дядей известному госу-
дарственному деятелю Артемию Пе-
тровичу Волынскому, казненному за
противление немецкому засилью.
В малолетнем возрасте был отдан
в Навигацкую школу. Хотя в 1722
году Василий назван «отставным
гардемарином», его морская карьера
продолжалась и позже.
При Волынском дом в пять
осей был надстроен двумя этажа-
ми, фасад украшен рустованными
лопатками и барочными налични-
ками. Капитан имел также дом на
Васильевском острове, особняк на
Тверской улице в Москве и несколь-
ко имений в Подмосковье.
Его дочь Анастасия в 1743 году
вышла замуж за князя Василия
Михайловича Долгорукова (1722–
1782) и вскоре унаследовала дом
умершего отца. Ее супруг отличился
в сражениях Семилетней войны и
был награжден орденом Св. Алек-
сандра Невского. Он прославился
прежде всего завоеванием Крыма
в 1770 году, за что получил титул
Долгоруков-Крымский. Десять лет
спустя князь был назначен в Москву
главнокомандующим и оставил там
о себе добрую память. Был храбрым,
строгим, но справедливым челове-ком и по-московски хлебосольным
хозяином
2.
Дом в столице жена Долгору-
кова продала в 1764 году англий-
скому экспортеру Эрнсту Опитцу,
но тот вскоре с ним расстался, и
через три года домохозяйкой стала
Авдотья Яковлевна, жена коллеж-
ского секретаря Ивана Кириковича
Ивановского, кассира портовой
таможни. Она завещала дом сыну –
артиллерийскому подпоручику
Петру, у которого в 1790 году его
купил другой английский него-
циант – Джон (Иван Матвеевич)
Булкелей, активно торговавший с
Северо-Американскими Штатами.
Однако и он прожил в особняке
всего три года
3.
С 1793 года этот особняк (А)
принадлежал Софье Петровне Бет-
линг, супруге богатого голландского
купца и банкира Логина (Леви) Бет-
линга, владевшего на набережной
еще тремя домами (№№ 16, 42, 64)
4.
Согласно документам, следующими
домовладельцами были: купчиха
Молво (1808 год) и супруга англий-
ского оптовика Уолтера Венинга
(1822 год). От нее здание в 1840 году было приобретено придворным
банкиром Людвигом Штиглицем и
в том же году объединено с ранее
купленным правым строением (Б).
Это строение многие годы
принадлежало вышеупомянутому
М. И. Сердюкову, а затем его сыну
Ивану, который в 1761 году уто-
Великий князь
Павел Александрович и его супруга
Александра Георгиевна
Дворец великого князя Павла Александровича на Английской наб.
1866–1868 гг.
Фельдмаршал
Василий Михайлович
Долгоруков-Крымский
стория учреждений И

6565 История Петербурга. № 1 (65)/2012
нул. В следующем году в столич-
ной газете появилось объявление:
«… оборонен перстень <…> и ежели
кто поднял оной перстень, тот бы
пожаловал объявить его в доме
покойного надворного советника
Ивана Сердюкова <…> подполков-
ника Семена Порошина служителю
Ивану Алексееву, за что дано будет
вознаграждение». С. А. Порошин –
это воспитатель цесаревича Павла
Петровича, оставивший интересные
записки
5.
Хотя в 1764 году по просрочен-
ной закладной дом перешел бри-
танским компанейщикам (то есть
членам торговой компании) Джеймсу
Джексону и Гильберту Лангу, его
еще долго называли «Сердюковым».
Компанейщики помещения сдавали.
В 1769 году здесь «у английского
часового мастера Ричарда Готобеда
продаются английские стенные,
столовые и карманные часы, также
разные инструменты», а тамошний
содержатель пансиона предлагает
«обучение всяческим языкам, также
истории, географии, танцованию, му-
зыке и протчим наукам безпрестанно
в его училище со всевозможным усер-
дием преподаваемо будет»
6.
В 1775 году владельцем стал
английский купец Тимоти Рекс. Он,
разместил в доме свою торговую
контору, тогда как вышеназванный
пансион в нем находился более
40 лет. Наконец, владельцем в
1810-е годы стал Людвиг Штиглиц
(1779–1843), который поселился
там со своей семьей и старшим бра-
том Николаем. Вполне возможно,
что по его желанию фасад приобрел
ампирный вид
7.
Немцов, продав Волынскому
дом А, оставил за собой участок С,
где еще в 1726 году выстроил одно-
этажный жилой дом в семь окон.
В начале 1738 года в нем поселился с
семьей его молодой зять Савва Ива-
нович Чевакинский (1709–1779),
«архитектурии ученик». Затем
в параллельной «задней нижней
улице» приобретший известность
зодчий выстроил двухэтажный дом
(сохранился на Галерной ул., 58),
откуда рукой подать было до Но-
вой Голландии, его замечательного
творения. Унаследованный особняк
на набережной зодчий Чевакинский
покинул в 1766 году, уехав навсегда
в свое тверское имение
8.
Особняк тогда же был куплен
камергером Степаном Степано-вичем Зиновьевым (1740–1794),
родственником графов Орловых
по матери. Камергер служил ди-
пломатом в Испании, был дружен с
Д. Фонвизиным и близок ко двору
наследника.
Редко наезжая в Россию, Зино-
вьев в самом конце 1773 года продал
свое владение Ивану Филипповичу
Беку (1735–1811), лейб-хирургу,
а позже штаб-лекарю цесаревича
Павла Петровича. Взойдя на трон,
Павел подарил Беку обширное име-
ние в Бронницком уезде и 1500 душ.
Центром имения было с. Ашитово.
В 1785 году следующим хозяи-
ном дома сделался капитан Сергей
Иванович Плещеев (1752–1802),
мореплаватель и автор популярного
учебника «Обозрение Российской
империи». Кроме того, основываясь
на личных наблюдениях, он опуб-
ликовал и другие географические
труды. Плещеев был масоном и дру-
гом Н. И. Новикова, что негативно
отразилось на его судьбе
9.
Помещения в доме постоянно
сдавались, и время от времени в них
шла торговля, судя по объявлению
1801 года в столичной газете: «про-
дается у живущего там английского
купца Христиана Гармина свежая,
привезенная лучшая Сельцерова
вода в корзинах о 50 кружках»
10.
Речь идет о популярной сельтерской
минеральной воде из Германии.
К сыну лейб-медика – Алексан-
дру Ивановичу Беку (1779–1850),
имевшему чин действительного стат-
ского советник, особняк вернулся в
1815 году. В нем прошла жизнь Ивана
Александровича Бека (1807–1842), поэта-романтика и переводчика, тес-
но общавшегося с В. И. Жуковским
и И. И. Козловым. Молодой человек
служил в Иностранной коллегии
и был женат на Марии Аркадьевне
Столыпиной, вторым браком за кня-
зем. П. П. Вяземским. Жизнь поэта
завершилась печально – он заболел
психически
11.
К баронессе Каролине Карловне
фон Штиглиц этот дом перешел за
70 тысяч рублей только в январе 1859
года от жены полковника Екатерины
Михайловны Томиловой, которая
в свой черед приобрела его тремя
годами ранее от Эмилии Ивановны
фон Пистолькорс. Штиглицы обо-
сновались в нем на четверть века.
Перешедшие в лютеранство
братья-евреи Штиглицы (Stieglitz):
Николай, Бернгард и Людвиг при-
были в Россию в самом начале XIX
века и родом были из немецкого
Арользена (ныне – Бад-Арользен),
главного города крошечного немец-
кого княжества Вальдек. Бернгард
обосновался в Кременчуге и за-
нялся винным откупом, Николай
и младший Людвиг поселились с
матерью в Петербурге. Николай
быстро разбогател и ссудил перво-
начальным капиталом Людвига,
занявшегося биржевыми спеку-
ляциями, которые в 1820-е годы
сделали его «королем биржи»
12.
Людвиг Гиршович (Бернгардо-
вич) Штиглиц (1780–1843) активно
вкладывал деньги в казенные займы,
промышленность и железнодо-
рожное строительство и к тому же
владел фабриками и заводами.
Крупные суммы он вносил на содер-
жание в столице Технологического
института, Коммерческого училища
и Образцового детского приюта,
носившего его имя. В 1826 году
Людвиг получил титул барона, ко-
торый обычно давали придворным
банкирам.
Наследником многомиллион-
ного состояния и торгового дома
«Барон Штиглиц и Ко» стал един-
ственный сын Людвига – Александр
(1814–1884), окончивший Дерпт-
ский университет. Он тоже обладал
финансовым талантом и потому с
лихвой приумножил отцовские капи-
талы, особенно благодаря Крымской
войне. На ее нужды он пожертвовал
300 тысяч рублей серебром. Главным
государственным деянием мил-
лионера было участие в основании
в 1860 году Государственного банка,
Архитектор Савва Иванович
Чевакинский
стория учреждений И

История Петербурга. № 1 (65)/2012 6666
управляющим которого он был на-
значен. Тогда же Штиглиц ликвиди-
ровал свое частное банковское дело
и сосредоточился на меценатстве. На
его деньги в столице было возведено
огромное Училище технического
рисования с богатейшими художе-
ственными коллекциями и отличной
библиотекой. Ныне оно называется
Художественно-промышленная ака-
демия им. А. Л. Штиглица
13.
Александру Людвиговичу фон
Штиглицу и уступила купленный
дом его жена Каролина. Три здания
на набережной, отныне находив-
шиеся в его единоличном владении,
банкир решил перестроить под
общий фасад в один импозантный
особняк, что в 1859–1862 годах
осуществил академик А. И. Кракау,
талантливый мастер эклектики,
который позднее на деньги барона
построил также Образцовый дет-
ский приют (Мастерская ул., 4).
С того времени начался новый
период в истории будущего велико-
княжеского дворца.
Резиденцию Штиглица Кракау
выстроил в модном стиле итальян-
ского Возрождения. Стены нижнего
этажа рустованы, верхнего – по-
крыты штукатуркой, имитирующей
тесаный камень. Окна бельэтажа
оформлены двухколонными пор-
тиками, портик с балконом над ним
имеет и центральный вход. Завер-
шает тяжеловесный фасад широкий
фриз с лепными украшениями.
Больше, чем фасад, зодчему удались
интерьеры.
Роскошно и стильно была убра-
на парадная анфилада второго эта-
жа, куда вела широкая, с верхним
светом, беломраморная лестница, стены которой декорированы ко-
ринфскими пилястрами и скульпту-
рами. Анфилада, окнами на Неву,
начиналась с трехчастной Белой го-
стиной с кариатидами и аллегориче-
скими вставками кисти Ф. А. Бруни
в падугах. Тройной аркой гостиная
соединялась с высоким Бальным
залом. Его обрамляли каннелиро-
ванные колонны, в нем было много
золоченой лепнины, хрустальных
люстр и ценного паркета.
При входе в соседнюю прием-
ную стояли фарфоровые светиль-
ники, на стенах размещались два
больших пейзажа, мебель из карель-
ской березы дополняла убранство.
Мавританскую гостиную украшал
резной растительный орнамент,
золоченый и расписной; вдоль стен
были расставлены стулья и банкет-
ки наборного дерева. Эффектно вы-
глядела Голубая гостиная: плафон
«Амур и Психея», настенные, в
золоченых рамах панно из голубой
ткани, зеркала, стилизованная под
рококо мебель, беломраморный
камин.
Известным немецким живопис-
цам (Гансу фон Маре, Карлу фон
Пилоти, Моритцу фон Швинду, Ан-
сельму Фейербаху) были заказаны
несколько декоративных полотен,
которые гармонично сочетались
с пышной лепкой, разнообразной
мебелью и умело подобранным
настенным штофом и ткаными
драпировками.
Частные апартаменты на первом
этаже (особенно столовая, кабинет и
приемная) также поражали пышной
и дорогой отделкой. Она запечат-
лена в серии прекрасных акварелей
кисти Л. Премацци, исполненных в
1870 году.
Особняк барона-банкира стал
образцом эстетических вкусов,
свойственных в эти годы богатой ев-
ропейской и русской буржуазии
14.
Поселившись в нем, Штиглиц
жил с женой на проценты с огром-
ного капитала. Их сын Людвиг
умер младенцем в 1843 году, но в
июне того же года супруги взяли
на воспитание подброшенную им
девочку, которая, по слухам, была
внебрачной дочерью великого князя
Михаила Павловича. Она получила
фамилию Июнева и вышла в 1861
году замуж за известного государ-
ственного деятеля А. А. Половцова,
которого князь В. П. Мещерский
назвал «блестящим временщиком и волшебником-карьеристом»
15.
К свадьбе Надежда Михайловна
от приемного отца получила в дар
особняк на Большой Морской ули-
це, 52 (ныне Дом архитектора) и
миллион рублей деньгами.
От отца Половцова унаследова-
ла имение с дачей на Парусинке, на
правом берегу Наровы, близ двух
принадлежавших Штиглицу ману-
фактур. Там барон проводил лето и
в построенной им Троицкой церкви
(ныне восстановлена и действует)
был похоронен.
После смерти Штиглица дом
на набережной был продан в 1887
году великому князу Павлу Алек-
сандровичу за 1,6 миллиона рублей,
вдвое дешевле, чем он обошелся
прежнему хозяину. Сразу после
покупки архитектору М. Е. Мес-
махеру было поручено обновление
жилых комнат в восточной части
великокняжеского дворца. Из них
на первом этаже сохранился каби-
нет с резным дубовым украшением
стен и потолка и со скульптурным
обрамлением камина.
На втором этаже поперечно-
го флигеля во дворе архитектор
Н. В. Султанов оформил в древнерус-
ском стиле домовую церковь. Идею
оформления подсказал великий
князь Сергей Александрович, брат
и лучший друг владельца дворца.
Как и Сергей, Павел Александрович
был глубоко верующим человеком.
Стилизованную утварь для хра-
ма сделала мастерская П. А. Овчин-
никова, часть привезли из Греции,
Великая княгиня Мария Павловна
с братом вел. кн. Дмитрием Барон Людвиг Иванович Штиглиц
стория учреждений И

6767 История Петербурга. № 1 (65)/2012
откуда родом была принцесса Алек-
сандра Георгиевна (1870–1891), не-
веста великого князя и, кстати, его
двоюродная племянница по своей
матери – великой княжне Ольге
Константиновне. 17 мая 1889 года,
за месяц до венчания, церковь была
освящена во имя святой мученицы
царицы Александры, чье имя носила
новобрачная
16.
Правда, вместе прожить во
дворце молодым пришлось недолго.
Через два года после свадьбы Алек-
сандра Георгиевна умерла при родах,
и ее супруг остался вдовцом с двумя
детьми: дочерью Марией, которая
позднее вышла замуж за шведского
кронпринца Вильгельма, и сыном
Дмитрием, женившимся в эмигра-
ции на богатой американке Одри
(Анне) Эмери. В тот период Павел
Александрович командовал лейб-
гвардии Конным полком, казармы
которого находились неподалеку
от дворца. Он любил лошадей, ка-
валерийскую службу и никогда не
занимал больших государственных
должностей.
Он, по словам великого князя
Александра Михайловича, «пользо-
вался успехом у женщин и был очень
интересен в своем темно-зеленом, с
серебром, доломане, малиновых
рейтузах и ботиках гродненского
гусара»
17. Как вспоминала Мария
Павловна, «отец был высоким,
широкоплечим. Голова небольшая,
округлый лоб, слегка сдавлен к ви-
скам <…>. Каждое слово, движение,
жест несли отпечаток индивиду-
альности. Он вызывал к себе рас-
положение всех, с кем доводилось
общаться <…>, с возрастом он не
утратил своей элегантности, жиз-
нерадостности и мягкосердечия»
18.
Павла Александровича любили
за тактичность, добрый нрав и за
неучастие в дворцовых интригах.
Прекрасный поколенный портрет
великого князя написал в 1897 году
В. А. Серов.
Представить семейную обста-
новку во дворце можно по рассказу
Марии Павловны о рождественском
Сочельнике. «Когда мы были одеты,
за нами приходил отец. Он подводил
нас к закрытым дверям зала и делал
знак. Свет в зале выключали, двери
распахивались. Перед нашими вос-
хищенными глазами в громадном
темном зале появлялась волшебная
елка с горящими свечами. Сердца
замирали, и мы с трепетом входили вслед за отцом. Он снова делал знак,
темнота исчезала; вдоль стен по-
являлись столы, покрытые белыми
скатертями, а на них – подарки»
19.
Хозяин дворца предпочитал до-
машний уют и светскую жизнь не-
долюбливал.
Овдовев, Павел Александрович
через пять лет увлекся светской
красавицей Ольгой Валерианов-
ной Пистолькорс (1865–1929), у
которой было трое детей от мужа
полковника. По воспоминаниям Марии Павловны, ее мачеха «была
красивая, очень красивая. Интел-
лигентное лицо с неправильными,
но тонкими чертами, необычайно
белая кожа изумительно контрасти-
ровала с темно-лиловым бархатным
платьем, отделанным по вороту и
рукавам кружевными оборками»
20.
Возлюбленная, а позже супруга
повелевала мужем, он был с ней
вполне счастлив.
Вероятно, ради нее комнаты
(библиотека, гостиная, биллиард-
Особняк Л. Штиглица. Белая гостиная. Акварель Л. Премацци, 1870 г.
Особняк Л. Штиглица. Концертный зал. Акварель Л. Премацци, 1870 г.
стория учреждений И

История Петербурга. № 1 (65)/2012 6868
1 Сердюков Михаил Иванович. М., 1979.2 Знаменитые россияне XVIII–XIX веков. СПб., 1992. С. 147–149.3 РГАДА. Ф. 285. Оп. 1. Д. 416. Л. 143,197; Д. 419. Л. 7; ЦГИА СПб. Ф. 757. Оп. 1.
Д. 1009. Л. 133; Санкт-Петербургские ведомости (далее: СПбВ). 8.10.1790. № 81.
С. 1321.
4 ЦГИА СПб. Ф. 757. Оп. 1. Д. 1019. Л. 155.5 СПбВ. 1762. № 8. № 57; Иванов А. История Петербурга в старых объявлениях.
СПб., 2008. С. 132–133.
6 РГАДА. Ф. 285. Оп. 1. Д. 428. Л. 72; СПбВ. 1769. № 65.7 СПбВ. 1778. № 1. Приб.; 8.9.1833. № 210. Приб. С. 2362. За сведения о владельцах
благодарю А. Н. Лукоянова.
8 РГАДА. Ф. 285. Оп. 1. Д. 417. Л. 4 об; Антонов В. В. Петербург: неизвестный, забытый,
знакомый. СПб., 2007. С. 21–25; Иванов А. История Петербурга в старых объявлениях.
СПб., 2008. С. 18. № 1; С. 155. № 10.
9 ЦГИА СПб. Ф. 757. Оп. 1. Д. 1002. Л. 21 об; Д. 1026. Л. 61; Ф. 2263. Оп. 1. Д. 38. Л. 25.10 СПбВ. 1801. № 39. Приб. С. 504.11 Русские писатели. 1800–1917. Биографический словарь. М., 1992. Т. 1. С. 201–202.12 Amburger E. Protestantische und katholische Familien jüdischer Herkunft in
Russland // Genealogisches Jahrbuch. 1990. Bd. 30. S. 34, 42–43.
13 Штиглиц М. С. Семья Штиглиц в Петербурге // Нева. 1998. № 8. С. 222–226; Ива-
нен А. В. Барон А. Л. Штиглиц // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. 2001.
Вып. 25. С. 115–120; Электронный ресурс. [Режим доступа: http://ru.wikipedia. org/w/
index.php?title=Штиглиц,_Александр]
14 Белякова З. И. Великие князья Алексей и Павел Александровичи: дворцы и судьбы.
СПб., 1999. С. 90–94; Соловьева Т. А. Английская набережная. СПб., 2004. С. 270–273.
15 Мещерский В. П. Воспоминания. М., 2003. С. 736.16 Антонов В., Кобак А. Святыни Санкт-Петербурга. СПб., 2010. С. 17217 Вел. кн. Александр Михайлович. Книга воспоминаний. М., 1991. С. 106 18 Воспоминания великой княгини Марии Павловны. М., 2003. С. 13.19 Там же. С. 14.20 Там же. С. 90.21 Корнева Г. Н., Чебоксарова Т. Н. Работы фирмы «Мейпл» по заказам российской
императорской семьи // Старый Петербург. Поиски, находки, открытия: сборник статей.
СПб., 2009. С. 204–206.
22 Воспоминания великой княгини Марии Павловны. С. 47.23 Белякова З. И. Цит. соч. С. 115–130.
ная, кабинет и другие) в западной
половине нижнего этажа были в
1897–1899 годах обновлены извест-
ной английской фирмой «Мейпл
и Ко», что стоило более 100 тысяч
рублей. Из Лондона были привезе-
ны и установлены резные панели из
дуба и красного дерева для потолка
и стен, мебель, книжные шкафы,
бильярд и камины
21.
После тайного венчания в 1902
году в греческой церкви в Ливорно
великокняжеская чета обосновалась
на вилле под Парижем. Павел Алек-
сандрович был лишен всех чинов, и
ему был запрещен въезд в Россию,
так как брак был морганатическим и
не получил разрешения императора.
Опекуном детей был назначен вели-
кий князь Сергей Александрович,
который забрал Марию и Дмитрия
в Москву, где служил генерал-
губернатором.
Мария Павловна вспоминала:
«Наш дом уже начал принимать
вид запустения и заброшенности
<...>. Прислуга, которой нечем было
заняться, бесцельно слонялась по
большим пустым комнатам, ожидая,
когда в ней вообще отпадет нужда.
Некоторые из старых слуг уже по-
кинули дом, постепенно пустели
конюшни»
22.
Въезд в Россию Павлу Алексан-
дровичу был дозволен в 1905 году
только на похороны родного брата
Сергея Александровича, убитого в
Москве. Через три года была прощена
Ольга Валериановна, получившая
титул графини Гогенфельзен. Она
вернулась с мужем в Петербург, вско-
ре вошла в придворные круги и даже
приобрела симпатию императрицы.
Но в 1914 году дворец на на-
бережной снова опустел, ибо семья
переселилась в новопостроенный
царскосельский особняк. В сле-
дующем году брак супругов был
узаконен и Ольга Валериановна и ее
дети получили титул князей Палей
по фамилии казачьего предка
23.
После начала Первой мировой
войны Павел Александрович отбыл
на фронт, где командовал Гвар-
дейским корпусом, но заметными
успехами не отличился, отчасти
из-за своего болезненного состоя-
ния. Несмотря на любовь к своему
царственному племяннику, великий
князь принял участие в семейной
фронде против него и лично угова-
ривал Николая II даровать стране
конституцию.18 февраля 1917 года он продал
дворец Русскому обществу заго-
товления снарядов и боевых при-
пасов и вывез из него самое ценное
имущество в Царское Село. Там
недугующий Павел Александрович
был 12 августа 1918 года арестован
большевиками и 30 января следую-
щего года расстрелян вместе с тремя
кузенами у стен Петропавловской
крепости. Ольга Валериановна бе-
жала после этого в Финляндию, где
воссоединилась с двумя дочерьми,
затем перебралась в Париж.
Новая власть национализиро-
вала дворец и передала детскому
дому, что отрицательно сказалось
на интерьерах. Значительная
часть убранства, включая живо-
пись, была распродана. С 1930-х
до конца 1980-х годов здание
принадлежало «закрытому» про-
ектному институту «Союзпро-
ектверфь», который работал на
военно-морской флот. За то время
были уничтожены все интерьеры, кроме парадной лестницы, каби-
нета, библиотеки и Голубого зала.
В 1938–1939 годах был надстроен
этажом правый дворовый флигель,
а в 1946–1947 годах возведен до-
полнительный этаж над бывшим
Мавританским залом.
В корпусе на Галерной в 1938–
1963 годах действовала средняя
школа, затем переехавшая на Ад-
миралтейский канал. Когда она
выехала, тамошние интерьеры так-
же постигла печальная участь.
В 1988 году в здании началась
реставрация, которая вскоре оста-
новилась по финансовым причинам.
Пустующие помещения в 1999 году
взяла в аренду нефтяная компания
«Лукойл», но вскоре она передумала
переезжать в Петербург. Через де-
сять лет возник план приспособить
заброшенный дворец под еще один
городской Дворец бракосочетания,
но препятствием вновь стали фи-
нансовые затраты. Судьба здания
пока остается неясной.
стория учреждений И
X