3 Лора-Инглз-Уайлдер-На_берегу_Тенистого_Ручья

Формат документа: pdf
Размер документа: 0.6 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

child_prose

Лора
Инглз
Уайлдер

На берегу Тенистого Ручья

Этот роман можно читать ex[hfозрасте – gzffgh]h^h[jZxfhjZnZdlbq_kdh]h
материала j_fzgaZk_e_gbyZf_jbdZgpZfbbg^_ckdbol_jjblhjbcIhестhание идёт от
имени Лоры, жившей с сёстрами и родителями ;hevrhfe_kmaZl_fkj_^b^bdhcij_jbb
на берегу Тенистого ручья, у Серебряного озера. Снежные бури, степные пожары, индейцы,
саранча, голод… не раз застаeyebihk_e_gp_ сниматься с места и сноZimkdZlvky путь.
Вместе с описани ем жизни на каждой странице романа – искренняя любоv - к отцу,
матери, сёстрам; милые подробности жизни, диалоги, песни отца, стремление матери
hkiblZlvfZe_gvdboe_^bkj_^b^bdhcijbjh^uH^gZdh]eZное, чему научили родители
Лору, это любви – к семье, природе, сh_ckljZg_.





ru
en

Марианна
ПетроgZ
СоболеZ




Лора
Инглз Уайлдер

calibre 2.3.0, FictionBook Editor Release 2.6.6
22.12.2014
48B3A934 -A635 -4292 -B37E -46513DB64637
1.1

v.1.1 - uj_aZebak[hjgbdZ отдельное произ_^_gb_ примечания (Alex R.)



У Серебряного озера
Янтарный сказ
Калининград
2000
5-7406 -0309 -9

Лора Инглз Уайлдер
На берегу Тенистого Ручья

















Д_jv земле




Папа остановил фургон qbklhfihe_lZf]^_h[juалась еле заметная колея.
Едва колеса перестали _jl_lvky>`_dme_]ky тени между ними. Жиhlhfhgmlhgme тра_
передние лапы ulygmeghkhfaZjueky мягкую ямку. Он отдыхал k_fl_ehflhevdhmrb
были настороже.
Вот уже много -много дней, с утра до _q_jZ>`_d[_`Zeih^nmj]hghf. Он пробежал _kv
долгий путь от бре_gqZlh]h^hfbdZgZBg^_ckdhcL_jjblhjbb^hkZfhcFbgg_khlu — через
Канзас, через Миссури, через Айову. Он приudhl^uoZlvdZdlhevdhnmj]hghklZghится.
В фургоне Лора, а за нею Мэри kdhqbebkf_klZGh]bmgbomklZeb , оттого что они долго
сидели не двигаясь.
— Это где -то тут, — сказал папа. — От Нельсоно — с полмили \_joihjmqvxIhefbebfu
уже проехали, и ручей — hlhg.
Ручья Лора не b^_eZ — только его берег, поросший траhcbерхушки иdhlhju_
покачиZebkv на _ljm:округ — ничего, кроме зыбящейся степной траu.
— Не пойму, где же дом? — сказал папа, оглядыZykvaZiZjmkbghый _jonmj]hgZ.
Тут Лора a^jh]gmeZjy^hfkehrZ^vfbklhyeq_ehек. Только что кругом не было ни души, и
^jm]hgihy\bekyMg_]h были с_leh -желтые hehkudjm]eh_ebphdjZkgh_dZdmbg^_cpZb
такие бледные глаза, что не поймешь, смотрят они на тебя или нет. Джек зарычал.
— Тихо, Джек, — приказал папа. Потом спросил чело_dZ — Вы мистер Хансон?
— Угу, — от_lbelhl.



Папа стал гоhjblvf_^e_gghb]jhfdh:
— Я слышал, ukh[jZebkvgZAZiZ^<uijh^Z_l_^hf?
Чело_dg_ki_rZh]ey^_enmj]hgH]ey^_efmklZg]h — Пэт и Пэтти. Потом снова сказал:
— Угу.
Папа ue_abanmj]hgZZfZfZkdZaZeZ:
— Бегите погуляйте, деhqdbYagZxы уст али смирно сидеть.
Когда Лора слезла по колесу на землю, Джек поднялся. Но уйти со сh_]hf_klZhgg_fh]ihdZ
папа ему не позheblIhwlhfmhg]ey^_eba -под фургона, как Лора убегает по маленькой
тропинке.

Тропинка по нагретой солнцем короткой траd_ел а к краю ukhdh]h[_j_]Z<gbamkеркая на
солнце, бежал ручей. На другой стороне росли иu.
Дальше тропинка поhjZqb\ZeZbreZниз по травянистому склону, а потом ^hevg_]h — там
склон преjZsZeky от_kgmxkl_gm.
Лора стала осторожно спускаться. Бере г ujZklZegZ^g_cihdZkhсем не скрыл от нее фургон.
Осталось только ukhdh_g_[hверху да ручей gbamdhlhjuc]hорил о чем -то сам с собой.
Лора сделала шаг, потом другой. Тропинка uодила на широкую площадку, а дальше
поhjZqbала и ступеньками сбе гала к h^_BlmlEhjZmидела дверь.
Д_jvklhyeZijyfhgZa_fe_kj_^bljZы — обыкно_ggZy^ерь, какая быZ_lm^hfZH^gZdh
то, что было за нею, находилось под землей.
Перед дверью лежали д_[hevrb_hlратительные собаки. При виде Лоры они медленно
поднялись.
Лора припустила \_joihljhibgd_ — обратно к фургону. ПодбежаdFwjbhgZr_igmeZ:
— Там gbam — д_jv земле и дZ[hevrboikZ.
Она оглянулась и уb^_eZqlhkh[Zdbijb[eb`ZxlkyBa -под фургона послышалось
раскатистое рычание Джека. Он скалился на собак, показыZybfkои страшные зубы.
— Ваши собаки? — спросил папа мистера Хансона. Мистер Хансон обернулся и сказал какие -
то слоZdhlhjuoEhjZg_ihgyeZGhkh[ZdbihgyebH^gZke_^hfaZ^jm]hchgbaZljmkbeb
обратно по тропинке и скрылись внизу.
Папа с мистером Хансоном медленно напраbebkvdoe_\mFZe_gvdbcoe_ был сложен не из
бре_gGZkl_gZobgZdjur_jhkeZb]gmeZkvih^етром траZ.
Лора и Мэри остались hae_nmj]hgZih[eb`_d>`_dmHgbkfhlj_ebdZdетер hegm_l
степную траву и клонит к земле желтые ц_luBaljZы uiZjobали птицы и, пролете
немного, опять g_ckdjuались. Купол неба был очень ukhdbfjhная линия соединяла его
^Zebkdjm]ehca_fe_c.
Потом папа с мистером Хансоном _jgmebkvbiZiZkdZaZe:
— По рукам, Ха нсон. ЗаljZih_^_f город и уладим k_k[mfZ]Zfb:k_]h^gyfuaZghqm_f
неподалеку.
— Угу, угу, — соглашался мистер Хансон.
Папа поднял Мэри и Лору nmj]hgbhgbhlt_oZeb прерию. Маме он сказал, что обменял Пэт
и Пэтти на землю мистера Хансона, а За йку, маленького мула, и парусину с фургона — на его
посеubgZ_]hоло.
Он распряг Пэт и Пэтти и от_ebodjmqvxgZодопой. Потом приyaZeboiZklbkvbklZe
помогать маме располагаться на ночлег. Лора притихла. Ей не хотелось играть, а когда k_
уселись ужинать у костра — соk_fg_ohl_ehkv_klv.
— Сегодня мы ночуем ihe_ihke_^gbcjZa — сказал папа. — ЗаljZi_j_[_j_fky
собст_gguc^hfLZfmjmqvya_feygdZDZjhebgZ.
— Ох, Чарльз, — откликнулась мама, — a_feygd_gZf_s_`blvg_ijboh^behkv .
— Там на_jgydZqbklh — сказал ей папа. — Нор_`pu — люди чистоплотные. Мы g_c
славно перезимуем. Зима _^vm`_gZghkm.
— Хорошо, что мы устроились до того, как пошел снег, — согласилась мама.
— Дай только собрать первый урожай пшеницы, — сказал папа . — Будут у нас и дом, и
лошади, а может, и коляска. Это же настоящий пшеничный край, Каролина! Жирная, роgZy
земля, нигде ни деревца, ни камня. Не пойму, отчего у Хансона засеяно такое маленькое поле.
На_jgh_[ueZaZkmoZZfh`_lhgn_jf_jgbdm^urguc. Очень уж пшеница у него редкая и
хилая.
В темноте за костром паслись Пэт, Пэтти и Зайка. Они с хрустом отщипыZebbi_j_`_ыZeb
траву, глядя сквозь темноту на низкие з_a^ubfbjghihfZobали хhklZfbHgbg_agZeb_s_
что их обменяли.
Лоре исполнилось семь лет. Теперь она была большая деhqdZZ[hevrb_^_\hqdbgbdh]^Zg_
плачут. Но она не удержалась и спросила:
— Папа, а нельзя было не отдавать Пэт и Пэтти?
Папа обнял ее и крепко прижал к себе.
— Послушай, Бочоночек, — сказал он. — Пэт и Пэтти любят п утешестhать. Они же
маленькие индейские лошадки, Лора. Пахать им тяжело. Пусть лучше отпраeyxlky^Zevr_gZ
Запад. Ты _^vg_ohq_rvqlh[uhgbgZ^juались тут на пахоте. А на этих больших heZoy

смогу kiZoZlvgZklhys__[hevrh_ihe_qlh[uaZk_ylv_]h будущей _kghcOhjhrbcmjh`Zc
принесет нам столько денег, сколько у нас еще `bagbg_[uehLh]^Zdmibfk_[_behrZ^_cb
ноu_ieZlvybсе, что пожелаем.
Лора молчала. Когда папа обнял ее, ей стало легче. Но больше k_]h_cohl_ehkvqlh[uIwlb
Пэтт и, и длинноухий Зайка остались с ними.
Дом a_fe_
Рано утром папа помог мистеру Хансону перестаblvgZ_]hnmj]hg^m]bbiZjmkbgmIhlhf
они ug_kebbaa_feygdbсе _sbbmeh`bebbo крытый фургон.
Мистер Хансон хотел помочь им перенести _sbbaiZibgh] о фургона a_feygdmghfZfZ
сказала:
— Нет, Чарльз. Мы переедем, когда ты _jg_rvky.
Тогда папа ijy]IwlbIwllb фургон мистера Хансона, приyaZednmj]hgmAZcdmbhgbk
мистером Хансоном уехали ]hjh^.
Лора смотрела ke_^IwlIwllbbAZcd_=eZaZ у нее щипало, ]hje_klhyedhfhdIwlbIwllb
u]b[Zebr_bетер трепал их гриuboосты. Они бежали _k_ehg_agZyqlhgbdh]^Zg_
_jgmlkyh[jZlgh.
Ручей что -то напеZe\gbamih^bами. Легкий _l_jhd]gmeljZ\mgZерхушке крутого берега.
С_lbehk олнце, и hdjm]nmj]hgZe_`ZeZ[_kdjZcgyy_s_g_agZdhfZya_fey.
Перuf^_ehfhgbhlязали Джека. Собак мистера Хансона больше не было, и Джек мог бегать
где хотел. Он до того обрадоZekyqlhk_cqZk`_dbgmekydEhj_bmi_jky_c грудь передними
лапами, так что она села на землю. Потом он пустился вниз по тропинке, Лора kdhqbeZb
побежала за ним.
Мама ayeZgZjmdbDwjjbbkdZaZeZ:
— Пойдем, Мэри, посмотрим землянку.
Джек перufhdZaZekym^\_jbHgZ[ueZhldjulZHgaZ]eygme\gmljvgh[_aEhju^Zevr_g е
пошел.
Вокруг двери обвились зеленые стебли vxgdZHgjhkgZ[_j_]mkj_^bljZы и _kv[ue
усыпан ц_lZfb — красными, голубыми, фиолетоufbjhahыми, белыми и ijh`bedZoB
k_hgbjZkdjuebkvjZ^mykvgZklmiZxs_fm^gx.
Лора прошла под этими при_lebы ми ц_lZfbbhqmlbeZkv землянке. Там была одна
комната, ky[_eZykjhными, чисто u[_e_ggufba_feygufbkl_gZfbk]eZ^dbfohjhrh
утоптанным земляным полом.
Когда мама и Мэри klZebgZihjh]_нутри сразу сделалось сумрачно. Хотя hae_^ери было
око шко, затянутое hs_ghc[mfZ]hckl_gZ[ueZlZdZylheklZyqlhiZ^Zший из окна с_l
почти не проходил ]em[vdhfgZluWlZkl_gZ[ueZk^_eZgZba^_jgZFbkl_jOZgkhgkgZqZeZ
udhiZea_feygdmZihlhfырезал ij_jbb^ebggu_^_jgbgubkeh`bebagboi_j_^gx ю
стену. Она была толстая, добротная, без единой щели. Зимой через нее не проберется никакой
холод.
Мама была доhevgZ.
— Комната маленькая, — сказала она, — зато чистая и уютная.
Потом она a]eygmeZgZihlhehdbkdZaZeZ:
— Гляньте -ка, девочки!
Потолок был из сена. Оно виднелось скhavi_j_ie_l_ggu_bоu_етки.
— Ну и ну, — сказала мама.
Потом k_hgbih^gyebkvihljhibgd_bihklhyebgZdjur_kоего дома. Никто бы не
догадался, что это крыша. На ней росла такая же траZdZdbihсему берегу.
— Подумать только, — сказала мама. — Кто угодно тут пройдет и даже не узнает, что у него
под ногами дом.
Но Лора кое -что заметила. Она наклонилась, раз_eZjmdZfbljZ\mbdjbdgmeZ:
— Я нашла дыру для трубы! Гляди, Мэри, гляди!
Мама и Мэри наклонились посмотреть. Кэрр и у мамы на руках тоже потянулась посмотреть, а
Джек протиснулся между ними. Все смотрели dhfgZlmq_j_a^ufhoh^ihdZfZfZg_kdZaZeZ:
— ДаZcl_ijb[_j_flml^hiZibgh]hijboh^Zbi_j_g_k_fbanmj]hgZсе, что сможем. Лора,
Мэри, несите -ка _^jZ!
Мэри a яла большое _^jhZEhjZ — _^jhihf_gvr_bhgbkghа спустились по тропинке.
Джек побежал i_j_^bbaZgyekое место у двери.

Мама нашла m]emf_lembabоuoijmlv_ и тщательно обмела стены. Мэри присматриZeZ
за Кэрри, чтобы та не сZebeZkv ручей, а Лора с маленьким _^_jdhfihreZaZодой.
Она вприпрыжку спустилась по ступенькам к мостику. Мостиком служила широкая доска,
которая упиралась ^jm]hc[_j_]ih^kZfhcbой.
Высоко \_jomlj_i_lZebmadb_ebklvyb. Их стheuh[jhkebfheh^_gvdbfbняком. Земля под
ногами была голая и прохладная, потому что сюда не попадал солнечный с_lLjhibgdZела к
маленькому родничку, из которого бежала холодная, чистая h^Z.
Лора наполнила сh_едерко и пошла обратно по нагретой солнцем доске и в_joih
ступенькам. Она несколько раз ходила к роднику и обратно и uebала h^m большое _^jh
стоявшее на скамье hae_^\_jb.
Потом она стала помогать маме носить _sbbanmj]hgZ землянку. Они перенесли уже почти
k_dh]^ZgZерху что -то загрохотало. По тро пинке спустился папа. Он поставил на землю
железную печку и два куска железной трубы.
— Уф, — сказал он. — Хорошо, что мне пришлось тащить их на себе только три мили. Ты
подумай, Каролина, отсюда k_]h -наk_]hljbfbeb^h[eb`Zcr_]h]hjh^ZGmOZgkhgm`_
едет на Запад, и теперь тут все наше. Понраbekyl_[_^hfDZjhebgZ?
— Дом хороший, — сказала мама. — Вот только как нам быть с кроZlyfb"Fg_g_ohl_ehkv
бы стелить на полу.
— А что такого? — сказал папа. — Спали же мы на земле.
— То соk_f^jm]h_^_eh — сказала мама. — Я не хочу спать на полу kh[klенном доме.
— Ну что ж, — сказал папа, — это мы быстро уладим. Пойду нарежу иhых прутьеK_]h^gy
поспим на них, а завтра я найду прямые иhые стволы и смастерю парочку кроZl_c.
Он ayelhihjbgZkисты ZyhlijZился в_joihljhibgd_Ijhc^ygZ^a_feygdhchgklZe
спускаться к ручью. Тут была небольшая долина, заросшая ивняком до самой h^u.
Лора побежала за ним следом.
— Можно я с тобой, папа? — запыхаrbkvijh]hорила она. — Я помогу тебе нести.
— Конечно, — сказал папа. Он поглядел на нее с_jom\gbab]eZaZmg_]h[e_kgmeb — В
таком Z`ghf^_e_[_aihfhsgbdZg_h[hclbkv.
Папа частенько гоhjbeqlh[_aEhjuhgdZd[_ajmdHgZihfh]ZeZ_fm^_eZlv^\_jv
бре_gqZlhf^hfbd_gZBg^_ckdhcL_jjblhjbb . Теперь она помогла ему принести иhые _ldb
и разложить их a_feygd_:ihlhfместе с ним отпраbeZkvdoe_\m.
Все четыре стены хлеZ[uebkeh`_guba^_jgZdjurZk^_eZgZbak_gZbbоuoijmlv_, а
по_jomlh`_ыложена дерном. Она была такая низкая, что, когда папа uijyfeyekyо _kv
рост, он задевал ее голоhc<gmljb[uebykebbakl\heh иubklhyebgZijb\yab^а heZ
Один he[ueh]jhfguck_jucdhjhldhjh]bcb]eZaZmg_]h[ueb^h[ju_>jm]hc[ue
поменьше, с длинными страшными рогами и бешен ыми глазами. Весь он был ярко -рыжий.
— ЗдороhJu`bc — сказал ему папа. — Как пожиZ_rvIblklZjbgZ" — спросил он
большого heZe_]hgvdhihoehiZ его по спине. Потом он сказал: — А ну -ка, Лора, отойди.
Неиз_klghq_]hhlgboh`b^ZlvGZfgZ^hhlести их на h^hihc.
Он накинул им на рога _j_ку и uел из хлеZHgbf_^e_gghihrebaZgbf\gbaihkdehgm
потом по тропе через заросли камыша на пологий берег ручья. Лора шла следом. Волы ступали
неуклюже, у них были большие раздвоенные копыта, а носы широ кие и мокрые.
Пока папа привязыZeолоdykeyfEhjZ`^ZeZkgZjm`bIhlhfhgbместе пошли 
землянку.
— Папа, — спросила тихонько Лора, — а Пэт с Пэтти и ijZду хотели отправиться дальше на
Запад?
— Да, Лора, — от_lbeiZiZ.
— Ох, папа, — сказала она, и голос у нее задрожал. — Эти heuHgbfg_g_hq_gvgjZятся.
Папа ласкоhзял ее руку kою большую ладонь и сказал:
— Мы должны делать k_qlhfh`_fEhjZbg_`Zehаться. Все, что приходится делать, надо
делать с радостью. И когда -нибудь у нас опять будут лошади.
— А когда, папа? — спросила она, и папа от_lbe:
— Когда соберем перucmjh`Zcir_gbpu.
Они hreb землянку. Мама была _k_eZyFwjbbDwjjbkb^_ebmfulu_bijbq_kZggu_Z
комнатка сияла чистотой. На иhых прутьях были приготоe_gui остели, а на столе ждал
ужин.

После ужина k_mk_ebkvm^ери на тропинке. Папа и мама сели на ящики, Кэрри устроилась у
мамы на коленях и задремала, а Мэри и Лора сидели прямо на тропе, с_kb ноги вниз. Джек
трижды обернулся hdjm]k_[ybe_]mldgmшись мордой Ehjbgudhe_gb.
Все молчали, глядя туда, где за иZfbgZ^jm]hf[_j_]mjmqvyaZ[_kdjZcg_cij_jb_c^Ze_dh -
далеко на западе садилось солнце.
Наконец мама глубоко a^hogmeZbkdZaZeZ:
— Тут так тихо и спокойно. Ночью нас не разбудит ни вой hedh\ , ни hiebbg^_cp_. Я уж и
не припомню, когда ihke_^gbcjZaqmстhала себя [_ahiZkghklb.
Ей от_lbeg_lhjhiebый голос папы:
— Да, мы iheghc[_ahiZkghklbLmlkgZfbgbq_]hg_kemqblky.
В сумерках тихо шелестели иubода разгоZjbала сама с соб ой. Земля стала темно -серой.
Небо было с_leh -серое, и скhavg_]hijh]ey^uали лучики з_a^.
— Пора спать, — сказала мама. — Кстати, мы никогда еще не ночеZeb землянке.
Она засмеялась, и папа тихонько засмеялся f_kl_kg_c.
Лежа ihkl_ebEhjZkemrZe а, как разгоZjbает h^Zbr_iqmlkybы. Ей k_ -таки больше
нраbehkvkiZlvgZhldjulhfоздухе — пусть бы даже там uebолки, — чем чуklоZlv
себя [_ahiZkghklb доме под землей.



Ирисы и камыши

Каждое утро Мэри и Лора мыли посуду, стелили сhxi остель и подметали пол. После этого
можно было пойти поиграть к ручью.
Только что раскрыrb_kypеты vxgdZокруг д_jbdZd[m^lhjались из зеленой листu
наklj_qmghому дню. Вдоль ручья стоял птичий гомон. Иногда какая -нибудь птица начинала
петь, но ч аще они разгоZjbали. «Тви -и-т, тb -и-т, о тви -итти тви -и тb -ит», — говорила одна.
А другая от_qZeZQb -и-и, чи -и-и, чи -и-и». — «Ха, ха, ха, трилу -лу!» — хохотала третья.
Лора и Мэри проходили над сhbf^hfhfbkimkdZebkvdjmqvxljhibgdhcihdhlhjhc папа
h^bekdhlbgmgZодопой. Тут по берегу росли камыши и голубые ирисы. Ноu_bjbku
распускались каждый день и стояли гордо — синие среди зеленых камышей.
У каждого ириса было по три бархатных лепестка, которые загибались вниз, будто дамская
юбка, надет ая на кринолин, а \_jobalZebbpетка поднимались три шелкоbkluoaZ]gmluo
друг к дружке лепестка. Если заглянуть внутрь, увидишь три бледных язычка и на каждом —
золотистый пушок.
Иногда там гудел и барахтался толстый бархатный, черный с золотом шмель.
В низине по берегам ручья лежал теплый мягкий ил. Тут порхали с_leh -голубые и с_leh -
желтые мотыльки. Они то и дело присажиZebkvgZdZdhc -нибудь ц_lhdbibebbag_]h
БлеснуijhghkbebkvgZijhajZqguodjuevyoklj_dhauBeoexiZef_`^miZevpZfbEhjbguo
босых ног. Там, где ступила она или Мэри, остаZekyke_^ котором появлялась h^Z.
А когда они бродили по мелкоh^vxke_^h не остаZehkvKi_jа какая -то муть подымалась
со дна и, клубясь, рассеиZeZkv чистой h^_Ihlhfke_^ihkl_i_gghjZklорялся. Вначале
исчезали пальцы, а на месте пятки остаZeZkvebrvg_[hevrZy\iZ^bgdZ.
В h^_`bebdjhohlgu_ju[_rdb — такие маленькие, что их с трудом можно было разглядеть.
Только иногда какая -нибудь рыбка ^jm]f_lg_lkykеркнуk_j_[jyguf[jxrdhfKlhbeh
Лоре и Мэри останоblvkydZdklZcdbwlboju[_r_dkh[bjZebkvокруг ног и легонько их
щекотали.
По по_joghklbоды скользили длинноногие h^hf_jdbDZ`^Zybogh`dZhklZляла на h^_
крошечный след. Увидеть водомерку было очень трудно: она скользила так быстро , что a]ey^
за ней не поспеZe.
На _ljmdZfurbba^Z\ZebkljZggucaZmgu\guca\mdKl_[ebdZfurZ[uebg_fy]db_b
плоские, как у траuZ]eZ^db_dj_idb_djm]eu_bkhklZные. Однажды Лора забрела на
глубокое место и, чтобы u[jZlvkygZ[_j_]moатилась за большую камышину. Камышина
пискнула.
У Лоры на мгно_gv_i_j_oатило дыхание. Потом она дернула другую камышину. Та пискнула
и распалась на две части.

Оказалось, что камыши — это соединенные друг с другом пустые трубки. Они пищат, когда
разрыZ_rvbob когда соединяешь сноZBafZe_gvdboljm[hdEhjZbFwjb^_eZebk_[_
ожерелья, а из больших состаeyebh^gm^ebggmxljm[dmHgbhimkdZeb__ h^mb^meb нее
— по h^_rebimaujbHgb^meb трубки и распугиZebf_edboju[_r_dDh]^Zbfohl_ehkv
пить, они большими глотками ly]bали h^mq_j_awlbljm[db.
Мама смеялась, глядя, как Мэри с Лорой приходят к обеду или к ужину k_fhdju_ тине, с
зелеными ожерельями на шее, с длинными зелеными трубками jmdZoHgbijbghkbeb_c
букеты голубых ирисоFZfZmdj ашала ц_lZfbklheb]hорила:
— Вы обе так много играете jmqv_qlhkdhjhij_ратитесь одомерок!
Папа и мама разрешали им играть jmqv_kdhevdhm]h^ghg_evay[uehlhevdhgbdh]^Zmoh^blv
\_joihl_q_gbx^Zevr_aZjhkr_cbняком долинки. Там было гл убоко и h^Z[ueZl_fgZy
Они никогда не должны были подходить к этому глубокому месту, даже чтобы a]eygmlvgZ
него.
— В один прекрасный день я от_^mас туда, — пообещал им папа. И однажды, оскресенье
после обеда, он сказал, что этот день настал.



На глубине

В землянке Лора и Мэри сняли с себя kxh^_`^mbgZ^_ebijyfhgZ]heh_l_ehklZju_
залатанные платья. Мама заyaZeZkой капор, папа ayegZjmdbDwjjbbhgbhlijZились
купаться.
Они прошли мимо камышей, иhой долинки и зарослей дикой слиu . Потом спустились
пологим берегом gbabgm]^_jhkeZысокая колючая траZLmlhgbijhrebfbfhdjmlh]h
земляного откоса. На_jomgbq_]hg_jhkeh.
— Что это, папа? — спросила Лора, и папа сказал, что это плато.
Он пошел i_j_^ijbfbgZy]mklmxысокую тр аву, прокладыZyljhidm^eyfZfuFwjbb
Лоры. Внезапно траZdhgqbeZkvbhgbhdZaZebkvmjmqvy.
Искрясь на солнце, он бежал по белой гальке и разлиZeky широкую заh^vGZ^jm]hc
стороне заh^bjhkebbы. Их мерцающие отражения на по_joghklbоды треп етали каждым
зеленым листком.
Мама осталась на берегу с Кэрри, а Лора и Мэри hreb h^m.
— Держитесь поближе к берегу, девочки, — сказала мама. — Не заходите на глубину.
Сначала юбки у них kieuebihlhfkbl_pgZfhdbh[e_ibebfgh]bEhjZaZoh^beZсе г лубже
и глубже, а h^Zсе подымалась и подымалась, пока не дошла ей до пояса. Лора присела и
оказалась оде по самый подбородок.
Теперь кругом не было ничего, кроме h^u — прохладной, ненадежной. Сама Лора стала очень
легкой.
Ноги у нее были такие легки е, что почти не касались дна. Она подпрыгнула и захлопала руками
по h^_.
— Лора, сейчас же перестань! — крикнула Мэри.
— Не ходи дальше, Лора, — сказала мама.
Лора продолжала хлопать руками по h^_H^bgkbevgucсплеск — и ноги ее оторZebkvhl
дна, руки продолжали молотить по h^_Z]hehа оказалась под h^hcEhj_klZehkljZrgh
УхZlblvky_c[uehg_aZqlhgb]^_g_[uehgbq_]hlердого. Вдруг она сноZстала на ноги.
Она была kyfhdjZyghlердо стояла на ногах.
Никто ничего не заметил. Мэри стара лась подоткнуть подол, мама играла с Кэрри на берегу.
Папы не было b^ghhgkdjueky]^_ -то за иZfbEhjZihkdhj__klZeZaZoh^blv_s_]em[`_.
Вода поднялась ей ur_ihykZihlhf^hreZ^hie_q.
И ^jm]]em[hdhih^одой кто -то схZlbeb^_jgmeEhjmaZgh]m .
От рыdZhgZk]hehой окунулась оду. Дыхание у нее перехZlbeh глазах потемнело. Она
пыталась за что -нибудь уцепиться и не могла. Вода заполнила ей уши, глаза, рот.
Потом ее голоZынырнула из -под h^ubhdZaZeZkvjy^hfkiZibghc]hehой. Это,
оказыZ_lky[ueiZiZ.
— Ну, — сказал папа, — как тебе это понраbehkv"Luедь сама зашла так глубоко.

Лора ничего не могла сказать — она лоbeZjlhfоздух.
— Мама _e_eZl_[_^_j`Zlvkym[_j_]Z — сказал папа. — Почему ты не послушалась? Вот я
тебя и окун ул. Ты это заслужила. В следующий раз будешь делать то, что тебе гоhjyl.
— Д-да, папа, — u]hорила Лора. — А сд -д-делай так еще раз, а, папа!
— ПроZeblvkyfg_gZwlhff_kl_ — сказал папа и разразился хохотом. Потом спросил: — Ты
почему не закричала, ко гда я тебя окунул? Раз_lug_bkim]ZeZkv?
— Еще к -как испугалась, — задыхаясь, прогоhjbeZEhjZ — Но сделай так еще раз, п -
пожалуйста! — Потом она спросила: — Папа, а как ты здесь очутился?
Папа объяснил, что он плыл сюда от ивняка под h^hcIhlhfkdZaZ л, что им надо вернуться к
берегу и поиграть с Мэри.




Папа, Лора и Мэри играли в ручье до самого _q_jZHgb[jh^bebihdhe_gh h^_b
устраиZebодяные сражения, а стоило Лоре или Мэри зайти на глубину, как папа их
немедленно окунал. Мэри стала паин ькой с перh]hjZaZZEhjmijbrehkvhdmgZlvfgh]hjZa.
Наконец настало j_fyозвращаться домой. Наскhavfhdju_hgbihrebihljhibgd_
ukhdhcljZе, а когда дошли до плато, Лоре захотелось на него ah[jZlvky.
Папа карабкался перufbijhly]bал им с_ рху руки, а Лора и Мэри за них хZlZebkvKmoZy
земля осыпалась под ногами. С края плато над их голоZfbkисали спутанные корни тра
Наконец папа поднял Лору и поставил ее на плато.
С_jomdjm]eh_biehkdh_hghgZihfbgZehklheb[uehihdjulhdhjhl_gvdhc мягкой траdhc
Папа, Лора и Мэри постояли на нем, глядя по_jojZklms_c\gbamысокой траuihерх
заh^bgZe_`Zsmxihlmklhjhgmjmqvyij_jbxB какую бы сторону они ни по_jgmebkv
_a^_ij_jbyjZkklbeZeZkv^hkZfh]hdjZyg_[Z.
Потом им пришлось съ ехать обратно gbabgmbhlijZ\blvkyijyfh^hfhcihlhfmqlh^hfZ
ждала работа. Это был чудесный день.
— Слаghfuijhели j_fy — сказал папа. — А теперь, девочки, запомните хорошенько: без
меня ug_^he`guih^oh^blvdaZоди.



Загадочный з_jv

Весь следующий день Лора об этом помнила. Она kihfbgZeZ]em[hdmxijhoeZ^gmxоду 
тени больших иBihfgbeZqlh_cg_елели ходить туда одной.
Папы не было дома, а Мэри осталась с мамой a_feygd_bEhjZ одиночест_b]jZeZgZ
солнцепеке. Голубые ирисы п оникли от жары среди камышей. Лора ушла ij_jbxbklZeZ
играть ысокой тра_]^_[uehfgh]hjhfZr_dbahehlZjgbdZGhkhegp_iZebehg_sZ^ghb
сухой _l_jh[`b]Zedh`m.
Тут Лора kihfgbeZijhieZlhb_caZohl_ehkvkghа на него ah[jZlvky?c[uehbgl ересно,
сможет ли она сделать это сама. Ведь папа не гоhjbeqlhgZieZlhoh^blvg_evay.
Она сбежала по отлогому берегу и прошла низиной скhavысокую колючую траву. Плато
поднималось перед нею отвесной стеной. На него было очень трудно a[bjZlvkyKmoZy земля
осыпалась под ногами, подол ее платья измазался l_of_klZo]^_hgZmibjZeZkv землю
коленками и хZlZeZkvjmdZfbaZljZ\mih^ly]bаясь на_jo<dhgp_dhgph ей удалось лечь
жиhlhfgZdjZcieZlhHgZi_j_dZlbeZkvgZ[hdbhqmlbeZkvgZершине.
ВскочиgZgh]bhgZmидала gbamih^bами, глубокую, тенистую заh^v<h^Z[ueZlZdZy
прохладная, и она почуkl\hала, что kydh`Zmg__]hjblH^gZdhEhjZihfgbeZqlhlm^Z
ходить нельзя.
Плато показалось ей большим, голым и скучным. Теперь, когда з десь не было папы, оно стало
просто большой роghciehsZ^dhcbEhjZj_rbeZihclb^hfhcGZiblvky?chq_gvohl_ehkv
пить.
Она съехала вниз с плато и медленно пошла назад той же дорогой, какой пришла сюда.

Внизу, среди ukhdhcljZы, ha^mo[ue]hjyqbcbg_ подвижный. До землянки было далеко, а
Лоре ужасно хотелось пить.
Она изо k_okbeklZjZeZkvihfgblvqlhg_^he`gZijb[eb`Zlvkydlhc]em[hdhcl_gbklhc
заh^b — и ^jm]ihернула назад и быстро пошла прямо к ней.
Она решила, что только посмотрит на заh^ ь. Потом подумала, что, может быть, hc^_l h^m
у самого берега, но не будет заходить на глубину.
Она ureZgZljhimdhlhjmxijh^_eZeiZiZbihreZ_s_[uklj__Bдруг...
Прямо перед ней на середине тропы стоял з_jv.
Лора отскочила назад и замерла, ус тавиrbkvgZg_]hLZdh]haеря она никогда не видела.
Длиной он был почти с Джека, только ноги соk_fdhjhldb_>ebgguck_jucf_oklhyegZg_f
торчком. Он задрал сhxiehkdmxfhj^mkfZe_gvdbfbmrZfbblh`_mklZ\bekygZEhjm.
Она не могла оторZlv]eZahl его смешной физиономии. И пока они так стояли, разглядыZy
друг друга, з_jvmdhjhlbekyjZa^Zekyширь и распластался по земле. Прямо на глазах он
преjZlbeky лежащую на тропе серую шкурку. Никто не сказал бы, что это жиhcgZklhysbc
з_jvLhevdh]eZ за его по -прежнему следили за Лорой.
Медленно, осторожно Лора нагнулась и подобрала с земли иhый прут. После этого она
почуklоZeZk_[ymереннее. Не разгибаясь, она продолжала рассматриZlvwlmk_jmx
шкурку.



Шкурка не двигалась, не двигалась и Лора. Интересно, что будет, если потыкать rdmjdm
прутом. Может быть, тогда она изменит форму? И Лора легонько ткнула.
Раздалось угрожающее рычание. Глаза з_jy[_r_ghkеркнули, и страшные белые зубы
щелкнули почти у самого ее носа.
Лора опрометью кинула сь прочь. Бегать быстро она умела. Она не останавлиZeZkv^hkZfhc
землянки.
— Силы небесные, Лора, — сказала мама, — если ты будешь носиться сломя голову lZdmx
жару, ты заболеешь.
Мэри k_wlhремя как благоhkiblZggZy^_очка просидела a_feygd_gZ^ книжкой, по
которой мама учила ее читать.
А Лора поступила плохо, и знала это. Она не сдержала обещание, данное папе. Правда, об этом
никто не знал. Никто не b^_edZdhgZhlijZилась к заh^bBgbdlhgbdh]^Zg_magZ_l_keb
она сама об этом не расскажет . Знает один только загадочный з_jvghhgg_fh`_l
наябедничать. И k_ -таки на душе у нее было k_ly`_e__.
Вечером она улеглась ihkl_evjy^hfkFwjbghaZkgmlvg_fh]eZIZiZkfZfhcijbkете
з_a^kb^_ebmihjh]ZbiZiZb]jZegZkdjbid_.
— Спи, Лора, — тихонько сказала мама, а скрипка тихонько ей напеZeZHgZидела 
открытую дверь небо и темную фигуру папы; между больших з_a^ieykZe_]hkfuqhd.
Все hdjm][uehlZdbfij_djZkgufb^h[juf<k_djhf_kZfhcEhjuHgZgZjmrbeZ^Zggh_
папе слоh: нарушить слоh — это так же плохо, как солгать.
Лора жалела о том, что она сделала. Но она сделала это, и если папа узнает, он ее накажет.
Папа продолжал тихонько играть. Его скрипка пела ей все так же сладко и нежно. Папа _^v
думал, что она хорошая дево чка. Наконец Лора не u^_j`ZeZ.
Она ukdhevagmeZbaihkl_ebbklmiZy[hkufbgh]ZfbihijhoeZ^ghfma_feyghfmihem
ночной рубашке и q_iqbd_ih^hreZdiZi_bстала рядом с ним. Когда умолкли последние
звуки, она почуklоZeZqlhiZiZmeu[Z_lky]ey^y на нее с_jom\gba.
— Что случилось, Бочоночек? — спросил он. — В темноте ты соk_fdZdfZe_gvdh_[_eh_
привидение.
— Папа, — дрожащим голоском сказала Лора, — я хотела пойти к заh^b.
— Вот как! — hkdebdgmeiZiZ — И что же тебя останоbeh?
— Я не знаю, кто это был, — прошептала Лора. — У него серый мех, и он на меня зарычал.
— А какой он _ebqbgu" — спросил папа.
Лора рассказала про незнакомого з_jy.
— Это, должно быть, барсук, — сказал папа.

Потом он долго молчал, а Лора ждала. Она не b^_eZ темноте его лица. Но она стояла,
прижаrbkvd_]hdhe_gyfbqmстhала, какой он сильный и добрый.
— Да -а, — сказал он наконец, — не знаю, что и делать, Лора. Видишь ли, я тебе доверял.
Непонятно, как быть с человеком, которому нельзя до_jylvBagZ_rvqlhij иходится делать с
такими людьми?
— Что -о? — еле u]hорила Лора.
— Приходится их сторожить, — сказал папа. — Так что, думаю, теперь нам придется
сторожить тебя. А делать это будет тhyfZfZihlhfmqlhy^he`_gjZ[hlZlvMG_evkhgZLZd
что остаZckyaZ\ljZ с мамой и не отходи от нее ни на шаг. Если ты _kv^_gv[m^_rvk_[y
хорошо _klbfuihaолим тебе попытаться сноZklZlvlZdhc^_очкой, которой можно
до_jylvQlhlugZwlhkdZ`_rvDZjhebgZ" — спросил он у мамы.
— Я согласна с тобой, Чарльз, — от_lbe а из темноты мама. — И заljZy[m^m__klhjh`blv
Но я не сомнеZxkvqlhhgZ[m^_lohjhr_c^_очкой. А теперь, Лора, быстро ihkl_ev.
НазаljZ[uem`Zkguc^_gv.
Мама занялась штопкой, и Лоре пришлось остаться a_feygd_HgZ^Z`_g_fh]eZkoh^blvd
родн ику за h^hc — _^v_ciheZ]Zehkvсе j_fy[ulvgZ]eZaZomfZfuFwjboh^beZaZодой
и гуляла с Кэрри. А Лоре пришлось сидеть дома.
Джек припадал на передние лапы и помахиZeoостом. Он ukdZdbал на тропинку и
оглядыZekygZEhjmahя ее с собой. Он не мог понять, почему она с ним не идет.
Лора помогала маме. Она ufueZihkm^mihkl_ebeZh[_ihkl_ebih^f_eZihegZdjueZklhed
обеду. За обедом она сидела понуриrbkvgZkоей скамейке и ела то, что поставила перед ней
мама. После обеда ul_jeZihkm^m и распорола простыню, которая протерлась k_j_^bg_
Мама перестаbeZdmkdbfbldZeybkdheheZbo[meZ\dZfbZEhjZh[f_luала шоdjhohlgufb
стежками. Ей казалось, что этот шоbwlhl^_gvgbdh]^Zg_dhgqZlky.
Но наконец мама с_jgmeZbm[jZeZrlhidmbijb нялась готоblvm`bg.
— Сегодня, Лора, ты была хорошей деhqdhc — сказала мама. — Так мы и скажем папе. А
заljZmljhfihc^_fbihbs_flоего барсука. Я думаю, что только благодаря ему ты не
утонула. Если бы ты дошла до той глубокой заh^blu[ugZерняк а g__aZe_aeZKlhbl
только начать не слушаться, и дальше k_ihc^_lkZfhkh[hcihdZjZghbebiha^ghg_kemqblky
что -нибудь ужасное.
— Да, мама, — сказала Лора. Теперь она знала, что так оно и быZ_l.
На следующий день они с мамой отпраbebkvgZihbkdb барсука. Она показала маме то место,
где он распластался на тра_FZfZgZreZ[ZjkmqvxghjmWlh[ueZdjm]eZy^ujZih^dmklbdhf
траugZысоком берегу, там, где обрыZeZkvij_jbyEhjZaала барсука и тыкала ghjm
палкой.
Но если он и был дома, то не за хотел к ним uclbBEhjZgbdh]^Z[hevr_g_идела этого
старого серого барсука.



Венок из роз

За хлеhfihkj_^bij_jbbe_`Ze^ebgguck_jucdZf_gvHgih^ufZekygZ^олнами траub
клонящимися под _ljhfihe_ыми ц_lZfbKерху камень был плоский и почти гладкий и
такой широкий и длинный, что Лора с Мэри могли бегать по нему, ay\rbkvaZjmdbb^Z`_
гоняться друг за другом. Это было чудесное место для игр.
По_joghklvdZfgyihdjuал серо -зеленый лишайник. По нему сноZebfmjZьи. Иногда какая -
нибудь бабочка присажиZeZkvhl^hogmlvLh]^ZEhjZgZ[ex^ZeZdZdf_^e_gghhldjuаются и
закрыZxlky__[ZjoZlbklu_djueurdb[Z[hqdZkeh\gh^urZeZbfbEhjZfh]eZjZa]ey^_lv
тонюсенькие ножки, подрагиZxsb_mkbdbb^Z`_djm]eu_]eZaZ[_aек.
Поймать бабочку Ло ра никогда не пыталась, потому что знала: ее крылья покрыты такими
крохотными перышками, что уb^_lvbog_озможно. А если до них дотронуться, то бабочке
будет больно.
Солнце нагреZehk_jucdZf_gvbhgсегда был теплым. Тут k_]^Z^mee_]dbcетерок, он
приносил запах нагретой траu>Ze_dhlZf]^_g_[hkh_^bgyehkvka_fe_cihij_jbb
двигались темные пятнышки — это пасся скот.

Лора и Мэри никогда не играли на сером камне по утрам и никогда не остаZebkvlZf^haZoh^Z
солнца, потому что утром и _q_jhf мимо него проходило стадо.
СhbfbdhiulZfbhghih^gbfZehkljZrguclhihlZскинутые рога мелькали соk_f[ebadh
Позади стада шел Джонни Джонсон, пастушонок. У него было круглое красное лицо, круглые
голубые глаза и с_leu_ba`_elZ -белые hehkuHgmofu лялся им, но сказать ничего не мог.
Он не знал тех слоdhlhju_ihgbfZebEhjZbFwjb.
Как -то ближе к _q_jmdh]^Zhgbb]jZeb ручье, папа позZebokkh[hcHgkh[bjZekyb^lbd
камню klj_qZlvklZ^h.
Лора запрыгала от радости. Она никогда так близко не подходила к стаду, а рядом с папой ей
было соk_fg_kljZrghFwjbreZkg_hohlhcbklZjZeZkv^_j`Zlvkyih[eb`_diZi_.
Стадо уже приближалось. Его реklZghился k_]jhfq_<hdjm]g_]hih^gbfZeZkvlhgdZy
золотистая пыль.
— Они уже близко! — сказал папа. — Забирайтесь сюда!
Он поднял Мэри и Лору на камень, оттуда они стали смотреть.
Мимо них хлынул поток спин — рыжих, белых, коричнеuoq_jguoi_kljuo@b\hlgu_
бешено jZsZeb]eZaZfbh[ebauали языками плоские носы, угрожающе наклоняли голоuk
острыми с трашными рогами. Но Лора и Мэри были [_ahiZkghklbgZысоком сером камне, а
папа стоял, прислонившись к нему, и gbfZl_evgh]ey^_egZklZ^h.
Оно уже почти миноZehdZf_gvdh]^ZEhjZbFwjbaZf_lbebkZfmxdjZkb\mxdhjh\mdZdmx
им когда -либо приходилось b^_lv — небольшую, белую, с рыжими ушами и рыжим пятном
на лбу. Белые рожки загибались внутрь, как будто указыZygZwlhiylgh:gZ[_ehf[hdmdZd
раз посредине, у короu[uehkhершенно правильное кольцо из рыжих пятен — каждое
_ebqbghckjham.
Даже Мэри подпрыгнула от hklhj]ZZEhjZaZdjbqZeZ:
— Глядите! Глядите! Папа, гляди, у короugZ[hdmенок!
Папа засмеялся. Он помогал Джонни Джонсону отделить короmhlklZ^Z.
— Подите сюда, девочки! — крикнул он. — Помогите от_klb__ хлев!
Лора спрыгнула с камня и подбежала к нему, крича:
— Папа, неужели она и впра^mgZrZ?
Маленькая белая короZaZreZ хлеbiZiZhlетил:
— Это наша короZ!
Лора по_jgmeZkvbkhсех ног бросилась к землянке. Она hjалась туда с криками:
— Мама! Мама! Иди скорей, пог ляди на корову! У нас короZHcfZfZ^hq_]h`_hgZ
красиZy!
Мама ayeZgZjmdbDwjjbbihreZihkfhlj_lv.
— Ах, Чарльз! — только и сказала она.
— Она тебе нравится, Каролина? — спросил папа.
— Но как же, Чарльз... — сказала мама.
— Я купил ее у Нельсона, — сказал ей папа. — Расплачусь с ним поденной работой. Нельсону
нужен помощник `Zl\mb сенокос. Ты только погляди на нее. Это же прекрасная дойная
короZMgZk[m^_lfhehdhbfZkehDZjhebgZ!
— Ах, Чарльз, — сказала мама.
Дальше Лора не стал а слушать. Она по_jgmeZkvbhiylvkhсех ног помчалась a_feygdmLZf
она схZlbeZkhklheZgZdjulh]hdm`bgmkою жестяную кружку и кинулась обратно.
Папа приyaZedjZkb\mx[_emxdhjh\m отдельном маленьком стойле hae_klhceZIblZb
Рыжего. Она сто яла там и мирно жеZeZ`ачку. Лора присела рядом с ней на корточки.
Осторожно держа h^ghcjmd_djm`dmhgZ^jm]hcjmdhcзяла корову так, как это делал папа,
когда доил. И kZfhf^_e_ кружку ударила струйка теплого белого молока.
— Силы небесные! — hkdebdgmeZfZfZ — Да uihkfhljbl_gZwlm^_\hqdmQlhwlhlu
делаешь?



— Я дою корову, мама, — от_lbeZEhjZ.
— Только не с этой стороны, — поспешно сказала мама. — Она же тебя лягнет.

Но добродушная короZlhevdhihернула голову и кротко посмотрела на Лору. Вид у нее был
удивленный, но она не лягалась.
— Доить корову надо k_]^ZkijZа, — сказала мама. А папа сказал:
— Вы только поглядите на мой Бочонок! Кто научил тебя доить?
Лору никто не учил доить, просто она b^_eZdZdwlh^_eZ_liZiZ:l_i_jv k_kfhlj_ebdZd
доит она. Струйка за струйкой молоко зhgdhm^Zjyehkvh^ghdjm`dbihlhfkljmcdZaZ
струйкой, оно урчало и пенилось, пока белая пена не поднялась почти до крае.
Тогда папа, мама, Мэри и Лора отпили по большому глотку этого теплого, d усного молока, а
k_qlhhklZалось, допила Кэрри. После этого они, довольные, стояли и смотрели на чудную
корову.
— Как ее зовут? — спросила Мэри.
Папа рассмеялся и от_lbe:
— Ее зовут Венок.
— Венок? — поlhjbeZfZfZ.
— Нельсоны зZeb__dZdbf -то нор_` ским именем, — сказал папа. — А когда я спросил, что
оно значит, миссис Нельсон сказала: «Венок».
— Но почему «_ghd" — спросила мама.
— То же самое я спросил у миссис Нельсон, — от_lbeiZiZ — А она т_j^beZ<_ghd — и
k_lmlGh^he`gh[ulvmf_gy на лице было написано, что я ничегошеньки не понял, потому
что dhgp_dhgph она сказала: «Венок из роз».
— У нее на боку _ghd — закричала Лора. — Венок из роз!
Тут k_ihdZlbebkvkhkf_omZfZfZkdZaZeZ:
— Ну hlqlhWlmdhjh\mfug_[m^_faать ни В енок, ни даже Венок из роз. Мы назо_f__
Пеструшкой.



Вол на крыше

Теперь Лоре и Мэри приходилось klZать чуть с_lMljhf^hосхода солнца им нужно было
от_klbI_kljmrdmdk_jhfmdZfgx]^_ijhoh^behklZ^hqlh[u>`hggbaZ[jZe__kkh[hc
Весь день она паслась с другими короZfbZечером они опять klj_qZebklZ^hmdZfgyb
отh^bebI_kljmrdmh[jZlgh хле.
По утрам они бежали скhavijhoeZ^gmxljZ\mсю dZi_evdZojhkuHlwlh]hbo[hku_gh]b
и подолы платьеgZfhdZebGhbfgjZилось пробирать ся скhavjhkbklmxljZ\mgjZилось
смотреть, как над краем земли klZ_lkhegp_.
Вначале k_[uehk_jh_K_jh_g_[hk_juckет, серая от росы траZ<k_djm]hfkehно
замерло, а _l_jaZlZbe^uoZgb_.
Потом на hklhqghcklhjhg_g_[Zihyлялись яркие зелены е полосы. Если там было облачко, то
оно розо_ehEhjZbFwjbkb^_ebgZdZfg_h[oатиjmdZfbaZkluшие ноги, упершись
подбородками dhe_gbbkfhlj_ebZнизу, ljZе, сидел Джек и тоже смотрел. Но им ни
разу не удалось заметить, когда же небо начинал о розоветь.
СперZhgh[uehqmlvjhahое, потом розо_ehсе больше и больше. Розоucpет k_ыше
разлиZekyihg_[mHgklZghился k_yjq_b]ms_bgZdhg_p^_eZekyhke_ibl_evgufdZd
пламя. Тогда маленькое облачко ^jm]спыхиZehahehlhf<kZfhfp_gl ре этого пламени над
плоским краем земли появлялся краешек солнца. Он был словно узкая полоска белого огня, и
^jm]khegp_ыскакиZeh\k_p_ebdhf — громадное, круглое и такое яркое, что казалось, оно
сейчас ahjется с_lhf.
Тут Лоре he_c -неhe_cijboh^b лось моргнуть, и за то мгно_gb_qlhhgZfhj]ZeZg_[h
становилось голубым, а золотое облачко исчезало. Над прерией с_lbehh[udghенное солнце,
какое с_lbldZ`^uc^_gvblukyqbilbpihjoZebbs_[_lZeb тра_.
По _q_jZfdh]^ZklZ^hозjZsZehkv^hfhc , Лора и Мэри старались поскорее добежать до
камня и ah[jZlvkygZg_]hij_`^_q_fсе эти рогатые голоublhihqmsb_dhiulZkgbf
пораgyxlky.

Папа работал теперь на мистера Нельсона, поэтому Пит и Рыжий остались без дела. Так же как
Пеструшка, они пасли сь целый день f_kl_khklZ^hfEhjZgbdh]^Zg_[hyeZkv^h[jh^mrghc
белой Пеструшки, а Пит и Рыжий были такие огромные, что их испугался бы кто угодно.
Однажды _q_jhfkdhl[ueq_f -то разъярен. Стадо приближалось с топотом и реhfZ
пораgyшись с камнем, стало около него кружить. Животные бросались друг на друга, ре_eb
бешено jZsZeb]eZaZfbBojh]Zkrb[Zebkvk`mldbflj_kdhfZdhiulZfbhgbih^gyebp_eh_
облако пыли.
Мэри так испугалась, что не могла двинуться с места. Лора тоже испугалась — так, что тотчас
соскочила с камня. Она знала, что должна загнать oe_\I_kljmrdmIblZbJu`_]h.
Она оказалась среди громадных жиhlguodhlhju_j_ели, рыли копытами землю, сшибались
рогами. Но с помощью Джонни ей удалось направить Пита, Рыжего и Пеструшку klhj ону
хлеZ>`_dlh`_ihfh]ZeHgiju]ZebjuqZeZEhjZdjbdZfbih^]hgyeZbokaZ^bIhlhf
Джонни сh_c[hevrhciZedhcih]gZeklZ^h^Zevr_.
ПерhcaZreZ хлеI_kljmrdZAZg_xошел Рыжий. Пит тоже собирался зайти, и Лора
соk_f[uehmkihdhbeZkvdZdдру г громадный Пит раз_jgmekygZ[uqbekyih^gye]heh\m
задрал хhklbimklbekyслед за стадом.
Лора бросилась ему наперерез, стала кричать и махать руками. Тогда Пит aj_ел и, f_klh
того чтобы по_jgmlvdoe_\mdbgmekyijyfhgZ[_j_]jmqvy.
Лора бежала что было мочи, стараясь его опередить. Но у Пита ноги были длиннее, чем у нее.
Джек тоже старался, как мог, но он только заставил Пита делать более длинные прыжки.
Прыжок — и Пит оказался прямо над землянкой. Лора видела, как его задняя нога все глубже и
глубже уходит djurma_feygdbL_i_jvол сидел на ней.



Сейчас крыша проZeblkybhgmiZ^_lgZfZfmbDwjjbZиноZlZ этом будет Лора, потому
что она его не останоbeZ.
Вол подался вперед и ulZsbegh]m:EhjZсе бежала. Она оказалась спереди Пита, и Джек
f_kl_kg_c.
Вдвоем они загнали Пита oe_, и Лора заперла за ним дверь. Ее kxljykehgh]bmg__
подгибались, а коленки стукались друг о друга.
Снизу по тропинке прибежала мама с Кэрри на руках. Они были целы и неj_^bfuLhevdh
крыше, т ам, где Пит проZebekyZihlhfыдернул ногу, осталась дыра. Мама очень
испугалась, когда уb^_eZmk_[ygZ^]hehой эту ногу.
— Но ничего страшного не случилось, — сказала она.
Она набила ^ujmljZы и uf_eZa_fexdhlhjZyhkuiZeZkv\gmljva_feygdb Потом они с
Лорой посмеялись, потому что очень забавно жить ^hf_dm^Zq_j_adjurmfh`_l
проZeblvkyол. Это k_jZно что жить djhebqv_cghj_.
На следующее утро, когда Лора мыла посуду, она увидела, как что -то темное посыпалось gba
по белой Стене. Э то были комья земли. Она a]eygmeZ\ерх, чтобы узнать, откуда они
сыплются, и отскочила быстрее кролика. Вниз рухнул большой камень, а за ним осыпалась ky
крыша.
Прямо ^hfebekykheg_qguckет, и оздухе стояла пыль. Чихая и даykvwlhciuevxfZfZ
Мэри и Лора смотрели \_jobместо потолка b^_ebgZ^kh[hxg_[hDwjjblh`_qboZeZgZ
руках у мамы. В землянку ворZeky>`_dbm\b^_ \_jomg_[haZjuqZegZg_]hIhlhfbhg
чихнул.
— Ну hl — сказала мама, — заljZiZi_gZdhg_p -то придется починить к рышу.
Потом они ug_kebgZjm`mсю землю, камень и упаrb_imqdbk_gZ:fZfZih^f_eZ
землянку иhой метлой.
Этой ночью они спали kоем доме под з_a^gufg_[hfLZdh]hkgbfb_s_g_[uало. На
следующий день папе пришлось остаться дома, чтобы сделать но вую крышу. Лора помогла ему
принести иhые сучья и подавала их, а он их укреплял. С_jomhgbiheh`beblhekluckehc
с_`_cljZы и насыпали на нее землю. А по_joa_febiZiZmeh`beырезанные ij_jbb
куски дерна.
Он плотно пригнал их друг к другу, а потом они с Лорой их утрамбоZeb.

— Эта траZ^Z`_g_ihqmстhала, что ее перенесли с одного места на другое, — сказал папа.
— Через пару дней нашу новую крышу не отличишь от прерии.
Он не ругал Лору за то, что Пит убежал от нее, только сказал:
— Такому больш ому hemg_q_]h[_]ZlvmgZkihdjur_.



Стог соломы


Когда был убран урожай мистера Нельсона, папа расплатился за Пеструшку. Теперь он мог
убирать собст_ggucmjh`ZcHggZlhqbe^ebggmxbkljZrgmxdhkmdhlhjmxfZe_gvdbf
девочкам нельзя трогать
ни dh_ м случае,
и скосил пшеницу на небольшом поле за хлеhfIhlhfkязал ее пучками и сложил 
скирды.

После этого он каждое утро отпраeyeky долину на другом берегу ручья. Там он косил траву и
остаeye__kmrblvkygZkhegp_Ihlhfk]j_[__ кучи дереyggu ми граблями. Потом ijy]
фургон Пита и Рыжего, при_ak_ghklh]h[_j_]Zbk^_eZebag_]hr_klv[hevrboklh]h.
Теперь он уже не играл _q_jZfbgZkdjbid_ihlhfmqlhkebrdhfmklZал. Зато он радоZeky
что сено убрано и можно распахиZlvihdhkih^ir_gb чное поле.
Однажды на расс_l_ijb_oZebljh_qm`bofm`qbgkfhehlbedhcfhehlblviZibgmir_gbpm
Лора слышала лязг этой машины, пока гнала Пеструшку сквозь росистую траву. А когда
ahrehkhegp_e_lysZyihетру мякина стала золотой. До заljZdZся пшеница была
обмолочена, и мужчины с молотилкой уехали, а папа сказал:
— Жаль, что Хансон посеял так мало пшеницы. Но мука у нас будет. А соломы и сена, что я
накосил, хZlblqlh[uijhdhjfblvabfhckdhlbgmGZ[m^msbc]h^kh[_j_fgZklhysbc
урожай.
Когда lhmlj о Мэри и Лора отпраbebkvihb]jZlv прерию, перh_qlhhgblZfmидели, был
красиucahehlbklucklh]khehfuHgyjdh]hj_egZkhegp_biZo_s_\dmkg__q_fk_gh.
Солома скользила и осыпалась у Лоры под ногами, но она карабкалась на_jo_s_[uklj__q_f
осыпалась солома. Через минуту она была уже на самой _jomrd_klh]Z.
Она уb^_eZhllm^Zhldjuающийся за ручьем простор; увидела kxh]jhfgmxdjm]emx
прерию. Сама же она была высоко g_[_ — почти как птица. РаскинуjmdbhgZklZeZ
подпрыгиZlvgZmijm]hc соломе.
— Я лечу! Я лечу! — крикнула она gbaFwjb.
Мэри kdZjZ[dZeZkvdg_c.
— ДаZciju]Zlv — сказала Лора.
Они ayebkvaZjmdbbdjm`ZkvklZebih^iju]bать k_ыше и ur_Box[dboehiZebgZ
_ljmaZязанные под подбородком капоры слетали и болтали сь за спиной.
— Вы -ше! Вы -ше! — подпрыгивая, напеZeZEhjZ<^jm]khehfZih^g_caZkdhevabeZbhgZ
поехала gbakhklh]ZjZa]hgyykvсе быстрей и быстрей. Бам! — и она очутилась на земле.
Плам! — на ней очутилась Мэри.
Хохоча, они стали барахтаться dhe кой соломе. Потом сноZзобрались на стог и съехали
gbaGbdh]^Z_s_hgblZdg_еселились.
Они a[bjZebkvbkt_a`Zebзбирались и съезжали, пока почти _kvklh]g_ij_ратился 
разбросанные пучки соломы.
Тогда они присмирели. Стог был теперь соk_fg_ таким, каким его сделал папа. Лора
посмотрела на Мэри, а Мэри на Лору, потом они обе посмотрели на то, что осталось от стога.
Тут Мэри сказала, что она возjZsZ_lky землянку, и притихшая Лора пошла за ней.



Все утро они _ebk_[ydZdih^h[Z_lohjhrbf девочкам, помогали маме, тихонько играли с
Кэрри. Потом _jgmekydh[_^miZiZ.

Войдя, он перuf^_ehfihkfhlj_egZEhjmZEhjZklZeZkfhlj_lv пол.
— Больше, девочки, не съезжайте со стога, — сказал папа. — Мне пришлось останоblvkyb
собрать kxkhehfm , что ujZa[jhkZeb.
— Мы не будем, папа, — сказала Лора серьезно. А Мэри поlhjbeZ:
— Мы больше не будем.
После обеда Мэри ufueZZEhjZытерла посуду. Потом они надели капоры и поднялись по
тропинке ij_jbxAhehlbklucklh]kbyegZkhegp_.
— Лора! Что ты делаешь? — сказала Мэри.
— Ничего я не делаю! — от_lbeZEhjZ — Я даже пальцем до него не дотронулась!
— Уйди оттуда сейчас же, или я расскажу маме! — сказала Мэри.
— Но папа не гоhjbeqlh_]hg_evaygxoZlv — сказала Лора.
Она прижалась к золотисто му стогу и глубоко вдохнула запах нагретой соломы. Нюхать солому
было еще dmkg__q_f`_ать пшеничные зерна. Лора зарылась лицом klh]aZdjueZ]eZaZb
^hogmeZ]em[hdh -глубоко.
— М-м-м! — сказала она.
Мэри подошла и тоже понюхала.
Лора посмотрела \_jo на колкий, сияющий, золотистый стог. Никогда еще небо не казалось ей
таким синим, как над этой золотой соломой. Она не могла остаZlvkyнизу. Она должна быть
там, ближе к синему небу.
— Лора! — крикнула Мэри. — Папа же сказал, что нельзя.
Лора карабкалас ь на_jo.
— А hlbg_l — hajZabeZhgZ — Он не гоhjbeqlhg_evayaZ[bjZlvkygZklh]hglhevdh
сказал, что нельзя с него съезжать.
— Сейчас же слезай оттуда, — сказала Мэри.
Лора уже была на _jomrd_klh]ZHgZihkfhlj_eZ\gbagZFwjbbkdZaZeZ тоном очень
послушной девочки:
— Я не собираюсь съезжать gba<_^viZiZg_jZaj_rbe.
Выше было только синее небо. Дул _l_j<gbame_`ZeZa_e_gZyij_jbyEhjZih^iju]gmeZ
широко раскинуjmdbbmijm]ZykhehfZысоко подбросила ее.
— Я лечу! Я лечу! — пр опела она. Мэри забралась к ней и тоже стала летать.
Они старались подпрыгнуть как можно ur_Ihlhf[mogmebkv теплую, сладко пахнущую
солому. СпраZbke_а от Лоры солома a^meZkvEhjZi_j_dZlbeZkvgZздутое место, и оно
опустилось под ней, но рядом тут же a^mehkv^jm]h_HgZi_j_dZlbeZkvlm^Zbдруг
покатилась k_[uklj_cb[uklj_chgZm`_g_fh]eZhklZgh\blvky.
— Лора! — крикнула Мэри. — Папа же сказал...
Но Лора катилась и катилась gbaihdZg_iexogmeZkv солому рядом со стогом.
Она тут же в скочила и забралась обратно на стог. И снова покатилась вниз.
— Ну же, Мэри, иди сюда! — крикнула она. — Папа не гоhjbeqlhg_evaydZlblvky!
Мэри с_jomiulZeZkv_cозразить:
— Я знаю, что он этого не гоhjbegh.
— Так чего ты ждешь! — Лора сноZihd атилась вниз. — Иди сюда! — крикнула она. — Это же
так _k_eh!
— Да, но k_ -таки... — сказала Мэри. Потом и она покатилась вниз.
Это было еще лучше, чем съезжать со стога. Они a[bjZebkvbkdZluались, a[bjZebkvb
скатыZebkvbohohlZeb^hmiZ^m<f_kl_ с ними со стога скатыZehkvсе больше и больше
соломы. Они Zeyebkv ней, катали g_c^jm]^jm`dmbkghа забирались на стог, пока
забираться стало не на что.
Тогда они отряхнули с платьеkhehfmытащили из hehkсе до последней соломинки и тихо
пошл и a_feygdm.
Когда папа _jgmeky тот вечер с поля, Мэри старательно накрыZeZklhedm`bgmEhjZkb^_eZ
за дверью и habeZkvk[mfZ`gufbdmdeZfb.
— Лора, — страшным голосом позZeiZiZ — поди сюда.
Лора медленно ureZba -за двери.
— Встань тут, — сказа л папа. — Рядом с Мэри.
Он сел, а они с Мэри стояли перед ним. Но смотрел он на Лору. Потом суроhkdZaZe:
— Вы опять съезжали со стога, девочки.

— Нет, папа, — сказала Лора.
— Мэри! — сказал папа. — Вы съезжали со стога?
— Н-нет, папа, — сказала Мэри.
— Лора! — Голос у папы стал ужасным. — От_lvfg__s_jZa<UKT?A@:EBKHKLH=:?
— Нет, папа, — сноZhlетила Лора, глядя папе прямо ]eZaZHgZg_ihgbfZeZhlq_]hmg_]h
такой вид.
— Лора! — сказал папа.
— Мы не съезжали, папа, — объяснила Лора. — Мы с него скатыZebkv.
Папа быстро klZeihr_ed^\_jbbklZekfhlj_lvgZmebpmIe_qbmg_]hljykebkvEhjZb
Мэри не знали, что подумать.
Когда папа обернулся, лицо у него было суроh_gh]eZaZih[e_kdbали.
— Ладно, Лора, — сказал он. — Но теперь, девочки, я вообще не разрешаю Zfih^oh^blvd
стогу. Зимой Питу и Рыжему нечего будет есть, кроме соломы и сена. Ни одна соломинка не
должна пропасть. Вы _^vg_ohlbl_qlh[uhgb]heh^ZebijZда?
— Нет, нет, папа! — сказали Мэри и Лора.
— Ну hl:qlh[ukhehfZ годилась им ibsmhgZ^he`gZklhylv стогах. Вам понятно?
— Да, папа, — сказали они.
Больше на стог они уже не забирались.



Год кузнечиков

Стали поспеZlv^bdb_keb\uHgbjhkebдоль k_]hL_gbklh]hJmqvybfZe_gvdb_kmqdhатые
_ldbmешаны были п лодами с тонкой кожицей. В зарослях стоял сладкий, одуряющий запах и
гудели насекомые.
Папа распахиZel_i_jvlhldmkhda_febdhlhjuchgыкосил на другой стороне ручья. Когда
утром, еще до hkoh^ZkhegpZEhjZijb[_]ZeZaZI_kljmrdhcqlh[uhlести ее к серому
камню, Пита и Рыжего oe_\mm`_g_[uehIZiZaZijy]Zebo плуг и уh^bejZ[hlZlv.
Вымыihke_aZтрака посуду, Лора и Мэри брали жестяные _^jZbrebkh[bjZlvkebы. С
крыши сh_]h^hfZhgb\b^_ebdZdjZ[hlZ_liZiZBhgbолы, и плуг казались очень
маленькими. Они медленно ползли по изгибу прерии, и над плугом поднималось облачко пыли,
которое _l_jhlghkbe сторону.
Каждый день бархатистый темно -коричнеucdehqhdjZkiZoZgghca_febklZgh\bekyсе
больше, постепенно съедая серебристо -золотую с терню. Он должен был стать большим
пшеничным полем, и когда папа h^bgij_djZkguc^_gvkh[_j_lmjh`ZclhbhgbfZfZb
Мэри, и Лора получат k_qlhlhevdhih`_eZxl.
У них будет дом, будут лошади и леденцы каждый день — как только папа соберет урожай
пшеницы.
Скhavысокую траву Лора пробиралась к зарослям дикой слиuDZihj\bk_emg__aZkibghc
и она помахиZeZgZoh^mедром. ТраZklZeZ`_elZyehfdZy>_kyldbfZe_gvdbodmag_qbdh
uiju]bали у Лоры из -под ног, когда она рассекала шуршащую траву. Мэри шла позади по
тропинке, которую прокладыZeZEhjZghdZihjZhgZg_kgbfZeZ.
Дойдя до зарослей, они ставили на землю большие _^jZHgbkh[bjZebkebы fZe_gvdb_
_^_jdbZihlhfысыпали [hevrb_едра, пока не наполняли их до_jomLh]^Zhgb
относ или их на крышу землянки. Там мама расстелила на тра_qbklmxетошь, и Лора с Мэри
раскладыZebgZg_ckebы, чтобы они сушились на солнце. Зимой у них будут сушеные слиu.
Заросли не давали густой тени. Солнце проникало между узкими листочками. Маленькие _ldb
гнулись под тяжестью плодоZ длинной тра_dmqdZfbe_`ZebiZ^ZgpuG_dhlhju_[ueb
побиты, некоторые лежали целехонькие, а некоторые треснули, обнажи`_elmxkhqgmx
мякоть.
Надтреснутые слиu]mklhh[e_ieyebiq_eubr_jrgbHgbbahсех сил сосал и сок из трещин.
Их чешуйчатые хhklbdbih^_j]bались от удоhevkl\byHgb[ueblZdm\e_q_gukоим
занятием, что даже не жалили. Когда Лора тыкала gboljZинкой, они только чуть
отодвигались, не перестаZykhkZlvкусный слиhый сок.

Все целые слиuEhj а складыZeZ _^_jdhghdh]^Z_cihiZ^ZeZkvgZ^lj_kgmlZykebа, она
скоujbала с нее шершней и быстренько засоuала jhlKebа была сладкая, теплая,
сочная. Вокруг Лоры гудели сбитые с толку шершни: они не могли понять, куда делась слиZ
Но через м инуту они уже lbkdbались dmqdbijbkhkZшихся к другим слиZfr_jrg_c.
— ПраhEhjZlu[hevr_kt_^Z_rvq_fkh[bjZ_rv — сказала Мэри.
— А hlbg_l — hajZabeZEhjZ — Я _^vkZfZkh[jZeZсе, что съела.
— Ты отлично знаешь, о чем я, — сердито сказа ла Мэри. — Я работаю, а ты забаey_rvky.
Но Лора наполняла сh_едерко так же быстро, как Мэри — сh_Fwjbk_j^beZkvhllh]hqlh
ей хотелось бы шить или читать a_feygd_Zg_kh[bjZlvkebы. Лора же терпеть не могла
сидеть смирно, собирать слиu_c нравилось.
Слиu[uebjZaguokhjlh. К тому j_f_gbdh]^ZdjZkgu_[uebkh[jZguihki_eb`_elu_AZ
ними поспели синие. Самые большие слиuihki_али последними. Это был зимний сорт, и его
собирали после перuoaZfhjhadh.
Однажды утром k_djm]hf оказалось посеребренным. Каждая траbgdZk_j_[jbeZkvbgZljhi_
лежал тонкий серебряный налет. Он как огнем обжигал босые Лорины ноги, оставляrb_gZ
тропе темные следы. Холодный ha^mos_dhlZegha^jb^uoZgb_ij_ращалось iZj:dh]^Z
ahrehkhegp_с я прерия заискрилась. Тысячи крохотных разноц_lguobkdhjhdaZkеркали 
тра_.
В этот день поспели зимние слиu;hevrb_ebehые, они были покрыты, будто инеем, тонким
серебристым налетом.
Солнце уже не припекало, как прежде, и ночи стали холодными. Прер ия побурела; теперь она
была почти того же ц_lZqlhklh]Zk_gZ<_l_jijbghkbel_i_jv^jm]b_aZiZobZg_[h[ueh
уже не таким пронзительно синим.

Но днем на солнышке было по -прежнему тепло. Стояла сухая погода, без дождей;
заморозки тоже прекратились. П риближался День Благодарения
[1]
, а снега k__s_g_[ueh.

— Чудно, — сказал как -то папа. — Я не припомню такой осени. Нельсон слышал от
старожилоqlh_kebklhbllZdZyih]h^Zlh[m^_l]h^dmag_qbdh.
— А что это значит? — спросила мама.
Папа hlет п окачал голоhc:
— Меня ты не спрашиZcYlhevdhih\lhjyxkehа Нельсона. Я тоже ничего не понял.
— Верно, какая -нибудь старая нор_`kdZyijbf_lZ — сказала мама.
Лоре эти слоZihgjZились. Теперь, когда она пробегала ij_jbbkdозь шуршащую траву и
b^_ ла прыгающих кузнечикоhgZgZi_ала: «Год кузнечико=h^dmag_qbdh\»



Лошади на Рождество

Настал День Благодарения, а снега k_g_[ueh.
Когда они сели за праздничный обед, дверь землянки была открыта настежь. За голыми
_jomrdZfbb Лора видела пре рию до того места, куда опускается солнце. Прерия походила на
мягкий желтый мех, а черта, отделяrZy__hlg_[Z[ueZm`_g_q_ldhcZkfmlghcbjZafulhc.
Обед получился очень dmkgucIZiZih^klj_ebe^bdh]h]mkybfZfZ_]hklmrbeZHgZg_
могла сделать ж аркое, потому что a_feygd_g_[uehhqZ]ZZ их маленькой печке не было
духоdbAZlhhgZk^_eZeZde_pdbkfykghcih^ebой. На столе были кукурузные лепешки и
картофельное пюре, молоко и масло и компот из сушеных слиBmdZ`^h]hjy^hfklZj_edhc
лежал о по три зернышка жареной кукурузы, q_klvijZa^gbdZ.

Перuc>_gv;eZ]h^Zj_gby[uelh]^Zdh]^Zm[_^guoHlph\ -пилигримоg_hdZaZehkvgZ
обед ничего, кроме трех жареных кукурузных зернышек. Но пришли индейцы и принесли
кукурузу, сладкий картофель и дики х индюшек. И Отцы -пилигримы были им очень
благодарны

[2]
.

И hlihke_\dmkgh]hijZa^gbqgh]hh[_^ZEhjZbFwjb_ebkои кукурузные зернышки и
kihfbgZebHlph\ -пилигримо@Zj_gZydmdmjmaZ[ueZhq_gvкусная — сладкая,
подрумяниrZyky — и хрустела на зубах.
После Дня Благодарения пришла пора подумать о Рождест_Ih -прежнему не было ни снега,
ни дождя. Под серым небом лежала скучная прерия, и холодный _l_j^megZ^a_feygdhc.
— В землянке тепло и уютно, — сказала однажды мама, — и k_ -таки мне кажется, будто я
з_jvabfmxsbc норе.
— Не беда, Каролина, — отозZekyiZiZ — На будущий год у нас будет хороший дом. — Глаза
у него заблестели, и он загоhjbelZdbf]hehkhfdZdhc[uал у него, когда он поет. — И
добрые лошади, и двуколка. Одену Zk шелкоu е платья и по_amdZlZlvkyLulhevdh
подумай, Каролина, — такая роgZy`bjgZya_feyGb]^_gbi_gvdZgbdZfgyBсего три
мили до железной дороги. Мы продадим _kvmjh`Zc^hihke_^g_]ha_jgurdZ!
Потом он at_jhrbejmdhcолосы и сказал:
— Ах, мне бы уп ряжку лошадей!
— Послушай, Чарльз, — сказала мама, — доhevghblh]hqlhсе мы жиuba^hjhы, что нам
здесь тепло и уютно и еды на зиму хZlblGZ^h[ulv[eZ]h^ZjgufbaZlhqlhmgZk_klv.
— Все так, — сказал папа. — Но Пит и Рыжий больно уж непоhjhle иuYспахал на них k_
это поле, но без лошадей мне не засеять его пшеницей.
Когда Лора смогла, не перебиZyзрослых, klZить сh_kehо, она сказала:
— Тут нет очага.
— Ты о чем это? — спросила ее мама.
— О Санта -Клаусе, — от_lbeZEhjZ.
— Ешь сhcm жин, Лора, — сказала мама. — Всему сh_ремя.
Лора и Мэри знали, что Санта -Клаус не может hclb дом, где нет очага, потому что он
спускается hqZ]ihljm[_B один прекрасный день Мэри не u^_j`ZeZbkijhkbeZmfZfu
как Санта -Клаус к ним попадет. Ма ма ничего не от_lbeZ<f_klhwlh]hhgZkijhkbeZ:
— А что u^_\hqdbohl_eb[uihemqblvgZJh`^_kl\h?
Мама гладила. Одним концом гладильная доска лежала на столе, другим — на спинке кроZlb
Папа нарочно сделал для этого спинку кроZlbысокой. Кэрри игр ала на кроZlbZEhjZb
Мэри сидели за столом. Мэри подбирала узор для лоскутного одеяла, а Лора мастерила
фартучек для сh_cljyibqghcdmdeuRZjehllu<_l_jaZыZegZ^a_feygdhcbkdmebe
печной трубе, но снега как не было, так и не было.
Лора сказала:
— Я хочу леденцы.
— И я тоже, — сказала Мэри, а Кэрри крикнула:
— Деденцы!
— А еще ноh_l_ieh_ieZlv_iZevlhbdZihj — сказала Мэри.
— И я тоже, — сказала Лора. — А еще платье Шарлотте. А еще...
Мама сняла с печки утюг и стала осторожно проглаживать за платы на папиной рубашке.
— А uagZ_l_qlhiZiZohq_lihemqblvgZJh`^_klо? — спросила она.
Этого они не знали.
— Лошадей, — сказала мама. — Хотели бы uehrZ^_c^_\hqdb?
Лора и Мэри переглянулись.
— Просто я подумала, — продолжала мама, — что если бы k_fuohl_eblhevdhehrZ^_cb
ничего больше, тогда, быть может...
Лора была aZf_rZl_evklе. Лошади — это не Рождестhwlhh[uqgZy`bagv?kebmiZiu
будут лошади, значит, он их купил. Лора не могла думать и о лошадях, и о Санта -Клаусе
одноj_f_ggh.
— Мама! — hkdebdgmeZhgZ — Но _^vKZglZ -Клаус ЕСТЬ, пра^Z?
— Ну конечно, Санта -Клаус есть, — сказала мама. Она сноZihklZ\beZgZi_qdmmlx]qlh[u
он нагреZeky — Чем старше uklZgh\bl_kv — продолжала она, — тем больше узнаёте о
Санта -Клаусе. Теперь, когда um`_[hevrb_ы _^vihgbfZ_l_qlhwlhg_fh`_l[ulvh^bg -
единственный чело_d"<uagZ_l_qlh сочельник он быZ_lезде — ;hevrboE_kZobgZ

Индейской Территории, и далеко отсюда — rlZl_Gvx -Йорк, и тут, Fbgg_khl_Bihсюду
он спускае тся ^hfihljm[_ одно и то же j_fylZd\_^v?
— Да, мама, — сказали Мэри и Лора.
— Ну hl — сказала мама, — теперь uihgbfZ_l_.
— Я думаю, он jh^_Zg]_eh, — медленно сказала Мэри. Но Лора и сама уже догадалась.
Тогда мама рассказала им еще кое -что про Санта - Клауса. Он не только есть _a^_ghdjhf_
того, он есть k_]^Z?kebdlh -то думает о других, а не о себе, это и есть Санта -Клаус.
Сочельник — это такое j_fydh]^Zсе думают о других. И wlhlечер Санта -Клаус быZ_l
поkx^mihlhfmqlh\ се люди перестают думать о себе и хотят достаblvjZ^hklv^jm]bfB
утром k_идят, что они для этого сделали.
— Если k_сегда будут думать о том, как достаblvjZ^hklv^jm]bflhсегда будет
Рождество? — спросила Лора. И мама сказала — да.
Лора задума лась. Задумалась и Мэри. Они думали и j_fyhlремени поглядыZeb^jm]gZ
друга, и наконец поняли, чего хочет от них мама. Она хочет, чтобы они просили у Санта -Клауса
лошадей для папы и больше ничего. Тут они опять переглянулись, а потом быстро от_eb]eZ за.
Ни одна из них ничего не сказала. Даже Мэри, такая хорошая девочка, промолчала.
В этот _q_jihke_m`bgZdh]^ZiZiZh[gyeh^ghcjmdhcFwjbZ^jm]hcEhjmbijb\e_dbod
себе, Лора подняла голову и a]eygmeZ_fm лицо. Она прижалась к нему потесней и сказала:
— Папа!
— Что, Бочоночек? — спросил папа.
— Папа, — сказала Лора, — я хочу, чтобы Санта - Клаус... чтобы он принес...
— Что же? — спросил папа.
— Лошадей, — сказала Лора. — Если ты позhebrvfg_bgh]^ZgZgbo_a^blv.
— Я тоже хочу лошадей, папа! — сказала Мэри. Но k_ -таки Лора сказала это перZy.
Папа был удивлен. Он глядел на них, и глаза у него сияли мягким с_lhf.
— Вы и ijZду хотите лошадей, девочки? — спросил он.
— Да, папа! Да! — сказали они.
— Раз так, — сказал папа, улыбаясь, — Санта -Клау с на_jgydZijbg_k_lgZfhlebqgmx
упряжку лошадей.
На том и порешили. Им не надо никаких рождест_gkdboih^Zjdh, кроме лошадей. Когда
_q_jhfEhjZme_]eZkv постель, она старалась думать о лошадях. О том, какие у них гладкие
блестящие бока, как раз_ают ся на _ljmbooосты и гриudZdhgb[ukljhi_j_klmiZxlk
ноги на ногу и нюхают ha^mo[ZjoZlbklufbghkZfbdZdb_mgboykgu_^h[ju_]eZaZ:iZiZ
позhebl_cgZgbo_a^blv.
Папа настроил скрипку и приложил ее к плечу. На_jom холодной тьме, по -прежн ему уныло
заuал _l_jgh землянке было тепло и уютно. Огненные блики пробиZebkvkdозь щели 
печке. Они с_jdZebgZfZfbguoklZevguoязальных спицах и старались поймать папин
локоть. Смычок плясал ihemfjZd_iZibgZgh]Zhl[b\ZeZgZihemlZdlb\ еселая мелодия
заглушала унылую песню _ljZ.



Веселое Рождество

Наутро aZыZxs_fихре неслись и крутились т_j^u_djmibgdbkg_]Z.
Лоре пришлось остаться дома. Пеструшка, Пит и Рыжий стояли _kv^_gv хлеву и жеZebk_gh
и солому.
Папа a_feygd_ чинил сhb[ZrfZdbZfZfZ который раз читала ему историю под назZgb_f
«Миллбэнк». Мэри шила, а Лора играла с Шарлоттой. Иногда она даZeZDwjjbih^_j`Zlv
Шарлотту, но бумажных кукол Кэрри давать нельзя: она слишком мала и может их порZlv.
После обеда, когда Кэрри уснула, мама поманила к себе Мэри и Лору. Лицо у нее светилось
какой -то тайной. Они сдвинули голоuih[eb`_bfZfZhldjueZbfwlmlZcgmHgbfh]ml
сделать для Кэрри подарок на Рождество: бусы из пугоbp!
Лора и Мэри забрались на сhxdjhать и уселись на ней спиной к Кэрри, а мама принесла им
сhxrdZlmedmkim]hицами.

Шкатулка была полна почти до_jomDh]^ZfZfZgZqZeZkh[bjZlvim]hицы, она была меньше,
чем Лора, и rdZlmed_mg__[uebim]hицы, собранные еще ее мамой, когда та была
мален ькой девочкой. Там были пуговицы красные и синие, позолоченные и посеребренные;
были резные пугоbpukbah[jZ`_ggufbgZgbodjhohlgufbaZfdZfbfhklZfbb^_j_ьями;
были перелиZxsb_kyq_jgu_im]h\bpujZkibkgu_nZjnhjhые пуговицы и пуговицы,
похожие на с очные ягоды смородины, и даже одна пугоdZ форме собачьей головы. Уb^Z\
ее, Лора заba`ZeZhlосторга.
— Ш -ш-ш! — зашикала на нее мама. Но Кэрри не проснулась.
Все эти пуговицы мама дала им, чтобы они сделали бусы для Кэрри.
Больше Лора не жалела, что ей приходится сидеть a_feygd_L_i_jvhgbb]jZebkDwjjb
давали ей k_qlhhgZihijhkblHgbmdZqbали ее и пели ей, а как только Кэрри засыпала,
принимались за бусы.
Мэри брала один конец шнурка, а Лора другой. Они u[bjZebl_im]h\bpudhlhju_bf[he ьше
нраbebkvbgZgbauали их на шнурок. Потом, отодвину[mkuih^Zevr_kfhlj_ebqlh
получилось. Иногда они снимали одни пуговицы и надеZeb^jm]b_ZkemqZehkv — снимали со
шнурка k_im]h\bpubgZqbgZebkgZqZeZBfohl_ehkvqlh[ubo[mku[uebkZfu_d расиu_gZ
с_l_GZdhg_pfZfZkdZaZeZbfqlhaZтра Рождество и что бусы надо закончить сегодня.
Им долго не удавалось уложить Кэрри. Она бегала, кричала, скакала, пела, a[bjZeZkvgZ
скамейки и спрыгиZeZ\gbaHgZgbdZdg_fh]eZm]hfhgblvkyFwjbm]hа риZeZ__ihkb^_lv
спокойно, как полагается маленькой леди, но Кэрри не желала сидеть спокойно. Лора дала ей
подержать Шарлотту, но Кэрри стала размахиZlv_xZihlhfrырнула ее о стену.
В конце концоfZfZзяла Кэрри на руки и стала укачиZlvEhjZbF эри боялись
шелохнуться. Мама напеZeZсе тише и тише, а Кэрри моргала k_qZs_bgZdhg_paZdjueZ
глаза. Но стоило маме замолчать, глаза у Кэрри сноZrbjhdhhldjuebkvbhgZaZdjbqZeZ
«Еще, мама! Еще!» Наконец она k_`_aZkgmeZLh]^ZEhjZbFwjb[uklj о-быстро кончили
нанизыZlv[mkuFZfZkязала концы шнурка, и бусы были готоuL_i_jvgZgbog_evay[ueh
заменить ни единой пуговки. Бусы получились очень красиu_.
Вечером после ужина, когда Кэрри уже крепко спала, мама ayeZqbklmxiZjm__qmehqdh и
подвесила к краю стола. Лора и Мэри, уже переодетые ghqgu_jm[Zrdbhimklbeb[mku
один чулочек. Когда k_[uehk^_eZghbhgbkh[bjZebkve_qv кроZlviZiZkijhkbe:
— А u^_\hqdbjZaе не по_kbl_kои чулки?
— Но я думала... я думала, Санта -Клаус с обирается принести нам лошадей, — сказала Лора.
— Может, и так, — сказал папа. — Но _^vfZe_gvdb_^_очки k_]^Zешают khq_evgbdkои
чулочки.
Лора не знала, что и думать. И Мэри тоже. А мама достала из бельеh]hysbdZ^а чистых
чулка и подвесила их р ядом с Кэрриными. Лора и Мэри, озадаченные, легли спать.
ПроснуrbkvEhjZi_jым делом услышала, как i_qd_ihlj_kdbает огонь. Она приоткрыла
один глаз и увидела при с_l_eZfiuqlh__qmehdih^\_r_ggucdklhemjZa^meky.
Лора с hie_fыпрыгнула из п остели. Мэри бросилась следом за ней, а Кэрри проснулась. И 
Лорином и FwjbghfqmedZoe_`Zeb^\Zh^bgZdhых бумажных пакетика, а iZd_lbdZo — по
шесть леденцоLZdbodjZkbых леденцоhgb_s_g_\b^_ebBo^Z`_`Zedh[ueh_klvLZf
были леденцы \b^_ сплетенных разноц_lguoe_glhq_db виде коротких палочек с ц_lZfb
нарисоZggufbgZiehkdbodhgpZobkhсем круглые полосатые леденцы. В одном Кэрри - ном
чулочке тоже были четыре красиuoe_^_gpZ<^jm]hfe_`Zeb[mkubaim]hиц. Когда Кэрри
увидела бусы, глаза и рот у нее стали соk_fdjm]eu_HgZaZизжала от hklhj]Zbkoатила
бусы, потом сноZaZ\ba`ZeZKb^ymiZiugZdhe_gyohgZ]ey^_eZlhgZ[mkulhgZkои
леденцы, _jl_eZkvbkf_yeZkvhljZ^hklb.
Пришло j_fyb^lbdhjfblvkdhlbgmbiZiZk казал:
— Как u^mfZ_l_ — есть для нас что -нибудь oe_\m?
Тогда мама сказала:
— ОдеZcl_kvih[uklj__^_очки. Вы можете пойти вместе с папой и посмотреть, что он там
найдет.
Была настоящая зима, поэтому им пришлось надеть чулки и башмаки.
Мама помогла им застегнуть башмаки на k_im]h\dbbaZdhehlvrZebih^ih^[hjh^dhfIhlhf
они u[_`Zebba^hfZ.

Все hdjm][uehk_jh_djhf_djZkghcihehkugZосточной стороне неба. Ее отс_liZ^ZegZ
клочья серо -белого снега, застрявшего kmohcljZе на стенах и на кры ше хлеZkg_][uelh`_
красный. Папа ждал ^\_jyooe_а. Он засмеялся и пропустил их внутрь.
В хлеву на месте Пита и Рыжего стояли две лошади.
Они были крупнее, чем Пэт и Пэтти, мягкого рыжеZlh -коричнеh]hpета, и лоснились, слоgh
шелк. Гриuboосты у них были черные; глаза ясные, добрые. Они ткнулись jmdmEhj_
сhbfb[ZjoZlbklufbghkZfbh[^Z ее теплым дыханием.
— Ну как, девочки, — спросил папа, — нраblkyам рождест_gkdbcih^Zjhd?
— Да, папа, очень, — сказала Мэри. А Лора только и могла сказать:
— Ох, папа!



Папа спросил:
— Кто хочет прокатиться на лошадях к ручью? — и глаза у него сияли.
Лора едва дождалась, пока он посадит на лошадь Мэри, покажет ей, как надо держаться за
гриву, и угоhjbl__qlh[uhgZg_[hyeZkvIhlhfiZibgukbevgu е руки подхZlbebEhjmb
она очутилась на большой и послушной лошадиной спине и почуklоZeZdZdwlZ`bая спина
уносит ее на себе.
Теперь на улице k_kеркало: снег и иней искрились под солнцем. Папа шел i_j_^b^_j`Z
руках поh^vyHgaZoатил с с обой топор, чтобы сделать jmqv_ijhjm[vbadhlhjhcehrZ^b
смогут напиться. Лошади поднимали голоu]em[hdh\^uoZebоздух и со сbklhf\uimkdZeb
пар из ноздрей. Они поh^beb[ZjoZlbklufbmrZfb — i_j_^gZaZ^bkghа i_j_^.



Весеннее полоh^v_

Сред и ночи Лора проснулась и села на кроZlbHgZ жизни не слыхала такого реZdZdhc
раздавался сейчас за дверью.
— Папа! — крикнула она. — Папа, что это такое?
— Похоже, это ручей, — сказал папа, kdZdbая с кроZlbHghldjue^ерь, и ре\hjался 
кроме шную тьму землянки. Лоре стало страшно. Она услышала, как папа крикнул:
— Не b^ghgba]bB^h`^vdZdbaедра!
Мама от_lbeZ_fmqlh -то, но что — Лора не расслышала.
— Тьма — будто ij_bkih^g_c — крикнул папа. — Не бойся, h^Z^hgZkg_^hc^_lHgZ
зат опит другой берег, он ниже, чем наш.
Он закрыл дверь, и реk^_eZekylbr_.
— Спи, Лора, — сказал он. Но Лора лежала, слушая оглушительный реih^kZfhc^\_jvx.
Потом она открыла глаза и увидела серый с_l окошке. Папы a_feygd_g_[uehZfZfZ
готоbeZ заljZdghjmq_cj_ел по -прежнему.
Лора мигом kdhqbeZkdjh\ZlbbjZkiZogmeZ^ерь. У -ух! Ее окатило ледяным дождем с
голоu^hgh]lZdqlhi_j_oатило дыхание. Она ukdhqbeZgZjm`mih^klZ\b тело под струи
холодной h^uIjyfhm__gh]kj_ом несся ручей.
Тропинка обрыZeZkvkjZamaZihjh]hfYjhklgh[mjeysbckdZqmsbcihlhdaZoe_klgme
ступеньки, которые _ebdfhklbdmAZjhkebbняка скрылись под h^hclhevdhерхушки
больших дереv_ торчали над h^hоротами с желтой пеной. Дождя Лора не слышала, хотя
чуklоZeZdZdhg[ZjZ[ZgblihgZkdозь промокшей ночной рубашке. В ушах у нее стоял
только дикий реg_kms_]hkyihlhdZ.
Внезапно мама рыdhfтащила ее обратно a_feygdm.
— Ты раз_g_keurZeZdZdyl_[yah\m" — спросила она.
— Нет, мама, — сказала Лора.
Вода лила с нее ручьем. На полу hdjm]__[hkuogh][ueZem`ZFZfZklygmeZkg__gZkdозь
промокшую, прилипшую к телу рубашку и крепко растерла полотенцем.
— А теперь побыстрее одевайся, — сказала мама, — не то ты насмерть простудишься.

Но у Лоры k_l_ehgZebehkvl_iehfGbdh]^Z_s_hgZg_qmстhала себя так чудесно. Ей
хотелось прыгать, скакать.
— Удиeyxkvl_[_EhjZ — сказала Мэри. — Я бы ни за что не ureZih^lZdhcijheb\ghc
дождь.
— Ax, Мэри, если б ты видела ручей! — hkdebdgmeZEh ра. Потом она спросила: — Мама, а
можно я еще посмотрю на него после заljZdZ?
— Нет, нельзя, — сказала мама. — Нельзя, пока идет дождь.
Но после заljZdZ^h`^vi_j_klZeAZkbyehkhegp_biZiZkdZaZeqlhEhjZbFwjbfh]mlihclb
f_kl_kgbfijh]meylvky\ доль ручья.
Воздух был с_`bckujhcbqbklucIZoehесной. По голубому небу плыли громадные
облака. Весь снег сошел с земли, и она напиталась влагой. С ukhdh]h[_j_]ZEhjZih -
прежнему слышала, как ре_ljmq_c.
— Ну и погодка, — сказал папа. — В жизни та кой не b^uал.
— Это потому что год кузнечико" — спросила Лора. Но папа не знал.
Они прошлись по ukhdhfm[_j_]mm^bляясь знакомым местам. Реmsbci_gysbckyjmq_c
k_baf_gbeLZf]^_[uebaZjhkeb^bdhckebы, из h^uыступал неukhdbcihdjuluc
пен ой кустарник. Плато стало круглым остроdhf<h^Zjhным потоком обтекала его и опять
становилась широкой, бурлящей рекой. Высокие иudhlhju_jhkebозле заh^b
преjZlbebkv коротенькие дереvyklhysb_ihkj_^bha_jpZAZgbfbe_`ZeZkujZyq_jgZy
земл я, которую распахал папа. Он посмотрел на нее и сказал:
— Теперь уже скоро я смогу посеять пшеницу.



Мостик через ручей

На следующий день ручей по -прежнему ре_eohlybg_lZd]jhfdhEhjZagZeZqlhfZfZ
на_jgydZg_hlimklbl__ihb]jZlv h^_Ghjm чей зZe__hgZg_fh]eZ[hevr_hklZаться 
землянке. И она потихоньку ukdhevagmeZaZ^\_jvgbkehа не сказаfZf_.
Теперь h^ZklhyeZm`_g_lZdысоко. Она опустилась ниже ступенек, _^msbodfhklbdmb
часть доски оказалась над водой.
Всю зиму руче й был покрыт льдом. Всю зиму он молчал, застыrbcg_ih^\b`gucK_cqZkhg
спешил куда -то с радостным шумом. Он ударялся о доску и, слоghjZkkf_yшись, kdbiZe
белыми пузырьками.
Лора сняла башмаки и чулки и оставила их на нижней ступеньке, а сама ureZgZ мостик и
стала глядеть на шумящую h^m.
Брызги обдаZeb__[hku_gh]bhlgboihоде разбегались слабые круги. Она окунула одну
ногу i_gbklucодоhjhlIhlhfmk_eZkvgZ^hkdmbhimklbeZlm^Zh[_gh]bIhgbfkkbehc
ударил поток h^uEhjZklZeZ[helZ ть ногами протиl_q_gbyWlh[uehlZdесело!
Она уже ufhdeZ^hgbldbgh_cohl_ehkvqlh[uсе ее тело было оде. Она легла жиhlhf
на доску и погрузила руки оду по самые плечи, но и этого ей было мало. Ей хотелось
оказаться kZfhfj_ущем, играю щем ручье. И, сцепиjmdbih^^hkdhchgZkg__
соскользнула.
В ту же секунду она поняла, что ручей hсе не намерен с ней играть, что он силен и страшен.
Он схZlbe__l_ehbihlZsbeih^fhklbdLhevdh]hehа торчала над h^hc^Zh^gZjmdZlZdb
осталась перекинутой через узенькую доску.
Вода тащила ее за собой, стараясь затянуть ее голову под мостик. Лора зацепилась подбородком
за край доски и держалась рукой из последних сил, а течение с силой дергало ее тело. И это
была уже не игра.
Никто не знает, где она сейчас. Никто не услышит ее крикоhihfhsb<h^Z]jhfdhj_ела и
дергала k_kbevg__bkbevg__EhjZ[judZeZgh]Zfbghl_q_gb_[uehkbevg____hgZ
перекинула через доску обе руки, но h^ZlygmeZ_s_mihjg__DZaZehkvk_cqZkhgZjZahjет
Лору попола м.
Ручей был соk_fg_lhqlhолки или скот. Он был не жиhcIjhklhhg[uekbe_gbkljZr_g
и никто не мог его останоblvK_cqZkhgaZlyg_l__ih^^hkdmaZdjm`blbmg_k_lkkh[hc
поhjZqbая и шujyykeh\ghетку. Ему нет до нее никакого дела.

Ноги у нее устали; руки едва удержиZeb^hkdmY^he`gZыбраться! Должна!» — думала
она. В голо_mg__klhyej_ h^uHgZklZeZbahсех сил брыкать ногами, подтягиZlvkygZ
руках и — очутилась на доске.
Она лежала, чуkl\mywlm^hkdmebphfb`bотом и раду ясь, что под ней что -то т_j^h_.



Когда она попыталась klZlvmg__aZdjm`beZkv]hehа. Ползком она u[jZeZkvgZ[_j_]зяла
сhb[ZrfZdbbqmedbbf_^e_gghih^gyeZkvihjZafhdrbfklmi_gyfM^\_jb землянку она
останоbeZkvHgZg_agZeZqlhkdZaZlv маме.
Наконец она hreZHgZklhyeZmihjh]Zbkg__dZiZeZода. Мама подняла глаза от шитья.
— Где ты была, Лора? — спросила она. Но тут же быстро klZeZbih^hreZdg_ckhkehами:
— Силы небесные! По_jgbkv -ка скорей. — Она принялась расстегиZlv Лорино платье. — Что
с тобой стряслось? Ты сZebeZkv ручей?
— Нет, мэм, — сказала Лора. — Я... я g_]hhdmgmeZkv.
Слушая Лору, мама раздела ее и крепко растерла полотенцем. Даже когда Лора рассказала ей
k_hgZg_ijhbag_keZgbkehа. У Лоры стучали зу бы, и мама закутала ее h^_yehbmkZ^beZ
поближе к печке. Наконец она сказала:
— Ну что ж, Лора, ты поступила очень плохо. Думаю, ты с самого начала это понимала. Но я не
могу тебя наказать. Я даже не могу бранить тебя, _^vlu_^\Zg_mlhgmeZ.
Лора молча ла.
— Больше ты не пойдешь к ручью, пока мы с папой тебе не разрешим, — сказала мама. — А
разрешим мы, только когда спадет h^Z.
— Да, мэм, — сказала Лора.
Вода jmqv_kiZ^_lhgkghа будет ласкоufb нем приятно будет играть. Но ни один
чело_dg_fh жет заставить его стать таким или hh[s_aZklZить его что -нибудь делать.
Теперь Лора знала, что на с_l__klvещи, с которыми не соeZ^ZlvgbdhfmBсе -таки —
ручью не удалось унести ее. Ему не удалось заставить ее закричать или заплакать.



Чудесный д ом

Вода jmqv_kiZeZ<g_aZighihl_ie_ehbl_i_jvdZ`^uc^_gvjZggbfmljhfiZiZhlijZлялся
работать на поле, которое он распахал под пшеницу, а вместе с ним Сэм и Дэb^ —
рождественские лошади.
— Послушай, Чарльз, — говорила мама, — ты доконаешь эту зе млю, да и себя с_^_rv
могилу.
На это папа от_qZe_cqlha_feykmoZyihlhfmqlhabfhc[uehfZehkg_]Zb__gZ^h]em[hdh
пахать и как следует боронить и поскорее закончить сеDZ`^uc^_gvhgjZ[hlZek\hkoh^Z
солнца дотемна. Лора поджидала его уже  темноте. Услыхасплеск, она знала, что Сэм и
Дэb^\[jh^i_j_oh^yljmq_cLh]^ZhgZ[_`ZeZ землянку за фонарем, а потом спешила к
хлеву, чтобы пос_lblviZi_ihdZhg[m^_ldhjfblvkdhlbgm.
Папа не смеялся и не разгоZjbал с ней — он слишком устаZe ПоужинаhgkjZam
отпраeyekykiZlv.
Наконец пшеница была посеяна. Потом папа посеял о_kскопал землю под картофель и
огород. Мама, Мэри и Лора помогали сажать картофель и полиZlvjZkkZ^mgZ]jy^dZobijb
этом старались делать так, чтобы Кэрри думала, будто она тоже помогает.
Теперь _kvfbjdjm]hfaZa_e_g_eA_feyihdjueZkvljZой; на иZoklZebjZaорачиZlvky
желто -зеленые листочки. Ложбины ij_jbb[uebmk_yguexlbdZfbbnbZedZfbEbklvy
кислицы, похожие на кле_jb__pеты, бледно -лилоu_dZdm лаZg^u[uebijbylgh
кислыми на dmkBlhevdhir_gbqgh_ihe_e_`Zeh[mjh_b]heh_.
Но однажды _q_jhfiZiZihdZaZeEhj_gZ^[mjhca_fe_ce_]dmxa_e_gmx^ufdmLh[ueb
koh^uir_gbpuDZ`^ucdjhohlgucih[_][uelZdhclhgxk_gvdbcqlh_]hbg_jZa]ey^brv,
но f_kl_hgbыглядели зеленой дымкой. В тот _q_j\k_jZ^hались, потому что у них будет
хороший урожай.

На следующий день папа отпраbeky город. С Сэмом и Дэb^hfhgfh]kt_a^blv город и
_jgmlvkyh[jZlghсего за полдня. Деhqdb_s_g_mki_ebdZd следует по нему соскучиться, а
он уже haратился. Лора перZymkeurZeZnmj]hgbi_jая a[_`ZeZgZерх по тропинке.
На сиденье фургона она увидела папу, который _kvlZdbkbyeAZkibghcmg_]hозurZeZkv
груда досок.
— Вот тебе ноuc^hfDZjhebgZ — объявил он.
— Да что ты, Чарльз! — ахнула мама. А Лора кинулась к фургону, kdZjZ[dZeZkvgZg_]hih
колесу и забралась на доски. Таких прекрасных досок — прямых и гладких — она еще не
b^_eZWlh[ueb^hkdbke_khibedb.
— Но пшеница же только -только ahreZ! — сказала мама.
— Все ihjy^d_ — от_lbe_ciZiZ — Я догоhjbekyqlhk_cqZkaZ[_jm^hkdbZdh]^Zijh^Zf
урожай — расплачусь за них.
— И у нас будет дом из досок? — спросила его Лора.
— Да, егоза, — от_lbeiZiZ — У нас будет дом из досок, а окна g ем будут стеклянные!
И это оказалась чистая правда. На следующее утро пришел мистер Нельсон, чтобы помочь папе
копать погреб под будущий дом. Лоре и Мэри не терпелось поскорее бежать посмотреть, но
мама сказала, что gZqZe_hgb^he`guk^_eZlvkою работу п о дому.
— И не a^mfZcl_^_eZlvсе кое -как, — предупредила она.
Они перемыли и постаbeb буфет k_^h_^bghclZj_edbaZkl_ebebkою постель, подмели
пол иhой метлой и убрали ее на место. Только теперь можно было идти.
Они сбежали по ступенькам и пере шли по мостику на другую сторону ручья. Пройдя под
иZfbhgbih^gyebkv прерию и скhavысокую траву направились туда, где на зеленом
пригорке папа с мистером Нельсоном строили ноuc^hf.
Занятно было смотреть, как ujZklZ_lhklh дома. Между но_gvdbfb стройными золотистыми
балками небо было ярко -синее. Весело стучали молотки. Рубанки срезали с dmkghiZogmsbo
досок длинную закрученную стружку. Маленькие стружки Лора и Мэри _rZebk_[_gZmrb
f_klhk_j_`_dbeb^_eZebbagboh`_j_evy:^ebggu_kljm`db Лора khыZeZk_[_ hehku
и они свисали золотистыми локонами. Лоре k_]^Zohl_ehkvqlh[umg__[uebbf_gghlZdb_
локоны.
На_jomgZhklhе крыши, папа и мистер Нельсон работали пилами и молотками. Вниз летели
кусочки дереZZFwjbkEhjhcih^[bjZeb их и строили из них собст_ggu_^hfbdbHgb
жизни так _k_ehg_ijhодили j_fy.
Папа и мистер Нельсон обшили k_kl_gu^hkdZfbbijb[beb^hkdb]оздями. Крышу они
покрыли дранкой. Дранка эта была не самодельная, а фабричная — тонкая, со_jr_ggh
одинаков ая; папе ни за что было бы не ul_kZlvlZdmxlhihjhfDjurZihemqbeZkvjhная,
плотная, без единой щели.
Потом папа настелил пол из досок — гладких, словно шелк. По краям досок были сделаны
желобки, чтобы получше пригнать их друг к другу. В_jomыше чело _q_kdh]hjhklZhg
настелил другой пол — для _jog_]hwlZ`ZZih^gbfk^_eZeihlhehdgb`g_]hwlZ`Z.
Нижний этаж папа разделил перегородкой — оказыZ_lkymgbo доме будет целых две
комнаты: спальня и общая комната. В этой комнате он сделал два прозрачн ых стеклянных окна
— одно на hklhd^jm]h_jy^hfkходной дверью, на юг. В спальне тоже было два окна, и
тоже со стеклами.
Лора никогда не видела таких чудесных окон. Каждое было из двух половин, dZ`^hc
полоbg_[uehihr_klvkl_dheGb`gyyihehина п однималась, и ее можно было подпереть
палкой.
Проти\oh^ghc^\_jbiZiZk^_eZeaZ^gxx^ерь, а за ней построил крохотную комнатку. Она
назыZeZkvijbkljhcdhcihlhfmqlhijbfudZeZd^hfmAbfhchgZ[m^_laZsbsZlvbohl
се_jgh]hетра, а gmljbfZfZkfh`_l хранить метлу, шZ[jmbdhjulh.
Папа работал теперь один, без мистера Нельсона, и Лора k_ремя задаZeZ_fmопросы. Папа
сказал ей, что спальня — для них с мамой и для Кэрри, а Мэри и Лора будут спать и играть
на_jomEhj_lZdohl_ehkvihkdhj_cmидет ь _jogbcwlZ`qlhiZiZhklZ\beijbkljhcdm
которую он wlhремя делал, и прибил к стене дереyggu_j_cdb — лестницу на чердак.
Лора тут же ah[jZeZkvihg_c<_kvq_j^Zd[uelZdhc\_ebqbgudZdh[_dhfgZlu\gbamk
полом из гладких досок и скосами крыш и f_klhihlhedZK^\moijhlbоположных сторон
были окошки, и оба со стеклами!

Мэри поначалу боялась ступить с лесенки на пол чердака. Потом она боялась спустить ногу на
_jogxxklmi_gvdmq_j_ahlерстие ihemEhjZlh`_[hyeZkvlhevdhg_ih^Z\ZeZ\b^m. Но
скоро они приudebaZ[bjZlvkybkimkdZlvkyihe_k_gd_.
Они думали, что дом соk_f]hlh. Но папа еще обшил все стены снаружи черным толем.
По_jolheyhghiylvijbdhehlbe^hkdbIhlhfijb[beiehkdb_jZfugZ^\_jbbhdgZGb
стенах, ни ihemgb кр ыше не было ни единой щели, куда могли бы проникнуть дождь или
холодный _l_j.
Потом папа под_kbe^\_jb — не тяжелые самодельные, а покупные — из гладких тонких
досок, на покупных петлях, которые не тарахтели, как самодельные петли, сделанные из
кожаных р емешко.
В эти двери папа klZ\beihdmigu_aZfdbkdexqZfbbk[_eufbnZjnhjhыми ручками.
А однажды папа сказал:
— Лора и Мэри, umf__l_ojZgblvlZcgm?
— Да! Да, папа! — от_lbebhgb.
— Обещаете, что не расскажете маме? — спросил он. Они пообещали.
Тогда папа открыл дверь ijbkljhcdmLZfklhyeZghенькая черная сияющая плита. Он при_a
ее из города и спрятал тут, чтобы сделать маме сюрприз.
С_jom плите было четыре круглых от_jklbyijbdjuluoq_lujvfydjm]eufbdjurdZfb<
каждой крышке было круглое у глубление для железной ручки, которой можно было эти
крышки приподнять. Спереди внизу была узкая д_jpZkhs_eyfbb`_e_aghcaZ^ижкой, чтобы
открыZlvbaZdjuать щели. Это было uly`gh_hlерстие. Под ним торчала полочка,
наподобие продолгоZlh]hijhlbн я, чтобы зола не сыпалась на пол.
Лора открыла большую д_jpmdhlhjZygZoh^beZkvk[hdmbh[gZjm`beZaZg_cdадратное
помещение с полкой посредине.
— А это что, папа? — спросила она.
Папа сказал, что это духоdZIhlhfhgijbg_kaZf_qZl_evgmxieblm ком нату и стал делать
над ней трубу. Он uел трубу через от_jklb_ потолке, через чердак и через от_jklb_
которое uibebe крыше. Потом папа ah[jZekygZdjurmbihерх печной трубы постаbe
большую трубу из жести. У этой жестяной трубы gbam[uedhauj_ к, прикрыZ\rbchlерстие
djur_qlh[ugbh^gZdZiey^h`^yg_ihiZeZ ноuc^hfq_j_ai_qgmxljm[m.
Теперь ^hf_[uehсе, что только можно hh[jZablvKl_deyggu_hdgZ^Z\Zebklhevdhkета,
что dhfgZlZo[uehkетло почти как на улице. Пол и стены из но_gvdbo`_eluo^hkhdiZoeb
с_`bf^_j_ом. В углу, hae_^\_jb пристройку, гордо стояла ноZyieblZ.
— ЗаljZmljhffui_j__^_f — сказал папа. — Сегодня ночуем a_feygd_ihke_^gbcjZa.
Лора и Мэри ayeb_]haZjmdbbhgb\ljh_fkimklbebkvkijb]hjdZ . Пшеничное поле
перелиZehkvkeh\gha_e_gucr_edJy^hfkgbfpет степной траudZaZeky[he__]jm[ufb
темным. А когда Лора оглянулась назад, их чудесный дом на пригорке, ос_s_gguckhegp_f
был такой же золотой, как стог соломы.



Ноhk_ev_

Солнечным утром мама и Лора помогли папе перенести _sbbaa_feygdbgZерх, на берег, и
погрузить их nmj]hgEhjZg_kf_eZ]eygmlvgZiZimqlh[ug_ыдать тайну.
Мама ни о чем не подозреZeZHgZыгребла горячие угли из старой печурки, чтобы папа мог
ее забрать .
— Ты не забыл купить трубу подлиннее? — спросила она у папы.
— Не забыл, Каролина, — сказал папа. Лора не засмеялась, только поперхнулась.
— Силы небесные! — hkdebdgmeZfZfZ — Ты что — лягушку проглотила?
Дэb^bKwfihlZsbebnmj]hgdklhys_fmgZijb]h рке ноhfm^hfmFZfZFwjbbEhjZ
захZlb _sbi_j_rebfhklbdbih^gyebkvihljhibgd_>hfba^hkhdkl_khой крышей, _kv
золотой, стоял на пригорке. Папа соскочил с фургона и поджидал их — он хотел поглядеть на
маму, когда та уb^blieblm.
Мама hre а ^hfbaZklueZgZf_kl_HgZhldjueZjhlihlhfkghа закрыла и наконец
произнесла слабым голосом: «Силы небесные!»

Лора и Мэри принялись hiblvbijbieykuать. Глядя на них, Кэрри стала делать то же самое.
— Это тебе, мама! Это тhyghая плита! — крич али они.
— Зря ты это, Чарльз! — сказала мама.
Папа обнял ее и сказал:
— Все ihjy^d_DZjhebgZ.
— Конечно, k_ порядке, — от_lbeZfZfZ — Но построить такой дом, да еще со стеклами на
окнах, да еще такая плита... Это уже слишком.
— Для тебя ничего не жаль, — сказал папа. — И не думай о расходах. Ты только обернись и
посмотри hdghgZwlhihe_!
Но Лора с Мэри потащили маму к плите. Лора показала ей, как поднимаются крышки, Мэри
открыла и закрыла uly`gh_hlерстие. Потом мама заглянула ^mohку.
— Ну и ну! — сказала она. — Уж и не знаю, как я буду готоblvh[_^gZlZdhcij_djZkghc
большой плите!
Но обед на этой чудесной плите она k_ -таки приготовила. Мэри и Лора накрыли стол 
с_lehcijhklhjghcdhfgZl_HdgZ[uebhldjulu^hfihehgоздуха и с_lZ Солнце лилось 
него через распахнутую д_jvbq_j_ahdghjy^hfk^\_jvx.



Так _k_eh[uehh[_^Zlv этом просторном, с_lehfiheghfkежего ha^moZ^hf_qlhhgbg_
спешили klZать из -за стола.
— Вот теперь это похоже на настоящую жизнь! — сказал папа .
Потом они _rZebaZgZески, потому что стеклянные окна должны быть зана_r_guAZgZески
мама сделала, разрезаklZjmxijhklugxHgb[ueb[_ehkg_`gu_bgZdjZofZe_ggu_FZfZ
оторочила их узкими полосками красиh]hkblpZAZgZески [hevrhcdhfgZl_[ueb
оторочены розоufkblp_fhlihjанного платьица Кэрри, а зана_kdb спальне — от
Мэриного старенького синего платья. Эти ситцы — красный и розоuc — папа при_abfba
города даguf -давно, когда они жили ;hevrboE_kZo.
Пока папа [bал гha^bqlh[ugZlyg уть бечевки для зана_khdfZfZ^hklZeZ^а припасенных
ею куска коричнеhch[_jlhqghc[mfZ]bHgZkeh`beZbobihdZaZeZFwjbbEhj_dZdgZ^h
uj_aZlvbagbogh`gbpZfbfZe_gvdb_dmkhqdbDh]^ZhgbjZaернули каждая сhcdmkhdgZ
бумаге получился ряд з_a дочек.
Этой бумагой мама застелила полки позади плиты. З_a^hqdbkисали с полок, и, когда iebl_
горел огонь, они сияли.
Потом мама за_kbeZm]hekiZevgb^\mfy[_ehkg_`gufbijhklugyfbAZgbfbiZiZkfZfhc
могли держать сhxh^_`^m?s_h^gmlZdmx`_ijh стыню мама натянула на чердаке для Мэри
и Лоры.
На стол мама постелила скатерть djZkgmxde_ldmbihklZила лампу, начищенную так, что
она сияла. Рядом с лампой она положила Библию [mfZ`ghfi_j_ie_l_[hevrmxdgb]m
зеленой обложке — «Чудеса жиhlgh]h мира» — и роман под назZgb_fFbee[wgd.
Под конец папа по_kbegZkl_gmозле окна полочку, и мама постаbeZgZg__nZjnhjhую
пастушку.
Эту резную полочку, украшенную виноградной лозой, з_a^Zfbbpетами, папа смастерил для
мамы на Рождество давным -дав но. И hlhiylvgZg_cklhyeZсе та же улыбающаяся пастушка
с золотыми кудрями, синими глазами и розоufbs_qdZfb фарфороhfdhjkZ`_hl^_eZgghf
золотыми фарфороufbe_glZfb фарфороhfi_j_^gbqd_bnZjnhjhых башмачках. Вместе
с ними она проехала _ сь путь из Больших Лесо^hBg^_ckdhcL_jjblhjbbbhllm^Z^h
Тенистого Ручья Fbgg_khl_Bот она стояла тут на полочке. Она не разбилась. На ней не
было ни щербинки, ни даже царапинки. Она была k_lZ`_bmeu[ZeZkvсе той же улыбкой.
В этот _q_jFwjb и Лора ah[jZebkvihe_k_gd_bkZfbme_]ebkv постель kоей собст_gghc
большой и просторной комнате. У них не было зана_khdgZhdgZoihlhfmqlhfZf_g_oатило
старых простыней. Зато у каждой было по ящику, чтобы на нем сидеть, и еще по одному —
что бы хранить там сhbkZfu_^jZ]hp_ggu_ещи. В Лорином ящике жила тряпичная кукла
Шарлотта и бумажные куклы, а Fwjbghfe_`Zeb]hlhые части лоскутного одеяла и мешочек
с обрезками разноц_lghcfZl_jbbAZaZgZеской у каждой из них было по гha^xqlh[u

вешать на ночь платье, а днем — ночную рубашку. И только одно было плохо — Джек не мог
ah[jZlvkykx^Zihe_k_gd_.
Лора сразу же заснула. Она _kv^_gv[_]ZeZlhba^hfZgZmebpmlhkmebpu дом, _kv^_gv
карабкалась \_job\gbaihe_k_gd_GhkiZeZhgZ недолго. В ноhf^hf_[uehkebrdhflboh
Ей не хZlZehjmqvydhlhjucсю ночь напеZe_ci_k_gdbBhgZijhkuiZeZkvhllbrbgu.
Наконец ее разбудил какой -то звук. Она прислушалась. Звук похож был на топот маленьких
ножек прямо у нее над голоhcKeh\ghfg ого -много маленьких з_jmr_d[_]Zeblm^Z -сюда по
крыше. Что бы это могло быть?
Да это же дождь! Лора так даghg_keurZeZdZd^h`^v[ZjZ[Zgblihdjur_qlhkhсем
забыла этот звук. В землянке дождя не было слышно из -за толстого слоя земли и траugZ^
голо hc.
СчастлиZyhgZe_`ZeZihkl_i_gghih]jm`Zykv сон под это постукиZgb_^h`^yihdjur_.



Старый рак и пиявки

Когда на следующее утро Лора uiju]gmeZbaihkl_ebhgZihqmстhала под босыми ногами
гладкий дереyggucihebmkeurZeZkfhebklucaZiZo дре_kbguGZ^]hehой у нее была
крыша из ярко -желтой дранки и поддержиZxsb___kljhibeZ.
Из hklhqgh]hhdgZиднелся прямоугольный край с_leh -зеленого шелковистого поля со
koh^Zfbir_gbpuZaZgbf — серо -зеленый о_k>Ze_dh -далеко из -за края огромно й зеленой
земли u]ey^uала узенькая полоска серебра — это klZало солнце. Землянка, иujmq_c —
k_wlhdZaZehkv[uehlZd^Ze_dhblZd^Z\gh.
Вдруг теплый, желтый, солнечный с_lh[ebeEhjmklhysmx одной ночной рубашке, с ног до
голоuGZqbklhf^ ереygghfihemaZ]hj_ebkvdадраты оконных стекол и легли тени от
перекладин. Тень от Лориной голоu ночном чепчике, от ее кос, ее ладоней, которые она
подняла, растопыриiZevpu[ueZ_s_]em[`_bl_fg__.
Внизу загремели крышки на ноhcqm^_kghciebl_ Через от_jklb_ полу чердака донесся
мамин голос:
— Мэри! Лора! Пора klZать, девочки!
Так начался ноuc^_gv их ноhf^hf_.
Но пока они завтракали внизу, [hevrhcijhklhjghcdhfgZl_Ehj_aZohl_ehkvmидеть ручей.
Она спросила у папы, можно ли ей с бегать туда поиграть.
— Нет, Лора, — сказал папа. — Там на дне глубокие темные ямы. Но когда uaZdhgqbl_kою
работу, можете пробежаться с Мэри по той тропинке, по которой Нельсон сюда ходил.
Посмотрим, что ulZfgZc^_l_.
Они бросились поскорее делать св ою работу. И нашли ijbkljhcd_gh\mxihdmigmxf_lem
Казалось, чудесам wlhf^hf_g_[m^_ldhgpZF_leZ[ueZkhсем не похожа на те, что yaZe
папа из иhых прутьеBkdhevabeZih]eZ^dhfmihem[m^lhолшебная.
Но Лора и Мэри сгорали от нетерпения — им хотелось узнать, куда _^_lljhibgdZHgb
поскорее k_aZdhgqbebihklZили метлу на место и urebba^hfZEhjZlZdki_rbeZqlh
прошла чинно k_]hg_kdhevdhrZ]h, а потом пустилась бегом. Капор соскользнул у нее с
голоub[helZekyaZkibghc[hku_gh ги едZdZkZebkvqmlvaZf_lghc тра_ljhibgdb
Тропинка _eZ\gbaih^]hjdmihlhfihjhному месту и сноZ\ерх по небольшому склону. И
hli_j_^gbfbjmq_c!
Лора bamfe_gbbhklZghилась. Ручей здесь был соk_fg_lZdbfdZdbfhgZ_]hagZeZ
Спокойный , он лежал на солнышке gbadboihjhkrboljZою берегах.
Тропинка обрыZeZkv тени громадной иu]^_q_j_ajmq_c[uei_j_dbgmlfhklbdIhlhf_e_
заметная, она пересекала лужок на том берегу и за небольшим холмиком скрыZeZkvbaиду.
Лоре казалось, что эта тропинка так и будет без конца бежать по солнечным лужайкам,
перебираясь через знакомые ручейки и огибая холмики, чтобы посмотреть, что там, за ними,
хотя на самом деле она _eZd^hfmfbkl_jZG_evkhgZ.
Ручей здесь появлялся из густых зарослей дикой с лиuGba_gvdb_^_j_ья росли по обе его
стороны так близко к h^_qlhboетки почти смыкались. В их тени h^Z[ueZl_fghc.

Потом он разлиZekyширь и бежал, булькая, по камешкам и песку, потом сужиZekyqlh[u
проскользнуть под мостик, журча, бежал дальше и наконец влиZeky широкую заводь. Вода 
заh^b[ueZg_ih^\b`gZdZdkl_deh.
Лора постояла, дождалась Мэри, и они стали бродить на мелкоh^v_ih]Zevd_bih
искрящемуся песку. Вокруг их ног собирались стайки крохотных рыбешек. Стоило им
останоbl ься, как рыбки начинали слегка покусыZlvboaZgh]b<^jm]EhjZmидела оде
какого -то непонятного з_jy.



Длиной он был почти с Лорину ногу, коричнеh -зеленый, глянцеucKi_j_^bmg_]h[ueb^е
длинные руки, которые кончались большими плоскими клешн ями, по бокам — короткие ноги,
сзади — мощный чешуйчатый хhklkjZa^\h_ggufieZником на конце. Из носу у него
торчала щетина, глаза были круглые и uimq_ggu_.
— Что это? — спросила испуганная Мэри.
Лора осторожно наклонилась, чтобы получше его рассмотрет ь, но з_jvm`_bkq_a — отпрянул
назад быстрее h^hf_jdbblhevdhe_]dZyfmlvih^gyeZkvba -под плоского камня, под которым
он скрылся.
Через минуту он ukmgmehllm^Zde_rgxbs_edgme_xIhlhfыглянул сам. Но стоило Лоре
сделать к нему несколько шагоd ак он тут же отскочил назад под сhcdZf_gvLh]^ZhgZklZeZ
плескать на камень h^hcAерь ukdhqbekghа и стал щелкать клешнями, пытаясь ухZlblv__
за босые ноги. Тут Лора и Мэри с ba]hfdbgmebkvhlg_]hijhqvjZa[jua]bая h^m.
Потом они ayeb^ebg ную палку и стали его дразнить. Но он сh_c[hevrhcde_rg_c
переломил палку пополам. Когда они ayebiZedmihlhes_hgцепился g__bg_hlimkdZe
пока Лора не ulZsbeZ_]hbaоды. Глаза у него горели, хhklba\bался. Потом он отпустил
палку и шлепнул ся оду.
Так он kydbcjZa бешенст_[jhkZekygZgboklhbehbfie_kgmlvодой _]hdZf_gvZhgb
ba`Zm^bjZebhl_]hm`Zkguode_rg_c.
Потом они посидели немного на мостике l_gb[hevrhcbы, слушая шум бегущей h^ub
глядя, как играет g_ckhegp е, и сноZih[j_ebihf_edhодью, на этот раз — к диким слиZf.
Мэри не хотела заходить l_fgmxоду под самыми дереvyfb>gh этом месте было
илистое, а ей не нраbehkv[jh^blv иле. Поэтому она уселась на берегу, а Лора напраbeZkv
туда одна.
Вода та м была неподвижна, сухие упавшие листья плаZebm[_j_]ZBeoexiZef_`^m
пальцами ног и, клубясь, подымался со дна. Скоро дна соk_fg_klZehидно, и тогда Лора
по_jgmeZh[jZlghlm^Z]^_ода была чистая.
Тут она обнаружила у себя на ногах какие -то шарики. Она решила, что это ил, и попробоZeZ
смыть его чистой h^hcGhrZjbdbg_kfuались. Соскрести их рукой она тоже не могла. Они
были того же ц_lZqlhbebfy]dbfbdZdbeghhgbkehно приросли к Лориной коже.
Тогда Лора закричала:
— Мэри! Ой, Мэри! Сюда! Скорей!
Мэри бросилась к ней, но до этих омерзительных штук она ни за что не хотела дотрагиZlvky
Она сказала, что это черbZhlq_jей ее тошнит. Лору от них тошнило еще больше, чем Мэри,
однако лучше уж было до них дотронуться, чем остаbl ь на себе. Она подцепила один шарик
ногтями и стала тянуть. Он uly]bался — k_^ebgg__b^ebgg__b^ebgg__ — но по -
прежнему не отлипал.
— Ой, не надо! Не надо! Ты же его разор_rvihiheZf — гоhjbeZFwjbGhEhjZ
продолжала тянуть, пока не оторZeZ_ го. Из того места, где он прилип, uklmibeZdjhь.
Так, один за другим, Лора вытащила k_rZjbdbbgZf_kl_dZ`^h]hgZgh]_hklZалась кроv.
Играть Лоре соk_fjZkohl_ehkvHgZымыла руки и ноги qbklhcоде и f_kl_kFwjb
отпраbeZkv^hfhc.
Дома они застали папу, который пришел пообедать. Лора рассказала ему об этих бурых, как ил,
штучках без глаз, без ног, без голоudhlhju_ijbebiebd__dh`_.
Мама сказала, что это пияdbbqlhboklZят тем, кто захhjZe:iZiZkdZaZeqlhhgb`b\ml
иле, где h да стоялая и темная.
— Они мне не нраylky — заявила Лора.

— Тогда держись подальше от таких мест, егоза, — предупредил папа, — а не то накликаешь
беду.
— Так или иначе, — сказала мама, — больше ug_[m^_l_p_eufb^gyfbb]jZlv ручье.
Теперь, когда мы н аконец устроились, а до города k_]h^\_kiheh\bghcfbebы можете
пойти rdhem.
Лора не могла ufheить ни слоZbFwjblh`_Hgblhevdhih]ey^_eb^jm]gZ^jm]ZbdZ`^Zy
про себя подумала: «В школу?»



Ловушка для рыбы

Чем больше Лора слышала про ш колу, тем меньше ей туда хотелось. Она не могла представить
себе, что целый день не уb^bljmqvy.
— Мама, а это обязательно? — спрашивала она.
Мама от_qZeZqlh^_\hqdZdhlhjhcm`_ihqlbосемь лет, должна учиться читать, а не
носиться как угорелая по бе регам Тенистого Ручья.
— Но я же умею читать, мама, — умоляющим тоном сказала Лора. — Пожалуйста, не посылай
меня rdhemYmf_xqblZlv<hlihkemrZc!
Она ayeZdgb]mdhlhjZygZauалась «Миллбэнк», открыла ее и, серьезно глядя на маму, стала
читать: «Вс е окна и двери Миллбэнка были заперты. Траурная лента ниспадала с д_jghc
ручки...»
— Ах, Лора, — сказала мама, — ты же не читаешь! Ты umqbeZgZbamklvlhqlhyklhevdhjZa
читала папе. Да и потом, кроме чтения есть другие предметы — чистописание, орфогра фия,
арифметика. Больше я ничего не желаю слышать. С понедельника ukFwjbhlijZ\bl_kv
школу.
Мэри сидела и шила с видом послушной деhqdbdhlhjhcohq_lkyoh^blv школу.
Папа сколачиZeqlh -то hae_^ери ijbkljhcdmEhjZlZdklj_fbl_evghылетела и з дома, что
едва не попала под папин молоток.
— О-оп! — сказал папа. — На этот раз промахнулся. Не знаешь, с какой стороны тебя ждать,
егоза.
— О-о, папа, что это ты делаешь? — спросила Лора. Папа что -то сколачиZebamadbo`_j^_c
которые остались от постройки дома.
— Делаю ловушку для рыбы, — сказал папа. — Хочешь мне помочь? Тогда подавай гha^b.
Лора стала подаZlv_fmihh^ghfm]оздю, а папа их забиZeKdhjhmgboihemqbekyysbdHg
был длинный, узкий, и между жердями папа оставил широкие щели.
— Как можно поймать g_]hju[m" — спросила Лора. — Если спустить его jmq_cju[Z
будет вплыZlv него через щели, но потом она uieu\_lh[jZlgh.
— Погоди, уb^brv — сказал папа.
Лора ждала, пока папа уберет молоток и гha^bIhlhfhgih^gyeysbdgZi лечо и сказал:
— Идем, ты поможешь мне поставить ловушку.
Лора ayeZ_]haZjmdmbjy^hfkgbfприпрыжку спустилась с пригорка. Потом они urebd
ручью и пошли низким берегом, мимо зарослей дикой слиu;_j_]Zlml[uebdjmq_Zjmq_c
сузился, и его шум сд елался громче. Продираясь сквозь кустарник, они стали спускаться к h^_
— и urebdодопаду.
Вода добегала до его края быстрым роgufihlhdhfbk]jhfdbfm^bленным плеском
обрушиZeZkv\gbaIhlhfhgZkghа поднималась со дна, кружилась и, подпрыгивая, с пешила
дальше.
Лора готоZ[ueZ[_adhgpZgZwlhkfhlj_lvghспомнила, что надо помочь папе стаblv
ловушку. Они поместили ее оду под самым h^hiZ^hfIhlhdоды падал eh\mrdmb
бурлил там еще более удиe_gghq_fij_`^_<uiju]gmlvbaeh\mrdbhgg_ мог и, пенясь,
ul_dZe щели.
— Видишь, Лора, — сказал папа, — рыба ihlhd_оды попадет прямо eh\mrdmbfZe_gvdb_
рыбки u[_jmlkybag__kd\havs_ebZ[hevrb_ju[bgug_kfh]mlLZdqlhbfhklZg_lkylhevdh
плаZlv ловушке, пока я за ними не приду.
В этот самый миг с_jomkdhevagmeZ[hevrZyju[bgZEhjZзba]gmeZbaZdjbqZeZ:

— Гляди, папа! Гляди!
Погрузиjmdb h^miZiZmoатил рыбину и поднял ее; она извиZeZkvb[beZoостом. Лора
едва не сZebeZkv h^hiZ^Hgbihex[hались большой сереб ристой рыбиной, а потом папа
uimklbe__bhgZmiZeZh[jZlgh ловушку.
— Ах, папа, пожалуйста, даZchklZg_fkybgZeh\bfdm`bgmju[u — попросила Лора.
— Мне еще надо сложить из дерна хлеEhjZ — сказал папа. — И распахать огород, и
udhiZlvdheh^_p и... — Тут он посмотрел на Лору и сказал: — Ну ладно, Бочоночек. Думаю,
ждать нам придется недолго.
Он присел на корточки, то же самое сделала Лора, и они стали ждать. Вода падала с ukhlub
разлеталась брызгами. Она была k_lZ`_ — и уже другая. В ней играли солнечные блики. От
h^uih^gbfZeZkvijhoeZ^ZZkibgmEhj_ijbi_dZehGZdmklZolukyqbfheh^uoebklhqdh
тянулись к небу. В теплом ha^mo_klhyebokeZ^dbcaZiZo.
— Ах, папа, неужели мне обязательно ходить rdhem" — спросила Лора.
— Тебе понраblk я rdhe_EhjZ — от_lbeiZiZ.
— Тут мне нраblky[hevr_ — с тоской сказала Лора.
— Знаю, Бочоночек, — сказал папа. — Но не k_fыпадает такая удача — научиться читать,
писать и считать. Когда я поklj_qZelою маму, она была rdhe_mqbl_evgbp_cIhlh м она
согласилась ехать со мной на Запад, но ayeZkf_gykehо, что наши деhqdbkfh]mlihemqblv
образоZgb_Ihwlhfmfuh[hkghались тут, поближе к городу, dhlhjhf_klvrdheZL_[_m`_
скоро hk_fvZFwjbihr_e^_\yluc]h^bам самое j_fygZqbgZlv учиться. Скажи спасибо,
что тебе дана такая hafh`ghklv.
— Да, папа, — a^hogmeZEhjZ.
Как раз wlmfbgmlm^jm]Zy[hevrZyju[bgZihdZaZeZkv h^hiZ^_G_mki_eiZiZ\ulZsblv
ее, как появилась еще одна!
Папа срезал и заточил палку с сучком на конце. Он u тащил из ловушки четыре больших
рыбины и нанизал их на палку. Затем они с Лорой отпраbebkv^hfhcg_kyiZedmk[vxs_cky
на ней рыбой. Когда мама уb^_eZbo]eZaZmg__klZebkhсем круглые. Папа отрезал рыбам
голоuыпотрошил их и показал Лоре, как счи щать с рыбы чешую. Сам он очистил три
рыбины, а почти kxq_lертую очистила Лора. Мама обваляла рыбу fmd_bih^`ZjbeZD
ужину у них была вкусная жареная рыба.
— Ты k_]^Zijb^mfZ_rvqlh -нибудь, Чарльз, — сказала мама. — А я как раз думала, чем мы
будем кормиться теперь, когда пришла _kgZ.
Весной папа не мог охотиться, потому что у k_odjhebdh были крольчата, а у птиц ]g_a^Zo
— птенцы.
— Погоди — hlkh[_jmmjh`Zc — сказал папа. — Тогда каждый день будем есть солонину.
Да, разрази меня гром! И с_`mx]hядину.
Теперь каждое утро, перед тем как отправиться работать, папа приносил рыбу из ловушки. Он
никогда не брал больше того, что они могли съесть. Остальную рыбу он uimkdZe ручей.



Школа

Настало утро понедельника. Вымыihke_aZтрака посу ду, Лора и Мэри поднялись к себе
на_jobgZ^_ebieZlvydhlhju_hgbghkbeblhevdhihоскресеньям. Мэрино было из ситца 
синюю крапинку, а Лорино — из ситца djZkgmxdjZibgdmFZfZlm]haZie_eZbfdhkuZ
концы завязала шнурком. Она не заyaZeZbfdhku лентами, потому что ленты они могли
потерять.
Потом они надели капоры, которые мама накануне uklbjZeZbgZdjZofZebeZ.
После этого мама по_eZbo спальню. Она опустилась на колени перед сундучком, dhlhjhf
хранила самые дорогие ей вещи, и достала оттуда три книги — чтение, праhibkZgb_b
арифметику.
Она очень серьезно посмотрела на Мэри и Лору, и те тоже стали серьезными.

— Я отдаю Zfwlbdgb]bFwjbbEhjZ — сказала мама. — Теперь они ZrbYagZxqlhы
будете обращаться с ними аккуратно и umqbl_b х как следует.
— Да, мама, — от_lbebhgb.
Книги мама дала нести Мэри. Лоре она дала жестяное ведерко, dhlhjhf[ueboh[_^
за_jgmluc чистую салфетку.
— Ступайте, — сказала она. — И _^bl_k_[yohjhrh.
Мама и Кэрри остались стоять на пороге, а Джек от правился f_kl_kFwjbbEhjhcHg[ue
очень удивлен. Когда они пошли по колее от папиного фургона, он по -прежнему не отстаZehl
Лоры.
Они подошли к броду через ручей. Джек уселся на берегу и треh`ghaZkdmebeEhj_ijbrehkv
объяснить ему, что дальше идти нельзя. Она гладила его большую голову, стараясь разгладить
складки на лбу. Но он k_jZно сидел и озабоченно хмурился им ke_^ihdZhgbi_j_oh^beb
ручей по мелкому широкому броду.
Они ступали осторожно, стараясь не забрызгать чистые платья. Голубая дли нноногая цапля
поднялась с мелкоh^vyboehiZydjuevyfbhle_l_eZ сторону. Они не _jgmebkvgZiuevgmx
колею до тех пор, пока ноги у них не обсохли, потому что ]hjh^gm`gh[uehijbclbk
чистыми ногами.
Ноuc^hfgZijb]hjd_dZaZekykhсем маленьким ср еди окружаr_c_]hkhсех сторон
громадной зеленой прерии. Мама и Кэрри ушли ^hfLhevdh>`_dhklZeky`^Zlvm[jh^Z
Мэри и Лора шли потихоньку k_^Zevr_b^Zevr_.
На тра_kеркала роса. Пели жаhjhgdbJZkoZ`bали на сhbo^ebgguolhgdbogh]Zo[_dZku .
Кудахтали степные куропатки, пищали их маленькие птенчики. Кролики приklZали на задних
лапах, настороженно поh^bebmrZfbZbodjm]eu_]eZaZke_^bebaZFwjbbEhjhc.
Папа сказал им, что до города k_]h^\_kihehиной мили и что дорога сама при_^_lb х туда.
Когда они увидят перuc^hfwlhb[m^_l]hjh^.
Большие белые облака плыли ]jhfZ^ghfg_[_Bok_ju_l_gbijhoh^bebihолнующейся
тра_>hjh]Zпереди k_\j_fydhgqZeZkvghdh]^Zhgb^hoh^beb^hlh]hf_klZ]^_hgZ
кончалась, то оказыZehkvq то она _^_l^Zevr_>hjh]Z[ueZijhklhdhe__cdhlhjmx
проделал ljZе папин фургон.
— Я прошу тебя, Лора, надень капор! — сказала Мэри. — Ты будешь коричнеZydZd
индианка. Что тогда о нас подумают городские девочки?
— Мне k_jZно, что они подумают, — храбро заявила Лора.
— Нет, тебе не k_jZно, — сказала Мэри.
— Все раgh — сказала Лора.
— Нет!
— Да!
— Ты точно так же боишься идти ]hjh^dZdby — сказала Мэри.
Лора ничего не от_lbeZG_fgh]hih]h^yhgZзялась за тесемки капора и надела его на голову.
— Во kydhfkemqZ_gZk^\h_ — сказала ей Мэри.
Они k_rebbrebIjhrehfgh]hремени, прежде чем они увидели ^Zeb]hjh^DZaZehkv
что i_j_^bihij_jbbjZa[jhkZgufZe_gvdb_^_j_янные брусочки.
Когда дорога шла вниз, кругом были только тра Zbg_[hIhlhf]hjh^kghа появлялся,
станоykvdZ`^ucjZaсе больше и больше. Из труб на крышах шел дымок.
Чистая дорога, проложенная ljZе папиным фургоном, кончилась, и началась другая,
пыльная. Она шла мимо маленького домика, затем мимо лаdbMe авки было крыльцо со
ступеньками.
За лаdhc[ueZdmagbpZHgZklhyeZ стороне от дороги, и перед ней была голая площадка.
Внутри дюжий мужчина dh`ZghfnZjlmd_jZa^mал — пафф! пафф! — кузнечными мехами
красные угли. Он ugmesbipZfbbam]e_cjZkdZe_gguc кусок железа и ударил по нему
большим молотком — бах! Множестhbkdjbghdылетело на улицу.
За площадкой, что была перед кузницей, спиной к дороге стоял еще один дом; за ним другая
дорога, широкая и пыльная, пересекала ту, по которой они пришли. Мэри и Ло ра остановились.
Напротиklhyeb_s_^\_eZки. До них доносился гомон ребячьих голосоLmliZibgZ^hjh]Z
кончалась.

— Пошли, — сказала Мэри. Но сама она не тронулась с места. — Там, где ребята галдят, это
школа. Папа сказал, что так мы ее и найдем.
Ло ре захотелось по_jgmlvkyb[_`ZlvgZaZ^^hkZfh]h^hfZ.
Они с Мэри медленно urebgZiuevgmx^hjh]mbih[j_eblm^Zhldm^Z^hghkbebkv]hehkZ
Они прошли между двумя лаdZfbihlhffbfhkeh`_gguo]jm^Zfb^hkhd>he`gh[ulvwlh
была та лесопилка, где папа брал доски для их ноh]h^hfZ.
Тут они уb^_ebrdhem.
Она стояла прямо ij_jbbbhliuevghc^hjh]bdg_c\_eZ^ebggZyljhibgdZI_j_^rdhehc
они уb^_ebfZevqbdh и деhq_d.
Лора напраbeZkvihljhibgd_ijyfhdgbfFwjbreZaZg_c<k_^_\hqdbbfZevqbd и
замолчали. Они стояли и смотрели, а Лора подходила к ним k_[eb`_b[eb`_b\^jm]kZfZ
того не желая, крикнула, размахиZyедерком:
— Вы галдите, будто стая куропаток!
Они очень удивились, но еще больше удиbeZkvkZfZEhjZ:_s__cklZehhq_gvklu^gh . Мэри
только ахнула:



— Лора!
Тогда огненно -рыжий _kgmrqZlucfZevqbdaZопил:
— Бекасы! Бекасы! Сами u[_dZku^ebgghgh]b_!
Лоре захотелось присесть, чтобы спрятать ноги под юбкой. Их с Мэри платья были гораздо
короче, чем у городских девочек. Еще до того, как они приехали на Тенистый Ручей, мама
гоhjbeZqlhhgbот -hl\ujZklmlbakоих платье:bo[hku_gh]bb\ijyfvdZaZebkv
длинными и тощими, как у бекасо.
Все мальчики стали показывать на них пальцами и hiblv:
— Бекасы! Бекасы!
— А ну, замолчите! ХZlblrmf_lv — сказала рыжеhehkZy^_очка. — Молчи, Сэнди! —
_e_eZhgZju`_fmfZevqbdmblhlihkemrZeky:^_\hqdZih^hreZdEhj_bkdZaZeZ — Меня
зовут Кристи Кеннеди, а этот несносный мальчишка — мой брат Сэнди, но он соk_fg_aehc:
тебя как зовут?
Ее рыжие косы были заплетены так туго, что торчали палками. Глаза у нее были темно -синие,
почти черные, а на круглых щеках — _kgmrdbDZihj\bk_emg__aZkibghc.
— Это тhyk_kljZ" — спросила она. — Вон мои сестры. Старшая — Нэтти, а черно hehkZy —
это Кэсси, а еще есть Дональд и Сэнди. А у тебя сколько братьеbk_kl_j?
— Д_ — сказала Лора. — Это — Мэри. И Кэрри, но она еще маленькая. У нее тоже золотые
кудри. И у нас есть бульдог, его зоml>`_dFu`bем на Тенистом Ручье. А u]^_`b\ ете?
— У тh_]hiZiu^\_]g_^u_ehrZ^bkq_jgufboостами и гриZfb" — спросила Кристи.
— Да, — сказала Лора. — Это Сэм и Дэb^jh`^_klенские лошади.
— Он ездит мимо нашего дома, значит, ulh`_fbfhg_]hreb — сказала Кристи. — Это не
доходя лаdb;b^e оbihqluih^hjh]_ddmagbp_FbkkWа Бидл — наша учительница. А это
Нелли Олсон.
Нелли Олсон была очень красиZy^_очка. Волосы у нее были с_leu_b\bk_eb^ebggufb
локонами. На ней было платье из белого батиста f_edbc]hem[hcpеточек, а олосах — два
больших голубых банта. И на ногах — башмачки.
Она посмотрела на Лору, потом на Мэри и сказала, наморщиghk:
— Фи! Дере_gkdb_^_\hqdb!
Больше никто ничего не успел сказать, потому что заз_g_edhehdhevqbd?]h^_j`ZeZ руке
молодая леди, которая п оявилась ^\_jyordheu<k_fZevqbdbb^_\hqdbaZki_rbeb\gmljvb
она hreZслед за ними.
Это была очень красиZyfheh^Zye_^b?_dZrlZghые hehkuki_j_^b[uebaZиты, а на
затылке уложены толстыми косами. У нее были карие глаза, приятное лицо и добра я улыбка.
Она положила Лоре на плечо руку и сказала:
— Ты у нас но_gvdZy?
— Да, мэм, — от_lbeZEhjZ.

— А это тhyk_kljZ" — спросила учительница и улыбнулась Мэри.
— Да, мэм, — сказала Мэри.
— Тогда пойдемте со мной, — сказала учительница. — Я запишу Zr и имена к себе dgb]m.
Вместе с ней они прошли через kxrdhembih^gyebkvgZihfhklKl_gubihe школе были
из с_`bo^hkhdIhehину комнаты занимали постаe_ggu_jy^Zfb^ebggu_kdZfvbMdZ`^hc
была спинка, а к ней приделаны две полки — так, что они нависали над стоящей позади
скамьей. Только перед первой скамьей таких полок не было, а на самой задней не было спинки.
С одной и с другой стороны комнаты было по окну со стеклами. Так же как дверь, они
остаZebkvhldjulufbb комнате сh[h^gh]meyeете р. Сюда доносился шорох траuсе
звуки и запахи бескрайней прерии.
Все это Лора заметила, стоя рядом с Мэри hae_mqbl_evkdh]hklheZihdZhgb]hорили
учительнице, как их зовут и сколько им лет. Она не _jl_eZ]hehой, а незаметно оглядыZeZ
k_djm]hf.
На скамейке подле двери стояло _^jhkодой, а m]em — покупная метла. Позади
учительского стола стена была udjZr_gZq_jghcdjZkdhcbih^g_c — узкая полочка с
желобком, где лежали какие -то белые брусочки. Там же стояла деревянная колода, обитая
о_qv ей шкурой. Лора гадала, что это такое.
Мэри показала учительнице, как она читает и пишет. А Лора только посмотрела на мамины
книги и помотала голоhcHgZg_mf_eZqblZlvb^Z`_agZeZg_се букu.
— Что ж, Лора, тебе придется начать с самого начала, — сказала учительница. — А Мэри
пойдет дальше. Есть у Zk]jbn_evgZy^hkdZ?
Грифельной доски у них не было.
— Я одолжу Zfkою, — сказала учительница. — Без грифельной доски ug_kfh`_l_
учиться писать.
Она приподняла крышку своего стола и достала оттуда гри фельную доску. Стол был как ящик
без одной бокоhckl_gdb — чтобы она не мешала коленям учительницы. Верх откидыZekygZ
петлях, как крышка, а gmljbmqbl_evgbpZojZgbeZсякие _sbLZf[ueb__dgb]bbebg_cdZ.
Лора еще не знала, что линейкой наказыZxl проbgb\rbokymq_gbdh — тех, кто шепчется и
ерзает. Им учительница _e_eZih^hclbdkоему столу и протянуть руку, а потом больно била
их по руке линейкой.
Но Лора и Мэри никогда не шептались rdhe_bklZjZebkvkb^_lvkfbjghHgbkb^_eb
рядышком на скамь е и учили каждая сhcmjhdFwjbfh]eZihklZ\blvgh]bgZiheZmEhju
ноги до пола не достаZebI_j_^gbfbgZ^_j_\ygghcihed_e_`ZeZdgb]ZEhjZaZgbfZeZkvih
перuf__kljZgbpZfZFwjbmqbeZwlm`_dgb]m^Zevr_Ijhf_`mlhqgu_kljZgbpuhgb
держали стой мя.
Лора одна была целый класс, потому что единственная на kxrdhemg_mf_eZqblZlv<j_fyhl
j_f_gbdh]^Zmqbl_evgbpZhkобождалась, она uauала Лору к сh_fmklhembihfh]ZeZ_c
читать букu<wlhli_jый день, еще до обеденного перерыZEhjZkfh]e а прочесть: К, О, Т
— КОТ. Вдруг она что -то kihfgbeZbkdZaZeZ:
— Р, О, Т — РОТ.
Учительница удивилась.
— В, О, Т — ВОТ, — сказала учительница. — Л, О, Т — ЛОТ.
И Лора стала читать! Она прочла kxi_j\mxkljhqdm букZj_.
В полдень учительница и k_^_lb разошлись по домам обедать. Лора и Мэри уселись со сhbf
_^_jdhf тени на траd_ih^kl_ghchimkl_шей школы. Они ели хлеб с маслом и
разгоZjbали.
— Мне нравится rdhe_ — сказала Мэри.
— И мне, — сказала Лора. — Только ноги у меня устали. Но мне не нравится эта Нелли Олсон,
которая назZeZgZk^_j_енскими девочками.
— Мы и есть дере_gkdb_^_очки, — сказала Мэри.
— Все раgh — сказала Лора, — нечего ей задирать нос!



Нелли Олсон

Когда _q_jhfhgbозjZlbebkv^hfhc>`_dih^`b^Zebom[jh^ZA а ужином они рассказали
папе с мамой обо k_fqlh[ueh школе. Узнаqlhmqbl_evgbpZh^he`beZbfkою
грифельную доску, папа огорченно покачал голоhc.
На следующее утро он ugmebanmleyjZ^eykdjbidbсе сhb^_gv]bbi_j_kqblZeboHg^Ze
Мэри круглу ю серебряную монетку и сказал, чтобы они купили доску.
— В ручье полно рыбы, — сказал он, — так что до жатвы мы продержимся.
— И соk_fkdhjhmgZk[m^_ldZjlhrdZ — сказала мама. Она заyaZeZfhg_ldm носоhc
платок и приколола его булаdhc\gmljbFwjbgh го кармана. Всю дорогу до самого города
Мэри зажимала этот карман рукой.
Придя ]hjh^hgbi_j_k_debiuevgmx=eZ\gmxmebpmbih^gyebkvihklmi_gvdZfeZки
мистера Олсона. Папа _e_ebfdmiblv]jbn_evgmx^hkdm этой лавке.
Внутри они увидели длинный прилаhd<kykl_gZaZgbf[ueZmешана полками, где стояли
жестяные кастрюли и чугунные горшки, лампы и фонари, лежали рулоны ц_lghcfZl_jbbM
другой стены стояли плуги, бочонки с гha^yfbfhldbijhолоки, а над ними висели пилы,
молотки, топоры и ножи .
На прилаd_e_`ZeZ[hevrZydjm]eZy]heh\dZ`_elh]hkujZgZihemklhye[hqhghdkq_jghc
патокой и целая бочка солений. Еще там был ящик с печеньем и две ukhdb_^_j_\yggu_[Z^vb
полные леденцоLZdb_e_^_gpuhgbihemqbebgZJh`^_klо. А здесь их было ц елых две
больших бадьи!
Вдруг задняя д_jveZки распахнулась, и eZ\dmорZebkvG_eebHekhgb__fZe_gvdbc[jZl
Вилли. Увидев Мэри и Лору, Нелли сморщила нос, а Вилли принялся их дразнить:
— Бекасы! Длинноногие бекасы!
— Сейчас же замолчи, Вилли, — сказ ал мистер Олсон. Но Вилли не желал молчать. Он k_
j_fyihторял:
— Бекасы! Бекасы!
Нелли пронеслась мимо Лоры и Мэри и запустила обе руки [Z^vxke_^_gpZfb<beebaZe_a
другую бадью. ЗахZlb полные горсти леденцоhgbklZebaZibobать их себе  рот. Они
стояли протиFwjbbEhjub]ey^yijyfhgZgbogZ[bали себе рты леденцами, а им не
предложили ни одного.
— Нелли! А ну убирайтесь отсюда f_kl_k<beeb — сказал мистер Олсон.
Но они продолжали, глядя на Мэри и Лору, набиZlvk_[_jlue_^_gpZfb . В конце концо
мистер Олсон перестал обращать на них внимание. Мэри подала ему монету, а он дал ей
грифельную доску. Потом он сказал:
— Вам еще понадобится грифельный карандаш. Вот, хотите? Один пенни.
— У них нету пенни, — сказала Нелли.
— Тогда havfbl е карандаш и скажите папе, пускай отдаст мне пенни, когда ke_^mxsbcjZa
будет ]hjh^_ — сказал мистер Олсон.
— Нет, сэр, спасибо, — сказала Мэри. Она по_jgmeZkvZaZg_xEhjZbh[_ышли из лавки. У
двери Лора оглянулась. Нелли показала ей ke_^yau к. Язык у Нелли _kv[ue красных и
зеленых полосах — от леденцо.
— Ну и ну, — сказала Мэри. — Я бы не могла быть такой злюкой, как эта Нелли Олсон.
— «А я бы могла, — подумала про себя Лора. — Я бы ей показала, если б только папа с мамой
разрешили».
Они полюбоZebkvgZ]eZ^dmxkетло -серую по_joghklv]jbn_evghc^hkdbgZ__^_j_янную
рамку с искусно сделанными уголками. Доска была очень красиZyH^gZdhbf[uegm`_g
грифельный карандаш.
Папа и так уже потратил на эту доску слишком много денег, и им ужа сно не хотелось просить у
него еще пенни.
Они думали об этом, пока шли rdhemb\^jm]EhjZспомнила об их рождест_gkdboi_ggb
У них _^v_s_hklZebkvl_^\Zi_ggbdhlhju_hgbgZreb сhboqmedZogZJh`^_klо, когда
жили на Индейской Территории.
Один пенни был у Мэри и один у Лоры, а им нужен был на двоих k_]hh^bgdZjZg^Zr
Поэтому они решили, что истратят на него Мэрин пенни, а после этого полоbgZEhjbgh]h
пенни будет принадлежать Мэри.

Они купили карандаш на следующее утро, но только не у мистера Олсона, а у мистера Бидла. В
тот день они пришли rdhemместе с учительницей, потому что она жила ^hf_]^_[ueb
лаdZfbkl_jZ;b^eZbihqlZ.
Потянулись долгие жаркие недели. Деhqdboh^beb школу, и с каждым днем им k_[hevr_
там нраbehkvBfgjZ\ илось читать, писать и считать, а по пятницам после обеда
сореghаться ijZописании. А Лора очень любила перемены. Во j_fyi_j_f_gufeZ^rb_
девочки убегали ij_jbx]^_^meетер и с_lbehkhegp_hgbkh[bjZeblZfpеты и играли.
ДеhqdbihklZjr_bk реди них Мэри, не бегали, а, как полагается настоящим леди, сидели на
крыльце. А мальчики играли kои игры по другую сторону школы.
Маленькие девочки k_]^Zb]jZeb «кольцо hdjm]jhauihlhfmqlhlZdohl_eZG_eebHekhg
хотя эта игра давно им надоела. Но однажды, прежде чем Нелли успела раскрыть рот, Лора
сказала:
— ДаZcl_b]jZlv Дядю Джона!
— ДаZcl_>Zайте! — стали гоhjblv^_\hqdbbзялись за руки. Тогда Нелли p_ibeZkvEhj_
олосы обеими руками и рZgmeZlZdqlhEhjZjZklygmeZkvgZa_fe_.
— Нет! Нет! — крикнула Нелли. — Я хочу играть dhevphокруг розы».
Лора kdhqbeZbm`_aZg_keZjmdmqlh[u^ZlvG_eebihs_qbgmghоj_fyhklZgh\beZkvIZiZ
гоhjbeqlh[uhgZgbdh]^Zg_kf_eZ^jZlvky.
— Идем, Лора, — сказала Кристи, ay\__aZjmdmE ицо у Лоры горело, она ничего не b^_eZ
перед собой. Но она f_kl_khсеми стала h^blvohjhод hdjm]G_eebG_eebстряхиZeZ
локонами и опраeyeZx[dbhgZgZklhyeZgZkоем. Тут Кристи стала петь, и к ней
присоединились k_hklZevgu_:
Занемог наш дядя Джон,
Он с постели не klZ_l.
— Нет! Нет! Я хочу dhevphокруг розы»! — a\ba]gmeZG_eeb — Или я не стану играть! —
Она ujалась из круга, но никто за ней не пошел.
— Ладно, тогда ты, Мод, klZgv середину, — сказала Кристи. Они начали сноZ:



Занемог наш дядя Джон,
Он с постели не klZ_l.
Что же мы ему пошлем?
Плюшку, клецку и пирог.
А на чем?
На подносе золотом.
Кто поднос ему снесет?


Тут k_^_очки крикнули:


— Лора Инглз!





Лора uklmibeZgZk_j_^bgmbсе пошли хороh^hfокруг нее. Они играли >y^x>`hgZ
пока учительница не зазhgbeZ колокольчик. Нелли сидела rdhe_bieZdZeZhgZkdZaZeZ
что никогда больше не станет разгоZjbать ни с Лорой, ни с Кристи.
Но на следующей неделе она пригласила k_o^_\hq_ddk_[_ гости km[x оту после обеда.
Особенно она приглашала Кристи и Лору.

В гостях ]hjh^_

В пятницу _q_jhfdh]^ZFwjbbEhjZернулись домой из школы, мама uklbjZeZboieZlvyb
капоры. Утром km[[hlmhgZbogZdjZofZebeZbыгладила. Выкупались Лора и Мэри на этот
раз утром, а не накануне _q_jhfdZdh[uqgh.
— Вы такие с_`_gvdb_bohjhr_gvdb_keh\ghihe_ые ц_lu — сказала мама, когда они,
нарядные, спустились по лесенке вниз. Она заплела им косы и заyaZeZe_glZfbij_^mij_^b,
чтоб они их не потеряли. — Ну, _ дите себя хорошо, — сказала она, — и помните, как Zk
учили держаться h[s_klе.
В городе они зашли за Кэсси и Кристи. Кэсси и Кристи тоже были приглашены ]hklb\i_jые.
Потом k_hgbошли eZку мистера Олсона, и мистер Олсон сказал им:
— Заходите -заходите!
Тогда они прошли мимо бочек с леденцами и соленьями к двери, _^ms_cgZaZ^gxxihehину
лаdb>ерь открылась, и они увидели разряженную Нелли и миссис Олсон, которая
пригласила их hclb.
Никогда еще Лора не быZeZ такой прекрасной комнате. Она только и могла сказать: «Добрый
день, миссис Олсон!», и еще «Да, мэм» и «Нет, мэм».
Весь пол был застелен какой -то толстой коричнеh -зеленой тканью с красными и желтыми
заbldZfb;hkufbgh]ZfbEhjZqmстhала, какая она hjkbklZyKlhebklmevy[uebba
желтого дереZbkbyebdZdkl_dehZgh`dbmgbo[uebkhершенно круглые. На стенах висели
ц_lgu_dZjlbgdb.
— Зайдите kiZevgx^_\hqdblZfы можете снять сhbdZihju — при_lebо сказала
миссис Олсон.
В спальне стояла такая же блестящая дереyggZydj оZlv;ueZlZfb^jm]Zyf_[_evmh^ghc
стены красоZehkv^jm]gZ^jm]_g_kdhevdhysbdh. На _jog_fysbd_[ueh^а ящичка
поменьше, и между ними, на изогнутых дереygguoih^klZ\dZo[hevrh_a_jdZehM^jm]hc
стены на _jog_fysbd_klhyenZjnhjhый куrbg [hevrhfnZjnhjhом тазу и маленькое
фарфороh_[ex^_qdhgZdhlhjhfe_`ZedmkhdfueZ.
В обеих комнатах были окна со стеклами и белыми кружевными зана_kdZfb.
Позади большой комнаты была пристройка, где стояла плита — точно такая же, как мамина, а
по сте нам висели kydb_dZkljxebbkdhородки.
Все девочки уже собрались, и миссис Олсон, шурша юбками, подходила то к одной, то к
другой. Лоре хотелось спокойно рассмотреть k_qlh[ueh комнате, но миссис Олсон сказала:
— А ну -ка, Нелли, достань сhbb]jmrdb .
— Пусть они играют Виллиными игрушками, — сказала Нелли.
— Я не дам им кататься на моем _ehkbi_^_ — заhibe<beeb.
— Тогда пускай играют с твоим «Ноеufdhчегом» и с тhbfbkhe^ZlbdZfb — сказала Нелли,
а миссис Олсон _e_eZ_fmaZfheqZlv.
Лора `bag и не b^_eZlZdhcaZf_qZl_evghcb]jmrdbdZdGh_ коq_]Dh]hlZflhevdhg_
было: зебры и слоны, тигры и лошади и kydb_^jm]b_`bотные. И k_hgbkehно сошли с
картинки ;b[ebbqlh[ueZmgbo^hfZ.
Еще были целых д_Zjfbbhehянных солдатико —  ярко -синих и yjdh -красных мундирах.
Еще был дереyggucihiju]mgqbd полосатых бумажных шароZjZo куртке и [mfZ`ghf
колпаке. Лицо у него было белое, щеки красные, глаза обведены черной краской. Он bk_e
между двумя узкими жердочками, а когда их сжим али, начинал плясать и куujdZlvky.
Даже старшие деhqdbизжали и ахали над этими солдатиками и з_jmrdZfbbkf_yebkv^h
слез, глядя на попрыгунчика.
Потом Нелли стала подходить ко k_f]hоря:
— Можете посмотреть на мою куклу.
ГолоZmdmdeu[ueZnZjnhj оZykgZеденным на щеках румянцем и с красным ротиком. У
нее были черные глаза и черные фарфороu_dm^jbZgZnZjnhjhых ножках — черные
фарфороu_[ZrfZqdb.
— Ах! — сказала Лора. — Ах, Нелли, какая красиZydmdeZDZd__ah\ml?
— Да это просто старая кукла, — сказала Нелли. — Она мне уже надоела. Погоди, вот я покажу
тебе сhxосковую куклу!

Шujgm фарфороmxdmdem ящик, она достала длинную коробку, постаbeZ__gZdjhать и
сняла крышку, а k_^_\hqdbklheibebkvокруг и смотрели.
Кукла, лежащая в коробке, казалась жиhcGZklhysb_ahehlbklu_олосы крупными локонами
лежали на маленькой подушечке. За полуоткрытыми губами b^g_ebkv^\Zdjhohlguo[_euo
зуба. Глаза у куклы были закрыты — она спала kоей коробке.
Нелли приподняла куклу, и глаза у той широко открылись. Они были большие и синие.
Казалось, что кукла смеется. Она протянула вперед руки и сказала: «Мам -ма!»
— Она так делает kydbcjZadh]^ZygZ`bfZx_cgZ`bот, — сказала Нелли. — Вот,
смотрите! — Она с силой надавила кулачком, и несчастн ая кукла kdjbdgmeZFZf -ма!»
Кукла была одета kbg__r_edhое платье. На ней были настоящие нижние юбки, отделанные
кружеgufbh[hjdZfbbgZklhysb_iZglZehgqbdbdhlhju_kgbfZebkvZgZgh]Zo —
настоящие синие кожаные туфельки.
До сих пор Лора не могла вымолblvgbkehа. Она h\k_g_kh[bjZeZkv^hljZ]bаться до этой
замечательной куклы, но рука ее сама собой потянулась к синему шелку.
— Не смей ее трогать! — aизгнула Нелли. — Держи руки подальше от моей куклы, Лора
Инглз!
Она прижала к себе куклу и п о_jgmeZkvdEhj_kibghcqlh[ulZg_\b^_eZdZdhgZmdeZ^uает
куклу обратно dhjh[dm.



Лицо у Лоры kiuogmehZсе остальные деhqdbg_agZebqlhkdZaZlvLh]^ZEhjZhlhreZ
сторонку и села на стул. Нелли убрала коробку ysbdbaZdjueZ_]hIhlhf k_hiylvklZeb
смотреть з_jmr_dbkhe^Zlbdh и играть с попрыгунчиком.
В комнату hreZfbkkbkHekhgHgZkijhkbeZmEhjuihq_fmlZg_b]jZ_l.
— Спасибо, мэм, — сказала Лора, — я лучше посижу тут.
— Хочешь посмотреть? — спросила миссис Олсон и положила Лоре на колени две книги.
Лора принялась осторожно переhjZqbать страницы. Одна из книг была не соk_flZdhcdZd
обычные книги: тонкая и без переплета. Это был журнал, _kvp_ebdhf^ey^_l_c>jm]Zydgb]Z
была lheklhc]eygp_ой обложке. На обложке была нарисоZgZklZjmrdZe_lysZyерхом на
метле на фоне громадной желтой луны, и написано крупными букZfbF:LMRD:
ГУСЫНЯ».
Лора и не знала, что на с_l__klvlZdb_aZf_qZl_evgu_dgb]bGZdZ`^hckljZgbp_[ueZ
картинка, а под ней стишок. Некоторые стишки Л ора смогла прочесть. Она соk_fihaZ[ueZ
что она ]hklyo.
Вдруг она услышала, что миссис Олсон гоhjbl_c:
— Идем, малышка. Ты _^vg_ohq_rvqlh[u[_al_[ykt_ebесь пирог, правда?
— Да, мэм, — сказала Лора. — Нет, мэм.
Стол был покрыт белоснежной ска тертью. На нем стоял пирог, облитый белой сахарной
глазурью, и ukhdb_klZdZgu.
— Мне самый большой кусок! — заhibeZG_eebbhlehfbeZk_[_[hevrhcdmkhdibjh]Z
Остальные девочки ждали, пока миссис Олсон положит им пирог. Каждая получила сhcdmkhd
на фар фороhclZj_ed_.
— В лимонаде достаточно сахару? — спросила миссис Олсон. Так Лора узнала, что klZdZgZo
был лимонад.
Раньше она никогда его не пробоZeZKgZqZeZhgihdZaZeky_ckeZ^dbfghihke_lh]hdZdhgZ
съела кусочек сахарной глазури со сh_]hibj ога, лимонад показался кислым. Но k_^_\hqdb
_`ebо от_lbebfbkkbkHekhg:
— Да, мэм, спасибо.
Они старались есть так, чтобы на скатерть не упало ни крошки. Они не пролили ни капли
лимонада.
Теперь пора было haращаться домой, и Лора не забыла напоследо к сказать, как учила ее
мама: «Спасибо, миссис Олсон, я очень приятно про_eZmас j_fyLh`_kZfh_kdZaZeb
остальные.
Когда они urebbaeZ\dbDjbklbkdZaZeZEhj_:
— Жаль, что ты не ударила эту подлую Нелли Олсон.

— Нет! Я не могла! — сказала Лора. — Но я еще с ней рассчитаюсь. Только не гоhjbFwjb.
Джек с понурым b^hfih^`b^Zebom[jh^Z;ueZkm[[hlZZEhjZkgbfg_ihb]jZeZL_i_jv
пройдет целая неделя, прежде чем они смогут поиграть на берегу Тенистого Ручья.
Дома Лора и Мэри рассказали маме об о k_fqlh[ueh гостях, и мама сказала:
— Нехорошо пользоZlvkyqm`bf]hkl_ijbbfklом, не от_qZygZg_]hYih^mfZeZbj_rbeZ
что u^he`guijb]eZkblvG_eebHekhgbсех остальных к нам ]hklb следующую субботу.



Гости ^_j_\g_

— Вы придете  субботу ко мне ]hklb" — спросила Лора у Кристи и Мод и у Нелли Олсон.
Мэри пригласила старших деhq_d<k_kdZaZebqlhijb^ml.
Этим субботним утром boghом доме было особенно красиh>`_dZ дом не пускали, чтобы
он не наследил на чисто ufulhfihem . Стекла на окнах сияли, зана_kdbkjhahой каймой
были с_`_gZdjZofZe_guEhjZbFwjbырезали з_a^hqdZfbgh\mx[mfZ]mbaZkl_ebeb_x
полки, а мама приготоbeZbaзбитых яиц и белой муки дутые пончики. Мама бросала их 
кастрюлю с кипящим жиром, и кажд ый пончик kieu\ZebieZал dZkljxe_^hl_oihjihdZ
не переhjZqbался нижней стороной \_joGZg_f[ueZiurgZydhjhqdZpета темного меда.
Потом он начинал раздуZlvkyihdZg_klZgh\bekydjm]eufLh]^ZfZfZынимала его bedhc.
Все пончики мама убра ла [mn_lhgb[ueb^ey]hkl_c.
Когда гости показались на дороге, _^ms_c город, Лора, Мэри, мама и Кэрри, надеkои
лучшие платья, уже сидели и ждали их. Лора даже причесала Джека, хотя его короткая белая с
коричнеufbiylgZfbr_jklvblZd[ueZqbklhc и красиhc.
Вместе с Лорой он побежал к броду. Все девочки, переходя ручей вброд, смеялись и
брызгались. Одна Нелли, которой пришлось снять башмаки и чулки, жалоZeZkvqlh_c[hevgh
ступать по гальке.
— Я не хожу босиком, — сказала она. — У меня есть чул ки и башмаки.
На ней было ноh_ieZlv_Z hehkZo — большие ноu_[Zglu.
— Это и есть Джек? — спросила Кристи, и k_^_\hqdbijbgyebkv_]h]eZ^blvb]h\hjblv_fm
какой он славный пес. Но когда он подошел к Нелли, _`ebо виляя хhklhfhgZkdZaZeZ:
— По ди прочь! Не смей пачкать мне платье!
— Джек не станет пачкать тебе платье, — сказала Лора.
По тропинке среди полеuopетоhgbih^gyebkvd^hfm]^_bo`^ZeZfZfZFwjbgZaала ей
по очереди k_o^_очек, и каждой мама ласкоhmeu[gmeZkvbqlh -нибудь ска зала. А Нелли
опраbeZkое красиh_gh\h_ieZlv_bkdZaZeZfZf_:
— Конечно, сh_emqr__ieZlv_y деревню не надела.
Тут Лора поняла, что ей не важно, чему ее учила мама; ей даже k_jZно, если папа ее накажет.
Она должна рассчитаться с Нелли. Нелли не смеет так разгоZjbать с мамой.
В от_lfZfZlhevdhmeu[gmeZkvbkdZaZeZ:
— У тебя очень красиh_ieZlv_G_eebBfujZ^uqlhluijbreZ.
Но Лора не собиралась прощать Нелли.
ДеhqdZfihgjZился просторный и чистый дом, dhlhjhf]meyeетер и пахло степ ной траhc
Они kdZjZ[dZebkvihe_klgbp_ihkfhlj_lvgZFwjbgmbEhjbgmdhfgZlmgZq_j^Zd_LZdhc
комнаты ни у кого из них не было. Но тут Нелли спросила:
— А где твои куклы?
Лора не собиралась показывать Нелли Олсон сhxex[bfmxljyibqgmxRZjehllmBhgZ
сказала:
— Я не играю с куклами. Я играю jmqv_.
Потом они отправились f_kl_k>`_dhf]meylv.
Лора показала деhqdZffZe_gvdbopuieylозле стогоk_gZbh]hjh^ka_e_gufb]jy^dZfbb
ihe_]mklu_сходы пшеницы. Они сбежали с пригорка к низкому берегу, туда, где были иZb
мостик и где h^Zытекая из зарослей дикой слиurbjhdhjZaebалась по искрящейся
гальке.
Мэри со старшими девочками спускалась с пригорка медленно; они ayebkkh[hcDwjjbqlh[u
с нею поиграть. А Лора, Кристи, Мод и Нелли подобрали юбки ur_dhe_gbошли 

прохладную h^mHldjbdh и плеска стайки рыбешек метнулись прочь по мелководью. И
^jm]EhjZihgyeZqlhhgZfh`_lk^_eZlvG_eebHekhg.
Она под_eZ^_очек поближе к тому месту, где жил старый рак. От их шума он забилс я под
сhcdZf_gvEhjZ\b^_eZdZdhllm^ZыглядыZxl_]hkljZrgu_de_rgbb]jyagh -зеленая
голоZbhgZklZeZl_kgblvG_eebih[eb`_dg_fmIhlhfhgZie_kgmeZgZdZf_gv\h^hcb
закричала:
— Нелли! Нелли! Берегись!
Старый рак кинулся к Нелли, стараясь ухв атить ее за щиколотку.
— Беги! Скорей! — крикнула Лора. Она подтолкнула Кристи и Мод обратно к мостику, а сама
побежала следом за Нелли. Нелли с hie_fdbgmeZkvijyfh заросли, туда, где было илистое
дно, а Лора останоbeZkvgZ]Zevd_h]ey^uаясь на каме нь, под которым прятался рак.
— Погоди, Нелли, — сказала она. — Постой там.
— Что это? Кто это был? Он k__s_lml" — спрашивала Нелли. Она уронила оду подол
платья, и ее нижние юбки перепачкались тиной.
— Это старый рак, — объяснила Лора. — Он сhbfbd лешнями разламыZ_lihiheZflheklu_
сучья. Он запросто мог отхватить тебе палец на ноге.
— Где он? Где? Он еще тут? — спрашивала Нелли.
— Подожди пока там, а я посмотрю, — сказала Лора и медленно пошла по h^_ddZfgxHgZ
увидела, что старый рак опять спр ятался под ним, но не сказала этого Нелли. Не торопясь, она
дошла до мостика и _jgmeZkvh[jZlghZG_eebgZ[ex^ZeZaZg_xbaaZjhke_cGZdhg_pEhjZ
сказала:
— Теперь можешь uoh^blv.
Нелли hreZlm^Z]^_ода была чистая. Она сказала, что ей не нравится этот старый
противный ручей и что она не собирается g_f[hevr_b]jZlvHgZihiulZeZkvhlklbjZlv
запачканную тиной юбку, потом отмыть ноги — и вдруг заba`ZeZ.
К ногам пристали бурые, как тина, пиявки. Они не смывались. Одну она попыталась отодрать и
посл е этого с hieyfbыскочила на берег. Стоя на берегу, она трясла изо k_okbelhh^ghclh
другой ногой и не перестаZyопила.
Лора так смеялась, что dhgp_dhgph упала на траву и стала по ней кататься.
— Глядите! — кричала она. — Глядите, как Нелли пля шет!
К ним сбежались k_^_\hqdbFwjbелела Лоре сейчас же оторZlvhlG_eebiby\hdghEhjZ
ее не слушала, она продолжала кататься по берегу и хохотать.
— Лора! — сказала Мэри. — Или ты сейчас же отор_rvwlboiby\hdbebyсе расскажу маме.
Тогда Лора принялась отрыZlviby\hdZ^_\hqdbзвизгиZeb]ey^ydZdiby\dZытягиZ_lky
k_[hevr_b[hevr_G_eebieZdZeZb]hорила:
— Мне у тебя не нравится! Я хочу домой!
УслыхаdjbdbfZfZihki_rbeZниз к ручью. Она стала утешать Нелли. Не стоит плакать и з-
за каких -то пияhdkdZaZeZhgZIhlhffZfZijb]eZkbeZсех ^hf.
В доме их ждал красиhgZdjulucklhegZg_f[ueZihkl_e_gZemqrZyfZfbgZ[_eZykdZl_jlv
и стоял голубой кувшин с букетом ц_lh. Начищенные жестяные кружки были доверху
наполнены холодны м жирным молоком прямо из погреба, а на дереygghf[ex^_e_`Zeb
горкой медоh]hpета пончики.
Пончики были не сладкие, но сдобные и хрустящие и таяли hjlm<gmljbhgb[uebimklu_ —
каждый как большой пузырь. Деhqdbсе ели и ели их. Они гоhjbebqlh\ жизни не
пробоZeblZdboкусных пончикоbkijZrbали у мамы, как они назыZxlky.
— Дутые пончики, — от_lbeZfZfZ — Потому что, хоть они и раздулись, внутри у них нет
ничего, кроме пустоты.
Дутых пончико[uehlZdfgh]hqlhсе наелись до отвала. И в се ^hоль напились dmkgh]h
холодного молока. После этого гостям пора было уходить. Все девочки, кроме Нелли,
благодарили маму, а Нелли по - прежнему злилась.
Но Лоре было k_jZно. Кристи щипнула ее и сказала на ухо:
— Я слаghihеселилась. Наконец -то Н елли получила по заслугам.
В глубине души Лора была очень доhevgZспоминая, как Нелли плясала на берегу ручья.

В ноhcp_jd\b

В субботу после ужина папа сидел на ступеньке и курил трубку. Мэри с Лорой тесно прильнули
к нему, а мама, посадиk_[_gZ колени Кэрри, тихонько качалась на качалке ^\_jyo.
Ветер утих. На глубоком темном небе низко bk_ebyjdb_aезды. Тенистый ручей шепотом
разгоZjbал сам с собой.
— ЗаljZ[m^_lkem`[Z ноhcp_jdи, — сказал папа. — Я klj_lbe городе преподобного
Олд ена, и он просил нас непременно приехать. Я обещал, что мы приедем.
— Ах, Чарльз! Мы так давно не были p_jdи! — hkdebdgmeZfZfZbihfheqZ, добавила: —
Хорошо, что я успела закончить сh_ghое платье.
Лора и Мэри еще никогда не быZeb церкbghfZ ма им гоhjbeZqlhlZf]hjZa^hemqr_q_f
]hklyo.
— ЗаljZgZ^hыехать пораньше, — заметил папа.
Следующее утро прошло ki_rd_<ki_rd_ihaZтракали, ki_rd_aZdhgqbeb^hfZrgxx
работу, мама ki_rd_h^_eZkvkZfZh^_eZDwjjbbелела девочкам поспеш ить вниз, чтобы она
успела заyaZlvbf[Zglu.
Мэри с Лорой поспешно сбежали вниз по лестнице и останоbebkvdZd\dhiZggu_rbjhdh
раскрытыми глазами глядя на маму. На ней было ноh_kblp_ое платье madmxq_jgmxb
белую полоску с черными пугоdZfbKlhyqb й hjhlgbqhdhl^_eZgguc[_eufbdjm`_ами,
был заколот золотой булаdhcS_dbmfZfujZajmfygbebkv]eZaZ[e_kl_ebhgZ[ueZhq_gv
красиZy.
Мама по_jgmeZFwjbbEhjmkibghcdk_[_b[ukljhплела им dhkue_gluIhlhfзяла за
руку Кэрри, ureZk^_очк ами из дома и заперла за собою дверь.
Кэрри djm`_\ghf[_ehfieZlvbp_b крошечном белом капоре u]ey^_eZlhqv -в-точь как
ангелочек с крылышками на картинке ;b[ebbBa -под обшитого кружеZfbdZihjZk_jv_agh
смотрели огромные глаза, а личико обрамляли з олотистые локоны.
Вдруг Лора заметила, что Fwjbgudhkuместо голубых лент вплетены розоu_Z__dhku
наоборот, заyaZguFwjbgufb]hem[ufb[ZglZfb>_очки молча переглянулись. Им ужасно
надоели их ленты. У Мэри были золотистые hehkubihwlhfmhgZg_ пременно должна была
носить голубую ленту, а темноhehkZyEhjZgZh[hjhlсегда носила розовую. Мама ki_rd_
ошиблась и перепутала ленты, но девочки не сказали ни слоZgZ^_ykvqlhhgZgbq_]hg_
заметит.
Папа подъехал к дому на фургоне. Тщательно uqbs енные Сэм и Дэb^]hj^hыступали,
kljyobая голоZfbZbooосты и гриui_j_ebались на солнце.
Одно чистое одеяло было постелено на сиденье, а другое лежало на дне фургона. Папа
осторожно подсадил маму и подал ей Кэрри. А когда он перебросил через бор т Лору, ее косы
разлетелись klhjhgu.
— Ой! — hkdebdgmeZfZfZ — Я ie_eZEhj_g_l_e_glu!
— На тряском фургоне никто ничего не заметит! — отозZekyiZiZbEhjZihgyeZqlhfh`_l
остаblvk_[_]hem[u_[Zglu.
Она перебросила косы со спины на грудь. Мэри последоZeZ__ijbf_jmbhgbmeu[gmebkv
друг другу.
Папа _k_ehgZk\bkluал, а когда Сэм с Дэb^hfljhgmebkvkf_klZaZlygmei_kgx:



Настало hkdj_k_gv_.
Прокатимся, жена!
ПоhadZ^eyijh]medb
Уже запряжена!



Чарльз, — мягко остановила его мама, напоминая, что эта песня не подходит для hkdj_kgh]h
дня, и тогда k_ohjhfaZi_eb:

За далью земных простороb^g_c
Чудесные есть края,
Страна, где сylu_о сла_kоей
С_leudZdkbygb_^gy.



В зарослях плакучих иaZ[e_kl_eL_gbklucjmq_cHgrbj око разлился и с_jdZegZkhegp_
Сэм с Дэb^hfrZ]Zebih[e_klysbfem`Zf<оздух взлетали брызги, под колесами хлюпала
h^Z.
Выеха бесконечную прерию, фургон мягко покатился по едва заметной траygbklhcdhe__
Птицы пели сhbmlj_ggb_i_kgbIq_eu`m жжали. Огромные желтые шмели, гудя, перелетали
с ц_ldZgZpеток, из траulhb^_ehыскакиZeb[hevrmsb_dmag_qbdb.
Вскоре фургон подъехал к городу. Кузница была заперта. Д_jbсех лаhd[uebaZdjuluIh
краям пыльной Главной улицы шли разодетые мужчин ы и женщины с разодетыми детьми. Все
они напраeyebkvdp_jd\b.
Ноh_a^Zgb_p_jd\bklhyeh[ebardheubhlebqZehkvhlg__lhevdhl_fqlhgZdjur__]h
haышалась странная пустая комнатка без единой стены.
— Что это такое? — спросила Лора.
— Не показыZci альцем, — отозZeZkvfZfZ — Это колокольня.
Папа постаbenmj]hgплотную к ukhdhfmdjuevpmp_jdи и помог маме uclbZEhjZb
Мэри сами перешагнули через борт и останоbebkvh`b^ZyihdZiZiZhlt_^_l тень,
распряжет лошадей и приy`_lboddmah\m.
Люди шли к церкви прямо по тра_ih^gbfZebkvihklmi_gvdZfgZdjuevphbaZoh^beb\gmljv
Оттуда доносился тихий торжест_ggucr_e_kl.
Наконец _jgmekyiZiZ<ay на руки Кэрри, он f_kl_kfZfhcошел p_jdhь. Мэри с Лорой
тихонько hrebслед за ними, и k_mk_ebkv ряд на длинную скамейку.
Внутри церкоvlh`_[ueZkhсем такая же, как школа, но хотя g_ckh[jZehkvhq_gvfgh]h
людей, каждый звук гулко, слоgh пустоте, отражался от ноuo^hsZluokl_g.
Высокий худощаucq_ehек поднялся на haышение и klZeaZысокой кафедрой. Он был
одет hсе черное, большой галстук у него тоже был черный, а лицо обрамляли темные hehku
и густая темная борода. Голос у него был тихий и ласкоuc<k_himklbeb]hehы. Он долго
разгоZjbал с Господом, а Лора k_wlh\ ремя тихонько сидела на скамейке и разглядыZeZ
сhb]hem[u_[Zglu.
Вдруг рядом с ней чей -то голос произнес:
— Пройдемте со мной.
Лора от неожиданности чуть не сZebeZkvkhkdZf_cdb<hae_g__klhyeZhq_gvdjZkbая дама и
улыбалась ей добрыми голубыми глаз ами.
— Пойдемте со мной, деhqdb — поlhjbeZhgZ — У нас сейчас будет урок оскресной
школе.
Мама кивнула, и Лора с Мэри слезли со скамейки. Они не знали, что rdhe_ihоскресеньям
быZxlmjhdb.
Дама при_eZbo дальний угол церкви. Там уже собралис ь k_^_\hqdbbardheuHgb
hijhkbl_evgh]ey^_eb^jm]gZ^jm]Z>ZfZi_j_^\bgmeZkdZf_cdblZdqlhihemqbeky
кZ^jZlgucaZ]hgqbdbk_eZihkZ^b рядом с собою Лору и Кристи. Когда k_hklZevgu_
расселись по скамейкам, дама сказала, что ее зоmlfbkkbkLZ уэр, _e_eZсем назZlvkои
имена и объявила:
— А теперь я расскажу Zfh^gmbklhjbx.
Лора очень обрадоZeZkvghmkeurZ перu_kehа миссис Тауэр: «Это история про
маленького мальчика, который много лет назад родился ?]bil_?]haали Моисей», —
пер естала ее слушать. Она даguf -давно знала, как Моисея спрятали ljhklgbd_>Z`_Dwjjb
и та k_wlhagZeZ.
Окончиkой рассказ, миссис Тауэр заулыбалась пуще прежнего и сказала:
— А теперь мы k_ыучим стихи из Библии. Это будет чудесно, пра^Z?

— Да, м эм, — хором от_lbeb^_очки.
Миссис Тауэр по очереди прочитала каждой ученице по одному стиху и _e_eZыучить его к
следующему hkdj_k_gvx.
Когда очередь дошла до Лоры, миссис Тауэр обняла ее, улыбнулась почти такой же доброй
улыбкой, как мама, и сказала :
— А самой маленькой ученице я задам самый маленький урок. Это будет самый короткий стих
hсей Библии!
Лора сразу догадалась, какой это стих. Миссис Тауэр опять улыбнулась и сказала:
— Он состоит k_]hbalj_okeh.
Потом она спросила:
— Как ты думаешь, ты сможешь запомнить их и повторить через неделю?
Лора очень удиbeZkv<_^vhgZagZ_lgZbamklvfgh]h^ebgguoklboh и даже целых песен из
Библии! Но она не хотела обидеть миссис Тауэр и поэтому от_lbeZ:
— Да, мэм.
— Ах ты моя слаgZy^_очка! — hkdebdg ула миссис Тауэр, а Лора подумала, что она hсе не
ее девочка, а мамина. — Я еще раз прочитаю этот стих, чтобы тебе легче было его запомнить.
Всего три слоZLufh`_rvihторить их за мной?
Лора смутилась.
— Попробуй! — угоZjbала ее миссис Тауэр.
Лора низко опустила голову и шепотом поlhjbeZklbo.
— Умница! — сказала миссис Тауэр. — Постарайся не забыть его до будущего hkdj_k_gvy.
Лора кивнула.
Потом ukhdbcom^hsZый чело_dkghа klZebaZ]h\hjbeEhj_dZaZehkvqlhhggbdh]^Zg_
кончит гоhjblv< открытое окно она b^_eZ[Z[hq_ddhlhju_e_lZebdm^Zbfздумается.
Она смотрела, как на _ljmdheur_lkyljZа. Она слушала, как под крышей тихонько сbklbl
_l_jHgZkfhlj_eZgZkои голубые банты. Она рассматриZeZkои ногти и удиeyeZkvlhfm
как а ккуратно складыZxlkyiZevpu__jmd?kebijhkmgmlviZevpuh^ghcjmdbf_`^m
пальцами другой, получится точь -в-точь такой же угол, как у бре_gqZlh]h^hfbdZHgZ
рассматриZeZ^jZgdb крыше у себя над голоhcGh]bmg__[helZebkvg_^hklZая до пола, и
болели, потому что ими нельзя было поше_eblv.
Наконец k_стали и попытались f_kl_aZi_lvDh]^ZwlZi_kgydhgqbeZkv[hevr_gbq_]hg_
было. Можно было ехать домой.
Высокий худощаucq_ehек теперь стоял у дверей. Это и был преподобный Олден. Он пожал
руку маме, пожал руку папе, и они начали разгоZjbать. Потом он поклонился и пожал руку
Лоре.
Под его темной бородой с_jdgmeb улыбке зубы. Глаза у него были голубые и добрые. Он
спросил:
— Тебе понраbeZkvоскресная школа, Лора?
И Лоре школа ^jm]ihg равилась.
— Да, сэр, — от_qZeZhgZ.
— Тогда приходи ke_^mxs__оскресенье! — сказал он. — Мы будем тебя ждать.
Лора поняла, что он и ijZ\^m[m^_l__`^ZlvHgg_aZ[m^_l.
По дороге домой папа сказал:
— Да, Каролина, хорошо быть f_kl_k^jm]bfbex^vfb, которые поступают так же праbevgh
как и мы.
— Да, Чарльз, — от_qZeZfZfZ — Нам будет очень приятно kxg_^_ex`^Zlvgh\hcстречи.
Папа обернулся и спросил:
— А ZfihgjZ\behkv церкb^_\hqdb?
— Они k_g_mf_xli_lv — от_lbeZEhjZ.
Папа громко р асхохотался и сказал:
— Просто ими никто не дирижироZe.
С тех пор девочки каждое воскресенье ходили оскресную школу, а на третье или четвертое
hkdj_k_gv_ijb_a`Zeij_ih^h[gucHe^_gb этот день p_jd\b[uала служба.
Преподобный Олден жил kоей ц еркbgZ<hklhd_Hgg_fh]ijb_a`ZlvgZAZiZ^dZ`^h_
hkdj_k_gv_Hglhevdhihfh]bfhldjulvlZfp_jdhь.

Теперь больше не было длинных и скучных hkdj_kguo^g_cihlhfmqlhihоскресеньям
k_]^Z[uebmjhdb hkdj_kghcrdhe_Zihlhfhgbofh`gh[uehс поминать. Но лучше k_]h
были те hkdj_k_gvydh]^Zijb_a`Zeij_ih^h[gucHe^_gHggbdh]^Zg_aZ[uал Лору, и она
тоже k_]^Zhg_fihfgbeZHggZauал Лору и Мэри «мои маленькие дере_gkdb_^_очки».
В один из hkdj_kguo^g_cdh]^ZiZiZfZfZbFwjbkEh рой сидели за обеденным столом и
беседоZebhlhfdZdijhr_emjhd hkdj_kghcrdhe_iZiZkdZaZe:
— Если я хочу проh^blvоскресенья среди прилично одетых людей, мне придется купить себе
ноu_kZih]bIhkfhljbl_.
Он ulygmegh]mihi_j_daZeZlZggh]hkZi ога красоZeZkvrbjhdZylj_sbgZZbag__
u]ey^uал красный yaZgucghkhd.
— Больше заплат сюда уже не поставишь, — сказал папа.
— Чарльз, я _^vohl_eZqlh[uludmibek_[_kZih]bZluместо них принес мне ситец на
платье, — сказала мама.
— Вот что, — решительно заявил папа. — В будущую субботу я пойду ]hjh^bdmiexk_[_
ноu_kZih]bHgbklhylljb^heeZjZghfudZd -нибудь дотянем до тех пор, пока я соберу
урожай пшеницы.
Всю неделю папа косил сено. Перед этим он помог мистеру Нельсону убрать сено, и за это
мистер Нельсон разрешил ему hkihevahаться сh_caZf_qZl_evghcdhkbedhcIZiZkdZaZeqlh
стоит чудесная погода для сенокоса и он еще ни разу не b^_elZdh]hkmoh]hkheg_qgh]he_lZ.
Лоре ужасно хотелось пропустить школу, чтобы полюбоZlvkydZd[u строходная косилка
мистера Нельсона длинными ножами быстро и аккуратно срезает траву.
В субботу утром они с Мэри поехали на фургоне помочь папе при_alb^hfhcihke_^g__
остаr__kylZfk_ghGZ^ihdhkhfысокой стеной стояло пшеничное поле. Тяжелые колосья
склонялись под тяжестью созреZxsboa_j_g>_очки сорZebljb^ebgguolhekluodhehkdZb
по_aeb^hfhcihdZaZlvfZf_.
— Когда я соберу этот урожай, — сказал папа, — мы расплатимся с долгами, и у нас останется
столько денег, что нам некуда будет их деZlv Себе я куплю коляску, маме — шелкоh_ieZlv_
У k_o[m^mlghые башмаки, и каждое hkdj_k_gv_fu[m^_f_klv]h\y^bgm.
После обеда папа надел чистую рубашку, ugmebakdjbibqgh]hnmleyjZljb^heeZjZb
отпраbeky город покупать себе ноu_kZih]bR_ehgi ешком, потому что лошади kx
неделю работали, и им требоZekyhl^uo.
К _q_jmiZiZернулся. Лора издали уb^_eZdZdhgih^gbfZ_lkygZohefbhgbk>`_dhf
побежали его klj_qZlv.
Мама как раз ugbfZeZba^moh\dbkежий хлеб.
— Где же тhbkZih]bQZjeva? — спросила она.
— Видишь ли, Каролина, — от_qZeiZiZ — я klj_lbe городе преподобного Олдена, и он
сказал мне, что никак не может собрать денег на колокол. Люди отдали ему kzqlhfh]eb^h
последнего цента, но ему не хZlZehdZdjZalj_o^heeZjh. Во т я их ему и отдал.
— Ах, Чарльз! — только и смогла u]hорить мама.
Папа поглядел на сhc^ujyый сапог и сказал:
— Я уж его как -нибудь залатаю. А знаешь, у нас здесь будет слышно, как зhgblwlhldhehdhe.
Мама быстро по_jgmeZkvh[jZlghdiebl_ZEhjZ тихонько ureZbadhfgZlubk_eZgZ
ступеньку. В горле у нее застрял комок. Ей так хотелось, чтобы папа купил себе новые сапоги!
— Ничего, Каролина, — услышала она голос папы. — Теперь уже недолго ждать урожая.



Блестящее облако

Уже соk_fkdhjhfh`ghx удет жать пшеницу.
Папа каждый день ходил на нее поглядеть, а каждый _q_jhg]hорил о ней и показыZeEhj_
несколько длинных тугих колоскоIh_]hkehам, погода стояла самая подходящая для того,
чтобы зерно поспело.
— Если так и дальше пойдет, — гоhjb л он, — то на следующей неделе можно начинать жатву.

Стояла сильная жара. На ukhdh_[e_^gh_g_[hg_озможно было смотреть — оно так и
полыхало жаром. Воздух hegZfbih^gbfZekygZ^ij_jb_cdZdgZ^]hjyq_ci_qdhc<rdhe_ba
дощатых стен сочилась клейкая с мола, и дети дышали, открыjlukeh\ghys_jbpu.
Утром km[[hlmEhjZместе с папой пошла a]eygmlvgZir_gbpmIr_gbpZысотой была
почти с папу. Он посадил Лору к себе на плечи, чтобы она могла посмотреть с_jomgZ
отяжелеrb_]gmsb_kydhehkvy<k_ihe е было зелено -золотым.

За обедом папа рассказал об этом маме. Он никогда еще не b^ZelZdh]hmjh`ZyKhjhd
бушелей с акра
[3]
, не меньше. А продать ее можно по доллару за бушель. Они теперь богачи. Здесь чудесные
места. У них теперь будет все, чего они п ожелают.

Лора слушала и думала о том, что теперь папа купит себе ноu_kZih]b.
Лора сидела лицом к открытой двери, dhlhjmxebekykheg_qguckет. Вдруг он почему -то
стал меркнуть. Лора протерла глаза и сноZihkfhlj_eZKет дейстbl_evghihf_jdHg
прод олжал меркнуть, пока не исчез соk_f.
— Похоже, собирается буря, — сказала мама. — На_jgh_wlhlmqZaZdjueZkhegp_.
Папа быстро klZebih^hr_ed^\_jb;mj_cfh]ehih[blvir_gbpmHgыглянул на улицу.
Потом ur_eba^hfZ.
Днеghckет сделался очень странным. Он изменился, но не так, как это быZ_li_j_^[mj_cB
ha^mog_^Zил, как перед бурей. Лоре ^jm]klZehkljZrgh — она сама не знала почему.
Она тоже u[_`ZeZba^hfZIZiZklhyeb]ey^_egZg_[hFZfZbFwjbышли следом, и папа
спросил:
— Что бы это могло быть, Каролина?
Какое -то облако закрыло солнце. Оно было не похоже на обычные облака и состояло из
снежинок, только очень крупных, тонких и блестящих.
Ветра не было, не колыхалась даже траZ`Zjdbcоздух был неподвижен, но край облака
двигал ся по небу быстро, как от _ljZM>`_dZr_jklvgZaZ]jb\d_стала дыбом. Подняв
морду к облаку, он зарычал, а потом заскулил.
Плюм! Что -то стукнулось о Лорину голову и упало на землю. Она a]eygmeZ\gbawlh[ue
кузнечик — таких больших ей еще не приходил ось b^_lvBkjZam]jhfZ^gu_[mju_dmag_qbdb
посыпались hdjm]g__k]emobfklmdhfkeh\gh]jZ^m^Zjyy__ih]hehе, по лицу, по рукам.



Из облака градом сыпались кузнечики. Само облако k_khklhyehbadmag_qbdh. Сhbfbl_eZfb
они закрыли солнце, и он о померкло. Их большие тонкие крылья с_lbebkvbih[e_kdbали.
Шум этих крыльеgZihegyeоздух. Падая, кузнечики стучали о землю и о дом так, слоghr_e
настоящий град.
Лора попыталась их смахнуть, но они цеплялись сhbfbeZidZfbaZ__ieZlv_aZ__dh`m. Они
смотрели на нее uimq_ggufb]eZaZfbihорачиZy]heh\mlm^Z -сюда. Мэри с ba]hfm[_`ZeZ
^hfDmag_qbdbihdjueb\kxa_fexgZg_cg_hklZehkvf_klZdm^Zfh`gh[uehklmiblv
Лоре приходилось наступать прямо на них; под ногами было скользко от раздав ленных
кузнечико.
Мама кинулась закрыZlvсе окна. Папа зашел ^hfbklhy дверях, глядел на улицу, а рядом
с ним стояли Лора и Джек. Кузнечики по -прежнему сыпались с неба; kya_feyокруг кишела
ими. Их длинные крылья были сложены, они передb]Zebkv скачками. В ha^mo_klhyermf
крыльеZihdjur_keh\gh[ZjZ[Zgbe]jZ^.
Потом Лора услышала еще один звук. Этот звук издавало множестhdjhohlguoq_exkl_c —
кусающих, рвущих, жующих.
— Пшеница! — закричал папа. Через заднюю дверь он кинулся klhjhgmihe я.
Кузнечики ели. Как ест один кузнечик, можно было услышать, только если поднести его
поближе к уху и, держа jmd_kdhjfblv_fmljZ\bgdmGhk_cqZk[uehkeurghdZd_^yl
миллионы кузнечикоdZdhldmkuают и жуют миллионы их челюстей.

Папа бегом _jgmek я назад к хлеву. Лора увидела из окна, как он запрягает nmj]hgKwfZb
Дэb^ZIhlhfhg[ukljh -быстро стал beZfbdb^Zlv фургон грязное сено из кучи,
приготовленной на удобрение. Мама u[_`ZeZba^hfZзяла другие beubklZeZ_fm
помогать. Потом папа погнал лошадей к пшеничному полю, а мама пошла за фургоном.
Папа объехал поле кругом, u[jZkuая из фургона сено маленькими кучками. Мама
наклонилась над одной кучкой, и из нее начала подниматься струйка дыма. Потом дым пошел
гуще. Так мама подожгла k_dm чки одну за другой, а Лора смотрела, пока удушлиuc^ufg_
скрыл от нее поле, папу с мамой и фургон.
А кузнечики k_ijh^he`ZebkuiZlvkykg_[Zb^g_ной с_lih -прежнему был тусклым,
потому что они закрыZebkhegp_.
Вернулась мама. В пристройке она сняла с себя платье и нижние юбки, uljyogmeZbagbo
кузнечикоbm[beZHgZih^h`]eZk_ghокруг k_]hihey;ulvfh`_l^ufhlim]g_l
кузнечикоbhgbg_ljhgmlir_gbpm.
Мама, Мэри и Лора теперь сидели закрывшись ^hf_Dwjjb[ueZ_s_kebrdhffZeZbсе
j_fy плакала, даже у мамы на руках. Наконец она устала плакать и заснула. Но и сквозь стены
дома они слышали, как едят кузнечики.
Сумерки кончились. СноZaZkbyehkhegp_<kya_fey[ueZihdjulZiheaZxsbfbkdZqmsbfb
кузнечиками. Они съели kxfy]dmxdhjhldmxl равку на пригорке. А ukhdZyljZ\Z прерии
наклонилась и полегла.
— Ох, глядите! — тихонько сказала стоявшая у окна Лора.
Кузнечики объедали кроны иEbklа на _ldZoihj_^_eZblhjqZeb]heu_kmqdbH]hebшиеся
_ldb[uebh[e_ie_gudmag_qbdZfb.
— Я боль ше не хочу на это смотреть, — сказала Мэри и отошла от окна. Лора тоже не хотела
больше смотреть, но и не смотреть она не могла.
Очень смешно _ebk_[ydmjbpuHgbijbыкли, ulygm шею, гоняться за кузнечиками,
которых не могли поймать. Теперь каждый раз, когда они uly]bали шею, они хZlZeb
кузнечика. Это их удивляло. Они k_ремя uly]bали шеи и пытались бежать сразу hсе
стороны.
— Что ж, по крайней мере не придется покупать корм для птицы, — сказала мама. — Нет худа
без добра.
Зелень на грядках  огороде поникла. Картошка, моркоvkекла, фасоль — k_[uehh[t_^_gh
Длинные листья со стеблей кукурузы тоже были объедены, а початки и молодые колосья
падали, облепленные кузнечиками.
И никто ничего не мог сделать.
Дым по -прежнему окутыZeihe_k пшеницей. Иногда скhavfZj_о Лора b^_eZdZdlZf
двигается папа. Он hjhrbe
le_xs__k_ghbhiylv]mklhc^ufkdjuал его.
Когда пришло j_fyb^lbaZI_kljmrdhcEhjZgZ^_eZqmedb[ZrfZdbbrZevI_kljmrdZ
hreZ ручей на месте старого брода и стояла, подергиZyrdmjhcbfhlZyoостом. Стадо с
жалобным мычанием проходило за их старой землянкой. Лора догадалась, что скот не может
есть траву, потому что g_ciheghdmag_qbdh. А если кузнечики съедят kxljZ\mlhkdhlbgZ
будет голодать.
Кузнечики набили сь Лоре под юбку, облепили платье и шаль. Она k_ремя стряхиZeZbok
лица и с рук. Раздавленные кузнечики хрустели под ее башмаками и под копытами Пеструшки.
Мама, надеrZevышла подоить Пеструшку, а Лора ей помогала. Но как они ни старались,
кузнечи ки k_ -таки попали fhehdhFZfZзяла с собой салфетку, чтобы накрыть _^jhgh
оно было открыто, пока g_]h^hbebIhwlhfmfZfZылоbeZdmag_qbdh жестяной кружкой.
Они принесли кузнечико дом на сh_ch^_`^_G_dhlhju_^Z`_aZiju]gmebgZ]hjyqmx
печку, где готовился ужин. Мама держала еду закрытой до тех пор, пока они не uehили и не
раздавили k_odmag_qbdh. Потом она сгребла их на совок и кинула i_qdm.
Папа зашел ^hfqlh[uihm`bgZlvihdZKwfb>wид ели сhcm`bg конюшне. Мама не
спрашив ала его, что с пшеницей, только улыбнулась и сказала:
— Все ihjy^d_QZjevaFuijh^_j`bfkydZdсегда.
У папы горло саднило от дыма, и мама сказала:
— Выпей еще чашку, и тебе полегчает.
Когда папа допил чай, он сноZgZ]jmabe фургон сено с наhahfb отпраbekyh[jZlghgZ
поле.

Ночью, лежа ihkl_ebEhjZbFwjbih -прежнему слышали, как едят кузнечики. Лора
чуklоZeZgZk_[_bop_idb_gh`dbOhly постели кузнечикоg_[ueh_cdZaZehkvqlhhgb
по -прежнему у нее на лице и на руках. Она видела  темноте их uimq_ggu_]eZaZb
чуklоZeZdZdhgbiheaZxlihg_cihdZg_mkgmeZ.
Когда утром она спустилась gbaiZiulZfg_[ueh<kxghqvhgijhел на поле, поддержиZy
дым над пшеницей. ЗаljZdZlvhglh`_g_ijbr_e.
Вся прерия изменилась. ТраZ[hevr е не колыхалась под _ljhfhgZihgbdeZbe_`ZeZ
кочками. Иuklhyeb]heu_<aZjhkeyokebы на голых _ldZohklZehkvсего несколько
плодоBih -прежнему слышен был звук рвущих, стригущих, жующих челюстей.
В полдень из дыма показался папин фургон. Папа о т_e хлеKwfZb>w\b^Zbf_^e_ggh
пошел к дому. Лицо у него было черное от копоти, а белки глаз покраснели. Он по_kbereyim
на гha^vозле двери и сел за стол.
— Все бесполезно, Каролина, — сказал он. — Дым их не останоblHgbkj_aZxlir_gbpm
будто с ерпом. И съедают f_kl_kkhehfhc.
Он оперся локтями о стол и закрыл лицо руками. Лора и Мэри сидели притихшие. Только
Кэрри на сh_fысоком стульчике стучала ложкой по столу и тянулась ручонками к хлебу. Она
была еще слишком мала, чтобы понимать, что про исходит.
— Не беда, Чарльз, — сказала мама, — быZebbjZgvr_ly`_eu_ремена.
Папа отнял от лица руки, ayegh`b\bedmHgmeu[gmekygh]eZaZmg_]h[uebmklZeu_b
тусклые.
— Все ihjy^d_DZjhebgZ — сказал он. — Мы сделали что могли. Как -нибудь
udZj абкаемся.
Тут Лора kihfgbeZqlhiZiZ_s_g_jZkieZlbekyaZghый дом. Он гоhjbeqlhjZkieZlblky
когда продаст пшеницу.
За обедом они не разгоZjb\ZebZihke_h[_^ZiZiZe_]gZihebmkgmeFZfZih^kmgmeZ_fm
под голову подушку и приложила палец к губ ам, показыZyEhj_bFwjbqlh[uhgbg_
шумели. Они ayebDwjjb спальню и стали играть с ней бумажными куклами.
Проходил день за днем, а кузнечики k__ebHgbkt_ebсю пшеницу и _kvhес. Съели kx
зелень до последней траbgdb — _kvh]hjh^сю траву ij_jbb.
— Ох, папа, что же теперь будет с кроликами? — спросила Лора. — И с бедными птичками?
— Оглянись кругом, Лора, — сказал папа.
Не b^gh[uehgbh^gh]hdjhebdZIjhiZebbfZe_gvdb_ilbqdbdhlhju_ihjoZebih
_jomrdZfljZ. Остаrb_kyilbpu_ebdm знечикоKl_igu_dmjhiZldb[_]Zebытянуr_b
и хZlZebbo.
Так долго не было дождя, что Лора переходила ручей по сухим камням. Прерия оголилась и
побурела. Над ней стояло негромкое стрекотание миллионо[mjuodmag_qbdh. Нигде не было
ни одной зеленой травинки.
В городе многие собрались обратно на Восток. Кристи и Кэсси тоже уезжали. Лора
попрощалась с Кристи, а Мэри — с Кэсси, — это были их лучшие подруги.
В школу они больше не ходили. Надо было беречь башмаки на зиму, а ходить босыми ногами
по кузнечи кам они не могли. Но k_jZно школа скоро закрыZeZkvbfZfZkdZaZeZqlhhgb
будут kxabfmmqblvky^hfZqlh[ug_hlklZlvhlkоих классо.
Папа работал на мистера Нельсона и за это пользоZeky_]hiem]hfHggZqZejZkiZobать голое
пшеничное поле, что бы будущей _kghchiylvaZk_ylv_]hir_gbp_c.



Серый кокон

Как -то Лора f_kl_k>`_dhfkimklbeZkvdjmqvxFwjbgjZилось сидеть дома и читать или
складыZlvpbnjugZ]jbn_evghc^hkd_ghEhjZhlwlh]hmklZала. Однако на улице было так
тосклиhqlh_c расхотелось играть.
Тенистый Ручей почти ukho<h^Z_^\ZkhqbeZkvkdозь песок с галькой. Голая иZgZ^
мостиком уже не давала тени. Под зарослями дикой слиu h^_ieZала пена. Старый рак
исчез.

Сухая земля была раскалена, солнце палило нещадно, и неб о было ц_lZf_^bKlj_dhl
кузнечикоklZeqZklvxwlhc`ZjuIj_jby[hevr_g_iZoeZlZdohjhrhdZdjZgvr_.
Лора заметила одну странную _svIhсему пригорку сидели кузнечики. Они сидели
неподb`ghhimklb хhklbdbda_fe_bg_r_елились даже тогда, к огда Лора тыкала gbo
палкой.
Лора скоujgmeZh^gh]hdmag_qbdZkyfdbgZdhlhjhchgkb^_ebiZedhc^hklZeZhllm^Z
какую -то серую штучку. Она была похожа на жирного черylhevdhg_`bая. Лора не знала,
что это такое. Джек тоже с недоумением обнюхал ее.
Решив спросить у папы, Лора направилась к пшеничному полю. Но папа не работал. Сэм и
Дэb^klhyeb\ijy`_ggu_\iem]Zhgoh^beihg_спаханной земле и ее разглядыZeIhlhf
Лора уb^_eZdZdhgih^hr_ebынул плуг из борозды. Взял jmdbожжи и напраb л Сэма и
Дэb^Zdoe_\m.
Лора знала: только что -то ужасное могло заставить папу среди дня бросить работу. Она со k_o
ног побежала к хлеву. Сэм и Дэb^[ueb сhboklhceZoZiZiZешал их пропотевшую сбрую.
Выйдя, он не улыбнулся Лоре. Она медленно побре ла за ним к дому.
Мама a]eygmeZgZiZimbkijhkbeZ:
— Чарльз! Что еще стряслось?

— Они откладыZxlycpZ — сказал папа. — Вся земля ими начинена. Выйди на двор,
посмотри — kx^myfdb]em[bghc пару дюймов
[4]
. Там зарыты яйца. И так по k_fmihex<_a^ е. Вот, a]eygb.

Он достал из кармана одну из тех серых штучек и на ладони протянул ее маме.
Это кокон с яйцами кузнечикоH^bglZdhcyскрыл. В нем тридцать пять — сорок яиц. И 
каждой ямке по кокону. И на каждый кZ^jZlgucnml — hk_fvbeb^_\ylvlZd их ямок. И так
по k_chdjm]_.
Мама опустилась на стул, и ее руки беспомощно упали.
— У нас столько же шансоkh[jZlvmjh`ZcgZ[m^msbc]h^kdhevdhgZmqblvkye_lZlvih
ha^momDh]^Zbawlboybp\uemiylkydmag_qbdb здешних краях не останется ни одной
траbgdb.
— Ах, Чарльз! — сказала мама. — Что же нам делать?
Папа рухнул на скамью и от_lbe:
— Не знаю.
В от_jklb_gZ^e_klgbp_ckесились Мэрины косы. Потом появилось ее лицо. Она озабоченно
смотрела с_jomgZEhjmZEhjZkfhlj_eZgZg__IhlhfFwjbke_ зла по лесенке и klZeZm
стенки рядом с Лорой.
Папа uijyfbeky=eZaZmg_]h]hj_ebg_mdjhlbfufh]g_fbwlh[uehkhсем не похоже на то,
как они блестели, когда он улыбался Лоре.
— Одно я знаю, Каролина, — сказал он, — никакая мерзость jh^_wlhcg_ havf_lgZ^gZfb
_joFuqlh -нибудь придумаем! Вот уb^brvFuijh^_j`bfky.
— Да, Чарльз, — сказала мама.
— Почему бы нет? — сказал папа. — Мы здороumgZk_klvdjurZgZ^]hehой, мы
обеспечены лучше многих. Собери обед пораньше, Каролина. Я иду ]hjh^ . Вот увидишь — я
найду какой -нибудь uoh^!
Пока он был ]hjh^_fZfZFwjbbEhjZaZ^mfZebijb]hlhить ему dmkgucm`bgFZfZ
сделала из простокZrbdjZkbые белые тhjh`gu_rZjbdbFwjbbEhjZgZj_aZebehflbdZfb
холодную Zj_gmxdZjlhrdmZfZfZijb]hlh beZkhmk?s_hgbihklZили на стол хлеб,
молоко и масло.
Потом они умылись и причесались. Надели сhbыходные платья и завязали косы лентами.
Кэрри они надели ее белое платьице, а на шею — нитку индейских бус. Все было готоhdh]^Z
на пригорке, усеянно м кузнечиками, показался папа.
Это был _k_eucm`bgDh]^Zhgbkt_ebсе до последней крошки, папа отодbgmelZj_edmb
сказал:
— Ну, Каролина...
— Да, Чарльз? — откликнулась мама.

— Я нашел uoh^ — сказал папа. — ЗаljZyhlijZляюсь на Восток.
— Ах нет, Чарльз! — hkdebdgmeZfZfZ.
— Все ihjy^d_EhjZ — сказал папа. Он имел иду, что не надо плакать, и Лора не
расплакалась.
— Там сейчас идет жатZ — сказал папа. — Через сто миль к hklhdmhlkx^ZgZqbgZ_lkya_fey
где снимают урожай. Это последняя ha можность получить работу, и много народу с Запада
сейчас туда собирается. Поэтому мне нужно поспешить.
— Если ты считаешь, что так будет лучше, — сказала мама, — то, конечно, мы с девочками тут
спраbfkyGhQZjevaедь это такой далекий путь!
— Ерунда! Что такое пара сотен миль? — сказал папа. Однако он посмотрел на сhbklZju_
залатанные башмаки. Лора знала: он думает о том, u^_j`ZlebhgblZdmx^hjh]m — Пара
сотен миль — для меня это просто безделица!
Потом он ugmebanmleyjZkою скрипку. Он долго играл gZklmibших сумерках. Лора и
Мэри сели поближе к нему, а мама неподалеку укачиZeZDwjjb.
Он сыграл «Диксиленд» и «Янки Дудль». Сыграл «Эй, ребята, k_ih^neZ]b



О, Сю -зан -на, не плачь, не рыдай,
Я еду DZ -ли -фор -ни -ю,
В золотоносный край.



Потом он убрал скрипку. Ему надо было пораньше лечь, чтобы наутро пораньше отпраblvky
путь.
— Береги скрипку, Каролина, — сказал он. — Она придает мне силы.
На расс_l_hgbihaZтракали, потом папа поцелоZeboсех и ушел. Чистую рубашку и пару
носкоhgaZdZlZe куртку и закинул за плечо. У брода через ручей он оглянулся и помахал им
рукой. После этого он шел не оборачиZykvihdZg_kdjuekyba\b^m>`_dklhyel_kgh
прижаrbkvdEhj_.
Еще с минуту никто из них не двигался с места. Потом мама в есело сказала:
— Теперь на нас k_ohaycklо, девочки. Мэри и Лора, берите Пеструшку и _^bl___ihkdhj__
к стаду.
Она ушла с Кэрри ^hfZFwjbbEhjZih[_`Zeb хлеы_ebI_kljmrdmbih]gZeb__d
ручью.
В прерии не осталось траub]heh^ghckdhlbg_ приходилось есть иhые побеги, веточки сли
и прошлогоднюю сухую траву по берегам ручья.



Дождь

Без папы жизнь стала унылой и скучной. Лора и Мэри даже не могли сосчитать дни, остаrb_ky
до его haращения. Они представляли себе, как он уходит k_^Zev ше и дальше kоих
залатанных башмаках.
Джек уже не был таким резufikhfdZdjZgvr_gZfhj^_mg_]hihyилась седина. Он часто
глядел на пустынную дорогу, по которой ушел папа, a^uoZebeh`bekyih^`b^Zy_]hGhhg
уже не надеялся, что папа когда -нибу дь _jg_lky.
МертZyh[t_^_ggZykdmqgZyij_jbye_`ZeZih^`Zjdbfg_[hfKa_febih^gbfZebkv
пыльные смерчи. Далекий край земли, казалось, изbался, как змея. Укрыться от солнца
можно было только ^hf_GZbах и слиhых дереvyog_[uehebklv_. Тенис тый Ручей
пересох, лишь aZодях стояло немного h^uDheh^_p[ueimklblhevdhbajh^gbdZозле их
старой землянки сочилась вода. Мама стаbeZlZfедро, и за ночь оно наполнялось. Утром она
уносила это _^jh дом, а на его место стаbeZ^jm]h_dhlhjh е наполнялось за день.

Закончиmlj_ggxxjZ[hlmfZfZFwjbEhjZbDwjjbhklZались ^hf_kemrZydZdaZ
стенами сbklblh[`b]Zxsbcетер и как мычит, не перестаZy]heh^gZykdhlbgZ.
Пеструшка так исхудала, что у нее торчали k_j_[jZZ]eZaZвалилис ь. Целыми днями она
f_kl_khklZevgufkdhlhffuqZjZaukdbала что -нибудь съедобное. Они съели _kv
кустарник по берегам ручья и сжеZebgZbах те _ldbqlhfh]eb^hklZlvI_kljmrdbgh
молоко горчило, и с каждым днем она давала его k_f_gvr_.
Сэм и Дэв ид стояли oe_\mHgbg_ihemqZeb\^hоль сена, потому что заготоe_ggu_klh]Z
нужно было растянуть до следующей _kguDh]^ZEhjZодила их gbadjmqvxbih_]h
ukhor_fmjmkemdaZоди, лошади hjhlbebghkuhll_iehатой мутной h^uGhbf
приходилось ее пить. КороZfbehrZ^yflh`_bgh]^Zijboh^blky[ulvl_ji_ebыми.
По субботам Лора ходила к Нельсонам узнать, нет ли письма от папы. Дом у мистера Нельсона
был длинный и приземистый, с побеленными дощатыми стенами, и такой же длинный,
приземистый земляно й хлев с крышей из сена. Они были соk_fg_ihoh`bgZiZibg^hfb
папин хлеHgbkeh\ghijb`bfZebkvda_fe_DZaZehkvhgblh`_]hорят по -нор_`kdb.
Внутри дом сиял чистотой. На широкой кроZlbkiurghзбитой периной ukbeZkv]hjdZ
пухлых подушек. На ст ене висела красиZydZjlbgZ широкой золотой раме, изображаrZy
даму ]hem[hfieZlv_Kерху она была прикрыта розоhck_ldhchlfmo.
Письма от папы k_g_[uehFbkkbkG_evkhgkdZaZeZqlhfbkl_jG_evkhgkghа спросит на
почте ke_^mxsmxkm[[hlm.
— Спа сибо, мэм, — сказала Лора и быстро пошла по тропинке прочь от дома. Потом она
медленно перешла мостик и еще медленнее поднялась на пригорок.
— Не беда, девочки, — сказала мама. — Мы получим письмо ke_^mxsmxkm[[hlm.
Но и ke_^mxsmxkm[[hlmibkvfZg_[ue о.
По hkdj_k_gvyfhgbgZ^_али сhbijZa^gbqgu_ieZlvyFwjbbEhjZjZkkdZauали те стихи
из Библии, которые они umqbebgZbamklvZfZfZqblZeZbfdZdh_ -нибудь место из Библии.
Однажды она прочла им о саранче. Саранчой назыZebkv[mju_dmag_qbdb:kemqb лось это
давным -даgh библейские j_f_gZFZfZqblZeZ:
— «И напала саранча на kxa_fex?]bi_lkdmxbe_]eZihсей стране Египетской еликом
множест_ij_`^_g_[uало такой саранчи, и после не будет такой. Она покрыла лице k_c
земли, так что земли не было b^ghbih_eZсю траву земную и k_ieh^u^j_есные,
уцелеrb_hl]jZ^Zbg_hklZehkvgbdZdhca_e_gbgbgZ^_j_ах, ни на тра_ihe_ой hсей
земле Египетской».
Лора знала, что k_wlhijZ\^ZBihторяя эти стихи, она про себя думала: «Во k ей
Миннесоте».
Потом мама прочла им о том, как Бог пообещал хорошим людям uести их «из земли сей 
землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед».
— Что это за земля, мама? — спросила Мэри, а Лора спросила:
— Неужели там f_klhj_q_dfhehdhbf_^?
Она представила себе, как это неприятно — бродить по колено ebidhckeZ^dhcj_qd_.
Мама опустила Библию на колени и задумалась. Потом сказала:
— Ваш папа считает, что так будет здесь, Fbgg_khl_.
— Раз_wlhfh`_l[ulv" — спросила Лора.
— На_jgh_fh`_ т, если мы u^_j`bfсе испытания, — сказала мама. — Видишь ли, Лора,
если бы хорошие дойные короuiZkebkvgZсей этой земле, они стали бы даZlvp_eu_j_db
молока. И если бы пчелы собрали мед со k_opетоqlhjZklmlgZwlhca_fe_lhihl_deb[u
реки меда.
— А-а, — сказала Лора. — Хорошо, что не придется бродить gbo.
Кэрри принялась колотить по Библии сhbfbfZe_gvdbfbdmeZqdZfbbdjbqZlv:
— Мне жарко! У меня k_q_r_lky!
Мама ayeZ__gZjmdbghhgZhllhedgmeZfZfmbaZogudZeZ:
— Ты горячая!
У бедн яжки Кэрри от жары uklmibeZgZdh`_djZkgZykuivEhjZbFwjbbag_fh]Zeb сhbo
сорочках, панталонах, нижних юбках, aZdjuluoieZlvyok^ebggufjmdZом, стянутых 
талии кушаками.
Кэрри хотела пить, но скривилась и оттолкнула кружку с h^hckdZaZ:
— Противная!

— Ничего не поделаешь, — сказала Мэри, — я тоже хочу холодной h^ugh__g_l.
— Хорошо бы глотнуть h^ubajh^gbdZ — сказала Лора.
— А мне бы сосульку, — сказала Мэри.
Тогда Лора сказала:
— Хорошо бы ходить соk_fjZa^_lhcdZdbg^_cpu.
— Лора! — сказала мама. — Что ты такое гоhjbrv!
А Лора подумала: «И k_ -таки это было бы хорошо».
От стен дома шел горячий смолистый запах. Из коричнеuoijh`behd досках капала смола и
застыZeZlердыми желтыми шариками. Свист раскаленного _ljZg_mlboZegb на минуту, и
скотина ни на минуту не перестаZeZ`Zeh[ghfuqZlvFm -у-у, му -у-у». Джек пере_jgmekygZ
бок и a^hogmekhklhghf.
Мама тоже a^hogmeZbkdZaZeZ:
— Кажется, k_[uhl^ZeZaZ]ehlhdkежего ha^moZ.
В эту самую минуту пахнуло с_`_klvxDwjjb перестала хныкать. Джек поднял голову. Мама
только сказала:
— Деhqdbы... — И тут они сноZihqmстhали прохладное дуно_gb_.
Мама ureZq_j_aijbkljhcdmbстала l_gb^hfZEhjZlml`_hqmlbeZkvjy^hfkg_cFwjb
ureZke_^hfедя за руку Кэрри. На улице было жарко, как ^moh\d_=hjyqbcоздух обжег
Лоре лицо.
В се_jh -западной части неба они увидели тучку. Она казалась соk_ffZe_gvdhc огромном
небе ц_lZf_^bGhсе -таки это была тучка, и тень от нее легла на прерию темной полосой.
Казалось, что тень движется, а может, это просто колебался горячий ha^moGhg_lhgZb
ijZду приближалась.
— «Пожалуйста, пожалуйста, ну пожалуйста!» — т_j^beZijhk_[yEhjZ<k_hgbklhyeb
приложиeZ^hgvd]eZaZf]ey^ygZlmqmbgZl_gvhlg__.
А т уча k_ijb[eb`ZeZkvHgZыросла. Она поbkeZl_fgufkeh_f ha^mo_gZ^ij_jb_c?_
края клубились и набухали то там, то тут. Волны прохладного ha^moZkf_gyebkv\hegZfb_s_
более горячими, чем прежде.
По k_cij_jbb^bdhf_lZebkviuevgu_kf_jqbKhegp_ по -прежнему раскаляло дом, хлеb
изрытую, потрескавшуюся землю. Тень от тучи была далеко.



Вдруг из тучи ударил зигзаг белого огня, потом упал и поbkk_jucaZgZес, скрыdmkhdg_[Z
Это был дождь. Потом донесся раскат грома.
Гроза слишком далеко от на с, — сказала мама. — Боюсь, она сюда не дойдет. Но по крайней
мере стало прохладнее.
— А ^jm]се -таки дойдет, а, мама? Вдруг дойдет? — сказала Лора. Про себя k_hgb
поlhjyebIh`ZemcklZih`ZemcklZgmih`ZemcklZ»
Ветер стал прохладнее. Медленно -медл енно тень от тучи продолжала расти, а сама туча широко
раскинулась по небу. Внезапно тень устремилась через раgbgmbgZijb]hjhdZkjZamaZg_x
стеной двигался ли_gvKehно миллионы крохотных ног затопали \_joihijb]hjdmb^h`^v
хлынул на их дом, на маму, Мэри, Кэрри и Лору.
— Скорее ^hf — hkdebdgmeZfZfZ.
В пристройке стоял шум дождя, бьющего по крыше. В душную комнату hjался прохладный
ha^moFZfZjZkiZogmeZ\oh^gmx^\_jvhlh^\bgmeZaZgZески и раскрыла k_hdgZEbень
смыл тошнотhjgucaZ пах, который поднимался от земли. Ли_gv[ZjZ[Zgbeihdjur_bkl_dZe
gbakiehrgufbihlhdZfbHgijhfueоздух, и дышать стало легко.
Потоки h^u[_`Zebihkmohclердой земле. Они заполняли трещины, они кружили, пузырясь,
над ямками, где кузнечики отложи ли сhbycpZ<g_[_\kiuobали короткие молнии и
раздавались удары грома.
Кэрри кричала и била eZ^hrbFwjbbEhjZiju]Zebkf_yebkvblZgp_али. Джек beye
хhklhfbj_aился как щенок; он бегал от одного окна к другому поглядеть на дождь и рычал
на ка ждый раскат грома, слоgh]hоря: «Я тебя не боюсь!»
— Похоже, дождь не перестанет до захода солнца, — сказала мама.

Перед заходом солнца дождь ушел дальше. Он спустился к Тенистому Ручью, пересек его и
двинулся на hklhdH[eZdhklZeh[Z]jhо -красным, а е го края по - золотились. Зашло солнце, и
появились з_a^u<ha^mo[uekежим, сырая земля отдыхала.
Лоре не хZlZehk_cqZklhevdhh^gh]h — она хотела, чтобы папа был с ними.
На следующий день сноZ\urehiZeys__khegp_G_[hhiylv[uehpета меди, _l_jh[` игал.
А к _q_jmbaa_febgZqZebijh[bаться тонюсенькие побеги с_`_cljZы.
Прошло еще несколько дней, и на бурой прерии появилась зеленая полоса. Там, где прошел
дождь и ujhkeZljZа, могла теперь пастись голодная скотина. Каждое утро Лора остаeyeZ
там на приyabKwfZb>wида, чтобы они поели с_`_cljZы.
Скот перестал ре_lvMI_kljmrdb[hevr_g_lhjqZebdhklbHgZklZeZ^Z\Zlv[hevr_
хорошего, dmkgh]hfhehdZIjb]hjhdkghа зазеленел, а на иZoihdZaZebkvfheh^_gvdb_
листочки.



Письмо

Все дни напролет Лора тоскоZeZhiZi_ZghqvxkemrZydZdетер носится один над темной
землей, она чуklоZeZ\gmljbimklhlmb[hev.
Поначалу она k_ремя говорила о нем: далеко ли он ушел за этот день, где останоbekygZ
ночлег; держатся ли еще его старые залатанные башмаки. Потом она перестала гоhjblvhg_fk
мамой. Мама k_ремя думала о папе, но гоhjblvh[wlhfg_ex[beZHgZg_ex[beZ^Z`_
считать остаrb_ky^hkm[[hlu^gb.
— Время пройдет быстрее, если мы будем думать о чем -нибудь другом, — гоhjbeZ она.
Каждую субботу они надеялись, что сегодня мистер Нельсон найдет на почте письмо от папы.
Лора с Джеком уходили далеко по дороге, _^ms_c город, klj_qZlvnmj]hgfbkl_jZ
Нельсона.
Кузнечики, съесе кругом, теперь покидали эти места, но не одним бо льшим облаком, как
прилетели, а понемногу, маленькими стайками. Однако миллионы их k__s_hklZались.
Письма от папы не было.
— Не беда, — сказала мама. — Оно непременно придет.
Однажды, когда Лора, как всегда медленно, с пустыми руками поднималась на при горок, она
подумала: «Что если соk_fg_ijb^_lgbdZdh]hibkvfZ"»
Она старалась больше так не думать. И не могла. Как -то она a]eygmeZgZFwjbbihgyeZqlh
Мэри думает о том же самом.
В тот _q_jEhjZg_ыдержала и спросила маму:
— Папа _jg_lky^hfhci ра^Z?
— Ну конечно, папа _jg_lky — hkdebdgmeZfZfZ.
Тогда Лора и Мэри поняли, что мама тоже боится, не случилось ли чего -нибудь с папой.
Быть может, его ботинки разZebebkvbhgdhыляет где -то, босой, по дороге. А может, его
боднул бык. Может, он попа л под поезд. Он не ayekkh[hcjm`vybgZg_]hfh]ebgZiZklv
hedb:fh`_lghqvx темном лесу на него прыгнула с дереZimfZ.
В следующую субботу, когда Лора и Джек собирались идти klj_qZlvfbkl_jZG_evkhgZhgZ
увидела, как он переходит мостик. В ру ке у него что -то белело. Лора слетела вниз с пригорка.
Мистер Нельсон держал jmd_ibkvfh.
— Спасибо! Большое спасибо! — сказала ему Лора.
Она так бежала к дому, что у нее перехZlbeh^uoZgb_FZfZmfuала Кэрри лицо. Она ayeZ
письмо мокрыми трясущимися руками и села.
— Это от папы, — сказала она. Руки у нее так дрожали, что она с трудом ulZsbeZbaолос
шпильку. Она kdjueZdhg\_jlbынула письмо. Когда ока раз_jgmeZ_]hlZfhdZaZeZkv
денежная купюра.
— С папой k_ порядке, — сказала мама; она закрыла лицо передником и заплакала.
Когда она сноZhimklbeZi_j_^gbd__fhdjh_ebphkbyehhljZ^hklbMlbjZy]eZaZhgZklZeZ
kemoqblZlvibkvfhEhj_bFwjb.
Папе пришлось пройти триста миль, пока он нашел работу. Теперь он убирал пшеницу и
зарабатыZe по доллару ^_gvHgihkueZefZf_iylv^heeZjh, а три доллара оставил себе на

ноu_[ZrfZdbMjh`Zc этих местах был хороший, и папа хотел бы остаться тут до конца
уборки, если дома у них k_ порядке.
Они соскучились по нему и хотели, чтобы он поскор ее _jgmekyGhhg[ue`b и здороb
купил себе ноu_[ZrfZdb<wlhl^_gvhgbсе были очень счастлиu.



Предрасс_lgucqZkl_fg_cсего

Ветер теперь стал прохладным, и солнце ihe^_gvm`_g_lZdijbi_dZehIhmljZf[ueh
холодно, и кузнечики двигалис ь вяло.
Однажды утром землю покрыл толстый слой инея. Он одел каждую щепку, каждый сучок
белым игольчатым пухом. Он обжигал Лорины босые ноги. И она уb^_eZqlhfbeebhgu
кузнечикоaZkluebkhершенно неподвижно.
Через несколько дней k_hgbbkq_aeb.
Приближалась зима, а папы k_g_[ueh<_l_jklZeijhgbauающим. Больше он уже не
сbkl_e — он uebklhgZeKk_jh]hg_[Zebekyoheh^guck_juc^h`^v>h`^vij_ратился 
снег, а папа k_g_озjZsZeky.
Теперь на улицу приходилось надеZlv[ZrfZdbGh]Zf gbo[ueh[hevghEhjZg_fh]eZ
понять отчего. И у Мэри тоже болели ноги [ZrfZdZo.
ДроZdhlhju_gZdheheiZiZdhgqbebkvbFwjbkEhjhckh[bjZebkmqvyOheh^sbiZebfghk
и пальцы, пока они отдирали от земли последние примерзшие сучки, обшариZeba_f лю под
иZfbih^[bjZykmob_еточки, которые, сгорая i_qd_ihqlbg_^Z\Zebl_ieZ.
А однажды днем к ним ]hklbijbreZfbkkbkG_evkhgkhkоей маленькой дочкой Анной.
Миссис Нельсон была милоb^gZyimoe_gvdZy`_gsbgZkahehlbklufbолосами, как у Мэри, и
голубыми глазами. Когда она смеялась, b^gu[uebhq_gv[_eu_am[uEhj_gjZ\beZkvfbkkbk
Нельсон, но Анне она ничуть не обрадоZeZkv.
Анна была немного старше Кэрри, но не понимала ни слоZbalh]hqlh]hорили ей Лора и
Мэри, а они не понимали ее. Анна разгоZjbала по -нор_`kdbB]jZlvkg_c[ueh
неинтересно, и летом, когда миссис Нельсон приходила к ним ]hklbhgbm[_]ZebdjmqvxGh
сейчас было холодно. Им пришлось остаться дома и играть с Анной. Так _e_eZfZfZ.
— Достаньте сhbodmdhe^_очки, — сказала она, — и займите Анну.
Лора принесла коробку со сhbfb[mfZ`gufbdmdeZfbdhlhjuofZfZырезала из оберточной
бумаги, и они уселись играть на полу перед открытой дверцей плиты. Увидев бумажных кукол,
Анна радостно засмеялась. Она запустила руку  коробку, ulZsbeZhllm^Z[mfZ`gmxe_^bb
разорZeZ__ihiheZf.
Лора и Мэри были m`Zk_ZmDwjjb]eZaZklZebkhсем круглые. Но мама продолжала
разгоZjbать с миссис Нельсон и не видела, как Анна размахиZ_l^\mfyihehинками куклы и
смеется. Лора закры ла коробку, но Анне скоро надоела разорZggZydmdeZbhgZihlygmeZkvaZ
другой. Лора не знала, что делать, а Мэри ничем не могла ей помочь.
Если не дать Анне того, что она просит, она начнет ре_lv:ggZ[ueZ_s_fZe_gvdZybdlhfm
же их гостья, и нужно было сделать так, чтобы она не плакала. Но если дать ей бумажных
кукол, то она k_oboihjет. И тут Мэри шепнула:
— Принеси Шарлотту. Шарлотте она ничего не сделает.
Лора проhjghскарабкалась по лесенке, пока Мэри старалась отe_qv:ggm?_ex[bfZy
Шарл отта лежала kоей коробке и улыбалась. Рот у нее был urbldjZkgufbgbldZfbместо
глаз — пуговки от ботинок. Лора осторожно ayeZ__ijb]eZ^beZ_cehdhgubaq_jghcijy`bb
опраbeZx[dbGh]mRZjehllug_[uehZiZevpubah[jZ`Zebkl_`dbgZdhgpZoieh ских рук.
Шарлотта была k_]h -наk_]hljyibqgZydmdeZghEhjZg_`ghex[beZ__kl_okZfuoihjdZd
получила ее ih^ZjhdgZJh`^_klо ;hevrboE_kZo.
Лора спустилась gbakRZjehllhcM\b^_ куклу, Анна закричала, требуя ее. Лора осторожно
дала Шарлотту jmdb:gg_blZцепилась g__bahсех сил. Но это не могло причинить
j_^ZRZjehll_EhjZk[_kihdhcklом наблюдала, как Анна коujy_l_cim]hицы -глаза,
дергает за hehkubaijy`bbdhehlbl_xh[iheGh^Z`_wlhg_fh]ehkbevghihредить кукле.
Лора решила, что пригладит ей hehkubhijZ\blx[dbdh]^Z:ggZmc^_l.

Наконец миссис Нельсон стала собираться домой. И тут случилась ужасная _sv:ggZg_
пожелала отдать Шарлотту.
Может быть, она подумала, что теперь это ее кукла. Возможно, она сказала матер и, что Лора
подарила ей Шарлотту. Миссис Нельсон только улыбалась. Лора попробоZeZзять Шарлотту у
Анны, но та заhibeZ.
— Отдай мне куклу! — сказала Лора. Но Анна с реhfцепилась RZjehllm.
— Как не стыдно, Лора, — сказала мама. — Анна же маленькая, и она у тебя ]hklyoLum`_
слишком ajhkeZyqlh[ub]jZlvkdmdehcHl^Zc__:gg_.
Лоре пришлось послушаться маму. Стоя у окна, она глядела, как Анна уходит, размахиZy
Шарлоттой.
— Как не стыдно, Лора, — сноZkdZaZeZfZfZ — Ты же большая деhqdZZ^ уешься из -за
тряпичной куклы. Немедленно прекрати! Она тебе не нужна, ты с ней почти не играла. Нельзя
быть такой жадной.
Лора тихонько ah[jZeZkvihe_k_gd_bk_eZgZkой ящик у окошка. Глаза у нее остаZebkv
сухими, но gmljbhgZieZdZeZihlhfmqlhkg ей больше не было Шарлотты. Сначала ушел
папа, а теперь и Шарлоттина коробка опустела. Над крышей заuал _l_jDjm]hf[ueh
холодно и пусто.
— Мне очень жаль, Лора, — сказала _q_jhffZfZ — Я не отдала бы тhxdmdem_keb[agZeZ
как ты ее любишь. Но мы должны думать не только о себе. Подумай о том, какую радость ты
достаbeZ:gg_.
На следующее утро мистер Нельсон при_abfkjm[e_ggu_gZiZibghca_fe_^_j_\vyHg
работал _kv^_gvbgZdhehefZf_klhevdh^jh, что теперь у них сноZ[ueZ[hevrZy
поленница .
— Видишь, как добр к нам мистер Нельсон, — сказала мама. — Нельсоны прекрасные соседи.
Теперь ты рада, что отдала сhxdmdem:gg_?
— Нет, мама, — сказала Лора. Ее сердце продолжало плакать по папе и по Шарлотте.
СноZbkghа шли холодные дожди; h^ZaZf ерзала и преjZsZeZkv лед. Писем от папы
больше не было. Мама думала, что он, должно быть, уже imlbGhqZfbEhjZijbkemrbалась
к _ljmb]Z^ZeZ]^_iZiZfh`_l[ulvk_cqZkQZklhaZghqv поленницу набиZehkviheguf -
полно принесенного _ljhfkg_]Z: папы k_g_[uehDZ`^mxkm[[hlmihke_h[_^ZEhjZ
надеZeZqmedbb[ZrfZdbdmlZeZkv большую мамину шаль и отпраeyeZkvdG_evkhgZf.
Постуча дверь, она спрашиZeZg_leb^eyfZfuibkvfZghнутрь не заходила: она не
хотела b^_lvlZfkою Шарлотту. Миссис Нельсон отвечала ей, что письма нет, Лора
благодарила ее и шла домой. Однажды g_gZklguc^_gvih^oh^yd^hfmG_evkhgh, она
заметила, что на скотном дворе что -то Zey_lkyEhjZhklZgh\beZkvWlh[ueZRZjehllZ
замерзшей луже. Анна u[jhkbeZ__.
У Лоры едва хZlbehkbe^hclb^h^\_jbbih]hорить с миссис Нельсон. Миссис Нельсон
сказала, что мистер Нельсон не поехал ]hjh^ba -за ненастья, но что он непременно поедет на
следующей неделе. Лора сказала: «Спасибо, мэм» — и по_jgmeZkvqlh[umclb.
Ледяной дождь сек Шарлотту. Анна оторZeZ__djZkbые черные кудри; порZggucjhl
преjZlbeky кроZ\mxjZgmMg__g_[uehh^gh]h]eZaZGhwlhih -прежнему была ее
Шарлотта.



Лора наклонилась, схZlbeZ__bkijylZeZih^rZevx<kx^hjh]m^hkZfh]h^hfZ она бежала,
задыхаясь, скhavyjhklgucетер и ледяной дождь. Уb^_\__fZfZ испуге приklZeZ:
— Что случилось? Что? Говори скорее!
— Мистер Нельсон не поехал ]hjh^ — от_lbeZEhjZ — Но, мама, мама... погляди.
— Да что такое стряслось? — спросила м ама.
— Это... это Шарлотта. Я украла ее. Но мне k_jZно, да, k_jZно!
— Ну, успокойся, — сказала мама. — Поди сюда и k_fg_jZkkdZ`b — Она села в качалку и
усадила Лору к себе на колени.
Они решили, что Лора поступила праbevghзяв назад Шарлотту. Шарлотте пришлось очень
плохо на ноhff_kl_ghEhjZkiZkeZ__bfZfZihh[_sZeZqlhhgZkghа будет как но_gvdZy.

Мама спорола Шарлотте порZggu_олосы, и то, что осталось от рта, и единст_gguc]eZa
Они подождали, пока Шарлотта оттает, потом uерну ли ее наизнанку, и мама как следует
uklbjZeZgZdjZofZebeZbijh]eZ^beZ__L_fременем Лора u[jZeZghый с_leh -розоuc
лоскуток для лица и ноu_im]hки для глаз.
Вечером, отпраeyykvkiZlvEhjZmeh`beZRZjehllm ее коробку. Шарлотта была чистенькая
и с_`_gZdjZofZe_ggZyHgZmeu[ZeZkvdjZkgufjlhf__q_jgu_]eZaZi_j_ebались, а hehku
из золотисто -коричнеhcijy`baZie_l_gu[ueb д_lhg_gvdb_dhkbqdbbaZязаны двумя
голубыми бантами.
Лора забралась под лоскутное одеяло, прижалась потеснее к Мэр и и уснула. Выл _l_je_^yghc
дождь барабанил по крыше. Было так холодно, что Лора и Мэри укрылись одеялами с голоhc.
Их разбудил ужасный грохот. Испуганные, они лежали l_fghl_ih^h^_yeZfbIhlhfнизу
громкий голос произнес:
— Надо же! Я уронил охапк у дро.
Послышался мамин смех.
— Ты это сделал нарочно, Чарльз, чтобы деhqdbijhkgmebkv.
Лора ue_l_eZbaihkl_ebbkизгом слетела gbaihe_k_gd_HgZZaZg_xFwjbhqmlbebkv
папиных объятьях. Что тут началось! Они тараторили, смеялись, прыгали.
Папины голубые глаза с_jdZeb<hehkugZ]hehе стояли торчком. На нем были новые, целые
башмаки. Он прошел две сотни миль, добираясь сюда из Восточной Миннесоты, шел ночью, 
ненастье. И hlhg^hfZ!
— Постыдились бы, девочки! В ночных рубашках! — сказала мама. — Ступайте оденьтесь.
ЗаljZdihqlb]hlh.
Они оделись так быстро, как никогда еще не одевались. Спустиrbkv\gbahgbdbgmebkv
обнимать папу; потом умыли руки и лицо и сноZdbgmebkv_]hh[gbfZlvijbq_kZebkv — и
кинулись сноZ>`_d[_]Zeокруг н их, а Кэрри стучала ложкой по столу и распеZeZIZiZ
дома! Папа дома!»
Наконец k_mk_ebkvaZklheIZiZkdZaZeqlhih^dhg_pmg_]hg_[uehремени им написать:
он работал на молотилке с расс_lZ^hl_fghlu.
— И подаркоyам не принес, — сказал он. — Зато теперь у меня есть деньги, чтобы их
купить.
— Самый лучший подарок для нас, Чарльз, — то, что ты здесь, — сказала мама.
— До чего же слаghhiylvhqmlblvky^hfZ — hkdebdgme_c от_liZiZ.
После заljZdZсе пошли про_^ZlvKwfZb>wида. Джек ни на шаг не отстаZehliZiuIjb
b^_kuluobmoh`_gguoehrZ^_ciZiZhq_gvh[jZ^hался и заметил, что и сам наjy^ebkfh]
бы лучше о них позаботиться, а мама рассказала, как Мэри и Лора hсем ей помогали.
Вернуrbkv дом, папа спросил у Лоры, почему она прихрамыZ_l.
— Мне жмут ботинки, — от_lbeZEhjZHgZbahсех сил старалась не хромать, но на радостях
соk_fh[wlhfihaZ[ueZ.
— Ничего удиbl_evgh]h — сказал папа. — Ты просто из них ujhkeZ:ml_[ydZdkgh]Zfb
Мэри?
Мэри от_lbeZqlh_c[hlbgdb тоже стали тесны. И тогда папа _e_e_ckgylvbobhl^ZlvEhj_
Лоре Мэрины ботинки оказались kZfucjZa — они нигде не жали и были со_jr_gghp_eu_.
— Я хорошенько смажу их жиром, и они станут соk_fdZdghые, — сказал папа. — А Мэри
придется купить но u_[ZrfZdbEhjZ[m^_loh^blv Мэриных, а ее ботинки полежат, пока
подрастет Кэрри. Ждать осталось недолго. Подумай, чего нам еще не хZlZ_lDZjhebgZbfu
постараемся купить k_qlhgm`ghDZdlhevdhyaZijy]mehrZ^_cfuсе поедем ]hjh^!



Поездк а ]hjh^

Какая поднялась суматоха! Все принарядились, закутались abfgb_iZevlhbieZldbb
забрались nmj]hgGZ^\hj_kетило яркое солнце, а морозный ha^mosbiZeghkuGZ
замерзшей земле поблескивал тонкий ледок.
Папа сидел на сиденье рядом с мамой и Кэрри, а Мэри с Лорой, обвяза^jm]^jm]Zl_ieufb
платками, устроились на дне фургона, куда папа постелил одеяло. Джек сидел на ступеньке и

спокойно смотрел, как фургон отъезжает. Он знал, что k_kdhjhijb_^mlh[jZlghDZaZehkv
даже Сэм с Дэb^hfihgbf ают, что раз папа сноZернулся домой, значит, k_[m^_l порядке.
Они _k_eh[_`Zeb\i_j_^ihdZiZiZg_djbdgmeKlhcHgijbязал их к коноyabозле
лаdbfbkl_jZNbqZ.
Перuf^_ehfiZiZhl^Zefbkl_jmNbqmqZklvkоего долга за доски для постройки д ома.
Потом расплатился за сахар и муку, которые мистер Нельсон приносил маме, пока его не было
дома, а под конец пересчитал остаrb_ky^_gv]bbhgbkfZfhcdmibebFwjb[hlbgdb.
Ботинки были такие но_gvdb_blZd[e_kl_ebmFwjbgZgh]ZoqlhEhjZih^mfZeZ : «До чего же
неспра_^ebо, что Мэри — старшая. Ее старые ботинки k_]^Z[m^mlfg_\ihjmbmf_gy
никогда не будет ноuoLmljZa^Zeky]hehkfZfu:
— А теперь мы купим материал на платье Лоре.
Лора подбежала к маме, которая стояла hae_ijbeZ\dZFbkl_j Фич снимал с полок рулоны
красиhcr_jklyghcldZgb.
Прошлой зимой мама uimklbeZсе шubkdeZ^hqdbgZEhjbghfabfg_fieZlv_Gugq_
платье стало ей соk_fdhjhldhbihjалось на локтях. Мама так аккуратно залатала дырки, что
их соk_fg_[uehaZf_lghgh хотя это платье поkx^m`ZehbEhj_ нем было не по себе, ни о
какой обноd_hgZ^Z`_bg_f_qlZeZ.
— Как тебе нравится эта золотисто -коричнеZyr_jklvEhjZ" — спросила мама.
Лора не могла u]hорить ни слоZZfbkl_jNbqkdZaZe:
— Я Zf]ZjZglbjmxqlh она будет прекрасно носиться.
Мама приложила к золотисто -коричнеhcldZgbfhlhdmadhcdjZkghcl_kvfubkdZaZeZ:
— Я думаю отделать hjhlgbdfZg`_lubihyklj_fyjy^Zfbwlhcl_kvfuFg_dZ`_lkywlh
будет очень красиhDZdih -тh_fmEhjZ?
— Да, да, коне чно, мама! — от_lbeZEhjZbih^gy голову, увидела смеющиеся голубые глаза
папы.
— Бери, Каролина, — сказал он, и мистер Фич принялся отмерять золотисто -коричневую
шерсть и красную тесьму.
Мэри тоже нужно было новое платье, но ей здесь ничего не нраbehk ь. Поэтому они
отпраbebkvq_j_amebpm лаdmfbkl_jZHekhgZLZfFwjbgZreZbf_gghlhqlhbkdZeZ —
темно -синюю шерсть и золоченую тесьму.
Пока Мэри и Лора любоZebkvihdmidhcihyилась Нелли Олсон f_ohой пелеринке с
капюшоном.
— Хелло! — сказала он а и презрительно фыркнула при b^_kbg_cr_jklb — Для дереgbwlh
конечно, kZfucjZa<uemqr_ih]ey^bl_ чем хожу я! Тебе небось тоже нравится моя
пелеринка, Лора, да только тhciZiZl_[_lZdmxg_dmiblHgедь не лаhqgbd.
Лоре очень хотелось хор ошенько отколотить Нелли, но она, конечно, не посмела. Она так
рассердилась, что не могла сказать ни слоZblhevdhihернулась к Нелли спиной, а та со
смехом ureZbaeZки.
Мама купила теплое сукно на пальто для Кэрри, а папа — бобы, кукурузную муку, соль, сахар и
чай. Осталось только наполнить керосином жестянку и зайти на почту. Между тем похолодало,
и Инглзы быстро поехали домой.
После обеда мама раз_jgmeZihdmidbbсе еще раз полюбоZebkvdjZkbой шерстью.
— Я постараюсь как можно скорее сшить в ам ноu_ieZlvy — сказала мама. — Теперь, когда
_jgmekyiZiZы опять начнете ходить оскресную школу.
— А где же та серая шерсть, что ты присмотрела на платье себе? Раз_lu__g_dmibeZ" —
спросил папа.
Мама покраснела, опустила голову, а потом серд ито сказала:
— А где твое ноh_iZevlhQZjeva?
Папа смутился.
— Ты же знаешь, что этим летом, когда саранча uemiblkybaybphgZhiylvkh`j_lесь
урожай, а смогу ли я найти работу, это еще неиз_klgh:iZevlhmf_gy_s_khсем целое.
— Так я и знала, — улыбнулась мама.
После ужина, когда стемнело и dhfgZl_aZ`]ebeZfimiZiZынул из футляра скрипку и с
удоhevkl\b_f__gZkljhbe.
— Вот чего мне k_ремя недостаZeh — сказал он, об_eсех a]ey^hfbaZb]jZe.

Сначала он сыграл «Когда Джонни haращал ся домой», «Моя славная девочка ждет меня
дома», потом спел «Родной дом D_glmddbJ_dZKm\hggbZgZihke_^hdсе f_kl_ih^
аккомпанемент скрипки спели:



Есть много прекрасных дворцоbohjhf,
Но нам -то милее скромный наш дом.
Пусть он неajZq_g — но мы не найдем
Места прекрасней, чем дом.





Сюрприз

Зима опять u^ZeZkvl_ieZyb[_kkg_`gZygh^meboheh^gu_етры, и маленьким деhqdZf
разумнее k_]h[uehkb^_lv уютном доме.
Папы по целым дням не было. Он приhabe[j_\gZjm[be^jhа, уходил далеко \_joih
берегам замерзшего ручья, где никто не жил, и стаbelZfdZidZgugZhg^Zljmыдру и норку.
По утрам Мэри с Лорой сидели за сhbfbmq_[gbdZfbZihke_h[_^ZfZfZkijZrb\ZeZmgbo
уроки. Она сказала, что они хорошо учатся, и когда снова _jg утся rdhemlhm\b^ylqlhg_
отстали от сhbodeZkkh.
Каждое hkdj_k_gv_hgboh^beb hkdj_kgmxrdhemG_eebHekhgih -прежнему хвастала
сh_cf_ohой пелеринкой. Лора не забыла, что Нелли сказала про папу, и gmljbmg__се
горело. Она знала, что это нехорошо и что если она не простит Нелли, то никогда не
преjZlblky ангела. Она все j_fy^mfZeZhdjZkbых ангелах на картинках [hevrhc
Библии, которая лежала дома. Но ангелы были одеты ^ebggu_[_eu_ghqgu_jm[ZrdbGbm
кого из них не было мехоhc пелеринки.
Самым счастлиufоскресеньем было то, когда преподобный Олден приехал p_jdhь из
Восточной Миннесоты. Он долго читал пропо_^vZEhjZ]ey^_eZ его добрые голубые глаза и
надеялась, что, когда пропо_^vdhgqblkyij_ih^h[gucHe^_gkg_cih] оhjblLZdhghb
случилось.
— Мои славные дере_gkdb_^_\hqdbFwjbbEhjZ — сказал преподобный Олден. Он даже
запомнил, как их зовут. — Какое у тебя красиh_ieZlv_EhjZ — заметил он.
В этот день Лора надела новое платье. Юбка у него была длинная, рук аZlh`_bihwlhfm
рукаZ__klZjh]hiZevlhdZaZebkv_s_dhjhq_ghaZlhba -под них u]ey^uали манжеты,
обшитые чудесной красной тесьмой.
В этот день Лора почти простила Нелли Олсон. Но ke_^mxsb_оскресенья преподобный
Олден остаZekymk_[y церкb далеко на Востоке, а оскресной школе Нелли Олсон
задирала нос перед Лорой и нарочно uklZ\eyeZgZihdZakою меховую пелеринку, и Лору
опять бросало `Zjhlyjhklb.
Однажды после обеда мама сказала, что сегодня урокоg_[m^_lihlhfmqlhhgbсе поедут 
город. Лора и Мэри очень удивились.
— Но мы же никогда по _q_jZfg__a^bf город! — hkdebdgmeZFwjb.
— А сегодня поедем, — отозZeZkvfZfZ.
— Но почему, мама? Зачем нам сегодня ехать ]hjh^" — спросила Лора.
— Это сюрприз, — от_qZeZfZfZ — А тепер ь хZlblопросоFuсе должны принять Zggm
и принарядиться.
Был будний день, но мама g_keZ кухню корыто и согрела h^m^eyFwjbIhlhf корыто
налили с_`mxоду для Лоры, а потом для Кэрри. Деhqdb_s_gbdh]^ZlZdklZjZl_evghg_
мылись. Потом они надели чистое белье, начистили ботинки, заплели косы и заyaZeb[Zglu
Мэри с Лорой просто лопались от любопытстZ.

После раннего ужина папа искупался kiZevg_ZEhjZbFwjbgZjy^bebkv ноu_ieZlvy
ЗадаZlvопросы было бесполезно, и поэтому они их бо льше не задаZebghсе еще
удивлялись и шептались.
В кузо_nmj]hgZe_`Zehk\_`__k_ghIZiZihkZ^belm^ZFwjbkEhjhcbaZdmlZeboh^_yeZfb
а сам f_kl_kfZfhcmk_ekygZkb^_gv_bih_oZe город.
На темном небе поблескиZebf_edb_oheh^gu_aезды. Коп ыта лошадей гулко стучали, колеса
громыхали по замерзшей земле.
Но папе послышалось еще что -то.
— Стой! — сказал он, натягиZyожжи.
Сэм и Дэb^hklZghились. Вокруг было очень тихо. Огромную холодную тьму тут и там
пронизыZebaезды. Вдруг lbrbg_jZa^ ался какой -то мелодичный звук. Всего две ноты, но
эти две ясные ноты звучали сноZbkghа.
Никто не ше_ebekyLhevdhKwfb>wид звякали уздечками и сопели. А две ноты — низкие,
ясные и чистые, — k_aенели и з_g_ebDZaZehkvwlhihxlkZfbaезды.
— Пожалуй, пора ехать, Чарльз, — тихо сказала мама, и фургон покатился дальше. Но даже
громкий стук колес не мог заглушить эти ритмичные звуки.
— Что это, папа? — спросила Лора, и папа от_lbe:
— Это ноucp_jdh\gucdhehdhe.
Ради этого колокола папа ходил k тарых залатанных сапогах.
Весь город, казалось, уснул. Темные лаdbhklZebkvihaZ^b<^jm]EhjZскричала:
— Ой! Посмотрите на церкоvDZdZyhgZdjZkbая!
Церкоv[ueZaZeblZkетом. С_lebekybahсех окон и kiuobал ^ерях, когда кто -нибудь
открыZe их, чтобы hclb\gmljvEhjZqmlvg_ыскочила из -под одеяла, но hремя
спохZlbeZkvспомниqlhihdZnmj]hgg_hklZgh\blkyстаZlvgZgh]bg_evay.
Папа подъехал к церкbihfh]сем ue_albbanmj]hgZbелел заходить внутрь, но они
остались на хо лоде, ожидая, пока он накроет попонами Сэма и Дэb^Zblhevdhlh]^Zошли
k_месте.
Едва переступиihjh]p_jdи, Лора от изумления разинула рот, широко раскрыла глаза и
схZlbeZaZjmdmFwjbDh]^Zсе уселись, она смогла наконец насмотреться keZklv.
Перед рядами скамеек стояло дереh<_jg__EhjZj_rbeZqlhwlh^he`gh[ulv^_j_о,
потому что, хотя у него был ствол и были _ldblZdh]h^_j_а она никогда раньше не b^_eZ.
На тех местах, где летом, на_jgh_[uают листья, висели пучки и длинные полос ки тонкой
зеленой бумаги. Среди них пестрело множестhf_rhqdh из красной москитной сетки. Лора
была почти у_j_gZqlh\b^bl них леденцы. С _lhdkисали пакеты, за_jgmlu_\djZkgmx
розоmx`_elmx[mfZ]mbi_j_язанные разноц_lgufbl_k_fdZfbDh_ -где виднелись
шелкоu_rZjnuKh^gh]hkmqdZk\bkZeZiZjZdjZkguojmdZ\bq_dijbrbluodrgmjdm
который надо _rZlvgZr_xqlh[ujmdZ\bqdbg_ihl_jyebkvGZ^jm]hfkmqd_\bk_eZiZjZ
туфель, приyaZgguoaZdZ[emdbBсе это было перевито длинными гирляндам и из
нанизанных на нитки зерен ha^mrghcdmdmjmau.
Под дереhfe_`Zebbklhyebсякие _sbEhjZjZa]ey^_eZ[e_klysmxjm[qZlmxklbjZevgmx
доску, деревянный ушат, маслобойку, но_gvdb_^hsZlu_kZgdb[hevrmxehiZlmbилы с
длинной рукояткой.
От heg_gbyEh ра не могла гоhjblv<k_dj_iq_bdj_iq_k`bfZyFwjbgmjmdmhgZih^gyeZ
hijhkbl_evgucзгляд на маму. Мама улыбнулась и сказала:
— Это рождественское дереhIjZда, красиh?



Мэри и Лора, не сh^y]eZakqm^_kgh]h^_j_а, молча кивнули.
Они даже не у дивились, когда узнали, что настало Рождество, хотя соk_f_]hg_h`b^Zeb —
_^v_s_g_ыпало достаточно снега. Вдруг Лора заметила самую чудесную _svbaсего, что
было на дере_GZkZfhcерхушке bk_eZf_ohая пелеринка, а чуть пониже — мехоZy
муфта .
Рождественскую пропо_^vqblZeij_ih^h[gucHe^_gghEhjZfheqZkfhlj_eZgZ^_j_о и не
слышала, что он гоhjbl<k_стали и запели. Лора тоже klZeZghi_lvhgZg_fh]eZBa__

горла не ujалось ни звука. Ни h^ghceZ\d_gZkете не увидишь столько чудесных _s_c
сколько на этом дере_.
Когда закончилось пение гимноfbkl_jLZmwjbfbkl_j;b^eklZebkgbfZlvk^_j_а пакеты и
читать написанные на обертках имена, а миссис Тауэр и мисс Бидл ходили по проходу и
раздавали пакеты тем, чьи имена были на н их написаны.
Каждая _sv\bk_шая на дере_[ueZjh`^_klенским подарком для кого -нибудь из
прихожан!
Когда Лора это поняла, k_ — лампы, люди, голоса и даже само дереh — boj_faZертелось у
нее перед глазами и с каждой минутой _jl_ehkv[uklj_cb[ukl рей. Кто -то дал ей большой
шарик из ha^mrghcdmdmjmaubdjZkgucf_rhq_dLZfbправду лежали леденцы. Мэри тоже
получила такой мешочек. И Кэрри тоже. Все девочки и мальчики получили по мешочку. Потом
Мэри дали голубые рукаbqdbZEhj_ — красные.
Мама ра з_jgmeZ[hevrhciZd_lb нем оказалась большая шерстяная шаль dhjbqg_\mxb
красную клетку. Папе подарили теплый мохнатый шарф. Кэрри получила тряпичную куклу с
фарфороhc]hehой и заba`ZeZhljZ^hklbFbkl_j;b^ebfbkl_jLZmwjklZjZykv
перекричать смех, гоhjbrhjho[mfZ]bijh^he`Zeb]jhfdhыкликать имена.
МехоZyi_e_jbgdZkfmnlhcсе еще висели на дере_bEhj_m`Zkghohl_ehkvqlh[ubo
подарили ей. Она не сh^beZkgbo]eZaDhfmhgb^hklZgmlky"GZряд ли Нелли Олсон — _^v
у нее уже есть м ехоZyi_e_jbgdZ.
Больше никаких подаркоEhjZg_h`b^ZeZGhlmlfbkkbkLZmwjijbg_keZFwjbohjhr_gvdmx
книжечку с картинками из Библии.
Мистер Тауэр снял с дереZi_e_jbgdmbfmnlmHgijhqblZedZdh_ -то имя, но из -за шума Лора
ничего не расслышала. Она п отеряла из b^mi_e_jbgdmkfmnlhcHgbbkq_aeb толпе.
Потом Кэрри принесли хорошенькую фарфоровую собачку — белую с коричнеufbiylgZfb
Но Кэрри держала обеими руками сhxdmdembg_kimkdZeZkg__]eZabihwlhfmkh[Zqdmзяла
Лора.
— С Рождеством, Ло ра! — сказала мисс Бидл, протягиZyEhj_djZkb\mxdhjh[hqdm
Коробочка была сделана из блестящего белоснежного фарфора, а на крышке у нее стоял
крошечный чайник, udjZr_ggucahehlhcdjZkdhcbdjhr_qgZyahehlZyqZr_qdZgZahehlhf
блюдечке.
Крышка открыZeZ сь, и dhjh[hqdmfh`gh[uehiheh`blv[jhrdm — если у Лоры когда -
нибудь будет брошка. Мама сказала, что это футляр для драгоценностей.
Такого Рождества Лора еще никогда не b^uала. Это огромное _k_eh_Jh`^_kl\haZihegbeh
собой kxp_jdhь. В ней было сто лько ламп, столько людей, столько шума и смеха, столько
_k_evybkqZklvyEhj_dZaZehkvqlhсе это огромное Роджестhместе с ее ноufb
рукавичками, с чудесным ящичком для драгоценностей, с золотым чайничком, чашечкой и
блюдечком, с леденцами и шариком из ha^mrghcdmdmjmauqlhсе богатство переполняет ее
до краеbhgZот -hlehig_lhljZ^hklbbkqZklvy<^jm]dlh -то сказал:
— А это тебе, Лора.
Возле нее стояла миссис Тауэр и, улыбаясь, протягиZeZ_cf_oh\mxi_e_jbgdmkfmnlhc.
— Мне? — u]hорила Лора. — Это мне?
Она ayeZh[_bfbjmdZfbfy]dbcf_obaZ[u обо k_fgZkете, прижала к себе коричневую
шелковистую пелеринку и муфту. Она k__s_gbdZdg_fh]eZihерить, что они принадлежат
ей.
Вокруг шумело рождест_gkdh_еселье, но Лора не замечала ничего, кроме этого мягкого меха.
Люди расходились по домам. Кэрри стояла на скамейке, ожидая, когда мама застегнет ей пальто
и заy`_lieZlhdFZfZ]hорила:
— Большое спасибо за шаль, братец Олден. Это как раз то, что мне было нужно.
Папа сказал:
— А я благодарю ZkaZrZjnL_i_jvy любой мороз не замерзну.
Преподобный Олден сел на скамейку и спросил:
— А пальто Мэри ihjm?
Лора только теперь заметила, что на Мэри ноh_l_fgh -синее пальто. Пальто было очень
длинное, рукаZ^hoh^beb^haZiyklbcFwjba астегнула k_im]h\bpubiZevlhhdZaZehkv
самый раз.

— А как этой маленькой девочке понраbebkvf_oZ" — с улыбкой спросил преподобный
Олден.
Он притянул к себе Лору, накинул ей на плечи пелеринку, застегнул hjhlZhgZkmgmeZjmdb
шелковистую муфту.
— Чудесно! — сказал преподобный Олден. — Теперь мои дере_gkdb_^_очки не замерзнут по
дороге оскресную школу.
— Что надо сказать, Лора? — спросила мама, но преподобный Олден hajZabe:
— Не надо ничего гоhjblv?_kbyxsb_]eZaZ]hорят сами за себя.
Лора не могла ufheить ни слоZAhehlbklh -коричнеucf_ofy]dhh[e_]Ze_cie_qbbr_x
закрыZyijhl_jlu_i_lebgZklZjhfiZevlhZdhjhldb_jmdZа пальто прятались под муфтой.
— Ни дать ни aylvdhjbqg_ая птичка с красными перышками, — сказал преподобны й Олден.
И только теперь Лора рассмеялась. Да, это пра^Z<hehkumg__l_fgu_iZevlhbqm^_kgucf_o
— коричнеu_ZjmdZ\bqdbbl_kvfZ — красные.
— Я расскажу сhbfijboh`ZgZfgZ<hklhd_ijhfhxdhjbqg_\mxilbqdm — продолжал
преподобный Олден. — Когда я рассказал им про нашу здешнюю церкоvhgbj_rbebihkeZlv
сюда подарки на Рождестhbkh[jZebсе эти _sb>_\hqdbdhlhju_ijbkeZebl_[_f_oZ
Мэри пальто, из них уже ujhkeb.
— Спасибо, сэр, — сказала Лора. — Пожалуйста, передайте им большое спасибо.
Когда Лора смогла наконец загоhjblvсе убедились, что она умеет _klbk_[ygbqmlvg_om`_
Мэри.
Потом k_ihijhsZebkvkij_ih^h[gufHe^_ghfbih`_eZeb_fmеселого Рождества. Мэри
была очень красиhc ноhfjh`^_kl\_gkdhfiZevlhIZiZg_kgZjmdZoohjh шенькую Кэрри.
Они с мамой улыбались от счастья, а Лора просто сияла от радости.
Мистер и миссис Олсон тоже шли домой. У мистера Олсона, у Нелли и у Вилли руки были
полны подаркоEhjZl_i_jv[hevr_g_k_j^beZkvgZG_eebhgZlhevdhg_fgh`dh
злорадствоZe а.
— Веселого Рождества, Нелли, — сказала она.
При b^_EhjudhlhjZykihdhcghыходила из церкви, глубоко засунуjmdb мягкую муфту,
Нелли ulZjZsbeZ]eZaZEhjbgZi_e_jbgdZ[ueZdjZkbее Неллиной, а муфты у Нелли hh[s_
не было.



Саранча уходит

Посл е Рождества uiZehg_fgh`dhkg_]ZBaklола ивы папа смастерил сани, и kyk_fvy
нарядиrbkv обновки, ездила p_jdhь на занятия hkdj_kghcrdheu.
Однажды утром папа сказал, что подул чинук. Чинук был теплый се_jh -западный ветер. Он за
один день растопил снег, и Тенистый Ручей стал полноh^gufIhlhfgZqZebkv^h`^bHgb
шли день и ночь. Ручей превратился j_\msbcihlhdjZaebekybaZlhibegbadb_[_j_]ZIhlhf
ha^moklZefy]dbfZ ручье сноZfh`gh[uehb]jZlvBы и дикие слиuklhyeb\k_ цв ету,
и на них раскрылись молодые листочки. Прерия зазеленела, и Мэри, Лора и Кэрри бегали
босиком по с_`_cfy]dhcljZе.
Каждый день был теплее предыдущего, и наконец наступило лето. Оно было очень жарким.
Дул сухой, горячий _l_jZ^h`^_cg_[ueh.
Одна жды, придя домой обедать, папа сказал:
— Саранча uemiey_lkybaybpIh^wlbf`Zjdbfkhegp_fhgZыскакиZ_lbaa_febdZd
ha^mrgZydmdmjmaZ.
Лора u[_`ZeZihkfhlj_lvLjZа на пригорке ше_ebeZkvihсюду g_ciju]Zebdjhohlgu_
зеленые сущестZEhjZih ймала одного из них и принялась рассматриZlv?]hdjhohlgu_
крылышки, тонюсенькие ножки, маленькая головка и даже глаза — k_[uehpета траuHg
был такой крохотный и миленький! Лоре трудно было представить, что он ujZkl_lbklZg_l
когда -нибудь большим , отвратительным бурым кузнечиком.
— Они ujZklmlbijblhfhq_gv[ukljh — сказал папа. — И съедят k_djm]hf.

С каждым днем k_[hevr_b[hevr_dmag_qbdh пояeyehkvbaa_febFZe_gvdb_bm`_
подросшие зеленые кузнечики кишели поkx^mBhgb_eb<_l_jg е мог заглушить звука их
рвущих, грызущих, жующих челюстей.
Они съели kxa_e_gvgZ]jy^dZoH[t_ebсю ботву с молодого картофеля. Они съели траву,
листья иubfZe_gvdb_a_e_gu_ieh^ugZkebах. Они объели kxij_jbx^h]heZBсе j_fy
росли.
Постепенно они стали большими, бурыми, отjZlbl_evgufbMgbo[uebыпученные глаза и
сильные ноги, на которых они могли допрыгать куда угодно. Вся земля была покрыта
прыгающими кузнечиками, и Лора с Мэри сидели дома.
Дождя по -прежнему не было. Проходил день за днем , и каждый ноuc^_gv[ue_s_`Zjq_
еще несносней, еще больше наполнен звуком, который издаZeZ`mxsZykZjZgqZ.
— Ох, Чарльз, — сказала как -то утром мама, — мне кажется, я этого больше не ug_km.
Мама u]ey^_eZ[hevghcebphmg__ih[e_^g_ehbhkmgmehkv и, гоhjywlhhgZmklZeh
опустилась dZqZedm.
Папа ничего не от_lbe<hlm`_fgh]h^g_chgmoh^beba^hfZbозjZsZekykaZkluшим,
суроufebphfHg[hevr_g_i_ebg_gZk\bkluал. Но хуже k_]h[uehlhqlhhgg_hlетил
маме. Он подошел к д_jbbkl ал глядеть на улицу.
Даже Кэрри притихла. Все чуklоZebqlhпереди жаркий день. Но теперь они услышали
ноuca\mdEhjZыбежала на улицу посмотреть, что происходит. Папа тоже был aолноZg.
— Каролина! — сказал он. — Тhjblkyqlh -то странное. Иди -ка a]eygb!
Во kxrbjbgm^\hjZrebdmag_qbdbL_kghijb`Zlu_^jm]d^jm]mhgbrebkiehrghc
массой, так что казалось, это движется сама земля. Ни один кузнечик не прыгнул. Ни один не
по_jgme]hehы. Так быстро, как только могли, k_hgb^\b]ZebkvgZaZiZ^.
Мама klZeZjy^hfkiZihcblh`_kfhlj_eZ:FwjbkijhkbeZ:
— Папа, что это значит?
— Я не знаю, — от_lbeiZiZ.
Он приложил ладонь к глазам и поглядел сначала на запад, потом на hklhd.
— Везде одно и то же, — сказал он, — насколько хZlZ_lзгляда. Вся з емля ползет — ползет
на запад.
Мама прошептала:
— Ах, если б они ушли!
Они стояли, наблюдая это удивительное зрелище. Одна только Кэрри ah[jZeZkvgZkой
ukhdbcklmevqbdbklmqZeZihklhemeh`dhc.
— Обожди минутку, Кэрри, — сказала мама. Она смотрела, не отрыZykvdZdfbfh^\b`_lky
саранча, которой нет ни конца ни края.
— Хочу заljZdZlv — закричала Кэрри. Никто не двинулся с места. Казалось, она hl -hl
заплачет.
— Сейчас, сейчас я дам тебе заljZd — сказала мама и обернулась. Но тут же kdjbdgmeZ —
Силы небесные!
Саранча шла прямо по Кэрри. Она влиZeZkv комнату через hklhqgh_hdghbihih^hdhggbdm
а затем по стене спускалась на пол. Она a[bjZeZkvihgh`dZfklheZkdZf__dbDwjjbgh]h
стульчика. Она шла под столом и по столу, под скамьями, и по с камьям, и по Кэрри — шла на
запад.
— Закройте окно! — сказала мама.
Лора побежала прямо по саранче, чтобы закрыть окно. А папа обошел hdjm]^hfZ
ВернуrbkvhgkdZaZe:
— Надо закрыть окна на_jomHgbih^gbfZxlkyihосточной стене дома сплошным потоком
и, не обходя окно, идут прямо g_]h.
Вдоль стен и по k_cdjur_keur_g[uer_e_klfbeebhgh цепких ножек. Казалось, дом
наполнился кузнечиками. Мама и Лора собирали их метлой и udb^uали aZiZ^gh_hdghGb
один кузнечик не hr_eq_j_ag_]hh[jZlgh дом , хотя kyaZiZ^gZykl_gZ[ueZihdjulZl_fb
которые поднялись по hklhqghckl_g_ijhrebihdjur_bl_i_jvkimkdZebkvgZa_fexqlh[u
двигаться на запад f_kl_khklZevgufb.
Саранча шла на запад _kv^_gvgZijhe_lBесь следующий день. И на третий день,
безостаноhqgh.
И ни одна тZjvg_kернула с пути.

Они шли по дому. Шли по хлеву. Шли по Пеструшке, пока папа не запер ее oe_\mHgb
oh^beb ручей и тонули g_fl_qlhrebke_^hfijh^he`Zeb\oh^blv h^mblhgmlvihdZ
не заZebebjmq_cblh]^Z жиu_ihrebihgbf.
Весь день нещадно палило солнце и раскаляло дом. Весь день он был наполнен шуршанием
ползущих \_joihkl_g_q_j_adjurmbkghа вниз по стене кузнечико<_kv^_gvдоль
нижнего края закрытого окна b^gu[uebbo]hehы с выпученными глазами и цепкие лапки:
они пробоZebзобраться по гладкому стеклу и срыZebkvZlukyqbghых прибывали на их
место.
Мама сидела бледная, с застыrbfebphfIZiZihqlbg_jZa]hариZeb]eZaZmg_]h[hevr_
не блестели.
Настал чет_jluc^_gvZdmag_qbdb k_rebbrebKhegp_i_deh_s_kbevg__b_]hkbygb_
сделалось нестерпимым.
Около полудня папа прибежал из хлеZkdjbdhf:
— Каролина! Каролина! Иди a]eygbHgbme_lZxl!
Мэри и Лора подбежали к д_jbIhсюду саранча распраeyeZdjuevybih^gbfZeZkvka емли.
В ha^mo_gZk_dhfuoklZgh\behkvсе больше и больше, они поднимались k_ыше и ur_
пока солнечный с_lg_gZqZelmkdg_lvbg_ijhiZekh\k_fdZdwlh[ueh тот день, когда они
сюда прилетели.
Лора u[_`ZeZba^hfmbklZeZ]ey^_lvgZkhegp_kdозь облако, состоявшее, казалось, из
снежинок.
Облако мерцало, блестело и становилось k_kетлее, пока Лора проh`ZeZ_]hзглядом. И оно
не опускалось, а поднималось k_ыше. Оно миноZehkhegp_bmoh^beh^Zevr_gZaZiZ^ihdZ
не скрылось из виду.
Ни озд ухе, ни на земле не осталось ни одного кузнечика, кроме тех немногих, что были
покалечены и не могли летать. Но и они упорно коueyebgZaZiZ^.
Было так тихо, будто только что пронесся ураган.
Мама _jgmeZkv дом и рухнула dZqZedm.
— О Господи! — сказал а она. — Господи! — Она произнесла это так, слоgh]hорила:
«Благодарю Тебя!»
Лора и Мэри уселись на пороге. Теперь они могли тут сидеть, потому что саранчи больше не
было.
— Как тихо! — сказала Мэри.
Папа прислонился к косяку и задумчиhkdZaZe:
— Хотел бы я знать, как они k_jZahfihgyebqlhihjZmoh^blvbhldm^Zbfbaестно, dZdhc
стороне запад и дом их предко.
Но никто не мог ему этого объяснить.



Огненное колесо

Жизнь опять потекла спокойно после того июльского дня, когда улетела саранча.
Прошел дождь, и объеденная догола бурая, изуродоZggZya_fey\ghь покрылась траhcGZ
иZogZlhiheyob^bdhckebе опять пояbebkvebklvyKebа уже не могла дать плодо
потому что j_fypетения прошло, и пшеницу wlhf]h^mk_ylv[uehm`_iha^ghGh ihcf_
ручья бурно разрослась траZdhlhjmxfh`gh[uehdhkblvgZk_ghG_ih]b[dZjlhn_evb
ловушке не переh^beZkvju[Z.
Папа впряг Сэма и Дэb^Z плуг мистера Нельсона и kiZoZeqZklvaZjhkr_]hkhjgydZfbihey
К западу от дома он пропахал широкую борозду на случай пожара; борозда обоими концами
упиралась jmq_c<kiZoZggucmqZklhdiZiZaZk_yej_ihc.
— ПоздноZlhijZ\^Z — сказал он. — Старики гоhjylqlhj_imgZ^hk_ylv^адцать пятого
июля, не Z`gh — дождь или z^jhGhk^Z_lkyfg_hgbg_[jZ ли jZkq_lkZjZgqm<Zfh^gbf
k_jZно не управиться с большим урожаем. А меня wlhремя не будет.
Папа сноZkh[jZekygZ<hklhdlm^Z]^_reZ`Zlа, потому что он еще не расплатился за дом и
нужно было покупать соль, сахар, кукурузную муку. Мистер Не льсон согласился скосить

папину траву, чтобы Сэм, Дэb^bI_kljmrdZabfhcg_]heh^ZebAZwlhhg[jZek_[_qZklv
сена.
И hlh^gZ`^ujZggbfmljhfiZiZhlijZ\beky дорогу. Он ушел, насвистыZykhkернутой
курткой за спиной. Но на этот раз башмаки на нем были целые. Его не пугал долгий путь, и они
знали, что h^bgij_djZkguc^_gvhgернется обратно.
По утрам, закончиjZ[hlm\oe_\mbih^hfmEhjZbFwjbkZ^bebkvaZdgb]bIhke_h[_^Zhgb
рассказыZebfZf_dZ`^Zykой урок. Потом они играли или urbали , пока не приходило
j_fyb^lbdklZ^maZI_kljmrdhcbaZ__l_e_gdhfIhlhfm`bgZebbымыihkm^mreb
спать.
Однажды утром Лора пригнала Пеструшку к стаду и увидела, что Джонни не может с ним
спраblvkyHg]gZe_]hdaZiZ^m]^_ прерии росла ukhdZy траZm`_ih[blZyfhjhahfb
потемневшая. Но стадо не хотело туда идти, оно k_ремя поhjZqbало назад.
Лора и Джек помогли Джонни. ВстаZehkhegp_bg_[h[ueh[_ah[eZqgufGhih^oh^yd^hfm
Лора уb^_eZgZaZiZ^_gbadmxlmqmLmlEhjZihlygmeZghkhf — она kihfgbeZkl_ighc
пожар на Индейской Территории.
— Мама! — позZeZhgZ.
Мама ureZзглянуть на тучу.
— Это очень далеко, Лора, — сказала она. — Вряд ли туча сюда дойдет.
Все утро _l_j[uekaZiZ^ZDihem^gxhgmkbebekyFZfZFwjbbEhjZklhyebg а пороге дома
и смотрели, как приближается темная туча. Стало ясно, — это дым.
— Интересно, где сейчас стадо, — забеспокоилась мама.
Теперь они разглядели под тучей яркие kiurdb.
— Если короumki_ebi_j_[jZlvkygZwlmklhjhgmjmqvylh]^Zсе ihjy^d_ — сказала мама.
— Огню не перейти через борозду. Идите -ка лучше ^hf^_\hqdbh[_^gZklhe_.
Она у_eZ дом Кэрри, но Мэри и Лора задержались, чтобы a]eygmlv_s_jZagZ
приближающиеся клубы дыма.
Вдруг Мэри стала показыZlvlm^ZjmdhcHgZhldjuала ро т, но не могла ufheить ни слоZ
А Лора закричала:
— Мама! Мама! Огненное колесо!
Впереди красноZluodem[h дыма быстро катилось огненное колесо, поджигая на сh_fimlb
траву. За ним следом еще одно, потом еще и еще. Они быстро катились, подгоняемые _l ром, и
перh_m`_i_j_k_dZehjZkiZoZggmx[hjha^m.
Мама схZlbeZедро и метлу и кинулась ему наklj_qmHgZm^ZjbeZihg_fmfhdjhcf_lehcb
под ударами метлы колесо рассыпалось и почернело. Тогда она побежала наklj_qm
следующему, но приближались k_ ноu_bghые.
— Не подходи, Лора! — сказала она.
Лора осталась стоять у стены дома, она крепко сжала Мэрину руку и смотрела. В доме плакала
Кэрри — мама заперла ее там.
Огненные колеса продолжали катиться, k_[uklj_cb[uklj_cWlh[ueb[hevrb_dmklu
пер екати -поля, которые, созреысохли, сделались круглыми и ulZsbebbaa_febkои
короткие корни, чтобы _l_jm]gZeboih^Zevr_bjZkk_yeihсюду их семена. Сейчас эти кусты
горели, но k__s_dZlbebkvih^]hgy_fu_етром, а следом за ними наступал огонь.
Дым окутыZel_i_jvfZfmdhlhjZyi_j_[_]ZeZhlh^gh]hh]g_ggh]hdhe_kZd^jm]hfmb
колотила по ним мокрой метлой. Джек, прижаrbkvdgh]ZfEhjuздрагиZeсем телом, а у
нее щипало глаза и катились слезы.
Прискакал на сh_fk_jhf`_j_[p_fbkl_jG_evkhg. Он остаbe`_j_[pZозле хлева, схZlbe
грабли, крикнул:
— Быстрее! Несите мокрые тряпки! — и кинулся помогать маме.
Лора и Мэри с дерюжными мешками бросились к ручью. Там они намочили мешки и бегом
_jgmebkvh[jZlghFbkl_jG_evkhggZ^_eh^bgf_rhdgZ]j абли. Ведро у мамы опустело, и
девочки сноZjbgmebkvaZ\h^hc.
Огненные колеса a[_]ZebgZijb]hjhdAZdZ`^ufihkmohcljZе тянулся огненный след.
Мама и мистер Нельсон били по ним метлой и мокрой мешкоbghc.
— Стога! Стога! — крикнула Лора. Одно огненное колесо добралось до стогоFbkl_j
Нельсон и мама кинулись бегом сквозь дым. В это j_fy^jm]h_dhe_khihdZlbehkvihq_jghc

u``_gghca_fe_ijyfhd^hfmEhjZi_j_im]ZeZkvgZkf_jlv<^hf_[ueZDwjjbbEhjZklZeZ
бить по горящему колесу мокрой м ешкоbghcihdZhghg_jZkkuiZehkv.
Больше огненные колеса не появлялись. Мама и мистер Нельсон останоbebh]hgvmkZfuo
стого<оздухе летали клочки обгорелой траubk_gZH]hgvih^klmiZed[hjha^_.
Он не смог через нее перебраться, кинулся к югу — и уперся jmq_cLZd`_[ukljhhgdbgmeky
к се_jm — но и там был ручей. Больше ему некуда было податься, и он постепенно угас.
Ветер уносил прочь клубы дыма. Степной пожар прекратился. Мистер Нельсон сказал, что он
на сh_fk_jhf`_j_[p__a^bebkdZlvklZ^h и что оно [_ahiZkghklbgZ^jm]hf[_j_]m.



— Мы Zfhq_gvijbagZl_evgufbkl_jG_evkhg — сказала мама. — Вы спасли наш дом. Нам с
девочками одним было бы не спраblvky.
А когда он ушел, она сказала:
— На с_l_g_lgbq_]hemqr_^h[juokhk_^_cGmZl_i ерь, девочки, умыZcl_kvb[m^_f
обедать.



Метки на грифельной доске

После степного пожара сильно похолодало, и мама сказала, что надо побыстрее udhiZlv
картофель и u^_jgmlvj_imihdZhgbg_ihf_jaeb.
Она копала картофель, а Лора и Мэри собирали его едра и относили ih]j_[>mekbevguc
пронзительный _l_jHgb[ueb шалях, но рукавиц, конечно, не могли надеть. У Мэри кончик
носа был красный, а у Лоры холодный как лед. Руки у них стыли, ноги немели от холода. Но
они радоZebkvqlhmgbo[m^_lfg ого картофеля.
Хорошо было _q_jhfhlh]j_аться у печки, ^uoZyl_ieu_aZiZobареной картошки и рыбы,
которая жарилась на скоhjh^_ihlhfihm`bgZlvbhlijZиться спать.
Потом, iZkfmjgmxfjZqgmxih]h^mhgb^_j]Zebj_imWlhhdZaZehkvljm^g__q_fkh[b рать
картофель. Репа уродилась крупная, и ее трудно было u^_j]bать. Часто Лоре приходилось
тащить ее изо k_okbelZdqlhыдернуhgZkjZafZomkZ^beZkvgZa_fex.
Всю сочную зеленую ботву с репы нужно было обрезать. От сока руки становились eZ`gufb
и трескались до крови на холодном _ljmFZfZk^_eZeZfZavbakиного жира и пчелиных сот и
на ночь намазыZeZbfjmdb.
Зато Пеструшка и ее теленок с удоhevkl\b_f_ebkhqgmx[hl\mbijbylgh[ueh^mfZlvqlh
запасоj_iuoатит на kxabfmHgb[m^ml_klv Zj_gmxj_imblmr_gmxj_imbixj_ba
репы. А зимними _q_jZfbgZklhe_озле лампы будет стоять блюдо с сырой репой, и они
будут отрезать себе хрустящие, сочные ломтики.
Наконец они убрали ih]j_[ihke_^gxxj_idmbfZfZkdZaZeZ:
— Ну, теперь пускай у даряют морозы.
В эту ночь мороз и ijyfvkdhал землю, и когда утром они проснулись, за окнами шел густой
снег.
Мэри придумала, как считать дни, остаrb_ky^hiZibgh]hозjZs_gby<kоем последнем
письме он написал, что еще две недели — и молотьба l_o местах, где он работает, будет
окончена. Мэри принесла грифельную доску и нарисоZeZgZg_ck_fvq_jlhq_d — по одной на
каждый день недели. Под ними Мэри добаbeZk_fv^g_c_s_h^ghcg_^_eb.
Последняя отметка означала день, когда папа должен _jgmlvkyHgb показали доску маме, и
мама сказала:
— Пожалуй, надо добавить еще одну неделю — пока папа доберется до дому. — И Мэри нехотя
добавила еще семь меток.
Лоре соk_fg_gjZилось, что так много меток осталось до папиного haращения. Зато
каждый _q_jij_`^_ чем отправиться спать, Мэри стирала одну метку. Это означало, что
ждать осталось на один день меньше. И каждое утро, проснуrbkvEhjZ^mfZeZhlhfqlh
должен пройти целый день, прежде чем можно будет стереть еще одну.

По утрам приятно пахло морозом. Сол нце растопило _kvkg_]gha_fey[ueZaZf_jarZy
Тенистый Ручей еще не уснул. Бурые листья, подхZq_ggu_l_q_gb_fmieuали по h^_ih^
холодным голубым небом.
Вечерами ^hf_hkещенном лампой, было очень уютно. Лора играла с Кэрри и Джеком на
чисто uf ытом гладком полу hae_l_iehci_qdbFZfZrlhiZeZm^h[ghmkljhbшись 
качалке, а под лампой лежала Мэрина раскрытая книга.
— Пора спать, девочки, — гоhjbeZfZfZkgbfZygZi_jklhdLh]^ZFwjbklbjZeZ_s_h^gm
метку.
Однажды _q_jhfhgZkl_jeZi_jый ден ь последней недели. Все смотрели, как она это делает,
а Мэри сказала, убирая доску:
— Сейчас папа уже идет домой.
Неожиданно Джек, лежаrbc сh_fm]emjZ^hklghaZkdmebebih^[_`Zed^\_jbdZd[m^lh
понял ее слоZHgklZepZjZiZlv^ерь, скулить и виля ть хhklhfBlmlEhjZmkeurZeZkd\hav
_l_jdZd\^Ze_d_dlh -то насbkluает «Бродяга Джонни шел домой».
— Это папа! Это папа! — крикнула Лора. Распахну^\_jvhgZkd\havfjZdbетер кинулась
gbaihijb]hjdmg_jZa[bjZy^hjh]b<i_j_^bg__fqZeky>`_d.
— Здороh;hqhghq_d — сказал папа, крепко прижа__dk_[_ — Молодчина, Джек! — Через
открытую дверь падал с_lbидно было, как к ним спешат Мэри, мама и Кэрри. — Как моя
малышка пожиZ_l" — Он потрепал Кэрри по голо_ — А hlbfhy[hevrZy^_\hqdZ , —
дернул он Мэри за косичку. — Поцелуй меня, Каролина, если сможешь до меня добраться через
этих диких индейце.
Потом надо было накормить папу ужином, а о том, чтобы отпраblvkykiZlvgbdlh^Z`_g_
думал. Лора и Мэри наперебой рассказыZebiZi_h[hсе м сразу: о картошке, и о репе, и об
огненных колесах, и о том, как подрос Пеструшкин теленок, и сколько они успели umqblvih
книгам. А Мэри сказала:
— Но, папа, ты же не мог так быстро тут оказаться. Тебе еще идти целую неделю.
Она показала ему грифельную доску с нестертыми метками.
— Вот оно что! — сказал папа. — Но ты забыла стереть метки за те дни, пока шло мое письмо.
Кроме того, я очень торопился, потому что услышал, что на се_j_m`_klhblkmjhая зима. Что
нам нужно купить ]hjh^_DZjhebgZ?
Мама с казала, что им ничего не нужно. Они ели так много рыбы и картошки, что запас муки
еще не кончился. Даже сахар и чай у них еще есть. Только соли осталось соk_ffZehghb__
хZlblgZg_kdhevdh^g_c.
— Тогда я сначала при_am^jhа, а потом мы сходим ]hj од, — сказал папа. — Мне не
нраblkydZdоет _l_j=hорят, что бураны Fbgg_khl_gZe_lZxl[ukljhbfh]mlaZoатить
jZkiehoFg_jZkkdZauали про детей, которые остались дома одни, а их родители
отпраbebkv город, и там их застиг буран. Дети сожгли kxf_[_evbсе -таки замерзли
насмерть. Пока буран не кончился, родители не смогли к ним добраться.



Одни дома

Теперь папа целыми днями ездил gbadjmqvxbdZ`^ucjZaозjZsZekykihegufnmj]hghf
бре_gdhlhju_hgkdeZ^u\Zeозле д_jbHgkjm[Ze пойме ручья старые иublhihey
Молодые дереvyhgg_ljh]ZeWlb[j_на папа разрубил, наколол дроbkeh`beо дворе
большую поленницу.
ЗаткнуaZihykdhjhldbclhihjbdbihесиgZjmdmdZidZguZgZie_qhjm`v_hgmoh^be
далеко в_joihjmqvxLZfhg расстаeyedZidZgugZhg^Zljmbghjdmыдру и лисицу.
Как -то _q_jhfaZm`bghfhgjZkkdZaZeqlhgZr_eem`Zcdm]^_`b\ml[h[juGhhgg_
поставил там капканы, потому что боброhklZehkvhq_gvfZeh?s_hgидел лисицу и
uklj_ebe нее, но промахнулся.
— Скоро я соk_fjZamqmkvklj_eylv — сказал он. — Место у нас тут прекрасное, только hl
дичи мало. НеhevghaZ^mfuаешься о том, что есть же на Западе места, где...
— Где нет школ, куда могут ходить дети, Чарльз, — сказала мама.

— Ты праZDZjhebgZlu всегда праZ — сказал папа. — Слышишь, как _l_jоет? ЗаljZ
будет ураган.
Но назаljZ[ueZfy]dZyihqlbесенняя погода. Воздух стал теплым и нежным, сияло яркое
солнце. Очень скоро папа haратился ^hf.
— ДаZcihh[_^Z_fk_]h^gyihjZgvr_DZjhebgZ а после обеда сходим ]hjh^ — сказал он.
— В такой чудесный день тебе надо прогуляться. Насидишься еще дома, когда придет
настоящая зима.
— Но как же дети, — сказала мама. — С Кэрри нам не дойти до города, это для нее слишком
далеко.
— Ерунда! — засмеялс я hlет папа. — Мэри и Лора уже достаточно ajhkeu_Hgb
присмотрят за Кэрри.
— Конечно присмотрим, мама, — сказала Мэри; и Лора тоже сказала:
— Конечно присмотрим.
Они глядели, как папа с мамой, _k_eu_hlijZ\bebkv путь. Мама была такая красиZy св оей
красно -коричнеhcrZebbdhjbqg_ом yaZghfdZihj_HgZklmiZeZlZde_]dhblZdjZ^hklgh
поглядыZeZgZiZimqlhihdZaZeZkvEhj_ihoh`_cgZilbqdm.
Потом Лора подмела пол, а Мэри убрала со стола. Мэри ufueZihkm^mZEhjZытерла ее и
убрала [mn_l. Они застелили стол скатертью djZkgmxde_ldmL_i_jvесь день до самого
_q_jZhgbfh]eb^_eZlvqlhbfздумается.
СперZhgbj_rbebihb]jZlv школу. Мэри сказала, что будет учительницей, потому что она
старше и к тому же больше знает. С этим Лоре приш лось согласиться. Так что Мэри стала
учительницей, и ей это очень понраbehkvghEhj_lZdZyb]jZkdhjhgZ^h_eZ.
— Я придумала, — сказала она, — давай лучше будем вдвоем учить Кэрри азбуке.
Они усадили Кэрри на скамейку перед раскрытой книгой, но как обе н и старались, Кэрри не
желала учить букubbfijbrehkvhklZ\blvwlmb]jm.
— Знаешь что, — сказала Лора, — давай играть ^hfZrg__ohaycklо.
— Мы и так остались ^hf_aZohay_d — сказала Мэри. — Что толку wlhb]jZlv?
Без мамы дом затих и опустел. Мама k_]^Z[ueZlZdZyeZkdhая и спокойная и никогда не
поurZeZ]hehkGhk_cqZk^hfdZd[m^lhaZf_jih^`b^Zy__.
Лора одна ureZih]meylvghkdhjhернулась. День k_lygmekyblygmekyZaZgylvky[ueh
решительно нечем. Даже Джек беспокойно расхажиZelm^ а-сюда.
Он попросился на улицу, но, когда Лора открыла ему дверь, не захотел uclbHglheh`beky
то сноZстаZelhdjm`beihdhfgZl_Ihlhfih^hr_edEhj_bklZehq_gvk_jv_aghgZg__
смотреть.
— Что такое, Джек? — спросила его Лора. Джек упорно смотр ел на нее, но она не могла
понять, чего он хочет. Наконец он стал подвыZlv.
— Перестань, Джек! — сказала быстро Лора. — Мне и так страшно.
— Может, там что -то за дверью? — сказала Мэри. Лора хотела u[_`ZlvgZmebpmghgZihjh]_
Джек вцепился ей ieZlv_ и стал тянуть ее обратно. На дворе резко похолодало. Лора закрыла
дверь.
— Погляди, — сказала она Мэри, — как солнце потемнело. Может, это haращается саранча?
— Глупенькая, — сказала Мэри. — Саранча не прилетает зимой. На_jgh_[m^_l^h`^v.
— Сама ты г лупенькая, — возразила ей Лора. — Зимой не быZ_l^h`^y.
— Ну тогда снег. Какая разница? — Мэри разозлилась, и Лора тоже. Они еще продолжали бы
спорить, но тут солнечный с_lkhсем исчез.
Они подбежали к окну спальни.
С се_jh -запада быстро приближалась т емная туча с белыми краями.
Мэри и Лора стали смотреть ^jm]h_hdghgZ^hjh]mIZi_kfZfhcihjZm`_[ueh[u
_jgmlvkyghhgbg_ihdZauались.
— Может, это буран, — сказала Мэри.
Они поглядели друг на друга k]msZ\rbokykmf_jdZoH[_ih^mfZebhl_o^_ly х, что замерзли
насмерть.
— В ящике нет дро — сказала Лора.
Мэри схZlbeZ__aZjmdm.
— Не смей, — сказала она. — Мама _e_eZgZfhklZаться ^hf__kebgZqg_lky[mjZg.

Лора u^_jgmeZjmdmZFwjbkdZaZeZ:
— Все раgh>`_dl_[yg_\uimklbl.
— Надо занести дроZ дом, пока буран сюда не дошел, — сказала Лора. — Скорей!
У _ljZihy\bekykljZgguca\mdihoh`bcgZhl^Ze_ggu_aZыZgby.
Они закутались rZebbgZ^_ebjmdZицы. Потом Лора сказала Джеку:
— Нам надо принести дроZ>`_d.
Джек, казалось, по нял. Он вышел f_kl_kg_cbg_hlklZал от нее ни на шаг. Ветер был соk_f
ледяной. Лора побежала к поленнице, набрала охапку дроb[_]hfернулась обратно. Она не
могла открыть дверь, потому что руки у нее были заняты дроZfb>ерь ей открыла Мэри.
Они не знали, как быть. Туча стремительно приближалась, и им нужно было обеим носить
дроZqlh[umki_lv^hlh]hdZdjZajZablky[mjyHgbg_fh]ebhldjuать дверь, держа охапку
дроBg_fh]ebhklZ\blv^ерь открытой, не напустиoheh^Z дом.
— Я буду откр ыZlv^\_jv — сказала Кэрри.
— Ты не сможешь, — сказала Лора. — Тебе не достать.
— А hlbkfh]m — сказала Кэрри. Она потянулась к ручке обеими руками и по_jgmeZ__HgZ
смогла это сделать! Кэрри была уже такая большая, что сама открыZeZ^ерь.
Лора и Мэри принялись носить дроZHgbhq_gvki_rbebDwjjbhldjuала д_jvbaZdjuала
ее за ними. Мэри могла унести больше дроaZlhEhjZ[ueZijhорней. Они наполнили ящик
для дроij_`^_q_fgZe_l_eихрь. Он принес т_j^u_dZdi_khddjmibgdbkg_]Zdhlh рые
больно обжигали лицо. Когда Кэрри открыZeZ^ерь, ^hfрыZehkv[_eh_h[eZdh.
Лора и Мэри уже позабыли, что мама _e_eZbf буран остаZlvky^hfZHgbihaZ[uebсе на
с_l_djhf_lh]hqlhgm`ghghkblv^jhа. Как безумные, они бегали к поленнице и обратно,
захZluая каждый раз столько дроqlh_^\Zfh]ebmg_klbHgbkалиZeb^jhа вокруг
ящика, и hdjm]i_qdbbmkl_guDmqb^jh росли и росли. Скhav[_euc\bojvhgbkljm^hf
b^_ebihe_ggbpmF_`^m^jhами набиZekykg_]hgb_^\ZjZaebqZeb^h м, а Джек
преjZlbeky темное пятно, которое их k_ремя сопроh`^ZehJmdbmEhju[he_ebhgZ
соk_fыдохлась и k_ремя поlhjyeZijhk_[y=^_`_iZiZ"=^_fZfZ" — а внутри было
одно чуklо: «Быстрей! Быстрей!»
Поленница кончилась. Мэри и Лора a яли по нескольку поленьеbwlh[uehсе. Они f_kl_
бросились к двери, и Лора открыла ее. С ними ^hfорZeky>`_d=ey^y окно рядом с
дверью, Кэрри ba`ZeZboehiZeZ ладоши. Лора уронила сhbihe_gvybh[_jgmeZkvdZdjZa
hремя, чтобы увидеть, ка к папа с мамой ujались из снежного bojyb[_]mld^hfm.
Папа держал маму за руку и тащил ее за собой. Вбежа дом, они захлопнули дверь и
останоbebkvly`_eh^urZсе kg_]mHgbklhyebb]ey^_ebgZEhjmbFwjbaZdmlZgguo
шали и тоже засыпанных с негом, и никто не произнес ни слоZ.
Наконец Мэри тихо сказала:
— Мы urebgZmebpm буран, мама. Мы забыли.
Лора опустила голову и сказала:
— Мы боялись, что сожжем kxf_[_evbaZf_jag_f.
— ПроZeblvkyfg_gZwlhff_kl_ — сказал папа. — Да они же перенесли ^hfсю
поленницу. Все дроZdhlhju_ygZdhehegZ^е недели i_j_^.
Вся поленница лежала сZe_ggZy доме. Снег таял, h^Zытекала из -под нее, и на полу
образоZeZkvem`Z.
Мокрый след тянулся к двери, где лежал еще не растаявший снег.
Тут ра здался папин громоhcohohlZfZfZmeu[gmeZkvkоей ласкоhcmeu[dhckh]j_шей
Мэри и Лору. Они поняли, что их простили за непослушание — _^vi_j_lZsb дроZ дом,
они поступили мудро, хотя, быть может, дроhdZaZehkvfgh]hато.
Они бросились снимать с мамы шаль и капор, отряхнули с них снег и по_kbebkmrblvkyIZiZ
отпраbekyihkdhj__dhjfblvkdhlbgmihdZmjZ]Zgg_jZau]jZeky_s_kbevg_cIhlhffZfZ
села отдохнуть, а Лора и Мэри аккуратно сложили дроZih^f_ebbытерли пол.
Вернулся папа.
— Тут не много молока, — сказал он. — Больше мне не удалось принести. Ветер k_jZkie_kdZe
из _^jZMjZ]ZgijhklhkljZrgucDZjhebgZGZrZ]\i_j_^gbq_]hg_\b^ghZетер дует

разом со k_oklhjhgFg_dZaZehkvyb^mihljhibgd_d^hfmohlyy_]hg_идел. Хор ошо, что
я случайно налетел на угол. Взял бы чуточку ле__aZ[em^beky[u.
— Чарльз! — сказала мама.
— Теперь уже k_ihaZ^b — сказал папа. — Но если бы мы не бежали kx^hjh]mhl]hjh^Zb
не пробились бы потом сквозь ураган... — Глаза у него блеснули. Он потрепал Мэри по hehkZf
и дернул за ухо Лору. — К счастью, ^hf_l_i_jvihegh^jh.



Зима ij_jbb

На следующий день ураган стал еще сильнее. В окна ничего было не b^ghihlhfmqlhkg_]
бил по ним не перестаZylZdqlhkl_dehdZaZehkv[_euf<hdjm] дома заuал _l_j.
Утром папа собрался oe_. Когда он открыл дверь, ijbkljhcd_aZdjm`bekykg_`guc\bojvZ
за порогом была сплошная белая стена. Папа снял с гha^yfhlhdереdb.
— Мне нужно за что -нибудь держаться, чтобы найти дорогу обратно, — сказ ал он. — Я
привяжу эту _j_ку там, где кончается бельеZybihijh[mx^h[jZlvky^hoe_а.
Они со страхом ждали, когда он _jg_lky<_l_jjZkie_kdZeihqlbсе молоко из _^jZbiZi_
пришлось отогреться у печки, прежде чем он смог гоhjblvIh[_ev_ой _j евке он дошел до
столбика, на котором она крепилась. К этому столбику он приyaZedhg_pkоей _j_ки и
пошел дальше, постепенно ее разматыZy.
Перед глазами у него не было ничего, кроме снежного вихря.
Вдруг он на что -то наткнулся — это была стена хлеZ Он шел вдоль нее, пока не нащупал
дверь. Там он приyaZe^jm]hcdhg_pереdb.
Точно так же, держась за _j_ку, он из хлеZijbr_eh[jZlgh.
Ураган продолжался _kv^_gvKl_deZ окнах были белые, _l_jыл и стонал не перестаZy
Приятно было сидеть дома в тепле. Лора и Мэри учили сhbmjhdbihlhfiZiZb]jZegZ
скрипке, а мама yaZeZ качалке, и на плите булькал бобоuckmi.
Ураган бушеZeсю ночь и _kvke_^mxsbc^_gvBaытяжного от_jklby печке вырыZebkv
язычки пламени, и папа рассказыZejZagu_ истории и играл на скрипке.
На следующее утро _l_jlhevdhk\bkl_ebkbyehkhegp_EhjZидела hdghdZdgZ^a_fe_c
несутся друг за другом подгоняемые _ljhfkg_`gu_ихри. Весь мир u]ey^_ekehно
Тенистый Ручей, когда он несется пенным потоком. Только f_klhihlhdZоды был поток
снега. Даже солнечный с_ldZaZekyg_kl_jibfhoheh^guf.
— Кажется, ураган кончился, — сказал папа. — Если заljZfg_m^Zklkykt_a^blv город, надо
будет как следует запастись едой.
На следующий день снег лежал на земле сугроб ами. Ветер только поднимал снежную пыль.
Папа поехал ]hjh^bернулся оттуда с мешком кукурузной муки, мешком сахара и мешком
бобоL_i_jv_^u^he`ghoатить надолго.
— Как -то неприuqgh^mfZlvhldm^Zзять мясо, — сказал папа. — В Висконсине у нас k_ гда
было ^hоль оленины и медвежатины. На Индейской Территории были антилопы, олени, и
зайцы, и гуси, и индейки — k_qlhm]h^gh:lmlh^gblhevdhdjhebdb.
— Значит, придется заh^blvfykghckdhl — сказала мама. — Представь, как легко будет
прокормить с котину, если здесь такие урожаи зерна.
— Да, — сказал папа. — На будущий год мы на_jgydZkh[_j_fmjh`Zcir_gbpu.
Утром опять налетел буран. СноZgbadZyl_fgZylmqZklZeZ[ukljhijb[eb`Zlvkykk_еро -
запада, пока не скрыла солнце и k_g_[hKоем налете л _l_jaZdjm`bekykg_`gucихрь, и
скоро k_kdjuehkvaZkiehrghc[_ebaghc.
Папа ходил oe_, держась за _j_ку. Мама стряпала, убирала, штопала и помогала Мэри и
Лоре учить уроки. Они мыли посуду, стелили постель, подметали полы, чисто мыли лицо и
рук и и аккуратно заплетали косички. Они занимались по книгам, играли с Кэрри и с Джеком,
рисоZebgZ]jbn_evghc^hkd_bmqbebDwjjbZa[md_.
Поэтому они были заняты весь день. И k_^gbkebались для них h^bgkl_oihjdZd
начались бураны. Едва только один буран кончался ясным холодным днем, тут же налетал
следующий. В солнечные дни папа спешил нарубить дроh[hclbjZkklZленные капканы,
принести oe_ с_`_]hk_gZbaaZg_k_gguokg_]hfklh]h. Даже если солнечный день

приходился не на понедельник, мама сти рала белье и раз_rbала его на _j_\dZobhghkhoeh
на морозе. В такие дни Лора и Мэри не учили уроки. Вместе с Кэрри, плотно закутанные 
теплую одежду, они играли h^\hj_gZkhegurd_.



Долгий буран

Однажды к _q_jmmjZ]ZggZqZeklboZlvbiZiZkdZa ал за ужином:
— ЗаljZihc^m город. Мне нужен табак для трубки, и заодно я разузнаю ноhklbL_[_gm`gh
что -нибудь, Каролина?
— Нет, Чарльз, — сказала мама. — Не ходи. Эти бураны так быстро налетают.
— ЗаljZfh`ghg_[hylvky[mjZgZ — сказал папа. — Пос ледний продолжался три дня и
только что кончился. ДроygZdheheklhevdhqlhbooатит на _kvke_^mxsbc[mjZglZdqlhm
меня есть j_fykoh^blv город.
— Что ж, делай как знаешь, — сказала мама. — Но обещай мне, Чарльз, что останешься 
городе, если ув идишь, что собирается буря.
— Я и шагу не ступлю [mjZg[_aереdbaZdhlhjmxfh`gh^_j`Zlvky — сказал папа. — Но
на тебя соk_fg_ihoh`_DZjhebgZqlh[ulu[hyeZkvf_gydm^Z -нибудь отпустить.
— Ничего не могу с собой поделать, — от_lbeZfZfZ — У м еня какое -то предчувствие...
Впрочем, это k_imklh_.
Папа рассмеялся:
— Я принесу еще дроgZkemqZc_kebfg_ijb^_lkyhklZlvky городе.
Он до_jomgZihegbeysbdbh[eh`be_]hdjm]hf^jhами. Мама угоhjbeZ_]hgZ^_lv_s_
одну пару носкоqlh[ug_hlfh розить ноги. Она дала ему ноu_l_ieu_r_jklygu_ghkdb
которые только что сyaZeZ.
— Как бы мне хотелось, чтобы у тебя была бизонья шуба, — сказала мама. — Тh_iZevlh
соk_fыносилось.
— А мне бы хотелось, чтоб у тебя были брильянты, — сказал папа. — Не беспокойся,
Каролина. До _kgum`_g_^Ze_dh.
Улыбаясь им, папа затянул пояс сh_]hihghr_ggh]hiZevlhbgZ^_el_iemxn_ljh\mxrZidmk
ушами.
Ветер страшно холодный, Чарльз, — забеспокоилась мама. — Ты бы опустил уши.
— Не lZdh_mljh — от_lbeiZiZ — А u^_очки, без меня _^bl_lmlk_[yohjhrh —
сказал он, закрыZyaZkh[hc^\_jvijbwlhfhg]eygmegZEhjmb]eZaZmg_]h[e_kgmeb.
Лора и Мэри ufuebbытерли посуду, подмели пол, убрали постель, ul_jebiuevZihlhf
сели за уроки.
Но ^hf_[uehl ак уютно и красиhqlhEhjZсе j_fybfex[hалась.
Черная плита была начищена до блеска. В кастрюле булькали бобы, ^mohке пекся хлеб.
Скhavqbklhымытые окна с белыми зана_kdZfb комнату лился солнечный с_lGZklhe_
лежала красная клетчатая ска терть. Рядом с часами стояла Кэррина пятнистая собачка и Лорина
коробочка для украшений. А с коричнеhcihehqdbmeu[ZeZkv[_eh -розоZyiZklmrdZ.
Мама принесла рабочую корзинку и уселась dZqZedmmhdgZZDwjjbkb^_eZgZkdZf__qd_m__
ног. Мама качалась и штопала, пока Кэрри читала ей букuih[mdарю. Кэрри знала большую
и маленькую букву А и большую и маленькую букву Б. Потом она стала смеяться и болтать и
смотреть картинки. Она была еще слишком мала, и ее не застаeyebkb^_lvkfbjghbmqblvky.
Пробило двенадцать. Лора глядела, как качается маятник и как двигаются по белому
циферблату черные стрелки. Папе пора уже было _jgmlvky^hfhc;h[ukарились, хлеб
испечен. Обед его дожидался.
Лора глянула hdghIjhrehdZdh_ -то j_fyij_`^_q_fhgZihgyeZqlh с солнечным с_lhf
тhjblkyqlh -то неладное.
— Мама! — крикнула она. — У солнца странный ц_l.
Мама a^jh]gmeZbih^gyeZ]eZaZhlrlhidbHgZ[ukljhijhreZ спальню, к окну,
uoh^ys_fmgZk_еро -запад. Обратно она _jgmeZkvkihdhcgZybkdZaZeZ:
— Можете убрать сhbdgb]b^_\hqdbAZdmlZcl_kvdZdke_^m_lbijbg_kbl__s_^jh. Если
папа не imlblhhgaZghqm_l городе. Нужно, чтобы ^hf_[uehih[hevr_^jh.

У поленницы Лора и Мэри уb^_ebqlhijb[eb`Z_lkyl_fgZylmqZHgbaZlhjhibebkvghg_
успели за бежать ^hfkihegufbhoZidZfb^jh, как налетел ураган. Казалось, он был yjhklb
оттого, что им удалось унести по охапке дро.
Поднялся такой снежный вихрь, что за порогом ничего не было b^ghbfZfZkdZaZeZ:
— Этого пока хZlbl<jy^ebmjZ]ZgklZg_l сильнее, а папа может прийти с минуты на минуту.
Мэри и Лора разделись и согрели застыrb_jmdbIhlhfhgbklZeb`^ZlviZim.
Ветер за стенами дома ueизжал и хохотал. Снег сек оконные стекла. Длинная черная
стрелка часоf_^e_ggh^\b]ZeZkvihpbn_j[eZlm . Короткая стрелка передвинулась к цифре
один, потом к цифре дZ.
Мама наполнила три миски горячими бобами и разломила небольшой караZc
с_`_bki_q_ggh]hoe_[Z.
— Вот, девочки, — сказала она. — Можете обедать. Папа, должно быть, остался ]hjh^_.
Себе поло жить бобоfZfZaZ[ueZIhlhfaZ[ueZqlhi_j_^g_cklhblfbkdZk[h[ZfbB^Z`_
когда Мэри ей об этом напомнила, почти ничего не съела, сказаqlhg_]heh^gZ.
Ураган становился k_kbevg__>hfljykkyhlетра. С пола тянуло холодом, и снежная пыль
прони кала внутрь сквозь щели hdjm]^ерей и окон, хотя папа так хорошо их заделал.
— Папа на_jgydZaZghq_ал ]hjh^_ — сказала мама. — Так что я, пожалуй, пойду накормлю
скотину.
Она натянула старые папины сапоги, плотно застегнула на шее папину куртку и пе репоясалась
его ремнем. Потом надела сhcdZihjbjmdZ\bpu.
— Можно я с тобой, мама? — спросила Лора.
— Нет, — от_lbeZfZfZ — А теперь слушайте меня. Будьте осторожны с огнем. Никому,
кроме Мэри, к плите не прикасаться, как бы долго меня не было. Никому не uoh^blvba^hfZ
даже д_jvg_hldjuать, пока я не _jgmkv — Она по_kbeZgZjmdmедро и сквозь снежный
bojvgZsmiZeZереdmIhlhfaZdjueZaZkh[hc^\_jv.
Лора подбежала к окну, но за ним было темно, и она не b^_eZfZfmHgZg_\b^_eZgbq_]h
кроме снежного bojydhlhjucoe_klZeihkl_dem<_l_jыл, aизгиZeопил на разные
голоса. Он казался жиuf.
Сейчас мама идет, шаг за шагом, крепко держась за _j_ку. Вот она дошла до столбика и
пошла дальше. Вьюга слепит ее, а снежная крупа царапает л ицо. Лора старалась думать как
можно медленнее, шаг за шагом, пока не решила, что теперь мама уже на_jgydZgZldgmeZkvgZ
дверь хлеZ.
Вот мама открыла д_jvb\f_kl_kg_c хлеорZekykg_`gucихрь. Она обернулась,
быстро притhjbeZ^ерь, а фонарь п о_kbeZgZdjxdOe_ согрет теплом жиhlguo ha^mo_
стоит пар от их дыхания.
Ураган бушует снаружи, за толстыми земляными стенами. Вот Сэм и Дэb^ihернули к маме
голоubaZj`ZebDhjhа мычит: «Му -му», молодые курочки роются там и тут, а одна курица
гоhjblkZfhck_[_Dj_ -кре -кре -ек».
Сначала мама чистит стойла. Она берет вилами старую подстилку и кидает ее dmqmdhlhjZy
пойдет на удобрение. Вместо нее она стелит чистое сено, остаr__ky кормушках.
Теперь она берет beZfbkежее сено и накладыZ ет его по очереди hсе четыре кормушки.
Сэм, Дэb^I_kljmrdZbl_e_ghdkojmklhf`mxlкусное сено. Пить они еще не очень хотят,
потому что папа напоил их перед тем, как уйти ]hjh^.
Старым папиным ножом мама режет на куски репу и кладет несколько куск о каждую
кормушку. Теперь лошади, короZbl_e_ghd]juamlojmklysb_dmkdbFZfZijhеряет, есть ли
h^Zmdmjih^kuiZ_lbfa_jgZbdb^Z_lj_idmqlh[uhgb__de_али.
Теперь она, на_jgh_^hblI_kljmrdm.
Лора подождала, пока мама по_kblgZkl_gmkdZf еечку для дойки. Теперь, хорошенько запере
за собой дверь хлеZhgZозjZsZ_lkyd^hfm^_j`ZkvaZереdm.
Мамы k_g_[uehIjhrehm`_fgh]hремени, но Лора решила, что будет ждать. Дом теперь
сотрясался от _ljZIhoh`ZygZ[_euckZoZjkg_`gZydjmiZ покрыZeZih^hdhggbde_`ZeZgZ
полу и не таяла.
Лора дрожала, закутаrbkv шаль. Она глядела g_ijhajZqgu_hdgZkemrZeZdZdkищет
снег, как h_lbзba]bает _l_jb^mfZeZhl_o^_lyoqvbiZiZbfZfZg_ернулись домой. О
детях, которые сожгли в сю мебель и замерзли.

Больше Лора не могла сидеть сложа руки. В печке горел яркий огонь, но по -настоящему тепло
было только wlhfm]emdhfgZluEhjZih^h^\bgmeZdZqZedmih[eb`_dhldjulhc^mohке,
усадила g__DwjjbbhijZ\beZ_cieZlv_DwjjbijbgyeZkv _k_ehdZqZlvkyZEhjZbFwjb
продолжали ждать.
Наконец задняя д_jvjZkiZogmeZkv.
Лора кинулась к маме. Мэри ayeZmg__едро, а Лора wlhремя разyauала ей капор. Мама
так замерзла, что не могла ничего сказать. Они помогли ей снять куртку.
ОтдышаrbkvfZfZkijhkbeZ:
— Там осталось хоть немного молока?
Молоко было только на дне _^jZb_s_g_fgh]hijbf_jaehdkl_gdZf.
— Ветер просто ужасный, — сказала мама. ОтогреjmdbhgZaZ`]eZeZfimbihklZила ее на
подоконник.
— Зачем это, мама? — спросила Мэри, а мама от_lbeZ:
— Тебе не кажется, что лампа очень красиhhkещает снег за окном?
Когда она отдохнула, они поужинали молоком и хлебом. Потом уселись hae_i_qdbkemrZy
как снаружи _l_jоет и причитает на разные голоса, как скрипит их дом , как хлещет по окнам
снег.
— Нет, так дело не пойдет! — сказала мама. — ДаZcl_b]jZlv ладушки. Мэри будет играть с
Лорой, а ты, Кэрри, подставляй мне ручки. У нас получится быстрей, чем у Мэри с Лорой!
Они стали играть, k_[uklj_cb[uklj_cihdZgZdh нец не могли ни слоZkdZaZlvhlkf_oZ
Потом Мэри и Лора ufuebdjm`dbZfZfZk_eZязать.
Кэрри захотелось еще поиграть eZ^mrdbihwlhfmFwjbbEhjZklZebb]jZlvkg_cihhq_j_^b
Всякий раз, когда они останаebались, Кэрри кричала:
— Еще! Еще!
Голос а снаружи uebопили, хохотали; дом трясся. Лора подстаeyeZDwjjbkои ладони:



БобоZydZrZ,
Чудесная каша,
Горячая каша...



Вдруг i_qghcljm[_qlh -то загрохотало. Лора подняла глаза и kdjbdgmeZ:
— Мама! Пожар!
По трубе катился огненный шар. Он был больше, чем клубок маминой пряжи. Скатиrbkvk
печки, он упал на пол, но мама уже kdhqbeZIh^h[jZ юбки, она стала затаптыZlv_]hgh]hc
Но шар слоghijhr_eq_j_a__gh]mbih^dZlbekydязальным спицам, которые она уронила.
Тогда мама попыталась з амести его на соhdghhgернулся обратно к вязальным спицам. По
трубе скатился еще один шар, за ним еще один. Они катились по полу, но не прожигали его.
— Силы небесные! — сказала мама.
Пока они смотрели на эти огненные шары, их ^jm]hklZehkvlhevdh дZIhlhfоk_gb
одного не осталось. Никто не b^_edm^Zhgbbkq_aeb.
— Я никогда не видела ничего подобного, — сказала мама. Она очень испугалась.
У Джека kyr_jklvgZkibg_ih^gyeZkv^u[hfHgih^hr_ed^ери, поднял морду и заue.
Мэри на сh_f стуле съежилась от страха, а мама закрыла уши ладонями.
— Пожалуйста, Джек, перестань, — afhebeZkvhgZ.
Лора подбежала к Джеку, но он не желал успокаиZlvkyHgmr_e сhcm]hebe_]iheh`b
морду на лапы. Шерсть у него стояла дыбом, а глаза горели l_ мноте.
Мама усадила Кэрри к себе на колени. Лора и Мэри тоже забрались dZqZedmHgbkemrZeb
дикие hiebmjZ]ZgZbqmстhали, как горят у Джека глаза. Наконец мама сказала:
— Бегите спать, девочки. Чем скорей uaZkg_l_l_fkdhj__gZklZg_lmljh.
Она по целоZeZbobih`_eZeZkihdhcghcghqbFwjbзобралась по лесенке на чердак, а Лора
на полпути остановилась. Мама согреZeZgZ^ieblhcDwjjbgmghqgmxjm[ZrdmIhgbab
голос, Лора спросила:

— Папа правда остался ]hjh^_?
Мама не подняла голоu.
— Ну конечн о, Лора, — бодро сказала она. — На_jgydZk_cqZkhgbkfbkl_jhfNbq_fkb^ylm
печки, рассказыZxl^jm]^jm]mjZagu_bklhjbbbhlimkdZxlсякие шуточки.
Лора улеглась ihkl_evKj_^bghqbhgZijhkgmeZkvbmидела через от_jklb_gZ^e_klgbp_c
что gbam]h рит с_lHgZ\ue_aeZbaihkl_ebbhimklbшись на колени, заглянула gba.
Мама сидела одна kоей качалке. Она сидела со_jr_gghg_ih^\b`ghhimklb голову и
сложиgZdhe_gyojmdbgh]eZaZ__[uebhldjulu=hjysZyeZfiZkbyeZ окне.
Лора долго глядела вниз. Мама не ше_ebeZkvEZfiZijh^he`ZeZ]hj_lvGZmebp_mjZ]Zg
носился за кем -то с h_fb]bdZgv_fZdlh -то с hieyfbhlg_]hm^bjZeGZdhg_pEhjZlbohgvdh
забралась ihkl_evbe_`ZeZlZf^jh`Zhloheh^Z.



День, когда играли b]ju

На следующее утро мама разбудила Лору поздно. Ураган еще больше рассвирепел. Окна
покрылись игольчатым инеем, и, хотя k_s_eb доме были плотно заделаны, на полу и на
одеялах лежала похожая на сахар снежная крупа. На_jom[uelZdhcoheh^qlhEhjZkoати
сhxh^_`^ у, поскорее спустилась gbaqlh[uh^_lvkymi_qdb.
Мэри была уже одета, она застегиZeZDwjjbim]hицы на платье. На столе их ждал заljZd
горячая кукурузная каша с молоком и с_`_bki_q_ggucoe_[kfZkehf>g_\ghck\_l[ue
тускло -белым. Все стекла были п окрыты толстым слоем инея.
Мама, одолеZy^jh`vgZdehgbeZkvgZ^i_qdhc.
— Делать нечего, — сказала она, — надо идти к скотине.
Она надела папины сапоги и куртку, закуталась [hevrmxrZevEhj_bFwjbhgZkdZaZeZqlh
на этот раз будет отсутстh\Zlv^hevr е, потому что надо напоить скотину.
Когда она ушла, Мэри испуганно притихла. Но Лора не могла сидеть спокойно.
— Поше_ebайся, — сказала она Мэри, — у нас много работы.
Они ufuebbытерли тарелки. Стряхнули снег с одеял и убрали сhxihkl_evIhke_wlh] о
они отогрелись у печки, а потом начистили ее до блеска. Пока Мэри чистила ящик для дро
Лора подмела пол.
Мама k_g_озjZsZeZkvLh]^ZEhjZзяла тряпку и вытерла подоконник, скамьи и мамину
качалку. ВзобраrbkvgZkdZfvxhgZhq_gvhklhjh`ghытерла часы и полочку, на которой они
стояли. Только красивую фарфороmxiZklmrdmgZj_aghcihehqd_hgZытирать не стала.
Мама никому не разрешала до нее дотрагиZlvky.
Пока Лора ulbjZeZiuevFwjbijbq_kZeZDwjjbihkl_ebeZgZklhekdZl_jlv красную клетку
и достала книги и грифельную доску.
Наконец ijbkljhcdmkоем hjался _l_jbihy\beZkvfZfZ снежном облаке.
Шаль и юбки у нее обледенели. Ей пришлось достаZlvоду из колодца, чтобы напоить
лошадей, Пеструшку и теленка. Ветер uie_kgmeоду прямо на нее, и промокшая одежда
замерзла. Ей так и не удалось принести oe_ достаточно h^uaZlhih^h[e_^_g_\r_crZevx
уцелело почти k_fhehdh.
Немного передохнуhgZkh[jZeZkvb^lbaZ^jhами. Мэри и Лора стали упрашивать ее, чтобы
она позhebeZbfijbg_klb дроZghfZfZkdZaZeZ:
— Нет, Zfwlh_s_g_ih^kbem<ug_agZ_l_dZdhclZfmjZ]Zg>jhа принесу я, а u
открыZcl_fg_^\_jv.
Она до_jomgZihegbeZysbdbh[eh`beZ_]hdjm]hf^jhами, а они открыZebbaZdjuали за
ней д_jvIhlhfhgZijbk_eZhl^ho нуть, а они ul_jebem`bgZihem которые преjZlbeky
оттаяrbckg_].
— Вы у меня молодцы, — сказала мама. Она оглядела весь дом и похZebeZboaZlhqlhhgb
так слаghihjZ[hlZebihdZ__g_[ueh — А теперь, — сказала она, — можете садиться за
уроки.
Лора и Мэри склонились над сhbfbdgb]ZfbEhjZkfhlj_eZijyfhgZjZkdjulmxkljZgbpmgh
учить урок она не могла. Она слышала заuания урагана, а оздухе — чьи -то hiebbklhgu

слышала, как хлещет по окнам снег, и старалась не думать о папе. Вдруг слов а перед нею
расплылись, и на страницу упала капля.
— Ей стало очень стыдно. Даже Кэрри было бы стыдно сейчас заплакать, а _^vEhj_m`_
исполнилось hk_fve_lHgZihdhkbeZkvgZFwjbqlh[um[_^blvkyqlhlZgbq_]hg_aZf_lbeZ
Мэри так крепко зажмурила гл аза, что k_ebphkfhjsbehkvbjhlmg__djb\beky.
— Пожалуй, девочки, Zfg_klhblk_]h^gymqblvky — сказала мама. — Что если мы целый
день просто будем играть? Во что бы uohl_ebihb]jZlv"Fh`_l[ulv «бедного котенка»?
— Да, да, — от_lbebhgb.
Лор а klZeZ одном углу, Мэри ^jm]hfZDwjjb третьем. Четвертый угол занимала печь.
Мама klZeZgZk_j_^bgmdhfgZlubdjbdgmeZ:
— Бедному котенку некуда деться!
Тут k_ыбежали из сhbom]eh, и каждый старался занять чужой угол. Мама проhjghaZgyeZ
Мэрин, и Мэри осталась без угла и стала бедным котенком. Потом Лора упала, споткнуrbkvh
Джека, и h^blvijbrehkv_cDwjjbначале просто носилась из угла m]hebkf_yeZkvgh
скоро и она научилась играть.
Так они бегали, кричали, хохотали, пока соk_fg е запыхались. Тогда они присели отдохнуть, а
мама сказала:
— Принесите -ка мне грифельную доску, и я нарисую Zfh^gmbklhjbx.
— А раз_bklhjbxgZ^hjbkhать? — спросила Лора, кладя доску маме на колени.
— Сейчас увидишь, — от_lbeZfZfZbgZqZeZjZkkdZau\ ать:



— Птичка! Это птичка! — заhibeZDwjjbHgZoehiZeZ ладоши и смеялась, пока не
сZebeZkvkhkоей скамеечки. Лора и Мэри тоже смеялись и упрашивали маму:
— Мама, расскажи еще историю! Ну пожалуйста!
— Ну что ж, — сказала мама и начала: «Вот дом, который построил Джек...»
Когда она закончила эту историю, грифельная доска с обеих сторон была покрыта рисунками.
Она дала ее Лоре и Мэри, чтобы они читали и смотрели на рисунки сколько захотят, а потом
спросила:
— Мэри, ты можешь рассказать эту историю?
— Да, — от_lbeZFwjb.
Тогда мама k_kl_jeZb^ZeZFwjbqbklmx^hkdm.
— Запиши ее тут, — сказала она. — А ZfEhjZbDwjjbyk_cqZkdh_ -что покажу.
Она дала сhcgZi_jklhdEhj_FwjbggZi_jklhd — Кэрри и показала, как прижимать наперсток
к замерзшему стеклу, чтобы на нем. Получались ровные кружочки. Так можно было рисоZlv
на окне целые картины.
Лора нарисоZeZjh`^_klенскую елку. Потом нарисовала летящих птиц. Еще она нарисоZeZ
бре_gqZluc^hfkljm[hcbadhlhjhcr_e^ufHgZgZjbkhала даже толстя ка и толстушку. А
Кэрри просто делала на стекле кружочки.
Когда Лора кончила разрисоuать сh_hdghZFwjbih^gyeZ]eZaZhl]jbn_evghc^hkdb
комнате были сумерки. Мама улыбнулась им.
— Мы так уe_debkvqlhkhсем забыли про обед, — сказала она. — Так давайте поужинаем.
— Раз_lukgZqZeZg_ihc^_rvdkdhlbg_" — спросила Лора.
— Сегодня уже не пойду, — сказала мама. — Утром я ее поздно кормила и дала побольше,
чтобы хZlbeh^haZтра. Может, ураган хоть немного стихнет.
Вдруг Лоре и Мэри стало очень гр устно. Кэрри захныкала:
— Хочу к папе!
— Замолчи, Кэрри, — сказала мама.
И Кэрри притихла.
— Мы не должны бояться за папу, — т_j^hkdZaZeZfZfZHgZaZ`]eZeZfimghg_ihklZила
ее к окну. — ДаZcl_m`bgZlv — поlhjbeZhgZ — А потом мы k_ey`_fkiZlv.



На третий день

Всю ночь дом содрогался от _ljZGZke_^mxsbc^_gvmjZ]Zg[ue_s_kbevg__q_fij_`^_
Еще страшнее стали заuания _ljZkg_][be окна так, что стоял непрерыguclj_kd.
Мама собралась идти oe_\.
— ЗаljZdZcl_^_\hqdb — сказала она. — И будьте поосторожней с огнем. — И она исчезла 
бушующем урагане.
Прошло очень много j_f_gbij_`^_q_fhgZернулась. И начался ноuc^_gv.
Он был долгим и мрачным. Они сгрудились hae_i_qdbghkibgZfbqmстhали холод. Кэрри
капризничала, улы бка у мамы была усталая. Лора и Мэри, как ни старались, не могли хорошо
umqblvmjhdKlj_edbqZkh двигались так медленно, что казалось, они стоят на месте.
Наконец серый днеghckет сменился темнотой. Лампа ос_sZeZ^hsZlu_kl_gubhdgZсе 
белом ине е. Если бы папа был тут, он сыграл бы на скрипке, и им сразу стало бы _k_ehb
уютно.
— Ну hlqlh — сказала мама. — Нечего нам так сидеть. Хотите, сыграем hqlh -нибудь?
Джек не притронулся к ужину. Он тосклиhздохнул kоем углу. Мэри с Лорой
перегля нулись, и Лора сказала:
— Нет, мама, спасибо. Мы лучше пойдем спать.
Забраrbkv ледяную постель, она тесно прижалась спиной к спине Мэри. Ураган сотрясал
дом: _kvhgkdjbi_ebkh^jh]ZekyEhjZk]hehой накрылась одеялом, но реmjZ]ZgZ[ueom`_
heqv_]hоя. Холодные слезы побежали у нее по щекам.




На четвертый день

Утром _l_j[hevr_g_ba^Zал таких жутких звукоdZdjZgvr_Hg[_kij_juно выл, и стены
дома не тряслись, но ревущий i_qd_h]hgvihqlbg_kh]j_ал комнату.
— Холод усилился, — сказала мама. — ЗакутыZcl_kv\rZebb^_j`bl_kvместе с Кэрри
поближе к печке.
Вскоре после того, как мама _jgmeZkvbaoe_а, иней осточном окне зас_lbeky`_elhатым
с_lhfEhjZih^[_`ZeZdhdgmklZeZ^urZlvgZkl_dehbkdj_klb_]hihdZg_k^_e ала g_f
глазок. На улице сияло солнце!
Мама тоже подошла и посмотрела. Потом Мэри и Лора по очереди стали глядеть, как _l_j
гонит над землей одну за другой hegukg_]ZG_[hdZaZehkve_^ygufbkheg_qguckет,
проникаrbc глазок, был не теплее тени.
Глядя ]eZahdEhjZm\b^_eZk[hdmqlh -то темное. Большого мохнатого з_jy[j_^ms_]hih
колено kg_`ghfihlhd_F_^\_^vih^mfZeZhgZAерь неуклюже за_jgmeaZm]he^hfZb
заслонил окошко рядом с дверью.
— Мама! — крикнула Лора. Д_jvjZkiZogmeZkvbfh хнатый з_jvесь kg_]mrZ]gme
комнату. На них глянули папины глаза, и папин голос произнес:
— Хорошо ли uk_[yели, пока меня не было?
Мама кинулась к нему. Лора, Мэри и Кэрри тоже подбежали, крича и смеясь. Мама помогла
ему снять пальто, и снег п осыпался на пол. Пальто папа тоже уронил на пол.
— Чарльз! Ты жиlug_aZf_ja — сказала мама.
— Едва не замерз, — от_lbeiZiZ — И голоден как hed>Zc -ка я сяду поближе к огню, а ты
накорми меня, Каролина.
Лицо у него осунулось, глаза стали больше. С идя рядом с открытой духовкой, он k__s_
дрожал от холода. Он сказал, что сильно замерз, но ничего себе не отморозил. Мама быстро
согрела немного бобоh]hhlара и дала ему.
— Вот хорошо, — сказал он. — Теперь -то я согреюсь.
Мама стянула с него сапоги, и он поднял ноги поur_d`Zjdhc^mohке.
— Чарльз, — спросила мама, — как же ты... неужели ты... — Она улыбалась, и губы у нее
дрожали.

— Послушай, Каролина, никогда за меня не hegmcky — сказал папа. — Я _^v

должен

_jgmlvky^hfhcZbgZq_dlh позаботится о Zkk^_\hqdZfb — Он посадил Кэрри к себе на
колени, обнял одной рукой Мэри, а другой Лору и спросил:

— Ты что думала, Мэри?
— Я думала, что ты придешь, — от_lbeZFwjb.
— Молодец! А ты, Лора?
— Я думала, что ты не сидишь с мистером Фичем и не рассказыZ_rvсякие истории, —
сказала Лора. — Я... я очень сильно хотела, чтобы ты пришел.
— Вот b^brvDZjhebgZGmdZdfh`ghihke_wlh]hg_^h[jZlvky^hfhc" — спросил папа. —
Дай -ка мне еще этого отZjZZihlhfyам k_jZkkdZ`m.
Они ждали, пока он отдохнет, поест бобоh]hhlара с хлебом, uiv_l]hjyq_]hqZy<hehkub
борода у него были мокрые от растаяr_]hkg_]ZFZfZысушила их полотенцем. Он aye__aZ
руку и усадил рядом с собой, потом спросил:
— Знаешь ли ты, Каролина, что означает эта по года? Что на будущий год мы соберем
небыZeucmjh`Zcir_gbpu!
— Пра^Z" — сказала мама.
— Этим летом саранчи не будет. В городе гоhjylqlhkZjZgqZijbe_lZ_llhevdhlh]^Zdh]^Z
лето жаркое и засушлиh_ZabfZfy]dZyBkg_]Zgugq_klhevdhqlhmgZk^he жен быть
отличный урожай.
— Это хорошо, Чарльз, — спокойно сказала мама.
— Ну hlh[wlhfbr_ejZa]hор eZке, когда я спохватился, что мне пора haращаться.
Когда я уже собирался уходить, Фич предложил мне бизонью шубу. Она досталась ему по
дешеd_ от одного чело_dZdhlhjucm_a`ZegZ<hklhdkihke_^gbfih_a^hfb_fmgm`gu
были деньги на билет. Фич сказал, что уступит мне ее за десять долларо>_kylv^heeZjh —
деньги не малые, но...
— Я рада, Чарльз, что ты согласился, — сказала мама.
— Как оказа лось — на сh_kqZklv_ohlylh]^Zy_s_wlh]hg_agZeGhihdZyr_e^h]hjh^Z
меня продуло наскhavByih^mfZeqlhih`Zemc такой _l_jfh_iZevlhg_]h^blky
Поэтому, когда Фич сказал, что я могу с ним расплатиться _kghcijh^Z\rdmjdbygZ^_e
шубу по_joklZjh]hiZevlh.
Не успел я uclb открытую прерию, как увидел на северо -западе тучу, но она была соk_f
маленькая и к тому же еще далеко, и я решил, что смогу ее обогнать. Скоро я пустился бегом, и
k_ -таки ураган застиг меня на полпути к дому .
Все бы ничего, если б эти буранные _ljug_^mebjZahfkhсех сторон. Не знаю, как им это
удается. Если буря приходит с се_jh -запада, ты по крайней мере можешь быть у_j_gqlh
подставляя _ljme_\mxs_dmb^_rvgZk_ер. Но [mjZggbq_]hbawlh]hg_ получается.
Все же мне казалось, что я могу идти прямо, даже если не знаю, где hklhdZ]^_aZiZ^
Поэтому я продолжал идти i_j_^ — или так мне казалось, — пока не понял, что заблудился. Я
прошел уже добрых две мили, а ручья k_g_[uehbyg_agZe какой он стороне.
Единственное, что мне остаZehkv — это идти и идти, пока не кончится буран. Если бы я
останоbekyy[uaZf_ja.
Итак, я решил переупрямить ураган. Я шел и шел, ничего не b^yi_j_^kh[hcKlZdbf`_
успехом я мог быть слепым. Я не слышал ничего, кроме _ljZ<uерно, заметили, что [mjZg
как будто слышны чьи -то голоса — то hclhhlqZyggu_djbdb?
— Да, папа, я их слышала, — сказала Лора.
— И я, — сказала Мэри. А мама киgmeZ.
— А еще были огненные шары, — сказала Лора.
— Огненные шары ? — спросил папа.
— Потом расскажешь, Лора, — сказала мама. — Продолжай, Чарльз. Что ты дальше сделал?
— Я k_r_e — от_lbeiZiZ — И пока я шел, белизна перед глазами стала серой, а потом
черной. Тогда я понял, что наступила ночь. Я прикинул, что иду, д олжно быть, около четырех
часоZwlb[mjZguijh^he`Zxlkyljb^gybljbghqbBсе раghyr_e.
Тут папа останоbekybfZfZkdZaZeZ:

— Я держала для тебя hdg_eZfim.
— Я ее не видел, — сказал папа. — Я изо k_okbegZijy]Ze]eZaZqlh[uohlvqlh -нибуд ь
разглядеть, но не видел ничего, кроме темноты. Вдруг я куда -то проZebekybihe_l_eниз.
Должно быть, я пролетел футо^_kylvZfh`_lb[hevr_Yihgylbyg_bf_eqlhkhfghc
случилось и где я. Однако ветра тут не было. Где -то ukhdhgZ^hfghcaZыZe ураган, а здесь
было тихо.
Я стал обшариZlvсе кругом. С трех сторон ысоту моего роста был только снег, а с одной
стороны я нащупал земляную стену. Тут я догадался, что угодил dZdhc -то оjZ]ihkj_^b
прерии. Я забрался m]em[e_gb_\gbamkl_gu Теперь за спиной и над голоhcmf_gy[ueZ
т_j^Zya_feyYmkljhbekyg_om`_q_ff_^\_^v берлоге. Я знал, что не должен тут
замерзнуть, _^vy[uemdjulhlетра, а бизонья шуба сохранит тепло моего тела. Поэтому я
с_jgmeky ней и уснул, потому что о чень устал. И до чего же я был рад, что на мне эта шуба, и
теплая ушанка, и лишняя пара носкоDZjhebgZ!
Когда я проснулся, я услышал приглушенный звук бурана. Передо мною была снежная стена,
обледенеrZy том месте, где я растопил ее сhbf^uoZgb_f>uj у, которую я проделал,
падая, замело. Надо мной было футоr_klvkg_]Zh^gZdhоздуха мне хZlZehYihr_елил
пальцами на руках и ногах, потрогал уши и нос и убедился, что не отморозил их, и под hc
бурана опять заснул. Скажи, Каролина, сколько j_f_gbh н продолжался?



— Три дня и три ночи, — сказала мама. — Сегодня четвертый день.
Тогда папа спросил Мэри и Лору:
— Вы знаете, что за день сегодня?
— Может быть, hkdj_k_gv_" — попробоZeZm]Z^ZlvFwjb.
— Сегодня сочельник, — сказала мама.
Лора и Мэри соk ем позабыли про Рождество. Лора спросила:
— И ты проспал k_wlhремя, папа?
— Нет, — сказал папа. — Я то спал, то просыпался от голода, и сноZaZkuiZe<dhgp_dhgph
голод стал неughkbfufYg_k^hfhcdJh`^_kl\mg_fgh]hmkljbqgh]hi_q_gvyHgh[ueh\
кармане шубы. Я достал горсточку этого печенья из бумажного кулька и съел. Потом я набрал 
пригоршню снега и стал есть его f_klhоды. Потом мне осталось только лежать и ждать,
когда кончится буран. Так прошло еще много j_f_gbYkghа почуklоZeg_k терпимый
голод и доел остатки печенья. Потом я просто сидел и ждал, а иногда засыпал. Мне показалось,
что опять наступила ночь. Просыпаясь, я каждый раз прислушиZekybkeurZeijb]emr_gguc
звук бурана. По этому звуку я догадыZekyqlhkehckg_]ZgZ^hfghc становится k_lhes_
однако ha^moZ моей пещере по -прежнему хZlZehYklZjZekydZdfh`gh[hevr_kiZlvgh
k_ремя просыпался от голода. Деhqdby^Zал себе слоhqlhg_k^_eZxwlh]hbсе -таки я
это сделал. Я ugmeba\gmlj_gg_]hdZjfZgZfh_]hk тарого пальто бумажный кулек и съел k_
Zrbjh`^_klенские леденцы до последнего. Простите меня.
Лора прижалась к нему с одной стороны, а Мэри с другой. Они крепко обняли его, и Лора
сказала:
— Ах, папа, как я рада, что ты это сделал!
— И я, папа, и я! — сказала Мэри. Они и ijZ\^m[uebhq_gvjZ^u.
— Ладно, — сказал папа, — на будущий год у нас будет хороший урожай, и тогда Zfg_
придется ждать РождестZqlh[uiheZdhfblvkye_^_gpZfb.
— Леденцы помогли тебе, папа? — спросила Лора. — Когда ты их съел, тебе стало полегче?
— Да, очень помогли, и мне стало гораздо легче, — сказал папа. — Я тут же заснул и, должно
быть, проспал большую часть q_jZrg_]h^gybсю ночь. Вдруг я проснулся и сел. С_jomg_
доносилось ни звука. Я не знал — то ли я оказался так глубо ко под снегом, что не слышу
бурана, то ли он уже прекратился. Я стал kemrbаться. Было так тихо, что я слышал тишину.
Можете мне по_jblv^_\hqdb — я принялся рыть снег не хуже барсука. Скоро я выбрался
на_jobakоей пещеры, и где бы, u^mfZebhdZaZ лся? На берегу Тенистого Ручья, как раз над
тем местом, где мы с тобой, Лора, постаbebeh\mrdm^eyju[u.
— Но _^vy_]hижу из окна, — сказала Лора.
— Да. А я уb^_e^hf — сказал папа.

— Все эти долгие ужасные дни он был соk_fjy^hfEZfim окне не б ыло b^ghkdозь буран,
не то папа заметил бы ее.
Ноги у меня онемели, их с_ehkm^hjh]hcGhym\b^_egZr^hfb^\bgmekydg_fmlZd[ukljh
как только мог. И hlya^_kv — закончил он, крепко обняв Лору и Мэри.
Потом он подошел к бизоньей шубе, ugmeba одного кармана плоскую жестяную коробочку и
спросил:
— Угадайте, что я Zfijbg_kgZJh`^_kl\hdh[_^m?
Они не смогли угадать.
— Устрицы! — сказал папа. — Чудные с_`b_mkljbpuHgb[uebaZfhjh`_gudh]^Zybo
купил, да так и остались замороженными. Ты луч ше держи их до заljZ пристройке,
Каролина, тогда они не оттают.
Лора потрогала коробочку. Она была холодная как лед.
— Я съел устричное печенье, я съел Zrbe_^_gpugh — разрази меня гром! — я принес домой
устрицы! — сказал папа.



Сочельник

В этот _q_jiZiZihjZgvr_hlijZился к скотине, и f_kl_kgbf>`_d>`_dihсюду
следоZeaZgbfihiylZf[hevr_hgg_kh[bjZekyыпускать папу из виду.
Вернулись они замерзшие и k_ снегу. Папа отряхнул снег и по_kbekое старое пальто на
гha^v пристрой ке.
— Ветер усилиZ_lky — сказал он. — Не позже завтрашнего утра будет ноuc[mjZg.
— Пока ты здесь, Чарльз, никакой ураган нам не страшен, — сказала мама.
Джек улегся с доhevguf\b^hfZiZiZk_edi_qd_kh]j_ая руки.
— Лора, — сказал он, — если ты пр инесешь мне футляр со скрипкой, я Zfqlh -нибудь сыграю.
Лора принесла футляр. Папа настроил скрипку и натер смычок канифолью. И пока мама
готоbeZm`bg^hfgZihegbekyfmaudhc.



О, Чарли — парень хоть куда,
К нему спешишь неhevgh,
Он может так поцелоZlv —
Останетесь доhevgu!



Папин голос озорничал под озорную мелодию скрипки, Кэрри смеялась и хлопала eZ^hrbZm
Лоры ноги сами пустились в пляс.
Потом скрипка заиграла другую мелодию, и папа запел:



В тишине ночной
Ос_s_gemghc
Этот край — холмы и поля...



Папа поглядел на маму, хлопотаrmxmieblugZFwjbkEhjhcdhlhju_kb^_ebbkemrZebb
скрипка принялась напеZlv:

Мэри, накрыZcgZklhe,
Все, что есть, стаvgZklhe,
Миски с кружками — на стол,
Будем пить чай!



— А мне что де лать, папа? — hkdebdgmeZEhjZdh]^ZFwjb[jhkbeZkv^hklZать посуду из
буфета. А скрипка и папа продолжали:



После Лора уберет,
Уберет, уберет.
Миски -кружки уберет,
Все пойдем спать.



И Лора поняла, что Мэри должна накрыть на стол, а она ufh_l посуду после ужина.
Вопли _ljZaZkl_ghcklZghились k_yjhklg_cb]jhfq_Kg_`gucихрь хлестал по оконным
стеклам. Но l_iehfbkетлом доме пела папина скрипка. Позydbали тарелки — это Мэри
накрыZeZgZklheDwjjbjZkdZqbалась dZqZed_ZfZfZx есшумно двигалась от стола к печке
и обратно. Она поставила на середину стола горшочек с чудесными запеченными бобами,
потом ugmeZba^moh\dbijhlbень, на котором лежал золотистый хлеб из кукурузной муки.
Густой, коричнеucaZiZo[h[h смешивался с золот истым, сладким запахом караZy.
Папина скрипка смеялась и пела:



ДаZc -ка посидим с тобой
за честным разгоhjhf:
я dZалерии морской
был генерал -майором.
Скакал я на морском коньке,
как истинный герой,
и был за это награжден
большой морской з_a^hc!



Лора погладила Джека по бархатному морщинистому лбу и почесала ему за ушами, потом
обеими руками обхZlbeZ_]h]heh\mbijb`ZeZ__dk_[_L_i_jvсе будет хорошо! Саранча
улетела, и [m^ms_f]h^miZiZkh[_j_lmjh`Zcir_gbpuAZтра Рождество, на обед у них
будут тушеные устрицы. Пра^Zhgbg_ihemqZle_^_gph и подаркоghEhjZg_agZeZq_]h
еще она могла бы пожелать, и была так рада, что леденцы помогли папе благополучно
добраться домой.
— Ужин гото — сказала мама ласкоuf]hehkhf.
Папа убрал скрип ку nmleyjHgih^gyekybh[\_ebo\k_oзглядом. Голубые глаза его сияли.
— Взгляни, Каролина, — сказал он маме, — как сияют глаза у Лоры.

Примечания



1


День Благодарения отмечается KR: последний чет_j]ghy[jy.
(Здесь и далее

примеч. пере)




2

«Отцами -пилигримами» американцы назыZxlkоих исторических предко — переселенцеba
Еjhiudhlhju_ijbieuebd[_j_]ZfK_ерной Америки на корабле «Мэйфлауэр» в 1620 году
и осноZeba^_kvdhehgbxGhый Плимут. Обычай праздноZlv>_gv;eZ]h дарения
дейстbl_evghосходит к Отцам -пилигримам, однако на самом деле поh^hf^eylZdh]h
праздника стал перucmjh`Zckh[jZgguci_j_k_e_gpZfbgZghом месте — на американской
земле.



3

Бушель — английская и американская мера объема. В одном американском бушеле около 35
литро:dj — Zg]ebckdhckbkl_f_f_j_^bgbpZiehsZ^b<h^ghfZdj_hdheh
кZ^jZlguof_ljh, или 0,4 га.



4

Дюйм — Zg]ebckdhckbkl_f_f_j_^bgbpZ^ebgu<h^ghf^xcf_hdheh^\mokihehиной
сантиметро.


/9j/4AAQSkZ JRgABAQIAJwAnAAD/2wBDAAoHBwgHBgoICAgLCgoLDhgQDg0NDh0VFhEYIx8l
JCIfIiEmKzcvJik0KSEiMEExNDk7Pj4+JS5ESUM8SDc9Pjv/wAALCAGtAcMBAREA/8QAGwAA
AgMBAQEAAAAAAAAAAAAAAgQBAwUABgf/xABIEAABAgQDBQMJBwMCBgIBBQACAQMABBE
SBSEi
EzEyQfBCUWEGFCNSYnGBkaEVM3KxwdHhgpLxQ6IkU7LC0uIW JTREY5Oz8v/aAAgBAQAAPwD6
URL4rAqS0WiplHLVOefuWI7VyKnz6745ERaIt2/5p/n9YgVLtKufKvXfEjUqVLl890RQgFU1
Dlv+EcqLnmVd9K9dJE6rslL57usoE1Ve0vzp3fusTtFIKov6dc45EVQW1SSsR27/AI8XXhE3
LZv+sdqtS2qf5iLlTcS+Gfygty0qvz67vrEJdTeqfP8AWOuXhBUFaZZxNFutRKJTv3dUiaad
Kr4QGd/EVN2/ rr6zQV1IupOaaqQWaF2qdftHc765QK5pfcox1pJpFaePXWUSqVL7xeLhru6/
WIspuuy8Y4miu+8X3ViUVcs6pXLx668BttHOvfmUJ4hizOGD6YjcMRusEboykxXFZraOILcm
AjeIOJUnBjZkZlZuSafFS1heQLBzM4xJNbWZmUABTiVY6UnGZwUcYcVxK5+GUXVIe/3de7/M
LvzjMsg7R/ZqXDd+sGLjbgaHLhrBEFSuWvtJFmZAtyrd2s4FB qV3q90cqLQtXy66zjivQRsq
lOUSiLu4lHv5x12jeVu/fmkRRa8/atXrvgRRwUSm+m9fhBZ01UXwRevdHUUi3rTkqL13fWDV
SHOiU98AdxEKgdPWBcrso5RPjv3Jkv6x1FHTtKCnjSnVYJLqdv6frEEXFnu+PXPpI67Xn+XX
SxNFrlur+sQPFll1/iJJaJrpAkKJvKmXdu6/eDy+PjnSAy2ee7/HXVImq1otEXvVOu6OuUUp
X