Владимир РЕЦЕПТЕР К тебе, как к берегу...

Формат документа: pdf
Размер документа: 0.9 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

«К ТЕБЕ, КАК К БЕРЕГУ …»

Заметки о поэтическом творчестве
санкт -петербургского театрального актёра Владимира Рецептера

Тем, что художники – люди театра, кино и эстрады, – помимо своего основного профессионал ьного
занятия, ещё и пишут стихи и прозу, сегодня ни кого не удивишь. Кто не знает эпиграмм Вале нтина
Гафта, сказку «Про Федота -стрельца, удалого молодца» Леонида Филатова, книгу воспоминаний о
Владимире Высоцком Аллы Демидовой, «Моё взрослое детство» Людмилы Гурченко?
А мне хотелось бы познакомить сегодня читателей с творчеством когда -то очень известного и
поп улярного артиста, с которого на телевидении началось то, что теперь называют «театром одного
акт ёра», – Владимира Рецептера , игравшего с потрясающим успехом спектакль -монолог «Гамлет».
Кому -то это имя покажется знакомым, кто -то слышит его впервые, так как в последние годы
Рецептер больше поэт, чем актёр. Хотя, если вчитаться в его стихи, можно с лёгкостью распознать в
авторе актёра. Судите сами:

Сколько было прекрасного в жизни –
Пусть ужасное станет н е в счёт, –
Ты припомни на будущей тризне,
И шиповник в руке расцветёт.
Мы друг другу себя рассказали,
Став романом из двух повестей.
Вольный стиль и живые детали,
И короткие главы страстей.
Юг и Север сроднились с Востоком,
И по -своему Запад проник.
У двадцатого века под боком
Поднимался таёжный тростник.
И хоть я не играл Дон Гуана
И Лаурою ты не была,
Как дразняще, тревожно и странно
Отражали нас те зеркала!..

***
Я оставлю несколько стихов
Без намёков, без черновиков
О судьбе случайной и конкретной.
Мол, артист с фамилией смешной
Жил, томился скукою сплошной
И грешил наукой кабинетной…
В юности, беспечен и упрям,
Верил опрометчивым словам,
В одиночку «Гамлета» исполнил;
Высоко искал звезду свою,
По дороге потерял семью
И однажды о душе воспомнил.
Мо й читатель, зритель и судья,
Мы поймём друг друга, ты и я,
Встретившись порой неоднозначной.
Я, сыгравший множество ролей,
Жил одной -единственной – своей,
Не совсем удобной и удачной.
…Что же эти несколько стихов
Без упрёков, без обиняков

О надежде, о своей любимой?..
Погоди, читатель, погоди!
Я не знаю, что там, впереди,
В этой жизни неисповедимой!..

***

В 1981 году, как раз в годовщину смерти Владимира Высоцкого, мне в руки попал тоненький сборник
стихов «Вид с моста». С виду книжечка очень невзрачн ая, но внутри оказалось такое богатство!..
Прочитала её взахлёб, от начала и до конца на одном дыхании. Многое из того, о чём пишет
Влад имир, близко мне, что -то похожее пережито, перечувствовано.
Стихи, в основном, лирические, с надломом, с грустинкой, но есть и с лёгким юмором, с
подтрунив анием над собой. Ну, вот, например:
Всё понять и всё простить…
Но подняться до такого –
Как у Бога погостить
И домой вернуться снова.
А советы – лишний труд.
И напрасны все угрозы.
Лишь обиды в нас живут,
Лишь кипят живые слёзы.

***
Мне снилось, что не брошено письмо
И не совершены в сердцах поступки,
Из -за которых нас толкло, как в ступке;
Что зеркало глядит в себя само,

В нём не отражены следы разлома,
И нет ни ожиданья, ни тоски;
Что мы с тобой, как в юности, близки
Без обязательств, денег и без дома…

Улыбка на губах, и невдомёк,
Что впереди такая переписка,
Что двадцать лет в минуту и что близко
Сон, вывернувший время, как чулок…

***
Л. Е.
Что за любовь по телефону?
Дрожать, прислушиваться к тону
И отирать холодный пот,
Поняв как раз наоборот?
К чему свидания в эфире,
Как будто на чужой квартире
В жару, всего на пять минут:
Стучат, врываются, клянут…
Мой бедный друг!.. Сквозь эти стёкла
Я вижу, как рубаха взмокла
От нежной жажды и стыда.
Попразднуй жизнь на две копе йки!
Пускай струятся эти змейки
От глаз неведомо куда!..

***
Поищем женщину, царицу наших грёз!
И я мечтал о ней, и ты на этом рос.
Вся жизнь на поиски!.. Две жизни – за мечту!
Мы верим в истину! Мы верим в красоту!..
Поищем женщину!.. Годок или другой
Поищем спутницу, товарищ дорогой!..
Пора, не правда ли, нам заводить свою
Не идеальную, но всё -таки семью…
Поищем женщину… Вечернею порой
Побродим городом часок или второй.
Авось и встретится царица наших грёз
И нам о времени ответит на вопрос…
Поищем ж енщину… А вдруг на этот раз
Её с подругою всевышний нам припас…
Они с подругою о нас заводят речь
И ищут нас с тобой, других не ищут встреч…
Поищем женщину… Поищем верный тон,
Тут дело тонкое, закон для всех времён,
Кто жаждет нежности? В нас нежность че рез край!
Ты – с той, я – с этою… А впрочем, выбирай!..

***
К тебе, как к берегу,
когда не станет сил;
Когда ласкающие воды
движенье отберут,
И видимость свободы
смешна, игрушечна
среди других причуд.
К тебе, как к берегу…
Зачем же всякий раз
Спасительное приближенье
Мне тяжело, как пораженье,
И мечется усталый мой баркас?..
Так люди медленно
решаются на смерть
И очевидное блаженство
им горем кажется;
Так в вечер воют псы
И петухи поют под утро…

За отдельными строчками угадывается человек с н е очень сложившейся личной жизнью, много
переживший, но не отчаявшийся. К тому же на многих строках лежит отпечаток питерца,
интеллигента, человека тонко чувствующего, ранимого. Но это не недостаток, а наоборот,
достоинство стихов. Их искренность, исповеда льность делают читателя близким другом,
понимающим и сочувствующим п ереживаниям автора.
Многие, прочитав то или иное стихотворение, могут сказать: так ведь это – про меня, и у меня было
так же!
И мальчика уводят, и собаку,
И полтора десятка лет – в огонь…
Судьба, я твоему покорен знаку
И всё приму. Но мальчика не тронь.

Тебе видней – испытывать ли, нет ли;
Тебе видней – сводить иль разлучать.
Своих обид не оборвал я петли,
Не растопил напраслины печать.
И вот уводят сына и собаку,
И гладит пустоту моя ладонь…
Судьба, я твоему покорен знаку
И всё приму. Но мальчика не тронь.
Я встретил их…
И мальчик отвернулся.
А пёс в восторге бросился ко мне.
И я узнал, что мир не содрогнулся,
А я и сын – мы оба как в огне.
Обоих нас измучила гордыня,
Поступок опромет чивый страшит,
Как верный пёс, тоскую я о сыне,
И мой покой надменно нарочит.
И мальчик мой увёл мою собаку,
И сдвинулась, и покосилась явь…
Судьба, я твоему покорен знаку,
Всё вынесу, лишь мальчика оставь.

***
А вот ещё несколько стихотворений. Написаны они давно, а как по -сегодняшнему звучат:

Заглянем, милый друг, в последние тома
Собрания высоких сочинений!
В них – письма, то есть в них
И горе от ума,
И мелочи сердечных треволнений.
Заботы о деньгах, следы пустячных ссор,
Известия о браках и дуэлях
Кружатся и летят, как драгоценный сор,
Что вынесен из века в дальних целях.
Двадцатый век пришиб эпистолярный слог,
И редки, как стихи, сердечные посланья.
Ну, как о нас судить, когда мы, сбившись с ног,
Не пишем, а звоним про все свои терзанья?
Открытка, как гибрид, рождённый второпях,
Стесняется сама своей нелепой формы:
На праздники придёт, потопчется в дверях,
Махнёт рукой и прочь – мол, всё в пределах нормы.
Влияет на роман тревожный телеграф.
Пора, как редких птиц, оберегать предлоги…
Но – с веком нар авне – как мой учитель прав,
Что пишет письма мне с любой своей дороги!..
Спасибо за письмо, мой дорогой старик!..
Спасибо за урок подробности сердечной!..
Прочту и перейму, и временам на стык
Отвечу, как смогу, о жизни скоротечной…

***
Что производят в ранг событья –
Покупку, возведенье стен,

Внезапный холодок открытья
Иль тихий день без перемен?..
Что станет важным в жизни дальней:
Ночной раздор, лицо в слезах,
Иль этот поцелуй прощальный,
Иль долгий вечер при свечах?..
Что рубежом решим назначить –
Женитьбу, выпуск, переезд?
О чём на старости судачить,
Когда и думать надоест?..
Кто знает? Острый вкус мгновенья,
Дарованный тебе и мне,
Прекрасен… Тень предназначенья
Равно лежит на каждом дне…

***
По свету белому растеряны друзья,
И в этот миг меня не вспомнят,
Как часто среди новых мест и комнат
Своих друзей не вспоминаю я.
Кто спит, кто празднует, кто пишет новый том,
Кто, может быть, в жару и бредит.
Кто любит женщину, кто покидает дом
И снова в неизвестность едет.
Гляжу, сощурившись, как марево дрож ит,
С нижегородского откоса…
Но даль заречная так сердце освежит,
Так Волга поведёт без спроса
В верховья светлые за медленной баржой,
Минуя бакены и мели,
Так завладеет Кремль послушною душой,
Смирив зубцы, бойницы, щели,
Что непроглядное не страшно, а св етло…
И посреди толпы воскресной
В гулянье медленном теряется весло
И сносит по теченью мысли пресной…
Погода радует. Сегодня, наконец,
Прореха в пасмури, что летом помыкает.
И вот уже собор горит, как поставец,
И облачко над стрелкой тает.
В объятьях сестриных утешилась Ока,
И Волга проглотила слёзы.
…Друзья, увидимся, как даль ни далека,
Как жизнь ни медленна и как ни часты грозы!

В заключение хочу предложить ещё одно стихотворение:

ПЕРВОЕ ПОСЛАНИЕ ДРУЗЬЯМ

Когда я устану терять
И отстану от вас без надежд,
Последние письма друзьям
Разошлю на прощанье;
И вплоть подойду,

И у старческих выцветших вежд
Очнутся дремучее время
И нищенское завещанье.
Но к этому сроку и
вас поразит нищета.
Мы только и сможем
Оставить друг другу по взгляду.
Холодная жизнь
И надвинувшаяся черта
Повысят в цене
Одиночество, боль и прохладу.
Что стоят верлибры
Когда -то торжественных труб?
Разлады стареющих юношей
Тем и ужасны,
Что здесь, что при жизни
Один коченеет, как труп,
А те, молодясь,
Развлекаться с любыми согласны.
Сыграем на пенсию!
Ставлю её против всех
Горячечных строк,
Кто откажется от поощрений?
Ну, разве же премией
Здесь отмерялся успех,
Где вытащил выигрыш
Самый непризнанный гений?
За каждым из вас
Я готов быть вторым и седьмым,
Десятым, последним,
Но только б ы вместе и с вами!
В безвременье мёртвом
Я был и остался живым
В награду за то,
Что считал вас своими друзьями.
Не стоит в считалочки
Эти пустые играть:
Я Гамлетом начал,
Продолжу Фальстафом, а кончу
Проверенным фарсом,
Которого не избежать:
Мой череп, как череп
Иорика, глянет
Сквозь глину и порчу.
Прошу вас, простите,
Простите, простите меня,
Друзья отошедшие,
Бросившие упрёки!
Я всё принимаю, во имя
Прекрасного дня,
Который устроит разлуки
И выверит сроки.
Спасибо за ласку,
Я не был при вас одинок,

Хотя бы вначале,
Хотя бы в своём заблужденье.
Несите же глину,
Иль камешек, или песок,
Не стоит цветы покупать
При таком положенье.
Прощайте, друзья,
Соберите жене по рублю
На пиршество духа
И нищенское застолье.
Поставьте мне рюмку
Да корку, и я пригублю,
И хлеб поцелую,
Посыпанный крупною солью.

Всем, кого заинтересовало творчество Владимира Рецептера, рекомендую прочитать:

В. Рецептер. «Вид с моста». Книга стихов. – Л. О. издательства «Сов. Писатель», 1978.
В. Рецептер. «Стихи». // «Нева». – 198 9. – № 10 – с. 88 -89.
В. Рецептер. «Мы: Баллада о трижды рождённых». // «Экран и сцена». – 1990. – № 51 (рубрика
«Наше наследие»).
В. Рецептер. «Прошедший сезон, или Предлагаемые обстоятельства». – М.: «Искусство». – 1990
(о театре – в прозе и стихах).
В. Рецептер. «Я бредил историей Дании в сводке Шекспира…». Стихи. // «Звезда». – 1991. – № 3. –
с. 3 -6.
В. Рецептер. «Великий трагик Эдмунд Кин: Драматическая поэма по мотивам противоречивых
сочинений и биографий А. Дюма «Кин, или Гений и беспутство. // «Экра н и сцена». – 1991. – № 26. –
с. 14 -15.
Н. Окунева // «Новости Кузбасса», 1992, 31 декабря, с. 6.
X