А. Рыбаков. Кортик. Бронзовая птица

Формат документа: pdf
Размер документа: 1.81 Мб




Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Анатолий НаумоbqJu[Zdh\
Кортик. БронзоZyilbpZ

Кортик
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
РЕВСК
1. ИСПОРЧЕННАЯ КАМЕРА

Миша тихонько klZek^bана, оделся и ukdhevagmegZdj ыльцо.
Улица, широкая и пустая, дремала, пригретая ранним утренним солнцем. Перекликались петухи.
Изредка из дома доносились кашель, сонное бормотание — перu_ звуки пробуждения  прохладной
тишине покоя.
Миша жмурил глаза. Его тянуло обратно в теплую пост ель, но мысль о рогатке заставила его
kljyogmlvkyHklhjh`ghklmiZyihkdjbimqbfihehицам коридора, он пробрался qmeZg.
Тусклый свет падал из крошечного оконца под потолком на прислоненный к стене _ehkbi_^ —
старую сборную машину на спущенных шинах, с ржаufb спицами и порZgghc цепью. Миша снял
bk_шую над велосипедом рZgmx  разноц_lguo заплатах камеру, перочинным ножом uj_aZe из
нее д_madb_ihehkdbbihесил обратно так, чтобы вырез был незаметен.
Он осторожно открыл д_jv собираясь u[jZlvky из чулана, как ^jm] уb^_e  коридоре
Полеh]h босого,  тельняшке, с aehofZq_ggufb hehkZfb Миша прикрыл д_jv и, остаb
маленькую щелку, притаился.
Полеhckimklbekyо дhjih^hr_edaZ[jhr_gghckh[Zq ьей будке, gbfZl_evghhkfhlj_eky.
“Чего ему не спится? — думал Миша. — И осматриZ_lkydZd -то странно…”
Полеh]h\k_gZau\Zeblhарищ комиссар”. Высокий, могучий чело_d прошлом матрос, он до
сих пор ходил  широких черных брюках и куртке, пропахшей т абачным дымом. Из -под куртки на
ремешке болтался наган. Все реkdb_fZevqbrdbaZидоZebFbr_ — он жил h^ghf^hf_kIhe_ым.
“Чего это он? — удиeyekyFbrZ. — Так я из чулана не u[_jmkv;Z[mrdZот -hlih^gbf_lky.
Полеhc сел на лежавшее hae_ будки б реgh еще раз осмотрел дhj Его a]ey^ скользнул по
щелочке, в которую подглядыZeFbrZihhdgZf^hfZ.
Потом он засунул руку под будку, долго шарил там, b^bfhgZsmiu\Zyqlh -то, затем uijyfbeky
klZe и пошел обратно  дом. Скрипнула дверь его комнаты, затрещала под грузным телом кроZlv и
k_klboeh.
Мише не терпелось смастерить рогатку, но… что искал Полеhc под будкой? Миша крадучись
подошел к _cbhklZghился jZa^mfv_.
Посмотреть, что ли? А ^jm] кто -нибудь заметит? Он сел на бреgh и оглянулся на окна дома.
“Нет, нехорошо? Нельзя быть таким любопытным! подумал Миша и засунул руку под будку. — Ничего
здесь не может быть”. Ему просто показалось, будто Полеhc что -то искал… Рука его шарила под
будкой. Конечно, ничего? Только земля и скользкое дерев о… Мишины пальцы попали ж расщелину.
Если здесь и спрятано что -нибудь, то он даже не посмотрит, только убедится, есть тут что или нет. Он
нащупал  расщелине что -то мягкое, jh^_ тряпки. Вытащить? Миша еще раз оглянулся да дом,
потянул тряпку и, разгребая землю, ulZsbeba -под будки с_jlhd.
Он стряхнул с него землю и раз_jgme На солнце блеснул стальной клинок кинжала. Кортик?
Такие кортики носят морские офицеры. Он был без ножен, с тремя острыми гранями. Вокруг
побуреr_c костяной рукоятки изbалась бро нзоuf телом змейка с открытой пастью и загнутым
к_jomyauqdhf.
Обыкно_gguc морской кортик. Почему же Полеhc его прячет? Странно. Миша еще раз
осмотрел кортик, за_jgme_]h тряпку, засунул обратно под будку и _jgmekygZdjuevph.
Со стуком падали дере yggu_ брусья, запирающие hjhlZ Короu медленно и Z`gh помахиZy
хhklZfb присоединялись к проходиr_fm по улице стаду. Стадо гнал пастушонок  длинном, до
босых пят, рZghf зипуне и барашкоhc шапке. Он покрикиZe на коро и лоdh хлопал бичом,
котор ый hehqbekyaZgbf пыли, как змея.
Сидя на крыльце, Миша мастерил рогатку, но мысль о кортике не uoh^beZ у него из голоu
Ничего wlhfdhjlbd_g_ljZaе что бронзоZyaf_cdZIhq_fmIhe_ой его прячет?
Рогатка готоZ Эта будет получше Генкиной! Миш а eh`be  нее камешек и стрельнул по
прыгаrbf на дороге hjh[vyf Воробьи поднялись и уселись на заборе. Миша хотел еще раз

uklj_eblv но  доме раздались шаги, стук печной заслонки, плеск h^u из ушата. Миша спрятал
рогатку за пазуху и напраbeky кух ню.
Бабушка в сh_f засаленном капоте с оттопыренными от множестZ ключей карманами
передb]ZeZ по скамейке большие корзины с brgyfb На озабоченном лице щурятся маленькие,
подслепоZlu_]eZadb.
Миша запустил руки dhjabgm.
— Куда, куда? — закричала бабу шка. — Грязными лапами.
— Жалко уж! Я есть хочу, — проhjqZeFbrZ.
— Умойся сперZ.
Миша подошел к умывальнику, чуть смочил ладони, прикоснулся к кончику носа, тронул
полотенце и отпраbeky столовую.
На сh_f обычном месте, h гла_ длинного обеденного с тола, покрытого коричнеhc ц_lZklhc
клеенкой, уже сидит дедушка — старенький, седенький, с редкой бородкой и рыжеZlufb усами.
Большим пальцем он закладывает  нос табак и чихает в желтый носоhc платок. Его живые,  лучах
добрых, смешлиuo морщинок глаза улыбаются, и от его сюртука исходит мягкий и приятный запах,
только одному дедушке сhcklенный.
На столе еще ничего нет. В ожидании заljZdZ Миша постаbe сhx тарелку посреди
нарисоZgghcgZde__gd_jhaubgZqZeh[одить ее bedhcqlh[uaZfdgmlvjham\ круг.
На клеенке пояey_lky]em[hdZypZjZibgZ.
Неся перед собой самовар, klheh\mxошла бабушка. Миша прикрыл царапину локтями.
— Где Семен? — спросил дед.
— В чулан пошел, — от_lbeZ[Z[mrdZ. — Велосипед a^mfZeqbgblv!
Миша a^jh]gme и, забыв про цара пину, снял локти со стола. Велосипед чинить? Вот тик штука!
Все лето дядя Сеня не притрагиZeky к _ehkbi_^m а сегодня, как назло, принялся за него. Сейчас
увидит камеру — и начнется канитель.
Скучный чело_d^y^yK_gy;Z[mrdZ — та просто отругает, а дяд я Сеня скриbl]m[ubgZqbgZ_l
читать нотации. В это j_fy он смотрит  сторону, снимает и надеZ_l пенсне, теребит золоченые
пугоbpu на сh_c студенческой тужурке. А он h\k_ не студент! Его даguf -даgh исключили из
университета за “беспорядки”. Интерес но, какой беспорядок мог наделать такой k_]^Z аккуратный
дядя Сеня? Лицо у него бледное, серьезное, с маленькими усиками под носом. За обедом он обычно
читает книгу, скоси]eZaZbg_]ey^ygZm]Z^ih^ghkbldhjlmeh`dm.
Миша опять вздрогнул: из чулана д онеслось громыхание _ehkbi_^Z.
И когда ^ерях показался дядя Сеня с порезанной камерой jmdZoFbrZскочил и, опрокинув
стул, опрометью бросился из дому.

2. ОГОРОДНЫЕ И АЛЕКСЕЕВСКИЕ

Он промчался по дhjm перемахнул через забор и очутился на соседней, Огородной улице. До
ближайшего переулка, _^ms_]h на сhx Алексеевскую улицу, не более ста шаго Но мальчишки с
Огородной, заклятые jZ]b алексееkdbo уже заметили Мишу и сбегались со k_o сторон, hiy и
улюлюкая, \hklhj]_hlij_^klhys_cjZkijZы с алексеевским, да еще с москbqhf.
Миша быстро kdZjZ[dZekyh[jZlghgZaZ[hjbaZdjbqZe:
— Что, ayeb"Woы, пугалы огородные!
Это была самая обидная для огородных кличка.
В Мишу полетел г рад камней. Он скатился с забора h^ор, на лбу его набухала шишка, а камни
продолжали лететь, падая hae_ самого дома, из которого ^jm] ureZ бабушка. Она близоруко
сощурила глаза и, обернуrbkvd^hfmdh]h -то позZeZGZерное, дядю Сеню…
Миша прижалс я к забору:
— Ребята, стой! Слушай, чего скажу!
— Чего? — от_lbedlh -то за забором.
— Чур, не бросаться! — Миша сноZлез на забор, с опаской поглядел на ребячьи руки. — Что u
k_gZh^gh]h">Zайте по -честному — один на один.

— ДаZc! — закричал Петька Петух, здоро_gguciZj_gve_liylgZ^pZlb.
Он сбросил с себя рваную каца_cdmbоинст_gghaZkmqbejmdZа рубашки.
— Угоhj, — предупредил Миша, — дh_^_jmlkylj_lbcg_f_rZc.
— Ладно, ладно, слезал!
На крыльце рядом с бабушкой уже стоял дядя Сеня.
Миша спрыгнул с забора.
Петух тут же подступил к нему.
— Это что? — Миша ткнул пальцем `_e_agmxijy`dmI_lvdbgh]hihykZ.
По праbeZfо j_fy^jZdbgbdZdbof_lZeebq_kdboij_^f_lh на одежде быть не должно. Петух
снял ремень. Его широкие, b^ghhlphские, брю ки чуть не упали. Он подхZlbebojmdhcdlh -то подал
ему вереdm Миша  это j_fy расталкиZe ребят: “ДаZc побольше места!..” — и ^jm] отпихнув
одного из мальчико[jhkbeky[_`Zlv.
Мальчишки с гиком и сbklhf кинулись за ним, а сзади k_o чуть не пл ача от огорчения, бежал
Петух, придержиZyjmdhciZ^Zxsb_rlZgu.
Миша несся h kx прыть. Босые его пятки с_jdZeb на солнце. Он слышал позади себя топот,
сопение и крики преследоZl_e_c Вот поhjhl Короткий переулок… И он e_l_e на сhx улицу. Ему
на u ручку бежали алексееkdb_H]hjh^gu_g_ijbgbfZy^jZdbернулись к себе.
— Ты откуда? — спросил рыжий Генка.
Миша пере_e^uoZgb_h]ey^_e\k_obg_[j_`ghijhbag_k:
— С Огородной. Дрался с Петухом по -честному, а как стала моя брать, они k_gZh^gh]h.
— Ты — с Петухом? — недо_jqbо спросил Генка.
— А то кто?! Здороuc он парень, h какой фонарь мне под_kbe! — Миша потрогал шишку на
лбу.
Все с уZ`_gb_fihkfhlj_ebgZwlhlkbgbcagZd_]h^h[e_klb.
— Я ему тоже kuiZe… — продолжал Миша, — запомнит! И рогатку отобрал. — Он ulZsbe
из -за пазухи рогатку с длинными красными резинками. — Получше тh_c.
Потом он спрятал рогатку, презрительно посмотрел на деhq_d формочками лепиrbo из песка
куличики, и на смешлиhkijhkbe:
— А ты что делаешь? В пряталки играешь, в салочки? “Раз -дZ -три -четыре -пять, ur_e зайчик
погулять…”
— Вот еще! — Генка тряхнул рыжими bojZfb. — ДаZc ножички.
— На пять горячих со смазкой.
— Ладно.
Они уселись на дереygguc тротуар и начали по очереди ludZlv  землю перочинный ножик:
просто, с ладони, броском, через плечо, солдатиком…
Миша перuf закончил k_ фигуры. Генка протянул ему руку. Миша состроил з_jkdmx
физиономию и поднял к_jom дZ послюняe_gguo пальца. Генке эти секунды кажутся часами, но
Миша не ударил. Он опустил руку и сказал: “Смазка просохла”, — и сноZ послюняbe пальцы. Это
поlhjyehkv по несколько раз, перед каждым ударом, пока Миша не e_ibe наконец Генке k_ пять
горячих, и Генка, скрыZyыступиrb_gZ]eZaZo слезы, дул на посинеrmxbghxsmxjmdm.
Солнце поднималось k_ ur_ Тени укорачиZebkv и прижимались к палисадникам. Улица
лежала полумертвая, едZ^urZhlg_ih^ижного зноя. Жарко. Надо искупаться.
Мальчики отпраbebkvgZ>_kgm.
Узкая, aZlердеrbodhe еях дорога beZkviheyfbmoh^bшими hсе стороны зелено -желтыми
кZ^jZlZfb КZ^jZlu спускались  ложбины, поднимались на пригорки, постепенно закруглялись, как
бы дb]Zykvдали по праbevghcdjbой, неся на себе рощи, одинокие оbguaZ^mfqbые облака .
Пшеница стояла ukhdZy неподb`gZy Мальчики рZeb колосья и жеZeb зерна, ожесточенно
сплеuая пристающую к небу шелуху. В пшенице что -то шелестело. Испуганные птицы ue_lZeb
из -под ног.
Вот и река. Приятели разделись, на песчаном берегу и бросились в h^mih^gbfZynhglZgu[jua]
Они плаZeb ныряли, боролись, прыгали с шаткого дереyggh]h моста, потом ue_aeb на берег и
зарылись ]hjyqbci_khd.

— А в Моск__klvj_dZ? — спросил Генка.
— Есть. МоскZ -река. Я тебе уже тысячу раз гоhjbe.
— Так по горо ду и течет? Как же g_cdmiZxlky?
— Очень просто:  трусиках. Без трусо тебя к Моск_ -реке за версту не подпустят. Специально
конная милиция смотрит.
Генка недо_jqbо ухмыльнулся.
— Чего ты ухмыляешься? — рассердился Миша. — Ты, кроме сh_]h РеkdZ не b^Ze ничего, а
ухмыляешься!
Глядя на приближающийся к реке табун лошадей, он спросил:
— Какая самая маленькая лошадь?
— Жеребенок, — не задумыZykvhlетил Генка.
— Вот и не знаешь! Самая маленькая лошадь — пони. Есть английские пони, они — с собаку. А
яп онский пони — h\k_kdhrdm.
— Врешь!
— Я jm" Если бы ты хоть раз был к цирке, то не спорил бы. Ведь не был? Скажи: не был?.. Ну
hlZkihjbrv!
Генка помолчал, потом сказал:
— Такая лошадь ни к чему: ее ни dZ\Ze_jbxgbdm^Z.
— При чем тут каZe_jby">mfZ_rvlhevdhgZehrZ^yoоюют? Если хочешь знать, один матрос
уложит трех каZe_jbklh.
— Я про матросоgbq_]hg_]hорю, — сказал Генка, — а без каZe_jbbgbdZdg_evay<hl[Zg^Z
Никитского — k_gZehrZ^yo.
— Подумаешь, “банд а Никитского”!.. — Миша презрительно скриbe губы. Скоро Полеhc
поймает этого Никитского.
— Не так -то просто, — hajZabe=_gdZ, — его уже год k_ehят, никак не поймают.
— Поймают!
— Тебе хорошо гоhjblvZhgdjmr_gbymkljZbает. Отец уж боится поезда в одить.
— Ничего, поймают.
Миша зеgmeaZjueky]em[`_ песок и задремал. Генка тоже дремлет. Им лень спорить: жарко.
Солнце обжигает степь, и, спасаясь от него, молчалиZykl_ive_gbо утягиZ_lkyaZ]hjbahgl.

3. ДЕЛА И МЕЧТЫ

Генка умел домой обедать, а Мишка бродил по горластому украинскому базару.
На haZo зеленеют огурцы, краснеют помидоры, громоздятся решета с ягодами. Пронзительно
ba`Zl розоu_ поросята, хлопают белыми крыльями гуси. Флегматичные heu жуют сhx
бесконечную жвачку и пускают до земли длинные липкие слюни. Миша ходил по базару и kihfbgZe
кислый москоkdbc хлеб и h^ygbklh_ молоко, uf_gyggh_ на картофельную шелуху. И он скучал по
Моск_ih__ljZf\Zyfbечерним тусклым огням.
Он останоbeky перед инZeb^hf катаrbf по скамейке три шарика: красный, белый и черный.
ИнZeb^gZdju\Zeh^bgbagbogZi_jkldhfIZjlg_jhl]Z^Zший, какого ц_lZrZjbdih^gZi_jkldhf
ub]ju\ZeGhgbdlhg_fh]hl]Z^Zlvbbgалид гоhjbeh^mjZq_gguf:
— Братцы! Ежели я k_f[m^mijhb]ju\Zlvlhihke_^gxxgh]m проиграю. Понимать надо.
Миша разглядыZe шарики, как ^jm] чья -то рука опустилась на его плечо. Он обернулся. Сзади
стояла бабушка.
— Ты где пропадал целый день? — строго спросила она, не uimkdZy Мишиного плеча из сhbo
цепких пальце.
— Купался, — проб ормотал Миша.
— “Купался”! Хорошо, мы с тобой дома погоhjbf.
Она aалила на него корзину с покупками, и они пошли с базара.
Бабушка шла молча. От нее пахло луком, чесноком, чем -то жареным, вареным, как пахнет на
кухне.

“Что они со мной сделают?” — думал Миша, шагая рядом с бабушкой. Конечно, положение его
неZ`gh_ Проти него — бабушка и дядя Сеня. За него — дедушка и Полеhc А если Полеh]h нет
дома? Остается один дедушка. А ^jm] дедушка спит? Значит, никого не остается. И тогда бабушка с
дядей Сеней будут отчитывать его по очереди. Дядя Сеня отчитывает, бабушка отдыхает. Потом
отчитывает бабушка, а отдыхает дядя Сеня.
Чего только они не нагоhjylHg -де неhkiblZggucgbq_]himlgh]hbag_]hg_ыйдет. Он позор
семьи. Он несчастье матери, которую если не с_elh ближайшие дни с_^_l могилу. (А мама жи_l
 Моск_ и он ее уже не b^_e дZ месяца). И удиbl_evgh как это его земля носит… И все  таком
роде…
Придя домой, Миша внес корзину на кухню и пошел в столовую. Дедушка сидел у окна. Дядя
Сеня л ежал на диZg_b^ufyiZibjhkhcjZkkm`^Zehiheblbd_Hgb^Z`_g_зглянули на Мишу. Это
нарочно! Мол, такой он ничтожный чело_d что на него и смотреть не стоит. Специально, чтобы
помучить. Ну и пожалуйста, тем лучше. Пока дядя Сеня соберется, там, гля дишь, и Полеhc придет.
Миша сел на стул и прислушался к их разгоhjm.
Ну ясно! Дядя Сеня наh^bl панику. Махно занял несколько городо Антоно подошел к
Тамбову… Подумаешь! В прошлом году поляки заняли Кие Врангель прорZeky к Донбассу… Ну и
что же? Вс ех их Красная Армия расколошматила. До них были Деникин, Колчак, Юденич и другие
белые генералы. Их тоже Красная Армия разбила! И этих разобьет.
С Махно и АнтоноZ^y^yK_gyi_j_r_egZGbdblkdh]h.
— Его нельзя назZlv бандитом, — гоhjbe дядя Сеня, расстег иZy hjhl сh_c студенческой
тужурки. — К тому же, гоhjyl он культурный чело_d в прошлом офицер флота. Это партизанская
hcgZh^bgZdhо законная для обеих сторон.
Никитский — не бандит?.. Миша чуть не задохнулся от hafms_gby Он сжигает села, убиZ_l
коммунистоdhfkhfhevp_, рабочих. И это не бандит? ПротиghkemrZlvqlh^y^yK_gy[helZ_l!
Наконец пришел ПолеhcL_i_jvсе! Раньше чем заljZkFbr_cjZkijZлять ся не будут.
Полеhckgyedmjldm умылся, и k_k_ebm`bgZlvIhe_ой хохотал, называл дедушку папашей, а
бабушку — мамашей, лукаh подмигиZe Мише. Потом они ureb на улицу и уселись на ступеньках
крыльца.
Прохладный _q_j опускался на землю. Обрывки деb чьих песен доносились издалека. Где -то на
огородах неутомимо лаяли собаки.
Дымя махоркой, Полеhc рассказывал о дальних плаZgbyo и матросских бунтах, о крейсерах и
подh^guo лодках, об Иване Поддубном и других знаменитых борцах  черных, красных и зеленых
масках — силачах, поднимаrbolj_oehrZ^_ckihозками по десяти чело_d каждой.


Миша молчал, пораженный. Черные ряды дереygguo домико робко мигали красноZlufb
огоньками и труслиhijb`bfZebkvdfheqZebой улице.

И еще Полеhc рассказал о линкоре “Императрица Мария”, на котором он плаZe h j_fy
мироhcойны.
Это был огромный корабль, самый мощный броненосец Черноморского флота. Спущенный на
h^m  июне пятнадцатого года, он  октябре шестнадцатого ahjался на севастопольском рейде, в
полумиле о т берега.
— Темная история, — гоhjbe Полеhc. — Не на мине ahjался, не от торпеды, а сам по себе.
Перuf]jhogmeihjhohой погреб перhc[ZrgbZlZfljblukyqbim^h пороха. И пошло… Через час
корабль был под h^hc Из k_c команды меньше полоbgu спас лись, да и те погореrb_ и
искалеченные.
— Кто же его ahjал? — спросил Миша.
Полеhcih`Zeie_qZfb:
— Разбирались  этом деле много, да k_ без толку, а тут реhexpby С царских адмирало
нужно спросить.
— Сергей Иваныч, а кто глаg_cpZjvbebdhjhev?

Полеhckiexgmedhjbqg_\mxfZohjhqgmxkexgm.
— Один другого стоит.
— А в других странах есть еще цари?
— Есть кой -где.
“Спросить о кортике? — подумал Миша. — Нет, не надо. Еще подумает, что я нарочно следил за
ним…”
Потом k_ ложились спать. Бабушка обходил а дом, закрывала стаgb Предостерегающе звенели
железные затhju<klhehой тушили bkyqmxd_jhkbgh\mxeZfim Кружиrb_kyокруг нее бабочки
и не_^hfu_fhrdbijhiZ^Zeb темноте.
Миша долго не засыпал.
Луна разматывала сhb бледные нити  прорезях ста_ н, и hl  кухне, за печкой, начинал
стрекотать с_jqhd.
В Моск_ у них не было с_jqdZ Да и что стал бы делать с_jqhd в большой, шумной кZjlbj_
где по ночам ходят люди, Хлопают д_jvfb и щелкают электрическими udexqZl_eyfb Поэтому
Миша слышал сверчк а только lbohf^_^mrdbghf>hf_dh]^Ze_`Zeh^bg темной комнате и мечтал.
Хорошо, если бы Полеhc подарил ему кортик! Тогда он не будет безоружным, как сейчас. А
j_f_gZ треh`gu_ — гражданская hcgZ По городам и селам гуляют банды, сbklyl пули. Патр ули
местной самообороны ходят ночью по улицам. У них ружья без патроно старые ружья с
заржаe_ggufbaZlорами.
Миша мечтал о будущем, когда он станет ukhdbfbkbevguf[m^_lghkblv[jxdbde_rbeb_s_
лучше, обмотки, шикарные солдатские обмотки защитног о ц_lZ.
У него bglhка, гранаты, пулеметные ленты и наган на кожаной хрустящей портупее. И еще
hjhghcaZf_qZl_evghiZogmsbcdhgvlhgdhgh]bc[ukljh]eZauckfhsgufdjmihfdhjhldhcr__cb
скользкой шерстью. И он, Миша, поймает Никитского и разгонит k ю его банду.
Потом он и ПолеhchlijZятся на фронт, будут f_kl_оевать, и, спасая Полеh]hhgkh\_jrbl
геройский поступок. И его убьют. Полеhc останется один, будет kx жизнь грустить о Мише, но
другого такого мальчика он уже не klj_lbl…
Затем кто -то черный и молчалиuc тасоZe его мысли, как карты, и они путались и пропадали 
темноте…
Миша засыпал.

4. НАКАЗАНИЕ

Это наказание придумал, конечно, дядя Сеня. И самое обидное — дедушка с ним заодно.
За заljZdhf^_^mrdZihkfhlj_egZFbrmbk казал:
— Набегался q_jZ"<hlbohjhrhL_i_jvgZg_^_exoатит. Сегодня придется посидеть дома.
Весь день сидеть дома! Сегодня! В hkdj_k_gv_J_[ylZihc^ml лес, может быть, eh^d_ih_^ml
на остроZhg…
Миша скриbe]m[ubmldgmeky тарелку.
— Надул ся, как мышь на крупу, — сказала бабушка. — Научился шкодить…
— Хватит, — перебил дедушка, встаZyba -за стола. — Он сh_ihemqbeboатит.
Миша уныло слонялся по комнатам. Какой, праhkdmqguc^hf!
Стены столоhc расписаны масляной краской, она потускне ла местами и потрескалась: пузатое
голубое море под огромной белой чайкой; _lистые олени меж прямых, как палки, сосен; одноногие
цапли; бородатые охотники [hehlguokZih]Zokjm`vyfbiZljhglZrZfbi_jvyfbgZreyiZobmfgu_
собаки, обнюхиZшие землю.
Над диZghf — портреты дедушки и бабушки  молодости. У дедушки густые усы, бритый
подбородок упирается  накрахмаленный hjhlgbqhd с отогнутыми углами. Бабушка — в закрытом
черном платье, с медальоном на длинной цепочке. Ее ukhdZyijbq_kdZ^hoh^bl^hkZf ой рамы.
Миша ur_e h дhj Два дроhdheZ пилили там дроZ Пила весело з_g_eZ дзинь -дзинь,
дзинь -дзинь; земля hdjm]dha_e[ukljhihdju\ZeZkv`_elhci_e_ghchibehd.
Миша уселся на бреgh hae_ будки и разглядыZe дроhdheh. Старшему на b^ лет сорок. Он

среднего роста, плотный, черняuc с прилипшими к потному лбу курчаufb hehkZfb Второй —
молодой белобрысый парень с _kgmrqZluf лицом и u]hj_шими броyfb какой -то рыхлый и
нескладный.
Стараясь не приe_dZlv их внимания, Миша засунул руку под будку и нащупал с_jlhd
Вытащить? Он искоса посмотрел на пильщико Они прерZeb работу и сидели на поленьях. Старший
с_jgme козью ножку, лоdh jZsZy ее hdjm] пальца, и, насыпа с ладони табак, закурил. Молодой
задремал, потом открыл глаза и, зеZyijh]hо рил:
— Спать охота!
— Спать захочешь — на бороне уснешь, — от_lbeklZjrbc.
Они замолчали. Во дhj_ стало тихо. Только куры, u[bая мелкую дробь  дереygghc лоханке,
пили h^mkf_rghaZdb^u\Zyверх сhbfZe_gvdb_kdjZkgufb]j_[_rdZfb]hehки.
Дровоко лы поднялись и начали колоть дроZ Миша незаметно ulZsbe с_jlhd раз_jgme его.
РассматриZy клинок, он уb^_e на одной его грани едZ заметное изображение hedZ На lhjhc —
скорпиона, на третьей лилии.
Волк, скорпион и лилия…
Что это значит?
Около Миш и ^jm]miZehihe_ghHgbkim]Zgghijb`Zedhjlbdd]jm^bbijbdjue_]hjmdhc.
— Отойди, малыш, а то зашибет, — сказал черняuc.
— Малышей здесь нет! — от_lbeFbrZ.
— Шустрый! — сказал черняuc. — Ты кто? Комиссароkughd?
— Какого комиссара?
— Полеh]h.
— Нет. Он жи_lmgZk.
— Дома он? — Чернявый опустил топор.
— Нет. Он к обеду приходит. Он Zfgm`_g?
— Да нет. Мы так…
Дровоколы кончили работу. Бабушка вынесла им на тарелке хлеб, сало и h^dm Они uibeb
Белобрысый — молча, а черняuc со слоZfb “Ну, господи благослоb потом долго морщился,
нюхал хлеб и aZdexq_gb_djydgmeWoohjhrZ — и почему -то подмигнул Мише.
Они не спеша закусывали, отрезая сало аккуратными ломтиками, обгрызая и ukZku\Zy шкурку.
Потом выпили по коrmоды и ушли.
Но бабушк а не уходила. Она устаноbeZ на треножнике большой медный таз с длинной
дереygghc ручкой, подложила под него щепок и огородила от _ljZ кирпичами. Сейчас будет Zjblv
Zj_gv_ и уже не уйдет со дhjZ Как быть с кортиком? Миша klZeb пряча кортик  рукав е, пошел к
дому.
— Не шуми: дедушка спит, — предупредила бабушка.
— Я тихо, — от_lbeFbrZ.
Он hr_e в зал и спрятал кортик под Zebd диZgZ Как только бабушка уйдет со дhjZ он
положит его обратно под будку. В крайнем случае вечером, когда стемнеет.
В д оме тишина. Только тикают стенные часы да жужжит муха на окне. Чем бы заняться?
Миша подошел к комнате дяди Сени. За д_jvxkeurZebkvihdZrebание, шелест бумаги. Миша
открыл д_jv:
— Дядя Сеня, почему моряки носят кортики?
Дядя Сеня лежал на узкой смятой койке и читал. Он посмотрел на Мишу по_joi_gkg_:
— Какие моряки? Какие кортики?
— Как это “какие”? Ведь только моряки носят кортики. Почему? — Миша уселся на стуле с
т_j^ufgZf_j_gb_fg_moh^blv^hkZfh]hh[_^Z.
— Не знаю, — нетерпелиhhlетил дядя Сен я. — Форма такая… Все у тебя?
Этот hijhkhagZqZeqlhFbr_gZ^hm[bjZlvkyон.
— Разрешите, я немного посижу? Я буду тихо -тихо.
— Только не мешай. — Дядя Сеня углубился в книгу.
Маленькая комната у дяди Сени: кроZlv книжный шкаф, на письменном столе чер нильница 

b^_ пистолета. Если нажать на курок, она открывается. Хорошо иметь такую чернильницу! Вот бы
ребята rdhe_ihaZидоZeb!
На стенах комнаты раз_rZgu картины и портреты. Вот Некрасо На школьных _q_jZo
Шурка -большой k_]^Z декламирует Некрасо Z Выйдет на сцену и гоhjbl “Кому на Руси жить
хорошо”. Сочинение НекрасоZDZd[m^lh[_ag_]hg_agZxlqlhwlhkhqbgbeG_djZkh.
Рядом с портретом НекрасоZ — картина “Не ждали”. Каторжанин неожиданно приходит домой.
Все ошеломлены. Дочь удиe_gghih _jgmeZ]heh\mHgZgZ\_jgh_aZ[ueZhlpZ<hl_]hFbrbghl_p
уже не _jg_lkyHgih]b[gZpZjkdhcdZlhj]_bFbrZ_]hg_ihfgbl.
Сколько книг у дяди Сени! В шкафу, на шкафу, под кроZlvx на столе. А почитать ничего не
дает. Как будто Миша не умеет обр ащаться с книгами. У него  Моск_ сhy библиотека есть. Один
“Мир приключений” чего стоит!
Дядя Сеня продолжал читать, не обращая на Мишу gbfZgby Когда Миша uoh^be из комнаты,
даже не посмотрел на него.
Какая скука! Хоть бы обед поскорей или варенье по спело бы! Уж пенки -то, на_jgh_ ему
достанутся. Миша подошел к окну. Большая зеленая муха с серыми крылышками то затихала, ползая по
стеклу, то с громким жужжанием билась об него. Вот что! Нужно потренироZlv сhx hex он будет
смотреть на муху и застаb т себя не трогать ее.
Миша некоторое j_fy следил за мухой. Разжужжалась! Так она, пожалуй, дедушку разбудит.
Нет! Он застаblk_[yihcfZlvfmomghg_m[v_l__Z\uimklblgZmebpm.
Поймать муху на стекле проще простого. Раз! — и она у него  кулаке. Он осторожно разжал
кулак и ulZsbefmomaZdjueurdhHgZ[beZkviulZykvырZlvkyG_mc^_rv!
Миша открыл окно и задумался. Жалко uimkdZlv муху. Только зря лоbe ее. И hh[s_ мухи
расп ространяют заразу… Он размышлял о том, застаblv ли себя uimklblv муху или, наоборот,
застаblv себя убить ее, как ^jm] почувстhал на себе чей -то a]ey^ Он поднял голову. Напроти
стоял Генка и ухмылялся:
— ЗдороhFbrZ!
— Здраkl\mc.
— Много ты мух, налоbe?
— Сколько надо, столько и налоbe.
— Почему на улицу не идешь?
— Не хочу.
— Врешь: не пускают.
— Много ты знаешь! Захочу — и uc^m.
— Ну, захоти, захоти!
— А я не хочу захотеть.
— Не хочешь! — Генка рассмеялся. — Скажи: не можешь.
— Не могу?
— Не можешь!
— Ах, так! — Миша влез на подоконник, соскочил на улицу и очутился рядом с Генкой. — Что,
съел?
Но Генка не успел от_lblv<hdg_ihyилась бабушка:
— Миша, домой сейчас же!
— Бежим! — прошептал Миша.
Они помчались по улице, юркнули q_c -то дhj , пробрались =_gdbgkZ^bkijylZebkv шалаше.

5. ШАЛАШ

Генкин шалаш устроен из досок, _lhd и листье меж трех дереv_\ на ukhl_ полутора -двух
саженей. Он незаметен снизу, но из него b^_g _kv Реkd hdaZe Десна и дорога, _^msZy  дереgx
Носов ку. В нем прохладно, пахнет сосной, и листZ чуть дрожит под уходящими лучами июльского
солнца.
— Как теперь домой пойдешь? — спросил Генка. — Попадет тебе от бабушки.

— А я домой h\k_g_ihc^m, — объяbeFbrZ.
— Как так?
— Очень просто. Зачем мне? ЗаljZ Полеhc пойдет банду Никитского ликвидироZlv и меня
havf_lGm`ghh[yaZl_evgh[Zg^mebdидировать.
Генка расхохотался:
— Кем же ты будешь hljy^_"HlklZной козы барабанщиком?
— Смейся, смейся, — от_lbe Миша. — Меня По леhc раз_^qbdhf берет, _e_e еще ребят
подобрать, но… — он с сожалением посмотрел на Генку, нет у нас подходящих. — Миша a^hogme. —
Придется уж, b^ghh^ghfm.
Генка просительно заглянул ему ]eZaZ.
— Ну ладно, — снисходительно произнес Миша, — притащи чего -нибудь поесть и мы подумаем.
Только смотри никому ни слоZwlhk_dj_l.
— Ура! — закричал Генка. — Даешь раз_^dm!
— Ну hl, — рассердился Миша, — ты уже орешь, разглашаешь тайну.
— Не буду, не буду! — зашептал Генка, сполз с дерева и исчез kZ^m.
В ожидании Генки Миша растянулся на дощатом полу шалаша и уткнул подбородок dmeZdbQlh
теперь делать? Не ночеZlv`_gZmebp_Hgспомнил о кортике. Еще, пожалуй, кто -нибудь наткнется
на него. Вот будет история!
Скhav листву b^_g сад, низкорослые ябло ни, _lистые груши, кусты малины, крыжовника.
Почему на разных дереvyojZklmljZagu_ieh^u"<_^vсе это растет рядом, на одной земле.
На Мишиной руке пояbeZkv божья короdZ кругленькая, с т_j^uf красным тельцем и черной
точкой голоuFbrZhklhjh`gh снял ее, положил на ладонь и произнес:
— Божья короdZme_lbgZg_[hijbg_kbgZfoe_[Z.
Она раскрыла тоненькие крылышки и улетела.
Жужжит оса. Она делает круги над Мишей и, смолкну садится ему на ногу. Ужалит или нет?
Если не ше_eblvky не ужалит. Миш а лежит неподb`gh Оса некоторое j_fy ползет по его ноге и с
жужжанием улетает.
Незаметный, но огромный жиhcfbjdhihrblkyокруг.
Мура_c тащит хhbgdm и рядом с ним дb`_lky маленькая угловатая тень. Вон скачет по тра_
кузнечик на длинных, согнутых, точно сломанных посередине, ножках. На садоhc^hjh`d_g_mdex`_
боком, прыгает hjh[_c:aZgbfihemkhggufb`fmjysbfbkygh\gbfZl_evgufb]eZaZfbgZ[ex^Z_l
кот, дремлющий на ступеньке беседки. Ветер, пробегая, колышет запах траu аромат ц_lh,
благоу хание яблонь. Приятная истома охZlu\Z_l Мишу. Он дремлет и забывает о неприятностях
сегодняшнего дня.
В шалаш, запыхаrbkv kdZjZ[dZeky Генка. У него за пазухой большой кусок теплой, еще не
доZj_gghc]hядины.
— Вот гляди, — зашептал он, — прямо из каст рюли ulZsbeLZfkmiарился.
— С ума сошел! — ужаснулся Миша. — Ты же k_o[_ah[_^ZhklZил.
— Ну и что ж! — Генка молодецки тряхнул голоhc. — Я _^v  раз_^qbdb ухожу. Пусть Zjyl
другую гоy^bgm… — и самодоhevghaZobobdZe.
Миша жеZefykhjZaju\Zy его зубами и руками. Ну и шляпа Генка! Влетит ему от отца. Папаша
у него сердитый — ukhdbcom^hcfZrbgbklkk_^ufbmkZfbBfZfZmg_]hg_jh^gZyZfZq_oZ.
— Знаешь ноhklv? — спросил Генка.
— Какую?
— Так я тебе и сказал!
— Дело тh_LhevdhdZdhc`_ из тебя раз_^qbd"LZflulh`_[m^_rvсе от меня скрывать?
Угроза, скрытая  Мишиных слоZo подейстh\ZeZ на Генку. Теперь, после похищения мяса, у
него одна дорога — jZaедчики. Значит, надо подчиняться.
— Сейчас у нас был один мужик из Носоdb]hор ит, что банда Никитского соk_f[ebadh.
— Ну и что же? — яростно разжеuая мясо, спросил Миша.
— Как — что? Они могут напасть на Реkd.
Миша расхохотался:

— И ты по_jbe"WoluZ_s_jZaедчик!
— А что? — смутился Генка.
— Никитский теперь hae_ ЧернигоZ На нас он никак не может напасть, потому что у нас
гарнизон. Понятно? Гар -ни -зон.
— Что такое гарнизон?
— Гарнизон не знаешь? Это… как бы тебе сказать… это…
— Тише! Слышишь? — прошептал ^jm]=_gdZ.
Миша перестал жеZlv и прислушался. Где -то за домами раздаZebkv uklj_eu и тонули  синем
куполе неба. Заue на станции гудок. Торопясь и захлебываясь, затараторил пулемет. Мальчики
испуганно притаились, потом раздbgmebebkl\mbыглянули из шалаша.
Дорога на Носоdm была по крыта облаками пыли, на станции шла стрельба, и через несколько
минут по опустеr_cmebp_k]bdhfbgZ]Z_qgufkистом пронеслись kZ^gbdb барашкоuorZidZok
красным _johf<]hjh^орвались белые.

6. НАЛЕТ

Миша спрятался у Генки, а когда uklj_eu пре кратились, u]eygme на улицу и побежал домой,
прижимаясь к палисадникам. На крыльце он уb^_e дедушку, растерянного, бледного. Возле дома
храпели взмыленные лошади под казацкими седлами.
Миша [_`Ze  дом и замер. В столоhc шла отчаянная борьба между Поле uf и бандитами.
Чело_d шесть поbkeh на нем. Полеhc яростно отбиZeky но они поZebeb его, и жиhc клубок тел
катался по полу, опрокидывая мебель, hehqZ за собой скатерти, полоbdb сорZggu_ зана_kdb И
только один белогZj^__p b^bfh глаguc стоя л у окна. Он был неподb`_g только a]ey^ его
неотрывно следил за Полеuf.
Миша забился  кучу bk_шего на вешалке платья. Сердце его колотилось. Сейчас Полеhc
klZg_l дbg_l плечами и разбросает k_o Но Полеhc не klZал. Все слабее станоbebkv его
бешеные усилия сбросить с себя бандито Наконец его подняли и, udjmlb назад руки, под_eb к
стояr_fm у окна белогZj^_cpm Полеhc тяжело дышал. Кроv запеклась  его русых hehkZo Он
стоял босиком,  тельняшке. Его, b^gh захZlbeb спящим. Бандиты б ыли hhjm`_gu короткими
bglhками, наганами, шашками; их коZgu_kZih]b

гремели по полу.

БелогZj^__pg_kодил с Полеh]hg_fb]Zxs_]hзгляда. Черный чуб сbkZeba -под заломленной
папахи. В комнате стало тихо, только слышалось тяжелое дыхание людей и р аgh^mrgh_lbdZgv_qZkh.
— Кортик! — произнес ^jm] белогвардеец резким, глухим голосом. Кортик! — поlhjbe он, и
глаза его, устаbшиеся на Полеh]hhdjm]ebebkv.
Полеhc молчал. Он тяжело дышал и медленно поh^be плечами. БелогZj^__p шагнул к нему,
под нял нагайку и наотмашь ударил Полеh]hihebpmFbrZздрогнул и зажмурил глаза.
— Забыл Никитского? Я тебе напомню! — крикнул белогвардеец.
Так hlhgdZdhcGbdblkdbc<hlhldh]hijylZedhjlbdIhe_ой!
— Слушай, Полеhc, — неожиданно спокойно сказал Ник итский, — никуда ты не денешься.
Отдай кортик и убирайся на k_q_luj_klhjhguG_l — по_rm!
ПолеhcfheqZe.
— Хорошо, — сказал Никитский. — Значит, так? — Он киgme^\mf[Zg^blZf.


Те hreb  комнату Полеh]h Миша узнал их: это были мужики, которые кололи у них дроZ
Они k_ переhjZqbали, бросали на пол, прикладами разбили дверцу шкафа, ножами протыкали
подушки, u]j_[Zeb золу из печей, отрывали плинтусы. Сейчас они пойдут  Миши ну комнату…
Преодолев оцепенение, Миша u[jZekybakоего убежища и проскользнул aZe.

В темноте на потертом плюше диZgZ под Zebdhf Миша нащупал холодную сталь кортика. Он
ulZsbe_]hbkijylZe рукаdj_idhaZ`Z в кулаке рукоятку кортика.
Обыск п родолжался. ПолеhcklhyegZdehgbшись i_j_^kыкрученными назад руками. Вдруг
на улице раздался конский топот. На крыльце послышались чьи -то быстрые шаги. В дом hr_e еще
один белогZj^__pih^hr_edGbdblkdhfmbqlh -то тихо сказал ему.
Никитский секу нду молчал, потом нагайка af_lgmeZkv:
— На коней!
Полеh]h потащили к сеням. И hl когда Полеhc переступал порог, Миша нащупал его руку и
разжал кулак. Рукоятка коснулась ладони Полеh]hHgijblygmedhjlbddk_[_bдруг afZogmejmdhc
и ударил передне го конhbjZ  шею. Миша бросился под ноги lhjhfm тот упал на Мишу, а Полеhc
прыгнул из сеней l_fghlmghqb…
Но Миша не знал, удалось скрыться Полеhfmbebg_lM^ZjgZ]ZgZh[jmrbekygZ_]h]heh\m.

7. МАМА

Миша лежал  кроZlb прислушиZykv к отдален ным звукам улицы, доходиrbf до него скhav
чуть колеблющиеся зана_kdb.
Идут люди. Слышны их шаги по дереygghfm тротуару и звучная украинская речь… Скрипит
телега… Мальчик катит колесо, подгоняя его палочкой. Колесо катится тихо, лишь постукивает на
стык е…
Миша слышал k_ это скhav какой -то туман, я звуки эти мешались с короткими, быстро
забываемыми снами. Полеhc — БелогZj^_cpuGhqvkdju\rZyIhe_ого… Никитский… Кортик…
КроvgZebp_Ihe_ого и на его, Мишином, лице… Теплая, липкая кроv…
Дедушка рас сказал ему, как было дело. Отряд железнодорожников окружил поселок, и не k_f
бандитам удалось умчаться на сhbo быстрых конях. Но Никитский улизнул. Полеh]h в перестрелке
ранили, он лежит теперь klZgpbhgghc[hevgbp_.
Дедушка потрепал Мишу по голо_bk казал:
— Эх ты, герой!
А какой он герой? Вот если бы он перестрелял бандито я Никитского aye  плен, тогда другое
дело.
Интересно, как klj_lbl его Полеhc На_jgh_ хлопнет по плечу и скажет: “Ну, Михаил
Григорьеbq как дела?” Может быть, подарит ему реhevер с портупеей, и они оба пойдут по улице,
hhjm`_ggu_baZ[bglhанные, как настоящие солдаты. Пусть ребята посмотрят!
В комнату hreZ мама. Она приехала из Москu uaанная телеграммой. Она опраbeZ постель
убрала, со стола тарелку, хлеб, смахнула крошки.
— Мама, — спросил Миша, — кино у нас ^hf_jZ[hlZ_l?
— Работает.
— Какая картина идет?
— Не помню. Лежи спокойно.
— Я лежу спокойно. Звонок у нас починили?
— Починили.
— Ты кого b^_eZ"KeZку b^_eZ?
— Видела.
— А Шурку -большого?
— Видела, b^_eZFheqbijhrml_[y!
Эх, жалко, что он поедет  Москву без бинто Вот бы ребята позаb^hали! А если не снимать
бинтов? Так забинтоZgghfmb_oZlvDjZkhlZMfu\Zlvky[ug_ijbrehkv…
— Мама, сколько я буду лежать?
— Пока не ua^hjhеешь.
— Я себя чуkl\mxkh\k_fohjhrhImklbf_gygZmebpm.
— Нельзя.
“Жалко ей, — мрачно думает Миша. — Лежи тут! Вот havfm и убегу”. Он предстаeye себе, как

мама hc^_l\dhfgZlmZ_]hm`_g_lHgZ[m^_lieZdZlvm[bаться, но ничего не поможет, она никогда
уже его не уb^bl.
Миша искоса поглядел на мать. Она шила, склони]heh\mbaj_^dZhldmku\Zygbldm.
Тяжело ей придется без него! Придет со службы домой, а дома никого нет. В, комнате пусто,
темно. Весь вечер будет сидеть и думать о Мише. Жалко ее k_ -таки…
Она такая худенькая, молчалиZy с серыми лучистыми глазами, такая неутомимая и работящая.
Она поздно приходит с фабрики домой. Готоbl обед. Убирает комнату. Стирает Мише рубашки,
штопает чулки, помогает ему готоblv уроки, а он ленится наколоть дроko одить hq_j_^vaZoe_[hf
или разогреть обед.
Милая, слаgZyfZfhqdZDZdqZklhhgh]hjqZ_l__g_kemrZ_lkyiehohедет себя rdhe_FZfm
uau\Zeb туда,  она упрашиZeZ директора простить Мишу. Сколько он перепортил _s_c истрепал
книг, порZe одежды! Она терпелиh штопает, шьет, а он стыдится ходить с ней по улице, “как
маленький”. Он никогда ее не целует — ведь это “телячьи нежности”. Вот и сегодня он придумывает,
какое горе причинить ей, а она k_ бросила, целую неделю моталась по теплушкам, тащила для него
_sbbl_i_jvg_hloh^blhl_]hihkl_eb.
Миша прикрыл глаза. В комнате почти соk_f темно. Только маленький уголок, там, где сидит
мама, ос_s_gahehlbklufkетом догорающего дня. Мама шьет, наклони]heh\mblbohih_l:
Как дело измены, как совес ть тирана,
Осенняя ночка темна.
Темней этой ночи встает из тумана
Видением мрачным тюрьма.
И протяжное, тосклиh_dZdklhgkem -у-шай…”.
Это поет узник, молодой, с прекрасным лицом. Он держится руками за решетку и смотрит на
сияющий и недоступный мир .
Мама k_ih_lbih_lFbrZhldjue]eZaZL_i_jvkfmlghидно l_fghl___[e_^gh_ebphI_kgy
сменяет песню, и k_hgbaZmgu\gu_bi_qZevgu_.
Миша ^jm]jZaju^ZekyBdh]^ZfZfZgZdehgbeZkvdg_fmFbr_gvdZjh^ghcqlhklh[hc" —
он обхZlbe ее шею, п ритянул к себе и, уткну лицо  теплую, знакомо пахнущую кофточку,
прошептал:
— Мамочка, дорогая, я так тебя люблю!..

8. ПОСЕТИТЕЛИ

Миша попраeyekyQZklv[bglh уже сняли, и только на голо__s_[_e_eZihязка. Он ненадолго
klZал, сидел на кроZlbb наконец к нему imklbeb^jm]Z -приятеля Генку. Генка робко останоbeky\
д_jyoFbrZkdhkbe]eZaZbkeZ[uf]hehkhfijhbag_k:
— Садись.
Генка осторожно сел на краешек стула, открыл рот, uimqbe]eZaZbls_lghiulZykvkijylZlvih^
стул сhb]jyagu_gh]bmklZился на Мишу.
Миша лежал на спине, устреми глаза  потолок. Лицо его ujZ`Zeh страдание. Изредка он
касался рукой поyadb на голо_ — не потому, что голоZ болела, а чтобы Генка обратил gbfZgb_ на
его бинты.
Наконец Генка набрался храбрости и спросил:
— Плохо тебе?
— Хорошо, — тихо от_lbe Миша, но глубоким a^hohf показал, что на самом деле ему очень
нехорошо, но он геройски перенос ит страшные муки.
Потом Генка спросил:
— В Москву уезжаешь?
— Да. — Миша опять a^hogme.
— Гоhjylkwr_ehghfIhe_ого.
— Ну? — Миша поднялся и сел на кроZlb. — Откуда ты знаешь?
— Слыхал.

Они помолчали, потом Миша посмотрел на Генку:
— А ты как, решил?
— Чего?
— Поедешь Fhkd\m?
Генка мотнул голоhc:
— Знаешь _^vhl_pg_imkdZ_l.
— Но тетка тhy Агриппина ТихоноgZ сколько раз тебя зZeZ Поедем, будем  одном доме
жить.
— Гоhjxl_[_hl_pg_imkdZ_l. — Генка a^hogme. — И тетя Нюра тоже…


— Тетя Нюра тебе не родная.

— Она хорошая, — мотнул голоhc=_gdZ.
— Агриппина ТихоноgZ_s_emqr_.
— Как же я поеду?
— Очень просто:  ящике под Z]hghf Ты туда спрячешься, а как отъедем от РеkdZ uc^_rv и
поедешь с нами.
— А если отец по_^_lih_a^?
— Вылезешь ;ZofZq_dh]^ZiZjh\hakf_gyl.


— Что я Fhkdе буду делать?

— Что хочешь! Хочешь — учись, хочешь — поступай на заh^lhdZj_f.
— Как это — токарем? Я _^vg_mf_x.
— Научишься. Подумай. Я тебе серьезно гоhjx.
— Про раз_^qbdh ты тоже серьез но гоhjbeZfg_aZfykhlZdihiZehqlhy^hkboihjihfgx.
— Раз_ я bghат, что Никитский напал на Реkd" А то обязательно пошли бы  раз_^dm Мы,
как Fhkd\mijb_^_faZibr_fky доброhevpubih_^_fgZnjhgl[_euo[blvIh_^_rv?
— Куда?
— Сначала Fhkd\mZihlhfgZnjhgl — белых бить.
— Если белых бить, то, пожалуй, можно, — уклончиhhlетил Генка.
Генка ушел. Миша лежал один и думал о Полеhf Почему он не приходит? Что особенного 
этом кортике? На рукоятке бронзоZyaf_cdZgZdebgd_олк, ск орпион и лилия. Что это значит?
Его размышления прерZe^y^y Сеня. Он hr_e комнату, снял пенсне. Глазки у него без пенсне
маленькие, красные, как бы испуганные. Потом он h^jmabei_gkg_gZghkbkijhkbe:
— Как ты себя чуkl\m_rvFboZbe?
— Хорошо. Я уже могу klZlv.
— Нет, нет, ты, пожалуйста, лежи, — забеспокоился дядя Сеня, когда Миша попытался
подняться, — пожалуйста, лежи! — Он постоял, затем прошелся по комнате, сноZ останоbeky. —
Михаил, я хочу с тобой погоhjblv.
“Неужели о камере?” — подумал Ми ша.
— Я надеюсь, что ты, как достаточно ajhkeuc чело_d гм… так сказать… способен меня
понять и сделать из моих слоihe_agu_ыh^u.
Ну, началось!
— Так hl, — продолжал дядя Сеня, — последний случай, имеrbc для тебя столь печальные
последстby я расс матриZx не как шалость, а как… преждеj_f_ggh_ klmie_gb_  политическую
борьбу.
— Чего? — Миша удиe_gghmklZился на дядю Сеню.
— На тhbo глазах происходит акт политической борьбы, а ты, чело_d молодой, еще не
оформиrbckyijbgyemqZklb_ этом акте. И напрасно.

— Как?! — изумился Миша. — Бандиты будут убиZlv Полеh]h а я должен молчать? Так,
по -Zr_fm?
— Как благородный чело_dlu^he`_gdhg_qghaZsbsZlvсякого пострадаr_]hghwlh том
случае, если, допустим, Полеhc идет и на него напали гр абители. Но  данном случае этого нет.
Происходит борьба между красными и белыми, и ты еще слишком мал, чтобы f_rbаться iheblbdm
Тh_^_eh — сторона.
— Сторона?! — заheghался Миша. — Я ж за красных.
— Я не агитирую ни за красных, ни за белых. Но счи таю сhbf долгом предостеречь тебя от
участия iheblbd_.
— По -Zr_fm пусть царствуют буржуи? — Миша лег на спину и натянул одеяло до самого
подбородка. — Нет! Как хотите, дядя Сеня, а я не согласен.
— Тh_]h согласия никто не спрашиZ_l, — рассердился дядя Сеня, — ты слушай, что гоhjyl
старшие?
— Вот я и слушаю. Полеhc _^v старший. Мой папа тоже был старший. И Ленин старший. Они
k_ijhlb буржуеBylh`_.
— С тобой неhafh`ghjZa]hариZlv! — ск азал дядя Сеня и ur_ebadhfgZlu.

9. ЛИНКОР “ИМПЕРАТРИЦА МАРИЯ”

В Реkd_klZghилось k_lj_ожней, и мама торопилась с отъездом.
Миша уже klZ\Ze но на улицу его не пускали. Только разрешили сидеть у окна и смотреть на
играющих ребят.
Все относились к нему с уZ`_gb_f Даже с Огородной улицы пришел Петька Петух, подарил
Мише тросточку с uj_aZggufbgZg_ckibjZeyfbjhf[Zfbdадратами и сказал:
— Ты, пожалуйста, Миша, ходи по нашей улице сколько угодно. Не бойся: мы тебя не тронем.
А Полеhc не приход ил. Как хорошо было сидеть с ним на крыльце и слушать удиbl_evgu_
истории про моря и океаны, бескрайний дb`msbcky мир… Может быть, самому сходить  больницу?
Попросить доктора, и его пропустят…
Но Мише не пришлось идти  больницу: Полеhc пришел сам. Еще издали, с улицы, донесся его
_k_euc]hehkFbrbghk_j^p_aZf_jehIhe_ой hr_eh^_luc h_ggmxnhjfmbkZih]bHgijbg_k
с собой солнечную свежесть улицы и ароматы голубого лета. Полеhc сел на стул рядом с Мишиной
кроZlvx Стул под ним жалобно заскр ипел. И они оба, Полеhc и Миша, смотрели друг на друга и
улыбались. Потом Полеhcoehigmejmdhcihh^_yem\_k_ehkhsmjbe]eZaZbkijhkbe:
— Скоро klZg_rv?
— ЗаljZgZmebpm.
— Вот и хорошо, — ПолеhcihfheqZeihlhfjZkkf_yeky:
— Лоdh ты lhjh]h -то сби л! Здороh Молодец! В долгу я перед тобою. Вот приду с фронта —
буду рассчитываться.
— С фронта? — Мишин голос задрожал. — Дядя Сережа… Возьмите меня с собой… Я Zkhq_gv
прошу, пожалуйста.
— Ну что ж, — ПолеhcihfheqZedZd[uh[^mfuая Мишину просьбу, можно… Поедете с моим
эшелоном до Бахмача, а с Бахмача я вас Fhkd\mhlijZлю. Понял?
— До Бахмача! — разочароZgb_ijhlygmeFbrZ. — Только дразнитесь.
— Не обижайся. — Полеhc похлопал его по руке. — Наhx_rvky еще, успеешь. Скажи лучше:
как к тебе корти к попал?
Миша покраснел.
— Не бойся, — засмеялся Полеhc, — рассказывай.
— Я случайно его уb^_e честное слоh Вынул посмотреть, а тут бабушка! Я его спрятал в
диZfZh[jZlghiheh`blvg_mki_e.
— Никому про кортик не рассказывал?
— Вот ей -богу!
— Верю, _jx, — успокоил его Полеhc.

Миша осмелел:
— Дядя Сережа, скажите, почему Никитский ищет этот кортик?
ПолеhchiylvihfheqZeihlhfkijhkbe:
— Помнишь, я тебе рассказывал про линкор “Императрица Мария”?
— Помню.
— Так hlGbdblkdbckem`belZf`_gZebgdhj_fbqfZghfG_]h^yc[uei_jой статьи, но это к
делу не относится. Перед aju\hffbgmllZdaZljbGbdblkdbcaZklj_ebeh^gh]hhnbp_jZYh^bgwlh
b^_e;hevr_gbdlhHnbp_jlhevdhdgZfijb[ueybnZfbebb_]hg_a наю. Я как раз находился hae_
его каюты. Слышу — спорят. Никитский того офицера называет Владимиром… Вдруг — бац —
uklj_e Я —  каюту. Офицер на полу лежит, а Никитский ulZkdbает из чемодана этот самый
кортик. Уb^_e меня выстрелил… Мимо. Он — за ко ртик. Сцепились мы. Вдруг — трах! — aju\ за
ним другой, и пошло… Очнулся я на палубе. Кругом дымище, грохот, k_jmrblkyZ руке — кортик.
Ножны, значит, остались у Никитского. И сам он пропал.
ПолеhcihfheqZeihlhfijh^he`Ze:
— Провалялся я  госпит але, а тут реhexpby гражданская hcgZ Смотрю — объяbeky
Никитский глаZj_f[Zg^uIjhgxoZeqlhy\J_ске, и налетел — старые счеты с_klbGZlZdhcjbkd
пошел! Видно, кортик ему и теперь нужен. Только не получит: что jZ]m на пользу, то нам h j_^ А
кончится hcgZjZa[_j_fkyqlhdq_fm.
Полеhcстал.
— Загоhjbeky я с тобой! Мамаше передай, чтобы собиралась. Дня через дZ выступим. Ну,
прощай!
Он подержал маленькую Мишину руку kоей большой, подмигнул ему и ушел.

10. ОТЪЕЗД

Эшелон стоял на ст анции. Миша с Генкой бегали его смотреть. Красноармейцы строили в
теплушках нары,  Z]hgZo — стойла для лошадей, а под классным Z]hghf ребята ukfhlj_eb
большой железный ящик.
— Смотри, Генка, как удобно, — гоhjbe Миша, залезая  ящик, — тут и спать мож но, и что
хочешь. Чего ты боишься? Всего одну ночь тебе g_fe_`Zlv:lZfih`ZemcklZi_j_oh^b Z]hgZy
поеду ysbd_.
— Тебе хорошо гоhjblvZdZdyk_klj_gdmhklZлю? — хныкал Генка.
— Подумаешь, сестренку! Ей k_]hljb]h^ZhgZbg_aZf_lblAZ то в Москву попадешь! — Миша
причмокнул губами. — Я тебя с ребятами познакомлю. У нас такие ребята! СлаdZ на пианино что
хочешь играет, даже в ноты не смотрит. Шурка Огурее — артист, бороду прилепит, его и не узнаешь.
В доме у нас кино, арбатский “Арс”. Шикарное кино! Все картины не меньше чем lj_ok_jbyo:g_
хочешь, остаZckyBpbjdZg_mидишь, и hh[s_gbq_]hIh`ZemcklZhklZайся.
— Ладно, — решился Генка, — поеду.
— Вот здороh! — обрадоZeky Миша. — Из Бахмача напишешь отцу письмо. Так, мол, и так,
уехал Fhkd\mdl_l_:]jbiibg_Lbohghне. Прошу не беспокоиться. И все ihjy^d_.
Они пошли ^hev эшелона. На одном вагоне мелом написано “Штаб”. К стенам Z]hgZ прибиты
плакаты. Миша принялся объяснять Генке, что на них нарисоZgh:
— Вот царь, b^ ишь: корона, мантия и нос красный. Этот, [_ehcjm[Zo_kgZ]Zcdhc, — урядник.
А вот эта змея с тремя голоZfb — это Деникин, Колчак и Юденич.
— А это кто? — Генка ткнул пальцем ieZdZl.
На нем был изображен толстяк q_jghfpbebg^j_khlисшим жиhlhf и хищным, крючкоZluf
носом.
Толстяк сидел на мешке с золотом. С его пальцеk^ebggufbgh]lyfbkl_dZeZdjhь.
— Буржуй, — от_lbeFbrZ. — На деньгах сидит. Думает k_oaZ^_gv]bdmiblv.
— А почему написано “Антанта”?
— Это k_jZно. Антанта — это союз k ех буржуеfbjhого капитала против Со_lkdhc\eZklb
Понял?

— Понял… — неуверенно прогоhjbe Генка. — А почему здесь написано “Интернационал”? —
Он показал на прибитый к Z]hgm[hevrhcnZg_jgucsbl.
На щите был нарисоZg земной шар, опутанный цепями, и мускулистый рабочий разбиZe эти
цепи тяжелым молотом.
— Это Интернационал — союз k_o рабочих мироh]h пролетариата, от_lbe Миша. —
Рабочий, — он показал на рисунок, — это и есть Интернационал. А цепи — Антанта. И когда цепи
разобьют, то h\k_ffbj_gZklmiblласть рабочих и никаких буржуе[hevr_g_[m^_l.
Наступил день отъезда.
Вещи погрузили на телегу. Мама прощалась с дедушкой и бабушкой. Они стояли на крыльце,
маленькие, старенькие. Дедушка —  с h_f потертом сюртуке, бабушка —  засаленном капоте. Она
утирала слезы и плаксиh морщила лицо. Дедушка нюхал табак, улыбался eZ`gufb глазами и
бормотал:
— Все будет хорошо… k_[m^_lohjhrh.
Миша a]jhfha^beky на чемодан. Телега тронулась. Она громыхала по нероghc мостоhc
подскакиZeZgZdehgyykvlh одну, то ^jm]mxklhjhgmDh]^Zl_e_]Zkернула с Алексеевской улицы
на ПриhdaZevgmxFbrZ последний раз уb^_efZe_gvdbc^_j_янный домик с зелеными стаgyfbb
тремя _j[Zfb за оградой палисадника. Из -под штукатурки торчали куски дранки и клочья пакли, а 
середине, меж двух окон, bk_eZdjm]eZyj`Z\Zy`_klygdZkgZ^ibkvxKljZohое общестhN_gbdk
1872 год”.

11. В ЭШЕЛОНЕ

Прижаrbkv лицом к стеклу, Миша смотрел в черную ночь, усеянную с_leufb точками звезд и
станционных огней. Протяжные гудки и пыхтение пароhah, лязг прицепляемых Z]hgh, тороплиu_
шаги кондуктороbkfZaqbdh, сноZших ^hevih_a^Zk[helZxsbfbkykетляками ручных фонарей,
наполняли ночь треh]hc не_^hfhc и тосклиhc М иша не отрываясь смотрел  окно, и чем больше
прижимался к стеклу, тем яснее ujbkhывались предметы в темноте.
Поезд дернулся назад, лязгнул буферами и останоbekyIhlhfkgh\Z^_jgmekygZwlhljZaперед
и, не останаebаясь, пошел, громыхая на стрелках и набирая скорость. Вот уже остались позади
станционные огни. Луна ureZ из облако Серой лентой проносились неподвижные дереvy будки,
пустые платформы… Прощай, Реkd!
На следующий день Миша проснулся рано, поезд не дb]Zeky Он вышел из Z]hgZ и подош ел к
ящику.
Эшелон стоял на запасном пути, без пароhaZ Безлюдно. Только дремал  тамбуре часоhc да
стучали копытами лошади \Z]hgZoFbrZihkdj_[ihysbdm.
— Генка, ue_aZc!
От_lZ не последоZeh Миша постучал. Молчание. Миша залез под Z]hg ящик пуст . Где ж
Генка? Неужели сбежал q_jZ^hfhc?
Его размышления прерZea\mdljm[uijhb]jZшей зорю. Эшелон пробудился и ожиbeklZgpbx
Из теплушек прыгали бойцы, умывались, забегали дежурные с котелками и чайниками. Запахло кашей.
Кто -то кого -то зZe кто -то кого -то ругал. Потом k_ ukljhbebkv ^hev эшелона  дZ ряда, началась
перекличка.
Бойцы были плохо и по -разному обмундироZgu<jy^Zoиднелись буденоdbk_ju_khe^Zlkdb_
шапки, каZe_jbckdb_nmjZ`db матросские бескозырки, казацкие кубанки. На ногах у одних сапоги, у
других — ботинки, Ze_gdb галоши, а кто и h\k_ стоял босиком… Солдаты, матросы, рабочие,
крестьяне. Старые и молодые, пожилые и соk_fxgu_.
Миша заглянул  штабной Z]hg и уb^_e Генку: он стоял и утирал рукаhf слезы. Перед ним за
сто лом сидел молоденький парнишка  заплатанной гимнастерке, перехZq_gghc ^hev и поперек
ремнями, rbjhq_gguo]Zebn_kdjZkgufdZglhfbdh`Zgufbe_yfbGhkbdmiZjgbrdbfZe_gvdbcZ
уши большие. Во рту трубка. Он меланхолически сплеuал через стол мимо Ге нки, который
a^jZ]bал при каждом плеd_[m^lh него летит пуля.
— Так, — строго гоhjbliZjgbrdZ, — значит, как тhynZfbeby?

— Петро, — koebiu\Z_l=_gdZ.
— Ага, Петро:g_решь?
— Не -е-е…
— Смотри у меня!
— Ей -богу, пра^Z? — хнычет Генка.
Опять пауза, посасывание трубки, плеdb и допрос продолжается, причем hijhku и от_lu
поlhjyxlky[_kqbke_ggh_fgh`_klо раз.
Генку арестоZeb" Миша отпрянул от вагона и побежал искать Полеh]h Он нашел его hae_
площадок с орудиями, которые ПолеhchkfZljbа л f_kl_k^jm]bfbdhfZg^bjZfb.
— Сергей Иваныч, — обратился к нему Миша, — там Генку арестоZeb Отпустите его,
пожалуйста.
— Кто арестоZe"DZdh]h=_gdm? — удиbekyIhe_ой.
— Там, rlZ[_gZqZevgbd синих галифе, молоденький такой.
Все рассмеялись.
— Ай да Степа! — крикнул один из h_gguo.
— Погоди. Разберемся сейчас.
Все e_aeb в штабной Z]hg Парнишка kdhqbe приложил руку к сломанному козырьку и,
ulygmшись перед ПолеufhljZihjlhал:
— Дозhevl_ доложить, тоZjbs командир. Только что задержан подозрительный преступник. —
Он показал на хныкающего Генку. — Признал себя bghным, что фамилию имеет Петро имя
Геннадий, сбежал от родителей  Москву до тетки. Отец — машинист. Оружие при нем обнаружено:
три гильзы от патронов. Пойман на месте престу пления — ysbd_ih^агоном, kiys_fиде.
Он опустил руки и стоял, маленький, чуть поur_=_gdb.
СдержиZykf_oIhe_\hckljh]hihkfhlj_egZ=_gdm:
— Зачем под Z]hgaZe_a?
Генка еще пуще заплакал:
— Дяденька, честное слоhy Москву, к тетке, пусть М иша скажет!
— Сейчас разберемся… — сказал Полеhc. — Ты, Степа, — обратился он к парнишке, — беги до
старшины, пусть сюда идет.
— Есть сбегать до старшины, пусть сюда идет! — Степа по_jgmekydjm]hfbыскочил из Z]hgZ.
— А вы марш отсюда! — приказал Поле hcfZevqbdZf.
Генка ue_abaагона. Миша шепотом спросил у Полеh]h:
— А кто этот парнишка?
— О, брат! — засмеялся Полеhc. — Это большой чело_d Степан Иваноbq Резнико курьер
штаба.

12. БУДКА ОБХОДЧИКА

Вторую неделю стоял эшелон на станции Низкоd а.
— Бахмач не принимает, не хZlZ_l пароhah, — объяснял Генка. Он считал себя знатоком
железнодорожных дел.
Генка ехал теперь wr_ehg_gZe_]Zevghfiheh`_gbbHl_pjZaukdZe_]hhlh^jZebohl_em\_alb
обратно  Реkd Но Полеhc увел отца Генки к себе  Z]hg о чем они там гоhjbeb неиз_klgh но,
uc^yhllm^Zhl_pofmjhihkfhlj_egZ=_gdmbh[tyил, что k_[m^_ldZdj_rblfZlv.
На другой день он опять приехал из РеkdZ при_a Генкины _sb и письмо к тете Агриппине
Тихоноg_ Он долго разгоZjb\ ал с Генкой, читал ему настаe_gby и уехал, ay с Мишиной мамы
обещание передать Генку тете “с рук на руки”.
А эшелон k_ стоял на станции НизкоdZ Красноармейцы разh^beb между путями костры,
Zjbeb  котелках похлебку. По _q_jZf в черной золе тлели ог оньки. В Z]hgZo растягиZeZkv
гармошка, дребезжала балалайка, распеZebkv частушки. Бойцы сидели на разбросанных шпалах, на
рельсах или просто на земле, разгоZjb\Zeb о политике, о железнодорожных порядках, о боге, о
продоhevklии.

Продовольстbyg_oат ало, и hlh^gZ`^uFbrZb=_gdZhlijhkbebkv лес за грибами.
Лес был _jklZo пяти. Мальчики urebjZghmljhfjZkkqblu\Zydечеру вернуться.


Идти пришлось не пять _jkl а больше. Дорогу им объяснили не праbevgh Они проплутали
целый день, и, когда наконец насобирали грибо и дbgmebkv обратно, уже смеркалось. Пошел дождь,
тучи совсем затемнили небо.

“Почему так нераghf_jgh расположены шпалы под рельсами? — думал Миша, шагая рядом с
Генкой по железнодорожному полотну. — Один шаг получается большой, другой — маленький. Очень
неудобно”. Они пошли по насыпи, бескрайними полями. Изредка далеко -далеко, скhav пелену дождя,
b^g_eZkv^_j_енька и к ак будто слышалось мычание короeZckh[Zdkdjbi_gb_`mjZля на колодце
— те отдаленные звуки, что слышатся  шуме дождя, когда далеко  _q_jg_f тумане путник b^bl
селение.
Уже в темноте они добрались до будки обходчика. Отсюда до Низковки _jkliylv.
— ДаZcaZc^_f, — предложил Генка.
— Незачем. Только j_fyl_jylv.
— Чего мокнуть под дождем? Переночуем, а заljZihc^_f.
— Нет. Эшелон могут отпраblv.
— Фью! — сbklgme=_gdZ. — Его еще через неделю не отпраylAZc^_fOhlvоды напиться.
Они постучали .
В ограде залаял пес, потом за д_jvxjZa^Zeky`_gkdbc]hehk:
— Чего надоть?
— Тетенька, — тоненьким голоском пропищал Генка, — h^bpubkiblv.
Пес за оградой заметался на цепи и залился пуще прежнего. Стукнул засо д_jv открылась.
Через тесные сени маль чишки hreb просторную избу.
Кто -то заhabekygZi_qbbfm`kdhcklZjq_kdbcdZreyxsbc]hehkkijhkbe:
— Матрена, кого imklbeZ?
— Сынко, — от_lbeZ`_gsbgZa_ая. — Водицы просят… По грибы ходили?
— Ага.
— Идете куда?
— В Низкоdm.
— Как же u, — протян ула женщина. — На ночь -то глядя?
— Да hl тетенька, — ухZlbeky за это замечание Генка, — я и то гоhjx Может, пустите
переночеZlv?
— Чего ж не пустить! Места не жалко. И дождь… Ишь как сыплет, гоhjbeZ`_gsbgZklZkdbая
с печи и постилая на полу тулуп , — да и лихие люди шатаются, а то и под поезд попадете. Ложитесь. До
с_lZздремнете, а там и дойти недолго.
Она набросила крючок на д_jv задула лучину и, кряхтя, полезла на печь. Мальчики улеглись и
сразу уснули.

13. БАНДИТЫ

И приснилась Мишке какая -то неразбериха. Жеребенок hjhghc с коротким раз_ающимся
хhklhfj_aится, kdb^u\ZyaZ^gb_gh]bfqblkyihihexmih^gh`byhlесной скалы.
Все смеются: Полеhc дедушка, Никитский… Смеются над ним, над Мишей. А жеребенок то
ос таноblkygZ]g_l]heh\mlh[judg_lgh]Zfbbhiylvfqblkyihihex.
Вдруг… это не жеребенок, а огромный hjhghc конь. Он с разбегу кидается на от_kgmx скалу и
a[bjZ_lky по ней, как громадная черная муха, а Никитский стучит по дереву рукояткой нагайки:
“Д ержи коня, держи коня!” Конь a[bjZ_lky k_ медленней и медленней. “Держи коня, держи коня!”
кричит Никитский. Вдруг лошадь отрывается от скалы и со страшным грохотом летит ijhiZklv…
Грохот прерZekymFbrbguogh]едро еще раз зydgmehbmlboeh.

— Держ и коня! — опять крикнул кто -то из избы во дhjbыругался:
— А, черт, понастаbeblml!
Чиркнула спичка. Тусклая лучина осветила высокого человека в бурке. На дhj_j`ZebehrZ^bb
залиZekyg_bklhым лаем пес.
— Это кто? — спросил чело_d бурке, указывая нагайкой на лежащих m]emj_[yl.
— Ребятишки со станции, по грибы ходили, — хмуро от_lbe хозяин. Он стоял  исподнем, с
лучиной  руках; его kdehdhq_ggZy борода тенью плясала по стене. — Да спят они, чего вы
беспокоитесь!..
— Поговори!.. — прикрикнул н а него чело_d бурке. И в ту секунду, когда, притhjykvkiysbf
Миша прикрыл глаза, над ним мелькнул колючий a]ey^ba -под черного чуба и папаха… Никитский!


Никитский подошел к обходчику:

— Прошел пароhagZGbadhку?
— Прошел, — угрюмо от_lbeklZjbd .
— Ты что же, старый черт, финтить?
Никитский схZlbe_]haZjm[ZrdmgZ]jm^bkdjmlbe__ кулаке, притянул к себе. ГолоZklZjbdZ
откинулась назад.
— Греха… — прохрипел старик, — греха на душу не приму…
— Не примешь? — Никитский, не uimkdZyh[oh^qbdZ ударил его по лицу рукояткой нагайки. —
Не примешь? Через час должен поезд пройти, а ты fhgZobaZibkZeky? — Он еще раз ударил его.
Старик упал.
Никитский u[_`Zeо дhj.
Некоторое j_fylZfkeurZebkv]hehkZdhgkdbclhihlbсе стихло.
Только пес продо лжал лаять и рZlvkykp_ib.
Через час должен пройти поезд! С НизкоdbIZjhоз туда уже ur_eFh`_l[ulvbowr_ehg"
И ^jm] страшная догадка мелькнула  Мишином мозгу: бандиты хотят напасть на эшелон! Миша
kdhqbe Что же делать? Как предупредить? За ча с они не добегут до Низкоdb… — На полу стонал
обходчик. Возле него, охая и причитая, хлопотала хозяйка.
Миша растолкал Генку:
— Вставай! Слышишь, klZай!
— Чего, чего тебе? — бормотал спросонья Генка.
Миша тащил его. Генка брыкался, пытался сноZme_qvkygZlmemi.
— Вставай, — Миша тряс Генку, — здесь Никитский. Они хотят напасть на эшелон…
Мальчики u[jZebkvbaklhjh`db.
Дождь прекратился. Земля отдавала eZ]hc С крыши раghf_jgh падали капли. Полная луна
ос_sZeZdjZyj_^_xsboh[eZdh, полотно железной дороги, блестящие рельсы.
Пес h^\hj_g_eZyeg_]j_f_ep_ivxZыл жутко и тосклиh.
Миша и Генка долго бежали по тропинке ^hev насыпи и остановились, уb^_ на путях темные
фигуры людей. Послышалс я лязг железа — бандиты разбирали путь.
Это было самое ukhdh_ место насыпи перед маленьким мостиком, перекинутым через оjZ] К
оjZ]m спускалась рощица. Мальчики услышали ржание лошадей, хруст _lhd приглушенные голоса.
Тихонько спустились они с насыпи, обогнули рощу и сноZihfqZebkvо весь дух.
Холодный расс_l k_ ясней очерчиZe контуры предмето раздb]Ze дали. Вот b^gu уже
станционные огни. Мальчики бежали изо k_o сил, не чуkl\my острых камней, не слыша шума _ljZ
Вдруг донесся отдаленный про тяжный гудок пароhaZHgbgZk_dmg^mhklZghились и сноZihg_kebkv
i_j_^ Они ничего не b^_eb кроме изогнутых железных поручней пароhaZ окутанных клубами
белого пара. Поручни эти k_ увеличиZebkv и увеличиZebkv стали соk_f громадными и заслонили
собой пароha Миша хотел ухZlblvky за них, как ^jm] чья -то сильная рука останоbeZ его… Перед
мальчиками стоял Полеhc.
— Ну, — строго спросил Полеhc, — где шатались?

— Сергей Иваныч… — Миша тяжело дышал, — там Никитский…
— Где? — быстро спросил Полев ой.
— Там… h\jZ]_…
— В оjZ]_? — переспросил Полеhc.
— Да.
— Вот как… — Полеhc на секунду задумался. — Ладно! А теперь марш  Z]hg И смотрите,
больше из Z]hgZg_ылезать, а то под замок посажу.

14. ПРОЩАНИЕ

Бой продолжался не долго. Бандиты удрал и, остаb убитых. Одинокие лошади метались по полю.
Красноармейцы ловили лошадей, расседлыZebihfhkldZfaZ]hgyeb вагоны.
Бойцы быстро hkklZghили путь. Поезд дbgmeky^Zevr_.
В Бахмаче классный вагон отцепили от эшелона для дальнейшей отпраdb  Мос кву. А эшелон
уходил на фронт.
Перед отходом эшелона ПолеhcbFbrZmk_ebkv тени пакгауза: Миша — на земле, Полеhc —
на пустом ящике.
— Ну, Миша, что скажешь на прощание?
Миша ничего не от_qZelhevdhijylZe]eZaZ.
— Да, — сказал Полевой, — пришла нам пора расстаZlvky Не знаю, уb^bfky или нет, так hl
смотри…
Он ugme кортик и положил его на ладонь. Кортик был k_ такой же, с побуреr_c рукояткой и
бронзоhc змейкой. Полеhc по_jgme рукоятку  ту сторону, куда смотрела голова змеи. Рукоятка
jZsZeZk ь по спирали змеиного тела и uернулась соk_f.
Полеhc отъединил от рукоятки змейку и вытянул стержень. Он предстаeye собой с_jgmlmx
трубкой тончайшую металлическую пластинку, испещренную непонятными знаками: точками,
черточками, кружками.
— Знаешь, чт о это такое? — спросил Полеhc.
— Шифр? — Миша hijhkbl_evgh\a]eygmegZIhe_ого.
— Праbevgh шифр. Только ключ от этого шифра в ножнах, а ножны у Никитского. Понял
теперь, почему ему нужен кортик?
Миша ут_j^bl_evghdbнул голоhc.
ПолеhcстаbegZf_klhieZklbgdmaZинтил рукоятку:
— Чело_dZba -за этого кортика убили — значит, есть g_flZcgZGZ^_yekyywlmlZcgmhldjulv
да j_fy не то… — И таскать его за собой больше нельзя. Никто судьбы сh_c не знает, тем более
hcgZLZd hl[_jb… — Он протянул Мише кортик. — Вернусь с фронта — займусь этим кортиком,
а не _jgmkv… — Он подмигнул Мише. — Не _jgmkv — значит, память обо мне останется.
Миша ayedhjlbd.
— Что же ты молчишь? — спросил Полеhc. — Может быть, боишься?
— Чего мне бояться?
— Главное, — сказал Полеhc, — не болтай и берегись одного чело_dZ.
— Никитского?
— Никитский на тебя и не подумает. Да и где ты его уb^brv?klv_s_h^bgq_ehек. Искал я его
 Реkd_ не нашел. Но он реkdbc У Никитского  денщиках служил. М ожет быть, случай Zk
столкнет, так остерегайся.
— Кто же это?
Полеhckghа посмотрел на Мишу.
— Фамилия его Филин.
— Филин… — задумчиhihторил Миша. — У нас h^\hj_lh`_Nbebg`bет.
— Как его имя -отчество?
— Не знаю. Я его сына знаю — Борьку. Его реб ята “Жилой” зовут.
ПолеhcaZkf_yeky.

— Жила… А он из РеkdZwlhlNbebg?
— Не знаю.
ПолеhcaZ^mfZeky.
— Филиных много. А этот jy^ ли  Моск_ должен он запрятаться поглубже. А все же
остерегайся. Этот народ такой: одним духом fh]be_скую губернию отп раylIhgye?
— Понял.
— Не робей, Михаил Григорьеbq! — Полеhcoehigme_]hihie_qm. — Ты уже ajhkeucfh`gh
сказать. Снялся с якоря. Только помни…
Он klZeFbrZlh`_ih^gyeky.
— Только помни, Мишка, — сказал Полеhc, — жизнь — как море. Для себя жить захочешь —
будешь как одинокий рыбак  негодной лодчонке: к мелкоh^vx жаться, на один и тот же берег
смотреть да затыкать пробоины рZgufb штанами. А будешь жить для народа — на большом корабле
поплывешь, на широкий простор uc^_rv Никакие бури не страшн ы, _kv мир перед тобой! Ты за
тоZjbs_cZlhарищи за тебя. Понял? Вот и хорошо! — Он протянул Мише руку, еще раз улыбнулся и
пошел по нероgufriZeZfысокий, сильный, gZ[jhr_gghcgZie_qbk_jhckhe^Zlkdhcrbg_eb.
Перед отходом поезда состоялся митин г. На hdaZe_ собралось много народу. Пришли жители
города и рабочие депо. Девушки прогулиZebkv по платформе, грызли семечки и пересмеиZebkv с
бойцами.
Митинг открыл Полеhc Он стоял на крыше штабного вагона, над щитом с эмблемой
Интернационала. Полеhc сказал, что над Со_lkdhc Россией наbkeZ угроза. Буржуазия k_]h мира
ополчилась на молодую Со_lkdmx Республику. Но рабоче -крестьянская eZklv одолеет k_o jZ]h, и
знамя Сh[h^uодрузится над k_ffbjhfDh]^ZIhe_ой кончил гоhjblvсе кричали “ур а”.
Затем uklmibe один боец. Он сказал, что у армии кругом нехZldZ но она, армия, сильна сhbf
несгибаемым духом, сh_c _jhc  праh_ дело. Ему тоже хлопали и кричали “ура”. Миша с Генкой,
сидя на крыше штабного Z]hgZlh`_oehiZeb ладоши и кричали “ура” громче k_o.
Потом эшелон отошел от станции.
В широко открытых д_jyo теплушек сгрудились красноармейцы. Некоторые из них сидели,
с_kb из Z]hgZgh]b стоптанных ботинках и рZguoh[fhldZo^jm]b_klhyebaZgbfb<k_hgbi_eb
“Интернационал”. Звуки его заполняли станцию, uju\Zebkv широкую степь и неслись по необъятной
земле.
Толпа, стояrZygZi_jjhg_ih^oатила гимн. Миша uодил его сhbfaонким голосом. Сердце
его uju\Zehkv f_kl_ с песней, по спине пробегала непонятная дрожь, к горлу подкатыZe тесный
комок, и на глазах показались непозh лительные слезы. Поезд уходил и наконец скрылся, bevgm\
длинным закругленным хhklhf.
Вечер зажег на небе мерцающие огоньки, толпа расходилась, и перрон опустел.
Но Миша не уходил. Он k_ глядел ke_^ ушедшему поезду, туда, где с_jdZxsZy путаница
рельсов слиZeZkv одну узкую стальную полосу, прорезаrmx]hj[ZluclmfZgguc]hjbahglBi_j_^
глазами его стоял эшелон, красноармейцы, Полеhc  серой солдатской шинели и мускулистый
рабочий, разбиZxsbcly`_euffhehlhfp_ibhimluающие земной шар.







ЧАСТ Ь ВТОРАЯ. ДВОР НА АРБАТЕ
15. ГОД СПУСТЯ

Шум в коридоре разбудил Мишу. Он открыл один глаз и тут же зажмурился. Короткий луч солнца
пробрался из -за ukhdbo соседних зданий и тысячью неугомонных пылинок клубился между окном и
лежащим на полу коjbdhf<urbl ый на коjbd_ihehkZluclb]jlh`_`fmjbe]eZaZb^j_fZemldgm\

голову ж ulygmlu_eZiuWlh[ue^jyoeuclb]jihl_jlucb[_ah[b^gucKdhрика луч перебрался на
край стола, заблестел на никеле маминой кровати, ос_lbe ш_cgmx машину и ^jm] исчез, будто и не
был h\k_.
В комнате стемнело. Снизу, с Арбата и со дhjZ^hghkbebkvij_^hkl_j_]Zxsb_aонки трамZ_,
гудки аlhfh[be_c _k_eu_ детские голоса, крики точильщиков, старьеsbdh — разноголосые,
ликующие звуки _k_gg_cmebpu.
Миша дремал. Не klZать ж е i_jый день каникул h[uqgh_ремя. Сегодня _kv^_gv]meylv
Красота!
В комнату, с утюгом в руках, hreZfZfZiheh`beZgZklhekeh`_ggh_h^_yehihklZила утюг на
опрокинутую самоZjgmxdhgnhjdmJy^hfgZklme_[_e_eZ]jm^Z\uklbjZggh]h[_evy.
— М иша, klZай, — сказала мама. — ВстаZckughdih[uklj_c.
Миша лежал не дb]ZykvIhq_fmfZfZсегда знает, спит он или нет? Ведь он лежит с закрытыми
глазами…
— Вставай, не притhjycky… — Мама подошла к кроZlbaZkmgmeZjmdmih^h^_yeh.
Миша поджал ноги под себя, но холодная мамина рука упорно преследовала его пятки. Миша
расхохотался и kdhqbekdjhати.
Он быстро оделся и отпраbekymfu\Zlvky.
В сумраке запущенной кухни белел кафельный пол, us_j[e_gguc от колки дро На серых
стенах чернели длинные му тные потеки — следы лопнуr_]habfhcодопроh^Z.
Миша снял рубашку с т_j^uf намерением вымыться до пояса. Он даgh так решил: с перh]h
дня каникул начать холодные обтирания.
ПоежиZykv он открыл кран. Звонкая струя ударилась о ракоbgm острые брызги м орозно
кольнули Мишины плечи.
Да, холодноZlZ_s_одичка… Конечно, он твердо решил с перh]h^gydZgbdmegZqZlvoheh^gu_
обтирания, но… _^vbojZkimklbebgZ^е недели раньше, не перh]hbxgyZiylgZ^pZlh]hfZyJZaе
он bghат, что школу начали ремонт ироZlv" Решено: он будет обтираться с перh]h июня. Миша
сноZgZ^_ejm[Zrdm.
Причесываясь перед зеркалом, он gbfZl_evghjZkkfhlj_ekое лицо. Плохой у него подбородок!
Если бы нижняя челюсть u^Zалась i_j_^lhhgh[eZ^Ze[ukbehcоли, — это еще у Джека Лондона
написано. А ему необходима сильная hey Факт, смалодушничал с обти ранием. И так каждый день.
Начал вести днеgbd тетрадь за_e разрисоZe а потом бросил — не хZlbeh терпения. Решил делать
утреннюю гимнастику, даже гантели раздобыл — и тоже бросил: то  школу надо поскорей, то еще
что -нибудь, а попросту гоhjy лень. И hh[s_ задумает что -нибудь такое и начинает откладывать: до
понедельника, до перh]hqbkeZ^hghого учебного года… Слабоволие и бесхарактерность!
Миша uiylbe челюсть. Вот такой подбородок должен быть у чело_dZ с сильной he_c Нужно
k_ремя так де ржать зубы, и постепенно нижняя челюсть uiylblkyперед.
На столе дымилась картошка. Рядом, на тарелке, лежали дZ ломтика черного хлеба —
сегодняшний паек.
Миша разделил сhxihjpbxgZljbqZklb — заljZdh[_^m`bg — и ayeh^bgdmkhq_dHg[ue
настоль ко мал, что Миша и не заметил, как съел его. Взять, что ли, lhjhc" Поужинать можно и без
хлеба… Нет! Нельзя! Если он съест сейчас хлеб, то _q_jhffZfZh[yaZl_evghhl^Zkl_fmk\hxihjpbx
и сама останется без хлеба.
Миша положил обратно хлеб и решительно в ыдbgmeперед нижнюю челюсть. Но wlhремя он
жеZe]hjyqmxdZjlhrdmbыдbgm челюсть, больно прикусил себе язык.

16. КНИЖНЫЙ ШКАФ

После заljZdZFbrZkh[jZekymclbghfZfZhklZghила его:
— Ты куда?
— Пойду пройдусь.
— На дhj?
— И на дhjaZc^m.

— А книги кто уберет?
— Мне сейчас некогда.
— Я должна за тобой убирать?
— Ладно, — пробурчал Миша. — Ты k_]^Z так: пристанешь, когда у меня каждая минута
рассчитана!
В шкафу Мишина полка lhjZy снизу. Вообще шкаф книжный, но он используется и под белье и
под посуду. Другого шкафа у них нет.
Миша ulZsbe книги, подмел полку сапожной щеткой, покрыл газетой “Экономическая жизнь”.
Затем уселся на полу и, разбирая книги, начал их ihjy^d_mklZgZлиZlv.
Перuf он постаbe дZ тома энциклопедии Брокгауза и Еф рона. Это самые ценные книги. Если
иметь k_ hk_fv^_kyl дZ тома, то и в школу ходить не надо: umqbe _kv словарь — hl и получил
ukr__h[jZahание.
За Брокгаузом станоylky “Мир приключений”  двух томах, собрание сочинений Н.В.Гоголя 
одном томе, То лстой — “ДетстhHljhq_klо. Юность”, Марк Т_g — “Приключения Тома Сойера”.


А это что? Гм! Чарская… “Княжна ДжаZoZ СлезлиZy деqhghqvy книга. Только переплет
красиucGm`ghыменять ее у СлаdbgZ^jm]mxKeZка любит книги djZkbых переплетах.

С книгой  руке Миша e_a на подоконник и открыл окно. Шум и грохот улицы hj\Zebkv в
комнату. Во все стороны расползалась громада разноэтажных зданий. Решетчатые железные балконы
казались прилепленными к ним, как и тонкие пожарные лестницы. МоскZ -река в илась изbebklhc
голубой лентой, перехZq_gghc черными кольцами мосто Золотой купол храма Спасителя сиял
тысячью солнц, и за ним Кремль устремлял к небу _jomrdbkоих башен.
Миша ukmgmekybahdgZbdjbdgme:
— СлаdZ -а-а!..
В окне третьего этажа пояbeky СлаZ — болезненный мальчик с бледным лицом и тонкими
длинными пальцами.
Его дразнили “буржуем” за то, что он носил бант, играл на рояле и никогда не дрался. Его мать —
пеbpZ а отец — глаguc инженер фабрики имени С_j^ehа , той самой фабрики, где работают
Мишина мама, Генкина тетка и многие жильцы этого дома. Фабрика долго стояла, а теперь готоblkyd
пуску.


— СлаdZ — крикнул Миша, — даZcf_gylvky — Он потряс книгой. Шикарная _svDgy`gZ
ДжаZoZAZqblZ_rvky!

— У меня есть эта книга.
— НеZ`ghKfhljbdZdZyh[eh`_qdZ:"Lufg_^ZcH\h^Z.
— Нет!
— Потом сам попросишь, но уже не получишь…
— Ты когда во дhj\uc^_rv? — спросил СлаZ.
— Скоро.
— Приходи к Генке, я буду у него.
— Ладно.
Миша слез с окна, постаbedg игу на полку. Пусть постоит. Осенью rdhe_hg__h[f_gy_l.
Вот это книжечки! “Кожаный чулок”, “Всадник без голоu “Восемьдесят тысяч _jkl под
h^hc<^_[jyo:njbdbDhбои, прерии, индейцы, мустанги…
Так. Теперь учебники: КиселеJu[dbgDjZ_ич, Шапошникоb<Zevp_, Глезер и Петцольд… В
прошлом году их редко приходилось открывать. В школе не было дро  замерзших пальцах не
держался мел. Ребята ходили туда из -за пустых, но горячих дароuos_c.
Это была суроZy]heh^gZyabfZlukyqZ^_ятьсот дZ^ цать перh]h]h^Z.

Миша уложил тетради, альбом с марками, циркуль с погнутой иглой, треугольник со стертыми
делениями, транспортир. Потом, покосиrbkv на мать, ощупал сhc тайный с_jlhd спрятанный за
сyadhcklZjuoijbeh`_gbcd`mjgZemGbа”.
Кортик на месте. Миша чуklоZekdозь тряпку т_j^mxklZev_]hdebgdZ=^_l_i_jvIhe_ой?
Он прислал одно письмо, и больше от него ничего нет. Но он приедет, обязательно приедет. Война,
пра^Z кончена, но не соk_f Только _kghc u]gZeb белофинно из Карелии. Н а Дальнем Востоке
наши дерутся с японцами.
И вообще Антанта готоblgh\mxойну. По k_fmидно.
Вот Никитский, на_jgh_ убит. Или удрал за границу, как другие белые офицеры. Ножны
остались у него, и тайна кортика никогда не откроется.
Миша задумался. Кто k_ -таки этот Филин, заkdeZ^hf Борькин отец? Не тот ли это Филин, о
котором гоhjbe_fmIhe_ой? Он, кажется, из РеkdZDZ`_lkyFbrZg_kdhevdhjZakijZrbал об
этом маму, но мама точно не знает, а hl:]jbiibgZLbohghна, Генкина тетка, как будто знае т. Когда
Миша спросил ее о Филине, она плюнула и сердито загудела: “Не знаю и знать не хочу! Дрянной
чело_d;hevr_gbq_]h:]jbiibgZLbohghна не сказала, но, b^ghqlh -то знает. Только гоhjblvg_
хочет. Строгая женщина, ukhdZylZdZyihegZy<k___[ оятся, даже упра^hfHgevklbо называет ее
“наша обширнейшая Агриппина Тихоновна”. К тому же “делегатка” — самая глаgZy женщина на
фабрике. Один только Генка ее не боится: чуть что начинает собираться обратно  Реkd Ну,
Агриппина ТихоноgZk_cqZk`_g а попятную.
…Как же узнать k_ -таки про Филина? Не догадался он спросить у Полеh]h_]hbfy -отчестh.
Миша a^hogmeaZdjuerdZnbhlijZился к Генке.

17. ГЕНКА

Генка и СлаZb]jZeb\rZofZlu>hkdZknb]mjZfbe_`ZeZgZklme_KeZа стоял, Генка сидел на
краю широкой кроZlbihdjulhckl_]Zgufh^_yehfkысокой пирамидой подушек, доходиr_ckоей
_jomrdhc^hfZe_gvdhcbdhgdbисеr_cih^kZfufihlhedhf.
Агриппи на Тихоновна, Генкина тетка, раскатывала на столе тесто. Была, b^bfh чем -то
недоhevgZbkmjhо посмотрела на hr_^r_]h комнату Мишу.
— Где ты пропадал? — крикнул Генка. — Гляди, я сейчас сделаю Слаd_fZl\ljboh^ZK_cqZk
я его: айн, цZc^jZc…
— “Цвай, драй”! — загудела Агриппина ТихоноgZ. — Слезай с кровати! Нашел место!
Генка сделал легкое движение, показывающее, что он слезает с кроZlb.
— Не ерзай, а слезай! Кому гоhjx?
Агриппина ТихоноgZgZqZeZyjhklghjZkdZluать тесто, потом сноZaZ]m^_e а:
— Стыд и срам! Взрослый парень, а туда же — капусту изрезал, behd испортил! От_qZc зачем
изрезал?
— Кочерыжку достаZeHgZам все раghgbdq_fm.
— Так не мог ты, дурная тhy голова, осторожно резать? Вилок я на голубцы приготоbeZ а ты
_kvebkl испортил.
— Голубцы, тетя, — лениh от_lbe Генка, обдумывая ход, — голубцы, тетя, — это мещанский
предрассудок. Мы не какие -нибудь нэпманы, чтобы голубцы есть. И потом, какие же это голубцы с
пшенной кашей? Были бы хоть с мясом.
— Ты меня еще будешь учит ь!
— Честное слоhl_lyyам удиeyxkv, — продолжал разглагольстh\Zlv=_gdZg_hlju\Zy]eZa
от шахмат. — Вы, можно сказать, такой b^guc чело_d а hegm_l_kv из -за какой -то несчастной
кочерыжки.
— Молчи, а то hlwlhckdZedbhlедаешь!
— Я молчу. А с калкой не грозитесь, k_jZно не ударите.
— Это почему? — Агриппина ТихоноgZm]jh`Zxs_ыпрямилась.
— Не ударите.
— Почему не ударю, спрашиZxyl_[y?

— Почему? — Генка поднял пешку и задумчиh держал ее  руке. — Потому, что u меня
любите, тетенька, лю бите и уZ`Z_l_…
— Дурень, ну, праh дурень! — засмеялась Агриппина Тихоновна. — Ну почему ты такой
дурень?
— Мат! — объяbeдруг Слава.
— Где? Где? Где мат? — заheghался Генка. — Пра^Z Вот b^bl_ тетя, — добавил он
плачущим голосом, — из -за Zrbo] олубцо\_jgmxiZjlbxijhb]jZe!
— Не_ebdZ[_^Z! — сказала Агриппина ТихоноgZbышла на кухню.
— Что ты, Генка, k_\j_fykl_ldhckkhjbrvky? — сказал СлаZ.
— Я? Ссорюсь? Что ты! Это раз_kkhjZ"Mg__lZdZyfZg_jZjZa]h\Zjbать. — Генка сноZgZqZe
рас стаeylvnb]mjugZ^hkd_. — ДаZcku]jZ_fFbrZ.
— Нет, — сказал Миша. — Чего дома сидеть!
Генка сложил шахматы, закрыл доску. Мальчики побежали h^\hj.

18. БОРЬКА -ЖИЛА

Уже май, но снег на заднем дhj__s_g_khr_e.
НаZe_ggu_aZabfmkm]jh[uhk_ebihq_jg_ebk`ZebkvghaZsbs_ggu_осемью этажами тесно
стоящих зданий, не сдаZebkv солнцу, которое изредка iheaZeh h дhj и дремало на узкой полоске
асфальта, на белых кZ^jZlZodeZkkh”, где прыгали деhqdb.
Потом с олнце поднималось, лениhdZjZ[dZehkvihkl_g_\k_ыше и ur_ihdZg_kdju\ZehkvaZ
домами, и только kimq_ggu_ расщелины асфальта еще долго u^uoZeb из земли теплый волнующий
запах.
Мальчики играли царскими медяками ijbkl_ghq_d=_gdZbahсех сил рас стаeyeiZevpuqlh[u
дотянуться от сh_cfhg_lu^hFbrbghc:
— Нет, не достанешь, — гоhjbeFbrZ, — не достанешь… Бей, Жила, тhyhq_j_^v.
— Мы вдарим, — бормотал Борька, прицелиZykvgZKeZину монету.
— Есть! — Его широкий сплюснутый пятак покрыл Славин. — Гони копейку, буржуй!
СлаZihdjZkg_e:
— Я уже все проиграл. За мной будет.
— Что же ты b]jme_a_rv? — закричал Борька. — Здесь ^he]g_b]jZxl>Zай деньги!
— Я _^vkdZaZel_[_ — нету. Отыграю и отдам.
— Ах так?! — Борька схZlbeKeZин пятак. — Отдашь долг — тогда получишь обратно.
— Какое ты имеешь праh? — Слаbg голос дрожал от heg_gby на бледных щеках uklmibe
румянец. — Какое ты имеешь праhwlh^_eZlv?
— Значит, имею, — бормотал Борька, пряча пятак dZjfZg. — Будешь знать ^jm]hcjZa.
Ми ша протянул Борьке копейку:
— На, отдай ему биту. А ты, СлаdZg_bf__rv^_g_] — не играй.
— Не havfm, — мотнул голоhc;hjvdZ, — чужие не havfmImklvkZfhl^Z_l.
— Зажилить хочешь?
— Может, хочу.
— Отдай Слаd_[blm!
— А тебе что? — ощерился Борька. — Ты здесь что за хозяин?
— Не отдашь? — Миша iehlgmxijb^инулся к Борьке.
— Дай ему, Мишка! — крикнул Генка и тоже подступил к Борьке.
Но Миша отстранил его:
— Постой, Генка, я сам. Последний раз спрашиZxhl^Zrv?
Борька отступил на шаг, от_e]eZaZ.
— На, пусть подаblky. — Брошенный им пятак заз_g_e на камнях. Подумаешь, заступник
нашелся.
Он отошел klhjhgmdb^ZygZFbrmaeh[gu_згляды. Игра расстроилась.
Мальчики уселись hae_kl_gugZl_iehfZknZevl_b]j_ebkvgZkhegp_.

В верхушках чахлых дер еv_\ путался зhg колоколо доносиrboky из церкb Николы на
Плотниках. На протянутых от дереZ к дереву _j_ках трепетало белье; дереyggu_ прищепки
a^jZ]bали, наклоняясь то h^gmlh другую сторону. Бесстрашная женщина стояла на подоконнике
на тр етьем этаже и, держась рукой за раму, мыла окно.
Миша сидел на сложенных h дhj_ ржаuo батареях пароh]h отопления и насмешлиh
посматриZegZ;hjvdmKhjалось! Не удалось прикарманить чужие деньги. Недаром его Жилой зовут!
Торгует на Смоленском папирос ами jZkkuigmx да ирисками и для блеска облизывает их языком. И
отец его, Филин, заkdeZ^hf, — такой же спекулянт…
А Борька как ни q_fg_[u\ZehjZkkdZau\Zej_[ylZfhihiju]mgqbdZo.
— Закутается такой попрыгунчик  простыню, — шмыгая носом, гоhjbe Борьк а, — h рту
электрическая лампочка, на ногах пружины. Прыгнет с улицы прямо iylucwlZ`b]jZ[bl\k_oih^jy^
И через дома прыгает. Только милиция к нему, а он скок — и уже на другой улице.
— А ну тебя! — Миша махнул рукой. — “Попрыгунчики”… — передразнил он Борьку. — Ты еще
про подZejZkkdZ`bijhf_jlецоkоих.
— А что, — сказал Борька, — ih^але мертвецы живут. Там раньше кладбище было. Они кричат
и стонут по ночам, аж страшно.
— Ничего нет  тh_f подZe_, — hajZabe Миша. — Ты k_ это сh_c бабуш ке расскажи. А то
“кладбище”, “мертвецы”…
— Есть кладбище, — настаиZe Борька. — Там и подземный ход есть под kx Москву. Его Иван
Грозный построил.
— Иван Грозный жил четыреста лет назад, а нашему дому всего десять лет. Уж jZe бы, да не
заbjZeky.
— Я j у? — Борька ехидно улыбнулся. — Пойдем со мной  подZe Я тебе и мерт_ph, и
подземный ход — k_ihdZ`m.
— Не ходи, Мишка, — сказал Генка, — он тебя за_^_lZihlhf[m^_ljZau]juать.


Это была обычная Борькина проделка. Из k_o ребят он один знал ^he ь и поперек подвал —
громадное мрачное помещение под домом. Он заh^be туда кого -нибудь из мальчико и ^jm]
замолкал. В темноте, не имея ориентироdb спутник тщетно au\Ze к нему. Борька не откликался. И,
только помучи таким образом сhx жертву и u]hо ри какую -нибудь мзду, Борька u\h^be его из
подземелья.

— Дурако нет, — продолжал Генка, уже попадаrbcky на эту удочку. Ползай сам по сh_fm
подZem.
— Как хотите, — с деланным раgh^mrb_fijhbag_k;hjvdZ. — Испугались.
Миша kiuogme:
— Это ты про кого ?
— Про того, кто ih^\Ze[hblkyb^lb.
— Ах, так… — Миша klZe. — Пошли!
Они спустились ih^ал и осторожно пошли, касаясь руками скользких стен: Борька — i_j_^b
Миша — за ним. Под их ногами осыпалась земля и з_g_ebihременам кусочки жести или стекл а.
Миша отлично понимал, что Борька хочет его разыграть. Ладно, посмотрим, кто кого разыграет.
Так они дb]Zebkvbl_fghl_bот, когда оказались ]em[bg_ih^ала, Борька ^jm]aZlbo.
“Начинается”, — подумал Миша и, стараясь гоhjblvозможно спокойней, спросил:
— Скоро тhbf_jlецы покажутся?
Голос его глухо отдаZeky подземелье и, дробясь, затихал где -то ^Zevgbog_идимых углах.
Борька не от_qZe хотя его присутстb_ чуklовалось соk_f близко. Миша тоже больше не
окликал его.
Прошло несколько томительных минут. Мальчики затаили дыхание. Каждый ждал, кто перuc
подаст голос. Потом Миша по_jgmeky и пошел назад, нащупывая руками поhjhlu Ничего, он сам
найдет дорогу, а как u[_j_lkyaZdjh_l^ерь и продержит здесь Борьку с полч асика.

Миша шел. Позади он слышал шорох: Борька крался за ним. Ага, не u^_j`Ze Не захотел один
остаZlvky.
Миша продолжал дb]Zlvkyihih^алу. Нет! Не туда он идет! Проход должен расширяться, а он,
наоборот, сужается. Но Миша k_ шел и шел. Как Борька в идит  такой темноте? А вдруг Борька
остаbl_]ha^_kvh^gh]hbhgg_gZc^_l^hjh]b"@mldhато k_`_Ijhoh^klZekhсем узким. Мишина
плечо коснулось протиhiheh`ghc стены. Он останоbeky Окликнуть Борьку? Ни за что… Он поднял
руку и нащупал холодную же лезную трубу. Где -то журчала h^Z Вдруг сильный шорох раздался над
его голоhc Ему показалось, что огромная жаба бросилась на него. Он метнулся i_j_^ и полетел
gba…
Когда прошел перuc испуг, он поднялся. Падение не причинило ему j_^Z Здесь светлей.
Смутно b^gu серые нероgu_ стены. Это узкий проход, расположенный перпендикулярно к тому, по
которому шел Миша, приблизительно на поларшина ниже его.
— Мишка -а! — Вверху зачернела Борькина фигура. — Миша! Ты где?
Миша не откликался. Ага! ЗагоhjbeImklv поищет.
— Миша, Миша, ты где? — беспокойно бормотал Борька. — Что же ты молчишь? Мишк…
— Где тhcih^a_fgucoh^? — спросил Миша. — Где мерт_pu"IhdZau\Zc!
— Это и есть подземный ход, — зашептал Борька, — туда нельзя, там самые гробы с мерт_pZfb.
— Боюсь я тhbof_jl\_ph!.. — Миша дbgmekyihijhoh^m.
Борька схZlbe_]haZie_qh.
— Смотри, Мишка, — зашептал он, — гоhjxl_[_b^_fgZaZ^Zlhom`_[m^_l…
— Пугаешь?!
— Мы без фонаря k_jZно ничего не уb^bfYaZтра фонарь достану, тогда пойдем.
— Знаю я тебя!
— Чтоб мне проZeblvky на этом месте! А не пойдешь назад — уйду и не _jgmkv Пропадай
здесь.
— Испугался я очень! — от_lbeFbrZghihe_aслед за Борькой.
Они urebbaih^ала. Ослепительное солнце ударило ]eZaZ.
— Так смотри, — сказал Миша, — заljZmljhf.
— Все, — от_lbe;hjvdZ, — догоhjbebkv.

19. ШУРКА -БОЛЬШОЙ

На заднем дhj_ появился Шура Огурее Шурка -большой, как его называли ребята, самый
ukhdbc h дhj_ мальчик. Он считался _ebdbf артистом и состоял членом драмкружка клуба. Клуб
этот находился  подZevghf помещении перh]h корпуса и принадлежал домкому. Ребят туда не
пускали, кроме Шурки -большого, который по этому поh^mhq_gvажничал.
— А, Столбу Верстоbqm. — при_lklовал его Миша.
— Я думал, ты уже ur_eba^_lkdh]hозраста, — от_lbeRmjZ.
— Какой серьезный, — заметил Генка. — Где тебя так umqbeb"<dem[_qlheb?
— Хотя бы dem[_. — Шура сделал паузу. — Но в клуб пускают только ajhkeuo.
— Подумаешь, какой взрослый нашелся! — сказал Миша. — Вырос длинный, как _jklZот тебя
и пускают.
— Я клубный акти, — объяbeRmjZ.
— Нас dem[g_imkdZxlihlhfmqlhfug_hj]Zgbahанные, — сказал СлаZ, — а hl]hорят, на
Красной Пресне есть отряд юных коммунистов и они имеют сhcdem[.
— Есть, — подт_j^be Шура, — только они называются по -другому, не помню как. Но это для
маленьких, а ajhkeu_ступают dhfkhfhe.
Шура намекал на то, что он посещает комсомольскую ячейку фабрики и собирается klmiblv 
комсомол.
— Здороh… — задумчиhijh изнес Миша. — У ребят — сhchljy^!
— Это, на_jgh_kdZmlu, — сказал Генка. — Ты, СлаdZqlh -нибудь путаешь.
— Я не путаю. Скауты носят синие галстуки, а эти — красные.

— Красные? — переспросил Миша. — Если красные — значит, они за Со_lkdmxласть. И ка кие
могут быть скауты на Красной Пресне! Самый пролетарский район.
— Еще бы! — сказал Шура и неу_j_ggh^h[Z\be:
— У каждого есть членский билет…
— Здороh. — сноZ протянул Миша. — Как же я ничего не слыхал? Ты, СлаdZ откуда это
знаешь?
— Мальчик один fmaudZevghcrdhe_jZkkdZau\Ze.
— Почему же ты точно не узнал? Как они называются, где их клуб, кого принимают…
— “Принимают”! — засмеялся Шура. — Думаете, ayebihklmibeLZdl_[ybijbgyeb!
— Почему же не примут?
— Не так -то просто! — Шура многозначит ельно покачал голоhc. — Сначала нужно прояblv
себя.
— Как это — прояblv?
— Ну hh[s_, — Шура сделал неопределенный жест, — показать себя… Ну hl как некоторые:
работают dem[_oh^ylgZdhfkhfhevkdb_kh[jZgby…
— Ладно, Шурка, — перебил его Миша, — не надо слишком задаZlvky Ты много задаешься, а
пользы от тебя никакой.
— То есть?
— Комсомольцы на фронте h_али. А ты что? Стоишь за кулисами, толпу изображаешь… Ты
лучше скажи: хочешь быть режиссером?
— Как это — режиссером? У нас режиссер товарищ. Митя Сахаро.
— Он режиссер ajhkeh]h^jZfdjm`dZZfuhj]Zgbam_f^_lkdbclh]^Zсех ребят будут пускать в
клуб. Постаbfiv_kmK[hj — ihevam]heh^ZxsboIh\he`vy<hlbijhyим себя.
— Праbevgh! — сказал СлаZ. — Можно еще и музыкальный кружок, потом хоро hc
рисоZevguc.
— Не позheyl… — Шура с сомнением покачал голоhc но по глазам его было b^gh что ему
очень хочется стать режиссером.
— Позheyl, — настаиZe Миша. — Пойдем к тоZjbsm Мите Сахарову. Так, мол, и так: хотим
организоZ ть сhc^jZfdjm`hdJZaе он может нам запретить?
— А он Zk шею! — крикнул Борька, собиравший на помойке бутылки.
— Не тh_^_eh! — Генка погрозил ему кулаком. — Торгуй сhbfbbjbkdZfb.
— Конечно, — продолжал размышлять Шура, — это неплохо. Но по характ еру сh_]h^Zjh\Zgbyy
не режиссер, а исполнитель…
— Ну и прекрасно, — сказал Миша, — hlb[m^_rvbkihegylvj_`bkk_jZ.
— Хорошо, — согласился Шура. — Только угоhj слушаться меня h k_f В искусст_ самое
глаgh_ — дисциплина. Ты, Генка, будешь простако м. Ты, СлаZ, — героем, ну и, конечно,
музыкальное оформление. Мишу предлагаю администратором. Инженю и прочие амплуа я распределю
потом, после испытаний.

20. КЛУБ

Клуб состоял из одного только зрительного зала. Когда не было спектакля или собрания жильц о
скамейки сдb]Zebkv к стене и  разных углах клуба работали кружки. Домашние хозяйки и
домработницы учились  ликбезе. На сцене происходили репетиции драмкружка. Бильярдисты катали
шары, задеZydbyfbfmaudZglh струнного оркестра.
Надо k_f этим госпо дстh\Ze за_^mxsbc клубом и режиссер товарищ Митя Сахаро — _qgh
озабоченный молодой чело_d  длинной порыжеr_c бархатной толстоd_ с лоснящимся черным
бантом и  узких брюках “дудочкой”. У него длинный, тонкий нос и острый кадык, готоuc hl -hl
разре зать изнутри Митино горло. Растопыренной ладонью Митя ежеминутно откидывал назад
падающие на лицо длинные, прямые, неопределенного ц_lZолосы.
Шура подтолкнул i_j_^Fbrm:
— Гоhjb Ведь ты администратор, — и отошел  сторону с таким b^hf будто он ни п ри чем и

смеется над ребячьей затеей.
— М -да… — процедил Митя Сахаро ukemrZ Мишу. — У меня не театральное училище, а
культурное учреждение. М -да… Культурное учреждение  тисках домкома… — И ушел на сцену,
откуда kdhj_ihkeurZeky_]hieZqmsbc]hehk:
— Товарищ Парашина, gbdZcl_ образ, h[jZaникайте…
Миша подошел к ребятам:
— Ничего не ureh Отказ. У него не театральное училище, а культурное учреждение  тисках
домкома.
— Я так и знал! — сказал Шура.
— Ты k_]^ZlZdbagZe! — рассердился Миша.
Ма льчики стояли задумаrbkv Гулко стучали бильярдные шары. Струнный оркестр разучиZe
“Турецкий марш” Моцарта. А со стены, с плаката, изможденный старик протягиZe костлявую руку:
“Помоги голодающим Поволжья!” Глаза его горели лихорадочным блеском, и с како й стороны ни
подойти к плакату, глаза неотступно следоZebaZlh[hcdZd[m^lhklZjbdihорачиZe]hehу.
— Есть еще uoh^, — сказал Миша.
— Какой?
— Пойти к тоZjbsm@mj[bgm.
— Ну -у, — махнул рукой Шура, — станет он заниматься нашим кружком, член Моссо_l а. Я не
пойду к нему. Еще на Ведьму нарвешься.
— А я пойду, — сказал Миша. — В конце концоwlhg_kh[klенный клуб Мити СахароZ:c^Z
Генка!
По широкой лестнице они поднялись на чет_jlucwlZ`]^_`be@mj[bgFbrZihaонил. Генка
остался на лестнице. Он отчаянно трусил и, когда послышался шум за д_jvx[jhkbeky[_`Zlviju]Zy
через три ступеньки. Дверь открыла соседка Журбина, ukhdZy тощая женщина с сердитым лицом и
длинными, uibjZxsbfbam[Zfb.
— Тебе чего? — спросила она.
— Мне нужен тоZjbs@mj[b н.
— Зачем?
— По делу.
— Какое еще дело! Шляются тут… — пробормотала она и захлопнула д_jv едва не прищеми
Мише нос.
— Ведьма! — закричал Миша и бросился gbaihe_klgbp_.
Он почти скатился по ней и с размаху налетел на кого -то. Миша поднял голову. Перед ним стоял
тоZjbs@mj[bg.
— Что такое? Ты чего безобразничаешь?
Миша стоял, опусти]heh\m.
— Ну? — допрашиZe_]h@mj[bg. — Ты что, глухой?
— Н-нет.
— Что же ты не отвечаеш ь? Смотри больше не безобразничай. — Тяжело ступая, Журбин
медленно пошел ерх по лестнице.
Миша побрел gbaG_ohjhrhihemqbehkvHgkeurZegZ^ собой тяжелые шаги Журбина. Потом
шаги затихли, раздался скрежет ключа aZfd_rmfhldju\Z_fhc^ери. Миша ос таноbekyh[_jgmeky
и, крикнуLh\Zjbs@mj[bgh^gmfbgmlhqdm — побежал ерх.
Журбин стоял у открытой д_jb.
— Что скажешь?
— Товарищ Журбин, — запыхаrbkvijh]hорил Миша, — мы хотим организоZlv^jZfdjm`hd
а тоZjbsFblyKZoZjh нам не разрешает.
— Кто это “мы”?
— Мы все, ребята со двора.
Журбин продолжал смотреть на Мишу. Он ничего не от_qZeklhye и смотрел на Мишу. И о чем
думал этот пожилой грузный чело_dkhj^_ghfDjZkgh]hAgZf_gbgZ]jm^bFbrZg_agZe.
— Ну что ж, зайдем погоhjbf, — прои знес наконец Журбин.

Миша hr_eслед за ним dартиру. Ведьма сердито посмотрела на Мишу, но ничего не сказала.

21. АКРОБАТЫ



Через полчаса Миша ur_e от Журбина и побежал h дhj Большая толпа смотрела
предстаe_gb_[jh^yq_cljmiiu.

Выступали акроб аты, мальчик и деhqdZ одетые  синее трико с красными кушаками. Бритый
мужчина, тоже kbg_fljbdhdjbqZebf:ee_”
Здороh они перегибаются. Особенно деhqdZ тоненькая, стройная, с синими глазами под
загнутыми \_jo ресницами. Она грациозно расклани ZeZkv и затем, тряхну длинными льняными
hehkZfb и как бы стряхну с лица приuqgmx улыбку, разбегалась и делала на коjbd_ сальто. В
стороне стоял ослик, запряженный  тележку на двух _ehkbi_^guo колесах. На тележке под углом
были закреплены дZjZkdjZ шенных фанерных щита:

2 БУШ 2
АКРОБАТИЧЕСКИЙ АТТРАКЦИОН
2 БУШ 2

Ослик стоял смирно, только косился на публику и смешно дb]Ze^ebggufbmrZfb.
Предстаe_gb_ кончилось. Бритый мужчина объяbe что они не нищие, а артисты. Только
“обстоятельстZ j_f_gb застаeyxl их ходить по дhjZf Он просит уZ`Z_fmx публику
отблагодарить за полученное удоhevklие — кто сколько может.
ДеhqdZ и мальчик с алюм иниеufb тарелками обходили публику. Из окон им бросали монеты,
за_jgmlu_  бумажки. Ребята подбирали их и передаZeb акробатам. Миша тоже подобрал бумажку с
монетой и ждал, когда к нему подойдет деhqdZ.
Она подошла и останоbeZkvi_j_^gbfmeu[ZykvFb ша растерялся и стоял не дb]Zykv.
— Ну? — ДеhqdZe_]hgvdhlhedgmeZ_]hlZj_edhc грудь.
Миша спохZlbeky и бросил бумажку  тарелку. ДеhqdZ пошла дальше и, оглянувшись,
засмеялась. И потом, когда окруженные толпой акробаты пошли со дhjZ деhqdZ  hj отах опять
оглянулась и сноZjZkkf_yeZkv.
Кто -то ударил Мишу по спине. Он обернулся. Возле него стояли Шура, Генка и СлаZ.
— Что тебе сказал Журбин? — спросил Шура.
— Вот, читайте! — Миша разжал кулак и раз_jgmeebklhd.
Что такое? В смятой бумажке с кос ыми линейками лежал гри_ggbd Так и есть! Он по ошибке
отдал девочке записку Журбина.
— Он тебе k_]h -наk_]h]jbенник дал, — насмешлиhijhlygmeRmjZ.
Миша ukdhqbebaорот и помчался khk_^gbc^ор.
Акробаты уже заканчиZeb предстаe_gb_ Когда деhq ка начала обходить публику, Миша
подошел к ней, положил lZj_edm]jbенник и смущенно пробормотал:
— ДеhqdZ я тебе по ошибке дал не ту бумажку. Верни мне ее, пожалуйста. Это очень Z`gZy
записка.
ДеhqdZjZkkf_yeZkv:
— Какая записка? А почему у тебя шра м на лбу?
— Это тебя не касается, — сухо от_lbe Миша. — Это мне белогвардейцы сделали. Верни мне
записку.
— Ты, на_jgh_^jZqmg.
— Отдай мне записку, — мрачно поlhjbeFbrZ.
— Я не b^_eZlоей записки!.. Может быть, она у Буша… Подожди немного.
Она зако нчила обход зрителей и, передаZy деньги бритому, что -то сказала ему. Он раздраженно

отмахнулся, но деhqdZ настаиZeZ даже топнула ногой  атласной туфельке. Тогда бритый опустил
руку  парусиноuc мешочек, хмурясь и бурча, долго копошился там и наконец ulZsbe сложенный
q_lеро листок, тот самый, что дал Мише Журбин. Миша схZlbe его и побежал к себе h дhj
ДеhqdZ смотрела ему ke_^ и смеялась. И Мише показалось, что ослик тоже мотнул голоhc и
насмешлиhhkdZebe^ebggu_`_elu_am[u.

22. КИНО “АРС”

На белом бланке карандашом было написано:
“Товарищ Сахаров! Инициативу ребят надо поддержать. Работа с детьми дело важное, для
клуба особенно. Прошу вас обязательно помочь детям нашего дома hj]ZgbaZpbb^jZfdjm`dZ.
Журбин.”
— Все  порядке, — сказал Шу ра. — Я так и знал, что Журбин поможет. ЗаljZ соберем
организационное собрание, а пока k_]hohjhr_]hLhjhiexkvgZkhещание…
— Ох и строит он из себя! — сказал Генка, когда Шура ушел. — Так его и ждут на со_sZgbb
Отлупить бы его как следует, чтобы не задаZeky!
Миша, Генка и СлаZ сидели на каменных ступеньках uoh^gh]h подъезда кино “Арс”. Вечер
погрузил k_ предметы  серую мглу, только  середине дhjZ чернела чугунная крышка пожарного
колодца.
Бренчала гитара. Слышался громкий женский смех. Арбат ш умел последними _q_jgbfba\mdZfb
тороплиufbbaZlboZxsbfb.
— Знаете, ребята, — сказал Генка, — dbghfh`ghoh^blv[_kieZlgh.
— Это мы знаем, — целый день рекламу таскать… Очень интересно!
— Если бы иметь такую тележку, как у акробато! — Генка причмокн ул губами. — Вот на ней бы
рекламу hablvWlh^Z!
— Праbevgh, — подхватил Миша. — А тебя вместо ослика.
— Смейтесь, смейтесь, — сказал Генка, — а Борька наймется рекламу таскать и будет бесплатно
ходить dbgh.
— Борька не наймется, — сказал Миша, — Борь ка теперь марками спекулирует. Интересно, где он
марки достает?
— Я знаю где, — сказал Генка, — на Остоженке, у старика филателиста.
— Да? — удиbekyFbrZ. — Я там ни разу его не b^_e.
— И не уb^brvHgoh^blkh^ора, с черного хода.
— Странно! — удиbe ся Миша. — Что же, он таскает марки, что ли? Он _^v их по дешеd_
продает…
— Уж этого я не знаю, — сказал Генка, — только ходит он туда. Я сам b^_e.
— Ну ладно, — сказал Миша. — Вот что: Журбин рассказал мне про этих самых ребят с Красной
Пресни. Они наз ываются “юные пионеры”.
— А что они делают? — спросил Генка.
— Как — что? Это же детская коммунистическая организация. Понимаешь? Коммунистическая.
Значит, они коммунисты. У них k_ih -h_gghfm.
— И винтоdb_klv? — спросил Генка.
— А как же! Это, знаешь, какие ребята? Будь здоро Журбин так сказал: “Занимайтесь сhbf
кружком, посещайте клуб, а там и пионерами станете”.
— Так и сказал?
— Так и сказал.
— А где этот отряд? — спросил СлаZ.
— При типографии, DjZkghij_kg_gkdhfjZchg_.
— Хорошо б пойти посмотреть! — сказал СлаZ.
— Не мешает, — согласился Миша. — Только надо узнать точный адрес.
Мальчики замолчали. Через открытые д_jbdbghиднелись черные ряды зрителей, над которыми
клубился с_leucemqdbghZiiZjZlZ.

Мимо ребят прошла Алла СергееgZ Славина мать, красиZy нарядная женщина. Уb^_ ее,
СлаZih^gyeky.
— СлаZ, — сказала она, натягиZygZjmdbi_jqZldb, — пора домой.
— Я скоро пойду.
— Даша даст тебе поужинать, и ложись спать.
Она ушла, остаb после себя запах духо.
— Мама ушла на концерт, — сказал СлаZ. — Пошли  кино! Сегодня “Красные дьяheylZ
lhjZyk_jby.
— А деньги?
СлаZaZfyeky:
— У меня есть дZjm[eygZghlu.
— Где ты сейчас купишь ноты? Все магазины уже закрыты! — hkdebdgme=_gdZ.
— Но я могу заljZdmibl ь, — резонно от_lbeKeZа.
— ЗаljZ будет b^gh Никогда ничего не надо откладывать на заljZ Раз можно сегодня идти в
кино, значит, надо идти.
В тесном фойе толпились демобилизоZggu_  кепках и h_gguo шинелях, работницы 
платочках, парни dhkhоротк ах, пиджаках и брюках, uims_gguogZkZih]b.
На стенах i_j_f_`dm с _lobfb афишами и портретами знаменитых киноактеро висели
плакаты. Красноармеец  буденоd_ устремлял на каждого указательный палец: “А ты не дезертир?” В
“Окнах РОСТА” под кZ^jZlZfb рис унко краснели строчки стихо Маякоkdh]h Над буфетом с
засохшими пирожными и ландрином было натянуто полотнище: “Все на борьбу с детской
беспризорностью!”
Раздался зhghd.
Публика заторопилась  зрительный зал, спеша занять лучшие места. Погас с_l Кино аппарат
начал яростно стрекотать. Разнесся монотонный аккомпанемент разбитого рояля. Зрители теснились на
узких скамейках, шептались, грызли подсолнухи, курили, пряча папиросы  рукав… Картина
кончилась. Мальчики ureb на улицу, но мыслями они были там, с “красными дьяheylZfb с их
удиbl_evgufb приключениями. Вот это настоящие комсомольцы! Эх, жалко, что он, Миша, был 
Реkd__s_fZe_gvdbfL_i_jv -то он знает, как разделаться с Никитским…
Кончился перuc день каникул. Пора домой. На улице соk_f темно. Только ос_s_gguc oh^
“Арса” большим с_leydhf дрожит на тротуаре. За железными сетками тускнеют фотографии,
оборZggu_ihehlgbsZZnbr[vxlkyh^ери.

23. ДРАМКРУЖОК

На следующий день, придя h^ор, Миша увидел дhjgbdZ^y^x<Zkbebyыходящего с черно го
хода с молотком и гha^yfb руках.
Миша заглянул туда и увидел, что проем, _^msbc подZeaZdhehq_glheklufb^hkdZfb<hllZd
штука! Теряясь ^h]Z^dZohgернулся h^ор. Дядя Василий полиZeZknZevlbalheklhc[j_a_glhой
кишки.
— Дядя Василий, дай я полью! — попросил Миша.
— Много Zklmlihebальщико;Zehстhh^gh. — Дворник был не ^mo_.
Миша осторожно спросил:
— Что это ты, дядя Василий, плотничать вздумал?
Дворник тряхнул кишкой и обдал струей h^uhdgZторого этажа.
— Филин, brv за сhc склад беспокоится, а ты заколачиZc Из подZeZ к нему могут жулики
залезть, а ты заколачивай. В складе одно железо, а ты, обратно, заколачиZc;Zeh\klо одно!
Вот оно что! Филин _e_e забить ход  подZe Тут что -то есть. Недаром Б орька не пускал его
q_jZ подземный ход… Это k_g_ajy!
Борька торгоZemih^t_a^ZiZibjhkZfbFbrZih^hr_edg_fm:
— Ну, пойдем ih^ал?
Борька осклабился:

— Ход -то заколотили.
— Кто _e_e?
Борька шмыгнул носом:
— Из_klghdlhmijZ\^hf\_e_e.
— Почем у он _e_e? — допытыZekyFbrZ.
— “Почему”… “Зачем”… — передразнил его Борька. — Чтобы мерт_pu не убежали, hl
зачем… — И, отбежа сторону крикнул:
— И чтобы дурачки jh^_l_[yihih^алу не шатались!
Миша погнался за ним, но Борька юркнул  склад. Миша пригрозил ему кулаком и напраbeky 
клуб.
Записка Журбина подейстh\ZeZFblyKZoZjh от_ej_[ylZff_klhghij_^mij_^beqlhg_^Zkl
им ни копейки.
— Осноghc принцип искусства, — сказал он, — самоокупаемость. ПриudZcl_ работать без
дотации. — И нагов орил еще много других непонятных сло.
Шурка -большой проh^be испытания поступающим  драмкружок. Он застаeye их
декламироZlv стихотворение Пушкина “Пророк”. Все декламироZeb не так, как следоZeh и Шура
сам показывал, как это надо делать. При словах “ И ujал грешный мой язык” — он корчил з_jkdmx
физиономию и делал отчаянный жест, будто вырыZ_lkой язык и выбрасывает его на лестницу. У него
это здороhihemqZehkvFZe_gvdbc<hка Бараноihijha\bsm;yrdZihlhfсе j_fy]ey^_e_fm
jhlысмат риZy_klvlZfyaudbebg_lIhke_bkiulZgbcgZqZebыбирать пьесу.
— “ИваноIZел”, — предложил СлаZ.
— Надоело, надоело! — отмахнулся Шура. — Избитая, мещанская пьеса. — И, гримасничая,
продекламироZe:
Царь персидский — грозный Кир
В бегстве свой по рвал мундир…
Знаем мы этого Кира!.. Не пойдет.
После долгих спороhklZghились на пьесе klboZoih^gZaанием “Кулак и батрак”; о мальчике
Ване — батраке кулака Пахома.
Шура ayeky играть кулака, Генка — мальчика Ваню, бабушку — Зина Круглова, толстая
смешлиZy^_очка из перh]hih^t_a^Z.
Миша не принимал участия bkiulZgbyoIh^i_j_ подбородок кулаком, сидел он за шахматным
столиком и думал о подZe_.
Борька нарочно его обманул. Он сказал отцу, и Филин _e_eaZdhehlblvoh^ подZe.
Что же угрожает с кладу, где хранятся старые, негодные станки и части к ним? Эти части Zeyxlky
h дhj_ без kydhc охраны. Кому они нужны? Кто полезет туда, особенно через подZe где нужно
ползти на чет_j_gvdZo?
А может быть, филин — это тот самый Филин, о котором гоhjb л ему Полеhc"FbrZспомнил
его узкое, точно сплюснутое с боко лицо и маленькие, щупающие глазки. Как -то раз, зимой, он
приходил к ним, дал маме крошечный мешочек серой муки и aye за это папин костюм, темно -синий
костюм с жилетом, почти неношенный. Он k_ ukfZljbал, что бы ему еще выменять. Его маленькие
глазки шарили по комнате. Когда мама сказала, что ей жалко отдаZlv костюм, потому что это
последняя память о папе, Филин сказал: “Вы что же, эту память с маслом собираетесь кушать?” Мама
тогда вздохн ула и ничего ему не от_lbeZ.
Нужно обязательно uykgblv чем тут дело. Пусть Борька не думает, что так легко его про_e.
Миша gbfZl_evgufзглядом об_edem[.
А нельзя ли попасть ih^ал отсюда?
Ведь клуб тоже находился  подZe_ пра^Z под другим корпусом, но это не Z`gh подZeu
как -то, на_jghkh_^bgyxlky.
Миша обошел клуб, тщательно исследоZe его стены, оттягиZe плакаты, диаграммы, залезал за
шкафы, но ничего не находил. За кулисами  по лумраке b^g_ebkv прислоненные к стене декорации:
фанерные березки с черно -белыми стheZfb изба с резными окошками, комната с часами и b^hf на
реку.

Миша раздbgme декорации, собираясь пробраться к стене, как ^jm] из -за кулис пояbeky
тоZjbsFblyKZoZj о:
— Поляков? Что ты здесь делаешь?
— Гри_ggbdaZl_jyeky>fbljbcB\Zghич, никак найти не могу.
— Что за гри_ggbd?
— Гри_ggbd понимаете, такой круглый гри_ggbd, — бормотал Миша, но глаза его неотступно
смотрели h^gmlhqdm.
За щитом с помещичьим, в белых колоннах домом b^g_eZkv железная д_jv Миша смотрел на
нее и бормотал:
— Понимаете, такой серебряный двугри_gguc…
— М -да… Что за чепуха! То гри_ggbdlh^\m]jbенный… Ты что, с ума сошел?
— Нет, — Миша k_ смотрел на д_jv, — был у меня гри_ggb к, а затерялся двугривенный. Что
тут непонятного?
— Очень непонятно, — пожал плечами Митя Сахаро. — Во kydhf случае, ищи скорей сhc
гри_gguc — двугри_ggucbm[bjZckyhlkx^Z.
Растопыренной ладонью Митя СахароhldbgmegZaZ^олосы и удалился.

24. ПОДВАЛ

Миша, Генка и СлаZ сидели на берегу Москu -реки, у Дорогомилоkdh]h моста, hae_ ghь
построенной h^ghcklZgpbb.
Миша убеждал друзей идти с ним разыскиZlvih^a_fgucoh^.
Вечерело. Хлопья редкого тумана, как плохо надутые серые мячи, скользили по реке . На мосту
грохотали трамZblhjhibebkv^Ze_db_ijhoh`b_ijh[_]ZebfZe_gvdb_Zтомобили.
— Мерт_pu гробы — это басни, — гоhjbe Миша. — Станет Филин заботиться о мерт_pZo
Все это выдумки, хочет отпугнуть нас от подZeZLZfbebih^a_fgucoh^bebhgb что -то прячут.
— Не гоhjbFbrZ, — a^hogme=_gdZ, — есть такие мерт_puqlhgbdZdg_fh]ml успокоиться.
Залезешь ih^ал, а они на тебя ка -ак наZeylky.
— Мерт_ph там, конечно, нет, — сказал СлаZ, — но зачем нам k_ это? Ну, прячет там
что -нибудь Ф илин, известный спекулянт.
— А если это дейстbl_evghih^a_fgucoh^ih^сей Москhc?
— Мы его k_jZно не найдем, — hajZabeKeZа, — плана у нас нет.
— Ладно! — Миша klZe. — Вы просто дрейфите. Зря я вам рассказал. Без Zkh[hc^mkv.
— Я не отказываюсь, — замотал голоhc Генка. — Я только сказал о мерт_pZo Это СлаdZ
отказывается, а я, пожалуйста, ex[h_ремя.
— Когда я отказывался? — СлаZ покраснел. — Я только сказал, что с планом было бы лучше.
Раз_wlhg_lZd?
На ближайшую реп етицию друзья яbebkv клуб раньше k_o.
Репетиции детского кружка проходили от двух до четырех часов дня. Потом тетя Елиза_lZ
уборщица, запирала клуб до пяти, когда уже собирались ajhkeu_.
В этот промежуток j_f_gbhlq_luj_o^hiylbbgm`ghijhgbdg уть ih^ал.
Миша и СлаZ спрятались за кулисы. Генка поджидал остальных актеро Вскоре они яbebkv и
начали репетироZlvKb^yaZdmebkZfbFbrZbKeZа слышали их голоса.
Шура -кулак угоZjb\Ze Генку -Ваню: “Ваня, тебя я крестил”, — на что Генка -Ваня uk окомерно
от_qZe “Я Zkh[wlhfkhсем не просил”. И они спорили о том, как wlhремя Генка должен стоять:
лицом к публике и спиной к Шуре или, наоборот, лицом к Шуре, а спиной к публике. Вообще они
больше спорили, чем репетироZebRmjZ]jhabekyсе бр осить, Генка препирался с ним, Зина КруглоZ
k_ремя хохотала — такая она смешлиZy^_\hqdZ.
Наконец репетиция кончилась.
Генка незаметно присоединился к Мише и Сла_hklZevgu_j_[ylZ ушли; тетя Елиза_lZaZdjueZ
клуб.
Мальчики остались одни перед масси ghc`_e_aghc^ерью.

Припасенными клещами они отогнули гha^bbihlygmeb^ерь. ЗаскрипеgZj`Zых петлях, она
отhjbeZkv.
Мальчикоh[^Zehkujufki_jluf\ha^mohf.
Миша зажег электрический фонарик.
Они klmibeb подземелье.
Фонарик с_lbe_^а -едZGm жно было iehlgmxijb[ebablv_]hdkl_g_qlh[umидеть ее серую
нероgmxih\_joghklv.
Помещения, образоZggu_ фундаментом дома, были пусты, только  одном из них мальчики
увидели дZ больших котла. Это была заброшенная котельная. На полу Zeyebkv обрезки труб, куски
зат_j^_шей из_klbdbjibqdZf_ggucm]hevysbdbkaZkhorbfp_f_glgufjZklором.
Фонарик быстро слабел и kdhj_ погас. Мальчики двигались  темноте, нащупыZy руками
поhjhluBgh]^ZbfdZaZehkvqlhhgbdjm`ZlgZh^ghff_kl_ghFbrZmihjgh продb]Zekyперед, и
Генка со Слаhcg_hlklZали от него.
Блеснула полоска с_lZ Вот и заколоченный oh^ С_l пробиZeky между досками. В щели
b^g_eZkvmadZye_klgbpZq_jgh]hoh^Zkысокими ступеньками и железными перилами.
Мальчики пошли дальше, по -прежнему держась праhc стороны. Проход сужиZeky Миша
ощупал потолок. Вот железная труба. Он прислушался: над ним тихо журчала h^Z Миша присел на
корточки, зажег спичку. Внизу тянулся узкий проход, тот самый,  который он упал, испугаrbkv
g_aZigh]h шороха.
Мальчики поползли по этому проходу. Когда он кончился, Миша поднялся и пошарил над собой
рукой. Высоко! Он зажег спичку.
Они уb^_eb[hevrh_dадратное помещение с низким потолком.
— Ребята, — прошептал ^jm]=_gdZ, — гробы…
Мальчики замерли. Спичк а погасла. В темноте им послышались какие -то звуки, шорох, глухие
замогильные голоса.
Ребята стояли оцепенев.


Вдруг над ними что -то заскрипело, блеснула, все расширяясь, полоса с_lZjZa^ZebkvrZ]b.

Мальчики бросились ijhoh^bkijylZebkvlZfaZlZb дыхание.
В потолке открылся люк. Из него ugujgmeZ лестница. По ней  подZe осторожно спустились
дZq_ehека. Сверху им кто -то подаZeysbdbHgbmklZgZлиZebbojy^hfkl_fbdhlhju_fZevqbdb
со стра ху приняли за гробы.
Затем  подZe спустился третий чело_d Сходя с лестницы, он оступился и ujm]Zeky Этот
голос показался Мише знакомым.
Чело_dh[hr_eihf_s_gb_hkfhlj_eysbdbihlhfihlygmeghkhf\ha^mo:


— Кто здесь жег спички?

Мальчики обмерли.
— Это ZfihdZaZehkvK_j]_cB\Zguq, — от_lbe_fmh^bgbafm`qbg.
Это был голос Филина.
— Мне никогда ничего не кажется, запомните это, Филин. — Высокий подошел к проходу и стоял
теперь соk_f рядом с мальчиками. Но он стоял спиной к ним, и лица его не б ыло b^gh. — Завалили
проход?
— Так точно, — тороплиhhlетил Филин, — д_jvaZdhehlbebZijhoh^aZалили.
И соjZeijhoh^овсе не был заZe_g.
Потом все трое поднялись на_job\lZsbebaZkh[hce_klgbpm.
Люк закрылся, погрузиihf_s_gb_ темноту.
Мал ьчики u[jZebkvbaih^ала, пробежали по клубу и ukdhqbebgZmebpm.

25. ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ

Только что прошел короткий летний дождь. Блестели булыжники мостоhckl_deZитрин, серые
_joZijhe_lhdq_jgucr_edahglbdh. Вдоль тротуароkl_dZy решетч атые колодцы, бежали мутные
ручьи. Девушки с туфлями  руках шлепали по лужам. Прошли сезонники с мешками  b^_
капюшоно на голо_ Из оторZgghc h^hklhqghc трубы лила h^Z Она ударялась  стену и
рикошетом попадала на прохожих, bkim]_hlkdZdbаrbo klhjhgmBgZ^сем этим веселое солнце,
играя, разгоняло мохнатые, неуклюжие тучи.
— Что же ты, Геннастый, страху напустил? — сказал Миша. — Гробы ему k_f_j_sZlky!
— А u не испугались? — опра^uался Генка. — Сами испугались не знаю как, а на меня
св алиZxl!
Он помолчал, потом сказал:
— Я знаю, что ysbdZo.
— Что?
— Нитки. Теперь k_ki_dmeyglugbldZfblhj]mxlKZfucыгодный тоZj.
А Мише k_keurZekyj_adbclZdkljZgghagZdhfuc]hehkDlhwlhfh][ulv"?]hah\mlK_j]__f
Иванычем…
Полеh]hlh`_lZdaали, но _^vwlhg_Ihe_ой…
Просто соiZ^_gb_.
Мальчики стояли hae_ кино “Арс”. Миша следил за hjhlZfb склада. Генка и СлаZ
рассматриZebисеrb_aZk_ldhcdZ^judZjlbgu=heh^]heh^]heh^Wlh[uenbevfh]heh^_
Ihолжье.
Ми мо них прошел Юра. Сын доктора “Ухо, горло, нос”. Раньше Юра был скаутом. Теперь
скаутских отрядоg_kms_klовало, Юра форму не носил, но его по -прежнему называли “Юрка -скаут”.
Он шел с двумя тоZjbsZfbb^_j`Ze руке скаутский посох.
— Эй, ukdZml_gdb ! — Генка схZlbeXjbgihkho. — Отдай палку!
Генка потянул посох к себе, Юра с товарищами — к себе. Генка был один проти троих. Он
оглянулся на друзей: что это они его не ujmqZxl"GhFbrZdhjhldhijbdZaZe:
— Брось, — и продолжал смотреть klhjhgmnbebgk кого склада.
Как это “брось”? Уступить скаутам? Этим буржуйским подлипалам? Они стоят за какого -то
английского генерала. Сейчас он им покажет английского генерала! Генка изо k_okbeihlygmeihkhod
себе.
— Брось, я тебе гоhjx! — сноZkdZaZeFbrZ.
Генка отпустил посох, и тяжело дыша от напряжения, прошептал:
— Ладно, я Zf_s_ihdZ`m.
— Покажи! — ukhdhf_jghmkf_ogmekyXjZ. — Испугались тебя!
Юра со сhbfb тоZjbsZfb удалился. Генка с удиe_gb_f смотрел на Мишу, но Миша не
обращал gbfZgbygbgZ=_gdmgb на Юру.
В подhjhlg_ пояbeky ukhdbc худощаuc чело_d  сапогах и белой каdZakdhc рубахе,
подпоясанной черным ремешком с серебряным набором. Он остановился и закурил, поднеся к папиросе
спичку и прикрывая ее от _ljZ ладонями. Ладони закрыли его лицо; из -за них внимательный a]ey^
скользнул по улице. Чело_d[jhkbekibqdmgZljhlmZjbihr_ed:j[ZlkdhciehsZ^bFbrZ — за ним,
но ukhdbci_j_k_dZymebpmg_h`b^Zgghскочил на ходу ljZf\Zc.
ОхZq_gguckfmlghclj_огой, бродил Миша по _q_jgbffhkdhск им улицам.
Пламенеющий закат зажег золотые костры на куполах церк_c Летний _q_j знойно дышал
расплаe_gguf асфальтом тротуаров и пылью булыжных мостоuo Беззаботные дети играли на
зеленых бульZjZoKlZju_`_gsbgukb^_ebgZkdZf_cdZo.
“Что это за челов ек? Почему его голос показался таким знакомым? — думал Миша. — Что прячет
Филин  подZe_" А может быть, тут ничего и нет? Просто склад  подZe_ И что голос знакомый,
только показалось… А ^jm] Нет, не может быть! Неужели это Никитский? Нет! Он не похож на
него. Где чуб? Нет, это не Никитский! И зовут его Сергей Иваныч… Раз_ стал бы Никитский так

сh[h^ghjZa]mebать по Моск_"”
Миша миноZe<ha^иженку и оказался на Мохоhc.
Вдоль уни_jkbl_lkdhc ограды расположили сhb ларьки букинисты. Открытые книги лежали на
каменном цоколе, букu чернели на пожелтеrbo листах, золотились на тисненых переплетах.
Пожилые мужчины, худые, сутулые,  очках и помятых шляпах, стояли на тротуаре, уткнув носы в
страницы. Из уни_jkbl_lkdbo hjhl uoh^beb студенты, рабфакоp ы  косоhjhldZo кожаных
куртках, с обтрепанными портфелями.
На углу Большой Никитской дорогу Мише преградили колонны демонстрантоJZ[hqb_DjZkghc
Пресни шли к Дому Союзо]^_ Колонном зале происходил суд над праufbwk_jZfb.
С Лубянской и Красной пл ощадей шли тоже колонны. Шли рабочие СокольникоAZfhkdоречья,
рабочие “Гужона”, “Бромлея”, “Михельсона”… Шумели комсомольцы. С импроbabjhанных трибун
uklmiZebhjZlhjuHgb]hорили, что капиталисты Англии и Америки руками эсероohl_ebaZ^mrblv
Со_l скую Республику. Им не удалось этого сделать  открытом бою, интер_gpby провалилась, и
теперь они организуют загоhju.
“А может быть, Никитский не удрал за границу, — думал Миша. — Может быть, он скрывается у
Филина, загримироZeky переменил фамилию… Мож ет быть,  этом складе они прячут оружие для
сh_c[_eh]ардейской шайки”.
Конечно, Полеhc предупреждал, чтобы Миша остерегался. Но тогда он был маленький, а теперь
он h k_f разбирается. Раз_ он имеет праh ждать, пока придет Полеhc" А если дейстbl_e ьно
загоhjbhjm`b_"G_l`^Zlvg_evay.
Миша очутился у oh^Z Дом Союзо>\ZdjZkghZjf_cpZijhеряли пропуска. Миша попытался
прошмыгнуть ^\_jvghdj_idZyjmdZmo\ZlbeZ_]haZie_qh:
— Пропуск?
Миша отошел  сторону. Подумаешь, охрана! Стоят тут и н е знают, какой страшный загоhj
может быть, он скоро раскроет.

26. ВОЗДУШНАЯ ДОРОГА

Часто бродил теперь Миша hae_ склада Филина. Один раз даже зашел туда, но Филин прогнал
его. Миша стал наблюдать за hjhlZfb склада издалека. Стоял  подъезде кино, у закусочной с
зелено -желтой uеской, перед булочной, но тот ukhdbcq_ehек [_ehcdZк азской рубахе больше не
пояeyeky Однажды Миша сноZ залез  подZe но к складу Филина он уже пробраться не смог —
проход был заZe_g.
Репетиции подходили к концу, приближался день спектакля, и Шура настойчиh требоZe
рекbabl.
— Раз ты администратор, — гоhjbe он Мише, — то должен заботиться. Декорации мы сами
сделаем, а чем наh^blv грим? Дальше: парики, кадило… Все это ты должен достать. Я загружен
тhjq_kdhcjZ[hlhcbg_fh]mhlлекаться на хозяйст_ggu_^_eZ.
Митя Сахаро денег не даZe Тогда Миша решил организоZlv лотерею. Для выигрыша он
пожертhал сh_ собрание сочинений Н.В.Гоголя  одном томе. Жалко было расстаZlvky с Гоголем,
но что делать! Не срывать же спектакль.
Сто лотерейных билетоihljb^pZlvdhi__ddZ`^uc[ueb[ukljhjZkijh^ZguL олько Борька не
купил билета, пытался сорZlv лотерею, кричал, что ub]jur обязательно падет на Мишин билет и
Миша деньги прикарманит. Ему за это несколько раз здороhihiZ^ZehbhlFbrbbhl=_gdbghhgg_
унимался.
Борька дружил теперь с Юркой -скаутом. И для того чтобы отe_qv ребят от драмкружка, Юра с
Борькой устроили ha^mrgmx дорогу. Она состояла из металлического троса, протянутого над задним
дhjhf с угла на угол. Один конец троса был прикреплен к пожарной лестнице на ukhl_ lhjh]h
этажа, другой — к дереву на ukhl_ первого. По тросу дb]ZeZkv на ролике _j_очная петля.
“Пассажир” усажиZeky  петлю, отталкиZeky от лестницы и boj_f пролетал над задним дhjhf
Длинной _j_кой петля оттягиZeZkvgZaZ^.
ПерufijhdZlbeky;hjvdZaZgbf — Юра, — по том — другие мальчики.

Эта затея приe_deZ k_h[s__ gbfZgb_ Пришли ребята из соседних домов. Из окон смотрели
любопытные жильцы. Дворник Василий долго стоял, опершись на метлу, и, пробормотав: “Балоklо
одно!” — ушел.
Вдруг Борька останоbe дорогу и, по шептаrbkv с Юркой, объяbe что бесплатное катание
кончилось. Теперь за каждый раз нужно платить пять копеек.
— А у кого нет, — добаbe он, — сдавай Мишке билеты и получай обратно деньги. На кой Zf
лотерея? Все раghgbq_]hg_ыиграете.
ПерufdFbr_ih дошел Егорка -голубятник, за ним — Васька -губан.
Они протянули Мише билеты и потребоZebh[jZlgh деньги. Но Генка заслонил собой Мишку и,
подражая продаpmba[mehqghckeZsZ\uf]hehkhfijhbag_k:
— Граждане, изbgyxkv Проданный тоZj обратно не принимается . Деньги про_jylvg_ отходя
от кассы.
Поднялся страшный шум. Борька кричал, что это грабеж и обиралоdZ?]hjdZb<ZkvdZlj_[hали
_jgmlvbf^_gv]bXjZklhye стороне и ехидно улыбался.
Миша отстранил Генку, спокойно оглядел кричащих ребят и ugme лот ерейные деньги. Все
замолчали.
Миша пересчитал деньги, роgh тридцать рублей, положил на ступеньки черного хода, придаbe
камнем, чтобы не унесло _ljhfbkdZaZe:
— Мне эти деньги не нужны. Можете aylv их обратно. Только u подумайте: почему Юра и
Борька хотят сорZlv наш спектакль? Ведь Юра ходил  скаутский клуб, а скауты стоят за буржуе и
они не хотят, чтобы мы имели сhcdem[H;hjvd_b]hорить нечего. Теперь, у кого нет совести, пусть
сам havf_lkои деньги и рядом положит сhc[be_l.
Он сел на батарею и от_jgmeky Но никто не подошел за деньгами. Все сконфуженно
переминались. Каждый делал b^qlhhgbg_^mfZeозjZsZlvkой билет.
Тем j_f_g_f=_gdZлез на пожарную лестницу и отyaZeоздушную дорогу.
— Слезай, — закричал Борька, — не смей трогать!
Но трос вместе с петлей уже упал на землю.
Генка спрыгнул с лестницы и подошел к Борьке:
— Ты чего разоряешься? Думаешь, мы ничего не знаем? Все знаем: и про подZe и про ящики!..
Ну, убирайся отсюда!
Борька исподлобья оглядел всех, поднял с земл и трос, с_jgme_]hbfheqZihr_ekh^ора.

27. ТАЙНА

— Растрепал!.. — ругал Миша Генку. — Эх ты, зhgZjv!
— А я ему должен молчать? — опра^uался Генка. — Он будет спектакль срывать, а я ему
должен молчать?
…КZjlbjZmKeZы большая, с_leZyGZihem — коjuGZ^klhehfdjZkbый абажур. На диZg_
— маленькие пестрые подушки. Генка сидел на круглом jZsZxs_fky стуле перед пианино и делал
b^ что рассматриZ_l обложки нотных тетрадей. Он чуklовал себя bghа тым и, чтоб скрыть это,
болтал без умолку.
— “Паганини”… — прочитал он. — Что это за Паганини такой?
— Знаменитый скрипач, — объяснил СлаZ. — Ему jZ]b перед концертом оборZeb струны на
скрипке, но он сыграл на одной струне, и никто этого не заметил.
— Подумаешь! — сказал Генка. — У отца на пароha_ ездил кочегар Панфило Так он на
бутылках играл что хочешь. ПопробоZe[ulой Паганини на бутылке сыграть.
— Что с тобой гоhjblv! — рассердился Слава. — Ты fmaud_gbq_]hg_ihgbfZ_rv.
— Раз_ мне разгоZj иZlv запрещено? — Оттолкнуrbkv от пианино, Генка сделал несколько
оборотоgZklme_.
— Нужно думать, что гоhjbrv, — мрачно произнес Миша. — Если бы ты думал, то не разболтал
бы Борьке о ящиках.
— Тем более, что ничего wlboysbdZog_l, — klZил СлаZ.

— Нет, есть, — hajZabe=_gdZ, — там нитки. Теперь k_ki_dmeyglugbldZfblhj]mxl.
— Болтаешь, чего не знаешь! — сказал Миша. — Там другое.
— Что?
— Так я тебе и сказал! Чтоб ты сноZjZaaонил!
— Ей -богу! — Генка приложил руку к груди. — Чтоб мне не klZ ть с этого места! Чтоб…
— Хоть до утра божись, — перебил его Миша. — Ты зhgZj_f[ueaонарем и останешься.
— Но ведь я не разболтал, — сказал СлаZ, — мне ты можешь рассказать?
— Ничего я Zfg_kdZ`m<Zfg_evay^hерить серьезное дело.
Некоторое j_fy мальчики сидели молча, дуясь друг на друга, потом СлаZkdZaZe:
— Все же нечестно скрывать. Мы k_ трое лазили  подZe — между нами не должно быть
секрето.
— Я раз_ знал? — загоhjbe Генка. — Я думал: ящики, ну и ящики… Сам что -то скрыZ_l а
другие bg оZlu.
Миша молчал Конечно, он не соk_f пра Надо было поделиться с ребятами сhbfb догадками.
Но… как же тогда кортик? И о кортике рассказать? Конечно, они ребята надежные, не u^Z^ml Но
рассказать о кортике!..
Он проhjqZe:
— Когда у чело_dZ_klv]he оZgZie_qZolhhg^he`_gkZffha]Zfbr_елить.
Генка почуklовал _]hkehах примирение и начал энергично опра^uаться:
— Но ты пойми, Миша, откуда я мог знать? Раз_y^mfZeqlhluhlgZkqlh -то скрываешь? Ведь я
от тебя ничего не скрываю.
— Поскол ьку у тебя есть от нас секреты… — обиженным голосом загоhjbeKeZа.
— Ладно, — перебил его Миша, — я Zf расскажу, но имейте  b^m это тайна. Эту тайну мне
до_jbeg_dlh -нибудь. Мне ее до_jbe… — Он смотрел gZijy`_ggu_hlex[hiulklа лица ребят. —
Мн е ее до_jbeIhe_ой. Вот кто мне ее до_jbe!
У Генки округлились глаза. СлаZlh`_нимательно смотрел на Мишу — он знал и о Полеhfbh
Никитском.
— Так hl, — продолжал Миша, — прежде k_]h^Zcl_q_klgh_kehо, что никогда никому ничего
не разболтаете.
— Даю честное слоh[eZ]hjh^gh]hq_ehека? — Генка ударил себя ]jm^vdmeZdhf.
— Клянусь сh_cq_klvx! — сказал СлаZ.
Миша открыл д_jvhkfhlj_edhjb^hjihlhfiehlghijbdjue__нимательным a]ey^hf об_e
комнату, заглянул под диZgbihdZaZ пальцем на спальню, шепотом спросил:
— Там никого нет?
— Никого, — также шепотом от_lbeKeZа.
— Так hl знайте, — Миша еще раз таинст_ggh огляделся, — знайте: у Никитского есть
помощник и его фамилия — Филин! Вот!
Генка p_ibeky руками  стул и открыл рот. Сл аZ мигал, точно ему насыпали  глаза песок.
НалюбоZшись произведенным i_qZle_gb_fFbrZijh^he`Ze:
— И мне кажется, что тот ukhdbc который был  подZe_ а потом ur_e Помните, в
каdZakdhcjm[Zo_"Wlhb_klvGbdblkdbc!
Генка чуть не упал со стула. Слава тоже растерянно смотрел на Мишу.
— Это серьезно? — едва мог он произнести.
Миша пожал плечами:
— Буду я шутить такими _sZfb" Не до шуток. Я его по голосу узнал… Пра^Z лица я его не
b^_eghm`nZdl — загримироZeky.
— Немедленно сообщить fbebpb ю, — сказал СлаZ.
— Нельзя, нужно k_dZdke_^m_lыяснить, — уклончиhhlетил Миша.
— Чего тут uykgylv! — hajZabe СлаZ. — Пусть даже ты не соk_f у_j_g что это Никитский,
но _^vNbebglhl…
Положение станоbehkvdjblbq_kdbfKeZка такой дотошный! Сейчас начнет рассуждать, а _^v
неиз_klgh — тот это Филин или не тот.

Миша klZe:
— Я Zf_s_g_се рассказал. Пошли ко мне.
Проходя по дhjm=_gdZih^hajbl_evghh]ey^u\ZekyihklhjhgZf?fmdZaZehkvqlhk_cqZka^_kv
пояblkyGbdblkdbc…

28. ШИФР

Дом а Миша закрыл д_jv на крючок, сдbgme зана_kdb Потом ulZsbe из шкафа с_jlhd и
положил на стол.
— Теперь смотрите, — таинст_ggh прошептал он и раз_jgme сверток… В Мишиных руках
блеснул кортик.
— Кортик… — прошептал Генка.
Миша поднял палец.
— Тихо! С мотрите, — он показал три клейма на клинке, — hedkdhjibhgebeby<b^bl_"LZd
А теперь самое глаgh_… — Он uернул рукоятку, ugmeieZklbgdmbjZklygme__gZklhe_.
— Шифр, — прошептал СлаZbопросительно посмотрел на Мишу.
— Да, — подт_j^beFbrZ, — шифр, а ключ к этому шифру gh`gZoihgylgh":gh`guwlbm
Никитского… Вот! А теперь слушайте…
Понизи голос, jZsZy глазами и жестикулируя, Миша рассказал о линкоре “Императрица
Мария”, о его гибели, об убийст_hnbp_jZihbf_ ни Владимир.
Мальчики сидели молча, потрясенные этой загадочной историей. В комнате совсем уже стемнело.
В коридоре тишина, точно uf_jeb k_ Только глухо заурчит иногда h^Z  h^hijhоде да раздастся
на лестнице протяжный тосклиuc крик бездомной кошки. В окружающем мраке мальчикам чудились
не_^hfu_ корабли, дальние необитаемые земли. Они ощущали холод морских пучин, прикосно_gb_
морских чудоbs…
Миша klZe и по_jgme udexqZl_ev Маленькая лампочка kiuogmeZ и ос_lbeZ aолнованные
лица Слаu и Генки , стол, покрытый белой скатертью, и на ней блестящий стальной клинок кортика с
бронзоhcaf_cdhcba\bающейся hdjm]ih[mj_шей рукоятки.
— Что же это может быть? — прерZefheqZgb_KeZа.
— Трудно сказать. — Миша пожал плечами. — Полеhclh`_g_agZe чем дело, да и Никитский
jy^ebagZ_l<_^vhgbs_ldhjlbdqlh[ujZkrbnjhать пластинку. Значит, для него это тоже тайна.
— Все ясно, — f_rZeky Генка, — Никитский ищет клад. А  кортике указано, где этот клад
находится. Ох и деньжищ там, должно быть!
— Клады бывают только  романах, — hajZabe Миша, — специально для бездельнико Сидит
такой бездельник, работать ему неохота, вот он и мечтает найти клад.
— Конечно, никакого клада нет, — сказал СлаZ, — ведь из -за этого кортика Никитский, убил
чело_dZJZ з_lugZijbf_j=_gdZm[be[uba -за денег чело_dZ?
— СраgbeLhyZlhGbdblkdbcY[dhg_qghg_m[beZ^eyGbdblkdh]hwlhjZaiexgmlv.
— Может быть, здесь кроется h_ggZy тайна, — сказал СлаZ. — Ведь это произошло h j_fy
hcgugZоенном кора бле.
— Я уж думал об этом, — сказал Миша. — Зачем Никитский искал кортик  дZ^pZlv перhf
году? Ведь hcgZdhgqbeZkv.
— Любой шифр можно расшифроZlv[_adexqZ, — продолжал СлаZ. — У Эдгара По…
— Знаем, знаем! — перебил его Миша. — “Золотой жук”. Здесь с овсем другое. Смотрите… (Все
наклонились к пластинке). Видите? Тут только три b^ZagZdh: точки, черточки и кружки. Если знак —
это буква, то uoh^blqlha^_kvсего три букu<b^bl_"WlbagZdbgZibkZguklhe[bdZfb.
— Может быть, каждый столбик — это бук Z, — сказал СлаZ.
— И об этом я думал, — от_lbe Миша, — но здесь большинстh столбико с пятью знаками.
Посчитайте! Роgh семьдесят столбико из них сорок с пятью знаками. Не может _^v одна буква
поlhjylvkykhjhdjZabak_fb^_kylb.
— Нечего разh^blv философию, — сказал Генка, — надо искать ножны. Тем более — Никитский
здесь.

— Еще неиз_klghGbdblkdbcwlhbebg_Gbdblkdbc, — hajZabeKeZа.
— Все раgh, — упорстh\Ze Генка, — это Никитский. Ведь Филин здесь, а он с Никитским 
одной шайке… Пра^ZF иша?
— Я еще не знаю, тот это Филин или не тот… — признался Миша.
— Как н -не знаешь? — остолбенели мальчики.
— Так… Мне Полеhc назZe только фамилию — Филин. А тот ли это Филин? Мало ли
Филиных! Я думаю, что тот самый.
— Да… — протянул СлаZ, — получается ураg_gb_k^\mfyg_baестными.
— Тот Филин, определенно, — сказал Генка, — по роже b^gh — бандит.
— Рожа не доказательстh, — hajZabeKeZа.
— Будем рассуждать по порядку, — сказал Миша. — Во -перuo Филин. Фамилия уже сходится.
Подозрительный он челов ек или нет? Подозрительный, спекулянт и hh[s_ Во -lhjuo темными
делами они занимаются? Занимаются. Склад  подZe_ ящики, д_jv заколотили, заZebeb проход…
В-третьих, тот ukhdbc — подозрительный чело_d или нет? Подозрительный. Видали, как он
осматри Ze улицу, закрывал лицо? И голос мне его знаком. Допустим даже, что это не Никитский. Но
_^v факт, что шайка. Может быть, белогZj^_cpu Раз_ мы имеем праh сидеть сложа руки? Нет!
Наша обязанность раскрыть эту шайку…
— Точно, — подт_j^be Генка, — шайк у накрыть, ножны отобрать, клад разделить на троих
пороgm.
— Погоди ты со сhbfdeZ^hf, — рассердился Миша, — не перебиZcL_i_jvlZdFudhg_qgh
можем заяblv  милицию, но… ^jm] там ничего нет? Что тогда? Нас засмеют. Надо сначала все
uykgblv тот это Филин или не тот, что они прячут  подZe_ глаgh_ uke_^blv того, ukhdh]h 
белой рубахе, и узнать, кто он такой.
— Тяжелое дело, — прогоhjbe СлаZ и, замети насмешлиuc Генкин a]ey^ тороплиh
добавил:
— Банду мы должны, конечно, раскрыть, но надо хорошенько обдумать.
— Конечно, надо обдумать, — согласился Миша. — Будем следить по очереди, чтобы не uaать
подозрения у Филина и у Борьки.
— Вот это здороh! — сказал Генка. — Шайку раскроем!
— Так шайки и раскрыZxlky, — сказал Миша. — Это, знаете, не за кулисами орать.







ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. НОВЫЕ ЗНАКОМСТВА
29. ЭЛЛЕН БУШ

Через несколько дней Миша и Шурка -большой отпраbebkv на Смоленский рынок покупать
краски для грима. Возле склада Филина прохажиZeky=_g ка.
— Ты что здесь торчишь? — спросил Шура. — Пойдем с нами рекbablihdmiZlv.
— Некогда. — Генка обменялся с Мишей многозначительным a]ey^hf.
Миша и Шура пришли на рынок. Вдоль рядо дb]ZeZkv густая толпа. Шныряли беспризорники,
хрипели граммофоны, скан далили покупатели часо Унылые старухи в старомодных шляпках
продаZebkehfZggu_aZfdbbf_^gu_ih^kечники.
Вспотевший дере_gkdbc парень, видимо, с утра торгоZe гармошку. Окруженный любителями
музыки, он растягиZegZg_cсе одно и то же “Страдание”.
Попугай ulZkdbал кон_jlbdb с предсказанием будущего и описанием прошедшего. Шатались
цыганки  раз_ающихся юбках и ярких платках. Барахолка казалась нескончаемой. Она уходила
далеко — на усеянные подсолнечной шелухой дорожки Новинского бульZjZ где р абочие городского

хозяйстZmklZgZлиZebi_jые урны для мусора и огоражиZebqZoemxljZку блестящей проhehdhc.
Мальчики стояли hae_klZjbdZlhj]hаr_]hсем для театра”, как вдруг кто -то тронул Мишу за
плечо.
Он обернулся и уb^_e^_очку -акробатку . Она была h[udghенном платье и h\k_g_ihoh^beZ
на артистку. ДеhqdZijhlygmeZFbr_jmdm:
— Здраkl\mc!
Мише не понраbeky__ihdjhительст_gguclhgbhgoheh^ghhlетил:
— Здраkl\mcl_.
— Что ты такой сердитый?
— Обыкно_gguc.
— Как тебя зовут?
— Миша.
— А меня Эллен.
Миша поднял брови:
— Что за имя Эллен?
— Мой псе^hgbf Эллен Буш. Все артисты имеют псе^hgbfu А настоящее мое имя Елена
ФролоZ.
— А мальчик, что uklmiZeklh[hc?
— Мой брат, Игорь.
— А бритый?
— Какой бритый?
— Ваш этот, старший . Хозяин, что ли?
Лена рассмеялась.
— Хозяин? Это мой папа.
— Почему же ты его Бушем называешь?
— Я _^vl_[_h[tykgbeZwlhgZrik_доним.
— Вы все по дhjZfoh^bl_?
— Нет. Как начнется сезон, будем uklmiZlv цирке. Ты бывал pbjd_?
— Конечно, бывал. Н о у нас  доме теперь есть сhc драмкружок. Вот наш режиссер. — Миша
предстаbeRmjm.
Шура Z`ghgZdehgbe]heh\m.
— В hkdj_k_gv_gZri_jый спектакль, — продолжал Миша. — Пьеса замечательная! Приходи с
братом. После спектакля uklmibl_.
— Хорошо, — сказал а Лена, — я передам Бушу. — И, подумаkijhkbeZ:
— А сколько за uoh^?
— Что? — не понял Миша.
— Сколько ugZfaZieZlbl_aZыступление?
— Ты что, с ума сошла? Это спектакль  пользу голодающих Поволжья. Все наши артисты
uklmiZxl[_kieZlgh.
— Н-не знаю, — Лена с сомнением покатала голоhc. — Буш, наверное, не согласится.
— Без Zk обойдемся! Другие жертвуют, чтобы помочь голодающим, а вы хотите от них себе
урвать.
— Не сердись, не сердись! — Лена засмеялась. — Какой ты сердитый? Мы сделаем так:
отпросимс я с Игорем погулять и придем к ZfEZ^gh?
— Ладно.
— Только ты, пожалуйста, не сердись.
— Я и не сержусь, — от_lbeFbrZ.
Когда Лена ушла, он сказал Шуре:
— Канитель с деqhgdZfb!

30. ПОКУПКА РЕКВИЗИТА

Они начали u[bjZlvdjZkdb.
— Вот самые подходящие. — Шура вертел в руках коробку с карандашами. Этот ц_lgZauается
“бордо”. Бери, Мишка.
Миша опустил руку  карман и  ту же секунду с ужасом почувстhал, что кошелька  кармане
нет. Все закружилось перед ним. В толпе мелькнула фиг ура беспризорника. Миша aизгнул и бросился
^h]hgdm.
Беспризорник ukdhqbebajy^h, свернул i_j_mehdb[_`ZeimlZykv длинном рZghf пальто.
Он юркнул ijhoh^ghc^ор, но Миша не отставал от него и наконец догнал на каком -то пустыре. Он
схZlbe_]h за пальто и, тяжело дыша, сказал:
— Отдай!
— Не тронь меня, я психический! — дико закричал беспризорник и выкатил белки глаз, страшные
на его черном, измазанном сажей лице.
Они сцепились. Беспризорник ba`ZebdmkZekyFbrZkалил его и, прижимая к земле, шарил по
грязным лохмотьям, отыскиZydhr_e_d;_kijbahjgbdhlqZygghhl[bался. Миша рZgme_]haZjmdZ\
Рукаhlhjался, кошелек упал на землю… Страшная злоба оeZ^_eZFbr_cKdhevdhhgljm^bekygZ^
созданием драмкружка, ходил, клянчил, уговариZe отда л сh_]h Гоголя! И этот hjbrdZ чуть не
разрушил k_J_[ylZfh]ebih^mfZlvqlhhgijbkоил деньги. Нет! Надо ему еще наподдать!
Беспризорник лежал на земле ничком. Его грязная худая шея казалась соk_f тонкой  широком
hjhlgbd_ мужского пальто. Из оторв анного рукава неестест_ggh торчала голая рука, грязная,
исцарапанная.
Ладно. Лежачего не бьют… Миша слегка, для порядка, ткнул беспризорника ногой:
— Будешь знать, как hjhать.


Беспризорник лежал на земле.

Миша отошел, потом _jgmekybfjZqghijhbag_k :
— Вставай, доhevghijblоряться!
Беспризорник сел.
Всхлипывая и ulbjZydmeZdZfbebphijh[hjfhlZe.
— Спраbeky">Z?
— А зачем кошелек aye"Yедь тебя не трогал.
— Иди к черту!
— Поругайся, поругайся, — сказал Миша, — hlyl_[__s_^h[Z\ex!
Но злоба прошла, и он знал, что не добавит.
Продолжая koebiu\Zlv беспризорник поднял оторZgguc рукав. Пальто его распахнулось,
обнажиom^_gvdh_k\uklmiZxsbfbj_[jZfbl_ehGZ[_kijbahjgbd_g_[ueh^Z`_jm[Zrdb.
— Как же ты его пришьешь? — Миша присел на корточки.
Беспризорник _jl_ejmdZ и угрюмо молчал.
— Знаешь что? — сказал Миша. — Пойдем к нам, моя мать зашьет.
Беспризорник недо_jqbо посмотрел на него:
— Застукать, хочешь…
— Вот честное слоhL_[ydZdah\ml?
— Михайлой.
— Здороh! — Миша рассм еялся. — Меня тоже Михаилом зовут. Пойдем к нам dem[.
— Не b^Zeyашего клуба!
— Пойдем! Тебе деhqdb момент рукаijbrvxl.
— Не b^Zeyаших деqhghd!
— Не хочешь dem[ — пойдем ко мне домой. Пообедаешь у нас.
— Не b^Zeyашего обеда!
— Пойдем, тебе гоhjyl! — Миша потянул беспризорника за целый рука<klZай!
— Пусти! — закричал беспризорник, но было уже поздно: затрещали нитки lhjhcjmdZ очутился

у Миши jmdZo.
— Ну hl, — пробормотал Миша, — гоhjbel_[_b^_fkjZam.
— А ты собрался с сило й? Да, собрался?..
Теперь на пальто у беспризорника h\k_g_[uehjmdZов, только торчали голые руки.
— Ладно. — Миша взял оба рукаZ. — Пошли ко мне! А не пойдешь — не отдам, ходи без
рукаh\.

31. БЕСПРИЗОРНИК КОРОВИН

“Как klj_lbl нас мама? — думал Миш а. — Еще, пожалуй, прогонит. Ладно. Что сделано, то
сделано”.
Вот и Генка на сh_fihklm.
Он удиe_ggufзглядом проh^beFbrmb_]hh[hjанного спутника.
Ребята h^\hj_lh`_mklZились на них. Миша пересчитал деньги и отдал Сла_:
— На! Пусть Шурка сам покупает, мне некогда…
Они пришли домой. Миша lhedgme[_kijbahjgbdZ комнату:
— Мама, этот парнишка с нами пообедает.
Мама молчала.
— Я ему нечаянно рукаZhlhjал, — добавил Миша. — Его тоже Мишей зовут.
— А фамилия? — спросила мам а.
Миша посмотрел на беспризорника. Тот засопел и Z`ghijhbag_k:
— Фамилия наша Короbg.
— Ну что же, — a^hogmeZfZfZ, — идите хоть умойтесь, тоZjbsDhjhин.
Миша отпраbekykgbfgZdmogxgh[hevrh]h`_eZgbyfulvkyDhjhин не прояbe^Zbhlfulv
его не было никакой hafh`ghklb.
Они постояли перед краном, _jgmebkv комнату и сели за стол.
На скатерти, там, где Короbg^_j`Zeehdlbihyились темные пятна.
Миша ел молча, искоса поглядыZegZfZlvHgZihесила на стол пальто Коровина и пришивала к
нем у рукаZ По хмурому ujZ`_gbx ее лица Миша понял, что после ухода КороbgZ предстоит
неприятный разгоhj.
После супа мама подала скоhjh^dmk`Zj_ghcdZjlhrdhcFbrZhlh^инул сhxlZj_edm.
— Спасибо, мама, я уже сыт.
— Ешь, — сказала мама, — k_foатит.
Она уже приладила к пальто рукаZbl_i_jvijbrbала разорZggmxih^deZ^dm.
Короbgdhgqbe_klvbiheh`beeh`dmgZklhe.
— Ну hl, — сказала мама, распраeyy на руках пальто, — шуба готоZ Она протянула ее
Короbgm:
— Не жарко тебе g_c?
КороbggZlygme на себя пальто, пробормотал:
— Мы приuqgu_…
— Родные -то у тебя есть?
КороbgfheqZe.
— Мать, отец, есть кто -нибудь?
Короbgklhyem`_mkZfhc^ери. Он засопел, но опять ничего не от_lbe.
“Куда же он пойдет?” — думал Миша.
Не глядя на мать, он спросил:
— Куда же ты теперь пойдешь?
Беспризорник запахнулся iZevlhbышел из комнаты.
Миша пошел проh^blv_]h.
— Погоди, здесь темно. — Он открыл входную дверь и пропустил КороbgZ. — Так заходи, —
сказал он на прощание. — Я k_]^Z^hfZbebо дворе.
Беспризорник ничего не от_lbebihr_eниз по лестнице.

32. РАЗГОВОР С МАМОЙ

Миша читал. В комнате было тихо. Только жужжала с перерывами ш_cgZy машина. Отблески
солнца играли на ее металлических частях, на стальном колесе и золотых фирменных эмблемах.
Предстоящий разгоhjdhg_qghg_ijbyl_gghfZfZсе раghaZ]hорит, и лучше уж поскорей.
— Где ты с ним познакомился? — не оборачиZykvkijhkbeZhgZgZdhg_p.
— На рынке. Деньги у меня украл.
Мама останоbeZfZrbgmbh[_jgmeZkvdFbr_:
— Какие деньги?
— Лотерейные. Я тебе рассказывал. Мы с Шурой краски покупали.
— И вернул он тебе деньги?
Миша усмехнулся:
— Еще бы! Я его догнал.
— Так и познакомились?
— Так и познакомились.


Она покачала голоhc:

— КрасиZydZjlbgZgZmebp_^_j_rvkyk[_kijbahjgbdZfb .
— Я его так, прижал немного.
— А зачем ты его сюда при_e"Qlh[uhgba^_kvqlh -нибудь украл?
— Он не украдет.
— Почему ты так думаешь?
— Так думаю.
СноZfheqZgb_jZномерный стук машины, потом hijhk:
— Что k_ -таки побудило тебя при_klb_]hkx^Z?
Миша пожал плечами:
— Я ему оторвал рукава, надо их пришить.
— Да, конечно… — Она сноZ за_jl_eZ машину. Белое полотнище ползло на пол и волнами
ложилось hae_klmeZ.
— Ты недоhevgZ?
— Малоприятное знакомстhBluqmlv[uehg_ij_^eh`be_fmhklZlvkymg ас.
— Жалко его.
— Конечно, жалко… — согласилась мама. — Теперь многие берут на hkiblZgb_ этих ребят, но
ты сам понимаешь, я не имею такой hafh`ghklb.
— Вот уb^brv скоро беспризорность ликb^bjmxl! — сказал Миша. Знаешь, сколько детдомов
организоZeb!
— Я знаю, но переhkiblZlvwlbo^_l_chq_gvljm^ghHgbbkihjq_gumebp_c.
— В Москве есть такой отряд, — сказал Миша, — называется “Отряд юных пионеро Там
ребята k_ раgh как комсомольцы, зажимаются, с беспризорными и hh[s_, — он сделал не
определенны й жест, — проh^yl kydmx работу. Мы с Генкой и Слаdhc решили туда поступить. Это
на Пантелееd_<оскресенье мы туда пойдем.
— На Пантелееd_? — переспросила мама. — Но ведь это очень далеко.
— Что такого! Теперь _^ve_lhремени много. А когда нам и сполнится четырнадцать лет, мы в
комсомол поступим.
Мама обернулась и посмотрела на Мишу:
— Ты уже dhfkhfhekh[bjZ_rvky?
— Не сейчас, конечно, сейчас не примут, а потом…
— Ну hl, — a^hogmeZ мама, — klmibrv  комсомол, пояblky у тебя куча дел, и меня,
на_jgh_khсем забросишь.

— Что ты, мама! Раз_yl_[yaZ[jhrm?
Миша смотрел на мать.
Она склонилась над машиной. Туго закрученный узел ее каштаноuo hehk касался зеленой
блестящей кофточки с гладким hjhlgbdhf.
Миша klZeih^hr_edfZl_jbh[gyeijb жался щекой к ее hehkZf.
— Ну что? — Мама опустила руки с шитьем на колени.
— Знаешь, мама, что мне кажется? Только ты честно от_lbrv^Zbebg_l?
— Хорошо, от_qm.
— Мне кажется, что ты на меня не сердишься…
Мама тихонько засмеялась, разжала его руки и попраbeZijbq_kdm.
— Не сержусь. Но все же не h^bkx^Zkebrdhffgh]h[_kijbahjguo.

33. ЧЕРНЫЙ ВЕЕР

— Миша -а!
Миша u]eygme окно. Генка стоял gbamaZ^jZ к_jom]heh\m.
— Чего?
— Иди скорей, дело есть! — Генка скосил глаза klhjhgmnbebgkdh]hkdeZ^Z.
— Чего еще? — нетерпелиhdjbdgmeFbrZ.


— Иди скорей!.. Понимаешь?

Всякими знаками он показывал, что дело не терпит никакого отлагательстZ.
Миша спустился h^\hj=_gdZlml`_ подступил к нему:
— Знаешь, где тот, ukhdbc?
— Где?
— В закусочной.
Ребята ukdhqbebgZmebpmbih^hrebdaZdmkhqghc.
Через широкое мутное стекло b^g_ebkv сидящие hdjm] мраморных столико люди. Лепные
фигуры на потолке плаZeb  голубых hegZo табачного дыма. В проходах балансироZe с подносом в
руках маленький официант. Белая пена падала из кружек на его халат. За крайним столиком сидел
Филин.
— Где же ukhdbc? — спросил Миша.
— Только что здесь был, — недоумеZe=_gdZ, — сидел с Филиным… Куда он делся? ..
— Хорошо, — быстро прогоhjbeFbrZ, — далеко он не ушел. Ты иди налеhdKfhe_gkdhcZy
напраhd:j[Zlkdhc.
Миша быстро пошел к Арбатской площади, gbfZl_evgh kfZljbаясь  пешеходо В конце
Никольского переулка мелькнула фигура чело_dZ белой р убахе, с_jgmшего за угол церкbMki_gby
на Могильцах. Миша добежал до церкbhklZghился, огляделся по сторонам.


Высокий шел по Мертhfm переулку. Миша последоZe за ним. Высокий пересек Пречистенку и
пошел по Всеheh`kdhfm переулку. Миша нагнал его у самой Остоженки, проходиrbc трамZc
отделил его от Миши. Когда трамZcijhr_eысокого на улице уже не было.

Куда он скрылся? Миша растерянно оглядыZe улицу. На протиhiheh`ghc стороне
филателистический магазин. Он иногда покупает там марки для сh_c коллекции. И сюда, по слоZf
Генки, зачем -то ходит Борька Филин. Миша перебежал улицу и вошел  магазин. Над д_jvx коротко
зydgmeaонок.
В магазине, никого не было. На прилаd_ под стеклом лежали марки, на полке стояли коробки и
альбомы.

На зhghd из gmlj_gg_]h помещения ur_e хозяин — лысый красноносый старик. Он плотно
прикрыл д_jvbkijhkbemFbrbqlh_fmgZ^h.
— Можно марки посмотреть? — спросил Миша.
Старик бросил на прилаhd несколько кон_jlh с марками, а сам ушел, остаb д_jv
приоткрытой.
Вертя  руках марку Боснии и Герцеговины, Миша искоса поглядыZe  помещение, куда
удалился старик. Там было соk_f темно, только стол тускло освещен электрической лампой. Кто -то
ihe]hehkZi_j_]hариZekykhklZjbdhfIjbeZок мешал Мише заг лянуть туда, но он был уверен, что
там находится именно этот ukhdbcq_ehек [_ehcjm[Zo_Hq_fhgb]hорили, он тоже разобрать не
мог. Раздался звук отодb]Z_fh]h стула. Сейчас они uc^ml Миша наклонил голову к маркам и
напрягся h`b^ZgbbK_cqZkhg уb^blwlh]hq_ehека. В глубине скрипнула д_jvb\kdhj_ihyился
старик. Вот так штука! Тот, ukhdbcmr_eq_j_aq_jgucoh^…
— Выбрал? — хмуро спросил старик.
— Сейчас, — от_lbeFbrZ^_eZyид, что gbfZl_evghjZkkfZljbает марки.
— Скорее, — сказал с тарик, — магазин закрыZ_lky.
Он опять ur_egh^ерь на этот раз не закрыл.
Лампа ос_sZeZdjZcklheZ<__kете Миша b^_edhkleyые руки старика. Они собирали бумаги
со стола и складывали их  u^инутый ящик. Потом  руках пояbeky черный __j Руки подержали
его некоторое j_fy открытым, затем медленно с_jgmeb Веер преjZlbeky  продолгоZluc
предмет…
Затем в руках старика что -то блеснуло. Как будто кольцо и шарик. Вместе со свернутым веером
старик положил их ysbdklheZ.

34. АГРИППИНА ТИХОНОВНА

Медленно haращался Миша домой. Итак, он не уb^_elZbgklенного незнакомца. Этот чело_d
ушел через черный ход. И старик _ek_[ygZklhjh`_gghB;hjvdZ -жила сюда ходит…
Уже подойдя к сh_fm дому, Миша подумал о __j_Bg_h`b^ZggZyfukevijbreZ_fm г олову.
Когда старик с_jgme\__jhgklZeih^h[_ggh`gZfBdhevphdZdh[h^hd.
Неужели ножны?
Взheghанный этой догадкой, Миша побежал разыскиZlv Генку и Славу. Он нашел их на
кZjlbj_m=_gdb.
СлаZebghал бумагу, а Генка что -то писал под диктоdm:]jb ппины ТихоноguHgZ^bdlhала
ему с листка, который держала ukhdhgZ^klhehfgZ уроg_]eZaGZdhgqbd__ghkZ[uebодружены
очки `_e_aghchijZе.
— “…РубцоZ Анна ГригорьеgZ — читала Агриппина Тихоновна. — Написал? Аккуратней,
аккуратней пиши, не торопись. Так… “СеменоZ?докия ГаврилоgZ.
— Гляди, Миша, — крикнул Генка, — у меня ноZy^he`ghklv — секретарь женотдела!
Миша заглянул через плечо Генки: “Список работниц сноZevgh]h цеха, окончиrbo школу
ликb^Zpbb неграмотности”. Проти каждой фам илии стоял hajZkl Моложе сорока лет не было
никого.
— Не _jlbkv, — прикрикнула Агриппина Тихоновна, — _kvebklbafZjZ_rvGZibkZe?
— Написал, написал… ДаZcl_^Zevr_Bq_]hы a^mfZebklZjmr_dmqblv?
Агриппина ТихоноgZmdhjbag_gghihkfhlj_eZgZ=_gd у:
— Ты это k_jv_a?
— Конечно, k_jv_a Вот, — он ткнул пером  список, — пятьдесят четыре года. Для чего ей
грамота?
— Вот ты какой, оказыZ_lky! — медленно прогоhjbeZ:]jbiibgZLbohghна и сняла очки.
— Чего, чего вы? — смутился Генка.
— Вот оно что… Тебе, значит, одному грамота?
— Я не…
— Не перебиZc Значит, тебе одному грамота? А Семеноhc так темной бабой и помирать? И я,

uoh^bl зря училась? Двух сыно_c в гражданскую схоронила, чтобы, значит, Генка учился, а я как
была, так и ост алась? Асафьеву из подZeZ  кZjlbjm переселили тоже зря. Могла бы и  подZe_
помереть — шестьдесят годо нем прожила… Так, значит, по -тh_fm":"KdZ`b.
— Тетя, — плачущим голосом закричал Генка, — uf_gyg_ihgyebY шутку.
— Отлично поняла, — отре зала Агриппина Тихоновна. — И не думала и не гадала, Геннадий, что
ты такое предстаe_gb_bf__rvhjZ[hq_fq_ehеке.
— Тетя, — упаrbf голосом прошептал Генка, не поднимая глаз от стола, тетя! Я не подумаrb
сказал… Не подумал и сказал глупость…
— То -то, — настаbl_evghijh]hорила Агриппина ТихоноgZ. — В другой раз думай.

35. ФИЛИН

Агриппина ТихоноgZышла на кухню. Генка сидел понури]heh\m.
— Попало? — сказал Миша. — Мало она тебе kuiZeZAZlой язык еще не так надо.
— Ведь он признался, что был н е пра, — примирительно заметил СлаZ.
— Ладно, — сказал Миша. — Ну что, Генка, догнал ты того, ukhdh]h?
— Никого я не догнал, — мрачно от_lbe=_gdZ.
— Так hl, — безразличным голосом произнес Миша. — Я b^_egh`gu.
— Какие ножны? — не понял СлаZ.
— Обы кно_ggu_hldhjlbdZ.
Генка поднял голову и недо_jqbо посмотрел на Мишу.
— У старика филателиста, на Остоженке.
— Врешь?
— Не jm.
Миша тороплиh пока не hreZ Агриппина ТихоноgZ рассказал о филателисте, ukhdhf
незнакомце и черном веере…
— Я думал, ножны, а то __jdZdhc -то, — разочароZgghijhlygme=_gdZ.
— В общем, — сказал СлаZ, — было ураg_gb_ с двумя неиз_klgufb а теперь с тремя: перh_
— Филин, lhjh_ — Никитский, третье — __j И hh[s_ если это не тот Филин, то остальное тоже
фантазия.
Генка поддержал Славу:
— Верно, Мишка. Может, тебе k_wlhihdZaZehkv?
Миша облокотился о край комода, покрытого белой салфеткой с кружеghc оборкой. На комоде
стояло кZ^jZlgh_ зеркало с зеленым лепестком  _jog_f углу. Лежал моток ниток, проткнутый
длинн ой иглой. Стояли старинные фотографии  оZevguo рамках, с тиснеными золотом фамилиями
фотографо Фамилии были разные, но фон на k_o фотографиях одинакоuc — меж серых зана_k_c
пруд с дальней, окутанной туманом беседкой.
— Если бы ты не ссорился с теткой, мы бы все узнали о Филине.
— Как так?
— Ведь она знает Филина. Хоть бы сказала, из РеkdZhgbebg_l.
— Почему она не скажет? Скажет.
— Она с тобой и разговариZlvg_aZohq_l.
— Она не захочет? Со мной? Плохо ты ее знаешь . Она k_ даguf -даgh забыла, тем более я
изbgbekyDg_clhevdhgm`_ghkh[ucih^oh^K_cqZkmидишь…
Когда Агриппина ТихоноgZ _jgmeZkv  комнату и начала убирать со стола, Генка сделал b^
что продолжает прерZggucjZkkdZa:
— Я ему гоhjx “Тhchl_p спекулянт, и _kvаш род спекулянтский. Вас, я гоhjx\_kvJ_ск
знает…”
— Ты о ком? — спросила Агриппина Тихоновна.
— О Борьке Филине. — Генка поднял на Агриппину Тихоноgm простодушные глаза. — Я ему
гоhjx<ZrmnZfbebxесь Ревск знает”. А он мне: “Мы, гоhjbl wlhfJ_ске никогда не бывали.
И знать ничего не знаем”.

Мальчики hijhkbl_evghmklZились на Агриппину Тихоновну. Она сердито тряхнула скатертью:
— Какие у тебя с ним дела? Сколько раз гоhjbeZ не h^bkv с этим Борькой, не до_^_l он тебя
до добра.
— А зачем он j_l"JZabaJ_ска, так и скажи: из РеkdZAZq_fрать?
— Он -то, может, и не бывал J_\kd_, — сказала Агриппина Тихоновна.
— Я и не гоhjxqlh[u\Zeghедь папаша -то его из РеkdZAZq_f`_рать?
— А он, может, и не знает про отца -то.
— Да _^v сам Филин тут же сидел. Смеется и гоhjbl “Мы, гоhjbl коренные москbqb
пролетарии…”
— Это они -то пролетарии? — не u^_j`ZeZ Агриппина Тихоновна. — Да его -то, филина, отец
жандармом J_\kd_kem`be.
Агриппина ТихоноgZернула скате рть и ureZbadhfgZlu.
— Видали? — Генка подмигнул ей ke_^. — Все сказала! Я сhx тетку знаю. Теперь k_ ясно.
Филин тот самый. Значит, и Никитский здесь и ножны. Чуkl\mxqmствую, клад близко!
— Не соk_f ясно, — hajZabe СлаZ. — Ведь ты сам гоhjbe, что  Реkd_ полно Филиных.
Может быть, это другой Филин.
— Ладно, — _k_eh сказал Миша, — может быть, не тот, а может быть, и тот. Во kydhf случае,
он из РеkdZL_i_jvmagZ_fkem`beebhggZebgdhj_Bfi_jZljbpZFZjby.
— Как мы это узнаем? — спросил Генка.
— Проще просто. Неужели у Борьки -жилы не uедаем?

36. НА КРАСНОЙ ПРЕСНЕ

В hkdj_k_gv_ мальчишки решили пойти на Пантелееdm  типографию, узнать про юных
пионероIhоскресеньям трамZbg_oh^beb — не хZlZehwe_dljhwg_j]bbFZevqbdbih^gyebkv чуть
с_l;uelhljZggbcqZkdh]^ZgZmebp_gbdh]hg_l>Z`_^орники еще не urebkhkоими метлами.
ОхZq_ggu_jZ^hklghckежестью утра, мальчики _k_ehrZ]ZebihhdmlZgghfmk_jhc^ufdhc:j[Zlm
Каблуки постукиZeb по холодному зhgdhfm асфальту. Шаги гулко отдаZebkv на пустынной улице.
Маленькие фигурки ребят, отражаясь, мелькали kl_deZoитрин.
“Как странно b^_lv Арбат безлюдным!” — думал Миша. Только теперь по -настоящему видны
его здания.
Вот дом, где жил Александр Сергееbq Пушкин. Обыкно_gguc двухэтажный дом, ничем не
примечательный. Даже странно, что  нем жил Пушкин… И Пушкин ходил по Арбату, как k_ люди,
никто этому не удиeyeky:ihyись теперь Пушкин на Арбате — hl[ukmfZlhoZih днялась! Вся бы
МоскZk[_`ZeZkv!
— Посмотрим, что за пионеры такие, — болтал Генка. — Может,  них ничего особенного и нет:
сидят себе и ц_lhqdbышиZxldZd^_очки ^_l^hf_.
— Ну да! — от_lbe Миша. — Это _^v коммунистическая организация, понял? Зна чит, они
занимаются чем -нибудь серьезным.
— Как -то неудобно идти туда, — заметил СлаZ.
— Почему?
СлаZih`Zeie_qZfb:
— Спросят, кто такие, зачем пришли.
— Очень удобно! — решительно от_lbeFbrZ. — Может быть, мы тоже хотим стать пионерами.
Раз_fug_b меем праZ?
Мальчики замолчали. Неb^bfh_ih^gbfZehkvaZ^hfZfbеликолепное утреннее солнце, залиZy
Арбат ярким, ослепительным и радостным с_lhf.
Улица ожиbeZkv.
Из почтоh]h отделения uoh^beb почтальоны с толстыми кожаными сумками, туго набитыми
газ етами.
Гремя пустыми бидонами, прошли молочницы.
Проехал обоз ломовых лошадей.

Ребята с_jgmebgZIh\Zjkdmx.
Вот и Кудринская площадь.
— Смотри, Генка? — Миша показал на углоhc дом, изрешеченный пулями и осколками
снарядо. — Здесь Hdly[jvkdmxj_олюцию были самые бои. Наши по кадетам из пушек лупили. Мы
со Слаdhcидели. Помнишь, СлаdZ?
— Я здесь тогда не был, — признался СлаZ, — и, по -моему, ты тоже.
— Я? Сколько раз! Мы сюда с Шуркой бегали. Один раз полную шапку гильз набрали. Пра^Z
очень даgh — мне тогда было hk_fv лет. А ты, конечно, не b^Ze Ты дома сидел. Тебя мама не
пускала.
Мальчики пришли на Пантелееdm.
Через широкие окна типографии виднелись большие залы, устаe_ggu_ машинами. В цехах было
пусто. Над hjhlZfb bk_eZ u\_kdZ “Типогра фия Мосполиграфтреста”. Мальчики hreb в
проходную.
В тесном дощатом помещении за низким барьером сидел сторож и хлебал из большой миски суп.
Тут же _jl_eZkv^_очка лет десяти с маленькими косичками, заyaZggufbdjZkghce_glhqdhc.
Сторож поднял голову, т ыльной стороной ладони ul_jmku\hijhkbl_evghihkfhlj_egZj_[yl.
— Скажите, пожалуйста, — обратился к нему Миша, — где здесь отряд юных пионеров?
— Пионеров? — Сторож опять ayekyaZeh`dm. — А вы откудоZ — из райкома или как?
— Да… мы… тут… — замялся Миша, — мы по делу.
ДеhqdZkex[hiulklом смотрела на мальчикоKlhjh`^h_ekmihlh^инул миску:
— Есть у нас такие пионеры. В клубе они у себя.
— Вы не скажете, где клуб?
ДеhqdZofudgmeZ.
— Вы клуба нашего не знаете? — спросил сторож.
— Мы из другого района. Из Хамоgbdh.
— А-а… — протянул сторож. — На Садоhcdem[bogbclmlg_^Ze_dh.
— На какой Садоhc"KZ^hых много.
— Вот смешные! — захихикала деhqdZ. — Клуб не знают!
— Ты много знаешь! — прикрикнул сторож на деhqdm. — Проводи их . Может, и  самом деле
нужно, — добавил он с сомнением.
ДеhqdZkihehkgmeZih^[Zqdhffbkdmbeh`dmaZязала их kZen_ldmbышла с мальчиками на
улицу.
— Я пионеро хорошо знаю, — болтала деhqdZ. — Наш Васька там самый глаguc — он на
барабане играет.
Миша насмешлиhihkfhlj_egZg__ghijhfheqZeQlhkihjblvkf_exa]hc?
— У них и труба есть, — продолжала деhqdZ. — У них знаете как строго! Ругаться нельзя, на
буферах кататься тоже нельзя. Руки  карманах держать нельзя, деqhghd бить тоже нельзя. А д раться
можно только со скаутами. Только если драться, так галстуки снимать. В галстуке тоже нельзя.
— Не _jlbkvih^gh]Zfb! — сказал Миша.
— И деhq_d туда принимают, — опять затараторила деhqdZ, — только не k_o только
достигших hajZklZ.
— А вашему Ва се много лет? — спросил Слава.
— Четырнадцать, а может быть, и пятнадцать. Он серьезный! Приходит прямо на кZjlbjm и k_
забирает.
Мальчики с удиe_gb_fihkfhlj_ebgZg__.
— Как это — забирает? — спросил Генка.
— Очень просто, — от_lbeZ деhqdZ, — для бе спризорных детдомо Пионеры ходят и _sb
собирают. У меня кофточку отобрали! — с гордостью объяbeZhgZ.
— Это, положим, не пра^Z, — сказал Генка, — никто не имеет праZhl[bjZlv.
— Они не сами, им маманя дала.
— А тебе жалко стало? — засмеялся Слава.
— И не жалко h\k_ Я им еще хотела прошлогоднюю шапочку отдать, а Васька гоhjbl “Не

надо, а то, гоhjbll_[_ следующий раз отдаZlv[m^_lg_q_]hLu]hорит, не беспокойся, мы скоро
опять будем собирать”. И пра^Z утром кофточку ayeb а _q_jhf за ш апочкой пришли. — Она
a^hogmeZ:
— Беспризорнико\_^vfgh]h — когда всех обуешь, оденешь.
Они подошли к большому красиhfmhkh[gydmgZKZ^hой.
— Вот здесь, на третьем этаже, — показала деhqdZbaZlhjhibeZkv:
— Я пойду, а то Васька уb^bl.

37. МАЛЕНЬКОЕ НЕДОРАЗУМЕНИЕ

ДеhqdZ ушла. Мальчики стояли у подъезда. Их ^jm] охZlbeZ робость. Из hjhl u]eygme
какой -то мальчишка, посмотрел на них и исчез, потом ukmgmeZkv еще одна белобрысая голоZ и тоже
скрылась.
Мише ^jm]aZohl_ehkvmclb^hfhcDlh_]hagZ_l_s_ijh]hgyl…
Но рядом были Генка и СлаZ Не мог же он обнаружить перед ними такое малодушие! Миша
решительно дbgmeky\ерх по лестнице, Генка и. СлаdZaZgbf.
Они поднялись на третий этаж, открыли резную дубовую дверь и уb^_eb большую кZ^jZlgmx
комнату. У задней стены на подстаd_ стояло с_jgmlh_ знамя с золотыми кистями и бронзоuf
оZevguf острием. Над знаменем, h всю длину стены, — красное полотнище: “Организация детей —
лучший путь hkiblZgbydhff унароE_gbgJy^hfkhagZf_g_fgZlmf[hqd_e_`Zeb[ZjZ[Zgb]hjg
По углам стояли маленькие флажки с какими -то изображениями. На стенах bk_ebjbkmgdbbieZdZlu.
В комнате никого.
На лестнице тоже.
В _jog_fwlZ`_ihkeurZekylhihlbhiylvсе стихло.
М альчики hreb.
На флажках были изображены: соZ лисица, мед_^v пантера. Рядом на стене — рисунки,
uj_adbba]Za_l[hevrhcebklkijZилами сигнализации флажками, азбука Морзе.
На _j_очках — тетрадки, озаглаe_ggu_Aеньеhc`mjgZe.
Вдруг они услы шали позади шорох. Они оглянулись, к ним подкрадывались мальчишки djZkguo
галстуках.
Друзья мгно_gghijbgyebiheh`_gb_dh[hjhg_.
Пионеры, уb^_, что их заметили, с криком бросились ZlZdm…
Заня неприступную позицию  углу комнаты, тесно сомкну ст рой с Мишей  центре, Генкой и
СлаhcgZneZg]Zo^jmavyhlqZygghhl[bались.
Пионеры бросились h lhjmx атаку. Ими командоZe белобрысый мальчишка с нашиdhc на
рукаве. Он метался из стороны в сторону и кричал:
— Спокойно… так… спокойно… Не даZc им уход ить!.. Спокойно… растаскиZc их…
Спокойно!..
Вторая атака оказалась успешной. Противникам удалось оттащить Славу. Миша бросился его
ujmqZlvKljhcjZahj\Zekyb^jmavyfijbrehkvkjZ`Zlvky одиночку.


— Спокойно! — кричал белобрысый, p_ibшись  Славу. — Спокойно… Применяй бокс!
Спокойно… Сережка, общую треh]m!

Яростно затрещал барабан.
Мише удалось наконец отбить Славу, и друзья сноZaZgyebkою позицию m]em.
Обе стороны были осноZl_evghihlj_iZgu<k_ly`_eh^urZebMibhg_jh галстуки съехали на
сторону. У Слаu был разорZg hjhlgbd Генка ощупывал сhb рыжие hehku чуkl\my что они
уменьшились dhebq_klе.
— Чего u? — тяжело дыша, начал Миша.
— Пленные, молчать! — закричал белобрысый. — Сейчас мы вас… дhcguffhjkdbf.

Барабан продолжал изда ZlvhlqZyggmx^jh[v.
В комнату [_`Zehg_kdhevdhibhg_jh, за ними — еще и еще…
— Спокойно! — кричал белобрысый, продолжая метаться из стороны klhjhgm. — Не подходить!
Это пленные нашего звена, больше никого… Медведи, лисицы… не \yau\ZlvkyWlhg_аши пленные,
это наши, мы их поймали.
В комнату hr_erbjhdhie_qbciZj_gv майке, д линных черных брюках, тоже с галстуком.
Белобрысый отдал ему салют и, hegmykvaZ]hорил:
— Наше з_ghihcfZehlj_okdZmlkdbojZaедчикоHgbohl_ebihoblblvhljy^gh_agZfyFubo
заметили еще на улице. Они со_sZebkvmih^t_a^Zbсе осматриZebkv…
— Вы пустите их, — приказал h`Zluc.


Толпа пионероjZa^инулась. Мальчики urebbakоего угла.

— Продолжай, Вася, — сказал h`Zluch]ey^uая ребят…
— Они k_hkfZljbались, — опять загоhjbe[_eh[jukuc, — потом пошли по лестнице. Мы — с
черного хода, на_ рх. Они заглянули сюда, увидели, что никого нет, обрадоZebkvbошли, а мы их цап
— k_o плен ayeb.
— Вы кто? — обратился h`ZlucdfZevqbdZf.
— Мы никто, — угрюмо от_lbeFbrZ. — Зашли посмотреть, что за пионеры такие.
Все рассмеялись. Белобрысый закр ичал:
— Не сознаются! Это скауты. Я hlwlh]hagZx. — Он ткнул KeZ\m. — Он у них патрульный.
СлаZihdjZkg_e.
— Не пра^ZYgbdh]^ZkdZmlhfg_[ue!
— Не был!.. Рассказывай! Я тебя знаю. Мы тебя сколько раз b^_ebIjZда, Сережка?
— Пра^Z, — не моргнув глазом подт_j^befZevqbd[bший на барабане треh]m.
— А еще отпирается! — закричал белобрысый. — Я их хорошо знаю. Они на Бронной живут.
— Вот и не пра^Z, — сказал Миша — мы жи_fgZ:j[Zl_.
— На Арбате? — удиbekyожатый. — Как же ukx^ZihiZeb?
— Пришли… Ведь только здесь есть отряд.
— Нет, — сказал h`Zluc, — не только здесь. У Zk ХамоgbdZolh`__klvhljy^gZ=hagZd_B
Дом пионероhj]Zgbahан на Деbqv_fihe_Ihq_fm\ulm^Zg_ihreb?
— Да? — смутился Миша. — Мы не знали. Нам сказали, что в Моск_lhevdhh^bghljy^ — Zr.
— Кто сказал?
— Товарищ Журбин.
— Откуда u_]hagZ_l_?
— Он у нас ^hf_`b\_l.
— А-а… — Вожатый дружески улыбнулся. — Я знаю тоZjbsZ@mj[bgZLZdwlhhgам сказал?
Только наш отряд не единст_gguc Есть  Сокольниках в железнодорожных мастерских и у Zk на
Гознаке. А ваши родители где работают?
— На фабрике С_j^ehа, — f_rZeky=_gdZ. — У нас ^hf_dem[b^jZfdjm`hd.
— Теперь k_ понятно, — засмеялся h`Zluc. — Вышла маленькая ошибка . Наши ребята, по
старой памяти, k_khkdZmlZfbоюют, hlам и попало. Ничего, сейчас мы это уладим.
Он засbkl_e плоский физкультурный сbklhdHljy^ыстроился ^hevkl_gh[jZahаdадрат,
p_glj_dhlhjh]hklhyeожатый и рядом с ним Миша, Генка и СлаZ.
Мальчики заhjh`_ggh смотрели на пионеро Они стояли стройными рядами, по з_gvyf с
з_gv_ым флажком на праhfneZg]_.
— Горнист, при_lklие! — скомандоZeожатый.
Горн протрубил при_lklие.
— Ребята! — сказал h`Zluc. — К нам пришли гости и з Хамоgbq_kdh]hjZchgZHgblh`_ohlyl
стать пионерами. Попросим их передать ребятам Хамоgbdh наш пламенный пионерский при_l.
И пионеры Красной Пресни при_lklовали будущих пионероOZfh\gbdh троекратным “ура”.

38. ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Только к концу дня по кинули мальчики гостеприимный пионерский клуб. Восхищенные k_f
b^_ggufозjZsZebkvhgbih[mev\ZjZfKZ^hой к себе домой.
— “Пионер здоро и ughkeb” — hl самый праbevguc закон, разглагольстh\Ze Генка,
размахиZy руками, — самый праbevguc Надо по больше заниматься физкультурой и разbать
мускулы.
— Есть законы поZ`g_c, — заметил СлаZ.
— Какие?
— Например, “Пионер стремится к знанию. Знание и умение — сила в борьбе за рабочее дело”.
— Это поZ`g_c" Ничего ты не понимаешь! Если будешь слабым, тебя буржуи  момент
расколошматят, никакие знания не помогут. Верно, Мишка?
— Самых Z`guo законо дZ, — настаbl_evgh произнес Миша. — Во -перuo “Пионер смел,
настойчи и никогда не падает духом”. Но самое глаgh_ — это то, что сказал Ленин. Слыхали, их
h жатый читал: “Дети, подрастающие пролетарии, должны помогать реhexpbb Вот это самое
глаgh_.
— А вы заметили, как о них сторож в типографии гоhjbe? — сказал СлаZ. — С уважением.
— Еще бы, — сказал Миша, — их _kvjZchgagZ_lZm` сh_clbih]jZnbbb подаgh.
— Только почему у них нет никакого оружия? — недоумевал Генка. — Хотя бы bglhочка
какая -нибудь для порядка.
— Мы как отряд организуем, — сказал Миша, — так з_gvy[m^_fih -другому называть. Зачем k_
эти з_jb" Лучше какое -нибудь реhexpbhggh_ назZgb_ Например, имени Карла Либкнехта или
Спартака. А слышали, h`Zluc сказал: “К Международному юношескому дню передадим пионеро в
комсомол”. Видали? Этот белобрысый будет комсомольцем, а мы еще даже не пионеры.
— Этому белобрысому нужно наложить как следует, — проhjqZe=_gdZ.
— За что? — hajZabeFbrZ. — Они защищали сh_agZfy<_^vhgbg_agZebdlhfulZdb_.
— Надо пойти на Гознак, — сказал СлаZ, — может быть, нас примут ibhg_ju.
— Зачем нам куда -то ходить, — hajZabe Миша, — _^v у нас есть сhy фабрика. Их h`Zluc
сказал: отряды будут созданы при k_onZ[jbdZobaZодах.
Мальчики подошли к сh_fm дому. В hjhlZo они услышали шум и крики, доносиrb_ky с
заднего дhjZ.
Они побежали туда и уb^_eb толпу ребят, окружиrbo беспризорника Коровина. Он стоял,
прижаrbkvkibghcdkl_g_b]ey^_edZdaZljZленный heqhghd.
— ВороZlv сюда пришел?! — наскакиZe на него Борька Филин. — А? ВороZlv" Бей его,
ребята!
Миша растолкал ребят и ст ал рядом с беспризорником.
— Вы чего к нему пристали?
— Брось, Мишка, — крикнул Генка, — _^v это он у тебя деньги украл! Нечего его защищать.
Знаю я этих беспризорникоFZehe_lgb_ij_klmigbdb!
КороbgaZkhi_ebijh[hjfhlZe:
— Сам ты рыжий преступник.
Все рассмеялись.
— Айда dem[, — сказал Миша. — Пойдем с нами. — Он потянул беспризорника за рукаghlml
же отпустил, kihfgb, что рукава у КороbgZiehoh^_j`Zlky.
— Не пойду я, — угрюмо от_lbeDhjhин, исподлобья поглядыZygZ=_gdm.
— Не ходи с ними, пацан, — \yaZekyдруг Борька. — ДаZcemqr_ расшибалочку постукаем.
— Пойдем, — Миша обнял КороbgZaZie_qb, — не бузи, пойдем.

39. ХУДОЖНИКИ

В клубе драмкружкоpu рисоZeb декорации. На сцене лежали длинные полосы белой бумаги.

Маленький ВоdZ Бара но по прозbsm “Бяшка”, тщетно пытался нарисоZlv богатую крестьянскую
избу, жилище кулака Пахома.
— Эх ты, Бяшка несчастная! — ругался Шура -большой. — Не можешь простую избу нарисоZlv
а еще сын художника!
— При чем здесь “сын художника”? — опра^uалс я маленький Бяшка. Наследст_gghklv
передается только lj_lv_fihdhe_gbb.
Короbgih]ey^_ebg_h`b^Zggh^eyсех взял уголь и начал рисоZlvGZ[_euoebklZoihy\bebkv
очертания печи, окошек, длинных лаhd.
— Видал? — Миша подтолкнул Генку локтем.
— Что с того, что он умеет рисоZlv". — Генка презрительно тряхнул hehkZfb. — Охота тебе с
ним hablvky!
— Если каждый из нас сагитирует хоть одного беспризорника, то и беспризорных не останется, —
изрек Миша.
КороbgdhgqbewkdbabkdZaZe:
— Кисть не годится.
Шура принес ему несколько кистей, но Короbgсе забракоZe.
— Другие нужно, — т_j^behg.
Миша ugmehklZldbehl_j_cguo^_g_]bijhlygmeboDhjhину:
— Сходи купи какие надо.
КороbgfheqZkfhlj_egZFbrm.
— Иди, — сказал Миша. — Чего ты на меня глаза таращишь?
Короbgg_j_rbl_evghзял деньги, молча оглядел ребят и ur_ebadem[Z.
— Фью! — сbklgme=_gdZ. — Ухнули наши денежки!
— Если ты так будешь распоряжаться финансами, — объяbe Шура, — то я с себя сним аю
от_lklенность за спектакль…
— Нечего прежде j_f_gbолноZlvky, — ответил Миша, — подождем.
Наступило томительное ожидание. Уже собрались ajhkeu_.
“Неужели обманет? — думал Миша. Он kihfgbe как Короbg поглядел на него, когда брал
деньги. — Нет. П ридет”.
Но КороbgZсе не было.
— Нечего больше ждать, — сказал Шура. — ДаZc;yrdZjbkmc.
ВоdZgZqZejZaодить краски, как ^jm]^\_jvjZkiZogmeZkvbihyился Короbg.
Он был не один. Его крепко держала за плечо ukhdZy смуглая девушка с черными, коро тко
остриженными hehkZfbh^_lZy синюю юбку и защитного ц_lZ]bfgZkl_jdmi_j_oаченную lZebb
широким командирским ремнем. И самое интересное: на ней был красный галстук. Одной рукой
девушка крепко держала КороbgZ  другой у нее была пачка кистей. Вид у девушки был
решительный. Она строго спросила:
— Кто посылал его за кистями?
— Я, — от_lbeFbrZ.
— Зачем Zfdbklb?
— Декорации рисуем.
Девушка отпустила КороbgZih^hreZdkp_g_bjZa]ey^uая декорации, спросила:
— Какую пьесу uklZ\bl_?
Вперед uklmibeRmjdZ -большой:
— “Кулак и батрак”. Разрешите предстаblvky Александр Огурее Художест_gguc
рукоh^bl_evbj_`bkk_j.
Девушка пожала Шурке руку и сказала:
— Валя ИваноZBajZchggh]h>hfZibhg_jh. — Она показала на КороbgZ:
— Мы этих ребят оту чаем hjh\ZlvZы их приучаете. Он стащил у нас кисти.
— Я не стащил, — пробормотал Короbg, — я ayek\haратом.
Миша с удиe_gb_f смотрел на девушку. Ей было на b^ лет семнадцать, не больше, а она уже
h`ZlZybjZ[hlZ_l Доме юных пионеро.

— Где же Zr^hf? — недо_jqbо спросил он.
— На Деbqv_f поле… А что у Zk за дикий кружок? Кто Zfb рукоh^bl" При какой
организации ukhklhbl_?
— Мы при домкоме! — крикнул Генка.
— А знаете udlhlZdb_xgu_ibhg_ju? — спросила девушка.
Миша, Генка и СлаZ закричали: “Знаем!” — но их голоса потонули  крике остальных ребят:
“Нет, не знаем!”
— Тише! — Девушка подняла руку.
Когда все замолчали, она сказала:
— Пионеры — это смена комсомолу.
— Мы тоже скоро будем пионерами! — крикнул Генка.
— Конечно, будете, — сказала девушка. — А пока приходите >hfibhg_jh. Приходите. Тогда и
кисти принесете.
— Ладно, — сказал Миша, — а uijb^bl_ воскресенье на наш спектакль.
Девушка ушла. Короbgернул Мише деньги и сноZijbgyekyjbkhать.
— Почему fZ]Zabg_g_dmibe? — спросил Миша.
— А чего зря платить! Я _^vg_^eyk_[y.
— Ему платить непривычно, — ехидно заметил Генка и примирительно добавил:
— Ладно, рисуй… Эх ты, КороZ…

40. ОПЫТНЫЕ СЫЩИКИ

— Идет! — прошептал Генка.
Из hjhlышел Филин, св ернул Gbdhevkdbci_j_mehdbgZijZился к Пречистенке.
Генка и СлаZ^инулись за ним.
— ВразZedm идет, — шептал Генка. — Определенно бывший матрос. Видишь, ноги расстаey_l
как на палубе.
— Обыкно_ggZy походка, — hajZabe СлаZ, — ничего особенного. П отом, он в сапогах, а
запраkdb_fZljhkughkyl[jxdbde_r.
— При чем здесь клеш! Вот как он оглянется, ты на лицо посмотри. Уb^brv — красное, как
моркоdZYkgh — об_lj_ggh_gZdhjZ[e_.
— Лицо у него дейстbl_evgh красное, — согласился СлаZ, — но не заб ывай, что Филин
алкоголик. Потом, смотри, — руки держит  карманах. Раз_ настоящий матрос держит руки 
карманах? Никогда. Он ими размахиZ_lihlhfmqlhijbык балансироZlvо время качки.
— Брось, пожалуйста! “Руки  карманах”… Если хочешь знать, у мор яко самый шик h j_fy
бури держать руки dZjfZgZobljm[dmbahjlZg_ыпускать.
ПереговариZykvlZdbfh[jZahffZevqbdbrebaZNbebguf.
Он пересек Пречистенку, дошел до Остоженки и hr_e магазин филателиста.
— Все, — сказал СлаZ, — пошли обратно.
Генка минуту колебался, потом сказал:
— Зайдем fZ]Zabg.
— Как тебе не стыдно! Ведь Миша сказал:  магазин не заходить… Его старик уже раз прогнал и
нас прогонит…
— Не прогонит!
Генка решительно открыл д_jv магазин. Сла_ijbrehkvойти ke_^aZgbf.
Старик стоял за прилавком и разгоZjbал с Филиным.
Когда мальчики hrebhgbaZfheqZeb.
— Вам что? — спросил старик.
— Марки посмотреть, — сказал Генка.
— Нечего смотреть! — раздраженно крикнул старик. — Каждый день смотрите — ничего не
покупаете! Какие ма рки ZfgZ^h?
— ГZl_fZeu, — прошептал растеряrbcky=_gdZ.

Старик бросил на прилаhddhgерт.
— Выбирайте!
Генка начал неу_j_ggh u[bjZlv марки. Все молча смотрели на него. Генка соk_f смутился к
ткнул h^gmfZjdm.
— Вот эту.
— Двадцать копеек, — сказа л старик.
У Генки не было денег. У Слаulh`_g_[uehgbdhi_cdb.
Старик и Филин u`b^Zl_evghkfhlj_ebgZfZevqbdh.
— Двадцать копеек! — поlhjbeklZjbd.
Вместо от_lZ=_gdZhijhf_lvx[jhkbekybafZ]ZabgZKeZа ukdhqbeaZgbf.
— Гоhjbel_[_g_gZ^haZ ходить… — начал СлаdZ.
— А что такого? — беззаботно от_lbe=_gdZ.
— Как — что? Поняли, что мы за ними следим.
— Так уж я поняли! Мало к нему ребят без денег ходит.
— Попадет тебе от Мишки, — начал СлаZ.
— А что мне Мишка за начальник!
— Ты сhbfb]emiuf и шутками k_ihjlbrv.
— Я сам знаю, что надо делать! — отрезал Генка. — У меня сhy]heh\ZgZie_qZo.
Они подошли к дому и увидели Мишу.
— Мишка! — как ни q_fg_[u\Zehdjbdgme=_gdZ. — Новости!
— Ну что?
— Все  порядке, — зашептал Генка. — Выследили Филина. Он ходил к старику. Походку
про_jbebFhjydhij_^_e_gghfhjydmklZghлено.
— Прекрасно! — сказал Миша. — Теперь надо uykgblv служил ли Филин на линкоре. А потом
havf_fkyaZnbeZl_ebklZLhevdhijb^_lkyам: меня он уже fZ]Zabgg_ пускает.
— Нам тоже не придется, — f_rZekyKeZ\Z. — Нас fZ]Zabglh`_[hevr_g_imklyl.
— В чем дело? — Миша переh^beg_^hmf_ggucзгляд с Генки на Славу и со СлаugZ=_gdm. —
Почему не пустят?
— Пусть он скажет, — СлаZdbнул на Генку.
Генка тороплив о загоhjbe:
— Понимаешь, Миша, мы идем за Филиным. Он  переулок — мы за ним. А  магазине у нас не
оказалось денег, чтобы купить марки. Мы спокойно по_jgmebkvbmreb<hlbсе.
— Понятно… — протянул Миша. — Попались… Ведь гоhjbe не ходите  магазин. Ты уже
lhjhc раз k_ срываешь! То Борьке разболтал о ящиках, теперь  магазине k_ провалил. Хватит.
Придется без тебя дело делать. Довольно.
Генка не стал спорить.
Он знал, что Миша посердится и успокоится, а уж без него “дело делать” не будут.

41. СПЕК ТАКЛЬ

Уже несколько дней на д_jyo клуба bk_eZ афиша о предстоящем  hkdj_k_gv_ спектакле для
детей.
Будет предстаe_gZ пьеса  трех дейстbyo “Кулак и батрак”. Руководитель студии — Александр
ОгурееJ_`bkk_j — Александр Огурее<]eZной роли — Алек сандр Огурее.
И kZfhfgbamfZe_gvdbfb[mdами: “Художник Михаил Короbgih^jmdhодстhf:e_dkZg^jZ
Огуреева”.
Короbg очень гордился тем, что его имя упомянуто  афише, посмотреть на которую приходили
толпы беспризорных.
Билеты были распроданы задолго до спектакля. Весь сбор отнесли  редакцию газеты “Из_klby
и сдали nhg^ihfhsb]heh^ZxsbfIh\he`vy.
В hkdj_k_gv_dem[kmljZaZihegbekyj_[ylZfb.
Пришли дети из соседних домов и большая толпа беспризорных из Рукаbrgbdhского

приемника; яbebkvZdjh[ аты Буш — Игорь и Лена.
Валя ИваноZ при_eZ с собой комсомольца  кепке и кожаной куртке, из кармана которой
торчала пачка газет. Под расстегнутой курткой b^g_eZkvkbgyydhkh\hjhldZkdhfkhfhevkdbfagZqdhf
на груди.
Комсомолец протянул Мише руку:
— Будем знакомы. СевостьяноDhey.
Рукопожатие его было крепким. Он пристально разглядыZe Мишу, чуть наклонясь i_j_^
ukhdbc немного сутулоZluc Из -под кепки на бледный лоб сbkZeZ косая прядь мягких белокурых
hehk=eZaZk_ju_mklZeu_bdZdihdZaZehkvFb ше, очень умные.
— Товарищ. Сеhklvygh посмотрит спектакль, — сказала Валя, — а потом кое -что Zf
расскажет.
Перед поднятием зана_kZ\uklmibeaZедующий клубом Митя Сахаро.
Откину\hehkugZaZ^hgkdZaZe:
— Товарищи! Сейчас Zf будет показан спектакль, постаe_gguc силами детского драмкружка
нашего клуба. Администрация клуба, тоZjbsb не жалела средств для постаноdb спектакля, потому
что работа с детьми — дело Z`gh_ для клуба особенно. Администрация над еется, что ее расходы
будут полностью haf_s_gu:l_i_jvlhарищи, попросим… — И он захлопал eZ^hrb.
Спектакль прошел с большим успехом.
Зина Круглова по ходу дейстbylZdoатила Шуру кочергой, что у него спина затрещала.
Зрители \hklhj]_djbqZeb“ Бей его, Зина, лупи!”
Но Шура, как настоящий артист, даже b^mg_ih^Zeqlh_fm[hevgh.
В эпилоге k_^_ckl\mxsb_ebpZi_ebbieykZeb<aZdexq_gb_ыступили акробаты Лена и Игорь
Буш.
Потом на сцену поднялся Коля Сеhklvygh и спросил:
— Понраbehkv?
— Понраbehkv! — хором от_lbebajbl_eb.
— Вот b^bl_, — сказал Коля. — Ребята этого дома помогли нашим маленьким тоZjbsZf в
Поволжье. Как, по -Zr_fmohjhrhhgbk^_eZeb?
— Хорошо! — опять хором от_lbebj_[ylZ.
— Так, — продолжал Коля. — Теперь знаете ud то такие юные пионеры?
Все зашумели. “Знаем!” — кричали одни. “Не знаем!” — кричали другие.
Коля поднял руку и, когда все утихли, сказал:
— Пионеры должны до_klb до конца дело, которое начали их отцы и старшие братья, — дело
коммунизма. В нашем районе уже есть три отряда: на “Каучуке”, “Ли_jk_b=hagZd_…
— А почему у нас нет? — спросил Миша.
— Об этом я и хотел Zf сказать. Этот клуб переходит  _^_gb_ нашей фабрики. И при фабрике
организуется пионерский отряд. Кто из Zk хочет стать юным пионером, може т сейчас у меня
записаться.
— Сейчас я ему задам один hijhkbd, — тихо прогоhjbe=_gdZ.
— Что за hijhkbd? — насторожился Миша.
— Имеют ли праhibhg_juemiblvkdZmlh?
— Глупый hijhk! — рассердился Миша. — И hh[s_ что это у тебя за приuqdZ лупить да
лупить… Лупить тоже надо с толком.







ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ОТРЯД № 17
42. УГОЛОК ЗВЕНА

— Пионер сh_ дело делает быстро и аккуратно, — размахиZy молотком, разглагольстh\Ze
Генка. Он стоял на _jog_c ступеньке дереygghc лестницы, под самым потолком клуба, и прибиZe к
стене плакат.
— Вот -hl быстро и аккуратно, а ты уже целый час копаешьс я, — заметил СлаZ держаrbc
лестницу.
С потолка сbkZeb гирлянды елоuo _lей с рассыпанными по ним разноц_lgufbeZfihqdZfb
Пионеры кончали устройстhaеньеuom]hedh. Пахло с_`_c_evxklheyjgufde__fdjZkdhc.
Пионеры были ghенькой форме защит ного ц_lZDhklxfubfыдала дирекция фабрики.
— Вот, ребята, — сказал директор фабрики, подписывая наряд на материал, — страна наша
разута, раздета, только из разрухи ue_aZ_lZ^eyас ничего не жалеет. Помните это.
Генка слез с лестницы и стал рядом с Мишей и Слаhc Мальчики с удоhevklием осматриZeb
сhxjZ[hlm.
В центре з_gv_ого уголка красоZekynZg_jgucsblA\_gh 1 имени Красного Флота”. Буквы
были uj_aZgu  фанере и заклеены с обратной стороны красной бумагой. Сзади щита помещалась
элект рическая лампочка, и букu]hj_ebyjdh -красным пламенем.
— А? Здороh? — хZklZeky=_gdZ. — Никто так не придумал!
С банкой краски  руках мимо них пробежал маленький ВоdZ Барано Он чуть не задел Генку.
Генка отскочил klhjhgmbkbkim]hfihkfhlj_egZ рукаkоей но_gvdhc]bfgZkl_jdb.
— Бяшка несчастная! Носится как угорелый! Чуть гимнастерку не запачкал! — Генка с
удоhevklием пощупал гимнастерку. — Материальчик перuc сорт! Он причмокнул губами. — Вот
тебе и текстильная промышленность!
К ним подошел h`Zluchljy^ZDheyK_остьяно.
— Коля, — сказал ему Генка, — смотри, как мы здороhijb^mfZebEmqr_q_fmсех.
— Неплохо, — согласился Коля, — а хZklZlv нечего. Ваше з_gh старшее, у Zk и должно быть
лучше… Поляко;ukljhKhaеном на площадку. Т ам Короbgkhkоими пришел.
— Есть! — от_lbeFbrZ.
— ПерZy\klj_qZkZfZyhlетст_ggZyKmf__l_ih^jm`blvky — будут ребята ходить. Не сумеете
— больше не придут. Для перh]hjZaZihklZjZcl_kvовлечь их b]jm.
— Звено Красного Флота, — крикнул Миша, — станоbkv!

43. ПЛОЩАДКА

Пионеры ukdhqbeb из клуба и побежали на площадку — так назывался теперь задний дhj
Ничто там, ijhq_fg_baf_gbehkvlhevdhисела сетка для he_c[heZ<hae_^hfZgZZknZevl_kb^_eb
беспризорники,  лохмотьях, грязные, с нестр ижеными hehkZfb Только один паренек  но_gvdhc
серой кепке, _jhylgh только сегодня раздобытой. Они изредка перебрасывались словами, не обращая
gbfZgbygZhdjm`bших их ребятишек, с любопытстhfjZa]ey^uавших странных пришельце.
Пионеры разбились на д_]jmiiubaZgyebf_klZgZолейбольной площадке.
— Еще шесть человек! — крикнул Миша, приглашая этим беспризорнико\klmiblv игру.
Никто из них не поше_ebeky И все j_fy пока пионеры играли, они сидели  прежних позах,
раgh^mrgu_bdb]j_bdh\ сему окружающему.
— Не поддаются! — прошептал Генка.
Вместо от_lZ Миша напраbe мяч прямо  беспризорных. И это не произ_eh никакого
i_qZle_gbyLhevdhDhjhин лениhhlibogmefyqgh]hc.
Пионеры играли с азартом. Поминутно слышалось: “пасок”, “бей”, “удар”, “режь”, “свечка”,
“туши”, “мазила”, но и это не подзадориZeh беспризорнико Некоторые из них, прислониrbkv к
стене, дремали.
“Они присматриZxlkykjZambog_овлечешь, — думал Миша , — но как бы они не ушли”.
Последний сbklhdkm^vbb]jZaZdhgqbeZkvGZiehsZ^dm\klmibeb^_очки, мальчики подсели к
беспризорникам.
— ЗдороhDhjhин! — сказал Миша. — Как дела?

— Помаленьку, — нехотя от_lbeDhjhин.
— Что это у вас за палка? — спрос ил беспризорник с таким обилием _kgmr_dgZebp_qlhbog_
мог скрыть даже толстый слой грязи, и показал на h^hijhодную трубу, укрепленную между двумя
дереvyfb.
— Турник, — объяснил Миша.
— Зачем?
— А hlaZq_f. — Миша подошел к турнику, подтянулся, сд елал преднос и соскочил. — Сумеешь
так?
— Не знаю, не пробоZe.
— А ты попробуй, — предложил Миша.
Беспризорник лениhстал, jZa\Zedmih^hr_edlmjgbdmihkfhlj_egZg_]h снизу, подпрыгнул,
ухватился и u`ZeklhcdmIZevlhhimklbehkv_fmgZ]heh\m воз духе торчали босые грязные ноги.
Потом он соскочил, так же jZa\Zedm отошел и сел на сh_ место. Беспризорники ухмылялись и
насмешлиhih]ey^uали на пионеро.
— Здороh! — сказал Миша. — А ну, Генка, даZclu.
— Где уж мне! — Генка махнул рукой.
— ДаZc давай!
Генка стал под турником, поднял голову, ulygmeky присел, подпрыгнул и ухватился за турник.
Потом, не сгибая колен, u[jhkbe ноги i_j_^ и начал раскачиZlvky Он раскачиZeky k_ быстрей,
быстрей, быстрей… Раз! сделал стойку. Два! — lhjmxLjb! — третью. Он описывал быстрые круги, и
красный галстук летел ke_^ за ним. Потом опять раскачиZgb_ k_ медленней и медленней, и Генка
спрыгнул на землю.
— Подходяще, — сказал Короbg.
— Это называется “_jl_lvkhegp_ — объяснил Миша.
— Нам ни к чему, — сказал беспризорник d_id_.
— Ничего не бывает “ни к чему”, — f_rZeky Шурка -большой. — Все надо уметь, и k_ надо
знать.
— А, “кулак”? — хихикнул маленький беспризорник. — Здороhl_[ydhq_j]hch]j_eb.
— Настоящий артист должен k_bkiulZlv, — сказал Шур ка. — Искусстhlj_[m_l`_jl.
— Верно, — подт_j^be беспризорник  кепке. — Лазаренко, того и гляди, шею сломает, а k_
прыгает.
— В цирке и h\k_ под крышей кувыркаются и то не дрейфят, — подхZlbe беспризорник с
_kgmrdZfb.
Беседа заyaZeZkvJZa]hором оeZ^_eRmjdZ -большой. Он уже собирался рассказать содержание
ноhcdbghdZjlbgu — “Комбриг ИваноG_h`b^Zggh_h[klhyl_evklо нарушило так удачно начатую
беседу.

44. ЮРКИН ВЕЛОСИПЕД

Во дhjgZелосипеде t_oZebXjdZ -скаут и Борька.
Велосипед дамский, но настоящий, двухколесный, ноuc с яркой шелкоhc сеткой на заднем
колесе.
Юра стоя _jl_e педалями, а Борька сидел  седле и торжествующе улыбался h весь сhc
щербатый рот.
Они объехали задний дhjIhlhf;hjvdZke_akелосипеда. Юр а начал кататься один, u^_eu\Zy
разные фигуры.
Он ехал “без рук”, станоbeky коленями на седло, делал “ласточку”, ехал на одной педали,
соскакиZegZaZ^.
Борька, стараясь приe_qv к этому зрелищу k_h[s__ gbfZgb_ орал h k_ горло: “Вот это да!”,
“Вот э то дает!”, “А ну еще, Юрка!” — и \hkobs_gbboehiZek_[yihrlZgZf.
Все смотрели на Юру. Разгоhjibhg_jh с беспризорниками оборZeky.
“Это они нарочно, чтобы работу сорZlv — думал Миша.

— ДаZcbogZeZ^bfhlkx^Z, — шепотом предложил Генка.
Но Миша от махнулся: не затеZlv`_^jZdmLhevdh^_ehbkihjlbrvQlh`_^_eZlv?
И вдруг уb^_e воротах Юриного отца, доктора “Ухо, горло, нос”.
Юра не замечал отца, попраeyyp_ivgZелосипеде.
— Юрка -а-а, — крикнул Миша, — иди сюда! — и подмигнул Генке, скоси г лаза  сторону
Юриного отца.
— Иди! — крикнул сноZFbrZ. — Чего боишься?


Юра, придержиZyjmdhcелосипед, нерешительно подошел.

— Это какая марка? — Миша киgmegZелосипед.
— “Эйнфильд”.
— Ах, “Эйнфильд”! — Миша потрогал _ehkbi_^. — Ничего машина.
Короbgb[_kijbahjgbd кепке тоже начали ощупывать _ehkbi_^.
Вдруг Генка заложил пальцы jhlbhlqZygghaZkистел. Стояrbc\оротах доктор обернулся и,
увидеXjmih^hr_e.


Красиucfm`qbgZkohe_gufebphfbihegufb[_eufbjmdZfbHlg_]hiZoehg_ то одеколоном,
не то аптекой.

Юра стоял у велосипеда и растерянно смотрел на отца.
— Юрий, — строго произнес доктор, — домой!
— Я h\k_… — начал Юра.
— Домой! — ледяным голосом поlhjbe^hdlhjh]ey^_e[_kijbahjgbdh, брезглиhihfhjsbeky
по_jgmekybihr_ekh^ора.
ПридержиZyjmdhcелосипед, Юра побрел за ним.
— ЗдороhjZau]jZe! — сказал Короbg.
— Не задаZcky, — поучительно добавил беспризорник с _kgmrdZfb.

45. ЛЕНТОЧКА

Уходя, беспризорники обещали прийти заljZ.
Довольные перuf успехом, пионеры обсуждали по_^_gb_ беспризорных. Не^Ze_d_ на
асфальтоhc^hjh`d_;hjvdZkZfkkh[hcb]jZe расшибалочку.
— Эй, Жила! — крикнул Генка. — Что же т ы на _ehkbi_^_g_dZlZ_rvky?
Борька промолчал.
— Имей иду… — продолжал Генка, — сам имей иду и скауту сh_fmg_kqZklghfmi_j_^Zc
будете срывать нам работу — таких кренделей на_rZ_fqlhы их ]h^g_kh[_j_l_.
Борька опять промолчал.
— Чего ты, Г енка, к нему приyau\Z_rvky? — примирительно сказал Миша. Борька — парень
ничего, только зря со скаутом h^blky.
Борька насторожился, опасаясь подhoZ.
— Юра его и за человека не считает. Видали, как его папаша на нас посмотрел? — продолжал
Миша.
— Ты чего меня агитируешь? — от_lbe Борька. — В пионеры хочешь записать? Не нужны мне
Zrbibhg_juAjyklZjZ_rvky.
— Тебя никто и не примет, — klZил Генка.
— Я тебя не агитирую, — сказал Миша, — я просто так гоhjx А с тобой я хотел одно дело
сделать. Серьезно е дело. Вот только q_jZh[wlhfkhKeZкой гоhjbeb<_jghKeZка?
СлаZgbq_]hg_ihgbfZeghih^lердил, что _jghlhevdhчера говорили.

— Какое такое дело? — недо_jqbо спросил Борька.
— Видишь ли, — продолжал Миша, — мы стаbf пьесу из матросской жизни, и нам нужна
матросская форма: тельняшка, брюки, бескозырка. Старая или ноZy — k_ раgh Глаgh_ ленточка
чтоб была и назZgb_dhjZ[eygZg_cFh`_l^hklZg_rv?
Борька усмехнулся:
— С какой это радости я буду для ZkklZjZlvky"GZ^Zjfhщинку хоти те? Дуракоbs_l_?
— Мы заплатим.
— Гм! — Борька задумался. — А сколько заплатите?
— Посмотреть надо. А сумеешь достать?
— Я что хочешь из -под земли достану… Дашь ножик?
Сейчас ленточку принесу.
— Настоящую?
— Настоящую.
— Тащи.
Борька поднялся с земли:
— Без обману?
— Точно тебе гоhjxG_kbIhemqbrvgh`bd.
Борька побежал домой.
— В чем дело, Миша? — hafmlbeky Шурка -большой. — Что это за пьесу ты собираешься
стаblv"Ihq_fmyh[wlhfgbq_]hg_agZx?
— Я тебе потом расскажу. Это… для другого дела.
— Как это “потом”? Я рукоh^bl_ev драмкружка. Ты не имеешь праZ меня обходить. Я от_qZx
за художест_ggmxqZklv.
— Ну и от_qZc, — пожал плечами Генка, — никто тебе не мешает.
— Тише, — останоbeboFbrZ, — Борька…
Подбежал Борька; dmeZd_hgqlh -то держал.
— ДаZcgh`bd!
— Покажи сначала.
Борька чуть разжал и показал краешек смятой черной ленточки.
Миша протянул руку.
— Дай посмотрю. Может она не настоящая.
Борька сжал кулак.
— Сначала даZcgh`bdG_[_kihdhckygZklhysZy.
Эх, была не была! Миша протянул Бо рьке ножик.
Тот схZlbegh`bi_j_^ZeFbr_e_glhqdmFbrZjZaернул ее.
На потертой ленточке мальчики уb^_ebke_^uihahehq_gguo[md “Императрица Мария”.

46. ПРОЕКТЫ

Теперь беспризорники каждый день приходили на площадку.
Они приh^beb с собой тоZjbs_c играли с пионерами  лапту,  he_c[he слушали Шурины
рассказы, но застаblvbokgylvehofhlvy[uehg_озможно, хотя стояли жаркие июльские дни.
Воздух был пропитан терпким запахом горячего асфальта. Асфальт Zjbeky  боль ших котлах,
дымился на огороженных _j_кой тротуарах.
ТрамZb свежеudjZr_ggu_ с рекламными вывесками на крышах, медленно ползли по улицам,
отчаянно трезhgy каменщикам, перекладываrbf мостовую. Дhju были заZe_gu пароufb
котлами, батареями, трубами, кирпичом, бочками с цементом и из_klvxFhkdа hkklZgZ\ebалась.
— “Циндель” пустили, — объяeye k_agZxsbc Генка, показывая на дальний дымок,
поднимаrbckybag_идимой за домами фабричной трубы, — а заljZLj_o]hjdZihc^_l ход.
— Все ты знаешь, — насмешлиh от_qZe Миша, — даже из чьей трубы дым идет. А hl это
что? — Он показал на монтероjZ[hlZших на столбах.
— Как что? ЭлектричестhihqbgyxlBkihjlbehkv.

— Эх, ты! “Испортилось”… Каширскую электростанцию пустили. Теперь фонари будут kxghqv
гореть, и не по одной, а по обеим сторонам улицы. Понял? И Шатурскую станцию начали строить на
торфе… А на Волхо_we_dljhklZgpbx[m^_lода _jl_lv.
— Это я без тебя знаю, — сказал Генка. — Думаешь, ты один газеты читаешь?
У Генки дома дейстbl_evgh лежал а кипа газет: номер “Из_klbc за одно и то же число. Под
заголоdhf “В фонд помощи голодающим Поволжья” был напечатан длинный список организаций —
участнико сбора. И среди них: “От детей жилтоZjbs_klа № 267 — 87 рублей”. Ребята очень этим
гордились. Ге нка таскал газету с собой и k_fihdZau\Ze.
…Дни проходили, а мальчики не могли придумать, как им добыть ножны. Теперь устаноe_gh
Филин — тот самый Филин. Но как uykgblvидел Миша у филателиста ножны или то был __j?
— Залезть к старику, и k_, — гоh рил Генка. — Бандиты, нечего с ними церемониться.
— Как же ты к нему залезешь?
— Очень просто: через форточку. А еще лучше — Короbgmihjmqblv.
— КороbgZ нечего imlu\Zlv В форточку залезть!.. Что он подумает о пионерах. Ведь он не
знает о кортике. Тут н адо придумать что -то другое.
И Миша придумал. Только мысль эта пришла к нему несколькими днями позже — h j_fy
поездки отряда ^\mo^g_ный лагерь на озеро Сенеж.

47. СБОРЫ В ЛАГЕРЬ

Миша проснулся рано. За окном  предутреннем тумане b^g_ebkv серые сте ны соседнего
корпуса.
Кое -где hdgZo]hj_ebmlj_ggb_h]gblmkdeu_b[_kihdhcgu_.
Миша kdhqbekdjhати:
— Мама, который час?
— Пять, поспи еще, успеешь.
Мама дb]ZeZkvihdhfgZl_kh[bjZyaZтрак.
— Нет, надо klZать. — Миша быстро оделся. — Нужно еще за ребятами зайти. На_jgh_kiyl.
— Поешь сначала, — сказала мама.
— Сейчас. Мама, — отчаянно закричал он, собирая сhcещеhcf_rhd]^_`_eh`dZ?
— Там, где ты ее положил.
— Нет ее! — Миша тороплиhjueky мешке. — Ага, hlhgZ.
— Никто не трогал тh_]hf_rdZ. — Мама зевнула и зябко передернула плечами. — И не копайся
там, k_i_j_ернешь. Пей чай, я сама одеяло скатаю.
— Нет, нет, ты не знаешь как. — Миша скатал одеяло и приyaZe его к мешку, на котором
болтались уже кружка и кот елок. — Вот как надо!
— Хорошо… Только не потеряй там ничего и, пожалуйста, далеко не плаZc.
— Сам знаю. — Миша, обжигаясь, прихлебывал чай на краю стола с откинутой скатертью. — Ты
меня k_fZe_gvdbfkqblZ_rv.
С мешком за плечами Миша ur_ebadартиры. В дверях он столкнулся с Генкой. Миша послал
его h^ор собрать остальных ребят, а сам поднялся к Сла_.
Как он и предполагал, СлаZ_s_g_ijhkgmeky.
— Так и знал! — рассердился Миша. — Сколько можно спать?
— Ведь мы договорились, что ты за мной зайдешь, — опра^uался Слава, потягиZykv и
протирая глаза.
— Нужно на себя надеяться. ОдеZcky[uklj_c!


Из спальни ur_e Константин Алексееbq Слаbg отец. Его большой жиhl опускался на
ремешок, поддержиZ\rbc[jxdbGbadbcорот urblhcjm[Zrdbhldju\Zeihe ную грудь, заросшую
рыжими hehkZfb И без того маленькие глазки теперь, со сна, казались соk_f узенькими щелочками
на полном добродушном лице.

— В поход? — Он зеgmebijhlygmeFbr_jmdm. — С утра подчиненных пробираете! Муштруйте
их, муштруйте!
— Мы пр осто так разгоZjbали, — от_lbeFbrZ.
Он k_]^Z смущался, встречаясь с Константином Алексееbq_f Мише казалось, что тот в душе
посмеиZ_lkygZ^j_[ylZfbDlhfm`_l_ogbq_kdbc^bj_dlhjnZ[jbdbki_pdZd]hорила Агриппина
ТихоноgZ.
— Ну -ну, разговар иZcl_.
Шлепая туфлями, Константин Алексееbq ur_e  кухню. Вскоре оттуда послышалось шипение
примуса.
“Чай затеZxl! — тосклиhih^mfZeFbrZ. — Опоздаем мы из -за этого Слаdb”
— СлаZ! — донесся из спальни голос Аллы Сергееgu. — Слава!
— Что?
— Скажи п апе, чтобы котлеты за_jgme hs_gmx[mfZ]m.
— Хорошо, — от_lbeKeZа, зашнуроuая ботинки.
— Не “хорошо”, а иди и скажи ему!
СлаZijhfheqZe.
— Кто к тебе пришел? — сноZjZa^Zeky]hehk:eeuK_j]__ны.
— Миша.
— Здраkl\mcl_FbrZ!
— Здраkl\mcl_! — громко от_lbeFbrZ.
— Мишенька, голубчик, — загоhjbeZ Алла СергееgZ не klZая с кроZlb, — я Zk очень
прошу: не позheycl_KeZе купаться. Ему jZqbaZij_lbeb.
СлаZihdjZkg_ebhlqZygghaZl_j_[bergmjdb[hlbghd.
— Хорошо, — улыбнул ся Миша.
— И hh[s_, — продолжала Алла СергееgZ, — посмотрите за ним. Без Zk я бы не пустила его.
Вы рассудительный мальчик, и он ZkihkemrZ_l.
— Хорошо, я посмотрю за ним, — от_lbeFbrZbkdhjqbeKeZе рожу.
В комнату с чайником и проhehqghcih^klZк ой jmdZoошел Константин Алексееbq.
— Ну, пейте чай.
— Спасибо, — от_lbeFbrZ, — я уже позаljZdZe.
— Костя, — сноZ раздался из спальни голос Аллы Сергееgu, — что ты там habrvky" Разбуди
Дашу!
— Не нужно, — от_lbeDhgklZglbg:e_dk__ич, нарезая хл еб, — k_]hlhо.
— Скажи Даше, — продолжала Алла СергееgZ, — когда придет молочница, пусть havf_llhevdh
одну кружку.
— Хорошо, скажу. Ты спи, спи…
— Раз_yfh]maZkgmlv! — капризным голосом от_lbeZ:eeZK_j]__на. Зачем ты разрешил ему
ехать! ДZ^gy беспокойстZ.
— Пусть съездит.
— Отпускать ребенка на дh_kmlhdh^gh]hg_baестно куда, неиз_klghaZq_fKeZа! Не смей
там бегать босиком!
— Хорошо, — пробурчал СлаZ^hibая чай.

48. В ЛАГЕРЕ

Мальчики закончили сооружение плота, udmiZebkvbl_i_ рь отдыхали на берегу.
Безбрежное, расстилалось перед ними озеро. Облака лежали на его неb^bfhfdjZxdZdehofZlu_
снегоu_ горы. Острокрылые чайки разрезали uimdemx синеву h^u Тысячи малько шмыгали по
мелкоh^vx Белые лилии дремали на убаюкиZxs_c з ыби. Их длинные зеленые стебли путались в
прибрежном камыше, где кZdZebey]mrdbbjZa^Zался иногда шумный kie_kd[hevrhcju[u.
— Главное, нужно как следует загореть, — озабоченно гоhjbe Генка, натирая грудь и плечи

мазью. — Загар — первый признак здоро vy:gmFbrdZgZljbfg_kibgmihlhfyl_[_.
Миша ayem=_gdb[ZghqdmihgxoZe[j_a]ebо поморщился:
— Ну и дрянь!
— Много ты понимаешь! Это орехоh_fZkehI_jый сорт. А пахнет банка. Она из -под гуталина.
Миша продолжал брезглиhjZkkfZljbать мазь:
— Крошки какие -то, яичная скорлупа…
— У меня f_rd_\k_i_j_f_rZehkvGbq_]h^Zай мажь!
— Нет! — Миша _jgme=_gd_[Zgdm. — Сам мажься.
— И намажусь. К _q_jm[m^mdZd[jhgaZ.
— Пошли, ребята, — сказал СлаZ.
Мальчики напраbebkvdjZa[blufgZhimrd_e_kZk_jufhkljhm]hevgufiZeZldZf.
В середине лагеря ukbeZkv мачта. С_`_\kdhiZggZy и утоптанная ребячьими ногами земля
hdjm]g__\u^_eyeZkvgZhimrd_k_juf[m]hjdhf.
Из -за крайней палатки доносились крики хлопо таrbo у костра деhq_d Над костром, на
укрепленной на двух рогатках палке, bk_eb котелки. Запах подгореr_c каши распространялся по
лагерю.
— Простое дело — кашу сZjblvZhgbrmfyl[m^lh[udZ`Zjyl, — сказал Генка.
Из лесу вышел Коля, окруженный бесп ризорниками. Они были ehofhlvyoh^bglhevdhDhjhин
был обнажен до пояса.
— Вы куда ходили? — спросил Миша у Коровина.
— В дереgx.
— Зачем?
— Хлеба смотрели, молотьбу… — Он a^hogme. — У нас раньше тоже короZ[ueZ.
Коля стоял у костра, окруженный деq онками, и пробоZedZrmkf_ykvb^mygZeh`dm.
“Умный он k_ -таки, — думал Миша. — По_e ребят  дереgx чтобы они kihfgbeb сhc дом,
сhxk_fvx.
— Еще на станцию ходили, — продолжал Короbg.
— Зачем?
— Детдом там. Смотрели, как ребята живут. Ничего жи вут, подходяще. Сhch]hjh^bf_xl.
“И в детдом их нарочно по_e — подумал Миша.
Миша подошел к костру.
— Как я буду делить? — плачущим голосом гоhjbeZ Зина Круглова. — Тут сто kydbo
продукто Никто не принес одинакоu_ Вот, — она показала на разложен ную возле костра
проbabx, — котлет пять штук, селедок — hk_fv яиц — д_gZ^pZlv мяса деylv куско h[eu —
четыре и крупы k_jZagu_HgZдруг расхохоталась. — А lhjh_aено рыбы налоbeh — шестнадцать
пескарей… — Ее красное от жары лицо с маленьким a^_jgmlufghkbdhfklZehkhсем круглым.
— МелкоZlZju[_rdZ, — согласился Коля. — Ничего, пообедаем, только пальчики оближем…

49. ГЕНЕРАЛ -КВАРТИРМЕЙСТЕР

Ка ша чудесно пахла дымом и Zj_ghcоблой, qZ_ieZали елоu_b]eudZi_evdb`bjZbybqgZy
скорлупа.
Ели сделанными из бересты ложками, рассеrbkv hdjm] костра. В_jom шумели сосны,
klj_оженно каркали hjhgu Коля распрямил кусок проhehdb нанизал на н его кусочки мяса и
приготоberZreud<k_f^hklZehkvihfZe_gvdhfmdmkhqdmaZlhrZreud[uegZklhysbc.
После обеда Коля сказал:
— ЗаljZ мы с детским домом про_^_f h_ggmx игру “Взятие Перекопа”. Сегодня
потренируемся. Вон там будет штаб белых. — Он показа л на рощицу, расположенную на праhf[_j_]m
озера. — Задача: проникнуть rlZ[[_euobaZoатить их флаг. Врангелем назначается Шура Огурее
а Генка ПетроgZqZevgbdhfrlZ[Z.
— Почему мы будем белыми? — запротестоZe=_gdZ.
— Дейстbl_evgh, — сказал Шура. — Это неспра_^ebо. К тому же у белых не было должности

начальника штаба. Он назывался генерал -квартирмейстером.
— Хорошо, — согласился Коля, — значит, Генка будет генерал -кZjlbjf_ckl_jhf А приказ
uihegycl_DZdlhevdhmkeurbl_kb]gZeljm[ub]jmdhgq ить и k_fkh[jZlvky лагере.
Шуру и Генку очень обидело это назначение, и, когда Перекоп был взят и штаб белых разгромлен,
Врангель и его генерал -кZjlbjf_ckl_jbkq_aeb.
Их долго искали, несколько раз трубили ]hjgghhgby\bebkvlhevdhdечеру.
Впере ди шел Шура. За ним с поникшей голоhchoZyb\a^uoZydZd[m^lh_]hihdhehlbebie_eky
Генка.
— Зачем пришли? — сухо спросил Коля.
— Мы сдаемся, — объяbeRmjZ.
— Почему вы не яbebkvihkb]gZem?
Шура начал приготоe_ggmxaZjZg__j_qv.
— Мы решили, — ска зал он, — соблюдать историческую пра^m Ведь Врангель удрал из Крыма.
Вот и мы скрылись. — Он помолчал, потом добаbe:
— А если, по -Zr_fm это не праbevgh_ толкоZgb_ роли, то прошу ij_^v меня Врангелем не
назначать.
— Почему вы все -таки пришли?
Шура п оказал на Генку:
— Мой генерал -кZjlbjf_ckl_jhiZkghaZ[he_e.
“Генерал -кZjlbjf_ckl_j имел жалкий b^ Лицо его горело, как в лихорадке, тело дергалось,
будто Генку кололи иглами.
— Что с тобой? — спросил Коля.
Генка молчал.
— Тяжелое поj_`^_gb_dh`guoi окроh\, — от_lbeaZg_]hRmjZ.
Генка поднял рубашку, спина его была покрыта большими he^ujyfb.
— Мазался чем -нибудь? — спросил Коля.
— Ма… мазался, — пролепетал Генка.
— Чем?
— Оре… орехоuffZkehf.
— Покажи.
Болезненно морщась, Генка ulZsbebadZjfZgZ[ZghqdmbijhlygmeDhe_.
Коля понюхал, потом спросил:
— Где ты ее aye?
— Сам… сам сделал… по рецепту.
— По какому рецепту?
— Борька -жила дал.
— Это смесь цинкоhcfZabkkZih`gufdj_fhf, — сказал Коля. — Эх ты, проbahj…
Несчастного Генку смазали Za_ebghfbmeh`beb палатке.

50. КОСТЕР

Вечером отряд расположился hdjm]aZ``_ggh]hgZ[_j_]mdhkljZ.
Луна проложила по озеру с_jdZxsmxk_j_[jygmx^hjh`dm.
Под черной громадой спящего леса белели маленькие палатки .
И только з_a^uklhjh`Zmkgm\rbcfbji_j_fb]bались, посылая друг другу короткие сигналы.
Коля рассказывал о далеких странах: о маленьких детях, работающих на чайных плантациях
Цейлона; о нищих, умирающих на улицах Бомбея; об измученных горняках Силези и и беспраguo
неграх Соединенных Штато:f_jbdb.
ВспыхиZxs__ пламя uju\Zeh из темноты лица ребят, галстуки, худощаh_ Колино лицо с
косой прядью мягких hehk падающих на бледный лоб. Хворост трещал под огнем и распадался на
маленькие красные угольки, г ореrb_ коротким фиолетоuf пламенем. Иногда уголек ukdZdbал из
костра, и тогда кто -нибудь подталкиZe_]hh[jZlgh огонь, к жарким, пылающим _ldZf.

И еще Коля рассказывал о коммунистах и комсомольцах капиталистических стран, отважных
солдатах мироhc реhexpbb.
Миша лежал на жиhl_ подпере кулаками подбородок. Лицу было жарко от близости огня, по
ногам и спине пробегал тянущий с озера холодок. Он слушал Колю и думал о бесстрашных людях,
сокрушающих старый мир. Его охZlu\ZeZ`Z`^Zih^ига, и он мечта л о жизни, отданной реhexpbb.
Коля кончил беседу и приказал дать отбой. Протяжные звуки горна kdheuogmeb ha^mo и
дальним эхом отозZebkvaZерхушками деревье<k_jZahrebkvihiZeZldZfEZ]_jvaZlbo.
Миша не спал. Он лежал на пахучих елоuoетках и ч ерез открытую полость палатки смотрел на
з_a^u.
Рядом с Мишей, ulygmшись h _kv рост и покрывшись с голоhc одеялом, спал
Шурка -большой. За ним, съежиrbkv и уткнув голову  самодельную, набитую траhc подушку, —
СлаZ<hjhqZekybklhgZe=_gdZ.
Хрустн ула ветка. Миша прислушался. Это часоu_ Из палатки деhq_d слышался тихий,
приглушенный смех. На_jgh_AbgZDjm]eh\Z<k__ckf_rgh.
Он kihfgbeE_gmbB]hjy;mr=^_hgbl_i_jv[jh^yqb_Zdjh[Zlu">Zно ребята не b^_ebbo
почти k_e_lh=^_bohkebd , тележка? Генка k_f_qlZeh[wlhcl_e_`d_ohl_egZg_cозить рекламу,
чтобы бесплатно пускали dbghQm^Zd=_gdZ!
Миша предстаbe как Генка habl тележку по москоkdbf улицам, и ^jm] неожиданная мысль
пришла ему  голову. Тележка… тележка… Как это о н раньше не сообразил! Миша даже приklZe от
heg_gbyB^_yWlh[m^_la^hjhо. Черт havfbот это да!
Ему захотелось сейчас же разбудить Генку и Славу и поделиться с ними сhbf планом… но
ребята крепко спят, придется потерпеть до заljZL_i_jvkZfh_]e авное — найти Бушей, а там… Миша
еще долго не мог заснуть, обдумывая сhcqm^_kgucieZg.
Шаги часоuom^Zebebkvkf_o палатке деhq_dij_djZlbekybсе стихло.
Потухший костер круглым пятном чернел на высоком, залитом лунным с_lhf[_j_]m<_]hi_ie_
еще долго перебегали маленькие огоньки. ВспыхиZebb]Zkeblhqghb]jZy прятки меж обгореrbob
обуглиrbokyihe_gv_.

51. ТАИНСТВЕННЫЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ

Кончался а ]mkl Зябнувшие бульZju закутывались  яркие коju опаrbo листье Паутина
плыла \ha^mo_ijhiblZggZyfy]dbfZjhfZlhfmoh^ys_]he_lZ.
Миша, Генка и СлаZih^hrebdGh\h^_ичьему монастырю.
В расщелинах ukhdhc стены гнездились галки. Их громкий крик о глашал пустынное кладбище.
Унылая траdZ на могильных холмиках ukhoeZ и пожелтела. Металлические решетки a^jZ]bали,
колеблемые резкими порывами _ljZ.
— Придется подождать, — сказал Миша, — они, на_jgh_kdhjhijb^ml.
Друзья уселись на припаrmxda_fe е скамейку.
— Полоbgmihdhcgbdh хоронят жиufb, — объяbe=_gdZih]ey^u\ZygZfh]beu.
— Почему? — спросил СлаZ.
— Кажется, что человек умер, а на самом деле он заснул летаргическим сном. В могиле он
просыпается. Пойди тогда доказывай, что ты жиhc.
— Это бывает, но редко.
— Наоборот, очень часто, — hajZabe Генка. — Нужно  покойника пропустить электрический
ток, тогда не ошибешься.
— Новая теория доктора медицины Геннадия ПетроZ!
— Прием от двух до четырех.
— Смейтесь, смейтесь, — сказал Генка. — Похо ронят Zk жиufb тогда узнаете. Смейтесь! —
Потом нетерпелиhkijhkbe:
— Когда они придут?
— Придут, — ответил Миша. — Раз пообещали, — значит, придут.
— Может быть, k_`_emqr_ihclb милицию и k_jZkkdZaZlv"ij_^eh`beKeZа.

— С ума сошел! — рассерди лся Генка. — Чтобы милиции _kvdeZ^^hklZekyZfukghkhf!
— Успеем  милицию, — сказал Миша. — Прежде надо k_ как следует выяснить. В общем, как
решили, так и сделаем.
Из монастырских hjhl показались Лена и Игорь Буш. Они поздороZebkv с мальчиками и сели
рядом.
Лена была ^_fbk_ahgghfiZevlhbyjdhcdhkugd_B]hjv костюме с галстуком и fh^ghfd_ib
имел, как k_]^Zk_jv_agucид. Усеrbkvhgihkfhlj_egZqZku:
— Кажется, не опоздали.
Лена, улыбаясь, оглядела мальчико.
— Как пожиZ_l_?
— Ничего, — от_lbeaZсех Миша. — А вы как пожиZ_l_?
— Мы тоже ничего. Недаghернулись из поездки.
— Где были?
— В Курске были, Hje_gZDZказе…
— Хорошо на КаdZa_! — сказал Генка. — Там урюк растет.
— Положим, урюк там не растет, — заметил СлаZ.
— Как с нашей просьбой? — спросил Миша.
— Мы все устроили, — пробасил Игорь.
— Да, — подт_j^beZE_gZ, — мы догоhjbebkv Можете ее aylvGh зачем она Zf нужна? Она
соk_fkehfZgZ.
— Мы ее починим, — сказал Миша.
— Но зачем вам нужна эта тележка? — допыт ывалась Лена.
— Для одного дела, — уклончиhhlетил Миша.
— Я у_j_gZqlhы ищете клад, — сказала Лена. Мальчики удиbebkv.
— Почему ты так думаешь?
— У людей, которые ищут клад, ужасно глупый b^.
— Вот и не угадала, — сказал Генка, — никакого клада мы не ищем. Сама понимаешь: уж кто -кто,
а я такими пустяками заниматься не стану.
— Ладно, — сказал Миша, — шутки  сторону. Когда мы можем aylv тележку и сколько мы
должны за нее заплатить.
— Можете aylv ее  любое j_fy, — сказала Лена, — а платить ничег о не надо. Она цирку уже
больше не нужна.
— Списана по бухгалтерии, — солидно добавил Игорь. Он klZeihkfhlj_egZqZku. — Лена, нам
пора.
Мальчики проh^beb;mr_c^hljZf\Zy<hae_hklZghки притоптывал ногами, потирал зябнущие
руки лоточник. Его фуражка с золотой надписью “Моссельпром” была надbgmlZ на самые уши, и
заblmrdZ идущая от последней буквы, согнулась пополам. Мальчики купили “Прозрачных” и
угостили Бушей. Потом Лена и Игорь уехали. Друзья по Большой Царицынской, через Деbqv_ поле,
отпраbeb сь домой.

52. РЕКЛАМНАЯ ТЕЛЕЖКА

На пустынном ск_j_ осенний _l_j играл опаrbfb листьями. Он собирал их  кучи, кружил
hdjm] голых дереv_, метал на серый гранит церковных ступеней, шуршал ими по одиноким
скамейкам, бросал под ноги прохожим, грязными клочьями hehqbe \_jo по Остоженке, забиZe под
колеса яркой рекламной тележки, стояr_c на углу Всеheh`kdh]h переулка. На тележке были
укреплены под углом дZ фанерных щита с раз_rZggufb на них афишами ноhc кинокартины —
“Комбриг Ивано Вверху, там где щиты сходились, качались uj_aZggu_ из фанеры букu Кино
арбатский “Арс”.
Прохожие Остоженки приudeb к тележке, уже несколько дней неизменно торчаr_c на углу.
Вечером за ней яeyeky мальчик и уhabe Лысый старик, хозяин филателистического магазина, ругал
мальчика за то, что тот стаbe тележку проти магазина. Мальчик ничего не от_qZe подкладывал

камни под колеса и удалялся.
Однажды _q_jhffZevqbdyился, ugmedZfgbba -под колес тележки, dZlbe__о дhjfZ]ZabgZ
и пошел ^орницкую.
Дворник, х удой рыжий татарин, сидел на широкой кроZlbkесиgZihe[hku_gh]b.
— Дяденька, — сказал мальчик, — моя тележка сломалась. Можно ей постоять h^\hj_?
— Опять сломалси, — дhjgbd лениh посмотрел  окно, — опять сломалси. — Он зеgme
похлопал ладонью по губам. — Пущай стоит, нам разb`ZedZ.
Мальчик ur_ehkfhlj_el_e_`dmljhgmeерхнюю планку, тихонько стукнул по щиту и ушел.
Двор опустел. В окнах гасли огни.
Когда соk_fkl_fg_ehbaih^t_a^Zq_jgh]hoh^Zышли старик филателист и Филин.
Они останоbebkvmkZfhcl_e_`dbKlZjbdполголоса спросил:
— Значит, решено?
— Да, — раздраженным шепотом от_lbeNbebg. — Чего ему ждать? Год, как uaZghkодите.


— Сложный шифр, — пробормотал старик, — по k_f данным — литорея, а hl без ключа не
могу прочесть.



— Если б uagZebqlhlZf_klv — зашептал Филин, наклонясь к старику, — то прочли бы.

— Понимаю, понимаю, да что делать! — Старик раз_ejmdZfb. — Может, подождет еще Валерий
Сигизмундоbq?
— Не может он больше ждать. Понятно? Не может. Так что к hkdj_k_gvxсе приготоvl_YkZf
не приду, пришлю мальчонку.
Филин ушел. Шамкая беззубым ртом, старик побрел домой. В ос_s_gghf окне пояbeZkv его
сгорбленная фигура. Старик медленно передb]Zeky по кухне. Наклониrbkv он подкачал примус.
Дл инные красные языки ukhыZebkvba -под чайника, облизывая его крутые бока.
Потом старик долго, медленно и аккуратно чистил картошку. Кожура длинной, изломанной
лентой падала \_^jh.
Из кухни старик перешел  комнату и склонился над столом. Некоторое j_f я он стоял
неподb`gh потом поднял голову, посмотрел  окно, перед которым стояла тележка, и задернул
зана_kdm Задернул он ее одной рукой. В другой он держал ножны. Они были отчетлиh b^gu
Черные, кожаные, с металлическим ободком на_jombrZjbdhfgZ конце…
Вышел дhjgbdihq_kZeky]ey^ygZemgma_\gmebihr_edоротам. Только он хотел их закрыть,
как пояbebkv=_gdZbKeZа.
— Бери сhcl_e_`dZ, — ihjy^d_l_e_`dZ;_jb.
Мальчики ugmebdZfgbba -под колес тележки и udZlbeb__gZmebpm>\hjgbdaZ пер hjhlZ.
Мальчики dZlbeb тележку  безлюдный переулок, осмотрелись, отодbgmeb _jogxx планку и
раздbgmebsbluBal_e_`dbылез Миша.
Домой Миша _jgmeky поздно ночью. Мамы не было: она работала  ночной смене. Миша
разделся, юркнул ihkl_evb^he]h лежал не засыпая.
Здороhhgbijb^mfZebkl_e_`dhcG_^_ex изо дня ^_gvke_^bebbag__aZfZ]ZabghfklZjbdZ
Провожая посетителей, старик разгоZjbал с ними hae_ тележки и не догадывался, что там кто -то
сидит. Ночью они стаbebl_e_`dmо дhj_blZdb м образом узнали _kvjZkihjy^hd`bagbklZjbdZB
ножны несколько раз видели. Если снять ободок и uернуть шарик, они разhjZqbаются __jhf На
__j_ что -то написано. Непонятно только одно: старик сказал Филину, что без ключа он не может
расшифроZlvgh _^vdexq -то у него gh`gZoQlh`_hgjZkrbnjhыZ_l?
Того ukhdh]h зовут Валерий Сигизмундоbq Ясно, это Никитский. Они его, пра^Z больше не
b^_ebghажно заeZ^_lvgh`gZfbZGbdblkdbcihlhfgbdm^Zg_^_g_lkyL_i_jv^_eh[m^_lijhs_
Борьку -то они сумеют надуть. Борька даghaZjblkygZl_e_`dm.

С тележкой, конечно, придется расстаться. Пра^ZaZlhqlhhgb__\haylbo[_kieZlghimkdZxl\
кино, но k_jZно — с понедельника rdhemBg_debpmibhg_jZfaZgbfZlvkylZdhcdhff_jpb_c.

53. НОЖНЫ

Посbklu\Zy Борька -жила шел по Никольскому переулку. В руках он держал обyaZgguc
шпагатом пакет. Борька шел не останаebаясь. Отец приказал ему по дороге от филателиста домой
нигде не задержиZlvky.
Это приказание было бы выполнено lhqghklb_keb[u\ нимание Борьки не приe_deZj_deZfgZy
тележка кино “Арс”, стоящая на церкоghf дворе. Вокруг стояли Миша, Генка, СлаZ и беспризорник
КороbgHgbjZkkfZljbали тележку и горячо спорили.
Борька подошел к ним, с любопытстhfh]ey^_e\kxdhfiZgbx.
— Ты на ре зину посмотри, на резину, — гоhjbeFbrZludZygh]hc колеса, — одни покрышки
чего стоят.
КороbgaZkhi_e:
— Цена окончательная.
— Уж это ты брось! — сказал Генка. — Пять рублей за такую тележку!
— Тележку продаете? — Борька придbgmeky[eb`_dj_[ylZf.
Миша обернулся к нему:
— Продаем. А тебе что?
— Спросить нельзя?
— Нечего зря спрашивать.
— А я, может, куплю!
— Покупай.
— Сколько просите?
— Десять рублей.
Борька присел на корточки и начал осматриZlv тележку, ощупыZlv колеса. Пакет он положил
рядом с собой.
— Чего ты щупаешь? — Миша ayeky за ручки. — Колеса -то на подшипниках. Смотри, ход
какой. — Он толкнул тележку i_j_^. — Слышишь ход.
Борька подb]Zekyместе с тележкой, прислушиZykvdrmfmdhe_kkидом большого знатока.
Миша останоbeky:
— Сама идет. Попробуй.
Борька толкнул тележку. Она дейстbl_evghdZlbeZkvhq_gve_]dh.
Генка и СлаdZlh`_ih^игались ke_^aZl_e_`dhcaZ]hjZ`bая собой КороbgZ.
— А самое глаgh_ смотри. — Миша отъединил планку, раздbgme щиты. Видал? Можешь даже
спать. Пос таbel_e_`dm — и ложись.
— Ты уж нахZebrv, — сказал Борька, — а резина -то kybklj_iZeZkv.
— Резина истрепалась? Смотри, что написано: “Треугольник”, перuckhjl.
— Написано! И краска облезла. Вы уж давайте подешеe_.
— Ладно, Мишка, — раздался ^jm]]hehkDhjhина, — я забираю тележку.
Мишкин азарт ^jm]ijhiZe:
— Вот и хорошо. Бери. ПрозеZelul_e_`dm@beZ!
— А я, может, дороже дам.
— Нет, теперь уж не дашь.
— Почему? — Борька подошел к пакету, поднял его.
— Потому! — Мишка усмехнулся.
Борька недоуменно оглядел ребят. Они насмешлиh улыбались, только один КороbgdZd\k_]^Z
смотрел мрачно.
— Не хочешь — как хочешь! — сказал Борька. — Потом сам будешь набиZlvky но уж больше
двугри_ggh]hg_ihemqbrv.
Борька скрылс я за поворотом. Мальчики забежали за церкоguc придел, и Короbg ulZsbe из

кармана ножны.
Миша нетерпелиh uoатил их у него, по_jl_e  руках, затем осторожно снял ободок и
uернул шарик.
Ножны раз_jgmebkv\__jhfFZevqbdbmklZ\bebkvgZgboihlhfm^b e_gghi_j_]eygmebkv…
На gmlj_gg_c стороне ножен столбиками были нанесены знаки: точки, черточки, кружки. Точно
так же, как и на пластинке кортика.
Больше ничего gh`gZog_[ueh.







ЧАСТЬ ПЯТАЯ. СЕДЬМАЯ ГРУППА “Б”
54. ТЕТЯ БРОША

На уроке математики не оказалось мела.
ПреподаZl_evgbpZ:e_dkZg^jZK_j]__на строго посмотрела на Мишу:
— Староста, почему нет мела?
— Раз_ нет? — Миша kdhqbe со сh_]h места и с деланным изумлением округлил глаза. —
Перед самым уроком был.
— Значит, он убежал, — насмешлиhkdZaZeZ:e_dkZg^jZK_j]__на. — Верни его обратно.
Миша ur_e из класса, побежал в раздевалку за мелом и уb^_e что тетя Броша, гардеробщица,
плачет.
— Ты что, тетя Броша? — спросил Миша, заглядывая ей ]eZaZ. — Ты почем у плачешь? Кто тебя
обидел?
Никто точно не знал, почему гардеробщицу зZeb тетей Брошей. Может быть, это было ее имя,
может быть, из -за большой желтой броши, приколотой к полосатой кофте у самого подбородка, а
hafh`ghbihlhfmqlhhgZkZfZihoh^beZgZ[ рошку — маленькая толстенькая старушка. Она k_]^Z
сидела у раздевалки, yaZeZ чулок и казалась комочком, приютиrbfky на дне глубокого колодца из
металлической сетки, которой был обит лестничный проем. Она будто бы умела загоZjbать ячмени. И
дейстbl_ev но, посмотрит на глаз, пошепчет что -то — ячмень и проходит иногда на другой день,
иногда через неделю.
И вот теперь тетя Броша сидела у раздевалки и плакала.
— Скажи, кто тебя обидел? — допытыZekyFbrZ.
Тетя Броша ul_jeZieZldhf]eZaZ:
— Тридцать лет про служила, слоZom^h]hg_keurZeZZl_i_jv^mjhcklZjhcgZau\ZlvklZeb.
— Кто? Кто?
— Бог с ним! — Тетя Броша махнула рукой.
— При чем тут бог! — рассердился Миша. — Никто не имеет праZhkdhj[eylvDlhl_[yh[jm]Ze?
— Юра обругал, hldlhHiha^ZeZfg_ не _e_ghimkdZlvB^b]hорю, к директору. А он мне —
“старая дура”! А ведь хороших родителей… И маменька его здесь училась, когда гимназия была.
Только, Мишенька, испуганно забормотала она, — никому, деточка, не рассказывай!
Миша схZlbef_ebiju]Zyq ерез три ступеньки, помчался deZkk.
У доски маялся Митя Китоihijhaищу “Кит”. Александра Сергеевна зло_s_fheqZeZDblijb
доказательст_ ра_gklа угло  раgh[_^j_gghf треугольнике помножил кZ^jZl гипотенузы на
сумму кZ^jZlh катетоbmklZилс я на доску, озадаченный результатом. Кит остался k_^vfhfdeZkk_
на lhjhc]h^bgZерное, останется на третий. На уроках он k_]^Z дремлет или uj_aZ_l ножиком на
парте, а на переменках клянчит у ребят завтраки. Клянчит не потому, что голоден, а потому, что
_ebdbch[`hjZ.
— Дальше! — Александра СергееgZ произнесла это тоном, говорящим, что дальше ничего

хорошего не будет.
Кит умоляюще посмотрел на класс.
— На доску смотри, — сказала Александра СергееgZ.
Кит сноZ по_jgmeky к классу сh_c толстой, бес помощной спиной и недоуменным хохолком на
белобрысой макушке.
Александра СергееgZ прохажиZeZkv между партами, зорко поглядывая на класс. Маленькая,
худенькая, с ukhdhc прической и длинным напудренным носом, она k_ замечала и не прощала
никакой мелочи. Когда она отhjZqbалась, Зина КруглоZ быстро поднимала руку с растопыренными
пальцами, показывая всему классу, сколько минут осталось до зhgdZ Зина, единст_ggZy  классе
обладательница часоkb^_eZgZi_jой парте.
Миша с hafms_gb_f посмотрел на Юру : “ЗадаZeZ несчастный! Ходит с открытыми коленками,
хочет показать, какой он закаленный. Воображает себя Печориным. Так и написал Zgd_l_Ohqm[ulv
похожим на Печорина”. Сейчас, после урока, я тебе покажу Печорина!”
Миша ujал из блокнота листочек бум аги и, прикрывая его ладонью, написал: “Юра обругал
тетю Брошу дурой, Броша плачет, нужно обсудить”. В это j_fy он смотрел на доску, и букu
разъехались djbь и dhkv.
Он придbgme записку Сла_ СлаZ прочел и  знак согласия кивнул голоhc Миша сложил
листок, надписал: “Шуре Огурееву и Генке Петрову” — и перебросил на соседнюю парту.
Шурка -большой прочел, подумал и написал: “Лучше устроить показательный суд. Согласен быть
прокурором”. Потом с_jgme и перекинул записку сестрам Некрасоuf но Александра СергееgZ
почуklоZ сзади себя дb`_gb_ быстро обернулась. Все сидели тихо, только Зина Круглова едZ
успела опустить руку с растопыренными пальцами.
— КруглоZd^hkd_, — сказала Александра СергееgZ.
Кит побрел на место.
От сестер Некрасоuo записк а через Лелю Подhehpdmx добралась до Генки. Он прочитал ее и
написал gbamHlemiblvdZdke_^m_lqlh[uihfgbe.
Тем же путем записка _jgmeZkv к Мише. Он прочитал Шурин и Генкин от_lu и показал Сла_
СлаZhljbpZl_evghfhlgme]hehой. Миша придbgmea аписку к себе и начал на ней что -то писать, как
^jm] СлаZ толкнул его под партой ногой. Миша не обратил gbfZgby СлаZ толкнул его опять, но
было поздно. Александра СергееgZijhly]bала руку к записке:
— Что ты пишешь?
Миша смял записку dmeZd_bfheqZстал.
— Покажи, что у тебя в руке!
Миша молчал и не отрываясь смотрел на прибитые к стенам планки для диаграмм.
— Я тебя спрашиZx, — соk_flbohkdZaZeZ:e_dkZg^jZK_j]__на, — что ты писал на уроке? —
Она заметила лежа rmxih^l_ljZ^yfbdgb]mbзяла ее. — Это что еще такое? — Она громко прочла:
— “Рукоh^klо к истории, описанию и изображению ручного оружия с дреg_crbo j_f_g до
начала деylgZ^pZlh]hека”. Посторонние книги читаешь h\j_fymjhdZ?
— Она просто лежала , я ее не читал, — попробоZehijZдаться Миша.
— Записку ты тоже не писал? Постыдись! Староста, пионер, член учкома. Эту книгу ты получишь
у директора, а пока остаvdeZkk.
Ни на кого не глядя, Миша ur_e.

55. КЛАССНОЕ СОБРАНИЕ

Он ur_e из класса и сел на подоконник. В окне b^g_ebkv протиhiheh`gZy сторона
КриhZj[Zlkdh]h переулка, дZ фонаря, уже зажженных, несмотря на ранний час, школьная площадка,
занесенная снегом.
В коридоре тихо. Только слышно, как падают в _^jhdZiebba[ZqdZkdbiyq_ghcодой д а сверху,
из гимнастического зала, доносятся звуки рояля: трам -там, тара -тара, трам -та -та, трам -тата, трам -та -та
— и на потолке глухо отдается раghf_jguclhihlfZjrbjhки: трам -та -та, трам -та -та…
Нехорошо получилось! Яeyckyl_i_jvd^bj_dlhjm:e_dk_cB\ аныч, конечно, спросит о книге…

Зачем да почему…
И все из -за этого задаZeuXjdb -скаута!
Проз_g_eaонок. Тишина разорZeZkvoehiZgv_f^ерей, топотом, криком и ba]hf.
Из класса ur_eXjZ.
— Ты зачем тетю Брошу обругал? — останоbe_]hFbrZ.
— Тебе какое дело? — Юра презрительно посмотрел на него.
— Ты на меня так не смотри, а то быстро заработаешь!
Их окружили ребята.
— Какую приuqdm aye, — продолжал Миша, — оскорблять технический персонал! Это тебе не
дома — на прислугу орать.
— Чего ты с ним, Мишка, разгоZjbаешь! — Генка стал протиXju. — С ним hldZdgZ^h!
Он полез драться, но Миша удержал его:
— Вот что, Юра, ты должен изbgblvkyi_j_^l_l_c;jhr_c.
Юра удиe_gghскинул броb:
— Я буду изbgylvkyi_j_^m[hjsbp_c?
— Обязательно.
— СомнеZxkv!
— Застаbf:_kebg_baинишься, постаexопрос на классном собрании.
— Мне плеZlvgZаше собрание!
— Не доплюнешь!
— Посмотрим.
— Посмотрим.
Перед последним уроком Генка [_`Ze класс и закричал:
— Ура! Альма не пришла, немецкого не будет, собирай кн ижечки!
— Подожди, — останоbe_]hFbrZ, — тише, ребята! Сейчас про_^_fdeZkkgh_kh[jZgb_.
— Вот еще!.. — недоhevghijhlygme=_gdZ. — Ушли бы домой на дZqZkZjZgvr_!
— Как будто нельзя  другой раз собрание устроить, обязательно сегодня! — сказала Леля
Подволоцкая, красиZy^_очка с белокурыми hehkZfb.
— Не останусь я на собрании, — объявил Кит, — я есть хочу.
— Ты k_]^Z_klvohq_rv;m^_lkh[jZgb_bсе. — Миша закрыл д_jv.
Когда все сели по местам, он сказал:
— Обсуждается hijhkhXj_Kehо име ет Генка Петро.
Генка klZebjZafZobая руками, начал:
— Юра опозорил наш класс. Он назZe тетю Брошу старой дурой. Это безобразие! Теперь не
царский режим. Небось Алексея Иваныча он так не назо_l побоится, а тетя Броша — простая
уборщица, так ее можн о оскорблять? Пора прекратить эти барские замашки. Вообще скауты за буржуе
Предлагаю исключить Юру из школы.
Поднялся Слава:
— Юре пора подумать о сh_f мироhaaj_gbb Он индиb^mZebkl и отделяется от коллектиZ
Подражать Печорину нечего. Печорин — прод укт разложения дhjygkdh]h общестZ Это k_ знают.
Юра должен изbgblvkyi_j_^l_l_c;jhr_cZbkdexqblvbardheu — слишком суроh_gZdZaZgb_.
СлоhihijhkbeZE_eyIh^\hehpdZy:
— Я не понимаю, за что пионеры нападают на Юру. Генка lukyqm раз больше хули ганит, а еще
пионер. Это неспра_^ebо. Нужно прежде k_]hыслушать Юру. Может быть, ничего и не было.
Юра, не поднимаясь с места, глядя hdghkdZaZe:
— Во -перuo я  скаутах больше не состою. Если Генка не знает, пусть не гоhjbl Кроме того,
он еще н е директор, чтобы исключать из школы. Нечего так много брать на себя. Во -lhjuo
принципиально не согласен с тем, что закрывают _rZedm, — это ограничиZ_l нашу сh[h^m
В-третьих, я hh[s_ ни перед кем отчитываться не желаю. Изbgylvky я не буду, так как не намерен
унижаться перед каждой уборщицей. Вы можете постаноeylv что Zf угодно, мне это глубоко
безразлично.
Шура Огурее\ur_edmqbl_evkdhfmklhebdmh[_jgmekyddeZkkmbijhbag_klZdmxj_qv:

— Товарищи! Инцидент с тетей Брошей нужно рассматриZlv]h раздо глубже. Что мы имеем? Мы
имеем два факта. Первый — оскорбление женщины, что недопустимо. Второй — употребление слоZ
“дура”. Такие слоZaZkhjyxlgZryaudgZrеликий, могучий, прекрасный язык, как сказал Некрасо.
— Не НекрасоZLmj]_g_, — попра be_]hFbrZ.
— Нет, — аlhjbl_lgh произнес Шура, — сначала сказал Некрасо а потом уже повторил
Тургене Нужно читать перhbklhqgbdb тогда будешь знать. Я предлагаю запретить употребление
таких и подобных сло.
Довольный сh_cj_qvxRmjZgZijZился к парте и с Z`gufидом уселся на сh_f_klh.
— Кто еще хочет ukdZaZlvky? — спросил Миша и, уb^_, что Зина Круглова хочет, но не
решается выступить, сказал:
— ГоhjbAbgZq_]h[hbrvky?
Зина поднялась и быстро затараторила:
— Деhqdb это ужасно! Я сама b^_eZ как тетя Броша плачет. И нечего Юру защищать. А если
он нраblkyE_e_imklvhgZlZdbkdZ`_lIhlhfRmjZHghq_gvdjZkbо гоhjbeh`_gsbgZoZkZfgZ
уроках пишет письма деhqdZfWlhlh`_g_ijZильно. Потом, — про должала Зина, — я хотела сказать
о Генке Петро_HggZmjhdZoсегда меня расхохатывает.
После всех uklmibeFbrZ:
— Юра обругал тетю Брошу потому, что считает себя ur_ ее. А чем он ur_ тети Броши? Я
думаю, ничем. Она тридцать лет работает  школе, прин осит пользу обществу, а Юра сидит на шее у
сh_]h папеньки,  жизни еще палец о палец не ударил, а уже оскорбляет рабочего человека.
Предлагаю: Юра должен изbgblvky перед тетей Брошей, а если он не захочет, передать hijhk 
учком. Пусть kyrdheZh[km`^Z ет его поступок.
Классное собрание постаноbehh[yaZlvXjmbaиниться перед тетей Брошей.

56. ЛИТОРЕЯ

После собрания Миша яbekyd^bj_dlhjmrdheu.
Алексей Иваныч сидел kоем кабинете за столом и перелистывал книгу, ту самую, что отобрала
у Миши Алекс андра СергееgZHgmdZaZeFbr_gZ^bан:
— Садись.
Миша сел.
— Что uh[km`^ZebgZkh[jZgbb? — спросил Алексей Иваныч.
Миша рассказал.
— Постаноblv — это полдела, — сказал Алексей Иваныч. — Нужно, чтобы Юра осознал низость
сh_]hihklmidZ.
Он помолчал, п отом спросил:
— А тh_ihедение обсуждали?
— Какое по_^_gb_? — Миша покраснел.
— Посторонние книги читаешь на уроке, записки пишешь.
— Книгу я не читал, — сказал Миша, — она просто так лежала. Записку дейстbl_evghibkZe.
— Скажи, Поляко, — Алексей Иван ыч gbfZl_evghihkfhlj_egZFbrmihq_fml_[ybgl_j_km_l
холодное оружие?


— Просто так, — от_lbeFbrZ]ey^y пол.

Как бы не слыша Мишиного от_lZ:e_dk_cB\Zguqkijhkbe:
— Ты и тhbijbyl_ebbgl_j_km_l_kvrbnjZfb?
Миша молчал, и опять, слоghg_aZf_qZy_]hfheqZgby:e_dk_cB\Zguqijh^he`Ze:
— Когда я был мальчиком, я тоже увлекался шифрами. Очень интересное занятие.
Миша думал. Может быть, показать пластинку? Вот уж дZ месяца, как они бьются и не могут
прочесть н адпись. На обеих пластинках со_jr_ggh одинакоu_ значки, а ключа к ним нет. Значит,

Полеhc^mfZeqlhdexqdrbnjm ножнах, а Никитский предполагал, что он dhjlbd_.
На самом же деле ни там, ни здесь ключа нет… Может, Алексей Иваныч разберет.
Миша a^h хнул, ugme из кармана пластинку от рукоятки кортика и протянул ее Алексею
Иванычу.
— Вот, Алексей Иваныч, мы никак не можем расшифроZlv эту надпись. Я слышал, что это
литорея, но мы не знаем, что такое литорея.
— Да, — сказал Алексей Иваныч, рассматривая пластинку, — похоже. Литорея — это тайнопись,
употребляrZyky  дреg_jmkkdhc литературе. Литорея была двух родо простая, называлась также
тарабарской грамотой, отсюда и “тарабарщина”. Это простой шифр. БукuZenZита пишут в дZjy^Z
_jogb_ букu упо требляют f_klh нижних, нижние — f_klh _jogbo Мудрая литорея — более
сложный шифр. Весь алфавит разбиZekygZljb]jmiiuih^_kylb[md в каждой. Первый десяток бук
обозначался точками. Например, “а” — одна точка, “б” — д_ точки и так далее. Второй д есяток
обозначался черточками. Например, “л” — одна черточка, “м” — две черточки и так далее. И, наконец,
третий десяток обозначался кружками. Например, “х” — один кружок, “ц” — дZdjm`dZ Значки эти
писались столбиками. Понял теперь?
— Это ж очень просто ! — удиbekyFbrZ. — Теперь я понимаю, как прочесть пластинку!
— Это было бы просто lhfkemqZ_, — hajZabe:e_dk_cB\Zguq, — если бы на этой пластинке 
каждом столбике было от одного до десяти знакоZa^_kvkZfh_[hevr__iylv…
Алексей Иваныч сидел зад умаrbkvihlhff_^e_gghijh]hорил:
— Если это литорея, то здесь только полоbgZl_dklZ=^_ -то должна быть и другая.

57. СТРАННАЯ НАДПИСЬ

Вот оно  чем дело! Миша пощупал  кармане ножны. Теперь понятно, почему старик не мог
расшифроZlvl_dkl.
— Где -то должна быть lhjZy полоbgZ текста, — поlhjbe Алексей Иваныч и hijhkbl_evgh
посмотрел на Мишу.
Эх, была не была! Миша ugmegh`gukgyeh[h^hdjZaернул их __jhfbiheh`begZklhe.
Алексей Иваныч соединил обе пластинки. Миша только сейчас уb^_e что на одной из них есть
uimdehklv а на другой углубление, показыZxs__ где их нужно соединять. Как это он раньше не
заметил?
Соединиh[_ieZklbgdb:e_dk_cB\Zguqiheh`beboieZrfybijb^Zил пресс -папье.
— Видишь, — сказал он Мише, — получилась десятизн ачная литорея. Теперь попробуем читать.
Он klZeih^hr_edrdZnmkgyekihedb[hevrmxdgb]miheh`be__i_j_^kh[hcb\gbfZl_evgh
перелистал.
— Так. — Алексей Иваныч заложил страницы двумя пальцами. — Бери карандаш, бумагу и
пиши… “с”. Написал? “И”, “м”. Что получилось?
— “Сим”, — прочел Миша.
— “Г”, “а”, “д”, “о”, “м”. Что написал?
— “Гадом”, — сказал Миша.
И так, слоh за слоhf Миша написал следующее: “Сим гадом за_klb часы понеже проследует
стрелка полудень башне самой по_jgmlhc[ulv.
— Странная н адпись, — задумался Алексей Иваныч, — странная. — Он молча разглядыZe
ножны, потом посмотрел на Мишу:
— Что ты скажешь по этому поh^m?
Миша молча пожал плечами.
— Во kydhfkemqZ_agZ_rvlu[hevr_f_gy, — сказал Алексей Иваныч. Например: где кинжал?
Миша молча смотрел на пол.
— Раз есть ножны, то должен быть и кинжал, — сказал Алексей Иваныч.
Миша ugmedhjlbdbihdZaZedZdaZdeZ^u\Z_lkylm^Zkl_j`_gv.
— Остроумно, — заметил Алексей Иваныч, — это подобие кортика.
— Это кортик и есть, — сказал Миша.

Алексей Иваныч поднял броb:
— Ты уверен wlhf?
— Конечно.
— Хорошо, если ты у_j_g, — гоhjbe Алексей Иваныч, рассматриZy кортик. — Рукоятка с
секретом — _sv распространенная  средние _dZ В рукоятки мечей deZ^u\Zebkv мощи сyluo и
рыцари перед боем “прикладывались к мощам”. Отсюда и обычай целоZlv оружие. Так… Алексей
Иваныч продолжал рассматриZlv кортик. — Так… БронзоZy змейка, по -b^bfhfm и есть искомый
гад. СледоZl_evgh недостает только часо которые надо за_klb Ну, Поляко теперь расск ажи,
откуда у тебя этот кортик.
Выслуша Мишин рассказ, он некоторое j_fy задумчиh барабанил пальцами по столу, потом
сказал:
— Я отлично помню историю гибели линкора “Императрица Мария”. Было много шуму ]Za_lZo
но этим и кончилось: виноgbdh aju\Z не нашли. Но то, что ты рассказал, пролиZ_lgZwlhdZdhc -то
с_lGbdblkdbcg_fh][_agZdZaZgghm[blvhnbp_jZHgjZkkqblu\Zeqlhсе покроет aju\.
Миша удиe_ggh посмотрел на Алексея Иваныча. Дейстbl_evgh Как это он раньше не
сообразил? Значит, Никит ский участh\Zeо взрыве корабля.
— Что ты намерен делать? — спросил Алексей Иваныч.
— Не знаю, — сказал Миша. — Мы думали, что после расшифроdbсе будет ясно; оказыZ_lky
нет. — Он hijhkbl_evghihkfhlj_egZ:e_dk_yB\ZguqZGm`ghmagZlvdlhwlhlm[b тый офицер…
— Праbevgh, — сказал Алексей Иваныч. — Тебе _^vIhe_ой назZe_]hbfy.
— Да, только имя: Владимир. Но фамилии он сам не знал. Пра^Z…
Миша замялся.
— Что ты хотел сказать? — спросил Алексей Иваныч.
— Мы с ребятами кое -что uykgbebhdhjlbd_…
— Исследовали?
— Да.
— Хорошо. — Алексей Иваныч klZe. — На днях я Zk uah\m и u расскажете о сhbo
исследоZgbyo.

58. СТЕННАЯ ГАЗЕТА

Через несколько дней  коридоре пояbeky перuc номер стенгазеты “Боеhc листок”. Газета
начиналась Мишиной статьей “Нездороh_mлечение”.
“Нездоровое увлечение
В нашей седьмой группе “Б” наблюдается нездоровое увлечение некоторыми личностями, как,
например, Печориным и Мэри Пикфорд .
Начнем с Мэри Пикфорд. К аждая ее картина кончается тем, что она выходит замуж за
миллионера. Чего же ей подражать, когда всем известно, что в нашей стране миллионеров нет и
вообще их скоро нигде не будет?
Теперь о Печорине.
Во -первых, он дворянин и белый офицер.
Во -вторых, он стопроцентный эгоист. Из -за своего эгоизма он доставляет всем страдания:
губит Бэлу, обманывает Мэри (правда, она княжна, но и Печорин сам дворянин), высокомерно
относится к Максиму Максимычу .
Печорин даже не скрывает своего эгоизма, он говорит: “Какое мн е дело до бедствий и радостей
человеческих”. Значит, он не уважает общество, его интересует только собственная персона.
Отсюда вывод: человек, который не приносит обществу пользы, не хочет считаться с другими
людьми. (Это мы видим на одном примере, который недавно обсуждал наш класс.) Из всего этого
ясно, что если все будут подражать Печорину и думать только о себе, то все люди передерутся и
будет чистейший капитализм.
Поляков”
Вслед за этой статьей шли заметки:

“О порче мебели


Некоторые учащиеся любят вырезать на партах но жи ком. Этим усиленно за ни ма е т ся
Китов, воображая, вероятно, что перед ним колбаса. Пора прекратить не до пус тимую порчу
школьной мебели. Тот, кто режет парты, увеличивает разруху.

Шило”
“Где справедливость?
Как известно, в нашей школе существует кружок по изучению театра и кино. Председателем
кружка является выдающийся актер нашего времени Шура Огуреев. Кружок существует полгода, но
ни разу не собирался. Зато сам Шура имеет мандат и бесплатно ходит в кино и театр. Сам ходит , а
другим контрамарок не выдает. Где справедливость?
Зритель”
“О большой перемене
Некоторые учащиеся во время большой перемены стараются остаться в классе (мы не будем
указывать на личности, но все знают, что этим занимается Геннадий Петров). Этим они мешают
проветривать класс и преступно расходуют и без того ограниченный запас кислорода. Пора это
прекратить. А кому надо сдувать, пусть сдувает в коридоре.
Зоркий”
“О кличках
Учащиеся нашего класса любят наделять друг друга, а также преподавателей кличками. Пора
оставить этот пережиток старой школы. Кличка унижает достоинство человека и низводит его до
степени животного.
Эльдаров”
Вся школа читала “Боеhc листок”. Все смеялис ь и гоhjbeb что  заметке о Печорине и Мэри
Пикфорд написано про Юру и Лелю Подhehpdmx.
ПрочитаebklhdXjZij_ajbl_evghmkf_ogmekyZgZ^jm]hc^_gvjy^hfkhkl_g]Za_lhcihyился
листок такого содержания:
“Кто эгоист?
(Послание с того света)
Господа!
Я — Григорий Александрович Печорин. Ученик седьмой группы “Б” Михаил Поляков потревожил
мой мирный сон. Я встал из гроба, и две недели мой дух незримо присутствовал в седьмой группе “Б”.
Вот мой ответ.
Поляков утверждает, что я эгоист. Допустим. А как же сам Поляков? Он целые ночи зубрит,
чтобы быть первым учеником. Зачем? Затем, чтобы показать, что он лучше и умнее всех. С этой же
целью он нахватал себе всякие нагрузки: он и вожатый звена, и староста, и член учкома, и член
редколлегии.
Спрашива ется, кто же из нас эгоист?
Печорин”
Эта заметка hafmlbeZ Мишу. Все  ней не пра^Z Раз_ он зубрит и раз_ это эгоизм, если он
хорошо учится? Ведь ясно, что надо хорошо учиться. Юра тоже неплохо учится, но ему отец за
хорошие отметки k_]^Z что -нибудь покупает. И потом, раз_ он, Миша, bghат, что его u[jZeb
старостой группы и членом учкома?
— Вот b^brv, — гоhjbe ему Генка, — b^brv что Юрка ulоряет! Я тебе даgh гоhjbe
нужно его a^mlvdZdke_^m_l[m^_lagZlv.
— Кулаками ничего не докажешь, — сказал СлаZ, — нужно  следующем номере “Боеh]h
листка” от_lblvgZwlhaZ]jh[gh_ihkeZgb_.
— Дело не lhfqlhhgijhf_gygZibkZe, — сказал Миша, — дело в принципе: что такое эгоизм.
Юрка хочет запутать этот hijhk:fu_]h^he`gujZkimlZlv.
И маль чики начали готоblvke_^mxsbcghf_jkl_gghc]Za_luihkященный hijhkmQlhlZdh_

эгоизм?”

59. ПОЛКОВОЙ ОРУЖЕЙНЫЙ МАСТЕР

В назначенный день Миша, Генка и СлаZошли dZ[bg_l:e_dk_yB\ZguqZ.
Возле Алексея Иваныча сидел человек rbg_ebbоенной фур ажке.
— Садитесь, — сказал Алексей Иваныч. — Миша, ты принес кортик?
Миша нерешительно посмотрел на h_ggh]h.
— При этом тоZjbs_fh`_rvсе рассказывать, — сказал Алексей Иваныч.
Военный долго и внимательно рассматриZe пластинки. Когда он положил их на с тол, Алексей
Иваныч сказал ребятам:
— Мы вас слушаем.
Миша оглянулся на друзей и, откашляrbkvijhbag_k:
— Мы устаноbeb что этот кортик принадлежит полкоhfm оружейному мастеру, жиr_fm в
царстh\Zgb_:gguBhZgghны, то есть k_j_^bg_осемнадцатого ст олетия.
Алексей Иваныч удиe_gghih^gye[jhи, h_gguc\gbfZl_evghihkfhlj_egZFbrm.
— Анны Иоанноgu? — переспросил Алексей Иваныч.
— Анны Иоанноgu.
— Это та, что ледяной дом построила, — klZил Генка.
Он хотел еще что -то сказать, но СлаZlhedgme_]h ногой, чтобы не мешал.
— Как uwlhmklZghили?
— Очень просто. — Миша aye  руки кортик, ugme из ножен клинок. Прежде k_]h клейма. Их
три: hed скорпион и лилия. Видите? Так hl Волк — это клеймо золингенских мастеро  Германии.
Такие клинки назывались “heqZlZHgbba]hlhлялись до середины шес тнадцатого _dZ.
— Есть такая марка оружия, очень знаменитая, — подт_j^be:e_dk_cB\Zguq.
— Изображением hedZ или собаки, — продолжал Миша, — отмечал сhb клинки толедский
мастер Юлиан дель Рей, Испания.
— Крещеный маj, — klZил Генка.
— Он жил  конце пятнадцатого _dZ, — продолжал Миша. — Теперь скорпион. Это — клеймо
итальянских мастероba]hjh^ZFbeZgZGZdhg_pebebyDe_cfhnehj_glbckdh]hfZkl_jZ…
— Параджини, — подсказал Генка.
— Да, Параджини. Он тоже жил  начале шестнадцатого _dZ Вот что об означают эти клейма.
Они обозначают мастеро.
— Кто же из них сделал кортик? — спросил Алексей Иваныч.
— Никто, — решительно от_lbeFbrZ.
— Почему?
— Потому что h k_o книгах, которые мы прочли, написано, что кортики пояbebkv только 
начале семнадцатог о _dZZсе эти клейма относятся к шестнадцатому веку.
— Логично, — сказал Алексей Иваныч. — Но зачем же, lZdhfkemqZ_de_cfZ?
Миша пожал плечами:
— Этого мы не знаем.
— Ребята праu. — Военный aye у Миши клинок и поднес его к с_lm По k_c длине кл инка
тянулись едва заметные heghh[jZagu_jbkmgdb b^_i_j_ie_l_gguojha. — Это дамасская сталь. Она
изготоeyeZkv только на Востоке. Значит, клейма еjhi_ckdbo мастеро не имеют к клинку никакого
отношения. По -b^bfhfm мастер, изготоbший этот кинжал, хотел показать, что его клинок лучше
самых знаменитых. С этой целью он и постаbewlbljbde_cfZ.
Миша несколько смутился тем, что h_gguc сразу определил то, над чем мальчики трудились
столько j_f_gbghijh^he`Ze:
— Тогда мы решили познакомиться с обра зцами кортико употребляrboky  России. Их было
три типа. Во -перuo морской, но он четырехгранный, а этот трехгранный. Значит, не подходит.
Во -lhjuo кортик егерей, но его длина тринадцать _jrdh, а нашего — только hk_fv Значит, тоже
не подходит. На конец, третий — это кортик полкоuo оружейных мастеро при императрице Анне

Иоанноg_ Он имел в длину hk_fv _jrdh, наш — тоже. Он был трехгранный, наш — тоже. И
другие приметы сходятся. Поэтому мы решили, что этот кортик принадлежал какому -то оружейном у
мастеру j_f_g:gguBhZgghны.
Миша кончил гоhjblvihklhyeg_fgh]hbk_egZ^bан рядом с Генкой и Слаhc.
— Что ж, — сказал h_gguc, — попробуем искать eZ^_evpZ.
Алексей Иваныч aye со стола кZ^jZlgmx книгу. На ее плотной обложке было написано:
“Мор ской сборник. 1916 год”.
— Так hl, — сказал Алексей Иваныч, — при aju\_ линейного корабля “Императрица Мария”
погибло три офицера, носиrbo имя Владимир. Ивано мичман, Терентье — капитан lhjh]h ранга,
Неустроен — лейтенант. Встает hijhkdlhbagbo\ ладелец кортика? Сейчас посмотрим некрологи. —
Алексей Иваныч перелистал и пробежал глазами несколько страниц. — Ивано молодой и прочее…
Неустрое исполнительный… — Алексей Иваныч замолчал, читая про себя, потом медленно
прогоhjbe:
— А hlbgl_j_kghi рошу послушать: “Трагическая смерть унесла В.В.ТерентьеZыдающегося
инженера Российского флота. Его незаурядные способности и глубокие познания, приобретенные под
рукоh^klом незаб_ggh]h П.Н.Подволоцкого, даZeb ему все осноZgby стать для hhjm`_gby флота
тем, чем был для hhjm`_gbykmohimlguoойск его знаменитый предок П.И.Терентье.
— Кажется, попали  точку, — сказал h_gguc. — Есть у Zk h_ggZy энциклопедия, Алексей
Иваныч?
— Петро, — сказал Алексей Иваныч, — сбегай к Софье Паehне и havfb для меня h_ggmx
энциклопедию Гранат на букву “Т”.
Генка принес книгу, Алексей Иваныч перелистал ее:
— Есть: “Терентье Поликарп Иваныч. Родился  тысяча семьсот перhf году. Умер  тысяча
семьсот hk_fv^_kyl чет_jlhf году. Выдающийся оружейный мастер j емен Анны Иоанноgu и
Елиза_lu Петроgu Служил при фельдмаршале Минихе. Участник сражений при Очако_
Ставучанах и Хотине. Создатель перhc конструкции h^heZagh]h прибора. Из_kl_g как аlhj
фантастического для своего j_f_gbijh_dlZih^t_fZnj_]ZlZL рапезунд”.
— Вот и пригодился Zrhjm`_cgucfZkl_j, — сказал h_gguc.
— Интересное соiZ^_gb_, — заметил Алексей Иваныч, — упоминаемый  некрологе профессор
Подволоцкий — дедушка одной из наших учениц.
Мальчики переглянулись. Лелька! Вот здороh!
— Ну, ребята, — сказал h_gguc, — поработали ugZkeZ\m. — Он klZeDhjlbdFbrZyihdZm
тебя havfm Не беспокойся, придет j_fy — _jgm Вижу, что и у тебя есть какая -то тайна. Может
быть, расскажешь?
— Никакой тайны у меня нет, — от_lbeFbrZ. — Мы просто хотим открыть секрет кортика.
Военный положил ему руку на плечо:
— Я Zf в этом помогу. Только дела сhb ограничьте библиотекой. Больше ни h что не
\yau\Zcl_kv Вы сh_ дело сделали. Фамилия моя Сbjb^h, тоZjbs Сbjb^h. Ну, по рукам, что
ли? — Он протянул Мише руку, большую и широкую, как у Полеh]hbFbrZih`Ze__.

60. УРОК РИСОВАНИЯ

— Новое дело! — негодоZe Генка, спускаясь по лестнице. — Мы достали ножны, про_eb
серьезные исследоZgbyg_ылезали из библиотеки, k_ыяснили, а теперь, к огда остается aylvdeZ^
он у нас k_aZ[jZe!
— Он пра, — сказал СлаZ, — мы можем испортить k_^_eh.
— До сих пор не портили, — проhjqZe=_gdZ.
— Мешать мы ему, конечно, не должны, — сказал Миша, — но почему нам не узнать про
ТерентьеZ"Wlbffugbdhf у не помешаем.
Ребята пришли deZkkjbkhания. Вместо парт здесь табуреты и мольберты. На стенах раз_rZgu
работы лучших художнико школы —  большинст_ эскизы декораций школьных постаноhd Под
картинами, на полочках, — “мертZy натура”: статуи гречески х бого жиhlguo фрукты из

папье -маше. Сегодня рисуют статую “классической лошади”.
На уроке рисования _k_eh Можно сидеть  любой позе, klZать, разгоZjbать. ПреподаZl_ev
рисоZgby Борис Федороbq Романенко — ребята называют его “Барфед”, — плотный , добродушный
украинец с длинными казацкими усами, расхажиZef_`^mfhev[_jlZfbbihijZлял работы.
Миша подсел к Леле Подволоцкой:
— Леля, у меня к тебе вопрос.
— Какой? — спросила Леля, водя глазами от рисунка к натуре.
— Скажи, Подволоцкий, адмирал, про фессор Морской академии, — тhc^_^mrdZ?
— Да. А что?
Миша замялся:
— Видишь ли, у него  академии учился один мой дальний родст_ggbd потом он пропал без
_klbLZdот, не знает ли тhc^_^mrdZh_]hkm^v[_?
— Но дедушка умер даguf -даgh, — от_lbeZE_ ля.
— Ах да, — спохZlbekyFbrZ, — я и забыл соk_fDlh`b из его семьи?
— Бабушка и тетя Соня.
— Как думаешь, они знали дедушкиных учеников?
— Не думаю. Он _^vqblZee_dpbbh^bg[_a[Z[mrdbb[_al_lbKhgb.
— Это я сам понимаю, — с досадой от_lbeFbr а. — Возможно, что некоторых ученикоhgbсе
же знали.
— Не думаю…
— Секретничаете? — раздался за ними насмешлиuc]hehkXju.
Леля засмеялась:
— Миша интересуется моими предками.
Миша пересел к Сла_bkdZaZe:
— После дедушки остались бабушка и тетя Соня. Вдруг они знали ТерентьеZ?
— Попроси Лелю — она тебя познакомит со сh_c[Z[mrdhc.
Миша махнул рукой.
— Подошел Юрка, она ему k_jZaaонила…
Миша хотел сообщить об этом Генке, но уb^_eqlh=_gdZaZgylажны м делом: он дразнил Кита.
— Кит, а Кит!
— Чего?
— Ты из какого океана?
Кит приud к этой шутке и молчал. Тогда Генка начал его обстрелиZlv из стеклянной трубочки
жеZghc[mfZ`dhcHgihiZ^Ze_fm затылок, и Кит, не понимая q_f^_ehijhодил по шее лад онью,
как бы смахиZy муху, к _ebdhc потехе Зины Круглоhc Мише, как старосте, конечно, надо бы
останоblv Генку, но Кит так смешно смахиZe несуществующую муху, что Миша сам даbeky от
смеха. Между тем Кит, одной рукой проh^y по затылку, другой тщетно пытался нарисоZlv лошадь.
Ничего у него не получалось.
Борис Федороbq постоял hae_ Кита, затем подошел к доске и начал показывать, что такое
пропорции.
— Вам, Кито, — гоhjbe Борис Федороbq рисуя мелом лошадь, — нужно больше
интересоZlvky жиhibkvx, разbать художест_gguc dmk А вы ничем не интересуетесь. Ну -ка,
назоbl_fg_еликих художникоdhlhjuoы знаете.
Кит не знал никаких художникоblhevdhkhi_eытаращи]eZaZgZ;hjbkZN_^hjhича.
— Что u молчите? — спросил Борис Федороbq. — Ведь u были с нами  Третьякоkdhc
галерее. Вспомните, картины каких художнико\ulZfидели. Вспомните, kihfgbl_…
— Репин, — тихо прошептал Генка позади КитоZ.
— Репин, — громко поlhjbeDbl.
— Праbevgh, — сказал Борис ФедороbqaZrljbohыZy]jb\mdhgy на сh_fjbkmgd_. — Какие
картины Репина uihfgbl_?
— “Иван Грозный убивает сh_]hkugZ — подсказал Генка.
— “Иван Грозный убивает сh_]hkugZ — грустно поlhjbeDbl.

— Хорошо, — сказал Борис Федороbq^_eyehrZ^vgZdадраты. Вспоминайте, kihfbgZc те.
— Романенко нарисоZeehrZ^v, — даykvhlkf_oZijhr_ilZe=_gdZ.
— Романенко нарисоZeehrZ^v, — проha]eZkbeDblbdeZkk]jhogmehlohohlZ.
— Что? Что ukdZaZeb? — рука Бориса ФедороbqZihисла \ha^mo_.
— Он нарисоZeehrZ^v, — поlhjbeg_kqZklg ый Кит.
— Кто — он?
— Ну… этот… как его… Романенко.
На этот раз никто не рассмеялся. Лицо Бориса ФедороbqZ побагро_eh усы оттопырились. Он
бросил мел на стол и ur_ebadeZkkZ.

61. БОРИС ФЕДОРОВИЧ

— Не знал я, что он Романенко, — пробурчал Кит, — я думал, Барфед, ну и Барфед.
— Ты думал! — передразнил его Генка. — Я про себя сказал, а ты поlhjy_rv как попугай!
ПриudgZih^kdZadZoыезжать. Теперь не u^Zай. Попался, так uорачиZcky.
— Генка, эт о подлость! — сказал Миша.
— Что ты, Миша? — Генка покраснел. — При чем тут я?
Миша не успел от_lblv Дверь отhjbeZkv k_ бросились по местам. В класс hr_e Алексей
Иваныч.
Высокий, худой, гладко u[jbluc он стал у учительского стола и окинул притихший класс
отчужденным, неприязненным a]ey^hf.
— Я не намерен обсуждать здесь Zr hafmlbl_evguc поступок, — начал Алексей Иваныч. — Я
хочу погоhjblv с Zfb соk_f о другом. Должен сознаться, — он поднял броb, — я не знал за
КитоufkdehgghklbdrmldZfFg_ казалось, что его интересы и способности лежат несколько bghc
области…
Все отлично поняли, о какой способности говорит Алексей Иваныч, и насмешлиhihkfhlj_ebgZ
Кита.
— Очеb^gh, — продолжал Алексей Иваныч, — сидение по дZ]h^Z каждом классе разbа ет в
Кито_ остроумие, но остроумие это очень низкого сорта. Китову, видите ли, кажется очень смешным
сраg_gb_ _ebdh]h художника со скромным учителем рисоZgby А я ничего  этом смешного не
нахожу.
Алексей Иваныч помолчал, посмотрел hdghbijh^he`Ze.
— По -b^bfhfm Кито предполагает, что Борис Федороbq не стал _ebdbf художником из -за
сh_c[_klZeZgghklbFh]mm\_jblv_]hqlhwlhg_lZd;hjbkN_^hjhич — человек очень талантлиuc
окончил в сh_ j_fy Академию художеств, перед ним была открыта широ кая дорога к сла_
из_klghklb к тому, что, по мнению КитоZ только и достойно уZ`_gby А Борис Федороbq пошел
другой дорогой. Он стал скромным учителем рисоZgbylh_klvl_fqlhihfg_gbxDblh\Zm\Z`_gby
недостойно и может служить предметом его г лупых шуток.
Китоkb^_eg_ih^gbfZy]eZahliZjlu.
— По окончании академии, — продолжал Алексей Иваныч, — Борис Федороbq со сhbfb
тоZjbsZfb такими же uoh^pZfb из народа, как он сам, создал бесплатную художественную школу
для детей рабочих. Они искал и способных ребят и приe_dZeb их rdhem Что застаbeh его пойти по
этому пути? Его застаbe это сделать пример сh_c собст_gghc жизни — жизни чело_dZ из народа,
претерпеr_]h огромные лишения, чтобы добиться праZ заниматься искусстhf Потому что
иск усстh тогда было доступно только богатым и обеспеченным людям. Борис Федороbq посylbe
сhx жизнь маленьким народным талантам. Вот на что ушла жизнь Бориса ФедороbqZ Мы с Zfb
конечно, понимаем, что он h многом ошибался. Нужно было изменить строй, со здать общестh
обеспечиZxs__ каждому чело_dm разblb_ его способностей. Это и сделала Октябрьская реhexpby
Все же, оцениZy его жизнь, мы гоhjbf что такой жизнью можно гордиться: ею рукоh^beZ чистая и
благородная цель.
В коридоре раздались шаги. Дв ерь открылась, и deZkkошел Борис Федороbq.
После паузы, вызZgghcijboh^hf;hjbkZN_^hjhича, Алексей Иваныч продолжал:

— Рассказываю я Zfwlhот зачем. Великий художник, _ebdbcmq_gucеликий писатель — это
звучит гордо. Но есть  культуре и неза метная, будничная, но глаgZy работа, ее делает учитель. Он
несет культуру  самую гущу народа. Он бросает перh_ зерно на ниву таланта. И если кто -нибудь из
ZkklZg_l[hevrbfagZf_gblufq_ehеком, пусть он, уb^ykdjhfgh]hk_evkdh]hmqbl_eykihql_gb_f
снимет перед ним шляпу, помня, что этот незаметный труженик hkiblu\Z_l и формирует самое
лучшее, самое прекрасное тhj_gb_ijbjh^u — Чело_dZ.
Алексей Иваныч замолчал. В классе k_lZ`_gZijy`_ggZylbrbgZ.


— Вот о чем я хотел с Zfbih]hорить, — сказ ал Алексей Иваныч. — А теперь, — он по_jgmeky
к Борису Федороbqm — прошу продолжать урок.

Он ur_ebadeZkkZ.
Генка стоял у мольберта и смотрел на Бориса ФедороbqZ.
— Ты чего? — спросил Борис Федороbq.
— Борис Федороbq, — сказал Генка, — извините ме ня, я Zkhq_gvijhrm.
— За что?
— Это я подсказал Китову, изbgbl_f_gy.
— Ладно, — сказал Борис Федороbq, — рисуй. — Потом посмотрел на КитоZb^h[Z\be:
— Значит, и киты попадаются на удочку.
И, усмехаясь  усы, Борис Федороbq прошел по классу, рассматриZy приколотые к мольбертам
рисунки “классической лошади”.

62. БАБУШКА И ТЕТЯ СОНЯ

Леля k_ же дала Мише бабушкин адрес. Вечером Миша, Генка и СлаZ напраbebkv к Лелиной
бабушке. Мальчики ск ользили по ледяным дорожкам, тянуrbfky ^hev тротуаро Борисоглебского
переулка.
Тихая пелена снежинок струилась fmlghfk\_l_j_^dbonhgZj_c=hem[u_aезды висели g_[_.
Над зданием Моссельпрома, udjZr_gguf полосами  белый и синий ц_lZ kiuobала и гасла,
пробегая по буквам, электрическая реклама: “Нигде кроме, как Fhkk_evijhf_.
Генка был на коньках, прикрепленных к Ze_gdZf _j_ками. Его старенькое пальтишко
расстегнулось, уши буденоdb[helZebkvgZie_qZo.
— Безобразие! — негодоZe Генка. — Раньше только улицы песком посыпали, а теперь уж до
переулко добрались! Жалко им, если чело_d прокатится. Видно, только на катке придется кататься.
Эх, жалко, нет у меня “нор_`_dZlh[uyihdZaZeXjd_dZdhchgq_fibhg.
Они подошли к небольшому дереy нному домику.
— Всем идти неудобно, — сказал Миша. — Я пойду один, а u^h`b^Zcl_kvf_gya^_kv.
По скрипучей лестнице с расшатанными перилами Миша поднялся на lhjhcwlZ`baZ`_]kibqdm
В глубине заZe_gghc kydhc рухлядью площадки b^g_eZkv д_jv с оборв анной клеенкой и
болтающейся тесьмой. Миша осторожно постучал.
— Ногами стучите, — раздался l_fghl_]hehkkimkdZxs_]hkyihe_klgbp_q_ehека. — Старухи
глухие, ногами стучите.
Миша загрохотал по двери ногами. За д_jvxihkeurZebkvrZ]b@_gkdbc]hehkkij осил:
— Кто там?
— К Подволоцким! — крикнул Миша.
— Кто такие?
— От Лели Подволоцкой.
— Подождите, ключ найду.
Шаги удалились. Минут через пять они сноZjZa^ZebkvaZ^ерью. В замке заскрежетал ключ. Он
скрежетал долго, и наконец д_jvhldjueZkv.
Натыкаяс ь на какие -то предметы, Миша шел вслед за женщиной. Он ее не b^_e только слышал

шаркающие шаги и голос, бормотаrbcHklhjh`ghg_kihldgbl_kvhklhjh`gh — как будто он мог
что -нибудь b^_lv темном коридоре.
Женщина открыла д_jv и imklbeZ Мишу  к омнату. Тусклая лампочка ос_sZeZ столик и
разложенные на нем карты. За пасьянсом сидела бабушка Подволоцкая, а тетя Соня hreZ ke_^ за
Мишей. Это она открыла ему д_jv.
Миша огляделся. Комната была похожа на мебельный магазин. В беспорядке стояли шкафы,
столы, тумбочки, кресла, сундуки. В углу b^g_ebkv округлые контуры рояля. Через kx комнату от
железной печи тянулись к окну трубы, под_r_ggu_ на проhehd_ к потолку. На полу валялась
картофельная шелуха. В углу облезлая щетка прикрывала кучу мусора, кот орый k_ собираются
ug_klbghgbdZdg_\ug_kml<hae_^ери стоял рукомойник, под ним переполненное _^jh.
— Проходите, молодой чело_d, — сказала бабушка и от_jgmeZkv к картам. Края ее потертого
бархатного салопа лежали на полу. — За беспорядок изbgbl е — теснота. — Она задумалась над
картами. — От холода спасаемся. (Пауза и шелест карт.) Вот и перебрались  одну комнату: дроbrdb
нынче кусаются…
— Мама, — перебила ее тетя Соня, ayшись за ручку ведра с яgufgZf_j_gb_f_]hынести, —
не успел чело_dойти, а um`_h^jh\Zo!
— Соня, не перечь, — от_lbeZ[Z[mrdZg_hlju\Zy]eZahldZjl. — Ты положила на место ключ?


— Положила. Только u ради бога, его не трогайте. — Тетя Соня опустила _^jh b^bfh
прикидывая, можно ли его еще наполнить.

— Куда ты его положила?
— В буфет, — нетерпелиhhlетила тетя Соня.


— Уж и слоZ сказать нельзя! — Бабушка смешала карты и начала их сноZ раскладывать. —
Постыдилась бы — чужой чело_d доме.

Потом бабушка обратилась к Мише.
— Садитесь, — она показала на стул, — только осторожнее садитесь. Беда со стульями. Столяр
деньги aye а толком не сделал. Кругом, знаете, мошенники… Приходит мужчина, прилично оде т —
хочет купить трюмо. Я прошу десять миллионоZhg^Z_lfg_iylgZ^pZlvjm[e_cBkf__lky=hорит,
миллионы отменены. Какоh? — Старушка переложила карты. — Я ему гоhjx “Знаете, когда
миллионы \_eb я год не _jbeZ и по т_j^hfm рублю _sb продаZeZ , а теперь уж извините,
миллионы так миллионы…”
— Мама, — опять прерZeZ ее тетя Соня, k_ еще в нерешительности стояrZy у ведра, — кому
интересно слушать Zrb[Zkgb"Kijhkbeb[uaZq_fq_ehек пришел.
— Соня, не перечь, — нетерпелиh от_lbeZ бабушка. — Вы, наверное, от Абросимовых? —
обратилась она к Мише.
— Нет, я…
— Значит, от Повздороuo?
— Нет, я…
— От Захлопоuo?
— Я от Zr_cнучки Лели. Скажите: uagZeb<eZ^bfbjZ<eZ^bfbjhича ТерентьеZ? — одним
духом выпалил Миша.

63. ПИСЬМА

— Как ukdZaZeb? — переспросила старуха.
Миша поlhjbe:
— Не знали ли u Владимира ВладимироbqZ ТерентьеZ офицера флота? Он учился  Морской

академии.
— Терентье<eZ^bfbj<eZ^bfbjhич! — Старушка задумалась. — Нет, не знала такого.
— Как же ug_ihfgbl_ мама! — сказала тетя Соня. Она подняла _^jhbl_i_jvмешаrbkv
разгоhj постаbeZ его обратно. От этого помои еще больше расплескались. — Это несчастный
Вольдемар, муж Ксении.
— Ах! — Старушка всплеснула руками, Миша бросился поднимать упаrb_gZihe карты. — Ах,
Вольдемар! Боже мой! Ксения! — Она подняла глаза к потолку и говорила нараспе:
— Вольдемар! Ксения! Боже мой! Несчастный Вольдемар… — И неожиданно спокойным голосом
добавила:
— Да, но он погиб.
— Меня интересует судьба его семьи, — сказал Ми ша.
— Что же, — старушка a^hogmeZ, — знаZeZ я Вольдемара. И супругу его, Ксению
Сигизмундоgmlh`_agZала. Только даghwlh[ueh.
— Простите, — Миша klZe, — как ugZaали его жену?
— Ксения СигизмундоgZ.
— СигизмундоgZ?
— Да, Ксения СигизмундоgZ КрасаbpZ`_gsbgZdjZkZица, картина!
— Ее брата ug_agZeb? — спросил Миша.
— Как же, — с пафосом от_lbeZklZjmrdZ. — Валерий Никитский! Блестящий офицер. Красавец.
Он тоже погиб на hcg_FZfZrm<eZ^bfbjZ<eZ^bfbjhича, эту самую Терентьеву… как ее… М арию
Гаврилоgm скажу по пра^_ я недолюблиZeZ Неприятная женщина, из простых… Впрочем, нынче
простые fh^_.
— Вы не знаете, где они теперь? — спросил Миша.
— Не знаю, не знаю. — Старушка отрицательно покачала голоhc. — Вся их семья странная,
загадоч ная. Какие -то тайны, предания, кошмары…
— Возможно, uagZ_l_boij_`gbcZ^j_k?
— В Петербурге жили, а адрес не помню.
— Адрес можно узнать, — сказала ^jm]l_lyKhgyHgZklhyeZmkZfhc^ери с _^jhf руках. —
На его письмах к папе есть обратный адрес. Но раз_ таком хаосе что -нибудь найдешь!
— Я Zkhq_gvijhrm, — сказал Миша, переh^y умоляющий a]ey^k[Z[mrdbgZl_lxKhgxbk
тети Сони на бабушку, — я Zk очень прошу. Знаете, родст_ggbd пропал без _klb. — Он kdhqbe со
стула. — Я вам помогу, u не беспокойтесь, только скажите, что надо сделать. Я Zkhq_gvijhrm!
— Найди ему, Соня, найди, — благосклонно прогоhjbeZ[Z[mrdZkghа принимаясь за карты.
Тетя Соня колебалась, но предстаbшаяся hafh`ghklv отложить uebание помое ayeZ
b^bfhер х. Она постаbeZедро обратно em`mbihdZaZeZFbr_qlh^_eZlv.
Он передbgme шкаф, комод, e_a на рояль, снял со шкафа ящик, за ним корзину. Тетя Соня
нагнулась над корзиной, ulZsbeZ из груды бумаг пакет, на котором потускнеrbfb от j_f_gb
чернилами было написано: “От В.В.Терентьева”, и jmqbeZFbr_.
— Большое спасибо, — сказал Миша, надеZyrZidm, — большое спасибо!
— Пожалуйста, молодой чело_d пожалуйста, — прогоhjbeZ бабушка, не отрывая глаз от
карт. — Заходите к нам.
Сжимая dZjfZg_iZd_lkib сьмами, Миша ukdhqbegZmebpmd^h`b^Zшимся его ребятам.







ЧАСТЬ ШЕСТАЯ. ДОМИК В ПУШКИНО
64. СЛАВА

Все письма были h^bgZdhых кон_jlZo.
Аккуратным почерком на них был uеден адрес: “Его Преhkoh^bl_evkl\m Петру Николае bqm
Подволоцкому. МоскZ Ружейный переулок, собст_gguc дом. От В.В.ТерентьеZ С.Петербург,
Мойка, дом С.С.Васильеhc.
Содержание писем тоже было одинакоh поздраe_gby с днем ангела, с Новым годом и тому
подобное. Только одна открытка, датироZggZy1 2 декабря 1915 года, была несколько пространнее.
“УZ`Z_fuc Петр Николаеbq, — сообщал  ней Терентье, — пишу с hdaZeZ До поезда
тридцать минут, и я, к сожалению, лишен hafh`ghklb лично засb^_l_evklовать Вам свое почтение.
Задержался  Пушкине, а к м есту назначения должен яblvky не позднее 15 -го сего месяца. КакоZ бы
ни была моя судьба, остаюсь искренне преданный Вам В.Терентье.
— Дело reyi_, — сказал Генка, — нужно ехать Ibl_j.
— В открытке упоминается еще Пушкино, — заметил Миша.
— Чего тут думать, у нас есть точный адрес, — hajZabe=_gdZ. — Нужно ехать.
— Письма написаны hk_fve_lgZaZ^, — сказал СлаZ. — Может быть, там никто из Терентьеuo
не жи_l.
— Запросим сначала адресный стол, — решил Миша.
Мальчики тут же сочинили письмо и eh`beb его dhgерт.
Они сидели у Слаu Алла СергееgZ была  театре, Константин Алексееbq еще не пришел с
работы.
— Да, — мечтательно произнес Генка, поглядывая на зеленый кон_jl теперь уж клад от нас не
уйдет. Я k_lhqghmagZe<l_\j_f_gZ\k_[hyebkvX ирона и прятали от него сокроbsZ.
— Что ты еще узнал? — насмешлиhkijhkbeFbrZ.
— Еще я узнал, — неhafmlbfh продолжал Генка, — тому, кто найдет клад, принадлежит
дZ^pZlviylvijhp_glh. Так что нужно сhx^hexkjZamaZ[jZlvZlh[m^_rvaZg_cp_euc]h д ходить.


Мальчики засмеялись, СлаZkdZaZe:

— Ни  какой клад я не _jx Но допустим, там дейстbl_evgh сокроbsZ Нам достанется
какая -то их часть. Что мы будем с ней делать?
— Ты перuckdZ`blh]^ZbykdZ`m, — ответил Генка.
— Я бы отдал на детский дом.
— Нет уж, пожалуйста, — замотал голоhc=_gdZ, — детдомов у нас хZlZ_l?kebih -серьезному
гоhjblv так нужно, чтобы на эти деньги построили большой стадион с катком, футбольным полем и
теннисной площадкой. Вход бесплатный. А детские дома, санатори и — это k_ фантазии… Ты еще
придумай музыкальную школу построить.
— Думаешь, стадион нужней, чем музыкальные школы? — обиделся СлаZ.
— СраgbeFmaudZevgu_rdheuWolu<hh[s_KeZка, если ты хочешь, чтобы тебя приняли
dhfkhfhel_[_gZ^hk_jv_aghih^mfZlvhkоем будущем.
— Почему?
— Ведь ты собираешься стать музыкантом?
— Что же из этого?
— Как — что? Ведь задача комсомольце — строить коммунизм.
— Но при чем тут музыка?
— Как — при чем? Все будут строить, а ты будешь на рояле тренькать. Этот номер не пройдет.
— Ты много построишь! Тоже строитель нашелся!
— Конечно. — Генка раз_k_ebeky. — Кончу семилетку, поступлю nZ[aZ\mq;m^ у металлистом,
настоящим рабочим. Меня  комсомол и без кандидатского стажа примут. Мы с Мишей это даgh
решили. Пра^ZFbrdZ?
Миша медлил с от_lhf.
На последнем сборе отряда Коля читал речь Ленина на III съезде комсомола. И одно место wlhc
речи порази ло Мишу: “…Поколение, которому сейчас пятнадцать лет… уb^bl коммунистическое

общестh и само будет строить это общестh И оно должно знать, что ky задача его жизни есть
строительстhwlh]hh[s_klа”.
Эти слоZ относились прямо к нему, к Генке, к Сла_ Задача k_c их жизни — строить
коммунизм. То же самое гоhjbe ему Полеhc “Будешь для народа жить — на большом корабле
поплывешь”. Это и значит строить коммунизм — жить для народа. А как же Слава? Раз_ он для себя
будет сочинять музыку? Раз_i_kgyg_gm жна народу? А “Интернационал”?..
— Не беспокойся, Слава, — сказал Миша, — я думаю, тебя примут dhfkhfhe.

65. КОНСТАНТИН АЛЕКСЕЕВИЧ

Послышался шум открываемой д_jbDlh -то раздеZeky коридоре, снимал галоши, сморкался.
— Папа пришел, — сказал СлаZ.
Продолжая сморкаться  большой носоhc платок, Константин Алексееbq hr_e  комнату. Его
щеки были пунцоufb от мороза. Плохо повязанный галстук обнажал большую медную запонку на
смятом hjhlgbqd_FZe_gvdb_aZieu\rb_]eZadbkfhlj_ebgZkf_rebо и доброду шно.
— Ага, пионеры! — при_lklовал он мальчико. — Здраkl\mcl_.
Вслед за Константином Алексееbq_fошла домработница Даша и стала накрывать на стол.
Константин Алексееbqымыл руки, по_kbeihehl_gp_gZkibgdmklmeZbk_eaZklheKeZа унес
полотенце kiZevgxbернулся.
— О чем беседоZeb? — Константин АлексееbqaZf_lbee_`ZsbcgZklhe_dhgерт, aye руки,
начал рассматриZlv. — “Петроград, адресный стол…” Кого это ujZaukdbаете?
— Так, одного чело_dZ. — СлаZaZ[jZemhlpZibkvfhbkijylZe карман.
— Ну -ну, дела секретные! — засмеялся Константин Алексееbq отщипывая и жуя хлеб. — Так о
чем разгоhj?
— Мы гоhjbebhjZaguoki_pbZevghklyoDlhd_f[m^_l, — от_lbeKeZа.
— Гм! Ну и кто куда?
Константин АлексееbqihkuiZe суп перца, хлебнул.
— Генка гоhjblqlhdhfkhfhe_pg_fh`_l[ulvfmaudZglhf.
— Я этого не гоhjbe, — запротестоZe=_gdZ.
— Как — не гоhjbe"!
— Что я сказал? Я сказал, что, кроме музыки, надо иметь еще какую -нибудь специальность.
Генка слукаbe обдуманно: знал глаguc предм ет разногласия между Константином
Алексееbq_fbKeZой.
— Ай да Генка, — сказал Константин Алексееbq, — молодец! Специальность обязательно надо
иметь. В жизни нужно на ногах стоять т_j^h:lZfih`ZemcklZohlvdZgZj_cdhcihc.
— Все же я буду музыкантом , — сказал СлаZ.
— Пожалуйста, кто тебе мешает! Бородин тоже был композитором, а _^vobfbd… — Константин
Алексееbq отодbgme тарелку, ul_j салфеткой губы. — Не обязательно быть именно хорошим
химиком. Можно и другую специальность избрать, но чтобы реме сло было настоящее.
— Раз_fmaudZ`bопись, hh[s_bkdmkklо — не ремесло? — hajZabeKeZа.
— Только ремесло это такое… как бы тебе сказать, ha^mrgh_ Константин Алексееbq
поше_ebe ha^mo_lheklufbiZevpZfb.
— Почему же ha^mrgh_? — не сдаZeky Сла Z. — Раз_ мало людей искусстZ прослаbeb
Россию: Чайкоkdbc=ebgdZJ_ibgLheklhc…
— Ну, брат, — протянул Константин Алексееbq, — то ведь гиганты, титаны, не kydhfm это
дано.
— Я согласен со Славкой, — сказал Миша. — Если он хочет быть музыкантом, т о и должен
учиться на музыканта. Вот u гоhjbl_ он должен получить специальность. Значит, он пойдет  вуз,
станет инженером, а потом это дело бросит, будет музыкантом. Зачем же он тогда учился, зачем на него
государстhljZlbeh^_gv]b"GZ_]hf_kl_fh][ ы учиться кто -нибудь другой. У нас не так много вузо.
— М -да… — Константин Алексееbq задумчиh крошил пальцами хлеб. — Не сгоhjblvky
b^ghfg_kами…

Он klZeaZoh^beihdhfgZl_.
— Я _^vg_[bjxdihgbfZx<fheh^hklb спектаклях участh\Zeqmlv было актером не стал…
Вот и жена у меня актриса. Я понимаю, молодость она k_]^Z жизнь за горло берет… — Он шумно
a^hogme. — И мне когда -то было четырнадцать лет. А кругом жизнь — дремучий лес. И моя мать,
помню, k_ меня жалела: как, мол, ты один будешь пробиZlvky “ПробиZlvky Слоh -то какое! —
Он рассек кулаком ha^mo. — ПробиZlvky Биться!!! Вот как… Я молод был, думал: “Ага, hl
хорошее место есть, как бы мне его заполучить”, а Миша гоhjbl “Ты, СлаZ зря в вузе места не
занимай, на этом месте другой может учиться…” Другой. А кто этот другой? Ивано" Петров?
Сидоров? Кто он? Родст_ggbd_]hijbyl_ev"Hg_]hb глаза не b^_e?fmажно, чтобы государстh
инженера получило. Вот он о чем печется.
— Раз_wlhiehoh? — улыбнулся СлаZ.
— Я не гов орю, что плохо. — Константин АлексееbqhklZghился проти=_gdb. — Разбили они
нас, Генка.
— Почему “нас”? — hajZabe=_gdZ. — “Вас”, а не “нас”.
— Как так? — удиbeky Константин Алексеевич. — Ведь ты только что поддержиZe мою точку
зрения?
— О, — протян ул Генка, — это когда было!.. — и отошел klhjhgm.
— Единст_ggh]h союзника потерял… — раз_e руками Константин Алексееbq. — Ну, а ты кем
собираешься быть?
— Я пойду hnehlkem`blv, — объявил Генка.
— Полчаса назад он собирался nZ[aZ\mqZl_i_jvо ф лот, — заметил СлаZ.
— Сначала nZ[aZ\mqZihlhfо флот, — хладнокроghhlетил Генка.
— Так, так… Ну, а ты, Миша?
— Я еще не решил.
— Он тоже  фабзавуч собирается! — крикнул Генка. — А потом поступит  Коммунистический
университет.
— Брось ты, Генка! — перебил его Миша.
— Далеко u прицеливаетесь, — покачал голоhc Константин Алексееbq А я думал, Миша, ты
будешь деylbe_ldmdhgqZlv.
— Не знаю, — нехотя от_lbe Миша, — маме трудно. Учиться буду вечерами. В общем, там
b^gh[m^_l.
Он посмотрел на часы, обрамленные бронзоufb фигурками. Взгляд его поймал мгно_ggh_
дb`_gb_ большой стрелки, дернуr_cky и застывшей на цифре деylv Без чет_jlb д_gZ^pZlv
Мальчики стали собираться домой.
— Ну -ну, — _k_eh сказал Константин Алексееbq пожимая им руки, — а на меня не сердитесь.
Уж я — то желаю ZfgZklhys_cm^Zqb.

66. ПЕРЕПИСКА

Пришел от_lZ^j_kgh]hklheZGZаш запрос сообщаем, что для получения спраdbh[Z^j_kZl_
нужно указать год и место рождения разыскиваемого лица”.
— Поди зна й, где и когда родилась эта самая Мария ГаврилоgZ! — сказал Генка. — Нет, надо
ехать Ibl_j.
— Успеем в Питер, — сказал Миша, — а этот от_l — чистейший бюрократизм. Напишем
секретарю комсомольской ячейки.
Они сочинили такое письмо:
“Петроград, адресный стол, секретарю ячейки РКСМ. Дорогой товарищ секретарь! Изbgbl_ за
беспокойстh Дело очень Z`gh_ До hcgu 1914 года  Петрограде, на улице Мойке, дом
С.С.Васильеhc прожиZeb гражданин Владимир Владимироbq Терентье его жена Ксения
СигизмундоgZ и м ать Мария ГаврилоgZ Пожалуйста, сообщите, живут они там или куда переехали.
Не все, конечно, потому что Владимир Владимироbq ahjался на линкоре, а мать и жена, на_jgh_
жиu Мы уже запрашиZeb но от нас требуют год и место рождения, что яey_lky чи стейшим

бюрократизмом. Вам, как секретарю РКСМ, нужно u`_qv его каленым железом. С пионерским
при_lhfIheydh, ПетроWev^Zjh”.
Ребята отпраbebibkvfhbklZeb^h`b^Zlvkyhlета.
Приближался конец перh]h полугодия. Приходилось много заниматься, да и в отряде хватало
работы.
А ведь надо побывать и на катке.
Они приходили на каток _q_jhf торопливо переодеZebkv на тесных скамейках и, ста на
коньки, несли сhb _sb  гардероб. Коньки дереyggh стучали по полу, этот дробный стук
речитатиhf u^_eyeky  общем шуме раздеZedb окутанной клубами белого морозного ha^moZ
juающегося с катка через поминутно открываемые д_jb.
Взрослые конькобежцы раздеZebkv  отдельном помещении. Они uoh^beb оттуда затянутые в
черные трико. Ребята почтительно шептали: “Ме льникоBiiheblh… Кушин…”
Фонари пятнами ос_sZebkg_`gu_ihehkugZev^mIhdjm]m^игались катающиеся, странные 
бесцельности сh_]h^\b`_gbyHgb^игались толпой, но каждый ехал сам по себе, h^bghqdmiZjZfb
перегоняя друг друга. Новички ехали ос торожно, ukhdh поднимая ноги, неуклюже отталкиZykv и
дb]Zykvihbg_jpbb.
Все ребята ездили на “снегурочках”, “нурмисе” и только один Юра на “нор_`dZo.
Одетый  черный yaZguc костюм, он катался только на бегоhc дорожке, нагнуrbkv i_j_^
заложи рук и за спину, эффектно удлиняя чрезножку на поhjhlZo Всем сhbf b^hf он показывал
полное пренебрежение к другим ребятам.
Миша и СлаZ не обращали gbfZgby на Юру, но Генка не мог спокойно переносить Юрино
ukhdhf_jb_ и однажды, u_oZ на круг, попробоZe гоняться с ним наперегонки. Генка катался на
коньках очень хорошо, лучше k_o в школе, но раз_ мог он на “снегурочках” угнаться за
“нор_`dZfbHgihahjghhlklZehlXjugZp_euoihedjm]Z.
После этого случая k_klZeb^jZagblv=_gdm?a^bebaZgbfbdjbqZ ли:
— Эй, Ze_gdb^Z_rvj_dhj^!
Генка с досады перестал ходить на каток, по улицам на коньках тоже не бегал.

67. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ГЕНКИ

Как -то Генка объяbeFbr_bKeZке, что приглашает их km[[hlmgZ^_gvjh`^_gby.
— Угощение мое, подарки Zrb.
В субботу _q_jhf^jmavyijbrebd=_gd_bbamfbebkvijbиде обильно и празднично накрытого
стола. На краю его сbkl_ekljmcdZfbiZjZkZfhар с расписным чайником на _jomrd_GZlZj_edZo —
ломтики сала, Zj_gbdb сметане, пирожки и монпасье. У стола хлоп отала Агриппина ТихоноgZ.


— Вот это да! — протянул Миша. — Ай да Генка!..

— На какие капиталы ты все это оборудоZe? — спросил СлаZ.
Генка ухмыльнулся.
— Это уж дело хозяйское…
— Отец прислал, — сказала Агриппина ТихоноgZ. — Я гоhjxL_[_=_ggZ^bc , этих продуктов
на месяц хZlbl:hgbkemrZlvg_ohq_l — даZcgZklheb^_ehkdhgphf<_kv\hlpZ! — добавила
она не то с осуждением, не то с hkobs_gb_f.
— Даже конфеты прислал, — сказал Миша.
— Нет, — сказала Агриппина Тихоновна, — монпасье Геннад ий сам купил: коньки -то он продал.
— Тетя! — закричал Генка. — Ведь я Zkijhkbe!
— Чего уж там, — отмахнулась Агриппина Тихоновна. — Оно и лучше: Ze_ghdg_gZiZk_rvky.
— Если бы я знал, что ты ради фасона продал коньки, — сказал Миша, — я бы к тебе  гос ти не
пришел.
— Без конько проживу, — мотнул голоhc Генка. — Подумаешь, “снегурочки”! Поступлю 

фабзавуч — “нор_`dbdmiexLuедь тоже сhxdhee_dpbxfZjhdijh^Ze:"AZq_f?
— Нужно, — уклончиво от_lbeFbrZ.
— Я знаю, — сказал Генка, — ты на кожаную куртку копишь. Хочешь на настоящего
комсомольца походить.
— Может быть, — неопределенно от_lbeFbrZ, — СлаdZkои шахматы тоже продал.
— Да? — удиbeky=_gdZ. — Костяные шахматы? Зачем?
— Надо, — тоже уклончиhhlетил СлаZ.
Раздалось три зhgdZ.
— К н ам. — Агриппина Тихоновна пошла открывать.
В комнату hr_e Миша Короbg одетый в форменное пальто и фуражку трудколониста. Он
поздороZekykj_[ylZfbjZa^_ekyынул из кармана пачку папирос “Бокс” и закурил.
— Как дела? — спросил его Миша.
— Движутся по маленьку. Вчера на чет_jlucjZajy^k^Ze.
— Сколько ты теперь будешь получать?
— Рублей деyghklh, — небрежно от_lbe Короbg ulZsbe из кармана часы размером с
хороший будильник, приложил их к уху и сказал:
— Никак к мастеру не соберусь. Почистить надо.
— Покажи! — Генка aye руки часы, послушал. — Ход что надо.
— Ничего ход, — сказал Короbg, — пятнадцать камней. — Он спрятал часы dZjfZgdmjldb. —
Ячейку у нас организоZebdhfkhfheZYm`_aZyление подал.
Деyghklh рублей  месяц и часы ребята u^_ ржали, но это уже было сur_ их сил. Они еще
пионеры, только мечтают о комсомоле, а Короbgm`_aZyление подал.
— Нас тоже скоро dhfkhfhei_j_^Zxlijyfhbahljy^Z, — сказал Миша и посмотрел искоса на
Генку и Славу.
Они молчали, как будто Миша дейстbl_ льно сказал пра^m.
— Знаете, кого к нам dhehgbxijbkeZeb? — спросил Короbg.
— Кого?
— Борьку -жилу.
— Ну?
— Ага. За ножны -то отец его чуть не убил. Сбежал он из дома. Теперь у нас.
СноZljbaонка.
Агриппина ТихоноgZihreZhldju\Zlv.
В комнату hreZA ина КруглоZ.
Генка стал lhj`_klенную позу.
— Дорогие гости, принимаю поздраe_gbybih^ZjdbIjhrmg_lhedZlvkybkh[ex^Zlvhq_j_^v.
Зина смеялась без передышки. Такая уж она смешлиZy!
Она подарила Генке клоуна, сhbfbзлохмаченными hehkZfbhq_gvih хожего на именинника.
— Замечательно! — сказал Генка. — Деhqdb как k_]^Z отличаются аккуратностью. Чем
порадуют меня мальчики?
— Ах да, — спохZlbekyFbrZ, — чуть не забыл!
Он открыл сhx сумку, ulZsbe оттуда пакет, долго разhjZqbал. Все следили за его руками.
Наконец Миша раз_jgmeihke_^gbcebkl;e_kgmehklZevgh_e_aие конька… “нор_`dZ!
Генка aye\jmdbdhg_dhklhjh`ghijhел ногтем по лезbxijbeh`bedmoms_edgmebgZdhg_p
прогоhjbe:
— Здороh:]^_\lhjhc?
Миша раз_ejmdZfb:
— Только один… lhjh]hg_^hklZeGbq_]hih_a^brvihdZgZh^ghfZlZfидно будет…
У Генки было такое жалкое ujZ`_gb_ebpZqlh^Z`_AbgZblZg_jZkkf_yeZkv:m`dZdkf_rgh
было предстаblvk_[_=_gdm[_]Zxs_]hihdZldmgZh^ghfdhgvd_!
Генка положил конек на табурет, глубоко a^hogmebmiZшим голосом произнес:
— Прошу к столу.
— Погоди, — останоbe его СлаZ, — у меня _^v тоже есть подарок. — Он засунул руку в

портфель, долго шарил там и… ulZsbeторой конек.
— Разыграли! — aизгнул Генка, по том замолчал, gbfZl_evghihkfhlj_egZ^jma_cbf_^e_ggh
прогоhjbe:
— Значит… коллекция, шахматы, кожаная куртка.
— Ладно, — перебил его Миша, — замнем для ясности.

68. ПУШКИНО

Наконец пришел от_lbaI_ljh]jZ^Z:
“Здраkl\mcl_ ребята! Ваше письмо попал о ко мне. По карточкам Терентьеuo много, но k_ не
те. Бывшая домовладелица ВасильеZ которую я специально посетила, сказала, что Терентье с женой
дейстbl_evgh проживали у нее до hcgu а мамаша жила где -то под Москhc Вот k_ что я могла
узнать. Нас чет бюрократизма u не праu В Петрограде прожиZ_l несколько тысяч Терентьеuo и
без точных данных адрес дать неhafh`ghKdhfkhfhevkdbfijbетом КуприяноZ.
— Вот, — сказал Миша. — Учитесь, как пользоZlvky^hklb`_gbyfbgZmdbbl_ogbdb.
— Какая же ту т техника? — спросил Генка.
— ПочтоZykязь раз_g_l_ogbdZ"<hllZd^_ckl\mxljZkkm^bl_evgu_ex^b[_ajZkkm^gu_e_lyl
неиз_klghdm^Z.
Генка hlет съязbe:
— Тебя она тоже здороhih^^_eZk[xjhdjZlbafhf.
— Ничего не здороh, — сказал Миша, — но не  этом дело. В hkdj_k_gv_ поедем  Пушкино и
havf_fkkh[hceu`b.
— Зачем лыжи? — удиbekyKeZа.
— Для конспирации.
…В hkdj_k_gv_^jmavykhrebgZklZgpbbImrdbgh<jmdZomdZ`^h]h[uebeu`bbiZedb.
Вдоль ukhdhc дереygghc платформы с покосиrbfky паb льоном тянулись занесенные снегом
ларьки. За ларьками h k_ стороны расходились широкие улицы  черной кайме палисаднико Они
замыкали кZ^jZlu дачных участко Протоптанные  снегу дорожки _eb к дереygguf домикам с
застекленными _jZg^Zfb=hem[u_^uf ки над трубами ожиeyebimkluggucihk_ehd.
— По одной стороне туда, по другой — обратно, — сказал Миша. — Главное — не пропустить ни
одной таблички.
— Лучше k_evkhете спросить, — сказал СлаZ.
— Нельзя, — hajZabeFbrZ, — поселок маленький, это uahет подозрения.
— Кого нам бояться! — сказал Генка. — Старушка сама обрадуется, когда мы клад найдем.
— Ты ее ]eZaZg_идел, а рассуждаешь, — заметил Миша. — Поехали.
Они проискали целый день, но дома Терентьеuog_gZreb.
— Так ничего не uc^_l, — сказал С лаZ когда мальчики сноZ собрались на станции, —
полоbgZ^hfh\[_alZ[ebq_dGm`gh сельсовете спросить.
— Я тебе уже сказал: нельзя! — рассердился Миша. — Забыли, что Сbjb^h гоhjbe" В
следующее hkdj_k_gv_hiylvijb_^_f.
Мальчики сняли лыжи. Когда они подошли к кассе, их окликнули: “Здравствуйте, ребята!”
Мальчики обернулись и уb^_eb?e_gmbB]hjy;mrZdjh[Zlh.
Лена при_lebо улыбалась. Ее белокурые локоны падали из -под мехоhc шапочки на hjhlgbd
пальто. Игорь смотрел серьезно и, пожимая ребятам руки, пробасил:
— Сколько лет, сколько зим!
— На лыжах катались? — спросила Лена. — Почему к нам не заехали?
— А вы р аз_a^_kv`bете? — спросил Миша.
— Здесь. У нас сhc^hfIhc^_fl_.
— Поздно, — сказал Миша, — мы приедем ke_^mxs__оскресенье.
— Обязательно приедем, — подт_j^be=_gdZblZbgklенно добавил:
— Дело тут есть.
— Какое дело? — спросила Лена.

— Так, еру нда. — Миша сbj_ihihkfhlj_egZ=_gdm.
— Нет, скажите, — настаиZeZE_gZ.
— Я тетку сhxjZaukdbаю, — сказал ^jm]=_gdZ.
Лена удиbeZkv:
— Она _^v Моск_lоя тетка?
— То одна тетка, а это другая.
— И вы ее не нашли?
— Нет, адрес потеряли.
— Как ее фамилия?
Мальчики молчали.
— Как ее фамилия? Или unZfbebxlh`_ihl_jyeb?
— Ее фамилия ТерентьеZZah\mlFZjby=Z\jbehна, — сказал Миша. — Вы не знаете ее?
— ТерентьеZ Мария ГаврилоgZ" Знаю, — сказала Лена, — она жи_l рядом с нами. Пойдемте,
мы вам покажем.

69. НИКИТСКИЙ

— Имейте \b^m, — гоhjbeih^hjh]_FbrZ, — тетке нельзя гоhjblvqlh=_gdZ__bs_l.
— Почему?
— Это длинная история. Она думает, что Генка умер, и если ей так прямо бухнуть, то у нее от
радости может случиться разрыв сердца.
— Мы с ней почти незнакомы, — сказала Лена. — Она жи_lhq_gvaZfdgmlh.
— Вообще, — продолжал Миша, — никому не гоhjbl_BiZi_kоему не гоhjbl_.
— Папа умер, — сказала Лена.
Миша смутился:
— Изbgb. — И, помолчаkijhkbe:
— Как же ul_i_jv?
— Работае м с Игорем “дZ -Буш -дZоздушный аттракцион”.
Они подошли к небольшому домику.
— А вот здесь жи_lFZjby=Z\jbehна. — Лена показала на соседний дом.
Из -за ukhdh]haZ[hjZиднелась только крыша с ноздреZlhcdhjdhckg_]ZihdjZx.
— Как эта улица называе тся? — спросил Миша.
— Ямская слобода, — сказал Игорь. — Наш номер hk_fgZ^pZlvZL_j_glv_ых — дZ^pZlv.
— Хорошо ты искал! — Миша с упреком посмотрел на Генку.
— Не понимаю, — бормотал Генка, отh^y]eZaZ, — как это я пропустил.
— На этой стороне даже н ет лыжных следо, — заметил СлаZ.
— Как — нет? — бормотал Генка, рассматриZy дорожку. — Куда они делись?.. Стерлись!
Видите, дb`_gb_dZdh_! — Он показал на пустынную улицу.
— Зайдемте к нам, — предложила Лена. — Мы, пра^Zljb^gyg_[ueb^hfZghk_cq ас затопим,
и будет тепло -тепло.
Домик был маленький и тихий. Пушистый иней лежал на окнах. Раghf_jghlbdZebgZkl_g_qZku
Чуть скрипели под ногами полоbpu Пестрые дорожки лежали на чисто ufulhf полу. Большая
керосиноZy лампа bk_eZ над столом. На ст ене  рамах bk_eb большие портреты мужчины и
женщины. У мужчины густые нафабренные усы, аккуратный пробор на голо_ бритый подбородок
упирался gZdjZofZe_ggucоротничок с отогнутыми углами. “Точно так, как на дедушкином портрете
J_\kd_ — подумал Ми ша.
Лена переоделась  старое пальтишко, обула Ze_gdb и поyaZeZ голову платком. Она u]ey^_eZ
теперь дере_gkdhc^_очкой.
— Пошли за дроZfb, — сказала она Игорю.
— Мы принесем! — закричали мальчики. — Покажи где.
Лена отперла сарай. Миша и Генка кололи дроZKeZа и Игорь носили их ^hf.
Генка hr_e азарт.

— Мы их k_i_j_dhe_f, — бормотал он, замахиZykvlhihjhf.
Полено никак не поддаZehkv.
— Возьми другое, — сказал Миша.
— Нет, — Генка раскраснелся, буденоdZ его сдbgmeZkv на самую макушку, — по лено упрямое,
но и я тоже.
Вскоре печь запылала ярким пламенем. Ребята уселись hae_ нее: Лена и СлаZ на стульях,
остальные на полу.
— Вот так и жи_f, — сказала Лена. — Приезжаем сюда только  сh[h^gu_ дни, когда не
uklmiZ_f.
— Нужно переехать Fhkd\m, — пробасил Игорь.
— А мне жалко, — сказала Лена, — здесь папа и мама жили.
Пламя ljm[_ijhly`ghaZыло, рыжие пятна заплясали на полу.
— Мы здесь будем kxg_^_ex, — сказала Лена. — Приезжайте к нам.


— Не знаю, — сказал Миша , — на этой неделе мы будем очень заняты.

Помолчаkijhkbe:
— Скажи, у Zk_klvq_j^Zd?
— Есть.
— Из него b^_g^ор Терентьеuo?
— Виден. Зачем тебе?
— Хочу посмотреть.
— Пойдем, покажу.
Миша и Лена вышли oheh^gu_k_gbihdjmlhce_klgbp_ih^gyebkvgZ чердак.
— Дай руку, — сказала Лена, — а то упадешь.
Они перелезли через стропила и подошли к слухоhfmhdgm.
Поселок лежал большими кZ^jZlZfb кZjlZeh, за ним темнел лес, разрезанный надh_ дальней
железнодорожной колеей. Чернели на снегу длинные тени д омоkZjZ_, забороL_e_]jZngu_ijhода
струились от столба к столбу, фарфоровые ролики комочками ютились на перекладинах. Было с_leh
почти как днем.


Лена стояла рядом с Мишей. Лицо ее, ос_s_ggh_ луной, казалось соk_f прозрачным. Она
держала Мишу з а руку. Оба молчали… Миша рассматриZe старинный каменный дом, дhjh\u_
постройки, запущенные и частью разрушенные, сZe_ggu_ ^hev забора бреgZ Нетронутый снег на
праhc стороне участка и замерзшие окна указывали, что под жилье используется только леZy его
полоbgZ.

Двор был пуст.
Заue]^_ -то гудок пароhaZbkjZamh[hjался.
Дверь дома открылась. На заднее крыльцо ur_e ukhdbc чело_d  накинутом на плечи
полушубке. Он стоял спиной к Мише и курил. Потом бросил окурок kg_]bf_^e_gghihернулся.
Ми ша изо k_okbek`ZejmdmE_gu.
Это был Никитский.

70. ОТЕЦ

Домой ребята _jgmebkviha^ghечером.
Мама читала. Она обернулась к Мише и укоризненно покачала голоhc.
— Понимаешь, мама, встретили  Пушкине знакомых и задержались. Я там поужинал, так что не
беспокойся. — Он заглянул через ее плечо dgb]mLuqlhqblZ_rv":ggmDZj_gbgm…

Она почувстh\ZeZ его голосе раgh^mrb_bkijhkbeZ:
— Тебе не нраblky?
— Не особ енно. Я люблю больше “Войну и мир”. — Миша сел на кроZlv.
— Почему?
— В “Войне и мире” герои k_k_jv_agu_;hedhgkdbc;_amoh, Росто:a^_kvg_ihcf_rvqlh
за люди. СтиZ — бездельник какой -то. Ему сорок лет, а он из себя все деточку строит.
— Не k_ герои легкомысленны, — hajZabeZfZfZ. — Например, Леbg.
— Левин посерьезней. Да и его ничего, кроме сh_]hohaycklа, не интересует.
— Видишь ли, — мама медленно подбирала слоZ, — это были люди сh_]hремени.
— Я понимаю. — Миша уже лежал под одеялом, заложи руки под голову. Это _ebdhk\_lkdh_
общестh Но и  “Войне и мире” тоже рисуется _ebdhkетское общестh А посмотри, какая разница.
Там люди имеют цели, стремления, сознают сhc долг перед общестhf а здесь не поймешь, для чего
они живут, — нап ример, Вронский, СтиZ<_^vq_ehек должен иметь цель `bagb?
— Конечно, должен, — сказала мама, — но каждый из герое “Анны Карениной” имеет цель.
Пра^Z эти цели сугубо личные: например, личное счастье, жизнь с любимым человеком. Маленькие
цели, конеч но, но k_`_p_eb.
Миша поднялся на локте:
— Какая же это цель, мама! Если так рассуждать, то uoh^bl у алкоголика тоже есть цель:
пьянстh\Zlv И у нэпмана: деньги копить. Я h\k_ не о такой цели гоhjx Цель должна быть
haышенной, благородной. На дня х мы разгоZjbали с Константином Алексееbq_f Раньше он
служил только из -за денег, значит, у него цель была не haышенная. А сейчас он работает круглые
сутки, хочет hkklZghить фабрику, — значит, цель благородная. И мой папа, например. Он отдал
жизнь з а реhexpbxAgZqblmg_]h[ueZkZfZyозur_ggZy[eZ]hjh^gZyp_ev.
Они помолчали.
— Я себе очень хорошо предстаeyx папу, — сказал ^jm] aолноZggh Миша. — Мне кажется,
что он никогда ничего не боялся.
— Да, — сказала мама, — смелый был человек.
Они з амолчали. Миша знал, что маме тяжело вспоминать об отце.
Потом мама закрыла книгу, потушила свет и тоже легла  постель, а Миша еще долго лежал с
открытыми глазами, kfZljbаясь emggu_[ebdbkdhevabшие по комнате.
Разгоhj с матерью aолноZe его. Мож ет быть, только сейчас он i_jые почуklовал, что
детстhdhgqZ_lky.
И, думая о сh_f[m^ms_fhgg_ohl_egbdZdhc^jm]hc`bagbdjhf_lZdhcdZdmxijh`behl_pb
такие люди, как отец, — люди, служиrb_\_ebdhfm^_emj_олюции.

71. ГЕНКИНА ОШИБКА

О том, что он b^_e Никитского, Миша рассказал Сbjb^h\m Сbjb^h _e_e ребятам ждать и в
Пушкино больше не ездить.
Впрочем, другие заботы eZ^_eb теперь мальчиками. Со_l отряда постаноbe передать 
комсомол Мишу, Генку, Славу, Шуру ОгурееZbAbgmDjm] лову. Ячейка РКСМ уже их приняла, и они
готоbebkvdijb_fghcdhfbkkbbjZcdhfZ.
Миша очень heghался. Ему никак не _jbehkv что он станет комсомольцем. Неужели
исполнится его самая сокро_ggZy мечта? Он с тайной заbklvx поглядыZe на комсомольце
запол няrbo коридоры райкома. Веселые, непринужденные ребята! Интересно, что они испытыZeb
когда проходили приемную комиссию? Тоже, на_jgh_ heghались. Но для них это позади, а он,
Миша, робко стоит перед большой, у_rZgghc объяe_gbyfb д_jvx За д_jvx з аседает комиссия, и
там скоро решится его судьба.
ПерufызZeb=_gdm.
— Ну что? — кинулись к нему ребята, когда он ur_ebadhfgZlu.
— Все ihjy^d_! — Генка молодецки сдbgmekою буденоdmgZ[hdHlетил на k_опросы.
Он перечислил заданные ему hijh сы,  том числе, какой кандидатский стаж положен для

учащихся.
— Я от_lbeqlhr_klvf_kyp_, — сказал Генка.
— Вот и не праbevgh, — сказал Миша, — год.
— Нет, шесть месяце! — настаиZe Генка. — Я так от_lbe и председатель сказал, что
праbevgh.
— Как же так, — недоумеZeFbrZ, — я сам читал уста.
ВызZeb Мишу. Он hr_e  большую комнату. За одним из столо заседала комиссия. Сбоку
сидел Коля Сеhklvygh. Миша робко сел на стул и ждал hijhkh.
Председатель, молоденький белобрысый паренек  косоhjhld е и кожаной куртке, тороплиh
прочел Мишину анкету, поминутно klZляя слоhlZdIheydh — так, Михаил Григорьеbq — так;
учащийся — так…”
— Это наш акти, — отрекомендоZeDheyK_\hklvygh, — h`Zlucaена и член учкома.
— Ты сhbog_oали, — отрезал председатель, — сами разберемся.
Миша от_lbegZсе hijhku.
Последним был hijhkhdZg^b^ZlkdhfklZ`_.
Миша знал, что год, но Генка… И он нерешительно сказал:
— Шесть месяце…
— Не праbevgh, — сказал председатель, — год. Ладно, иди.
Из райкома ребята п оехали к Свиридову, uaаr_fmbogZ^_kylvqZkh утра. Всю дорогу Миша
и СлаZjm]Zeb=_gdmKeZа тоже не праbevghhlетил.
— Теперь начинай k_kgZqZeZ, — гоhjbeFbrZ, — k_oijbfmlZgZkg_lIhahjgZсю школу!
— Зато у него большие успехи по коньк ам! — сказал СлаZ. — Целые дни пропадает на катке,
даже газеты в руки не берет.
Генка молчал и только яростно дышал на замерзшее стекло трамвая. Однако молчание ему не
помогало. Друзья продолжали его бранить и, самое обидное, гоhjbeb о нем  третьем лице , даже не
обращались к нему.
— У нас все ihjy^d_, — передразнил Миша Генку, — знай наших! Мы сами -с усами, лаптем щи
хлебаем.
— Шапками закидаем, — добавил СлаZ.
— Он k_hdeZ^_f_qlZ_l, — не унимался Миша, — k_deZ^bdeZ^DZdhcdeZ^hщик нашелся!
— Он fbeebhg_juf_lbl, — добавил СлаZgh[he__fy]dh?fmklZeh`Zev=_gdm.
Они доехали до большого здания на Петроd_ где gbam их ожидал пропуск  комнату номер
д_klbljbdlhарищу Сbjb^h\m.
— Что же u^jmavyhiZa^u\Z_l_? — спросил Сbjb^h, когда они яbebkv.


— В райкоме задержались, на приемной комиссии.

— Ого! — Сbjb^h поднял броb. — Поздравляю молодых комсомольце.
Мальчики вздохнули.
— Что случилось? — спросил Сbjb^h.
— Провали лись, — сказал Миша.
— Провалились? — удиbekyKиридо. — На чем?
— На hijhk_hdZg^b^ZlkdhfklZ`_.
— Это я bghат, — угрюмо произнес Генка.
— А на остальные hijhkudZdhlетили?
— Как будто праbevgh.
— Что же u горюете? — рассмеялся Сbjb^h. — Из -за одного не праbevgh]h от_lZ Zf не
откажут. Так что не огорчайтесь… А теперь, ребята, приступим к делу. Слушайте меня gbfZl_evgh
Никитский упорно именует себя Сергеем ИZghичем Никольским. При этом он ссылается на ряд
сb^_l_e_c  том числе и на Фил ина, — Свиридо усмехнулся. — Хотя после пропажи ножен они k_
передрались: Филин сZebает на филателиста, филателист — на Филина. Между прочим, — он

посмотрел на ребят, — сhckdeZ^hgbaZ[eZ]hременно ликb^bjhали: b^bfhbodlh -то спугнул.
Мальчики м олча уставились ihe.
— Да, — поlhjbeK\bjb^h, — кто -то их спугнул. А сейчас будет очная стаdZf_`^mdZ`^ufba
ZkbGbdblkdbf<u^he`gujZkkdZaZlvсе, что знаете. На k_опросы от_qZcl_q_klghlZddZdhgh
было на самом деле, ничего не u^mfu\Zy. Теперь идите  соседнюю комнату и ждите. Когда надо
будет, Zkызовут. Да… — Сbjb^h вынул из ящика кортик и протянул его Мише:
— Когда я спрошу, из -за чего Никитский убил ТерентьеZluIheydh, предъяbrvdhjlbd.

72. ОЧНАЯ СТАВКА

Сначала uaали Сл аву, за ним Генку и, наконец, Мишу.
Миша hr_eAZklhehfdjhf_KиридоZkb^_e_s_h^bgih`behcq_ehек, hnehlkdhcnhjf_
с трубкой hjlm=_gdZbKeZа чинно сидели у стены, держа на коленях шапки.
В середине комнаты, проти Сbjb^hа, сидел на стул е Никитский. Одетый  защитный френч,
синее галифе к сапоги, он сидел  небрежной позе, положи ногу на ногу. Его черные hehku были
аккуратно зачесаны назад.
Когда Миша hr_eGbdblkdbc[jhkbegZg_]h[ukljucdhexqbcзгляд. Но здесь был не Ревск и
не буд ка обходчика. Миша смотрел прямо на Никитского. Он смотрел на Никитского и b^_eIhe_ого,
избитого и окроZленного, разобранные рельсы и зеленое поле, по которому бегали кони, потерявшие
kZ^gbdh.
— Вы знаете этого чело_dZ? — спросил Сbjb^h и указал на Никитского.
— Знаю.
— Кто он такой?
— Никитский Валерий Сигизмундоbq, — т_j^h от_lbe Миша, продолжая смотреть на
Никитского.
Никитский сидел не ше_eykv.
— Расскажите подробно, откуда u_]hagZ_l_, — сказал Сbjb^h.
Миша рассказал о налете на РеkdhgZiZ^_gbbgZwr_ehghkdeZ^_NbebgZ.
— Что ukdZ`_l_]jZ`^ZgbgGbdblkdbc? — спросил Сbjb^h.
— Я уже гоhjbe, — спокойно от_lbe Никитский, — у Zk есть более аlhjbl_lgu_ показания,
нежели измышления этого ребенка.
— Вы продолжаете утверждать, что uK_j]_cB\Zghич Никольский?
— Да.
— И u прожиZeb  доме Марии Гаврилоgu Терентьеhc как бывший подчиненный ее сына,
Владимира ВладимироbqZL_j_glv_а?
— Да. Она может это подт_j^blv.
— Вы продолжаете ут_j`^Zlv что Владимир Владимироbq Терентье погиб при взрыве
линкора?
— Да. Это k_fbaестно. Я пытался его спасти, но безуспешно. Меня самого подобрал катер.
— Значит, uiulZebkv_]hkiZklb?
— Да.
— Хорошо… Теперь u Поляко скажите… — Сbjb^h помедлил и, не от рывая пристального
a]ey^ZhlGbdblkdh]hkijhkbe:
— Не знаете ли udlhaZklj_ebeL_j_glv_а?
— Он! — решительно от_lbeFbrZbihdZaZegZGbdblkdh]h.
Никитский сидел по -прежнему не шевелясь.
— Мне ПолеhcjZkkdZau\ZehgkZfидел.
— Что ugZwlhkdZ`_ те? — обратился Сbjb^h к Никитскому.
Никитский криhmkf_ogmeky:
— Это такая нелепость… И после этого живу ^hf__]hfZl_jb?kebы склонны _jblv\kydbf
бредням…
— ПолякоDZdb_mас есть доказательстZ?

Миша протянул кортик. Никитский не отрываясь смотрел на него.
Сbjb^h ugme из ножен клинок, u^_jgme рукоятку и ulygme пластинку. Потом сноZ собрал
кортик. Никитский неотступно следил за его руками.
— Гражданин Никитский, знаком Zfwlhlij_^f_l?
Никитский откинулся на спинку стула:
— Я i_jые е го b`m.
— Продолжаете упорстh\Zlv. — Сbjb^h положил кортик под бумаги, klZe открыл д_jv в
глубине комнаты и сказал:
— Мария Гаjbehна, oh^bl_ih`ZemcklZ!
В комнату hreZ высокая женщина  черном пальто,  черном платке, из -под которого
u[bа лись седые hehku.
— Пожалуйста, садитесь, — Сbjb^h указал на стул.
Она села и устало закрыла глаза.
— Гражданка ТерентьеZgZahите имя этого чело_dZ, — сказал Сbjb^h.
— Сергей ИваноbqGbdhevkdbc, — не поднимая глаз, тихо произнесла ТерентьеZ.
— Где, когда и при каких обстоятельстZoы с ним познакомились?
— Во j_fyойны он приезжал ко мне с письмом от сына.
— Как зZebашего сына?
— Владимир Владимироbq.
— Где он?
— Погиб.
— Когда?
— Седьмого октября тысяча деylvkhl шестнадцатого года при a рыве линкора “Императрица
Мария”.
— Вы уверены, что он погиб именно при ajuе?
— Конечно, — она подняла глаза и с недоумением посмотрела на Сbjb^hа, — конечно. Я
получила из_s_gb_.
— Вам прислали его вещи?
— Нет. Раз_bofh]ebijbkeZlv"Dlhfh]kiZklb его _sb?
— Значит, k_ещи Zr_]hkugZijhiZeb?
— Я думаю.
— Подойдите к столу.
ТерентьеZly`_ehih^gyeZkvbih^hreZdklhem.
Сbjb^h вынул из -под бумаг кортик и протянул его Терентьеhc.
— Вы узнаете кортик вашего сына? — жестко спросил он.
— Да… — произнесла ТерентьеZjZa]ey^uая кортик. — Да… — Она растерянно посмотрела на
Никитского, он сидел не ше_eykv. — Да… это наш… это его кортик… Владимира…
— Вас не удиey_lqlhсе вещи Zr_]hkugZih]b[ebZdhjlbdhklZekyp_e?
ТерентьеZgbq_]hg_hlеч ала. Пальцы ее дрожали на краю стола.
— Вы молчите, — сказал Сbjb^h. — Тогда от_lvl_ мне… я Zk спрашиZx  последний раз:
кто этот чело_d? — Он указал на Никитского.
— Никольский, — едZkeurghijhbag_keZL_j_glv_а.
— Так hl, — Сbjb^h встал и показал на Никитского, — он убийца Zr_]hkugZ!
ТерентьеZihdZqgmeZkv^jh`Zsb___iZevpu\ebebkv край стола.
— Что… — прошептала она, — что ukdZaZeb?
Не глядя на нее, Сbjb^h сухим, официальным голосом прочитал:
— “Седь мого октября тысяча деylvkhl шестнадцатого года лейтенант Никитский uklj_ehf из
пистолета убил капитана lhjh]h ранга ТерентьеZ Владимира ВладимироbqZ Цель убийстZ —
похищение кортика”.
В комнате стало соk_f тихо. Никитский сидел не ше_eykv устрем и a]ey^ на носок сh_]h
сапога. ТерентьеZ стояла неподb`gh Она смотрела на Никитского, ее длинные, сухие пальцы
сжимали край стола.

— Валерий… — прошептала она, — Валерий…
Ее померт_шее лицо белым пятном разрезало синеву комнаты. Сbjb^h и моряк бр осились ее
поднимать.

73. СЕМЬЯ ТЕРЕНТЬЕВЫХ

По Ярославскому шоссе мчалась легкоZy машина. В ней сидели Свиридо моряк, ТерентьеZ и
мальчики. За широкими обочинами шоссе мелькали маленькие домики москоkdbo пригородо мачты
ukhdhольтной передачи, ст альная излучина Окружной железной дороги. Потом потянулись леса,
кю_lukk_jufjuoeufkg_]hfih^fhkdhные дереgb.
— Этот кортик, — рассказывала Мария Гаjbehна, — принадлежал Поликарпу Терентьеву,
из_klghfmhjm`_cgbdm`bшему сто пятьдесят лет назад . По преданию, он uез его с Востока. Миша
толкнул ребят и поднял палец.
— При Елиза_l_ Петроg_, — продолжала Мария ГаврилоgZ, — Поликарп Терентье попал 
опалу и удалился  сh_ поместье. Там он устроил тайник. Вероятно, его принудили к этому
обстоят ельстZ а может быть, страсть к механике. У нас  доме до сих пор хранятся сделанные им
_sb шкатулка с секретами, особенные подъемники, даже часы собст_gghc конструкции. Самым
сильным его уe_q_gb_f было h^heZagh_ дело. Но k_ его проекты h^heZagh]h прибора и подъема
какого -то затонуr_]h корабля были для того j_f_gbnZglZklbq_kdbfbF_`^mijhqbfодолазное и
судоподъемное дело укоренились  нашей фамилии. Этим занимались сын и gmd Поликарпа
ТерентьеZbfhckug<eZ^bfbjFgh]b_bagbomqZklовали wdki_^bpbyo>_^<eZ^bfbjZg_kdhevdh
лет пробыл на остро_ Цейлон, поднимал какой -то корабль, да так и не поднял. Отец Владимира
собирал материал о “Черном принце”. Но все эти работы были окружены тайной.
— Интересно! — сказал Сbjb^h.
— Особенность тай ника, — продолжала Мария ГаврилоgZ, — заключалась в том, что о нем знал
только один чело_d  доме — глаZ семьи. Мы, женщины, этим не интересоZebkv Шифр,
указывающий местонахождение тайника, старик заделал  кортик. Мой сын Владимир был последним
предс таbl_e_f рода Терентьеuo Он получил кортик от моего мужа  декабре пятнадцатого года.
Владимир специально приезжал  Пушкино. Тогда -то и произошла ссора его с женой Ксенией. Она
требоZeZ чтобы он остаbe ей кортик и показал тайник. Роковую роль  этом сыграл брат Ксении,
Валерий Никитский, b^bfhhg[uemерен, что lZcgbd_ojZgylkyp_gghklbGh_keb[uwlh[uehlZd
то Владимир, уезжая на hcgm остаbe бы кортик мне. В прошлом году приехал Валерий. Он уверил
меня, что в тайнике хранятся компрометир ующие Владимира документы. Он гоhjbe что Владимир
умер у него на руках и перед смертью просил эти документы уничтожить. Для этой цели Валерий якобы
остался  России и скрывался. Машина t_oZeZ  Пушкино и kdhj_ останоbeZkv hae_ дома
Терентьеhc.
В сто лоhc куда k_ вошли, стоял длинный обеденный стол на круглых резных ножках. Один
угол скатерти был откинут. На клеенке лежали три кучки гречнеhcdjmiu__идимо, перебирали.
— Часо\^hf_fgh]h, — сказала Мария ГаврилоgZ, — но какие из них, я не зна ю.
— Вероятней k_]hl_hdhlhjuoы упоминали, — сказал Сbjb^h.
— Тогда пройдемте dZ[bg_l.


В кабинете,  глубокой нише, стояли ukhdb_ часы  дереygghf футляре. За стеклом желтел
циферблат. В нем рядом с от_jklb_f для заh^Z часо b^g_eZkv едZ приметная, узкая щель.
Сbjb^h открыл д_jpmqZkh. Маятник криво качнулся и зydgme.

Сbjb^h пере_eklj_edbgZ^енадцать часо[_ah^ghcfbgmluстаbe щель змейку кортика
и, осторожно поhjZqbая ее ijZо, за_eqZku.
Минутная стрелка дрогнула, подbgmeZkv — открылась д_jpZ над циферблатом, оттуда
ukdhqbeZ кукушка. Она д_gZ^pZlv раз прокуковала, потом часы захрипели, кукушка дернулась
i_j_^след за ней по_jgmeZkv[ZrgyqZkh, открыв _jogxxqZklvnmleyjZNmleyj[uek^ойными

стенками. Хи троумие тайника заключалось  том, что снаружи башня часо и футляр казались
сделанными из цельного куска дереZ Только после заh^Z часов gmlj_ggyy пружина поднимала
башню и открывала тайник, предстаeyший собой глубокий кZ^jZlguc ящик, наполненный
бу магами.
Здесь лежали свернутые трубкой и обyaZggu_ ниткой чертежи с примятыми, обтрепанными
краями, папки, туго набитые пожелтеrbfb от j_f_gb листами бумаги, тетради, большой блокнот в
сафьяноhfi_j_ie_l_.
Сbjb^h и моряк осторожно ugmeb документы, разложили на столе и начали их gbfZl_evgh
рассматриZlv изредка перебрасываясь короткими фразами. Мальчики жались к столу, тоже пытаясь
что -нибудь уb^_lv.
— Все разложено по морям. Вот даже Индийский океан, — гоhjbe моряк. Он прочитал на
обложке одной папки:
— “Английский корабль “Гросвенор”. Затонул  тысяча семьсот hk_fv^_kyl lhjhf году у
остроZP_cehg=jmaahehlhb^jZ]hp_ggu_dZfgb;jb];_lkb”
— ДаZcl_ -ка лучше свои моря поглядим, — перебил его Сbjb^h.
— Так. — Моряк перебрал папки и разyaZe одну. — Черное море. Вот оглавление: “Трапезунд”,
корабль крымского хана Деe_l -Гирея… “Черный принц” — затонул дZ^pZlv чет_jlh]h ноября
тысяча hk_fvkhl пятьдесят чет_jlh]h года  Балаклавской бухте, р азбиrbkv h j_fy шторма о
прибрежные скалы, груз — пять миллионов рублей золотом… — Он перелистал бумаги, покачал
голоhc. — Какие с_^_gby Точные координаты места гибели, показания очеb^p_, огромный
спраhqgucfZl_jbZe…
— Крепко! — _k_ehkdZaZeKир идо. — Для “Судоподъема” k_wlhhq_gvijb]h^blky.
— Да, — подт_j^befhjyd, — материал неоценимый.

74. ВСТУПЛЕНИЕ

Машина мчалась по Ярослаkdhfm шоссе к Моск_ На заднем сиденье разZebebkv Миша, Генка
и СлаZ Ребята торопились  школу на торжест_gg ое заседание, посys_ggh_ пятилетию Красной
Армии. Сbjb^h и моряк остались у Терентьеhc.
— Все ж таки он j_^gucklZjbdZrdZ, — сказал Генка.
— Кто?
— Поликарп Терентьев.
— Почему?
— Не мог lZcgbdg_fgh]hgZebqgufbih^[jhkblv.
— Вот -hl, — засмеялся Ми ша, — ты еще о нитках погоhjb.
— При чем тут нитки! Думаешь, я тогда не знал, что у них kdeZ^_hjm`b_"HlebqghagZeLhevdh
я нарочно о нитках гоhjbe^eydhgkibjZpbb<hl уb^bl_ конце концоGbdblkdbcijbagZ_lkyqlh
ahjал “Императрицу Марию”.
— Миша, — сказал СлаZ, — а письмо?
— Ах да!
Миша ugme из кармана письмо, которое только что jmqbe им Сbjb^h. На кон_jl_ крупным,
четким почерком было написано: “Михаилу Полякову и Геннадию Петрову. Лично”.
Миша kdjueibkvfhbслух прочел:
“Здравству йте, дорогие ребята Миша и Генка!
Угадайте -ка, от кого это письмо. Угадали? Ну, конечно, угадали. Правильно! Это я, он самый,
Полевой, Сергей Иванович.
Товарищ Свиридов написал мне о ваших делах. Вот уж никогда не думал, что вы с Никитским
справитесь! Мн е даже немного стыдно, что он тогда, J_\kd_[hdZfg_gZfye.
Кортик дарю вам на память. Вырастете большие, посмотрите на кортик и вспомните свою
молодость.
О себе могу сообщить, что опять служу на флоте. Поднимаем со дна корабли, ремонтируем их и
пуска ем плавать по морям -океанам. На этом кончаю.

С коммунистическим приветом — Полевой”.
Машина t_oZeZ город. Скhavетроh_kl_dehиднелась Сухарева башня.
— Опоздали мы на собрание, — сказал Миша.
— Может быть, h\k_ не идти? — предложил СлаZ. — Очень интересно смотреть, как другим
будут jmqZlvdhfkhfhevkdb_[be_lu.
— Именно поэтому мы и должны прийти, — сказал Миша, — а то еще больше засмеют.
Вот уже и Арбат.
— Приехали, — объявил шофер.
Мальчики ue_aeb из машины и hreb  школу. На лестнице было тихо и пусто, только тетя
Броша сидела у раздеZedbbязала чулок. Собрание уже началось.
— Не _e_ghimkdZlv, — сказала она, — чтобы не опаздывали.
— Ну, Брошечка, — попросил Миша, — ради праздника.
— Раз_m`, — сказала тетя Броша и приняла их одежду.
Мальчики поднялись по лестнице, тихо hreb  переполненный зал и стали у д_j_c В глубине
зала b^g_ekyklheij_ab^bmfZihdjulucdjZkghcfZl_jb_c.
Над столом, над широкими окнами, bk_eh красное полотни ще с лозунгом: “Пусть
господствующие классы дрожат перед коммунистической реhexpb_c Пролетариям нечего  ней
терять, кроме сhbop_i_cijbh[j_lml`_hgbp_eucfbj.
Миша едZjZah[jZewlbkehа. Бесц_lguc^bkdn_\jZevkdh]hkhegpZg_kl_jibfh[e_kl_e\h кне,
яркие его лучи слепили глаза.
Коля Сеhklvygh окончил доклад. Он закрыл блокнот и сказал:
— Товарищи! Этот день для нас тем более торжествен, что сегодня решением бюро
Хамоgbq_kdh]h районного комитета РКСМ принята  комсомол перZy группа лучших пио неро
нашего отряда, а именно…
Приятели покраснели. Генка и СлаZklhyebihlmibшись, а Миша не отрываясь, до боли ]eZaZo
смотрел в окно на солнце, и _kv горизонт казался ему покрытым тысячью маленьких блестящих
диско.
— …а именно, — продолжал Коля:
— Воронина Маргарита, КруглоZ Зинаида, Огурее Александр, Эльдаро СylhkeZ, Поляко
Михаил, Петро=_ggZ^bc…
Что такое? Не ослышались ли они? Приятели посмотрели друг на друга. Генка ihju\_осторга
стукнул Славу по спине. СлаZ хотел дать ему сдачи. Н о сидеrZy неподалеку Александра СергееgZ
угрожающе подняла палец. СлаZh]jZgbqbekyl_fqlhlhedgme=_gdmgh]hc.
Потом k_ klZeb и запели “Интернационал”. Миша uодил его зhgdbf неожиданно
дрогнуrbf]hehkhf.
Блестящий диск за окном разгорался k_ я рче и ярче. Сияние его ширилось и охZlu\Zeh _kv
горизонт с очертаниями домов, крыш, колоколен, кремлеkdbo[Zr_g.
Миша k_ смотрел на этот диск. И перед глазами его стояли эшелон, красноармейцы. Полеhc в
серой солдатской шинели и мускулистый рабочий, ра збиZxsbcly`_euffhehlhfp_ibhimlu\Zxsb_
земной шар.
1946 –1948
МоскZ







Рисунки
И.Ильинского

БронзоZyilbpZ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
БЕГЛЕЦЫ
ГлаZ1
ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

Генка и СлаdZkb^_ebgZ[_j_]mMlqb.
Штаны у Генки были закатаны ur_ колен, рукава полосатой тельняшки — ur_ локтей, рыжие
hehku торчали  разные стороны. Он презрительно посматриZe на крохотную будку лодочной
станции и, болтая ногами \h^_]hорил:
— Подумаешь, станция! Прицепили на ку рятник спасательный круг и hh[jZabebqlhklZgpby!
СлаdZ молчал. Его бледное, едZ тронутое розоZluf загаром лицо было задумчиh
Меланхолически жуя траbgdm он размышлял о некоторых горестных происшестbyo лагерной
жизни…
И надо было k_fm случиться и менно тогда, когда он, СлаdZ остался  лагере за старшего!
Пра^Z\f_kl_k=_gdhcGhедь Генке на k_gZie_ать. Вот и сейчас он как ни q_fg_[uало сидит
и болтает ногами \h^_.
Генка дейстbl_evgh[helZegh]ZfbbjZkkm`^Zeijheh^hqgmxklZgpbx:
— Станция! Три разбитые лоханки! Терпеть не могу, когда люди из себя что -то ukljZbают! И
нечего фасонить! Написал бы просто: “прокат лодок” — скромно, хорошо, по существу. А то “станция”!
— Не знаю, что мы Коле скажем, — a^hogmeKeZка.
— При чем тут мы ? А если он будет u]h\Zjbать, то я ему прямо скажу: “Коля! Надо быть
объектиguf Никто тут не bghат. И hh[s_  жизни без происшестbc не бывает”. — И он с
философским b^hf^h[Zил: — Да без них и жизнь была бы неинтересной.
— Без кого — без них?
— Без происшестbc.
ВглядыZykv дорогу, идущую к железнодорожной станции, СлаdZkdZaZe:
— Ты лишен чувстZhlетст_gghklb.
Генка презрительно покрутил оздухе рукой:
— “Чувстhhlетственность”!.. Красиu_kehа… Фразеология… Кажды й от_qZ_laZk_[y:y
еще в Моск_ предупреждал: “Не надо брать  лагерь пионеро Ведь предупреждал, пра^Z" Не
послушались.
— Нечего с тобой гоhjblv, — раgh^mrghhlетил СлаdZ.
Некоторое j_fyhgbkb^_ebfheqZ=_gdZ — болтая ногами \h^_KeZка — жуя траbgdm.
Июльское солнце пекло неимо_jgh В тра_ неутомимо стрекотал кузнечик. Речка, узкая и
глубокая, прикрытая наbkrbfb с берего кустами, изbалась меж полей, прижималась к подножиям
холмов, осторожно обходила дереgbbijylZeZkv лесах, ти хая, темная, студеная…
Из приютиr_cky под горой дереgb _l_j доносил отдаленные звуки сельской улицы. Но сама
дереgy казалась на этом расстоянии беспорядочным нагромождением железных, дереygguo
соломенных крыш, утопающих  зелени садов. И только hae_ реки, у съезда к парому, чернела густая
паутинка тропинок.
СлаdZijh^he`Zeглядываться ^hjh]mIh_a^baFhkdы уже, на_jghijbr_eAgZqblk_cqZk
Коля Сеhklvygh и Миша Поляко[m^mla^_kvKeZка вздохнул.
Генка усмехнулся:
— Вздыхаешь? Типично ин теллигентские охи -a^hob Эх, СлаdZ СлаdZ Сколько раз я тебе
гоhjbe…
СлаdZ\klZeijbklZил ладонь козырьком ко лбу:
— Идут!

Генка перестал болтать ногами и ue_agZ[_j_].
— Где? Гм!.. Дейстbl_evgh идут. Впереди — Миша. За ним… Нет, не Коля… Мал ьчишка
какой -то… КороbgQ_klgh_kehо, Короbg[_kijbahjgbd[u\rbcBf_rdblZsZlgZie_qZo…
— Книги, на_jgh…
Мальчики ]ey^u\Zebkv  маленькие фигурки, дb]Zшиеся по узкой полеhc тропинке. И, хотя
они были еще далеко, Генка зашептал:
— Только имей в b^mKeZка, я сам объясню. Ты jZa]hор не f_rbайся, а то k_bkihjlbrv
А я, будь здоро я сумею… Тем более — Коля не приехал. А Миша что? Подумаешь! Помощник
h`Zlh]h…
Но как ни храбрился Генка, ему стало не по себе. Предстояло неприятное объяснен ие.

ГлаZ2
НЕПРИЯТНОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ

Миша и КороbghimklbebgZa_fexf_rdb.
— Почему вы здесь? — спросил Миша.
Он был kbg_cd_id_bdh`Zghcdmjld_dhlhjmxg_kgbfZe^Z`_e_lhf — _^v ней он u]ey^_e
запраkdbfdhfkhfhevkdbfZdlb\bklhf. — Так просто. — Генка ощупал мешки: — Книги?
— Книги.
— А где Коля?
— Коля больше не приедет. Его мобилизоZebо флот…
— Вот оно что… — протянул Генка. — А кого пришлют f_klhg_]h?
Миша медлил с ответом. Он снял кепку и пригладил сhb черные hehku которые частым
смачиZgb_fij_ратил из курчавых ]eZ^db_.
— Кого же пришлют? — переспросил Генка.
Миша медлил с от_lhf потому, что h`Zluf отряда назначили его самого. И он не знал, ка к
сообщить эту ноhklvj_[ylZfqlh[uhgbg_ih^mfZebqlhhgaZ^Z_lkyghbqlh[ukjZamijbagZeb_]h
h`Zluf Сложная задача — командоZlv тоZjbsZfb с которыми сидишь на одной парте. Но по
дороге Миша придумал дZkiZkbl_evguokehечка. Скромно, с подче ркнутым безразличием он сказал:
— Пока меня назначили.
“Пока” и было первым спасительным слоhf Дейстbl_evgh кто должен j_f_ggh заменить
h`Zlh]hdZdg__]hihfhsgbd?
Но скромное и учтиh_ihdZg_ijhbaело ожидаемого дейстby=_gdZытаращил глаза :
— Тебя? Но какой же аlhjbl_lfu[m^_fbf_lvk^_j_не? Колю k_m\Z`ZebBklZjbdb.
Тогда Миша произнес lhjh_kiZkbl_evgh_kehо.
— Я отказывался, но райком ут_j^be. — И, почувстh\Z за собой аlhjbl_l райкома, строго
спросил: — Как же u[jhkbebeZ] ерь?
— Там Зина Круглова осталась, — поспешно от_lbe=_gdZ.
Вот что значит спросить построже… А Славка и h\k_dZdbf -то изbgyxsbfkylhghfgZqZe:
— Видишь ли, Миша…
Но Генка перебил его:
— Ну как, Короbg гости к нам приехал?
— По делу, — от_lbe Коров ин и шумно lygme носом ha^mo Плотный, коренастый, он 
форменной одежде трудколониста u]ey^_ekhсем толстым и неуклюжим. Лицо его лоснилось от пота,
и он k_ремя отмахиZekyhlfmo.
— Раздобрел ты на колонистских хлебах, — заметил Генка.
— Кормят по дходяще, — от_lbeijhklh^mrgucDhjhин.
— А по какому делу ты приехал?
Миша объяснил, что детдом,  котором жи_l Короbg преjZsZ_lky  трудовую коммуну. И
разместится трудкоммуна здесь,  усадьбе. Завтра сюда приедет директор. А КороbgZперед послали .
Узнать, что к чему.
Из скромности Миша умолчал о том, что это, собст_ggh гоhjy его идея. Вчера он klj_lbe

КороbgZgZmebp_bmagZehlg_]hqlh^_l^hfbs_lih^Fhkdой место для трудоhcdhffmguFbrZ
объяbeqlhagZ_llZdh_f_klhBoEZ]_jvjZaf_s ен [u\r_cihf_sbqv_cmkZ^v[_DZjZ]Z_о. Пра^Z
это Рязанская губерния, но и от Москug_^Ze_dhMkZ^v[ZimklZ<h]jhfghfihf_sbqv_f^hf_gbdlh
не жи_lHlebqgh_f_klhGbq_]hemqr_]h^eydhffmgug_ijb^mfZ_rvDhjhин рассказал об этом
сh_fm^bj_dlhj у. Директор _e_e_fm_oZlvkFbr_cZkZfh[_sZeijb_oZlvgZ^jm]hc^_gv.
Вот как было на самом деле. Но Миша не рассказал этого, чтобы ребята не подумали, что он
хZklZ_lkyHgbflhevdhkhh[sbeqlha^_kv[m^_lljm^dhffmgZ.
— Фью! — засbkl_e=_gdZ. — Так и пустит их графиня mkZ^v[m!
Короbgопросительно посмотрел на Мишу:
— Кто такая?
РазмахиZyjmdZfb=_gdZgZqZeh[tykgylv:
— В усадьбе раньше жил помещик, граф Карагае После реhexpbb он удрал за границу. Все с
собой увез, а дом, конечно, остаbe. И тут жи_l теперь одна старуха, родственница графа или
прижиZedZ<h[s_ffu__ahем графиней. Она охраняет усадьбу. И никого туда не пускает. И вас не
пустит.
Короbghiylvтянул носом ha^moghm`_kg_dhlhjufhll_gdhfh[b^u:
— Как — не пустит? Ве дь усадьба государст_ggZy.
Миша поспешил его успокоить:
— Вот именно. Пра^Z у графини есть охранная грамота на дом, как на историческую ценность.
Не то царица Елиза_lZa^_kv`beZg_lh?dZl_jbgZ<lhjZyB]jZnbgyсем тычет ghkwlhc]jZfhlhc
Но ты сам пойми: если будут пустоZlv k_ дома,  которых _k_e ились цари и царицы, то где,
спрашиZ_lky народ будет жить? — И, считая hijhk исчерпанным, Миша сказал: — Пошли, ребята!
Мы с КороbgufhlkZfhcklZgpbbf_rdblZsbebL_i_jvihg_k_l_ы.
Генка с готоghklvxmoатился за мешок. Но Слава, не дb]Zykvkf_k та, сказал:
— Видишь ли, Миша… Вчера Игорь и СеZ…
— Ах да, — перебил его Генка, опуская мешок, — я только хотел сказать, а СлаdZперед ue_a
Всегда ты, СлаdZ\i_j_^e_a_rv!
Потом он заканючил:
— Понимаешь, какое дело, Миша… Такое, понимаешь, дело… Ка к бы тебе сказать…
Миша рассердился:
— Что ты тянешь? Тянет, тянет… “Как бы”, “что бы”!
— Сейчас, сейчас… Так hlB]hjvbK_а убежали.
— Куда убежали?
— Шашисто[blv.
— Каких фашистов?
— Итальянских.
— Глупости ты болтаешь!
— Почитай сам.
Генка протянул Мише записку. Она была очень короткой: “Ребята, до сb^Zgvyfu уезжаем бить
фашистоB]hjvK_\Z.
Миша прочитал записку раз, потом другой, пожал плечами:
— Чепуха какая -то!.. Когда это случилось?
Генка начал путано объяснять:
— Вчера, то есть сегодня. Вчера они легли спать f_kl_khсеми, а утром просыпаемся — их нет.
Только hl эта записка. Мне, пра^Z они еще q_jZ показались очень подозрительными. Вздумали
ботинки чистить! Никакого праздника нет, а они ^jm][hlbgdbqbklblvKf_rgh…
И он неестеств енно засмеялся, приглашая Мишу тоже посмеяться над тем, что Игорь и СеZ
a^mfZebqbklblv[hlbgdb.
Но Мише было не до смеха.
— Где вы их искали?
— Всюду. И в лесу и ^_j_не…
— Может, они с жиганами сyaZebkv? — сказал Короbg. — У нас как кто убежит — зн ачит, ищи

жигана поблизости. Он подбил. И обязательно Djuf[_]mlK_cqZk\k_ Крым бегут.
Миша махнул рукой:
— Какие здесь жиганы! Просто эти hl помощнички k_o распустили. — И он смерил Генку и
Слаdmзглядом, исполненным глубочайшего презрения.
— Пр и чем здесь мы? — h^bg]hehkaZdjbqZeb=_gdZbKeZка.
— При том! Раньше не бегали, hlijbq_f!
Генка прижал руки к груди:
— Честное благороднее слоh…
— Не нужно тh_]h[eZ]hjh^gh]hkehа! — оборZe_]hFbrZ. — Пошли eZ]_jv!
Генка и СлаdZ\aалили на плечи мешки. Мальчики дbgmebkvdeZ]_jx.

ГлаZ3
УСАДЬБА

Тропинка, по которой шли мальчики, вилась полями.
Генка болтал без умолку. Но разгоZjb\Zlvhgmf_elhevdhjZafZobая руками. Мешок с книгами
как -то незаметно, сам собо й перекочевал обратно на плечи КороbgZ. — Если Zf даже удастся
перебороть графиню, — разглагольстh\Ze Генка, — то k_ раgh организоZlv здесь коммуну,
наладить хозяйстh будет очень трудно. Прямо скажем — неhafh`gh В усадьбе ничего нет, только
один д ом. Ин_glZjy никакого. Ни жиh]h ни мертh]h Ни бороны, ни сохи, ни плуга, ни телеги. И
думаешь k_ крестьянам досталось? Ничего подобного. Кулаки растащили. Честное слоh Тут, брат
Короbg такие кулаки, каких, может быть, больше нигде и нет. Ты себе предстаblv не можешь, что
они ulоряют.
— А что?
— Ах ты, чудак! Ведь мы сюда приехали, чтобы организоZlv пионерский отряд. А k_ против
нас. Во -перuodmeZdb<h -lhjuoj_eb]by< -третьих, несознательность родителей: не пускают ребят
hljy^>Z_fki ектакль — битком набито. Объяbfihke_ki_dlZdeykh[jZgb_ — k_jZa[_]Zxlky.
— Дело из_klgh_, — глубокомысленно заметил Короbg.
— Вот именно, — подхZlbe Генка. — А сами ребята дере_gkdb_ Сколько у них
предрассудкоLhevdhbjZkkm`^Zxlhe_rbobq_jly х. Поработай с ними!
— Трудно, значит?
— Нелегко, — сокрушенно подт_j^be Генка. Но тут же хZklebо добавил: — Но мы _^v и
потруднее дела делали. Раз должны организоZlv — значит, организуем. Вот книжечки им при_aeb, —
он тронул рукой мешок, который за него тащил Короbg, — спектакли даем,  ликбезе работаем,
ликb^bjm_f неграмотность. Увидишь: мы здесь самые перu_ организуем пионерский отряд. Пра^Z
Миша?
Миша ничего не от_lbe Он молча шагал по дороге и думал о том, как неудачно начинается его
работ а dZq_kl\_ожатого отряда. В первый же день пропали дZibhg_jZDm^Zhgb^_ebkv";_a^_g_]
без продуктов они далеко не убегут. Но мало ли что может случиться с ними  дороге. Могут и в лесу
заблудиться, и j_d_mlhgmlvbih^ih_a^ihiZklvLZdZyg_i риятность!
Постаblv из_klghklvbojh^bl_e_cbebg_l"Ih`Zemcg_klhblAZq_fajyолноZlv"<_^vсе
раgh беглецы найдутся. А родители k_o a[m^hjZ`Zl Подымут на ноги kx Москву. Неприятностей
не оберешься. В школе,  райкоме только и будут гоhjbl ь об этом происшестbb А в дереg_ уже,
на_jgh сплетничают, что пионеры разбегаются и, значит, не надо отдаZlv ребят в отряд. Вот что
наделали Игорь и СеZ Подорвали аlhjbl_l отряда. Отряд целый месяц работал  таких трудных
услоbyobgZl_[_!
Эти мрачные размышления прерZe=_gdbgыкрик:
— А вот и усадьба!
Мальчики останоbebkv.
Перед ними, ukhdhgZ]hj_ гуще дереv_\klhye^\mowlZ`gucihf_sbqbc^hfDZaZehkvqlhm
него несколько крыш и много дымоuo труб. Большая полукруглая веранда, огорож енная барьером из
белых каменных столбико разделяла дом на д_ раgu_ части. Над _jZg^hc haышался мезонин, с

двумя окнами по бокам и нишей посередине. К дому, пересекая сад, _eZ широкая аллея, gZqZe_
роgZy земляная, затем в b^_ отлогих каменных с тупеней, постепенно образующих каменную
лестницу, двумя крыльями огибающую веранду.
Генка прищелкнул языком:
— Красиh?
Короbgkrmfhfтянул ha^mo:
— Хозяйстh — hlqlhажно.
— А хозяйстZlZfgbdZdh]hg_l, — за_jbe_]h=_gdZ.
Дейстbl_evgh усадьба казалась заброшенной. Сад зарос. Скамейки ^hev аллей были сломаны,
большая гипсоZy ZaZ на клумбе разбита, пруд затянулся ядоblh -зеленой тиной. Все было мертh
безжизненно, мрачно.
И только когда мальчики углубились  сад, зhgdb е ребячьи голоса нарушили эту угнетающую
тишину… За сломанной оградой на лужайке белели палатки. Это и был лагерь. Ребята бежали
наklj_qmfZevqbdZf<i_j_^b — Зина КруглоZGZkоих толстых, коротких ногах она бегала быстрее
k_o.

ГлаZ4
ОТРЯД

Собст_ нно гоhjy здесь был не _kv отряд, а только пятнадцать ребят, самых старших. Из них
деylv комсомольце Остальные будут klmiZlv  комсомол этой осенью. Но называли они себя
отрядом — а как же еще?
Три палатки стояли под дереvyfb по окружности лужайки. В середине ukbeZkv мачта с
раз_ающимся в ha^mo_ымпелом. В стороне горел костер. На двух треногах лежала палка, порядком
обгореrZy<hae_dhkljZoehihlZeb^_`mjgu_арили обед. Сильно пахло подгореrbffhehdhf.
— Все  порядке, — быстрой скорогоhj кой докладывала Зина, — письмо краснофлотцам
отпраbeb занятия  ликбезе q_jZ про_eb Пришло hk_fv чело_d f_klh двенадцати. А насчет
Игоря и Сеuhgb, — Зина кивнула на Генку и Слаdm, — на_jghm`_l_[_jZkkdZaZeb.
При упоминании об Игоре и Се_ ре бята загалдели. Всех перекричал Борька Барано Он соk_f
не рос, и его по -прежнему зZeb;yrdhcGhhgklZem`Zkguf[hjphfaZijZду. Ему казалось, что если
бы не он, Бяшка, то fbj_оцарились бы ложь и неспра_^ebость. И он громче k_oaZdjbqZe:
— Они убежали из -за Генки!
— Что ты врешь, Бяшка несчастная! — hafmlbeky=_gdZ.
Но Миша _e_e Бяшке рассказывать. Как k_]^Z когда он боролся за пра^m Бяшка начал очень
торжест_ggh:
— Я расскажу всю пра^mFg_g_aZq_fijb[Zлять и u^mfu\Zlv.
— Ближе к де лу, — поторопил его Миша: Бяшкино предислоb_ могло затянуться на добрых
полчаса.
— Так hl, — продолжал Бяшка, — когда мы легли спать, то начали разгоZjbать. Это было
после спектакля “Смерть фашизму”. Игорь и СеZ сказали, что надо не спектакли стаblv, а фашисто
громить, чтобы не убивали коммунистоLh]^Z=_gdZgZqZegZ^gbfbkf_ylvkyIh_a`Zcl_ih_a`Zcl_
бить фашисто а мы посмотрим”. Игорь разозлился и сказал: “Захотим — и поедем”. Тогда. Генка
гоhjbl “Захотите, захотите!” Такой был разгоhj А утром Генка проснулся и спрашиZ_l “Вы еще
здесь? А я думал, что u убежали фашисто бить”. И потом каждое утро Генка как проснется, так и
спрашиZ_l их: “Вы сколько сегодня фашисто побили?” Так их задразнил, что они  конце концо и
убежали. Вот как бы ло. А врать мне незачем. Я никогда не jm.
— Генка, это пра^Z? — спросил Миша.
— Пра^ZijZда! — закричали ребята из Генкиного з_gZ.
— Он k_ j_fy дразнится! — проhjqZe Филя Кито по прозbsm “Кит”. Как и раньше, он
любил поесть, k_]^Z`_ал что -ни будь и еще больше растолстел.
— Генка, это пра^Z?
Генка пожал плечами:

— Какое это имеет отношение? Верно. Я их немного подразнил. Но для чего? Для того, чтобы они
эту чепуху u[jhkbebba]hehы. А они, дурачки, ayeb^Zm[_`ZebIhrmlblvg_evayKf_rgh честное
слоh!
— Ах, смешно! — закричал Миша.
Не  силах сдержать сh_ hafms_gb_ он вдруг сорZe с головы кепку, бросил ее на землю,
по_jgmekyокруг себя один раз, потом другой и, застыв на месте, устаbekygZ=_gdm.
Пораженный Генка ошалело ulZjZsbe глаза. Все ребята, остолбенев, смотрели на Мишу.
Миша kihfgbe что он теперь h`Zluc отряда и должен сдержиZlv себя. Он поднял кепку,
натянул ее на голову. — Ладно! Мы их сначала найдем, а потом разберемся, кто bghат. Быстро
обедайте, и начнем искать.
Генка сразу ожиbeky:
— ПраbevghFuboраз найдем. Вот уb^brvFbrZ…
За обедом Миша опросил дежурных. Но они кля -лись, что ничего не b^_eb:едь Игорь и СеZ
забрали k_kои _sbплоть до кружек и ложек. И никто этого не заметил.
Конечно, они могли уехать домой. Но, прежде чем ехать за ними  Москву, надо как следует
поискать здесь.
Наиболее _jhylguf местом, где могли спрятаться мальчики, предстаeyeZkv Мише усадьба. Он
пойдет туда сам вместе с Короbguf:hklZevgu_j_[ylZimklv прочешут лес.
— Прочешете лес, — сказал Миша: — Генка со сhbf з_ghf — со стороны дереgb з_gh
Слаdb — от реки, з_gh Зины — из парка. Идите цепью и k_ j_fy перекликайтесь. К семи часам
haращайтесь eZ]_jv.
Выстрои сhb з_gvy Генка, СлаdZ и Зи на побежали к ближнему лесу, каждый со сh_c
стороны.
Миша и Короbgihreb усадьбу.
В лагере остался только Кит. Он k_]^Z охотно дежурил за других на кухне. Облизнув губы, Кит
начал готоblvm`bg.

ГлаZ5
ПОМЕЩИЧИЙ ДОМ И ЕГО ОБИТАТЕЛИ

Чтобы не попасть ся на глаза “графине”, Миша пошел не по глаghcZee__Zih[hdhой.
— Посмотрим сначала, дома ли хозяйка, — сказал он Короbgm.
— Как ты узнаешь?
— Уb^brv, — загадочно от_lbe Миша. Продираясь скhav кусты, они дошли до центральной
аллеи и отогнули _lи дереv_\.
Старый дом стоял прямо перед ними. Штукатурка па нем местами облупилась, оттуда торчали
полосы дранки и клочья пакли. Разбитые стекла  окнах были заменены фанерой, обрезанной простой
пилой, с нероgufbdjZyfbbdh_ -как прибитой. Иные окна и h\ се были заколочены досками, разными
по размеру и толщине.
— Дома, — с досадой прошептал Миша.
В от_lgZопросительный a]ey^Dhjhина Миша глазами показал ему на мезонин:
В нише, широко распластаdjuevyklhyeZ[hevrZy[jhgahая птица с непомерно длинно й шеей и
загнутым книзу хищным клюhf Острыми когтями она цеплялась за толстый сук. Глаза, огромные,
круглые, под длинными, как у чело_dZ[jhями, придаZebilbp_kljZggh_b`mldh_\ujZ`_gb_.
— Видел?
— Видел, — прошептал Короbghr_ehfe_ggucaehещим b^hf[jhgahого истукана.
— Орел.
Короbgkkhfg_gb_fdZqgme]hehой:
— Какой же это орел? Видал я на Волге орлов.
— Орлы бывают разные, — зашептал Миша, — на Волге одни, здесь другие. Но не  этом дело.
Посмотри gbfZl_evgh<b^brvaZilbp_cklZни? Они открыты, b^brv?
— Вижу.

— Ну hl раз стаgb открыты — значит, графиня дома. Как только она уезжает  город, то
закрывает стаgb а приезжает — открывает. Понял? Только имей  b^m это секрет, никому не
рассказывай.
— А мне и ни к чему, — раgh^mrghhl\ етил Короbg, — k_jZно мы дом отберем. Ребят д_klb
можно разместить, а она одна жи_lJZaе праbevgh?


— Конечно, непраbevgh — согласился Миша. — И забирайте усадьбу поскорее… Вот что!
Поищем ребят kZjZyoFh`_l[ulvhgblZfkijylZebkvKb^ylbihkf_bаются над нами.

Прячась за кустами, мальчики обогнули дом, подошли к задней стене конюшни и через мал енькое
разбитое оконце проникли  нее. Затхлый запах трухляuo бре_g сгниrbo досок, старого наhaZ
ударил им  нос. Перегородки между стойлами были разобраны; там, где лежали опорные бреgZ
чернели проZeu земли. Мальчики вздрогнули: не замеченная ими стая hjh[v_ поднялась и с шумом
ue_l_eZ из конюшни. Осторожно ступая по разбитому деревянному полу, Миша и Короbg
перебрались из конюшни kZjZc.
Здесь было еще темнее. Окон не было h\k_Zорота, хотя и снятые с петель, были прислонены к
проему и не пропускали с_lZIZoehfurZfbij_ehckhehfhcijhlmor_cfmqghciuevx.
Миша ухZlbeky за стропила, подтянулся и kdZjZ[dZeky на сеноZe Затем помог подняться и
неуклюжему Короbgm Сгниr__ перекрытие подгибалось под ногами. Крыша изнутри была усеяна
ко мками осиных гнезд. Скhavijhj_obdjurbkbg_ehg_[h.
Друзья обошли сеноZeq_j_akemohое окно перебрались khk_^gbckZjZcL_odh]hhgbbkdZeb
не было. Впрочем, искал один Миша. Коровин пробоZe крепость бре_g сокрушенно причмокиZe
губами agZdl ого, что k_a^_kvhq_gvklZjh_.


Тем же путем мальчики спустились обратно. Теперь предстояло осмотреть сарай, который
назывался машинным: раньше  нем хранился сельскохозяйст_gguc ин_glZjv Он стоял на отшибе.
Чтобы попасть g_]hgZ^h[uehi_j_[_`Zlv кусок площадки, прямо на b^mm^hfZ.

Миша уже собирался ukdhevagmlv из сарая, как ^jm] отпрянул назад, чуть не опрокинув
стояr_]haZgbfDhjhина. Короbgohl_eihkfhlj_lvqlhlZdзheghало приятеля. Но Миша крепко
стиснул его руку и голоhcihdZa ал на дом.
На верхней ступеньке лестницы стояла ukhdZy худая старуха в черном платье и с черным
платком на голо_ Ее седая голова была опущена, лицо изборождено длинными морщинами, острый
крючкоZluc нос загнут книзу, как у птицы. Эта черная, неподb`gZ я фигура казалась мрачной и
зло_s_c пустынном молчании заброшенной усадьбы.
Мальчики стояли не ше_eykv.
Потом старуха повернулась, сделала несколько шаго медленных, прямых, точно шла она не
сгибая колен, и исчезла за д_jvx.
— Видал? — прошептал Миша .
— Прямо сердце захолонуло, — тяжело отдуваясь, от_lbeDhjhин.

ГлаZ6
ЧТО ДЕЛАТЬ ДАЛЬШЕ?

Миша и Короbgернулись eZ]_jv<k_[uebm`_ сборе. В лесу тоже никого не нашли.
Огорченные неудачей, обеспокоенные судьбой пропаrbo тоZjbs_c усталые и и змученные,
сели wlhl _q_jj_[ylZaZ ужин. А тут еще Кит объяbeqlhijh^mdlh осталось мало, едва хZlblgZ
заljZrgbc^_gv.
— Не суди по собст_gghfmZii_lblm, — заметил Генка.
— Можете сами про_jblv, — обиделся Кит. — Масла почти соk_fg_lKmoZj_c тоже. Круп…

— Не hegmcky! — сказал Миша. — ЗаljZ=_gdZb;yrdZih_^ml Москву и при_amlijh^mdlu.
Теперь обиделся Генка:
— Все Генка и Генка! Думаешь, приятно таскаться по такой жаре с мешками? Да еще
uijZrbать у родителей продукты! Тех дома нет, те не приготоbebDeygqbrvdeygqbrv…
— Ничего не поделаешь, — сказал Миша. — Не будет же нас кормить государстh Ведь наше
государстh только hkklZgZлиZ ется. А родителям тоже трудно. В москоkdbo семьях размещено
десять тысяч детей с Поволжья. Кроме того, каждый москbq отчисляет днеghc заработок  пользу
голодающих. Понимать надо! — Он многозначительно поднял \_joeh`dm. — И посылаю тебя потому,
что у тебя есть опыт.
ЗапихиZy рот кашу, Генка самодоhevghmofuevgmeky:
— Да, уж будь здоро Приud я с ними разгоZjbать: “Ваш Юрочка попраey_lky Аппетит
з_jkdbc Вчера отгрыз хhkl у хозяйской овцы”. Вот мне и дают… Эх, черт havfb найти бы нам
богат ых шефоот бы подкормили! Какую -нибудь кондитерскую фабрику.
— Лучше бы колбасную, — a^hogme Кит и, предстаb себе, как шипит на скоhjh^d_ жареная
колбаса, зажмурил глаза от удоhevklия.
Ребята кончили ужинать, но k_ еще сидели у костра. Дежурные м ыли посуду. Кит, ше_ey
губами, пересчитывал кульки с мукой и ломти хлеба. Его толстое лицо ujZ`Zeh озабоченность, как и
k_]^Z когда глаза b^_eb а руки ощупывали что -либо съестное. Генка и Бяшка готоbeb мешки и
сумки для сбора продукто<_jg__]hlh bebo;yrdZ=_gdZ`_^Zал ему рукоh^ysb_mdZaZgbyZkZf
wlhремя осматриZekой знаменитый портфель. Хотя и потрепанный, этот портфель был настоящий,
кожаный, со множеством карманчикоbhl^_e_gbcb[e_klysbfbgbd_ebjhанными замками. Генка им
оче нь гордился. Отпраeyykv  Москву за продуктами, он k_]^Z брал его с собой. Генке казалось, что
портфель произh^bl большое i_qZle_gb_ на родителей. Чтобы усилить это i_qZle_gb_ Генка,
разгоZjbая, клал портфель па стол и с Z`gufидом щелкал замками .
“Действует неотразимо, — гоhjbe=_gdZijhkой портфель. — Если бы не портфель, _kvhljy^
даgh[uihf_jk]heh^m.
А  то j_fy как Генка упражнялся со сhbf портфелем, Генкин спутник должен был таскать
мешок с продуктами.
— Вот что, Генка, — сказал М иша, — родителям Игоря и Севы ничего не гоhjb а постарайся
дипломатично uykgblvg_ijb_a`ZebebB]hjvbK_а Fhkd\m.
— Все uykgxg_[_kihdhcky.
— Только осторожно, а то разhegm_rvjh^bl_e_c.
— Сказал: не беспокойся! Мамаши и не догадаются. Я спрош у так, между прочим.
— Как ты спросишь?
— Я даже не спрошу, а так это, безразлично скажу: ваш Игорь собирается приехать к Zf…
— А зачем?
— Помыться [Zg_.
— Кто тебе по_jbl?
— Ага! Тогда я скажу так: он должен приехать Fhkd\maZdgb]Zfb.
— Это ничего.
— Ну hl, — продолжал Генка; — а если он Fhkdе, то мамаша скажет: “Ведь он уже дома”. А я
скажу: “Да? Удиbl_evghAgZqblhgf_gyhi_j_^beIhlhfkijhrm “А где он?” Она скажет: “Играет
на заднем дhj_ Тогда я _`ebо попрощаюсь, uc^m на задний дв ор и закачу этому Игорю такую
плюху, что он подпрыгнет до чет_jlh]hwlZ`Z. — Драться, пожалуй, не надо, — заметил СлаZ.
— Драться, конечно, не надо, — согласился Миша, — но проучить их придется. Я сам бы поехал,
но… — он презрительно посмотрел на Слаdm, — не на кого лагерь остаblv Пусть уж едут Генка и
Бяшка.
Бяшка ^jm]h[tyил:
— Я, конечно, поеду, но предупреждаю: если Генка застаbl меня таскать мешок, а сам будет
сhbfihjln_e_fjZafZobать, то я k_[jhrmbm_^m<hlIjyfhaZyляю!
— Когда я зас таeyel_[yh^gh]hlZkdZlv"! — с негодоZgb_fозразил Генка.
— Всегда застаey_rv! — закричали k_dlh_a^bek=_gdhcaZijh^mdlZfb.

— Спокойно! — сказал Миша. — Таскать будете одинакоh Только не проспите поезд. А мы
заljZhlijZимся ^_j_ню. Пора у же клуб закончить.
Некоторое j_fy\k_kb^_ebfheqZmklZeu_ihke_aZ[hlblj_олнений сегодняшнего дня.
Костер горел ярким пламенем. Сухие _ldb трещали  огне. Искры aиZebkv  ha^mo и
пропадали l_fghcышине ночи.
— Тише! — прошептала ^jm]AbgZ< се замолчали и обернулись к лесу.
Хрустнула _ldZ Зашелестели листья дереv_\ точно слабый _l_jhd пробежал по ним…
Послышался чей -то a^ho…
Миша сделал рукой знак k_f сидеть на месте, поднялся и замер, ]ey^u\Zykv  темный лес,
прислушиZykvdkljZggufa\mdZf…
Неужели Игорь и СеZgZdhg_pернулись?

ГлаZ7
ВАСЬКА ЖЕРДЯЙ

Но это были не СеZbg_B]hjv…
К костру подошел Васька Жердяй, ukhdb й парнишка  белой рубахе и узких холщоuo штанах,
едZijbdju\Zших острые, худые колени. ПрозZeb_]h@_j^y_fihlhfm что был он ukhd^ey сhbo
лет, очень худ и тощ. Он жил с матерью и старшим братом Николаем на самом краю дереgb в
полуразZebшейся и збушке. Отец его погиб ]_jfZgkdmxойну.
Жердяй больше других дере_gkdbo ребят дружил с комсомольцами. И они любили его. Он был
добр, услужли Правда, _jbe  чертей и прочую ерунду, но зато знал хорошо лес, реку и очень
интересно рассказывал kydb_ ис тории и небылицы. Старший брат Жердля, Николай, был плотник и
помогал ребятам устраиZlvdem[.
— Ты, Жердяй… — разочароZgghijhlygmeFbrZ.
— Я! — Жердяй присел к костру и дружелюбно улыбнулся.
В мелькающих тенях костра его большая голоZ с нероgh подстри женными (видно, тупыми
ножницами) белобрысыми космами казалась еще всклокоченнее, чем обычно. Он веточкой подгреб
угли к костру и сказал:
— На дереg_]hорят, у вас дZibhg_jZijhiZeb.
— Ерунда, — деланно безразличным голосом от_lbeFbrZ, — найдутся.
Же рдяй с сомнением покачал голоhc:
— Не скажи… Если на Голыгинскую гать забредут, так могут и не _jgmlvky.
ЗаинтересоZggu_keh\Zfb@_j^yyj_[ylZl_kg__hdjm`bebdhkl_j.
— Что за гать такая? — спросила Зина.
— Гать -то? Дорога лесная.
— Гать — дорога из хв ороста, а иногда из бре_gKljhblkyh[uqghgZ[hehl_, — пояснил СлаdZ.
— Верно, — подт_j^be@_j^yc, — из хhjhklZBgZ[hehl_ihkljh_gZLhevdh^Zно. Ею никто
и не пользуется.
Генка нетерпелиhkijhkbe:
— Что ты хочешь рассказать про эту самую гать?
— Про Голыгинскую? А то, что если попали Zrb ребята на Голыгинскую гать, так могут и не
_jgmlvky.
— Утонут? — спросила Зина Круглова.
Жердяй покачал голоhc:
— Утонуть не утонут, а уb^ylklZjh]h]jZnZbihfjml.
— Опять ты басни рассказываешь! — усмехнулся Генка. — Не надоело u^mfu\Zlv?
— Не u^mfu\Zxy, — серьезно от_lbe@_j^yc, — kzbklbggZyijZда. Старики рассказыZxl
Там граф с сыном закопаны. Прямо  гати. Царица приезжала сюда, даgh еще до Наполеона. Вот
царица приехала и казнила графа с сыном. А хоронить не позhebeZ<_e_eZijyfh грязь закопать, на
гати, чтобы все по ним ездили. Так они там закопанные и лежат.
— А наши ребята здесь при чем? — спросил Миша. — Вот слушай… Значит, старый граф с сыном

там закопаны. Только не похоронены они как полагается, hlblhfylkybo^mrbGbdZdg_ihiZ^mlgb
рай, ни Z^.
— Ох, и умора! — закричал Генка. — Бабьи сказки!
Короbgg_^hольно заметил:
— Дай послушать, что чело_d]hорит!
— Томятся, значит, их душен ьки, — строго и печально продолжал Жердяй, — так и стонут под
гатью, так и стонут, Я сам туда ходил, слышал. Старый граф этак глухо стонет: постонет, да перестанет,
постонет да перестанет. А молодой — громко, точно плачет, ей -богу!..
— Страшно! — прошептал и сестры Некрасовы и опаслиh посмотрели на лес; но им сделалось
еще страшнее, и они придbgmebkv[eb`_ddhkljm.
Жердяй глухим, монотонным голосом, подражая старикам, продолжал:
— А kZfmx]emomxiheghqvklZjuc]jZnыходит на гать. Старый, борода до кол ен, белый _kv
седой. Выходит и ждет. Уb^blijhoh`_]hq_ehека и гоhjbl_fmIhc^b]hорит, к царице и скажи,
пусть, мол, похоронят нас по христианскому обычаю. Сделай милость, сходи!” Так это просит слезно
да, жалостлиh:ihlhfdeZgy_lky:место шапки снимает голоm>_j`bl__ jmd_bdeZgy_lky
Стоит без голоu и кланяется. Тут кто хошь испугается, с места не сдbg_rvky от страху. А старый
граф кланяется, голову  руках держит и идет на тебя. А прохожему глаgh_ что? Главное — на месте
uklhylv. Коли uklhbrv так он подойдет к тебе iehlgmx и сгинет. А ежели побежишь, так тут и
упадешь замертhMiZ^_rvaZf_jlо, а граф тебя под гать и утащит.
— И многих он утащил? — улыбнулся Миша.
— Раньше много утаскиZe А теперь туда и не ходит никто. Из Мо скu приезжали. Рыли эту
самую гать. Да раз_bogZc^_rvDZdfbebpbym_oZeZlZdhgbkghа залегли.
— А за что их казнили? — спросил кто -то.
— Кто их знает! Кто гоhjbl — за измену, кто гоhjbl — клад золотой царский запрятали.
— Ну конечно, — иронически заметил Генка, — клад уж обязательно. Без клада не обойдется.
Миша протянул руку по напраe_gbxdihf_sbqv_fm^hfm:
— Про этих графоlujZkkdZau\Z_rv?
— Про них, — кивнул голоhc Жердяй, — про предко ихних. Который граф за границу убежал,
так тому, что п од гатью, он gmdhfijboh^blky.
Миша зеgme:
— Сказки!
— Не гоhjb, — hajZabe@_j^yc, — старики рассказывают!
— Мало ли что старики рассказывают, — пожал плечами Миша. — Сколько чудес рассказывали
про мощи, а когда стали  церкZo изымать ценности  польз у голодающих, так ничего и не нашли в
этих мощах. Одна труха, и больше ничего. Обман! Опиум! ЗатуманиZxlам мозги, и kz!
Потом Миша посмотрел на сhb часы. Хотя он носил их на руке, но они были переделаны из
карманных, такие большие, что даже рукаZjm[ ашки не могли их закрыть. Полдеylh]h.
— ДаZchl[hc! — приказал Миша горнисту.
В ночной тишине громко прозвучал горн.
Прощаясь с Жердяем, Миша сказал:
— ЗаljZfuijb^_fdem[h[hjm^h\ZlvLZdlukoh^bkj_[ylZfb лес и наруби елоuoеток. Мы
ими клуб ук расим. — Можно, — согласился Жердяй. — А книжки принесете?
— Обязательно. И попроси Николая, чтобы он тоже пришел. Поможет нам закончить сцену и
скамейки.
— Придет! — уверенно от_lbe Жердяй. Белая рубашка мелькнула среди дереv_\ Послышался
хруст вет_c. Все стихло.
— Как он не боится ходить ночью по лесу один! — сказала Зина.
— А чего бояться? — хZklebо hajZabe=_gdZ. — Я ночью куда угодно пойду. Хотя бы даже на
эту дурацкую гать.
— Ложись лучше спать, — сказал Миша, — а то заljZdih_a^mhiha^Z_rv.
Все разошлись по палаткам. Некоторое j_fy слышались смех и возня. Миша  последний раз
обошел лагерь, про_jbeihkluHklZgZлиZykvmiZeZlhdhg]jhfdh]hорил: “А ну даZcl_aZkg_f

Наконец лег и Миша. Все стихло.
Луна освещала спящий лагерь.
Но спали не k_.
Часоu_oh^bebihiheyg_koh^bebkvmfZqlubkghа расходились jZagu_klhjhgu.
Миша лежал и думал о том, куда могли деваться Игорь и СеZ и что предпринимать, если их
заljZg_hdZ`_lky Моск_.
СлаdZl_jaZekyl_fqlhj_[ylZk[_`Zebbf_gghl огда, когда он остаZekyaZklZjr_]h.
Деhqdb прислушиZebkv к тишине ночного леса и, kihfbgZy рассказ Жердяя про Голыгинскую
гать, боязлиhgZly]bали на себя одеяла.
КороbgjZafureyehlhfqlhmkZ^v[Z общем, подходящая для трудкоммуны. А старуха хо ть и
страшная, но директор детдома Борис Сергеевич так ее шуганет, что она сразу образумится.
Генка как лег, так и заснул.
Бяшка лежал и уже заранее негодоZe при мысли, что Генка будет размахиZlv портфелем, а его
застаbl таскать мешок с продуктами. И он придумывал справедлиuc и гордый от_l Генке и
злорадстh\Ze при мысли, как опешит Генка, когда уb^bl что он, Бяшка, aye с собой f_klh одного
дZf_rdZqlh[ubflZsblvihjhну.
Дольше k_o hjhqZeky Кит. Он прикидывал, какие продукты при_aml заljZ из города Генка и
Бяшка и что из этого можно будет сZjblv.
Наконец f_qlZohaZтраке уснул и Кит.

ГлаZ8
НИКОЛАЙ, БРАТ ЖЕРДЯЯ

Миша проснулся. В щели палатки пробиZebkv перu_ лучи солнца. Пахло сухими елоufb
_ldZfbkem`bшими ребятам постелью.
Ми ша просунул часы под полог палатки… Что такое? Всего полпятого. Может быть, часы
останоbebkv" Он поднес их к уху и услышал раgh^mrgh_ тиканье. Пытаясь сноZ заснуть, Миша
натянул на себя одеяло. Но сон не haращался. Беспокойные мысли лезли ему  голо ву. Но за k_fb
заботами, которые eZ^_ebbfl_i_jvdZdожатым отряда, неотступно стояла мысль об Игоре и Се_.
Не kbeZo[hevr_aZkgmlvFbrZhklhjh`ghqlh[ug_aZ^_lve_`Zsbodjm]hfj_[ylыбрался из
палатки.
Поляна была подернута прозрачным холоднов атым утренним с_lhf С _jomr_d дереv_\
доносился птичий гомон. Возле мачты, лениh передb]Zy ноги, бродил Юрка Палицын, дежурный.
Второй дежурный, Сашка Губан, спал, приZebшись к дереву… Так и есть — спят по очереди! На
дежурст_ Нечего сказать… Миш а подкрался к Губану и дал ему щелчка в лоб. Губан kdhqbe и
устаbekygZFbrm.
— На посту не спят! — прошептал Миша gmrbl_evgh.
Потом он обошел лагерь. Все  порядке, k_ на месте. До побудки еще дZ часа. Можно бы еще
поспать. Но уж раз встал, чего тепе рь ложиться… Сходить, пожалуй, искупаться, тогда уже не
захочется спать…
С реки тянуло eZ`guf холодком. Острые закрытые бутоны лилий торчали на h^_ среди
широких зеленых листье;_j_][ueлажен от росы.
Миша разделся, бросился  ледяную h^m и сажёнкам и поплыл на другую сторону. Он раза три
переплыл узкую, но глубокую речку, пока наконец согрелся. Но когда ue_a на берег, сноZ ощутил
холод. Стуча зубами, он долго прыгал на одной ноге, пытаясь другой попасть rlZgbgm.
Потом он уb^_e подходиrbo к реке Николая Рыбалина, брата Жердяя, и еще одного
крестьянина из их дереgb — Кузьмина, пожилого хмурого бородатого мужчину. Они шли к маленькой
бухточке, где неподb`ghihdhbehkvgZоде несколько простых дере_gkdboeh^qhghd.
Уb^_ Мишу, Николай заулыбался и приветлиh махнул ему рукой. Это был чело_d лет
дZ^pZlb пяти,  накинутой на плечи старой солдатской шинели без хлястика, ukhdbc худой,
костляucGhebph_]hlh`_om^h_bdhkleyое, с острыми, uibjZxsbfbkdmeZfb^e инным, острым
носом и тонкими, бледными губами, было добродушно и при_lebо.

— Зябко небось купаться? — спросил Николай.
— Холодно, — признался Миша.
От нечего делать он пошел за ними к лодкам.
Кузьмин долго habeky с замком. Скручивая цигарку, Николай мо лча посматриZe на Мишу,
улыбаясь неиз_klghq_fm — может быть, тому, что он klj_lbeFbrmZfh`_llhfm что начиналось
прекрасное, погожее утро.
— Николай, — сказал Миша, — помните, uh[_sZebihjZ[hlZlvk_]h^gykgZfb клубе…
— Поработаем, — от_lbeG иколай. — Съезжу только с СеZklvyghичем на Халзин луг, вернусь,
и поработаем.


— Не под_^bl_.

Кузьмин спраbekygZdhg_pkaZfdhfb[jhkbep_ivgZ^gheh^db.
Николай перешел eh^dmbkdZaZe:
— Зачем подh^blv" Раз_ можно подh^blv" Кузьмин тоже hr_e  лодку и, упираясь ногой 
сиденье, оттолкнулся веслом от берега.
На Кузьмине была рубаха без пояса, серые холщоu_ брюки, а на ногах — стоптанные короткие
сапоги, похожие на боты.
Так Кузьмин и запомнился Мише — хмурый бородатый мужик со спутанными heh сами,
упирающийся ногой kb^_gv_bhllZedbающийся от берега _kehf…
— Мы вас будем ждать dem[_, — сказал Миша Николаю.
Николай опять улыбнулся agZdlh]hqlhhgg_h[fZg_lbbkihegblh[_sZggh_.

ГлаZ9
В ДЕРЕВНЕ

После заljZdZ Генка и Бяшка отпраb лись на станцию. Плата за проезд  поездах и трамZyo
была \_^_gZ недаgh ребята к ней еще не приudeb Да и денег у отряда было мало. — Туда поедете
зайцем, — сказал Миша, — а обратно havf_l_h^bg[be_lKgbf;yrdZ[m^_lkb^_lvозле продукто
А Генк а будет бегать от контролера.
— Не надо нам никакого билета, — заяbe=_gdZ, — не i_jый раз. Проедем.
— Нет! С мешками трудно бегать. Только продукты растеряете. Так что один билет havfbl_
обязательно.
Короbglh`_ihr_egZklZgpbx — klj_qZlv^bj_dlhj а детдома Бориса СергееbqZ.
Звено Зины КруглоhchklZehkv лагере по хозяйст_gguf^_eZf.
Остальные ребята, предh^bl_evkl\m_fu_Fbr_cbKeZкой, отпраbebkv дереgx.
Дереgy раскинулась под горой, на самом берегу реки. Бревенчатые избы, крытые тесом и
соломой, тянулись ^hev широкой, длинной улицы. Дворы были обсажены ветлами. Дома богатеев
были двухэтажные, на красном кирпичном осноZgbb а дом кулака ЕрофееZ был _k ь выложен из
кирпича. Высокие, могучие дубы группами по дZ — три дереZ b^g_ebkv здесь и там. Возле ноuo
ueh`_gguobakежеобтесанных бре_gkjm[h валялась на земле желтоZlZykljm`dZ.
Трубя  горн, отряд прошел по. улице и останоbeky hae_ сельсове та. За ним тянулся длинный,
пустой сарай. Это и был будущий клуб.
Приe_dZ_fu_ звуками трубы и b^hf шагающего по дереg_ отряда, дере_gkdb_ мальчишки и
деqhgdb сбегались со k_o сторон. Кто постарше, подошел ближе, малыши стояли в отдалении:
засунуiZe ьцы в рот и тараща глаза, они смотрели на пионероohlyидели их уже не i_jый раз.
Но почему -то не было Жердяя.
— Что же u_ehd^eydem[Zg_ijbiZkeb? — спросил Миша.
— Пошли мы утром  лес, а он как за_j_sbl как застрекочет! — от_lbe маленький че рняuc
паренек, по прозbsmFmoZ.
— Кто — он?

— Из_klghE_rbc.
Пионеры засмеялись.
Муха боязлиhh]eygmekyihklhjhgZf:
— Вы не смейтесь. Грешно смеяться.
Кит, которому па этот раз не удалось остаться на кухне, сказал:
— Дрова, хhjhkl]jb[u\ug_[hkv собираете, не боитесь.
Муха качнул голоhc:
— То другое дело. Тогда леший молчит, не сердится. А на клуб, b^brvg_^Z_lg_ihaоляет.
— И без лешего обойдемся, — сказал Миша. — СлаdZ беги со сhbf з_ghf за елками, а мы
здесь займемся книгами.
С книг ами habebkv долго. Одни ребята принесли прочитанные, другие побежали за книгами
домой, третьи просили, чтобы им дали ноu_ а старые они потом отдадут. Еще дольше u[bjZeb
книги. Каждый рассматриZe сhx затем ту, которую aye сосед. И, конечно, последня я нраbeZkv
больше. Книги с картинками брали охотно, а от антирелигиозных отказывались: “Мамка уb^bl —
u[jhkbl.
Подошли еще дZ мальчика. Один, толстый, мордастый, с носом кнопкой, — Сенька, сын кулака
ЕрофееZ Второй — шестнадцатилетний, ukhdbc глуп оватый, — Акимка -балбес, хотя и бедняцкий
сын, но _jguc^jm]bohemcK_gvdb?jhn__а.
— А! — закричал Сенька. — Пионеры юные, голоu чугунные, сами олоyggu_ черти
окаянные!.. Это что? — Он ujал у одной деhqdb книгу. — Опять проти бога? — Потом с
заи скиZxs_cb то же j_fygZoZevghcmeu[dhch[jZlbekydFbr_ — Дал бы и мне почитать, а?
— Дать можно. Только не эту. Эту Вера берет.
Миша хладнокроghзял из рук Сеньки книгу и haратил ее Вере.
— Подумаешь, Верка соплиZy! — хмыкнул Сенька. Потом ехид но спросил: — Что это Zk так
мало? Разбежались, что ли? — В лагере остались, — от_lbeFbrZ.
— Знаем! — Сенька обернулся к Акимке -балбесу. — Разбежались кто куда. Теперь не соберете.
— А ты и рад! — укоризненно заметил Муха.
— ПомалкиZc Муха! — огрызнул ся на него Сенька. — Ты мне плот подаZc слышишь! Голову
оторву.
— Не брал я тh_]hiehlZ.
— Врешь, брал! Вместе с Жердяем и утащили. Сh_]hg_llZdqm`h_\hjm_l_`mev_g_kqZklgh_!
Начиная кое о чем догадываться, Миша спросил:
— Что за плот?
— Плот у меня Жердяй с Мухой угнали, — сердито прогоhjbeK_gvdZ. — Угнали, подлюги, и не
гоhjyldm^Z@mev_!
— Почему ты думаешь, что это сделали именно они?
— Кому же больше! Жердяй — hj;jZl_]hDmavfbgZm[be"M[beGZieZq_lkyl_i_jv тюрьме.
— Како й брат?.. Какого Кузьмина?.. — ничего не понимая, спросил Миша.
С радостным удиe_gb_fkie_lgbdZK_gvdZmklZился на Мишу:
— А ты не знаешь?
— Ничего не знаю…
— Так _^v Николай, Жердяе брат, Кузьмина убил, — делая страшное лицо, сказал Сенька, —
Кузьмина , мужика нашего одного. Из реhev\_jlZaZklj_ebeDZd`_ ug_agZ_l_"LZf уж вся дереgy
была. И доктор приезжал и милиция. Уж их ]hjh^mезли — и Кузьмина мертh]hbGbdheZy[Zg^blZ
этого…
— Когда это было, где? — kljZrghfолнении спросил Миша.
— Утром сегодня. На Халзином лугу. Там его Николай и застрелил. И лодку куда -то запрятал. А
еще актиbklkqblZ_lky<k_hgbZdlbисты, — бандиты.
— А где Жердяй?
— Кто его знает? Дома сидит. Стыдно небось людям ]eZaZkfhlj_lvот и сидит дома… А ub
не з наете ничего? Эх вы, пионеры -комсомольцы!.. Пошли, Акимка…
И они, лузгая семечки, jZaалку пошли по улице. Ошеломленный, Миша растерянно глядел им

ke_^Fh`_lv[ulvK_gvdZсе наjZe".
Но Муха печально прогоhjbe:
— Это он _jghjZkkdZaZeGbdheZyaZZj естоZebb город у_aebGZl_e_]_.
Миша приказал Слаd_\_klbhljy^ клуб, а сам побежал к Жердяю.

ГлаZ0
ЗАГАДОЧНОЕ УБИЙСТВО

Только теперь Миша обратил gbfZgb_gZlhdZdзбудоражена деревня.
Везде стояли кучки крестьян, а hae_ сельпо шумела бо льшая толпа. И по тому, как люди
heghались, было очеb^gh что гоhjyl они именно об этом загадочном убийст_ А оно было
загадочным. Трудно по_jblv  то, что Николай убил Кузьмина. Как мог этот добрый, при_lebый
чело_d убить?.. Ведь k_]h несколько часо назад Миша b^_e Николая и Кузьмина, разгоZjbал с
ними. Они как жиu_ стояли перед его глазами: Николай  потертой солдатской шинели без хлястика,
Кузьмин klZjuo[hlZoеслом отталкиZxsbceh^dmhl[_j_]ZBwlhlboh_mljhi_jые лучи солнца,
с_`bc холодок реки, лилии меж зеленых листье Нет, Николай не bghат! Недоразумение,
ошибка… И зачем ему было убиZlv Кузьмина? Миша никак не мог  это по_jblv И с каким
злорадстhf]hорил Сенька Ерофее<k_Zdlbисты — бандиты…”
Рыбалины жили на кр аю дереgb  покосиr_cky избе под соломенной крышей. Концы тонких
стропил торчали над ней крест -накрест. Два крохотных оконца падали на заZebgdm Дверь из грубо
сколоченных досок _eZ  холодные сени, где bk_eb хомуты и уздечки, хотя ни лошади, ни даже
короumJu[Zebguog_[uehHgb[ueb[_aehrZ^gbdbgZb[_^g_crb_dj_klvyg_…
— Здраkl\mcl_, — сказал Миша, oh^y избу.
Мать Жердяя, Мария ИваноgZ худая женщина с изможденным лицом, раздувала на загнетке
огонь под черным чугунным горшком. Не разгибая сп ины, она обернулась на Мишин голос, тупо
посмотрела на него и сноZhlернулась к печке.
Жердяй тоже с безучастным b^hfihkfhlj_egZFbrmbhlернулся.
На земляном, плотно убитом полу b^g_ebkv закругленные следы метелки. Грубый дереygguc
стол был испещр ен с_leufb полосками от ножа, которым его скоблили. Вдоль стен тянулись лаdb
темные, потертые, гладкие; b^ghqlhgZgbokb^_eb уже не один десяток лет. В переднем углу bk_eZ
маленькая потускнеrZy иконка с двумя засохшими _lhqdZfb под ней. На другой стене — портрет
Ленина и плакат, на котором был изображен красноармеец, пронзающий штыком k_o[_euo]_g_jZeh\
сразу: и Деникина, и Юденича, и барона Врангеля, и адмирала Колчака. Красноармеец был большой, а
генералы маленькие, черненькие, они смешно бара хтались на острие штыка.
— Чего dem[g_b^_rv? — спросил Миша, присажиZykvjy^hfk@_j^y_f.
Жердяй посмотрел на спину матери и ничего не от_lbe.
Миша киgme]hehой на д_jv:
— Пойдем!
— Николая нашего арестоZeb, — сказал Жердяй, и губы его задрожали.
— Я слыхал, — от_lbeFbrZ. — Я их утром b^_ehgb лодку садились. И Николай и Кузьмин.
Ворочая ухZlhf]hjrhd печи, Мария ИваноgZдруг сказала:
— Может, они и поспорили там, не знаю. Только не мог его Николай убить. Он и муху не тронет.
И незачем ему. И спорить им не из -за чего. И никакого реhevера у него нету. — Она ^jm] бросила
ухват и, закрыв руками лицо, заплакала: — Четыре года  армии отслужил… Только жить начал… И
такая беда… Такая беда… — Она тряслась и поlhjyeZ — Такая беда… Такая бед а…
— Надо ехать ]hjh^baZsbsZlv_]h, — сказал Миша.
Мария ИZghна ul_jeZ]eZaZi_j_^gbdhf:
— На защитнико^_gv]bgm`gu:]^_boозьмешь?
— Никаких денег не надо. В городе есть бесплатная юридическая помощь. При Доме крестьянина.
И вообще Николая оп ра^Zxl<hlmидите.
Мария ИZghна тяжело вздохнула и сноZijbgyeZkvaZkои горшки и ухZlu.
Миша глядел на ее сгорбленную спину, худую, натруженную спину батрачки, на безмолgh]h

Жердяя, на убогую обстаноdm нищей избы, и его сердце сжималось от жалос ти и сострадания к этим
людям, на которых сZebehkv такое неожиданное и страшное горе. И хотя Миша ни секунды не
сомнеZekyqlhGbdheZcg_ино_gb_]hhijZдают, он понимал, как тяжело теперь Марии Иваноg_b
Жердяю. Сидят одни ba[_klu^ylky\uclbgZ улицу, никто к ним не ходит.
— СпрашиZ_l его милиционер, — сноZ загоhjbeZ Мария ИваноgZ — “Ты убил?” — “Нет, не
я”. — “А кто?” — “Не знаю”. — “Как же не знаешь?” — “А так, не знаю. Обмерили мы луг, я и ушел”.
— “А почему один ушел?” — “А потому, что К узьмин на Халзан пошел”.
— Что за Халзан? — спросил Миша.
— Речушка тут маленькая, — объяснил Жердяй, — Халзан называется. Ручеек jh^_Gmbem] —
Халзин.
Мария ИZghна продолжала сhcjZkkdZa:
— Вот и гоhjbl_fmGbdheZcDmavfbggZOZeaZgihr_e<_jr и там у него расстаe_gu:ym`
как стал к дереg_ih^oh^blv]ey`m — за мной бегут. ГоhjylDmavfbgZm[bebIh[_`Zebfuh[jZlgh
Дейстbl_evghe_`blDmavfbg — “Стрелял -то кто?” — “Не знаю”. — “А лодка где?” — “Не знаю”. А
милиционер гоhjblEhок т ы, брат, сочинять”. Нет того, чтобы разобраться…
Миша пытался себе предстаblv и луг, и убитого Кузьмина, и Николая, и толпу hdjm] них, и
милиционера… А может быть, поблизости орудуют бандиты… Миша подумал об Игоре и Се_<_^vb
их могли бандиты пристукн уть… Вот что делается… Миша не хотел остаeylv Жердяя и Марию
Иваноgm одних. Но Короbg со сhbf директором уже, на_jgh пришли со станции. Надо идти в
лагерь.
— Вы только ни о чем не беспокойтесь, — сказал он, klZая, — k_ разъяснится. Николай не
сего дня -заljZернется домой. Да его и ayeb город как сb^_l_ey.
— Нет уж, — a^hogmeZFZjbyB\Zghна, — не скоро ее, пра^m -то, докажешь!

ГлаZ1
“ГРАФИНЯ”

Директор детского дома Борис Сергееbq оказался ukhdbf сутуловатым, еще молодым
чело_dhf  кр асноармейской гимнастерке, каZe_jbckdbo галифе и запыленных коричнеuo сапогах.
Но он был hqdZoWlh удиbehFbrm h_ggZy^Z_s_dZалерийская форма, и ^jm] — очки! Как -то
не y`_lky…
Очки придаZeb молодому директору строгий и даже хмурый b^ Он ис коса и, как показалось
Мише, неодобрительно посмотрел на палатки, точно ему не нраbeky лагерь и hh[s_ все. Мишу это
задело. С того дня, как его назначили h`ZlufhgklZehq_gvqmстbl_e_g?fmdZaZehkvqlhзрослые
относятся к нему снисходительно, не так, как к настоящему h`Zlhfm отряда. Не глядя на Бориса
СергееbqZ Миша продолжал u]hариZlv Зине за то, что ее з_gh запоздало с обедом. Хоть Борис
Сергееbqb^bj_dlhjZhgFbrZlh`_ожатый отряда и начальник этого лагеря.
Впрочем, по дороге m садьбу Миша убедился, что директору hh[s_се здесь не нраblky;hjbk
Сергееbq зыркал по сторонам глазами и так многозначительно молчал, что Миша начинал себя
чувстh\ZlvиноZluf том, что усадьба запущена.
Они urebgZ]eZную аллею и сразу уb^_eb]jZnbgxKlZjmoZg_ih^ижно стояла на террасе,
подня к_jom голову,  той самой позе,  какой ее уже b^_eb мальчики, когда прятались  конюшне.
Казалось, что она поджидает их. И приближаться к этой неподb`ghc фигуре было доhevgh`mldh.
Они останоbebkv у нижних ступенек террасы. Но старуха к ним не спустилась. И так они k_
молча и неподb`ghklhyebklZjmoZgZ\_jomZ^bj_dlhjkfZevqbdZfbнизу.
Борис Сергееbq спокойно, с знакомым уже Мише неодобрением смо трел на старуху, на ее
обрамленное седыми hehkZfb лицо с крючкоZluf носом и грязно -пепельными броyfb И Миша
b^_edZdih^^_cklием его a]ey^Z\k_[_kihdhcg__klZghится “графиня” и ее большие круглые глаза
с heg_gb_fbg_gZистью смотрят на пришель це.
И чем больше наблюдал Миша эту сцену, тем больше нраbebkv ему уверенность и спокойстb_
Бориса СергееbqZBkljZggh — Короbglh`_^_j`ZekylZdlhqghwlhcklZjmobbg_[ueha^_kvовсе.
А когда приходил сюда с. Мишей, так “сердце захолонуло”.

Након ец старуха спросила:
— Что Zfm]h^gh?
— Будьте любезны спуститься, — от_lbe Борис Сергееbq голосом педагога, убежденного, что
ученик обязательно uihegbl_]hijbdZaZgb_.
Старуха сделала несколько шагоbhklZghилась. Но опять же двумя — тремя ступенька ми ur_
Бориса СергееbqZbfZevqbdh.
Потом она надменно прогоhjbeZ:
— Слушаю Zk.
От_lZ не последовало. Борис Сергееbq точно не b^_e старухи. Миша был hkobs_g его
u^_j`dhc Вот что значит настоящий рукоh^bl_ev Ничего не гоhjbl не произносит ни слоZ а
приказывает… Вот кому следует подражать!
И только тогда, когда “графиня” сделала еще несколько шаго и очутилась на одной ступеньке с
Борисом Сергееbq_fhgkdZaZe:


— Я директор москоkdh]h^_lkdh]h^hfZghf_jklhr_klgZ^pZlvJZaj_rbl_magZlv, кто u.

— Я хранительница усадьбы, — объяbeZ старуха. — Прекрасно, — сказал Борис Сергеевич. —
Есть предположение организоZlva^_kv^_lkdmxljm^h\mxdhffmgmY[uohl_ehkfhlj_lv^hf.
Старуха ^jm] закрыла глаза. Миша испугался. Ему показалось, что она сейчас умрет. Но ничего
со старухой не случилось. Она постояла с закрытыми глазами, потом открыла их и сказала:
— Этот дом — историческая ценность. Я имею на него охранную грамоту.
— Покажите, — сухо прогоhjbe;hjbkK_j]__ич.
Старуха ulZsbeZ из -под пла тка бумагу, подержала ее в руках и протянула Борису Сергееbqm
Тот ayebihkоему обыкно_gbxg_^hольно морщась, начал читать.
Подаrbkvперед и скоси]eZaZFbrZba -за плеча Бориса СергееbqZlh`_aZ]eygme бумагу.


В леhf углу стоял большой рас плывшийся штамп, точно наляпанный фиолетоufb чернилами.
Текст был напечатан на пишущей машинке. С_jom крупно: “Охранная грамота”. Ниже,
обыкно_ggufb букZfb “Удосто_jy_lky что жилой дом  бывшей усадьбе Карагаеh как
предстаeyxsbc историческую ценн ость, находится под охраной государстZ Всем организациям и
лицам использоZlv дом без особого на то разрешения губнаробраза hkij_sZ_lky Нарушение
охранной грамоты рассматриZ_lky как порча ценного государст_ggh]h имущестZ и карается по
законам Респуб лики. Зам. за губернским отделом народного образоZgby Серо И затем следоZeZ
мелкая, но длинная подпись этого самого СероZ.

— Все праbevgh, — сказал Борис Сергеевич, haращая бумагу, — и k_ же здесь будет
организоZgZdhffmgZ.
— Не изhevl_ мне приказывать, — старуха kdbgmeZ голову, — и попрошу больше не
беспокоить.
Она по_jgmeZkvih^gyeZkvihe_klgbp_bkdjueZkvaZысокой дубовой д_jvx.
Борис Сергееbq обошел усадьбу, осмотрел сараи, конюшни, сад, пруд и расстилающиеся за
усадьбой поля.
И Короbglh`_^he]hbнимательно смотрел на поля. Потом Борис СергееbqkdZaZe:
— Под самой Москhc — и помещики сохранились. На шестом году реhexpbbM^bительно!
Когда они покидали усадьбу, Борис Сергееbqh[_jgmekybkghа посмотрел на дом. Останоbe ись
и мальчики. В ярких лучах заката бронзоZy птица горела, как золотая. Она смотрела круглыми злыми
глазами, слоgh[ueZ]hlhа сорZlvkyb[jhkblvkygZgbo.
— Эффектная птица, — заметил Борис Сергеевич.
— Самый обыкно_gguchj_e, — презрительно сказал М иша.
— Да? — от_lbe;hjbkK_j]__ич, но, как показалось Мише, с некоторым сомнением ]hehk_.

ГлаZ2
НОВЫЕ ПЛАНЫ

Борис СергееbqbDhjhин уехали Fhkd\mQ_j_aqZk^he`guijb_oZlv=_gdZk;yrdhcOhly\
Мише еще теплилась надежда, что они разыскали беглецо Моск_hg[ueihqlbmерен, что именно
Игорь и СеZ забрали Сенькин плот и поплыли на нем gba по реке… Но k_ же ^jm] Приехали
Генка и Бяшка и объявили, что Игоря и Сеu Моск_g_l.
Генка делал b^ что он очень устал, хотя оба мешка тащил Бяшка; Генка aye один перед самым
лагерем, чтобы показать, что и он работал.
В мешках оказалось много хлеба: по чет_jlvbihihe[moZgdbb^Z`_^е целые буханки.
— Я старался горбушками собирать. — хZklZeky Генка. — Если мне даZeb середину, то я
гоhj ил: “Нельзя! Плохая ui_qdZFh`_lkemqblvkyaZорот кишок”.
И Генка театрально размахиZejmdZfbihdZau\ZydZdhgсе это говорил.
Затем Кит изe_dbaf_rdZg_kdhevdhdmevdh с крупами, пакет с сухими фруктами для компота и
немного муки — _svhq_gvp_g ная, потому что из нее можно ui_dZlvheZ^vb.
— Нам этих круп надолго хZlbl, — разглагольстh\Ze=_gdZ — при экономном расходоZgbb —
до конца лагеря. Если, конечно, Кит не сожрет _x эту крупу  сыром b^_ Вот по линии сахара
слабоZlhGbdlhg_^ZeA ато есть немного конфет.
Эти слипшиеся конфеты Миша распорядился тут же пересчитать и u^Zать поштучно: д_
конфеты ^_gvdmlj_gg_fmbечернему чаю.
Потом Кит ulZsbe кусок сbgh]h сала, пакет с селедками, топленое масло  hs_ghc бумаге,
десятка дZ крутых яиц.
В добавление ко k_fm=_gdZручил Мише деньги — тридцать hk_fvjm[e_c.
— Урожай хороший, — одобрительно заметил Миша. — Видишь, Генка, что значит тебя
посылать.
Генка хотел рассказать, кто из родителей что дал, но Миша останоbe_]h:
— У нас k_h[s__ke_^hательно, кто что дал, не имеет никакого значения. Как только продукты
очутились  мешке, они принадлежат k_fm отряду. И незачем об этом гоhjblv Лучше расскажи, что
ты узнал дома у Игоря и Сеu.
— Пришли мы к СеbghcfZf_, — начал расска зывать Генка, — я ей _`ebо гоhjxA^jZkl_
Она мне тоже от_qZ_l “Здрасте!” Потом я гоhjx<hl приехали за продуктами”. А она спрашиZ_l
“Как там мой СеZ"Yhlечаю: “ЗдороdmiZ_lky:dh]^Zhgернется?” — это она спрашиZ_l<
самые ближа йшие дни”, — от_qZx я. “Зачем?” — “За книгами”. — “Очень хорошо. Передайте ему
при_lFuihijhsZebkvbmrebLZd`_ijb[ebabl_evgh[uehbmB]hjy.
— Приблизительно, да не так, — klZил борец за спра_^ebость Бяшка.
— Начинается! — пробормотал Генка.
— А как было у Игоря? — спросил Миша, предчувствуя, что Генка что -то натhjbe.
— Мы как ureb от Сеbghc мамы, — начал Бяшка, — так Генка гоhjbl “Что -то очень
подозрительно СеbgZ мама с нами разгоZjbала. Может быть, Сева уже приехал, прячется от нас, а
мамаше сh_cелел ничего нам не гоhjblvG_lmB]hjyfu[m^_fmfg__hgbgZkg_ijhедут”. Я его
еще предупредил: “Не u^mfu\Zc=_gdZZlhgZihjlbrv<_^vij_^mij_`^Zel_[yij_^mij_`^Ze?
— Рассказывай, рассказывай, — мрачно произнес Генка, — я пот ом от_qm.
— Ну hl, — продолжал Бяшка, — приходим мы к Игорю, а там бабушка — мама дежурит на
работе. “Ну, — шепчет мне Генка, — эту старушенцию мы hdjm] пальца об_^_f Я попытался его
удержать, но Генка меня не слушает и гоhjbl “Здрасте, мы к Игорю” . А бабушка от_qZ_l “Игоря
нет, он  лагере”. Тогда Генка подмигиZ_l ей и гоhjbl “Вы нас не бойтесь. Мы тоже из лагеря
сбежали. А теперь нам надо посо_lhаться с Игорем, как дейстh\Zlv^Zevr_;Z[mrdZoehiZ_lgZgZk
глазами, b^gh что ничего не по нимает, а Генка k_ сh_ “ДаZcl_ гоhjbl побыстрее своего Игоря,
нам тоже некогда”. Старушка сначала онемела, глотает ha^mo потом как заhibl “Батюшки! Значит,
наш Игорек сбежал из лагеря! Куда же это он? Да где же это он? Что теперь делать? Надо по скорее
матери сообщить! Надо сейчас же fbebpbx[_`Zlv<_jgh=_gdZlZdедь было?

— Ладно, ладно, рассказывай.
— Тут, конечно, Генка перетрусил, стал гоhjblv что нарочно соjZe Я тоже стал доказывать,
что Генка просто пошутил; если бы Игорь дейст bl_evghk[_`Zelhfug_[jZeb[u^eyg_]hijh^mdlu
ЕдZ -едва старушку успокоили. Но хоть мы ее на j_fy успокоили, она k_ раgh Игореhc маме k_
расскажет. Вот уb^bl_!
— Ты безот_lklенный чело_d Генка, — с сердцем сказал Миша, — тебе ничего нельз я
поручить! Мало того, что Игорь и СеZ из -за тебя сбежали, ты еще их родителей разheghал. А _^v
предупреждали, тебя! Теперь kzGZc^_fj_[ylbыгоним тебя из з_gv_ых.
— Как же так? — плаксиhijh[hjfhlZejZkkljh_gguc=_gdZ. — Я комсомолец, я назнач ен…
— Тем более, что комсомолец. Безобразие! Что ему ни поручи — k_gZh[hjhl^_eZ_l!

ГлаZ3
ХУДОЖНИК -АНАРХИСТ

Итак, беглецо надо искать на реке. Ясно: они уплыли на Сенькином плоту. И, конечно, gba
Какой им смысл подниматься протиl_q_gby?
На чем же гнаться за ними? Готоh]h плота нет, да и дb`_lky плот слишком медленно. Значит,
надо плыть за ними на лодке. Ее можно достать на лодочной станции. Но _^veh^hqgbdaZehfbllZdmx
цену, что никаких денег не хZlbl!
Есть еще лодки у некоторых крестьян, н о кто даст? Особенно нраbeZkvFbr_h^gZeh^dZohlyb
четырех_k_evgZy и нелепо раскрашенная, но небольшая, быстроходная и легкая. Она принадлежала
странному человеку, который жил  дереg_ у сh_c матери и именоZe себя художником -анархистом.
В чем заклю чался его анархизм, Миша не знал. Он b^_e_]h^а раза на улице. Художник был пьян и то
бормотал, то udjbdb\Ze какие -то непонятные слова. Это был маленький голубоглазый чело_d лет
тридцати, _qghg_[jblucbечно пьяный.
Единст_gguc кто мог помочь Миш е достать у художника лодку, был Жердяй. К нему и
напраbekyFbrZl_f[he__qlhj_rbeзять Жердяя с собой. Никто так не знает реку, окрестные леса
и села, как Жердяй. И ему самому будет интересно поехать. Ведь они поплывут мимо Халзина луга, и
мало ли чт о бывает: ^jm] нападут на след истинных убийц Кузьмина. И тогда легко будет опра^Zlv
Николая. Этот доh^ подейстh\Ze на Жердяя. Он согласился ехать с Мишей и идти к анархисту за
лодкой.
— Зовут его Кондратий Степаноbq, — рассказывал Жердяй про анархист а, — художник он.
Картин у него полно, kxba[mjZajbkhал. Если он пьяный — слоZg_^ZklkdZaZlv_kebKihof_evy —
то h\k_ijh]hgblZ_keblерезый — тогда, может, и уступит лодку.
Изба сельского художника поразила Мишу прежде k_]h смешанным запахом оqbgu олифы,
масляных красок, сивухи, огуречного рассола и прокисших щей. Она была доhevghместительной, но
застаe_gZ необычными для крестьянской избы _sZfb мольбертом, коробками красок, старинной,
b^bfhijbезенной из города, мебелью.
Но поразител ьнее k_]h было то, что и изба, и k_ предметы  ней были разрисоZgu самым
странным и даже диким образом.
Стены — одна зеленая, другая желтая, третья голубая, четвертая и hсе не поймешь какая. Печь
ky  разноц_lguo квадратиках, ромбах и треугольниках. Полы желтые. Потолок красный. Скамейки
^hev стен коричнеu_ Оконные рамы белые. УхZlu hae_ печи и те были разных ц_lh, а кочерга
красная. Только городская мебель сохраняла сhc натуральный цвет, но было ясно, что и до нее
доберется эта деятельная ки сть.


Художник сидел на лаd_ и что -то сосредоточенно строгал. Редкие на bkdZo но длинные сзади
hehkuju`bfbfhogZlufbdhkfZfbhimkdZebkvgZ[_euchli_johlbорот толстоdbg_lh[ZjoZlghc
не то _evетоhc изрядно ul_jlhc и перепачканной k_озмо жными красками. Шея была поyaZgZ
грязной тряпкой, изображаr_c бант. Он поднял на ребят мутные голубые глаза и тут же опустил,
продолжая сhxjZ[hlm.

— Мы к ZfDhg^jZlbcKl_iZgh\bq, — сказал Жердяй.
— Зачем? — спросил художник низким, глухим басом, нео жиданным  этом маленьком и
тщедушном чело_qd_.
Жердяй показал на Мишу:
— Начальник отряда к Zf пришел. Художник опять поднял голову. Взгляд его останоbeky на
Мишином комсомольском значке.
— Комсомол?
— Комсомол, — от_lbeFbrZ.
— А кто я е сть, тебе из_klgh?
— Вы художник.
— По убеждениям?
— Не знаю, — едZm^_j`bаясь от смеха, от_lbeFbrZ.
— По убеждениям я есть анархист -максималист, — Z`ghh[tyил Кондратий Степаноbq.
— Мы хотели попросить у Zkeh^dmgZ^а дня, — сказал Миша.
— Анар хисты -максималисты, — продолжал Кондратий Степаноbq, — не признают eZklb По
отношению к со_lkdhcласти — нейтралитет. В опыт не _jbfghbg_f_rZ_f<hllZd… — Больше
ему нечего было сказать о сhboiheblbq_kdbo\a]ey^Zobhgihторил: — Вот так… — И сноZgZqZe
строгать.
— А лодку дадите? — спросил Миша. — Зачем?
Миша уклончиhhlетил:
— Нам надо съездить h^ghf_klh.
— Анархисты имеют отрицательное отношение к собст_gghklb, — blb_ато прогоhjbe
Кондратий Степаноbq. — Почему лодка моя?
Миша п ожал плечами:
— Гоhjylqlhаша.
— Зря гоhjylIjbыкли к собст_gghklbот и гоhjyl<k_h[s__.
— Значит, нам можно aylveh^dm?
— Берите, — продолжая строгать, сказал Кондратий Степаноbq.
— Спасибо! — обрадоZekyFbrZ. — Мы се вернем p_ehklbbkh хранности.
Жердяй тихонько толкнул его [hd:
— Ключ проси!
— Тогда дайте нам ключ от лодки, — сказал Миша.
Кондратий Степаноbqkhdjmr_gghihdZqZe]hehой:
— Ключ… Трудное дело…
— Почему? — обеспокоенно спросил Миша, начиная понимать, что получить лодку б удет h\k_
не так просто, как ему показалось.
— Ключ — это личная собст_gghklv.
— Ну и что же?
— Лодка — общест_ggZykh[klенность, пользуйтесь, а ключ — собст_gghklvebqgZyfh]mbg_
дать.
— Что же нам, замок aehfZlv?
Кондратий Степаноbqkdhj[ghihdZqZe]hehой:
— Экс -про -при -ация! Нельзя без общестZ.
— А мы всем отрядом, — нашелся Миша. Кондратий Степаноbq_s_i_qZevg__dZqgme]hehой:
— В милицию заберут.
— Ведь ug_ijbagZ_l_fbebpbb, — ехидно заметил Миша.
Соk_ м упаrbf]hehkhfom^h`gbdkdZaZe — Мы не признаем. Она нас признает.
— Мы бы вам заплатили за лодку, но у нас нет денег, — признался Миша.
Кондратий СтепаноbqhljbpZl_evghaZfhlZe]hehой:
— Анархисты -максималисты не признают денежных знако. — И, подум а^h[Z\be — Обмен —
это можно.

— Какой обмен?
— Ключ я дам, а uзамен дадите мне подряд на оборудоZgb_dem[Z.
— Что за подряд? — удиbekyFbrZ.
— Клуб umkljZb\Z_l_"MdjZkblv_]hgZ^h"<hly_]hbhnhjfex.
— Но ведь мы делаем его бесплатно.
— Плохо, — поник голоhcom^h`gbd. — Труд должен hagZ]jZ`^Zlvky.
— Ведь анархисты не признают денег, — опять съехидничал Миша.
— Я не гоhjx — оплачиZlvkyZ]hорю — вознаграждаться, — пояснил анархист.
— Ребята ZfaZwlhdZjlhrdmijhihexlDhg^jZlbcKl_iZghи ч, — сказал практичный Жердяй.
— Эксплуатация, — задумчиhih`_\Ze]m[Zfbom^h`gbd.
— Какая же это эксплуатация! — hajZabe Миша. — Вы eh`beb  лодку сhc труд, а мы Zf
поможем сhbfljm^hf.
— Раз_ что так, — размышлял kemo Кондратий Степанович. — А ко гда прополете? Время не
ждет. — И он посмотрел hdghq_j_adhlhjh_иднелся заросший бурьяном огород.
— Как только _jg_fky, — от_lbeFbrZ, — дня через дZ.
— Ладно уж, — согласился наконец художник, — и насчет клуба подумайте. Я его так оформлю,
что и Fhkdе такого не найдется.
Он снял со стены и протянул Мише ржаucdexq.
— Хорошо, — радостно гоhjbe Миша, пряча ключ  карман. — Мы обязательно подумаем
насчет клуба.
Жердяй сноZih^lhedgme_]h:
— Весла!
— А где _keZ? — спросил Миша.
— Весла… — прогоhjbeDhg^jZlbcKl_iZgh\bqi_qZevgh.
Миша с испугом подумал, что он опять начнет рассуждать о собст_gghklbbg_^Zklесел.
— Весла и уключины. Иначе как же мы на ней поедем?! — решительно сказал Миша.
— И уключины… — a^hogmeDhg^jZlbcKl епаноbq.
Ему очень хотелось еще погоhjblv но, kihfgb, b^bfh и о прополке и о клубе, он еще раз
a^hogmebkdZaZe:
— Весла и уключины в сарае havf_l_:ihlhfgZf_klhihklZите.

ГлаZ4
ВСЕГДА ГОТОВЫ!

На j_fy сh_c отлучки Миша решил остаblv с таршей  лагере Зину Круглову. Генка
легкомыслен, СлаdZg_j_rbl_e_gAbgZ`_ohlvb^_очка, а ребята ее уважают и даже побаиZxlky.
Но чтобы Генка и Славка не обиделись, Миша решил их aylvkkh[hc поездку. Значит, f_kl_k
Жердяем их поедет чет_jh> h_ — на _keZolj_lbc — за рулем, чет_jluc — дозорным, на носу.
Вернуrbkv лагерь, Миша приказал Генке готоblvkgZjy`_gb_ZKeZке — проbabx.
— Рассчитывайте на два дня, — сказал Миша. — Ты, Генка, про_jveh^dmg_lebl_qbdZdkb^yl
уключины и в есла. Приготоv на kydbc случай запасное _keh и шест. Возьми пару удочек. Не забудь
компас, топор, _j_ку, _^jh котелок, фонарик с батарейками. И свистки для каждого. И дZ флажка
для сигнализации.
— А палатку?
— Не надо. И так переночуем. Да, спички не забудь. Все! Записал? — Записал! — Генка под_e
под списком жирную черту.
Миша по_jgmekydKeZке:
— Теперь ты, СлаdZIjh^mdluозьмешь ^\mof_rdZo — на случай, если разделимся попарно.
Каждому — кружку, ложку, нож. Продукты: одну буханку хлеба, ла пши на д_ Zjdb крупы
какой -нибудь тоже на д_арки, немного масла, чай, hk_fvrlmddhgn_l<k_!
Генка зароптал:
— Голодать будем! А яйца, сало?

— Надо здесь ребятам побольше остаblv:fugZehим рыбы. Не забудь соль.
— Можно картошки aylv, — предло жил СлаdZ.
— Верно, — согласился Миша. — И учти: никаких бумажных пакетоlhevdhbafZl_jbb<hh[s_
k_kgZjy`_gb_gZ^hih^h]gZlvlZdqlh[ugbq_]hg_kdjbi_ehg_[helZehkvZ]eZное, не зydZehbg_
брякало. Понятно? Ты, Генка, смажь уключины и havfb с собой кусок холстины: может быть, придется
обyaZlvесла для бесшумности.
— Не беспокойся, Миша, — за_jbe=_gdZ, — k_[m^_lk^_eZghdZdg_evayemqr_.
— Мы, конечно, kz сделаем, — сказал рассудительный Славка, — но, честно говоря, я
сомнеZxkv успе хе пашей поездки.
— Ты k_]^Zо всем сомнеZ_rvky! — разозлился Генка.
— СеZ и Игорь имеют перед нами преимущестh двух суток, — продолжал СлаdZ, — и мы их
никогда не догоним.
— Мы не догоним таких пентюхов? — закричал Генка.
Миша сказал:
— Во -перuo они плывут на плоту, а мы На лодке, это ljh_ быстрее. Во -lhjuo они делают
много останоhd и продукты им надо купить, и маршрут они плохо знают, и дрыхнут, на_jgh до
полудня. И, наконец, в -третьих, не _qgh же они собираются плыть по реке ! Где -то они должны
останоblvky и пересесть на железную дорогу. Значит,  этом месте они остаyl плот. Мы этот плот
увидим. И по этому следу будем их искать.
— Понятно теперь? — насмешлиh заключил Генка. — А если непонятно, то сиди здесь и Zjb с
Китом к ашу.
К _q_jm все было готоh Снаряжение и продукты сложены  лодку, а сама она, про_j_ggZy и
смазанная, под_^_gZ ближе к лагерю, и hae_ нее постаe_gu часоu_ Отплытие было назначено на
четыре часа утра. Чтобы не опоздать, Жердяй остался ночевать e агере.
Вечером у костра Миша, au\ZydkhagZl_evghklbj_[ylm[_`^ZebokemrZlvkyAbgm.
— Положение очень серьезное. Я уже не гоhjx о международной обстаноd_ это k_ знают. Но
даже здесь треh`gh СеZ и Игорь убежали. А тут загадочное убийстh Может б ыть, рядом бродят
бандиты. И помещичья усадьба со старухой тоже очень подозрительна. Так что нам надо быть
настороже. Дисциплина прежде k_]h.
Зина Круглова, чтобы усилить впечатление, добавила:
— Эта старорежимная графиня havf_lbkh``_lmkZ^v[mqlh[ud оммуне не досталась.
— Даже очень просто, — подт_j^be Миша, единст_ggh для поддержки Зининого аlhjbl_lZ В
то, что старуха сожжет усадьбу, он, конечно, не _jbe.
— Подумать только, — закричал Генка, — один чело_d занимает такую домину! Двести ребят
мож но разместить. Безобразие, честное слоh!
— Безобразие, — согласился СлаdZ. — Но какое это имеет отношение к Игорю и Се_"MkZ^v[Z
убийстhDmavfbgZ — при чем тут Игорь и СеZ?
— А при том, что идет классоZy[hjv[Z, — назидательно прогоhjbeFbrZ, — пон ял? Зря людей
не убиZxl И графиня, на_jgh тоже ждет, когда _jgmlky kydb_ там помещики и князья. Вот и
стережет для них усадьбу. СлаdZ\agZdkhfg_gbyihdZqZe]hehой:
— Вряд ли есть люди, которые надеются, что вернется старый режим.
— Не беспокойся, есть, — за_jbe_]hFbrZ.
Жердяй сказал:
— Кулаки у нас на дереg_]hорят… Теперь лорд этот самый английский…
— Лорд Керзон, — подсказал Миша.
— Вот -hlD_jahgwlhlkZfucGZibkZeE_gbgmibkvfh.
— Ультиматум.
— Так гоhjyll_i_jvkhетской eZklbdhg_p . Все рассмеялись.
— Эх ты, Жердяйчик! — закричал Генка. — Не дождутся ваши кулаки конца со_lkdhcласти. И
графиня тоже не дождется. И граф ее, белоэмигрант, тоже не дождется!
— Керзон нам предъявил наглые требоZgby, — сказал Миша, — совсем зарвался. Тр ебует, чтобы
мы отозZeb сhbo предстаbl_e_c из Ирана и Афганистана. Видали его? Английские капиталисты

боятся, что их колонии не захотят больше быть колониями. Понятно? Народы Востока! А ну -ка, СлаdZ
прочитай газету, которую Генка сегодня из Москuijb _a.
СлаdZjZaернул газету. Вверху, слеZ[uehgZibkZghIjhe_lZjbbсех стран, соединяйтесь!”, а
спраZ;_j_]bl_]Za_lumgZkbofZeh”
СлаdZ kemo прочитал и об ультиматуме Керзона, и о демонстрациях проти ультиматума под
лозунгом “Руки прочь от Со_lkdhcJhkkbb”
— Видал? Нас поддержиZxl рабочие k_]h мира, — объяснил Миша. — И никакие капиталисты
нам не страшны.
Жердяй задумчиhkdZaZe:
— Еще гоhjylqlhE_gbgkhсем болен.
— Что же из того, что он болен? Переутомился, hl и болен. Слушай… — Миша взял у Слаdb
газету и громко прочитал: — “Резолюция, рабочих Гознака… Дать Владимиру Ильичу трехмесячный
отпуск и потребоZlvhl него точного исполнения предписаний jZq_c^Z[uhgfh]осстаноblvkои
силы на благо трудящихся”. Понятно? — сказал Ми ша, с_jluая газету. — Ленин отдохнет и
ua^hjhеет. Так что пусть ZrbdmeZdbg_jZ^mxlky.
Неожиданная мысль пришла ему ]heh\myhgkdZaZe:
— Знаете что, ребята? Сейчас k_ibrmlE_gbgm^Zайте и мы напишем.
Все удиbebkvQlhhgbfh]mlgZibkZlvE_gbgm?
А Миша уже уe_dky сh_c идеей. Забыв, что он т_j^h решил быть таким же спокойным и
неhafmlbfufdZd^bj_dlhj^_lkdh]h^hfZ;hjbkK_j]__ич, он kdhqbebjZafZobая руками, сказал:
— Напишем, чтобы он скорее ua^hjhел.
— Праbevgh! — поддержал его Генка. — Все пишут.
Зина Круглова сказала:
— Если даже Ильич не прочтет нашего письма, то ему о нем расскажут. И ему будет приятно, что
k_hg_fihfgylex[ylb`_eZxl_fma^hjhья.
И ребята, крича и перебиZy^jm г друга, сочинили такое письмо Владимиру Ильичу Ленину:
“Дорогой Ильич! Мы, юные пионеры и комсомольцы, шлем тебе горячий пролетарский при_l
Мы хотим, чтобы ты скорее ua^hjhел. Мы хотим бороться за рабочее дело так же, как боролся и ты
kx сhx жизнь. Мы всегда готоu защищать и укреплять Со_lkdmx Россию. Выздораebай скорее,
дорогой наш Ильич!”







ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ПОГОНЯ
ГлаZ5
ЛОДОЧНАЯ СТАНЦИЯ

Миша уперся ногой  скользкий от ночной росы берег, столкнул лодку  h^m перевалился через
борт и kdZ рабкался на нос.
Поехали!
Белесый туман окутывал реку. Берега едZиднелись. Кусты ракитника достигали почти середины
реки. Толстые стheu лежали над самой h^hc Генка и СлаdZ едZ не задевали их веслами. Но
сидеrbcgZdhjf_@_j^ycbkdmkghgZijZлял ло дку по узкой и изbebklhcj_qhgd_.
Миша засек j_fy Если они будут делать hk_fv километро  час, то к _q_jm достигнут устья
реки. Туда считается не то семьдесят, не то hk_fv^_kyldbehf_ljh.
Размышляя таким образом, Миша зорко поглядывал по сторонам. В этот предутренний час река
казалась совсем чужой. Все ^jm] стало огромным, глубоким, таинст_gguf причудлиuf

неожиданно ukhdb_ дереvy _jomr_d которых не было b^gh кусты, казаrb_ky непроходимыми…
Почему они никак не могут обогнуть мысок, за кот орым должна быть лодочная станция? Может быть, в
темноте он проглядел ее?..
Миша приподнялся. В эту минуту они обогнули мыс. Сразу стало с_le__ Миша уb^_e
маленькую будку лодочной станции. Но тут же он заметил приближающуюся к станции женщину.
Миша узна л ее. Это была, “графиня”. Зачем она пришла сюда так рано? Миша тороплиhijhr_ilZe:
— Тихо! Не гребите!
Генка и СлаdZ подняли _keZ Лодка сразу сбаbeZ ход. УхZlb\rbkv рукой за ветку, Миша
подтянул лодку под куст орешника. Отсюда была хорошо b^gZeh^hqgZyklZgpby.
Туман еще не сошел. Люди у будки казались мутными тенями. За будкой b^g_ekyg_ih^ижный
силуэт лошади, запряженной  поhadm И оттого, что будка была очень малень кой, лошадь и телега
казались громадными.
На берегу стояли “графиня” и кулак Ерофее отец Сеньки, маленький кособокий старичок 
черном картузе и очках `_e_aghchijZе.
Лодочник Дмитрий Петроbq habeky  лодке, потом uijyfbeky и ur_e на берег. Это бы л
чело_de_lljb^pZlbkj_^g_]hjhklZehкий и сильный. Миша его не то что побаиZekyZqm\klовал
себя с ним неудобно: как -то неискренне и хитро улыбался k_]^Z лодочник. Ходил он босиком, 
сатиноhc рубашке без пояса. Но лицо у него было чистое, холе ное, соk_f не крестьянское, с
маленькими острыми усиками. Ерофее и лодочник подошли к телеге. С нее кто -то соскочил. Ребята
]ey^_ebkv — это был Сенька. Ерофееkgyekl_e_]bjh]h`mAZl_fhgbтроем перетащили eh^dm^а
больших мешка.
Дмитрий Петроbq прыгнул eh^dm?jhn__ оттолкнул ее. Лодка качнулась, отошла от берега и,
e_dhfZy течением, по_jgmeZkv на середине реки. Табаня одним _kehf Дмитрий Петроbq напраbe
ее gbaihl_q_gbx.
Все смотрели вслед лодке: мальчики — из сh_]h укрытия, старуха и Ерофее — с берега, Сенька
— с телеги.
Лодка скрылась за поворотом. Ерофее что -то сказал “графине” и пошел к телеге. Уже держа в
руках h``bhghiylvqlh -то сказал. Старуха молча киgmeZ]hehой.
По берегоhc дороге телега дbgmeZkv к дереg_ Старуха полеhc тропинкой пошла к усадьбе. В
ukhdhcir_gbp_f_evdgme__q_jgucieZlhdJZa^jm]hcIhlhfhgZkhсем скрылась из глаз…

ГлаZ6
НА РЕКЕ

ПерufgZjmrbefheqZgb_=_gdZ.
— Интересно, что они увезли  лодке? — прогоhjbe он, klZая и вглядыZykv в даль реки, хотя
ни лодки, ни лодочника уже не. было b^gh. — Недаром эта несчастная лодочная станция k_]^Z
казалась мне подозрительной. Я еще q_jZKeZке гоhjbeIjZда, СлаdZ]hорил я тебе, что станция
очень подозрительная, гоhjbe?
— Не вчера, а п озаq_jZ, — от_lbelhqgucKeZка, — и ничего подозрительного я здесь не b`m
Мало ли что людям надо пере_albgZeh^d_.
— “Перевезти”, ага! — передразнил его Генка. — В такую рань, чтобы никто не b^_e И
Ерофее кулак и мироед, со сhbf Сенькой примаза лись. — Он обернулся к Мише: — Знаешь, Миша,
даZcemqr_ысадим Слаdm.
— Зачем?
— Он kx дорогу будет сомнеZlvky “Ничего такого”, “Ничего особенного”, “Ничего у нас не
uc^_lGbq_]hfug_gZc^_fLZdb[m^_ldZgxqblv…
Миша  от_l только отмахнулся . Но что k_ это значит? “Графиня”, лодочник, Ерофее — k_
f_kl_Qlh -то отпраeyxlghqvxlZcdhf…
— Возможно, старуха ин_glZjvыhablqlh[udhffmg_g_^hklZeky, — предположил он.
— Какой у нее ин_glZjv! — сказал Жердяй. — Нет у нее никакого ин_glZ ря.
— Что же по -тh_fm?

— А я почем знаю!
— Ладно! — решил Миша. — Все раgh нам плыть gba Будем искать Игоря и Севу и заодно
посмотрим, куда лодочник от_a_lwlbf_rdb=eZ\gh_ — чтобы он нас не уb^_eIh_oZeb!
Жердяй оттолкнул лодку от берега. Генка и СлаdZ afZogmeb веслами. Пристаb к глазам
бинокль, Миша ]ey^u\Zekyперед. Лодочника не было b^ghGhgbq_]hhgb_]hgZ]hgyl.
ИзbebklZyj_qdZijhl_dZeZ глубокой, узкой долине. Высокий, правый берег был сильно подмыт
— над h^hc желтели ноздреZlu е из_klgydb белели причудлиu_ обрыu мела. На низком леhf
берегу b^g_ebkv узкие полоски залиguo луго и торфяных болот. Скhav мутную h^m дно
проглядыZehkv только на очень мелких местах — yadh_ покрытое тиной. Местами h^Z быстро
кружилась — на д не били ключи и родники.
Мальчики миноZeb дереgx паромную переправу, а лодочника k_ не было. Неужели на двух
парах _k_ehgbg_fh]ml_]h^h]gZlv"FbrZ^ZeagZdijbklZlvd[_j_]mылез из лодки и ah[jZekygZ
холмик, пытаясь оттуда уb^_lveh^hqgbdZ.
Широкая панорама долины открылась перед ним: бескрайные поля, темные леса, тихие перелески,
одинокие _ljygu_f_evgbpu[_eu_dhehdhevgbp_jdей, на ближних полях телеги с поднятыми к небу
оглоблями… Солнце медленно подымалось из -за горизонта. Его косые лу чи раздb]Zeb дали,
окрашиZyесь мир yjdb_djZkdbGhmadZyq_jgZyihehkdZj_db[ueZkdjulZohefZfbbaZjhkeyfbb
ничего на ней нельзя было уb^_lv.
Миша _jgmeky лодку. Они с Жердяем сменили Генку и Слаdmbihieueb^Zevr_L_i_jv=_gdZ
сидел на руле, а СлаdZk[bghde_f руках — на носу.
— Нажмем, Жердяй, — гоhjbe Миша, изо k_o сил работая _keZfb. — Ты, Генка, на руле
поосторожнее…
— За меня не беспокойся, не i_jый раз, — не замедлил от_lblv=_gdZ.
В тельняшке и под_jgmluo[jxdZokdhjfhым _kehf руках он u]ey^_ehq_gv`bописно.
— Ты, СлаdZ, — продолжал командоZlv Миша, — смотри  оба! И не только за лодочником.
Главное — Игорь и Се ZKfhljbg_lebiehlZbebdZdbo -нибудь других следо.
— Пока ничего нет, — от_lbeKeZка, — ни лодочника, ни ребят, ни плота, ни следо.
Так плыли они еще с полчаса, гребя изо k_o сил. Миша уже хотел произ_klb замену, как ^jm]
СлаdZg_hlju\Zy]eZ з от бинокля и поhjZqbая его то h^gmlh другую сторону, сказал:
— Тише ребята! Кажется, лодочник…
— Где?!
Миша и Жердяй подняли _keZ=_gdZijbстал, kfZljbаясь i_j_^.
— Опять пропал, — поhjZqbая бинокль, сказал СлаdZ. — Только что, за тем по hjhlhf я
b^_eeh^dm:]Zот он опять мелькнул…
— Сколько до него?
— С километр, — неуверенно прогоhjbeKeZка.
— Сейчас будет Халзин луг, — hegmykvkdZaZe@_j^yc.
— К берегу! — тихо скомандоZeFbrZ.
Когда он с Жердяем выскочили на берег и посмотре ли на реку, то уb^_eb что лодочник не
гребет. Его лодка покачиZeZkvgZоде, а сам он, по_jgm голову, смотрел на берег.
— На Халзин луг смотрит, — прошептал Жердяй, белый как полотно.
— А ты чего hegm_rvky"G_q_]hолноZlvky.
Лодочник по -прежнему см отрел на луг, изредка медленным дb`_gb_f _keZ ujZниZy лодку.
Ага, не хочет подплывать к месту, где убили Кузьмина…
Генка не утерпел и тоже ue_agZ[_j_]L_i_jvhgbljh_dZdbeh^hqgbdkfhlj_ebgZOZeabgem].
Покрытый ярко -зеленой траhc залитый с олнечным с_lhf он тянулся по леhfm берегу Утчи и
по праhfm[_j_]mпадающей Mlqmdjhr_qghcihqlbысохшей речушки Халзан.
В зеленом однообразии луга было столько спокойстby что мальчикам казалось, будто они
слышат оттуда монотонное жужжание комаро  и зhgdh_ стрекотание кузнечико Место было
со_jr_gghhldjulh_G_kdhevdhh^bghdbo^_j_ьев с_rbали к земле сhxgbadmxebkl\mBlhevdh
на берегу доhevgh густо росли кусты. Откуда же стреляли DmavfbgZ" И почему Николай не слышал
uklj_eZ"Bdlhm гнал лодку? Странно…

Наконец лодочник afZogmeеслами. Лодка поплыла дальше. Мальчики тут же сползли с берега и
дbgmebkvслед за ней. На _keZo — Генка и СлаdZgZghkm — Миша, на корме — Жердяй.
Теперь они держались от лодочника на таком расстоянии, ч тобы за каким -нибудь поворотом
можно было рассмотреть его [bghdev.
Лодочник то пояeyeky то исчезал за частыми излучинами реки. Он сидел на _keZo лицом к
следоZшим за ним мальчикам, и им приходилось быть очень осторожными, чтобы не попасться ему
на глаза. Перед каждым поhjhlhfj_dbFbrZыскакиZegZ[_j_]bkfhlj_e бинокль, где лодочник.
В азарте погони они соk_faZ[uebhp_ebkоего путешестby.
— Сейчас самые лесистые места пойдут, — сказал Жердяй, — скоро я ZfljhihqdmihdZ`m?keb
по этой т ропочке идти, то как раз на Голыгинскую гать и uc^_rv.
— Ту самую, где мертвый граф закопан?
— Ту самую.
— Так далеко от усадьбы?
— По реке далеко. А через лес близко.
Длинная излучина реки, прикрытая густыми зарослями, опять укрыла лодочника. Боясь потерять
его из b^m Миша приказал грести скорее. Генка и СлаdZ налегли на _keZ Лодка вынеслась за
поhjhl И Миша сразу убедился  опрометчиhklb сh_]h поступка… Метрах  трехстах от них
лодочник, шагая по h^_тягиZekою лодку fZe_gvdmx[molhqdmозле двух белых камней… Ребят
ujmqbehlhevdhlhqlheh^hqgbdklhyedgbfkibghcbjZkie_kdbая ногами h^mg_keurZermfZbo
_k_e.
Мальчики быстро подтянулись к бере гу и укрылись за ukhdbf дереhf ветки которого
спускались к самой h^_HklZ\ZykvkZfbg_aZf_q_ggufbhgbohjhrhидели лодочника.
— От этих двух камней и идет дорога на Голыгинскую гать, — прошептал Жердяй.
Миша сделал ему знак молчать.
Лодочник ulZsbe лодку, забросил цепь за камень и обернулся к лесу.
Тишину реки огласил троекратный крик соu.

ГлаZ7
ЛОДОЧНИК

Это была маленькая, обмелеrZy бухточка. Густые листья могучего дуба заслоняли ее от солнца
— только поэтому она не ukhoeZ На берегу лежали дZ больших белых камня. Короткая тропинка
тянулась от них к орешнику и исчезала e_km.
Лодочник стоял на берегу, к чему -то прислушиZykv Прислушались и мальчики. В лесу раздался
далекий от_lgucdjbdkhы. ПритаиrbkvaZ^_j_ом, мальчики ждали, что бу дет дальше.
Опушка была покрыта ярким ц_lhqguf ковром. Высокие темно -желтые лютики, прямые кисти
бледно -желтого борца, белая гha^bdZ с_leh -голубые лесные колокольчики — k_ это, ц_lms__ и
перелиZxs__ky под ослепительными лучами солнца, было таким мир ным, таким радостным, добрым,
что Мише ^jm]ihdZaZebkvg_e_iufbсе его подозрения. И ему казалось, что если он сейчас подойдет
к лодочнику, то тот будет с ним мирно разгоZjbать, как k_]^Z улыбаясь сh_c насмешлиhc
доhevgh неприятной, но,  общем, н ичего не значащей улыбкой… Но это чуklо безмятежного
до_jby угасло так же быстро, как зародилось… Из леса опять, но уже совсем близко, раздался крик
соu…
Лодочник klZe прошелся по берегу и, убедиrbkv что никого hdjm] нет, обернулся к лесу и
сделал рукой жест, подзывая того, кто скрывался за дереvyfb.
Из леса ureb^а парня с заспанными лицами, одетые abfgxxdj_klvygkdmxh^_`^mgZh^ghf
был рZgucihemrm[hdgZ^jm]hf — длинный ul_jlucabimgh[Z помятых солдатских шапках.
Парни перетащили м ешки e_kEh^hqgbdqlh -то им сказал.
Парни ничего не от_lbeb И, уже сидя на _keZo лодочник опять что -то сказал. Но _l_j отнес
его слоZ сторону.
Как только лодочник сел eh^dmFbrZkhh[jZabeqlhgZ^hihdb^Zlvm[_`bs_FZevqbdb[ukljh
поплыли на зад. Отойдя с полкилометра, они раз_jgmebkv и медленно поплыли наklj_qm лодочнику с

таким b^hf[m^lhhgbijhklhdZlZxlkyihj_d_>Z`_[bghdevFbrZaZijylZeih^kb^_gv_.
И, как только они раз_jgmebkv показался лодочник. Он греб медленно, сильно откид ываясь
назад, и когда наклонялся, то скhav рубашку было b^gh как сжимаются и разжимаются его острые
лопатки…
Он оглянулся на шум _k_e ребячьей лодки и перестал грести. Его лодка, покачиZykv на h^_
медленно поhjZqbалась и, когда ребята пораgyebkv с ней, она уже стояла посередине реки,
загоражиZyijh_a^Qlh[ug_aZp_iblv__еслами, мальчики тоже перестали грести. Наклони]heh\m
лодочник исподлобья оглядел мальчикоbg_h`b^Zgghmeu[gm\rbkvkijhkbe:
— Далеко плывете, товарищи?
Он улыбался одни м ртом. Концы его маленьких острых усо при этом хищно топорщились
к_jom а холодные голубые глаза пристально и недо_jqbо смотрели на мальчико Эта улыбка
лодочника и раньше коробила Мишу, а сейчас была особенно неприятна.
— Так, плывем, — спокойно отв етил Миша.
Лодочник по -прежнему улыбался. Но рука его уже лежала на борту ребячьей лодки, и он
медленно подтягиZe__dk_[_.
Миша понял, что он тянется к цепи, и крепко прижал ее ногой.
Продолжая улыбаться, лодочник об_e оцениZxsbf a]ey^hf ребят. Перед ним сидели четыре
здороuo и,  сущности, уже ajhkeuo парня. По его лицу было b^gh что он обдумывает, как ему
поступить. Потом он сказал:
— И Жердяй с Zfb?
Миша ничего не от_lbeFbgmlmijh^he`ZehkvfheqZgb_.
Лодочник крепко держал лодку за нос. Потом опять сказал:
— Знакомая лодка.
— Да, — от_lbeFbrZ, — это лодка Кондратия Степановича.
— Вот как? — недо_jqbо усмехнулся лодочник, ухZlb наконец рукой металлическое кольцо,
к которому была приторочена цепь. — Значит, Кондратия СтепаноbqZ? — переспросил лодочник, и
Миша почуklовал ногой, что лодочник потихоньку дергает цепь.
Но Миша крепко держал ее.
— Да, Кондратия СтепаноbqZ, — поlhjbeFbrZg_ihgbfZydq_fmdehgbleh^hqgbd.
— Интересно, — насмешлиh протянул лодочник. — А _^v Кондратий Степаноbq сегодня
утром уехал на рыбалку. И на сh_ceh^d_YkZf_]hидел.
Миша, конечно, мог бы напомнить, кого лодочник и действительности b^_e сегодня утром. Но
этого делать было нельзя, и Миша сказал:
— Не знаю , кого uидели, но Кондратий СтепаноbqjZaj_rbegZfзять лодку.
По -прежнему улыбаясь, лодочник покачал голоhc:
— Так, так… Некрасиhlhарищи, некрасиh:_s_dhfkhfhevpu…
Он опять потянул цепь, но Миша крепко держал ее ногой.
— Что некрасиh? — нах мурился Миша. — Что uiZkklu^bl_?
— Лгать нехорошо, — укоризненно сказал лодочник. — Нехорошо покрывать преступнико
Ведь я знаю, чья это лодка…
— Чья же? — усмехнулся Миша.
— Это лодка Кузьмина, которого q_jZ здесь убили. А убил его брат. — Лодочник п оказал на
Жердяя. — Эту лодку милиция разыскиZ_lZы ее прячете… Нехорошо. Очень нехорошо.
Перед таким нелепым обbg_gb_fFbrZjZkl_jyekybaZ[ueijhp_iv<lm`_k_dmg^meh^hqgbd
изо k_o сил дернул ее. Миша упал. Падая, он попытался рукой схZlblv це пь, но опоздал. Усмехаясь,
лодочник накинул ее на крюк, который торчал на корме его лодки, и тут же оттолкнулся. Цепь
натянулась. Мальчики могли достать ее теперь, только перебраrbkv лодку к Дмитрию Петроbqm.
— Нехорошо, нехорошо, — нагло улыбаясь, пов торил лодочник, — Жердяй хочет брата ujmqblv
— понимаю, а ZfdhfkhfhevpZfg_debpmIjb^_lky^hjh]b_^jmavyернуться ^_j_ню, придется!
Дрожа от hafms_gbyFbrZaZdjbqZe:
— Какое ubf__l_ijZо?
— Каждый должен помогать праhkm^bx, — издеZykv, от_lbe лодочник. Между тем, как ни

слабо было течение, оно относило обе лодки к берегу.
Этого Миша опасался больше k_]h Если Дмитрию Петроbqm удастся задержать их лодку на
берегу, то он сможет каким -либо образом uaать из леса сhbo парней, и тогда м альчики будут
бессильны перед ними. Значит, нельзя терять ни секунды…
Лодки уперлись [_j_]FbrZскочил на нос:
— Сейчас же отпустите, слышите!
— Рад бы, да не могу, — рассмеялся лодочник. Он не успел догоhjblv — Миша перепрыгнул в
его лодку и схZlbe цепь.


— Не трогать! — заорал лодочник и kdhqbeысоко подня\jmdZo<_keh.

Но Миша одним дb`_gb_f сорZe цепь с крюка и перебросил ее  сhx лодку. Потом он
uijyfbeky:
— Ударьте! Попробуйте!
Дмитрий Петроbq стоял, ukhdh подня _keh с бледным, искаженным от бешенстZ лицом. Он
ударил бы Мишу, но Генка и СлаdZ уже карабкались  его лодку. Генка так наZebeky k_f телом на
борт, что лодка накренилась… Лодочник покачнулся и закричал:
— Не лез ь, сhehqv!
Он наклонился к Генке, пытаясь достать его _kehf и в ту же секунду СлаdZ тихий,
стеснительный СлаdZkoатил с другой стороны лодочника за ноги и рZgmedk_[_>fbljbcI_ljhич
полетел оду.
— Назад! — крикнул Миша. Мальчики поспешно k карабкались  сhx лодку. Изрыгая
проклятья, Дмитрий Петроbq метнулся за ними. На него испуганно смотрел сжаrbcky и ошалеrbc
от страха Жердяй.
— Гребите! — заhibeFbrZ.
Генка и СлаdZ тороплиh сталкиZykv _keZfb начали грести. Дмитрий Петроbq был уже
соk_f близко. Он дернулся к корме, но промахнулся. Генка и СлаdZ ударили _keZfb один раз,
другой… Набирая скорость, лодка понеслась по реке. Расстояние между ней и лодочником k_
увеличиZehkv>fbljbcI_ljhич постоял некоторое j_fyihернулся и пошел к берегу…
Лодка неслась k_ быстрее… Поворот… За ним другой… Вот и дереh под которым они
прятались… Вот и дZ белых камня… Еще поhjhl И они uieueb на прямой, длинный отрезок
реки, уходиrbc сторону от леса. Здесь их лодочник уже не догонит.

ГлаZ8
В ЧЕМ ЖЕ ДЕЛО?

И k_ же мальчики продолжали грести изо k_o сил, тяжело дыша и оглядыZykv назад. Им
казалось, что сейчас из -за поhjhlZ опять пояblky лодочник. И не один, а с парнями, которых он
остаbe лесу…
Но страх, который вначале придал Г енке и Слаd_ силы, начал проходить. Они ^jm]
почуklоZebk_[ykh\_jr_gghbafh`^_ggufbbh[tyили, что не khklhygbb[hevr_]j_klbFbrZb
Жердяй сменили их.
ОчутиrbkvgZdhjf_=_gdZk^jm`_ex[ghcgZkf_rebостью поглядывая на СлаdmkdZaZe:
— Слаd а-то, а? Как лодочника дернул!.. Вот уж от кого не ожидал!
Никто ему не от_lbe.
— А вот Жердяйчик наш перепугался, — продолжал Генка. — Прямо душа iyldbmreZ…
Жердяй покраснел:
— Вам -то что? Уехали Fhkd\mbсё, а мне с матерью здесь остаZlvky.
— Ну и что? — А то, что зарежут они нас, hlqlh! — убежденно от_lbe@_j^yc.
— Так уж и зарежут… — усмехнулся Генка.
— А ты думаешь… Тут тебе не МоскZAZj_`mlbсё. Не перuckemqZc.

— Кто — они и кого они зарезали? — спросил Миша.
Но в от_l@_j^yclhevd о засопел и еще старательнее стал грести.
СидеrbcgZghkmKeZка сказал:
— Все же непонятно, почему лодочник к нам пристал. Неужели он дейстbl_evgh думал, что мы
на лодке убитого Кузьмина?
— Эх ты, сylZyijhklhlZ! — закричал Генка. — Раз_hgg_fh`_leh^dbhlebqblv".
— У Кузьмина однопарка, а эта двухпарка. Другой двухпарки у нас  дереg_ нет, — сказал
Жердяй.
— Вот b^brv! — подхZlbe=_gdZ. — Нет, тут дело ^jm]hf.
— В чем же?
— Он бо ялся, что мы в лес пойдем и уb^bf этих парней и мешки. Вот чего он боялся. Недаром
мне лодочная станция казалась такой подозрительной.
— Праbevghlhevdhijbh^ghfmkehии, — сказал СлаdZ.
— При каком?
— При том, что f_rdZo_klvqlh -то тайное.
Генка т рагически ha^_ejmdbdg_[m:
— Неughkbfh Налицо банда, а ты сомнеZ_rvky Нас только что хотели утопить, а тебе
кажется, что ничего не произошло. Что ты за чело_dg_ihgbfZx!
— Какие теперь банды? — сказал СлаdZ.
— Видали его! — закричал Генка. — “Ка кие банды”! Самые настоящие, бандитские! И Кузьмина
они убили, это уж определенно!
Жердяй перестал грести и испуганно смотрел на Генку.
— Почему ты решил, что они убили Кузьмина? — спросил СлаdZ.
— А кто? Его брат? — Генка киgmegZ@_j^yy. — Скажи, Жердя й, убиZelой брат Кузьмина?
— Не убиZehg, — прогоhjbe@_j^yckghа начиная грести.
— А кто убил? — Не знаю.
— А я знаю, — упрямо поlhjbe=_gdZ — они и убили.
Миша не f_rbался  разгоhj Все только что происшедшее казалось ему диким,
не_jhylguf…
Конечно, насчет лодки Кузьмина Дмитрий Петроbq u^mfZe — это лишь предлог, чтобы
задержать их. Уж кто -кто, а он знает каждую лодку  дереg_ Тогда  чем же дело? Из -за парней?
Вряд ли… Парни уже даguf -даgh скрылись  лесу. А hl к убийству Кузьмина эт о может иметь
прямое отношение. По лицу лодочника b^gh что он убийца. Уb^Ze Жердяя  лодке и испугался, что
Жердяй доискиZ_lky настоящего bghника. Вот и хотел их по_jgmlv обратно, чтобы они не напали
на настоящий след…
А ^jm] Миша даже похолодел. А ^jm] это сyaZgh не только с убийстhf Кузьмина, но и с
исчезно_gb_f Игоря и Сеu" Может быть, с ними что -то случилось? И именно поэтому лодочник не
хотел их пропускать i_j_^Fh`_l[ulvB]hjvbK_а оказались случайно сb^_l_eyfbm[bcklа или
набрел и  лесу на парней и те их убили, боясь разоблачения… Все может случиться  такое
неспокойное j_fy В дереg_ идет борьба. То здесь, то там убиZxl то селькора, то сельского
актиbklZ Мало ли  какую переделку могли попасть ребята… Что же делать? Ведь ре бята ему
до_j_gu.
В эту минуту раздался голос Генки:
— СпраZih[hjlmrZeZr!

ГлаZ9
УДИВИТЕЛЬНАЯ ВСТРЕЧА

На берегу,  тени дереZ стоял крошечный шалаш, сделанный из _lhd и листье Возле него
горел небольшой костер. У костра сидели мужчина и женщина. — Спросим, не b^_ebebhgbj_[yl, —
предложил Миша.
Мальчики положили _keZ на борта. Лодка замедлила ход. Миша пристаbe ладони рупором ко

рту:
— Алло! На берегу!
Мужчина и женщина обернулись к мальчикам. Оба они были [hevrbojh]hых очках.
— Скажите, — крикнул Миша, — здесь не проплывали дZfZevqbdZgZiehlm?
Мужчина и женщина переглянулись. Потом, как по команде, сноZ обернулись к мальчикам, но
ничего не от_lbeb.
— Глухие, что ли? — пробормотал Миша.
— Это же нэпманы, — объяbe Генка. — Посмотрите, как нелепо расплылася рожа нэпа… Он
толстый, лысый, hqdZomg__lh`_олосы крашеные…
Миша сноZdjbdgm л:
— Вы двух мальчико не b^_eb на плоту? Мужчина и женщина опять переглянулись. Потом
мужчина klZebdjbdgme…
— Не понимай…
Мальчики h\k_]eZaZkfhlj_ebgZg_]h…
— Иностранец, — растерянно пробормотал Генка.
Перед ними дейстbl_evgh стоял иностранец — плотный лысый чело_d  рогоuo очках,
рубашке с короткими рукавами и серых широких брюках гольф, спускающихся чуть ниже колен на
серые же, яghaZ]jZgbqgu_qmedbIh`behcfm`qbgZ брюках гольф мог быть только иностранцем.
— Не понимай! — сноZ крикнул и ностранец, засмеялся и отрицательно покачал большой,
круглой, лысой голоhc.
— Поговорить с ними, что ли? — нерешительно сказал Миша.
— А чего, — поддержал Генка, — посмотрим, что за иностранцы такие. Шпрехен зи дейч…
Мальчики подгребли к берегу, urebba лодки и подошли к шалашу.
Мужчина смотрел на ребят и улыбался. Женщина сидела у костра, помешиZyeh`dhc котелке.
Она смерила мальчико gbfZl_evguf a]ey^hf Мальчики потянули носами: из котелка пахло
шоколадом.
— Вы далеко кричать, а ми плохо понимать руськи, — сказал иностранец.
Возле палатки лежали дZ рюкзака, с ремнями и блестящими застежками, дZ фотоаппарата на
тоненьких ремешках, консерgZy банка с яркой этикеткой, дZ термоса и еще какие -то мелкие _sb
заграничного происхождения.
“Иностранные ту ристы, — решил про себя Миша, — буржуазия. Пролетарии по заграницам не
раскатывают…”
То же самое подумали Генка и СлаdZ Мальчики с неприязнью смотрели на представителей
капиталистического мира, так неожиданно пояbшихся на берегу реки Утчи. Как сюда поп али эти
хищники и акулы?
— Ви поlhjyclаш hijhk, — сказал иностранец.
Вблизи оказалось, что он не так уж лыс. На голо_mg_]h[uebолосы, но очень редкие и светлые,
как пушок. И весь он, полный, розоhs_dbcihoh^begZ[hevrh]hhldhjfe_ggh]hj_[_gdZ.
Миша поlhjbekой вопрос:
— Здесь не проплывали дZfZevqbdZgZiehlm?
— Плёт? Что значит плёт?
— Это как лодка, — объяснил Миша и показал руками, — такой четырехугольный, из бре_g…
Иностранец радостно закиZe голоhc. — Понимайт, понимайт! — Он обернулся к женщине и
произнес какое -то иностранное слоh потом опять радостно закиZe голоhc — Плёт. Понимайт! От
слоZ “плить”, “плаylv Понятно… Были здесь дZ мальшик, пайонир, гальст ух, — он тронул сhx
шею, — пайонир, хорош пайонир. Биль тут, биль…
— Когда?
— Ночеваль. Не эта ночь, а после, эта ночь… Вчера утро дальше плить на сhc плёт… Плёт
подчинял и поехал.
У Миши отлегло от сердца. Наконец -то! Значит, Игорь и СеZ жиu здороu, ничего с ними не
случилось.
Из дальнейших расспросо uykgbehkv что Игорь и СеZ приплыли сюда позаq_jZ _q_jhf

переночеZeb q_jZ до полудня починяли плот и поплыли дальше. Значит, q_jZ  среду, h j_fy
убийства Кузьмина Игорь и СеZ преспокойно с идели здесь, беседоZeb с иностранцами и
происшестb_ на Халзином лугу их никак не коснулось. Ну и прекрасно! Хоть с этим k_  порядке…
Теперь -то их на_jgydZ можно будет догнать. Расстояние между ними было дZ дня, а теперь только
один. К _q_jmbgZ]hgy т…
Из котелка распространялся аппетитный запах шоколада. Мальчики бросали на котелок голодные
a]ey^ub[_aaZkl_gqb\hijbgxobались. Генка просто дрожал от жадности.
Женщина что -то сказала мужчине. Улыбаясь, он прогоhjbe:
— Мальшики, кофей пить.
Вот еще! Станут они угощаться у буржуев! Миша отрицательно качнул голоhc собираясь
произнести какую -нибудь _`eb\mxnhjfmemhldZaZgh=_gdZijhr_ilZe:
— ДаZch[h`j_fdZiblZebklh…
Мише это предложение показалось дельным. Теперь, когда они uykgbeb что с Игорем и Сеhc
k_  порядке, можно было особенно не торопиться. Поесть -то им все раgh надо. А если они будут
сами Zjblvh[_^lhihl_jyxl_s_[hevr_ремени.
Мальчики уселись hdjm] костра. Только один Жердяй продолжал стоять. Он очень стеснялся —
_^v  сh_ й дереg_ он никогда не b^_e иностранце, — и только когда Миша _e_e ему сесть, он
присел на корточки, но на порядочном расстоянии от костра.
Женщина разлила дымящийся кофе по металлическим стаканчикам, которые она ulZsbeZ один
из другого. Из кожаного н есессера были изe_q_gudjhr_qgu_eh`_qdbbsbiqbdb^eykZoZjZ<k_wlh
женщина проделала доhevgh проhjgh но молча, без улыбки. У нее были коротко подстриженные
hehku рыжеZlh]h оттенка, с сильной проседью. За очками hdjm] глаз b^g_eZkv частая сеточк а
морщинок. Руки худые, загорелые, а на запястьях белые полоски.
“Наверно, кисти не загорели из -за браслето, — подумал Миша, — а теперь она браслеты остаbeZ
]hklbgbp_;hblkyqlhh]jZ[yl>Zdlhboh]jZ[bldhfmhgbgm`gu"”
На салфетке лежали тонюсень кие ломтики хлеба, намазанные чем -то коричнеufKeZка и Миша
ayebih[ml_j[jh^mb один передали Жердяю. Но Генка как накинулся на бутерброды, так уже не мог
оторZlvkyhlgboQ_j_afbgmlmkZen_ldZ[ueZqbklZKeZка его несколько раз подталкиZegh=_ нка
слоgh осатанел. А _^v не обжора, не Кит, просто изголодался, да и из озорстZ решил обожрать
буржуе…
Впрочем, k_ba]heh^ZebkvBwlhlfZe_gvdbc[ml_j[jh^ihoh`bcgZiZibjhkgmx[mfZ]mlhevdh
раздразнил аппетит. Мальчики забыли о деликатности, необ ходимой  сношениях с предстаbl_eyfb
иностранной держаu.
Женщина не успевала намазывать бутерброды. Мужчина kdjue новую банку консерh\ затем
сардины и, наконец, банку сгущенного молока. Все это ребята уничтожили, особенно же наZebebkv
они на хлеб. Го hjylqlhbghkljZgpu_^ylfZehoe_[Zghедь они -то не иностранцы.
По тому, как смущенно заглядыZe иностранец  сhc рюкзак и наконец uернул его, ребята
поняли, что k_ иностранные запасы уничтожены. Впрочем, они уже были сыты. Даже несколько
осоло_e и. Им дремалось. Ведь  лагере они приudeb спать после обеда. Миша посмотрел на сhc
“будильник” и сказал:
— Минут дZ^pZlvhl^hog_fbih_^_f^Zevr_:lhg_m^h[ghkjZamkfu\Zlvky.
Отяжелеrb_hl_^ufZevqbdbijbe_]ebокруг костра. Жердяй и тот уселся по удобнее.

ГлаZ0
НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ

— Комсомоль, — улыбаясь, сказал иностранец, показывая на комсомольские значки ребят. —
Ким… Интернациональ.
— Да, мы есть комсомольцы, — от_lbe Миша не без uahа и тоже ко_jdZy слоZ вероятно
думая, что иностране ц его лучше поймет.
— Карашо, карашо. Комсомоль — это карашо, Интернациональ — это карашо…
“Притhjy_rvky буржуазия несчастная! — подумал Миша. — Не любишь ты ни комсомола, ни

Интернанионала”. Потом спросил:
— Путешествуете? Вояж?
— О да, да, — закиZe голоhc иностранец, — мы есть путешест_ggbd Ходить, ездить. Россия
карошая страна, красивая страна…
— Нраblkyам у нас? — насмешлиhkijhkbe=_gdZih]eZ`bая сhclm]hgZ[bluc`bот.
— О, нраblkyhlr_gvgjZится… Очень карашо.
“Знаем, как Zf у нас нраblky, — подумал Миша. — Раз_dZiblZebklZf у нас может нраblvky"
Жиv_f[ukt_ebgZrmj_kim[ebdm”
— Как там у вас лорд Керзон пожиZ_l? — разyaghkijhkbe=_gdZ.
Иностранец брезглиhkfhjsbeebph:
— О, лорд Керзон… Это некарашо — лорд Керзон, отшень некарашо… Фуй, Керзон… Керзон —
это плохо…
— Значит, Керзон нехорошо? — насмешлиh переспросил Миша. Ему даже стало неприятно, что
иностранец так притhjy_lkyM`_kebbf__rvm[_`^_gbylhhlklZbай их.
Иностранец отрицательно покачал голоhc:
— Некарашо, отшень некарашо. Керзон… Ультиматум, Тори… Империализмус…
— А Муссолини хорошо?
— О, — иностранец энергично замотал голоhc, — Муссолини савсем некарашо. Фашизмус…
Коммунист, социалист — убиZlv>bdlZlmjKZ\k_fg_dZjZrh…
— А почему у Zk есть kydb_ керзоны и муссолини? — ехидно спросил Миша. И, b^y что
иностранец его не понял, он энергично махнул рукой: — Керзон, Муссолини hg>hehc!
Иностранец радостно закиZe]hehой:
— О да… Конешно… Долёй Муссолини, долей… Керзон — долёй!
“Хи трый!” — подумал Миша и сказал:
— Вот ubob^hehc.
Иностранец задумчиhdZqgme]hehой и, медленно подбирая слоZkdZaZe:
— Врэмя… Рэhexpbcg_mkljZb\Zlvjwолюций приходят.
“Какой политически грамотный! — подумал Миша. — Уж такие, как u конечно, ни какой
реhexpbbg_mkljhyl”
А иностранец с серьезным и многозначительным ujZ`_gb_f лица, несколько напряженным от
необходимости kihfbgZlvjmkkdb_kehа, продолжал:
— Кризис, безработний, hcgZ Пролетарият — некарашо… Коммунист — агитация…
Капиталист ег о lxjvfZ. — Он ^jm]aZkf_yekybkoатил себя за кисти рук: — Кандали, тюрьма! — И
смешно сморщился: — Некарашо — тюрьма…
Миша посмотрел на золотое кольцо иностранца, на белые полоски кожи на кистях женщины и
подумал, что очень хорошо смеяться, когда сам и носят золотые кольца и браслеты.
Иностранец перехZlbe_]hзгляд, засмеялся и показал на руки женщины:
— Кандали — три лет… Тюрьма — десять лет.
Женщина  это j_fy перемывала чашки. Мальчики сразу не сообразили, о чем гоhjbl
иностранец. Какие десять л ет тюрьмы? Какие три года кандалов?.. И только СлаdZ перuf обрел дар
речи.
— Вы коммунистка? — спросил он у женщины. Иностранец, улыбаясь, поlhjbeKeZкин hijhk
на незнакомом ребятам языке. Женщина засмеялась, ткнула себя пальцем ]jm^vbkdZaZeZ:
— Коммунист! — потом показала на мужчину: — Коммунисьт, — потом опять на себя: —
Румэн, — потом опять на сh_]hkimlgbdZ — Куба, Эмерика…
Мальчики молчали, потрясенные таким неожиданным оборотом дела. Те, кого они приняли за
буржуе оказались коммунистам и. Они, на_jgh делегаты Коминтерна. Ведь недаgh был конгресс.
Как же они так опростоhehkbebkv так бессо_klgh обожрали их! И как они могли принять их за
капиталистов? Какие капиталисты будут путешестh\Zlv по берегам Утчи? Капиталисты отдыхают h
kyd их Баден -Баденах… Да и если приглядеться, то сразу b^ghqlhwlhdhffmgbklubj_олюционеры.
Одеты хотя по -иностранному, но просто, как рабочие. У мужчины доброе, умное лицо, при_lebая
улыбка, сильный подбородок. У женщины тоже he_ое лицо, и седина, и морщинки. И они отдали

мальчикам kxkою еду. Раз_dZiblZebkluih^_ebebkv[ukgbfb":odZdg_ohjhrhihemqbehkv.
— Значит, u с Кубы? — переспросил Миша только для того, чтобы нарушить нелоdh_
молчание.
— Куба, Куба, — засмеялся кубинец.
— Капабланк а! — сказал Генка.
— О да, да, Капаблянка, чемпьоне…
— Хорошо на Кубе?
— Карашо, отшень карашо. — Кубинец показал на землю: — Ходить земли карашо, — потом он
об_e рукой hdjm] шеи, как бы изображая петлю, показал на дереh — Висеть на дере плёх, отшень
плёх. — Он засмеялся: — Мне надо bk_lvZym^bjZev…
Мальчики с hkobs_gb_f смотрели на кубинца. Этот толстый, _k_euc такой на b^ заурядный
чело_d[ueijb]hорен к смертной казни и сумел уйти от палачей, сумел добраться до России! Каким
мужестhf как ой отZ]hc надо обладать! А он сидит на берегу Утчи, kdju\Z_l банки с консерZfb и
смеется как ни  чем не бывало! Вот это люди! Хорошо бы с ними погоhjblv порасспросить, узнать,
как обстоит дело с мироhc реhexpb_c Но надо ехать за Игорем и Сеhc Да и после этого
недоразумения мальчики чуklовали себя неудобно. Они klZebbgZqZebijhsZlvky.
— До сb^Zgby, — гоhjbebhgbih`bfZyjmdbdm[bgpm.
А Генка добавил:
— Если будете идти k_[_j_]hfb[_j_]hflhh[yaZl_evghdgZf лагерь попадете.
Кубинец не понял Генку и только _k_ehmeu[gmeky от_l.
Румынке мальчики пожали руку особенно почтительно: на этих руках были кандалы!
Потом они спустились к лодке.
Собст_ggh никто не гоhjbe что им надо сделать, но каждый понимал это. Они сложили k_
сhbij одукты в один мешок, только хлеб мальчики остаbebk_[_едь иностранцы его почти не едят.
Кубинец и румынка стояли на берегу, поглядыZy на сборы и не понимая их назначения. Миша
торопился: может быть, кубинец улыбается тому, что у мальчикоklhevdhijh^ уктоZbohgbhklZили
безо k_]h.


Наконец мешок был уложен. Миша ug_k_]hbaeh^dbbiheh`bemgh]dm[bgpZbjmfugdbHgb
сначала не поняли, но потом, когда сообразили, замахали руками:

— Не надьо, не надьо, hafbclvg_gZ^vh…
Но Миша уже оттолкнул лодку и прыгнул g__.
Кубинец поднял мешок и, протягиZy_]hfZevqbdZfihr_eih[_j_]mслед за лодкой. Но Генка и
СлаdZgZe_]ebgZесла. Лодка быстро удалялась.
На берегу стоял кубинец с мешком jmdZoHgjZkl_jygghmeu[ZekybdZqZe]hehой. А мален ькая
рыженькая румынка стояла неподb`gh gbfZl_evgh и серьезно глядя ke_^ мальчикам. Косая тень
белой березы падала на ее худенькие плечи.
И тогда Миша поднял руку и крикнул:
— Рот фронт!
Женщина молча подняла сжатый кулак. Кубинец засмеялся, опустил мешок и тоже поднял сжатый
кулак:
— Рот фронт! До сb^ZgvbyJhlnjhgl!

ГлаZ1
ПЛОТ

Скрылись из b^mbdm[bg_pbjmfugdZbbofZe_gvdbcrZeZrbaеток. Опять потянулись леса,
поля, луга, перелески, оjZ]bf_evgbpu.
— Некрасиhihemqbehkv, — сказал СлаdZjZ[hlZyеслами: — приняли за буржуеgZ[jhkbebkv
на еду.

— Все Генка! — не оборачиZykv ответил Миша. — “Нэпманы”, “буржуи”! Всегда лезет со
сhbfb^mjZpdbfbb^_yfb.
— Меня брюки го льф под_eb, — опра^uался Генка. — Вижу, гольф, ну и подумал, что
буржуи.
Миша пожал плечами:
— Раз_ можно по штанам судить о чело_d_" И меня сбил с толку. Я сразу подумал, что это
иностранные коммунисты.
— А если ты подумал, то и продолжал бы думать! — огрызнулся Генка. — Каждый имеет сh_
мнение.
— А кто на бутерброды накинулся? — заметил СлаdZ.
— Как будто из голодной губернии приехал! — усмехнулся Миша. — Стыдно было смотреть!
Генка собирался опять огрызнуться, но Миша приподнялся и крикнул:
— Плот !
На небольшой песчаной отмели лежал плот — _loh_ сооружение из коротких, тонких бре_g
скрепленных лыком, рZghc _j_кой и ржавой проhehdhc Крепления разорZebkv и бреgZ плота
разошлись jZagu_klhjhgu<lZdhfиде он был непригоден к употреблени ю.
— Сенькин плот, — сказал Жердяй.
— Точно?
— Точно. Вот эта проhehdZfhy:dhe:dbfdZijblZsbebah]jZ^uынул. Сенькин плот.
Мальчики ureb на берег. СпраZ тянулся лес, слева b^g_eZkv дереgy За полями, на
расстоянии километра, ukbeZkv насыпь жел езной дороги. По ней тащился тоZjguc соста За ним
hehqbeky^ebggucoост дыма.
Мальчики обсудили положение.
Здесь Игорь и СеZhklZили плот. Куда же они ушли?
— Они ушли па станцию, — сказал Генка.
— А может быть, ^_j_ню? — предположил СлаdZ.
— За чем?
— За _j_ками. Хотят починить плот и плыть дальше.
— На такой разZebg_.
— Вот что, — сказал Миша: — Генка со Слаdhc отпраylky на станцию, а мы с Жердяем
поплывем ^_j_ню. Как она называется, Жердяй?
— Грачьи Выселки.
— В Г рачьи Выселки мы и пойдем. Может быть, ребята туда заходили. Если не за _j_ками, то
хотя бы за продуктами. А ukhklZgpbbернетесь ^_j_ню. Мы будем Zk`^Zlvlhevdhhkh[_gghg_
задержиZcl_kv. — Миша посмотрел на часы: — Ого, уже полоbgZiylh]h< от и день прошел.
Генка и СлаdZ зашагали к станции. Миша и Жердяй _jgmebkv к лодке и поплыли к дереg_
Грачьи Выселки. Подыматься а дереgx им не пришлось. Возле берега купались дере_gkdb_
ребятишки. И они сказали, что дейстbl_evghчера _q_jhfa^_kv были дZibhg_jZIjbieuebhgbgZ
лодке, расспросили, какая дереgy[m^_l^Zevr_bihieuebниз.
— На лодке? — удиbekyFbrZ. — А какие они из себя, эти пионеры?
По описанию ребятишек, это были именно Игорь и СеZ Один худощаuc черный, горбоносый,
друг ой беленький, толстенький.
Откуда же у них лодка? Вот еще ноhklb!
— А какая у них лодка? — спросил Миша.
Ребята объяснили, что лодка была самая обыкно_ggZy Но такой лодки  дереg_ не было, это
была чужая лодка, и СеZbB]hjvihieuebgZg_c^Zevr_.
— Дальше Фролкиного брода не уплывут, — сказал Жердяй: — там мостки kx реку
перегоражиZxl:aZfhkldZfb — мельница с плотиной.
— А далеко до Фролкиного брода? — спросил Миша.
— Верст десять будет, — неуверенно от_lbe@_j^yc. — До ночи доберемся.
— Так _^ ь надо еще Генку и Слаdm подождать, — уныло прогоhjbe Миша. — Пока _jgmlky
Генка и СлаdZ^_gvm`_ijhc^_l.

Полуденный зной сменился _q_jg_c прохладой. Рои комаро закружились над рекой. Даль ее
заheZdbалась туманом. Длинные тени лежали на h^_ И т олько за дальними горами с_jdZeb
последние бронзоu_hl[e_kdbaZdZlZ.
Наконец яbebkv со станции Генка и СлаdZ усталые, злые, запыленные. Станция оказалась
соk_f не близко. К тому же  дереg_ на них напали собаки, черт бы их побрал! И это h\k_ не
ста нция, а какой -то несчастный полустанок. Здесь останаebается только один поезд,  десять часов
утра. И никаких ребят никто не b^_e.
В двух словах Миша объяснил положение. Мальчики сели eh^dmb^инулись дальше.
Сразу за дереg_cbfij_]jZ^bebimlvdhjh uHgbklhyeb h^_ihсей ширине реки. Мальчики
гребли осторожно. СтояrbcgZghkmKeZка яростно махал руками, но короulhevdhdhkbebkvgZg_]h
настороженными глазами и не дb]Zebkvkf_klZ.
— Н-но, проходи, чего стала! — кричал СлаdZ.
— Кому ты гов оришь “но”? Ведь это не лошади, — сказал Генка. — Надо кричать “аллё”.
— Аллё! — закричал до_jqbый СлаdZ Но и этот окрик не подейстh\Ze на коро Генка
покатывался с хохоту.
И только размахиZy _keZfb и подня страшный крик, мальчики застаbeb коро посторониться
и проложили себе дорогу.
Некоторое j_fyhgbieueb[_ahkh[uoijbdexq_gbc.
Погасли последние огни заката. Река сразу стала безмолghc Мальчики молчали. Уж очень
пустынно и тосклиh[ueh\hdjm].
— Где же Фролкин брод? — спросил Миша.
— Скоро должен быть, — от_lbe@_j^yc.
Быстро темнело. Берега теряли сhbhq_jlZgby.
Ничего не поделаешь, придется останоblvky на ночеdm иначе  темноте они могут проглядеть
Игоря и Севу.

ГлаZ2
ПУТЕШЕСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Они устроились на ночлег [hevrhfklh]mk_gZi_j_g_keblm^Zkои _sbZeh^dmытащили из
h^u и приторочили цепью к дереву. На ужин им достались только кусочки хлеба, смоченные речной
h^hc.
Последние лучи солнца с_lbebkv  _jomrdZo дереv_\ но на л есных тропинках лежали густые
тени. Утих птичий гомон. Сразу пропали куда -то шмели и мухи.
И hlm`_ кустах и на тра_aZbkdjbebkvkетлячки. Новые звуки ожиbebe_kизглиhohohlZe
филин, отjZlbl_evgh закричала сова; она то плакала жалобно, как мален ький ребенок, то стонала, как
тяжелобольной, сbkl_eZ пищала, то просто ухала: “Уху! Уху!..” И этот крик сразу напомнил
мальчикам лодочника. Им стало жутко. В сене что -то шуршало. Генка предположил, что это змеи. Но
Жердяй у_jbe_]hqlhaf_ca^_kvg_l.
Опять прокричала соZ.
— Вот раскричалась! — поежился Генка. — Не надоело ей.
— Еще бывает, леший так кричит, — сказал Жердяй.
Генка заhjhqZeky сене и засмеялся.
— Вот -hllu_s_k_]h^gyijhe_rbog_jZkkdZau\Ze.
— В лесу лешие h^ylky, — убежденно ска зал Жердяй, — а в болоте — болотные, мохоbdb
бороbdb<оде — h^ygu_b_s_jmkZedb:\ba[_ — домовые.
— Сам -то ты их b^_e? — громко зеgme=_gdZ.
— Раз_ их уb^brv! — тихо засмеялся Жердяй. — Их только колдун или _^vfZ могут уb^_lv
А чтобы чело _d уb^_e — этого не бывает. А пойдешь e_ke_rbcl_[ybgZqg_ldjm`blvDjm`bl
кружит… Пять _jkl пройдешь и опять на старое место uc^_rv Почему так получается? А потому,
что леший кружит.
— Не поэтому, — сказал Миша.

— А почему?
— Вот почему. Когда чело_d идет, то он леhc ногой делает шаг чуть больше, чем праhc и
постепенно забирает ijZо. И j_amevlZl_ihemqZ_lkydjm]Ihgye?
— Как же так? — Генка приподнялся на локте. — Значит, если я иду по улице по леhc стороне,
то постепенно приду на прав ую?
— Нет, — hajZabeFbrZ, — на улице есть ориентир — сама улица. Чело_db^_lbg_aZf_lgh^ey
самого себя k_ j_fy испраey_l шаг. А  лесу прямого ориентира нет, и чело_d сh_]h шага не
испраey_lIjZильно, СлаdZlZdyh[tykgbe?
Но в от_lhgmkeu шал только тихое посапывание. СлаdZkiZe.
— Последуем его примеру, — сказал Миша, — а то заljZjZghстаZlv.
…С перufbemqZfbkhegpZFbrZijhkgmekybgZqZe[m^blvj_[yl.
Жердяй поднялся сразу. Слаd_ очень не хотелось klZать, но он пересилил себя и, зеZy
поплелся к реке умыZlvky Генка же зарылся  сено и так скрючился, что за него неhafh`gh было
уцепиться. Спал он даже тогда, когда ребята потащили его к реке. И только когда раскачали, чтобы
бросить \h^mhgijhkgmekyырвался и объяbe:
— Зря будили, я бы сам проснулся к заljZdm.
Но заljZdg_baq_]h[ueh]hlhить. Подтянуihlm`_ihykZfZevqbdbk_eb лодку и дbgmebkv
imlv.
Они проплыли _jkluljb<^jm]=_gdZihlygmeghkhfjZa^jm]hcbkdZaZe:
— Ребята, каша!
Мальчики тоже принюхались. Дейстbl_evghiZoehdZr_cir_gghcqmlvijb]hj_ehcIZoehlZd
густо, смачно, аппетитно, что у мальчико^Z`_ke_augZернулись на глаза.
— Пахнет с праh]h берега, — делоblh сказал Миша. — Жердяй, праv туда, а u ребята,
нажмите!
Вдохноe_ggu_ k_ усилиZxsbfky запахом каши, ребята нажали на _keZ Миша стоял на носу
лодки, поhjZqbая собст_ggucghklh одну, то ^jm]mxklhjhgm…
Вскоре они уb^_eb на пригорке белые палатки красноармейского лагеря. Возле коноyab били
копытами к они, блестел на солнце длинный ряд умывальнико подвешенных к перекладине меж двух
дереv_\ трепетали на _ljm красные полотнища с лозунгами, b^g_ebkv щиты на стрельбищах, рu и
насыпи. Но лагерь был пуст, красноармейцы, _jhylgh были на ученье. Только у самого берега
дымилась походная железная кухня. Из нее -то и пахло кашей. Красноармеец с красным от жара лицом
орудовал у котла громадной шумоdhc Второй красноармеец, стоя на коленях, колол дроZ и
подбрасывал их i_qv.
Мальчики подошли к кухне. Повар покосился на них, но, ничего не сказаhlернулся. Мальчики
стояли, хотя и понимали, что стоять глупо. Но ужасно хотелось есть, и они не знали, как приступить к
делу. Наконец Миша спросил:
— Скажите, пожалуйста, тоZjbsba^_kvчера не пояeyebkv^а пи онера, дZfZevqbdZ лодке?
Мы их разыскиZ_f.
Повар даже не обернулся. А его помощник сказал:
— Не b^ZebFh`_lb[uebG_идали. Опять наступило молчание.
Генка льстиhihkfhlj_e спину кашеZjm:
— Вам не надо чем -нибудь помочь?
Повар скосил на него сердитые глаза, от_jgmekybkdZaZe:
— Игнатюк, миски!
Второй красноармеец поднялся, достал из -под на_kZ четыре глубокие алюминиеu_ тарелки.
Повар большой черпалкой наложил gbodZrmaZl_f^jm]bfq_jiZdhfihf_gvr_ihebedZrmfZkehf
Генка сбегал к л одке за ложками. Обжигаясь, мальчики принялись за еду. Некоторое j_fy слышалось
только громкое чаdZgv_boexiZgv_dZrb.
Когда тарелки были пусты, поZj опять обернул к ним сh_ красное, сердитое лицо, посмотрел
каждому ]eZaZbm^Zjbeq_jiZdhfihdhlem:
— Игнатюк, добавки!
Игнатюк собрал тарелки. Повар наполнил их ноhcihjpb_cdZrbf_gvr_i_jой, но именно как

раз такой, какая требовалась, чтобы окончательно насытиться. Повар хотя и не любил разговариZlvgh
хорошо знал сh_^_eh.
— Игнатюк, — сказал он, не оборачиZykv, — сухим пайком по порции хлеба!
Игнатюк ug_kba -под на_kZih[hevrhfmehflxoe_[Zbручил ребятам.
— Кругом марш! — не оборачиZykvkdhfZg^hал поZj.
— Спасибо! — _k_ehijhdjbqZebfZevqbdbbih[_`Zebdeh^d_.
В лодке Миша отобрал у k_o хлеб, спрятал в мешок и, подня к_jom палец, глубокомысленно
изрек;
— С_lg_[_a^h[juoex^_c.
Сытые и _k_eu_ мальчики энергично гребли. Теперь -то уж близко Фролкин брод. А дальше, по
слоZf@_j^yyB]hjvbK_а уплыть не могли…
— А вот и Фро лкин брод, — сказал Жердяй.
Речку перегоражиZeb дZ бреgZ опирающиеся на [blu_ у берега сваи. Это и был Фролкин
брод. Вдали слышался глухой шум.
— На мельнице h^Zrmfbl, — сказал Жердяй. — Тут она, плотина, близко.
На берегу лежала опрокинутая \_jo^ ном лодка. Поднатужась, мальчики пере_jgmeb__.
— Знакома тебе эта лодка? — с неожиданной треh]hckijhkbeFbrZ@_j^yy.
Заикаясь от heg_gby@_j^yckdZaZe:
— Кузьмина лодка, убитого.
— Не может быть! — закричал Генка.
Но Жердяй хорошо знал k_eh^db дереg_Wlh[ueZeh^dZDmavfbgZ.
Ошеломляющее из_klb_ Мальчики испуганно переглянулись. Опять Кузьмин, опять загадочное
убийстh И  эту историю замешаны Игорь и СеZ Как им досталась лодка Кузьмина? Где они ее
ayeb? Ведь когда Кузьмин и Николай поплыли на Халзин луг, Игорь и СеZ были уже у иностранце
то есть гораздо ниже Халзина луга. А с плота они сошли еще ниже, у Песчаной отмели…
— Оки эту лодку ayeb случайно, — неу_j_ggh произнес наконец Миша, — не знали, чт о она
принадлежала Кузьмину. Жердяй, ты уверен, что это лодка Кузьмина?
— СпрашиZ_rv.
— Допустим, — продолжал Миша, — но ребята этого не знали и не могли знать. Просто нашли
беспризорную лодку. А ulZsbeb__gZ[_j_]qlh[uohaybgmидел и забрал.
— Без образие! — сказал Генка. — Из лагеря удрали, чужую лодку захZlbeb…
— Подожди, не ругайся, — останоbe его Миша. — Во всяком случае, ясно: Николай никуда не
угнал и не спрятал лодку. А это очень Z`ghGZc^_fj_[ylbсе разузнаем. Видите, лодка еще мокрая ,
ее недаghытащили из h^uFh`_l[ulv^Z`_k_]h^gymljhfLmldZdZy^_j_ня близко?
— Стуколоh, — от_lbe@_j^yc. — Версты три будет.
Мальчики остаbeb@_j^yykl_j_qvh[_eh^dbZkZfbhlijZились ^_j_ню.

ГлаZ3
БЕГЛЕЦЫ

Дорога шла сначала бере гом, потом опушкой леса, затем круто поhjZqbала ihe_.
По опушке за стадом коро шел пастух, парень с перекинутым за плечо кнутоbs_f Две
собачонки отчаянно залаяли на ребят, но, подбежаdgbfih^oZebfkdbaZиляли хhklZfb.
— Пройдем мы тут ^_j_ню ? — спросил Миша пастуха.
— Пройдете, — от_lbeiZklmoB^he]hihlhfkfhlj_e\ke_^fZevqbdZf.
Дереgy казалось, еще спала. На улице ни души, k_ hjhlZ заперты, собаки и те не лаяли.
Мальчики миноZebk_evihbmидели большую избу с uеской “Стуколоkdb й сельсо_l.
Двери  сельсо_l были открыты настежь. Но gmljb никого не было. Одиноко стоял
обшарпанный стол с u^инутыми ящиками. Висел на стене дереygguc ящик телефона. Хлопала
открытая оконная рама. Скрипели под ногами полоbpu краска на них сохран илась только у стен, а 
середине была ul_jlZ.
Мальчики ureb из сельсо_lZ и уb^_eb старичка сторожа  тулупе, с колотушкой  руке. Он

подозрительно устаbekygZgbobkijhkbe:
— Вам чего?
Мальчики объяснили, что они из лагеря, разыскиZxl двух ребят, п риплывших сюда q_jZ на
лодке.
Сторож молча слушал их, не то жуя что -то, не то просто ше_ey]m[ZfbIhlhfkljh]hkdZaZe:
— Пошли!
— Куда?
— Там разберут! Пошли!
В полном недоумении мальчики последоZeb за ним. Сторож, смешно коueyy  огромных
рZguoале нках, со странной и lh`_ремя комичной подозрительностью поглядыZegZj_[yl.
Так они дошли до большой пятистенной избы.
— Входите! — строго сказал сторож и hr_eслед за ними.


В темных сенях Миша нащупал ручку двери и потянул ее. Дверь открылась. Мальчики hreb в
избу, и их глазам предстаbeZkvlZdZydZjlbgZ.

За большим кZ^jZlguf столом без скатерти сидели Игорь, СеZ и милиционер. Обыкно_gguc
милиционер nhjf_?]hnmjZ`dZ и ремень с пристегнутым пистолетом лежали на лаd_.
У печи habeZkvohaycdZAZ^gyyiheh\bgZdhfgZlu[ueZhl]hjh`_gZkblp_ой зана_kdhcaZg_c
слышались ba]bозня ребятишек.
Игорь, СеZbfbebpbhg_jfbjgh_ebdZjlhrdmkh]mjpZfbGhFbrZkjZamkhh[jZa ил, что ребята
арестоZguB_fmklZebihgylgubm^bление пастуха, и суетлиZykljh]hklvklhjh`Z.
— Вот, тоZjbs, — сказал сторож милиционеру, — еще троих при_eWlbo^\mojZaukdbали.
Из -за зана_kdb ukmgmeZkv белобрысая голоZ за ней другая. Через ми нуту шесть ребятишек,
белобрысых, нестриженых,  длинных рубахах, ukljhbebkv перед зана_kdhc и молча устаbebkv на
hr_^rbofZevqbdh.
При b^_kоих тоZjbs_cK_а и Игорь перестали жеZlvbijbih^gyebkvGhij_^mij_`^Zxsbc
жест милиционера удержал их н а месте.
— Кто такие? — с Z`gufидом спросил милиционер.
Миша объяснил, кто они такие и зачем сюда явились.
— Так, — сказал милиционер, перебрасывая картошку с ладони на ладонь и дуя на нее. —
Документы у вас есть?
При ребятах были комсомольские билеты, у Генки, кроме того, членские билеты МОПРа и
Авиахима. Все это они положили перед милиционером. Тот скосился на документы и сноZijbgyekyaZ
картошку. Ел он ее долго, и k_fheqZkfhlj_ebdZdhgwlh^_eZ_l>Z`_klZjbdklhjh`dhlhjhfm^Zно
бы следоZeh отпраblvky на сhc пост, не дb]Zeky с места. Игорь, черняuc горбоносый нерguc
паренек с ежиком жестких черных hehk на голо_ беспокойно поглядыZe то на мальчико то на
милиционера. СеZ толстый, флегматичный, сидел, опусти голову, затем, не под нимая голоu
протянул руку, ayeh]mj_pbaZojmkl_egZсю избу.
Наконец милиционер ul_j губы и руки и начал рассматриZlv документы. Делал он это так
долго, что Миша усомнился  его грамотности. Но милиционер назZe его фамилию, потом Генкину,
Слаdbgm и даже заметил, что у Генки не уплачены членские aghku\FHIJb:\bZobf.
Однако документы произ_ebgZg_]hdh_ -какое i_qZle_gb_bhgынуbakmfdbebkl[mfZ]bb
карандаш, начал составлять протокол.
На hijhk знает ли он “предъяe_gguo ему мальчико  Миша от_lbe что знает, назZe
фамилию Сеu и Игоря и их москоkdbc адрес. Милиционер с_jbeky с показаниями Игоря и Сеu и
убедился, что сведения соiZ^Zxl На hijhk когда и зачем Игорь и СеZ уехали из лагеря, Миша
от_lbe что уехали они третьего дня утром по глупости, что b^gh из остаe_gghc ими записки. С
бесстрастным b^hffbebpbhg_jijbdheheaZibkdmdijhlhdhem.
В заключение Миша подписал протокол. Все  нем было записано праbevgh хотя и с
грамматическими ошибками.

— Почему вы их задержали? — спросил Миша.
— По подозрению, — от_lbefbebpbhg_jaZly]bая на себе пояс и опраeyydh[mjm.
— Какому подозрению?
— В соучастии.
— Каком соучастии?
— Соучастии m[bcklе гражданина Кузьмина.
— Что u]hорите! — закричал Миша. — Этого не может быть.
— Есть улики, — сказал милиционер, надеZy фуражку. Он по_jgmeky к сторожу: — Аким
Семеноbqy уезд позhgx:luihkfhljb, — он многозначительно киgmegZfZevqbdh.
Сторож закрыл за милиционером д_jv придbgme табурет и уселся с b^hf доказывающим его
т_j^mxj_rbfhklvgbdh]hhlkx^Zg_ыпускать.
Теперь мальчики могли погоhjblv.
— Добегались? — спросил Генка. Игорь и Сева опустили голоu.
— Расскажите, что произош ло, — сказал Миша.
— Ни q_ffug_иноZlu! — от_lbeB]hjv^jh`Zsbf]hehkhf.
СеZaZkhi_eghgbq_]hdwlhfmg_^h[Z\be.
— Почему вас задержали? — Вот честное слоh, — захныкал Игорь, — мы ни q_fg_иноZlu
У нас разZebeky плот. Видим — на реке лод ка, беспризорная. Мы ее ayeb только доплыть сюда. А
нам не _jyl…
— Лодку нашли на Песчаной косе? — спросил Миша.
— Да. Откуда ты знаешь?
— Знаю, — от_lbe Миша с таким b^hf по которому Игорь и СеZ могли судить, что ему
из_klghg_lhevdhwlhghbfg огое другое.
— Будете теперь знать, как из лагеря бегать! — добавил Генка.
— Когда вы прибыли к иностранцам и когда уехали от них? — спросил Миша.
Пораженные такой осведомленностью, Игорь и СеZjZkkdZaZebqlhdbghkljZgpZfhgbijbieueb
 перuc же день, то есть h lhjgbd а уплыли от них на другой день, то есть  среду. И как только
уплыли, то почти тут же нашли лодку, пересели g__bihieueb^Zevr_B\hla^_kvboaZ^_j`Zeb.
— А красноармейцы вас кормили?
— Кормили.
— Вот b^bl_ а вы гоhjbl_ что сра зу приплыли сюда. Надо точно рассказывать, а вы путаете.
Вот Zfbg_ерят.
Игорь и СеZhiylvihgmjbeb]hehы.
— Мы вас, конечно, ujmqbf, — продолжал Миша, — хотя uwlh]hbg_aZkem`beb…
— Чтоб знали ^jm]hcjZadZdbaeZ]_jy[_]Zlv, — klZил Генка.
Игорь и СеZ_s_gb`_himklbeb]hehы.
— Вас, конечно, не стоит ujmqZlv, — продолжал Миша, — udjmqbайтесь как хотите… Но мы
Zkыручим только ради чести и репутации отряда. Хотя Zfидно, наплеZlvbgZlhbgZ^jm]h_.
Игорь мотнул голоhc знак пр отеста. Сева подумал и сноZihlygmekyaZh]mjphf.
— Да, да, — продолжал Миша, — Zf наплевать… Если бы u дорожили аlhjbl_lhf отряда, то
не сбежали бы. Теперь ky МоскZ гоhjbl что  нашем отряде нет ни дисциплины, ни порядка. Вам
это безразлично, коне чно… Что для Zk отряд, что для Zk коллектив? Но мы дорожим репутацией
отряда и ujmqbfас. Выручим Zkернем eZ]_jvbimklvсе обсуждают ZrihklmihdIhkfhljbf
как u[m^_l_hijZдыZlvkyihkfhljbf…
Миша еще, на_jgh^he]hыгоZjbал бы Игорю и Се_ghернулся милиционер и объяbeqlh
Игоря и Севу приказано достаblv город, к следоZl_ex.
— Мы тоже поедем, — заяbeFbrZ, — одних ребят мы не отпустим.
— Проезд для k_okободный, — от_lbefbebpbhg_j.
Миша ayekkh[hc=_gdmZKeZке веле л вместе с Жердяем вернуться eZ]_jvBhgелел Слаd_
ничего  лагере не рассказывать о злоключениях ребят. И если приедут их родители, то сказать, что
ребята нашлись и скоро _jgmlky лагерь.
СлаdZ отпраbeky к лодке. Милиционер с Игорем и Сеhc дbg улись к станции. Вслед за ними

зашагали Миша с Генкой.

ГлаZ4
В ГОРОДЕ, У СЛЕДОВАТЕЛЯ

СледоZl_ev оказался воk_ не таким, каким предстаeye себе Миша. Мише k_]^Z казалось, что
следоZl_ev должен быть ukhdbf мрачным, сосредоточенным чело_dhf с настороженным и
проницательным a]ey^hfih^lygmlucfheqZebый, недо_jqbый.
Перед ними же с идел небольшой чело_d с самым обыкно_gguf лицом, серенькими глазами,
рассеянный и, как казалось Мише, неgbfZl_evguc ЗаZe_gguc папками шатающийся стол был
покрыт рZguf куском зеленого картона, усеянным чернильными кляксами и испещренным
неразборчиufb надписями и ничего не значащими рисунками.
СледоZl_ev несколько раз uoh^be из комнаты, остаeyy на столе бумаги, и Миша удивлялся
этому: _^v бумаги несомненно секретные. И hh[s_ k_ здесь открыто, сотрудники громко
разгоZjbают, люди oh^yl и uoh^y т. Это сильно поколебало Мишино уZ`_gb_ к учреждению, где,
по его предстаe_gbxелась тайная, опасная и самоот_j`_ggZy[hjv[Zkij_klmigbdZfb.
Игоря и Севу следователь, казалось, соk_f не слушал. Он писал и писал что -то постороннее:
бумагу он передал другому сотруднику со слоZfb “Это к делу КочеткоZ и тут же принялся писать
следующую. Когда Миша рассказывал про то, что на них напал лодочник Дмитрий Петроbq и про
парней e_kmlhke_^hатель был так неgbfZl_e_gqlhFbrZh[b`_gghaZfheqZe.
Прод олжая писать, следоZl_evgZdhg_pkijhkbe:
— Вы сумеете показать место, где нашли лодку?
— Конечно, — от_lbeB]hjv. — У Песчаной косы.
— Сколько до нее от Халзина луга?
На этот hijhkhlетил Миша:
— Верст семь или hk_fv.
СледоZl_evih^gye]heh\mbihk тукиZyihklhemdZjZg^ZrhfkdZaZe:
— Семь _jklDZd`_lZfhqmlbeZkveh^dZ"Hlg_klb__l_q_gb_fg_fh]ehjZkklhygb_[hevrh_
река узка и изbebklZeh^dm[uh[yaZl_evghijb[behd[_j_]mAgZqbleh^dmhlh]gZebDlh"Ju[Zebg"
Но какой ему смысл отгонять лодку на такое расстояние и затем haращаться обратно? Допустим, что
убийца не Рыбалин, а кто -то другой. И этот другой отогнал лодку. Зачем? Ведь таким образом он
только наh^bl на сhc след, доказывает сh_ присутстb_  то j_fy как его задача — скрыт ь сh_
присутстb_ и сZeblv k_ на Рыбалина. Третья hafh`ghklv лодку увел посторонний чело_d Но
убийстh произошло вчера утром, и лодку u нашли тоже q_jZ утром. СледоZl_evgh она была
отогнана сразу после убийстZ И этот случайный чело_d не мог н е b^_lv того, что произошло на
берегу, хотя бы тела убитого Кузьмина.
Он на минуту задумался, потом продолжал:
— Рыбалин категорически отрицает сhx причастность к убийству. Улики проти него тяжелые,
но обстоятельстZ еще неясны. Одним из обстоятельст кстати самым загадочным, и является угон
лодки. Будь лодка на Песчаной косе, нам было бы легче найти чело_dZ пригнаr_]h ее туда. Но u
забрали лодку и этим запутали следы. Теперь все сложнее.
Игорь и СеZkb^_ebg_ih^gbfZy]eZaih^Zленные сознанием с h_cины.
— Все, что u рассказали, — пра^Z? — спросил следоZl_ev и перuc раз посмотрел на
мальчикоlZddZdihfg_gbxFbrbbiheZ]Zehkvkfhlj_lvke_^h\Zl_exiulebо и строго.
— Честное слоh! — h^bg]hehkkdZaZebB]hjvbK_а.
Миша заяbeqlhj учается за мальчико.
— Верю, — сказал следоZl_ev, — но ребята еще могут мне понадобиться. Придется дня на дZ
задержаться ]hjh^_Mdh]h[uhgbfh]ebhklZghиться? Есть у вас ]hjh^_agZdhfu_?
Знакомых у ребят не было.
— Куда же Zk^_ать? — задумалс я следоZl_ev. — Вот что… Я дам записку ]m[hghJ_[yl^gy
на дZihf_klyl детдом, а потом мы их перепраbf лагерь.
Он написал записку и передал ее Мише.

— А к кому там обратиться? — спросил Миша.
— Кто там… Обратитесь лучше k_]hdlhарищу Серову. Д етские учреждения _]hедении.
Серо Серо Кто же это такой? Знакомая фамилия… Ах да, _^v это им подписана охранная
грамота на усадьбу…
— Вы их недолго задержите? — спросил на прощание Миша.
— Дня дZg_[hevr_, — от_lbeke_^hатель.

ГлаZ5
СЕРОВ

Серо[ueh^_l обычный костюм губернского соjZ[hlgbdZ]Zebn_kZih]bbaZsblgucnj_gqk
большими накладными карманами. Ведал он  губоно, хозяйст_ggufb делами и сидел  отдельном
кабинете за большим письменным столом с круглыми резными ножками.


Пр и a]ey^_ на СероZ Мише сразу вспомнился урок геометрии, на котором они рисоZeb куб и
шар. Только там куб и шар стояли рядом, а здесь шар был h^jm`_g на куб: к короткому квадратному
телу была приbgq_gZ большая, круглая, со_jr_ggh лысая голоZ Шеи не было h\k_ ее заменяли
несколько толстых складок между голоhcblmehищем.

Жирные губы, маленькие жиu_ карие глазки и сытая улыбка придаZeb лицу СероZ такое
ujZ`_gb_ точно он только что klZe из -за обильного стола, но не прочь _jgmlvky к нему. Его
кZ^jZlgh_ тело, утолщенное оттопыренными на жирной груди накладными карманами, покоилось 
кресле неподb`gh а голоZ _jl_eZkv h все стороны, как у тех кукол, у которых голову можно
по_jgmlvaZ^hfgZi_j_^b^Z`_h[_jgmlvg_kdhevdhjZaокруг оси.
— Написано дh_ а вас чет_jh, — сказал Серо переh^y жиhc a]ey^ с одного мальчика на
другого.
Миша показал на Игоря и Севу:
— Это про них.
— Зачем они нужны следоZl_ex"FbrZjZkkdZaZeh[m[bcklе Кузьмина.
— Что за Карагаеh? — спросил Серо.
— Карагае hLZf]^_[u\rZy]jZnkdZymkZ^v[Z.
— Знаю, знаю. — СероaZdbал голоhcbfgh]hagZqbl_evghih^gyedhjhldbclhekluciZe_p. —
Историческая ценность.
Потом он подробно расспросил об обстоятельстZom[bcklа, про лагерь, про дереgxijhlhdZd
Игорь и Се ZihiZebgZj_dmb угнали лодку. Слушая Мишин рассказ, он одобрительно кивал голоhc
Что именно он одобрял, ребята так и не поняли. А когда Миша рассказал про лодочника, то Серо^Z`_
kie_kgmejmdZfbbgZebp_mg_]hihyилось огорченное ujZ`_gb_<h т, мол, какие дела тhjylkygZ
белом с_l_…
Но еще больше огорчился Серо когда узнал, что Миша не рассказал следоZl_ex о klj_q_ с
иностранцами. Как же так? Надо было рассказать. Следстbx k_ Z`gh. — Иностранные
коммунисты, — удиbekyFbrZ, — при чем здесь они?
Серо`bо от_lbe:
— Я не гоhjx что они причастны, но иностранцы! Ведь u не b^_eb их документо Может
быть, они не коммунисты. Надо быть начеку.
Краснея от heg_gbyFbrZkdZaZe:
— И Рыбалин никого не убиZebbghkljZggu_dhffmgbklua^_k ь ни при чем.
— Хорошо, хорошо, — сразу согласился Серо, — это дело следстbyimklvhgbaZgbfZxlky…
Он ^jm]aZkf_yekylhgdbfdZdm^_чонки, смехом, а потом начал обстоятельно рассказывать про
усадьбу, про ее историческую ценность. Это гордость губерни и, гоhjbe Серо ее ин_glZjv хранится
 местном краеведческом музее,  разделе “Быт помещика XVIII столетия”. Ребята как сознательные
комсомольцы должны беречь усадьбу, ничего  ней не трогать и не портить. Усадьба, сказал Серо, —

достояние народа. Наст оящие реhexpbhg_ju^he`gu[_j_qvbhojZgylv^hklhygb_gZjh^Z.
Гоhjbe он быстро, k_ j_fy перебегая сhbfb жиufb карими глазами с одного мальчика на
другого. Но ребятам ужасно хотелось спать. Чтобы не заснуть, Генка _jl_eky на стуле, Игорь хлопал
глаза ми, а СеZстряхиZe]hehой, которая поминутно падала на грудь. Миша хотел прерZlvK_jhа,
но ему не удаZehkv\klZить ни одного слоZ.
В заключение Серо сказал: — Теперь насчет ребят. Поместить их  детский дом я не могу. Нет
сh[h^guof_klbg_lkободных пайко.
Миша с удиe_gb_fihkfhlj_egZK_jhа. Зачем же он их держал целый час? Дело к _q_jmdZdb
где теперь устраивать ребят?
— Нет сh[h^guo мест, нет сh[h^guo пайков, — поlhjbe Серо и нетерпелиh заерзал  сh_f
кресле.
— Здрасте! — сказал Генка. — Что же им, на улице ночеZlv?
СероaZ^mfZekyihlhfkijhkbe:
— У Zk_klvagZdhfu_ городе?
— Нет.
— Никого?
— Никого!
— Ладно, — сказал ^jm]K_jh, — я этих ребят подержу дZ^gymk_[y^hfZG_gZmebp_`_bf
kZfhf^_e_ghq_ать. — Он сокрушенно покачал лысой голоhc. — Хороши m]jhaukd_\uau\Zxlb
бросают детей на улице… Вот Zf и беспризорничестh Мы боремся с беспризор ностью, а они ее
создают.
Он klZe И оказалось, что хотя он широкоплеч и тучен, но соk_f мал ростом. Почти такой же,
как и ребята.
— Вот так, — сказал Серо, — подержу их два дня у себя. Будут сыты.

ГлаZ6
БОРИС СЕРГЕЕВИЧ

Выйдя из губоно, ребята стол кнулись с директором москоkdh]h детского дома Борисом
Сергееbq_f тем самым, который с Короbguf приезжал несколько дней назад  усадьбу и
разгоZjbал с “графиней”.
Услышаqlhj_[ylZ[uebmK_jhа, он спросил:
— Велел Zfm[bjZlvkybamkZ^v[u?
— Нет, почему? — удиbeky Миша. — Мы у него были соk_f по другому делу… Я бы Zf
рассказал, да вот, — он показал на Игоря и Севу, — надо ребят от_klb…
— Я Zkijhожу, — сказал Борис Сергееbq.
По дороге Миша рассказал Борису Сергееbqm о происшестbyo последни х дней. Генка
жиhibkghijhdhff_glbjhал его рассказ. Борис Сергееbqih`Zeie_qZfb:
— Здесь дZ детских дома. Оба наполоbgm сh[h^gu Почему же Серо не поместил ребят туда?
Непонятно.
— Он решил, что Игорю и Се_ будет у него лучше, — сказал Генка, — k е же домашняя
обстаноdZ.
— Серо мог бы так и сказать, — от_lbe Борис Сергееbq, — но он сослался на то, что детдома
загружены, а это не_jgh.
— Мы не могли отказаться, — сказал Миша, — ребят -то надо куда -то поместить.
— Да, конечно, — согласился Борис С ергееbq.
— А как же иначе? — подхZlbe Генка. — У СероZ их и накормят, и напоят, и  постельку
уложат… “Накормила, напоила и поесть дала ему”… Везет этим дурачкам, честное слово! Из лагеря
убежали, k_ojZklj_ожили, ^mjZpdmxbklhjbxлипли и urebkmo ими из h^uBf[ug_mK_jhа
на пухоbdZoijhoeZ`^ZlvkyZihkb^_lv[uwlb^а дня fbebpbb…
— Откуда ты знаешь, что у СероZimohики? — hajZabeB]hjv.
— Знаю. По лицу b^ghqlhgZimohиках спит.

— Какой проницательный! — засмеялся Борис Сергееbq.
Серо`beiZhdjZbg_bbfijbrehkvi_j_k_qvесь город.
— Ну и город! — разглагольстh\Ze Генка. — Даже трамZy нету. И смотрите, как интересно —
k_ улицы называются: Стрелецкая, СторожеZyImrdZjkdZyKhe^ZlkdZyYfkdZyKlZjbgguc]hjh^
На_jgha^_kv раньше крепость была.
— Город старинный, — подт_j^be Борис Сергееbq он сущестh\Ze еще до hagbdghения
Москu. — Вы по поh^mljm^dhffmguijb_oZeb? — спросил Миша.
— Да, — нахмурился Борис Сергееbq.
Но как обстоит дело с трудкоммуной, рассказыZlvg_ стал.
Зато он подробно расспросил об убийст_ Кузьмина. В от_l на уверения Миши, что Рыбалин к
этому непричастен, Борис СергееbqkdZaZe:
— Мне трудно судить. Я не знаю обстоятельст дела. Но bghат тот, кто заинтересоZg в
убийстве Кузьмина.
Наконец он и дошли до кZjlbjuK_jhа.
Это был одноэтажный домик с небольшим крылечком и тремя окнами, за_r_ggufb белыми
зана_kdZfb За длинным забором, выкрашенным, как и дом,  ярко -красную краску и утыканным
с_jom длинными, острыми гha^yfb b^g_ebkv _jomrdb яблонь и груш. Возле д_jb bk_eZ на
проhehd_jmqdZaонка.
— УстраиZcl_ сhb дела, я подожду Zk, — сказал Борис Сергеевич и медленно пошел ^hev
улицы.
Мальчики поднялись на крыльцо. Миша потянул ручку зhgdZ За д_jvx послышался
металлический грохот, потом шаги.
— Кто там? — спросил женский голос.
— Мы от тоZjbsZK_jhа, — от_lbeFbrZ.
Загремели запоры. Дверь открылась. На пороге стояла ukhdZydjZkbая женщина yjdhfoZeZl_
на котором были нарисоZgua_e_gu_b`_elu_pеты.
— Нас прислал тоZjbs Серо… — начал Миша.
— Я знаю, — прогоhjbeZ`_gsbgZb__lhgdb_]m[u[j_a]ebо искриbebkv. — Кто остается?
Миша показал на Игоря и Севу:
— Вот они…
Она сделала шаг назад и шире раскрыла д_jb:
— Проходите!
Игорь и СеZg_j_rbl_evghошли ^hf@_gsbgZ сразу захлопнула за ними д_jv.
Несколько озадаченные таким приемом, Миша и Генка стояли на крыльце.
— Я думал, что и нас обедом угостят, — уныло прогоhjbe=_gdZ.
— Угостят! Как же! — от_lbeFbrZ. — Дожидайся! — И он с hafms_gb_fihkfhlj_egZ^ерь:
даж е попрощаться не дали с ребятами.
Но на кого похожа эта женщина? Определенно знакомое лицо. Может быть, на кого -нибудь из
жильцоbo^hfZgZ:j[Zl_".
— Честное слоh, — сказал Генка, — еще немного — и я умру от голода…

ГлаZ7
БЫТ ПОМЕЩИКА

Генка не умер с голоду. Через час мальчики f_kl_ с Борисом Сергееbq_f ureb из столоhc
Нарпита с жиhlZfblm]hgZ[blufbsZfbbjbkhой кашей.
За обедом Борис СергееbqjZkkdZaZeqlhkljm^dhffmghcihdZgbq_]hg_ihemqZ_lky Возражает
Серо его поддер жиZ_l кое -кто из местных рукоh^bl_e_c Ссылаются на историческую ценность
усадьбы. СледоZl_evgh сказал Борис Сергееbq задача заключается  том, чтобы опро_j]gmlv эту
_jkbx А ее можно опро_j]gmlv Он уже собрал  Моск_ кое -какие данные. С этой же целью он
сейчас пойдет  местный крае_^q_kdbc музей. Там хранится обстаноdZ усадьбы. Возможно,  музее
найдется кое -что полезное.

— Нам Сероlh`_jZkkdZau\Zeijhfma_c, — сказал Миша. — Можно, мы с Zfblm^Zihc^_f?
— Пожалуйста.
— Ну hl, — скриbeky Генка, — охота тебе тащиться  этот музей! Что там интересного? Опять
биgb мамонта. В какой музей ни придешь, kx^m биgb мамонта. Все хотят доказать, что  их
губернии когда -то обитали мамонты. А если и обитали, какое это имеет значение?
— А ^jm]djhf_ биg_cfZfhglZlZf_klv_s_qlh -нибудь, и что -нибудь интересное? — заметил
Борис Сергееbq. — Нет уж, — hajZabe=_gdZ, — ничего, кроме биg_clZfg_l?s_gZерно, рака с
мощами какого -нибудь сylh]h>Zb этой раке одна только труха и опиум для нар ода.
— Не хочешь — не ходи, — сказал Миша, — отпраeyckygZокзал и жди меня.
— Нет уж, чем на hdaZe_[helZlvkyyemqr_ihc^m этот несчастный музей, — заяbe=_gdZ.
Генка оказался пра Перh_ что они уb^_eb при oh^_  музей, были именно биgb мамо нта.
Изогнутые, желтоZlu_hgbmdjZrZebfZe_gvdbcестибюль музея, сb^_l_evkl\myqlhbwlZ]m[_jgby
не отстала от других по части мамонто.
От _klb[xey по k_c окружности музея тянулась длинная анфилада комнат. Каждая была
“отделом”. Отдел жиhlgh]h ми ра, полезных ископаемых, растительного царстZ кустарных
промысло земледелия, истории края… Впрочем, история края занимала несколько комнат. На одной
из них bk_eZ табличка: “Быт помещика XVIII столетия”. В этом отделе и находилась обстаноdZ
усадьбы.
Это была экспозиция гостиной. За канатом стояла мебель красного дереZ стол, диZg кресла и
стулья, обитые темно -красным атласом, каминный экран с нарисоZggufbgZg_fdblZckdbfbilbpZfb
большая арфа с порZggufbkljmgZfb^а ukhdboa_jdZeZkdZg^_ey[j ами по бокам.
Были здесь еще три шкафа. В перhf под назZgb_f “Одежда помещика”, стояли манекены 
старинных парадных одеждах с медалями, орденами, з_a^Zfb и голубыми лентами через плечо. Во
lhjhf (“Досуг помещика”) лежали длинные трубки, чубуки, играл ьные карты, бильярдные шары и
шахматы из слоноhc кости. В третьем (“Отдых помещика”) стоял почему -то обеденный серba
обложенный огромными пистолетами и другим старинным оружием.
Генка комментироZe[ulihf_sbdZhq_gvg_h^h[jbl_evgh:
— Зачем такие длинны е трубки? Как из них курить? Потаскай за собой такую трубочку! Или
кафтан.
Как  нем ходить? А халаты… Какое старье! И кому это интересно?! Отдых помещика, досуг
помещика, кому это нужно? Нет у нас никаких графо никаких помещико зачем же uklZлять их
напоказ?..
Но Миша не слушал Генку. Его gbfZgb_ сразу приe_deZ бронзоZy птица. Такая же, как и в
усадьбе, но гораздо меньше. Она стояла на мраморной подстаd_ и круглыми злыми глазами смотрела
на мальчико.
— Смотрите, Борис Сергееbq, — сказал Миша, — точно такой же орел, как и mkZ^v[_.
Борис Сергееbqhlhj\ZekyhlисеrbogZkl_g_lZ[ebpdhlhju_hgнимательно рассматриZe.
— Эта птица нарисоZgZ на гербе графо, — сказал он, — а hl для чего сделаны их бронзоu_
изZygbyg_agZx<hafh`gh]jZnkd ая прихоть. — И он сноZhlернулся к таблицам.
Мише ^jm] захотелось спать. Вот так k_]^Z Как только придешь  какой -нибудь музей, так
обязательно тебя одолеZ_l сонлиhklv Почему  музеях так клонит ко сну? Хочется поскорее
пробежаться по залам и ucl и на улицу.
Но Мише было неудобно перед Борисом Сергееbq_f Он призZe на помощь kx сhx волю и
продолжал осмотр картин и таблиц, показывающих богатстh графо и изображающих их быт. На
одной картине секли крепостного. Он лежал на скамейке, сyaZgguc по рукам и ногам. По сторонам
стояли дZ молодца в красных рубашках, с прутьями, с картинно поднятыми руками,  некотором
отдалении — сам помещик oZeZl_k^ebgghc^hkZfh]hihemljm[dhc зубах.
Затем bk_eZ большая карта уезда, на которой разными краскам и было показано, что графы
Карагаеu eZ^_eb таким же количестhf земли, сколько имели д_ тысячи крестьянских дhjh\
Крестьянская земля была обозначена красным ц_lhfZ]jZnkdZy — черным. И она предстаeyeZkh[hc
большой массиihh[hbf[_j_]ZfMlqbп лоть до речушки Халзан, той самой, где убили Кузьмина…
Перед картой Борис Сергееbq стоял особенно долго и даже срисоZe ее. И он объяснил Мише,

что после реhexpbb почти ky графская земля была роздана крестьянам. Только некоторая ее часть
осталась при ус адьбе. Но и ее позабирали себе деревенские кулаки. И если будет организоZgZ
трудкоммуна, то кулакам придется землю _jgmlv.
— Как же, — усмехнулся Генка, — так они Zf__bернут! Попробуйте получите у ЕрофееZ…
Была здесь еще одна карта. Она изображала, каким богатстhf eZ^_e граф  России. Кроме
Каратаева, у него были еще три имения и, помимо этого, рудники на Урале.
— Безобразие! — hafmlbeky Миша. — Один чело_d k_f eZ^_e а другие ничего не имели!
Ведь это же несправедлиh:ijZда, что на Урале у него были алмазные россыпи?
— Были, — подт_j^be Борис Сергееbq. — Старый граф упорно искал на Урале алмазы. Но,
кажется, ничего сущест_ggh]h не нашел. Ведь алмазы ценятся только крупные. А больших он не
находи л. Но через kx историю этой фамилии проходят какие -то загадочные происшестby с
драгоценными камнями. Кто -то кого -то убиZe кто -то сходил с ума. Перед самой реhexpb_c старого
графа даже лишили k_oijZ, и состоянием заeZ^_e_]hjh^ghckug<h[s_f]j язные истории.
— Ну и черт с ними! — сказал Генка. — Пойдемте отсюда. Даже протиghklhylva^_kv!
Когда они уходили, Миша оглянулся. И ему, как и тогда  усадьбе, показалось, что бронзоZy
птица зло_s_kfhljblbfслед…







ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
ГОЛЫГИНСКАЯ ГАТ Ь
ГлаZ8
СЕНЬКА ЕРОФЕЕВ

Жизнь лагеря сноZ hreZ  сhx обычную колею. Приuqguc распорядок дня — сигнал
побудки, утренняя линейка, подъем флага, работа ^_j_не, игры, беседа у костра. Но ощущение того,
что отряд окружает какая -то тайна, не покидало М ишу.
Вина Николая Рыбалина не доказана, но он пока и не опра^ZgAZlheh^hqgbdoh^bldZdgb чем
не бывало. Встречая Мишу, он ухмыляется так, будто тогда, на реке, ничего не произошло. Даже
подмигнул один раз.
С лодочником сyaZgZ “графиня”. Что -то отпра eyeZ  лес. И кулак Ерофее с ними заодно. Да…
Во k_fwlhfgZ^hh[yaZl_evghjZah[jZlvkyедь может пострадать неbggucq_ehек!
Но как дейстh\Zlv"Ihclb лес, узнать, что это за парни? Но где их там искать? Да и опасно. Сам
бы он, конечно, пошел. А ре бята? Мало ли что может случиться, а он за них от_qZ_l.
Значит, остается только одно: узнать, что по_a лодочник  лес. Узнать через Сеньку ЕрофееZ
Ведь он тоже перетаскиZef_rdb лодку. Конечно, так просто он не скажет. А попытаться надо. Вдруг
пробо лтается…
Генка поддержал этот план.
— Но тебе неудобно, — сказал он: — ты вожатый, ребята тебя стесняются. А мне Сенька k_
ueh`bl[m^vm\_j_g.
— Что -нибудь сделаешь не то, — усомнился Миша. — Гак напортишь, что потом и не испраbrv.
Но Генка за_jbe его , что будет осторожен и осмотрителен. Раз_ он не uihegye серьезных
поручений!
Генка еще не обдумал плана дейстbyDZdсегда, он надеялся на случай. Важно загоhjblvZlZf
будет b^gh.
Пионеры занимались оборудоZgb_f клуба. Им помогали дере_gkdb_ реб ята. Только Сенька и
Акимка не принимали участия. Они сидели на куче бре_g грызли семечки и, лениh поругиZykv
перекидывались картами. Генка остановился hae_ них и, изобрази на лице любопытстh стал

смотреть на их игру.
— Садись с нами, — предложил Сенька, тасуя колоду.
Генка присел на бреgZ:
— В карты не играю, а посмотреть — посмотрю.
— Не бойся, — усмехнулся Сенька, — не на деньги. На щелчки.
Генка Z`ghhlетил:
— Со мной играть нельзя. Я кого угодно обыграю.
— Так у ж обыграешь?
— Точно тебе гоhjx>Zcdheh^m.
Генка ayedheh^mi_j_lZkhал ее и показал карточный фокус.
Фокус был несложный. Но Сенька и Акимка были потрясены. Так, h kydhf случае, показалось
Генке. Уж очень удиe_gghhgbkfhlj_ebgZg_]h.
Довольный с hbfmki_ohf=_gdZ^_eZgghjZ\gh^mrguf]hehkhfijh]hорил:
— Я и не такие _sb могу отгадать. Вот посмотрю на чело_dZ и сразу скажу, что он сегодня
делал и что q_jZ^_eZebihaZчера.
— Это ты врешь, — усмехнулся Сенька. — Могу доказать!
— Ну, чего я q ерась делал?
— Ишь ты! Так я тебе и сказал.
— Конечно, не скажешь: откуда тебе знать. — Значит, не знаю?
— Не знаешь!
— Не знаю?
— Нет!
— А если знаю?
— Так скажи!
— Так hl, — gmrbl_evgh сказал Генка, — если я тебе скажу, что ты делал q_jZ то ты мне
ск ажешь, что ты делал позаq_jZ.
— Ладно.
— Вчера ты на мельницу ездил, — сказал Генка.
— Верно! — пробормотал Сенька. — Это ты мог и b^_lv…
— Где я мог b^_lv" На мельнице я не бываю. Просто посмотрел на тебя и отгадал. А теперь ты
скажи, что ты позаq_jZ делал.
Сенька исподлобья посмотрел на Генку:
— Думаешь, только ты один можешь отгадывать?
— При чем здесь один или не один? Мы с тобой услоbebkv — hlybhl]Z^ZeL_i_jvlukdZ`b
что делал позаq_jZZym`kdZ`mijZду ты гоhjbrvbebg_ijZду.
— Какой лоdbc>mfZ_rvluh^bgfZklZdhl]Z^u\Zlv"B^jm]b__klv.
— Я что хошь отгадаю, — хрипло прогоhjbe:dbfdZ[hevrbfaZ]gmlufiZevp_fgh]bq_jlygZ
песке фигуры. — Что ты можешь отгадать? — насмешлиhkijhkbe
Генка.
— А что хошь.
— Верно, _jgh, — подт_j^beK_gvdZ, — Акимка k_hl]Z^Z_l.
— Что же он может отгадать? — продолжал допытыZlvky=_gdZ.
— А что хошь, — Сенька по_jgmekyd:dbfd_ — Вот, Акимка, мы тут одну _svkijyq_fZlu
найди. Найдешь?
— А чего ж…
— Ладно. ДаZc…
Акимка поплелся к са раю.
— Не оглядыZcky! — крикнул ему ^h]hgdmK_gvdZ:dbfdZmldgmekyebphf сарай.
— Так, — прошептал Сенька и ulZsbe из -за пазухи яйцо — обыкно_ggh_ куриное яйцо. —
Видал? Пусть ищет. Ввек не найдет.
Генка подозрительно посмотрел на Сеньку. А что, есл и они  сгоhj_ с Акимкой? Ведь друзья.
Может быть, они его разыгрыZxlEZ^ghimklvihijh[mxl!

— ДаZc_]hih^[j_\ghkijyq_f, — предложил он.
Сенька замотал голоhc:
— Не годится! Враз найдет! Вот что мы сделаем. Наденем шапки, а под шапку и положим. Пу сть
ищет! В_dg_gZc^_l.
И не успел Генка ничего от_lblvdZd Сенька приподнял его кепку, осторожно подсунул под нее
яйцо и сноZgZ^инул Генке козырек на лоб.
— Здороh будет! — зашептал Сенька. — Ни за что не найдет. А мы ему пять горячих за это
e_ib м.
“Хорошо, — подумал Генка, — пусть яйцо будет у меня. Но обмануть им меня не удастся”.
— Все? — спросил он.
— Все!
— Хорошо, — сказал Генка, — только услоb_ihернемся к нему спиной, и пусть он так ищет.
— Зачем?
— Чтобы ты ему не подмигнул.
— Ладно, — согласился Сенька.
Они сели спиной к Акимке.
— ДаZc Акимка, можно? — крикнул Генка. — И, если ты ему хоть слоh скажешь, я играть не
буду.
— Ладно, ладно, — пробормотал Сенька. Мальчики сидели не оборачиZykv Сзади них
послышались шаги и сопенье Акимки .
— Чего от_jgmebkv? — спросил он.
— Ищи, ищи, — от_lbe=_gdZlhj`_kl\my душе.
Лоdh он их про_e Эта штука, b^bfh у них даgh разыграна. Сенька должен каким -нибудь
услоgufagZdhfihdZaZlv:dbfd_]^_kijylZghycph:gZlhqlhijb^_lkyhlернуться, они, конечно,
не рассчитывали. Пусть поищет!
И Генка искоса поглядыZe на Сеньку , опасаясь, что тот подаст Акимке тайный знак. Но Сенька
сидел спокойно, сложи руки на коленях. Спиной он, конечно, ничего не сумеет изобразить. Попался!
Теперь -то уж придется рассказать, что делал позаq_jZ…
Мальчики, с надbgmlufb на лоб кепками, сидели на бреg_ не оборачиZykv Акимка ходил и
сопел сзади них.
— Отгадывай скорей, — сказал Генка. — Целый год будешь искать?
— Сейчас, сейчас, — от_lbe:dbfdZ.
Он засопел где -то соk_fm=_gdbgh]hmoZbg_mki_e=_gdZhihfgblvkydZd:dbfdZbah\k_okbe
уд арил ладонью его по голо_ijyfhihd_id_<lm`_k_dmg^mebidZyонючая яичная жижа потекла
Генке на лоб и глаза.
Разъяренный Генка kdhqbe и сорZe с себя кепку. Жижа потекла сильнее, залепляя глаза. Яйцо
было тухлым. Генке казалось, что _kvhgk]he оu^hgh]ba^Z_lg_kl_jibfh_aehоние.
— А ты говорил, не отгадает! — покатывался с хохоту Сенька.
Акимка со сhbfh[uqgufihgmjufидом что -то чертил на песке криufgh]l_fgh]b.
Краем рубахи и пучком траu=_gdZытер лицо и голову (носовой платок он, к ак k_]^ZaZ[ue
палатке) и сказал:
— Ладно, ZrZзяла. В другой раз, не разыграете!
— Там посмотрим, — отрезал Сенька. — Больно ufgh]hbak_[yоображаете!
И уже совсем злобно добавил:
— Подумаешь, комсомольцы!

ГлаZ9
ГВОЗДЬ

В мрачном настроении _jgmeky=_gdZ клуб.
Там кипела работа. Заделывались дыры  стенах, ujZниZebkv земляные полы, устраиZebkv
сцена, кулисы и зана_kbkl_debebkvhdgZ полы dZiu\Zebkvklhe[bdbdgbfijb[bались доски —

будущие скамейки; ребята писали лозунги, рисов али плакаты, устанаebали елки ^hev стен, а под
потолком под_rbали гирлянды из елочных _lей i_j_f_`dm с разноц_lgufb бумажными
флажками.
— Ну как? — спросил Миша.
— Пока ничего, — мрачно от_lbe=_gdZ.
— Не проболтался?
— Нет!
— А почему желтые пят на на лице?
— Где?! — Генка про_e рукой по щеке. — Ничего, просто так… Они меня, черти, с яйцом
разыграли…
— И ты попался?
— Я не знал.
— Не знал, как с яйцом разыгрыZxlWolu!
— Что же ты меня не предупредил?
— Откуда я знал, что ты попадешься на такой дешеucjhau]jur?
Генка обиделся:
— И ты еще смеешься! Ну, попался, что же из этого? Во kydhf случае, я _e себя осторожно.
Сенька ни о чем не догадался. Так что можешь не беспокоиться.
— А это глаgh_, — примир ительно сказал Миша. — Ладно! Все, что нам надо, мы узнаем. А пока
бери этот плакат, e_aZcgZe_klgbpmbijb[_c_]hот здесь, на стене.
Расстроенный Генка взял плакат, подтащил к стене лестницу, зажал  зубах четыре гha^y и с
молотком jmdZoihe_agZе рх.
Он прибиZe плакат, но мысль о постигшей его неудаче не uoh^beZ из голоu Как хорошо k_
шло! А теперь Сенька будет над ним смеяться… При k_oHq_gvijbylgh.
Растраeyy себя таким образом, он [be один гha^v потом другой. И когда он ugbfZe изо рта
третий гha^v то обнаружил, что чет_jlh]h гha^y нет. Куда же он делся? Ведь он не ujhgbe ни
одного гha^y Генка пересчитал прибитые гha^b — ровно три! Затем осторожно пошарил языком за
одной щекой, потом за другой — нет!
Генка похолодел: неужели он проглотил гha^v?
Гha^bfZe_gvdb_h[hcgu_ijh]ehlbrv — и не заметишь. Генка медленно спустился с лестницы
и тщательно осмотрел пол. Может быть, он уронил гha^v"G_lgb]^_g_l=_gdZыпрямился, и wlm
минуту у него закололо  жиhl_ под ложеч кой… Закололо и перестало… Так и есть — проглотил
гha^vQlh`_[m^_l"!
Вытаращи от ужаса глаза, Генка хZlZe себя то за грудь, то за жиhl Он уже чувстh\Ze как
гha^vf_^e_ggh^ижется у него по пищеh^m То тут заколет, то там… И hlk_cqZkgZdZdhf -нибудь
поhjhl_]оздь застрянет и начнет прокалывать ему и кишки и желудок.
— Что с тобой? — спросил СлаdZ.
Генка глотнул ha^mob_^а дыша, произнес:
— Проглотил…
— Что проглотил?
— Гha^v.
Это потрясающее из_klb_ было сообщено подошедшему Мише, зат ем подбежаr_c Зине
КруглоhcDblm;yrd_Q_j_ag_kdhevdhfbgmlсе окружили Генку.
— Как же ты проглотил его? — спросил Миша.
Но Генка только разеZe рот и Делал рукой движения, показывающие, как гha^v со_jrZ_l сhc
путь По жиhlm.
— Может быть, ты ег о не проглотил? — с надеждой ]hehk_kijhkbeFbrZ.
Генка растопырил четыре пальца и прошептал:
— Было четыре, осталось три…
— Надо его по спине ударить, — предложила Зина Круглова.
— Что ты, что ты! — закричал Бяшка. — Только хуже будет: h[v_f гha^v  к ишки и больше
ничего. Рhlgh_ — hl_^bgklенное средстh.

— Рhlgh_? — ужаснулся Кит. — Ты с ума сошел! Раз_ можно так просто u^bjZlv гha^v
обратно? Он обязательно застрянет. Помню, я однажды кость проглотил…
— Подожди ты со сh_cdhklvx! — перебил его Миша. — Нашел когда о кости рассказывать!..
— Нужно Генку опустить gba]hehой, — предложил Сашка Губан, — потрясти за ноги, гвоздь и
ukdhqbl.
Слушая эти приятные со_lu=_gdZlhevdhihорачиZe]heh\mlh одну, то ^jm]mxklhjhgm.
— Вы его a_fkdmxhlедите, — посо_lhал Жердяй.
— Что за земская?
— Больница земская. В соседней дереg_. — Он не дойдет.
— А вы его на лошади. Попросите у председателя подh^mbhlезите.
Миша с Жердяем побежали к председателю сельсо_lZ Через некотор ое j_fy они _jgmebkv на
подh^_=_gdZkb^_egZklme_bklhgZeihfbgmlghoатаясь то за грудь, то за жиhl?fmdZaZehkvqlh
проглоченный гha^viml_r_kl\m_lihсему телу, то \_jolhниз, то ijZо, то e_о.
Генку погрузили на телегу. На ней, держ а  руках h``b сидел художник -анархист Кондратий
Степаноbq Председатель сельсо_lZ поручил ему от_alb Генку  больницу. Вместе с Генкой поехал
Миша. Остальным ребятам он _e_eернуться dem[b[ulvhklhjh`gufbgb коем случае не брать в
рот гha^_ й.

ГлаZ0
В БОЛЬНИЦЕ

Всю дорогу Генка стонал, корчился, хZlZeky за жиhl и мотал голоhc Каждое подрагиZgb_
телеги на ухабах и нероghklyo разбитой мостоhc причиняло ему мучительную боль. Он так жалобно
смотрел на Мишу, что у того разрывалось сердц е от сострадания. Он боялся, что Генка сейчас умрет, и
ему казалось, что Кондратий Степаноbq едет слишком медленно и больше занят сhbfb
рассуждениями.
— Ничего страшного в этом гha^_ нет, — рассуждал Кондратий Степаноbq. — Переварится в
желудке, и дело с концом. Обойный гha^v это что? Ерунда! Вот я еще когда в Моск_ жил,
оборудоZebfukijbyl_e_f;hevrhcl_Zlj…
— Вы оборудоZeb;hevrhcl_Zlj? — усомнился Миша.
— А то кто же, — неhafmlbfh от_lbe Кондратий Степанович. — ОборудоZeb мы Большой
театр. Артисты там, дирижеры, ky\h[s_f^bj_dpby:ijbyl_evfhcозьми да и проглоти костыль.
Большой такой железный костыль. Дюйма, может, дZ нем. Не шутка…
— Ну и что?
— А ничего, переZjbeky В день д_ бутылки h^db uibал для лучшего сгорания, hl и
переZjbeky этот костыль. А гha^hq_d что? Ерунда. И ни к какому доктору не надо ехать. Только зря
людей обеспокоили.
— Жалко от_alb[hevgh]hq_ehека? — обиделся Миша.
— Больного не жалко. А тут что, ерунда!
— Зачем же uih_oZeb? — Власть.
— Вы же не п ризнаете eZklb.
— Принуждение.
Миша kihfgbeijheh^dm.
— Когда мы плыли на Zr_c лодке, то лодочник Дмитрий Петроbq набросился на нас, хотел ее
отнять.
— Дурак! — коротко от_lbeom^h`gbd. — Кто дурак?
— Дмитрий ПетроbqBZантюрист. — Чем же он аZgl юрист?
— Всё клады ищет. А этих кладоa^_kv^Zным -даghg_l.
При таком сообщении Миша с изумлением haajbekygZom^h`gbdZ.
— Уж об этих кладах k_ позабыли, — продолжал Кондратий Степаноbq, — а он ищет.
Сумасшедший. И Софья Паehна сумасшедшая.
— Кто это Софья Паehна?

— А та, что ihf_sbqv_f^hfm`bет. Экономка графская.
— Вот, оказывается, кто она, — протянул Миша. — А я думал, графиня…
— Какая там графиня!.. — сказал художник и больно хлестнул лошадь кнутом.
Больница стояла на краю соседнег о села. Большой дереygguc дом с несколькими _jZg^Zfb и
несколькими oh^Zfb был окружен множестhf подh^ На ступеньках крыльца и просто на тра_
сидели крестьянки. Дети k_oозрасто[_]Zeb^jZebkvieZdZebbrmf_ebg_ообразимо.
Охая и корчась от бол и, Генка слез с подh^u и, поддержиZ_fuc Мишей, поплелся к больнице.
Не обращая gbfZgbygZозмущение длинной очереди, они hreb кабинет.
Врач, седоватый тучный чело_dkзлохмаченной бородой, i_gkg_ki_j_dbgmlhcaZ ухо черной
ниткой, склониrbkv ощупывал лежаr_]hgZ^_j_янном топчане чело_dZKZfh]hq_ehека не было
b^ghlhevdhlhjqZebgh]b огромных сапогах. Врач по_jgmedfZevqbdZf]heh\mkljh]hkijhkbe:
— Что такое?
Миша показал на Генку:
— Он гha^vijh]ehlbe.
Генка едZ lZsbe ноги  кабинет. Ему казалось, что k_ здесь — и jZq и больница — только
мерещится ему, а самого его уже даguf -даghg_lgZkете.
Врач _e_e мужчине  сапогах klZlv и, выписа рецепт, отпустил. Потом из -под пенсне
gbfZl_evghihkfhlj_egZ=_gdm:
— Когда это сл училось?
— Эбе -бе -бе -кур -да -е, — только и сумел прогоhjblv=_gdZ.
— Час тому назад, — от_lbeaZg_]hFbrZ. — Он прибиZeieZdZl клубе, держал гha^bо рту
и один проглотил.
— Большой гha^v?
— Обойный.
Доктор сноZihkfhlj_egZ=_gdm<wlhfзгляде Г енка прочел смертный пригоhj.
— РаздеZcky!
Генка начал с галстука. Приuqguf дb`_gb_f одной рукой потянул конец галстука, другой
рукой придержал узел. И  ту секунду, когда ayeky за узел, он ощутил  сh_c ладони маленький
холодный металлический предме т…
Неужели гha^v"=_gdZhklhe[_g_ebыпученными глазами смотрел на jZqZ.
— РаздеZcky[uklj__, — сказал тот, что -то записывая `mjgZe_.
— Сейчас, — пробормотал Генка.
Он чуklовал на сh_c ладони металлический предмет, но не решался ощупать его. Боял ся, что
это именно гha^vZg_qlh -нибудь другое…
Но ничего не поделаешь, надо раздеZlvky Генка нерешительно сжал ладонь и со_jr_ggh
яklенно ощутил g_c]оздь. Так и есть! Он его h\k_g_ijh]ehlbeHg_]hmjhgbe=оздь застрял в
галстуке. Черт h зьми! У него уже ничего не болит… Но как признаться?..
Сжимая  кулаке гha^v Генка медленно раздеZeky Когда он остался  одних трусах, доктор
сказал:
— Ложись!



По -прежнему сжимая  кулаке гha^v Генка лег на холодную простыню. Доктор присел на
кушетку и положил пальцы на Генкин жиhlHlwlh]hoheh^gh]hijbdhkghения у Генки по k_fml_em
пошли мурашки. Он уb^_e над собой лицо доктора, пытлиh смотреr_]h на не го скhav стекла
пенсне. Неужели доктор понимает, что никакого гha^y он, Генка, не проглотил? Генка закрыл глаза и
лежал, крепко сжимая в кулаке гha^vbiulZykvaZkmgmlvdmeZdk_[_ih^[hd.

Доктор легонько нажал на жиhl:
— Больно?
— Нет.

Доктор нажал е ще g_kdhevdbof_klZoGbq_]hdjhf_oheh^Z_]hiZevp_, Генка не ощущал.
— Медленно поднимай руки, — приказал доктор, — и, если почуkl\m_rvj_av жиhl_kdZ`b.
Генка начал медленно поднимать руки. Чтобы его сжатый кулак не вызZeih^haj_gbchgk`Zeb
lhjhcdmeZd…
Его руки были уже в _jlbdZevghf положении. Генка начал медленно опускать их за голову.
Никакой рези он не чувстh\Ze<k_qlhijbdZau\Ze_fm^hdlhjhg^_eZeZтоматически, понимая, что
рано или поздно его обман обнаружится. Лучше бы он  дейстbl_evghklbijh]ehlbe]оздь!
— Разожми кулаки, — услышал он откуда -то издалека голос врача.
Генка разжал один кулак, тщетно пытаясь во lhjhf кулаке засунуть гha^v как -нибудь между
пальцеWlh_fmg_m^Zалось, и он не разжимал кулака.
— Разожми ку лаки, — поlhjbe^hdlhj, — оба!
Генка ^jm]ih^gyekybh[tyил:
— Гha^vgZr_eky.
Доктор и Миша с удивлением смотрели на него. Тогда он разжал кулак.
— Вот он!
— Гм! Где же он был? — спросил доктор.
— В галстуке. Когда я разyau\Ze]ZeklmdlhbgZsmiZe_] о там. Я его, оказывается, ujhgbebah
рта прямо на галстук.
— Почему ты сразу не сказал?
— А я хотел про_jblvkyFh`_l[ulvy^_cklительно проглотил гвоздь, только другой.
— И нигде у тебя ничего не болит?
— Нет, — от_lbe Генка уже соk_f _k_eh одна ко стараясь не смотреть на Мишу, который с
мрачным b^hfklhyem^ери.
— Хорошо, — доhevghfbjghkdZaZe^hdlhj, — klZgvbg_kdhevdhjZaijbky^v.
Генка несколько раз присел. Потом, по приказу доктора, сделал еще несколько дb`_gbc
перегибался, поhjZqb\ ался в разные стороны. Он послушно делал k_ это, ijhq_f не понимая, для
чего: _^v]оздя g_fg_l.
Доктор ufuejmdbijbdZaZe=_gd_h^_аться и сноZk_eaZ стол. Он записал Генкину фамилию
и сказал:
— Поедешь ]hjh^.
— Зачем? — оторопел Генка.
— На рентгеноkdh_bkke_^hание.
— Так _^vmf_gygbq_]hg_lgbdZdh]h]оздя! — закричал несчастный Генка.
— Ты сам хотел про_jblvky.
— Но у меня ничего не болит.
— Это не имеет значения.
Предмет мог залечь  таком месте, где не дает болевых ощущений. В ременно, конечно. А потом
будут неприятности.
Доктор по_jgmekydFbr_:
— Где ваш лагерь?
— В Карагаеве.
— В дереg_?
— Нет, mkZ^v[_.
— Вот как! — Доктор насмешлиh посмотрел на Мишу. — Клады ищете? — Какие клады? —
удиbekyFbrZ. — Никаких кладоfug_ ищем.
— Ладно, идите. А в город его с_abl_k_]h^gy`_Ihgylgh?
— Понятно, — от_lbeFbrZ.
Они молча urebba[hevgbpubhklZghились на крыльце.
Генка беззаботно поглядывал по сторонам, делая b^qlhgbq_]hhkh[_ggh]hg_ijhbahrehFbrZ
укоризненно гляд ел на него:
— Ты отдаешь себе отчет lhfqlhlugZ^_eZe?
— А что такого я наделал? — Еще спрашиZ_l!

— Что я наделал? Думал, что проглотил гha^v Что же мне было — молчать? Молчать и ждать,
пока он меня проколет наскhav"Gmijhерился. Ничего не оказа лось. И все ihjy^d_.
— Но почему именно с тобой случаются k_wlbbklhjbb? — закричал Миша. — Ни с кем больше,
только с тобой. То одно, то другое. Всех поднял на ноги, k_o разheghал, застаbe лошадь просить у
председателя. И k_ это зря! Только на сме х нас поднял. Все! Поедешь  город, и пусть там тебя
прос_qbают.

ГлаZ1
СЕЛЬСКАЯ ЖИВОПИСЬ

Генка ездил на рентген. Но ничего у него  жиhl_ не оказалось. Только кишки и желудок. Так,
_jgmшись из города, он объяbeFbr_.
В тот же день, к _q_jm _j нулись  лагерь и СеZ с Игорем. Они u_a`Zeb на Песчаную косу,
показывали следоZl_exf_klh]^_gZrebeh^dmIhlhfbohlimklbeb^hfhc.
Игорь и СеZ чувстh\Zeb себя героями. Они ходили по лагерю с таким b^hf будто совершили
нечто необыкно_ggh_ Они не сумели осущестblv сhc глаguc замысел — убежать  Италию бить
фашисто, — но зато сhbf участием  следстbb по делу Рыбалина будто бы постаbeb себя в
особенное и исключительное положение.
Хотя они очень гордились и хZklZebkv ничего существенного Миша от них не узнал. На
Песчаной косе они показали следоZl_ex место, где ayeb лодку. СледоZl_ev обмерил это место
рулеткой, прошел до дереgbihlhf^h`_e_agh^hjh`ghcklZgpbbAZq_fhgwlh^_ лал, Игорь и СеZg_
знали…
Миша презрительно усмехнулся. Ну и следоZl_evBs_lgZI_kqZghcdhk_GZ^hbkdZlv лесу,
там, где прячутся парни. Ведь они f_kl_ с лодочником и убили Кузьмина! Миша ни секунды не
сомнеZeky этом…
Что касается СероZ то И горю и Се_ жилось у него,  общем, хорошо. Спали они  сарае, на
сене. Пра^Z`_gZK_jhа относилась к ним неZ`gh^Z`_ дом не пускала, гоhjbeZqlhhgb_ciheu
запачкают, но сам СероdZ`^ucечер приходил к ним и подробно обо k_fjZkkijZrb\Ze.
— О чем же он ZkjZkkijZrbал? — насторожился Миша.
— Обо всем, о чем с нами следоZl_evjZa]hариZe.
— И вы ему рассказывали?
— Конечно. Ведь он от_lklенный работник.
Эх, шляпы, шляпы!.. Впрочем, чего можно ожидать? от них? Из лагеря удрали, k_oзбалам утили
и еще ходят, как победители!
— Поменьше фасоньте, — сказал Миша, — uklhevdhgZlорили, что должны ходить тише h^u
ниже траu:ы, наоборот, гордитесь неиз_klghq_f=emihBg_^mfZcl_qlhgZас будет наложено
aukdZgb_ Нет, aukdZgb_f не о тделаетесь. А hl будут самохарактеристики, и тогда вы узнаете…
Узнаете, какого k_fg_gbyhас.
Но Миша не торопился назначать самохарактеристики. На это нужно затратить самое меньшее два
дня. А как их udjhblv"<_^vgZ^h\dhgp_dhgph закончить клуб. О н был уже полностью оборудоZg
остаZehkv только покрасить. А  этом деле они получили могучую поддержку  лице
художника -анархиста Кондратия СтепаноbqZ.
Он пришел dem[^he]hkfhlj_edZdj_[ylZjZ[hlZxlihlhfkijhkbemFbrb.
— Приступать?
— Приступа йте. А что u будете делать? Кондратий Степаноbq об_e hdjm] себя рукой: —
Красить надо. Вкруговую.
Миша kihfgbe нелепо раскрашенную избу художника. Опасение, что он испортит клуб, на
мгно_gb_ закралось в Мишино сердце. Но выражать недо_jb_ чело_dm который сам, доброhevgh
предлагает сhb услуги, было неудобно. И вообще надо приe_dZlv местное население к устройству
клуба. Все же Миша спросил:
— А хорошо будет?
— В отличном b^_, — пробормотал художник, обh^y стены сарая мутным a]ey^hf, — по

самому последнему слову… Большой театр делали…
— Денег у нас нет, придется бесплатно, — предупредил Миша.
— Бесплатно так бесплатно, — a^hogmeom^h`gbd. — Красок тоже мало.
Кондратий Степаноbq опять a^hogme — Пожертвуем сhb Немного осталось. Одолжил
лесник у, да теперь с него не получишь. — Какому леснику? — Кузьмину, убитому. — Раз_ он был
лесником?
— Был. До реhexpbbM]jZnZkem`be>h\_j_ggh_ebph…
Вот что!.. Кузьмин служил у графа лесником. Значит, он хорошо знал лес… Опять лес! Тот самый
лес, куда па рни утащили при_a_ggu_ лодочником мешки. Таинст_gguc лес! Эта легенда о
Голыгинской гати, о мерт_pZo без голоu — не u^mfZgZ ли она для того, чтобы отпугнуть всех от
леса? Тут что -то есть. Теперь ясно: надо пойти e_kbihkfhlj_lvqlhwlhaZ=heu]bgk кая гать. Там ли
по -прежнему эти подозрительные парни и что они делают?
Мишины размышления прерZe Кондратий Степаноbq объяb\rbc что красить он будет
сегодня ночью. Никто не помешает, не будет пыли, и hh[s_ он приud тhjblv ночью. Но ему в
помощь нуж ны дZfZevqbdZ.
Миша u^_ebe^eywlhcp_eb;yrdmbK_\m.
Подходя на следующий день к клубу, ребята еще издали уb^_eb около него большую толпу
народа.
Что такое? Ребята ускорили шаг. Но по улыбающимся лицам крестьян, по их смеху и шуткам
Миша понял, что в клубе произошло скорее нечто смешное, чем трагическое. И когда он сам hr_e 
клуб, то не знал, плакать ему или смеяться.
Клуб был размалеZg самым диким и неhh[jZabfuf образом: изогнутые линии, круги, полосы,
треугольники, просто кляксы, то бесформенные , то напоминающие морды диких з_j_c Скамейки —
полосатые, как зебры. Зана_k — похожий на фартук маляра. Балки, поддержиZxsb_ крышу, — одна
черная, другая красная, третья желтая. Под каждой балкой — по лозунгу: “Анархия — мать порядка”,
“Да здраkl\m_l чистое искусстh>hehc^_kylvfbgbkljh\ -капиталисто”
Миша ужаснулся.
Кондратий Степаноbq с гордым и незаbkbfuf b^hf расхажиZe по клубу. Так же гордо и
незаbkbfh держались Бяшка с Сеhc Они со_jr_ggh серьезно объяbeb Мише, что это последнее
сл оh  жиhibkb Так теперь рисуют h k_o странах. Так рисоZe и Маякоkdbc пока был
художником. Но теперь он так не рисует, потому что стал поэтом. Бяшка даже попробоZe объяснить
Мише значение какой -то кляксы, но запутался и ничего объяснить не смог.
В кучке крестьян стояли кулак Ерофеев и председатель сельсо_lZ — молодой парень,
демобилизоZgguc красноармеец. Его k_ зZeb Ванюшкой, а Ерофее _ebqZe Иваном Васильеbq_f
Он был хороший чело_dbak_j_^gydh, но на сh_c^he`ghklbqm\klовал себя неуве ренно, а потому,
как казалось Мише, робел и пасоZe перед кулаками. Как -то раз Миша был на сельской сходке.
Председатель произнес горячую и убедительную речь по поh^m общест_ggh]h луга, куда u]hgyeb
пасти скот. Ерофее на слоZo поддержал его, но потом k_ пере_jgme по -сh_fm и так запутал
председателя, что тот в конце концо согласился с ним. Так было и сейчас. Председатель посмеиZeky
над художестhfDhg^jZlbyKl_iZghича, но ЕрофееkdZaZe:
— Смешно -то смешно, да _^v денежки общест_ggu_ Приедут тоZjbsb из губернии или из
уезда, разве можем мы им такое показать? Значит, k_gZ^hi_j_^_euать. Опять расход. Нехорошо, не
годится на _l_j^_gv]b[jhkZlv.
— Большие ли тут деньги? — hajZabeij едседатель.
— Хоть и небольшие, а народные, — сказал Ерофее.
— Деньги пропали, не о чем теперь гоhjblv, — нахмурился председатель.
— Раз_ я о деньгах? — hajZabe Ерофее. — Ну, потратили, куда теперь денешься. Я о том, что
нельзя ребятишкам такие _sb п оручать. Кондратий Степаноbq что? Любит он малеZlv k_ мы
знаем. А комсомол  от_l_ Надо бы прийти  сельсо_l посо_lhаться: как, мол, можно такое дело
Кондратию Степановичу поручать? А молодые люди на себя понадеялись. Вот и нехорошо.
Так k_]^Z Председатель сначала спорил с Ерофееuf доказывал и отстаиZe сh_ Но то, что
гоhjbe ему Ерофее b^gh так сильно запечатлеZehkv  его мозгу, что потом он незаметно для

самого себя менял a]ey^uHgqm\klовал, что Ерофееhiulg__bсегда подпадал под его ebygb_.
После происшестby  клубе председатель начал косо поглядыZlv на ребят. Он даже u]hорил
Мише за то, что тот зря брал лошадь для Генки…
А тут подоспела ноZyg_ijbylghklvB\k_ba -за дурацкой игры в “зелень”.

ГлаZ2
“ЗЕЛЕНЬ”

Глупая игра! Надо всегда носить с собой что -нибудь зеленое. И когда тебе гоhjyl “Покажите
Zrm зелень”, ты должен uihegblv это требоZgb_ А если зеленого при тебе не окажется, то надо
платить фант, то есть uihegblv любое приказание того, кто обнаружил, что т ы не имеешь при себе
зелени.
Глупая игра, но ужасно приyaqbая. Она преjZlbeZkv  поZevgmx болезнь,  массоuc психоз,
особенно у деhq_d Взрослые — полоbgZ из них комсомолки, а как только упоминают про зелень,
станоylky соk_f детьми, для которых, к роме этой игры, ничего не существует. И если кто -нибудь
проиграет, то обязательно исполнит фант, как бы глуп он ни был. Даже мальчики и те lygmebkv игру.
Миша замечал, что Генка и СлаdZghkylkkh[hcimqhda_e_ghcljZы. Дошло до того, что Миша как -то
раз, соk_f проти heb неожиданно для самого себя ^jm] сказал Зине Круглоhc “Покажи сhx
зелень!” Зина изумленным a]ey^hf посмотрела на него и ulZsbeZ зеленую ленточку. Но тут Миша
спохZlbekybij_ajbl_evghkdZaZe “Не стыдно тебе заниматься таким ребячестhf"<h[s_fk^_eZe
b^qlhihlj_[hал у Зины зелень только для того, чтобы уличить ее wlhc^mjZpdhcb]j_.
И вот к чему это при_eh.
Как -то Миша был  сельсо_l_ Раздался телефонный зhghd Зhgbeb из уезда и _e_eb
председателю послать челов ека khk_^gxx^_j_ню Борки и передать, чтобы председатель сельсо_lZ
Борки немедленно яbeky уезд.
Председатель сказал: “Хорошо”, и по_kbeljm[dmGhlZddZdgbdh]h дереg_g_[uehсе были
ihe_lhhgbihijhkbeFbrmihkeZlvdh]h -нибудь из сhbo ребят.
Миша _jgmeky\eZ]_jvbijbdZaZeb^lb=_gd_Lhlhlетил: “Есть!” Но тащиться ;hjdb_fmg_
хотелось. Уличи;yrdm\hlkmlklии зелени, Генка перепоручил это тому. Бяшка, не будь дурак, целый
час ходил по лагерю, спрашиZe k_o насчет зелени и на конец подлоbe одну из сестер Некрасоuo
которой и передал поручение. Сестра НекрасоZ перепоручила Наташе Бойцоhc Наташа снова
обыграла Генку. Тот уже h lhjhc раз поймал Севу. Короче гоhjy к _q_jm исполнительницей
оказалась самая маленькая деhqdZ , Лара. Она прошла немного по дороге, но дальше идти побоялась,
посидела и _jgmeZkv.
Просьба председателя оказалась неuiheg_gghc Когда Миша на следующий день попробоZe
разобраться, кто же bghат, то не добился толку. Каждый свалиZe на другого. К одни м и тем же это
поручение попадало несколько раз, и разобраться было со_jr_gghg_озможно.
А поручение оказалось неuiheg_gguf Из Борко никто  уезд не яbeky и председателю
сельсо_lZB\Zgm<Zkbev_ичу за это попало.
Председатель ужасно обиделся на Миш у.
— Я думал, от Zkihfhsv[m^_l, — угрюмо сказал он, — а теперь вижу, что помощи никакой. И
лошадей зря гоняли. И клуб испортили. И даже  таком простом деле под_eb А мне от этого
неприятности. И лодку Zrb ребята угнали, следы запутали, теперь kx дер еgx из -за этого таскают.
Плохо, плохо получается!
На это Мише нечего было hajZablv Председатель пра Но раз_ только из ошибок состояла их
работа ^_j_не? Раз_fZehhgbk^_eZeb"Gmg_m^ZqghjZkdjZr_gdem[ghедь клуб -то есть! Сколько
бесед про_e и с ребятами! Скоро здесь будет отряд. А ликb^Zpbyg_]jZfhlghklb">\_gZ^pZlvq_ehек
уже читают по складам. А раз_ было легко организоZlv" Никто не хотел идти, стыдились, каждого
приходилось угоZjb\Zlv за каждым ходить. Очень было трудно заниматься  этих услоbyo А
k_ -таки занимались и кое -чего добились. И упрекать теперь клубом и тем, что не сходили  Борки,
неспра_^ebо.
Но опра^uаться Миша не стал. Хвастаться сhbfb заслугами нечего, а  чем bghаты,  том

bghаты.
— Нехорошо получилось, — согласился Миша, — но клуб мы перекрасим сhbfb силами, а тех,
кто bghен и не пошел  Борки, накажем. Что касается лодки, то это дело следоZl_ey и не будем об
этом сейчас гоhjblv.
Председатель как будто немного успокоился. Но дело _^v не в том, успоко ился он или не
успокоился. Дело  том, что  отряде расшаталась дисциплина. История с зеленью, раскраска клуба…
Раз_ не мог Бяшка сообщить, что анархист портит клуб! А побег Игоря и Сеu" А Генкина история?
Плохо с дисциплиной. Надо подтягиZlvBih^ly]b ZlvkjhqghG_hldeZ^u\Zy.
Вечером Миша объяbeqlhq_j_a^а дня назначаются самохарактеристики.

ГлаZ3
ЧТО ТАКОЕ САМОХАРАКТЕРИСТИКИ?

Самохарактеристики — это самообсуждение. Каждого комсомольца обсуждают на общем
собрании ячейки. Любой может uklmiblvbkdZaZlvh^Zgghfdhfkhfhevp_се, что хочет. Какие у него
достоинстZbg_^hklZldb \hkghном, конечно, недостатки). Какой он комсомол ец, какой тоZjbsdZd
uihegy_l задания и поручения. Какоu его моральные качестZ честен ли он, пра^b, смел,
бескорыстен… А тот, о ком гоhjyl^he`_gfheqZlv<hajZ`Zlvlmlg_q_]hKemrZcqlhhl_[_]hорят
тоZjbsb мотай на ус и испраeycky Иначе на следующих самохарактеристиках тебя еще больше
раскритикуют.
Процедура, конечно, не особенно приятная. Сиди и слушай, как тебя честят. Особенно плохо тем,
кто стоит gZqZe_kibkdZGZgbogZijZляется перuciue<ijhq_fbihke_^gbfg_ажно: те, о ком
уже отгоhjbeb сh[h^gh a^hogm, наZebаются на тех, кто стоит  конце списка. Но личные счеты
никогда не сh^bebkv Достаточно было ребятам почуklовать даже оттенок этого, как k_ начинали
кричать: “Личные счеты!”, “Личные счеты!” Они были очень чут ки и непримиримы к любой непра^_
неискренности, неспра_^ebости. Да и у кого бы по_jgmeky язык сказать непра^m здесь, на
коллекти_i_j_^ebphfkоих тоZjbs_c…
Все побаиZebkv самохарактеристик. Даже самые лучшие, самые безупречные. Даже такие,
кото рые ничего плохого за собой не чуklовали. Даже Миша, СлаdZAbgZDjm]ehа, Наташа БойцоZ
очень добрая и спра_^ebая деhqdZ Все heghались перед самохарактеристиками. Каждый знал за
собой тот или иной недостаток, и каждый понимал, что тоZjbsbagZx т не только этот недостаток, но и
много других, которые он сам за собой не замечал.
Но перед самохарактеристиками k_ _eb себя по -разному. Одни остаZebkv такими же, какими
были раньше, другие сразу менялись до неузнаZ_fhklb.
Например, Генка. Просто удив ительно было смотреть, dZdh]hg_инного барашка преjZlbekyhg
 тот день и час, когда узнал, что предстоят самохарактеристики. Такой стал добрый, хороший,
gbfZl_evguc услужлиuc Особенно старался он сдружиться с теми, от кого ожидал критики. Но
крити коZeb_]hh[uqghсе. И он пытался расположить к себе k_o.
Всем он теперь ласкоh улыбался. Ни на кого не поurZe голоса. Если кто  чем проbgblky то
защищал bghного и гоhjbe “Мало ли что с кем случается? Надо быть терпимым к недостаткам
других люд ей”. И при этом заискиZxs_aZ]ey^uал в глаза проbgbшемуся: мол, запомни, как я тебя
защищал. Даже обжоре Киту он дZjZaZhl^Zekою порцию, ссылаясь на то, что ему самому не хочется
есть.
Повелительные наклонения со_jr_gghbkq_aebba_]hj_qbIbhg_j ам сh_]haена он ничего не
приказывал, а кротко гоhjbeY[ugZlоем месте сделал так…” Или: “Это дело, конечно, тh_ghgZ
тh_f месте я бы поступил таким образом…” Ласкоh_ и доброжелательное “на тh_f месте” не
сходило теперь с его языка.
И это Ге нка, самонадеянный Генка! Никого и ничего он не боялся, кроме тоZjbs_c Боялся их
плохого суждения о себе.
Особенно заискиZe он перед “борцом за спра_^ebость” Бяшкой. Ходил с ним  обнимку,
старался достать ему медикаменты (Бяшка ведал санитарной часть ю), убеждал k_o нерях uihegylv
Бяшкины распоряжения.

Но именно от Бяшки ему и досталось больше k_ogZkZfhoZjZdl_jbklbdZo.

ГлаZ4
САМОХАРАКТЕРИСТИКИ

После обеда k_ уселись на лужайке  тени дереv_\ Председателем u[jZeb Слаdm он был
спра_^eb и умел _klbkh[jZgbykihdhcghblZdlbqgh.
Миша произнес краткое klmibl_evgh_ слоh Он бегло останоbeky на текущем моменте, указал
на сложное международное положение республики, на гнусные происки капиталистоbbfi_jbZebklh\
и необходимость  сyab с э тим поur_gby от_lklенности каждого комсомольца перед коллектиhf
и перед самим собой, перед сh_c реhexpbhgghc и комсомольской со_klvx Самохарактеристики,
сказал Миша, должны помочь каждому комсомольцу и пионеру со_jr_gklовать самого себя, помочь
ему уb^_lvkои недостатки и побыстрее изжить их. Тем более, добаbeFbrZqlhaZihke_^g__ремя
имели место факты несознательности…
В этом месте СлаdZ прерZe его и сказал, что, гоhjy таким образом, Миша уже предрешает
характеристику некоторых тоZjbs_ й. Поэтому, как председатель, СлаdZ предлагает Мише сделать
только общие замечания, и, по hafh`ghklb краткие, а о фактах гоhjblv конкретно при обсуждении
того или иного тоZjbsZ.
Все хором подт_j^bebqlhKeZка пра.
Миша не ожидал, что СлаdZk^_eZ_ т такое замечание ему, h`Zlhfm \k_`_bh[Zторитете надо
подумать). Но  душе он не мог не согласиться, что СлаdZ пра такоZ традиция, и не надо ее
нарушать. Скрепя сердце он согласился и предложил начать обсуждение с Генкиного з_gZ СлаdZ
постаb л это предложение на голосоZgb_AZg_]h]hehkhали k_djhf_ibhg_jh Генкиного з_gZGh
их было меньшинстhbh[km`^_gb_gZqZehkv.


Перufihkibkdmr_e=_gdZ.

Слоhзял Бяшка. Он klZek^_eZek_jv_agh_ebphbkdZaZe:
— За последнее j_fy мы очен ь подружились с Генкой. Но именно потому, что я его друг, я
обязан прямо сказать о его недостатках… Самое глаgh_  Генке — это неустойчиhklv характера. Не
может он сдержать себя. Чувствует, что не надо этого делать, не надо этого гоhjblv а делает и
гов орит. Комсомолец должен обдумыZlv и aешиZlv сhb поступки. А Генка не умеет ни
обдумывать, ни aешиZlvIhwlhfmhgbihiZ^Z_l разные истории…
Бяшка напомнил истории,  которые попадал Генка из -за сh_c несдержанности, и  заключение
сказал:
— У Генки, конечно, много еще других недостатко Но тот, о котором я гоhjbe, — глаguc И
Генке надо его изжить как можно скорее.
И хоть бы кто -нибудь защитил бедного Генку! Даже Зина КруглоZ единст_ggZy деhqdZ с
которой он дружил, kdhqbeZb[ukljh затараторила:
— Генка недисциплинироZg Как может такой чело_d быть помощником h`Zlh]h отряда?
Вместо того чтобы подаZlvijbf_jhgkZfgZdZ`^hfrZ]mgZjmrZ_l^bkpbiebgmBklhjbykl_fdZd
он дразнил Игоря и Севу, гоhjbl сама за себя. А случай  Мо ск_ с бабушкой Игоря, а гha^b эти
несчастные? Генке пора, dhgp_dhgph, подумать о сh_fZторитете.
— Генка груб, — сказала Некрасова Надя.
— Генка легкомыслен, — добавила Некрасова Вера.
— Генка любит дразнить других! — h^bg]hehkijhdjbqZebB]hjv и СеZ.
— Генка болтлиbg_^Z_lgbdhfmkehа сказать, — объяbeDbl.
И Генка с сожалением подумал о зря отданных Киту порциях каши.
А Наташа БойцоZkdZaZeZ:
— Генка слишком самоуверен и самонадеян. Он хZkleb и любит k_ приписывать себе одному.
Стыдно так много hh[jZ`Zlvhk_[_G_kdjhfghWlhyjdhыраженный индиb^mZebaf.

Последним о Генке гоhjbeKeZка:
— Я думаю, что главная беда Генки  том, что он слишком импульсиguc чело_d Все его
дейстby подчинены мгно_gghfm чувству, то есть импульсу. А наши поступки должны быть
подчинены не импульсу, а трезhfmmq_lmh[klhyl_evkl.
Здесь СлаdZ пустился  длинные рассуждения о he_ характере, импульсах и даже добрался до
“категорического императиZ Канта, о котором прочитал  какой -то философской книге . Книгу он не
понял, но слоZdZl_]hjbq_kdbcbfi_jZlb” ему очень понраbebkv.
В конце концо Славка u[jZeky из чащи философских рассуждений и закончил Генкино
обсуждение такими слоZfb:
— Перед Генкой стоит серьезная задача: переделать самого себя. Он б езуслоgh честный
комсомолец, предан делу реhexpbb но его недостатки мешают ему приносить обществу ту пользу,
которую он мог бы приносить. И Генке надо серьезно задуматься над тем, что гоhjbeb о нем здесь
тоZjbsb.
В таком приблизительно духе обсудили е ще нескольких ребят Генкиного з_gZ.
Про Кита сказали, что его обжорстh — это уже не физический, а моральный недостаток.
— Чего можно ожидать от чело_dZ который думает только о еде? — сказал Игорь про Кита. —
Ведь он k_ подчиняет интересам своего желуд ка. Со j_f_g_f из него ujZkl_l
мещанин -чреhm]h^gbd он будет заботиться только о сh_f материальном благополучии. Вспомним
комсомольце j_f_g гражданской hcgu! — с пафосом hkdebdgme Игорь. — Подумаем о
комсомольцах капиталистических стран, особенно ф ашистской Италии. Раз_ они думают о еде?
Предстаbfqlhkj_^bgbo_klvот такой Кит. И hlhgihiZ^Z_lkdZ`_f сигуранцу или дефензиву.
Его там допрашиZxl и пытают голодом. Раз_ Кит u^_j`bl пытку голодом? Скажи, Кит,
u^_j`brv?
Кит поник голоhc СлаdZ как председатель заметил Игорю, что hijhkh задаZlv нельзя.
КритикоZlv — критикуй, а если задаZlvопросы, то получится перебранка и ненужная полемика.
— Нет, Кит не u^_j`bliuldb]heh^hf, — с горечью произнес Игорь, — значит, его физические
по требности сильнее его убеждений. А такой чело_d^Z`_g_fh`_l[ulvdhfkhfhevp_f<hldh]^Zfu
с Сеhcj_rbebih_oZlv Италию бить фашисто…
СлаdZ прерZe его и сказал, чтобы он о себе не гоhjbe О нем и о Се_ будут скоро говорить
другие, и если он пож елает, то может тогда объяснить сhcihklmihd.
Но когда перешли к обсуждению Игоря и Севы, то ни тот, ни другой не пожелали объяснить сhc
поступок. Да и что было объяснять? Их побег uaал k_h[s__ hafms_gb_ Раз_ они дети? Раз_ не
понимают, что ни d акую Италию они бы не попали, никаких бы фашистоg_ih[beb"<kyboaZl_yg_
только смешна. Она uaана желанием порисоZlvky показать себя героями, а раз_ это
большеbklkdh_dZq_klо?
— Это попахиZ_l эсероsbghc, — сказал Миша. — Этаким мелкобуржуазным
индиb^mZebafhf Что хочу, то и делаю, а на остальных мне наплеZlv Что мне до тоZjbs_c до
родных! Пусть hegmxlky пусть беспокоятся, а я hl исполню сhx прихоть, и kz Значит, прихоть
дороже окружающих. Значит, личные интересы постаe_gu ur_ общес т_gguo А это называется
эгоизмом. А эгоизм — самая отjZlbl_evgZyhlju`dZ[mj`mZaghcb^_heh]bb<hlhq_fgZ^hih^mfZlv
Игорю и Се_!

ГлаZ5
САМОХАРАКТЕРИСТИКИ
(Продолжение)

На следующий день собрание начали с утра, чтобы к _q_jmh[yaZl_evgh_]haZdhgqblv.
Начали со Слаdb И он уступил председательстh\Zgb_ Мише. Конечно, на то j_fy пока его
будут обсуждать.
ПерufhKeZке выступил Генка:
— СлаdZ конечно, хороший комсом олец. Честный, спра_^ebый и добросовестный. Но, —
Генка поморщился, — нерешительный он какой -то. Не способен к быстрому дейстbx Во всем

сомнеZ_lky:ihq_fm" “А зачем?”, “А для чего?”. Так не годится! — Генка afZogme кулаком. —
Во k_f нужны решит ельность, смелость, быстрота! Где у Слаdb he_ые качества? Главный
недостаток Слаdb — это замедленная реакция, — Генка об_e k_o победоносным a]ey^hf когда
надо, и он умеет щегольнуть ученым слоhf. — Вот. Надо тренироZlv сhx hex А с чего начать?
Начать надо с физкультуры. Да, да, не смейтесь! СлаdZ не занимается спортом, не разbается
физически, даже уbebает от утренней зарядки. А что сказано? Сказано: “В здороhfl_e_ — здороuc
дух”. Вот как сказано. И это надо помнить.
Но остальные хZebeb Слаdm Его любили hljy^_ Хвалил его и Миша, но заметил, что СлаdZ
немного мягкотелый интеллигент. Пра^Z он ujhk  интеллигентной семье, отец его “спец”. Но надо
переhkiblu\ZlvkygZ^hijbh[j_lZlvijhe_lZjkdb_jZ[hqb_dZq_kl\Z…
— А я не понимаю, — заяbeZ Зина КруглоZ, — какие это особые рабочие, пролетарские
качестZ" Чело_d остается чело_dhf будь он рабочий, служащий или интеллигент. Идеология
дейстbl_evghfh`_l[ulvjZagZyghq_ehеческие качестZhlwlh]hg_aZисят. Иной рабочий паренек
по сhbfq_ehеческим качествам хуже другого интеллигента. Так что социальное происхождение здесь
ни при чем.
— Нет, при чем! — hkdebdgme Генка. — Ведь бытие определяет сознание. У пролетариата одно
сознание, у буржуазии другое. А интеллигенция — это про межуточная прослойка, и она колеблется…
СлаdZh[b^_eky:
— Выходит, я промежуточная прослойка?
— Ты — нет, — примирительно от_lbe=_gdZ, — ты hkiblZgijbkhетской eZklb:y]hорю
о старой интеллигенции.
Но Зина КруглоZklhyeZgZkоем:
— Нет, я не с огласна. У Слаdb как и у kydh]h чело_dZ есть сhb недостатки, но его
интеллигентское происхождение здесь ни при чем. Вон Генка пролетарского происхождения, а
недостаткоmg_]h]hjZa^h[hevr_.
Генка kdhqbe и заявил, что его обсуждение кончено и нечег о к нему haращаться. Что же
касается роли интеллигенции, то он, Генка, целиком согласен с Мишей. Конечно, k_o интеллигенто
нельзя стричь под одну гребенку — СлаdZ например, сhc парень, — но социальная сущность
интеллигенции как промежуточной прослой ки от этого не меняется.
Так как СлаdZh[b^_ekylhFbrZkq_egm`gufjZatykgblvkою позицию.
— Я имел иду следующее, — сказал он. — В чем заключается пролетарская психология? В том,
что пролетариату нечего терять, кроме сhbop_i_c:[mj`mZabybf__l собст_gghklv^_j`blkyaZg__
Поэтому пролетариат — за общее дело, буржуазия — проти общего дела. Интеллигенция же сердцем
за пролетариат, а сhbfiheh`_gb_fkязана с господствующими классами. Вот отсюда ее колебания и
шатания. Я, конечно, имею иду не СлаdmZообще. У Слаdbполне пролетарская психология, но в
характере еще есть интеллигентская мягкотелость. Впрочем, я ukdZau\Zxkое мнение, и дело Слаdb
— принимать его h\gbfZgb_bebg_ijbgbfZlv…
Самохарактеристики продолжались. Обсудили уже большинстh ребят. Всех разобрали по
спра_^ebости, даже самого борца за спра_^ebость — Бяшку БараноZ Про Бяшку сказали, что уж
очень он кичится сh_c борьбой за пра^m Эта борьба преjZsZ_lky у него  самоцель. Его уже не
столько hafmsZ_lg_ijZда сама по себе, сколько приe_dZ_lihaZ[hjpZaZkijZедлиhklv;hjhlvkyk
непра^hcgZ^h^eylh]hqlh[u устранить ее, а не для того, чтобы прослыть непримиримым борцом за
спра_^ebость.
Миша, как и k_ участh\Ze в обсуждении. Но его k_ j_fy занимал один hijhk будут
обсуждать его самого или не будут?
Дело  том, что h`Zluc отряда, например Коля Сеhklvygh, никогда не обсуждался. Вполне
понятно — он старший… Теперь h`Zluc Миша. Значит, и его не должны обсуждать. Но, с другой
стороны, он не старший , а такой же комсомолец, как и другие ребята. В сущности, здесь скорее не
отряд, а маленькая комсомольская ячейка. Если бы Коля Сеhklvygh был здесь, то Мишу бы
обсуждали нараg_ со k_fb Как же быть? Особенного желания обсуждаться у Миши не было. Он не
боялся критики, но сам факт его обсуждения покажет, что он хоть и вожатый, но еще не настоящий, не
такой, как, допустим, Коля Сеhklvygh. Однако запретить обсуждать себя Миша тоже не мог. Это

будет недемократично, ребята расценят как зазнайстh Ладно, пу сть решают сами. Может быть, они и
не собираются его обсуждать — _^v приudeb к тому, что h`Zluc не обсуждается. А если даже
решат обсуждать, что плохого могут о нем сказать? Он был со k_fbkijZедлиkhсеми одинако:
если что и требоZegZlhhg и рукоh^bl_ev.
Но тайные Мишины надежды не опра^ZebkvDh]^Zdhgqbebkvh[km`^_gbyKeZка сказал:
— Товарищи! Список исчерпан. Остался один Миша. Он h`Zlucb\h`Zlh]hfudZdijZило, не
обсуждаем. Но Миша наш тоZjbs одноклассник и член нашей комсомо льской ячейки. Как мы
поступим? Миша, тh_fg_gb_?
— Пусть ребята сами решают, — от_lbe Миша не без тайной надежды, что k_ устали и будут
рады на этом закончить.
Но большинстh ukdZaZehkv за обсуждение. Даже подаeyxs__ большинстh Проти был
только од ин Кит. Ему ужасно хотелось ужинать. Сказать об этом прямо, после того как его только что
раскритикоZeb за обжорстh он не мог, а потому он предложил не обсуждать Мишу. Но остальные с
этим не согласились. Киту осталось только бросить грустный a]ey^ на к отелки, которые лежали hae_
потухшего костра.
Перhcзяла слоhAbgZDjm]eh\Z.
— Я не собиралась uklmiZlv о Мише, — сказала она, — но меня поразила Мишина
нескромность…
Миша с удиe_gb_fоззрился на Зину.
— Да, да — продолжала Зина, — у Миши спросили, надо ли его обсуждать. Я думала, он скажет:
“Конечно, надо. Чем я отличаюсь от остальных?” Но f_klh этого Миша сказал: “Пусть ребята
решают”. Таким от_lhfFbrZihklZил себя bkdexqbl_evgh_iheh`_gb_hgыделил сhxi_jkhgm
из коллектиZ Это нескромно . Мише надо учесть, что хотя он и h`Zluc отряда, но такой же
комсомолец, как и k_Bg_gZ^hklZить себя hkh[h_iheh`_gb_.
Миша криhmkf_ogmekygh душе он признал спра_^ebость этого обbg_gby.
Дейстbl_evgh надо было прямо сказать, чтобы обсужд али, и kz А он хотел уbevgmlv от
обсуждения. Вот как надо aешиZlvdZ`^h_kое слоhHlj_[ylgbqlhg_mdjh_lky.
Потом слоhзял Бяшка.
— Мы даgh знаем Мишу, — сказал он, — хорошо знаем и его достоинстZ и недостатки. Но hl
мы уb^_eb Мишу  ноhc роли — h`Zluf В общем, надо сказать, что он спраey_lky со сhbfb
обязанностями удоe_lорительно. Не задается и не фасонит. Но у него есть один крупный недостаток:
он очень любит секретничать f_kl_ с Генкой и Слаdhc Это секретничанье отдаляет Мишу от
коллектиZ стаbl его над коллектиhf Конечно,  прошлом году Миша, Генка и СлаdZ открыли
тайну кортика, но это не значит, что и теперь он и должны от k_ok_dj_lgbqZlv.
Кит проhjqZe:
— Как актиlZdh[yaZl_evghk_dj_lgbqZxlBihlhfFbrZ^_eZ_lih[eZ`dbg_dhlhjufebpZf.
— Кому, например?
— Генке, hldhfm.
— А…
Миша klZebkdZaZe:
— Вот что, ребята. Насчет Генки, я думаю, Кит непра Я н икому не делаю исключения, а Генке
тем более. Насчет же секрето —  этом есть доля истины. Но скажу честно: без секрето трудно
обойтись. Вспомните историю с кортиком. Если бы я не держал ее k_dj_l_lhgbq_]h[ubg_gZr_e.
— Тогда было другое дело, — перебила его Наташа БойцоZ — тогда мы еще не были ни
пионерами, ни комсомольцами. А теперь соk_f^jm]h_^_eh.
— Да, это праbevgh, — согласился Миша, — и поэтому тот секрет, о котором гоhjbe Бяшка, я
сделаю общим. Но с услоb_fqlhhg^eyсех останет ся секретом.
Миша оглянулся hdjm]bihgbabe]hehk:
— Все uagZ_l_aZq_fB]hjvbK_а ездили со следоZl_e_fgZI_kqZgmxdhkm>_ehb^_lhlhf
чтобы спасти брата Жердяя, которого непраbevgh обbgyxl  убийст_. — Мишин голос перешел на
шепот: — У нас е сть некоторые данные, это относится к лодочнику. Он не зря тогда на нас напал. Но
k_ надо проверить. И поэтому никому ни слоZ Вот и _kv наш секрет. Повторяю: теперь это наш

общий секрет, и никому ни слоZ! — Миша uijyfbeky опять поukbe голос: — Тепе рь, когда
самохарактеристики закончены, каждый учтет, что о нем гоhjbebbihklZjZ_lkybkijZиться. Каждый
должен ujZklb настоящим коммунистом, настоящим большеbdhf и если он не hkiblZ_l себя
сейчас, то потом уже будет поздно. Ученые гоhjyl что чело _q_kdbc характер складывается к
hk_fgZ^pZlb]h^ZfLZdqlhремени для переhkiblZgbyhklZehkvg_lZdm`fgh]hbgZ^hlhjhiblvky
Мы здесь поругали друг друга. Но k_ мы — члены одной комсомольской семьи, и те, кто уже в
комсомоле, и те, кто осенью буде т klmiZlvB знак этого закончим наш двухднеguck[hjFheh^hc
гZj^b_c.
Все klZebbaZi_eb:
Вперед заре навстречу,
Товарищи [hjv[_,
Штыками и картечью
Проложим путь себе…

ГлаZ6
СЛЕДОВАТЕЛЬ В ЛАГЕРЕ

Миша рассказал на сборе не k_Hglhevdhih^ елился сhbfbih^haj_gbyfbgZkq_leh^hqgbdZgh
умолчал о старухе, о Серо_ о бронзоhc птице. Но и того, что он рассказал, было достаточно. Теперь
k_]hj_eb`_eZgb_f\ujmqblvg_иноgh]hGbdheZybjZah[eZqblvaeh^_y -лодочника. Но для Николая
они пока ни чего не могли сделать, и поэтому их заботы обратились на его семью — на Марию
ИваноgmbgZ@_j^ey.
Ребята помогали им чем могли. И  поле работали, и на огороде, и  доме. Хотели даже корову
купить kdeZ^qbgm Но оказалось, что короZ стоит слишком дорого . Они делились сhbfb скудными
пайками с Марией Иваноghc а Жердяй, тот и h\k_ питался  лагере. Особенно старались деhqdb
Зато gbfZgb_ мальчико было больше обращено на лодочника. Им был теперь из_kl_g каждый его
шаг. И каждый его шаг толкоZeky оче нь многозначительно, о чем немедленно сообщалось Мише. В
конце концоFbr_lZdwlhgZ^h_ehqlhhgaZij_lbej_[ylZf^Z`_ih^oh^blvdeh^hqgbdmbообще к
лодочной станции. Но раз_ ребят останоbrv" Тем более, что kdhj_ ky дереgy была a[m^hjZ`_gZ
приез дом следоZl_ey.
СледоZl_ev приехал  сельсо_l и многих туда uau\Ze лодочника, ЕрофееZ нескольких
крестьян, даже художника Кондратия СтепаноbqZ Потом следоZl_ev яbeky  лагерь якобы за тем,
чтобы погоhjblvkB]hj_fbK_ой. Якобы потому, что он их почти ни о чем не спрашиZeB]hjxhg
задал только один hijhk “Ну, как жи_rv" На что Игорь от_lbe что жи_l хорошо. Се_
нездороbehkv и он лежал  палатке. СледоZl_ev посмотрел на него и отошел от палатки со слоZfb
“Раз болен, пусть спит”, хо тя СеZовсе не спал и даже приподнялся.
СледоZl_ev долго ходил по лагерю. Миша сказал, что лагерь ограничен hl этой маленькой
лужайкой, но следоZl_ev обошел _kv парк. И он так _jl_eky hdjm] лагеря и так подробно обо k_f
расспрашиZeqlhFbrZih^m мал: не подозреZ_lebhgqlhj_[ylZm[bebDmavfbgZ?
СледоZl_ev интересоZeky распорядком жизни лагеря. Когда klZxl когда ложатся, куда уходят
на прогулки или на игры и кто  это j_fy остается в лагере. И есть ли ночью дежурные и како
маршрут их обхо да. Миша показал ему маршрут, и следоZl_evijhr_ekyihg_fm.
Вообще этот маленький чело_d _e себя очень странно: тщательно осмотрел k_ тропинки,
обследоZe кусты, даже, как показалось Мише, обнюхал дереvy И что он здесь ukfZljbает,
непонятно! Лодоч ник — у сhboeh^hdiZjgb — e_kmZhgoh^bla^_kvbq_]h -то ugxobает…
— Может быть, ube_khkfhljbl_? — насмешлиhkijhkbeFbrZ.
СледоZl_evkihdhcghhlетил:
— Лес большой, как его осмотришь…
— Именно потому, что он большой, там и легче спрятаться.
Продолжая осматриZlv^hjh`dmke_^hатель сказал:
— Но ведь это только тhbih^haj_gby.
— Что?

— Лодочник и парни e_km.
— Николая Рыбалина вы тоже только подозреZ_l_ZZj_klh\Zeb.
— Протиg_]h улики, а протиwlbog_lmebd.
— А все же Николай не bghат, — объяbeFbrZ.
— Никто и не гоhjblqlhиноZl?klvmebdbот и держим. — И загадочно добавил: — Может
быть, и для него лучше, что ]hjh^_^_j`bf:iZjgbdhiZxlbimklvbodhiZxl.
— А чт о они ищут? — спросил Миша, удиe_ggucl_fqlhke_^hатель знает об этих парнях.
СледоZl_evaZkf_yeky:
— На_jgh ищут то, что обычно ищут  лесу: клад. Я родился  этих краях, и, сколько помню
себя, здесь k_]^Z искали клады. Одно j_fy так землю переко пали, что и пахать не надо было. Граф
был богач и чудак. Добывал на Урале драгоценные камни, hl и гоhjbeb люди, что зарыты здесь
драгоценности. Никто никогда ничего не находил. А hlерят.
— Может быть, Кузьмин знал, где зарыт клад, но не хотел рассказа ть, они и убили его, —
предположил Миша.
— Зачем же убиZlv? — hajZabe следоZl_ev. — Наоборот, если бы он знал, то они kyq_kdb
оберегали бы его gZ^_`^_qlhjZghbebiha^ghhgbfjZkkdZ`_lLhevdhедь никакого клада нет.
— А почему лодочник напал на нас?
СледоZl_evih`Zeie_qZfb:
— Трудно сказать. Он ут_j`^Z_lqlhba -за лодки: думал, что лодка Кузьмина. Врет, конечно. Но
к делу это не имеет отношения. Лодочника мы знаем: старый рецидиbkl Специальность — ZexlZ и
драгоценные камни. Но не убийца. Н ет, убиZlvhgg_[m^_lL_f[he__qlhg_^Zно из отсидки.
Миша не знал, что ему Думать… Как же так! Из_klgh что лодочник hj рецидиbkl а он
расхажиZ_lgZkободе как ни q_fg_[u\Zeh…
И, точно угадаFbrbgug_^hmf_gbyke_^h\Zl_evkdZaZe:
— Закон есть закон. Сажать его пока не за что… А скажи -ка, — он по_jgmeky к Мише, — не
попадался ЛИ тебе здесь,  усадьбе, соk_f незнакомый чело_d мужчина средних лет, не местный
житель?..
— Как будто нет, не b^Ze…
— Подумай, — настаивал следователь. — Может быть, b^_ekhсем случайно, мельком… Здесь,
на реке, ^_j_не… Возможно, тhbj_[ylZидели?
Миша напряг память, но никого не мог kihfgblv.
— Нет, я никого не b^_eBj_[ylZdZ`_lkylh`_Fuедь здесь всех знаем.
— Не b^_eagZqblg_идел, — об орZejZa]hор следоZl_ev. — Я просто так спросил…

ГлаZ7
НАДО ИДТИ В ЛЕС

СледоZl_evm_oZeHkоем разгоhj_kgbfFbrZjZkkdZaZe=_gd_bKeZке.
Генка объяbeqlhlZdhfmke_^hателю заниматься делами о похищении кур, а не искать убийцу.
И нечего его слушать. Надо самим все uykgblv и доказать неbghность Николая и, наоборот,
bghность лодочника и его подручных. Короче — надо идти e_k.
Но Славк а был несколько иного мнения:
— Беда наша  том, что мы занимаемся этим делом не на научной осно_ Помните с кортиком?
Мы ходили  библиотеку, про_eb серьезное, исследоZgb_ и k_ устаноbeb А  данном случае? В
данном случае мы пользуемся слухами: граф был богач, eZ^_edhiyfbgZMjZe_ex^bерят, что здесь
зарыт клад, и так далее. Ведь k_ это слухи. А нам необходимо научное обосноZgb_ Кто такие графы
Карагаеu" Чем  дейстbl_evghklb они eZ^_eb на Урале? Чем питаются слухи о кладе? Вот что нам
над о узнать. Надо обратиться к перhbklhqgbdZfLh]^Zfug_[m^_f^_cklовать ke_imxdZdk_cqZk.
Миша подумал и сказал:


— Одно другому не мешает: познакомимся с материалом и про_jbf что они делают  лесу.

Поэтому отпраeycky СлаdZ  Москву, посиди  Румянцеd_ и k_ как следует узнай. Кстати, пора
уже собрать у родителей продукты.

Слаd_hq_gvg_ohl_ehkvlZkdZlvkykijh^mdlZfb.
— Как же я буду и Jmfygp_ке сидеть и продукты собирать? Надо делать что -нибудь одно.
— Ничего, ничего. Возьми с собой Ки та, он поможет. Пока ты будешь сидеть  библиотеке, он
обойдет k_ofZfZr.
— С Китом, пожалуй, можно, — согласился СлаdZ.
— Вот и хорошо. А мы с Генкой пойдем  лес. Не сейчас, а когда ты _jg_rvky из Москu
Конечно, можно пойти k_fhljy^hfb^hdZaZlv что никаких мерт_ph, никаких графо[_a]hehы там
нет. Но если пойти k_f отрядом, то можно спугнуть бандито Они уйдут на другое место, и тогда
ничего не узнаешь. Нет, надо пойти одному или ^\h_fkd_f -нибудь. И обязательно с Жердяем. Кроме
него, ник то не сумеет про_klbgZ=heu]bgkdmx]ZlvDhg_qgh@_j^yc[m^_lhldZau\ZlvkyGhfu_]h
угоhjbf!
СлаdZ с Китом уехали  Москву, а Миша отпраbeky к Жердяю. Жердяй был дома. Он топором
обтесывал колья и подпирал ими обZebшийся плетень.
— Хозяйствуешь? — Приходится.
— От брата есть что?
— А что от него может быть? В тюрьме сидит.
— Слушай, Жердяй, — сказал Миша, — у меня есть ноuc план. Если мы его выполним, то
сумеем доказать, что тhc[jZlgbijbq_f.
— Пробовали уже, — вздохнул Жердяй, — за этим и на лодке плаZeblhevdhg_gZrebgbq_]h.
— А k_ же мы доказали, что кто -то угнал лодку. И следователь сам гоhjbl что дело
сомнительное. А теперь, если ты мне поможешь, то мы еще больше сумеем доказать. Вот уb^brv!
— Что я должен сделать?
— Ты знаешь, чт о Кузьмин раньше служил у графа лесником?
— Откуда мне знать?
— Так hlhgjZgvr_kem`bem]jZnZe_kgbdhfYlhqghmagZe.
— Ну, и что?
— Раз он служил раньше лесником, значит имеет какое -то отношение к лесу. Так _^v?
— Выходит, что так.
— А кто прячется e_km"IZjgbdhlhjufeh^hqgbdозил мешки. Так?
— Выходит, что так, — поlhjbe@_j^ycgZijy]Zyсю сhxkhh[jZabl_evghklvqlh[uihgylvd
чему клонит Миша.
— Значит, — заключил Миша, — есть какая -то сyavf_`^m убитым лесником и этими парнями 
лесу.
Как ни далеко было следстb_ от посылки, но Жердяю оно показалось убедительным. Может
быть, потому, что он никогда не изучал логики.
— И верно, — сказал он, разину\m^bлении рот.
— Вот b^brv, — продолжал Миша, торопясь укрепить @_j^y_ это убеждение, — значит, надо
узнать, e_kmebwlbiZjgbbqlhhgblZf^_eZxllh]^ZfugZерняка k_ыясним.
— Как же мы узнаем?
— Очень просто: пойдем ночью e_k.
— Это на Голыгинскую -то гать? — ужаснулся Жердяй.
— Почему же на Голыгинскую гать? Прос то пойдем e_kbсё.
— Ни за что не пойду! — заяbe Жердяй. — Убей — не пойду. И не гоhjb больше, не
упрашиZc.
Миша был готоdwlhfmhldZamGhhgihgbfZeqlh[_a@_j^yy_fm e_km^_eZlvg_q_]h ночью
он один заблудится.
— Эх, ты, — сказал Миша, — родного брата не хочешь из беды выручить!
— Кабы я знал, что это брату поможет… А то _^vg_agZx…
— На_jgydZihfh`_l, — настаиZeFbrZ. — Ты только подумай: тh_]h[jZlZfh]mlaZkm^blvZ

ты не хочешь ему помочь. Я посторонний чело_dblhohqmihfhqv — иду ночью e_kg_[hxkv:lu
родной брат и не хочешь, боишься. И не стыдно тебе!
Жердяй молчал.
— Ты о матери подумай. Ведь убиZ_lkyhgZ":m[bается?
— УбиZ_lky, — мрачно от_lbe@_j^yc.
— Вот b^brv Она убиZ_lky пока следствие идет. А если его неbghного засудят? Ведь она
соk_f сойдет с ума с горя. И тебе ее не жаль. Эх, ты! — Я идти не отказываюсь, — сказал Жердяй,
только на самую гать не пойду. Дойдем до гати, и kz.
— Ладно! Ты нас только туда uеди, а остальное мы сами сделаем.
— А еще кт о пойдет?
— Генка… Только ты смотри, Жердяй, никому не гоhjb!
— Зачем я буду гоhjblv?
— И матери сh_cg_]hори, никому, понял?
— Понял.
— Пойдем сегодня ночью.
— Уж сегодня?
— А зачем откладывать? Сегодня и пойдем. Приходи _q_jhf лагерь. Как k_aZkgmlfu\ljh_f
и пойдем.
— Ладно, приду, — ответил Жердяй и сноZзялся за топор.

ГлаZ8
СЛАВКИНЫ РОЗЫСКИ

К _q_jmKeZка вернулся из МоскubjZkkdZaZeke_^mxs__:
— Графы К арагаеu — родст_ggbdbagZf_gbluo>_fb^hых. Был такой тульский кузнец Демид
Антуфье Его сын Никита постаeye оружие Петру Великому. За это Петр подарил ему уральские
заh^u^Ze^орянстhbnZfbebx>_fb^h. Дочка одного ДемидоZышла замуж за графа К арагаеZ.
— Кому это интересно? — презрительно скривился Генка.
— Слушай. Демидоu[uebkZfu_[h]Zlu_ex^b России. Даже королеuaZgboыходили. Был
такой Анатолий ДемидоlZdhg`_gbekygZjh^ghcie_fyggbp_bfi_jZlhjZGZihe_hgZ.
— Уж это ты врешь!
— Честное слоh И Анатолий Демидо чтобы тоже был именитым, купил  Италии княжестh
Сан -Донато и стал именоZlvkydgya_fKZg -Донато.
Такому сообщению не мог по_jblv даже Миша, хотя и знал, что СлаdZ никогда ничего не
u^mfu\Z_l Но, может быть, он прочит ал какой -то ufuk_e и увероZe  него? Как можно купить
целое княжестhfh`ghkdZaZlv — целое государстh?
Но Славка настаиZegZkоем. Он даже обиделся:
— Если ufg_g_ерите, то поезжайте на Урал. Там уb^bl_`_e_agh^hjh`gmxklZgpbxdhlhjZy
называет ся Сан -Донато.
— Зачем же обижаться? Рассказывай.
— Я не обижаюсь. Но если бы ты при такой жаре целый день просидел Jmfygp_ке, то тоже бы
обиделся.
— Ладно, рассказывай, — примирительно сказал Миша.
— Так hl>_fb^hы были очень богатые люди. Владели н а Урале заh^Zfbbjm^gbdZfbB[ueb
большими чудаками. Например, один Демидо Прокофий, устроил  Петербурге такое пьянстh что
пятьсот чело_dmf_jebhli_j_ihy…
— Вот j_l! — aизгнул Генка и хлопнул себя по коленкам.
— Честное слоh Этот Прокофий б ыл  Англии и за что -то обиделся на англичан. Тогда он
_jgmeky  Россию и скупил kx пеньку, чтобы не досталась англичанам. Ведь они импортироZeb из
России главным образом неньку, hlhgbobijhmqbe.
— Проучил… за сhb^_g_`db.
— А что для него деньги? Вот, например, другой Демидо — Па_e В 1835 году подарил царю

Николаю ПерhfmZefZadhlhjucklhbejhно полмиллиона рублей…
— Видно, был большой подхалим, — заметил Миша.
Генка опять не по_jbe:
— Один камешек стоит полмиллиона рублей золотом? Больно до рого!
— Предстаv себе — полмиллиона, — продолжал СлаdZ. — Это был знаменитый алмаз Санси…
Вот интересная история. Этот алмаз был u\_a_g из Индии лет пятьсот назад и принадлежал Карлу
Смелому Бургундскому. Карла убили на hcg_ и алмаз подобрал один ш_c царский солдат. Но он не
знал цену алмаза, думал, что просто красиucdZf_gvbijh^ZedZdhfm -то сys_ggbdmaZh^bg]mev^_g
то есть за один рубль. Сys_ggbdg_[m^v^mjZdaZ]gZeZefZaihjlm]Zevkdhfmdhjhex:glhgmDhjhev
Антон, тоже хороший спекулянт, п родал его за сто тысяч франко французскому маркизу Ле -Санси. С
тех пор этот алмаз называется Санси. Теперь слушайте, что произошло дальше. Слуга Санси _adg_fm
этот алмаз. На слугу напали разбойники и убили его. Но слуга успел проглотить алмаз. Санси _ лел
kdjulvljmikоего слуги и нашел алмаз _]h`_em^d_.
— Веселенькая история! — заметил Генка, протягиZy руку к жиhlm в том месте, где, по его
предположениям, был желудок.
— Затем, — продолжал СлаdZ, — короли опять начали спекулироZlvZefZahfKZgkbijh^Ze_]h
английскому королю Якову Второму, Яко Второй — французскому королю Людоbdm
Четырнадцатому, потом он попал к Людоbdm Пятнадцатому. В общем, его долго перепродаZeb , пока
наконец, ]h^mIZел Демидоg_dmibe_]h^eyGbdheZyI_jого… Вот какая история…
Мальчики помолчали. Потом Миша сказал:
— Ты, конечно, про_ek_jv_agh_bkke_^hание. Но какое это имеет отношение к усадьбе?
— А то, что одна из дочерей Демидов а ureZaZfm`aZDZjZ]Z_а.
— Ну, и что?
— Может быть, алмаз Санси f_kl_kijb^Zgufi_j_r_ed]jZnmDZjZ]Z_\m.
— Но ведь Демидоhl^ZeZefZaGbdheZxI_jому?
— Он мог ему отдать поддельный. Ведь k_lZf[uehihkljh_ghgZ`mevgbq_klе.
Генка сbklgme:
— На _jghIhijh[mcgZ^mcGbdheZyI_jого с его Бенкендорфом.
— Видишь ли, СлаdZ, — сказал Миша, — конечно, трудно предполагать, что алмаз попал к
графу. Но допустим даже, что это так. Что же из этого?
— Как — что? — обиделся СлаdZ. — Возможно, как раз его и ищут. Ведь k_ гоhjyl что здесь
k_]^ZbkdZebdeZ^uFh`_l[ulvbk_cqZkbsml.
— Может быть, — согласился Миша. — Но это только подт_j`^Z_l что мы должны идти  лес.
Этот ли алмаз или что -нибудь другое, но факт, что ищут. А когда ищут драгоценности, то и убиZxl
друг друга. А нам Z`ghmagZlvdlhm[beDmavfbgZbl_fkZfufhijZдать Николая.
— Раз_yозражаю? Я только указываю на то, что именно ищут.
— Вот и хорошо, — заключил Миша. — Значит, сегодня ночью мы пойдем e_k.

ГлаZ9
КОСТЕР

Сегодня ночью они пойдут  лес, на Голыгинскую гать. Конечно, от ребят этого не скроешь. Но
k_ihgbfZebqlhwlhg_ijhklhlZcgZ_kebeh^hqgbdijhедает, что мальчики отпраbebkvgZ]Zlvlh
он может их проследить, а потом  лесу и убить. Он и его парни на это способны. Убили же они
Кузьмина.
У k_o ребят на лицах было то серьезное, таинст_ggh_ и даже несколько торжест_ggh_
ujZ`_gb_ которое бывает перед всяким Z`guf а тем более опасным предприятием. Все вели себя
как нельзя лучше и kyq_kdbklZjZebkvm]h^b ть Мише и Генке — кто знает, dZdhf\b^_hgbернутся и
_jgmlkyebообще. Мише так надоели эти жалостлиu_згляды, что он ушел на реку, на то место, где
любил сидеть _q_jZfbbkfhlj_lvgZieZf_g_xsbcaZ^Zevgbfb]hjZfbaZdZl.
К тому же у Миши была еще одна тайна, маленькая тайна, принадлежащая только ему одному: он
сочинял стихотhj_gb_ Раньше Миша никогда не сочинял стихо Это занятие казалось ему

несерьезным. Другое дело, когда стихи пишут настоящие поэты: Пушкин, Лермонто Некрасо Или
соj_f_gg ые поэты: Маякоkdbc Безыменский… Это поэзия. А то, что сочиняют ребята, не более как
рифмованные слоZ И плохо рифмованные. К школьным поэтам Миша k_]^Z относился иронически.
Конечно, если стихи пишут для стенгазеты, к какой -нибудь знаменательной дате, это куда ни шло —
без стихо нет и стенгазеты. Частушки для “Синей блузы” тоже нужны — критика недостатков
получается острее. Но hl стихи из -за “настроений” Миша терпеть не мог, как не мог терпеть и самые
эти “настроения”…
“Настроения” бывали обычно у ма льчико морально неустойчиuo далеких от общест_gghc
жизни. Впрочем, случались “настроения” и у комсомольце хотя и реже. “Настроения” заключались 
том, что парень ходит грустный, скучный, как  h^m опущенный. На _k он смотрит скептически, k_
ему ка жется мелким, ничтожным, неинтересным. Да и сама жизнь предстаey_lky ему со_jr_ggh
ненужной. Гоhjblhgnbehkhnkdbfbbaj_q_gbyfb`bagvdhjhldZbg_bgl_j_kgZсе пройдет”, “k_
поlhjy_lky “если уж жить, то от жизни надо брать k_ В общем, несет a^hj Как праbeh такой
“упадочник” гоhjbl об одиночест_ о том, что никто его не понимает и никогда не поймет, и читает
при этом упадочные стихи. Да и сам сочиняет упадочные стихи — о загадочном мире, о бренности
жизни и прочее lZdhf^mo_…
Директор школы Алексей Иваноbq сказал как -то на педсо_l_ что “настроения” — неизбежный
спутник переходного возраста. Конечно, Алексей Иваноbqq_ehек умный, опытный педагог, но k_`_
некоторые понятия у него старомодные. При чем здесь переходный hajZkl" И что это за переходный
hajZkl" Возраст как hajZkl Миша был т_j^h убежден, что “настроения” есть не более как
прояe_gb_ моральной неустойчиhklb Отсюда и сочинение упадочных стихо Как только кто
начинает сочинять стихи, значит, у него непременно началис ь “настроения”.
И ^jm] совершенно неожиданно для себя, Миша сам начал сочинять стихи. Вернее, он сочинил
одно стихотhj_gb_Blhg_^hdhgpZHggbdZdg_fh]ih^h[jZlvjbnfud^\mfihke_^gbfkljhqdZf
Конечно, не упадочное стихотhj_gb_ZgZklhys__j_\ олюционное.
Оно зародилось  те часы, когда он сидел на берегу Утчи _q_jhf смотрел на пламенеющий за
дальними горами закат и kihfbgZe маленькую железнодорожную станцию, удаляющиеся огоньки
поезда, эшелон красноармейце Полеh]h и большой плакат, на кот ором был нарисоZg рабочий,
разбиZxsbcly`_euffhehlhfp_ibhimlu\Zxsb_a_fghcrZj…
Неожиданно hagbdeZ рифма: “шар земной — рабочий молодой”, потом другая: “мосты —
бойцы”… И  результате, почти двухнедельного труда пояbehkv стихотhj_gb_ несо_jr_gkl h
которого Миша сознаZeghdhlhjh_се же ему очень нраbehkvBhggZ^_yekykhременем подобрать
последние д_kljhqdb<hlwlhklbohlорение.
Пока жиug_aZ[m^_f
Все, что b^_eblh]^Z:
Эшелон на бой уходит
За Республику Труда.
Широко раскрыты д_jb,
И толпой стоят ^ерях
Бойцы в разорZgguorbg_eyo
И в стоптанных сапогах.
И, опутанный цепями,
Пламенеет шар земной,
И молотом тяжелым цепи рубит
Рабочий молодой.
Хоть крут подъем и ahjаны дороги
И падают убитые бойцы,
Мы рельсы ueh`bfgZj_`_friZeu,
Туннели ujm[bfbgZ\_^_ffhklu.
Борьба лишь начата, и нам передан молот,
Цепями k__s_himlZgrZja_fghc…
……………………………….

……………………………….
Последние д_ строчк