Уилл Татл Новая мировая диета

Формат документа: pdf
Размер документа: 2.54 Мб





Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

1

УИЛЛ ТАТТЛ
НОВАЯ МИРОВАЯ ДИЕТА

© Lanter n Books , 2005

Одна из самых дерзких книг, какие я когда -либо читал. Я был потрясен глубиной, до которой Уилл
Таттл проникает в суть вещей, и вновь убедился, насколько сильно то, что он называет “табу
на знание того, кого ты ешь”. Эта книга обнажает самодовольство нашей культуры.
— Джон Роббинс, сын основателя международной сети кафе -мороженых Baskin -Robbins , автор
множества книг о вегетарианстве и правах животных , в том числе культового труда «Диета для
новой Аме рики» (1987)

БЛАГОДАРНОСТИ

Я благодарен тем многим людям, которые помогали мне на во время работы над этой книгой,
делясь своими взглядами и энергией. Я искренне признателен тем, кто читал рукопись на той
или иной стадии подготовки текста и давал полезные комментарии, а также всем, кто дарил мне
вдохновение. Спасибо Саре Гэллогли и Мартину Роуву за качественную редактуру. Кроме того,
есть много людей, которые поучаствовали в создании этой книги косвенно — написав что -то,
сказав в личной беседе со м ной, выступив с лекцией или еще как -то проявив свою творческую
активность ради развития человеческого сознания. Я очень ценю помощь каждого из вас!
Большое спасибо моей дорогой жене Мадлен за то, что поддерживала меня любовью, добротой,
восхитительной едой и горячими спорами все те годы, на протяжении которых эта книга
обретала форму.
Наконец, огромное спасибо всем животным, с которыми мы делим эту прекрасную планету, за их
торжественное присутствие и таинственное сотрудничество с живыми силами, которые дел ают
возможным все на свете.
Да откроются их страдания нашим сердцам и да проникнемся мы к ним состраданием.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Наша Пища: С крытый Ключ к Пониманию
Эта книга является попыткой разобраться в истории нашей культуры и донести очертания
более воодуше вляющего понимания этого мира. Ключ к пониманию лежит в осознании далеко
идущих последствий наших пищевых пристрастий и мировоззрения, которое они одновременно
отражают и обуславливают. На первый взгляд, это странно, что столь мощный ключ едва ли
способен лежать в таком скучном месте, как система питания, но если приглядеться, начинаешь
осознавать, что наша общая культурная реальность находится под серьезным воздействием
позиций, убеждений и практик, окружающих пищу. Существуют потрясающие, нераспознанные
социальные, психологические и духовные последствия употребления пищи, которые проходят
рябью по всем аспектам нашей жизни.
Пища — это фактически наиболее интимное и выразительное звено, связывающее нас
одновременно с естественным порядком вещей и с живым ку льтурным наследием. Посредством
поедания растений и животных мы буквально включаем их в свой состав, тем самым принимая
ценности нашей культуры на самом главном и бессознательном уровне.
Еще детьми мы попали под постоянное воздействие сложных шаблонов восп риятия,
окружающего наш наиболее детально разработанный коллективный ритуал — употребление
пищи, — в процессе которого мы проглатываем ценности нашей культуры и ее незримые
гипотезы. Мы впитывали все, как губки, в конечн ом счете став «окультуренными».
И во т теперь, уже будучи взрослыми, мы живем жизнью, пропитанной стрессами и набором
пугающих внутренних проблем, мы страстно жаждем отыскать источник нашей опустошающей
неспособности жить в гармонии на этой земле. Если мы заглядываем достаточно глубоко, мы
об наруживаем тревожащую силу, фундаментальную в создании наших дилемм и кризисов, силу,
которая вообще -то даже и не спрятана вовсе, а наоборот таращится на нас каждый день с
тарелок! Она все это время была на самом видном месте: это наша пища.

2

В отличие от яростных дебатов вокруг того, какая диета самая лучшая с точки зрения здоровья
и долголетия, эта книга не повествует о диете в привычном понимании слова, она представляет
собой исследование запутанных культурных и духовных последствий наших пищевых
предпоч тений и менталитета, стоящего за ними.
Поместив человека на вершину пищевой цепочки, наша культура исторически увековечивала
мировоззрение, которое требовало уменьшения жизненно необходимых чувств и знаний; и это
был процесс потери чувствительности. Мы дол жны понимать этот момент, постигая истинные
причины нашей подавленности, эксплуатации и духовной изолированности.
Когда мы начинаем питаться, желая поправить духовное здоровье и достичь социальной
гармонии, мы принимаемся выстраивать определенные жизненно важные связи — связи,
которые наши культурно обусловленные пищевые ритуалы обычно заставляют нас
блокировать. Эта практика — непременная предпосылка для развития состояния сознания, при
котором возможны мир и свобода.
Сейчас мы на полпути к сложной культур ной трансформации. Для нас становится все более
очевидным тот факт, что старые мифы, окутывающие нашу культуру, сдуваются. Мы понимаем,
что ее базовые каноны устарели и, если продолжать следовать им, это приведет не только к
экологическому опустошению замы словатых и нежных систем нашей планеты, но и к нашему
самоуничтожению тоже. Новые мифы, воспевающие взаимопомощь, свободу, мир, жизнь и
единство, рождаются, чтобы заменить старые мифы, пестующие конкуренцию, разобщенность,
войны и представления о том, что сильный всегда прав.
Пища — это важнейший элемент для данного рождения, потому что наши привычки
определяют наш менталитет, а также потому что в первую очередь посредством принятия пищи
наша культура провозглашает и реплицирует свою систему ценностей. Буде т ли успешным
рождение новых мифов для создания более развитой духовности и человеческого сознания? Это
зависит от того, сможем ли мы пересмотреть наши взгляды на то, что такое трапеза, и изменить
пищевые предпочтения.

Связь на Практике
Затруднительное положение нашей культуры — это комплекс казалось бы трудноразрешимых
проблем, осаждающих нас. Непрекращающиеся войны, терроризм, геноцид, голод, рост
заболеваний, деградация окружающей среды, сокращение числа биологических видов,
угнетение животных, нарко тики, отчуждение, стрессы, расизм, дискриминация женщин, плохое
обращение с детьми, корпоративная эксплуатация, материализм, бедность, социальная
несправедливость и беспокойство в обществе имеют существуют по одной основополагающей
причине, которая настоль ко очевидна, что ухитряется оставаться почти незыблемой. В
попытках решить социальные, экологические и индивидуальные проблемы мы сталкиваемся с
невежеством в том, что касается скрытой силы, создающей их. Мы лечим симптомы, не
докапываясь до корней болезни .
Подобные усилия обречены на полный провал. Вместо этого мы должны свить паутину
понимания и осведомленности, которая помогла бы нам увидеть связи между нашими
пищевыми предпочтениями, нашим личным и культурным здоровьем, экологией нашей
планеты, нашей ду ховностью, нашими взглядами и убеждения ми и качеством
взаимоотношений.
По мере того, как мы устанавливаем эти связи и движемся в сторону осознания природы вещей,
мы способствуем развитию более гармоничного и свободного коллективного опыта жизни на
этой пре красной, но непонятой большинством людей планете.
Я уверен, что до тех пор, пока мы не начнем выстраивать связи между тем, что мы едим и что
попало на наши тарелки далеко не случайно, и влиянием на то, как именно мы добываем эту
пищу, подаем ее и едим, до тех самых пор мы не сможем выстроить связи, которые бы позволили
нам жить мудро и гармонично на этой планете. Потому что когда мы не в состоянии
выстраивать связи, мы не можем видеть последствий наших действий, а из -за этого мы менее
свободны, менее умны, менее миролюбивы и менее счастливы.
Выстроить эти связи и тем самым развить более здоровое общество, которое мы могли бы
завещать нашим детям — это, возможно, решающая задача для нашего поколения, наш а общая
миссия на этой планете.

3

Если мы не сможем выстро ить связи между нашим каждодневным питанием и культурным
тупиком, в который оно нас завело, мы неминуемо погибнем как вид. Отказываясь делать это,
мы подвергаем себя и окружающих огромным страданиям, даже не задаваясь вопросом «зачем?»

Эволюция Зовет
Несм отря на то, что я провел первые двадцать два года жизни, употребляя продукты животного
происхождения в больших количествах, что типично для нашей культуры, последние тридцать
лет я выявляю потрясающие причинно -следственные связи и взаимоотношения между наш ими
личными и культурными практиками употребления плоти животных в пищу и трудностями,
которые мы создаем для самих с ебя и всех нас.
Я обнаружил, что насилие, которое мы оплачиваем, чтобы наполнять наши тарелки, бьет по нам
очень сильным бумерангом.
Вместе с тем, очень быстро становится понятно, что наше коллективное чувство вины за то, как
мы обращаемся с животными, и за то, что мы едим их, чрезвычайно затрудняет ра спознавание
этой базовой связи.
Употребление продуктов животного происхождения — это фундаме нтальная причина наших
дилемм, но мы изо всех сил уворачиваемся от принятия этого факта, стремясь избежать
столкновения с этой истиной. Это мертвая зона нашего духовного зрения и жизненно важный,
но отсутствующий фрагмент мозаики человеческого мира и своб оды.
Из -за унаследованной от нашей культуры традиции ущемлять в правах животных, которых мы
едим, и игнорировать факт этого ущемления, мы крайне неохотно заглядываем за кулису
нашего отрицания и не желаем говорить друг с другом о последствиях употребления того, что
мы употребляем, как не желаем менять наше поведение, дабы отреагировать на то, что мы
видим и знаем. И это нежелание поддерживается обществом и перманентно укрепляется. Наше
поведение неизменно отражает наше понимание и вместе с тем наше поведени е также
определяет, какого уровня сознательности мы в состоянии достигнуть.
Зов, который мы слышим сегодня — это настойчивый зов эволюции. Это часть длинной песни,
которая придает нам сил жить. Песни, которую все мы исполняем и которая живет в наших
клетк ах и в самой природе вселенной. В конце концов, это песня исцеления, радости и
выражения красоты и великодушия этого мира. Это также песня о самой страшной боли и
насилии, которым мы обязаны общепринятым практикам доминирования над животными,
превращения и х в товар и их массового убийства.
Чтобы иметь возможность держать животных в неволе и убивать их ради еды, нам приходится
подавлять в себе естественное сострадание, отвернувшись от интуиции и обратившись лицом к
материализму, насилию и отчужденности.
Новы е мифы, пытающиеся родиться внутри нас, нуждаются в том, чтобы наши души были
любящими и достаточно живыми, чтобы ощущать боль, которую мы причиняем посредством
устарелых пищевых пристрастий. Эволюция взывает к нам, чтобы мы позволили врожденным
сострадани ю и доброте освещать наш путь и противостоять внушенным нам принципам,
защищающим жестокость.
Невзирая на то, что мы изобрели различные привилегии, будь то вид, раса, класс или пол, когда
страдает кто -то один, страдают все; страдания всех нас целиком и пол ностью взаимосвязаны,
потому что все мы взаимосвязаны, и лишь сконструированные обществом способы
дискриминации служат для того, чтобы отгородить нас от этой правды о нашей
взаимосвязанности.
Эта книга написана для приверженцев всех религиозных конфессий, равно как и для атеистов.
Подобно золотому правилу, гласящему, что поступать с другими нужно так, как хочешь, чтобы
поступали с тобой, которое проповедуется всеми религиями и интуитивно принимается людьми
любых культур и убеждений, принципы, изложенные в э той книге, универсальны. Они могут
быть поняты и применены каждым из нас.
Отсутствие предубежденности и желание выстроить связи — вот и все, что требуется для
принятия и осознания того факта, что эти идеи не противоречат нашим религиозным учениям
или духов ным устремлениям, но, напротив, всегда соответствуют и сопутствуют им.
Мы слышим песню эволюции и пробуждения. Достижение глубокого понимания, к которому
взывает эта песня, лежит в скрытых связях и взаимоотношениях, которые были спрятаны или
хронически игн орировались.

4

Нам необходимо погружение в мир истины, и это будет настоящее приключение, полное
невероятных открытий.

ГЛАВА 1. СИЛА ПИЩИ

Мир прин адлежит тому, кто умеет замечать его притворств о. Насколько ты глух, насколько
слеп, какая ошибка в тебе — определяется лишь молчаливым согласием, т воим молчаливым
согласием . Если ты слышишь ложь и молчишь, ты становишься соучастником обмана .
— Ральф Уолдо Эмерсон

Самое мощное оружие на земле — это обычная столовая вилка.
— Махатма Ганди

Пища Как Метафора
С незапамятных врем ен — возвращаясь по меньшей мере на два с половиной тысячелетия назад
к Пифагору в Греции, пророкам Старого Завета в древнем Леванте, Махавире и Гаутаме Будде в
Индии, а также к более поздним просветителям, таким как Платон, Плотинус, и древним отцам
Христианства — социал ьные реформаторы и духовные наставники подч еркивали важность
того, как важно уделять в нимание нашему отношению к пище.
Тот факт, что эти наставления самым вопиющим образом игнорировали сь , преуменьшали сь в
своей значимости и скрывали сь веками, имеет огромно е значение, и если мы внимательно
взглянем на то, что вызвало это сокрытие фактов, мы обнаружим освобождающую истину о
нашей культуре и нас самих, и о пути к по зитив ной трансформации нас и нашей планеты. Что
наделяет пищу такой силой, и почему эта сила вс е ещ е оста ётся непризнанной в наше время?
Чтобы ответить на этот вопрос, нам нужно обратить внимание на те вещи и взаимосвязи,
которые нас учили не замечать.
Пища — это не только основная потребность организма , она также является первостепенным
символом в о бщей внутренней жизни каждой человеческой культуры, включая нашу
собственную. Несложно заметить, что пища — это источник и метафора жизни, любви,
щедрости, торжества, удовольствия, утешения, приобретения и потребления. И в то же время,
как бы иронично это ни звучало, это источник и метафора контроля, доминирования,
жестокости и смерти, потому что мы часто убиваем, чтобы есть. Каждый день, с пел енок и до
самой смерти, мы делаем выбор относительно еды, или же этот выбор кто -то делает за нас.
Осознание того, о ткуда возникают неизбежные предпочтения в пище , и то го , выбираем ли мы ее
сами , или же за нас это делает кто -то другой, очень сильно влияет на нашу способность видеть
важные взаимосвязи. Эта способность устанавливать взаимосвязи определяет то, будем ли мы
любить и защищать жизнь либо будем невольно увековечивать жестокость и смерть.
Я верю, что на самых гл убоких уровнях нашего сознания все мы стремимся достичь подлинного
духовного единения с источником бытия, напрямую почувствовать нашу истинную природу.
Им енно это желание ощутить целостность, истину и свободу от мучительной иллюзии
одиночества заставляет нас изучать и исследовать тайны, окружающие нас каждый день. Мы
осозна ем, что взгляд в глубинную суть вещей связывает нас нашими духовными корнями и
источн иками. Серьезное изучение природы пищи и того, что и как мы едим, а также нашего
отношени й, действий и верований, окружающих пищу и процесс ее поглощения , — это
приключение, позволяющее заглянуть в самое сер дце нашей культуры и нас самих.
Как это ни удивит ельно, проливая свет осознания на этот самый обычный и необходимый
аспект нашей жизни, мы проливаем свет на узы, которы х раньше не замеч али и которые
связываю т наши тела, умы и сердца с прутьями стальных клеток с животными , которых мы
раньше никогда по -настоящему не видели, и со сверкающей тропой, которая вед ет к
преображению и возможности обретения настоящей любви, свободы и радости в нашей жизни.
Возможно, нас позабавят столь смелые заяв ления. Еда? Наш старый друг еда? У нас есть более
важные дела и более насущные проблемы. Еда — это так обыденно. Мы едим и бежим, или едим
для поддержания силы при выполнении каких -то заданий, или за компанию, или перед
телевизором. Еда — это просто еда, можем запротестовать мы. В ней нет ничего особенного!

Свя тость Трапезы

5

Если мы заглянем глубже, то увидим, что еда — это универсальна метафора близости. Многим
из нас знакомо чувство такой сильной любви к чему -то или кому -то, что мы хотим стать с ним
одним целым и вместить в себя. Это может быть восхитительный рассве т, который мы
впитываем взглядом, мелодия, которая почему -то открывает сердце и растапливает что -то
внутри нас или любимый человек, с которым мы мечтаем слиться и стать единым целым. Все
виды искусства являются способами выражения этого глубокого человечес кого желания
единения, но лишь в искусстве приготовления и п оглощения пищи этого единения можно
достичь физически. Это часть того, что делает питание таким сильным переживанием и
метафорой: искусство пищи поглощается и становится нами. Оно проникает как об ъект и
становится субъектом; то, что является «не -мной », превращается в «меня ». Вот так чудо
алхимии! Такое же, как чудо духовного просветления, прощения и любви. Когда не я, а нечто
иное , или даже потенциальный враг, каким -то образом переходит в меня чере з мое раскрытие и
принятие , п роисходит исцеление, пробуждение к большей целостности, в которой бывшие
раздел енными «я» и «не -я» воссоединяются как неразделимые элементы, союзники.
Принятие пищи, таким образом, является всеобъемлющей метафорой исцеления, духовной
трансформации, всепрощения и предельной любви. Глубоко внутри мы все знаем об этом.
Приготовление пищи — это единственное искусство, которое позволяет нам в буквальном
смысл е соединиться с тем, что мы созда ем, и это также единственное из искусств,
задействующее все пять чувств. Оно также сильнейшим образом опирается на то, что в
буддийских учениях называется шестым чувством — мышление, умственн ую деятельность,
которая согласу ет ся с тем, что мы воспринимаем через органы чувств. У нас невероятно
запутанные и сложные уровни мышления и чувствования, связанные с пищей, которые
являются важной частью нашего опыта питания. Наши семьи и культура вносят огромный
вклад в эти мысли и чув ства, и эти воспоминания и отождествления придают значение нашей
пище.
Таким образом, питание — наша самая интимная деятельность, через которую мы на самом деле
завершаем сложное и долгожданное соединение себя с другими частями этого мира , соединение
субъекта и вселенной . И поэтому питание всегда рассматривалось в межкультурном контексте
как наиболее священная человеческая деятельность, самым тесным образом связанная с
культурой. Мы не можем сблизиться с кем -то или чем -то больше, чем съев их. В этом сл учае они
в буквальном смысле становятся нами. К такому сокровенному акту обязательно нужно
относиться с огромной серьезно стью, любовью, избирательностью и почтением. Если этого не
происходит, значит, что -то иде т не так.
Как только мы осознаем, что приготов ление и принятие пищи — это фундаментальный символ
для человечества, обозначающий близость и духовную трансформацию, мы сможем начать
понимать, почему священные трапезы составляют неотъемлемую часть религиозной и
общественной жизни каждой культуры. Метафор а принятия пищи является центральной для
акта духовного общения с божественным началом. Всеми признано, что принятие пищи и в
буквальном, и в символическом смысле есть священнодействие: это прямое участие в
бесконечной последовательности, которая выходит з а пределы наших имеющих предел жизней.
Несмотря на то, что , нам кажется, что мы — всего лишь смертные существа, поглощающие пищу,
мы можем увидеть бесконечность, которая питается сама собой. Через этот акт принятия мы
открываем, принимаем и воплощаем беско нечный порядок вещей как уникальное проявление
самого себя . Мы представляем собой воплощение этого устройства мира — мы, человеческие
существа, поглощающие пищу. Это проявление глубокой любви. Когда мы едим, мы любимы
извечными и таинственными силами, кото рые дают жизнь всему сущему, которые возвращают
к жизни наших предшественников, которые непрестанно проявляются в нас и переживают
жизнь через нас, с любовью, которая полностью отдает себя нам — тем, кто и есть эта сила. Это
любовь, которую наше подсознат ельное чувствует и отвечает на нее, глубоко, экстатично
принима я и благодар я за нее . Н аш рациональный разум лишь начинает постигать всю силу этой
любви .

Еда , Жизнь и Смерть
Что может быть проще, чем съесть яблоко? И в то же время, какое действие может быть более
священным и глубоким? Когда мы едим яблоко, мы не просто поглощаем фрукт, как нечто,
существующее само по себе. Яблоко входит в нас, растворяется в нас, питает нас и становится

6

нами. Каждое яблоко — это воплощение стольких вещей ! Мы едим дождь и облака, и все
деревья, которые ранее ушли из жизни, чтобы подарить жизнь этой яблоне, и сл езы и пот и тела
и дыхание бесчисленных поколений животных, растений и людей, которые превратились в
дождь, почву и ветер, которые на пита ли яблоню, давшую этому плоду жизнь.
Если мы заглянем в одно яблоко, мы увидим целую вселенную. Все планеты и зв езды, наше
солнце и луну, океаны, реки, леса и существа живут в этом яблоке. Яблоня символиз ирует
бесконечную сеть жизни, и для е е существования жизненно необходим каждый компонент этой
сети. Яблоко — это дар яблони и бесконечной вселенной, растущей и прославляющей себя через
это т плод . Семена падают, их могут съесть люди, медведи и птицы, или эт и семена могут стать
новыми деревьями, и таким образом они распространятся ещ е дальше, помогая дереву и всей
системе, раскрываясь в абсолютной бескрайности, сложности и совершенстве.
Если мы осознаем это, то, съедая яблоко, мы будем знать, что нас любят и кормя т, что мы —
часть чего -то великого, тайны настолько безграничной, благостной и волнующей, что мы можем
почувствовать лишь прикосновение к этой святости. Практически в любом обществе моменты,
когда мы задумываемся об источнике нашей жизни и сознательно обращаем наш разум к
великой тайне, наступают, когда приходит смерть, на похоронах , во время при ема пищи и в
молитва х. Если бы мы съедали яблоко осознанно, это могло бы быть священной трапезой, но
обычно это происходит между прочим, в то время как мы заня ты чем -то другим.
Мы, люди, поедающие яблоки, на самом деле являемся яблоками, поедающими яблоки. Целая
вселенная существует не только в каждом яблоке, но и в каждом из нас. Мы видим, что в
питании вообще нет отдельно стоящих вещей, есть только процессы. В се взаимосвязано друг с
другом, постоянно меняется и, в конечном сч ете, поглощается этим процессом и временем,
великим по жирател ем.
Пища — это источник и метафора перетекания жизни в смерть и смерти в жизнь. Мы видим, что
мифическая и духовная значимость п ринятия пищи глубока и вплетена в мифологию и
религиозные традиции многих культур, включая и нашу собственную. Кроме символизма
причастия, посвященного смерти Иисуса, есть еще и история рождения. Иисус появился на свет в
яслях! Какой могучий символ — рожде ние в чьей -то миске для еды.
Он был рожд ен, чтобы стать духовной пищей для остальных, и глубочайшая связь между
символизмом яслей и Тайной Вечерей указывает на огромную силу пищи как первостепенной
метафоры духовной тайны, которая одновременно охватывает все аспекты нашего
существования и выходит за пределы жизни и смерти. Когда мы духовно эволюционируем и
пробуждаем наш потенциал, мы можем служить пищей для остальных каждый день, делясь
своей любовью и пониманием, своим временем и энергией, питая тем самым других и самих
себя. Мы делимся не только нашей личной любовью, энергией и временем, потому что, как и в
истории с яблоком, когда мы отда ем что -то, мы дарим то, что получили от наших семей,
учителей, друзей, от Земли и е е обитателей, от солнца, луны, зв езд, от всего, что мы пережили и
испытали. В конечном сч ете, мы — это сама жизнь, отдающая себя самой себе — кормящая,
познающая и обновляющая саму себя. Если мы жив ем правильно , мы кормим многих самой
питательной пищей — плодами милосердия и мудрости. В конечном счете мы понимаем, что
нам нужна не только пища, чтобы совершить наш е путешествие, но и что мы сами — пища для
путешествий друг друга, и что наша глубочайшая потребность и радость заключается не в том,
чтобы потре блять, а в том, чтобы быть пищей друг для друга. Мы все рождены в символических
яслях для того, чтобы быть насыщать друг друга, и призваны открыть свой собственный
уникальный способ содействия этой огромной системе.
Разве не удивительно, что нечто такое об ыденное, каким кажется принятие пищи, тем не менее,
способно занять центральное место в нашей культурной и духовной жизни? Исследуя этот
вопрос далее, мы должны понят ь, что мы выбираем для принятия в пищу. Чем обусловлен наш
выбор?

Происхождение Нашей Пищ и: Растени я или Ж ивотные
В нашей культуре различие между компонентами пищи животного и растительного
происхождения иногда преднамеренно стирается и игнорируется. Однако , замечая очевидное,
мы придаем себе сил смотреть вглубь веще . Пища растительного происх ождения чаще всего
представляет собой плоды и семена, которые люди легко получают от определ енных растений.

7

Например, крупы, такие как пшеница, ов ес, рис, кукуруза, ячмень, квино я, рожь и просо — это
плоды злаковых растений.
Бобовые, такие как соевые бобы , нут, чечевица, горох, фасоль и арахис — это семена бобовых
растений. Овощи, например, томаты, кабачки, перец, тыква, бамия, баклажаны и огурцы — это
плоды и семена травянистых растений. Плоды и семена, получаемые от деревьев и прочих
растений, составляют другую группу растительной пищи, употребляемой нами, такой как
яблоки, апельсины, бананы, папайя, авокадо, плоды хлебного дерева, дыни, виноград, лимоны,
сливы, персики, вишни, абрикосы, оливки, фиги, финики и другие фрукты; ежевика, клубника,
черника, кл юква, малина и другие ягоды; пекан, грецки й орех, фундук, макадамия, миндаль,
кокос и другие орехи; а также семена — подсолнуха, кунжута, тыквы, какао, льна, кедра и другие.
Некоторые продукты представляют собой семеноносные цветы, такие как брокколи, цветная
капуста, брюссельская капуста и артишоки, или спороносные плоды растущих под земл ей
грибов, например, шампиньоны или крахмалистые клубни, такие как картофель и ямс.
Некоторые овощи являются корнеплодами, нап ример, морковь и св екла, или же листьями, как
мангольд, белокочанная капуста и салат, или стеблями, как спаржа, сельдерей и сахарный
тростник.
За растительной пищей на наших тарелках мы видим фруктовые и овощные сады, поля, леса и
времена года, и людей, ух аживающих за растениями и заботящихся о них. Если они выращены
органически, с использованием экологичных и маломасштабных методов, мы видим красоту и
изобилие земли, отдающей вкусную и здоровую пищу рукам, которые проявляют заботу и
работают в гармонии с р итмами природы. Заглядывая глубже, мы видим, что очень мало
страдани й вызывается тем, что мы едим эту пищу . Большая часть растительной пищи — это
плоды и семена трав, деревьев, лоз и других растений. К тому же, в отличие от животных,
которые подвижны и по этому нуждаются в нервной системе и имеют болевые рецепторы для
того, чтобы они не могли сами себе навредить, растения не обладают ничем, напоминающим
физиологическую нервную систему или болевые рецепторы. Поскольку они имеют корни и
неподвижны, у природы не было необходимости наделять их механизмами, которые бы
позволя ли им чувствовать боль исходя из полезности таких механизмов для самих растений .
Некоторые читатели могут возразить, что растения все -таки способны испытывать боль. В
таком случае это еще бол ее весомый аргумент против употребления в пищу продуктов
животного происхождения, поскольку производство мяса, яиц, молочных продуктов и
разведение рыбы требуют огромного количества зерновых и других растений — в разы
большего, чем потребовалось бы людям, чтобы насытиться этими растениями. Кроме того,
такие производства требуют уничтожения лесов, прерий и других мест обитания диких
животных и растений для создания пастбищ и выращивания зерна, идущего на корм, не говоря
уже о разрушении морских экосистем. В Главе 11 Вы найд ете более подробную информацию об
этом.
Пища животного происхождения представляет собой плоть либо органы м ертвых животных,
или выделения из организмов животных, предназначенные для пищи. К этому классу пищи
относится мышечная ткань множес тва животных, которых убивают ради производства
продуктов, которые являются основными в блюдах нашей культуры.
Плоть рыб , моллюсков и морских млекопитающих , таких как тунец, зубатка, лосось, лобстер,
краб и креветка, относятся к животной пище. Хотя амфи бии и рептилии реже идут в пищу в
США, чем в некоторых других странах, тем не менее, здесь разводят лягушек, черепах и
аллигаторов для получения лягушачьих лапок, а также мяса черепах и аллигаторов для
кулинарных нужд . Мясо птиц также классифицируется как жив отная пища. На западе м ы едим
курицу, индейку, утку, эму и фазана . Мы привыкли различать мясо по тип ам и цвет ам , например,
грудка или ножка, белое и красное мясо.
В отличие от сказанного выше, мясо других млекопитающих редко подразделяется по видам,
чаще и спользуют названия частей плоти, например, филей, корейка, бок, ростбиф из костреца,
лопатки или ребер, бифштекс с Т -образной костью, грудинка, или свинина, бекон, р ебра,
телятина, отбивная из молодого барашка, оленина, баранина, говяжий фарш, гамбургер, сосиска ,
болонская колбаса, сардельки и ветчина. Определ енные внутренние органы т оже идут в пищу, в
особенности почки и печень молодых млекопитающих, пораж енная ожирением печень уток и
гусей (фуа -гра) и реже ткань желудка (рубец) , а также сердце, язык, мозг и ноги определ енных
животных (иногда называемые зельц ем ). Молоко дойных коров, овец и коз пьют и производят

8

из него масло, йогурт, сливки и различные сыры. При изготовлении последних, как правило, для
свёртывания молока используют сычу г — выстилку желудка убитых телят. Яйца птиц тоже
употребляют в пищу, равно как и м ед, производимый пче лами.
В отличие от растений, которые естественным пут ем производят здоровые и питательные
продукты, с которыми едва ли связано какое -либо страдание, животные постоянно
подвергаются насилию и эксплуатации с целью получить их плоть, молоко или яйца, которыми
питаются люди .
Это напрямую связано со страданиями , потому что все мы с полной уверенностью созна ем, что
взять нож и над резать кожу собаки, коровы, кошки, курицы, кролика или человека — это
абсолютно не то же самое, что надрезать кожицу помидора или кожуру грейпфрута; что
вгрызаться в свиную ногу — это не то же самое, что откусывать яблоко.
Знаменитый этолог Конрад Лоренц однажды отметил, что любой, кто не в состоянии увидеть
разницу между фразами «порубить собаку» и «порубить салат», должен совершить
самоубийство на благо общества. Сегодня мы знаем, что в се позвоночные животные имеют
центральную нервную систему с проприоцептивными нервными окончаниями, которые
реагируют на различные болевые раздражители. Животное страдает, если его режут, обжигают,
бьют, держат взаперти, бьют током, подвергают воздействию холода и жар ы или ядов, наносят
синяки и царапины . Животные чувствуют психологическую боль, как и мы, когда их свободу
физически ограничивают, когда у них забирают детей или систематически мешают их
врожд енным инстинктам.

Культура О трицания
Чем больше мы отрицаем что -то, тем большую силу это обретает над нами и тем сильнее влияет
на нас. Если посмотреть на продукты животного происхождения, произведенные современными
методами, освободившись от стереотипов, мы неизбежно увидим страдани я, жесток ость и
эксплуатацию. Поэтому мы избегаем глубокого взгляда на нашу пищу, если она животного
происхождения, и эта практика избега ния и отрицания, проистекающая из практики питания,
нашего самого главного и жизненно необходимого ритуала, автоматически пере но сится на всю
нашу общественную и личную жизнь. Глубоко в нашем подсознании мы знаем, что мы не можем
см отреть в корень этих процессов , в противном случае нам придется видеть безграничное
страдание, вызванное нашим выбором пищи и образом жизни . Поэтому мы п редпочитаем
обходиться поверхностным взглядом на вещи и быть слепыми к связям, которые мы в
состоянии различить . Иначе угрызения совести и вина будут слишком велики, чтобы мы могли
их выносить. Признание правды будет находиться в противоречии с тем, какими мы себя видим,
вызывая когнитивный диссонанс и эмоциональное беспокойство. Мы предпочитаем
игнорировать очевидно , и, как следствие, предпочитаем быть нев ежественными и
невнимательными.
Когда мы предпоч итаем не видеть этот океан ужаса, который порожда ют на ши прихоти , и не
брать на себя ответственность за это, мы раск алываем свое сознание, брос пяс ь в шизофрению
вежливости и любезности, котор ые плохо ужива ются с плохо прикрытой жестокостью, когда мы
покупаем или едим продукты животного происхождения. Я думаю, этот раскол и есть основная
рана, от которой страдает все человечество, а за этой раной следуют другие раны и расколы. Это
настолько глубоко и ужасно, чт о даже обсуждать подобное со всей серьезностью в нашем
обществе запрещено.
Выбирая слеп оту при покупке , приготовлении употреблении пищ и, мы становимся слепыми не
только к ужасам и страданиям, которые мы порождаем, но и к красоте мира, окружающего нас.
Эта приобретенная неспособность видеть и ценить поразительную красоту нашей планеты
позволяет нам уничтожа ть леса и океаны, систематически разрушать природу. Став
нечувствительными к боли, причиняемой нами беззащитным животным, мы становимся
нечувствительными к красоте созидания, которую мы подавляем и от которой от даляемся с
каждым приемом пищи.
Очерствение м иллионов детей и взрослых — в огромн ой степени , чего требует ежедневное
потребленное мяса — сеет бессчетные семена человеческой жестокости, войн, бедности и
отчаяния. Эти последствия неизбежны, потому что мы никогда не сможем пожинать радость,
мир и свобод у, сея вред и страдания для других. Мы можем говорить о любви, доброте, свободе и
благородном мире, но именно наши действия, особенно те, которые мы совершаем по привычке,

9

определяют последствия, с которым нам придется столкнуться в будущем. Циклы жестокос ти,
от которых страдало человечество на протяжении всей известной нам истории, берут свое
начало в нашем питании. Несмотря на то, что животные, в отличие от людей, не могут постоять
за себя, жестокость по отношению к ни м возвращается к нам сторицей.

Ж ест окость в Наследство
Убивая животных для употребления их плоти в пищу, мы прин имаем жестокость в наши тела и
рассудки, непоправимо вред я себе на физическ ом , эмоциональн ом , умственн ом , социальн ом и
духовн ом уровн ях . Наши традиции питания требуют от нас, чтобы мы питались, как хищники, и
видели себя ими, культивируя и оправдывая хищническое поведение, которое является прямой
противоположностью сознательности и доброте, сопровождающих духовное развитие. По
причине тог о, что жестокость в процессе производства мяса неизбежна , с самого детства нас
учат не замечать правду. Никто из нас никогда осознанно не выбирал есть животных. Мы все
усвоили эту привычку через традиции и методики воспитания. Если пойти в отдел с детским
питанием в любом магазине, мы сразу это заметим: есть детское питание с говядин ой , куриц ей ,
телятин ой , ягненк ом и даже сырной лазань ей . Исполненные благих намерений родители,
бабушки и дед ушки, друзья и соседи заставляют нас есть мясо, когда мы пребываем еще в
бессознательном возрасте. Будучи детьми, мы не имеем ни малейшего понятия о том, что такое
«телятина», «индейка», «яйцо» или «говядина» и откуда они берутся. Мы не знаем о том, какие
кошмары приходится переживать беззащитным созданиям, чтобы создавать в наших
обрастающих зубами ртах приятный вкус. Мы начинаем узнавать правду очень медленно , и к
этому моменту жестокость и извращенность кажутся нам нормой. Нам никогда не говорят, что
люди не должны есть продукты животного происхождения в огромных количес твах. Нам
никогда не говорят о тесных клетках, о кастрации без анестезии и дру гих страданиях, ужасных и
причиняемых некомпетентными, невнимательными людьми , о мучительных убийствах,
которые смотрят на нас каждый день с тарелок, пока мы бездумно пережевывае м весь этот ужас,
одновременно читая, разговаривая или таращась в телевизор.
Таким образом, наша самая прочная и священная связь с планетой и тайной бесконечного
духовного сознания — наша пища — превратилась скорее в ритуал отвлечения внимания,
подавлен ия чувствительности и вины, нежели в ритуал распахивающей душу благодарности,
единения , благословенности и любви. Цена, которую мы за это платим, неизмерима, и включает
в себя, среди всего прочего, отупение нашего п риродного разума, уменьшение способности к
сострадани ю, и, как следствие, потерю мира, свободы и радости.

Иссушение Разума
Разум это способность осознавать связи, и это утверждение справедливо для всех живых систем,
таких как люди, животные, и обществ о. Принимая участие в ежедневных ритуалах, которые
подавляют нашу способность видеть связи, мы вредим своему разуму, даже принимая во
внимание избыток информации, отмечаемый в современном мире, и разрушае м нашу
способность эффективно справляться с проблемам и, с которыми мы сталкиваемся. По причине
того, что мы привыкли абстрагироваться от страданий, которые мы причиняем животным, мы
естественно и неизбежно привыкаем абстрагироваться от страданий, которые мы причиняем
голодающим людям, биосистемам, разрушенны м войной странам и будущим поколениям. Наши
навыки насиль ственн ой блокировки ответных реакций делает нас легкой добычей для
корпораций, чьи прибыли зависят от нашей неспособности устанавливать важные связи.
Сострадание — это этич ески й эквивалент разума ; это способность устанавливать связи и, как
следствие, желание способствовать облегчению чужих страданий. Практика потребления
животных в пищу подавляет его, равно как и наш коллективный разум . Способность уничтожать
связи, которая мы тренируе м с каждым прием ом пищи, прослеживается в экспериментах
современных ученых, медленно замораживаю щих собак заживо , чтобы изучить физиологию
человека, в солдатах, смотря щих в глаза невинных мирных граждан и стреляющих в них, в
охотниках, преследующих и убивающих животных ра ди забавы, и во множестве других
признанных и законных видах « повседневной » деятельности.
Пока мы остаемся в основе своей культурой, которая относится к животным как к предметам
потребления и пище, мы даем себе очень небольшой шанс на выжи вание . Систематич еская
практика пренебрежения очевидным , подавления чувственности и отрицания природы того,

10

что является существенной частью нашего ежедневного питания, отделяет нас от внутренней
мудрости и чувства принадлежности к благожелательной и благословенной Вселенн ой.
Игнорируя правду нашей взаимосвязанности, мы неизбежно наносим вред планете и себе ,
отверга я внутренний разум и сострадание, которые могли бы указать нам путь.

«Я-Ты» П ротив « Я-Оно »
В 1920 году философ Мартин Бубер сформулировал и представил концепцию, которая
существенно отличалась от наш его отношени я к другим существам и общепринятого осознани я
самих себя. Выдвинув тезис о том, что наше «я» развивается изо лированно , а лишь через
отношения с окружающими , он предположил, что если мы общаемся с другими людьми
сознательно, как существа обладающие чувствами, опытом, желаниями и целями, мы развиваем
осознание себя типа «я -ты» . Когда мы относимся к другим как к объектам без каких -либо
желаний, целей и собственного сознания, мы развиваем осознание с ебя типа «я -оно» .
Содействуя осознанию себя типа «я -ты» , мы развиваем уважение и чувствительность по
отношению к себе и другим. Содействуя осознанию себя типа «я -оно », мы относимся к другим
лишь как к инструментам для достижения своих целей. Это осознание приводит к
нечувствительному и отстраненному взгляду на природу, животных и людей, а также к
внутреннему очерствению, которое не дает нам чувствовать боль тех, кого мы используем и
эксплуатируем. В соответствии с взглядами Бубера, осознание типа «я -оно » по рождает и
укрепляет черствость, которая ведет к постоянно возрастающему желанию потреблять все
больше и больше. Этот ироничный и невозможный поиск счастья и осуществления желаний
отделенным и беспокойным «я» превращает других людей в инструменты для получе ния
удовольствия и достижения целей, что является движущей силой консьюмеризма и
индустриализации, корпоративного капитализма и опустошения окружающей среды и разу ма
людей.
Догадки Бубера провокационны и в то же время объясняют многое, но ему не удалось
ра спознать основную движущую силу, порождающую осознание типа «я -оно » — наш выбор
пищи, делать который мы учимся с рождения, процесс, в котором разумные и чувствующие
существа участвуют лишь для того, чтобы быть использованными, убитыми и съеденными.
Поразит ельно, подумаете вы, что Бубер не увидел этой связи после 40 лет размышлений на тему
концепци и «я -ты» и «я -оно ». Но еще более поразительно то, что никто из тысяч выдающихся
авторов и исследователей в областях физики, естественных и гуманитарных наук не написал ни
строчки на эту тему! Эти великие умы были среди самых смелых и передовых людей своего
времени, не боял ись спорить и хотели предложить миру много новых идей в социологии,
психологии, философии, теории систем, экономике, истории, теории управления, антропологии,
теологии, сравнительной религии и теологии . Как может что -то настолько важное и очевидное
для на ших умов и жизней — наше употребле ние животных в пищу — быть упущенным из виду и
быть незамеченным таким огромным числ ом людей на протяжении столь долгого периода
времени? Это ужасно — видеть горы книг, статей, очерков, ле кций и документов, написанных
вели кими умами и ли составленными кем -то еще на основе их деятельности , и понимать,
насколько запретна эта тема. Мысль о том, что наше употребле ние животных в пишу может
быть основной причиной страданий человечества и возникновения войн, каж ется невероятной
и по сей день.
Даже более радикально настроенные и современные люди не хот ят или не мог ут отнестись к
этому вопросу со всей серьезностью, как и все современные писатели и лидеры различных
движений, таких как движение раскрытия человеческого потенциала и движ ения за мир,
движений за социальн ую справедливость и за всеобщее здоровь е, а также духовных и
экологических организаций. Это ни в коем случае не упрек никому из этих прекрасных людей и
не камень в огород их иде й и вклад ов . Я лишь хо чу подчеркнуть, наскольк о наша культура
сопротивляется тому, чтобы признать правду, которая так же очевидна, как реклама чизбургера
и жареной курицы, и в то же время невидима и недостижима, как воздух.
Причина в том , что мы согласились игнорировать эту правду , чего бы это ни сто ило. Важным
вкладом Карла Юнга в науку было объяснение характера теневого архетипа . Теневой архетип —
это то, что входит в «я», но отрица ется и подавляе тся им. Несмотря на подавление, тень всегда
даст о себе знать . Она неизменно выливается в болезненные пос ледствия различных
обстоятельств. Наше плохое отношение к животным и употребление их в пищу далеко не самая

11

важная культурная тень. Наша коллективная вина заставляет нас не только пря тать жестокость,
которую мы творим , но и воплощать ее в жизнь: это проявл яется в нашем агрессивном
поведении, в фильмах, книгах, компьютерных и спортивных играх, в жестокости, с которой мы
относимся друг к другу.

Все Мы — Тайна
Существующая на данный момент практика употребления животных в пищу не только
нарушает естественный порядок жизн и, что вызывает наши страдания и страдания животных,
но и не дает нам видеть, кто мы и другие животные есть на самом деле . Здесь важно сказать
«другие животные», так как отнести их к отдельному классу было бы проявлением тактики
отчуждения, кот орая используется для поддержания эксплуатации и жестокости. Плюс,
подобные вербальные приемы усиливают абсурдное утверждение, что человек не является
животным.
Мы заблуждаемся, придавая себе статус сугубо материальных существ, которые рождаются,
живут и у мирают. Как и другие животные, мы не только физические создания, мы обладаем
сознание м. Мы все являемся проявлениями бесконечной тайн ой силы, которая порождает и
поддерживает проявления вселенной . Наши тела и ра зумы святы, так же как тела и ра зумы
других с озданий. Как и мы, животные чувствуют и желают, они строят гнезда, заводят семьи,
голодают, и являются сознательными объектами своих жизней. Они прикладывают
максимальные усилия, чтобы избежать боли и смерти, и делают все для достижения счастья так
же, как и мы.
Что мы, люди, такое — это огромная тайна. Институты науки, религии, образования и
управления сделали очень мало для того, чтобы объяснить, кто же мы есть на самом деле. Мы
остаемся для самих себя такими же загадочными, какими были во времена Моисея, Будды,
Конфуция и Иисуса. Кто -то может возразить, ведь мы знаем намного больше и достигли
большего; другие же скажут, что мы знаем куда меньше жизненно важных вещей и намного
более невежественны, чем раньше. Но никто не будет спорить с тем утверждением, что мы —
тайна для самих себя, несмотря на все наши научные и теологические изыскания. И так же, как
мы не знаем, что есть мужчина или женщина, мы не знаем, что такое лошадь , собака, слон, орел,
дельфин, курица, к асатка, рак, крокодил, мы шь, бабочка, земляной червь, пчела или моль. Они
все загадочны для нас ; наверное, еще более загадочны, чем мы сами для себя. Они другие, и
понимание этого должно порождать в нас чувство смирения, интереса и уважения.
К сожалению, мы делим все существа на классы: «черные», «рабы», «язычники», «животные для
питания», «игрушки», «питомцы» и «лабораторные животные». Это подразделение на классы и
жестокость, с которой мы относимся к чудесным созданиям, классифицир уемы м т ем или иным
образом, не умаляет их волшеб ную и загадочную сущность. Он о только захламля ет и
порабощают наши умы искаженным образом мышления, порожденным нашим эгоистичным
отношением. Свет бесконечного духовного источника жизни сияет во всех созданиях. Видя и
распознавая этот свет в других, мы осв обождаем и себя, и их. Это любовь. Если нам не удается
разглядеть этот свет , — зачастую потому что мы никогда не чувствовали, что кто -то видит этот
свет в нас, — мы заключаем себя в тюрьму, путая границы посредст венности с подлинной
глубиной и свободой.
От носясь к животным , как к объектам, которые можно лишь употребля ть в пищу, мы нан осим
гармонии такой непоправимый вред, что она поро ждает культуру, которая порабощает сама
себя, зачастую даже не осознавая это. Домин ирование человека над человеком является
неизбежным следствием домин ирования человека над животными. Как п родемонстрирова л
Джим Мейсон в своей книге «Неестественный порядок», существует историческая связь между
порабощением людей и порабощением людьми животных для употре бления в пищу. Эта
порабоща ющая ментальность домин ирования и исключения лежит в основе духовных болезней ,
которые позволяют нам вести войну с планетой и друг другом.

Любовь — Это Понимание
Когда я был молодым, мне всегда было интересно, неужели наша культура должна быть такой. И
я выясни л, что нет. Все мы можем внести вклад в культурную трансформацию и мир во всем
мир е, изменив свои пищевые пристрастия , которые являются нашей самой существенной
связь ю с культурой и природой.

12

Приложив усилия к тому, чтобы развивать нашу созна тель ность и в идеть шире рамок,
навязанных нам культурой, мы обретем понимание. Из него проистекают и сце ление, благодать
и свобода . Понима ние — это любовь . С пониманием мы сможем взять на себя ответственность и
благословлять мир сво ей жизн ью , а не укоренять раз обще нность и жестокость, прикрываясь
чужими именами. С осознанием наше поведение естественным образом изменяется, мы
пробира емся через сеть взаимо отношений, и это может привести к социальным изменениям и
создать новые измерения свободы, радости и творчеств а для всех. Все это начинается с нашей
глубинной связи с естественным порядком, нашего самого первого духовного символа и нашего
самого основного соци ального ритуала — принятия пищи.

ГЛАВА 2. КОРНИ НАШЕЙ КУЛЬТУРЫ

«К чему мне множество жертв ваших? — изре к Господь. — Я пресыщен всесожжениями овнов и
жиром откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу … Ваши руки полнятся
кровью; омойтесь и очиститесь. Удалите злые деяния ваши от очей моих».
— Книга пророка Исайи

Жестокость к животным являет собой не что иное, как нелюбовь к Господу … нет ничего более
чудовищного и сатанинского, чем мучение тех, кто совершенно безобиден и не в состоянии
защитить себя, кто находится в полной нашей власти.
— Кардинал Джон Генри Ньюмен

Стадные Чувства
Немно гие из нас готовы признать нашу культуру культурой скотоводов. Оглядываясь по
сторонам, мы видим в основном автомобили, дороги, окраины, города и заводы, не наблюда я
огромных зерновых полей и скота , имеющихся в деревенской среде , и не зная о том, что почти
все зерно идет на корм скоту , и что большинство из всех тех миллиардов птиц, приматов и рыб,
которых мы едим, выращиваются в огромных концлагерях. И хотя это не так очевидно для нас
сегодня, как было для наших пращуров несколько тысяч лет назад, наша куль тура, как и их, в
сущности, является культурой скотоводов . Она сфокусирована на владении животны ми ,
превращении их в товар и употреблении их в пищу.
Все началось около десяти тысяч лет назад, когда кочующие племена курдов в холмистой
местности на северо -во стоке нынешнего Ирака принялись одомашнивать овец и породили
революцию, катастрофичность последствий которой не могли себе даже вообразить.
Антропологи считают, что подобная практика явилась побочным эффектом охоты этих племен,
когда они привыкли иметь дел о с определенными стадами диких овец и стали разводить их,
дабы существенно контролировать их мобильность, питание и репродуктивные функции. В
конечном счете они научились кастрировать и убивать самцов, чтобы стадо состояло в основном
из самок и нескольких оплодотворителей . Это позволило им заняться селекционным
разведением, которое давало возможность создавать животных с наиболее привлекательными
для животноводства характеристиками.
Козы, судя по всему, были одомашнены вскоре после овец. За ними двумя тыся челетиями спустя
последовал рогатый скот западнее и севернее. Еще через дв е-четыр е тысячи лет им составили
компанию лошади и верблюды.
Постепенно появлялись все глубже укоренявшиеся концепции владения собственност ью ,
человеческих родословных и чистоты крови, доказательств существования которых спустя
четыре тысячи лет после описанного выше исторического период а более чем достаточно.
Западная культура может быть расценена как наследница двух основных древ: Древней Греции
и древнего Леванта (восточной час ти Средиземного моря ; зачастую под Левантом имеются в
виду Сирия, Палестина, Израиль и Ливан, хотя, строго говоря, он включает также Египет,
Иорданию и Египет ). Если обращаться к самым ранним из сохранившихся хроник прошлого,
оставшимся от этих культур и н асчитывающим около трех тысяч лет, например, «Одессее» или
«Илиаде» Гомера либо к Ветхому Завету, то можно убедиться в том, что древние правители и их
войны были неразрывно связаны с мясоедением, скотоводством, рабством, беспощадными
завоеваниями, превосхо дством мужского пола над женским и приношением животных в жертву
богам.

13

Для древних племен скотоводов порабощение животных означало не только пищу, но также
благосостояние, безопасность и власть. Первой денежной един ице й и формой капитала были
овцы, козы и рогатый скот, потому что лишь они представляли собой потребляем ое имущество,
польза которого была осязаема. Вообще, слово «капитал» происходит от латинского capita
(«голова»), поскольку животных пересчитывали именно по головам. Первыми капиталистами
были скотоводы, которые сражались друг с другом за землю и капитал, создавая ранние
королевства, укомплектованные раб ами , регулярными войсками и властью, сосредоточенной в
руках обеспеченной, владеющей рогатым скотом элиты. Даже древняя римская монета —
denarius , — от которой произошло слово «деньги», была названа так потому , что была
эквивалентна десяти головам животных.
Таким образом, скот в этих культурах определял цену золота и серебра: владение животными,
годными в пищу, было фундаментальным стандартом финансовой состоятельности и власти.
Это т факт объясняет нынешнюю политическую мощь мясной и молочной промышленностей.
Поработив и превратив в товар крупных, сильных животных, прародители западной культуры
закрепили базовый миф и мировоззрение, которые до сих пор владеют разумом нашего
общества. Книга Райан Эйслер «Чаша и нож», а также «Неестественный порядок» Джима
Мейсона суммируют и осмысливают работу историков и антропологов, с интересного ракурса
рассматривая фундамента льные ценностные сдвиги, которые произошли, когда человечество
начало доминировать над крупными животными ради пищи, а также то, как эти перемены
влияют на нас сегодня.
Важно отметить, что изучение и интерпретация истории всегда были откровенно субъективны .
Мы можем испытать нечто подобное и на собственном опыте, когда перемены в нас влияют на
наше понимание прошлого. Это верно и в случае с более обширным и сложным коллективным
прошлым, пережитым миллионами люде й. А когда м ы движемся к пониманию доисторичес кого
периода — то есть культурного прошлого, предшествовавшего первым памятникам
письменности — он воспринимается еще более субъективно. Как пишет историк Синтия Эллер,
«доисторический период — это по -прежнему громадное и большей частью темное пятно, что
дает просто р для богатого воображения пристрастных исследователей».
Райан Эйслер обобщает работу множества антропологов и писателей, особенно Марии Гимбутас,
Жаккетты Хокерс и Мерлина Стоуна, отстаивающих точку зрения, согласно которой в
доисторический пери од существовало два типа обществ , которые можно озаглавить как
сотрудничество и доминирование. В обществах, основанных на сотрудниче стве, мужчины и
женщины были практически равны и работа ли сообща, и Эйслер на примерах демонстрирует,
что это было нормой на протяжении десятков тысяч лет человеческой эволюции, вплоть до
экспансии и воцарения патриархальн ых общес тв, основанных на доминировании. Такие
общества базировал ись на скотоводстве. То, что Гимбутас называет курганскими вторжениями,
когда воинственные ск отоводы из Средней Азии вторглись в Восточную Европу и
Средиземноморский бассейн, произошло все -навсего от семи до пяти тысяч лет назад.
Настоящее название этноса курганцев неизвестно. Его представителей называют так из -за
курганов, которые они насыпали на могилах своих вождей. Существует предположение, что
именно курганцы впервые одомашнили лошадь, и именно ужас покоренных народов от
грозного вида всадников повлек за собой появление древних легенд о кентаврах и их
графическое изображение.
Неся с собой куль туру, в которой мужчина рассматривал женщину как движимое имущество,
курганцы , насколько нам известно , накатили тремя волнами в промежутке двух тысяч лет,
жестоко атакуя, уничтожая и полностью меня я образ жизни древних, более мирных обществ,
построенных на сотрудниче стве. По словам Эйслер, Гимбутас и других, эти древние культуры
кормились собирательством и растениеводством, почитали богинь плодородия, жили общинами
в урожайных местностях и использова ли металлы для производства посуды, а не оружия, и в
войнах не участвовали. Завоеватели в лице обществ доминирования занимались скотоводством
и питались главным образом плотью животных и молоком, поклонялись свирепым божествам -
мужчинам вроде Энлиля, Зевса и Яхве, селились на вершинах холмов, окружая себя боевыми
укреплениями, использовали металлы для производства оружия и беспрестанно соперничали и
воевали. Согласно Эйслер, вооруженные конфликты, конкуренция, подавление женщин и
классовое размежевание вовсе не характеризуют природу человека, а лишь его сравнительно

14

свежие продукты социального давления и поведения, навязанного напавшими культурами
скотоводов, чьи ценности доминирования мы унаследовали.
Откуда эти патриархальные культуры пришли и как они стали такими? В более поздней книге,
«Священное удовольствие», Эйслер цитирует исследование географа Джеймса ДеМео, который
объясняет экспансионистские миграции курганских завоевателей и других скотоводов
тяжелыми климатическими изменениями, которые «привели к сложной последовательности
событий — голод у, социальн ому хаос у, истощени ю земель и массов ой миграци и, — что в
конечном счете привело к фундаментальному сдвигу» в культурной эволюции человечества.
Разведение скота, утверждает Эйслер, «имеет склонность вести к бесплодию и порождать
порочный круг истощения природных ресурсов и возрастающ ую экономическ ую конкуренци ю
из -за неуклонно скудеющих пастбищ, тем самым создавая тенденцию к вооруженным
конфликтам из -за территори й». Эйслер добавляет, что практика разведе ния скота создает
психологические характеристики деформации культур доминирования:
«…Пасторализм обуславливается тем, что в основе своей имеет порабощение живых существ,
которых будут эксплуатировать ради продукции, производи мой ими , и которых в конечном
счете убьют … Это также позволяет объяснить психологическую черствость (или отмирание
«мягких» эмоций), которыми ДеМео характеризует корни культур доминирования … Более того,
когда человека приучили жить за счет порабощенных животных (ради мяса, сыра, молока, шкур
и так далее) как практически единственного источника ресурсов, необходимых для выживания,
этого человека уже не составит труда примирить с мыслью о том, что порабощение себе
подобных — это вполне приемлемо».
Были ли в действительности ранние культуры более миролюбивыми, ориентированными на
партнерство и эгалитарными, как утверждает Эйслер и многие другие ученые , или вооруженные
конфликты, патриархат и конкуренция всегда правили социоэкономическими культурными
структурами — это до сих пор предмет горяч их споров академиков. Что здесь представляется
неоспоримым, так это эффект на человеческое сознание, оказываемый порабощением крупных
животных ради пищи.
Джим Мейсон развивает выводы, сделанные в работе Эйслер, изучая исторические и
психологические связи м ежду доминированием над животными и доминированием над людьми.
Он указывает на то, что сельскохозяйственная революция внесла основательные изменения в
древние культуры собирателей, трансформировав их взаимоотношения с природой от полной
погруженности в нее к отчуждению и попыткам получить над ней контроль.
Из -за этого отчуждения возникло два типа сельского хозяйства — растениеводство и
скотоводство — и разница между ними очень существенна. Выращивание растений и
садоводство — это больше женская работа; за р астениями нужно ухаживать и выращивать, и
поскольку мы работаем с циклами природы, мы являемся частью процесса, который усиливает и
развивает жизнь. Это жизнеутверждающий и гуманный (от латинского humus — «земля») труд ,
который поддерживает наше место в паутине жизни. В свою очередь, скотоводство и
землепашество всегда были мужской работой и изначально требовали грубой силы,
необходимой для того, чтобы содержать крупных животных, контролировать их, стеречь их,
кастрировать их и в конечном счете убивать.
Мейсон подчеркивает важность влияния, которое животные оказывают на психологическое
развитие человека и его здоровье, а также психологические характеристики, сопряженные с
насилием, которые исследователи по всему миру отмечают у культур, связанных со
скотов одством. Цитируя антропологов Пола Шепарда и Энтони Лидса, Мейсон отмечает на карте
мира основные места обитания типично скотоводческих культур:
«Агрессивное поведение по отношению к пришлым людям, вооруженные семьи, которые
поколениями предаются наследств енной вражде и налетам друг на друга, поддерживая
патриархальную иерархическую структуру, заменяя войны охотой, культивируя ритуалы
жертвоприношений, мономаниакальную гордость и подозрительность».
Мейсон указывает на единообразие в подобном поведении среди пустынных племен Ближнего
Востока, чукчей -оленеводов из восточной Сибири, которые «любят щеголять проявлениями
силы, актами отваги, насильственными и героическими действиями, чрезмерной
выносливостью и бешеными затратами энергии», и нашей американской ков бойской родео -
культурой.

15

Работы Эйслер, Мейсона и других позволяют нам убедиться в том, что культура, в которой мы
живем сегодня — это современное продолжение скотоводческой культуры, которая возникла на
Ближнем Востоке и в восточной части Средиземноморско го бассейна, а также в том, что
основополагающее убеждение нашей культуры неизменно : животные — это товар, которым
надлежит владеть, пользоваться и питаться. И, как уже само собой разумеющееся, природа,
земля, полезные ископаемые и люди — это тоже товар, к оторым надлежит владеть и
пользоваться. И хотя нам, нынешним носителям культуры эксплуатации животных, сегодня
такой подход представляется логичным, это взгляд, последствия которого чудовищны:
превращение животных в товар обозначило последнюю реальную рево люцию в нашей культуре,
полностью пересмотрев взаимоотношения людей с животными, природой, божественным
началом и друг с другом.
В старых скотоводческих культурах животные постепенно трансформировались из
таинственных и чарующих соседей, с которыми мы дели ли этот мир, в объекты собственности,
которые предназначены только для того, чтобы их использовали, продавали, покупали,
стерегли и убивали. Они перестали быть дикими и свободными, с ними стали обращаться со все
большим неуважением и насилием и в какой -то момент они сделались презренными и
ничтожными в глазах нарождающейся культуры скотоводов. Диких животных начали
рассматривать как потенциальную угрозу капиталу в виде скота; аналогичным образом,
чужаков тоже стали расценива ть как так ую угроз у или как потен циальные мишени для
грабежей, если они имели в собственности животных. Нападение на других скотоводов для
присваивания их скота было главной стратегией преумножения капитала; санскритское слово
gavyaa («война») переводится буквально как «желание иметь боль ше рогатого скота».
Получается, что войны, животноводство, притеснение женщин, капитализм и желание иметь
больше скота неотрывно связаны друг с другом с тех пор, как животные были превращены в
товар.
Чем крупнее и мощнее были животные, которых разводил чел овек, тем более свирепыми,
жестокими и полными насилия должны были быть культуры, чтобы успешно доминировать над
ними и защищать их от захватчиков и диких зверей. Самыми крупными животными были
рогатый скот и лошади, и культуры, разводившие рогатый скот, р аспространенные на Ближнем
Востоке и в восточной части Средиземноморья , были вовлечены в невообразимо грязные войны
друг с другом и с более слабы ми противник ами на протяжении тысячелетий, постепенно и
силой распространяя свою культуру и скотоводческие ценн ости по всей Европе и большей части
Азии . Из Европы культура разведения рогатого скота экспортировалась в Америку и продолжает
экспортироваться вовне усилиями корпораций вроде ConAgra , Cargill , Smithfield и McDonald ’s,
равно как и посредством проектов, спо нсируемых Всемирным Банком и ООН, религиозными
миссионерами и организациями благотворительности, которые пропагандируют рабство
животных наподобие Проекта Хайфера.
Ядром этой древней культуры, преобразовавшейся в то, что мы сегодня называем Западной
цивили зацией, было абсолютно е превосходство человека над животными, п одкрепленное
ежедневным питанием плодами этого превосходства . Благосостояние и престиж для мужчины
начал измеряться количеством голов скота, который ему принадлежал и площадью территории,
котор ую он держал под контролем под пастбища. Ролевой моделью для мальчишек стал
успешный протокапиталист, мачо -скотовод и воин — жесткий, резкий , эмоционально
дистанцирующийся от окружающих и всегда готовый к решительному насилию. Женщины, скот
и завоеванные л юди являлись объектами собственности, из которых состоял капитал; войны
хоть и имели ужасные последствия как для бойцов, так и для населения в целом, были
убедительными методами в арсенале состоятельной аристократии, которая стремилась
преумножить свой капитал, землю, власть и престиж.
Полезно будет осознать, что ментальность культуры доминирования, в которой мы родились,
зиждется на рассмотрении и подчеркивании различий и игнорировании сходства между
победителем и жертвой (будь она животным, женщи ной или покоренным врагом), потому что
именно этого требует порабощение и убийство животного на практике. Как скотоводы и
биологический вид, доминирующий над другими животными, мы должны всегда видеть себя
как нечто отдельное и отличающееся от них, превосх одящее их, особенное. Заложенная в нас
природой сострадательность может быть подавлена навыками отчуждения и восприятия
окружающих как непохожих на нас. Эта модель отчуждения необходима для таких практик как

16

расизм, элитаризм и война, потому что если мы хо тим причинить кому -то вред и доминировать
над ним, мы должны разорвать нити, которыми связаны наши пути.
Это становится очевидным, если обратить внимание на то, что коренные убеждения и порядки
древних скотоводческих культур до сих пор определяют наше наст оящее. Базовой практикой
этих культур было насыщение тел частями трупов порабощенных животных. Войны по -
прежнему обогащают и без того состоятельный класс, в то время как миллионы несут тяжкое
бремя на своих плечах, а наиболее зажиточные страны питаются жив отными, которых до отвала
кормят зерном, пока бедные голодают. Наша капиталистическая экономическая система и
поддерживающие ее политические, юридически е и образовательные институты все еще
призна ют законными превращение животных, природы и людей в товар и их эксплуатацию.
Система все так же поддерживает наше доминирование над непривилегированными людьми и
иностранцами, неравномерное и несправедливое распределение благ, основанное на
хищничестве (замененном на эвфемизм «конкуренция» или «свободная торговля» ), подавлени и
и войн ах .
По мере того, как мы развивались социально, мы достигли несомненных успехов в преодолении
определенных крайностей и в обеспечении защитой слабых и уязвимых. В целом же, однако, мы
должны задаться вопросом: по чему добиваться прогресс а в этом направлении нам так сложно и
отчего это происходит столь медленно ? Ответ ждет нас на тарелках , а также в таких местах, как
скотобойни, исследовательские лаборатории, родео, цирки, бега, зоопарки, охотничьи и
рыбацкие хозяйства, меховые зверофермы, тюрьмы, гетто, поля сражений и предприятия
военно -промышленного комплекса, которые помогают нам продолжать насилова ть и
уничтож ать все живо е.

Аксиома Пифагора
До тех пор, пока люди будет резать животных, они продолжат убивать друг друга. Истинно
говорю в ам, тот, кто сеет семена убийства и боли, не пожнет радости и любви.
— Пифагор

Необходимость в позитивной революции, основанной на сострадании к животным, была четко
понята и озвучена Пифагором более двух тысяч лет назад в Древней Греции. Считающийся в
наш и дни гением, чьи открытия заслужили прав а называться особо важными, Пифагор остается
человеком -загадкой, проницательность которого охотно признается и используется одними
людьми и игнорируется другими. Его теоремы положили начало жизненно важным
построени ям в математике и геометрии, сделав возможным последующий прогресс в
архитектуре, дизайне, строительстве, картографии, навигации и астрономии. Пифагор и его
студенты также открыли и применили принципы музыкальной гармонии, которые заложены в
вибрационных т оновых интервалах, так что Пифагор а справедливо можно считать основателем
шкалы, на которой базируется западная музыка.
Все это наша культура с жадностью приняла и извлекла пользу из гения Пифагора, тогда как
исповедуемый им принцип, по которому он жил и которому учил — сострадание ко всему
живому — нам принять оказалось намного труднее. Его недвусмысленное учение о том, чт о
наше счастье напрямую зависит от того, как мы обращаемся с животными, вдохновили Платона,
Плутарха, Плотина, гностиков и ранних отцов христианской церкви. Более того, вплоть до 1850
года, когда было изобретено слово «вегетарианец», всех, кто воздерживалс я от употребления
плоти животных, называли пифагорейцами. Аксиома ученого о том, что мы никогда не познаем
истинной радости и любви, пока сеем семена боли и смерти в нашем отношении к животным,
преследует нас по сей день.
Спустя два тысячелетия после Пифаг ора пришел Леонардо да Винчи, другой гений, чье
искусство и открытия помогли объявить о наступлении эпохи Возрождения. И вновь наша
культура проигнорировала его пророчески е слова о будущем человечества : «Я отказался от
употребления мяса в очень юном возрасте, и придет время, когда люди будут смотреть на
убийство животного так же, как сейчас смотрят на убийство человека».
Точно так же мы с готовностью приемлем все дары других великих людей, будь то Альберт
Эйнште йн (который писал: «Ничто не окажет стол ько пользы здоровью человек а и не увеличит
шансы на выживание всего живого на Земле, как эволюция вегетарианской диеты» ), Махатма
Ганди, Джордж Бернад Шоу, Эмили Дикинсон и Альберт Швейцер, но не даем им нарушить табу

17

нашей скотоводческой культуры и посягн уть на священную корову в обличье практики
употребления продуктов животного происхождения.

Веган -Революция
Итак, главные ценности древней скотоводческой культуры, равно как и ее основной ритуал —
поедание превращенных в товар животных, — до сих пор опреде ляют нашу культуру. Наш
глубокий порыв эволюционировать до более духовного уровня понимания и жизни и создать
общественный порядок, который защища л бы справедливость, мир, свободу, здоровье, чистоту,
процветание и устойчивое развитие непримиримо требует от нас прекратить рассматривать
животных как продукты потребления и переключиться на рацион, состоящий из растительной
пищи. Это невероятно осчастливит нас, освободив от рутинной практики насилия при
одновременном отрицани и насилия и проектировании насилия. Это поможет нам
культивировать равноправие и милосердие в наших взаимоотношениях, а равно и развить
способность к душевному равновесию и безмятежности. Сея и лелея семена приятия и
восприимчивости, мы будем пожинать плоды понимани я нашей взаимосвязанности и
способности жить в мире.
Нам придется очень тщательно пропалывать почву, потому что скотоводческая культура, в
которой мы родились и выросли, засеяна семенами соперничества, высокомерия, опасливости и
изолированности от окружающих. Воспринимая животных и людей, как нечто одухотворенное ,
и воспитывая просвещение и сострадание, мы можем взрастить в себе семена сопереживания и
заботы. Мы счастливы, когда делаем счастливыми других; применяя отчуждение от
окружающих или ища способы контролировать их или домини ровать над ними, мы попадаемся
в сети страдания и становимся рабами иллюзии разобщенности, которая является базовой
установкой скотоводческой культуры.
Когда мы взращиваем осведомленность о последствиях наших пищевых предпочтений и
сознательно переходим на растительную пищу, отказываясь участвовать в доминировании над
животными и подавлении осведомленности, которое требуется для этого доминирования, мы
делаем заявление , которое одновременно проистекает из нашей способности устанавливать
необходимые связи и укрепляет эту способность . Мы становимся силой чувственности,
исцеления и сострадания. Каждый из нас становится революцией в одном человеке, ведущей к
построению нового мира, с каждым приемом пищи. По мере того, как мы делимся идеями с
окружающими, мы проп оведуем то, что может стать наиболее возвышенной и оздоровляющей
революцией из всех, что наша культура когда -либо переживала.
Вообще, говоря о всевозможных революциях, которым было суждено преобразить нашу
культуру, таких как индустриальная революция, науч ная революция и революция
информационных технологий, мы не видим всей картины. Ни одно из этих событий
революцией, по сути, не явля лось , потому что все они произошли в контексте культуры
превращения всего на свете в товар, эксплуатации и доминирования. Эти «революции» не
изменили глубоко лежащие культурные ценности; если уж на то пошло, они их усилили!
Подлинная революция должна быть куда более фундаментальной, чем эти.
Революция, вызванная нашей жаждой мира, свободы и счастья, должна обеспечить нашей
культ уре новую основу, удалив ее от скотоводческих ценностей и приблизив к уважению,
доброте, равноправию, чувственности и взаимосвязанности. А, самое главное, эта революция
должна изменить наше отношение к питанию — нашему наиболее регулярному ритуалу — и к
са мой пище, нашему самому могущественному внутреннему и внешнему символу.
Не существует более глубокого, радикального и позитивного способа внести эти
революционные изменения в нашу культуру, чем перейти на растительную пищу по этическим
соображениям. Нет ничего более разрушительного для скотоводческой системы, чем
культивировать осведомленность, чтобы выйти за пределы восприятия животных в качестве
товара.
Мы пробуждаемся от плохого сна, в котором превращали животных в товар и жертву.
Революция сострадания , которая произрастает в нашем сознании и культуре, требует, чтобы мы
прекратили есть животных не только ради нашего личного здоровья и спасения экономики, но
также ради наших душ, ради заботы о животных, людях и всей остальной паутины
взаимосвязанных жизн ей, которые уничтожаются питанием, основанным на продуктах
животного происхождения.

18

«Веган» — слово, которое суммирует эту этику и мотивацию. Его изобрел в 1944 году
англичанин Дональд Уотсон. Уотсона не устраивало слово «вегетарианец», потому что оно не
обязательно включало этическую составляющую и относилось только к исключению из рациона
плоти животных. Уотсон взял из слова пять букв, но захотел, чтобы оно звучало совершенно
иначе — «ви -гн», — чтобы подчеркивать его революционный смысл. Определение слова было
дано в статье Ассоциации веганского общества в Великобритании, где было сказано: «Веганство
— это философия и образ жизни, направленный на исключение — настолько, насколько это
возможно и практично — всех форм эксплуатации животных и жестокости по от ношению к ним,
использовани я животных ради пищи или для получения одежды или с любой другой целью; как
само собой разумеющееся, веганство развивает и использует не содержащие продуктов
животного происхождения альтернативы во благо людей, животных и окружаю щей среды».
Слово «веган» более новое и смелое, чем «вегетарианец», потому что такой человек включает в
круг своих интересов любое разумное существо и отвергает вс е формы ненужной жестокости с
этической точки зрения, мотивируя свои взгляды и поступки скоре е состраданием, нежели
заботой о здоровье или чистоте, обращается к древним убеждениям, которым люди следовали
многие столетия, особенно в духовных традициях. В конечном счете веганство обозначает
ментальность открытого приятия и способно охватить и науки, и буквально все религии, потому
что представляет собой жажду вселенского мира, справедливости, мудрости и свободы.
Современное веганское движение основано на милосердии и осознан ии того, как наши поступки
влияют на окружающий мир. Оно революционное, потом у что выходит за пределы
скотоводческой культуры и отрицает ее насильственную основу. Оно базируется на жизни в
правде и взаимосвязанности и, соответственно, сознательной минимизации страданий,
причиняемых животным, людям и биосистемам; оно освобождает нас всех от рабства, в котором
мы находимся, когда нас превращают в товар. Оно утверждает истинность рождения нового
сознания, возрождения разума и сострадания и коренного отрицания жестокости и
доминирования. Это единственная реальная надежда на будущее наше го вида, потому что здесь
мы обращаемся к причинам проблем вместо того, чтобы бороться со следствиями. С этим новым
сознанием мы можем получить буквально все; оно представляет собой фундаментальную,
позитивную, личную и культурную трансформацию, которой мы жаждем и которая тре бует,
чтобы мы изменили главное — наши пищевые пристрастия .
Забавно, до чего мы хотим перемен, но сами не желаем меняться! Тем не менее,
фундаментальное преобразование, которого мы ждем, обязывает нас внести фундаментальные
изменения — изменения в отношениях с животными и пищей, что повлечет за собой изменения
в нашем поведении. Кому -то может показаться, что стать веганом — это несущественный шаг:
разве может нечто столь простое изменить нас? Да! Если учитывать то, как нас программируют
в детстве, а также косность нашей культуры и ее бесчувственность к насилию по отношению к
животным, стать убежденным веганом может только человек, совершивший подлинный
духовный прорыв. Такой прорыв — это плод созревания и усилий; но это вовсе не конец пу ти, а,
напротив, лишь начало дальнейшего духовного и морального развития. Веганство — до сих пор
чрезвычайно редкое явление даже среди людей, считающих себя духовными лич ностями,
потому что силам мимикрии под сложившийся социум очень сложно противостоять. Вместе с
тем мы чувствуем, что нам это предстоит; в противном случае нашу культуру ждет не что иное,
как дальнейшее разорение и, в конечном счете, самоуничтожение.

ГЛАВА 3. ОСНОВА МЫШЛЕНИЯ

Не следует считать, что все существа, живущие вокруг, созданы для человека. Наоборот, все
другие существа , так же, как человек, созданы для их собственных целей, а не чьих -то еще .
— Маймонид

Когда кто -то хладнокровно относи тся к беспорядку, созда ваем ому челове чеством за всю его
истори ю, сложно избежать вывода , что он находи тся под влиянием психическ ого расстройства,
ведущего его к самоуничтожению.
— Артур Кёстлер

Табу на Знание Того, Что Мы Едим

19

Подавление интереса к осознанию того, что мы едим, обусловлено нашим отношением к
животным , как к товару : мы пленяем их, порабощ аем и уби ваем . Эта практика привела к
выработке встроенного в нас «ментального расстройства » , которое в свою очередь ведет не
только к уничтожению нас самих, но также к уничтожению других живых существ и эко систем
на Земле.
В силу того, что эта практика порабощения и насилия по отношению к животным ради
получения пищи считается нормальной, естественной и неизбежной, она остается
незамеченной. И поскольку она лежи т в самой основе нашей культуры , ей никто не придает
значения в ходе рассуждений о пр ичинах наших проблем и о том, как их устранить. Этот
недостаток глубокомыслия в классическом смысле трагичен. Очевидно , он объясняется тем, что
писатели, ораторы, исследователи, теологи, врачи, политики, бизнесмены, экономисты и все те,
кто занимает позиц ию лидеров и обладает влиянием в обществе, а также те, кто им не
обладает, регулярно поедают пищу, являющуюся плодом жестокого обращения с живыми
существами, и предпочитают коллективно игнорировать неприглядные последствия этого
явления.
Наше общество хоче т, ч тобы мы были всеядными. Фраза « я ем все» стала и символом нашей
культуры, которая потребляет и разрушает целые глобальные экосистемы. Эта фраза —
ироничная правда и на индивидуальном уровне. В результате индустриализации производства
пищи мы едим искусственно окрашенные, прошедшие многократные термические
процессы, рафинированные, генетически модифицированные, подвергут ые воздействию
радиаци и и насыщенные химическими добавками продукты. Это подтверждает тот факт , что мы
едим практически вс е. Корпоративная реклама оказывает на нас давление , чтобы мы
проглатывали все подряд. Благодаря нашей развитой способности блокировать осознани е
ужаса, неотделимого от производства наших ежеднев ных блюд, для нас также не представляет
труда игнорир овать воз можность присутстви я ядовитых химикатов в нашей еде. В каком -то
смысле м ы можем даже гордиться своей нера зборчивостью в отношении пищи.
Помимо обеспечения постоянных прибылей медицинской и фармацевтической индустрий,
такой менталитет ведет к новому смыслу слова «всеядный », характеризующего нашу
культуру. Наш а непомерн ая жажда потреблени я абсолютно всего вокруг, превращающ ая
красоту и разнообразие природного мира в бытовые устройства, игрушки и еду и никогда не
насыщающ ая нашего внутреннего голода, ведет к разрушению, зависимости, разочарованию и
экологическому истощению. Животные при этом оказываются притесненными больше всего и
несут бремя нашей жажды потреблени я. Их страдания в свою очередь возвращаются к нам.
Иными словами, п оедание животных является неп ризнанным фундаментом потребительства —
псевдорелигии нашего времени. Потребительство может только п роцветать, когда мы, живя в
отрыве от истинного смысл а жизни стараемся скомпенсировать это потребительством,
представляющим из себя из вращенную попытку обрести смысл жизни . В силу того, что наше
величайшее проявление легко мыслия в ключа ет также и процесс еды — наш наиболее
сокровенн ый , необходим ый ритуал , определяющ ий акт потребления — мы неизбежно
становимся бессмысленными потребителями с неуклонное расту щим аппетитом. Через акт
превращения животных в товар мы иронично и неиз бежно построили систему, которая по
большом у счету превращает и нас самих в товар. Наша ценность измеряется в долларах, так же
как ценность коров — в килограммах.
В силу того, что мы все ведем себя как всеядные, наша жестокость остается незамеченной и
неупомянутой, как огромная семейная тайна. Джон Брэдшоу, Вирджиния Сатир и другие
специалисты , предприн имавшие попытк и избавлять неблагополучные семьи от
психологически х катаклизмов, в те чение последних 25 лет подчеркивают, что чем
неблагополучнее семья, тем больше она старается держать это в секрете . Повторяющиеся
эпизоды применен ия силы или статуса в семье сохраняются в тайне — они никогда не
обсуждаются вне стен дома . Применение силы по отношению к детям, сексуальное насилие,
употребление н аркотик ов , алкоголизм являются пороками, которые стараются утаить от
общества. Для того чтобы эти пороки были излечены, они должны быть вынесены на свет,
полностью признаны , и затем в процессе открытог о обсуждения следует выработать способы их
искоренения.
В неблагополучных семьях секреты и их тени остаются за занавесом и не прекращают своего
болезненного воз действия . Это выража ется в чувстве стыда, стремлени и к самоубийству,

20

агрессии, жестокости, эмоци ональной отчужденности и психологическом бесчу вствии. Самый
большой секрет, который та ит наше неблагополучное общество — это наша ужасающая
жестокость к животным, которых мы употребля ем в пищу, и эта тень держит нас в плену
безжалостности и стремления к самоубийству. Секрет никогда не выносится на свет и никогда
не признается во время наших постоянных разговоров о нашей неблагополучности потому, что
мы выступаем в роли всеядных и , таким образом , в роли соучастник ов насилия . Посему мы не
го ворим об этом. Наши попытки понять суть неблагополуч ия нашего общества могут пробудить
сознание только до определенного уровня. Эти попытки жизненно необходимы для нас, потому
что они являются часть ю необходимой подготовительной работы на пути к столкновен ию
лицом к лицу с более крупным , глубоким, фундаментальным и разрушительным секретом —
нашей безжалостностью и скрытой жестокостью к животным, используемым нами для
употребления в пищу.
Те сожаление и скорбь, которые мы подавляем внутри и не хотим испытыва ть по поводу того
кошмара , которому мы продуманно и планомерно подвергаем животных, чтобы поедать их,
являются естественной и здоровой реакцией человека. Люди, которые убивают и мучают без
жалости, вызывают у нас отвращение; мы изолируем их как социопатов и психопатов. В то же
самое время мы мучаем и убиваем животных, которые испытывают боль и страх так же , как и
мы, и пытаемся игнорировать и не принимать в расчет их страдания от наших рук, глубоко в
душе зна я, что в этом нет необходимости, что это ужасно и аморально.
Су ществует немецкая поговорка: «Übung macht den Meister », означающая: «Умение приходит с
тренировкой» . Если мы практикуемся в игре в гольф или теннис, мы становимся умелыми
игроками в гольф и теннис. Гольф и теннис становятся частью нас, превращаются в наш стил ь
жизни. Если мы занимаемся музык ой , живопис ью , актерск им мастерств ом , восточн ыми
единобор ствами, мы становимся мастерами в этих видах деятельности, и они оказывают
влияние на нас и становятся частью нашего образа жизни. Если мы прак тикуемся в проявлении
щедрости, доброты и заботы, эти качества становятся частью нашего образа жизни. Если мы
практикуем ся в убийств е, лж и и воровств е, мы становимся искусными убийцами, л жец ами и
ворами ; эти качества становятся частью нашего способа сущест вования. Через наш и
планомерн ые и настойчив ые тренировки способности разр ывать связь между процессом
появления плоти животных, сыра, или яиц на наших тарелках и жалким существовани ем тех, от
кого мы получаем эти продукты, мы становимся мастерами низведения живых, чувствующих
существ до уровня неодушевленных предмет ов , инструмент ов , собственности. Мы уч имся умел о
отключ ать наши чувств а, способност ь сочувствовать страданиям, причиной которых мы
становимся день изо дня ради ут оления наше й жажды продуктов живот ного происхождения .
Мы становимся мастерами отрицания, наотрез отказываясь подключать нашу совесть к
рассмотрению вопроса о последствия х наших действий. Это отрицание становится своего рода
паралич ом, который препятствует эффективн ым и новаторским действиям. Практикуемые с
раннего детс тва ежедневные ритуалы принятия пищи делают нас чрезвычайно умелы ми
мастер ами в области превращения окружающих в объекты удовлетворения наших
потребностей . Это огромная трагедия , и мы не позволяем самим себе признава ть всю глубину
ужаса .
В наших церквях и соборах мы часто говорим о собственно й трагедии: мол , мы любим вещи и
используем других в наших интересах, в то время как мы бы должны любить других и
использовать вещи во благо окружающих . Затем после окончания служ бы люди расходятся по
домам и заведениям, где принимают пищу , ради производства которой живые существа
рассматриваются как ресурсы, необходимые для обеспечения наших интересов. Мы используем
их , а не любим. Наши действ ия , ритуально повторяем ые из раза в р аз, направляю т нас к
использованию других людей по тому же принципу, по которому мы и спользуем животных —
как ресурсы для обеспечения наших интересов . Это явление представляет из себя
общепринятый принцип, и , если его игнорировать, это не поможет ег о искор енению. Он
проявляет себя с математической регулярностью , совсем учил Пифагор: что мы посеем нашим
отношением к животным, то в конечном счете пожнем в своих собственных жизнях. Потому что
наше скотоводческо е обществ о налож ило табу на то, чтобы говорить об этом или проводить
фундаментальные параллели . Мы можем спокойно ходить в церковь, уверенные, что нам не
будет брошен вызов о необходимости любить всех живых существ и не использовать их как
объекты для обеспечения наших интересов .

21

Этот негласный запрет на разговор ы об отношении к животным, используемым для
употребления в пищу , настолько строг, что мы мо жем почти физически ощущать его как некую
живую силу. В течение нескольких лет по воскресень ям я читал лекции в прогрессивных
церквях и религиозных центрах, преимущественно относящимся к Унитарн ой церкви , а также
проводил там семинары по развитию интуиции. Я заметил, что , даже обращаясь к группе
достаточно прогрессивно мыслящих людей , при упоминани и темы жестокого отношения к
животным, унаследованного нашей практикой употреблени я их в пищу, я упираюсь в
невидимую стену, которая абсолютно препятствует донесени ю идей, которые я высказывал , и я
чувствовал, что должен пробиваться через эту невидимую сте ну. Эта стена представляет собой
какое -то подсознательное коллективное отрицание.
Грустная ирония состоит в том, что основатели Унитарн ой церкви Чарл ьз и Миртл Филмор
были этическими вегетарианцами, осуждав шими жестокость к животны м, проявляемую
вследствие нашего отношение к ним , как к неодушевленным объектам . Они выступа ли против
использования Библий в кожаном переплете, ношения мехов, вивисекции и всего того, что
причиняло ущерб нашим меньшим братьям и сестрам. Они настоятельно убеждали людей не
употребля ть в пищу продукты животного происхождения . Чарл ьз много высказывался на эту
тему . Он в частности писал в 1915 году: «Потому, что в лице правды Бог — это любовь, и Иисус
явился, чтобы провозгласить манифест любви миру . Мы не можем верить тому, что он повел ел
человеку есть мясо или делать что -либо, что приносит страдания невинным и беззащитным ». В
1920 он писал: «Мы не найдем мира в мире до т ех пор, пока люди не перестанут убивать
животных ради еды ». Вместе с Миртл Чарл ьз основали Unity Vegetarian Inn — Унитарн ую
вегетарианскую таверну в окрестностях города Канзас. Он написал по этому поводу следующее:
«Идея и цель Унитарн ой таверны заключается в том, чтобы продемонстрировать, что человек
может жить, и хорошо жить, питаясь едой, не содержащей животных ком понентов» . Сегодня,
семьюдес ятью годами позже, мы все еще видим в меню продукты животного происхождения , а
веганская этика, заложенная основателями Унитарн ой церкви в основу их учения, подверглась
подавлению и в результате была практически забыта.
То, что случилось с Унитарной церковью, не льзя назвать единичным случаем. Мы знаем, что
Будда в свое время учил состраданию и веганской этике , проповедуя диет у, построенную на
употреблении растительности. В то же самое время сейча с многие, кто называет себя
буддис тами , едят разнообразные продукты животного происхождения . Существует основание
полагать, что Иисус и его первоначальные последователи учили тому же — состраданию к
животным . Согласно исследованиям Кейса Акерса , результаты которых он излож ил в своей
книге «Пот ерянн ая религи я Иисуса », первоначальное учение Христа было изменено апостолом
Павлом и более поздними последователями, руководств овавши мися желанием употреблять
плоть . Похоже , что у человека есть желание поедать мясо , но нет желания слышать просьбы о
пощаде — ни от животных, ко торых он ест, ни от людей, которые страдают, боле я различными
недугами в результате поедания продуктов животного происхождения .

Разум : Способность Выстраивать Связи
Чтобы более полно представить себе влияние наших гастрономически х предпочтений на нашу
совес ть и культуру, было бы полезно понять природу нашего мышления в как можно более
широком и глубоком смысле. Теория систем предоставляет нам возможность и полезную
методологию для изучения явления мышления. В то время как она использует научную
терминологию, ее принципы соответствуют старейшим мудростям со всех уголков мира .
Согласно теории систем, все самоорганизующие ся системы рассматриваются как мыслящие, и
эти системы общаются между соб ой в различных формах, способствую щих поддержанию жизни.
Простые системы, такие как живые клетки, вместе составляют более крупные и сложные
системы, такие как органы и систем а кров ообращения, которые в свою очередь образуют еще
более крупные и сложные сист емы , такие как дерево , например дуб, или животное , например,
утка, тунец, овца или человек, которые в свою очередь образуют рощи, стаи, стада, деревни,
которые между тем составляют леса, сообщества околоводного мира, экосистемы водоемов ,
степные экосистемы, человеческие общества. Все вместе о ни в свою очередь образуют еще более
крупные системы, такие как планеты, которые также являются частью еще более крупных
систем. Каждая система является целым, входящим в более крупное целое, и состоит из мелких
целых.

22

Проще говоря, разумность — это способность любой системы проводить связь, которая значима
и полезна для этой системы и ее отношения с другими системами. Эколог Грегори Бейтсон,
например , определил раз ум как шаблон организации, необходим ый для всех живых сис тем.
Присутствие раз ума не ограничивается определенными жизненными формами, он о
про низ ывает экосистемы и Вселенную , как связу ющ ий и организующ ий шаблон , схема, по
принципу котор ой все в этом мире взаимосвязано . Теория систем дает четк ое представление о
том, что присутствие разума не ограничивается индивидуальн ым рассудком человека и ли
животного, что разум присутствует в коллективах, видах, экосистемах, Земле и за ее пределами,
а также в обратном порядке — раз ум органов, клеток и их бол ее мелких составляющих. Не
трудно заметить, что реальность, какой мы ее знаем и ощ ущаем , состоит из целых единиц ,
составляющих более крупные целые единицы , и что эти крупные целые единицы являются
частями е ще более крупных целых единиц . Каждая часть соедин ена с другой частью через
присутствие внутри той другой части или через общее присутствие в более крупной части.
Разум представляет собой способность каждой части целого получать информацию от других
частей и общаться со всеми системами, связанными с этим целым , тем самым раскрыва я свой
потенциал для служения более крупным целым.
В оркестре, так же как и в коллективе, разум позволяет каждому индивидууму вноси ть его
собственный вклад и в то же время получать ответную информацию от более крупных целых и
таки м образом сознательно и продуманно служить им. Радость рождается в результате
сотрудничеств а этих разумных связей , и эта радость может быть и есть сама цель бесконечного,
на ходящегося в состоянии постоянного расцвета , пребывающая в бесконечном танц е жизни,
который проявляется через взаимосвязанную игру бесконечных , гнездящихся рядом друг с
другом и внутри друг друга систем . Мы можем видеть, что ни одно существо не является
отделенным — все взаимосвязаны и все вырастают внутри более крупных разумных систем,
которые до мельчайшей части превосходны и жизнетворны.
Самое крупное целое, включающее все атомы, все клетки, все существа, все коммуны, планеты,
звезды, галактики и вселенные, для человека, являющегося лишь малой частью этой системы
является чем -то непос тижимым, божественным, безграничным, вечным, все зна ющим и
имеющим никаких сравнений . Вне этого самого крупного целого нет буквально ничего, вне его
пустота, оно представляет из себя ВСЕ. Наш язык совершенно не обладает способностью описать
ЭТО, поскольк у по самой природе язык описывает объекты и вещи, и конечное цельное, внутри
которого находятся все в ышеописанны е объекты в качестве находящихся внутри друг друга
целых не является ни в каком смысле вещью — это то, что противоположно пустоте.
Этот вселен ски й разум объемлет и насквозь пронизывает все, вплоть до самых мелких частиц, и
живет внутри всех частей в качестве их разума. Наше дуалистич еск ое мышление не может
напрямую постичь это, потому, что это вне нашего существования или опыта. Этот вселен ски й
ра зум можно ощутить не через недуалистич ески й подход, а через интуитивное восприятие ,
поддерживая внутренн юю тишин у, которая не затуманена концепциями и условным
мышлением.

Разум, Предназначение и Куры
Все имеющиеся целые — системы, планеты, сообщества , люд и, ж ивотные, растения, клетки и
так далее являются реальностью потому, что они питаются вселен ски м раз умом,
функционируют и живут внутри него. Этот раз ум является их способностью проводить
взаимосвязи, которые важны для их существования и служат их цели и смыслу , или
предназначению . Предназначение каждой цельной части заключается в служении более
крупной части , внутри которой она помещается, и вселенский разум, который мы замечаем в
природе, является безмерным и комплексным продолжением этой паутины взаимос вязей и
ответной информации. Таким образом, разум отдельного существа особенен по своей природе и
предст авляет из себя целое, которое обслуживают его составляющие и которое само в свою
очередь служит более крупным целым, в которое оно входит. Мы можем увид еть, что разум
присущ всем самоорганизующимся системам, и что все они обладают уникальной телеологией,
или предназначением, для выполнения которого и приспособлен их разум.
К примеру , разум, котор ый воплоще н в куриц е, определенным образом приспо соблен для
выполнения пред назначения курицы, и при внимательном рассмотрении от осознания
сложности этого мышления может захватить дух. Он сосредоточен на регулир ование отношени й

23

курицы с целыми, которые служат ее предназначению , совсем как клетки и системы внутри ее
собственного тела, отвечающие за пищеварение, выделение, правильн ое кровяное давление и
циркуляцию крови , зрение, слух, реакци и на окружающий мир, воспроизведение потомства,
защитн ые функ ции иммунной системы, управление сотнями ферментационных и гормонных
процессов, и так далее. Разум , воплощаем ый через курицу, также проявляется через ее
отношение с другими курами и с ее окружением в процессе поиска пищи, установления позиции
в иерарх ич еской системе куриной общины, в полете на насест на ночь для обеспечения мер
безопасности, в отношениях с самц ами , в построении гнезд, в защите детей, в обучении их
навыкам поисков пищ и, и так далее. Это т разум также позволяет курице служить более крупным
целым ее собственным, уникальным способом: внутри ее семьи, е е стаи, в активностях,
отведенных ее вид у в рамках Южно -азиа тской экосистемы, откуда куры родом и где они жили и
развивались в течении миллионов лет, внося свой вклад в праздник жизни, не прекращающийся
на Земле и во вселенной.
Мы без труда можем заметить, что в курицу вложен великий разум. Помимо всех внешних,
поддающихся перечислению функций разума, присутствует также внутренний, субъективный
мир курицы, который , возможно , является не менее важной причиной для вложения в нее части
вселенного разума. Мы , скорее всего , никогда до конца не осознаем ощущения, которое
испытывает курица, будучи курицей, но любому, кто побывал среди этих существ, очевидно, что
курицы обладают широким диапазоном чувств. Каково ощущение от сидения в течении многих
дней на яйцах, бережно заботясь о ни х, и постоянно их переворачивая, чтобы они были в тепле?
Или каково ощущение, когда курица без колебания рискует жизнью или возможностью
получить увечье, чтобы защитить маленьких цыплят от хищников? Может быть , мы, люди, не
можем чувс твовать то, что чувствует курица, или мы потеряли возможность уважать ее и
соп ереживать ей, но это не означает, что вселен ски й разум с его безграничн ым присутствие м не
знает, не ценит, не любит и не радуется курице и ее жизни. Она существует так же , как
су ществуем мы, люди — наделенна я уникальным разумом, который ведет и защищает ее,
помогает ей удовлетворять свои нужды на многочисленных уровнях и позволяет ей выполнять
св ою роль в более крупном замысле вселенной. Как и наш, е е разум включает осведомленност ь,
эмоции, желания и центральную нервную систему , снабженную болевыми рецепторами.

Уничтожение Разума и Предназначения
Когда мы насильно извлекаем курицу, рыбу, свинью, корову или любое другое животное из его
естественной среды, помещ аем в заключение и ма нипулируем его жизнью ради удовлетворения
своих пищевых пристрастий, мы систематически противоречим его врожденному разуму и
мешаем его работе . Вселенский разум, данный им, не может больше свободно действовать и
позволять животному вносить свой вклад в обогащени е более крупных целых, которым он
предназначен служить. Это масс ированное и беспощадное наступление суть ее бытия
уничтожает причину ее существования . Когда пленяем животных для того, чтобы использовать
их для употребления в пищу , мы разрушаем их семьи и связи с другими членами их сообщества ,
разрыв ая их контакты с Землей и ее обитателями, препятствуя побуждениям их разум а. Тем
самым мы совершаем акт крайней жестокости не только против конкретног о существа, но и
против всей взаимосвязанной системы разума, который поддерживает это существо, и которому
оно служит. Более того, творя подобную жестокость, мы причиняем вред наш ему собственн ому
разум у. Мы даже не смогли бы вынашивать такие планы и процедуры , если бы мы не утрати ли
наш собствен ный , данн ый природой, разум и наше ощущение предназначения. Как вообще
нашим предназначением могло стать лиш ение друг их жив ых существ их предназначения?
Как наследники скотоводческих традиций, мы естественно пытаемся найти рациональное
объяснение этому, оправдывая свои действия тем , что животные, которых мы выращиваем для
употребления в пищу, никогда бы не родились без существования созданных нами пастбищ и
животноводческих комплексов, и поэтому они существуют не ради достижения их собственных
целей, а лишь ради наших. Мы даже прив одим поговорку, дескать, если бы Бог не хотел бы ,
чтобы мы ели животных, Он бы не с отворил их из мяса. Но то же самое можно было бы сказать и
в отношени и людей, оправдывая тем самым каннибализм. Можно даже сказать , что, если бы Бог
не хотел, чт обы люди насиловали друг друга, Он бы не дал им соответс твующие части тела. В
результате поврежденн ой нами самими нашей способност и чувствовать, мы не замечаем ту
слепоту и жестокость, которые сопровождают наши мысли о том, что другие существуют ради

24

дости жения наших целей. Рабовладельцы на юге США тоже не были способны понят ь это. И в то
же самое время, если мы люди, были бы рождены в жалких условиях плена, и рутиной было бы
кастрирова ть нас , выжига ть на на ших телах клейма, насилова ть нас , бить электротоко м,
обреза ть части наш их тел и доводили нас д о безумия только потому, что наше мясо приятно на
вкус более сильны м и «разумны м» вид ам , мы бы без сомнения пон има ли, что предназначены
для большего, чем роль товар а, ради которой нас пленят, убивают, расчленяют, упаковывают,
продают и поедают. По аналогии с этим мы должны вернуть свою способность осозна ва ть
неоспоримую правду : д ля миллионов повергнутых в ужас животных, в ко торых мы видим не
более чем продук т питания или удовлетворения других нужд , мы являемся отъявленными
террористами.
Как только какое -либо целое лишается разум а, оно теряет способность поддерживать связи,
обеспечивающие его важную функцию, в выполнении которой и заключается его
предназначение — творческое служение более крупным целым. С развити ем нашего разума
увеличивается наша способность радо ваться и сострада ть . Мы глубже осознаем нашу связь с
человеческо й семьей, со всей паутиной бытия и бе сконечным источником жизни, мы ощущаем
жажду служения более крупным целым. С сужением нашего разума мы отходим от наших
функций служения более крупным целым, становимся менее восприимчивыми к информации,
поступающей от них, концентрируемся на своих эгоистичных интересах. Эта бесчувственность
становится глупостью, неиз бежно выливающейся в жестокость, болезни , несчастья, страдания и
смерть.
Эт а истин а служения более крупным целым не так уж заумна и сложна для понимания . Мы
убеждаемся в ее существовании на примере наших собственных тел : наши клетки и системы
сотрудничают друг с другом в удивительном , слаженном, разумном коллективном действии,
позволяя нам, более крупн ому целым , одновременно усваивать пищу, следить за тем, что нас
окружает посредством восприятия образов, звук ов , запах ов и ощущени й, дышать, осуществлять
кровоснабжение тела, заживлять солнечные ожо ги, разрушать инородные раковые клетки,
регулировать уровни сот ен гормонов и ферментов, и возможно растить внутри новое тело !
Такие буднич ные занятия , как чтение книги, игра на пианино, принятие участия в обсуждении
на уроке или игра в теннис были бы не не возможны без служащ его нам разума миллионов более
мелких целых, работающих сообща , проводящих жизненно важные связи и невообразимо
сложным образом постоянно следящи х за ответной на их деятельность информацией. Если
сотрудничество и разум внутри тела расстроятся до определенного уровня, скорым и
неизбежным результатом станут болезнь и смерть .
Клетки, которые перестают служить целому или оперативно реагировать на информацию от
более крупных целых, составляющих тел о, становятся по сути самостоятельными,
сконцентрированными на себе и дают начало опасным и контрпродуктивным раковым
образованиям. Разум нашего организма знает, что эти клетки в конце концов разрушат более
крупное целое, внутри которого они находятся и от которого зависят, поэтому разум будет
работать в направлении удаления эт их клеток из тела и корректирования условий, которые
ведут к их размножению. Разум нашего организма проводит связи и служит нам, более крупному
целому.
Таким же образом человеческий р азум представляет из себя способность проводить важн ые
связи и делать выводы, и если мы не служим более крупным целым, а, напротив, мешаем им
процветать, последние в свою очередь дадут нам об этом знать. Отдельны х личност ей , которы е
на носят ущерб обществу, это общество изолиру ет, надеясь, что в будущем они исправятся. Что
же случается , если общества безответственно относятся к Земле, при чиняя ей вред ? Если наш
разум ослаблен, мы теряем из виду наше предназначение и становимся все более глухими к
посылаемым нам ответным сигналам от более крупных целых, жизненно важных для нас
разумных систем и подсистем. Если разум нашей культуры ослаблен до определенного уровня,
мы становимся разрушительными раковыми образованиями, такими же, каки х мы опасаемся
для наших соб ственных тел.

У Каждого Вида Особенный Р азум
Разум живущих систем определяется количеством и качеством ответных сигналов, которые эти
системы способны прин има ть, и эта способность тесно связана со способностью системы
проводить важные связи. Так как каждый вид животных уникален, очевидно, что каждый вид

25

обладает своим собственным типом разума, который служит предназначению этого вида, а
также соответствует типу ответных сигналов, которые этот вид способен получ ать , и типу
связей, кото рые он способен проводи ть. Судить , какой вид разума является более совершенным ,
означало бы делать необъективн ые умозаключени я в пользу какого -то вида подобно тому, как
человечес тво ставит свой разум превыше других в воображаемой им иерархии.
Мы знаем, что существует бесчисленное разнообразие сознания животных, и что они
располагают множеством возможностей разумной деятельности, котор ыми не располагает
человек. Люди, живущие в компании кошек или собак, зачастую поражаются интуитивным
способностям этих живот ных. К примеру, известно, что эти животные могут с удивительной
точностью во времени ощутить, когда их компаньон, находящийся на многокилометровом
расстоянии, решает вернуться домой. Существует бесконечное множество примеров качеств
разума у животных — кач еств, которым человек может только дивиться, таких как способност ь
находить дом, безошибочно проявлять навигационные способности, перемещаясь за тысячи
километров , общаться друг с другом способами, неподдающимися объяснению нашей
материалистической наукой.
Печальная ирония состоит в том, что в то время как мы вглядываемся в глубины космоса в
поисках разумных форм жизни, мы окружены тысячами видов разумной жизни, разделяющей с
нами Землю, чьи способности мы только -только начали замечать и оценивать по достои нству.
Разнообразие форм разума в природе поразительно в силу того, что виды, подвиды и каждая
отдельная личность (нечелов екообразная и человекообразная) — все обладают их
собственным и уникальными качествами разума. Тем не менее , наука, как и многие люди в
нашем обществе, нерасположена признавать или уважать разнообразие разума в природе, и как
сознательно , так и подсознательно удовлетворяет требования общества , оправдыв ая наше
превосходство над животными. Параллели могут быть пр оведены на примере нашей
собственной истории . Н апример , во времена перед войной Севера и Юга, когда на Юге рабство
было узаконено , черные люди, будучи рабами и объектами угнетения и эксплуатации, считали сь
менее развитыми в интеллектуальном плане .
Ирония заключается в том, что игнори руя, упрощая для себя и отрицая наличие разум а у других
существ, мы активно сокращаем наши собственные умственные способности. Это является
коренной причиной застоя нашей культуры и объяснением обреченности нашего пути. Отрицая
наличие разум а у животных, игнорируя их широки е возможности чувствовать и жить с вое й
жизнью с их собственной целью в лоне природ ы, мы с уз или возможности наш его собственн ого
разум а и разум а нашей культуры. Несмотря на технологический прорыв, наш е инди видуальное
и общественн ое сознание настолько покалечен ы, что мы создаем гигантские системы насилия,
которые приносят ущерб Земле и огромные страдания как животным , так и людям . При этом мы
игнорируем и этот ущерб , и страдания, которые мы причиняем. Когда какая -нибудь живая
система игнорирует ответны е сигнал ы других систем и отказывается проводить связ и, для
проведения которых ей дарован разум, эта система оказывается менее осведомленной, менее
свободной, менее способной реагировать на различные условия или приспосабливаться к ни м,
она менее жизнеспособна, и с точки зрения выживания находится в опасной ситуации. Более
крупные целые, которые эта система ущемляет через утрату жизненно необходимых связ ей ,
разума и чувствительности, естественным образом , исходя из своего собственн ого разума ,
подверг ают такую систему изоляции и избав ляют ся от нее.
Эта подобно тому, как если бы наши нервы омертвели , и мы бы срезали части нашего
собственного тела , не чувствуя боли и не осознавая при чиняе мого вред а, не испытывая нужды и
не видя возможн ости для прекращения саморазрушения. К примеру, Дэн и Майкл Томпсон
обсуждают в их книге «Воспитание Каина» уровень самоубийств среди подростков мужского
пола, возрастающий стремительными темпами, при которых ежедневно 14% пятнадц ат илетних
мальчиков -подрос тков пытаются свести счеты с жизнью . Зададим себе вопрос, а задумывается
ли кто -то и скорбит по этому поводу , или озабочен ли хотя бы кто -нибудь таким явлением? 90
тысяч акров тропического леса уничтожа ются ежедневно, что влечет за собой необратимое
истреб ление сот ен видов животных и растений , в то время как мы виртуозно овла дели
искусством отчуждения и мастерски игнорируем эту и другие трагедии, творимые
человечеством. Как мы можем без сожаления истощать океаны рыболовством, разрушать места
обитания диких животных токсичными сельскохозяйственными отходам и, стирать с лица
Земли гиган тские лесные просто ры ради создания пастбищ и выращивания кор ов, истребля я

26

ежегодно тысяч и видов животных и растений? Как мы можем быть так безразличны к таким
следствиям нашей жажды наживы, как произведение на свет генетически модифицированных
живых существ и отравление на шей живой Планеты отходами военной и другой токсичной
промышленности?
В основе потери разума как на индивидуальном уровне , так и на уровне всей культуры лежит
диктуем ая общественным укладом практика поедания животных. Содержание в заточении ,
обрубание част ей тела и убийство животных ради употребления их в пищу — это акты крайне
жестокие и отвратительные в основе своей , и для выполнения этих процедур мы должны
умертвить не только часть своего личного разума , но и часть общественного , особенно учитывая
масшта б убийств и насилия к животным в на ши дни .
Существует функциональный разум и этический разум . Второй представляет из себя понимание
и стремление к облегчению страданий других. Нанесение ущерба живым существам ради того,
чтобы употреблять их плоть, молоко и яйца в пищу, является травмирующ ей и отвратительным
практикой для нас , как духовных личностей, и для того, чтобы осуществлять так ую практику ,
скотоводческая культура должна систематически притуплять наши чувства с рождения,
сокращать нашу способность к со страданию. Подавление здорового чувства сострадания,
составляющего нашу истинную суть, возможно , приносит нам еще больший ущерб , чем
сокращение нашего функционального разума. Имеется достаточно свидетельств тому, что дети
в нашей культуре, особенно маль чики, тренируются , чтобы быть отчужде нными от их
естественных эмоций сочу вствия и сострадания — это процесс, необходимый для нашей
скотоводческой культуры, в которой о т мальчиков может требоваться изо дня в день угнетать и
убивать животных ради еды. Жесткие, непоколебимые мужчины, оторванные от источников
разума и сострадания, представляют из себя устрашающую и разрушительную силу на нашей
Земле, и в скотоводческой культуре, подобно й нашей, они зачастую являются примерами для
подражания для дет ей мужского пола.
От чужденно сть, ответственная за нашу утерю разума и способности к состраданию, как
эпидемия, поражает высокооплачиваемых ученых, врачей, политиков и религиозных деятелей,
так же глубоко , как она поражает людей , занимающихся физическ им тру дом, таких как рабочие
и фермеры. Во всех случаях она сужает поле зрения, концентрирует внимание на личных и
национальных эгоистических интересах и создает огромный источник чувства вины и
жестокости, порождаю щих войны, болезни, угнетение и безразличие к с траданиям других. Что
посеешь — то и пожнешь.
Если мы сеем семена угнетения и отчуждения от страданий окружающих , мы лишаемся разум а и
со переживан ия, и наша жизнь отягощается всевозможным и бременами и несчастьями.

Что Посеешь , То и Пожнешь
Наиболее расп ространенное высказывание, присутствующее практически во всех культурах и
религиях, основывается на том, что все в мире взаимосвязано. Оно с уществует как в позитивном
форме, — это то, что мы называем Золотым Правилом ( «поступа й с другими так, как хо чешь ,
чтобы поступали с тобой» ), так и в более нейтральной , — в виде закономерност и причины и
следствия (другие к нам отнесутся так , как мы отн есемся к ним). Проще говоря, мы не можем
надеяться на счастье, если причиняем страдания окружающ им, мы сможем быть своб одными,
если пленим других, нам не быть здоровыми, пока мы делаем больными других, нам не стоит
уповать на процвет ание , если мы сами воруем, и нам не доведется жить в мире, пок а мы жестоки
и держим других в страхе. Как скажут буддисты, какие семена мы пос еем и будем растить
посредством собственны х действи й, слов и мысл ей, такие плоды мы и пожнем: будут ли это
плоды радости, любви и мира, или нас ожидают злость, ничтожность , боль и лишения . «Да будут
благословенны милостивые » (Мат фей , 5:7). Освобождая др уги х, мы сами становимся свободнее ;
любя других, мы ощущаем любовь на себе ; придавая сил другим, мы сами становимся сильнее ;
благосл овляя других , мы получаем благосл ов ение ; не ся радость и оздоровление другим, мы
находим радость и здоровье в своих собственных жизнях.
Эта нестареющая мудрость и является основой разума и сострадания, потому что она твердо
стоит на фундаменте всеобщей взаимосвязанности. Свет этой правды позволяет нам увидеть,
как наше отношение к животным возвращается болью к на м сами м. Ирония заключена в том,
что животные, живущие в природе , никогда не страдают от ожирени я, а животные, раз водимые
для забоя, содержатся в условиях тесн ых клеток и загонов , питаются специальными кормами,

27

по лучают лекарств а и гормон ы, необходимые для набора массы те ла (ведь они продаются на
вес). Ожирение — огромная проблема всеядных людей. 60% американцев страдают излишним
весом, а свыше 26 % страдают ожирением. Стоимость этих проблем выливается в миллиарды
долларов, затрачиваемых на лечение, а психологический ущерб, который невозможно измерить
в цифрах, колоссален . Приговаривая миллион ы кур, индюшек, свиней, коров к ожирению, мы
обрекаем на ожирение самих себя . Индюшек разводят, кормят и держат в тесноте без движения ,
доводя их до такой степени ожирения, что они не с пособны даже произв одить сексуальны е
акт ы. Часть человечества доводит себя до такого же состояния .
В природных условиях животные живут семьями, поддерживая сложные социальные связи с
другими особями, которые обогащают их жизнь, делая ее частью жизни стада, птичьей стаи или
стаи морских животных. Животноводство , в свою очередь, разрушает все семейные связи,
детеныш ей отнимают у матерей, каждое животное рассматривается только как индивидуальн ая
хозяйственная единица . Это то, что мы сеем, а пожинаем мы разрушенные семьи в нашем,
человеческом обществе повсюду, куда бы мы ни взглянули . То, что мы делаем с животным и, мы
в результате ощущаем на себе — все больше и больше распавшихся семей, дети , оста вшиеся без
одного или обоих родителей. Люди ощуща ют от чужд енн ость и неполноценность одиночества в
бессердечном обществе, запряженном в узду экономической конкуренции .
Особи женского пола, выращиваемые в животновод ческих системах , принуждаются к ранним
беременностям при помощи скармливания им гормонов, особенно в яичной, м олочной и свиной
индустриях , потому что так дешевле, чем тратиться на корма , терпеливо ожидая достижения
половой зрелости. Самок насильно оплодотворяют еще в полудетском возрасте. Эта практика
передает неестественно высокий уровень эстрогена и дру гих половых гормонов через яйца, сыр
и другие молочные продукты, которыми мы кормим наших детей — подталкивая их, особенно
девочек, тем самым к неестественно ранней сексуальной активности и беременности. Высокий
процент ранних беременностей и абортов сред и девочек -подростков является серьезной
проблемой, но ее основная причина — гормоны, — редко предла гается для обсуждения.
Другим ярким примером того, что мы делаем с собой , совершая плохие поступки по отношению
к животным — это практ ика стерилизации . Практ ически все молодые самцы, рожденные в
системе животноводства, подвергаются кастрации без какой -либо анестезии. Конечно , мы не
кастрируем младенцев -мальчиков, однако наиболее распространенная операция в С Ш А на
сегодняшний день — обрезание детей мужского по ла. Ронал ьд Голдман в своей книге
«Обрезание: скрытая травма », пишет о том , что эта операция продолжает производиться
несмотря на многочисленные доказательства того, что она причиняет физический и
психологический ущерб ребенку и не несет никакой полезной цели — так же , как обрезание
особей женского пола в некоторых странах Африки и Среднего Востока, которое производится в
религиозных целях и ради снижения чувствительности женских органов. Так же как женское
обрезание, мужское обрезание снижает чу вствительность половых органов. Кожа на конце
полового члена представляет собой мембрану, сходную с глазным веком . Она защищает головку
члена, а также предохраняет ее от пересыхания, а в возбужден ном состоянии способствует более
полному контакту во время п олового акта. Когда младенцу обрезают кожу с полового члена у
младенцев, головка остается постоянно открытой и постепенно вы страивает кле точные слои в
поисках защиты , и возникновение этих слоев снижа ет чувствительность. Кожа члена в
возбужден ном состоянии становится неестественно натянутой. Большинство мужчин в нашем
обществе подверглись обрезанию в бессознательном возрасте, и в результате в более позднем
возрасте их сексуальная чувствительность оказалась снижена. Трудно сказать , какой эффект это
оказывает на отношения, на импотенцию и на сексуальные ощущения женщины, но , безусловно ,
связь должна прослеживаться.
Обрезание продолжает осуществляться отчасти в силу того, что отцы имеют тенденцию делать с
сыновьями то, что было проделано с ними самими, а отчасти в связи с рекомендациями медиков .
Любая медицинская процедура — доход врач ей и больниц . А что проис ходит с кожей, срезанной
с человеческих членов? Ее ведь не выбрасыва ются! Она довольно дорого продается
фармацевтическим предприятиям для производства различных препаратов. Это сходно с тем ,
как бойни продают такие части животных, как , например , поджелудочные железы свиней ,
используемые в производстве инсулина. Беззащитны х детеныш ей животных связывают , части
их тел забирают для продажи . Аналогично этому беззащитные младенц ев человеческого вида
крепко держат , и отрезают принадлежащие им част и тела, чтобы потом продать их . Обрезание

28

является наиболее болезненной операцией из всех, что провод ятся в больницах без анестезии.
Как утверждает врач Пол М. Флейс , « младенцы чувствуют боль более остро , чем взрослые, и чем
меньше возраст , тем острее ощущается боль. Если взрослый человек будет подвергнут
обрезанию, то ему сделают ан естези ю и послеоперационн ое обезболивание. Младенц ы же почти
никогда не удостаиваются ни того, ни другого . Единственная причина , по которой операция
производится без обезболивания заключается в том , что младенцы беззащитны и не мо гу т
защититься. Он и крич ат от боли и страха, но их агони ю все игнорируют». Младенцы
беспомощны и не могут ответить, поэтому их страх и боль — наши страх и боль , — остаются без
внимания точно так же, как страх и боль поросят и других сельскохозя йственных животных.
Кастрация миллионов молодых самцов оказывает еще оди н эффект на людей мужского пола.
Поедая плоть этих каст рированных живот ных , мужчины часто постепенн о теряют сексуальную
активность . Животные жиры и холестер ин забивают кровеносные сосуды полового органа ,
ослабляя тем самым поток поступающей к нему крови и делая эрекци ю невозможн ой . Вдобавок
к эт им унизительн ым пос ледстви ям для любого мачо, употребле ние продуктов животного
происхождения также связывается с возникновением ра ка простаты и понижает число
сперм атозоидов . Поедание плодов жестокости и убийства, может быть , и со путс твует имидж у
непреклонной мужской кру тости, но абсурд подобного образа разоблачает сам себя через
импотенцию.
Тот же принцип прослеживается снова и снова в поразительном разнообразии случаев. Мы
накачиваем миллиарды беззащитных животных продуктами фармацевтической
промышленности . И мы сами становимся жертвами, зависящими от различных лекарственных и
стимулирующих препаратов. Мы с традаем от всех побочных реакций, свойственных обществу,
живущему на медикаментах и наркотических средствах. Мы помещаем животных в аномально
загрязненну ю и т оксичную среду, где они дышат мут ящ им сознание аммиаком, исходящим от
концентрированных испражнений, в которых они вынуждены постоянно находиться, и в то же
самое время мы наблюдаем, что наш воздух, вода и еда становятся чрезвычайно загрязненными.
Мы подвергаем животных постоянному стрессу. При этом мы замечаем, что наша жизнь
проходит в условиях постоянно нарастающего стресса. Мы плен яе м и содержим в тесноте
сельскохозяйственных животных. Мы чувствуем тесноту в нашей собственной жизни, в которой
ув еличивается социальное и экономическое давление . Мы видим , как неимоверно быстро растет
количество тюрем. Мы заставляем животных постоянно производить нужный нам от них товар,
и мы замечаем, что сами находимся в условиях, когда мы т ож е вынуждены постоянно что -то
производить, чтобы выжить.
Мы наносим огромный ущерб здоровью животных, содержа их в тесноте, токсичных условиях, в
состоянии постоянного стресса и без ысходности, замечая, что уровень многих заболеваний
среди нас самих безостановочно растет. Мы дово дим миллионы животных на фермах до
состояния безумия, лиша я их условий, которые были предназначены им природой. Мы
замечаем, что психологическое состояние членов человеческого общества также становится все
более нестабильным.
Мы ежедневно терроризируем мил лионы безобидных и беззащитных животных, подвергая их
воздействию электрошока , изби вая иъ, клейм я, обрезая их клювы , обжига я их , кастри руя,
протыка я их уш и и ноздри, чтобы вставить бирки с порядковыми номерами , и заставляя их
видеть и слышать смерть их со родичей, прежде чем самим отправиться на тот свет.
Терроризируя, мы сами боимся быть объект ами террора и тратим миллиарды долларов на
кампании по «предотвращению терроризма ». Мы крадем у животных в огромных масштаб ах : мы
вору ем их детей, их собственные тела, их яйца, их молоко, их мед и , главное, их жизни. Мы
делаем это при помощи крюков с наживкой, сетей и коридорных линий ското бо ен . Мы замечаем,
что живем в обществе, которому все больше и больше присущи ловушки, обман, подвох и и
краж и, в обществе, где хищнический капитализм и умелая реклама работают сообща , создавая
климат для легального надувательства во имя прибыли, и хитроумные уловки во имя
возвращения вложенных средств.
Мы загоняем сельскохозяйственных животных в клетки, и мы замечаем, что мы сами живем в
огороженных районах, укрывшись за железными воротами и множеством замк ов . Мы загоняем
их в тесноту и сами замечаем, что нас кругом сопровождает теснота и пробки на дорогах . Мы
истяза ем миллион ы живых существ, и, по сообщени ям правозащитной организ ации Amnesty
International , в последнее время пытки человека человеком участились и находятся на

29

невиданном ранее подъеме. И наиболее распространенный метод пытки, причиняющий
максимальную боль и минимальные шрамы — это мет од пытки электрошоком. По словам
правозащитников, эта технология была внедрена американскими корпорациями в 1970 -х годах
для примене ния на животных . В настоящее время в мире более 120 компаний (70 из них — в
США) производят электрошоковые приборы для применения как против животных, так и
против людей .
Животны х, выращиваемые для угождения нашим прихотям в кулинарии , зачастую морят
голодом , как , например кур, для того, чтобы вве сти их в состояние шока, который вызывает
приход следующ его цикл а кладки яиц . Таким образом, естественн ый интервал между циклами
не соблюдается . В других случаях животные подвергаются голод анию из -за желания
сэкономить средства, а иной раз — по безалаберности ру ководства или рядовых сотрудников . В
нашей человеческой культуре люди начали подвергать себя намеренному голо ду — ан орексии .
Преимущественно это делают женщины, озабоченные своей фигурой. Порой это приводит к
смертельному исходу. В то время как на планете выращиваются гигантские урожаи зерна,
многие миллионы людей голодают, так как зерно идет на откорм скота для богатых мира сего, а
тысячи бедных людей, большей частью дети , ежедневно умирают от голода.
Для молодых животных женского пола, рожденных в систем ах животноводства, подвержен ность
регулярному сексуальн ому насилию становится неизбежной частью их существован ия. Это
называется «и скусственн ое осеменение ». Это процедуры , в процессе котор ых молодые свиньи,
коровы, овцы, козы, индюшки, куры, утки и другие животные подвергаются насил ию со стороны
человека для производства потомства, несколько раз в их короткой жизни перед тем, как быть
убитыми. Для этих беззащитных самок человек — это сери йный маньяк -насильник. М олоды х
индюш ек, к примеру , в среднем насилуют каждые две недели в течение 1 2-16 месяцев до того ,
как их отправят на бойню , чтобы в дальнейшем части их тел стали компонентами растворимых
супов или детск ого питани я. Помимо систематического искусственного осеменения многие
животные, в частности свиньи, становятся жертвами прямого с ексуального насилия со стороны
рабочих на фермах . Такие факты были неоднократно документированы следователями,
работа вш ими под прикрытием. Сексуальное н асилие является главной метафорой нашей
культуры , и это необыкновенно серьезная проблема: только в США в среднем каждые 2 минуты
кто -то насилует женщин у или девушк у.
По аналогии с животноводством, где женственность и материнство грубо эксплуатируются ради
прибыли, в нашем человеческом обществе женские и материнские ценности до сих пор
подавляются, и женщины не обладают истинно равным с мужчиной статусом в обществе.
Рассматривая животных попросту как мясные и другие продукты животного происхождения,
годные для употребления в пищу , мы порой замечаем, что женщины рассматриваются как
«мясо » для сексуального испол ьзования и только . В своей книге «Животные и женщины:
феминистские теоретические исследования» Кэрол Адамс указывает, что благодаря
порнографии и рекламе животные в нашей культуре воспринимаются как объекты, которые
желают быть съеденными, а женщины — как объекты, которые желают быть сексуально
использован ными .
В то время как мы приносим животным болезни посредством ужасных условий содержания , в
которые мы их помещаем, мы видим, что смертоносные болезни преследуют нас самих . Это
СПИД, коровье бешенство, куриный грипп, свиной грипп, а также не реагирующие на
антибиотики формы туберкулеза, стрептококка, коли и другие связанны е с патоген ные
заболевания. Помещая животных в крайне тесные условия, такие, в каки х они бы никогда не
оказа лись в природе, раз рыв ая их семейные и социальные связи, вынуждая их есть
испражнения, кровь, плоть и органы других животных, которые они бы никогда не ели на
свободе, принуждая их к каннибализму путем добавл ения в их корма части тел их со родичей , мы
превр ащаем фермы в производители и рассадники смертоносных вирусов, бактерий, паразитов
и белковых образований, которые никогда бы не возникли в естественной среде . Эти патогены,
такие как как прион, отве тственный за возникновение коровьего бешенства, проходят в наш
организм, когда мы употребляем еду или лекарства, приготовленные на основе продукта,
извлеченного из тел этих измученных существ. Как пишет доктор Майкл Грегер , тот факт, что
вирусы новых агрессивных форм гриппа рождаются на переполненных животноводч еских
фермах и на бойнях , вполне можно проследить . Содержание животных в предельной тесноте
животноводческих ферм приносит огромные страдани я и по двергает их сильнейши м стресс ам ,

30

что в свою очередь служит причиной тяжелых болезней и создани я условий для ра змножения
различных патогенов типа салмонеллы, кишечной палочки , листерии, кампилоба ктера и других
патогенов , с которыми индустрия пытается бороться при помощи добавления крупных доз
антибиотиков в корм а животных, чтобы они смогли дотянуть до момента отпра вки на бойню. А
это создает еще одну проблему для здоровья человека : антибиотики способствуют
эволюционному развитию и образованию супервирусов и бактерий, способных сопротивляться
антибиотикам. Известно, что эта практика ведет к появлению новы х, более опа сны х штамм ов
вирус ов и патогенов, как , например tubercule bacillus, который отличается особой
сопротивляемостью лекарствам. Таким образом, б ольному причиняется не меньший вред от
массового применения токсичных лекарственных средств , чем от самой болезн и. Это не секрет,
но, тем не менее , новые вирусы неуклонно возникают, а животноводческих комплексов
становится все больше и больше . Человечество тем временем не на ходит смелости обратить
взор на свои пищевые пристрастия . Сея семена болезней среди беззащитных животных мы жнем
болезни среди нас самих.
Бумеранг возвращается к нам бесчисленным количество м способов. Подвергая животных
ужасам, мы сами с трудом выносим все более страшн ые новости, доносимые до нам прессой, и
жестокость в фильмах и других средствах раз влечения. Убивая молодых животных ради пищи ,
мы с тановимся свидетелями рост а числа самоубийств среди детей и подростков. Нарочно зля
животных во время проведения родео, мы накапливаем все больше злобы в нас самих. Когда мы
доводим тела животных до остеопор оз а. заставляя их производить рекордные количества
молока и яиц, мы видим, что тем временем остеопороз косит людей , как чума . Принудительно
перекармливая животных , чтобы развить ожирение печени и увеличить ее в несколько раз, что
позволило бы нам есть фуа -гра, мы видим, что перее дание стало болезнью человечества , а
токсичные компоненты пищи разрушают нашу печень и другие внутренние органы. Обрек ая
животных на ожирени е, болезн и, жизн ь в тесноте и тревоге, на стресс ы, мы обрекаем себя на те
же несчастья .
Скармливая животны м неестественную, переработанную, начиненную химикатами еду, мы
оказываемся в мире, где наши продуктовые магазины заполнены аналогичными токсичными
продуктами, которые корпорации скармливают нам . Заключая животных в тесные ящики, мы
сами проводим время в офисных коморк ах. Игнорируя страдания животных, мы игнорируем
страдания друг друга. Отнимая у животных достоинс тво и право на собственную жизнь, мы
ощущаем что наше достоинство и право жить свободно все больше попираются. Пользуясь
беззащ итность ю животных , мы чувствуем себя все мен ее защищенным и. Сводя су щность
животных к товарной ценности , мы привыкаем оценивать друг друга с т очки зрения рыночной
привлекательности . Отнимая у животны х возможность жить ради их собственно го
предназначения , м ы сами теряем смысл жизни. Не признавая за животны ми прав, мы теряем
свои собственные права. Порабощая их, мы сами становимся рабами. Ломая их волю, мы
ощущаем самих себя сломленными . Что посеешь , то и пожнешь.
Кардиологические отделения больниц превратили сь в конвейеры для коронарного
шунтирования. Множество людей проходят через них ежедневно, один за другим, с тем, чтобы
подвергнуться дорогостоящ ей , радикальн ой процедур е. Это обычн ые люди, которые съели
множество животных. В то же самое время на бойнях ко нвейеры перемещают животных,
которых режут одного за другим. Люди едят их и оказываются в больницах, где их по очереди
режут скальпелем для спасения их жизней. Режа других , мы сами ложимся под нож.
Ученые активно работают над выведением как можно наи менее разумных , наименее
чувствительных и наи более послушных животных для того чтобы они могли легче переживать
стресс ы, наносимые системами животноводств а. Наука пытается вывести породу с
минимальной чувствительностью и вниманием, породу со сломанным духом, с отсутствием
интереса к жизни и с единственной целью — покоряться наше й тирании . Такая порода будет
больше подходить для индустрии. Поступая так с дру гими, мы сами можем прийти к такому же
результату . Возможно , мы уже становимся такими существами.
Давайте глубоко задумаемся над мудростью Золотого Правила , пока у нас еще есть время . И
начнем с того, что станем относиться к животным с уважением. Иначе наш е будущее окажется
ужасно печальным: все, что мы навязываем другим , в конце концов станет нашей собственной
участью.

31

ГЛАВА 4. НАСЛЕДУЯ ПИЩЕВЫЕ ПРИСТРАСТИЯ

Люди хотят стабильности. Но лишь в ее отсутствие у них появляется надежда .
— Ральф Уолдо Эмерсон

Это есть не что иное, как форма жестокости — стараться завоевать расположение детей при
помощи токсичных ядов, грубых запахов и неприятного вида плоти животных.
— Джон Уинни -Тайсон

Это ужасно! Не только страдания и убийства животных, но и то, что человек по давляет в себе,
без какой -либо на то необходимости, самую ценную духовную способность — сострадание и
жалость к таким же с ущества м, как и он ; попирая свои собственные чувства, он становится
жестоким.
— Лев Толстой

Наше Наследство: Чему На с Учат в Детстве
Вместо того чтобы подавлять наш разум и сострадание путем отрица ния и уничтожения нас
самих и животных, мы могли бы праздновать, почитать и ценить бесконечное разнообразие ума,
красоты, способностей и дарований, которыми обладают животные и которыми они ук рашают
наш мир. Мы можем освободить себя, освободив их и позволив им делать то, что им диктует их
природа. Мы можем уважать их жизни и относит ься к ним с добротой. Наше сознание и
сострадание будут цвести, при внося больше любви и мудрости в наши отношения друг с другом.
Мы можем жить в большей гармонии с о вселенной — с источником жизни, — чем сейчас. Для
этого нам придется перестать воспринимать животных как продукты потребления, а, значит, и
как еду.
Если мы посмотрим на животных в целом, мы поймем, что ср еди навыков, которые передают
родители детям , нет навыка важнее, чем навык питания. В процессе нахождения, приготовления
и поглощения пищи взрослые особи любого вида передают необходимые навык и детенышам
напрямую. И мы, люди, не исключение. На самом деле, по причине того, что в младенчестве мы
более уязвимы, чем другие животные, «пищевое образование» име ет для нас большое значение.
Самые ранние и наиболее фундаментальные связи с нашими родителями мы устан авливаем
через еду и питание.
С рождения мы кормимся молоком матери. Для нас и для всех млекопитающих такой вид
питания воплощает любовь, воспитание, защиту и связь с матерью и со всем тем, что она собой
олицетворяет. Мы вышли из ее тела, и она кормит нас своей грудью. Она воплощае т в себе
бесконечную матрицу любви, огромный любящий разум, источник, в котором мы и наша жизнь
берем свое начало, который питает и любит все создания как проявления себя внутри его
бесконечной сущности. Кормление грудью — один и з самых мощных символических актов
природы, в котором мы можем принимать участие. Нас оберегают, кормят, мы напрямую
связаны с любящим, загадочным источником нашей жизни. Мы бесконечно доверяем матери и
ее молоку.
Когда мы становимся старше, сильнее и само стоятельнее, мама готовит для нас специальную
мягкую пищу. Это большое событие в жизни ребенка — его отнимают от груди матери и учат
есть самостоятельно. Беспокоящая ребенка потеря привычного источника питания оставляет
отпечаток в его сознании. Мы лишаемс я тепло го , интим но го кормлени я грудью и начинаем есть
пищу наших ро дителей в виде детского питания, включа ющее курицу, телятину, сыр и другие
продукты животного происхождения. Чем старше мы становимся, тем больше мяса, молочных
продуктов и яиц мы едим, и т ем более очевидным становится этот процесс. Наши умы и тела
регулируются самыми мощными силами в этом мире (нашими родителями и семьей) , и через
самые важные вещи (питание и заботу) они убеждают нас в том, что мы по природе своей
всеядны и даже плотоядны, а по се му хищники. Поэтому не удивительно, отчего так тяжело
ставить под вопрос наше питание и почему это табу, имеющее глубокие корни.
Мы не можем выжить без пищи, которую нам дают наши родители, нам не обойтись без
осязаем ых проявлени й их любви и заботы о нас. Когда мы поглощаем их ед у, мы перенимаем
часть их самих, их ценностей и культуры. При каждом приеме пищи , три раза в день , их еда
становится частью нас. Их культура и их пища становятся нашей культурой и нашей пищей.

32

Многим не нравится думать, что н аши взгляды являются унаследованными от кого -либо. Нам
нравится считать, что м ы все свободны . Нам нравится думать, что по доброй воле пришли к вере
в то, что нам необходимо есть мясо и что это естественно и правильно. На самом деле, вера в это
перешла к нам по наследству. Нам внушили это самым сильным и убедительным способом,
тогда, когда мы не знали ничего другого. По причине того, что наша кул ьтура отрицает
существование внушения принципов , процесс становится невидимым, делая признание правды
проблематичным для большинства из нас. Многие разозлятся, если им сказать, что
приготовленные с любовью обеды наших мам и барбекю наших пап были формой вн ушения .
Наши родители не хотели навязывать нам свои идеалы и принципы, так же как и их родители не
хотели этого делать. Тем не менее, наша стадная культура в первую очередь через семью, а
потом через религиозные, образовательные, экономические и правительс твенные институты
усиливает процесс идеологической обработки для того, чтобы выживать из поколения в
поколени е и продолжать свое существование.
Причина, по которой никто не ставит под вопрос унаследованные нами взгляды, заключается в
том, что мы не приходи м к ним свободно. Если испытаниям подвергается убеждение, к которому
мы пришли , приложив к этому усилия, мы чувствуем прилив энергии и приветствуем
возможность углубить наше понимание, поделиться им, вырасти духовно . Если же убеждение
было навязано, мы нер вничаем и раздражаемся, когда его ставят под сомнение. Поэтому мы
пытаемся сменить тему, а если это не срабатывает, стараемся отвлечь собеседника, или
заканчиваем разговор, или уходим, или нападаем на того, кто ставит под сомнение нашу
унаследованную веру. Мы делаем все возможное для того, чтобы предотвратить вопросы или
ответную реакцию. Мы приняли эту веру бессознательно и н ам нечем защитить или под крепи ть
ее, поэтому должны игнорировать внутренние или внешние раздражители, которые могут
поставить ее под удар.
Эта вынужденная неосведомленность превращается в броню, которая притупляет разум и
убивает живую духовную искру внутри нас ; искру, заставляющую искать высшего сознания
через развитие понимани я мира и внутреннюю свободу. Цена, которую мы платим за
нео споримые унаследованные взгляды, огромна. Принимая взгляды, передаваемые культурой
без всякой критики и становясь их слепыми последователями, мы остаемся детьми, духовно и
этически. Так как нашим разумом управляют навязанные условия , и мы не в состоянии
по ставить эти условия под вопрос, нам тяжело взрослеть и развивать наши уникальные
способности. Наша песня может умереть внутри нас, даже не успев начаться.

Как Уйти из Дома
Если мы должны вырасти духовно и морально, если мы должны удобрять семена разума,
сострад ания, свободы, мы должны развивать умение ставить вопросы о лежащих в основе
нашей культуры и семьи желаниях влиять на нас. На протяжении веков эту способность
понимали как важный аспект личностного духовного пробуждения и социального прогресса. В
буддизме это называется « уход из дома». Иисус говорит об этом , когда задает риторический
вопрос: «Кто моя мать? И кто мои собратья?» (Евангелие от Матвея , 12:47) и ког да утверждает:
«Истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или братьев, или сестер, или отца, или
мать, или жену, или детей, или земли, ради Меня и Евангелия, и не получил бы ныне, во время
сие, среди гонений, во сто крат более домов, и братьев и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и
земель, а в веке грядущем жизни вечной.(Евангелие от Марка , 10:29) .
Уход из дома в буддистской традиции является условным обозначением в духовной практике
отказа от ценностей общества и принятия новых, более значитель ных. Это важно для духовного
роста, так как способствует взрослению, которое может привести к более развитому сознанию,
обретению сострадани я и свобод ы от ошибочн ых представлений , согласно которым мы
являемся отдельными сущностями, от страдани й и жестокост и, которые вызывают это видение
мира.
Сознательно и критически воспринимая взгляды, принятые в обществе и действия наших
родителей, семьи и культуры, мы превращаем переход к самостоятельной жизни в основу и
предпосылку для нашего духовного роста и соверш ения того, что Джозеф К эмпбел л назвал
Путешествие м Героя. Это признанный в разных культурах духовный поиск, в процессе которого
мы покидаем рамки дома и культуры, совершаем внутреннее (а зачастую и внешнее)
путешествие и приобретаем высшее понимание, а зат ем возвращаемся в свою культуру для того,

33

чтобы изменять, оживлять и развивать наше сообщество при помощи того духовного опыта ,
который мы обрели в ход е нашего путешествия.
Критически воспринимая определяющие практики нашей культуры, такие как выращивание
животных в плохих условиях и употребление их в пищу, мы практикуем « уход из дома» и
отправляемся в духовное странс твие, которое неизбежно прив одит к конфликту с ценностями
нашей культуры, но в то же время помо гае т нам стать героями, которые могут помочь из менить
и улучшить нашу нездоровую культуру. Распознавая и осознав ая жестокость, которую мы
наследуем вместе с практиками приема пищи, традиционными для нашей культуры , и
сознательно переходя на растительную пищ у, мы станов имся голосом безмолвных, мы можем
обрести большее сострадание и счастье и более полно переживать нашу связь со всем живым.
Так мы следуем учениям, которые исповедуют разумность, гармонию и духовное просветление.
Наша жизнь может стать участком свободы и мира, если мы будем углублять наше п онимание
священности и взаимосвязанности всех живых существ, и не будем участвовать в процессах,
которые укрепляют от ношение к животным, как к вещам.
Критически воспринимая унаследованное от нашей культуры отношение к миру и насилию , мы
делаем самый сложны й шаг — поки даем дом, ста новимся ответственными и зрелыми духовно.
Активно помогая другим делать то же самое, мы возвращаемся домой с освобождающим
посланием сострадания и правды, которое может вдохновить и благословить других. Покинув
дом родителей , мы можем найти новый дом, внести вклад в социальное развитие и позволи ть
животным, с которыми мы делим нашу прекрасную планету, почувствовать себя снова на ней
как дома.

Сила Социального Давления
Как мы видим, существующая в нашей культуре вера в законно сть употребления животных в
пищу и отношения к животны м, как к вещам, это не что иное, как наследие предков ,
передающееся от одного поколения к другому через наш самый священный ритуал — прием
пищи. Многие из нас на вопрос «почему вы едите мясо ?» приведут три основные причины: «нам
нужен белок », «все так делают » и «мясо вкусное ». Первая причина — хороший пример
унаследованной веры. Нам говорили с самого детства, что нам нужен животный белок, и мы
верим в это , несмотря на огромное количество контраргументов. Вместе с глубок ой
убежденностью в том , что мы должны есть животных, котор ую мы можем опровергнуть при
помощи практики « ухода из дома», две другие причины сводятся к социальному давлению и
пищевым пристрастиям .
Все люди очень чувствительны к социальному да влению. Мы окружены культурой всеядного
питания, как рыба окружена водой. Нам нравится укладываться в установл енные рамки и быть
частью целого , поэтому мы и не настроены критиковать практику употребления продуктов
животного происхождения . Питание несет мощ ное социальное значение, и мы боимся, что
другие люди могут обидеться или начать плохо к нам относит ься , если мы пойдем против
привычного положения вещей. Мы понимаем, что , отказываясь от продуктов животного
происхождения, мы становимся на другую сторону баррикад , и нас воспринимают как
недовольных критик ов мясоедения . Естественно, мы хотим угодить нашим друзьям, семье и
коллегам и много делаем для того , чтобы они нас прин имали , поэтому инстинктивно знаем, что
нельзя критиковать практику употребления плот и животных в пищу во время совместных
обедов и ужинов, которые играют такую важную роль в наших взаимо отношениях. Разговоры о
вкусе пищи, обмен рецептами, совместное приготовление еды, питание в путешествия х,
посещения любимых ресторанов, наслаждение барбе кю, которое устраивает церковь —
удивительно, до какой степени вся наша социальная жизнь вращается вокруг совместных
приемов пищи, и нет ничего более опасного, чем отрицать убийство животных, части тел
которы х составляют основу нашего рациона . Нет ничего б олее подрывного для культуры
стадного мышления , чем отказ от того, чтобы воспринимать животных как предметы
потребления , или, если быть более точными, отказываться от употребления продуктов
животного происхождения. Это закреплено в нашем подсознании и поэт ому мы не можем идти
против социального давления и не есть то, что едят все.
Вдобавок ко всему прочему социальное давление является маркетинговым ходом , котор ый
продиктован мощью индустри и производства продуктов животн ого про исходжения . Мясная,
молочная и яичная промышленности скандально известны навязчивой рекламой своей

34

продукции, направленной на детей и работников системы здравоохранения. Всем хорошо
известно, что производители молочных продуктов в течение десятилетий снабжал и школы
бесплатными учебными материалами, которые беззастенчиво рекламировали их продукцию .
Мяс ные корпорации устанавливают дружеские отношения с диетологами и медиками,
спонсируя различные программы и исследования и выделяя деньги на другие нужды. А медики
и диетологи возвращают свой долг, рекомендуя — или, по крайней мере, призывая не
сомневаться в необходимости — потреблять пр одукты животного происхождения.
Мы окружены рекламой, которая пропагандирует употребление мяса, молочных продуктов и
яиц. Рестораны быстрого питания, м еню кото рых основано на мясных блюдах, повсеместны в
наших городах, и они ежегодно тратят миллионы долларов на рекламу и продвижение своих
товаров. Например, McDonald ’s, по некоторым данным , тратит около $500 миллионов на каждую
рекламную компанию, тогда как Национальный институт рака расходует по миллион у долларов
в год на то, чтобы убедить население в необходимости употреблять фрукты и овощи пять раз в
день. Молочная индустрия не жалеет сот ен миллионов долларов на свои очень эф фективные
рекламные к ампании и даже получает финансовую и правовую поддержку государства. Пищевая
промышленность является самой обширной в США и в ней преобладает производство мяса,
молочных продуктов и яиц. Как потенциальных потребителей , нас постоянно ат акуют
требованиями покупать эти продукты. Самую большую роль в рекламе продуктов животного
происхождения играют наши родители, семьи, друзья, соседи , школьные учителя и
преподаватели колледж ей.
Мы усваиваем их науку и создаем образ самих себя — тех, кто но рмально питается и ест
определенную пищу . Этот образ определяет наше поведение. Работники рекламной индустрии
уже давно понял и, что если мы сопротивляемся попыткам воздействовать на нас напрямую, это
легко можно сделать при помощи определенн ых образ ов . Есл и мы идентифицируем что -то с
конкретным образом, индустрии нужно всего лишь научиться манипулировать им.
Рассматривая фотографии «успешных американцев», которые едят определенные блюда, мы
естественно хотим готовить такие же блюда и покупать такую же проду кцию, потому что мы
тоже хотим быть успешными американцами. Поэтому программирование и реклама идут рука
об руку и создают устойчивый спро с на определенные продукты.
Следует отметить, что еще одним рычагом воздействия на наше сознание являются
медицинские учреждения, которые практически единогласно демонстрируют неприязнь к
растительной пище. Здравоохранение — вторая по величине индустрия в США, а
фармацевтическая индустрия, как и индустрия быстрого питания, тратит огромные деньги на
рекламу своей продукции . Вкладывая колоссальные средства в больницы, исследования,
оборудование, врачей, медицинские учреждения и другие аспекты этой огромной
инфраструктуры, система здравоохранения (с банковской системой на заднем плане) требует
постоянного притока больных люде й. И тут нам внезапно становится понятным, почему так
много финансов уходит на то, чтобы не дать людям повода критиковать всеядный тип питания,
если принять во внимание, что мы бы были более здоровыми гражданами и, следовательно,
менее надежными потребител ями лекарств и медицинских услуг, если бы перестали
употреблять продукты животного происхождения.
Поэтому давление наших друзей, родственников и знакомых вкупе с воздействием рекламы
пищевой промышленности и медицинских учреждений сильно воздействуют на на с, заставляя
есть мясо, и не да ет нам задумываться о последствиях наши х поступк ов . Эти влиятельные силы
не хотят, чтобы мы уходили из дом а и сами думали о том, что едим , и о последствиях нашего
выбора. Ирония заключается в том, что среди всего этого давления , стоит кому -то задать вопрос
об употреблении продуктов животного происхождения, как этот человек получит от нас в ответ
раздраженное «Не говори мне, что мне есть!» На м всем уже сказали, что нам есть, причем
предельно прямо .
Если обратить внимание на историю, мы заметим, что социальное давление всегда было
важным фактором в замедлении социального прогресс а и распространения таких идей, как
расизм, нетерпимость, в возни кновении жестокости и войн. Устои общества могут влиять на нас
к в позитивном смысле, так и в негативном. Социальное давление среди мальчиков -подростков
является серьезным фактором в возникновении алкогольной и наркотических зависимостей, в
отношении к дев ушкам к сексуальным объектам и высмеивании гомосексуализма, что приводит
некоторых молодых людей к отчаянию и самоубийствам. Хорошо известно, что в Нацистской

35

Германии социальное давление сыграло ключевую роль в том, что Адольф Гитлер смог
объединить силы, убить миллионы евреев, цыган, коммунистов и гомосексуалистов и развязать
войну со всем миром. Охота на ведьм в средневековой Европе, которая продолжалась несколько
веков и вселяла страх во всех и каждого, и в результате которой погибли десятки тысяч челов ек,
это еще один пример того, какую ужасную силу может обрести социальное давление.
Социальное давление также имело большую силу на юге страны до Гражданской войны ,
укрепляя стереотипы, в которых нуждалось рабство, и подкрепляя веру в превосходство белой
расы. Сегодня социальное давление играет важную роль в распространении потребительского
отношения к животным. Стереотипы, относящиеся к животны м, которых мы едим, носят
исключительно отрицательную окраску, не давая на м видеть красоту свиней, коров, цыплят,
индюшек, рыб и других животных. Социальные «ритуалы» домин ирования, такие как родео,
цирки и выставки животных усиливают ежедневные ритуалы дискриминации и отчуждени я,
которые мы называем актами приема пищи. Интенсив ность социального давления в вопросе
отношения к животным просто невообразима: даже самые рьяные приверженцы Ку -Клукс -
Клана не жгут кресты три раза в день!
Мы часто видим, что если мы не принимаем участие в угнетении животных, наше поведение
вызывает недов ольство и неприятие окружающих . Давление будет более сильным, наверное, в
обществе ковбоев Вайоминга, чем в обществе горожан Чикаго, но в любом случае давление
существует, и во многих случаях оно слишком агрессивно, чтобы ему противиться, особенно в
случая х, когда оно исходит от членов семьи или коллег, которым мы стараемся угодить.

Созерцая Вкус
Помимо навязывания ценностей и давления со стороны общества и рынка, существует третий
фактор, который побуждает людей есть мясо — вкус. Приятен ли запах готовящ егося мяса на
самом деле, или он просто вызывает воспоминания из детства? Запах может воскресить в
памяти мамину кухню и теплое чувство любви, которую мы получали вместе с блюдами,
приготовленными ею . Если ваш супруг или супруга решили отказаться от мяса и готовит блюдо
из темпе и печеного картофеля, мы можем не оценить его по достоинству, потому что наша мама
так не готовила. Мы откажемся от такого блюда и будем воздействовать на супруга или супругу,
вынуждая вернуться к «нормальной еде ».
Возможно, старая поговорка верна, и о вкусах не спорят, но в любом случае о них можно
поразмышлять. Размышляя о вкусе продуктов животного происхождения, некоторые вещи
становятся очевидными. Например , то, что нам не нравится вкус сырого мяса. Как иронично! В
отличие от продуктов растительного происхождения, которые прекрасны на вкус и без
приготовления, сырое мясо кажется нам отвратительным. Естественно, оно всегда
приготавливается самым тщательным образом для того, чтобы стать пищей, которую мы, люди ,
смож ем употребить, в отличие от сырого мяса, крови, чешуи, костей и органов, которые
проглатывают всеядные и хищники в мире животных. Если бы нас поставили перед выбором,
есть сырое мясо или не есть его вообще, я подозреваю, что большинство людей немедленно
ст али бы вегетарианцами.
Следующая вещь, которую мы замечаем — это то, что нам не нравится мясо с кровью, даже если
оно приготовлено. Основная причина страданий животных на бойнях заключается в том, что
они должны быть живыми, когда им перерезают горло, для того, чтобы биение сердца
выталкивало кровь из вен и сосудов, частично высушивая мясо. Если бы животных убивали
другим способом и потом разрезали, мясо было бы настолько насыщено кровью, что никто не
стал бы его есть.
Один из фактов, кото рые мы не принимае м во внимание, заключается в том, что хорошо
приготовленное мясо, которое мы едим с таким удовольствием, насыщено отходами
жизнедеятельности клеток, которые его составляют. Отходы жизнедеятельности клеток, или
мочевина, неотделимы от мяса, и идут в кровь, когда животное уби вают, для того, чтобы быть
отфильтрованными почками и выйти из организма в виде мочи. Фактически, мочевина и есть
то, что придает мясу его вкус. Именно солоноватый и «мясной» вкус, придаваемый мочевиной, у
нас ассоциируется с семейными об едами и веселыми барбекю.
Четвертая особенность продуктов животного происхождения заключается в том, что чем
больше мы скрываем их вкус, тем больше он нам нравится. Го тов я мясо и яйца, мы добавляем
соль, перец, раз личные приправы , травы и соусы и всеми воз можными способами стараемся как -

36

то улучшить изначальный вкус этих продуктов . Пр оизводство большинства видов сыров
заключается в обработке молока , и без добавления соли сыры мало кому бы нравились. Мы
добавляем различные сиропы, фрукты и сахар для того, что бы сделать сметану и молоко
вкуснее в составе мороженого и йогуртов. Мы накрываем соленую, копченую, отбитую мясную
котлету ломтиками помидора, лука, листьями салата, поливаем кетчупом, горчицей, майонезом
и наслаждаемся вкусом. Стоит задаться вопросом : ра зве вкусом мяса мы наслаждаемся на самом
деле? Или соусами, приправами, специями и заправками, приготовленными из овощей, которые
камуфлируют и улучшают вкус продуктов животного происхождения , которые мы вынуждены
есть? Помимо специй гамбургер скры вается за мощной пропагандой; McDonald ’s рассказы вает
нашим детям, что котлеты растут на деревьях .
Приготовленные и «усовершенствованные» мясо, яйца и молочные продукты имеют одну
общую черту : они богаты насыщенными жирами. Мы легко впадаем в зависимость от жирных,
сливочных и калорийных блюд, и мясные блюда отлично удовлетворяют эту нашу потребность,
хотя и растительные продукты можно при желании приготовить так, чтобы они стали
калорийными, и в них не будет токсичного холестерина, как в мясе или яйцах. Так как
комбинация приготовленного жира и мочевины не может быть повторена при приготовлении
растительной пищи, существуют некоторые особенности продуктов животного происхождения ,
которые расти тельные продукты не могут воспроизвести, но некоторые аналоги, созданные в
последнее время, удивительно близко подошли к решению этой задачи. Тем не менее,
большинство людей, которые выросли , как всеядные , и потом перешли на вегетарианскую
диету , через нес колько лет после отказа от мяса не находят ничего привлекательн ого во вкусе и
структуре мяса. Если судить по моему опыту, они не то чтобы не хотят мяса — оно кажется им
отвратительным.
Нил Бернард, доктор медицины, говорит, что «одним из самых удивительных открытий при
изучении человеческого аппетита стало то, что вкус необходимо поддерживать». Поскольку
клетки, которые отвечают за ощущение вкуса, обновляются примерно каждые три недели,
«необходимо всего лишь две или три недели» для того, чтобы эти клетки з абыли вкус мяса, и
это нейтрализует его воз действие на нас, потому что новые клетки , отвечающие за вкусовые
ощущения, будут привычны только к растительной пище. Тяга, которую мы испытываем к
продуктам животного происхождения , обусловлен а и поддерживае тся повторени ем конкретных
продуктов в нашем рационе , а наша привы чная диета — богатая животными жирами,
животными белками и холестерином — токсична для нашей физиологии.
Но преодоление пристрастий может быть тяжелым. Как говорится в книге Нила Бернарда
«Преодо лева я пищевые соблазны», результаты исследований доказывают, что мясо и особенно
сыры вызывают физическую зависимость. В процессе переваривания сыры выделяют опиаты —
казоморфины, — а в колбасе были обнаружены похожие на амфетамины химические вещества
— фе нилэтиламины. Ветчина, салями, тунец и другие виды мяса тоже вызывают зависимость,
что доказали медикаменты, блокирующие действие опиатов, уменьшив желание людей
употреблять эти продукты . Помимо физической зависимости тягу к продуктам животного
происхождения можно объяснить эмоциональной и психологическ ой привязанность ю; запах
готовящегося мяса вызывает в памяти образ мамы, ощущение безопасности и воспоминания о
себ е в детстве.
При ем пищи в о многом похож на секс, потому что внутренние образы и отношения важнее для
нашего удовольствия, чем физическая или объективная реальность, в которой мы принимаем
участие. Наш и вкус ы определя ются нашим разумом. Я на собственном опыте убедился, что мои
вкус овые предпочтения значительно улучшились с тех пор, как тридцать лет назад я перешел на
растительную пищу, и должен заметить, что с течением времени вкус пищи становится богаче,
разнообразнее и даже интенсивнее . Многие веганы, с которыми я разговаривал, со гласились с
этим моим наблюдением. Это му есть две основные причины. Первая заключается в том, что
растительна я пища нежнее продуктов животного происхождения . Как мы уже обсуждали выше,
солоноватый вкус мясным блюдам придает мочевина и добавление соли, таки е блюда обычно
подаются с соусами, приправами и усилителями вкуса. Наши вкусовые рецепторы могут онеметь
от таких сильных ароматов, поэтому поначалу исключительно растительная пища может
показаться пресной. Но через несколько недель, когда обновляются вкус овые клетки , и
рецепторы становятся более чувствительными, благодаря тому, что на них не воздействуют
искусственные ароматизаторы, добавля емые к продуктам животного происхождения , мы более

37

остро воспринимаем нежный вкус овощей, злаков, бобовых и фруктов во все м бесконечно м
разнообрази и способов их приготовления и сочетания. Мы п остоянно открыва ем все новые и
новые панорамы вкусов.
Вторая причина, по которой растительная пища кажется более вкусной, заключается в том, что
мы чувствуем себя лучше, когда не бои мся думать о происхождении пищи. Когда мы едим
растительность медленно, мы наслаждаемся созерцанием садов и огородов, которым обязаны
овощами, фруктами и злаками на нашем столе. Мы обретаем способность видеть удивительную
красоту капусты, чувствовать восхи тительный запах кунжута, нарезанного апельсина,
порубленной кинзы, запеченной японской тыквы, и ощущать удивительную текстуру авокадо,
хурмы, приготовленной на пару к ви но и и обжаренного в масле темпе. Мы благодарны за то, что
чувствуем связь с землей, обла ками, заботливыми садовниками, погодой, с дарами вкуса,
которым мы открываемся, к ак открываемся нашим любимым, занимаясь сексом и наслаждаясь
единением с н ими в полной мере. И наоборот, употребление блюд из продуктов животн ого
происхождения обычно происходит быстро, без погружения в источник пищи — кто же захочет
созерцать тот ад, в котором выращивают рыб, кур , коров, свиней, в котором откладывают яйца,
«получают» стейки и производят бекон, хот -доги и бургеры ? Чувствуя вину, мы просто
забир аем себе жизненную силу убитых животных , не открываясь ей, как если бы мы занимались
сексом с проституткой, отказываясь признавать то т факт , что эта женщина — уникальное и
прекрасное создание, и не принимая во внимание ее страдания. Мне только физическое
удовольстви е, пожалуйста — все прочее испортит наше веселье. На самом деле вкус, который мы
ценим в мясе , скорее напоминает об изнасиловании , потому что проститутка по крайней мере
согласна на наши действия и получает за них деньги, а животных обычно мучают и убивают
против их воли ради удовлетворения наших вкусовых рецепторо в и сомнительного
удовольствия.
Когда мы думаем о своих вкусах, мы можем увидеть, насколько они на самом деле
запрограммированы . Более важно то, что мы можем видеть, насколько неоправдан ными они
являются в качестве причин жестокого отношения к беззащитным, чувствующим существам.
Эгоистичное стремление к получению удовольствия за чужой счет является антиподом
Золотого правила и любого другого нравственного принципа .
Мы знаем, что причинять боль чувствующим существам ради удовлетворения собственного
вкуса неприемлемо. Если мы видим у кого -то зонтик, который нам нравится, мы знаем, что
нельзя наброситься на человека или убить его для того, чтобы забрать этот зонт ик лишь
потому, что на м хочет ся обладать им. Или если мы видим женщину, чье тело нам нравится, мы
знаем, что нельзя изб ить и изнасиловать ее лишь потому, что нам этого хочется. Подобные
действия неправильны, так как вызывают страдания других и нарушают их священную чистоту
в угоду наше му эгоизму . Также мы знаем, что нам придется столкнуться с социальными и
правовыми последствиями, если мы все же соверш им подобные действия. Тем не менее, если мы
хотим есть мясо, яйца или молочные продукты просто потому, что нам нравится их вкус, по
зако ну, мы имеем полное право так поступать! Социальные последствия употребления трупов
животных в пищу будут сугубо положительны ми . Поскольку наша культура отрицает
самоценность животных, ограничивая их ценность лишь тем, насколько они могут быть полезно
нам , у животных нет никакой защиты. Когда мы заказываем стейк, все одобрительно кивают, и
все наши друзья просто в восторге от ребрышек, приготовленных на корпоративном барбекю.
Все , что стоит за всем этим деле — заточение , страдания , насилие, и убийств а — тщательно
пряч ется как постыдные секреты. Об таки х вещах большинство людей бо ится даже думать, не
гов оря уже о том, чтобы делать подобное своими руками.
Двести лет назад на юге страны раба можно было избить, украсть, ограничить свободу его
передвижения, и знасиловать, искалечить или убить, если вы были его хозяин ом или
надсмотрщик ом , без каких -либо угрызений совести и юридических последствий ; такое
поведение поощрялось культурой и поведением доминирующе й расы . Воспитание детей в
подобном духе притупляло ест ественное человеческое чувство сострадания, взаимо связ анности
и справедливости, сдерживало разум людей и позволяло им поступать жестоко без зазрения
совести. Но глубоко в душе они знали об альтернативе, так же, как и мы сегодня знаем об
альтернативе, заказ ывая сырный омлет с беконом лишь потому, что нам нравится его вкус. Наш
природный разум осо знает, что это глубоко аморальный поступок, несмотря на то, что наше
со знание подавлено , а наши сердца очерствели и не чувствуют боли, которую испытывают

38

цыплята, ко ровы, свиньи только потому, что мы хотим удовлетворять наши мимолетные и
запрограммирован ные вкусовые потребности. Мы предпочитаем не знать и чувствуем себя
комфортно, ведь никто — ни официантка, ни наши друзья, ни СМИ — никогда не напомнят нам
о безгранич ных страдани ях животных, вызванн ых лишь наш ими прихот ями . Животные
страдают вне поля нашего зрения, и их плач никто не слышит. Они безмолвны до тех пор, пока
мы не начинаем прислуш ив аться к тому, что говорят наши сердца.

Защищая Крепость
Мы видим, что три причины, по которым мы едим мясо — внушение с детства, давление
общества и рынка, и вкус — усиливают друг друга и создают силово е поле вокруг наших
пищевых предпочтений, которое, как неприступная крепость, выдерживает все атаки. Стены
вы соки и хорошо укреплены. Но крепость может оказаться не такой мощной, как кажется. Во -
первых, жизнь в цитадели зла ограничивает нас и сдерживает нашу потребность реализов ыв ать
наш потенциал и пробу ди ть духовность.
Во -вторых, эта крепость построена не на на стоящих ценностях нашей природы, оновой которых
явля ется доброта, или на чувстве взаимосвязанности с другими живыми существами, и мешает
развитию нашей мудрости и жи зни вместе на свободе . В глубине своего существа мы все хотим
достичь более высокого понима ния и жить в мире и гармонии с землей и друг другом . Стены
башни построены из жестокости, от чуждени я, невежества, силы, социального
программирования и эгоизма. И, что более важно, мы даже не выбирали эти материалы . Они
были навязаны нам. Наше благосостояни е — и наше выживание — зависит от того, видим ли мы
это и рве м ли цепи домин ирования и неосведомленности . Из года в год н анося вред миллиардам
животных и эксплуатируя их, мы ограничиваем себя в духовно м, морально м, эмоционально м и
познавательном плане , лишаем себя возможности видеть трогательную красоту природы,
животных и друг друга.
Для того чтобы бы ть свободными , мы должны освобождать других. Для того чтобы быть
любимыми, мы должны любить других. Для того чтобы уважать себя, мы должны уважать
других. Безмолвные животные , голодающие люди и будущие поколения молятся о том, чтобы
мы увидели: проблема лежит на наших тарелках.

ГЛАВА 5. РАЗУМНОСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ФИЗИОЛОГИИ

Мой отказ есть плоть неоднократно служил причиной неудобств, и меня нередко бранили за мою
особенность, но легкие трапезы позволили мне добиться огромн ого прогресс а благодаря чистоте
рассудка и более скорому усвоению материала.
— Бенджамин Франклин

Люди не являются плотоядными от природы. Когда мы убиваем животных, чтобы употребить в
пищу, животные убивают нас, потому что их плоть, содержащая холестерин и насыщенный
жир, никогда не предназначалась для человека, который является травоядным.
— Уилльям Робертс, доктор наук, главный редактор «Американск ого журнал а кардиологии»

Боль и страдания, которым родители подвергают детей при помощи американской диеты,
настолько отвратительны, что если бы их причиняли c помощью палки, родителей посадили бы
в тюрьму.
— Джон Макдугалл, доктор наук

Дар
Основная причина, по которой миллиарды животных держат в заточении и убивают,
заключается в убеждениях нашей культуры, которая верит, что нам необходимо есть пищу
животного происхождения, чтобы быть здоровыми, невзирая на то, чт о наиболее
распространенная мотивация для многих из нас, кт о решает сократить объемы употребления
продуктов животного происхождения — это польза для здоровья!
Чтобы объяснить этот парадокс, необходимо изучить физиологию человека и животную пищу,
которую он употребляет, дабы вернуться к извечному понимаю того, что сея добро и правду ,
можно улучшить физическое и душевное здоровье, тогда как агрессивность и бесчувственность

39

ведут к полному телесн ому и ментальному расстройству. Мы можем понять, что рождены жить в
гармонии с другими животными этой планеты потому, что наши тела лучше функционируют без
убийства животных и кражи у них того, что для нас не предназначено. Это же освобождающий
дар! Ни одному животному не нужно нас опасаться, потому что не существует пи тательных
веществ, которые мы не могли бы получить из источников растительного происхождения.
Данных, подтверждающих это утверждение, более чем достаточно, и мы рассмотрим некоторые
из них в этой главе, дабы поставить под сомнение ложь о том, что нам необх одимо есть пищу
животного происхождения , чтобы быть сильными и здоровыми и жить полной жизнью. И
медицинские исследования, и живые примеры веганов, которых мы видим вокруг, говорят нам о
том, что употребление продуктов животного происхождения необязательно , а во многих
случаях и вовсе губительно для нашего здоровья.
Кто -то может запротестовать: «Погодите! Как могут съедобные продукты животного
происхождения быть неполезными? Это ведь кажется таким естественным!» Давайте
внимательно рассмотрим человеческ ий организм . Лучший способ начать — это окинуть свежим
взглядом тело человека в сравнении с телами других животных, с которыми мы делим эту
планету. Видите, какие мы мягкие и практически лишенные волосяного покрова! И до чего
слабы физически! Например, челове к обладает 1/6 силы шимпанзе. Мы доминируем над
животными не благодаря физической мощи, а посредством инструментария и вероломства.
Взглянем на орган, с помощью которого мы принимаем пищу — на наш рот. Мы можем
убедиться в том, насколько он мал, насколько мелки зубы , и до чего нам не хватает длинных,
острых клыков, которыми мы могли бы разрывать жесткую плоть, а равно крепких, тяжелых
челюстных костей и мышц, каковыми обладают плотоядные и всеядные. Мы также можем
заметить, насколько мягки зубы человека в с равнении с куда более крепкими зубами
плотоядных, способных крошить кости, чтобы добираться до костного мозга. Наши зубы и
челюсти явно не приспособлены для того, чтобы раздирать плоть и кромсать кости; как у
травоядных и плодоядных, у нас есть в качестве передних зубов резцы, а по бокам коренные
зубы, необходимые для откусывания и перемалывания растительной пищи.
Интересно вообразить себе человека, пытающегося убить и съесть другого примата без
использования каких -либо орудий, только при помощи наших субти льных челюстей и нежных,
лишенных когтей рук. Можем ли мы это сделать? Могут ли наши родители, дети или друзья
сделать это? Может ли кто -то выслеживать оленя, корову, свинью, овцу, козу или кролика и
потом, поймав животное (что маловероятно) , по пытаться перегрызть его горло нашим
маленьким человеческим ртом, продираясь через мех и кожу к плоти и крови несчастного
создания? Такая картина представляется нам совершенно абсурдной и показывает нелепость
того, что мы делаем, когда едим мясо. У нас нет когтей ил и зубов, предназначенных для того,
чтобы разрывать сырое мясо, прокусывать мех, перья, чешую или разгрызать кости, у нас даже
нет желания ощу ща ть сырое мясо и кровь во рту.
Как мы можем заметить, наши челюсти закреплены таким образом, чтобы мы могли делать ими
движения из стороны в сторону. Такая конструкция челюстей присуща травоядным приматам и
предназначена для перемалывания различных видов растительного материала; челюсти
всеядных и плотоядных крепко зафиксированы и способны ходить только вверх -вниз. Да лее мы
узнаем, что господствующий фермент в нашей слюне, птиалин, существует для того, чтобы
извлекать из сложных углеводов, содержащихся в растительной пище, глюкозу, как источник
энергии. Эти углеводы — топливо для наших тел, которое специально предназна чено для того,
чтобы мы им заправлялись; в животной пище углеводов нет !
В отличие от плотоядных, у нас нет сильных желудочных кислот для скорого растворения плоти
или короткого кишечника с мягкими стенками, по которому разлагающееся мясо быстро
покидало бы тело. Напротив, кислоты в наших желудках слабые, а кишечники куда длинней —
все как у травоядных и плодоядных. Это необходимо для медленного вычленения питательных
веществ из растительной пищи по мере ее прохождения по организму. Наш длинный и
извилистый маленький кишечник — это заведомо кишечник травоядного, с тысячами
маленьких карманов и бесчисленными ворсинками, которые дают ему невероятную площадь
поверхности — большую, чем теннисный корт! — для расщепления нашей пищи и поступления
полезных веществ в кровь. Наша пищеварительная система требует еды , богатой клетчаткой,
чтобы стенки кишечника оставались чистыми и правильно функционировали. Продукты
животного происхождения не только не содерж ат клетчатки, но еще и име ют свойство засорять

40

кишечник и разлаг аться в нем, что приводит к запорам, геморрою, воспалению толстой кишки,
дивертикулиту, раку толстой кишки и другим заболеваниям. Система кровообращения у нас
тоже обладает всеми признаками системы кровообращения травоядного, плохо справляясь с
насыщенным жиром и холестерином. Если кошка, например, употребляет большое количество
жира и холестерина в мясе и яйцах, у нее не происходит закупорка артерий, тогда как у кролика,
гориллы, человека и любого другого плодоядного или травоядного артерии серьезно
забива ются. Если продолжать употреблять такую пищу, артерии будут нездоровы, что приведет
к артериосклерозу, повышенному кровяному давлению, сердечным заболеваниям и, в случае
людей, гарантированной необходимости в лекарствах и операциях.
Игнорируя тот очевидный факт, что мы, люди, не приспособлены есть животную пищу в
больших количествах, типичных для нашей культуры, фармацевтико -медицинский
истеблишмент, по существу, способствует заболеванию людей, чтобы гарантировать себе то, что
доктор наук Макдугалл называет «обеспечением занятости». Это не подразумевает какого -либо
заговора с участием всех врачей, лишенных альтруистических стимулов. Просто медицинский
истеблишмент, как и любой другой институт в пределах нашей культуры, попросту следует по
пути наименьшего со противления и наиболее надежных финансовых гарантий. Людям в
высших эшелонах этой пирамиды, которые занимаются определением стратегии и ведением
масс -медиа - и образовательной политики, поддержание статус -кво представляется наилучшей
идеей, поэтому они не у деляют должного внимания предотвращению заболевани й, отдавая
предпочтение хирурги и и лекарствам и одобряя продолжающееся принятие людьми всеядной
диеты.
Классификация человеческой физиологии всегда была проблематичной в нашей культуре и
остается противореч ивой по сей день. Невзирая на очевидность того факта , что мы не являемся
плотоядными, нельзя отрицать , что мы не пасущиеся жвачные или копытные травоядные, как
овцы, олени, лошади и коровы, которые могут легко обходиться одной травой, имея
разнообразные пи щеварительные карманы. Нас скорее можно классифицировать как
плодоядных травоядных, чьи организмы предназначены для употребления в первую очередь
фруктов, семян, овощей, орехов, а также сочных корней и листьев. Правда, многие физиологи по -
прежнему утвержда ют, что люди от природы всеядные. Если учесть, что на современных
предприятиях промышленного животноводства лошади приучены есть оленину, а коровы, овцы
и козы — рыбу, курятину и свинину, есть смысл задаться вопросом: как много в наших
повседневных пищевых предпочтениях определяет привычка?
По меньшей мере, три утверждения видятся неоспоримыми: 1. у нас есть выбор, 2. животные
страдают из -за наших гастрономических предпочтений и 3. нынешни е объемы потребления
продуктов животного происхождения беспрецедентн ы, и это потребление оказывает
катастрофический эффект на наше здоровье. Ископаемые останки обстоятельно доказывают,
что ранние гоминиды (семейство наиболее прогрессивных приматов, к которым из ныне
живущих родов относятся горилла, шимпанзе, орангутант и ч еловек) питались
преимущественно растительностью . Известный антрополог Эшли Монт егю заявляет, что таких
представителей можно считать скорее собирател ями -охотник ами , чем как охотник ами -
собирател ями .
Как и все животные, мы — духовные создани я, проявления люб ви к вселенной, которая
наделила нас телами, созданными для поедания обилия пищи, которую мы можем мирно
выращивать и собирать в садах и полях. Наши тела выражают наше сознание, которое жаждет
расцвета более высоких ценностей, таких как творчество, сострад ание, радость и просвещение, и
старается служить более великим сущностям — нашей культуре и нашей планете, — черпая
силы из щедрого источника всей жизни , делая окружающих счастливыми и помогая им, делясь с
ними, заботясь о них и чествуя. Соответственно, на шу физиологию можно назвать физиологией
мира.
Само по себе убийство и эксплуатация животных ид ут вразрез с нашим чувством сострадания,
поэтому мы маскируем тревожащую нас правду о нашей пище с помощью самообмана и
тщательно разработанных методов приготовле ния пищи , а также посредством перемалывания,
перемешивания и использования соусов и приправ. В глубине души мы знаем, что нам дан
драгоценный дар в виде наших тел , для поддержания здоровья которых не нужно подвергать
живых существ страданиям, страх ам и сме рти, но мы отказываем великодушной вселенной : мы

41

не принимаем этот дар, выбирая насилие, необходимое для удовлетворения н еестественных
пищевых пристрастий .

Компоненты Ж ивотной Пищи
Типичное для нашей культуры употребление продуктов животного происхождения в больших
количествах ведет ко многим проблемам. Как было сказано выше, в плоти животных совсем нет
клетчатки , столь необходим ой нашей пищеварительной системе, и углеводов, которые наши
клетки превращают в энергию. Насыщен ный жир и холестерин, присутствующие в мясе,
молочных продуктах и яйцах, в целом токсичны для человека и ведут к заболеваниям
кровеносной системы. Особенно разрушительная особенность животного жира заключается в
том, что он содержит трансжиры, которые счит аются нестабильными веществами,
увеличивающими риск возникновения рака и сердечных заболеваний. Вообще, Национальная
академия наук пришла к заключению, что «единственно безопасное содержание трансжиров в
организме равно нулю».
Животный белок, который так р асхваливают и недостатком которого так пугают, может иметь
токсические свойства, особенно когда он поступает в организм в тех огромных количествах, в
каких его принято употреблять в наше м обществ е. В продуктах животного происхождения
содержится больше конц ентриров анных белков, чем в растительной пище , что может быть
вредно, так как человеческому организму сложнее выраб атыва ть энер гию из белка, чем из
естественных для него углеводов из фруктов, овощей, злаков, бобовых и других растительных
культур . Так же хо рошо известно, что наше тело может синтезировать аминокислоты из других
аминокислот, поэтому для людей, придерживающихся растительной диеты нет необходимости
«комбинировать» белки или виды продуктов каким -то определенным образом для того, чтобы
получить до статочное количество аминокислот. Этот старый миф о «полно ценно м белке»
базируется на ложных выводах, сделанных в ходе экспериментов на крысах, проводившихся в
19 20 -х годах. Даже такие консервативные организации , как Управление по контролю за
продуктами и лекарствами (FDA ) и Американск ая ассоциаци я диетологов официально признали
в своих диетических рекомендациях, что растительная пищ а позволяет людям получать в
обилии высококачественный белок. Американская ассоциация диетологов по становила:
«Результаты исследований показали положительную взаимо связь между вегетарианской
диет ой и сокращени ем риска возникновения некоторых хронических дегенеративных
заболеваний, включая ожирение, заболевани я коронарных сосудов, гипертензию, сахарный
диабет и некоторые виды рака». Специалисты пришли к выводу, что «с оставлен ный должным
образом вегетарианск ий рацион является здоровой системой питания для человека , содержит
все необходимые питательные вещества и обеспечивает профилактику некоторых заболева ний,
одновременно способству я лечению , если таковое проводится ».
В соответствии с результатами исследования, проведенного доктором медицины Колином
Кэмпбеллом из Корнельского университета, растительный белок полезнее для человека, чем
животный:
«Результаты наше го исследовани я показыва ют, что чем больше человек приближается к
полностью растительной диете, тем полезнее это оказывается для здоровья … Оказалось, что в
процессе усваивания животный белок отрицательно воздействует на здоровье. Взять, например,
имму нную систему, различные системы ферментов , поглощение канцерогенов клетками или
гормональную активность — животный белок всегда действует отрицательно.
Так как человеку необходимо сравнительно небольшое количество белка чтобы н ормально
функционировать, изб ыток белк а, содержащи еся в продуктах животного происхождения,
высасываю т энергию из его тела, затрачивая ее на избав ление от излишков . Диетологи
понимают, что наша потребность в белке относительно мала: лишь от 4 до 8 % наших калорий
должны потребляться в форме белка. В сущности , все злаки, бобовые и овощи содержат в себе от
8 до12 % белка, а некоторые продукты, такие как темпе, даже больше. Доктор наук Эндрю Вейл
пишет:
«В нашем обществе практически не существует такой вещи, как недостаток белка. Напротив,
большинство людей потребляет слишком много белковой пищи, что зачастую отрицательно
отра жает ся на здоровье … Для удовлетворения потребности среднего взрослого человеа
тр ебуется с равнительно небольшое количество белка — около двух унций, — что составляет 60
грамм. Многие люди съедают гораздо больше с каждым приемом пищи … Сокращение

42

количества потребляемого белка освобо ждает энергию, затрачиваемую на его усвоение,
облегчает работы пище варительн ой систем ы и избавляет почки и печень от лишней работы,
одновременно защи щая вашу иммунную систему». Вейл добавляет : «На мой взгляд , одна из
самых здоровых перемен в питании , к акую могут сделать люди — это заменить мясные
продукты на с ою».
По данным исследований микробиолога Роберта Янга , избыток белка нарушает килотно -
щелочной баланс (рН ) ткан ей тела , делая их слишком кисл отными . Янг подчеркивает, что это
свидетельствует о нарушениях в здоровье и сигнализирует бактериям внутри организм а и вне
его о том, что тело слабое, гниющее и умирающее. Когда животное умирает и жизнь уходит из
его тела, его мясо становится очень кислым, что является призыво м для микроорганизмов
разлагать плоть, чтобы она могла верну ться к земле и бы ть переработан ной . В соответствии с
данными , полученными в результате исследования, вместо того, чтобы содержать в организме
полезные бактерии, которые участвуют в различных процессах организма, в телах всеядных
людей живут вредные бактерии, которые выполняют свое естестве нное предназначение —
разруш ают тело, потому что оно подает сигналы о том, что оно умирает, посредством высок ого
содержани я кислоты в тканях и присутстви я разлагающейся плоти животных внутри .
Вместо того, чтобы проповедовать веганскую диету, медицински е учреждени я отвечают на
атаки заболеваний применение м антибиотиков и других лекарств, которые помогают
ослабленной иммунной системе бороться с патогенами внутри организма. К сожалению,
антибиотики неразборчивы и убивают заодно и полезные бактерии. Так назы ваемые «вредные»
бактерии лишь выполняют свою функцию и зачастую адаптируются к лекарствам , поэтому для
того, чтобы с ними бороться, требуются все бол ее крупные дозы. Эта устойчивость бактерий к
антибиотикам также связана с добавлением лекарств в корм скот у и рыбе, поэтому плоть ,
молочные продукты и яйца содержат большое количество устойчивых к антибиотикам
патогенов.
Одним из результатов стресса, который вызывает употребление продуктов животного
происхождения , является риск развития рака. Хорошо известно, что каждую минуту несколько
клеток из триллионов становятся раковыми. Здоровая иммунная система определяет эти
клетки и уничтожает их, тем самым предотвращая развитие опухолей. Когда защитные силы
иммунной системы истощены трансжирами и патогенами, содержа щимися в продуктах
животного происхождения, они могут не справляться с борьбой с раковыми клетками. После
проведения 4500 экспериментов Мировой фонд исследования рака заключил, что
«вегетарианская диета снижает риск заболевания раком», и первой рекомендаци ей
относительно питания было : «Придерживайтесь растительной пищи, богатой овощами,
фруктами и бобовыми». Связь рака с употреблением продуктов животного происхождения
очевидна.
Тело регулирует уровень рН в крови, который не должен выходить за определенные р амки. При
современной западной диет е организму приходится усердно трудиться для того, чтобы не дать
крови стать слишком кислой от избыточного потребления животного белка. Для этого
используются щелочные соединения костных тканей, такие как гидрокарбонат и кальций. Это
приводит к уменьшению плотности костей и объясняет высокий уровень заболева емости
остеопорозом в тех странах, где люди употребляют много продуктов животного происхождения .
Уровень заболеваемости остеопорозом среди эскимосов, диета которых бази руется практически
полностью на мясе, самый высокий в мире. Затем следуют страны Северной Европы и Северной
Америки, в которых т оже потребляется большое количество мяса, рыбы, яиц и молочных
продуктов. Несмотря на то, что существуют и другие факторы, влия ющие на здоровье костей,
такие как уровень потреблени я витаминов и минералов, объем нагрузок, психическое и
эмоциональное состояния, существуют доказательства того, что хрупкость костей и
заболева емость остеопорозом связаны с потреблением большого количест ва мяса.
Научные исследования смогли связать и множество других заболеваний с употреблением
продуктов животного происхождения , такие как, например, заболевания сердца, диабет, рак
молочной железы, толстой кишки и простаты, камни в желчном пузыре, инсульт, заболевания
печени и почек. Эта информация содержится во многих книгах и статьях, но нет финансовой
выгоды в ее публикации. Выгоду получают, утаивая ее, организовывая фиктивные
исследования и рекламные компании, рассказывающие общественности о том, как полезны
продукты животного происхождения . В соответствии с результатами исследования,

43

проведенного Корнелльским университетом, 85 % людей либо не уверены в том, что такое
здоровое питание, либо оставили попытки разобраться в этом. Это многое говорит как об
эффективности пропаганды, созданной индустрией питания, так и о тенденции игнорировать
связи, когда дело доходит до страда ни й на наших тарелках.
Холестерин и насыщенные жиры могут вызывать и другие проблемы. Помимо того, что они
загрязняют вены и артерии в наших телах, тем самым провоцируя инсульты и сердечные
приступы, они также блокируют капилляры, которые питают отдельные кл етки, делая их
слабыми, страдающими от недостатк а кислорода и питательных веществ, неспособными
очищаться от токсинов и углекислого газа, являю щихся побочными продуктами аэробного
процесса. Находясь в таком нездоровом окружении, они могут начать вырождатьс я и отмирать.
Одним из примеров этого является частое возникновение случаев макулодистрофи и. Это
понятие объединяет группу заболеваний, при которых поражается сетчатка глаза и нарушается
центральное зрение. Макулодистрофия приводит к серьезным проблемам со зрением и даже
слепоте, в основном у пожилых людей. Годы употребления животного белка, жира и
холестерина привод ят к тому, что микрокапилляры глаза забиваются, и миллионы макулярных
клеток сетчатки глаза , — клеток, которые отвечают за зрение, — отмирают и ли блокир уются
попытками организма образов ыв ать новые капилляры. Зрение ухудшается , за этим следует
дегенерация. Похожий сценарий развития событий может объяснить и похожие варианты
дегенерации, такие как катаракта и другие виды потери зрения, ухудшение сл уха, а зачастую и
ухудшени е функционирования мозга, вызванное засорением капилляров, питающих жизненно
важные клетки мозга.
Засорение капилляров мозга животными жирами и холестерином может привести к снижению
интеллектуального уровня в культурах, где распр остранена диета, богатая животными белками.
Засоренные капилляры мозга могут сокращать эффективность работы мозга и подавлять его
способность к эффективному установлению связей. Это может снизить умственные способности,
необходимые для духовного и творческ ого развития. Это объясняет и тот факт , что мы
неосознанно действуем себе во вред. Как показали несколько исследований, д ети -вегетарианцы
обладают более высоким IQ . Хорошо известно, что Томас Эдисон во время работы над
открытием электричества отказался от мяса, так как заметил, что без него мыслит более ясно и
быстрее устанавливает важные жизненные связи. Другие гении, такие как Пифагор, Леонардо да
Винчи и Махатма Ганди тоже воздерживались от поедания плоти . Плутарх писал: «Когда мы
насыщаем и засоряем наш и тела плотью, мы делаем наш разум и наше сознание жестокими.
Когда тело засорено неестественной пищей, разум сбит с толку, глупеет и теряет свою живость.
Такие умы заняты рутинными делами, потому что им не хватает ясности и силы для более
развитого мышлен ия».
Засоренные капилляры также могут прямо или косвенно вызывать хроническую усталость и
массу других недугов. У взрослых мужчин, например, артерии сосудистой ткани гениталий
могут засоряться насыщенными жирами и холестерином, приводя к эректильной дисфун кции.
Так как болезни куда выгодн ей фармацевтическим корпорациям, чем здоровье людей , они
всячески подавляют наш у способность видеть настоящий источник проблемы.
Болезни почек, камни в почках и желчном пузыре — это тоже прямы е следствия употребления
продуктов животного происхождения, так как перед почками стоит сложная задача очистки
нашей жирной, кислой крови. В почках могут образовываться камни из -за повышенного
содержания кальция и мочевой кислоты, которое вызвано наличием ж ивотного белка в нашей
диете. Эти камни мешают деятельности почек, и тело может пытаться избавиться от них,
выв одя их через уретру, что является исключительно болезненным процессом.
Жир и холестерин, содержащиеся в продуктах животного происхождения , могут привести к
образованию камней в желчном пузыре и другим его заболеваниям. Печень, как орган, наиболее
прямо ответственный за борьбу с токсичными веществами, перегружена из -за того, что мы едим
мертвых животных, особенно тех, которые находятся в тюрьме пром ышленного
животноводства. Т каны тел этих несчастных созданий настолько засорены токсинами,
искусственными гормонами роста, остатками лекарств и химикатов, стероидами, опухолями и
хроническими болезнями, что их переработка ставит обрекает печень на титаниче ский труд .
Кожа, как самый активный орган выделения, не менее нагружена токсинами продуктов
животного происхождения , и многие заболевания кожи , равно как аллергические реакции могут
быть приписаны попыткам организма очистить себя при помо щи выделения токси нов через

44

эпидермис . На нашу кожу может отрицательно влиять избыток жира и холестерина в продуктах
животного происхождения, которые склонны закупоривать поры, тем самым вызывая развитие
угревой сыпи, аллергических реакций и чрезмерное пото от деление. Многие люди замечают, что
переход на растительную пищ у не только помог им сбросить лишний вес, но и подарил чистую,
свежую кожу, избавив от необходимости пользоваться косметикой.

С Ж иру Бесимся
Холестерин и большое количество насыщенных жиров в продуктах животн ого происхождения
повышает риск возникновения сердечно -сосудистых заболеваний и инсульта. Высокое
содержание жира увеличивает риск ожирения и возникновения цело го букета болезней,
которые вызываю т лишний вес — это такие заболевания, как рак и диабет. На данный момент
от ожирения страдают 60% американцев, более $100 миллиардов трат ится ежегодно на
медицинское обслуживание. Ожирение убивает 330 тысяч американцев ежегодно и скоро
опередит табак, как еще предотвратиму ю причину заболеваний и смерти.
Несмотря н а то, что все мы от личаемся генетически, ни для кого из нас не может быть
естественн ым иметь высокий процент жира в теле или иметь лишний вес. Мы толстые, потому
что потребляем больше калорий, чем сжигаем, а жир высококалориен. Продукты животного
происхожд ения содержат больше жира, чем растительная пища, а в телах животных, которых
специально выращиваются для употребления в пищу, процент жира особенно высок. Они
выращены по специальным методикам, их кормят лекарствами и ограничивают свободу
передвижения. Промышленност ь делает все возможное для того, чтобы животные вырастали
максимально толстыми. Индюшки, которых мы едим на День благодарения , настолько толстые,
что едва могут ходить и не в состоянии спариваться . Они представляют собой карикатур у на
диких, чу вствительных птиц, которые населяют наши леса. Свиньи, коровы и цыплята на
современных фермах тоже содержаться в условиях, способствующих ожирению. Создаем ли мы
их по своему подобию, или они создают нас по своему?
Чтобы понять причину возникновения ожире ния и лишнего веса нам лишь нужно понять, к
какому выводу уже давно пришло промышленное животноводство: потребление излишних
калорий и ограничение физической активности делает травоядное животное толстым. Это
справедливо и для нас. Главное , понять и запомн ить, что во всех продуктах есть три основных
компонента: углеводы, белки и жиры. Углеводы — это необходимое топливо, которое мы
сжигаем для получения энергии. Продукты животного происхождения богаты белками и
жирами и совсем не содержат углеводов, за исклю чением меда и лактозы в молоке.
Неочищенные сложные углеводы из цельного зерна, фруктов, овощей и бобовых и белки из
растительных или животных ресурсов сами по себе не способствуют ожирению, так как тело
должно сначала переработать их в жир, чтобы откладыв ать их в виде жира. Это было
продемонстрировано в ходе научного эксперимента. Доктор наук Нил Б ернард отмечает:
«Ученые провели биопсию жировых отложений у людей и установили, что весь их жир
прои зошел от жира, содержа вшег ося в еде . Кроме того, они установ или, что в телах этих
пациентов практически не было жира, образованного из углеводов».
Почему многие из нас убеждены в том, что углеводы ведут к ожирению? Существует две
основные причины. Одна из них заключается в том, что наша культура создала и сделала
популярным и совершенно неестественные виды углеводов , например, рафинированный белый
сахар и белую муку, которые используются промышленностью для производства нездоровой
пищи, очень богат ой жирами. Эти продукты обладают высоким гликемическим индексом и
слишком быстро усваиваются в организме, повышая уровень сахара в крови. Диетологи
считают, что так их продуктов лучше избегать. Второй причиной является то, что эти
неестественные углеводы прев ратились в козлов отпущения в нашей культуре стадного
мышления , потому что последнее, что мы за хотим признать — это тот факт, что причиной
лишнего веса являются продукты животного про исхождения. Поэтому мы клевещем на
углеводы, которые являются естественны м и здоровым то пливом для нашего организм а. По
результатам исследования, проводившегося университетами Оксфорда и Корнельского
университета под руководством Т. Колина Кэмпбелла, д иета с низким содержанием жира и
сложных углеводов, основанная на овощах, боб овых, цельных зернах, орехах и фруктах , была
признана самой здоровой для людей. Исследование, проведенное Министерством сельского
хозяйства США в 2002 году, в свою очередь , показало, что взрослые люди , придерживающиеся

45

диеты, богатой углеводами (с одержащей больш ое количество злаков, фруктов и овощей), с
большей вероятностью оказываются в категории людей с нормальным весом, чем те, кто
придерживается низко -углеводной диеты.
Борьба с ожирением будет оставаться тяжелой, загадочной и безнадежной до тех пор, пок а мы
будем продолжать настаивать на рационе , богато м мясом, яйцами и молочными продуктами.
Конечно , можно питаться богатой жирами пищей, и придерживаясь растительной пищи , —
например, если есть много авокадо, орехового масла, рафинированных масел, картофел ьных
чипсов и других жирных продуктов, но веганам очень легко и естественно удается употреблять
пищу , содержащ ую маленькое количество жиров, что практические невозможно делать,
употребляя продукты животного происхождения. Наша природа предписывает нам пита ться
растительной пищей, но вместо этого мы потребляем слишком много жира, и страдаем от этого,
а потом садимся на «диеты» для снижения веса и только зря страдаем. Мы читаем миллионы
книг о правильном питании , многие из которых настаивают на необходимости употребления
мяса и молочных продуктов, а в результате нас порабощает медицинско -мясная индустрия. На
самом деле самые популярные диеты, такие как диета Аткинса , диета по группе крови, зоновая
диета, диета Южного побережья и иронично названная Диета углево дозависимых , предсказуемо
рекомендуют питание, богатое жирами и бедное углеводами, основу которого составляют
продукты животного происхождения. И этим диетам так легко верят, потому что основой нашей
культуры является убийство и употребление в пищу животны х, и мы естественно жаждем
получить медицинское подтверждение убежденности в том, что эта практ ика нам предписана
физиологией.
Излишний жир создает дополнительное напряжение для нашего тела, и, как созданная самим
собой тюрьма, которую мы всегда носим с собой, он подавляет нашу способность
само выражаться, твори ть и свободно двигаться. Жир замедляет ток крови, делает ее клейкой,
за соряет вены и артерии, вызывая повреждени я клеток. Лишний вес усложняет работу сердца и
повышает кровяное давление. Это поглощает энергию и создает нагрузку для позвоночника и
нервной системы. Возникновение д иабет а связан о с лишним весом. Иммунная система
вынуждена работать усерднее для того, чтобы контролировать массу бесполезных клеток,
которые зачастую становятся свал кой для токсинов, поступающих в организм с е дой, питьем и
дыханием. Такие клетки наи более предрасположены к тому, чтобы превратиться в рак овые, что
объясняет связь ожирения с раковыми заболеваниями. Кроме того, ожирение вызывает
развитие комплекса неполноценности и другие психологические проблемы.
Жир, находящийся под нашей кожей — это в основном жир несчастных и напуганных животных .
Неудиви тельно, что мы всеми способами хотим избавиться от него. Если наша диета основана на
цельных злаках, фруктах, овощах и бобовых, для употребления которых у нас есть все, что
нужно , мы видим, как проблема ожирения испаря ется вместе с другими напастями . Альбе рт
Эйнштейн был прав, когда сказал, что ни одна проблема не может быть решена на том же
уровне, на котором она была создана. Как всеядные, мы должны перейти на другой уровень,
чтобы решить проблему лишнего жира, на уровень, где мы не будем убивать животных и
перестанем есть их заплывшие жиром останки.

Токсины
Когда мы получаем наши белки из продуктов животного происхождения, в наш организм
попадает гораздо большее количество токсических загрязняющих веществ, чем когда мы едим
растительную пищу, так как зерно, которым кормят скот, обраб атывается пестицидами , и эти
яды концентрируются в мясе, молоке и яйцах . Эндрю Вейл подчеркивает :
«Одна из проблем заключается в том, что диета, богатая животными белками, помещает нас на
верхушку пищевой пирами ды, а это не самое лучшее место … Одно из последствий такого
положения заключается в высоком содержании токсинов в пище, так как их содержание
увеличивается вместе с переходом на новый уровень. Жир сельскохозяйственных животных
содерж ит большое количество токсинов, которые встречаются в меньших объемах в
растительной пищи, например, в зерне. Отдельной проблемой является то, что методы, котор ые
мы используем для получения животного белка в больших количествах, все больше напол няет
мясо ядовитыми веществами ».
Несчастные животные, которых выращивают для употребления в пищу, вынуждены есть очень
много рыбы, мяса и внутренних органов, что является для них совершенно неестественным

46

питанием . Кроме того, для «обогащения» их корма используются удобрения. Эти добавки
вбирают в себя токсины в еще большей мере, чем растительная пища, которой кормят
животных. Токсины в продуктах животного происхождения включают в себя канцерогенные
тяжелые металлы, полихлорированные дифенилы, остатки химических веще ств, антибиотики и
ужас, созданный человеком, который мы сейчас называем прион ами . Считается, что прионы
вызывают коровье бешенство и другие трансмиссивные губчатые заболевания головного мозга,
которые бушевали среди каннибалист ских сообществ людей (таких как люди Форе в Папуя —
Новой Гвинее : один из типов губчатого заболевания головного мозга, который они называли
«куру», был впервые зарег истрирован в 1950 году) и животных (таких как популяции овец и
норок, выращенных в неволе, у которых развивалась так н азываемая «овечья трясучка» ; не
стоит забывать про трансмиссивн ую энцефалопати ю, которая возникала у норок после того, как
их кормили мясом сородичей ). Похожие заболевания, например , такие как болезнь
Крейтцфельдта -Якоба (человеческий эквивалент коровьего бешенства) и , по данным некоторы х
исследовани й определенные формы болезни Альцгеймера , сейчас угрожают популяции
всеядных людей из -за того, что в промышленности принято кормить коров коровами, свиней —
свиньями, а цыплят — цыплятами, а потом скармливать св иней и цыплят коровам.
Также хорошо известно, что продукты животного происхождения заражены вирусами и
бактериями, такими как сальмонелла, листерия, кишечная палочка, кампилобактер и
стрептококк, которые могу быть опасны, если не смертельны , для людей, ос обенно если учесть
нашу истощенную иммунную систему. Мочевина в мясе тоже содержит токсины. Последние
исследования показали, что в подвергнутом термической обработке мясе содержатся
гетероциклические амины, которые являются канцерогенными химикатами и образуются в
процессе приготовления пищи. Поэтому плохо прожаренное мясо подвергает нас опасности
быть зараженными сальмонеллой, кишечной палочкой и другими патогенами, и даже
приготовив его , мы едим канцерогенные химикаты, которые образуются в процессе нагревания
животного жира.
В результате индустриализации производства продуктов питания на свет появились
промышленные фермы, на которых животные содержатся в узких и гряз ных клетках, что
позволяет сократить затраты на рабочую силу, а использование дешевого топлива и различного
вида субсидий позволяет тратить меньше на корм для животных. Ради снижения затрат
млекопитающих, птиц и рыб выращивают по специальной методике, кото рая позволяет им
быстро набирать вес . Кроме того, им дают стероидные гормоны, чтобы еще больше сократить
промежуток времени между рождением и бойней. Цыплят, например, сейчас убивают в возрасте
45 дней, а в 1950 году их возраст для забоя составлял 84 дня. Эти гормоны и стимулятор ы роста
запрещены в Европе, так как исследования показали, что они увеличивают риск заболевания
раком и развития репродуктивной дисфункции , что ничуть не мешает легально использовать их
при выращивании 90% мясного скота в США. Стре сс, вонь, паразиты, накопившиеся фекалии и
моча, инсектициды и теснота создают идеальные условия для развития болезней, а постоянно
вводим ые антибиотики и другие лекарства неминуемо скапливаются в мясе, молоке и яйцах.
Нет совершенно никакого контроля над препарат ами , используемы ми на фермах. Исследователь
Гейл Айснитц пишет:
«Неквалифицированные рабочие, а не ветеринары, дают лекарства животным, зачастую при
помощи инъекций. По словам одного рабочего, занимающегося “лечением ”, лекарство и его доза
определя ются методом проб и ошибок . “ Я использую од ну иглу для сотен свиней, до тех пор,
пока она не затупится настолько, что уже не может проколоть кожу. Или пока не сломается.
Тогда мне приходится брать плоскогубцы и выдергивать иглу ”. Остатки этих препаратов мо гут
оказаться в беконе к чьему -нибудь завтраку на следующее утро» .
По всем этим причинам продукты животного происхождения содержат большое количество
токсичных загрязнителей и патогенов. Например, и з-за плохих условий батарейно й системы
содержани я кур боле е 650 тысяч американцев каждый год страдают от саль монеллы, которой
они заражаются, съедая яйца; заражение сальмонеллой обнаруживается у 72% убитых цыплят.
Кампилобактером, который является причиной развития гастроэнтерита и связан с синдромом
Гийена — Бар ре, заражено 85% цыплят. Листерия является особенно опасным патогеном,
который часто обнаруживается в сырах, яйцах, моллюсках и мясе ; в результате заражения 92%
людей попадают в больницу. Это связано с повреждениями мозга и центральным параличом у
младенце в, рожденных инфицированными матерями. Кишечная палочка заражает сотни

47

любителей гамбургеров и ежедневно убивает нескольких из них, если верить данным Центра по
контролю и профилактике заболеваний США. Как и коровье бешенство, эти болезни
развиваются из -за безответственного отношения, которое царит на промышленных фермах, из -
за которого животные прибывают на бойню больными и покрытыми экскрементами.
Условия, царящие на бойнях, обеспечивают еще большее заражение мяса. За последние 20 лет
скорость конвейера у величилась, а контроль министерства сельского хозяйства США снизился. С
утверждением Системы анализа опасности и критически х точек контроля в 1996 году
индустрия производства мяса в основном сама себя регулирует и проверяет. Вот о чем , по
словам Айснитц, сообщают рабочие в письменных заявлениях о продукции боен:
«”Каждый день я вижу цыплят — черных , зеленых, вонючих, покрытых экскрементами. Такие
цыплята должны выбрасываться, но вместо этого они попадают на конвейер и
перерабатываются ”.
Рабочий другой фабр ики заявляет : “Я своими глазами видел гнилое мясо — это понятно по
запаху. Это гнилое мясо смешивают со свежим и продают для производства детского питания.
Нам говорят смешивать его со свежим мясом, чтобы его можно было прода вать . В этом мясе
можно даже че рвей увидеть ”.
Еще один рабочий: “В цеху, где куриные кости перемалывают и добавляют в сосиски и колбасу,
постоянно стоит ужасный запах. Иногда их привозят с других фабрик и они стоят по нескольку
дней. Часто в них заводятся личинки мух. Эти кости никогда не очищают, поэтому личинки
перемалываются вместе с костями и остаются в конечном продукте ”».
Благодаря новому «рационализированному» процессу инспектирования индустрии позволено
практически все. В письменных показаниях инспекторов Министерства сельского хозяйства
США, полномочия которых на бойнях сейчас сокращены, повторяется одна и та же шокирующая
информация о том, насколько опасны продукты животного происхождения для здоровья:
«Я видел регулярно птиц с раковыми опухолями, а иногда он и непрерывн ым поток ом поступа ли
на конвейер. Пока я был на контроле качества, я отбрасывал тех, которых видел, но невозможно
было уследить за всем и. Сразу после того, как я бросал их в бак с отходами, бригадир говорил
рабочим вернуть птиц обратно на конвейер.
Каждый день туш ки падают на пол , и никто не обрабатывает их перед тем, как вернуть на ленту.
Полы покрыты кровью, экскрементами, гноем и грязью. Многое из этого попадает в мясо во
время мойки туш».
Вместо того чтобы сократить загрязнение фекалиями и гноем, рабочие исполь зуют души для
мойки туш , пуская сильны й напор воды, чем только глубже загоняют грязь в плоть, а не
очищают мясо. При убийстве свиней и кур используют шпарильные чаны:
«В шпарильных чанах живые птицы вдыхают грязь с перьев и кожи, а горячая вода открывает
поры на коже птиц, позволяя патогенам проник ать внутрь. Вибрация от машин по удалению
перьев создает взвесь из экскрементов в воде, которая потом «вбивается» в птиц. Заражение
происходит и во время обработки птиц автоматической потрошильной машиной. Скорост ные
машины обычно вспарывают желудки и вычищают внутренности , но содержимое внутренних
органов попадает в полости тел птиц».
Немалый вклад вносят и резервуары -охладители:
«Еще один вид скоростного загрязнения возникает, когда цыплят погружают в резервуары -
охладители. “Воду в этих резервуарах называют “фекальны м суп ом” из -за всей той грязи и
бактерий, которые там плавают ”, — сказал мне Том Д евайн из Проекта по подотч етности
правительственного аппарата. “Погружая чистых и здоровых птиц в один резервуар с грязными,
рабочие обеспечивают перекрестное загрязнение ”, — добавил он».
Айснитц пишет о том, как она просматривал а архивы Проекта от 1996 года и нахо адил а
раз личные виды наруш ений, которые раньше устранялись по указанию инспекторов, но сейчас
у них уже нет полномочий останавливать подобные практики :
«Протухшее мясо коптят, маринуют и панируют для того, чтобы замаскирова ть вонь и слизь.
Парное мясо смешивают с протухшим и перер абатывают в продукты питания … Мясо цыплят и
поросят вымачивают в резервуарах с хлором, желая избавиться от запаха и слизи. Чтобы мясо
выглядело свежим, в него добавляют красную краску.
В этих документах указывались случаи, когда мясо паковалось вместе с фе калиями. В этих
упаковках та кже можно было найти части легких, кишок, мертвых насекомых … Личинки мух

48

заводятся в таре для перевозк и мяса, на полу, в оборудовании и упаковках. Рабочие фабрик
бросают фарш с пола прямо в контейнеры, наполненные фаршем для про изводства сосисок».
И это лишь верхушка айсберга. Когда мы употребляем продукты животного происхождения для
получения белка или ради еще какой -то выдуманной выгоды , мы употребляем серьезно
загрязненн ую пищу . Попыткой снизить риск заражения стало то, что в феврале 2000 года
Министерство сельского хозяйства США узаконило практику применения ядерной радиации для
обеззараживания мяса . Последствия употребления такого мяса в долгосрочном периоде
неизвестны, но в краткосрочном периоде исследования показали возмож ность образования
канцерогенов и мутировавших бактерий. Интересно, что ни одна здравоохранительн ая
организаци я не опротестовал а это решение.

Медицинско -мясной К омплекс
Благодаря нашим пищевым пристрастиям мы научились смотреть и при этом не видеть. Одним
из примеров является то, что случаи заболевания диабетом сейчас достигли масштабов
эпидемии. Несмотря на то, что ученые установили ч еткую связь заболевания диабетом с
потреблением продуктов животного происхо ждения, миллионы долларов продолжают
расходовать ся на поиск «лекарств» от диабета. Обычные горожане даже жертвуют свое время на
участие в пеших марафонах, предназначенных для того, чтобы соб ирать деньги на
«исследование диабета». Случаи заболевания диабетом редки среди тех, кто придерживается
растительн ой диеты, но риск очевиден среди людей, ч ей рацион богат животным белком.
Причину этого понять несложно . Избыточное содержание жира в «мясно м» питании, если его не
сж игать , может сделать организм устойчивым к действию инсулина — гормона, который
превращ ает жир в жировые клетки. Поэтому жир , переработанный в сахар, выводится из
организма с мочой. Как подчеркивает доктор медицины Джон Макдугалл , «эта потеря сахара
(калорий) является адапт ивной реакцией тела на избыточное потребление калорий и их
запасание (об раз ование подкожного жира)». Если человек прекра щает употребление продуктов
животного происхождения , его организм может резко сократить или устранить диабет, и такие
случаи имели место неоднократно.
Еще более удивительным является тот факт, что тысячи выдающихся умов работают над
проблемой диабета, проводят тест ы, выигрывают гранты, пиш ут исследовательские труд ы,
обмениваются открытиями и не могут заметить эти очеви дные связи. Исследователи торопливо
раз брасываются бюджетными деньг ами и отчаянно пыта ют лабораторных животных в поиске
«эффективных механизмов» и фармацевтических препарато в, которые можно запатентовать и
получить от их производства прибыль. И все же Макдугалл пишет, что редко, но все же
встре чаются случаи, когда кто -то высказывается о том, что очевидно с точки зрения медицины:
«Едва ли можно считать совпадением тот факт, что одна и та же диета помогает вылечить
диабет, способствует значительному снижению веса, снижает уровень холестерина и
три глицеридов в крови, очищает артерии и возвращает отличное состояние здоровья. Но
неважно, как часто исследования будут подтверждать подобные результаты — тенденция не
изменится , и причиной тому субсидии , которые поступают в систему здравоохранения из
эконо мики для поддержания постоянного уровня заболева емости и спроса на расходное
лечение».
Токсичный жир, холестерин и белки, проникшие в нашу диету, стали опор ой для огромного
медицинского комплекса, который наживается на наших болезнях. Снижение веса — это
огромная и продолжающая расширяться индустрия, предлагающая как альтернативные, так и
традиционные способы решения проблемы, большинство из которых отвлекают внимание
людей от простых истин и усложняют проблему для собственной выгоды. Медицинские
учреждения предпочитают доходные фармацевтические и оперативные вмешательства, такие
как курс ле чения препаратами , липос акция, урезание желудка и обходной желудочный
анастамоз, простому сове ту перейти на сугубо растительную пищу .
Помимо провоцирования ожирения, жир и холестерин продуктов животного происхождения
засоряют артерии, и мы снова оказываемся потребителями искусных, дорогих и
малоэффективных решений медицинской индустрии. Они включа ют широкий ассортимент
лекарств (вместе с побочными эффектами), которые искусственно разжижают загустевшую от
холестерина кровь. Для этого есть и хирургические процедуры. Они включают в себя
развертывание артерий, пластику сосудов и внутрисердечное шунтирование.

49

С широким распространением рестора нов быстрого питания и меню, ос нованных на про дуктах
животного происхождения, в больницах, медицинская индустрия обрела твердую уверенность в
том, что пациентов временно . П ока больные продолжают есть мясо, рыбу и яйца, они будут
постоянными клиентами медиц инских учреждений. Полное излечение атеросклероза и
заболеваний сердца происходило после того, как пациенты переходили на растительную пищу,
делали физические упражнения и учились справляться со стрессом, говорит доктор медицины
Дин Орниш , автор диеты поп улярной на Западе диеты , подходящей для лактовегетарианцев .
Безграничная ирония заключается в том, что переход на растительную пищ у считается даже
более радикальным выходом из сложной ситуации , чем многочисленные уколы, операции,
приемы лекарств и потенциа льная смерть. Наверное, это действительно наи более радикальное
решение, потому что в культуре стадного мышления нет ничего более опасного для
установленного порядка эксплуатации и привилегий, чем сознательный отказ от покупки и
употребления продуктов живот ного происхождения , которые определяют направление нашей
мысли .

Эффект П лацебо
Но есть и хорошие новости: наши тела прекрасно функционируют , когда мы питаемся
исключительно растительной пищей , и эта диета по природе своей бесконечно более
сострадательна п о отношению к животным и людям и более жизнеспособна в условиях
современной экологии , чем любая другая . Каждый из нас может перейти на здоров ое питание,
исполненное глубокомыслия и сострадания, и никогда не будет оглядываться назад. Почему же
мы не радуемся этому открытию и не хотим немедленно измениться, преобразив нашу
культуру, наш разум, нашу жизн ь, наше благосостояние и нашу планету? Почему мы отводим
глаза, бормочем извинения и так сильно сопр отивляемся? Поч ему мы так пассивны ? Я
встречался с доктором медицины Джеймсом Гибсоном в его родном городе Эль -Пасо и спросил
его, существует ли на планете хотя бы один человек, чья физиология требует потребления
каких -либо продуктов животного происхождения . Он сразу же ответил, что такого человека не
существует; у всех людей схожая физиология , и она предназначена для растительной пищи.
Почему же тогда, спросил я, люди думают, что им необходим животный белок? « Им промыли
мозги», — вот каков был его ответ.
Мощь этой навяз анной обществом лжи безгранична. Она образует вокруг нас силовое поле,
определяя наши мысли, взгляды и действия. В культуре стадного мышления , в которой мы были
рождены, центральной позицией является отчуждение и домин ирование , а основное действие,
усилива ющее это отношение — употребление животных в пищу. Наша культура научила нас не
чувствовать единение с природой, животными и божественным началом , а вместе с тем и тому,
что наш разум и тело обособлены друг от друга . Несмотря на то, что этот дуалистический взгляд
оспаривается, он все же преобладает в нашем мире, делая сложным для понимания тот факт, что
то, во что мы верим и как мы думаем и чувствуем, оказывает влияние на наш организм , а
состояние тела влияет на наш разум. Сила эффекта плацебо основана на э том единстве разума и
тела, и величина этой силы удивительн а. Было проведено множество исследований, в которых
больным давали сахарные таблетки, и результаты были такими же, а иногда даже более
обнадеживающими, чем у тех, кому давали настоящие лекарства. Наши о жидани я — мощн ая
сил а. Некоторые люди теряли волосы после того, как им сказали, что они будут проходить
химеотерапию, несмотря на то, что им давали лишь плацебо. По словам доктора медицины
Уэйна Джонаса, специалиста по исследованию плацебо и директора Института информационной
биологии Самуэли, операции плацебо — когда пациенту говорят, что будет проведена операция,
но оперативного вмешательства на самом деле не происходит — «так же эффективны, а иногда
даже более эффективны, чем настоящие операции». Не смотря на то, что механистическая
биомедицинская структура нашей культуры не воспринимает силу эффекта плацебо и
негативно к нему относится, очень важ но понять, что этот эффект совсем не отрицательный, а
напротив, бесконечно положительный. Зная об это м еди нств е разума и тела, мы можем
освободить мощную силу исцеления при помощи наших мыслей, идей, чувств и
проницательности.
Многие из нас при переходе на растительную пищ у ощущают, как будто тяжелый груз спадает с
их плеч в физическ ом , умственн ом , эмоциональн ом и духовном плане , но некоторые чувствуют
себя хуже, особенно в начале. Безмерная и неизученная сила эффекта плацебо помогает это

50

объяснить, особенно если мы совершаем переход в одиночестве, и нет перед глазами здоровых и
энергичных веганов. За программ ир ованность может легко вернутся усилен ная повсеместной
рекламой мяса, молочных продуктов, яиц и медицинских учреждений. Самые близкие для нас
люди вбивали нам в головы практически с самого рождения, мнение которых всегда было для
нас авторитетно, мысль том, что мы будем слабыми и больными, если не будем получать
достаточное количество «белка» из сыра, яиц и мяса — и голоса этих людей, конечно же , живут в
нас. Когда м ы переходим на растительную пищ у, мы подсознательно ожидаем ощущени й
слабости или недомогания , поэтому наше тело может почувствовать их на самом деле. Поэтому,
когда мы отказываемся от продуктов животного происхождения , очень важно освободить
сознание от навязанных обществом стереотипов о том, что для здоровья нам нужны эти
продукты . Мы плаваем в эмоционально заряженном море мыслей, созданном поколениями
всеядных, и это массовое сознание может помешать нам поверить на глубинн ом уровн е в то, что
мы способны быть более здоровыми , не употребляя продукт ы животного происхождения .
Вдобавок ко всему этому исследователи заметили, что плацебо более эффективно, если оно
неприятно. Дорогие и горькие плацебо, например, как дорогие и горькие лекарства, «работают»
лучше : из -за того, что нам н еобходимо пережить небольшую травму, чтобы их проглотить, мы
подсознател ьно ожидаем, что их действие будет эффективнее. Употребление мяса и выделений
животных настолько отвратительны для нас, что эти продукты являются особенно мощными
плацебо. Мы считаем стервятников отвратительными, потому что они питаются падалью, но
сами едим то же самое! Благодаря тому, что нас научили ассоциировать силу и энергию с
употреблением мяса, эта ассоциация помогает нашей гибкой и удивительной психофизиологии
частично подавлять токсичную природу этих продуктов, благодаря чему мы можем выжить и
фу нкционировать. В детстве у нас нет другого выбора.
Есть еще две причины, по которым нам может быть сложно соверши ть переход на веганство .
Одна из них заключается в том, что когда мы перестаем употреблять насыщенные жиры,
холестерин и другие токсины, которы е содержатся в продуктах животного происхождения , наш
организм может воспринять это как приглашение к началу большой уборки. Фрукты и овощи
очищают кровь и выводят из нее токсины, и когда наше тело переключается с режима
выживания и помещения токсинов в жи ровые клетки на режим очищения, обновления и
сокращения жировых клеток, организм выталкивает запасенные токсины в кровоток для того,
чтобы избавиться от них. И вместо того чтобы поч увствовать себя лучше, мы можем ощутить
прямо противоположные чувства в те чение недели или двух, пока остатки токсинов и
химических препаратов выходят из крови. Это повод для радости, потому что яды больше не
хранятся в наших тканях.
Имейте в виду, что если вы пойдете к о врачу за советом в этот период «очищения», вы
встретитесь с неприятием растительной пищи. Вас почти наверняка предупредя т об опасностях
«причудливых диет » и попытаются убед ить в том, что для того, чтобы быть здоровыми, вам
необходимо есть мясо. К сожалени ю, после так ого общения очень велик соблазн можно
вернуться к общему потоку жестокого отношения к животным, решив, что вы попробовали быть
«вегетарианцами», но слова докто ра о том, что вы не получае те достаточно е количство белка,
или железа, или витамина В 12, или энергии янь с вашей пищей, или что ваш тип крови
предполагает употребление мяса, или убедили вас в том, что рацион всеядного неизбежен .
Несмотря на то, что медицинские образовательные учреждения обладают огромным
количеством информации, преподавани е диетологии не пользуется популярностью.
Большинство врачей мало знают о правильном питании , потому что меньше четверти
медицинских школ преподаю т курс по этому вопросу, а то, что представлено в рамках этого
курса, находится под сильным влиянием мясо -моло чной промышленности, как и вся наша
культур а. Это влияние отражается и на тех, кто выбрал диетологию своей профессией. Марион
Нестле показывает в своей книге «Политика питания», что индустрия производства продуктов
животного происхождения располагает огром ными средствами и ок азывает огромное влияние
на наше правительство на всех уровнях, а также на науку и медицину. У защитников
растительной пищи нет таких ресурсов. Хорошо известно, что производители мясо -молочных
продуктов спонсируют исследования, публикую т рекламные буклеты, которые преподносятся
как образовательные материалы, и затевают сомнительные мероприятия с медицинскими
организациями, занимающимися профессиональными исследованиями. Например,
Американское общество по исследованию рака и другие фонды , изучающие онкологию,

51

сотрудничают с производителями мяса, которые спонсируют ежегодные стейк -банкеты,
организ уемые для сбора средств на исследования болезни . А Американская ассоциация
исследования сердца передала права на использование их логотип а в рамк ах «борьб ы с
болезнями сердца и инсультами» сети ресторанов быстрого питания Subway после того, как
получила от руководства компании чек на $10 миллионов. И это несмотря на то, что меню в этих
ресторанах состоит преимущественно из мяса и сыров, которые по вышают риск развития
сердечно -сосудистых заболеваний.
В старой поговорке говорится, что если в первой половине нашей жизни мы будем тратить
деньги на богатую мясными продуктами диету, всю вторую половину жизни мы будем тратить
деньги на врачей . Поэтому когда мы отказываемся от продуктов животного происхождения, в
течение первых нескольких недель мы можем чувствовать себя хуже, пока организм очищается,
но преимущества перемен очевидны, как замет ил Эндрю Уэйл: «Исследования показывают, что
вегетарианцы бол ее здоровы и живут дольше, чем мясоеды».
Третья причина, по которой некоторым из нас тяжело перейти на растительную пищу,
заключается в том, что мы не знаем, как готовить вкусные, питательные и простые веганс кие
блюда. Это достаточно легко , но этому надо н аучиться и забыть то, что мы уже знали. К счастью,
существует огромное количество кулинарных книг с вегетарианскими и веганскими рецептами,
кулинарных курсов, групп, программ и продуктов. Прежде всего, можно отказаться от мяса, но
продолжать есть молочные продукты и яйца. Эти продукты содержат практически столько же
жестокости, токсинов, холестерина и животного белка , как и мясо, поэтому вряд ли вы заметите
резкие перемены. В этой связи лучше сразу переходить на полностью растительную диету. Если
вы станете песк ета рианц ами, то есть, будете продолжать есть молочные продукты, яйца и рыбу,
вы сможете заметить, что ваше го отказа достаточно для того, чтобы ощущать раздражен ие, но
не для того, чтобы заметить какие -то улучшения в организме. Также вы не заметите
пол ожительных изменений, если перейдете на веганскую диету, но будете употреблять
неполезную пищу — насыщенную гидр иро ванными жирами, белой мукой, белым сахаром,
искусственными заменителями сахара, консервантами и химикатами.
Легко и просто получать все необх одимые питательные вещества, придерживаясь растительной
диеты. Употребляя различные овощи, фрукты, злаки, орехи, бобовые, вы можете быть уверены в
том , что получаете достаточное количество витаминов, минералов и белка, необходимое для
здоровья. Два осн овны х вещества, которых может не хватать в веганской диете , это витамин В12
и омега -3 жирные кислоты. Витамин В12 является естественно образующейся субстанцией,
которая возникает в почве и воде, но из -за современных методов очистки воды и обработки
почвы нам с ложно получить этот витамин из воды и растительных продуктов. Поэтому
рекомендуется принимать специальные добавки или употреблять обогащенное этим
витамином соевое молоко или другие обогащенные им веганские продукты. Благодаря
современным методам обработки пищи мы получаем большое количество омега -6 жирных
кислот. Для получения же омега -3 жирных кислот следует употреблять грецкие орехи, льняные
семена или льняное масло. Достаточная доза — две столовые ложки молотых льняных семян
ежедневно. Хорошим обзором д иетических аспектов веганской диеты можно считать книг у
«Становясь веганом» Бренды Дэвис и Весанто Мелина, д вух дипломированных диетологов.
По иронии судьбы , бремя об ъяснения недостатков питательных веществ в пище ложится на
веганов («А откуда ты получаешь белки/ витамин В12/ и т.д.?), хотя исследования показывают,
что веганы употребляют в два раза больше овощей и фруктов , чем люди, придерживающиеся
традиционной диеты. По результатам последних исследований , у веганов повышены показатели
содержания в крови 1 6 из 19 исследуемых веществ, в том числе превышение в три раза уровня
витамина С, витамина Е и клетчатки, в два раза — фолатов, магния, меди, кальция и белков.
Также потребление насыщенных жиров у веганов на 1/2 меньше, и лишь 1/6 веганов склонны к
полнот е. Для веганов существует риск недостаточного поступления в организм лишь трех
питательных веществ — кальция, йода и витамина В12, в то время как мясоедам обычно не
хватает семи — кальция, йода, витамина С, витамина Е, клетчатки, фолатов и магния.
Важно по купать органически выращенные продукты, например, злаки, бобы и орехи, не только
потому, что в них содержится больше витаминов и минералов, но так же и потому, что
сельскохозяйственные яды не проникают в пищевую цепочку. Количество токсинов,
требующееся дл я производства головки салата -латука или тарелки риса , намного меньше того,
которое требуется для производства хот -дога, сырного омлета или каракатицы сома , потому что

52

для производства продуктов животного происхождения необходимо огромное количество
обработанного пестицидами корма для животных.
Что касается вкуса, то те, кто перешел на растительную пищ у, говорят о новых вереницах блюд
и продуктов , которые им открываются и о которых они до перехода на веганство да же не
подозревали. Р ецепты веганских бл юд кулинарных традиций Средиземноморья, Африки, Индии,
Восточной Азии, Мексики и Южной Америки предлагают вкусные и питательные возможности ,
из которых каждый сможет выбрать что -то, что ему понравится . Когда наши вкусовые
рецепторы возвращаются к жизни пос ле отказа от мяса , мы открываем более тонкие нюансы
вкуса . Стоит наши м сердца и ум ам расслаб ить ся , наслаждаясь поддержани ем менее жестоких
видов питания, как пища становится все более и более вкусной. Благодаря связи разума и тела
еда становится более пита тельной, когда мы начинаем наслаждаться употреблением
привлекательных фруктов и трав , дарованных нашей земл ей . Осознанное питание — основа
счастья и мира.

Наше Тело, Наш Друг
Когда наш рассудок истощен, мы используем лекарства для того, чтобы силой воздей ствовать
на наш орга низм так, как будто воздействуем силой на беззащитное животное. Например, когда
наше тело в своей мудрости старается очиститься от токсинов, которые попадают к нам в
организм с нашим питанием, и вызывает простуду или жар для того, чтобы помочь процессу
очистки, мы часто глотаем лекарства для того, чтобы подавить симптомы, тем самым мешая
естественному процессу оздор овления. Разум знает, что тело — его лучший друг. Он неустанно
работает над тем, чтобы способствовать здоровь ю и гармони и и выступает в роли средств а для
выражения себя и обретения опыта в этом мире. Что может быть более важным и ценным, чем
забота и защита? Разум никогда не де ла ет ничего нам во вред, но всегда старается сделать все,
что в его силах, чтобы выполнить задачу, кот орая перед ним стоит. Жаль, что такое огромное
количество ценных даров от любящего источника жизни, красивых плодов духовного
творчества без о всякой на то необходимости лиш аются своей ценности, нагруж аются бременем,
котор ое не было предусмотрено или предви дено природой, трагично разруш аются
невежеством, страхом и безразличием. Физическое здоровье — это такое сокровище! Но какая
редкость оно сегодня, особенно среди тех, кто мучит и убивает животных для употребления их в
пищу.
На самом деле , достаточно очевид но, почему болезни сердца становятся наследственными. Вся
семья сидит за одним обеденным столом. В детстве мы не только питаемся так же, как наша
семья, но и впитываем ее взгляды. Пока мы метафорично не «покинем дом» и не поставим под
вопрос воззрения наше й культуры относительно питания и не отринем рабовладельческую
пропаганду медицинско -мясного комплекса, нам будет сложно увидеть наше уникальное
предназначение и вырасти духовно. Духовное здоровье, так же, как физическое и психическое,
побуждает нас взять на себя ответственность за свои жизни и посвятить себя целям, гораздо
более высоким, чем собственные проблемы .
Полагаясь на производителей лекарств и продуктов животного происхождения и поставщиков
медицинских услуг, которым не выгодно, чтобы мы видели свя зи, о которых мы говорили выше ,
наша культура создала условия, в которых развиваются дисгармония и рабство .
Сельскохозяйственный бизнес постоянно пытается производить больше продуктов для
меньшинства при помощи интенсивного выращивания животных , ограничени я их свободы,
использования гормонов, антибиотиков, лекарств, и кормов, которые «обогащены» рыбой,
навозом и суб продуктами.
Многие люди, прочитав сказанное выше, отказываются от «красного мяса» и чувствуют, что
после этого они стали вегетарианцами и питают ся здоровой пищей. Ничто не может быть более
далеким от правды. Мясо свиней, цыплят, индюшек, уток и других выращенных
промышленными методами животными , так же богат о холестерином, окисляющими белками,
страданиями, страхом, адреналином и токсичными остатка ми химических препаратов, как и
мясо коров, а может быть даже больше. Если мясо помечено как «органическое» , в нем может
быть меньше химических остатков, но они все -таки присутствуют . Мясо более экзотических
животных, таких как фазан, шотландская куропатка, страус, эму, буйвол, олень, кролик, лошадь,
лягушка, аллигатор и черепаха не менее вредн о для здоровья и вызыва ет столько же муче ний.

53

Все животные безгранично и бесполезно страдают ради того, чтобы мы могли пировать на их
истерзанных телах.
Другие люди могут пойти дальше и отказаться от всех видов мяса, но продолжать есть плоть
моллюсков, молочные продукты и яйца — продукты, которые они считают более «здоровыми»,
чем мясо. Перед тем , как взглянуть на это убеждение более пристально в последующих главах,
нам будет полезн о понять, что беспокойство о собственном здоровье является мелочной,
эгоистич еской , а потому сомнительной причиной для отказа от продуктов животного
происхождения . Самы е серьезные и устойчивые причины для смены питания основываются на
заботе о других — в данн ом случае о диких и сельскохозяйственных животных, голодающих
людях, рабочих боен и будущих поколениях, если говори ть лишь о некоторых жертвах нашего
желания питать ся мясом. Польза для здоровья, приносимая растительной пище й, является
бонусом к любви, доброте и ос ведомленно сти, а болезни и дискомфорт, вызываемые
продуктами животного происхождения, являются последствиями нарушения законов природы.
Если мотивация для о тказа от животной пищи заключается лишь в беспокойстве о собственном
здоровье, то человеку не составит никакого труда начать обманывать себя понемногу тут и там
и в конечном счете вернуться к их употреблению всех продуктов животного происхождения .
Когда на ша мотивация основывается на сострадании, она глубока и продолжительна, потому
что мы понимаем, что наши действия напрямую влияют на тех, кто от нас зависит. Мы никогда
не жульничать , потому что это означало бы оскорбить других, а мы не хотим этого делать. В то
время как существует большое количество « бывших вегетарианцев», «бывшие веганы» вряд ли
когда -то были настоящими веганами : едва ли можно потерять подлинное сострадание.
Основн ая причиной, почему я привел некоторые негативные последствия употребления
продуктов живо тного происхождения в этой главе — это мое желание помочь избавиться от
заблуждени я, что мы «нуждаемся» в продуктах животного происхождения. Разоблачение этого
ошибочно го убеждени я открывает возможности для понимания неисчислимых страдани й.
Страдани й животных, страдани й тех, кто их ест , и тех, кто наживается на этом, страдани й
умирающих от голода людей, которых можно было бы накормить зерном, идущим на корм
животны м, и страдани й, которые мы причиняем экосистеме, другим созданиям и будущим
поколениям . В се эти страдания связаны между собой. Именно взаимосвязь страданий и их
противоположностей — любви, заботы и ос ведомленности призывают нас осознать
происходящее.

ГЛАВА 6. РЫБНЫЕ ФЕРМЫ И ОХОТА НА МОРСКИХ ЖИВОТНЫХ

Жизнь умирает в наши дни … Когда наши предки начали эксплуатацию нашего континента они
были уверены, что жизненные ресурсы Нового Мира были безграничны и неиссякаемы. Им было не
под силу оценить хрупкость взаимосвязанных сложных частей во всем их многообразии , которые
вместе состав ляют полотно жизни . В защиту наших предков можно сказать, что они не имели
понятия о последствиях их смертоносных действий. Мы же , люди, живущие сегодня , не можем
прибегнуть к тому же оправданию наших разрушительных действий и их катастрофических
последств ий.
— Фарли Моуэт, «Море резни»

Земля производит достаточно для нужд каждого, но не для жадности каждого .
— Махатма Ганди

Токсичные Отходы , Т оксичная Плоть
Рыба, креветки, моло ко , яйца — эти продукты животного происхождения
средне статистическому потребителю представляю тся наименее вредными для здоровья, и
порой может показаться, что они приносят меньше страданий, чем поедание плоти
млекопитающих и птиц. Давайте взглянем на последствия употребления в пищу живых существ,
населяющих водные пространс тва на нашей планет е.
Также как и плоть всех животных, плоть рыбы и креветок обладает высок им содержанием трех
вышеописанных компонентов — насыщенного животн ого жир а, холестер ина и животн ого
белк а. Процентное отношение насыщенных, или сатурированных жиров по сравнению с
не насыщен ными возможно «лучше » в рыбе , чем в других продуктах животного происхождения ,

54

но рыба никак не может считаться «нежирной пищей» . Поскольку рыба живет в воде, ее плоть,
кроме высокого содержания жира, холестер ина и животного белка , употребление которых
способству ет возникновению болезней сердца, рака, ожирения, диабета и других заболеваний ,
как правило , еще более насыщена токсичными элементами , чем мясо млекопитающих и птиц на
фермах. Как такое может быть?
Основная причина заключается в том, что миллионы тонн токсинов, производимых нашей
цивилизацией, в конце концов оказываются в воде. Наибольшая доля этих токсинов приходит
от животноводства в форме гербицидов, пестицидов, микрооргани змов и поток ов испражнений ,
обогащенны х антибиотиками и другими токсичными соединениями. Животноводство
производит 4500 килограммов навоза на душу населения в США, и излишки фосфат ов и
нитрат ов от этих вы бросов вызывают непомерный рост и цветение водорослей , «красн ые
приливы » (цветение водоемов микроорганизмами) и размножение смертоносных
одноклеточных типа Phisteria piscicida, котор ые унос ят жизни миллиардов рыб и оставля ют
нарыв ы на телах плавающих в водоемах людей . Еще больше в оды загрязняются от целого ряда
онкогенных диоксинов, полихлориниро ванных бифенилов, радиоактивных отходов, токсичных
тяжелых металл ов из промышленных стоков, отходов предприятий кожевенной , меховой,
бумажной, энергетической , фармацевтической и нефтяной индустрий . Вдобавок ко всему
токсины, которыми загрязнен воздух, в ко нце концов оседают и тоже вымываются в водоемы .
Свалки т акже добавляют токсины в грунтовые воды, откуда те попадают в реки, моря и океаны.
Вода — это универсальный растворитель на нашей планете, и целый диапазон загрязняющих
экологию веществ, которые мы производим , за канчивает свое путешествие в реках, озерах и
заливах , приводя к серьезному загрязнению океанов. В океанах существуют гигантские
пространства, называемые мертвыми зонами, в ядовитых и бедных кислородом условиях
которых, называемых гипоксия, н е может выжить ни одна рыба. Эти зоны образовались
результате массового вымывания азотосодержащих удобрений и навоза в реки и океаны. Такая
ненормальная среда, где очень высок уровень содержания азота, содействует бурному цветению
воды или росту фитопланкт она и , как результат , ведет к обеднени ю воды кислородом, что
приносит удушье и смерть рыбам и другим морским животным. Одна из таких мертвых зон
размером 18000 квадратных километров находится недалеко от побережья штата Луизиана, где
река Мис сисипи ежеднев но выносит миллиарды литров воды, отравленной индустриальными и
животноводческими стоками, в Мексиканский Залив, на нося огромный ущерб его хрупк им,
завораживающе многообразным и взаимосвязанным экосистем ам .
Поедать животных, которые живут в водах Земного ш ара все равно что употреблять наши
собственные токсичные отходы в высокой концентрации . Мы знаем, что экологические
токсины накапливаются в жирных тканях всех животных. Этот факт должен заставить нас
при задуматься. Как речная , так и морская рыба являются хранилищами ядовитых и онкогенных
веществ, накапливая их в своих тканях . Концентрация этих веществ в сотню тысяч раз
превышает конце нтрацию этих же веществ в воде, что объясняется дв умя основны ми
причин ами . Во -первых , рыба дышит через воду, пропуская ее че рез жабры, чтобы извлечь из нее
кислород. Таким образом , в процессе дыхания все рыбы используют огромное количество воды,
а токсины задерживаются в жабрах и оттуда переносятся в жирные прослойки плоти. Во -
вторых , крупные рыбы — это, как правило , хищники, питающиеся более мелкой рыбой,
котор ая, в свою очередь , пита ется еще более мелкой рыбой, котор ая ест еще более мелкую рыбу.
В отличие от земных млекопитающих и птиц, которые большей частью являются травоядными,
за исключением «высших хищников », которые питаются мышами, кроликами, оленями и т.д.,
рыбы живут в более хищном мире. На каждом уровне концентрация токсинов умножается.
Люди любят в основном есть крупную рыбу , такую как тунец, стерлядь, акула, осетрина.
Исследователи знают, что плоть кру пной рыбы содержит высокую концентрацию ядов и что ,
согласно Агентству по защите окружающей среды, концентрация , онкогена PCB в рыбе
приблизительно в 9 миллионов раз превышает концентрацию этого онкоген а в воде. Креветки
также стали крайне токсичными потом у, что они обычно живут ближе к побережью и поэтому
их среда обитания особенно обогащена ядовитыми субстанциями. Чем больше
сельскохозяйственных и индустриальных токсинов мы создаем , тем более ядовитой становится
плоть обитателей водоемов .
Из -за того , что люди стали «наи высшими хищниками » на планете, наша плоть , вероятно,
представляет собой наиболее токсичную из всех , что отражается на уровне заболеваний раком.

55

Для младенца молоко всеядной матери, которое насыщается токсинами из ее тела, становится
неблагоприятным начало м жизни .
К примеру , ДДТ до сих пор имеет широкое применение в мире, и кормящие грудью женщины,
которые употребляют в пищу рыбу, по результатам анализов имеют значительный уровень ДДТ
и других пестицидов в молоке . Младенцы всех млекопит ающих, в частности китов и дельфинов,
а также, конечно, коров, коз и овец т ож е подвергаются риску из -за высоких концентраций
токсинов в молоке их матерей. Детеныш на животноводческой ферме , как правило , не получает
молока своей матери: люди крадут его до т ого, как смо жет хотя бы попробовать его. Прежде чем
обратиться к рассмотрению коровьего молока, мы более внимательно изучим попытки отнести
рыб у, крабов, раков, креветок и других обитателей водоемов к пищ е человека.
Как указывает доктор Майкл Клапер , плоть рыбы — это очень концентрированный белок. И
поскольку белок в основном используется для роста ногтей и волос, для заживления ран и для
роста детей , мы , как правило , употребляем гораздо больше белка в виде рыбн ых котлет , чем
наше тело может усвоить . Наш организм не в состоянии откладывать про запас белок, поэтому
он должен выв одить его наружу, что приносит стресс ы наш ей печен и, почк ам и иммунн ой
систем е. Доктор Клапер предостерегает от употребления плоти рыбы и рыбьего жира и по
другой причине:
«Рыбий жир, который рекламируют как средств о для защиты артерий от атеросклероза,
сокращает способность крови к свертыванию, что представляет опасность в ситуации с
кровоточащими ранами. Рыбий жир также обладает свойством подавлять действие инсулина , а
это негат ивный факт для больных диабетом, если они , пытаясь удерживать нормальный
уровень сахара в крови , одновременно будут принимать капсулы с рыбьим жиром и , возможно ,
плюс к этому употребля ть рыбу в пищу …
Другая, не очень часто публикуем ая информация об эффект ах, оказываемых употребленеием
рыбьего жира : он может способствовать затягиванию срока беременности. Продленное
пребывание плода в чреве матери увеличивает вес и размер младенца и может привести к
осложнениям во время родов, необходимости кесарева сечения и смерти матери.
Несмотря на рекламные кампании , никому не нужно употреблять масло, выдавленное из тела
или печени рыбы . Б олее того, рыбья печень выявляет очень странный пищевой выбор. Печень
любого животного служит фильтром для токсинов , то есть, в ней ко нцентрируются все
ядовитые вещества, попадающие в организм рыб ы. Рыбий жир, выдавл ива ем ый из печени рыб ,
может содержать огромное количество гидрокарбонатных токсинов. Люди, употребляющие
рыбий жир, чтобы защитить свои артерии, могут отравлять себя гидрока рбонатами и тем
самым увеличивать риск заболевания раком.
Гораздо более разумн ым решение для сохранения чистоты артерий было бы не перегружать
кровь насыщенным и животными жирами. Люди, которые не едят насыщенные животные жиры,
как правило , относятся к гру ппе с наименьшим риском закупорки артерий. Рыба не является
пищей для головного мозга и, более того, представляет собой как раз полн ую
противоположность такой пище: меркурий, содержащийся в рыбе, отравляет мозг и нервные
клетки.
Благодаря нашему знанию тог о, что веганская диета может обеспечить организм всеми
необходимыми ему веществами и в силах защитить его от закупорки артерий, инфаркта,
инсульта и рака, вы сделаете себе (и рыбе ) услугу, отпустив рыбу с крючка ».
В своей книге «Переход на веганство » Бренд а Дэвис детально излагает информацию о
растительных источниках жирн ых кислот омега -3, ради котор ых многие люди едят рыбу или
употребляют рыбий жир. Среди этих растительных продуктов льняные семена, грецкие орехи,
соевые бобы, тофу, конопляное масло, темно -зеленые листовые овощи и морская капуста .
Рыба впитывает и концентрирует в себе такие токсины , как PCB, диоксины, радиоактивные
вещества, а также тяжелые металлы вроде меркури я, свин ца , кадми я и мышьяк а, каждый из
которых причисл ен к онког енным и которые т акже приводят к возникновению нарушений
нервной системы, болезням почек и снижению умственных сп особностей.
Кроме того, рыба содержит чрезмерное количество холесте рина, животного белка и опасн ых ,
приводящи х к закупорке артерий жир ов . Кроме вред а, напрямую причиняе мо го здоровью
человека в силу своей токсичности, рыбная индустрия наносит огромный ущерб морским
экосистемам во всем мире.

56

Рыбные Фермы
Большинство люд ей не в курсе, что предприятия интенсивного рыбоводства и креветочные
фермы давно стали крупн ой и быстро растущ ей индустри ей , иной раз называем ей Голуб ой
Революци ей . По данным Продовольственной и сельскохозяйственной о рганизации ООН , около
30% всех рыбопродуктов в мире , как пресноводных , так и морских , приходится на
рыбоводческие хозяйства. Форель, сом, окунь и другие пресноводные рыбы вынуждены жить в
кошмарной тесноте цементных резервуаров .
Я разговаривал со следователем, побывавшем в штате Иллиной с на рыбной ферме,
расположенн ой в нутри гиган тского металлического сарая. Когда она вошла внутрь, ей стало
трудно дышать из -за тухлого запаха . Огромный мелководный пруд внутри сарая был
совершенно черным , и поначалу она не могла рассмотреть в нем рыбу. Затем она поняла, что
пруд был битком заполнен рыбами , а черный цвет воде придавали их испражнения.
Я ви дел рыбные фермы на открытом воздухе в Южной Калифорнии, которые представляли
собой такую же черную от испражнений воду, в которой теснилась рыба, и я представил себе , до
чего ничтожная жизнь уготована этим существ ам , вынужденны м жить в неимоверной тесноте в
своих собственных испражнениях , чтобы потом быть бе зжалостно убитыми. А люди в местных
ресторанах, заказывая блюдо с рыбой, по иронии судьбы , уверены, что они получают полезн ые
для здоровья жирн ые кислот ы омега -3, рекомендуем ые для их группы крови.
Безусловно , рыба, содержащаяся в рыбоводческих хозяйствах, накапливает не только токсины,
пропуская через жабры воду, но и значительные количества антибиотиков, которые широко
применяются не только для ускорения роста, но и для контроля над болезнями, опас ность
возникновения которых очень высока в условиях экстремально го загрязнен ия . Корм рыбы
также содержит высокий процент ядовитых веществ : кроме зерна в нее попадают испражнения,
внутренние органы и другие суб продукты наземного животноводства, а также рыба и рыбные
субпродукты, запрещенные для употребления в пищу человек ом .
Рыбные фермы для морской рыбы тоже славятся своей жестокостью. На них рыбы содержатся в
не меньшей тесноте. К ак правило , их размещают в загонах в прибрежных зонах . Эти
предприятия — исто чник неимоверного загрязнения вод. Тысячи плененных живых существ
вынуждены существовать в условиях чрезмерной скученности , в воде, переполненн ой
испражнениями, антибиотиками, пестицидами и другими токсичными веществами, такими как
пигменты, призванные пре вращать плоть узников семейства осетровых из неярко серой в
аппетитную розовую, — и все это распространяется в окружающие морские воды. Например,
культивируемая в Шотландии осетрина создает количество загрязняющих отходов,
эквивалентное с тем, какое могли бы производить 8 миллионов человек, число, превыщающее
население Шотландии.
Жестокая ирония состоит в том, что эти рыбоводческие хозяйства оказывают небывалый
разрушительный эффект на состояние морских рыбных популяций. Переводя на язык цифр: от
1,5 до 2,5 фунтов морской рыбы уходит на то, чтобы произвести полило рыбы или кр еветок на
морской рыбной ферме.
Вдобавок к этому рыбоводческие хозяйства порождают болезни, которые с легкостью
распространяются на осетрину и другую рыбу губящие целые стаи рыб. Это ка к раз то, что
происходило с лосями и оленями, страда вшими от хронического истощения , котор ое
распространил ось с животноводческих хозяйств на диких животных.
В довершение ко всему в тесноте осетровых ферм изобилуют морские вши. Индустрия
использует токсичные пестициды и антибиотики в тщетной попытке контролировать облака
вшей, которые распространяю тся порой в радиусе 30 километров вокруг ферм, заражая и
приводя к гибели целые стаи диких осетровых, обитающих в прилегаю щих зонах.
Другое негативное воздействие, которое оказывают рыбоводческие морские фермы — это
разведение чужер одных конкретным экосистем ам особей, часть из которых выбирается в
свободные воды и оказывают пагубное воз действие на исконны х обитателей района .
Коммерческое разведение креветок — еще одно экологическое бедствие, выражающееся в
загрязн ении вод . Этим индустрия убивает ценнейшие коралловые рифы и у ничтож ает
прибрежную растительность по всему миру.
Рыбная плоть, получаемая с водных ферм — это концентр ированные стра дания, токсичность и
разрушение окружающей среды .

57

Корабли Смерти
История живых существ, выхватываем ых из вод океанов , тоже трагична. Морские экосистемы
безжалостно разо ряются по всему миру. Давно миновали те дни, когда первые европейцы
высадились на берега Северной Америки и записали свои наблюдения о том, что воды были
настолько сказочно богаты рыбой, что люди опасались, что корабл и не смогут достичь берегов .
Эти когда -то полные жизни воды стали подвергаться систематическим грабеж ам и в последнее
время полному опустошению при помощи траулеров и сетей длиной во много километров ради
максимальных уловов, во имя удовлетворения аппетитов людей и для снабжения кормами
рыбных ф ерм и комплекс животноводства в целом . Поразительно, что 50% мировых уловов
рыбы скармлива ется плененным животным. Все семнадцать основных зон обитания рыбы в
мировых океанах либо полностью разоре ны , либо находятся на пути к истощению.
В большинстве уголко в мира из -за массового отлова рыбы, а также по причине загрязнения
околоматериковых вод прибрежное рыболовство уже не имеет экономической выгоды. По мере
удаления рыболовных кораблей от берегов удлиняется их срок пребывания в море. Пойманная
рыба за тягивае тся на борт и вываливается в металлические емкости, где она медленно умирает
находясь под давлением рыб , лежащих сверху , и давя на рыб под собой . И так продолжается
много дней : мертв ые и умирающ ие рыб ы лежат в испражнениях друг друга, с открытыми
ранами . Чтобы держать под контролем инфекцию , рабочие льют на них антибиотики.
Употребление м орепродукт ов лидиру ет среди причин пищевых отравлений в США. Так
называемые «дары моря» не проходят перед продажей практически никакой официальной
инспекции и , по свидетельству последних потребительских отчетов , 25% рыбы на прилавках
был и на грани гниения, более половины рыб , маркированных , как красный луциан , оказывались
представителями други х вид ов, половина заявленных представителей рыб ы-меч превысили
допус ка емый Управлением по контролю за продуктами и лекарствами уровень содержания в
организме метилмеркурия, при водящего к расстройствам нервной системы, кишечной палочки ,
хистамина и других опасных веществ .
Масштаб ы и методы убийства современны х плавучих рыбозаводов ужасны. Громадные
траулеры, оснащенные спутниковыми и радарн ыми технологи ями , вертолетами и аэропланами,
сбрасыва ют сети, которые опускаются до самого дна и захватывают абсолютно все, что
оказывается в толще воды. Зачастую рыбу вытаскивают из г лубин настолько быстро, что из -за
декомпрессии у нее взрываются глаза и внутренние органы, животные умирают от
невозможности дышать, их тела раздавливаются в страшной тесноте, образованной из других
существ, зажатых в сети. В процессе поимки в сетях оказыв ается нес четное число морских
обитателей, относимых к « побочно му улов у». Это несъедобные или непромысловые рыбы,
черепахи, дельфины, морские птицы и другие животные. Их выбрасывают назад в море уже
мертвы ми или жестоко раненны ми и полумертвы ми . Ежегодно около 25 миллионов тонн
«побочных » морских животных погибает от сетей, что составляет одну треть от количества
вылавливаемых в океан ах рыб . Недавнее исследование, проведенное Университетом Дьюка,
позволило установить, что более 300 .000 морских ч ерепах ежегодно погибают от коммерческого
траулер но го рыболовства. Вот данные организации «Защита окружающей среды» :
«Побочный улов может включать мал ьков рыб, черепах, китов, морских птиц, дельфинов и
других существ, в которых данная коммерческая экспедиц ия не заинтересована . Креветочные
траулеры в среднем выбрасывает в океан 2,5 килограмма побочного улова на кажды е полкило
креветок . Сюда включены ежегодно гибнущие 150 .000 черепах исчезающих видов . Технологии
лова, результатом котор ых оказывается такое бол ьшое количество побочного улова, включают
в себя дрифтерные сети, якорные неводы и донные тралы».
Капитан Пол Уо тсон, основатель зоозащитной организации «Морской пастух», спасающей
морских животных, описывает последствия современного рыболовства:
«Траулерн ые сети буквально не оставляют ни одного камня на месте. Донные тралы буквально
пропахивают поверхность дна, захватывая живущую в воде рыбу, моллюсков, колонии крабов,
уничтожая растительность и разрушая структуру дна. Разноглубинные неводы для средней
тол щи вод за гл атывают всю живущую там рыбу и других живых существ . Дрифтерные сети,
растягивающиеся на многие мили по поверхности вод , калечат все живое, что попадает в них,
обитающее на поверхности вод и около нее. Существа, не погибшие сразу во время
трех ъярус ных атак, затем вынуждены проходить через ужас пребывания в жаберных сетях,
кошельковых неводах, крабовых и раковых цистернах.

58

Источник питания морских обитателей — планктон — сотнями миллионов тонн выгребается из
водных толщ при помощи планктонных сете й многочисленны ми японски ми флотили ями .
Криль, креветкоподобный зоопланктон, перерабатывается в белковую массу для корм ления
сельскохозяйственных животных. Чем больше выгребается планктона , тем меньше пищи
остается кит ам и рыб ам.
Глобальная атака на морских обитателей осуществляется идет большим фронтом — от
операций плавучих траулерных флотов, убивающих астрономические количества живых
существ и неимоверно загрязн яющих вод ы, до индивидуального рыболовства, которое
практику ют милли он ы людей при помощи удочек, сетей и ловушек для рыб . Ко всему этому
добавляется прочесывание прибрежных вод для ловли крабов и других моллюсков ».
Целые виды рыб прекращают свое существование только ради удовлетворения
гастрономического спроса на них и рад и производства кормов для нужд животноводств а, в том
числе для нужд рыбных ферм , которые приучают своих пленников в каннибализму . Вот что
говорит Пола У отсон:
«Логика использования рыбы для производства кормов и удобрений говорит сама за себя.
Около пятиде сяти килограммов живого веса рыбы требуется для производства полкило
говядины. Сто килограммов рыбной муки, используемой в качестве удобрени й, производят не
больше 1,5 килограммов растительного белка. Еще более грустная ирония: чтобы вырастить
одного осетр а требуется более 25 килограммов рыбного корма ».
Многие другие виды животных, обитающих в морской среде, напрямую страдают от нашего
нездорового спроса на рыб ью плоть. Морские львы, морские котики, киты, дельфины и морские
птицы страдают от голода, потому что источник их пищи уничтожается деятельностью
человека. Количество Стеллеровых морских львов в Беринговом море, к примеру, составляет
меньше 1/5 от численности их популяци и в 1950 -х годах. Вдобавок к тому, что мы крадем их
исконную еду, рыболовные суда и рыбоводческие хозяйства убивают огромное числ о этих
жив отных, так как они выступают в роли конкурентов человека в условиях неуклонно
сокращающе йся численности рыб в океанах, истощенных рыболовством. Министерство
рыболовства Канад ы спонсир ует ежегодную бойню бельков во льдах восточной Канады —
жесточайшую рез ню , в ходе которой рыбаки ежегодно убивают 300 .000 беспомощных
новорожденных детенышей.
В последние годы правительство увелич ило квоту на убийство тюленей, а ми нистр рыболовства
провинции Ньюфаундленд и Лабрадор выразил надежду на то , что тюлени в скором времени
будут полностью истребле ны, по скольку он считает их угрозой канадской рыболовной
промышленности. Биологи, которые изучали положение дел в этой области, п ришли к выводу,
что истинной угрозой рыб олов ной промышленности является она сама , а никак не тюлени. В
океане все меньше и меньше рыбы, поскольку из -за гигантских операций в водах недоста ет
мальков для восстановления популяций. Исландия , в свою очередь , оп равдывает ежегодную
бойню китов как шаг, необходимый для защиты собственной рыболовной промышленности.
Баклан ов и други х морски х птиц сотнями отлавливают и убивают как с под ач и
правительственных организаций , так и в рамках частных инициатив, направленных на
поддержк у интересов рыболовной промышленности.
Одна только о трасль рыболовства, специализирующаяся на тунце, ежегодно убивает не меньше
20 .000 дельфинов. Так как дельфины любят плавать над стаями тунца, промышле нность
использует их для нахождения косяков этой рыбы, и дельфины , как правило , захлебываются в
сетях. Операции по ловле тунца практически не подлежат контролю. Так , например, сотрудники
Галапагосского н ационального парка вытащили из воды тунцовую сеть, по ставленную
рыболовным флотом , который ничуть не смутила заповедная зона . В сети было более 50 уже
умерших и умирающих дельфинов и 8 тунцов. Никто не понес ответственности за это.
Десятки тысяч акул убива ют ради их плавников. Их накрывают сетью, вытаскивают из воды,
обрезают им плавники и живы ми выбрасывают обратно в воду, где они умирают медленной
муч ительн ой смертью. Иногда им также вскрывают позвоночник для извлечения хряща,
который продается в магазинах здоров ого питания и аптеках как средство для лечения рака. И
хотя уже известно , что это средство не оказывает действенного результата, а является пла цебо,
акул продолжают убивать ради него. Некоторые виды рыб, такие как рыба -меч и морской окунь ,
находятся на стадии полного исчезновения, как и большинство видов морских черепах, которые
тоже захлебываются в сетях креветочных траулеров.

59

Вдобавок к коммерческим рыболовным операциям, которые уже уничтожили 90% видов
крупных морских рыб, таких как тунец и рыба -меч, мелкое рыболовство и так называемое
спортивное — как пресноводное , так и морское — вносят свой опустошительный вклад.
Недавние исследования показали, что рыбаками, использующими леску и удочку,
вылавливается гораздо более высокий процент исчезающих вид ов крупных морских рыб , чем
считалось раньше. На долю их улова приходится более 25% исчезающих видов . Как указывает
Барри Маккей, вся суть спортивного рыболовства (в рамках которого рыбу ловят и
выбрасывают обратно в воду — так называемая практика кеч -релиз) заключается в том, что
«спровоцировать единоборство между рыбаком и рыбой — единоборство, в которое рыба
вовлекается обманом и в котором она не имеет никакого интереса ». Опыт показ ывает , что рыба,
выброшенная назад в во ду, настолько травмирована, что, как правило, не выживает . Боль от
раны, оставленной крючком в о рту , мучительна. Томас Хопкинс, профессор биологии моря
Университета Алабам ы, сравнил эту боль с той , какую «человек бы испытывал у зубного врача,
если бы тот сверлил нерв без новокаина ». Страдания рыбе приносят вытягивание из воды на
крючке, которому рыба отчаянно сопротивляется, попадание в руки рыболова, которые
нарушают защитную слизистую оболочку по верх ее чешуи, нанесение еще большей травмы во
время извлечения крючка изо рта , после чего изможденная рыба выбрасывается назад. Уровень
смертности рыб , пойманных по системе кеч -релиз , варьирует ся в зависимости от вида и
возраста рыбы, глубины, на которой она была поймана, того, насколько серьезны раны от
крючка , того, как долго рыбу держали в руках, и того, насколько она измучилась во время
«единоборства » с рыбаком. Данные практики кеч -релиз в случае с лосос ем показали, что 20 -30%
рыб умирали в ходе самой поимки и снятия с крючка. В случае с другими рыбами процент
варьировал ся от 5 до 10 % с одними видами рыб и достигал 50 -100 % с другими видами.
Американская писательница, борец за права животных, Джоана Дан эй ер, говорит:
«Для ловли на живца могут использоват ь разных животных, будь то креветки, ящерицы,
червяки, лягушки, макрели, осетры, кузнечики, крабы. “Наживк у” на саж ив ают на крючок так,
чтобы она жила подольше — цепляют за губы, за ноздри, за глазные впадины … Если животное
крупн ое , е го могут укрепить на двух или трех крючках. Иногда, для повышения обтекаемости,
рыбаки зашивают рот рыбе -наживке перед забрасыванием ее в воду. Кровоточащая или
бьющаяся в конвульсиях рыба еще лучше привлекает к себе хищников, чем простой червяк, и
для этого рыбаки зачастую ра збивают “наживке : спину, обрезают плавники или делают
многочисленные порезы на тел е».
Масштаб ы страданий, приносимых из -за спроса на плоть морских обитателей колоссальны ,
почти постижимы уму. В то время как для отдельных видов животных данные по убийств ам
ради употребления в пищу представляются в миллиардах, для рыб и их соседей по водоемам
статистика ведется только в тоннах. 80 миллионов тон н морских обитателей в год: как много
живых созданий стоит за эт ой цифр ой ? Каждая отдельная рыба — это позвоночное су щество с
центральной нервной системой и нервными окончаниями, чувствующ ая боль так же , как и
млекопитающи е. Опыты морских биологов доказали, что рыба определенно чувствует и
старается избежать боли, что она способна учиться избегать болевых ситуаций, вплот ь до того,
что скорее предпочте т лишиться пищи , чем испытать боль. Исследователи также доказали, что
на самом деле вполне очевидно, что рыба способна испытывать страх и бояться боли. Кроме
того, ученые обнаружили, что рыбы, а также морские беспозвоночные «вырабатывают
биохимические обезболивающие вещества, подобные опию (энкефалины и эндокрины), в
качестве реакции на ранения, которые в случае человека бесспорно были бы болезненны, что
является еще одним доказательством способности рыбы испытывать боль ». Та к же , как и мы,
они бы не выжили, если бы они не чувствовали бол ь. Особенно насыщены чувствительными
окончаниями зоны вокруг рта, как раз там, где их захватывает и тянет крючок.
Вдобавок к способности рыб испытывать боль, ученые обнаружили , что рыба облада ет более
высок ими интеллектуальными способностями , чем считалось раньше. Британские эксперты
называют рыбу наиболее древним представителем позвоночных . Благодаря тому, что времени у
рыбы было достаточно, она сумела усовершенствовать разно образные образцы п оведения,
которым могли бы позавидовать многие другие представители позвоночных. Специалисты
отмечают, что за последние неско лько лет в науке был достигнут огромный прогресс в области
понимания психологических и умственных способностей рыб, и добавляют, ч то «возможно , это
покажется экстраординарным для тех , кто привы к судить о разум е животных по размеру их

60

мозга, но в некоторых областях рыбы могут превосходить по уровню интеллекта даже
нечеловекообразных обезьян ».
Недавние исследования показали, что рыбы достигли «высоко го уровн я в области социального
разума », на котором узнаются члены их общества , — рыбного косяка , — и присутствует
социальный престиж . Кроме того, ученые заметили, что рыбы могут использовать в качестве
инструментов различны е объекты, строит ь сложные гнезда, сотрудничать, проявлять
устоявшиеся культурные традиции и долгосрочную память.
Сильвия Эрл, бывший старший научный сотрудник Национальное управление океанических и
атмосферных исследований , писала: «Рыбы — наши земляки с чешуей и плавниками …. Я не
смогу есть того, кого я лично знаю. Я не смогу есть морского окуня, как не смогла бы есть
кокер а-спаниеля. Они такие мирные по природе, такие любознательные. Вы знаете, рыбы
чувствительны, каждая обладает характер ом, они страдают, если их ранят ». Рыбы являются
чувствительными и разумными существами, и их плоть, наполненная бол ью, страх ом и
токсинами, совершенно очевидно не является для нас полезным питательным продуктом, что
не мешает нам продолжать ее есть .
Пресле дуя, пленяя, убивая и поедая рыб, мы неизбежно умерщвляем себя как духовно , так и
эмоционально. Пол У отсон сказал по этому поводу :
«Рыба и морепродукты — это еда , которая представляет с обой социально приемлемую форму
мяса лесной дичи . Мы осуждаем африканц ев за то, что они убивают обезьян, леопардов и
экзотических птиц, в то время как сами не придаем значения убийств у таких заворажив ающих
существ , как рыба -меч, тунец, палтус, акула и лосось. Мы игнорируем тот факт, что убийство
морских животных является вел ичайшей бойней на планете ».
Повара знают, что рыба, которая умерла после величайшего сопротивления, боролась за жизнь в
сети или на крючке, обладает более горьким вкусом из -за молочной кислоты, выделившейся в
ее мышцах. Употребляя рыбу, мы употребляем моло чную кислоту и другие гормоны,
выделяемые в п редсмертном страхе , вплоть до адреналин а. Нам д олжно быть предель но ясно,
что , пое дая рыбу из -за воображаемой полезности ее плоти для нашего организма , мы впускаем в
наш и тела токсины и приносим страдания, которые намного перевешивают потенциальную
пользу. Мы без труда можем получать белок высшего качества в изобили и из растительных
источников , не прин ося страдани я и травм ы другим живым существам.
И, в конечном счете, лишая воду рыбы, которую мы истребляем, мы разрушаем систему
очищения вод на нашей планете . Ведь известно, что рыб ы очища ют воду от токсинов и
загрязнений. Рыбы — это своего рода почки планеты, они фильтру ют и накапл ивают токсины в
своих телах . Это их естественная функция и важный фактор , котор ый объясняет, почему
сокращение количества рыбы опасно для здоровья планеты, а ее употребление в пищу — для
нашего собственного здоровья.
Беспощадно внедр яясь в мир и жизнь этих существ, плен яя их , манипулир уя ими и уби вая их ,
одновременно с этим при чиняя ущерб морским птицам и морским млекопитающим , мы
совершаем преступление против природы в гиган тск их масштаб ах . Это свидетельствует о
наше м глубочайшем неуважени и к жизни и ее доброму началу, которое наделило нас, людей,
организмом, не тр ебующим для нашего питания и жизни страданий и смерт ей рыб, дельфин ов ,
черепах, альбатрос ов , лобстер ов , кревет ок, краб ов и других обитателей водоемов нашей
планеты.

ГЛАВА 7. ДОМИНИРОВАНИЕ НАД ЖЕНСКИМ НАЧАЛОМ

Можно ли считать живое существо предметом собственнос ти, вложением денег, куском мяса,
не становясь при этом участником жестокой эксплуатации этого существа?
— Карен Дэвис

Молоко предназначено для вскармливания новорожденных животных , а не для того, чтобы
человек отбирал его у них для себя. Козленок имеет право на молоко своей матери и на ее любовь,
но жестокосердный человек под влиянием потребительского и поверхностного воспитания
подвергает изменениям эти исконные законы . Из -за этого беззащитный козленок лишается
лю бви своей матери и радости жизн и.
— Авраам Кук, главный раввин Израиля

61

Несправедливость по отношению к ближне му возвращается к человеку с еще большей сило й.
— Мэри Бейкер Эдди

Кошмар Молочных Ферм
Есть еще две категории продуктов животного происхождения , активно употребляе мых
человеком, которые не годятся ему в пищу : молочные продукты и яйца. Многие люди, более или
менее близко знакомы е с процессами, протекающими на молочных и яичных ферм а, признают,
что предприятия этих индустрий еще более токсичны и жестоки , чем те, что заняты
исключительн о «производством » мяса, потому что дойные коровы и куры -наседки
подвергаются безжалостн ой эксплуатации более продолжительное время и идут на забой , когда
их производительность спадает.
Молочные продукты — это огромн ая и сложн ая тем а. Порабощение коров, особей женского
пола, сказалось на различных формах порабощения людей . Таким образом , ущерб, на носимый
этой практикой, куда шире, чем негативное физическое воздействие молока на наш органи зм.
Хотя многие из нас перестали употреблять молоко из соображений пользы для здоровья, важно
видеть более крупную картину продолжающейся трагедии, подтверждающей старую истину:
невозможно сеять семена рабства и жестокости и пожинать свободу и здоровье.
По сути своей ко ровье молоко — это продукт, предназначенный природой для детенышей
коров, не для людей. Мы — единственный вид на Земле, который употребляет молоко,
предназначенное для детенышей других видов животных, и мы единственный вид,
употребляющий молоко после младенческого периода. Мы будто бы мы не можем смириться с
тем, что выр осли и должны покинуть род ительский дом. Может быть , мы скучаем по детской
защищенности и комфорту у материнской груди, а, поскольку присосаться к ней мы больше не
можем, мы используем грудь другой кормящей матери, даже если она — корова , и мы должны
убить ее детей, чтобы эксплуати рова ть ее. Так же как неестественно для человека убивать и
поедать других животных, не обладая для этого соответствующими физическими
характеристиками, неестественно и употребл ять молоко другого биологического вида. Широко
доступные телячьи шницели и говяж ьи котлеты в магазинах маскируют их истинную цену и
жестокость их происхождения, равно как и аккуратные упаковки сыра, м олока, сливок и масла в
соответствующих отделах супермаркетов .
Весьма сложно представить себе, чтобы в естественных условиях кому -то из нас удалось бы
подобраться достаточно близко к кормящей корове, где -нибудь в лесу или на лугу Азиатского
континента — родины этих животных, — чтобы получить от нее молоко. Прежде всего , наше
приближение к корове разъярило бы быка, который бдите льно охраняет свою семью. Даже если
бы нам удалось миновать буйных самц ов, едва ли корова разрешила бы нам под лезть под нее,
отпихнуть теленка — законного претендента на ее молоко — и сосать молоко из ее вымени.
Корова не стала бы смирно стоять, чтобы мы б ы могли высасывать молоко или доить ее.
Подобные картины абсурдны, это очевидно любому, и даже самый пристрастный любитель
коровьего молока не рискнул бы попробовать добыть его таким способом.
Только в результате продолжающегося жестокого доминирования чел овек получает
возможность пить коровье молоко , совершая тем самым раз за разом в корне нездоровое и
противоестественное действо. Молочные продукты в наших магазинах — это результат
манипуляции и жестокого насилия над коровами, продолжающегося на протяжении многих
столетий ; насилия, примером которого служат современные механизированные молочные
фермы — как крупн ые, так и небольшие.

Принуждение Коров к Рекордной Производительности
В современном мире коров принуждают производить гораздо больше молока, чем они бы
производили в естественных условиях. Это достигается путем манипул яции двух видов — через
еду и при помощи гормонов. В диких условиях корова, как и другие млекопитающие, начинает
производить молоко после рождения ребенка, и ее организм вырабатывает его по классической
семимесячной кривой: начиная примерно с пяти килограммов в день и по возрастающей до
кульминации — приблизительно до 12 килограммов в день, и затем опять снижая до 5 и уже
сводя выделение молока на нет к моменту , когда теленок переходит на твердую пищу. На
современных фермах теленок отнимается от матери сразу после рождения, что причиняет
неимоверную травму им обоим. Мать искусственно заставляют продолжать производить

62

молоко от 40 до 50 килограммов ежедневно в течение всех семи, а то и вось ми месяцев.
Молочных коров оплодотворяют в гораздо более молодом возрасте, чем это бы с ними
произошло в естественных условиях, и держат их постоянно беременными, даже когда они еще
производят молоко от предыдущей беременности. Необыкновенное напряжение о т такого
насилия над природой коровы , вынуждающее ее давать неестественно высокие надои,
разрушает здоровье животного . Естественная продолжительность жизни коровы составляет 25
лет . На молочных фермах ее производительность молока спадает после 4 лет , в результате чего
она проходят через весь ужас транспортировки на бойню и кошмар забоя , после чего ее тело
превраща ется в дешевые гамбургеры, кожу и корм для животных.
Чудовищн ое, непрерывное угнетение, которому подвергаются матери -коровы, делает их молоко
чрезвычайно нездоровым для человека. Помимо естественно присутствующих в нем токсичных
для человека веществ, таких как гормоны роста IGF -1, казеин, эстроген, снотворные гормоны,
лактоза, гной, бактерии, паразиты и ка заморфин, к ним прибавляются искусственн о
добавляемые в организм коров гормоны роста, антибиотики, транквилизаторы, осадки
пестицидов.
Так называемое органическое молоко может содержать более низкое количество добавленных
токсинов, но оно не лишено исконно содержащихся в нем токсинов, которые на поминают нам,
что молоко — это пища , предназначенн ая для телят, а не для человека.
Как же люди принуждают матерей коров вырабатывать такие гиган тские количества молока?
Их заставляют есть холестер ин , который добавляют им в корм, и вводят им инъекции из с меси
гормонов, включающих прогестерон, эстроген, пролактин и тестостерон. Потребители молока
не защищены от попадания этих гормонов в их организм, законодательство в этой области дает
минимальную защиту. Как продемонстрировали Джим Мейсон и Питер Сингер в книге
«Животноводческие предприятия», Управление по контролю за продуктами и лекарствами
(FDA ), а также Министерство сельского хозяйства существуют для службы и защиты интересов
агро бизнеса, а не потребител ей , окружающей среды или животных. Вот один из примеров : в то
время как Канада и все европейские государства запретили использование разработанного
корпорацией Monsanto гормона роста под названием бовин , увеличивающего выработку молока,
в 1985 году FDA послушно утвердил о его для применения в интенсивно м животноводстве .
Бовин по сей день продолжают использовать на молочных фермах страны , невзирая на научные
данные, доказывающие, что он приводит к возникновению рака как у коров , так и у
потребителей молока.
Молочные фермеры уже давно обнаружили, что если скармливать коровам еду, богатую
холестер ином , они будут производить больше молока. Коровы — строгие травоядны е, и в диких
условиях никогда не стали бы есть ни животную плоть, ни яйца (холестер ин присутствует
только в животной пище, его нет в растениях). Н о на молочных фермах коровы, как и многие
другие животные , создаваемые в условиях современного сельского хозяйства, лишены
естественных принципо в существования и их корм «обогащаетс я» плотью и суб продуктами
бойни птиц , рыб и млекопитающих, включая коров и даже их собственных детей. Это
извращение невозможно передать словами, тем не менее оно считает ся стандартной практикой
на молочных фермах уже на протяжении многих лет. Согласно бывшему молочному фермеру
Тому Роджерсу, «даже не большие хозяйства кормят свои х коров “обогащенной ” едой, чтобы
увеличи ва ть надои и сохранять конкурентоспособность ».
Так как каждую корову вынуждают рожать куда большее число телят, чем мо же т быть
использован о на молочной ферме, телят сразу забивают или отправляют на аукцион, откуда их
транспортиру ют на фермы по производству телятины или говя дин ы. Во всех этих случаях части
их тел окажутся на фабриках по переработке продуктов бойни, смешаются с непригодными для
употребления человеком частями тел рыб, сви ней, птиц, убитых на дороге зверей , лабораторных
животных , усыпленных в лечебницах и приютах кошек и собак, лошадей и других животных . Их
останки сварят, перем елют в мясорубк е с другими , добавят к получившейся массе кукурузу,
пшеницу, сою и другие зерновы е и скормят коровам.
Коров принуждают есть других коров, чтобы они получали так называем ую «обогащенн ую»
пищ у. Единственн ая причин а, по которой это может быть прекращено в настоящее время — это
эпидемии бешенства коров, которые являются прямым следствием подобной
сельскохозяйственной практики. Хотя запрет Министерства сельского хозяйства на
скармливание плоти животных животным того же вида снизил вероятность того, что коровы

63

будут вынуждены есть части тел других коров, их по -прежнему принуждают к каннибализ му, а
также к поеданию к ур, индюшек, рыб, собак и других животных. Принимая во внимание
отсутствие строгости инспекци и со стороны министерства , многие коровы по -прежнему едят
своих сородичей .
Эта патологическая, возмутительная жестокость прячется за каждыми стаканом молока . Она
считается обычным делом , и никто не бросал ей вызова, потому, что животные в молочной
промышленност и низ водятся до неодушевленных предметов, существующих ради
единственно й цели — произв одства как можно большего количества молока по наиболее
низкой цене. А в условиях, когда Минсельхоз гарантирует покупку нереализованного продукта,
индустрия стремится довести выработку до максимума .
Эта индустрия совершенно очевидно является результат ом и одновременно причин ой
драматического снижения нашего культурного разума, который утрати л способность проводить
связь между простыми явлениями.

Токсины в Молоке
Как было упомянуто ранее, употребленные с пищей химикат ы, пестицид ы, фунгицид ы,
удобрени я и тяжелы е металл ы на капливаются в организм е, особенно в жировых тканях и в
органах. Молочные коровы не только получают токсины, оседающие на зерне и соломе, которую
они поедают, на и еще более концентрированные токсины, которые им дают вместе с
суб продукта ми бойни, в частях животных, которыми «обогащается » пища коров на фермах
интенсивного животноводства . Все это концентрируется в их молоке, потому что молоко коров
очень богато жиром, а токсины накапливаются именно в жирах. Молочные продукты, осо бенно
масло, сыр, сливки и мороженое являются нездоровы и опасны, особенно для детей и
беременных и кормящих матерей.
Кроме того, в молоке естественным образом содержатся вещества, токсичные для человека .
Природа никогда не подразумевала , что мы начнем уп отреблять молоко, предназначенное для
детенышей других видов животных и в частности коров. Коровье молоко особым образом
сформулировано для диетических нужд этих стадных животных, которые удваивают свой вес за
47 дней, весят 150 килограммов на 14 -ую неделю жизни и выращивают четыре здоровых
желудка! Кор овье молоко содержит в 3 раза больше белка , чем молоко женщины, и на 50%
больше жира. Молоко собаки, к примеру, по своим диетическим свойствам гораздо ближе к
молоку человека , чем коровье. Коровье молоко очен ь т яжело усваивается , особенно у детей
человека , которые в раннем возрасте должны развивать мозг, нервную систему и другие
жизненно важные системы организма . Дети человека — не телята! Мозг ребенка и нервные
ткани куда лучше развиваются , если ребенка корми ть человеческим молок ом . Основной белок в
молоке человека — лактабумин — имеет молекулярный вес 14 К. Это идеально для построения
тонких человеческих тканей. Основной белок коровьего молока — казеин — имеет
молекулярный вес 233 К, и благодаря его прочнос ти и клейкости его используют в качестве
основы красок, клеев для дерева и для наклейки этикеток на бутылки. Он идеален для
построения тканей организма теленка, но он наносит неимоверн ый вред организму человека.
Казеин — громоздкий белок, который трудно р азбить организму ребенка или взрослого, что
приводит к массовым кислотным осадкам во время стадии усвоения, и в случае молодого
организма влечет серьезные проблемы для здоровья .
Нас волнует не только множество связанных с употреблением молока детских болезней, таких
как желуд очные колики, боль в ушах, фарингит , простуда, жар, анемия, диабет, тонзиллит,
аппендицит, различные аллергии, воспаление слизистых оболочек , понос, метеоризм и спазмы
желудка. Нас также беспокоит урон, наносимый организму на стадии раннего развития его
органов, тканей и систем, у детей, которых поят коровьим молоком и продуктами из него. Могут
ли чувствительные ткани, которые составляют системы организма ребенка, формироваться
правильно на баз е клейкого и громоздкого казеи на и жира, которые предназначены для
растущих телят? Возможно , это подобно использованию крупных ремонтных кистей для
написания пейзажа с утонченными деталями. Тем самым ранне му психологическому развитию
ребенка причиняется вред: гормоны чужого вида, токси ны и страдания , заложенные в молоке ,
могут служить основной причиной понижения психологической чувствительности ребенка.
Горько заражать и нарушать утонченную структуру человеческого организма еще в самой юно й
стадии его развития. Сокращать е го способност ь к духовным ощущениям, к мудрости, к

64

состраданию , возможно , при этом уменьшая способность ощущать взаимозависимость всего в
мире, для осознания, исследования и воспевания которой человек и был создан. А продолжать
употреблять молочные продукты в юности и более взросло м возраст е значит еще больше
усугублять трагедию.
На более глубоком уровне кормить детей молочными продуктами означает передавать их
впечатлительному сознанию и чувствительному телу наиболее ужасную вибрационную
энергию стресса, печали, скорби , паники, страдания и страха, которые матери -коровы
испытывают на молочных фермах, органических или обычных. Сама суть молочного бизнеса
основана на воровстве: разлучение с теленком -младенцем и его похищение , а затем похищение у
матери молока, предназначен ного для ее младенца. Мы потеряли способ ность осозна вать,
насколько жесток а так ая практика , и как он а переносится на наши культурные традиции
подавления, ограничения свободы и эксплуатацию женс кого начала.
Матери всех млекопитающих испытывают громадный эмо циональный стресс , если их
детеныши находятся в опасности , и будут делать все, что возможно, чтобы защитить их. Любая
мать -человек знает , насколько глубоко это чувство сидит в ней , и до какой степени сраженной
она себя почувствует, если у нее заберут ее ребенка. Матери часто отдают свою жизнь ради
спасения ребенка. Это характерно как для людей , так и для других животных: собак, медведей,
слонов, обезьян, оленей, львов, китов — у всех млекопитающих отм ечается это характе рная
черта материнства.
Если ученые, предприниматели в отрасли сельского хозяйства или теологи отрицают этот факт
или сводят на нет его важность, то это означает, что их разум и чувства притупились через
постоянн ую практик у отчуждения от чувств других созданий , которое диктует наш а культур а.
Из всех млекопитающих корова , пожалуй, наиболее ярко выражает материнские инстинкты: ее
мягки й и терпеливы й взгляд , ее нежность по отношению к теленку, то как она вылизывает и
кормит его, как наблюдае т за ним и как она, убитая горем стонет, если его отбирают у нее. Она
не может бороться с руками, ворующими у нее дитя, или высказать свои чувства на
человеческом языке, объяснить , какую боль доставляет ей разлука с детенышем. Но на самом
деле для любого, у кого есть глаза, которые могут видеть, и уши, которые могут слышать, это
очевидно. Для нас игнорировать страдания коров и телят сотни, тысячи, миллионы раз означает
игнорировать и отрицать нашу собственную порядочность. В этом заключается глубокая и
ужас ная трансгрессия: неестественное и преступное овладение молоком коровы , начавшееся
несколько тысяч лет назад , построение всей нашей культуры вокруг воровства молока, убийства
детей и матерей и оправдание всей этой ужасной традиции путем мифологии: Бог пооб ещал нам
Землю с молочными реками и медовыми берегами. Это жестокое воровство молока от
порабощенных матерей посеяло семена войны и эксплуатации . Трагедия в том, что это
происходит совершенно незаметно. Сегодня наша культура принимает молоко как должное!
Оно агрессивно рекламируется по всему миру. Как мы можем мечтать о мире, когда сами
практикуем такую позорную жестокость в столь гиган тск их масштаб ах ?

Четыре Дороги в Ад
Телята, отобранные у их коров , подвергаются жестокому обращению, и их матери это чувствуют.
Животные обладают необыкновенной чувствительностью . Это признают многочисленные
этнические культуры и этому п оявляется все больше и больше научных подтверждений .
Матери осознают, что руки, которые грубо насилуют их , загоняют их в ограду, мучаю т их,
выдаивая их молоко , не могут нести добр о их детям , ко торых у них отбирают. Корове,
рожденной на ферме , выпадает одна из четырех участей.
Корову могут вырастить так же , как и ее мать — для рабства на молочной ферме. Ее отб ерут у
матери по возможности очень рано, чтобы не тратить на нее молоко, а начать его продавать. Ей
удалят рога, обычно при помощи горячего электрического инструмента, приложенного к основе
роговых бугров. Вот как эта процедура описывается в современных учебниках молочной
индустрии:
«…С валить корову на бок и прижать ее шею коленом … Прижигающий инструмент должен
находиться на роговом бугре от пяти до двадцати секунд. Вам п окажется, что это длится дольше
из -за неприятного запаха жженой шерсти и из -за сопротивления коровы … Обж иг может
считаться успешным … если вы услышите скрипучий звук инструмента, когда он изогнется. Это
звук наконечника обжига ющего инструмента, упершегося в череп коровы ».

65

По данным сам ой индустрии , около половины молочных коров рождаются с лишним
количеством сосков, ко торые могут мешать работе электрических насосов -доилок. Поэтому их
удаляют с тела коров без какой -либо анестезии . Вот как это описывает ся в учебнике :
«Захватить сосок указательным и большим пальц ами . Даже у молодых телят нервные
окончания возле сосков уже сильно развиты, поэтому убедитесь, что теленок хорошо укреплен и
не может двигаться, перед тем как начать. Оттяните сосок в сторону и щедро обрежьте его
ножницами ».
Прижигание рогов, обрезание хвостов и сосков не только причиняют страшную боль, но и могут
увеличить риск заражения инфекци ями . Так им образом, эти практики содействуют развитию
широко распространенного вируса лейкемии, которым заражены 89% коров на молочных
фермах в США и, согласно исследователям Университета Калифорнии, могут представлять
опасн ость возникновения этого типа рака среди потребителей молока.
В то время как в дикой природе молодая корова не будет готова к тому, чтобы иметь теленка по
крайней мере в течение первых трех -пяти лет жизни , для индустрии это означает чересчур
долг ое ожидани е, чтобы кормить животное без получения денег взамен . Корм для коров
дорогой, поэтому операторы стараются начать получать от нее молоко как можно скорее , что
означает введение ее в состояние беременности в сжатые сроки после рождения — в возрасте
года или раньше, в то время как она сама еще ребенок. Это достигается при помощи
манипуляции с гормонами: корове скармлива ют огромные дозы эстрогена и других гормонов,
включая прост агландин, применяемый создания возможности оплодотворения коров . В
подавляющем больш инстве случаев молочная корова пров одит свою жизнь закованной в
тесном стойле, где зимой холодно, а летом жарко, не имея возможности двигаться. Она может
только есть и стоя ть на одном месте, ее существование сводится к статусу производящей молоко
машины. Е е осеменяют при помощи сперматазоидного ружья, которое рабочий вводит своей
рукой погруженной по локоть в полость коровы, и выстреливает внутрь нее спермой . Сперму
получают от быка, которого также используют для своеобразной дойки — от него получают
сперм у, и его тоже убьют , когда его производительность спадет.
Когда корова родит, ее теленка быстро отнимут у нее, а ее саму будут доить при помощи
машины трижды в день. У нее не будет возможности делать что -то по собственному желанию,
ее будут принудительно д оить. Машины причиняют ранения, которые ведут к инфекциям,
маститу вымени, который широко распространен на молочных фермах. Доильные машины
могут также ударить животное электрическим током, принося животны м страх и боль.
Корова также может быть подвергнута «промыванию » — процедуре , проводимой после родов с
целью сокращения шансов заболевания в ранней стадии лактации. В нее через горло вводят
шланг и под напором вливают десятки литров концентрированной питательной жидкости.
Порой корова захлебывается, если жидкость вводится чересчур быстро или если шланг
застревает в трахее. Подобная процедура может быть произведена и с ее новорожденным
теленком, чтобы влить в него молозиво .
Как только корова начинает давать молоко , ее снова заковывают в так называемый «станок для
изнасилования » и осеменя ют при помощи сперм атозоидн ого ружья. Таким образом , корова
одновременно будет вынашивать теленка и производить молоко. Ее освободят от доильной
машины только во время двух последних месяцев беременности. Как только она родит, ребенка
опять заберут, корову закуют ее в доильный аппарат и вновь осеменят из сперм атозоидно го
ружья на станке для изнасилования.
Все это причиняет неимоверные страдания матерям -коровам, и их здоровье ухудшается очень
быстро. Гормоны для усиления лактации, насыщенный холестер ино м корм, интенсивные дойки
приводят к болезням вымени, которые порой становятся такими большими, что они волочатся
по земле, покрываются коркой навоза, что еще больше усиливает боль и приводит к
не обходимости скармливать корове антибиотики. Их вым ена становятся необратимо
растянутыми до размеров , в несколько раз превышающих естественные, которые бы они имели
в природе, их голени разбухают от постоянного стояния на цементе. После 3 -5 лет эксплуатации
рабыни молочной индустрии полностью изнашиваются и отправляются в битком набитых
грузовиках туда, где они предстанут перед финальным актом унижения и ужаса — на бойню.
Большинство недееспособных животных, поступающих на бойню — это молочные коровы. Они
чересчур слабы и больны, чтобы самим выйти из грузовика. Их кости могут легко поломаться
из -за остеопороза, который разви вае тся у них в результате высокобелковой диеты и массового

66

производства молока. Транспортировка порой занимает несколько дней, животным не да ют ни
вод ы, ни ед ы, и в грузовике может быть либо ледяной холод , либо запредельна я жара. Иногда
коровы буквально примерзают к внутренним стенкам грузовика. Если корова свалилась на пол
и не может выйти, ее бьют током . Если она и после этого не может двинуться , ее выволакивают
при помощи цепей, разрывая ее кожу, сухожилия и кости. Коровам не светит гуманное
усыпление, их рассматривают всего лишь как мясо, которое может быть пр одано, а усыпленное
животное запрещ ается разделывать на мясо (хотя и такое сл учается, по данным, изложенным
Гейл Айснитц в книге «Бойня») . Поэтому коров волочат на уб ой, где их тел а разбивают на части,
после чего они превращаются в мясной фарш, корм для домашних животных, кожу, желатин,
клей, и другие продукты.
Сценарий происходяще го на молочных фермах, которые производят так называемые
органические молочные продукты, не отличается от приведенного выше. За исключением того,
что корм коровам дается органический и существует некоторое ограничение на определенные
гормоны и токсины, плю с, коровам может быть предоставлено немного большая площадь
стойла , все кошмары ждут коров и на органических фермах . Эти к оровы точно так же
отправляются на бойню после нескольких лет эксплуатации, а индустрией руководит
универсальный принцип — получение м аксим ального количества молока при минимальных
затратах. Отдельно взятая корова представля ет собой небольш ую ценность , по тому что в силу
самой сути этого бизнеса телята всегда в избытке: ведь коровы должны быть беременными и
рожать, чтобы давать молоко.
Ту т нам открывается вторая возможная дорога для телят, рожденных на молочной ферме: их
могут убить вскоре после рождения, если спрос на мясо и телятину невысок. Сычуг в их юных
желудках очень ценен при производстве сыра. Его выскребают и отправляют дальше по
конвейеру. Тела телят перемалываются на корм животным, а их кожа идет на изготовление
различных изделий. Иногда коровы, отправляемые на бойню , оказываются все еще
беременными. И когда коров е вспарывают живот, и из него выпадает теленок, его убивают
особым образом . Его мягкая кожа очень ценна для производства различных изделий, поэтому
рабочие аккуратно обдирают мокрые, мертвые тельца.
Трет ий вариант для рожденных на молочной ферме телят — отправ иться на аукцион для
продажи на производство телятины. Эта учесть может постигнуть телят как мужского , так и
женского пола, если они не нужны на ферме (это практикуется и на органических фермах).
Издевательств а и пытки, через которые проходят телята , был и много кратно
задокументирован ы. Их загоняют в тесные ящики и привязывают за шею в возрасте всего
нескольк их дней. Бедные с оздания лишены возможности двигаться . Это делается специально:
неразвитые мышцы более слабые, поэтому чем меньше телята двигаются, тем более нежное
мясо из них потом можно получить . Их содержат в темноте и кормят пищей с дефицитом железа ,
чтобы мясо было белым, это обеспечит ему более высокую цену. Телята в отчаянии ли жут
любые металлические предметы, включая гвозди, если могут дотянуться до н их языком. Живя в
тесноте и темноте , они часто находятся в своих собственных испражнениях. Данные им
природой чувства радости и детского озорства убиваются болью и безысходностью их
существования. Их жидкая еда наполнена химикатами, медикаментами и антибио тиками, и
после трех -четырех месяцев их грузят в фургоны и отправляют на бой ню, а оттуда их останки
транспортиру ются на рынки телятины и в кожевенные предприятия.
Четверт ый вариант участ и телят с молочной фермы, если они самцы — это аукцион мясного
рынка, где их будут растить для забоя на говядину. В этом случае они еще в молодом возрасте
пройдут через боль кастр ации без обезболивания. Их также за клеймят , зачастую несколько раз,
при чиняя ожоги третьей степени, а также обожгут рога, что т оже является крайне болезненной
процедурой. Они проведут года до полутора либо в заключении, либо на открытом ,
ограниченном пространстве, после чего , достигнув нужного размера, отправятся на
откормочные пункты, чтобы быть отъесться до ожир ения .
На этих откормочных пунктах сот ни или даже тысячи кастрированных животных содержатся в
крайней тесноте в течение нескольких месяцев либо совсем без кры ши над головой, либо с
минимальным укрытием. Они получают в качестве питания корм, который формулируют для
них из расчета, что бы при наи меньших затратах животные набрали вес как можно быстрее.
Операторы получают деньги от продажи бычков за полкило веса. Несчастным животным,
которых мясн ая индустри я рассматривает, как хозяйственные единицы , скармливаются

67

искусственные гормоны роста , такие как Ралг ро, Синовекс и Руменсин, с тем, чтобы они набрали
вес намного раньше, чем это предусмо трено природой.
В то время как коровы являются травоядными, которые в естественных условиях не стали бы
есть зерно, на откормочных пунктах, как и на молочн ых фермах, рабочие обнаружили, что зерно
приводит к более быстрому росту, а значит и к большим прибылям. А так как зерно (в основном
кукуруза, соевые бобы, пшеница и овес) стоит сравнительно дорого , его частично заменяют
широко известными в индустрии дешев ыми добавками, такими , как древесные опилки,
цементная пыль, куриный помет и побочные нефте продукты. Все токсины из зерна, а также из
добавок концентрируются в жире и плоти бычков. Другими добавками являются не более
прия тные для осознания ингредиенты: фар ш из тел умерших до бойни животных. Эти продукты
славятся особенно высок им содержание м токсинов , а также жир а, холестер ина, животн ого
белк а. Они помогают произв одить мраморный жир в теле откармливаемых животных, который
приносит столь высокую цену. Этим ещ е очень молодым животным не дают возможност и
дви гаться , так как это привело бы к трате калорий и к образованию более твердой плоти.
Агро бизнес также обнаружил, что если с едой скармливать животным антибиотики, то они
растут быстрее . Согласно Союзу обеспоко енных ученых, свыше 70% всех антибиотиков,
производимых в США, скармливаются существам, заключенным для производства продуктов
животного происхождения . Антибиотики также даются с тем, чтобы бороться с инфекциями и
болезнями, изобилующими в тесноте откормочных пунктов, в которых содержат бычков.
И хотя представить себе коров, бросающихся в воду, чтобы поймать и съесть рыбу, совершенно
невозможно, нелепая реальность состоит в том, что популяции рыбы в Атлантическом и Тихом
океанах истощены крупномасштабными траулерными операциями попросту ради того, чтобы
снабжать животноводческ ую индустрию белковым кормом. Этот корм содержит жир и
холестер ин , которые помо гают эффективно и быстр о довести бычков на откормочных пунктах
до жирного состояния.
Как только они набирают достаточный вес, их отправляют на бойню, чтобы люди могли есть их
плоть и кормить ею других травоядных, плененных в адском операционном цикле «отк орм -
убийство », окутывающем и отравляющем всю планету. Океаны, поля, пастбища, леса,
автотрассы ( на которых сбивают животных), зоопарки, скотоводческие фермы, цирки,
лаборатории и университеты, проводящие опыты на животных , вет еринарные клиники ,
разводчики — все эти места и заведения св язаны с фабриками по переработке трупов и с
бойней огромной паутин ой насилия, а животные, находящиеся в нашей власти и убиваемые
нами, используются затем для откорма этих бычков, чтобы их можно было подороже продать.
Их плоть заключает в себе невероятную ничтожность жизни и ужас, которые влия ют и на нас,
если мы поддерживаем индустрию, покуп ая ее продукцию, служащую характерной чертой
нашего общества.
Все четыре возможных участи для теленка, рожденного на молочной ферм е — это
существование в условиях невообразимого насили я и ранняя смерть. Поскольку коровы в
естественных условиях могут жить по 20 -30 лет, индустрия, убивающая телят, бычков и
молочных коров в возрасте от нескольких дней до нескольких лет, по сути , убивает младенцев и
детей. Точно так же другие индустрии производят и содержат в плену детенышей, будь то
ягнят а, поросят а, цыплят а, детеныши рыб: заставля ют их набирать вес неестественно быстро и
убива ют в юн ом возрасте. Подобно этому, в войнах, которые мы разжигаем друг с другом, дети
обычно страдают в первую очередь, и даже больше того — их вынуждают становиться
убийцами. Культура, основанная на употреблении в пищу животных, пропагандирует
доминирование над женским началом, явля ющееся источником жизни и жи зненной энергии, а
также эксплуатацию детей, преисполненных невинности и желания расти и развиваться

Фальшивые Усы
Забавный и на вид невинный рекламный трюк индустрии , использующей в качестве
изображения человека с усами от молока, на самом деле является маской, скрывающей наиболее
жестокую практику, от к ак ой только может помутиться рассудок. Покорные коровы -
вегетарианки и их несчастные дети подвергаются насилию от самого рождения до смерти, когда
их откармливают неестественной для них пищей , включающей пл оть, с тем, чтобы люди могли
набирать жир , употребляя молочны е продукт ы и мясо . Может показаться, что в обмен за
переносимые неимоверные страдания коровы по крайней мере дают человеку что -то полезное.

68

Однако на более глубоком уровне справедливость берет св ое: убивая их, мы убиваем самих себя ;
пленя я их, мы пленим самих себя ; отравляя их, мы отравляем самих себя.
Матери -коровы, как и другие млекопитающие, вырабатывают в молоке большие дозы
эстрогена. Для человека любого возраста употребление такого количества эстрогена вредно в
любом возрасте. Один из наиболее заметных результатов употребления этого гормона
заключается в том, что тела девочек обретают сексуальную зрелость в чересчур раннем
возрасте. Иными словами, первые месячные у девочек появляются все раньше и раньше . Если в
середине XIX века первые месячные случались лет в 17, то в наши дни абсолютно нормальным
считается возраст 12 лет. Это особенно ярко проявилось в Японии после Второй мировой войны,
когда все го за два поколения средний возраст девочки, переживающей первую менструацию ,
сократился с 15 до 12,5 лет.
Вот что пишет исследовател ь Керри Сандерс: «Как африканские сельские жители, так и
китайские сохраняют соблюдают свою традиционную строго вегетарианс кую диету, и в и х
сообществах возраст наступления женской зрелости составляет в среднем семнадцать лет ».
Неестественно ранняя половая зрелость в нашей культуре является также причиной скрытых
психологических страданий, связанных с беременностью в еще школь ном возрасте,
проблемами, окружающими аборты, физическим и и социальным и стресс ами. Мы сами
подталкиваем наших девочек к сексуальной зрелости, опережающей их готовность к половой
жизни , так же , как мы поступаем с рабынями молочной промышленности — коровами .
Даже в то время как сами женщины употребляют молочные продукты, поощряя таким образом
сексуальное насилие и эксплуатацию других существ женского пола, они при этом тоже
рассматрива ются как своего рода мясо, предмет для использования мужчинами в собственных
целях .
По иронии, так же , как коров заставляют иметь гиган тские, распухшие вым ена во имя
выработки сверх ъестественных количеств молока для индустрии, продук ция этой индустрии
оказывает аналогичный , разрушающий эффект на тела женщин, употреб ляющих их. Наша
культура негласно дает положительную оценку этому эффекту, поскольку упрочивать статус
женщины , как объекта для доставления удовольствий мужчине . Взаимосвязь молочной и
мясной индустри й воплощают в себе скотоводческий менталитет, который ра ссматривает
животных и женщин как « мяс о»; для дойки и поедания в одном случае, и сексуального
удовлетворения — в другом.
Кроме того , существуют и другие трагедии, связанные с употреблением молочных продуктов.
Доктор Чарльз Аттвуд и доктор медицины Т. Коли н Кэмпбелл пишут так:
«Эпидеми ологич еские исследования пациентов вы явили убедительны е доказательства
взаимо связи употребления животного белка и образовани я различных раковых заболеваний.
Экспериментальные данные со всей ясностью демонстрируют, что из всех животных белков
казеин — основной белок в молок е — обладает особенно сильным потенциалом для содействия
развитию раковых образований … Как овы другие проблемы , связан ные с употреблением молока
и молочных продуктов? Большинство практикующих педиатров, специализирующихся на
аллергиях, утверждают, что более половины их пациентов страдают аллергией на то т или ино й
белку из более чем двух дюжин молочных белков. Симптомы их аллергических реакций
включают в себя экзему, астму, инфекцию среднего уха , инфекции синусоидальной полости,
насморк, гастроэнтерит и аллергический колит — причины, на которые приходится 80 -90%
визитов к врачу …»
Неудивительно, что фармацевтическая промышленность через СМИ так активно финансирует
рекламу молочных продуктов и «пр едостерегает » относительно веганской д иет ы.
Официально допустимым кол ичеством патогенов в пастеризованном молоке считается 5
миллионов на стакан — более чем в 200 раз выше , чем в зерновых, овощах, фруктах, бобовых
или орехах, если их не заразят во время сб ора и упаковки , — что создает постоянный стресс для
иммунн ой систем ы и может повысить риск целого ряда болезней , включая раковые заболевания
различных видов и особенно рак груди и рак простаты. Коровье молоко также славится высокой
концентрацией гноя. Это неизбежно , учитывая огромного количества бактери й в
травмированных вым ена х коров, тогда как пастеризация не удаляет гно й, содержащ ий ся в
потоке молока. Отдельные марки молока, пр отестированные Потреб надзором, содержали в себе
от 30 миллионов до 700 миллионов микробов на стакан! Помимо способности к увеличению
рис ка гастроэнтерита, стрептокока и других различных болезней организма , эти патогены

69

также известны своим влиянием на гниение зубов, а младенцы, которые заснули , сося коровье
молоко из бутылочки , подвергаются риску частичного , а порой и полного разрушения зубов!
Согласно результатам исследовани й, приведенн ых доктором Франком Оски , употребление
молочных продуктов ведет к диарее , анемии, внутрикишечны м кровотечени ям , болезн ям
почек, экзем е, бронхит у, аллерги ям , астм е, аллергическ ому насморк у, ревматоидно му артрита,
аллергической сыпи, аллергии на пеници ллин, лейкеми и, рассеянному склероз у, болезн ям
зубов, диабет у, ожирени ю и артеросклероз у, вызванно му высоким содержанием жира и
холестер ина в молочных продуктах.
Белк и в молоке, в частности казеин, будучи идеальным и для телят, чересчур громоздк и, чтобы
человек мог их нормально усваивать . Организм коровы располагает определенным ферментом
— реннином, — ко торый помогает разбивать казеиновые молекулы. По словам известно го
исследовател я в области питания доктор а Колин а Кемпбел а, «б елок коровьего молока ,
возможно , является наиболее значительным химическим онко геном из всех, каким подвержен
человек ».
Ко всему этому коровье молоко от природы богато гормоном роста . Он необходим для того,
чтобы теленок смог набрать несколько сотен килограммов фунтов веса в течение первого года
жизни. Этот гормон под названием инсулиноподобный фактор роста номер один (IGF -1)
молеку лярно идентичен гормону роста челове ка, обеспечивающему рост детей. Передозировки
этого гормона, получаемого нами из коровьего молока , подталкива ют нас к неестественному
росту.
У взрослых людей, по результатам исследований , излишнее количество IGF -1, получ аемое из
молочных продуктов, может повысить риск заболевания раком. Поскольку во взрослом возрасте
мы не растем, естественное количество IGF -1 у нас в крови очень низкое, если он присутствует
вообще, и т ребуется он лишь для помощи роста новых клеток. IGF -1, поступающий в нашу
кровеносную систему в результате употребления молочных продуктов оказывает серьезные
последствия на наш организм . Среди триллионов различных клеток в нашем орг анизме также
естественным образ ом постоянно присутствуют и н екоторые раковые клетки, появляющиеся то
там, то там; в случае , когда иммунная система здорова, эти клетки без труда обнаруживаются и
разрушаются организмом. Но когда мы обогащаем организм гормонами роста, естественно
присутствующими в коровьем молоке, они играют такую ро ль, какую бы играл а канистра
бензина, брошенная в пламя — стимулиру ют резкое, быстрое деление раковых клеток,
присутствующих изначально в очень небольшом количестве. А иммунная система, уже и так
загруженная работой в результате присутствия различных токси нов и патогенов в молочн ых
продукт ах , возможно , уже не сможет взять под контроль раков ые образовани я. IGF -1 в молочных
продуктах может стимулировать развитие рака . Тем не менее , знаменитости, включая эксперты
из системы здравоохранения, принимают участие в высокооплачиваемых рекламных
кампаниях , отсвечивая молочными усами, поддерживая преступную промышленность!

Яичная Индустрия: Еще Большая Эксплуатация Женского Начала
Так же как и в случае с молочными продуктами, покупая яйца , мы становимся инициаторами
воровства и насилия против угнетаемых жесточайшим образом существ женского пола и вносим
вклад в процесс загрязнения окружающей среды, содейству я развитию социальн ых патологи й и
болезней людей . В процессах производства яиц применяю тся те же принципы, кото рые мы
рассмотре ли в случае молочной промышленности . Разница лишь в том, что здесь они д оведены
до крайностей. Чувствующие существа сведены до категории хозяйственных единиц . Они
содержатся в условиях невообразимой тесноты, стр есса и антисанитарии . Людям н ужны только
их яйца, и когда их пр оизводительность спадает, их бесцеремонно и жестоко убивают.
Куриные яйца токсичны для человек а, так же , как и другие продукты животного
происхождения . Во -первых, они состоят из животного белка, насыщенного жира и холестер ин а
— компонентов, окисляющих кровь, забивающих артерии, ослабля ющих иммунную систему и
вводя щих организм в с тресс на различных уровнях, как было упомянуто выше. Более того, яйца
являются источниками наиболее концентрированного холестер ина из всех, что пре длага ют
супермаркет ы. Во -вторых, они объединяют в себе ядовитые пестициды, химические, гормонные
и бактериальные оса дки . В -третьих, когда мы едим яйца , мы едим вибрационную энергию
ничтож ного существования, в чем мы убедимся ниже, взглянув на метод ики прои зводства яиц .

70

Как и все животные, чьи тела мы используем для производства нашей еды, куры
рассматриваются нами как обычный товар. Стоимость одной н есушка исключительно мала. Для
индустрии она практически ничто , и относ ятся к ней соответственным образом. Ку ры проводят
жизнь в тесных клетках — проволочных тюрьмах 35 -40 сантиметров высотой и 45 -50
сантиметров шириной, по 4 -8 птиц в кажд ой , где они ни разу не смогут ни размять ноги, ни
расправить крыл ья . Проволочные стены, к которым они прижаты, обди рают все перья, обнажая
и раня их кожу. Порой в решетке застревает голова, крыло или нога , и тогда курица умирает от
голода, не имея возможности дотянуться до корма, а ее разлагающийся труп будет все так же
зажат телами других кур в клетке. Их ступни болез ненно ран ит решетчаты й пол . Бывает, что
проволока врастает в ступню. Клетки громоздятся в 4-5 этажей, а помет пленниц с верхних
этажей падает на птиц, расположенных под ними, и накапливается в отстойниках для отходов
под клетками, куда сваливаются отдельны е птицы, если им чудом удается вылезти из клетки . В
этих отстойниках они обречены на медленную, мучительную смерть.
Как и в случае молочной промышленности, яичная индустрия основывается на эксплуатации
женского начала и на манипуляции телами особей женског о пола . Цель все та же —
максимизировать прибыли, не прида ва я значения факт ам крайней жестокости этих
манипуляций.
Поскольку куры меньше по размеру, чем коровы, с ними считаются еще меньше , чем с коровами,
обращаясь еще более жестоко и бесцеремонно в гонке за снижение себестоимости яиц. Самк ам
обрезают клювы. Это чрезвычайно травм атичная и болезненная операци я, в результате которой
обрубается около половины клюва. Горячие лезвия прорубают наиболее чувствительную
нервную ткань клюва, принося такую острую бол ь, что сердцебиение птицы увеличивается
более чем на 100 ударов в минуту. Многие птицы умирают на месте. Для тех, кто выжил ,
хроническая боль от этой процедуры может длиться до конца жизни и затруднять процесс
питания .
В цыплятах -петушках яичной индустрии нет необходимости, поэтому рабочие уничтожают их
либо упаковывая в пластиковые мешки, где те задыхаются, либо высыпая в мясо рубк у, где
вращающиеся лезвия превращают их живые тельца в фарш или удобрени я. Несушки,
производительность которых снизилась , тоже могут закончить свою жизнь мясорубке .
Яичная индустрия признает существование огромного количества заболеваний , которые
возникают в такой неблагополучной среде: болезненные деформации ступней и ног, сломанные
и спутавшиеся крылья и ноги, дефицит кальция в организм ах птиц, болезненная и растянутая
матка от того, что птицу вынужда ют производить яйца сверх всякой нормы , остеопороз,
развивающийся от постоянного нахождения в неподвижном положении, болезн и печени и
головы из -за получения ненормальной пищи , духоты и от принуждения к существова нию в
условия х постоянного стресса и антисанитарии , болезни глаз и легких , вызванные высокой
концентраци ей аммиака в воздухе, выколотые глаза в результате борьбы с отчаянными
соседями по клетк е, и сал ьмонелла — бактерия размножающаяся в фаллопиевых трубах, в
результате чего яйца, проходящие через них, тоже заражаются сал ьмонеллой.
Практически все хозяйства, трудящиеся в сфере производства яиц , скармливают птицам
антибиотики, чтобы держать под контролем развитие болезней, попавших в столь
благоприятную для себя среду. Кроме того, было замечено, что антибиотики увеличивают
производительность несушек, но , как и в случае с другими существами, вклю чая человека, они
приводят к другим проблемам, поскольку разрушают кишечную микрофлору, необходимую для
усвоения корма и вывода его неусвоенной части, и таким образом ослабляют иммунную
систему. Токсичные остатки пестицидов, присутствующие в корме, антибио тик и, гормон ы,
други е химикат ы и патогенные бакт ерии — все это концентрируется в жирах и яйцах этих
несушек, делая эти яйца чрезвычайно опасными для употребления в пищу.
Десятки тысяч несушек, собранных в неимоверной тесноте гигантского сарая, не имеют
во зможности перемещаться, вить гнезд а, у становить и поддерживать социальную структуру
или использовать данный им природой разум и удовлетвор ять свои природные желания и
потребности, составляющие их предназначение в этом мире.
Они пребывают практически в полной темноте, искусственное освещение держится на
минимальном уровне, состав корма и добавляемые к нему антибиотики — все преследует
только одн у цель : снизить расходы и увеличить количество производимых яиц , выпадающих из
несуш ек и скатыва ющихся по проволочному дну клеток на конвейер. На современных фермах от

71

несушки получают более 250 яиц в год. Это превышает количество, которое она снесла бы в
обычных условиях более чем в 2,5 раза.
В природе курица очень серьезно относится к созданию гнезда: она щепетильно выбира е место
для того, чтобы снес ти яйц о от своего партнера -петуха. Когда она сн осит яйцо, этот момент
становится для нее моментом радости, гордости и удовлетворения. На яичных фермах
происходит прямо противоположное .
На со временной ферме несушка впадает в панику и отчаяние из -за невозможности найти
укромное место в тесноте и на проволочном полу . У нее нет уголка, где бы она могла в
безопасности снести яйцо . Затем она впадает в невменяемо е состояние и начинает биться о
стены клетки, пытаясь вырваться из этой тюрьмы .
Предста вьте себ я на месте курицы . Вас пленили вместе с другими сородичами. Вас держат в
тесной клетке, где вместо пола — проволочная решетка . Ваши ступни никогда не покидает боль,
они деформир уются , у вас нет возм ожности потянуть ногу или крыло, ваши мышцы ослабевают ,
потому что у вас нет в озможности размяться, но в то же самое время вы никогда не можете
расслабиться, потому, что вас таких в клетке много, и кто -то из ваших соседей п остоянно теряет
терпени е и пыта ет ся двигаться, вырваться из тесноты . Кто -то постоянно клюет вас , и вам
никуда от этого не деться. Вы можете только сда ться и позволить другим зале зть на вас и
сидеть . Воздух наполнен пылью и перьями, которые , пачкаясь в помет е, падающ ем с верхних
этажей кле ток, залепля ют стенки клетки. Вам трудно дышать . Вас душат концентрированные
пары аммиака, поднимающиеся из куч помета с пола под клетками. Ва с мутит . Невзирая на
разбрызгиваемый яд, кругом много мух, которые не дают вам покоя. Еда никогда не б ывает
свежей . В основном она имеет один и тот же вкус и всегда отдает химикатами и лекарствами,
необходимыми для того, чтобы вы продолжали жить . В конце концов , несмотря на ваше
ощущение убожества и отчаяния, невзирая на не прерывный шум от выражения страданий и
боли т ысяч птиц, собранных в одном месте, вы сносите яйцо . Вы чувствуете, что оно катится от
вас . Вам не дано испытать радость от построения гнезда, в вас нет счастья от кудахтанья с
вашими птенцами : кладка яиц на ферме представляет из себя пустой, разочаровывающий и
мученический ритуал . В се, что вы связ ывали с семьей и естественной жизнью, разрушено.
Эти несушки не знают ни своих матерей , ни своих детей, они лишены чувства сотрудничеств а со
своими со родичами , у них не т ощущения земли, они не видя т солнца. Они рождаются на
инкубаторах, им обрезают клювы и отправляют в рабство для кладк и яиц.
Когда поколение тысяч несушек подходит к концу цикла своей максимальной
производительности, их либо удушают газо м, поскольку их замученные тела почти не имеют
съедобной плоти, что не оправдывает трат ы на транспортировку на бойню, либо все же
отправл яют на бойню . В этом случае их тела пойдут на дешевый бульон или еду для кошек и
собак.
Куры от природы несут яйца цикл ами, между которыми должен соблюдаться перерыв, что
необходимо для отдыха организма курицы. На фермах же курам не дают отд ыхат ь, и когда они
подходят к концу цикла кладки, подвергают насильственной линьке , чтобы ввести их организм
в шок и заставить внов ь откладывать яйца. Линька достигается путем прекращения кормления
и поения кур . В место этого птицам да ют комбинаци ю лекарств и гормонов. Такой режим может
продолжаться неделю или две, и , как правило , часть птиц не выдерживает и умирает. После того
как поколе ние несушек уже было подвергнуто насильственной линьке один или два раза, конец
их следующего цикла означает конец их пребывани я на ферме: их грубо вырывают из клеток,
забивают в транспортировочные клетки и отправляют на бойню, чтобы освободить место для
следующего поколения рабынь.
Трудно себе представить, что бы можно было родиться в худш ем ад у, чем тот, в котором
рождаются и проживают свои несчастные жизни несушки на ферм ах в США.
На так называемых фермах со «свободн ым выгулом» курам, также как и на фермах с батарейной
системой содержания, описанной выше, удаляют клювы , а цыплята -петушки жестоко
умерщвляются сразу после рождения. К курам здесь относятся точно так же — как к
неодушевленным предметам , которые должны про изводить продукцию , и которые
уничтожают ся , когда поток приносимой ими прибыл и ослабевает . Сам термин «свободны й
выгул» с точки зрения законодательства на удивление несет очень мало смысла . Для таких ферм
отсутствуют нормы, определяющие , какая площадь долж на отпускаться для каждой курицы.
Условия могут быть менее кошмарными , чем в случае с клетк ами на фермах с батарейной

72

системой содержания, но птицы обычно живут в тесноте в неимоверно громадных помещени ях ,
где они никогда не видят дневного света.

Паутин а Связей
Существа женского пола, такие как коровы и куры, подвергаются безжалостному насилию ради
того, чтобы отнять у них продукты, необходимые для их детей или отобрать самих детей —
отобрать то, что необходимо для выживания их вида, и в то же время то, что приносит
загрязнение окружающей среды и болезни человеку , голод и страдания человеку . Когда мы
крадем их молоко и яйца, когда мы убиваем их детей, мы создаем условия для того, чтоб ы то же
самое происходило и с нами. Судьбы коров -матерей и матерей человеческого рода, детенышей
коров и детей человека, в конечном счете параллельны. Пока мы позволяем корпорациям
воровать, эксплуатировать и убивать детей коров и кур, это будет прои сходит ь и с нашими
детьми. И , надо сказать, это вовсю происходит.
Негативные эффекты от употребления молочных продуктов и яиц , оказываемые на здоровье
человека также связаны с негативными последствиями для окружающей среды и для нашей
культуры. Все взаимосвязано : употребление молочных продуктов и яиц , приводящее к
аллерги ям , кожны м реакци ям , рак у, болезн ям сердца, инсульт ам , диабет у и цел ому спис ку
других заболеваний; арсенал медицинской индустрии для борьбы с искусственно
приобретенными заболеваниями; баснословн ые прибыли, получаемые агробизнесом,
химической, фармацевтической и банков ск ой индустриями от нашей эксплуатации живот ных ;
порождаемые в результате этого социальное неравенство и несправедливость , дающие
развитие дискриминации и конфликтам ; пагубный эффект , оказываемый на здоровье человека
и окружающую среду выбросами отходов агробизнеса, проникающи ми в водоемы, убивающи ми
рыбу и повышающими риск заболевания раком у человека, а также порожда ющими багровые
приливы и обостряющи ми респираторные заболевания; ма ссовая гибель в войнах, диктуемых
потребностями в нефти и отчаянием, причина которых кроется в том, что молочные и яичные
индустрии, спонсируемые американскими банками в странах Третьего мира , все больше и
больше завладевают правами на воду, в то время как бедные слои населения страдают от
нехватки воды и от употребления зараженной воды..
Паутина связей, порождаемых нашим употреблением молочных продуктов и яиц , необъятна и
охватывает собой всех существ нашей планеты .
Когда мы питаем себя молоком и яйцами других животных, мы питаем себя также их страхом и
отчаянием, насилием и жестокостью, которым подвергает их наш патриархальный менталитет.
Если мы при смотримся внимательно , мы заметим, что этот менталитет порождает жестокость и
в наших собственных жизнях. Подобает ли нам, существам, стремящимся к состраданию,
свободе, радости, более развитому обществу, ратующему за мир, уважение к Земле и с вят ости
всех ее обитателей , быть адепт ами страшной жесто кости?
Когда мы проводим связь между привитым нам нынешней культурой желанием употреблять
молочные продукты и яйца и неизбежной жестокостью по отношению к беззащитным матерям,
наш разум и сострадание вступают работают в связке и позволяют нам сделать друго й выбор,
отличный от навязанно го нам ранее. Существует множество заменителей молочных продуктов
и яиц, и они становятся все более доступными по мере того , как новые и новые люд и проводят
эту параллель.

Возрождение Софии
Угнете ние других требует от нас пси хологического от чуждения от них, а также от речения от
определенных качеств , заложенных в нас самих. Эксплуатируя коров и кур, мы подавляем их не
только ради их плоти, кожи, костей и других частей их тел, которые мы можем использовать
сами или продать; мы н амеренно эксплуатируем их органы воспроизводства и молочные
железы. Эт а бесчеловечная бесцеремонность и вмешательств о в самые интимные и священные
функции женского начала, возможно , приносит нам самим ущерб не меньший, чем тот, что м ы
приносим коровам, однако наши раны , вероятн о, менее очевидны. Многие духовные лидеры
отмечали тот факт , что , раня других, мы раним себя даже глубже. Жест окосерд ие убийцы и
эксплуататора сами по себе уже страшное наказание, потому что это невозможность чувствовать
красоту и сокровенность жизни. Этот вну тренний ущерб может присутствовать в человеке без
его ведома , но сама жизнь с этим ущербом — это жизнь в борьбе за отстаивание конфликта,

73

жестокости, основанных на внутреннем страхе и разобщенности, и это отравляет жизнь и
отно шения с окружающи ми.
Порабощая и жестоко эксплуатируя матерей -коров и их детей в угоду молочной индустрии, мы
атакуем и раним сокровенность женственности как в нас самих , так и в самой природе. Это атак а
на нашу суть существования, на смысл вскармливания н овой жизни и защиты беззащитных. Тем
самым мы сеем поистине страшные семена, поскольку наши действия подрыва ют в нас
уважение к женскому началу внутри нас , как к исто чник у любви, заботы и потребности пита ть
и защи ща ть.
Ударяя по наше му собственно му женско му начал у, мы становимся в общественном смысле более
жестокими, разобщенными, склонными к соперничеству, агресси и и эгои зму . По иронии , мы
сами становимся товаром, контролируемые и порабощен ные системой, которая производит нас
самих , и в то же самое время мы не замечаем этого, потому что на тренированны жить в отрыве
от других существ, даже от себе подобных . Мы научились не слышать плач матерей -коров на
молочных фермах. Мы не слышим плач человеческих матерей , у которых отбирают их детей
тысячами ежедневно: они умирают от голода, который мы не с могли бы предотвратить. Мы не
слышим плач матерей, дет ей которых у би ли бомбами и пулями солдат ы, служащи е военной
машине. Кто же услышит и отзовется на наш собственный плач , если мы не слышим плач этих
матерей?
Освобождение женского начала и уважение к нему является , пожалуй , наиболее острой задачей,
стоящей перед нашим обществом в контексте его эволюционно го развити я в сторону мира,
стабильности и духовного совершенствов ания . Во всех культурах женс кое начало связано с
вскармливанием, чувствительностью , способностью проводить связ и, интуи цией и создание м
новой жизни. В нашей скотоводческой культуре этим качествам не отводится приоритет,
потому что порабощение животных треб ует от человека быть жестким и жестоким и уметь
отчуждатьс я от други х существ и педалировать наше превосходство над животными , природой
и дающим новую жизнь женским началом. Это прив ело нас к патриархальному менталитету, в
основу которого заложены принципы доминирования, контроля, раз общенности ,
расчетливости, сведению всего к товарной стоимости, во инственности и нормализации
убийства. Отношения в нашем обществе диктуются принципами, выработанными нашим
отношением к животным. Тем не менее , образ женственнос ти до сих пор не убит, любовь и
стремление к нему не забыты, потому что на глубоком уровне мы знаем, что он остае тся
жизненной основой нашей природы.
Пре клонение перед сокровенностью женственности уходит корнями в далекие тысячелетия,
которые наши предки проживали задолго до возникновения скотоводческой культуры, и мы до
сих пор помним , чем они жили , несмотря на то, что д ревние богини были заменены на
враждебных богов мужского пола, признаваемых теперешн ими западн ыми религи ями и наукой
— Господь Бог и Иегова. Греческий термин для третьей персоны Троицы , обозначающая Святой
Дух — Hagia Sophia , Святая София или Священная Мудрость — был женского рода, но этот аспект
позже оказался утрачен , когда фраза была переведена на лат ынь и в обиход в ошло
словосочетание в мужском роде — Spiritus Sanctus , то есть, дословно Святой Дух. Таким образом,
все три ипостаси Троицы стали мужского рода , что причини ло неминуемый ущерб статусу
женщин, животных, природы и культурной глубине нашей культуры.
Потеря Со фии — Священной Мудрости — был а неизбежн ой, потому что она была призвана
помочь дух у угнетения и мужской жестокости, необходимы м для порабощения окружающих и
превращения животных в товар, продолжа ть распространяться и усиливаться. Но София, хот ь и
попавшая в оп алу, не смогла умереть и продолж ила жить в образе Марии, Беатри че и Параклета,
другого обозначения Святого Духа в переводе с греческого означающего «Утешитель» . В
качестве одного из проявлений этого явления выступает Святая Богоматерь, символизирующая
доброту женственности, существующую между видимым и невидимым мирами . Фило -софия ,
буквально «любовь к мудрости », изначально означал а «поиск Софии », то есть, интуитивной
мудрости, важной и раскреп ощающей дух. Поскольку женственные принципы и интуиция
упрощались и презирались , Западная философия потеряла огромную долю своего потенциала и
в конце концов превратилась в поверхностного сподручника науки.
Символ Софии — это чаша, Свя то й Грааль, котор ый в отличие от традиционных символов
святых мужского пола , таких как клинок , копье или молния, не выражает жестокости или
угрозы. Святой Грааль — это сосуд, способны й вместить в себ я нечто , накормить, позволить

74

смеш ивать те или иные компоненты , объединить , да ть рождение новому . Котел и чаша
отождествляют ся с женск ой способность ю принимать, что является необходимым условием для
развития интуитивной мудрости и духовной зрелости. Чаша Софии в конечном счете стала
центральным образом одного из известнейших историч еских повествований, о Свя том Гр аале , в
ходе которого рыцари -копьеносцы безуспешно пытались найти пот ерянную священную чашу .
Под сознательно мы чувствуем, что вместо чаши на самом деле мы пот еря ли женск ую мудрость,
и что вытеснивш ий ее порывист ый, несбалансированн ый , бесконтрольн ый и упрощен ный
мужской разум приносит войну, болезни и препоны , т ем самым подавляя женское начало , а
вместе с ней и жажду обращени я к исходной мудрости, которая объ единяет, пит ает и дает
жизнь .
В преданиях, сказках, поэзии, прозе, живописи и других произведениях искусства, мы можем
проследить тоску по потере — от «Одиссеи », «Ор ест еи», «Антигоны », «Рамаяны », «Фауста »,
«Галаада », «Короля Лира » и «Парсифал я» до современных эпопей вроде «Звездны х Войн » и
«Властелин а Колец ».
Наше и стинное «я» или излучающая свет внутренняя суть, подобная характеру Христа,
подавлена или потеряна и заменена на фальшивую личность или маску, под которой живет
страх, разбитость, гордость и уверенность в разобщенности всего живого и потребности
подавлять и контролировать. В сказках это выражается через типаж злодея -правителя, который
узурпирует трон и ввязывает страну и народ в войну, принос я бедность и разруху.
Мы порой видим , как этот мистический прототип прорывается в реальную жизнь, на мирову ю
политическую аре ну при помощи подтасованных голосований, и наблюдаем кошмарные
последствия таких режимов , которые еще больше углубляют жестокий скотоводческий
ментал итет, пропагандирующий войну и интересы привил егированной элиты за счет
благосостояния ос новной массы населения, животных, экосистем и будущих поколений.
На более глубоком символическом уровне фальшивая маска и образ узурпатора представляют
собой не только сбитое с толку наше собственное эго, но также нашу скотоводческую культуру,
которая расп ространилась и завоевала менее агрессивные культуры и навязывает повсеместно
свой менталитет доминирования, превращения всего в товар и употребления плоти животных.
Узурп ация продолжается и сегодня. Под ударом оказались природ а, женщин ы, животны е и
другие менее защищенные категории живых существ. Элитарная система стремися
сосредоточить контроль в руках горстки людей . Он а черпает свою силу из повседневно й
структуры питания на родов — еды, которая основана на насилии. Потребление и убийство
стали определяющим и наше существование практикам и, которые питают наш у от чужденно сть
и служат подавлению чувств а вины, сопутствующему наше му подавлени ю женского начала.
Существа, созданные для того, чтобы жить их собственной жизн ью и выполнять их собственное
предназначение , нами вынужденно восприниматься , как неодушевленные предметы , но в
результате до этого уровня низводятся не только животные , но и мы сами. То, как охотники,
рыбаки и скотоводы смотрят на животных, или то, как разработчики месторождений смотрят на
природу, или то, как мужчин приучают смотреть на женщин, и ли то , кем женщины, привыкают
быть для мужчин — все это части одного и того же явления.
В результате неизбежными становятся огромные страдания, отравляющие отношения и
подрывающие духовн ую чувствительность, которая существует выше материалистическо го
дуализм а «я-оно » и относится к сокровенному началу, всегда присутствующему в живых
существах.
Как для отдельной личности , так и для культуры в целом, наша способность к выздоровлению,
трансфо рмации и совершенствованию за пределами рамок старого разрушительного
менталитета связана с нашим выбором в области пищи больше , нежели с чем то ни было . Когда
мы выступаем за мир во всем мире, молимся за лучший мир, трудимся ради социальной
справедливости и защиты окружающей среды и одновременно покупаем плоть, молоко и яйца
эксплуатируемых животных , мы демонстрируем отчуждение , настолько фундаментальн ое , что
он о превращает наши попытки изменить происходящее в абсурд и лицемерие , обрека я их на
провал .
Мы с лышим призыв нашей внутренней мудрости восстановить уваж ение к женскому начал у.
Можем ли мы когда -либо добиться успеха в построении нового, прекрасного мира, пока пленим,
насилуем, эксплуатируем и убиваем миллионы матерей попросту ради нашего удовольствия,
ради того, чтобы следова ть тому, к чему нас приучила наша культура? Внутренняя

75

женственность — это наша интуиция, наша чувствительность и наша способность ощущат ь
глубокую взаимосвязь событий и существ, и это условие является необходимым для
достижения мира, мудрости, ощущения радости, духовного пробуждения, развития разума и
творческих способностей.
С каждым теленком, украденным у матери и убитым, с каждым литро м молока, взят ым у
порабощенной и подавленной горем коровы , с каждым нажатием на поршень ружья для
насиль ственн ого осеменения, с каждым яйцом, изъятым у беспомощной, пребывающей в ужасе
наседки , и с каждым цыпленком, убитым или заключенным в пожизненное ра бство, мы
уничтож аем сокровенность женственности внутри нас самих. Покупая продукты
животноводческого комплекса, подавляющего женственность своим железным кулаком, мы
задавливаем в себе возможност и для совершенствования до более высоких уровней понимания,
способностей чувствовать и сопереживать. Наши попытки к саморазвитию сталкиваются с
горькой иронией .
Наше благосостояние в конечно м счете зависит от благосостояния других. Освобождая и
воодушевляя других , мы становимся свободными и воодушевленными . Нам ник огда не удастся
разорвать нашу связь с другими существами , как бы мы ни пренебрегать ею, сея семена
трагедии и страданий . Если мы вновь научимся ценить наше естественное место в паутине
жизни, употребляя в пищу то, что для нас предназначено, мы будем се ять семена изобилия,
любви, свободы, независимо от религии, которую мы выбрали .
Наши молитвы за мир принесут плоды, когда мы сами начнем нести мир по отношению к тем,
кто слабее нас и зависит от нас, кто так же жаждет мира и свободы , кто не меньше хочет жить
своей жизнью и выполн ять с обственное предназначение в ней, чем мы.
Достижение мира среди людей, начиная от домашнего очага до международного уровня , требует
уважительного отношения друг к другу и доброты. Это станет возможным лишь когда мы
научимся прояв лять уважение и доброту к тем, кто зависи т от нас и кто не может восстать
против нас. Если мы искренни в нашем с тремлении к миру, свободе и чувству собственного
достоинств а, у нас нет другого выбора, кроме как предоставить то же самое право на мир нашим
со седям — животным, населяющим Землю. Развивая сознание в том, что касается понимания
происходящего вокруг нас, мы сможем преодолеть стереотип, согласно которому животные —
это всег о-навсего предметы для удовлетворения наших потребностей . Тогда мы увидим, чт о
консюмеризм , порнография и разобщен ность , которые неизбежно ве дут к рабству и
саморазрушению . По мере того, как менталитет доминирования будет сходить на нет , мы
сможем начать зал ечи ва ть раны, наносимые сегодня разделением между людьми по признаку
пол а, рас ы и класс а.

ГЛАВА 8. МЕТАФИЗИКА ПИЩИ

Нет ничего более сложного, чем разбудить того, кто лишь притворяется спящим.
— Епископ Де змонд Туту

Вс е живое отвращается от страдания . Все живое боится смерти. Все живое любит жизнь. Узри
же себя в других. Как сможешь ты сделать им больно тогда? Какой вред сможешь причинить?
— Будда

Рано или поздно каждый из нас сядет за банкетный стол последствий.
— Роберт Льюис Стивенсон

Вибрации Питания
Продукты животного происхождения концентрируют в себе как физические, так и
метафизические токсины. Физические токсины, такие как транс -жиры, патогены, пестициды,
лекарства и остатки гормонов могут не только нан осить вред здоровью, но и выз ывать
отрицательные эмоции. Перемены настроения, раздражительность и потеря концентрации
являются хорошо известными побочными эффектами различных препаратов , и сила
психоактивных веществ давно научно доказана. Мы заново открываем истину, которую изрек
Пифагор: употребление продуктов животного происхождения негативно отражается на нашем
сознани и; одним из объясненных биомеханизмов этого явления служит половой гормон

76

тестостерон. Специалист по теории сознания Кен Уилбер пишет: «Исследования тестостерона —
лаборатор ные , межэтнически е, эмбриональн ые и даже эксперименты, предусматривающие
инъекции т естостерона женщинам в медицинских целях — привод ят к простому заключению. Я
не хочу быть грубым, но получается, что тестостерон имеет два основных направления
действия, которые в терминах животного мира можно было бы выразить так: спариться или
убить. И м ужчины обременены этим биологическим грузо м практически с самого первого дня,
грузо м, который женщины даже не могут себе вообразить . Исключение составляют те женщины,
которы е получа ют инъекции в медицинских целях, и эти инъекции просто сводят их с ума .
Сло ва одной такой женщины : «Я постоянно думаю о сексе. Пожалуйста, вы можете это
прекратить?»
Исследования показывают, что высокий уровень тестостерона связан с агрессивно -
деструктивным поведением, нетерпеливостью и раздражительностью. Кроме того, сейчас стал о
известно, что диета, содержащая большое количество животных жиров и малое — растительной
клетчатки , приводит к задержанию и концентрации в организме половых гормонов, таких как
тестостерон. Клетчатка, содержащаяся в овощах, злаках и других растительных п родуктах
сдерживает эти циркулирующие гормоны и контролирует их при помощи глобулина,
связывающего половые гормоны (ГСПГ), содержание которого в крови возрастает с
повышением потребления растительной пищи.
Нил Бернард пишет: « По результатам массачусетско го исследовани я процессов с тарения у
мужчин, в котором принял о участие множество мужчин среднего и пожилого возрастов, ученые
пришли к выводу, что мужчины с более высоким содержанием ГСПГ в крови менее агрессивны и
деспотичны. Также из этого логично сделать вывод, что сбалансированная диета может
упростить процесс общения с вами».
Кроме того, исследования показали, что дети, у которых обнаруживается пищевая
недостаточность, придерживаются диет, которые содержат малое количество овощей, фруктов,
злаков и бобов ых. Плюс, дети с нарушениями питания больше предрасположены к жестокости и
асоциальному поведению в будущем.
Помимо этого физического уровня действия биомеханизмов, на котором функционируют
гормоны, токсины и питательные вещества, существуют метафизические силы, которые
действуют независимо от того, знаем мы о них или нет. Метафизические токсины ,
пронизывающие пищу — подавленный гнев, страх, разочарование и отчаяние — невидимы и не
могут быть распознаны традиционной наукой . Тем не менее, они могут нанести о рганизму даже
больший вред, чем физические токсины, т ак как действуют на уровне сознания и чувств,
которые являются более важными аспектами нашей жизни, чем физическое тело.
Покупая продукты животного происхождения, мы становимся причиной страданий и сеем зерна
отчаяния и жестокости. Было бы наивно полагать, что эти зерна бесследно растворяются в
воздухе. Ужас и боль, на которые мы обрекаем други х чувствующи х существ, подверга я их
невообразимым страданиям, являются очень мощными силами, влия ющими на нас. Когда мы
питаем клетки, которые отвечают за чувства и мышление, мясом этих изможденных животных,
мы впитываем вибрации страха, болезней и жестокости, и неважно, как мы пытаемся прикрыть
правду эвфемизмами.
Физики начинают обращать внимание на правду, на которую мистики и мудрецы указывали
столетиями. Мир, который мы познаем при помощи чувств, является вибрационным феноменом.
Энергия, вибриру ющая в определенном диапазоне, восприн имается органами чувств человека.
Но и та энергия, которая не входит в диапазон нашего восприятия, все же существует. Например,
стоя в темной, тихой комнате, мы можем ничего не видеть и не слышать, но, включив радио или
телевизор, мы сразу начнем восприним ать музыку, диалоги, рекламу и передачи, которые все
это время были с нами в одной комнате, но мы их не воспринимали из -за отсутствия
соответствующих рецепторов . Аналогичным образом мы можем посмотреть на яйцо и увидеть
лишь материальный объект, но если бы у нас было необходимое оборудование интуиции , мы бы
смогли распознать яйцо как вибрационный объект. Несмотря на то, что наше сознание может не
воспринимать яйцо как вибрационную систему, съеденное яйцо повлияет на наш организм,
представляющий собой аналог ичн ую систем у, именно на уровне вибраций. Наше тело знает,
какие вибрации оно поглощает, как и наш разум — на более глубоких уровнях сознания.
Практически все мы замечали, что, прибыв в красиво е мест о в плохом настроении или со
спутник ам и, которые не в дух е, наслаждаться красотой невозможно . Так же верно и обратное:

77

хорошее настроение и положительные эмоции могут превратить любое место в рай, а злость
или страх способны трансформировать рай (например, нашу планету) в тюрьму. Наша
неспособность наслаждаться красотой Земли и населяющих ее существ в полной мере вызвана
нашей потерей чувствительности к вибрациям энергетических потоков — потерей
чувствительности , которая позволяет нам не кричать, когда мы едим хот -дог или чизбургер.
На вибрационном уровне наши те ла отв ечают на вибрации окружающей среды, ситуаций,
отношений, эмоций, а особенно на вибрации нашей пищи . Издавна известно, что молоко матери,
которая злится или волнуется, навредит ее ребенку, пища не усвоится. Пока многие ученые
продолжают ограничивать с вои исследования лишь материалистическими объяснениями этого
явления, опыты современных физиков демонстрируют, что все дело в эн ергии и что сознание
важно , намного более важн о, чем энергетическая материя.
Как принцип неопределенности, так и эффект наблюдат еля, базовые для квантовой физике,
предусматривают, что возникновение энергии неотделимо и обусловлено сознанием . Вселенная
не является фундаментально физической, она зарождается в сознании, в ос ведомленно сти. Макс
Планк, нобелевский лауреат и отец квантов ой теории, писал: «Вся материя возникает и
существует только благодаря силе. Мы должны признать, что за этой силой стоит сознательный
и мудрый Разум. Этот Разум является матрицей всей материи».
Эти три составляющие — сознание, энергия и материя — в конце концов сливаются в нашем
восприятии в то, чем они и являются на самом деле — в едино е целое . Сознание и
энергетическая материя обусловливают и определяют друг друга, будучи связанными между
собой крепкими таинственными узами. Сознание первично и существенно, и то, что возникает ,
как энергетическая материя, является проявлением сознания. Именно сознание излечивает
недуги; большое количество методов лечения можно рассматривать как плацебо, как сказано в
книге Эндрю Уэйла «Здоровье и исцеление», «пот ому что они действуют настолько, насколько
разум верит в них, начиная с шаманства и лечения травами и заканчивая акупунктурой,
хирургией и лекарствами». Некоторые духовные формы исцеления признают эту
фундаментальную истин у, хотя учреждения, созданные наше й культурой, все еще выражают
материалистские и упрощенчес кие предрассудки нашей ментальности, которая потеряла
чувствительность вследствие постоянной практики приглушения восприимчивости в ход е
ежедневных приемов пищи.
Когда мы начинаем обращать внимание на энергию и вибрации, мы видим прямую связь между
сознанием и веществом. Наши жизни на физическом уровне являются отображением наших
чувств и мыслей — нашего сознания. Некоторые люди, обладающие хорошей интуицией , и
многие животные могут быть намного боле е восприимчивыми к энергетическим вибрациям,
чем большинство из нас; их природный разум чувствует энергетические вибрации в ситуациях и
людях, и они могут понимать, что является причиной определенной ситуации, что движет
группой людей или отдельным человек ом. Например, наблюдател ей всегда пораж ает зрелище
импал , отдыхающих рядом со львами . Люди изум ляются, как это антилопы отличают, когда
львы опасны, а когда сыты и безобидны. Хорошо известно, что люди с развитой интуицией, так
же как и кошки, собаки, свинь и и многие другие животные, восприимчивы к вибрациям чувств и
намерений, которые они получают от людей, и обрабатывают информацию, которую
большинство из нас не воспринимает.
Если мы еще раз посмотрим на яйца, бекон или сыр, которые покупаем и едим, мы уви дим, что
это живое вибрационное воплощение злобы, жестокости, страха и отчаяния. Измученное
сознание животных и зачерствевшее сознание тех, кто эксплуатиру ет их ради выгоды,
смешиваются и создают «пищу», которая токсична на самых глубоких уровнях. Это поро ждает
беспорядок и болезни на физическом, ментальном, эмоциональном, духовном и социаль ном
уровнях нашего бытия . Если бы могли взглянуть на яйца, на молочные продукты и на
подвергнутую технологической обработке плоть животных взглядом просветленного челове ка,
который видит нечто большее, чем физическую оболочку, мы бы отпрянули, ужаснувшись при
мысли, что можно причинять такие страдания, не говоря уже о том, чтобы употреблять это в
пищу и кормить тех, кого мы любим.
Многие культуры признают тот факт, что пи ща, приготовленная с любовью и заботой , намного
полезнее приготовленной с безразлич ием , или, что еще хуже, раздражением и злобой. Поэтому,
например, во многих дзен -буддистских монастырях пищу позволено готовить только самым
старшим монахам, тем, которые лу чше других познали искусство медитации.

78

В Индии веками матерей побуждали заниматься кулинарией в спокойном, медитативном
настроении, чтобы пища, которую они готовят для своих детей, питала не только тело, но и
разум. Индусы верят, что существует вселенская энергия, прана, которая содержится в еде и
питает нас. Вибрационное поле человека, который готовит пищу, это тоже прана , которая может
повышать или понижать здоровые вибрации пищи. Кроме того, многих других культурах и
религиях считается, что пища — сакра льн ый проводник энергии и сознания, и когда она
приготовлена с любовью и благодарностью, эти вибрации благословляют и поддерживают тех,
кто употребляет эт у пищ у.
Также общеизвестно, что когда мы едим осознанно, еда становится более питательной, чем
когда она поглощается в спешке. Учитель дзен -буддизма Тич Нхат Хан в своей книге «Мир есть
каждый шаг» пишет: «Созерцание нашей пищи перед тем, как съесть ее, и ее поглощение в
осознанности может принести нам много счастья». Монашеские и йоги ческ ие традиции дав но
оценили преимущества осознанного приема пищи . Этот ритуал похож на медитацию.
Необходимо полностью погрузиться в процесс питания, осознавать происхождение пищи и
благодарить за нее. Считается, что такая практика повышает энергетическую и питательную
цен ность еды, открывая нас для нее более полно.
Прием пищи — это акт связи. Даже если мы едим в одиночестве, м ы не одни. Пища, которую мы
поглощаем , связывает нас с ритмами, силами и богатствами нашей природы и Вселенной, а так
же с теми, кто выращивал и гото вил то, что мы едим. Поля, леса, океаны, реки, дикая природа,
фермеры и бакалейщики — все это становится частью нас, пока мы пережевываем и усваиваем
пищу. Люди, о которых мы думаем во время еды, т оже становятся частью нас. При общении
представителей разны х культур приемы пищи становятся событиями социального объединения
и общения. Когда мы едим вместе , как семья или сообщество, и особенно когда мы ценим пищу и
возможность быть вместе, мы укрепляем понимание и любовь между нами.
Если мы употребляем в пищу п родукты животного происхождения, все эти элементы энергии и
сознания сокращаются вибрациями жестокости и страха, которые со храня ются в еде. Тич Нхат
Хан объясняет это просто: «Когда мы едим яйцо или курицу, мы знаем, что яйцо или курица
могут содержать в с ебе много злобы. Мы едим злобу, поэтому и чувствуем злоб у… Поэтому
будьте внимательны. Следите за тем, что вы едите. Если вы едите злобу, вы будете ее
чувствовать и выражать. Если вы едите отчаяние, вы будете выражать отчаяние. Если вы едите
разочарование, вы будете источать разочарование».
По причине того, что в продуктах животного происхождения присутствуют столь сильные
вибрации жестокости, страха и отчаяния, мы учимся готови ть как можно быстр ее и бездумней,
чтобы избежать пробуждения нашей природной чув ствительности. И едим мы такую пищу тоже
без полного осознания процесса. Появление ресторанов быстрого питания и индустриализация
питания являются вполне объяснимыми результатами употребления продуктов животного
происхождения в течение долгого периода врем ени. Агрессивная деловит ость нашей культуры
и наша экспансионистская, на ступательная позиция уходит корнями к наш ему дискомфорт у от
осознания того, как мы относимся к животным, которых употребляем в пищу, и к черствости,
которую мы развиваем, стремясь не з амечать их страдания.
Пища, как и люб ая материя , является энергией и вибрацией, а также проявлением сознания, и,
несмотря на то, что очень важно готовить, есть и делиться едой осознанно, мы понимаем, что не
менее важно смотреть еще глубже — на реальный ист очник пищи. Когда своими покупками мы
поддерживаем жестокость и неволю, сознание жестокости неизбежно укореняется в нашем
психофизическом естестве, притупляя наши чувства и подрывая все наши попытки готовить
пищу осознанно и с благодарностью. Материя, энер гия и сознание неразделимы, а жестокость,
заключен ная в продуктах животного происхождения является мощным , но не распознанным
токсином, который наносит вред как нашему физическом у, так и эмоциональному и духовному
здоровью .

Глазами Ангела
Продукты животного происхождения токсичны для нас и окружающего нас мира еще по одной
причине. Мы должны стать более жестокими и нечувствительными для того, чтобы
производить и уп отреблять эти продукты, наше общество должно производить черствых людей,
кото рые смогут убивать несчастны х создани й. Когда мы задаемся целью развивать
безжалостность и жестокость в некоторых людях, это отражается на каждом из нас. Делая вид,

79

что мы не осознаем, какую боль мы причиняем животным, мы заглушаем сострадание, ум и
творче ское начало в детях и взрослых.
Мы заглушаем наше сострадание в цирках и зоопарках, на ипподромах и родео и во всех други х
местах, где животных держат в клетках и используют для развлечения. В так их местах большая
часть человеческой жестокости и бессердечи я спрятаны от глаз посетителей. Если внимательно
взглянуть на подобные заведения и освободиться от привычного к ним отношения, жестокость,
царящая там, станет очевидной. Единственный способ научить таких диких животных , как,
например, слоны, обезьяны, тигр ы, дельфины, тюлени и касатки, делать трюки или работать —
это либо использовать силу, либо лишать еды.
Цирковых дрессировщиков обучают справляться со слонами при помощи стрекал; медведи
танцуют, потому что в детстве их ставили на горячие металлические пла стины, пока «тренеры»
исполняли незатейливые мелодии, а дельфины делают трюки лишь потому, что в противном
случае их лишат еды. Владельцы зоопарков заключают в клетки невинных животных, покупая и
продавая их с целью получения максимальной прибыли и увеличе ния количества детенышей,
которые привлекают больше всего внимания, а состарившиеся животные заканчивают свои дни,
становясь трофеями в любител ей спортивной охоты , стреляю щих в них практически в упор. Мы
притупляем нашу чувствительность, когда используем животных для изготовления одежды,
мебели, драгоценностей и других изделий, заглушая осознание страха и мучений, которые мы
причинили в процессе изготовления этих вещей. Мы губим на корню сочувствие, используя
животных в научных и учебных экспериментах, ког да учим друг друга, что страдания животных
не имеют практически никак ого значения или последствий. Это начинается в школе, когда мы
наблюдаем за тем, как вылупляется цыпленок из яйца . Затем на уроках биологии мы разрезаем
живую лягушку, что приводит к муче ниям миллион ов животных в вивисекционных
лабораториях военных, промышленных, научных и образовательных учреждений.
В основе этого культурного ослабления лежит, безусловно, наша пища, наша основная
социальная деятельность. И чтобы произвести пищу, мы должны пройти еще дальше по пути
притупления чувств, чтобы выбирать и покупать продукты животного происхождения. Каждый
раз, покупая яйца, мясо, молоко, мы увеличиваем разрыв между потребителем и потребляемым.
Когда мы достаем наши кошельки, чтобы заплатить за плоть животных или их секреции, мы
продолжаем спонсировать жестокость, страх, неволю, смерть и распространение токси чного
загрязнения. Именно в этот момент мы сеем семена. Мы — главари мафии, которые платят
наемникам за убийство . И нам не нужно держать нож самим, чтоб н аши руки были в крови.
Если бы мы мо гли посмотреть на мир, в котором мы живем, глазами ангела, сущест ва с развитой
интуицией , и узре ть вибрации энергии , а не только физически е тел а, мы бы увидели, что войны
и жестокость на нашей планете берут начало там, где имеет место притупление чувств: на
бессчетных кухнях и в столовых, гостиницах, ресторанах, кафетер иях, столовых, бистро,
супермаркетах, магазинах, мясных лавках, торговых центрах, тележках с мороженым,
закусочных, палаточных лагерях, цирках, казино, тюрьмах, домах престарелых, детских садах,
больницах, зоопарках и психиатрических лечебницах, на курорта х и кораблях, ипподромах и
площадках для пикников и военных базах — везде, где плоть животных, яйца и молоко
покупают и продают, готовят и едят. Сочувствие притупляется , а истин а игнорируется
практически в каждом доме, на каждой рыночной площади и в каждом культур ном учреждении .
Пока мы не начн ем к ним относит ься к этому вопросу так , как он того на самом деле
заслужива ет, эти неизбежные силы будут продолжать укрепл ять отчуждени е и жестокост ь в
каждом посетителе этих заведений. То, что мы этого не видим и сч итаем наш образ жизни
здоровым, человечным, благородным и добрым, лишь доказывает, насколько мы слепы.
Ангел, посмотрев на наш мир, увидел бы не только миллионы построенных нами учреждений,
способствующих притуплению чувств в центрах городов, на окраинах и в деревнях. Он бы
увидел огромные пульсирующие центры, вырабатывающие страх, жестокость и отчаяние:
десятки тысяч промышленных ферм, боен, скот ных дворов , площадок для откорма животных ,
рыбных хозяйств, где беззащитных существ держат в неволе, мучают и уб ивают милли ард ами
каждый год. Убийства десятков и даже сотен тысяч живых существ скрыты от наших взглядов,
несмотря на огромные масштабы происходящего . Гигантски е корабли смерти плавают в морях.
В сельской местности предприятия по производству мяса находят ся вдали от главных дорог и
населенных пунктов, спрятанные за высокими заборами от глаз общественности.

80

Их названия размыты и приглажены , как, например, «Белковые продукты штата Каролина» —
вывеска, которую я видел на большом, зловещем здании, стоящем вдали от дороги. Но для
нашего ангела они не спрятаны, а ясно выделяются на поверхности планеты . Мощ ь и
ошеломительные масштабы жестокости, царящие за их стенами, вздымаются огромными
вибрацио нными волнами горя, ужаса, паники и отчаяния. Испарения мысленных форм насилия,
домин ированя и угнетения нагоняют тучи на ясное небо, распространяясь на близлежащие
города, загрязняя энергетику и сознание, которые связывают всех нас — как людей, так и
живо тных в целом . Эта мощная и упорная негативная энергия, отчаяние и боль милли ард ов
чувствующих существ, которых держат в клетках, а потом убивают лишь для того, чтобы
удовлетворять наши надуманные потребности, больше всего загрязняет окружающую среду.
Отзву ки этой энергии пробиваются через обширные и сложные сети мыслей, энергии и
сознания, которые образуют отношения человека с другими людьми, с животными и природой,
с детьми, мечтами и стремлениями.
Многие великие люди осознава ли трагические последствия заг рязнения вибрационного поля
Земли агонией наших меньших братьев и сестер. Толстой, например, писал, что до тех пор, пока
у нас есть бойни, у нас будут войны. А нобелевский лауреат, писатель Исаак Башевис -Зингер
смотрел на вещи еще шире : «До тех пор, пока л юди будут проливать кровь невинных созданий,
среди людей не будет ни мира, ни свободы, ни гармонии. Убийство и справедливость не могут
сосуществовать».
Чарльз Филлмор, один из основателей Унитарной церкви в штате Канзас, в 1903 году написал:
«Несколько лет назад люди заболевали из -за того, что покупали зараженное мясо в
определенном магазине. Медики провели исследование и узнали, что источником заражения
была туша теленка, поэтому они предположили, что теленок при жизни чем -то болел.
Дальнейшее рас следовани е показало, что они ошибались : теленок был необычайно здоров и
энергичен — настолько энергичен и силен, что он боролся за свою жизнь в течение часа с начала
попыток его убить. Он обезумел от ужаса и ярости; глаза его налились кровью, а у рта выступила
пена , пока мясники пытались его у мертвить . Медики пришли к выводу, что ужас и ярость
отравили мясо теленка так же, как и злоба матери, кормящей младенца, отравляет молоко.
Этот случай является гиперболизацией токсинов , которые существуют в меньших масштабах в
мясе, пр одающемся в магазинах и на рынках . До того, как животных убивают, их истязают всеми
возможными способами. Если вы хотите получить доказательства страданий несчастных
животных, посетите фермы, поезда для перевозки скота, скотные дворы и мясокомбинат ы. И все
эти страдания по закону умственных вибраций переходят в тела тех, кто ест плоть этих
животных. Неопределенные страхи, ужасы ночных кошмаров и беспокойство в желудке, от
которых страдают многие люди, можно связать с этими неожиданными на первый взг ляд
обстоятельствами ».
Филлмор писал эт и строки сто лет назад, во времена, которые сейчас кажутся старомодными,
когда можно было проследить, какому животному принадлежит определенный кусок мяса. Эрик
Шлоссер, автор «Нации фастфуда», говорит, что в одном га мбургере может содержаться мясо
дюжины разных животных из всех точек полушария. Страдания, которые испытывают
животные сегодня, конечно, намного страшнее , чем те, что выходили на их долю прежде.
Ужасн ая теснот а ферм, огромны е доз ы антибиотиков и жестоки е увечья, которые им наносят на
промышленных фермах. И пока мы сдержанно обсуждаем уровень холестерина и остатков
искусственных гормонов в мясе, явное страдание, в нем содержащееся, и его токсический
эффект никогда не принима ются всерьез. Мы ослеплены материа лизмом нашей культуры, на
органы восприятия , дарованным наши ми пищевыми предпочтениями .
В 1910 Филлмор доработал свои более ранние идеи, написав следующее : «Каждое животное
будет бороться за свою жизнь. Каким же может быть состояние ума животного, которое жестоко
загоняют в тесные фургоны для перевозки, а потом лишают жизни в ужасном окружении?
Неужели можно сомневаться в том, что сознание животного прониза но вибрациями ужаса,
которые изменяют все, с чем вступают во взаимодействие? Вы думаете, что едите материальное
вещество, которое называется «мясо», но на самом деле его не существует. Для внешнего зрения
мясо может казаться мертвой, инертной массой, но, е сли открыть глаза души, мы увидим
ментальные потоки, наполняющие каждый атом плоти , двигаясь хаотично, как и борющееся за
жизнь животное, частью которого эт а плоть когда -то был а. Вы впуск аете в свой личный храм
стихии, которые разруша ют его, стихии, которы е в ы не в состоянии обуздать».

81

Даже если мы попытаемся готовить и есть продукты животного проис хождения медленно и
осознанно, сама реальность и мысли о том, что мы готовим и едим, будут беспокоить наше
естественное чувство сострадания к другим живым сущест вам. Оск верняя животных, мы
создаем энергетические поля, которые оск верня ют нас и препятствуют осуществлению наш ей
цел и — познать мудрость, любовь и понимание. Вместо этого мы выступаем посредниками
уродства и смерти, служ а огромны м промышленны м конгломера там и корпораци ям , которые
существуют лишь для того, чтобы увеличи ва ть свои с обственные прибыли и мощь. А мы, между
тем, становимся более жестокими и делаем такими же своих детей, которые, как губки,
впитывают наши взгляды и верования, а затем передают их своим детям, как это дела ли наши
родители, а до этого — деды .

Маски и Страх
Наша черствость — это защитный механизм, который защищает нас от осознания горя и боли,
которые мы должны чувствовать. Она делает нас менее чувствительными и скрывает нашу
природу от нас самих же. Принимая это во внимание, удивляешься, насколько популярна была
мощная и дор огая реклама с молочными усами от молока, которую продвигало правительство в
рамках Акта по популяризации молока в 1990 году. Молочные усы можно рассматривать как
архетипический образ, и рекламная к ампания апеллирует к нашему глубинному знанию того ,
что дл я продолжения практики живодерства и поедания плоти мы должны носить маски.
Маленькие белые усы пробуждают осознание того, что молочные продукты маскируют ужасную
жестокость, но с белым цветом у нас ассоциируется лишь хорошее, поэтому эмоциональное
напряже ние снижается.
Работая с подсознательным уровнем архетипичных символов, молочная индустрия продвигает
свои продукты, используя двоякое отношение к продуктам животного происхождения,
обозначенные маской, и преобразует эт от дуализм в психологическое освобожд ение или
катарсис, показывая, что молочные усы бывают у тех, кого можно считать богами нашей
культуры — выдающихся фигур мира атлетики, индустрии развлечений, политики и науки.
Маска олицетворяет собой скрытое страдание, царящее в молочной индустрии, и ее зверское
доминирование, а поскольку подобные практики — это последнее, что мы за хотели бы
поддерживать, мы делаем вид, что и не подозреваем о страданиях.
Эта невидимая тень жестокости создает необузданное энергетическое поле внутри нашей
культуры. Все зоол оги знают, что страх является одним из самых сильных чувств у животных (в
том числе и у человека), а он является неизбежным для животных на фермах и бойнях. Альберт
Шв ей цер, пытаясь пробудить сострадательное отношение к животным, писал: «Боль даже
страшнее смерти». Причиняя боль, заставляя животных, которых мы едим, постоянно страдать
от нее, мы вызываем к жизни страх и хронический ужас в неописуемых масштабах. Мы едим
ужас и околдованы им, мы соблазнены зловещим, гротескным и жестоким.
Наше очарование кро вью, смертью, ужасом и жестокостью — проявление подавленной тени
нашей массовой жестокости и убийства животных, которые мы сублимируем в бесконечные
выражения в СМИ и индустрии развлечений. Жестокость и ужасы в фильмах, романах и музыке
очаровывают и привл екают нас лишь потому, что мы постоянно едим жестокость и ужасы и
поэтому причастны к этому. Ножи, мечи и пистолеты, которыми переполнена наша поп -
культура, символизируют электрошокеры, которыми пользуются на бойнях, и ножи, которыми
животным перерезают а ртерии и разрезают их плоть на куски. Несмотря на то, что мы
подавляем жестокость, скрытую в нашей пище, она проявляется на экранах кинотеатров и
телевизоров, неоспоримая, чарующая и непреодолимо интересная для нас.
Празднуя и культивируя ужас и жестокость в СМИ, мы сеем семена , и в нашем сознании всходят
урожаи жестокости. Возросшая жестокость , освещаемая в прессе, была связана с проявлениями
жестокости у детей, которые много смотрят телевизор. Жестокость, которую мы практикуем по
отношению к животным, пре дназначенным для употребления в пищу, сублимируется в кино и
на телевидении и проецируется в жестокость по отношению к людям . Дети становятся
жестокими, направляя свою негативную энергию на животных, которые оказыва ются самой
легкой добычей.
Рыбалка, охота , плохое отношение к домашним животными и животным в зоопарках — это
лишь некоторые способы выражения детьми окультуренной жестокости, которая впоследствии
перерастает в наиболее распространенную практику жестокого отношения к животным — их

82

убийство и упот ребление в пищу. Связь между жестокостью детей по отношению к животным и ,
позже , их жестокость ю по отношению к людям теперь очевидна и является подтверждением
пифагорейского принципа, согласно которому наше плохое отношение к животным
возвращается к нам в виде плохого отношения друг к другу и бесчисленны х страдани й, к
которым оно приводит.

Развивая Сострадание
Круг жестокости, который начинается на наших обеденных столах, многократно усиливаясь,
проходит через наши семьи, общество, через все наши взаимо отношения, вливаясь в поле
нашего общего понимания беды . Если бы у нас был просветленный взгляд ангела, мы бы
увидели, что этот круг повторяется не счетное число раз, превращаясь в бесконечное количество
измерений на нашей планете. Сознание — вот что есть м ы, что есть все существа и проявления.
Сознание есть проявление средств, которые являются выражениями развития восприятия . Все
мы — часть чего -то большего, и у каждого из нас есть уникальная цель и вклад, который он
долж ен внести.
Мысль о том, что сознание — это лишь побочный эффект существования материи , уводит нас в
неправильном направлении. Это миф, который создал материализм, мелк ий , запуганн ый и
запугивающ ий ментал итет доминирования, миф, который этот менталитет распространяет для
того, чтобы навязать свою слепоту болезненному, но освобождающему пониманию
взаимосвязей между жизнью и фундаментальной духовной природой всех существ. Ни кто не
является лишь материальной вещью или объектом, поэтому ничто не может быть средством
потребления или предметом собс твенности. Мы все — непостижимые проявления сознания, и
духовная зрелость — это пробуждение от ущербных ограничений материализма и сепаратизма,
сопровождаемое чувством любви и сострадания ко всем созданиям.
Эту иде ю проповедовали мистики, святые и мудрецы всех традиций и культур с незапамятных
времен. Два современника, жившие 2500 лет назад в Индии — Махавира, основатель традиции
джайнизма, и Гаутама Будда — проповедовали духовную необходимость распространения
принципа ахимсы (ненасилия по отношению к о всем у живо му) . Например, в Махапаринирвана -
сутре Будда говорит: «Употребление мяса в пищу уничтожает зерно великого сострадания».
Тибетский буддист и поэт -святой Миларепа, жи вший в XII веке, писал: «Привыкнув к
созерцанию любви и сострадания, я забыл все р азличия между собой и другими».
Мистик XVII века, святой Исаак Сирийский, спрашивает: «Что такое щедрое сердце? Это сердце,
которое горит любовью ко всему сущему, к людям, птицам, зверям … ко всем созданиям. Тот, у
кого такое сердце, не может видеть или дум ать о другом существе так , чтобы его глаза не
наполнились слезами, потому что бесконечное сострадание наполняет его сердце; доброе
сердце, которое не может выносить вида страданий или слышать о них от других, даже о
малейшем вреде, нанесенном живому создан ию. Вот почему человек никогда не перестает
молиться за животных… движимый бесконечной жалостью, которая правит сердцами тех, чт о
объединился с Богом».
Джон Уэсли, один из основателей методизма, живший в XVII веке, писал: «В своем сердце я
убежден , что вер а в Иисуса Христа может и поведет нас дальше заботы о благосостоянии других
людей к заботе о благосостоянии птиц в наших птичниках, рыб в реках и каждого живого
существа на нашей планете». Исламский суфий XIX века святой Дху аль -Нун аль -Мизри говорил:
«Ник огда не думай, что кто -то хуже тебя. Обратись к своему внутреннему взору и ты увидишь
Одно Счастье, сияющее во всех существах». Альберт Эйнштейн выразил это следующим образом:
«Человек — это часть целого, котор ое мы называем «Вселенная», часть, ограниченна я в
пространстве и времени. Он переживает себя, свои чувства и мысли , как что -то отдельное от
остального ; это вроде оптической иллюзии, созданной нашим сознанием. Эта иллюзия —
тюрьма для нас, ограничивающая нас до размеров наших личных желаний и привязанн ост ей к
некоторым людям, самым близким для нас. Наша задача — освободить себя из этой тюрьмы,
расширив границы сострадани я настолько, чтобы охватить все живые существа и всю природу в
ее красоте».
Освободившись от ослепляющей хватки материализма, мы можем видеть тонкие связи, которые
объединяют всех нас. Мы знаем, что мысли и чувства обладают силой. Мы видели, как в личной,
так и в общественной жизни, какую важную роль может сыграть сильное чувство и ясная мысль
в проявлении результата — для энергетического поля, созданного в процессе, которое будет

83

привлекать людей с такими же вибрационными тенденциями, впоследствии усиливая
порожденную мыслительную форму. Эти мыслительные поля будут множиться. Очев идно,
например, что Адольф Гитлер понимал принцип воздействия энергетически х полей на массовое
сознание , и его коллеги сознательно использовали символы и лозунги , которые фокусировали
мысли людей для того, чтобы созда ва ть вибрационн ые пол я гордости и торжества победы ,
котор ые был и непреодолим ы для миллионов людей, составлявших , по иронии судьбы,
возможно , наиболее образованное и рациональное общество того времени.
Един ение человеческого сознания проявлялось и с позитивной стороны, и факты,
свидетельств овавшие о том , как люди объединялись в мыслях, полных любви , и молитвах за
мир, широко известн ы. Некоторые исследователи называют это «эффектом Махариши», так как
люди, практикующие трансцендентную медитацию, проводили множество экспериментов по
исследован ию эффектов, которые производит группа медитирующих людей, создавая
концентрированное поле мира и гармонии, на уровень преступности и другие социальные
показатели в определенных городах. Результаты были впечатляющими .
Некоторые исследователи, как, например , доктор медицины Ларри Досси, изучают эффект
воздействия молитвы на лечение различных заболеваний. Такое использование
материалистич еск ой науки выставляет все, что мы знаем, в ироничном свете. Материализм
скрыл и проигнорировал правду, с которой мы все св язаны, вместо того чтобы отделить
материальные объекты от мышления и дать пространство для развития сознания . Мы, люди —
бесконечное сознание, выражен ное в виде человеческих существ. Очевидность этого факта
ошеломляет . Она проявляется как в изречениях духо вно пр осв еще нных людей, так и в наших
собственных сердцах, умах и ежедневных делах, стоит нам лишь только открыть глаза и
посмотреть! Неоспоримое действие молитвы (сознания) в содействии физическому исцелению
служит лишь еще одним пример ом этого.
Таким обр азом, факт загрязнени я нашего общего поля сознания агонией миллиардов животных,
чьи тела предназначены для употребления в пищу, оказывается непризнанным явлением,
препятству ющим социальному прогрессу и внос ящим огромный вклад в человеческую
жестокость и во йны, которые постоянно вспыхивают п о всему миру. Объед инен ие для молитвы
за мир во всем мире и его визуализации — это, несомненно, благородная идея, но если мы будем
продолжать питаться страданиями наших соседей по планете, мы не остановим
монументальную и непрерывную молитву во славу жестокости, ужаса и неволи. Это молитва
наших действий, и это реальность, котор ую пережи вают милли арды чувствующих существ,
завися щие от наше го образа жизни , но мы не безжалостны к ним .
Пока мы не начне м молит ься за мир и свободу, давая мир и свободу тем, кто зависит от нас, мы
сами не по зна ем ни мира, ни свободы. Радость, любовь и изобилие всегда доступны нам, и будут
появляться в наших жизнях в той мере, в которой мы дарим их другим. Цена, которую мы
должны з аплатить за любовь и свободу — это мороженое, бифштекс и яичный коктейль. Мы
поставлены в условия, в которых нам приходится мысленно отделять нашу еду от животных,
которые были бездумно убиты, чтобы обеспечить нас продуктами питания , но вибрационные
поля, созда ваемы е нашим выбором, влияют на нас, и неважно, признаем мы это или нет.
Практика вдумчиво го питания освещает эти скрытые связи, очищает наш разум, сердце и
поступки и срыва ет внутренние маски и броню . И тогда для нас все проясняется.

ГЛАВА 9. УПРОЩЕ НЧЕСКАЯ НАУКА И РЕЛИГИЯ

Взятие под контроль месячных у свиней откроет нам путь для производства свинины на
индустриальном уровне. Контроль над женски ми циклами был отсутствующим звеном в цепи
создания конвейерного производства .
— Герцог Эйнсворт, «Фермерский журнал» , 1976

Не существует религии без любви, и люди могут говорить о религии сколько им угодно , но если
она не учит их делать добро животным и человеку , то это всего лишь фальшивка .
— Анна Сью, «Черный красавчик», 1877

Отношение людей к при род е определяе т все их общественные институты.
— Ральф Уолдо Эмерсон

84


Дети Скотоводческой Культуры
Наука и религия являются фундаментальными институтами нашей культу ры, и они вмеща ют в
себя многие наши высшие идеалы и влияют на нашу жизнь и на наше благосостояние целым
набором факторов . Слово “science ” («наука ») происходит от “scire ” («знать »), а “religion ”
(«религия ») от “religare ” («связывать с прошлым »). Вместе они выражают наше стремление
понять мир и нас самих через систему знаний, а также провести связь с духовной основой нашей
жизни и существовать в гармонии друг с другом и с окружающим миром. Как наука , так и
религия представляют собой гигантские институты с многомиллионным штат ами сотрудников ,
тратящие миллиарды долларов на проекты, которые теоретически должны при вносить в наши
жизни здоровье, облегчение, чувство безопасности, осведомленность , смысл и счастье.
Несмотря на то, что мало кто стане т настаивать на том, что наука и религия не принося т нам
никакой пользы, многие все же считают, что эти два института в значительной мере
способствуют войн ам , разрух е и несчастья м.
Почему так получается ? Или , говоря конкретн ей , почему тысячи людей в поиска х излечения
мира через научное и духовное развитие продолжают практиковать откровенно жестокий и
хищнический менталитет, который диктуе т на м выбор нашей пищи ? Помимо того, что мы
активно сопротивляемся тому, чтобы признать себя соучастниками жестокости, со пряжен ной с
наш им питанием , существует и другой важный фактор: упрощенчество , разви ваемо е многими
за падными научными и религиозными институтами, которое служит для сокрытия важнейших
взаимосвязей.
Революция в человеческом сознании, которая , по различным да нным, началась около 10 тысяч
лет назад в районе современного Ирака с началом пленения и одомашнивания крупных
животных для употреблен ия в пищ у, была революцией упрощенчества. Ее характерной чертой
был и внутренни е и внешни е проявления упрощенчества , которы е позволили све сти роль
сильных , диких животных к статусу пленников, предназначенных для забоя . В результате это й
трансформации начался процесс упрощенного отношения и утраты уважения людей к
животным и природе. Наши предки стали хищниками «упрощенных» жертв — пленных
животных, которых приравнивали к товару, стерегли , а затем резали. В итоге л юди стали
упрощенными хищниками . Они сами загнали себя в условия , в которых им потребовалось
создавать научны е и религиозны е институт ы для оправдания и придания с мысла своему
близорукому мировоззрению и поведению.
Помимо создания упрощенческих научных и религиозных систем, древние скотоводческие
культуры произвели упрощенческую хищническую экономи ческую систему, которая все больше
стремилось к тому, чтобы рассматри ва ть самих людей , как товарны е единиц ы, и все глубже
укореняла социальное неравенств о и неравномерное распределени е богатств. К историческому
моменту, имевшему место три тысячелетия назад, мы видим , судя по дошедшим до нас
историческим документам, таких ка к произведения Гомер а, Ветхий Завет и шумерские
письмена , что сложившаяся к тому времени стабильная экономическая система
контрол ировалась богатыми королями -скотовладельцами, во евавши ми друг с другом за захват
голов скота, тогда как народ ные массы восприни мались как пр иродные ресурс ы, воюющи е с
кем -либо , производящи е или потребляющи е что -нибудь на благо богатой элиты.
Зачина вш аяся тогда наука использовалась для манипуляциями родословными животных ради
увеличения количеств получаем ой плоти, молока и шерсти, а религия применялась для
оправдания самого факта забоя животных и даже для принуждения к следованию этой
практике. И менно наука и религия стали теми институтами, которые мы унаследовали и
которые оперируют сегодня , пока мы продолж аем употреблять еду, добытую путем
доминирования над животны ми , смысл существования которых радикально упростили для
своих эгоистических целей.
Важно понимать , что традиционная наука и религия, несмотря на то, что они з ачастую
пребывают в горяч их спорах, н а самом деле поразительным образом сходятся своих основных
заключениях. Наука и религия — это дв а громадных детища скотоводческой культуры, и
каждый из них работа ет в направлении укрепления упрощенческого менталитета среди тех, кто
составляет общество, под влас тное этой культуре . Такой менталитет необходим для
продолжения практики порабощения и поедания животных и поддержания экономической
системы, базирующейся на отчужден ии и эксплуатации. В то время как редкие личности с уме ли

85

выйти за рамки логики этих инс титутов и возвыситься над ними до определенной степени, эти
институты , как правило , оказывают давление, направленное на укр епление упрощенчества,
необходимое скотоводческой культур е.
Например, несмотря на то, что принцип женственности ( дух Софии), которому чуже родно
упрощенчество , мог бы необыкновенно обогатить как науку , так и религию . Однако он
презирается скотоводческой культурой, поэтому современные наука и религия относятся к нему
с недоверием.
Бог Отец и его сыновья с успехом доминируют над Софией в первую очередь благодаря
продолжающемуся ежедневно «жертв оприношению» миллионов животных ради нашего стола
— массовому ритуалу, упрощающему наше мышление и ум и по давляющему мудрость, которая
могла бы на с исцелить . Что касается мудрости — Софии, — то она должна была бы быть
истинной целью науки и религии, но , находясь на службе у упрощенче ского менталитета
скотоводческой культуры, наука и религия отвергают мудрость , что приводит к трагическим
последствиям , которые мы можем наблюда ть вокруг нас.

Наука и Рабство
Превращение живых систем в машины для накопления капитала было бы невозможным без
приемов упрощенческой науки, которая играет для нас двоякую роль. С одной стороны , она
убивает вашу этику сострадания, потому что упрощенческая наука трансформиру ет живые
системы в инер тные части, которые соединяются извне — и это упрощенчество затем создает
этическую ан естезию , которая , по сути , говорит: “Вам не надо беспокоиться об этике, потому,
что это всего -навсего набор мнений, и вам решать, какого из них придерживаться , подобно тому,
как если бы вы строили что -то из пластилина ”. Э то также дает вам реальную власть для
манипулирования добычей молока от коровы, производством нежирной плоти коров,
содержа нием их на минимальных площадях, наиболее быстрым выра щиванием для забоя. Эт о
примеры применения упрощенчества в науке для накопления капитала и для того, чтобы
экспроприировать жизнь существ, имеющих право на собственную жизнь .
— Вандана Шива, доктор философии

Уходя корнями в картезианство — философию Декарта, который утверждал, что гарантией
истины является только то, что может быть материально ощутимо , — современная наука, не
морг нув глазом, отрицает существование реальности, которая не может быть физически
определена. Этот материалистический миф игнорирует духовность и мистические превращения
сознания и упрощает как животных , так и людей до статуса простых машин для выживания ,
движ имых генетическими и химическими силами. Такой подход естестве нным образом
укрепляет иллюзию того , что живые существа борются и соперничают друг с другом во
Вселенной, лишенной какого -либо смысла или цели. Это сделал о упрощенчес кую науку
полезным инструментом богатой элиты и контролируемого е ю военно -промышленного
ко мплекса.
Отбрасывая исконное значение и ценность животных и природы, сужая смысл жизни до
материалистического существования, генетического программирования и метода проб и
ошибок , наш собственный смысл, наша ценность и наш статус оцениваются исключительно в
зависимости от того , насколько эффективно мы вписываемся в структуру экономико -
политического комплекса.
Упрощенчес кая наука культивирует холодный и расчетливый взгляд на вещи , который
переводит угнетенных существ в цифры, анализируя их с точки зрения пол езности в свете того,
насколько эффективно их использует индустриальная экономика и военная машина . Это
отношение помог ло легализовать практику скотоводческой культуры, согласно которой
животные и природа рассматриваются , как товар, и в конечном итоге свод ит к товарной
ценности и нас самих. Упрощенческая наука преданно служит скотоводческому менталитету.
Она искусно обернула патологическую разобщенность с реальностью и доминирование м
мужск ого начал а над природ ой , животны ми и люд ьми в престижный и респектабельный образ.
Сегодня мы можем поехать в Дахау и пройтись по тому самому цементном у полу зданий, где
нацисты проводили во имя науки изуверские эксперименты над с обратьями по биологическому
виду — людьми. Подобно тому , как иде и био логического превосходств а оправдывали жестокие

86

эксперименты нацистов, эти же идеи оправдывают жестокие эксперименты , которые мы
проводим на тысяча х беззащитных животных ежедневно.
Если бы получить доступ было просто , мы могли бы по йт и в любой университет,
государственный или частный, военное или государственное исследовательск ое учреждени е и
стать свидетелем патологической жестокости, оправдываемой тем же самым принципом
превосходства . Мы также могли бы отправиться , к примеру, в Форт Бен нинг, штат Джорджия, и
посмотреть , как американские военные обучают военный персонал стран, расположенных от
Центральной Америки до Америки, последним достижениям в области пыток, шпионажа и
покорения , призванных помочь им эффективно доминировать над людьми в их собственных
странах во имя дальнейшего обеспечения интересов межнациональных корпораций и правящей
элиты.
Капитал, скот, богатство, война и эксплуатация природы, животных и людей стоят сегодня на
одном фундаменте , так же как и в древних скотоводческих культурах. Сегодня они пользуются
помощью высоких технологий, которыми их обеспечивает упрощенческ ая мифология в науке.
Пожалуй , нет ничего более страшного , чем быть беспомощным и связанным и чувствовать на
себе холодны й, от чужден ны й взгляд существа , которого не волнуют твои чувства и страдания.
Таким взгляд ом с котовод смотрит на животных, которыми владеет и каждого из которых он
подвергнет тем или иным манипуляциям и убьет ради прибыли; это взгляд солдата на св оих
врагов, которые представляют угрозу скотоводческим интерес ам и капиталу их правителя; это
взгляд ученого -исследователя или его ассистента, которые преднамеренно подвергают
чувствующее существо чудовищно болезненным экспериментам.
Этот жесткий , бе счу вст венный взгляд представляет собой нездоровую пародию на
человеческ ий взгляд, который светится любовью, добротой, состраданием и природным
чувством заботы и сочувствия ко всем существам на этой планете. Добиться этого жестк ого
взгляд а мож но только при помощи упорной тренировки — тренировки, которой мы
подвергаемся практически с рождения , учась отделять себя от ужаса на наших тарелках три жды
в день . Мы учимся направлять этот бесчу вственный взгляд на тех, кто находится вне нашего
биологического вида, нашей расы , нашей страны, нашего социального класса, нашего пола,
нашего коллектива, нашей религии, нашей сексуальной ориентации . Особенно не повезло
свин ьям , коров ам и волк ам, которым выпала участь быть наш ей едой или конкурентом в ее
добыче .
Мы можем смотреть более мягко на отдельные виды «домашних » животных и , конечно , нам
очень интересно слышать от ученых , каких животных можно подвергать экспериментам без
малейших колебаний. Некоторые могут работать только с крысами и мышами, другие не
гнуша ются иметь дело с кошками, но не позволя ют себе использовать собак или обезьян, другие
пытают только кролик ов и никогда кош екам и так далее. Где мы проводим границу и почему?
Для большинства ученых, как для большинства из нас в нашем скотоводческом обществ е
животные, выращиваемые для употребления в пищу животные выпадают из круга сочувствия .
Чем чувствительнее мы становимся , тем шире круг нашего сострадания, и тем вероятн ее мы
испытываем колебани я при «необходимости» причин ить бол ь живым существам, потому что
наши глаза начинают видеть страдания маленьких мышей, птиц, рыб, устриц и насекомых.
Научно обоснованная тренировка Генрих а Сколимовско го под названием «йога объективности »
закрепляет способности мировоззрения, сужающего круг сочувствия, котор ое дела ет
бесчувственными не только ученых , но и всех остальных .
Наука в чем -то помогла нам больше понять животных, используемых для употребления в пищу ,
демонстрируя , что рыбы, например, чувствуют боль и быстро учатся избегать ситуаций,
причиняющих ее, и что свинь и обладают удивительно острым умом, превосходящим интеллект
собак и близкий к уму шимпанзе. В то же самое время в широком смысле эффект науки на судьбу
животных является негативным.
По сей день многие влиятельные ученые, которые были вынуждены признать, чт о животные
чувствуют боль и способны страдать, настаивают на том, что страдания их не настолько глубоки
и интенсивны, как человеческие — подобно тому, что говорили ученые относительно
чернокожих во врем ена существования рабства.
С ранних пор научной революции ученые использовали животных в болезненных
экспериментах и не придавали морального значени я испытываемой ими боли. Резкий ответ
Декарта своим соседям, жал овавши мся на вой и визг бившихся в агонии от боли собак, на

87

которых он экспериментировал, до сих пор звучит эхом в коридорах науки. Он объявил, что
животные не обладают душой и не способны чувствовать боль, и что их вой ничем не
отличается от скрипа мельничных колес.
Такое отношение — полн ая противоположность Золотому Правилу. Пропагандируя иллюз ии
объективности, отчужд ения, упрощенчества и материализма и п оощряя исследователей и
общественность к отчуждению от страдани й, которые испытывают чувствующие существа,
угодившие в рук и нашей культуры, наука сослужила скотоводческому менталитету огромную
услугу, а животным причинила колоссальн ый ущерб. Так же, как и нам , людям.
Помимо привнесения своих упрощенчески х метод ик , которые еще больше укрепили
скотоводческий менталитет нашей культуры, наука внесла вклад через создание
технологических средств, котор ые позволяют эксплуатировать животных и издеваться над
ни ми такими способами, которые раньше никто не смог бы даже вообразить .
Современные крупномасштабные фермы и бойни не смогли бы функционировать без сложного
оборудования, пестицидов, гормонов, электр ич еских хлыстов , систем ограничения свободы и
целого ряда других научных и технологических разработок, которые оборачивают жизнь
животных, созданных для бега, полета, игр и других радостей на природе, в кошмарное и жалкое
существование. В отличие от современ ных людей, загнанных в офисы со стеклянными
перегородками и компьютерами в высотных зданиях, коровы, куры, рыбы и свиньи не могут
обрести смысл бытия в неестественных, искусственных , тесных пространствах, в которые мы
загоняем их на всю их короткую жизнь с тем, чтобы удовлетвор ять наши собственные желания.
Упрощенчес кая наука сегодня определяет нашу культуру и наше самоощущение, и хотя она
принесла неоспоримый прогресс и комфорт в материалистическом плане, она стала также
основой для нашего собственного рабства. Наука — это не только источник технологических
средств, которые развлекают нас и дают нам комфорт . Эти средства имеют свойство делать нас
зависимыми от них и отвлека ть нас от важных вещей , они загрязняют и разрушают наш мир.
Наука неустанно изобре тает средства, которые напрямую контролируют нас, так же, как это
было сделано с животными. В качестве примеров можно привести системы слежения,
электронные браслеты, микрочипы, которые могут быть внедрены в наше тело и по сигналу
вызывать боль, страх, зам ешательство и другие эмоции. Эти м икрочипы были разработаны и
опроб ованы на зверя х, и различные их вариации используются на домашних, диких животных и
на человеке. Согласно газете Los Angeles Times , микрочипы уже активно внедряют в организм ы
людей с болезн ью Альцгеймера и другими заболеваниями, одновременно храня в себе и х
персональные данные и делая людей «сканируемыми подобно банкам с арахисовым маслом на
конвейере кассира в супермаркете ». Они могут превра ти ть нас в предметы, легко
прослеживаемые и контро лируемые — совсем как в случае с животными, которых мы
порабощаем и поедаем.
На более глубоком уровне упрощенче ская наука порабощает нас путем легализации только тех
знаний, которые основаны на логичном позитивизме и фундаментальном разрыве между нами
и миром. И х отя существуют ученые с более прогрессивным, целост ным и даже духовным
мировоз зрением, их , как правило , отметает гигантск ая машина науки , которая основана на
принципах разделения , упрощения и анализа, унаследованных ею от своего родителя,
скотоводческой культуры.
Ее врагом является противник этой скотоводческой культуры, женское начало, которое живет
во все х нас и проявляется как более высокий уровень знания, нежели сепаратистский
рационализм, на который полагается упрощенче ская наука. Наука отделилась от
сострадательного, способного вылечивать и проводить взаимосвязь между явлениями,
женского начала и инту иции . Вместо этого она склонна помогать жестокости, разрушению и
смерти.
Для создани я науки, которая будет истинно служить нам, а не подвергать опасности и контролю
и отвлекать от жизни, потребуется осуществить фундаментальный уход от упрощенческого
мышления, которое видит физическую форму , как первичную , а сознание — как производное от
нее.
Когда наше общество перестанет рассматривать жив отных, как хозяйственные единицы и
признает в них чувствующих сознательных существ со своей собственной целью в жи зни, мы
естественным образом сможем создать более продуктив ную науку, основанную на первичности
сознания и взаимосвязи всех живых существ. Это можно проследить в работах таких писателей,

88

исследователей и теоретиков как Руперт Шелдрейк, Роберт Джан, Элизабе т Тарг, Амит Госуами,
Фред Алан Вулф, Вандана Шива, Лари Досси, Герберт Бенсон, Дипак Чопра и Фритджоф Капра .
Эти деятели не побоялись посягну ть на упрощенче ский менталитет, пронизывающий
современную науку.
Одни исследуют роль мыслей, намерений, чувств и м едитаций для лечения, другие посвятили
себя изучен ию взаимосвязей явлени й и силы сознания в определении человеком физической
реальности. Неудивительно, что эти люди , подобно Швейцеру, Эйнштейну и другим подвергают
сомнению наше общественное мировоззрение и отношение к животным.
Подход к науке, который воодушевляет и придает сил , также наблюдается среди
последователей иде й Ганди о соответс твии технологии: они разрабатывают и применяют
технологии, которые направлены на сотрудничество и устойчивое развитие и н е ставят
общественные группы в финансовую и политическую зависимость от нефтяных,
животноводческих, химических и других корпораций.
Для того чтобы такой — целостный — подход к науке мог быть принять и распростран ен, нашей
культуре придется превозмочь свои пищевы е предпочтения, отвергнуть скотоводческий
менталитет, который неизбежно питает искусственно созданный и эксплуататорский по сути
своей научный подход «предотвращай и контролируй ».
Рациональные нацистские ученые работали над оружием массового уничтоже ния и массового
порабощения так же , как работают целые армии ученых в наши дни: неужели мы не видим, что
безумны не только сами эти проекты, но и мышление, стоящ ее за ни ми? Оно может процветать
только в таком обществе , как наше, только там, где люди сами ежедневно демонстрируют
подобные примеры от чужденн ости и жестокости .
До тех пор пока мы не перестанем сужать смысл существования животных до простых
источников пищевых продуктов, упрощенческа я наука продолжит укрепляться и становиться
все более смертоносн ой, потому что она является нашим отражение м. Целый мир, окружающий
нас , отраж ает наш у внутренн юю реальност ь. И только когда мы восстанем против войн и
бедствий в нас самих, нашем мировоззрении, нашей повседневной жизни, в мире прекрат ятся
войн ы и бедствия .
Менталитет отчуждения и упрощения, на котор ом основыва ются современные научные методы
и которым все мы пропитаны с детского возраста , постоянно врезается в наше повседневное
меню, жизнь и взгляды и проявляет ся в зеркале нашего мира в форме бо ли и постоян ной
борьбы за какие -то жизненные блага.

Религиозное Упрощенчество
Общепринятая з ападная религия, так же как и западная наука, развивалась внутри той же среды,
упрощающей и обезличивающей животных, и ориентирована точно так же упрощенно .
Безграничное , сокровенное Таинство , как правило , упрощено этой религией до человеческого
образа -авторитета, люди упрощены до эгоистичных, разделенных между собой, временных
единиц, которые могут быть либо избраны и спасены для вечности в раю, либо осуждены на
вечность в аду, в зависимости от того , как они провели свою коротк ую жизнь; животные же ,
деревья, экосистемы и вся природа упрощен ы до простых предметов о дноразового
использования в рамках этой нелепой драм ы.
Так же как и в случае науки, религиозные верха имеют тен денцию укрепл ять менталитет
доминирования над животными, женщинами, природой, обслуживая интересы правящей элиты.
Подобно наук е, религия склоняется в сторону иерархи и, патриарх ата и дискриминации , подобно
наук е, она учит нас полагаться не на нашу внутренню ю мудрость, а на внешние авторитеты ,
подобно упрощенческой науке, настаивающ ей на разрыве между «я» и окружающим миром,
традиционная западная религия настаивает на первичном дуализме Творца и творения, Бога и
мира.
Вера в этот основополагающий разрыв между священным и всеми нами укрепляет иллюзию
разобщенности , которая т оже пропагандируется упрощенческой наукой. Чрезвычайно
интересно, что в то время как традиционная наука и религия находятся в постоянной борьбе —
эти два родственника разделяют общую упрощенческую мифологию – холист ическая наука (та,
что рассматривает мир как единое целое ) черпает вдохновение и полезн ую информацию в
прогрессивных религиозных традици ях не -западного образца, таких как либеральная теология
и многие другие этнические традиции, в первую очередь восточные, например , дао сизм,

89

буддиз м, сикхизм и веданта . Эти религиозные традиции склонны вживаться в культуры и
суб культуры, в которых животны х не принято систематически приравнивать к товару.
Упрощенчес кое убеждени е в необходимости от чужденности и раз общен ности настолько
ритуализировано в наших повседневных приемах пищи, что неизбежно внедряется и в нашу
религиозную жизнь. Нам в детстве часто говорят, что мы нам не попасть в рай, если мы не
примем определенный набор убеждений . Наставники религии основного направления твердят
нам, что мы выделяемся особ ым образом среди других представителей животного мира . Они
редко подвергают критике наш жестокий выбор в области пищи , а , скорее , под тверждают его
правильность , объявля я, что у животных нет души, и что Бог дал нам животных для того, чтобы
мы могли их есть . Церкви спонсируют организацию барбекю — процесс прожарки и поедания
плоти свиней, рыб и индюшек в пасторальных коммунах по всей Америке.
Прошло не так много лет с тех пор , как император Константин, живший в XIV столетии, сделал
христианство официальной религией Римского государства . Существовавший в этой религии
доселе акцент на вегетарианств е был подвергнут тотально му подавлению и жаже объявлен
ересью . По свидетельства м современников, Константин приказывал своим людям заливать
жи дкий свинец в г лотки христиан, которые отказывались есть плоть животных.
Исконные христианские учения о милосердии подверглись искажениям для того, чтобы
вписаться в доминирующую скотоводческую культуру, а просветительское учение о том, что
то т, кто живет с мечом , от меча и погибнет , превратилось в горькую иронию.
Через интерпр етацию Непостижимой Божественности в виде мужского начала современная
религия возводит муж ественность в статус религии, так же , как это делает и наука, подавляя
женское начало — пита ющее и единя щее . Даже в наши дни , по сути , ни один теолог не
осмелится по двергнуть сомнению то т факт , что великий Дух, который называют словом Бог,
больше мужское начало , чем женское, и мы до сих пор учим детей, что Господь — это Он . Ведь в
древних скотоводческих культурах теми, кто обладал силой, воевал, пленил животных и
наси ловал женщин, были мужчины . В этом плане почти ничего не изменилось по сей день.
Делая акцент на мужск ой сущност и Бога, скотоводческие культуры легализовали свои идеи
доминирования, жестокости и убийства. Как указывает Джанет Регина Хайленд , основной
формой прославления бога в древних скотоводческих культурах было риту альное убийство
животных для приношения их ему в жертву . Подосновой для этого служило положение о том ,
что «Господь — пастырь мой». Это была ужасная идея, если осознать реальнос ть скотоводческой
культуры, которая пропагандирует эти учения. Пастух без жалости порабощает, кастрирует и
убивает своих овец, коз и коров, и эти существа беззащитны перед ним .
Ажиотаж вокруг желания быть «спасенным », возможно , исходит как раз из этой конц епции .
Может быть, именно наша неспособность спасти животных, которые находятся в нашей власти,
как раз и заставляет нас беспокоиться о том, чтобы самим быть «спасенными ».
Спасенными от чего? От последствий наших собственных действий? Или , более традицион но , от
осуждения и попадания в ад? Что дает силу этому образу? Быть может , это как -то связано с
многовековыми традициями, в которых пастухи через пламя огня смотрели на горящие тела
жи вотных, которых они убивали и ели ?

Миф о Зле
Основополагающая идея, пос тулируе мая западной религией, состоит в том, что добро и зло
находятся в постоянной борьбе, в которой Бог, в качестве небесного божества мужского рода
представляет одну сторону, а Дьявол/Сатана, в качестве те мн ого, злодейс кого, бес оподобного
существа — другую. Этот дьявол по иронии представлен с рогами и копытами козы или коровы
— тех самых жертв, которых мы безжалостно пленим и порабощаем для употреблени я в пищу !
Этот Дьявол , безусловно , по крайней мере , отчасти является нашей собственной тенью —
бреме нем вины, стыда и невыраженной скорби, которые мы несем за нашу коллективн ую и не
знающую границ жестокость , заложенную в наш ей скотоводческ ой культур е. Мы подавляем
наше знание об этой жестокости и вследствие этого ощущаем присутствие внутри нас самих
как их -то темных и зловещих сил. Это неизбежно, потому что зло, которое мы представляем себе,
является нашей собственной жестокостью, в которой мы себе не признаемся и от которой мы
ник ак не можем себя отделить. Она возникает в образе дьяволов, врагов, войн и оружия
массового уничтожения.

90

Нас учат тому , что мы должны слушаться нашего Паст ыря , защища ющего нас управля ющего
нами в с воей войне с врагом. Животные и Земля рассматриваются как предметы и сцена для
этой битвы космического масштаба, в лучшем случае, и в худшем случае животные и Земля (а
также женщины и меньшинства) почему -то представлены пособниками темны х сил, и поэтому
правомерным считается их «усмирять» .
Про слеживающаяся идея того , что мы по природе своей злодеи, которая явля ется
определяющей характеристикой нашей западной культуры, представляет собой главное
поверье, пропагандируемое религиозными верхами. Однако это совсем не обязательно правда .
Как в Ветхо м, так и в Новом Заветах в противовес этому утверждению сказано достаточно много .
Например, Мэтью Фокс в своей книге « Изначально е Благосл овени е» уточняет, что концепция,
согласно которой мы все по прир оде своей грешники , не базируется ни на исконных учениях
Христа, ни на работах других признанных христианских и иудейских пророк ов и учителей ,
которые наоборот видели фундаментально доброе начало жизни, природы человека и
«исконного благословления » в самом сердце Создания , принимавшие форм у
непрекращающегося праздника эволюции и сознания.
Восточны е религиозны е традици и не одобряют скотоводство и употребление плоти и в
определенном смысле менее дуалистичны , чем наши западные традиции . В Буддизме, к
примеру, коренным учением считается идея того , что все чувствующие существа обладают
«натурой Будды », то есть все создания являются выраж ением просветленного сознания и могут
выражать это через духовное развитие и понимание. Эта основополагающ ая идея видится как
наша истинная сущность и является основой нашей духовной практики. Многие направления в
западной религии, развивающиеся в прогресс ивном направле нии, также начинают понимать ,
что сущность человека и всей природы представляет собой отражение божественной любви и
является доброй по природе своей . Наш духовный путь неразрывен с этим внутренним светом и
очищением самих себя для того, ч тоб ы быть блистающими сосудами для этой светлой сути.
Мысль о том, что мы в основе своей злы , полностью противоположна этой всеобъемлющей идее
о нашей исконной внутренней доброте , поскольку наша отвратительная практика пленения и
убийства животных идет вразре з с нашим внутренним чувством доброты. Скотоводческая
культура, в которой мы все рождены , несет с собой огромный объем скрытого чувства вины за
чудовищную жестокость, которой мы подвергаем животных ради использования их в качестве
еды, за использование и очер ствение душ детей мужского пола, за насилие, пропагандируемое
против женщин и против с оперничающих наций. Эта систематическая жестокость и
подавляемое, но вместе с тем живое чувство вины, естественным образом сопровождающ ие
нашу жестокость, и явля ются основой нашей уверенности в том , что люди в основе своей
злобны.
Глубоко лежа щие чувств а вины, страха и беспокойства, возникающие вследствие этого,
подсознательно заражает нас и станов ятся причиной многих проблем, как физических, так и
душевных. В силу этого начинает расти движение за освобождени е от бремени вины и
осуждения. Мы распознаем, что хроническое чувство вины уродует нас, от ним ает у нас силы и
держит нас в оковах старых образцов поведения, и мы естественным образом хотим
освободиться от эт их пут; но мы не видим, что источник бед заключен в продолжающейся
жестокости, спрятанной в наших ежедневных блюдах. Мысли и поведение следуют за причиной,
породившей их.
Таким образом , мы можем увидеть , как трудно искоренить жестокость по отношению к
животным, используемым для опытов , в родео, цирках, для охоты в замкнутых пространствах,
для собачьих боев и так далее, в то время как мы продолжаем поедать их миллиардами .
Бесчувственность , наследуемая от упрощения животных для употребления их пищу,
естественным образом распространяется на животных, используемых не для еды, но дело не
заканчивается животн ыми . «Б есчеловечность человека к человеку » уходит корнями именно в
нашей бесчеловечност ь к животным.
Современная религия, как и наука, точно отражают психологическую травму скотоводческой
культуры, которая сама порождает эту травму и поддерживает ее болезн енность . Все
оправдывается мифо логией нашего общества . Как пишет Джозеф Кэмпбелл в книге «Маск и
Бога », культурам необходима плоть животных, чтобы организов ыв ать себя вокруг смерти,
потому что «главным объектом для этого является животное, убитое и забитое …».

91

Это актуально и для нашей нынешней культуры . Убийства миллионов животных, убиваемых
ежедневно, просматриваются во всех наших религиозных институтах, снабжа ющих нас миф ами
для оправдания этих убийств , так же как это делалось на холмах бассейна Средиземно го моря
три тысячелетия назад.
Кэмпбелл указывает, что культуры с принятыми в них вегетарианскими диетами , организуют
себя вокруг жизни. Растительный мир обеспечивает «еду, одежду и приют для людей с древних
времен, и к тому же нашу модель отношения к жизни — в ее циклах роста и увядания, цветения
и образования семян, где смерть и жизнь проявляются как трансформация единой, высшей,
неразрушимой силы », приводит Кэмпбелл слова представители одной из таких культур. Если
мы хотим выжить, то нам уже сегодня очень нужна революция . Этой революций будет
трансформация базовой ориентации скотоводческой культуры, ее мифов смер ти и
упрощенчества в мифы о жизни и целос тности.
Трансфор мация науки, религии и экономики, освобождение их от устаревшего упрощенчества и
их ориентация на развити е и чествовани е всеоб ъемлющего сострадания и взаимосвязи всех
существ, станут возможны лишь тогда, когда мы изменим наши ежедневные гастрономические
привычки и отринем менталитет от чуждения , котор ого они требуют. Пусть мы и являемся
продуктами скотоводческой культуры, но мы можем вылечить и ее , и нас самих через осознание .
Это осознание требует перемены в н ашем поведении, потому что наше поведение формирует
наше сознание. Наука, религия и экономика целостности, доброты, само достаточности и
взаим опомощи начинается именно с этого.
По мере того , как мы культивируем осведомленность и подвергаем сомнению ориентац ию на
смерть, которая смотрит на нас с наших тарелок, мы создаем просторы свободы и сострадания .
По мере того, как мы переход им на растительную пищ у, мы становимся а деп тами жизни, вдыхая
свежий дух защиты и вовлеченности в жизнь этого мир а. Благосл овляя жи вотных, которые
зависят от на с, мы стократно благосл овляе м самих себя.
Это будет коренная трансформация, потому, что как следует из самого слова «коренная» , она
будет обращена к самому корню нашей основной проблемы — привычке воспринимать
животных , как то вар .

ГЛАВА 10. РАБОЧЕЕ БРЕМЯ

Я все больше и больше убеждаюсь в том , что один из самых страшных грехов человечества —
это наш антропоцентризм. От деля ясь от других созданий, мы воруем у самих себя благодат ь и
чуд еса и, таким образом , благоговение и страсть . Мы применяем насилие к своей сущности и
можем научить наших детей только пустякам.
— Мэтью Фокс

Я считаю , что когда человек устраивается на работу , чтобы жить — иначе говоря, ради денег ,
— это превращает его в раба.
— Джозеф Кэ мпбелл

Когда человек убивает животное ради еды, он попирает справедливость, дабы утолить чувств о
голода. Человек молит ся о милосердии , но не желает да рова ть е го другим.
— Исаак Башевич Сингер

Грязная Работа
На ското водческих фермах и бойнях страдают не только жив отные . Люди, которым приходится
выполнять ужасную работу — томит животных в заточении, калечить, уродовать и убивать их ,
тоже страдают, как страдают и их семьи. Когда мы покупаем продукты животного
происхождения , мы напрямую спонсируе м насилие, даже если это происходит вне нашего поля
зрения.
Очень точно это заметил Эмерсон : «Ты т олько что поужинал и , несмотря на то, что бойня
старательно спрятана где -то очень далеко , ты — ее соучастник».
Спонсируя жестокость и употребля я ее плоды , мы сеем семена дальнейшей жестокости, как в
наших действи ях и словах по отношению к окружающим, так и в действия х и слова х других по
отношению к нам. Возможно , «плохие вещи случаются с хорошими людьми » потому, что

92

хорошие люди вслепую соучаствуют плохи м поступк ам по отно шению к окружающ им, к чему их
негласно приуч или с детства.
Не так много было написано статей и книг о скрытом, жестоком мире бойни и о сотрудниках
животноводческих комплексов, но то, что было обнаружено и описано , волнует и ужасает.
«Бойня: шокирующая исто рия алчности, безразличия и бесчеловечного отношения в
американской мясной промышленности » — результат многочисленных интервью, проведенных
Гейл Айснитц с рабочими ското боен, представляет собой очень важный источник знаний , равно
как и «Рай в Гневе » под ре дакцией Лоры Моретти. «Нация Фастфуда » Эрика Шлоссера и
«Революция в питании» Джона Роббинса т оже посвяще ны этому вопросу. Такие
документальные видео , как «Цена бифштекса», « Мирное Царство » и другие материалы, ссылки
на которые привод ятся в Приложениях, помогут приоткрыть завесу, скрывающую один из
самых страшных кошмаров, происходящих на нашей планете.
По словам Лор ы Моретти, нашего воображения никогда не хватит для того, чтобы до конца
охватить страшн ую правду о происходяще м на бойне:
«Трудно себе пред ставить , что происходит за стенами бойни , даже увидев строение помещения
изнутри : возможности человеческо й фантазии ограничены. Взгляд не может уловить криков,
производимых крупными животными, которых силой заталкивают на конвейер смерти , их
отчаянное сопр отивление, гулкий звук хлопка от выстрела стреляющего болт ами
пневматического пистолета , тяжелое падение на пол, дергание ног по металлу, гортанные
предсмертные вопли, скрип лебедок и цепей, шипение разряжающегося гидравлического
механизма, кровь, которая, как вод а из садового шланга , бьет и разбрызгивается по цемент ном у
полу . Взгляд не может ощутить запаха навоза и пота, крови, плоти и органов. Человек, видящий
все это на экране, не в состоянии по чувствовать этот бесконечный страх, панику и ужас. Он не
сп особен знать страстного стремления каждого живого существа выжить, его безумного,
отчаянного безнадежного желания держаться за жизнь. Человеческий разум не в силах
представить себе, что происходит на бойн е; это можно ощутить , только побывав там — и это
шокирует неописуемо» .
Уже неоднократно задокументирован тот факт , что работа на бойн ях и на животноводческ их
ферм ах отвратительна и приводит к колоссальным стресс ам — моральным , эмоциональны м и
физически м. Рабочие боен относятся , пожалуй, к самой низкой ка сте в США, и среди них
наблюдается наиболее высокий уровень травм на производстве и один из самых высоких
показателе й текуч ки .
Отвлекаясь от статистики , заметим, что эти наши братья и сестры вынуждены идти на такие
калеча щие раз ум и очерств ляющ ие сердце де йствия ради удовлетворения нашей прихоти по
части продукт ов животного происхождения . При помощи наших долларов мы сообщаем о свих
желаниях огромной безличной системе, которая удовлетвор яе т эти желания наиболее дешевым
способом. Это означает скоростное прои зводство и извращенную философию механизации по
отношению к животным, которые содержатся в неволе , «поспевают для сбора урожая » и
расчленяются. Они больше не чувствующи е существ а, а подходят под товарную классификацию
как фрукты, машины, и другие неодушевл енные предметы. Совсем к ак в этом совете
производителям свинины в журнале о свиноводств е: "Забудьте, что поросенок — это животное.
Относитесь к нему , как к машине или фабрике ».
Это повторяется , как мантра , снова и снова в журналах животноводства, на бойнях , на
откормочных станциях , на сортировочных пунктах, во время транспортировочных операций:
«Не думай о н их, как о животн ых . Забудь, что у н их есть какие -то чувства ». И рабочие применяют
как предельно оскорбительные слова по отношению к курам, свиньям, индюшкам, коровам и
другим животным, которых они убивают и разрубают на части , называя их глупым и, упрямыми,
уродами и даже ублюдками.
Какой эффект это оказывает на здоровье и чувствительность рабочих? А также на их жен,
мужей, детей? Насилие, жесток ость и бесчувственность порождают лишь насилие, жестокость и
бесчувственность; это волны, которые воз действуют на сознание, и не только на сознание
рабочих, но и на сознание их семей, друзей, и в конечном итог е всех нас, на кого
распространяется то, что мы заставляем их делать для нас.
Как сказал один из рабочих, чья функция была вонзать нож в шеи живым свиньям, чтобы из них
вытекала кровь, «т ы становишься таким же садистом , как и компания, которая тебя наняла .
Когда я ра ботал там, я был настоящим садистом ».

93

Хотя в буквальном смысле никто не принуждает рабочих наниматься на бойни, это , как правило ,
люди , очень нужда ющие ся в деньгах и не способные найти другую работу: по этой причине они
вынуждены поддерживать по ток плоти, крови и частей тела порабощенных животных,
поступающих на конвейер в обмен на денежные потоки .
Мы должны осознать, что животные никогда послушно не идут на смерть. Они знают, что
должно произойти, чувств уют , слышат и часто вид ят, как их сородичей убивают у них на глаза х.
Они полны ужаса, и очень часто испытывают неимоверную боль , когда их варят, сдирают с них
кожу или разрубают на части . При этом они находятся в полном сознании.
После того как рабочие на бойне в Паско, штат Вашингтон, сн яли скрытой камерой видео,
показывающее , как коровы , находящиеся в полном сознании , бьют ногами, как они открывают и
закрывают глаза, которые смотрят вокруг, и как с них в это время рабочие, вынужденные
успевать за конвейером, сдирают кожу, более широкому кругу людей стало очевидно то , что
рабочие и руководство боен знали всегда : животные страдают страшно, неимоверно … и это
игнорируется в интересах эффективности и прибыли.
Вот из фильм а «Корова на моем столе». Это интервью с водителем грузовика, перевозящего
животных на большие расстоян ия: «Как тот бык, которого я отвозил в прошлом году … Он с
такой силой старался вырваться из грузовика. Три или четыре водителя заби ва ли его насмерть
электрокнутами … Я с просил: “Почему бы вам не пристрелить несчастную скотину? Что
происходит? Как насчет кодекса этики ?” А один парень ответи л: “Нет, я никогда не стреляю.
Зачем я буду пристреливать корову, которая сама может сойти по трапу, и в ней еще полно
хорошего мяса? ” Когда я начал работать, я говорил с другим водителем о корова х, умирающих в
дороге . Он сказал: “Научись не переживать, это делается многие годы … Ты зачерствеешь , как это
случилось со мной. Ты просто перестанешь думать о животных. Ты станешь думать, что они
ничего не чувствуют и все в таком духе».
Подавляющее большинство из нас никогда не п рипо днимало за вес у и не изучало детально ту
ужасающую жестокость, которой подвергаются животные ради нашего желания иметь их плоть
на нашем столе . И мало кто хочет узнавать правду . Мы совершенно объяснимо боимся , что если
мы это сделаем, мы уже не сможем с чистой совестью есть то, что есть привыкли. А мясная
индустрия, зная это, делает все , чтобы хранить в тайне происход ящее на животноводческих
комплексах, бойнях и рыболовных хозяйствах . Д ля этого она лоббирует законы, возводящих в
ранг преступлени я фото - и видеосъемк у в подобны х местах.
Увидев отвратительную правду, скрываемую за высокими заборами , мы лишаемся иллюзи и
того , что наша культура основана на доброте и заботе. Мы отчетливо видим сп рятанную от
взгляда темную сторону нашего общества — крайнюю, бесцеремонную жестокость, которая
пронизывает фундамент нашей культуры, и тогда мы начинаем понимать , что происходит .
Понимать, что именно наш настойчивый отказ приподнять завесу тайны держит це пи и
иллюзии нашей культуры непоколебимыми.
Чтобы удовлетворить гиган тские потребности в плоти животных, огромные
транс национальные корпорации, доминирующие в мясной, молочной и яичной индустри ях ,
такие как Cargill , ConAgra , Tyson , Perdue , Swift и Smithfie ld, создают бойни и тюрьмы для
животных все больших размеров. На бойнях, многие из которых работают круглосуточно, живых
животных загоняют на конвейер и там разделывают на части. Эти части направляются по линии
в разных направлениях : мясо и органы идут в п ищу человеку ; кож а — на одежд у, мебел ь,
аксессуар ы и сидени я машин; кровь — на удобрени я; кости и сухожилия — в космети ку, крем а,
мыл о, кле и, желатин; отдельные органы нужны фармацевтической индустрии ; кишки, хрящи,
рога, копыта и другие «ненужные» части тел будут сварены в огромном котле вместе, чтобы
стать кормами для скота и домашних животных.
Чем быстрее движется конвейер, тем вы ше производительность и больше прибыл ь. От рабочих
требуется действова ть все быстрее и быстрее, а это приводит к промахам на первой стадии,
когда животное должны оглушить , и к еще большей жестокости, потому что многие животные
во время разделки на части, сдирания кожи, и помещения в кипяток еще живы и пытаются
бороться за жи знь.
Большинство людей не осознают, что животных не убивают до того , как им пере резают горло.
Их сердца должны работать, когда разрезают артерии в их шее, чтобы выкачать кровь из их тел;
иначе плоть будет слишком сильно пропитана кровью. Поэтому их просто оглушают, но не
убивают, до того как они истекут кровью. Как много времени уходит на то, чтобы умереть от

94

потери крови? От 20 секунд до нескольких минут, которые покажутся бесконечно долгими,
особенно, если животное не было правильно оглушено, что случаетс я очень часто.
Методы оглушения чрезвычайно примитивны и жестоки, и зачастую они не срабатывают.
Коров , как правило , оглушают из ружья, которое выстреливает стальн ым болтом в головной
мозг животного через лоб ную кость в начале конвейерной линии. Эту операц ию обычно
выполняет один рабочий, и если животное внезапно двинется, он может промахнуться , и болт
войдет в глаз животного . Времени, чтобы выстрелить еще раз, часто попросту нет, потому что
это замедлит конвейер, а нанять второго рабочего для подстраховки в этой операции будет
стоить дополнительных денег . Поэтому некоторые животные движутся по конвейеру , находясь
в сознании , в то время как рабочие спускают их кровь, сдирают с них к ожу и разрубают их на
части. Эти рабочие не могут отправить корову назад по линии, чтобы ее оглушили, поэтому их
работа становится еще более кошмарной и опасной для них самих, когда животные находятся в
состоянии ужаса и жутко й боли. Многие травмы случаютс я в результате того, что животные
бьются на конвейерной линии.
Несмотря на то, что историю, вызванную обнародованием видео, сделанного рабочими на бойне
в Вашингтоне, быстро замяли, Washington Post провел а собственное расследование. «На
современной бойне, где работает Роман Морено, требуется 25 минут для того, чтобы превратить
живую корову в бифштекс. В течение 20 лет Морено трудится в должности « второй ножник » —
он обрубает от тела коровы ногу ниже колена в то время как т уши дви жут ся по конвейеру со
скоро стью 309 тел в час. Все ж ивотные должны быть уже мертвыми к моменту, когда они
доходят до Морено. Но очень часто это не так. “Они моргают. Они издаю т звуки ”, — говорит он
тихо. “Голова движется, а глаза широко раскрыты и смотрят вокруг ”. Но Морено , тем не менее ,
должен продолжать обрубать конечности . В отдельные дни десятки животных пройдут через
его него явно живыми и в полном сознании . Некоторые будут еще живыми вплоть до операции
по обрубанию хвоста, вспарывания живота, обдирки кожи. “Они умирают по част ям” , — говорит
Морено ».
Свиньи оглушаются либо болтом в мозг, либо электрошоком в спину. Опять же, эт у операци ю
выполняет только один рабочий. Когда используется метод электрошока, руководство часто
снижает напряжение ниже положен ного , чтобы избежать излишнего обжига «мяса » на спине.
Поэтому рабочие, перерезающие горло животным, зачастую про дел ыв ают это с чувствующим и,
находящимся в сознании и ужасе существам и. Время от времени эти рабочие сами получают
ранения от острых ножей, так как им приходится иметь дело с бьющимися в агонии животными.
Рабочие боен должны заковывать ноги кур и инд юшек и подвешивать их вниз головой на
конвейерной линии, где они пройдут головой через резервуар с водой под напряжением .
Электрошок, чрезвычайно болезне нный, парализует птиц, но не оглушает их, и они остаются в
сознании . Они все чувствуют вплоть до следующей операции на конвейере, где ножи в руках
рабочего или в машине должны перерезать их сонные артери и. Часто птицы умудряются
подтянуть голову, чтобы изб ежать попадания в жидкость, и затем в паническом сопротивлении
избежать ножей, и оставаться в сознании до следующей части конвейера — огромного чана
грязной кипящей воды, где обвариваются их тела , живые или мертвые.
Высокие скорости конвейера и бесчеловечное обращение с животными приносят ущерб и самим
рабочим, делая «упаковку мяса …. наиболее опасной работой в Америке ». По показаниям рабочих,
им не разрешается покидать конвейер , поэтому им часто приходится мочиться и испражняться
на пол бойни или даже непосредственно в одежду.
Айс ниц пишет: «В ходе моего расследования я слышал а о случаях, когда рабочи х задавливали
животные, когда они обжигались химикатами, умирали от порезов, получали переломы, падали
в обморок от жар ы, быстрой скорости конвейера или исп ар ений , у женщин -рабочих случались
выкидыш и. В течение последних 15 лет скорость конвейера едва ли не утроилась, а количество
травм возросло почти на 1000 процентов ».
Рабочие — это наши братья и сестры, которые выполняют жестокую работу для корпораций
круглые сутки. В п риоритет е стоят прибыли, а вовсе не «гуманн ый забо й», , если тако й вообще
существует . Так называемый закон о гуманном забое, который не предусматривает никаких
нак азаний, показал себя на практике совершенно бесполезным для того, чтобы помочь
сельскохозяйственным животным . Он даже не включает в себя кур, индюшек, рыб и других не -
млекопитающих. Он не помогает запретить массу жестокостей на бойнях, таких как волочение
за ногу или шею неспособных передвигаться коров или свиней, отрубание частей тел или

95

отрывание самих животных, если те примерзли к стенке грузовика, подвешивание животных в
сознании на линию конвейера, где они будут освежеваны и сварены в кипятке заживо .
Поскольку , по очень осторожным данным , по крайней мере 5 -10 % сельскохозяйственных
животных не оглушаются надлежащим образом, от 500 миллионов до миллиарда животных
ежегодно свежуют, рубят на части и варят , пока они пребывают в полном сознании — и это
только в США. Таким образом, вдобавок к тяжелой физической работе сотрудники боен несут
тяжелое эмоциональное бремя . Мы все ответственны за это. Когда речь идет об убийстве
человека, пред лицом закона тот, кто желает смерти другого и платит убийце , несет еще
бол ьшую ответственность , чем сам убийца.
Конечно , животные страдают от наших рук не только на бойнях. На фермах, где содержат
животных ради их плоти, яиц, молока, рабочие подвергают их не меньшему насилию,
диктуемому жестокой системой. Если бы мы попросили самых известных ученых создать в
качестве научного эксперимента систему, которая бы представляла собой наиболее яркий
образец жестокости и причинения боли и страданий, кажется , было бы трудно придумать что -
либо более нагляд ное и беспощадное, чем мясная про мышленность .
На животноводческих фермах рабочие вынуждены держать животных в крайне токсичной и
тесно те , уродовать их тела без обезболивания. Любая животноводческая практика, какой бы
жестокой она н и была, дозволяется , если она считается стандартной для ко нкретной индустрии.
Поэтому обрубание клювов у птиц , морение голод ом кур для увеличения их
производительности, обрубание частей тел, удары электрошок ом , пленение в самых изуверских
условиях — все разрешается правительством просто потому, что такова стандар тная практика.
Поросята пронзительно визжат от боли, когда и м вырубают для метки определенную часть уха ,
обрубают хвосты и вырывают зубы, чтобы в условиях стресса и тесноты они не кусали друг
друг а за хвосты или не портили плот ь, ведь она стоит денег.
Друг ой общепринятой практикой является разбивание носов самцам. Считается, что после этого
в условиях тесноты они будут менее склонны к драке друг с другом! Коровы проходят через
агонию клеймения горячим железом, обрубания рогов, что часто приводит к обильным
кровотечениям, или обжига рас каленным металлом или кислотой.
Овцы подвергаются чрезвычайно болезненно й процедуре обрезанию плоти в околохвостовой
части тела для снижения возможност ей насекомых от кладыва ть там личинки . Сама стрижка
овец тоже представляет из себя жестокий процесс, после которого часто остаются глубокие
болезненные раны, тогда как грубое обращение в ходе процедуры порой приводит к смерти
животного. И , конечно же , всех овец, у которых снижается рост шерсти, отправляют на бойню.
Молодые животные мужского пола — ягнята, поросята, телята — всегда подвергаются
кастр ации без како го -либо обезболивания.
Гуси и утки, так же как и куры, подвергаются обрезанию клювов . Их желудки насильно
набивают спрессованным кормом из пневматической пушки , чтобы у них у величи ва лась и
жирела печень, иначе фуа -гра ( паштет из гусин ой или утин ой печен и, дорогостоящий
деликатес ) не получится . Фуа -гра часто называют самым жестоким продуктом в мире, его
производство запрещено в Южной Африке, Израиле , многи х европейских странах и некоторых
штатах Америки . Для его производства в желудок птиц через горло вводят металлическую
трубку и выстреливают через нее огромные порции зерна, на много большие, чем организм
может усвоить естественным образом . Это вызывает увеличение печени. Зачаст ую у животных
взрываются внутренние органы. Когда печень утки или гуся увеличивается приблизительно в
10 раз, птиц убивают, чтобы за брать их печен ки и продать эти болезненные органы в качестве
еды.
Нам трудно себе представить , насколько огромен и глубок ма сштаб травмы, наносимой
рабочими животноводческих предприятий, через которые проходят миллиарды живых существ.
Большинство из нас испытывало боль в кабинете доктора или зубного врача, но в это же самое
время мы ощущали, что руки, причинявшие эту боль, прес ледовали благие намерени я. Тот ф акт,
что нам приносят боль с хорошей целью, помогает нам переносить ее и ощущать ее
положительн ое воздействие . Если представить себе те же самые руки, проводящие болезненные
действия по отношению к нашему телу — не заботясь о нас, а принося нам боль только потому,
что это дает им прибыль или удовольствие — легко вообразить себе, до чего это ужасно: быть
беспомощным и находи ть ся в о власти недоброжелателя, который намеренно делает нам больно.

96

Когда мы обрекаем на страдания животных, покупая их плоть, молоко и яйца, мы несем
ответственность не только за их мучен ия, но и за очерствение человеческих сердец,
причиняющих эти страдания.
Животноводческие комплексы , как и бойни — это жесточайшие предприятия , концлагер я для
животных, где беззащитных заключенных подвергают всевозможным пыткам. Условия в таких
местах рожда ют в людях наихудшие качества. Съемки, сделанные скрытой камерой , показывают
как рабочие терроризируют животных, пиная их, крича на них, избивая их прутами и
дубинками , втыка я в них пруты, волоча их куда -нибудь . Было задокументировано , как они по -
садистски играют с ними — набивая живых кур через задний проход сухим льдом, чтобы они в
конце концов взорвались, игра я птица ми в футбол, взрыва я их пиротехникой, сдавлива я их так,
что из них выбрызгивался помет на других птиц.
Люди, которые по природе своей не садисты, становятся ими, а люди , подверга вшиеся насилию
в детстве, получают извращенное садистское удовольствие от прич ин ения бол и, и они могут
сознательно искать работу на бойне или животноводческом комплексе, где в их распоряжении
окажется бесконечное число беззащитных жертв, которых они смогут муч ить, бить и иначе
подвергать насилию. Например , некоторые рабочие на бойнях и откормоч ных станциях порой
используют чрезвычайно болезненные элект рические пруты, чтобы заставлять покалеченных
или обессилевших коров, свиней и овец самих заходить на убойный конвейер. Подвергнуться
воздействию электрическо го прут а — не то же самое , что получить легкий разряд электрошок а.
Через тела ж ивотны х проводят тысячевольтное напряжение, причиняющее невообразимую
боль, которая больше напоминает боль при ударе кинжалом. Рабочих заставали и даже снимали
на видео за тем, как они втыкали эти пруты животным во р ты и анальн ые отверсти я, как они
вонзали животным ножи в глаза и задние проходы .
На свиноводческих комплексах принято выделять свиней, которые не набрали принятый за
стандарт максимально прибыльный вес, для того, чтобы больше не тратиться на их корм.
Рабоч ие убивают этих животных на месте методом, называемым в индустрии PAC (Pound Against
Concrete — Килограмм По Цементу). Метод з аключается в том, что рабочие хватают свинью за
задние ноги и бьют е е головой о цементный пол.
В книге «Бойня» Гейл Айсни тц привод ит десятки записанных разговоров и подписанных
рабочими исповедей о повседневной жестокости, которой они подвергают животных , будучи
вынуждены по спевать за конвейерной линией. Вот призна ние одного рабочего, чья задача
заключается в том, чтобы втыкать нож в шею животного, проходящего по конвейеру через ямы
для слива крови , с тем , чтобы перерезать артерию и тем самым выпустить кровь :
«Говорят, что кровавая яма делает тебя агрессивным садистом. И это правда. Ты начинаешь
считать, что этот хряк хочет пнуть тебя и принимаешься мстить ему . Твоя работа — убить его,
но этого уже недостаточно. Он должен страдать. И к огда попадается еще живой, в сознании, ты
думаешь, здорово, я его сейчас достану. Еще, спустя какое -то время ты перестаешь беспокоиться
о боли людей. Я р аньше был очень чувствительным к проблемам людей — всегда был готов
выслушать. Спустя како е-то врем я работы на бойне я стал бесчувственным … И с животным,
которое тебя рассердило, ты также бесчувствен, только тут оно находится в яме для сливания
крови , и ты будешь его убивать. Только ты не просто убьешь его, ты сделаешь его последние
мгновения на иболее мучительным и, заста ви шь его захлебываться его собственной кровью,
разобьешь его нос. Живой хряк начнет метаться в яме для слива крови. Он будет смотреть вв ерх
на тебя, а ты будешь вонзать нож, возьмешь и — раз — ножом вырежешь у него глаз, и хряк
начнет визжать ». Этот рабочий, как и другие, рассказал еще более жестокие и страшные
истории, но закончил сказав: «Это не то, чем кто -то мог бы гордиться. Это случ илось. Это была
моя реакция на действительность ».
Другой рабочий описал психологическое очерствение, которое случается неизбежно : «Самое
страшное, намного хуже, чем физическая травма, это эмоциональное состояние. Если ты
работаешь в этой яме в течении как ого -то времени, ты развиваешь чувство, которое позволяет
тебе убивать и отучает сопережив ать. Ты можешь смотреть хряку, ходящему в кровавой яме, в
глаза и думать, Боже, а ве дь он совсем не урод. Ты даже захочешь погладить его. Свиньи на
забойном полу тыкал ись в меня носом , как собачата. Двумя минутами позже я убивал их —
забивал до смерти. Меня это не беспокоило … Я убивал живых существ. Мое отношение к ним
было такое : «Э то всего лишь животное. Убей его ». Порой я смотрел на людей тем же образом. Я

97

представля л себе , как бы подвесил бы моего начальника на конвейер вниз головой и втыкал бы
в него нож раз за разом».
Как же те люди, которые проводят свои дни , забивая животных методом PAC, п роводя через н их
высоко е напряжени е, разбивая им носы, избивая, вонзая нож и, разрубая их, относятся к своим
подругам, женам, детям? Как эти люди справляются с той жестокостью, которую они видят
вокруг себя и применяют по отношению к беспомощным существам?

Ж ивые Корни Нашей Работы
Скотоводческая культура , в которой все мы рождены , принуждает мальчиков учиться умению
от странять ся от своих естественных чувств нежности и сострадания. Работа скотовода, которая
сформировалась около 4 -10 тысяч лет назад , подразумева ет жесткое, безжалостное подавление
сильных животных. Она требует от муж чины способности производить такие жестокие
действия, как видоизмен ять тел а животных, плен ить их и уби вать — как плененных животных,
представляющих собой капитал скотоводов, так и потенциальных хищников. Кроме этого ,
скотоводы постоянно соперничают с други ми скотоводами за пастбищную землю и источник
воды для своих пленников. Через владение животными древние скотоводческие культуры,
представляющие собой исторический фундамент нашей современной культуры, отделили себя
от природного мира и вступили в противос тояние с ним. Эти старинные культуры имеют
огромную власть над нами и сегодня потому, что мы строим нашу жизнь на той же основе —
пленени и животных и приготовление еды, полученной в результате их пленения.
Хотя с течением столетий мы, пожалуй, достигли оп ределенных улучшений в том, как мы
относимся друг к другу, наша продолжающаяся практика порабощения, мучения и убийства
животных всегда на пути нашего существенного прогресса. Хоть мы и осуждаем рабство,
эксплуатацию, пытки и убийств о людей , по большому сч ету , мы до сих пор находим этому
рациональное объяснение и оправдание, поэтому эти явления до сих пор широко
распространены.
В книге « Вечн ая Треблинк а» историк Чарльз Паттерсон п роводит параллель между тем, как
древние скотоводческие культуры проявляли нас илие к животным и люд ям и наличие м этих
явлений по сегодняшний день. Фокусируя внимание на рациональн ой , демократическ ой
культуру Нацистской Германии, автор отмеча ет поразительные сходства между нашим
подавлением других людей и нашим подавлением животных ради получения пищи . У Адольфа
Гитлера на стене в кабинете висел в рамке портрет Генри Форда, чрезвычайно преуспевающего
капиталиста, чьи конвейерные линии вдохнови ли Гитлера на создание механизма массового
унич тожения людей. Форд а, в свою очередь, на идею сборочного конвейера навел разделочн ый
конвейер на старой Чикагской бойне. В Нацистской Германии евреи, коммунисты,
гомосексуалисты, душевно больные и другие «пара зиты» подвергались тако му же отношению .
какому подвергались животные, употребляемые нами в пищу . Их транспортировали в таких же
грузовиках в кон цент рацио нные лагеря, где над ними могли проводить опыты перед тем , как
послать туннель, который ожидает сегодня каждое сельскохозяйственное животное. По иронии ,
слово «холокост » первона чально означало «сжигание целиком » и относилось к ритуальному
сжиганию животных ради жертвоприношения.
Та же основополагающая динамика правит и сегодня. Мы единогл асно осуждаем элит аризм и
дискриминации любого рода за то, что они разрушают мир и справедливость и в то же самое
время не подвергаем ни малейшему сомнению превосходство и проявлени я дискриминации в по
отношении к животным и даже гордимся ими .
Урок прост: когда мы делае м наш и души черствыми к судьбам животных, которым мы их
подвергаем страданиям ради наших собственных интересов, и оправдываем это нашим
превосходством и избранностью , мы делаем короткий и неизбежный шаг к тому, чтобы обречь
так им же страдани ям других людей опят ь же ради наших интересов и оправда ть эти страдания
само провозглашенн ым превосходств ом над этими людьми .
Непрекращающи еся конфликт ы и угнетение на протяжении всей истории являются
неизбежными побочными эффекта ми нашего пленения и убийства животных и возвеличивания
образа мужской жесткости, необходим ого для профессионального убийцы (животновода) и для
солдата. Если мы желаем и в дальнейшем есть продукты животного происхождения , то мы
должны понимать, что эти конфликты, угнетение и страдания — как раз та цена, которую нам
придется платить и впредь .

98

Работа — Радость, Работа — Бремя
Прог рессивный голос, идущий от носителей левых убеждений , пусть и критикующий
современную науку и религию и даже эксплуатацию природы и доминирование над женским
началом, почти полностью отказывается призна ва ть связь между основополагающим ритуалом
нашей скотоводческой культуры — поедание м животных — и нашими ценностями и
институтами, приносящими разрушени я. Находимся ли мы слева, справа или посередине, мы все
едины в одном: мы игнорируем корень наших проблем.
К примеру , в книге «Реорганизация работы» прогрессивный теолог и священник Мэтью Фокс
глубоко анализирует ценности и поверья, которые лежат в основе наше го восприяти я работы и
наше го отношени я к ней. Приводя изречения из Библии, Б хагава д-гиты и Дао дэ цзин , а также из
работ таких известных поэтов и писателей , как Руми, Кабир, Рильке, Франциск Азизски й,
Хильдеральда Бингенская, Мейстер Эйкхарт и многих современников , например, Томас а Берри,
Э.Ф. Шумахер а и Теодор а Розак а, автор доказывает, что работа, по сути своей, своей несет
духовное качество.
Если мы посмотрим вокруг, говорит он, на космос, на нашу Землю, на природу и живот ных, мы
заметим, что все находится в постоянно развертывающемся движен ии жизни, и каждая часть
играет свою важную, предначертанную ей роль. Каждая частица, клетка, растение, животное,
планета, звезда выполняет важную функцию, необходимую для того, чтобы да ва ть возможность
развертыванию функций других более крупных частей — в этом состоит ее работа.
Фокс доказывает, что выполнение этой работы делает каждую частицу компонентом
бесконечной Вселенной, и это одновременно священно и восхитительно. «Все мир оздание, —
пишет он, — существует благодаря “радости ” Бога. Сотворение было прият ной работой, целью
которой служило принесение радости существования. Это не только позволяет нам искать
радости в работе, но также обязывает к этому. Радость является искон ным источником и
мотивацией наших трудов».
Фокс признает , однако, что в случае людей существует проблема, которая заключается в том, что
около одного миллиарда из нас сидит без работы. Если мы посмотрим на природ у вокруг нас , мы
увидим, что каждое существо работает и выполняет свою функцию, и только люди —
единс твенные существа, которые могут либо не иметь работы совсем, либо иметь недостаточно
работы , либо работать чересчур много , либо не иметь желания или возможности работать. Мы
— единственный вид, который порабощает другие виды жив отных ради пищи , единственны й
вид, употребляющий молоко во взрослом возрасте, единственный вид, считающий работу
противной нашей природе и старающийся ее избегать. Как так вышло ?
Логично предположить, что Фокс винит во всем наш у неудовлетворен ность работой и
отчужденность от природ ы и духовност и, порожденные научными и индустриальными
революциями, настоятельно рекоменду я нам проявлять больше творчес тва , любви и радости в
нашей работе, больше заботиться друг о друге и заново «изобретать» работу — как радость, к ак
проявление нашего пред назначения .
Что Фокс не считает нашим предназначением и основополагающей работой, так это
функционирование в рамках нашего скотоводческого общества, плен яющего , калечащего и
убивающего чувствующих существ. Это трудно рассматривать как мотивацию для работы ! Это
явное, но не признанное и не высказ ываем ое противоречие, лежащее в корне всех наших
пробле м. Тысячи из нас умирают от голода ежедневно, миллионы трудятся, как рабы , за гроши
на токсичных фабриках, произ водя ерунду, миллионы работают солдатами и агент ами насилия
и страха — а корни всего этого лежат на наших тарелках.
Превращение в товар, пленение и убийство животных является полным извращением слова
«работа » в том смысле , в каком как ее определяет Фокс. Пока наше определение работы не
перейдет от убийства животных для получения пищи к заботе и защите жизни , мы никогда не
«изобретем» работу заново . Мы будем способны только на технологический прогресс, дающий
нам возможность эксплуа тировать животных, природу и друг друга максимально жестоко и
эффективно и позволяющий есть больше плоти, яиц и молочных продуктов , чем когда -либо в
истории.
Мир в мире и гармония требуют от тех из нас, кто обл ичен властью и влиянием в нашем мире,
останови ть подавление других людей, животных и природ ы. А тот факт, что мы имеем
возможность читать эти слова, означает, что мы как раз относимся к группе самых богатых и
влиятельных людей на планете. В силу нашего относительного богатства и возможностей, наш

99

прим ер, наш голос и наш образ жизни могут оказыва ть как положительный , так и
отрицательный эффект на других. Наш долг уважать эту ответственность перед нашим и
братьям и и сестрам и.

Изобрет ая Работ у Заново
В силу того, что наша работа о бусловлена фундаментальны м насилием — пленением и
убийством животных , — наша культура не имеет вкуса к работе как таковой. Мы все постоянно
слышим, что лучше работать меньше , чем больше, а лучше всего не работать совсем. Мы все
слышали историю из Книги Бытия о том, что люди были изгнаны и райского сада . Эта история
несет важный посы л о том, что Бог наказал нас тяжестью работы на период нашей жизни на
Земле. Эта метафора, часть скотоводческой мифологии , открывает нам глаза на истину,
поскольку она изображает р аботу , как безрадостное бремя , и относит ее к наказанию свыше,
которое прила гается к факту изгнания из рая.
В том саду мы ели только растительную пищу и в нем не существовало концепции работы как
самостоятельного действа. Мы жили в гармонии с животными, Зе млей и друг с другом, не
убивая ради пропитания и не соперничая с ближними . Нашей работой была наша жизнь , и это
было радост но, и это было «хорошо ». В том саду не существовало понятия работы и не было
понятия о «спасении », по кольку мы тогда еще не соверши ли перв ородно го греха, который
подразумевает рассм отр ение окружающ их в качестве орудий для нашего использования,
манипуляции и убийства ради наших интересов.
Многие другие мифологии мира т оже говорят о потерянном золотом веке мира и невинности.
Возможно , эти истории, как предполагают Ханс Эйслер и другие филофосы , представляют собой
предания о жизни сотруднича ющих друг с другом древних культур до начала охоты на крупных
животных, пленения и порабощения животных и женщин. Возвращение к саду изобилия,
невинно сти и естественной благодати всегда рассматривалось в качестве цели религиозных
исканий Запада . Но для того чтобы достичь такого процветания, мы должны искоренить
основные мифы подавления и исключения окружающих , которые пропагандирует наша
культура.
В сво ем сердце наша культура жаждет выйти из собственных границ, как это делаем мы сами, и
вернуться по спирали ко временам, где была видна взаимосвязь явлений, где прав или
сострадание и радость т ворчества. Семена тоски по этой эре посеяны в сердце нашей культу ры и
наш ей духовной сущности .
Наше падение, отделившее нас от благодати, невинности, свободы и сострадания, началось ,
когда мы вкусили плод иллюзии дуалистического сепаратизма и перестали проявлять
милосердие по отношению к тем, кто был в нашей власти. Пад ение началось тогда, когда мы
стали обращать животных в товар.
Мы можем перевоплотить нашу работу из рабства в радость участия. Эта тропа потребует всего -
навсего освобождения животных и предоставления им тех же возможностей выполнения
уготованного им предназначения и использования их разума. То, ч его мы хотели бы добиться
для себя , мы должны прежде всего предоставить другим: это неизменный духовный принцип.
Для того чтобы вызволить нашу работу из глубин упрощенчества, неудовлетворен ности и
эксплуатации , в которые она обрушивалась , мы должны произвести культурный сдвиг куда
более радикальный, чем любой, предлагаемый в наше время. Мы нуждаемся в позитивной
трансформации нашего отношения к тем, кто находится в нашей власти, что означает переход
от животной пищи к растительной, от мифов смерти и доминирования — к мифам жизни и
творческого соучастия. Если мы получим ч то -то меньшее , нежели это , значит, нам уготована
всего -навсего горькая ирония и лицемерие.
В качестве отдельных личностей, культуры и всей челов еческой семьи, мы платим
необыкновенно высокую цену за работу, которая приносит унижения и ущерб как другим
видам, так и нам самим. Когда мы работаем ради денег , мы действуем вопреки нашей духовной
цели и продаем нашу жизненную силу и время, которые неопис уемо ценны.
Духовные традиции и учения подчеркивают, что каждый из нас несет в себе свою уникальную
цель и миссию в жизни, и раскрытие и выполнение этой цели и миссии является нашей работой.
Наша работа должна иметь дело с очищением и пробуждением нашего с ознания, внося
творческий вклад в нашу коммуну, ей необходимо быть голосом и руками , которые даруют
благословление ближн им. В ходе постепенного открытия нашего предназначения и жизни,

100

максимально приближенной к нему, мы открываем для себя радость и смысл, и наша жизнь
становится ценной и наполненной благословени ем . Развиваясь в качестве личностей, мы
естественным образом делаем вклад в развитие нашего рода, и в этом присутствует ощущение
необыкновенного удовлетворения от результатов наши х усили й.
Если нам н е удается использовать наши силы и время в этом направлении, мы ощущаем
глубокую неудовлетворен ность , вне зависимости от того , насколько мы богаты и наделены
власт ью , и это неудовлетворение, накапливаясь и бродя, превращается в бомбы и пули,
токсичные отбр осы и раковые опухоли , враждующие банды и террористические группы.
Работа, так же как акт рождения и принятия пищи, священна . Это обряд, оскверняя который
соперничеством, убийством, жестокостью и эксплуатацией скотово дческая культура посеяла
семена, которые могут нести лишь уныние каждо му из нас .
В современно м воплощени и древней злодейской скотоводческой культуры, которая проявляет
старые качества в усиленной, технологически развитой форме сетей быстрого питания ,
гиган тских городов, огромных зверо ферм, ското боен, ядерных боеголовок и необузданной
несправедливости, неравенства и эксплуатации, перевоплощение работы означает прежде всего
понимание того, что корни насилия лежат в превращении животных в товар .
Клю ч к возвращению дарованных нам природой прав и гармонии, спрятанный в самом видном
месте — на наших тарелках, — требует (в соответствии с мифической мудростью), чтобы мы
освободили тех, кого мы держим в цепях. Для того чтобы начать вновь выполн ять наш е
предназначение , мы должны вернуть возможнос ть выполнения предназначения тем, у ко го мы
украли такую возможность. По мере вытеснения насилия с наших тарелок, мы естественным
образом увеличим наши возможности излечиться от противоречи й, дадим питательную почву
для радости и творчества, вернем красоту и нежность и станем примером чувствительности и
сострадания для наших детей.
Когда мы посмотрим на нашу пищу более внимательно , мы по ложим начало процессу
излечения, и наша работа сможет переродиться и стать инструментом для при внесения в этот
мир блага, радости и заботы.

ГЛАВА 11. ПРИБЫЛЬ ОТ РАЗРУШЕНИЙ

Худший грех по отношению к нашим собратьям — это не ненави ст ь, а безразличие . Сущность
жестокости именно в этом .
— Джордж Бернард Шоу

Бесчисленны е копыт а и рт ы оказали больш ий эффект на растительност ь и почв у Запад а,
нежели проекты водоснабжения , угольные карьеры, электростанции, автострады и разработки
месторождений вместе взятые.
— Фили п Фрэдкин , Национальное Одюбоновское общество

Свиньи, коровы, цыплята, люди — все они конкур енты, когда речь касается зерна.
Маргарет Мид

Индустриализация Сельского Хозяйства
Трудно при думать более расточительную, ядовитую, негуманную, распространяющую болезни и
разрушительную систему производства пищевых продуктов, чем наше фермерское
промышленное животноводст во. Помимо того, что мы зверски пленим животных, чтобы
получа ть пищу , мы поку шаемся и на диких животных, уничтож ая их среду обитания, трав я их,
ловя их в капканы, заб ира я их жизн и рук ами владельца ранчо, правительственных учреждений
и предприятий рыбной пр омышленности. Сфера интенсивного животноводства расточительно
распоря жается водой, нефтью, землей и химикатами; она уничтож ает леса и водоемы; она
глобально загрязн яет почву, воду и воздух. Вот к акой невероятно дорогой ценой да ются нам
продукты животного происхождения, которые к тому губительны для нашего здоровья.
Мы не могли бы есть продукт ы животного происхождения в таких количествах и за такие
небольшие деньги , если бы не массовые вливания ископаемых топлив в нашу пищев ую
про мышленность . Есл и мы взглянем на кривую на графике роста населения Земли, то увидим,
что она идет строго параллельно кривой увеличения количества производимого

101

продовольствия . Стремительно растущее население планеты с непомер ными аппетитами
питается заставляет постоянно у величивать число коров, свиней, цыплят, рыбы и других
животных.
В 1950 -х и 19 60 -х годах национальное сельское хозяйство стало индустриал ьным, этот процесс
получил название Зелен ая Революци я. Это система производства продуктов питания , которую
мы имеем сейчас. Она о снована на дешевых и доступных нефти и природном газе.
Агропромышленный комплекс потребляет природный газ, чтобы созда ва ть 12 миллионов тонн
удобрени й азота, используем ых ежегодно в США . Это энергетический эквивалент более чем 100
миллион ов баррелей дизельного топлива. Кроме того, требуются миллионы баррелей нефти,
чтобы произвести 1.3 миллиона тонн ежегодно используемых пестицидов (более чем 80%
котор ых уходят на выращивание 4 основны х зерно вы х культур — зерно, со ю, пшениц у и хлопок ,
— которые являются главными пищевыми компонентами корма для домашнего скота) ,
триллионы литров воды для орошения этих зерновых культур , сотни тысяч
сельскохозяйственных машин, которые уже фактически заменили людс кую рабочую силу ,
площади для размещения миллиард ов животных ежегодно и скотные дворы с условиями для
забоя, разделки и заморозки мяса. Дешевая нефть стала предпосылк ой и для так называемой
Синей Революции — вспышки промышленного рыбоводства . Рыб ы потреб ля ют как зерно , так
и другую рыбу, а огромные рыболовные флоты , в настоящее время сверх всякой меры
эксплуатирующие водоемы и их обитателей по всей планете , т оже требуют бесперебойной
подачи большого количества дешевого дизельного топлива. Фонд сельского хозяйства
переключился с земли на нефть, и, несмотря на то , что больше е количество людей получило
доступ к употреблению продукт ов животного происхождения, чем к огда -либо в истории, цена,
которую мы за это платим, ошелом ляет . Теперь, когда мы входим в новый период снижения
производства ископаемого топлива, количества жестких и яростных конфликтов в борьбе за
драгоценную нефть, необходимую для удовлетворения наших пищевых предпочтений ,
возрастает каждый день.

Потребление Почвы, Воды и Ископаемого топлива
Главная проблема охраны окружающей среды, связанная с потреблением продуктов животного
происхождения, состоит в том, что животные, количество которых по истине огро мно, должны
есть, и есть много. 80% зерна, выращенного в США, и примерно половина выловленной рыбы
расходуют ся впустую — на то чтобы выра щива ть миллиарды крупных животных достаточно
толстыми, чтобы уби ва ть их с максимальной выгодой, или произв одить молочн ые продукты и
яйца, потребляемых людьми в огромных количествах. Свыше 90% белка, содержащегося в этом
зерне, в конечном счете превращается в метан, аммиак, мочевину и удобрени я, которые
загрязняют наш воздух и воду. Осторожно оценивая количество земли, зерна, воды и нефти,
затрачиваемое на одного человека по требованию Стандартной американской диеты (чьим
неотъемлемым элементом являются продукты животного происхождения и прежде всего мясо) ,
можно сказать, что это го об ъема ресурсов хватило бы на то, чтобы накормить растительной
пищей 15 человек . Понимание этого момента крайне важно для нашего выживания, потому что
наше индустр иал ьно е, основанное на эксплуатации животных сельское хозяйство истощает как
раз те ресурсы пла неты, мы полностью зависим — почв у, вод у и ископаемое топливо.
Большинств о из нас имеет небольшое представление о том, насколько огромн ых территорий
требуется для выращивания зерна, необходимого для того, чтобы кормить заключенных на
фермах свиней, коров, овец, птиц и рыб. На сегодняшний день более чем 1350 квадратных
километров американского леса ликвидировано, чтобы держать домашний скот на подножном
корме и выра щива ть зерно для его содержания. Эта территория больше, чем земли штатов
Техас, Калифорния и Орегон вместе взятые, и она ежедневно разрастается за счет уничтожения
приблизительно на 15500 квадратных километров каждый год , что составляет приблизительно
4 гектара в день, 2,8 гектара в минуту. Эта непрерывна я вырубка леса, в 7 раз превыша ющая
количество вырубки, вызываемой строительство м дорог, домов, автостоянок и торговых
центров, грозит полным исчезновением ареалов обитания диких животных, утратой
генетического разнообразия, потерей верхнего слоя почвы, деградацией потоков и рек и
увеличени ем загрязнений. А ведь леса создают верхний слой почвы, производят кислород,
очищают воздух, помогают образовывать необходимый планете дождь и обеспечива ют среду
обитания для тысяч разновидностей животных и растений.

102

Помимо уничтожения обширных территорий леса, животноводство ответственно за разрушение
и деградацию еще более крупных местностей — фактически всех наших полей и больш ей част и
засушливых областей на Западе. Эти сложные и красивые экосистемы когда -то отличались
широким разнообразием растений и жи вотных, но теперь они потеряны, потому что земли
преобразованы в почвы для высадки кормового зерна или используются для содержания
крупного рогатого скота на подножном корме. Использованием леса, болот и земель под
животноводство разрушается комплекс, ко торый связывал экосистемы, и теперь лишь один
биологический вид сможет выжить на этой земле. Влад ельцы ранчо и фермеры видят в
разнообразии видов не ценность, а угрозу для домашнего скота и кормовых зерен. Они
воспринимают животных, как вредителей , и счит ают, что их н ужно истреблять. Уничтожаются и
разрушаются леса, поля и засушливые области, чтобы пасти и выра щива ть животных для
очередной бойни . Помимо разрушения разнообразия форм жизни и разума, есть и другие
серьезные последствия животноводства .
Немногие из нас знают об огромном потреблении воды агропромышленным комплексом .
Сельское хозяйство потребляет 85% всех американских пресноводных ресурсов, главным
образом для того, чтобы произв одить продукты животного происхождения . На одного
всеядного чел овека в день тратится бол ее 15 тысяч литров воды, в то время как для питания
вегана — менее 12 тысяч . Неумеренное потребление воды наносит огромный вред окружающей
среде, особенно на землях к западу от Ми ссисипи, где драгоценные водоносные слои
исчерпывают ся, а реки и ручьи превращаются в оросительные каналы, что вызыв ает смерть и
страда ни я птиц, рыбы и всей дикой природы, зависящей от этих водных ресурсов .
40% поливной воды берется из запасов подземных вод, которые накапливались столетия ми .
Вода огромного бассейна Огаллал ы, основно го для Северной Америки, формировавш его ся
тысячелетия ми и долгое время считавшегося крупнейшим в мире, быстро и опрометчиво
исчерпывается . Ежегодно он лишается более чем 49 триллионов литров воды . Она идет на
оро шение огромны х тер ритори й, на которых выращивают корм для домашнего скота. Тем
временем людей призывают экономить воду путем использования слаб ого напора в душе и
туалете. Специалисты по почве и воде Университета Калифорнии подсчитали , что, в то время
как покупка полкило салата, помидоров, картофеля и ли пшеницы влечет за собой рас ход
приблизительно 90 литров воды, покупка полкило говядины оборачивается тратой 20 тысяч
литров . Джон Роббинс указывает, что эт о количество превышает объемы воды, требуемой на
нужды личной гигие ны взрослого человека за целый год! Бо льшая часть этой воды уходит на то,
чтобы оро ша ть земли, за саженн ые зерном, предназначенным на прокорм домашнего скота. Вода
качается с помощью нефти из далеких рек и подземных каналов. При этом за строительство
насос ны х станци й заплатили налогоплательщики , а не агропромышленны е компании,
разводящи е животных, которые , собственно , и получают прибыль. Марк Ре йснер, автор книги
«Пустыня Кадиллак» , подводит итог : «Водный кризис Запада и большинство экологических
проблем, как бы неправдоподобно это ни звуч ало, вызван ы одной проблемой, и имя ей
сельскохозяйственные животные» .
Продукты животного происхождения также требуют огромн ых количеств нефти. Например,
учитывая, что для получения одной калории белка из сои и трех калори и — из пшеницы,
требуется всего две калории ископаемого топлива, то для получения одной калории белка из
говядины требуется пятьдесят четыре калории нефти! Животноводство делает
нерациональным наше потребление нефти и т ем самы м в едет к загрязнению воды и воздуха,
глобальному потеплению и войнам, которые вызывает конфликт вокруг истощения нефтяных
запасов.
Как это возможно, чтобы для кормления людей гамбургерами требовалось в 27 раз больше
нефти, чем соей, и каковы последствия таког о положения дел ? Почва, используемая сельск им
хозяйств ом , имеет тенденцию становиться более бедной азот ом , тогда как он необходим
растения м для того, чтобы синтезировать белок. Традиционные решения проблемы
заключались в том, чтобы распростран ять удобрени я или гуано для повторного обогащения
почвы, приви вания боб овых и чередова ния зерновы х культур, позвол яя зем ле лежать под паром
и пополнять запасы . В 1909 году два немецких химика разработали метод з акрепления
атмосферного азота при производстве аммиака, чт о позволил о ученым позднее изобре сти
методы производства неорганическ их азотн ых удобрени й из природного газа дешево и в
огромны х объемах . Эта относительно внезапная доступность азота способствовала

103

стремитель ному увеличению производства продуктов питания , которое стимулировало
демографический взрыв, — как людей, так и животных , — в прошлом столетии. Именно это
искусственное удобрение попадает в ручьи и реки, вызывая самые существенные проблемы
загрязнения воды, лишний рост морских водорослей, исчерпывая кис лород и убивая рыбу.
Поми мо природного газа для производства удобрений , наши сельскохозяйственные системы
нуждаются в нефти, чтобы произв одить огромные количества основанных на углеводороде
инсектицидов и гербицидов, прибыли от которых увеличились за последние 20 лет выросли в
33 раза . Между тем каждый год все больше зерновых культур становятся жертвами так
называемых вредител ей из -за массового выращивания зерна для «скота» и отказа от
традиционных методов восстановления почв . Когда большие полосы земли используются для
выра щивания единственного вид а растений , они сильно привлекают всевозможные
разновидности «вредителей », питаю щих ся именно этим р астением . Другие «вредители» тоже
вынуждены переходить со своей исконной пищи на эту культуру и с тановятся устойчивыми к
постоянно увеличивающимся количествам пестицидов, используемым против них. Тот же
самый урожай, выращенный на той же почве, из сезона в сезон подвергается нападению
вредителей, устой чивы х к пестицидам. Согласно Институту глобального мониторинга , на
сегодняшний день существует уже около тысячи основ ных се льскохозяйственных вредителей,
устойчивы х к действию пестицидов. Пос тоянный контакт сф еры продовольствия с яд ами — это
часть онкогенного с ражения против природы, которая вын уждена постоянно отражать атаки
агропромышленного комплекса , избравшего метод превращения миллионов гектаров земель в
ядовит ые для диких животных территории .
Современное интенсивное сельское хозяйство также неизбежно разрушает верхний слой почвы .
Для возобновления ему требуются столетия — приблизительно пятьсот лет для создания 2,5
сантиметров . Из -за стремительно развивающегося агропромышленного комплекса пахотные
угодья разрушаются в 30 раз быстрее , чем способны регенерироваться , и каждый год мы теряем
свыше 800 тысяч гектаров из -за эрозии и засоления от постоянных поливов. Огромные
территории земли, отведенные под пастбища, испытывают недостаток полезных ископаемых и
питательных веществ. Они не слишком отличаются от безжизненной среды, в которую сельское
хозяйство вливает неорганическ ие азотные удобрени я, чтобы выра щива ть
высокопродуктивные зе рновые культуры — прежде всего , корм для домашнего скота
сомнительной пищевой ценности.
Интенсивное сельское хозяйство нежизнеспособно . Чем больше оно истощает землю и водные
запасы , тем больше ископаемого топлива требуется, чтобы оро ша ть почвы , возобнов ля ть в них
питательные вещества, обеспечи ва ть урожаям защиту от вредителей и просто под держивать
производство культур на постоянн ом уровне . Если мы не переключаемся с пожирающих ресурсы
планеты пр одуктов животного происхождения на растительную пищу , мы столк немся с
последствиями критической нехватк и ископаемого топлива.
В своей книге «Вечеринка закончилась : Нефть, Война и Судьба Индустриальных обществ »
Ричард Хайнберг приводит слова ведущи х эксперт ов в области нефти , что международное
производство нефти в нас тоящее время достигает максимума, и мы входим в период снижения
производства, так как существующие запасы быстро исчерпываются. 15 литров нефти
добывается на кажды е обнаруженны е 4 литра , и исследования в области геохимии и
сейсмол огии прояснили тот факт , ч то нефтяные запасы являются небольши ми и быстро
исчезают. Мы продолжаем увеличивать потребление и игнорировать серьезные последствия,
потому что у нас есть опыт игнорировани я последствий. Эксперт по нефти К. Дж. Кэмпбелл
говорит: « Сигналы предупреждения звучат в течение долгого времени. Они были простыми, их
легко было понять. Но мир закрывал глаза и был не в состоянии прочитать посылаемое ему
сообщение. Наша неподготовленность поражает, учитывая важность нефти в нашей жизни ».
Чуть меньше поражает то, что мы понимаем, что наша способность блокировать
предупреждения — составн ая часть нашего менталитета, основанного на подчинении и
неспособности пров одить связ и. В результате мы потребляем продукты животного
происхождения. Мы, к сожалению, слишком готовы сотр удничать с военн о-промышленным и
агропромышленным комплекс ами , подсознательно подавляя любые здоровые предупреждения.
Высоки й спрос на ископаемое топливо, доступность которой постоянно уменьшается, выз ывает
упорн ый рост цен и количества вооруженных конфли кт ов вокруг ограниченн ых объемов нефти.
Учитывая близя щее ся неизбежн ое снижение доступности ископаемого топлива, продукты

104

животного происхождения будут такими дешевыми, как сейчас, считанные дни. Пора признать :
употребление продуктов животного происхождени я вызывает недопустимые расходы
ограниченн ых запасов нефти. Люди и без того совершают недопустимые поступки , тратя нефть
впустую на большие внедорожники, которые неэкономны по сравнению с малолитражными
автомобилями (соотношение расхода топлива джипа и мал олитражки , к слову сказать, три к
одному ). Получается, что мы проделываем то же самое, поедая говядину, цыпленка, рыбу, яй ца и
молочные продукты, которые менее экологичны и экономны по сравнению с растительной
пищей, и тут цифры превышают любые сравнения малолитражек с самыми большими
внедорожник ам и — доходит до соотношения 25 к 1! Нам легче увидеть и отметить, что литры
ископаемого топлив а льются непосредственно в наши автомобили, чем признать, что еще
больше расходуется на наш сыр, яйца, рыбные палочки, хот -доги и бифштексы .

Токсины и Ж ивотноводство
В интенсивном животноводстве две зерновы е культур ы, причем генномодифицированные
культуры, — кукуруза и соя — стали главными компонентами рациона животных. Естественно,
более чем половина всех американских се льхозугодий отведена только под эти две культуры.
Они генетически спроектированы так, чтобы быть стойкими к гербицидам, ведь
агропромышленные фирмы, как правило, распыляют в 2-5 раз больше ядохимикатов на этих
областях по сравнению с теми, где ГМО зерновые культуры не выращиваются, убивая дикую
природу и загрязняя воду в таких невообразимых количествах, в каких это не делалось никогда
в истории.
Эти ядовитые территории — результат производства молочных продуктов , яиц, мяса и
выводимой в неволе рыбы, такой к ак зубатка, форель и тил апия. Канцерогенные осадки,
химические удобрения и пестициды, используемые в этих места х, загрязняют реки и океаны.
Они концентрируются в продуктах животного происхождения, употребляемых в пищу, и ,
конечно же, в нашей собственной плоти и молоке. Кроме того, удобрени я, котор ые
использу ются для «обогащения » корма для животных, концентрирует в себе токсины в
несколько раз больше, чем растительная пища, которую скармливают животны м.
Фунгициды, инсектициды, гербиц иды и химические ос ад ки удобрени й концентрируются в
экскрементах домашнего скота. Любой человек, строящий дом, знает , насколько внимательно
нужно относиться к проведению канализации , однако количество фекалий, производимых
домашним скотом, по -прежнему явля ется фактически нерегулируемым. Десять миллиардов
наземных животных, выращиваемых и убиваемых ежегодно , выделяют гигантские количества
экскрементов и мочи, превышающих количества экскрементов и мочи, выделяемых людьми, не
вдвое или даже не втрое, а, соглас но исследованию американского Сената, в 130 раз. При этом
отправления еще б олее ядовиты из -за высокого содержания бактерий, химикалий и остатков
медикаментов. Например, высокое количество антибиотиков, содержащихся в навозе
домашнего скота, оказалось еще б олее опасным, нежели устойчивые к антибиотикам бактерии в
реках.
Молочные фермы в центральной Калифорнии выбрасывают такое же количество навоза, как
город с 20 -миллионным населением, а одно большое свиноводческое хозяйство — как Нью -
Йорк! Отходы от животно водства намного превышают человеческие, потому что
промышленное животноводство поддерж ивается своими людьми из правительственных
агентств и политическими деятелями, которые признательны корпорациям за вклады в
избирательные кампании и помогают им сопротивляться принятию неудобных законов и
контролю свыше. В результате никем не нерегулируемы е токсически е выброс ы загрязня ют
грунтовую воду, реки, озера и океаны. Когда г игантские резервуары с экскремент ами свиней
разливаются они могут убить миллионы рыбы и серьезно навредить пловцам в расположенных
вниз по течению рек ах и залив ах . По мнению Управления по охране окружающей среды, за
прошлое десятилетие были загрязнены бол ее 56.000 километров рек. В то время как загрязняют
грунтовые воды крупны е фермерские хозяйства, очистка обычно производится на
общественные деньги, а не на средства промышленных фондов. Экскременты домашнего скота
вызывают ужасающее загрязнение воздуха. Зловоние вызывает моральное напряжение и
болезни дыхательных путей. Когда навоз сохнет, запах разноситс я на мили вокруг. Вместе с
испражнениями скот вы пускает большое количество метана, который счита ется основным
фактором глобально го потеплени я, потому что помогает сохранять высокую температуру,

105

причем сильнее, чем углекислый газ. Приготовление на гриле плоти животных тоже вызывает
массовые загрязнения воздуха: исследователи обнаружили, что в большей части городов смог
сформирован не столько автомобилями, ск олько сигаретным дымом и частицами от жарки мяса
из тысяч заведений сетей быстрого питан ия.

Исцеление Земли и Экономики
Мы, кажется, не понимаем, что наша экономика была бы намного более здоровой, если бы мы
перешли на растительную пищу. Если все мы в основном придерживались бы веганской диеты,
мы могли бы прокормиться, используя меньше земли и зерна, гигантское количество которых
требует еда , основанная на продуктах животного происхождения . Например, исследователи
считают , что 1 гектар земли мо жет удовлетворить продовольственные энергетические
потребности 22 человек, питающихся картофелем, 12 человек, питающихся зерном, 23 человек,
питающихся капустой, 15 человек, питающихся пшеницей , или 2 человек, питающихся
куриными или молочными продуктами, и толь ко 1 человека, употребля ющего говядину или
яйца. Все на земле могли бы насыщаться без проблем, потому что в настоящее время мы
выращивае м бол ее чем достаточно зерна, чтобы прокормить 10 миллиардов человек. Однако
существующая практика растранжиривания этого зерна на прокорм миллиард ов животных и
поедани е их тел, оставляет более чем миллиард из нас голодными, при этом другой милли ард
страдает от ожирения, диабета, болезней сердца и рака — болезней, связанных с питанием
продуктами животного происхождения.
Лекарства, которые мы принимаем, чтобы сражаться с этими болезнями, выходят с мочой,
попадая в воду, и становятся еще одним главн ым элементом загрязнения планеты . Это особенно
серь езная проблема, повисшая над некоторыми из наи более крупных городов индустр иал ьного
мира. Токсины — как и другие отрицательные последствия потребления продуктов животного
происхождения — никуда не исчезают после того, как мы глотаем их. Они попадают прямо в
экосистемы, хотя их большие количества и скапливаются в жировых тканях нашего тела. Таким
образом, употребляя растительн ую пищу , мы могли бы уменьшить загрязнение почвы и сделать
собственные менее токсичными и больными, спасая себя порочно го круг а ядовитых химикатов,
которые является частью войны против природы, в которой нет и не может быть победителей .
Перейдя на растительную пищу , мы сможем существенно сократить использование нефти и ее
им порт, а также сократить выбросы углеводородов и двуокиси углерода , которые способствуют
загрязнению воздуха и глобальному потеплению.
Мы сможем экономить сотни миллиардов долларов ежегодно на медицинском обслуживании,
лекарствах и страховых расходах, что увеличило бы наши личные сбережения и мы по зволило
поддержа ть экономику, освободив средства для творческих проектов и восстановления
экологии . Пустынные области, отведенные под от корм домашнего скота, могут быть засажены
деревьями — так мы бы возродили леса и дикую природу. Морские экосистемы можно
восстановить, дождевые леса могут начать приходить в себя . С нашими инвестициями в
природные ресурсы всех видов может резко уменьшит ься экологическ ая и военн ая
напряженность. Зерно, которым сегодня питается скот, помогло бы решить проблему голода в
мире .
Если мы отринем практику, которая ставит духовное, психологическое, социальное и
экономическое развитие человечества ниже войн и насилия, мы сократи м и бюджет машины
подавления и убийства , отнима ющий у нас экономич ескую уверенность. Американские военные
расходы возмутительны : они составляют более чем половин у все го федерального бюджета. Как
известно, военные расходы в сравнении с расходами на образование, экологическое
восстановление, сферу услуг, здравоохранение, строительство и другие отрасли намного
больше , притом, что эта сфера создает наименьшее количество рабочих мест и приводит к
продуктам, которые мы не употреб ляем — таким как бомбы, шахты, оружие и огнестрельное
оружи е, — которые к тому приводят к колоссальным загрязнения м и разрушения м.

Последствия Ускользающих Последствий
Много было написано о пагубном воздействии содержания животных на окружающую среду .
Ин формация об этом широко доступна , и любой, кому она интересн а, может с ней ознакомиться
и узнать , что диета , основанная на продуктах животного происхождения, является основной
движущей силой самых серьезных проблем охраны окружающей среды, с которыми мы

106

ст алкиваемся: продолжа ются и укореняются исчезновение биологического разнообразия,
разрушение лесов, загрязнение воздуха и воды, перерасход водных ресурсов, глобальное
потепление, зависимость от импортной нефти, быстрое распространение болезн ей , потеря
верхн его слоя почвы, засух а, лесные пожары, опустынивани е, разрушение экосистем и даже
войн ы и терроризм. Эта информация не разглашается, однако мы сами подавляем осознание
происходящего , ведь несмотря на то, что употребление продуктов животного происхождения
сидит с лоном в нашей гостиной, мы старательно отказываемся вид еть его . Это недостойное
поведение, которое разрушает нашу семью .
Наши институ ты отражают наш менталитет : мы хотим есть все. Часть проблемы заключается в
том , что токсины, используемые агропромышленным комплексом , очень выгодны для богат ой
элиты, которая доминирует над нами, воплощая свои планы в жизнь через власть над СМИ,
правительств ами и образова тельными учреждениями . Сложный комплекс «война —
индустриализация — мясо — медицина — СМИ » не имеет стимула уменьшать потребление
продуктов животного происхождения. Отравление земли огромными дозами ядовитых
химикатов и основанных на нефти удобрениями очень выгодн ы нефтяной и химической
промышленност ям . Токсины, в свою очередь, вызывают рак, к оторый очень выгоден хими ко-
медицинскому комплексу. В то время как богатые всеядные тратят впустую драгоценные
урожа и зерна, нефти и воды на кормление сельскохозяйственных животных, у бедных остается
совсем немного зерна для питания и чистой воды для утол ения жажд ы. В итоге хронический
голод, жажда и страдани я создают условия для войн, терроризма и наркомании, которые
являются чрезвычайно прибыльн ыми отраслями промышленности. Самые богатые — это пятая
часть населения земного шара — борются с ожирение м, болезн ями сердца и диабет ом , которые
опять -таки очень выгодны для промышленности. Межнациональные корпорации получают
прибыль от потребления продуктов животного происхождения, так же, как крупные банки,
которые дают ссуды и требуют, естественно, возвращени я своих инвестиций. Система
неу молим а и глобальна, и в то время как корпорации и их отчеты о финансовом положении
дышат благоденствием и счастьем, люди, животные, и экосистемы во всем мире болеют,
эксплуатируются и умирают .
При огромных финансовых ресурсах и существенном влиянии на все уровни властных структур ,
интенсивное животноводство получает миллиарды долларов в виде субсидий, поддержания
цен , помощи в поддержании дохода , чрезвычайной помощи, товарных ссуд , прямых платежей,
ассигнований , налоговых льго т и других привилеги й правительственные услуг из года в год. Без
этой помощи промышленное животноводство никогда не выжил о в сегодняшнем виде; самое
дешевое мясо для гамбургера стоило бы по крайней мере $70 за килограмм без финансируемых
налогоплательщиками ирригационной системы, субсидий, пособий и другой бе змерно й
правительственной помощи. Закон о сельском хозяйстве 2002 года, например, вызвал волну
протеста в стран ах Центральной и Южной Америки, потому что беспрецеден тное количество
федеральных денег, которые пустили на американское сельское хозяйство — $182 миллиарда —
позволило американск им производителям мяс а, сливочного масл а, я иц и зерна задушить
латиноамериканские рынки дешевыми продуктами, которые не оставили пр одукции местны х
фермер ов ни малейшего шанса.
Исследование, опубликованное М эрион Нестл в книге «Политика еды» , показало в деталях,
как им образом производство продуктов животного происхождения поддерживает железную
власть в правительственных агентствах и по литике, и как функционирует наша пищев ая
промышленность: зарабатывают в ней считанные корпорации. Вот что она пиш ет: «Моя работа
состояла в редактуре первого и единственного на сегодняшний день Общего хирургического
отчета о питании и здоровье … Мой первый день на работе начался с того, что мне объясни ли
правила: независимо от того, что показало то или иное исследование, в отчет е не льзя было
давать рекомендации «есть меньше мяса», как способ уменьшить количество жира ; то же самое
правило распространялось и н а любую другую категорию продуктов. В индустриал ьном
климате правительства Рейгана, производители продуктов, которых мог коснуться тот или
иной совет , шли жаловаться в Конгресс, и в итоге ни один отчет так и не дожидался
публикации» .
У нас не должно быть никаких иллюзий относительно того, что правительственные агентства и
власти не будут защи ща ть потребителя, экологию или интересы животных, потому что, как
многочисленные журналисты и исследователи уже выясни ли и указали (однако, редко в

107

основных СМИ) , правительства угождают богатым и сильным отраслям промышленности и
корпорациям, которые оказывают на них постоянное и прямое давление. Эти отрасли
промышленности также предоставляют новому правительству персонал через «вращающуюся
дверь» м ежду рабочими местами в промышленности и креслами в правительственных
учреждениях, которые и служат эти м отраслям промышленности. Кроме того , не нужно
забывать, что Министерством обороны управляют люди из оружейной отрасли, Министерством
сельского хозяйств а руководят бывшие владельцы ранчо, менеджеры и юристы со скотобоен,
молочных и яичных ферм. Система устроена так в интересах промышленности . При этом
потребител ь не знает ни плачевных условий , в которых приходится жить животны м, ни
ужасающи х эффект ов, кот орые оказывают продукт ы животного происхождения на здоровье
человека и на нашем экосистемы . Поэтому он продолжает покупать эти товары в
неограниченных количествах .
Производство и продажа продуктов животного происхождения непропорционально принос ит
пользу малочисленной элите за счет заключенных в невол ю животных, больных и голодающих
людей и будущих поколений. Эта элита — неизбежный резул ьтат нашего менталитета,
опирающегося на культур у доминирования и отчужд ения, сельск ое хозяйств о, средства
управления, промышленност ь, правительства, СМИ, военны й комплекс , образовательны е,
медицински е и финансовы е учреждени я. Эти учреждения про пагандиру ют поедание животных,
потому что рабство слаб ых является фундаментом для построения структуры , выгодной этой
элит е, как э то и наблюдается с тех времен, когда она пришла к власти примерно восемь тысяч
лет назад. Это все тот же наш традиционный путь — управлять капиталом и умело
манипулир овать образованием, религией, правительств ами и другими социальными
институ та ми.
Транс наци ональные корпорации не случаются нарушают наши права все больше и больше. Они
не просто все глубже проникают в нашу общественн ую и частн ую жизн ь. Корпорации — это
проявления нашего желания уклониться от ответственности, желания, которое выражен о в
насилии на наших тарелках, поскольку посредством наших пищевых предпочтений мы убиваем
животных, издеваемся над ними и злоупотребляем их жизнями; мы делаем это способами, за
которые боимся нести единоличн ую ответственн ость . Это психологическое членовредительство
и бессвязность собира лись в культурный импульс столетия ми. Объедин ившись с менталитетом
доминирования и стремлением превратить в товар живых существ по требованию вкусовых
рецепторов , этот импульс, в конечном счете, вопло тился в образе корпораци й, которые
становятся межнациональными монстрами и сидят верхом на нас и нашем мире. За последние
полвека они разрослись чрезвычайно и преуспели в навыках виртуозной юридическ ой защи ты .
Вдобавок ко всему наши суды признают их юридическими лицами. Абстрактны е инструменты
просты — они существуют для того, чтобы максимизировать собственную власть и богатство
инвесторов. Они никогда не умирают, неизменно становясь все более сильными и ядовитыми.
Они — наши порожде ния , плоды нашего миропонимания, и все же они ока зывают давление на
нас с тем , чтобы мы служили их интересам за счет наших семей, наших отношений, наших
сообществ, нашей земли и нас самих . Чем больше корпорации «подса живают» нас на свои
товары, тем более выгодными и окупаемыми они становятся.
Пристрастие к ж ивотн ой пищ е — это еще и источник самодовольства и рас траты лишних сил,
способствующие экологическ им и социальн ым холокост ам. В свою очередь, СМИ препятствуют
тому, чтобы мы видели и понимали это . Потребление продуктов животного происхождения
уменьшает нашу чувствительность, парализуя нас и сокращая нашу способность отве ча ть за
свои поступки. Пища насилия на наших тарелках требу ет уклонения от ответственности,
заставляет нас думать, что мы не можем ни на что повлиять . Это ошибочное убеждение
фактически внедрено в наше полубессознательное, и мы уже не понимаем, что каждый прием
пищи вызывает страдания и загрязнения , которые мы должны стремиться предотвра ща ть.
Социально -экономическая система, которую я описываю, требует больных, бесчувственных и
отвлеченных от этих проблем людей, причем в значительном количестве. Поощрять
бесконечное поедание плоти, жидкостей и яиц животных, с которыми чудовищно обращаются
— это фундаментальный способ гарантировать такое состояние человека , а , следовательно,
высокую доходность грязного бизнеса.
Еще один способ увеличить корпоративный контроль над медициной и наукой — это генетика .
Поскольку корпорации прокладывают свой путь в экспериментальные университеты, которым

108

необходимо финансирование, мы видим, что академический мир следу ет за корпоративными
денежными потокам и. Исследователей поощряют грант ами , престиж ными премиями и просто
давлением . От них требуется рассматривать боле зни и здоровье в целом с точки зрения
генетики, потому что это выгодный вариант для фармацевтической промышленности , который
не противоречит механистическ ому и упрощенческому менталитет у, леж ащему в основе
обычной науки .
Если болезнь является ответной реак цией на наши взгляды, наш образ жизни, наши пищевые
предпочтения , наши чувства, наши действия и наши способности удовлетвор ять запросы нашей
жизни, у нас есть все для того, чтобы ответить на ее выпады творчески и непосредственно и
стать более здоровыми, бе ря на себя ответственность за здоровье нашей внутр енней и внешней
среды. Но корпорациям это не выгодно . Если нас убедить , что наши болезни происходят из -за
простой «генетической склонности» , которую мы не в состоянии контролировать , тогда почему
бы корпора циям этим не воспользоваться? Они не знают милосердия.
У генных теорий есть приверженцы, потому что они освобождают нас от ответственности за
наши внутренние отношения и внешние воз действия и отдают нас в руки корпораций, которые
получают прибыль от нашего отказа от ответственности за наше же здоровье. Нас обманывают
не только фармацевтический и банковский секторы , но и медицинский — посредством
отпускаемы х по рецепту лекарств . Врачи затуманивают наши рассудки , замораживают наши
чувства и ослабляют наши ре генеративные способности. По д анным по фармацевтической
промышленности, в 2001 году в США было продано 3,2 миллиарда пр описанных лекарств, 46 %
взрослых людей принимают хотя бы одно лекарство по рецепту ежедневно , что позволяет
увеличивать продажи фармацевтической индустрии на 25 % каждый год!
Побочные эффекты фармацевтических препаратов продолжают быть главными убийцами, и
фактически все эти наркотики потенциально вызывают зависимость. С 1962 до 1988 годы ,
например, количество наркоманов увеличил ось на 30 %, в то время как число зависим ых от
отпускаемы х по рецепту лекарств выросло на 300 %. Почему мы так много слышим о первом
факт е и так немного о последнем, и почему наша война с наркотиками сосред оточена только на
тех из них , что не влияют напрямую на прибыли корпораций? У попыт ок уклон яться от
последствий есть дальнейшие последствия.
Растительная пища не может быть запатентована, таким образом, она не влечет абсолютно
никако го интереса фармацевтическо й отрасли . Это огромная угроза для нее. Не зря ведь
корпорации делают все, чтобы сохранять нас неосведомленными и настоятельно убежд ают в
том , что сложные углеводы плохи для нас, в то время как животный белок абсолютно
необходим, и что наука может спасти нас от диабета, рака и других болезней , и неважно, ч ато
эти болезни вызваны как раз употреблением животной пищи . Миллиарды расходуются на
поиски лекарств и исследования, что бы лечить то, что является фактически этической и
духовной болезнью. Сея болезнь и смерть животных , поддерживая скотоводческое
мировозз рение, мы пожинаем соответствующие плоды . Большая часть медицинских
исследований сегодня фактически являются очевидными отчаянными поисками возможности
продолжать употреблять продукты животного происхождения без пагубных последствий для
здоровья . Действите льно ли мы так хотим преуспеть в этом?
Мы станем свободными, как только прекратим сотрудничать с системой доминирования,
которая хочет одного: кормить нас кровавыми продуктами и лечить от болезней, которые они
вызывают . Коль скоро наши руки обагрены кровь ю животных, возможно, мы и сами невольно
порабощены. Влиятельная элита, которая управляет сложным «военно -индустриально -мясо -
медицинско -массмедий ным» комплексом стрем ится удержать бра зды правления в своих руках
изо всех сил. Подтверждение этому мы можем ви деть вокруг нас. Насилие только порождает
на силие . Наш долг дарить любовь те м, кто является самым уязвимым и угнетенным — а это
животные , эксплуатируемые ради получения пищи — и распростран ять наше знание .
Наши жизни строятся из того , во что мы верим, а на ши верования обусловлены нашими
ежедневными привычными действиями. От того, что мы де лае м, зависит формирование нашего
характера . Мы сами выбираем, кем нам быть . Сознательно делая наш обед празднованием мира,
любви, сострадания и свободы, мы можем сеять се мена, способные в будущем привести к
исцелению всего мира.

ГЛАВА 12 . ОТВЕТЫ НА НЕКОТОРЫЕ ВОЗРАЖЕНИЯ

109


Мы должны бороться против духа бессознательной жестокости, с которой мы относимся к
животным. Животные страдают также, как и мы … Наш долг — рассказать об этом всему миру.
— Альберт Шв ейцер

Животные всего мира существуют сами для себя. Они не созданы специально для людей, так же
как черн окожие не созданы специально для белых , а женщин ы — для мужчин.
— Элис Уокер

И в от третий народ, народ Наглецов встает,
Не как предыдущий, люди огромных размеро в.
Только сырою плотью зверей они сыты
Попира ют свою природу и каменные сердца.
— Гесиод, VIII век до н.э.

Возражения , Идущие от Воспитания
Идеи, выра женные в этой книге, будучи не особенно сложны ми для понимания, долго время
оставались малоизвестны , их почти невозможно было донести до людей, так как они полностью
противоречат скрытым посылам нашей скотоводческой культуры. Выводы , которые можно
сделать на основании этих идей, с ерьезн о подрывают стату с-кво. Другие подрывающие статус -
кво социальные теории , с которы ми нечасто соприкоснешься в школах или в СМИ — такие, как
Марксизм — не рассматривают эти глубоки е вопрос ы. Менталитет доминирования и
отчуждения неотъемлем от торговл и животными и употреблени я продуктов животного
происхождения , что дает волю соперничеству, подавлению принципа равноправия и
эксплуатации низш их класс ов богатым скотоводческим (капиталистическим) высшим классом.
Фраза Маркса «Пролетариии всех стран , объединяйтесь! » никогда не подв ергала сомнению
концепцию доминирования человека над животными и природой и поэтому не была истинно
революционной. Она функционировал а в системе координат, в которой человек считался
высш им существ ом, и никогда не бросала вызов мышлению, которое воспринима ло живых
существ , как товар. Веганство — это клич, призывающий объединит ься всех, кто считает, что
пока мы угнетаем других живых существ, мы неизбежно живем в культуре угнетения и
поддерживаем ее . Классовая борьба — это результат мышления скотоводч еской культуры,
превосходства и отчужден ия, и это часть тех мучений, которые неизбежно сопутствуют
употреблению продуктов животного происхождения .
Обязательство сознательно свести нашу жестокость к животным до минимума, взятое на себя
приверженцами веганств а, настолько революционно в своих выводах, что мгновенно
отвергается, так как приводит к когнитивному диссонансу и тревоге. Мышление скотоводов так
усердно прививалось нам с рождения, что даже те из нас, кто считает себя достаточно
прогрессивными личностям и, обычно не готовы усомниться в неизбежности эксплуатации
животных и людей, которая обусловлена нашим и пищевыми предпочтениями . Как мяч, который
держат под водой, наше естественное сострадание хочет вынырнуть на поверхность, поэтому
нам постоянно приходит ся прилагать усилия , чтобы держать этот мяч под водой. Когда мяч
доброты и разума начинает всплывать, мы удержи вае м его не только посредством отрицания,
но и с помощью возражений против веганской диеты.

Животные Незначительн ы для Этики
Одним из главных во зражений является то, что сострадание к животным делает их важнее, чем
они есть на самом деле. С помощью этого возражения преобладающая скотоводческая
парадигма принижает животных, насмехаясь над веганами, которые заботятся о братьях
меньшие в то время, ка к их собратья -люди страдают от бедности, разрывов в семьях, войн,
нарко тической зависимости, терроризма, загрязнения окружающей среды и так далее. Это
возражение — подтверждение ориентации культуры элитаризма , которая узаконивает
доминирование над животным и. Она основана на утверждении о том , что страдания животны х
неважны , что животны х можно эксплуатирова ть. Если нам удается вытащить свой разум и свое
сердце из клетки , построенно й из порабощени я и убийств а животных ради пищи , что является
одной из основных практик нашей культуры и помещает наше мышление и чувства в узкие

110

рамки скотоводческо й логики превосходства, мы нач ина ем видеть, чувствовать и понимать , что
такое животные на самом деле.
Мы видим, что животные, как и мы, пр едставляют собой выражение бесконечной, вселенской
любви -разума; что, как и мы, они стремятся удовлетвор ять свои желания и избегать боли и
страдани й; что, как и мы, они очень загадочные существа. Если мы и в силах хоть что -то и узна ть
о животных, то пока это то лько тот факт, что мы ник оим образом не можем охватить их
сущность нашим ограниченным мышлени ем. Когда мы наблюдаем за животными в дикой
природе, чему специально обучены многие ученые, мы можем видеть конкуренцию, борьбу и
жестокость, но при этом неиз менными остаются сотрудничество и взаимопомощь, как выяснил
Кропоткин и другие ученые . Можно увидеть радость, удовольствие, юмор, любовь, заботу,
удивительное со трудничество и выражение эмоций у абсолютно бесконечного множеств а форм
жизни. Мы видим вещи не такими, какие они есть, а такими, какие мы есть.
Мы даже не приблизились к началу понимания животных. Как мы можем знать, каково плавать
киту в глубинах океана, мигрировать на тысячи километров , общаться с помощью подводных
песен и дышать вместе с сородич ами в сознательной гармонии, или лететь в стае песочников,
перемещаясь без напряжения в полной синхронности, пятьдесят птиц как одна, или рыть ямы,
как луговые соба чки, создавая сложные подземные системы с практически бесконечным числом
комнаток и проходов ? Наше знание и наше понимание животных за мусор ено гораздо больше,
чем мы думаем, когда руководству емся чувством превосходств а, незримой культурной
программой и отчуждением от природы. Наши теории о животных в будущем будут считаться
старинной чушью, точно также как сейчас мы смотрим на средневековые теории лечения
кровопусканием и пиявками и теорию Земли , как центра солнечной системы.
Наше понимание настолько з агрязнено от чуждением , что мы убиваем животных, уничтожаем
целые виды и природные сообщества в количествах, равных которым не было в истории. Если
мы посмотрим внимательно, мы увидим, что понимание приносит и пробуждает любовь, а
любовь приносит и пробуждает понимание. Если наши так называем ые знания о животных не
зажига ют в нас желание дать им жить своей жизнью для выполнения их предназначения ,
относиться к ним с уважением и любить их, то это не настоящ ие знания . Наша наука во многом
неспособна на это истинное понимание, и, поскольку она служит инструментом в арсенале
корпораций, не стоит слишком оп ираться на нее в поисках мудрости и и сцел ения.

Миф о Человеке -Хищнике
Второе возражение скотоводческой культуры против веганств а базируется на утверждении о
том, что поедание продуктов животного происхождения естественно и правильно, потому что
мы делаем это уже долгое время. Мы знаем , насколько часто последствия переноса детских
моделей поведения и взглядов на взрослую жизнь бывают разрушительными. Тот факт, что мы
делали что -то долгое время, вряд ли делает это правильным или приемлемым. Аналогичный
аргумент приводился в защиту рабства в XIX веке. Как мы сможем двигаться вперед и
развиваться, если продолжим оправдывать устаревшую модель поведения и рудиментарные
взгляды, придавая им ту значимость, которой они не заслуживают? Войны, геноцид, убийства,
изнасилования и эксплуатация людей тоже имеют место уже долгое время, но мы никогда не
посмели бы оправдывать их на основании их долголетия . Тот факт, что мы делаем это для
оправдания порабощения, эксплуатации, уби йства, насилия и истребления животных,
показывает наше лицемерие. Это подрывает наше естественное желание познать мудрость и
стремление построить более свободное, мирное и устойчивое общество.
Второй ответ на это возражение — сомнение в его достоверности. Что такое «долгое время »?
Десять тысяч лет, в течение которых мы разводили и превращали животных в товар и двадцать -
шестьдесят тысяч лет охот ы на крупных животных — крайне коротки й период по сравнению с
тремя сотнями тысяч ле т существования homo sapiens и семь ю-десять ю миллион ами лет
существ ования гоминид ов . Наши ближайшие родственники, предположительно имеющие 95 -
98% нашего ДНК — это гориллы, бонобо и шимпанзе. Могучие и нежные гориллы питаются
растительной пищей, равно как и бонобо; шимпанзе тоже в основном вегетарианцы . Судя по
физиологии, у нас были общие предки, а ископаемые австр алопитеков говорят о том, что их
пища была практически полностью растительной. Проблема в том, что наша культура создала
собственный миф о «челов ек е-хищник е» , основанный на оправдании поедан ия плоти животных,
пропагандирующий ошибочное положение о том, что, как писал шведский зоолог Ч. Гуггисберг в

111

1970 году, «человек был хищнико м и беспощадным убийцей с момента своего появления ». Эту
ложь о «челов еке , хищном охотнике » (Освальд Шпенглер) повторяли столько раз, что мы верим
и принимаем ее , как данность . Джим Мейсон объясняет это так:
«В нашей культуре ценности, которые поощряют убийство и поедание животных, видимо,
глубоко укоренились. Они не могли н е повлиять на изучение питания человека, на способы
до бычи пищ и и на эволюцию. Конечно , мясоедские ценности нашей культуры повлияли на
преувеличение роли охотника в человеческой эволюции, также как патриархальные ценности
повлияли на преувеличение роли муж чины в эволюции. В самом деле, об а эти х предрассудка в
культуре сослужили отличную службу модели эволюции человека , как великого охотника.
Охота, считаясь мужск ой работ ой , высокого оцени вае тся исследователями -антропологами,
большинство их которых — мужчины. А поскольку охота приносит мясо, она вдвойне ценится
исследователями -мясоедами. Миф об охотнике также помогает обществу мясоедов справ лятьс я
с очень непростой проблемой. Людям, в основном, не легко и неприятно убивать животных ради
пищи . Большинст во, возможно, вообще не хотят делать этого сами, если только не окажутся в
безвыходной ситуации. Даже северные народы охотников окружали охоту и забой ритуалами —
многие из которых служили для уменьшения дискомфорта и страха ».
Антропологи Донна Харт и Робе рт В. Суссман в своих недавних работах, объединивших
исследование ископаемых и приматологию, объясняют, что у первых людей не было зубов,
которые позволяли бы им есть мясо, и что они не были хищными охотниками. Ученые
утверждают, что взгляды на человека , как на охотника , и на наших предков , как на
«кровожадных дикарей » основаны на трех вещах: «извращенные западные взгляды
современных людей, христианская концепция первород ного греха и представления
невежественной науки ».
Мы должны усомниться в пре драссудках нашей культуры и понять , как им образом они
увековечиваются . Никто не знает точно , почему мы, люди, начали убивать и есть животных.
Плутарх пи сал около двух тысяч лет назад : «Примитивные люди , которые первыми стали есть
мясо , скорее всего , начали делать эт о из -за сильной нужды. Людям в то время приходилось есть
глину, кору, ростки травы и корни. Найти желудь или каштан было счастьем. Если бы эти люди
могли поговорить с нами сегодня, они бы несомненно сказали нам, как счастливы мы , раз у нас
есть такое изо би лие изумительной растительной пищи; и как нам повезло , что мы можем
насы ща ться , не оскверняя себя плотью. Они были бы удивлены страстью, которая заставляет
людей есть мясо в это время до статка . Они бы спросили : “Р азве земля не может корми ть вас? И
не стыдно ли вам смешивать щедрые плоды земли с кровью и плотью? ”»
Сегодня есть множество противоречащих друг другу теорий, объясняющих, почему мы начали
есть плоть, но все они в определенной мере искажены скотоводческой культурой. Какие -то
учены е связывают это частично с нашим ранним переселением из тропических и
субтропических регионов в более холодные края , где растительную пищу найти было не так
просто. Многие теори и искажены скрытыми предположениями исследователей -мужчин,
которые полагают, чт о мужчины всегда превосходствовали над женщинами, охотились на
больших животных и воевали друг с другом. Даже когда эти теории оказываются явно
неверными, они продолжают жить, так как отлично вписываются в мышление скотоводческой
культуры, а также служат и нтересам других авторов таких же ошибочных теорий.
Хороший пример — Питер Д'Адамо и его популярная серия книг «Питайся в соответствии с
твоим типом» , которая призывает есть животных или растительность в зависимости от того,
какая группа крови у человека . Д 'Адамо утверждает, что люди с первой группой крови лучше
всего приспособлены для поедания плоти, так как это будто бы самая древняя группа крови. Его
книга основана на старом и неактуальном антропологическом исследовании, утверждающем,
что первые люди (яко бы с первой группой крови) чаще ели плоть. Д'Адамо игнорирует нов ые
исследовани я, которое показыва ют, что первые «охотники -собиратели » были скоре е
собирателями, чем охотниками.
Массовая культура, взр ащенная на стереотипе о пещерно м мачо, таскающего женщину за
волосы в пещеру и поедающего мастодонтов на обед , охотно верит Д'Адамо, утверждающему ,
что большинству людей , тем, у кого более «древние» группы крови необходимо есть мясо,
потому что они по прост у не будут здоровы , став вег (етарианц) анами. Эт а теория явно обращена
к широким массам, так как 40 -60 % процентов населения планеты имеет именно группу первую
крови . Однако теория неверна: есть множество счастливых, здоровых веганов с первой группой

112

крови . Группа крови не имеет ничего общего с растительн оядным устройством нашего
организма или с жестокостью к животным для добычи ед ы. Но поскольку данная теория
отлично вписывается в мировоззрение скотоводческой культуры, эти книги хорошо продаются
и дают некоторым из нас мнимое оправдание всеядности. То же самое можно сказать о столь
популярных диетах с «пониженным содержанием углеводов », диетах с «повышенным
содержанием белк а», диет ах с «повышенным содержанием желез а и кальция », которые
предписывают есть продукты животного происхождения . Достоверно известно , что
растительная пищ а дает нам множество кальция, железа и белк а, при этом исключая вредные
компоненты жестокости , свойственные животной пище — адреналин, холестерин, насыщенные
жиры и ток сины .
Вступая в конфликт с проблемами скотоводческой культуры, мы похожи на раненного стрелой
человека, о котором Будда рассказывал своим ученикам. Он говорил, что человек был бы
глупцом, если бы попытался выяснить кто, почему и откуда в него стрелял , прежде чем
вытащить стрелу и закрыть рану : он бы умер от потери крови, пытаясь ответить на все эти
вопросы. Т очно так ж е и мы можем вытащить стрелу и излечить «рану » (поедание продуктов
животного происхождения ) прямо сейчас. Нам не нужно знать всей истории. Мы отлично видим,
что это жестоко и что в этом нет необходимости; что бы н и делали люди прошлого, нам не
обязательно повторять за ними, если мы понимаем, что они заблужд ались . Возможно , люди
прошлого считали, что им необходимо порабощать животных и людей для того, чтобы выжить,
и что жестокость, связанная с этим, позволена им . Очевидно, что сегодня мы не испытываем
необходимости в таких практиках. Ч ем скорее мы пробудимся от рабства древних мифов о
человеке -хищнике, тем скорее сможем развиваться духовно и узнать, каково наше
предназначение на эт ой планете .
Сегодня мы находимся в благоприятном положении, так как индустриальные страны мира,
которые потребляют наибольшее количество продуктов животного происхождения и
расположены преимущественно на севере, имеют системы распространения пищевых
продук тов, которые доставляют растительную пищу всем жителям, вне зависимости от климата
и географического положения. Фрукты, овощи, зерновые, бобовые и даже соевое молоко, тофу,
темпе и другие продукты можно купить почти по всему миру. Сегодня есть немного люде й,
которым приходится есть продукты животного происхождения из-за географического
положения.
Ирония в том, что поедание животной пищи, тяжелой, расточительной, жестокой и дорогой в
производстве видится чем -то простым и обычным в нашей культуре, а питание р астительной
пищей, которая лег ко усваивается, богата энергией, недорога и не требует жестокости для
производства , представляет ся сложн ым и запутанн ым образом жизни . Тем не менее, правда
медленно выходит на свет, и противоречия внутри старого мышления заста вляют нас все
больше отказываться от взгляда на животных , как на неодушевленные предметы , которы е
можно употребля ть в пищу или использовать для других нужд.

Научные Оправдания
Третье возражение состоит в том, что наука использует животных в экспериментах, и если
наука, которая принесла столь ценимый нами технический прогресс, не сомневается в
допустимости вивисекции , то кто мы такие чтобы сомневаться? Но мы видим, что научные
теории всегда отражают базовую ориентацию основной культуры, и что наука и культу ра часто
отзываются эхом друг в друге. Как продемонстрировал Томас Кун в своей работе «С труктура
научных революций », научные парадигмы, как и культурные, склонны против иться
изменениям. История науки показывает немного примеров постепенного накапливания
объективно истинн ых знани й (котор ые вряд ли существу ю, так как только контекст определяет
значимость и истину) ; чаще же это серии резких сдвигов в основных парадигмах науки.
Парадигма — это внутренний шаблон, с помощью которого мы систематизируем знания и опыт,
получаем представлени я о мире; парадигмы принимаются и изучаются. В школе, когда мы
исследуе м содержание поверхностного уровня (например, факты и идеи в биологии, истории,
математике), мы также учимся на уровне парадигмы через саму форму обучения. Эт о невидимое
обучение, осуществляемое с помощью образовательных структур — таких как тесты,
заставляющие учеников соревноваться друг с другом, разделение знаний на отдельные
предметы, препарирование животных, установка авторитета учителя над учеником и т.д.

113

Именно с помощью этого уровня парадигмы культура репродуцируется. Основная парадигма
нашей культуры и науки в отношени и к природе, которая находится у нас в эксплуатации,
прививается именно таким способом, хотя и встречает отпор со стороны парадигм высшег о
порядка, таких как веганство и духовные учения о сострадании ко всему живому и единстве всей
жизни на земле. Мы начинаем видеть напряжение между этими парадигмами, отражающееся во
всех культурных аспектах.
Кун подчеркивает, что теории и открытия, которые заставляют усомниться в преобладающих
научных убеждениях , обычно появляются у молодых исследователей либо исследователей из
других областей науки, которые поэтому свободнее мыслят; мыслят вне рамок обычных
представлений. Приверженцы преобладающей парадигм ы сначала игнорируют и отрицают
новую парадигму, потом, если она становится сильнее, поднимают ее на смех и нападают на нее.
Со временем новая парадигма получает доверие, которое может уничтожить и заменить
преобладающую парадигму. Что касается пищи, то по скольку давление со стороны молодых
людей продолжает расти, преобладающая парадигма больше не может просто игнорировать
веганскую парадигму.
Наука, ярый поборник скотоводческой парадигмы, может быть мощным инструментом для ее
свержения. Когда научные открытия публикуются в широком доступе , они ясно показывают,
что растительная пища гораздо более полезна и содержательна , чем животная пища, и что
животные испытывают всю гамму чувств, включая физические и психологические мучения ,
когда с ними жестоко обра щаются. Однако старая парадигма защищается теми, кто
контролирует финансирование научных учреждений и исследований . Научные изыскани я
стараются найти доказательства в пользу до вод ов , поддерживающи х корпоративную политику.
Поскольку корпорации финансируют н аучные иссл едования в университетах в огромных
масштаб ах , а правительство ориентировано на промышленность, дву м самы м крупны м
индустри ям страны — пищев ой и медицин ской — легко выдават ь постоянный поток статей,
книг и PR -материалов, которые отвлека ли бы внимание общественности от роли животной
пищи в возникновении различных заболеваний и позволяли утвержда ть , что продукты
животного происхождения содержат жизненно важные питательные вещества. За двумя этими
огромными индустриями стоит банковская индустрия , которая инвестирует миллиарды
долларов в высокотехнологичны е мясопромышленный и м едицинский комплекс, требу я
надежн ого и растущего спрос а на животную пищу и медицинское обслуживание. Веганство
представляет собой сер ьезную опасность для обеих индустрий, а также для статус -кво этой
экономической империи. Поэтому на исследовательское сообщество оказывается огромное
давление, противодействующее росту осведомленности и распространению сострадания —
веганским идеалам.
Вместо того чтобы опираться на науку в под тверждении правильности веганства и нашей
растительноядной физиологии, мы обратимся к универсальным истинам: животные
несомненно могут страдать; наши физические тела испытывают сильное влияние мыслей,
чувств и стремлений; мы не можем пож ин ать счастье для с ебя, сея страдания для других. Мы все
связаны. Это знания сердца, а веганство — выбор в пользу того, чтобы слушать мудрость
нашего сердца , открывающую понимание и взаимосвязанность всего живого.
Углубление нашего понимания этих истин даст науке направлени е, в котором она отчаянно
нуждается . Эйнтшейн как будто предвидел это , когда писал : «Стало совершенно очевидно, что
наши технологии обог нали нашу гуманность ». Отдаляясь от прямого интуитивно го знания о
взаимосвязанности человека с окружающим миорм , наука может углубить наше заблуждение о
разобщенности и быстро привести нас к самоуничтожению. Нам следует знать, что основная
наука в действительности является мифологией с обусловленными ценностями
предположениями , которые принимаются на веру , как рели гия, и что науку , опять же, как
религию, несложно подкупить.

Религиозные Оправдания
Наши религиозные учреждения часто учат, что мы — духовные создания, а животные — нет, что
у нас есть души, а у животных — нет, что их можно есть, так как нам дана власть н ад ними. Эти
возражения отражают позицию скотоводческой культуры, в которой они появились, но ученые,
изучающие Библию, говорят о том, что слово, которое с иврита перевели как «владычество »
(применительно к человеку в его отношении к животным) , в Бытии под разумевает надзор и ,

114

конечно , не предполагает и не допускает эксплуатации, содержания в неволе, пренебрежения и
причинения страданий , которым постоянно подвергаются животные ради обеспечения наших
интересов . Библию интерпретировали огромным количеством спо собов, и религиозные
учреждения, которые представляются основны ми движущи ми механизм ами нашей морали и
этики, приняли, как и наука, скотоводческую парадигму, счита ющую животных объектами
собственности.
Однако, как только мы посмотрим на вопрос чуть глубже, чем на уровне поверхностных
доктрин, мы увидим, что многие боролись с притеснением животных в еврейской и
христианской традиции с самого начала — от поздних еврейских пророков, таких как Исайя и
Осия, до Иисуса и его учеников -евреев; от первых отцов церкв и, таких как Св. Джером, Клемент,
Тертуллиан, Иоанн Златоуст и Св. Бенедикт , до поздних деятелей вроде Джон а Уэсли
(основател я ме тодистской церкви), Уильям а Меткалф а (пастор а-протестант а, автор первой
книги о вегетарианстве, опубликованной в США), Еллен Уайт (основательниц ы Церкви
Адвентистов Седьмого Дня), Чарльз а и Миртл Филлмор (основател ей Унитарной церкви ). Кроме
того, об этичном отношении к животным также говорили выдающиеся еврейские равви ны и
авторы — Шломо Горен, Моисей Маймонид ис, Равви Абрахам ,, Исаак Кук , Исаак Башевис Зингер.
Веганские идеалы сострадания и справедливости к животным высказывались веками, часто на
основании религии; удивительно и характерно, что э ти высказывания почти сразу заглуш ались
или изолирова лись скотоводческой культурой. Это, возможно, бессознательный рефлекс.
Например, если мы прочтем учения Иисуса, мы найдем в них страстный призыв к милосердию и
любви, при этом сама возможность того, что Иисус мог быть веганом, кажется большинству
христиан чем -то совершенно необычным. Т ем не менее, призыв Иисуса любить друг друга и не
делать другим того, чего мы не хотели бы для себя, составляет суть этики вегана, которая
представляет собой безграничное сострадание ко всем, кто может пострадать от наших
действий.
В этом свете интересно, как Кит Эйкерс в книге «Потерянн ая религи я Иисуса » убедительно
доказывает тот факт , что Иисус и его ранние последователи были этическими вегетарианцами,
преданными ненасилию и духовной гармонии простой жизни. Полностью основ анное на ранних
письменных источ никах о первых последователях Иисуса, которые были иудеями, известными
как эби ониты, а также на источниках, написанных ими самими, скрупулезн ое и сследован ие
Эйкерса доказывает , что изначально е посл ание Иисуса было подделано и подавлено. Книга
демонстрирует , что последователей Иисуса современники ясно определяли как этических
вегетарианцев, выступа вш их против жертвоприношений в храме Иерусалима.
Позиция Иисуса несомненно радикальн а, потому что это революционное послание милосердия и
любви ко всем живым сущес твам, которое бьет непосредственно по концепции элитаризма и
неравноправия, котор ая являются основополагающ ей для скотоводческой культуры, в которой
мы живем сейчас и которая существовала во времена Иисуса. Иисус заставляет усомниться в
основани ях для существования войн и системы подавления, котор ые сейчас, как и тогда,
заключ ены в убийстве и поедании животных. Тогда эт а концепция выражалась наиболее явно в
приношени и животных в жертву богам священниками в храме Иерусалим ском храме , который
был главным источником богатства и престижа еврейской религиоз но -правительственной
элиты , а также источником мяса для населения. Конфликт с Иисусом в храме, в результате
которо го он выгн ал вон торговцев животны ми для жертвоприношени й, был смелым
нападением на фундамен тальную парадигму скотовод ства, которая рассматривает животных ,
как вещи и пищу. Эйкерс пишет : «Мы должны помнить, что храм был скорее мясницкой лавкой,
чем церковью или синагогой в современном понимании ». Как писали Эйкерс, Ж.Р. Хиланд и
другие авторы , вл аствующая элита скотоводческой культуры распяла Иисуса именно за этот
вопию ще революционный поступок.
Эйкерс утверждает, что причина появления такого количества ересей в ранней церкви
заключа лась в том, что Павел и другие апостолы хотели направить церковь в направлении,
абсолютно противоположном учениям Иисуса. Павел, в частности, был против веганства,
которое , судя по всему, являлось центральным принципом учения Иисуса. Эйкерс объясняет
многие части Деяний, такие как конфликты между Павлом и Иаковом, брато м Иисуса, в свете
ранних записей, приписываемых Клементу, Епифанию, Тертуллиану и Оригену, которые
приводят нас к пониманию того, что Иисус, Иаков, Петр и прямые последователи были
этическими вегетарианцами, тогда как Павел, Варнава и те, кто пришел позже, ими не были. С

115

помощью детального исторического анализа Эйкерс показывает , как не -вегетарианскому
движению Павла удалось, часто жестокими способами, затемнить жесткую позицию учения
Иисуса в отношении ненасилия, и объясняет, почему первые христиане, эбион иты -
вегетарианцы, не смогли выжить.
В религии, так же как в науке и обществе, сильные противоречия в парадигме не принимаются.
Превосходствующая парадигма культуры -предшественника — это эксплуатация, выраженная в
жертвоприношениях животных, а чтобы признат ь Иисуса Господом и Спасителем люде й этой
культуры, его противодей ствие жертвоприношениям нужно было скрыть и отвергнуть. Почему
же тогда его революционное неприятие войны, религиозного элит ар изма, корысти ,
национализма, расизма и многих других основных черт культуры -предшественника было
сохранено и канонизировано? Ответ прост: е го неприятие убийства животных гораздо более
радикально, практично и опасно для установленного порядка, потому что затрагивает наш у
пищ у, личное пространство нашей будничн ой жизни. В конце концов, мы ведь не объявляем
войну три жды в день. Этот шаблон отрицания вегетарианства продолжают применять и
сегодня. Как упомянуто выше, страстные проповеди Унитарной церкви Чарльза и Миртл
Фил лмор, отстаиваю щие веганскую этику доброты к животным, были практически полностью
заглуше ны и забыты менее чем за семьдесят лет! Пасторы и прихожане церкви жарко
обсуждают книги Фи ллморов на тему молитв, метафизики, христианского лечения, но книги о
веганств е игнорируют или по прост у отвергаются , называя «странност ями» .
Интересное возражение против веганской диеты, к которому прибегают христиане, базируется
на фразе Ииуса , глясящей: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из
уст, ос кверняет человека » (Матфей, 15:11). Это часто понимается , как разрешение есть все, что
хочется , и совет думать о том, что мы говорим. Но нам должно быть ясно, что это возражение
полностью упускает суть высказывания . Когда мы покупаем труп куриц ы или чизбур гер в
магазине , ресторане или на рынке, мы участвуем в жестокости и являемся причиной убийств
беззащитных животных и людей , которые не могут отказаться от скверной работы . В этот
момент мы ничем не отличаемся от генерал а, который отдает войскам приказ убит ь кого -то в
далекой стране . Пусть мы никогда не увидим крови и не услышим крика, мы все равно
ответственны за убийство.
Множество буддистов используют похожее оправдание животной пищ и. Несмотря на то, что
Гаутама Будда ясно запретил поедание плоти животных , некоторые буддисты говорят, что
можно есть плоть тех , ко го не убивали специально для нас. Курица на рынке или чизбургер в
ресторане не появились там специально для нас, они уже были там. Однако очевидно это не
связано с нашей ситуацией, так как если мы к упим курицу или чизбургер, наша покупка
спровоцирует появление новой мертвой курицы на кухне этого ресторана или на складе
магазина , и новых животных повезут на бойню, чтобы ресторан или магазин могли ублажить
нас. Таким образом, животных убивают специально для нас.
Друг