Черепанова Философия конфликта

Формат документа: pdf
Размер документа: 1.79 Мб





Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Екатеринбург
Издательство Уральского университета
2016
ФИЛОСОФИЯ
КОНФЛИКТА
Допущено УМО по классическому университетскому образованию
в качестве учебного пособия
для студентов высших учебных заведений, обучающихся
по направлению подготовки высшего образования
47.04.01 «Философия» (магистратура)
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА
Е. С. Черепанова

ББК Ю3(4)я73-1
Ч67
В учебном пособии анализируется история европейской философии
конфликта XVII–XX вв., представленн ая в трудах таких мыслителей, как
Т. Гоббс, Дж. Локк, К. Маркс, З. Фрейд, Г. Зиммель и т. д. Подробно рассмат-риваются точки зрения на проблему социального конфликта М. Хоркхайме-
ра, Г. Маркузе, К. Лоренца и Э. Фромма.
Адресовано студентам гуманитарных направлений подготовки, изучаю- щим философию и конфликтологию.
Черепанова, Е. С.
Философия конфликта : [учеб. пособие] / E. С. Черепа-
нова ; М-во образования и науки Рос. Федерации, Урал. фе-
дер. ун-т. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2016. – 196 с.
ISBN 978-5-7996-1695-3
Ч67
ББ К Ю3(4)я73-1
Рецензенты:
отдел философии Института философии и права УрО РАН
(заведующий отделом доктор политических наук,
профессор О. Ф. Р у с а к о в а);
Л. А. М я с н и к о в а, доктор философских наук, профессор
(НОУ ВПО Гуманитарный университет)
ISBN 978-5-7996-1695-3 © Уральский федеральный университет, 2016
На обложке:
Ангерран де Монстрелле. Битва при Азенкуре.
Миниатюра XV в.
(Национальная библиотека Франции)

ОГЛАВЛЕНИЕ
От автора .......................................................................................... ............ 4
Раздел 1. ИСТ ОКИ ФИЛО СО ФИИ К ОНФ ЛИКТ А .................................. 6
Глава 1 . Т. Гоббс. Война как форма проявления
природы человека в философии Т. Гоббса .......................................... 6
Глава 2 . Проблема социального конфликта и толерантности
в учении Дж. Локка .............................................................................. 19
Глава 3 . Антропология К. Маркса и ее влияние
на понимание сущности социального конфликта ............................. 33
Глава 4. Учение о бессознательном как основании конфликтов ....... 42
Глава 5 . Конфликт как условие исторического
и личностного развития в философии Г. Зиммеля ............................ 53
Раздел 2. СОВРЕМЕННАЯ ФИЛО СО ФИЯ К ОНФ ЛИКТ А .................. 76
Глава 6 . Функции социального конфликта
и перспективы управления конфликтами в обществе ....................... 76
Глава 7 . Концепция подлинного и неподлинного конфликта
в философии М. Хоркхаймера и Г. Маркузе ...................................... 103
Глава 8 . Агрессия как основание конфликтов
в учении К. Лоренца ............................................................................ 124
Глава 9 . Э. Фромм: деструктивность как основание конфликта .... 152
Глава 10 . Толерантность и конфликт ................................................... 174
Список рекомендуемой литературы ......................................................... 193

4
От автора
Проблема конфликта относится к числу тем, которые исследу-
ются в различных областях гуманитарного знания. Однако подхо-
ды и методология понимания сущности конфликта достаточно дол-
го формировались в рамках философии, и только в ХХ веке с воз-
никновением отдельных дисциплин – социологии, психологии,
политологии, этнографии и др. – стала очевидной специфика кон-
фликтологических исследований.
В данном учебном пособии представлены основные теоре-
тические подходы к пониманию конфликта, которые сформирова-
лись в западной философии и на основании которых можно судить
об истоках современной теории конфликта и о современных прак-
тиках философствования о конфликте в области политической
философии.
Раздел I пособия посвящен истокам философии конфликта,
изучение которых позволит понять не только эволюцию взглядов
на сущность социального конфликта, но и обнаружить преемствен-
ность теорий ХХ века относительно более ранних, представлен-
ных именами Т. Гоббса, Дж. Локка, К. Маркса, З. Фрейда, Г. Зим-
меля. Раздел II пособия посвящен анализу концепций Л. Козера ,
Р. Дарендорфа, М. Хоркхаймера, Г. Маркузе, К. Лоренца и Э. Фром-
ма. Последняя тема – проблема толерантности, которая неразрывно
связана с исследованием конфликта.
После каждой темы предлагаются вопросы, которые можно ис-
пользовать для самоконтроля, а также для обсуждения представ-
ленных философских идей во время практических занятий. Воп-
росы структурированы таким образом, чтобы, с одной стороны, вос-
произвести логику изложения, с другой – проблематизировать
изложенный материал для дальнейшего освоения с привлечением
дополнительной литературы по теме.

В завершение учебного пособия предлагается список литера-
туры, в него вошли наиболее актуальные издания, в которых рас-
сматриваются некоторые аспекты философии конфликта. Хотелось
бы обратить внимание на учебное пособие Ф. Ф. Вяккерева, кото-
рое также посвящено анализу философских оснований исследова-
ния конфликта. Для тех, кто специально изучает проблемы толе-
рантности, будет интересен сборник научных статей «Толерант-
ность» под редакцией одного из известных специалистов в области
политической философии М. Б. Хомякова. Не менее значимым явля-
ется исследование межэтнических конфликтов, которое представ-
лено в коллективном труде, подготовленном Институтом социоло-
гии РАН под редакцией Л. М. Дробижевой. В перечень рекомендуе-
мой литературы включены и первоисточники, освоение которых
позволит в полной мере понять особенность того или иного под-
хода в практике философствования о конфликте. Это труды не толь-
ко классиков английской философии XVII века, но и представите-
лей Франкфуртской школы, психоанализа, философии жизни и др.
Из учение оригинальных произведений важно для более полн о-
го понимания специфики представлений указанных мыслителей
и философских школ о сущности человека, их видения антрополо-
гических оснований конфликтов разного порядка.

6
Раздел 1
Истоки философии конфликта
Глава 1
Т. ГОББС.
ВОЙНА КАК ФОРМА ПРОЯВЛЕНИЯ
ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА
В ФИЛОСОФИИ Т. ГОББСА
Естественное право и общественный договор
Философские идеи Т. Гоббса формировались в период револю-
ционных изменений в Англии. Жестокая гражданская война завер-
шилась диктатурой Кромвеля. Проблема природы человека и усло-
вий возникновения государства становится одной из основных тем
философских произведений мыслителя. Первые наброски были сде-
ланы уже в 1640 году, но после созыва Долгого парламента в стра-
не началась революция, и, как большинство роялистов, Гоббс эмиг-
рировал в Париж. Там он задумывает труд «Основы философии»,
который должен был включить антропологию и учение о государ-
стве, но под влиянием революционных событий первым выходит
произведение «О гражданине» (1642). По возвращении в Англию
философ публикует более глобальную работу – «Левиафан, или
Материя, форма и власть государства церковного и гражданского»
(1651). Все вопросы этого объемного труда рассматриваются сквозь
призму человека. От природы человека зависит все, и нет ничего
ни в сфере гносеологии, ни в сфере социальной теории и полито-
логии, что бы ни определялось сущностью человека. Человек же
видится Т. Гоббсу существом, облагороженным социальным дого-
вором, вынужденным из эгоистических соображений соблюдать
правовые нормы.

7
Только после договора об использовании слов человек действи-
тельно начинает внятно разговаривать, только в результате догово-
ра о методе развивается наука, которой крайне необходима стро-
гость научных определений, о которых также необходимо догова-
риваться. Причину абсурдов философ видит «в использовании
вместо точных слов метафор, троп и других риторических фигур.
Хотя в обиходной речи позволительно… но, когда мы рассуждаем
и ищем истину, такие речи недопустимы» 1. Конвенциональными
оказываются и критерий истины, и нравственная норма, и конечно
же государство, включая систему права.
Побуждающим фактором к договору является конфликт, кото-
рый постоянно преследует человека в естественном состояни и.
И в семье, и в своем сословии человек никак не объединен с други-
ми людьми естественным образом, присущее ему от природы себя-
любие мешает этому. «Всякое добровольное соединение вызыва-
ется либо общей бедностью, либо желанием добиться славы; поэто-
му собравшиеся стараются добиться либо какой-нибудь выгоды,
либо некого udokimein , уважения и почестей со стороны товари-
щей» 2. Постоянство социальных связей базируется исключитель-
но на том, что вне какого-либо объединения человек может подверг-
ну ться преследованиям или насилию. «Происхождение больших
и продолжительных людских союзов зависит не от взаимного рас-
положения людей, а от взаимного страха» 3.
Философ настаивает на том, что люди равны от природы и нет
никаких оснований полагать, что кто-то является более одаренным,
чем другой. Поэтому нельзя искать в физиологических особеннос-
тях причину постоянных межчеловеческих конфликтов. «Что каса-
ется физической силы, то более слабый имеет достаточно силы,
чтобы путем тайных махинаций или союза с другими, кому грозит
та же опасность, убить более сильного» 4. Более того, равенство явля-
1 Гоббс Т. Левиафан // Гоббс Т. Соч. М. : Мысль, 1991. Т. 2. С. 33–34. 2 Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. Минск : Харвест ;
М. : АСТ, 2001. С. 25. 3 Там же. С. 26.4 Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковног о
и гражданского. М. : Соцэкгиз, 1936. С. 93.

8
ется еще о дним аргументом в пользу того, что социальный конф-
ликт неизбежен. «Из этого равенства способностей возникает равен-
ство надежд на достижение целей. Вот почему, если два человека
желают одной и той же вещи, которой, однако, они не могут обла-
дать вдвоем, они становятся врагами» 5.
Как уже упоминалось, философ видит в человеке множество не-
совершенств, которые постоянно провоцируют конфликты, стано-
вятся причиной столкновений. Люди стремятся вредить друг дру-
гу, и это проявляется постоянно, как природная склонность. К это-
му добавляются жадность, стремление господствовать, эгоизм. Все
эти качества порождают социальный хаос, который Т. Гоббс назы-
вает «войной всех против всех» 6. Состояние вне государства рису-
ется мыслителем в с амых мрачн ых тон ах, этим он подчерки ва -
ет неизбежность общественного договора: «вне государства – вла-
дычество страстей, война, страх, бедность, мерзость, одиночество,
невежество, зверство, в государстве – владычество разума, мир, без-
опасность, блаженство, благолепие, общество, изысканность, зна-
ния, благосклонность» 7.
В естественном состоянии, а в соответствии с учением Т. Гоб-
бса это период, когда люди еще не заключили ни общественного
договора о государстве, ни каких-либо других соглашений, чело-
век обладает правом на все. Наделенный «правовым разумом», че-
ловек «сам является судьей того, действительно ли средства, кото-
рыми он намерен пользоваться, являются необходимыми для со-
хранения его жизни и тела» 8.
Продолжая традицию античного стоицизма в философии XVII ве-
ка, голландский философ Гуго Гроций (1583–1645) актуализирует
учение о естественном праве и общественном договоре. У Гоббса
мы видим развитие этой же теории, которая станет базовой доктри-
ной для понимания природы государства и права не только в соци-
5 Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковно го
и гражданского. С. 94. 6 Там же. С. 99.7 Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. С. 138–139. 8 Там же. С. 29.

9
альной философии Дж. Локка, но и в трактатах французских про-
св етителей XVIII века. Однако можно отметить, что содержани е
и спектр естественных прав будет дополняться и конкретизиро-
ваться, соответственно изменится и понимание сути естественно-
го состояния.
По Гоббсу, основанием естественного права, таким образом, яв-
ляется стремление к самосохранению, то есть основным естест-
венным правом является право на жизнь. Критерий же справедли-
вости того или иного поступка – польза. «Естественный закон есть
предписание, или найденное разумом общее правило, согласно ко-
торому человеку запрещается делать то, что пагубно для его жизни
или что лишает его средств к ее сохранению, и пренебрегать тем,
что он считает наилучшим средством для сохранения жизни» 9. То-
тальное право на все, неудержимое стремление к собственной поль-
зе в соединении с пороками и недостатками приводят к тому, что
война является постоянной, то есть в естественном мире нет ника-
ких оснований для прекращения постоянной борьбы и конфлик-
тов. Война «непрекращаема по своей природе, так как благодаря
равенству сил сражающихся она не может окончиться ничьей по-
бедой, потому что даже победителям опасность всегда угрожае т
в такой степени, что нужно считать чудом, если кто-нибудь, хотя бы
сильнейший, умер от старости» 10.
Философ видит достаточно примеров войны в естественном
состоянии в новых колониях, которые давали для мыслителей того
времени достаточно материала для формирования представлений
об истории человечества в первобытную эпоху; кроме того, дока-
зательством наличия естественных прав стали, как отмечал Гоббс,
«нравы американцев» 11.
Война как характеристика естественного состояния мыслится
Го ббсом не как вооруженное столкновение, а гораздо шире – как по-
стоянная готовность реализовывать свои права, используя насилие.
9 Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковног о
и гражданского. С. 98. 10 Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. С. 31. 11 Там же.

10
В естественном состоянии только «правовой разум» может огра-
ничить «желание вступить в борьбу силой» 12. Разум актуализирует
человеку необходимость следовать естественному закону, то есть
стремится сохранить жизнь, что в состоянии мира делать значи-
тельно проще. Поэтому стремление к миру так же естественно, как
и основание этого стремления – готовность к войне.
Гоббс подчеркивает, что основной естественный закон можно
назвать и основным моральным законом, так как все другие нормы
исходят из этого закона. Данный закон философ называет и боже-
ственным законом, потому что разум человека дан ему Богом. Есте-
ственный закон открыт разуму, который можно даже скорее назвать
здравым смыслом. «Разум… ниспослан каждому непосредственно
Богом как мерило действий и поскольку вытекающие отсюда пра-
вила житейского поведения представляют то же, что было возве-
щено Божественной волей в законах Небесного царствия словами
Господа Нашего Иисуса Христа, святых пророков и апостолов» 13.
Вс е естественные законы, полагает Гоббс, можно подтвердить и Свя-
щенным Писанием.
Перечень естественных законов достигает двадцати, но пер-
вый, который, собственно, и склоняет людей к возможности деле-
гирования своих прав государю, предполагает, что если стремить-
ся к миру, то невозможно реализовать права всех в равной мере.
«Право всех на все не должно быть сохранено, но некоторые отдель-
ные права нужно или перенести на других, или отказаться от них;
по тому что, если бы каждый удержал свое право на все, из этого
с необходимостью вытекало бы, что одни по праву нападали бы ,
а другие по праву защищались… Отсюда последовала бы война» 14.
Готовность и желание отказаться от права не означает измену
естественному закону, ведь это делается именно чтобы сохранить
мир. Более того, надо предполагать, что если право передается дру-
гому, то этот человек должен согласиться его принять. Конечно,
человек не может отказаться от права «защищ ать свое тело, права
12 Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. С. 31. 13 Там же. С. 69.14 Там же. С. 36.

11
пользоваться свободным воздухом, водой и всем остальным, необ-
ходимым для жизни» 15. Так может быть подарена или продана зем-
ля, так может быть передано право на насилие для защиты своей
жизни. Таким образом, вопрос о разрешении конфликтов в обще-
стве неразрывно связан с согласием индивида передать свое право
на что-либо, прежде всего на насилие другому. Никакая внешняя
сила не может повлиять на возникновение государства как сред-
ства для разрешения конфликтов, – лишь исключительно свобод-
ная воля человека и его разум, склоняющий его к решению о деле-
гировании права.
Важнейшим условием для формирования нового социального
объединения, в котором есть государство и граждане, безусловно,
является способность человека к рациональной рефлексии, только
в этом случае гражданин осознает пагубность стремления к сохра-
нению всех прав, угрозу возможности конфликтов с применением
нас илия. Поэтому можно говорить, что теоретическое обосно вание
гносеологической проблематики имеет для Гоббса большое значе-
ние. Если бы Гоббс признавал наличие врожденных идей, как ра-
ционалисты, то идея государственности была бы врожденной, что
исключало бы естественное состояние, которое, по мысли фило-
софа, является периодом опытного освоения проблемы конфликта
и способов его разрешения. То есть индивид в процессе опытного
познания приходит благодаря индуктивному методу к необходи-
мости стремления к миру и необходимости договариваться с дру-
гими людьми об условиях этого мира, отчего возникает и пробле-
ма языка, неизменно в рамках эмпиризма связанная с проблемой
метода. «Когда рассуждение переложено в речь, которая начинает-
ся с определений слов и дальше идет к соединению их в общие
утверждения, а от них – к силлогизмам, то результат, или послед-
ний итог, называется заключением, а обозначаемая им мысль есть
то условное знание, или знание последовательности слов, которое
обычно называют наукой» 16.
15 Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. С. 58. 16 Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного
и гражданского. С. 49.

12
Договор, как уже упоминалось, является средством гармони-
зации социальных отношений. Вопрос о нарушении прав решает-
ся в соответствии с договором. То есть какое-либо преступление
яв ляется злом по отношению к жертве, но нарушением права по от-
ношению к государству, с которым заключен договор о том, чтобы
не совершать преступлений, в обмен на обеспечение права на жизнь.
«Е сли в государстве кто-либо вредит другому, с кем он не заключи л
никакого соглашения, он причиняет ущерб тому же, перед кем он
совершил зло, но совершает неправду только по отношению к одно-
му тому, кто обладает верховной властью во всем государстве» 17.
Тексты трудов Гоббса свидетельствуют, что, как бы он ни пы-
тался сделать теорию государства более универсальной, как прави-
ло, речь идет о монархии, и именно эта форма правления больше
соответствует функции государства. Философ ставит вопрос о том,
какой «вид государства» более способствует миру. Разбирая под-
робно все возможные аргументы в пользу аристократии и в особен-
ности демократии, мыслитель приходит к выводу, что монархия
идеальна для стабильности государства. Во-первых, монархия как
форма правления установлена Богом, остальные же – результат
политического искусства. Во-вторых, содержание монарха значи-
тельно дешевле, чем демократического правительства. Даже если
правитель постоянно обогащает своих родственников и друзей, их
число ограничено связями одного человека. «Но в демократии же-
лающих одаривать своих детей, родственников, любимцев и льсте-
цов столько же, сколько и демагогов, т. е. властвующих над наро-
дом ораторов… потому что каждый из них в отдельности не толь-
ко желает сделать свои семьи столь могущественными благодаря
своим богатствам и знаменитости, как только он сможет, но также
ради укрепления собственного положения» 18. В-третьих, в услови-
ях демократии риск пострадать от рук властителя значительно по-
вышается, ведь тех, кому принадлежит верховная власть, значи-
тельно больше. Здесь, как и в предыдущем случае, Гоббс выдвига-
ет количественный аргумент.
17 Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. С. 51. 18 Там же. С. 142–143.

13
И наконец, мыслитель указывает, что степень свободы не за-
висит от формы п равления, так как требование свободы граждана-
ми означает на самом деле требование господства, то есть требо-
вание вернуть себе делегированные государству права, а это ведет
к войне. «Если даже на всех воротах и башнях государства самыми
большими буквами будет написано “свобода”, это свобода не каж-
дого отдельн ого гражданина, а государства; это слово пишетс я
в государстве, управляемом народом, не с большим п равом, чем
в т ом, где правит монарх» 19. Как бы ни была развита демократия ,
в ситуации нападения внешнего врага или бунта демократия пре-
кра щается и право решать государственные дела передается одному
человеку. Осталось только понять и принять тот факт, что состоя-
ние общества вне государства – это война, в которой человек мо-
жет погибнуть в любую минуту. Для обеспечения естественного
права на жизнь необходим договор о государстве, которое бы пре-
кратило постоянные конфликты, контролируя соблюдение законов.
Гоббс подчеркивает, что естественные и гражданские законы
необходимо различать. То, что запрещено естественными закона-
ми, является результатом хаоса, итогом постоянных столкновений
между людьми. Конечно, в рамках этих запретов существуют пред-
ставления о том, что такое воровство, прелюбодеяние, убийство.
Но наличие этих запретов еще не означает, что может возникнуть
гражданский закон, необходимый для функционирования государ-
ства. Если воровство – это присвоение чужих вещей, то только пу-
тем договора можно ответить на вопрос, что такое своя вещь и что
такое чужая вещь. Проблема собственности может быть решена
лишь в гражданском праве.
Такая же ситуация и в познании: самым правильным пред-
ставлением о мире являются ощущения, но, будучи даже описан-
ными отдельными людьми, эти ощущения еще не могут претендо-
вать на право стать научными понятиями и определениями для сло-
ва рей. «Естественное ощущение и представление не подчиняе тся
глупости. Природа не может ошибаться, и по мере накоп ления
19 Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. С. 145.

14
богатства язы ка люди становятся мудрее или глупее среднего уров-
ня» 20. Необходим договор между учеными о том, как определить
то или иное понятие. Только после этого можно классифицировать
явления как результаты определений.
Как только люди решаются заключить договор о государстве,
которое должно обеспечить естественное право человека на жизнь,
период хаоса завершается и начинает складываться гражданское
право. Только после того как запреты естественного права описа-
ны и определены в гражданских законодательствах, можно класси-
фицировать преступления и наказывать за них. «Не всякое убие-
ние человека есть убийство, но только убиение того, кого запре-
щает гражданский закон» 21. То есть если граждане во время войны
с другим государством защищают себя и убивают врага, то такого
рода преступление в глазах гражданского закона не является убий-
ством, хотя с точки зрения естественного права или, точнее, мора-
ли налицо лишение человека жизни.
Государство, а для Гоббса это только монархия, объединяет
и направляет волю своих граждан для достижения главной цели
обеспечения реализации основного права – права на жизнь. Проб-
ле ма свободы в ситуации гражда нского общества обсуждается
Гоббсом достаточно подробно, при этом он указывает, что свобода
ограничена всегда какими-то обстоятельствами. Свободу реки всег-
да ограничивает русло, а свобода человека также помещена в рам-
ки обстоятельств и причин поступка. «По установлении же госу-
дарства каждый гражданин удерживает за собой столько свободы,
сколько достаточно для хорошей и спокойной жизни, и эта свобода
принадлежит другим в такой степени, что они уже не внушают
опасений» 22.
По условиям договора люди направляют волю своих поступ-
ков в русло государственной пользы. «Подчиняющие свою волю во-
ле другого переносят на этого другого право распоряжаться своими
20 Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного
и гражданского. С. 26. 21 Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. С. 101. 22 Там же. С. 138.

15
силами и способностями; таким образом, когда и все остальные
совершают то же самое, тот, кому подчинялись, обладает такими
силами, что угрозой их применения он может направлять отдель-
ные воли к единению и согласию» 23. То есть степень свободы госу-
даря значительно больше, чем обычного гражданина, могущество
государства олицетворяет Левиафан.
Однако не всякое объединение людей можно назвать государ-
ством. Людям приходится часто для общего дела объединяться,
иногда на достаточно долгий срок. Такого рода объединения возни-
кают из общности интересов и не всегда реализуют естественный
закон. Принципиальное отличие, к примеру, цеховых сообществ
или других объединений заключается в том, что, вступая в них,
человек не подчиняется им всегда, во всех обстоятельствах. Более
того, член какого-либо союза может обратиться со спорным воп-
росом в суд. В профессиональном сообществе люди подчиняются
руководителю «таким образом, что каждому из них принадлежит
право выступать против объединяющего их союза, что недопус-
тимо для гражданина по отношению к государству» 24.
Граждане государства подчиняются правителю всецело, пол-
ностью отказываясь от права на сопротивление, только в этом слу-
чае возможна консолидация воли всех, только в этом случае могут
быть достигнуты стабильность и предотвращение конфликтов,
угрожающих жизни. Одним из факторов, подрывающих абсолют-
ное доверие к государству, могут быть идеи о возможности мира
вне абсолютной государственной власти, которые могут заставить
граждан сомневаться в необходимости отказаться от права на сопро-
тивление. «Для поддержания общего мира в высшей степени важ-
но, чтобы гражданам не предлагались никакие суждения или уче-
ния, на основании которых они могли бы думать, что они по праву
могут не повиноваться законам государства» 25.
23 Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. С. 84. 24 Там же. С. 85.25 Там же. С. 93.

16
Роль религии в государстве
Религия обладает огромной духовной властью, истоки которо й
восходят к естественному состоянию человека. Однако природа лю-
дей такова, что «семена религии», полагает Гоббс, всегда могут
взойти. «...В представлении о приведениях, незнании вторичных
при чин, покорности по отношении к тому, чего люди боятся, и в при-
нятии случайных вещей за предзнаменования состоит естествен-
но е семя религии...» 26 Философ видит психологические основани я
религиозного отношения, оно неизбежно приведет к возникнове-
нию определенных культов, которые при этом могут не разделять-
ся другими людьми.
Так или иначе, человек стремится к отысканию причин, по мере
развития познавательных способностей и науки образованный че-
ловек придет к идее Бога как к конечной причине в цепочке при-
чин и следствий. Таким образом, у Гоббса религия возникает есте-
ственным образом и поэтому для выхода из хаоса предрассудков,
конечно, необходимо образование. Но в обществе, где не каждый
способен понять деизм, для избавления от конфликтов на религи-
озной почве необходимо наличие церкви. Вражда на почве различ-
ных преставлений о сверхъестественном угрожает жизни челове-
ка, а соответствующий социальный институт должен регулировать
данные отношения. Однако это не означает, что церковь может быть
оп позицией по отношению к государю в деле консолидации воли
и интересов граждан.
К числу условий стабильности государства и обеспечения вер-
ности договору между гражданами и верховной властью относит-
ся не только запрет свободомыслия и свободы слова, но и необхо-
ди мость того, чтобы над гражданами властвовал лишь государь.
И именно поэтому необходимо, чтобы государственная власт ь не кон-
курировала с властью церкви. «Если один приказывает что-либо
сделать под страхом естественной смерти, а другой же запрещает
под страхом смерти вечной, и оба с полным правом, из этого следует,
26 Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного
и гражданского. С. 85.

17
что не только можно наказывать граждан, хотя бы они и были не-
винны, но что можно даже разрушить государство, по тому что ни-
кто не может служить двум господам» 27.
Философ не отрицает ни значения христианского вероучения,
ни важности церкви в жизни человека, но при этом подчеркивает,
что, так как естественный закон является еще и божественным, то
объединения авторитета церкви и авторитета государства для вы-
полнения естественного закона совершенно необходимо. В этом
случае речь идет не о правителе, а именно о государстве как сред-
стве избавления человека от неизбежной войны всех против всех.
Государственная идеология должна быть поддержана христиа н-
ской идеей. Правитель должен понимать необходимость единства
и не может подрывать свою власть конфликтом с церковью. «В хрис-
тианском государстве (т. е. в таком, в котором верховная власть
принадлежит христианскому государю или собранию) в руках Хрис-
та соединена вся власть, как светская, так и духовная, и что, следо-
вательно, этому государству нужно подчиняться во всем» 28.
Вопрос о влиянии религиозной идеологии на стабильность
государственного положения был одним из самых актуальных, так
как люди идентифицировали себя в значительной мере по религи-
озной принадлежности. Межэтнических конфликтов в современ-
ном понимании слова тогда не происходило. Передел территорий
осуществлялся всегда под флагами религиозных войн. Именно
Англия в период своих революционных войн демонстрировала
многообразие сект, каждая из которых развивала христианское ве-
роучение, но отстаивала интересы порой враждебных политичес-
ких партий. Объектом критики английских философов этого перио-
да была католическая церковь, политическая власть которой в этот
период стала значительно слабее по сравнению с периодом Сред-
невековья. Гоббс в этом плане не является исключением.
Власть папы часто оказывалась предметом спора, а вследствие
этого – поводом для конфликта. «Как только политические интере-
сы папы приходят в столкновение с политическими интересами
27 Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. С. 93–94. 28 Там же. С. 285.

18
других королей, как это весьма часто бывает, возникает такой ту-
ман среди подданных этих королей, что они не умеют различать
между иноземцем, захватившим трон их законного государя, и тем,
ко го они сами посадили на трон; и в этом затемнении рассудка
они побуждаются сражаться друг против друга» 29.
Возникает вопрос о том, что в жизни отдельного человека мо-
жет возникнуть внутренний конфликт убеждений, если окажется,
что властитель призывает нарушить заповеди Христа, аргументи-
руя интересами государства. Как в этом случае должен поступить
человек? То есть Гоббс опять же возвращается к проблеме истины.
Та к как волю Бога н ельзя зн ать н е позн авая, то есть идея Бога
не является врожденной, то и заповеди человек осваивает из текс-
тов Священного Писания, которые всеми воспринимаются и по-
нимаются по-разному. Следовательно, человек может постоянно
сомневаться в правильности государственных решений, а также
своих нравственных убеждений. И в этом случае философ подчер-
кивает, что «если веления государя или государства таковы, что им
можно повиноваться без опасности для вечного спасения, будет
незаконным не повиноваться им» 30.
Таким образом, можно сделать вывод, что для Т. Гоббса конф-
ликты в обществе являются неизбежным фактором для возникно-
вения государства во всем многообразии его институтов. Государ-
ственные законы, возникающие в результате договора между граж-
данами и государем, не отменяют имеющихся столкновений, но
со здают условия для их разрешения таким образом, чтобы чел о-
век гарантированно мог осуществить свое право на жизнь. В усло-
виях консолидации власти в руках государя действительно возмож-
но прекращение войны всех против всех, независимо от того, что
является подлинной причиной конфликта – вопросы о собственно-
сти, религиозные противоречия или защита жизни. Очевидно, что
мыслитель не рассматривает специально конфликты между соци-
альными группами или слоями, проблематика конфликта и средств
29 Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного
и гражданского. С. 465–466. 30 Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. С. 286.

19
его урегулирования находится в пределах прав отдельного челове-
ка. Как можно видеть, философ, напротив, подчеркивает принци-
пиальное равенство людей от природы, исключая возможность
объяснения возникновения групп и слоев вне социального опыта
человека. Гоббс также подчеркивает, что при всем многообразии
ист орических форм государственного устройства, которые, в прочем,
сводятся к трем классическим, только монархическое единовлас-
тие действительно эффективно решает проблему обеспечения ес-
тественного права граждан, заключивших договор.
Вопросы для самостоятельной работы
1. Каковы социально-исторические условия возникновения и фор-
мирования взглядов Гоббса на социальный конфликт?
2. В чем суть проблемы социального конфликта в работе Гоббса «Ле-
виафан»?
3. Как связаны естественные законы и гражданские законы (по ра-
боте «Философские основания учения о гражданине»)?
4. В чем причина конфликта в религиозной сфере?
Глава 2
ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОГО КОНФЛИКТА
И ТОЛЕРАНТНОСТИ
В УЧЕНИИ ДЖ. ЛОККА
Теория естественного права и общественного договора
В истории конфликтологии Нового времени социально-поли-
тическая концепция Дж. Локка занимает особое место. Биография
этого выдающегося мыслителя свидетельствует о том, что он был
«определен» к тому, чтобы писать о государстве 31. Известно, что
31 См.: Перцев А. В. Джон Локк: портрет толерантного человека на интел-
лектуальном фоне эпохи // «Послание о веротерпимости» Джона Локка: точки
зрения. Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2002.

20
оте ц Локка – пури танин – командовал отрядом арми и Кромвеля
и вложил достаточно большую часть своего состояния в дело рево-
люции. Локк был домашним врачом и воспитателем сына полити-
ческого лидера оппозиционной королю партии, лорда Шефтсбери.
Из-за этого философ должен был скрываться в Голландии, затем
во Франции. Как подчеркивает Б. Рассел, «он закончил свою рабо-
ту по теоретической философии как раз в тот момент, когда прав-
ление в его стране попало в руки людей, которые разделяли его
политические взгляды» 32. Когда свершилась так называемая «слав-
ная революция», идеи Локка были реализованы не только в идео-
ло гии, но и в целом ряде государственных документов, в том ч ис-
ле и в конституции Англии.
Произведения Локка были изданы как раз после революции,
хо тя, конечно, были обдуманы и подготовлены в период эмиграци и.
Базовым философским произведением традиционно признается
«Опыт о челове ческом разумении» (1689), который уже при жизни
философа трижды переиздавался и стал объектом полемики со сто-
роны Лейбница. Свои политические взгляды мыслитель изло жил
в работе «Два трактата о государственном правлении» (1690), а проб-
лема толерантности, которая, безусловно, волнует Локка в связи
с его пуританскими воззрениями, обсуждается в «Посланиях о ве-
ротерпимости» (1685–1692). «Быть может, именно этот факт исто-
рической обусловленности Локкового “Послания” сослужил ему
плохую службу, на долгое время отвратив от него внимание совре-
менных исследований» 33.
Можно отметить, что поводом для появления работ стала по-
лемика с Робертом Филмером, который был сторонником наслед-
ственной власти и опубликовал в 1680 году «Patriarcha, или Есте-
ственная Власть Королей». «Карл I возвел Роберта Филмера в ры-
царское звание, а сторонники парламента, как говорят, десять раз
грабили его дом» 34. Филмер, опираясь на Священное Пи сание, дока-
32 Рассел Б. История западной философии. М. : МИФ, 1993. С. 122. 33 Хомяков М. Введение. «Послание о веротерпимости» Локка и дискусси я
о Простом // «Послание о веротерпимости» Джона Локка: точки зрения. С. 6. 34 Рассел Б. История западной философии. С. 134.

21
зывал на страни цах своего труда, что король не может быть подчи-
нен ни парламенту, ни даже традициям предшествующих практик
управления государством. Самым очевидным аргументом в пользу
такой точки зрения, по мнению автора труда, является тот факт,
что власть современных ему королей унаследована ими от Адама,
который, в свою очередь, получил ее от Бога.
Дж. Локка такая позиция, естественно, не устраивает, и он по-
следовательно полемизирует со своим оппонентом. Уже в начале
работы Локк выражает категорическое неприятие идей Филмера:
«В последнее время среди нас появилась порода людей, которые…
обладают божественным правом на абсолютную власть. Чтобы про-
ложить путь для этого учения, они отняли у людей право на есте-
ственную свободу» 35. Локк разбирает вопрос об отцовском праве
королей очень подробно, посвящая ему всю первую книгу. Можно
согласиться с Расселом, что сегодня аргументы почитателя коро-
левског о абсолютизма выглядят неубедительными, и не совсем по-
нятна причина, по которой Локк столь серьезно рассматривает ар-
гументы Филмера. Но «нужно лишь вспомнить, что королевство
тогда рассматривали так, как сейчас рассматривают земельное вла-
де ние… человек, который унаследовал поместье, имеет право на все
привилегии, которые закон предоставляет ему вследствие этого…
в основе его положения находится то же самое, что у монархов,
чьи треб ования защищал Р. Филмер» 36.
Можно также отметить, что идея божественного права коро-
лей, которую отстаивал Филмер, в Англии выглядела неубедитель-
но именно потому, что с 1688 года английский король вынужден
был придерживаться двух религий: «в Англии он должен был ве-
рить в епископов и кальвинизм, в Шотландии же он должен был
отвергать епископов и верить в кальвинизм» 37.
Политические идеи Локка были фактически приняты интел-
лигентным большинством на родине, но наиболее яркое влияние
35 Локк Дж. Два трактата о правлении // Локк Дж. Соч. : в 3 т. М. : Мысль,
1988. Т. 3. С. 141. 36 Рассел Б. История западной философии. С. 139. 37 Там же. С. 137.

22
его философских взглядов на государство можно было увидеть
во Франции. Вольтер воспевает идеи Локка, делая его авторитетом
среди французских просветителей и в теории познания, и в вопро-
сах политического устройства. Известно высказывание француз-
ского мыслителя из «Философских писем»: «быть может, никогда
и не существовало более мудрого методического ума и более точ-
ной логики, чем у г-на Локка» 38.
Во Франции философия Локка оказалась теоретической осново й
для формирования позиции противников сложившегося политичес-
кого режима, особенно в вопросах отношения к религии и церкви.
«Философия, развившаяся в политически и экономически передо-
вой стране и являющаяся на своей родине немногим большим,
чем выяснением и систематизацией господствующих мнений, мо-
жет в другом месте породить революционную атмосферу и факти-
чески, в конечном счете, революцию» 39.
Работы Локка, посвященные государству, так же как и работы
Гоббса, поднимают проблему социального конфликта, однако по-
зиции этих философов принципиально различаются. Хотя оба ис-
ходят из классического представления о периоде естественного со-
стояния, у Локка это время догосударственной истории выглядит
несколько иначе, чем у Гоббса. Постоянные конфликты, по Гоббсу,
это кошмар жизни вне государства. Для Локка естественное со-
стояние – период «золотого века», «века патриархов», когда все
были свободны и могли свободно трудиться для приумножения
св оей собственности: «Состояние полной свободы в отношени и
их дей стви й и в отношени и ра сп оряжен ия своим и мущество м
и личностью в соответствии с тем, что они считают подходящим
дл я себя в границах закона природы, не испрашивая разрешени я
у к акого-либо другого лица и не завися от чьей-либо воли» 40. Можно
согласиться с немецким исследователем Локка, Р. Шпехтом, ко то-
38 Вольтер. Философские письма // Вольтер. Философские сочинения. М. :
Наука, 1988. С. 85. 39 Рассел Б. История западной философии. С. 117. 40 Локк Дж. Два трактата о правлении. С. 263.

23
рый подч еркивает, что «естественное состояние Локка несколько
более приемлемо, чем гоббсовское» 41.
Собственность и труд входят в число объектов естественного
права наряду с самосохранением. «Хотя предметы природы даны
вс ем сообща , но человек, будучи господи ном на д са ми м собой
и владельцем своей собственной личности, ее действий и ее труда,
в качестве такового заключал в себе самом великую основу собствен-
ности… таким образом, труд вначале давал право на собствен-
ность» 42. Признаком естественного состояния является абсолют-
ная свобода, которую не ограничивает никакой социальный инсти-
тут, кроме разума людей, сознающих равенство прав других людей.
Это не означает, что человек может поступать без оглядки на дру-
гих людей, в данном случае свобода не является произволом. Есте-
ственное состояние «также состояние равенства, при котором вся
власть и вся юрисдикция являются взаимными» 43.
Война начи нается, когда эпоха мира и свободы завершается
в связи с невозможностью всех людей всегда и сознательно соблю-
дать естественные законы. Необходимость защищать свое имуще-
ство и, следовательно, вершить суд о правах собственности вынуж-
дает людей к н асилию. Естественные законы позволяют человеку
сам остоятельно наказывать того, кто нарушает его права. «Каждый
человек имеет право наказать преступника и быть исполнителем
закона природы» 44. Можно также наказывать за убийство , ведь и на-
че оно может повториться, и это может быть прекращено другим сво-
бодным человеком по праву самосохранения, в том числе по праву
самосохранения всего человечества .
Кризис естественного состояния свидетельствует о том, что
в вопросах судопроизводства трудно вне государства соблюсти
справедливость, отчего возникает потребность в общественном до-
говоре о государстве. «Гражданское правление является подходя-
щи м средством, избавляющим от неудобств естественног о сос тояния,
41 Specht R. John Lock. Munchen : Verlag C. H. Beck, 2007. S. 179. 42 Локк Дж. Два трактата о правлении. С. 287. 43 Там же. С. 263.44 Там же. С. 266.
..

24
а неудобства эти несомненно должны быть огромными, когда люди
оказываются судьями в своих собственных делах» 45. Таким обра-
зом, можно видеть, что не социальный конфликт вообще, а конф-
ли кт по поводу судопроизводства и прав собственности есть, по Лок-
ку, подлинная причина возникновения государства. Человек уже
не может более рассчитывать на разумное решение споров кем-
либо из людей, несправедливость судопроизводства становится аб-
солютной; так, по мысли Локка, возникают две вещи: во-первых,
человек ищет справедливости у небесных сил; во-вторых, нак о-
нец-то заключается общественный договор о гражданском обще-
стве и государстве.
Вопрос, всегда ли в результате столкновений по поводу судеб-
ного права возникает война, Локк также разбирает подробно. Он
отличает конфликт как вражду людей вообще и войну, которая со-
провождается обязательно покушением на жизнь человека. При-
знаком состояния войны является не только совершенное убийство,
но в первую очередь тотальная утрата свободы человеком. То есть
если кто-либо будет полностью распоряжаться человеком как ра-
бом, это означает, что право на жизнь, самосохранение нарушено.
«Кто пытается полностью подчинить другого человека своей влас-
ти, тем самым вовлекает себя в состояние войны с ним» 46. Этот
критерий для Локка является универсальным, то есть он приме-
ним и при характеристике естественного состояния, и соответ-
ственно в том случае, если мы рассматриваем более позднюю ста-
дию социального развития – гражданский договор.
Можно отметить, что возникновение государства не означает
прекращения естественного состояния, действие естественных за-
конов продолжается, коль скоро они не входят в компетенцию го-
сударства. И даже естественное состояние сохраняется в той степе-
ни, в какой государство не отменяет возможность его реализации.
То есть моральные законы, а также правила общежития не обяза-
тельно легализуются государством для их полноценного функцио-
нирования в обществе. Государство не является, таким образом,
45 Локк Дж. Два трактата о правлении. С. 269. 46 Там же. С. 271.

25
монополист ом в вопросах законотворчества, а лишь по поручению
граждан берет на себя самые сложные вопросы, решение которых
вне государственных институтов может привести к нарушению
права человека на самосохранение. «Власть общества или создан-
ного людьми законодательного органа никогда не может прости-
раться далее, нежели это необходимо для общего блага» 47.
Будучи эмпириком, как и Гоббс, Локк отрицает врожденные
идеи, следовательно, моральные идеи, пусть даже они соответству-
ют христианским нормам, есть результат опыта. Каждый человек
осваивает их по-разному, но совершенно очевидно, что естествен-
ные законы возникли в естественном состоянии не оттого, что были
вр ожденны людям, а в результате определенного социального опыта.
Кр итерием добродетели оказывается естественный закон, и конф-
ликты – признак противоречия с естественным законом.
Межгосударственные конфликты, так же как и любые другие,
есть следствие нарушения естественных законов. Войны – свиде-
тельство того, что эпоха естественного состояния для государств
еще не прекратилась. И только после возникновения мирового пра-
вительства наступит международное согласие.
Основная функция государства – это осуществление судебной
власти, которая должна быть равным образом применима и к коро-
лю, и к его подданным. Таким образом, для концепции разделения
властей основанием стала необходимость регулирования конфлик-
тов в суде. Судебная власть, по мысли Локка, должна быть отделе-
на от исполнительной власти. В целом же правительство как ре-
зультат договора всегда должно руководствоваться интересами
граждан, то есть благом общества.
Люди готовы отдать часть св оей свободы, чтобы получить
юридическую и судебную поддержку в вопросах собственности,
которая по мере развития хозяйственной деятельности все больше
требует защиты. Понимание проблемы собственности выглядит
до статочно противоречивым, и в общем-то речь идет прежде все-
го о скромном крестьянском наделе, который может обра ботать
47 Локк Дж. Два трактата о правлении. С. 337.

26
человек, не использующий наемный труд. Локк, «сравнивающий
лишение собственности с пыткой и смертью, и в самом деле пре-
зирал мелкие житейские интересы – настолько, что так и не завел
собственного дома» 48.
Учение о толерантности
С именем английского философа Дж. Локка связывают не толь-
ко обоснование необходимости разделения властей, но и концеп-
туальное прояснение идеи толерантности как веротерпимости.
«Ранний либерализм был порождением Англии и Голландии и об-
ладал некоторыми выраженными характерными чертами. Он от-
стаивал религиозную терпимость, по своему характеру был про-
тестантским, но скорее веротерпимым, чем фанатичным, и отно-
сился к религиозным войнам как к глупости» 49.
В какой ситуации ставится вопрос о толерантности? Прежде
всего тогда, когда возникает проблема межнациональных конф-
ликтов, когда общество осознает необходимость сдерживания агрес-
сии, возникшей на религиозной почве, тогда, когда в систему сло-
жившихся ценностей вторгаются иные, воспринимаемые как внеш-
ни е и чуждые. Именно поэтому нельзя сказать, что толерантнос ть –
идея последнего времени. Напротив, исследователи истории дан-
ного термина подчеркивают, что толерантность была принципом
межрелигиозного диалога уже в Средневековье. Необходимость до-
ка зывать свою правоту не силой, но словом требовала внимани я
к чужому мнению и развивала истолкования и сравнения.
В более широком аспекте можно отметить, что интеграция
культур, возникновение новых ценностей в эпоху Нового времени
привели к тому, что в философии возникло стремление ограни-
чить догматизм, и это можно найти в трудах виднейших мысли-
телей того времени, таких как М. Монтень, Б. Паскаль, Г. Гроций,
П. Бейль.
48 Перцев А. В. Джон Локк: портрет толерантного человека... С. 151. 49 Рассел Б. История западной философии. С. 113–114.

27
Раскол западного христианства на католичество и протестан-
тизм привел к необходимости обсуждать проблему сосущество-
вания разных церквей, разных религиозных убеждений. Классики
идеологии либерализма называют послания Д. Локка о веротерпи-
мости манифестом толерантности, в котором раскрываются не толь-
ко принципы толерантности, но указываются условия, в которых
она возможна: гражданское общество; государство, признающее
высшей целью своего развития благо отдельного гражданина; цер-
ковь, образованная как свободное сообщество свободных граждан.
Конечно, принцип толерантности Д. Локка не мог быть приме-
нен к атеистам, а также к фанатикам, к которым он относил като-
ли ков и мусульман, полагая, что у них государство основано на тео-
кр атической идее и соответственно не может быть свободны м
сообществом. Локку было важно отстоять права новых протестант-
ских движений, появление и существование которых было напря-
му ю связано с возникновением буржуазной культуры, идеологии ин-
дивидуализма. В работах Д. Локка толерантность обретает черты
теории, и именно поэтому с его именем связывают истоки концеп-
туального обоснования данного понятия.
Проблема толерантности у Локка обсуждается в специально
посвященных этому трактатах, которые он назвал «Послания о то-
лерантности». В России сложилась традиция переводить названия
трактатов как «Послания о веротерпимости». И такой перевод мож-
но считать допустимым, поскольку в этих работах Локка подни-
мается прежде всего вопрос свободы выбора вероисповедования.
В своих трактатах философ вновь и вновь возвращается к пробле-
ме роли религии и церкви в жизни человека и возможности при-
менения насилия в вопросах веры. Сама история возникновения
серии трактатов связана с тем, что с Локком дискутировал на эту
тему оксфордский священник Джонас Прост, который аргументи-
ровал возможность применения насилия в вопросах веры тради-
ционным для того времени способом, то есть ссылкой на автори-
тет королевской власти и вообще на авторитет правителя, который,
коль скоро обладает властными полномочиями, имеет право ис-
пользовать этот ресурс в вопросах вер ы.

28
Локк категорически возражает Просту с позиции человека, ко-
торый вынужден отстаивать свои убеждения и который был свиде-
телем как раз применения такого насилия в вопросах веры. Фило-
соф указывает, что есть действительно масса примеров тому, что
насилие может оказаться полезным в вопросах спасения души.
Однако все эти примеры не являются свидетельством нормы. Это
случайность. Следует изначально определить, что в компетенцию
государства не входит решение проблем религиозных убеждений.
«Я считаю необходимым различать, – пишет Локк, – вопросы го-
сударственные и религиозные и должным образом определить гра-
ницы между церковью и государством» 50.
Функция государства, по Локку, – обеспечение естественных
прав человека. Государство создает законы и контролирует их со-
блюдение. Правитель наделен достаточными политическими ре-
сурсами, чтобы требовать от своих подданных, в некоторых случа-
ях даже силой, соблюдения общественного договора. Однако в чис-
ле задач, которые ставит общество в сфере государства, нет задачи
выбрать церковь. Поэтому Локк подчеркивает, что «гражданскому
правителю забота о спасении души принадлежит не более, чем
остальным людям. И Бог не поручал ему этого, ибо нигде не сказа-
но, что Бог предоставил людям право насильно заставлять других
людей принимать чуждую им религию» 51.
Локк указывает на тот факт, что никакие пытки и мучения
не могут заставить человека искренне верить, и, следовательно, лю-
бое насилие приведет лишь к притворству и ханжеству, а это, бе-
зусловно, является грехом. Более того, с точки зрения христиан-
ской веры пытки не могут считаться проявлением человеколюбия
и поэтому нельзя оправдывать это насилие заботой о спасении
души. В этом для Локка есть еще один аргумент против того, что
на силие является правомерным способом разрешения религиоз-
ных конфликтов со стороны государства.
Так как любая власть основана на принуждении, гражданский
пра витель или магистрат не вправе использовать свои возмож ности
50 «Послание о веротерпимости» Джона Локка: точки зрения. С. 32.51 Там же. С. 33.

29
для вмешательства в вопрос о выборе веры. И в целом философ
подчеркивает, что правитель, будучи всего лишь человеком, не мо-
жет быть абсолютно уверен, что именно его религия является дей-
ствительно истинной. «При таком многообразии религиозных воз-
зрений государей… ведущая на небо дорога неизбежно окажется
узкой, а ворота – тесными и открытыми весьма не многим, и при-
том только из одной страны, и, что особенно абсурдно… вечное
блаженство и вечные муки предопределены всего лишь случай-
ностью рождения» 52.
Можно отметить, что именно в Англии вопрос религиозной при-
надлежности короля вызывал наибольшие политические пробле-
мы, так что парламент вынужден был впоследствии применять
определенные законодательные меры к тому, чтобы короли не при-
нимали католической веры. Для того чтобы окончательно решить
вопрос о функции государства и церкви, Локк рассматривает, как
возникает церковь и какими правами и возможностями она распо-
лагает для привлечения верующих. Он подчеркивает, что «церковь
есть свободное сообщество добровольно объединяющихся, чтобы
сообща почитать Бога так, как, по их убеждению, будет ему угодно
и принесет спасение души» 53.
Философ, таким образом, указывает, что церковь есть резуль-
тат договора свободных граждан о совместных формах деятельнос-
ти. Такого же договора, каким объединяются люди в цеховое сооб-
щество и так же свободно распоряжающиеся своим правом выйти
из этого сообщества. По Локку, никто не рождается членом какой-
нибудь церкви. Он постоянно подчеркивает, что человек рождает-
ся tabula rasa и поэтому и нет врожденных принципов или мораль-
ных убеждений. Все знания и убеждения человек получает в про-
це ссе жизненн ого оп ыт а. И п оэтому желан ие п ри соедин итьс я
к какой-нибудь церкви есть также результат опыта, определение
своей судьбы в вопросах спасения души.
Объединенные церковью люди свободно, без всякого принуж-
дения договариваются о правилах и законах, которые позволяют
52 «Послание о веротерпимости» Джона Локка: точки зрения. С. 35.53 Там же. С. 36.

30
сохранять церковь как организацию. И, вступая в церковь, ее но-
вые члены также наделяются правами создавать и соблюдать зако-
ны этого сообщества. В церкви, как в объединении добровольном,
св ободном от всякого насилия и принуждения, «право создания
законов не может принадлежать никому, кроме самого сообщества
или по крайней мере тех, кому само сообщество по общему согла-
сию поручит это» 54.
Какие меры может использовать церковь для того, чтобы под-
держать и сохранить своих приверженцев? Во-первых, главным
идеологическим инструментом, подчеркивает Локк, является про-
поведь. В проповеди священник примерами, наставлениями и по-
учениями пытается подсказать колеблющемуся необходимость со-
блюдения норм или обрядов. Только в такой ненасильственной
форме может проявляться оценка убеждений какого-либо гражда-
нина. Самой крайней мерой, которую вправе применять церковь,
является отлучение от церкви, но «отлучение не лишает и не мо-
жет лишить отлученного ни одного из гражданских благ, которы-
ми обладал он как частный собственник, ибо все они принадлежат
его гражданскому статусу и находятся под защитой правителя» 55.
Локк указывает также на то, что отлучение от церкви не может
сопровождаться проявлением насилия даже в словесной форме.
Иначе говоря, оскорбление и какой-либо имущественный ущерб
исключаются.
Будучи общественной организацией, церковь, по мысли Лок-
ка, должна также подчиняться гражданским законам, как и все дру-
гие организации и обычные граждане. «Даже если бы можно было
твердо сказать, какая из враждующих церквей права в своих рели-
ги озных воззрениях, то и это бы не давало ортодоксальной церк-
ви власти грабить другие церкви, ибо у церкви нет никаких прав
по отношению к земным вещам, и ни огонь, ни меч не являются
са мыми подходящими орудиями для изобличения за блуждений
и для просвещения или обращения людских умов» 56.
54 «Послание о веротерпимости» Джона Локка: точки зрения. С. 36.55 Там же. С. 39.56 Там же. С. 41.

31
Духовный лидер христианства должен обязательно быть при-
мером миролюбия и человечности и поэтому ни при каких усло-
виях не может подавать пример верующим насильственными дей-
ств иями. В работе дается и точное определение толерантности,
суть которого сводится к следующему: если человек, исповедуя,
пусть даже ложный культ, не нарушает прав других людей, обще-
ство и государство должны разрешить ему сам остоятельно заботит ь-
ся о спасении собственной души. Это касается и межличностных
отношений между представителями различных христианских церк-
вей, которые не должны оскорблением и насилием доказывать свою
правоту. Таким образом, можно подчеркнуть, что Локк требует то-
лерантности как от правителя, так и от закона и общества в целом.
Можно только еще раз отметить, что атеисты не достойны толерант-
ности, так как философ указывает, что «те, кто не признает суще-
ствования божества, не имеют никакого права на терпимость. Ибо
дл я атеиста ни верность слову, ни договоры, ни клятвы, т. е. все,
на чем держится человеческое общество, не могут быть чем-то обя-
зательным и священным, а ведь если уничтожить Бога даже только
в мыслях, то все это рухнет. И, кроме того, разве может требовать
дл я себя какой-то привилегии терпимости в делах религии тот,
кто вообще своим атеизмом ниспровергает всякую религию?» 57
Произведения Локка оказали существенное влияние на даль-
нейшее развитие политической философии и проблемы толерант-
ности. Как видно из произведений Локка, условием толерантного
отношения является способность человека на основе опыта и реф-
лексии согласиться с доводами разума в вопросах религиозных
конфликтов. Несколько иначе будет интерпретировать эту пробле-
му Джон Стюарт Ми лль
В работе Дж. Ст. Милля «О свободе» толерантность напрямую
связывается с принципом справедливости и свободы. Общество
предлагает человеку определенные правила общежития, но на этом
не останавливается, а навязывает тип поведения, который лишает
индивидуальность характера. Поэтому, полагает Дж. Ст. М илль,
57 «Послание о веротерпимости» Джона Локка. С. 65.

32
«в том , что касается его самого лично, индивид должен быть впол-
не самодержавен» 58. Человек не может отказаться от стереотипов,
вед ь стандарты поведения образуют поле свободы для индивида
в том плане, что поведение других прогнозируемо, и каждый зна-
ет, чего ждать от другого, но при этом должна сохраняться возмож-
ность развития индивидуальности.
Уже на этом этапе развития теории толерантности можно вы-
делить два основных направления в определении содержания дан-
ного понятия. Во-первых, толерантность рассматривается как прин-
цип диалога, отношения между определенными социальными груп-
пами или общественными объединениями, такими, как, к примеру,
церковные общины протестантов. Во-вторых, толерантность ин-
терпретируется как право отдельного человека не изменять своим
ценностям, «своему характеру», если это не нарушает свободу дру-
гих и правила поведения в обществе, то есть толерантность видит-
ся условием развития индивидуальности.
Вопросы для самостоятельной работы
1. Каковы социально-исторические условия формирования взгля-
дов Дж. Локка на социальный конфликт?
2. В чем суть влияния идей Дж. Локка на понимание социального
конфликта в эпоху Просвещения?
3. Как связаны проблемы естественного состояния и понимания
природы человека в философии Дж. Локка?
4. В чем суть понимания проблемы толерантности в XVII веке?
5. Как рассматривается толерантность в работе Дж. Локка «Посла-
ние о веротерпимости»?
6. Каковы функции церкви в государстве?
58 Милль Д. С. О свободе // Социальные и гуманитарные науки. 1996. Сер. 11 .
№ 3. С. 223.

33
Глава 3
АНТРОПОЛОГИЯ К. МАРКСА
И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ПОНИМАНИЕ СУЩНОСТИ
СОЦИАЛЬНОГО КОНФЛИКТА
Большинство теоретических исследований в ХХ веке в области
философии конфликта в значительной мере развивались под влия-
нием теории К. Маркса. Конечно, отнюдь не все его идеи были
по лностью воспроизведены в работах, посвященных проблеме конф-
ликта, но так или иначе исследователи проблем социальных анта-
гонизмов не могли обойти его учение о борьбе классов и его пони-
мание сущности отчуждения.
Никто из тех, кого сегодня признают классиками исследова-
ни я социального конфликта, не обошелся без анализа работ К. Марк-
са. Г. Зиммель также воспринимает и использует некоторые элемен-
ты теории общественно-экономической формации. Критическа я
теория общества, разработанная представителями Франкфуртской
школы, рассматривает конфликт в контексте теории отчуждени я
и концепции борьбы классов. Попытку синтезировать антропологи ю
К. Маркса с учением З. Фрейда о бессознательном вслед за В. Рай-
хом предпринимает Э. Фромм.
Если в начале ХХ века теория К. Маркса представлялась чисто
теоретическим вариантом прогнозирования истории, то последую-
щи е события показали на практике ее правоту и ошибочность в пла-
не исторических перспектив. Однако опосредованно многие важ-
ные положени я ан троп ологии К. Ма ркса п родолжают звучать
в современных философских и социологических исследованиях
конфликта.
Понятие отчуждения как основа
для понимания природы конфликта
Понятие отчуждения складывается в философии К. Маркса
под влиянием понимания диалектики этого процесса Г. В. Ф. Геге-
лем и той интерпретации материалистического характера, которую

34
дает Л. Фейербах. Гегелевское понятие характеризует объективный
процесс, и отчуждение духа означает, что чистая рациональность
об ъекти ви рует ся в свое ин ое, то есть в матери ю. Отчуждени е
не означает прекращение процесса развития, но, по сути, есть ука-
зание на сущностное изменение формы. Л. Фейербах использовал
понятие отчуждения в своей известной работе «Сущность христи-
анства», в которой он объяснял, что в религиозном отношении че-
ловек отчуждает свою сущность и представляет ее как нечто транс-
цендентальное. Лучшие качества и способности человека (разум,
любовь, справедливость) оказываются отчужденными и представ-
ляются человеку в виде божественного.
К. Маркс, так же как и Л.Фейербах, использует понятие «от-
чуждение» в антропологическом ключе, характеризуя изменение
условий человеческого существования. Признаком несвободного
капиталистического общества становится отчужденный труд, кото-
рый есть свидетельство невозможности реализации родовой сущ-
ности человека. Философ ставит вопрос о сущности трудовых от-
ношений с тем, чтобы раскрыть отношение рабочего к предметам
его производства.
По своей природе, как родовое существо, человек «относится
к самому себе как к существу универсальному и потому свободно-
му» 59. Он относится к природе как к неорганическому телу, живет
природой, что означает, что с ней неразрывно связано удовлетворе-
ние потребностей человека; то есть и физическая, и духовная жизнь
человека связана с природой.
Труд человека как свободная жизнедеятельность – производ-
ство жизни – есть свободная сознательная деятельность по прак-
ти ческому созиданию предметного мира. Этим человек отличается
от животного, которое «непосредственно тождественно со своей
жизнедеятельностью… Человек же делает свою жизнедеятельность
предметом своей воли и сознания» 60. Именно поэтому человек –
родовое существо, ведь его труд, как свободная жизне деятельность,
59 Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Человек. М. :
Республика, 1995. С. 168 60 Там же.

35
не на правлен на то, чтобы удовлетворять только ближайшие физи-
ческие потребности. Напротив, в своем практическом созидании
предметного мира он действительно свободен от своих физичес-
ких потребностей. «Животное производит только самого себя, тог-
да как человек воспроизводит всю природу; продукт животного не-
посредственным образом связан с его физическим организмом,
тогда как человек свободно противостоит своему продукту» 61. При-
рода в процессе труда оказывается произведением человека. В про-
дукте труда происходит опредмечивание родовой жизни человека,
так что человек созерцает самого себя в продуктах своей свободной
жизнедеятельности.
Предмет труда поэтому также представляет собой опредмечи-
вание родовой жизни человека. В процессе деятельности человек
осознает себя не только интеллектуально, но воплощает свои идеи,
представления, замыслы в том, что он производит, «удваивает себя
уж е не только интеллектуально, как это имеет место в сознании,
но и реально, деятельно, и созерцает самого себя в созданном им
мире» 62.
В капиталистическом обществе труд принимает отчужденный
характер, так как он является для рабочего чем-то внешним, не при-
сущим ему, ведь это труд принудительный. Человек не раскрывает
свои возможности в акте трудовой деятельности, а изнуряет себя
тр удом, который при этом уже утратил свой родовой характер. В та-
ко й деятельности человек не удовлетворяет свою потребность в тру-
де, напротив, в силу тяжести и напряженности, эта потребность
также отчуждается. И в процессе производства труд воспринима-
ется рабочим как то, что ему не принадлежит. От этого сфера сво-
боды сужается до круга ближайших физиологических потребнос-
тей, удовлетворение которых только и бывает свободным, но именно
это превращает человека в животного. «Человек чувствует себя
свободно действующим только при выполнении своих животных
функций – при еде, питье, в половом акте, в лучшем случае р аспо-
61 Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года. С. 169. 62 Там же. С. 168.

36
ложась у себя в жили ще, украшая себя и т. д., а в своих человечес-
ких функциях он чувствует себя лишь животным» 63.
Отчужден также и продукт труда, ведь он не принадлежит рабо-
че му, следовательно, с этим отчуждением происходит изменение от-
ношения к природе, которая теперь воспринимается как нечто враж-
де бное и противостоящее человеку. А так как предмет труда и приро-
да как произведение человека есть воплощение родовой сущности
человека, то таким образом налицо отчуждение родовой сущности
человека в капиталистическом производстве. «Отчужденный труд,
отнимая у человека предмет его производства, тем самым отнимает
у него родовую жизнь, его действительную родовую предметность» 64.
Деятельность человека теперь направлена только на подде ржание
индивидуальной жизни, которая становится товаром. И чем больше
трудится рабочий, чем больше он создает ценностей, тем более
обесценивается его мир. Родовое достояние человека превращает-
ся в чуждую ему сущность – средство поддержания его индивиду-
ального существования. Отчужденный труд, таким образом, отчуж-
дает от человека его духовную сущность и его собственное тело.
Но так как человек в ситуации отчужденного труда противо-
стоит самому себе, то он противостоит и другому человеку. Иначе
говоря, ближайшим следствием отчуждения труда является отчуж-
дение человека от человека. И поэтому нет оснований рассчиты-
вать, что в такой ситуации возможно нивелирование конфликтов.
Рабочему противостоит собственник, которому принадлежит и труд
рабочего, и предмет труда, и продукт труда, который поэтому рас-
пределяет и превращает в товар результаты отчужденного тру да.
Учение о классовой борьбе
как следствие социальных противоречий общества
К. Маркс представляет историю как процесс смены обществен-
но-экономических формаций; изменение происходит революци-
онным образом, так что, в соответствии с концепцией К. Маркса,
63 Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года. С. 166.64 Там же. С. 169.

37
социальны й конфликт, в данном случае эволюция, есть необходи-
мая черта общественного развития. Материалистическое понима-
ни е истории предполагает, что общественное бытие определяет
общественное сознание, то есть идеология, развитие науки и куль-
туры, все сферы общественного сознания изменяются в соответ-
ствии с изменением базиса – производственных отношений. От-
ношения базиса и надстройки диалектичны: надстройка также воз-
действу ет на базис, но доминантой развития являются все же
производственные отношения. «Совокупность производственных
отношений… составляет экономическую структуру общества, а ре-
альный базис, на котором возвышается юридическая и политичес-
кая надстройка... соответствует определенной форме обществен-
ного сознания… На известной ступени своего развития материаль-
ные и производственные силы общества приходят в противоречие
с существующими производственными отношениями… Из форм
ра звития производительных сил эти отношения превращаютс я
в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции» 65.
Здесь можно отметить следующий ключевой момент: К. Маркс
подчеркивает важность для понимания сущности исторического
развития и перспектив человека в обществе отношений между
людьми, то есть люди являются движущей силой истории, и чело-
век, такова гуманистическая позиция К. Маркса, должен быть цель ю
исторического развития.
Производственные отношения объективны, то есть не зависят
от воли и сознания участвующих в них людей, и поэтому принуж-
да ют людей выполнять те роли, которые сложились в обществе
под влиянием способов производства социальных благ. Люди дей-
ствуют под влиянием объективных социальных отношений, кото-
рые определяют их место в социальной структуре общества. В со-
ответствии с учением К. Маркса под влиянием разделения труда
бесклассовое первобытное общество постепенно трансформирова-
лось в классовое общество, в котором постоянно находятся в с оци-
65 Маркс К. К критике политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Из-
бранные произведения : в 3 т. М. : Политиздат, 1980. Т. 1. С. 536.

38
ально м конфликте класс эксплуататоров и класс эксплуатируемы х.
В р азные общественно-экономические формации это были раб ы
и рабовладельцы, феодалы и зависимые крестьяне; современное об-
щество характеризуется борьбой капиталистов и пролетариата.
Каждый господствующий класс имеет свои особенные клас-
совые интересы, которые вступают в антагонизм с интересами уг-
нетенного класса, поэтому, несмотря на идеологическое стремле-
ние эксплуататоров нивелировать социальные антагонизмы с целью
предотвращения конфликтов и сохранения своего господствующе-
го положения, социальная революция неизбежна. Только в ходе
соц иальной революции возможно освобождение пролетариата
от власти эксплуатирующего его капитала. Совершить эту револю-
цию должен сам пролетариат, осознав свое положение в капитали-
стическом обществе, отчужденный характер своего труда и свою
роль в изменении социально-исторического развития.
К. Маркс различает в связи с этим такие понятия, как «класс-в-
себе» и «класс-для-себя». В первом случае речь идет о социальной
группе, которая еще не осознает себя в социально-историческом
развитии, не понимает особенности положения в обществе, не име-
ет ориентированной на это собственной идеологии.
«Класс-в-себе» объединяет людей на основе общности эконо-
мических интересов и той роли, которую они играют в домини-
рующих производственных отношениях, но представители класса
не осознают общности своей исторической судьбы и перспектив
развития истории.
«Класс-для-себя» – это социальная группа, которая осознала
общность своих исторических перспектив и в соответствии со сво-
ими интересами создает идеологию, реализовывать которую при-
званы определенные социальные институты, к каковым относятся
партии, профсоюзы и другие общественные организации. В пери-
од развития капитализма буржуазия стала самым революционным
классом, вела борьбу против аристократии и, заняв господствую-
щую позицию, получила все средства для осуществления духовно-
го господства. «…Класс, имеющий в своем распоряжении сред-
ства материального производства, располагает вместе с тем и сред-

39
ствами ду ховного производства» 66. Буржуазия, таким образом, име-
ет все ресурсы, чтобы развивать свое классовое сознание и быть
классом для себя.
Опыт революционной борьбы буржуазии за свое господство вос-
принимает пролетариат, который она вовлекает в свою непрерыв-
ну ю борьбу в ранние периоды своего развития против аристокра -
тии, позднее – против буржуазии других западных стран. «Во всех
этих битвах она вынуждена обращаться к пролетариату, призы-
вать его на помощь и вовлекать его, таким образом, в политичес-
кое движение. Она… сама передает пролетариату элементы своего
собственного образования, т. е. оружие против самой себя» 67.
Таким образом, можно с казать, что для того, чтобы пролетари-
ат выступил как революционная сила, имеются необходимые об-
щественные условия: кризис общественных отношений и опыт
рев олюционной борьбы. Актуальн ой задачей для пролетариат а
К. Маркс считает создание партий, которые могли бы содейство-
вать процессу становления классового самосознания.
Так как история представлена у К. Маркса в виде поступатель-
но развивающегося процесса и капиталистическая общественно-
экономическая формация является последней классовой в истории
человечества, то он оценивает роль буржуазии в преобразовании
общественных отношений старого феодального общества и отно-
сительно предыдущей истории в целом как революционное. Осо-
бенность этого периода развития за ключается в том, что в погоне
за прибылью буржуазия сделала товаром абсолютно все, начиная
с природы и кончая семейными отношениями. Не осталось ни од-
ной профессии, которая не была бы оценена с точки зрения воз-
можности вовлечения ее в общественное производство. Перед ли-
цо м рынка и поэты, и ученые, и юристы превратились в платных на-
емных работников. Кроме того, буржуазия постоянно ини ци иру ет
66 Маркс К. , Энгельс Ф. Фейербах. Противоположность материалистическо-
го и идеалистического воззрений (I глава «Немецкой идеологии») // Маркс К.,
Энгельс Ф. Избранные произведения. Т. 1. С. 39. 67 Маркс К. , Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии // Там же. С. 116.

40
разви тие технического прогресса, который необходим е й для рас-
ширения производства, где постоянно происходят технологичес-
кие перевороты. Благодаря такому революционному фактору окон-
чательно проявляется главный социальный конфликт антагонис-
тического общества между эксплуататорами – капиталистами и
эксплуатируемыми – пролетариатом. «…Все сословное и застой-
ное исчезает, все священное оскверняется, и люди приходят нако-
нец к необходимости взглянуть трезвыми глазами на свое жизнен-
ное положение и свои взаимные отношения» 68.
Таким образом, К. Маркс делает вывод о том, что в капитали-
стическом обществе классовый конфликт достигает наибольшей
остроты, а из всех классов, которые противостоят буржуазии, дей-
ствительно революционным классом является пролетариат. При-
чина этого в том, что развитие промышленности преобразует все
отношения в рыночные и соответственно число наемных труже-
ников, не имеющих собственности на средства производства, по-
стоянно возрастает. Все остальные классы, к примеру крестьян-
ство, консервативны и включаются в борьбу только для того, что-
бы сохранить свое положение, а не изменить его.
Можно отметить, что концепция классовой борьбы К. Маркса
представляет два типа конфликтов: первый тип – революция, кото-
рая должна привести к смене общественных отношений и измене-
нию положения угнетенного класса; второй тип – конфликты, кото-
рые являются отражением социальных антагонизмов, но не оказы-
вают принципиального влияния на положение угнетенного класса.
Управление конфликтами, говоря современным языком, может
иметь только одну цель – развитие революционной ситуации, ина-
че говоря, речь не идет о сглаживании социальных конфликтов ,
а, наоборот, об осознанном с позиции революционного класса фор-
мировании тактики революционной борьбы. Если вопрос о регу-
лировании конфликтов ставится и развивается классом буржуа-
зии, то это свидетельство стремления господствующего класса со-
хранить свое доминирующее п оложение.
68 Маркс К. , Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. С. 110.

41
Возможно ли бесконфликтное общество? Следуя логике исто-
рического материализма, в обществе всегда будут существовать
противоречия, но так как носителем социальных отношений явля-
ется человек, то изменение положения человека в обществе при-
ведет и к изменению характера п ротекания его взаи модействий
с другими людьми. К. Маркс называет индивида «ансамблем соци-
альных отношений», поэтому без изменения социальных отноше-
ний, без ликвидации антагонизмов между классом собственников
и классом трудящихся невозможно преодоление враждебности.
Ус ловием для развития новых отношений должно ст ать новое
общество, в котором исчезнет отношение частной собственности
на средства производства. Только при этом условии возможно фор-
мирование отношений коллективного типа; эти отношения станут
возможными потому, что труд станет действительной жизнедея-
тельностью человека, в которой будет раскрываться родовая чело-
веческая сущность. К. Маркс, таким образом, подчеркивает, что
эмоциональные отношения человеколюбия и дружбы есть прояв-
ление человеческой сущности и только через достижение свободы
и реализации подлинно свободного труда возможно развитие та-
ких отношений. В капиталистическом обществе «…на место всех
фи зических и духовных чувств стало простое отчуждение всех
этих чувств – простое обл адание »6 9. В н овом коммуни стичес-
ком обществе раскроются сущностные силы человека так, что-
бы «чувства и наслаждения других людей стали… собственным
достоянием» 70.
Таким образом, можно сделать вывод, что возможна трансфор-
мация общественных конфликтов из антагонистических в неанта-
гонистические, но такое возможно лишь в бесклассовом обществе,
где общественные блага распределяются по потребностям и каж-
дый имеет возможность реализовать себя в свободном и неотчуж-
денном труде.
69 Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года. С. 185. 70 Там же. С. 186.

42
Вопросы для самостоятельной работы
1. Как формировалась концепция отчужденного труда К. Маркса?
2. Что такое труд как реализация родовой сущности человека?
3. Почему при капитализме труд носит отчужденный характер?
4. Как меняет отчуждение межличностные отношения между людьми?
5. Что такое класс и как происходит смена революционных класс ов
в истории?
6. Что такое социальная революция по К. Марксу и каковы условия
ее возникновения?
7. Какова роль классов в революции?
8. Возможно ли общество без конфликтов и как можно оценить пер-
спективы формирования общества такого типа?
Глава 4
УЧЕНИЕ О БЕССОЗНАТЕЛЬНОМ
КАК ОСНОВАНИИ КОНФЛИКТОВ
Если говорить о развитии теории конфликта в целом, то мож-
но отметить тот факт, что конфликтологические исследования
по большей части отличаются междисциплинарностью, которая
в значительной мере обусловливается влиянием психологии. В фи-
ло софских объяснениях природы конфликта, появившихся в ХХ ве -
ке, значительную роль сыграло сформировавшееся к тому време-
ни благодаря психоанализу представление о человеке, который дей-
ствует не только под влиянием осознанных целей. Тема агрессии,
возникшая в философии в связи с интеллектуальным осмыслени-
ем причин и следствий двух мировых войн, предельно актуализи-
ровала проблему бессознательного как основания конфликтов.
Открытие реальности бессознательного принадлежит З. Фрей-
ду, которому пришлось приложить немало усилий, чтобы убедит ь
в этом своих современников. Последователи и критики его теории,
в свою очередь, благодаря терапевтическим успехам сделали психо-
анализ знаковым явлением ХХ века. Сегодня его понимают и как

43
пси хотерапевтическую практику, и как метод изучения психичес-
ких процессов, и как учение о бессознательной природе челове-
ческой души.
Основные понятия психоаналитической теории
и проблема конфликта
Установка З. Фрейда исследовать человека исключительно пси-
хологически, отказавшись от какой-либо биологии и попыток про-
вести социологические аналогии, подвигло его не только на сбор
огромного эмпирического материала, но и на то, чтобы постоянно
совершенствовать методологический подход. Он создает также
динамическую модель связи психических процессов, которая по-
зволила объяснить динамику влияния желаний и разума, воспита-
ния и природы.
Базовым основанием его концепции является теория либидо ,
в рамках которой важнейшее значение приобретает сексуальность.
Либидо – это психическая энергия, обладающая всеми свойствами
энергии: ее можно измерять количественно, она обладает способ-
ностью накапливаться, трансформироваться в другой вид, остава-
ясь постоянной при этом. Но происхождение данной энергии ис-
ключительно сексуальное. Сразу стоит отметить: эта тотальность
сексуального многими учениками и последователями великого пси-
хоаналитика существенно корректировалась. Сексуальное влече-
ние связывало в концепции З. Фрейда биологическую и психичес-
ку ю составляющие, с другой стороны, это позволяло проециро-
вать и поведение человека в обществе. «Оно является единственно
исходно социальной потребностью, требующей для своего удовле-
творения другого лица» 71. Развитие человека от рождения до смер-
ти неразрывно связано с развитием сексуальности, которая меня-
ется, влияя на развитие психического.
71 Романов И. Ю. Психоанализ: культурная практика и терапевтический
смысл. М. : Интерпракс, 1994. С. 72.

44
Психическая энергия либидо влияет на развитие характера
человека: если на одном из трех этапов психосексуального разви-
тия (оральном, анальном, генитальном) происходит фиксация, то
развиваются, в результате вытеснения, соответствующие черты ха-
рактера. Такие черты характера, как, например, стремление к поряд-
ку, чистоплотность, аккуратность, формируются в результате превра-
щения оральной и анальной сексуальности. Впоследствии именно
на этой классификации характеров будет основывать свою теорию
социального характера Э. Фромм.
Чувственное влечение не проявляется явно, но всегда так или
иначе находит выход. «Психическое значение влечения повышает-
ся в связи с отказом от его удовлетворения» 72. Психическая энер-
гия либидо может быть направлена в результате смещения на не-
связанный с сексом объект. Также влечение может быть выражено
в результате сублимации в какой-либо деятельности. И наконец,
под воздействием внутренней цензуры сексуальное влечение мо-
жет оставаться в сфере бессознательного.
Самым важным для понимания психической жизни человека,
как подчеркивал З. Фрейд, является деление психики на сознатель-
ное и бессознательное. «Иначе говоря, психоанализ не может счи-
тать сознательное сущностью психического, которое может при-
соединяться или не присоединяться к другим его качествам» 73. Он
подчеркивает, что представление никогда не бывает всегда созна-
тельным, но точно так же и другие элементы психи ки никогда
не бывают всегда сознательными. Бессознательное, или «оно», пред-
ставляет собой самую древнюю часть психики, а также все врож-
денное, что человек получил от родителей, чем он обладает в силу
определенной врожденной психической организации. Там же нахо-
дится все, что человек старается не осознавать и вытеснить из сфе-
ры сознания: желания, стремления, переживания, тревоги т. п. Но,
как уже говорилось, область бессознательного не исчерпывается
только вытесненным, она гораздо обширнее.
72 Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. Минск : Попурри, 1997.
С. 164. 73 Фрейд З. Я и Оно // Очерки по психологии сексуальности. С. 457.

45
Сфера сознательного также неоднородна, поскольку открыта
предсознательному, где находится все, что человек еще не осознал,
но может осознать. З. Фрейд называет предсознательное такж е
и латентным бессознательным. Сознательное – «Я» – это сфера,
которая формируется в процессе воспитания и отражает все про-
тиворечия, которые возникли между сексуальными влечениями ре-
бенка и воспитанием, авторитетом родителей и разного рода за-
претами. В отличие от бессознательного, которое огромно, созна-
тельное лишь верхушка айсберга психического. В учении З. Фрейда
«Я» является очень хрупким образованием, которое едва-едва удер-
жив ает равновесие между напором «оно» и соци альной с ферой ,
в которой складываются определенные нормы поведения. Созна-
тельное подобно всаднику, который, оседлав «оно», пытается пра-
вить им, при этом победа не всегда на стороне всадника.
«Я связано с сознанием, оно господствует над побуждениями
к движению, т. е. к разрядке возбуждений во внешний мир. Эта та
душевная инстанция, которая контролирует все частные процес-
сы , которая ночью отходит ко сну и все же руководит цензурой сно-
видений» 74. Сознание открыто восприятию мира, и поэтому в об-
ласть «я» входят познавательные способности, которые были пред-
метом философских споров в течение многих веков: ощущения,
воображение, память и мышление.
Сфера, которая давит на сознательное, называется у З. Фрейда
«сверх-Я», так как в сознании она переживается как нечто трансцен-
дентное, существующее всегда. На самом деле то, что звучит в со-
знании как голос совести, формируется к пяти-шести годам, когда
развивается чувство вины, как следствие интериоризации авторите-
та родителей. В этой области находят воплощение культурные нормы ,
формируется то, что человеку кажется запретным, как само собой
ра зумеющееся. Здесь находятся идеалы и происходит самоконтроль .
По мере развития ребенка эта область погружается в бессознатель-
ное , и, в отличие от нравственного чувства, которое в философии всег да
связывалось с практическим разумом, «сверх-Я» бессознател ьно.
74 Фрейд З. Я и Оно. С. 460.

46
Анализируя развитие этой сферы у своих пациентов, З. Фрейд
ук азывает, что «сверх-Я сохранит характер отца, и чем сильнее
бы л Эдипов комплекс, чем стремительнее было его вытеснени е
(под влиянием авторитета, религии, образования и чтения), тем
строже впоследствии сверх-Я будет властвовать над Я, как совесть,
а может быть, как бессознательное чувство вины» 75. Эдипов комп-
лекс означает переживание мальчиком сексуального влечения к ма-
тери и двойственного отношения к отцу – ненависти и преклоне-
ния. Аналогичные чувства испытывает в определенный период
де вочка, только в этом случае она ненавидит и преклоняется пе-
ред матерью и чувствует влечение к отцу.
Таким образом, можно сказать, что человек переживает посто-
янно внутренний конфликт между его влечением и запретами, часть
которых находится в сфере бессознательного, а часть постоянно
предлагается обществом и осознается человеком. Так как сфера
бессознательного очень обширна, то можно сказать, что и сила пси-
хической энергии бессознательного также очень велика. «Приходит-
ся, может быть, примириться с мыслью, что равновесие между тре-
бованиями полового влечения и культуры вообще невозможно, что
невозможно устранить лишения отказа и страдания, как и общую
опасность прекращения в отдаленном будущем всего человеческо-
го рода в силу его культурного развития» 76.
По мере становления теории З. Фрейд предполагает, что в инс-
тинктивной сфере человека сексуальность дополняется ее проти-
воположностью – стремлением к смерти. Работа «По ту сторону
принципа удовольствия» почти полностью посвящена этой проб-
лем е. Инстинкт жизни, как называет его З. Фрейд, Эрос, постоянно
борется в глубинах бессознательного с инстинктом смерти – Тана-
тосом. Именно Танатос есть врожденная агрессивность и стремле-
ние к насилию и убийству. Садизм, таким образом, также теперь
можно было объяснить как «влечение к смерти, которое оттеснено
от Я влиянием нарциссического либидо, так что и оно проявля ется
75 Фрейд З. Я и Оно. С. 475. 76 Очерки по психологии сексуальности. С. 166.

47
лишь напра вленным на объект» 77. Исследуя военные неврозы, пси-
хоаналитик наблюдает, что многие пациенты вновь и вновь стре-
мятся пережить боль и страдание. Деструктивные элементы пси-
хики заставляют мыслителя обратиться к проблеме агрессии.
Можно также отметить, что, определяя таким образом внут-
реннее противоречие бессознательного, З. Фрейд представляет че-
ловека, как существо, по своей природе склонного к враждебности
и антагонизмам. «Такое понимание человеческой природы было из-
начально конфликтным. Оно не сулило ни возможностей оконча-
тельного разрешения индивидуальных конфликтов, ни излечения
«общественных неврозов» 78. Конфликт теперь оказывался и во всех
пер еживаниях, которые испытывал человек, то есть не было тепер ь
любви без непременного присутствия ненависти, и точно так же
враждебность стала проявлением обратных, но, возможно, вытес-
ненных влечен ий.
Сублимация и ее влияние
на реализацию влечений
Суть терапевтической помощи психоаналитика заключается в
том, чтобы выявить в процессе бесед с пациентом, а также изуче-
ния его снов то, как развивался процесс формирования «сверх-Я»,
как и что было вытеснено и какие были следствия этих процессов.
Однако изменение состояния возможно, как показала практик а
З. Фрейда, только после того, как бессознательное, ставшее причи-
ной невроза, становится осознанным. То есть там, где было «оно»,
должно стать « Я».
Одной из важных идей З. Фрейда было объяснение того, как
изменяется психическая сексуальная энергия в том случае, когда
сексуальное влечение не может быть реализовано. Сублим ация
77 Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия // Очерки по психологии
сексуальности. С. 443. 78 Романов И. Ю. Психоанализ: культурная практика и терапевтический
смысл. С. 84.

48
в теории З. Фрейда – это механизм, благодаря которому происхо-
дит переориентация энергии влечений к несексуальным и неагрес-
сивным целям. «Сублимирование – процесс, происходящий с объек-
том либидо, и состоит в том, что влечение переходит в другую цель,
далекую от сексуального удовлетворения» 79. Благодаря открытию
явления сублимации стала вообще возможна постановка вопроса
о психологическом регулировании конфликта. Энергия подавлен-
ных инстинктов направляется на возможно похожие цели, но раз-
решенные обществом, и реализуется в социально допустимой фор-
ме. «Именно эта неспособность полового влечения давать полное
удовлетворение, как только это влечение подчинилось первым тре-
бованиям культуры, становится истоком величайших культурных
достижений, осуществляемых благодаря все дальше идущему суб-
лимированию компонентов этого влечения» 80.
Так, следствием сублимации является творческая деятельность,
а соответственно ее результаты можно интерпретировать с точки
зрения разработанной З. Фрейдом концепции психического. Тако-
го рода попытку психоаналитик осуществляет в своей работе «Вос-
поминание о детстве Леонардо». Он интерпретирует сон великого
художника и его картину, отыскивая в произведении искусства эле-
менты детских переживаний.
По З. Фрейду, искусство как деятельность во многом по своей
природе приближается к истерическим фантазиям и в определен-
ной степени есть свидетельство невроза. Творческое создание ху-
дожественного произведения может быть рассмотрено как болезнь,
которая настоятельно влечет художника к творчеству, и соответ-
ственно если болезнь будет излечена, то творчество прекратится.
Идея влияния бессознательного на художественную практику
получила развитие в известном художественном направлении, од-
ном из многих революционных и отвергающих принципы прошлого
искусства, которых так много было в начале ХХ века. Сюрреалис-
ты объявили о том, что их творчество будет ориентировано на осво-
бождение бессознательного, как и было заявлено в их манифесте.
79 Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. С. 136. 80 Там же. С. 166.

49
Надо сказать, что сам З. Фрейд неоднократно высказывал сомне-
ние в возможности такой формы существования искусства.
Однако идея сюрреалистов как раз состояла в том числе и в том ,
чтобы изображать сны и ассоциации на картинах, чистые чувства,
пр и этом часто бессознательное оказывалась для неготовой для тако-
го искусства публики полной бессмыслицей. Мистификация тоталь-
ности бессознательного породила идеологию ненаправленного бун-
та, а А. Бретон утверждал, что элементарный сюрреалистический
акт состоит в том, чтобы выйти на улицу и стрелять все равно в кого .
А. Ка мю писал об этом: «Тому, кто не принимает ни од ного определе-
ния сюрреализма, не основанного на таких понятиях, как индивид
и его своеволие, тому, кто отвергает любой иной приоритет, кроме
сферы подсознательного, только и остается, что поднять мятеж од-
новременно против разума и общества» 81. Чтобы дать свободу влече-
нию, следуя логике сюрреалистов, необходимо свергнуть общество.
Этот пример демонстрирует и то, насколько широко в обще-
стве тогда обсуждалась идея социально оправданного революци-
онного насилия именно в контексте идей З. Фрейда, который, впро-
чем, также под давлением социально-исторических обстоятельств
развивает тему бессознательной агрессивности. Надо отметить, что
сублимироваться может не только сексуальное влечение, но и агрес-
сия, которая провоцирует насильственные конфликты. В значитель-
ной мере приведенный пример можно анализировать и с этих пози-
ций, ведь разрушительная идеология сюрреалистов, в значительной
мере выраженная в произведениях искусства, также в соответствии
с методом З. Фрейда может быть понята как сублимация Танатоса.
Развитие культуры
и конфликтная природа человека
В большин стве концептуальных работ З. Фрейда речь идет
о м ежличностных конфликтах, которые он рассматривает вмест е
с т ем как следствие родовой истории человека. Это, во-первых,
81 Камю А. Бунтующий человек. М. : Политиздат, 1990. С. 189.

50
конфликт между ребенком и одним из родителей, трансформация
этого конфликта создает почву для возможных конфликтов взрос-
лого. Во-вторых, З. Фрейд подчеркивает неизбежность постоянно-
го конфликта между полами, который так или иначе также может
стать основанием конфликтного поведения. «Почему в современ-
ном мире так увеличивается количество психических заболеваний
и неврозов? Потому, по Фрейду, что усиливается противоречие меж-
ду внутренними устремлениями человека и внешними социальны-
ми требованиями. Фрейд психоаналитически (т. е. клинически) ис-
следует все общество, как единый субъект» 82. Мыслитель подчер-
кивает, что запреты, которые как раз и противоречат влечениям,
это результат развития культуры, которая, в свою очередь, отражает
все драмы психического, но теперь уже в масштабах рода. Религия
оказывается также формой выражения запретов для предотвраще-
ния конфликтов.
З. Фрейд понимает культуру в двух основных значениях: пер-
вое – все накопленные людьми знания, умения, что возникли в про-
цессе покорения природы, направленного на удовлетворение че-
ловеческих потребностей; второе – все социальные институты,
которые возникли, чтобы регулировать общественные отношения,
защищать собственность и распределять блага. Мыслитель наста-
ивает на том, что оба этих значения взаимосвязаны, проявляются
во всех сферах общества и влияют на взаимоотношения людей.
Так мера удовлетворения влечений, создаваемая теми или ины-
ми благами культуры, существенно влияет на то, как люди отно-
сятся друг к другу. Также, поскольку люди вступают друг с другом
в отношения по поводу блага, созданного в ходе развития культу-
ры, эти отношения принуждают одного использовать другого в ка-
честве рабочей силы или как сексуальный объект. И наконец, «каж-
дый отдельный индивид виртуально является врагом культуры,
которая тем не менее должна оставаться делом всего человеческо-
го коллектива» 83. Развитие культуры и соответственно разв итие
82 Пигров К. С. Социальная философия. СПб. : СПбГУ, 2005. С. 117. 83 Фрейд З. Будущее одной иллюзии // Сумерки богов. М. : Политиздат, 1989.
С. 95.

51
об щества было постоянным процессом покорения природы, однако
З. Фрейд не отмечает такого же прогресса в развитии и упорядочи-
вании человеческих отношений. Мыслитель указывает, что обще-
ство не может отказаться от запретов, от тех норм, которые сформи-
ровались в процессе культурного развития, так как слишком велик
риск, что свободой воспользуются люди с враждебными наклон-
ностями. «Надо считаться… с тем фактом, что у всех людей имеют
место деструктивные, то есть антиобщественные и антикультур-
ные, тенденции и что у большого числа лиц они достаточно силь-
ны, чтобы определить собою их поведение в обществе» 84.
З. Фрейд понимает культуру во многом как результат деятель-
ности элиты, которая, скорее всего, сама может подчиняться культу-
ре без принуждения, однако основная масса людей не всегда гото-
ва предпочесть цели общества своему удовольствию. Следователь-
но, принуждение и конфликт будут всегда сопровождать развитие
культуры и общественных взаимоотношений. «Люди обладают
двумя распространенными свойствами, ответственными за то, что
инсти туты культуры могут поддерживаться лишь известной мерой
насилия… люди, во-первых не имеют спонтанной любви к труду,
и, во-вторых, доводы разума бессильны против их страстей» 85.
Проблема перспективы развития общества видится З. Фрейду
в том, что люди все меньше следуют требованиям культуры под вли я-
нием внутренних убеждений, напротив, только угроза наказания
заставляет их делать то, что в интересах всего общества. Психоана-
литик называет это нравственной ненадежностью. Рано или поздно
это приведет к увеличению конфликтов.
Не меньшее значение имеет также и то, что в обществе растет
число людей, испытывающих острое чувство враждебности к куль-
туре, которую они поддерживают и развивают своим трудом. «Ин-
териоризации культурных запретов в таком случае ожидать от угне-
тенных не приходится, они, наоборот, не расположены признавать
запреты, стремятся разрушить саму культуру» 86.
84 Фрейд З. Будущее одной иллюзии. С. 96.85 Там же. С. 97.86 Там же. С. 101.

52
Таким образом можно отметить, что в соответствии со взгля-
дами З. Фрейда, независимо от того, анализируется ли отдельный
человек или социальная группа, везде действует один и тот же ме-
ха низм подчинения и сопротивления запретам культуры. Однак о
в современном обществе отмечается большая конфликтность, вы-
званная снижением интериоризации запретов у людей, которые, в си-
лу сложившихся социальных отношений, испытывают неудовле-
творенность.
В заключение хотелось бы подчеркнуть, что на развитие со-
временной философии конфликта в существенной мере повлияло
понимание З. Фрейдом противоречивости человеческой природы.
Практически все современные мыслители так или иначе использо-
вали открытия психоанализа для объяснения сущности конфликта
и причины агрессии. Понятие бессознательного, описание меха-
низмов переноса, подавления, сублимирования стали основой со-
временных практик в области психологического урегулирования
конфликтов.
Вопросы для самостоятельной работы
1. Какие основные понятия использует З. Фрейд для анализа челове-
ческой души?
2. Что такое бессознательное и как оно связано с другими сферами
психики?
3. Как влияет воспитание на развитие человека? Как формируется
система запретов «сверх-Я»?
4. Какова природа человеческой агрессии? Как влияет агрессивность
на возникновение конфликтов?
5. Как влияет сублимация на проявление влечений?
6. Какие примеры можно привести, иллюстрируя механизм сублима-
ции применительно к агрессивности?
7. Как оценивал З. Фрейд возможность снижения интенсивности
конфликтов в обществе?

53
Глава 5
КОНФЛИКТ КАК УСЛОВИЕ
ИСТОРИЧЕСКОГО И ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ
В ФИЛОСОФИИ Г. ЗИММЕЛЯ
Георг Зиммель (1858–1918) наиболее известен как автор боль-
шого количества произведений, посвященных социологии культу-
ры. В его собрании сочинений можно обнаружить сказки и циклы
лекций, статьи и речи, посвященные любви, эросу, проблемам телес-
ности и пола, динамике социальных процессов, индивидуализа-
ции, религии. Он писал об украшениях и моде, о культурном влия-
нии денег, об Альпах и приключениях, о символическом значении
моста и двери. Наиболее известны такие его труды, как «Филосо-
фия денег» (1900), «Религия» (1906), «Социология» (1908), «Изме-
нение форм культуры» (1916). В России почти нет переведенных
работ Г. Зиммеля, хотя его идеи обсуждаются в разных научных
публикациях.
Философ родился в большой семье еврейского коммерсанта,
ставшего лютеранином. Он получил хорошее гимназическое обра-
зование, учился на философском факультете в Берлине. Защитив
ди ссертацию, Г. Зиммель получил рано должность приват-доцента,
но профессором стал незадолго до смерти, так как его идеи не раз-
деляли большинство его коллег. Он был очень известен в Берлине,
пр ичиной тому было то, что он, не получая регулярного жалованья,
вынужден был читать публичные лекции, печатать статьи в газе-
тах и т. п. Благодаря такой практике у него сложился великолепный
стиль публициста и сформировалось огромное тематическое разно-
об разие работ, но именно это и вызывало постоянные нарекани я
в его адрес.
Одним из первых российских критиков социологии культуры
данного немецкого мыслителя был Лев Троцкий, который в «Прав-
де», вышедшей в мае 1911 года, выражает очень ироничное отно-
шение к речи Г. Зиммеля на открытии художественной выставк и
в Вене. Как известно, Вена того времени была центром художе-
ственных экспериментов, выставки в Сецессионе вызы вали много

54
споров, и поэто му, конечно, поздравительная речь философа должна
был а быть посвящена формам современного искусства и социально-
психологическим основаниям современной культуры. Л. Троцкий
написал тогда, что новый дух времени, о котором пишет Г. Зим-
мель, «это душа интеллигенции большого города. Ее искусство –
импрессионизм, эстетически замаскированное равнодушие, ее со-
ци альная мораль, Ницше ее пророк…» 87 И можно согласиться с не-
мецким исследователем М. Кауфманом, что эти слова в значитель-
ной мере характеризуют самого Г. Зиммеля. Ведь его мировоззрение
формировалось под влиянием философии Ф. Ницше, а проблемы,
которые он анализирует в своих работах, безусловно, отражали ду-
хо вные поиски интеллектуальной и культурной элиты того времени.
Традиционно выделяют три основных периода в его философ-
ском развитии. В ранних произведениях очевидно прослеживается
его увлечение теорией Г. Спенсера. И поэтому и его лекции, и ра-
боты посвящены по большей части социологии. Во второй период
Г. Зиммель обращается к проблеме ценностей, и последние годы
можно проследить, как в его философии доминирует ориентация
на философию жизни, и прежде всего на философию А. Берг сона 88.
Его социологию культуры можно назвать попыткой синтезировать
фи лософию А. Бергсона и В. Дильтея, которые повлияли на его ме-
тодологию анализа социального поведения и концепцию трансфор-
мации культурных форм.
Такого рода философские истоки не могли не определить те-
матические обращения немецкого мыслителя к проблеме конфлик-
та. Правда, стоит отметить, что опять же понимание природы конф-
ликта менялось в соответствии с изменением философских пози-
ций Г. Зиммеля. Также можно отметить, что при значительном
влиянии ницшеанства он не подходил к проблеме конфликта с по-
зиций марксистской теории классо в.
87 Kauffman M. Struktur und Dynamik sozialer Prozesse: makrosoziologische
Aspekte der Kulturenwicklung bei Georg Simmel. Munchen : Profie, 1990. S. 113. 88 См.: Landmann M. Georg Simmel: Konturen seines Denkens. Frankfurt : Verlag
GmbH , 1974. S. 3–11.
..

55
Понятия конфликта, борьбы, противоборства
и конкуренции в концепции Г. Зиммеля
Идеи Г. Зиммеля актуализировал в рамках философии конф-
ликта Л. Козер, чья работа «Функции социального конфликта» на-
полнена ссылками на немецкого мыслителя. Поэтому в современ-
ных работах, посвященных философским основаниям конфликто-
логии, можно увидеть обязательное указание на влияние Г. Зиммеля
в аспекте понимания сущности и роли конфликта в развитии об-
щественных отношений 89.
Стоит отметить, что Л. Козер по большей части ссылается на ран-
нюю работу Г. Зиммеля, которую он называет «Конфликт», с чем
можно согласиться лишь с оговоркой: хотя речь в ней действитель-
но идет о враждебности, антагонизмах, которые наполняют челове-
ческую жизнь, все же корректнее было бы перевести название этой
части социологии (Streit) в контексте кантовского термина Widersreit
что означает «противоборство». То есть в работе речь должна пой-
ти о сущности социальных конфликтов как борьбы, так же и в ге-
раклитовском и ницшеанском значении этого слова. Философ пред-
полагает увидеть подлинное основание жизни, которая находится
в постоянном движении и условием развития которой являютс я
постоянная борьба, постоянное противоречие.
Термин «конфликт» (Konflikt) он также использует и примени-
тельно к культурным формам, к примеру, там, где речь идет о конф-
ликте нравственных ценностей, идеалов 90. Находясь под влиянием
со циал-дарвинизма, Г. Зиммель, естественно, рассматривал роль кон-
кур енции в развити и общества , и в этом плане кон куренция для не-
го – самый очевидный пример социального конфликта.
Здесь необходимо уточнить, что конкуренция для Г. Зиммеля –
это не только экономическое понятие, он видит ее роль более гло-
бально, подчеркивая прежде всего культурное влияние. Конкурен-
ция и разделение труда создают условия для стабильног о развития
89 См.: Вяккерев Ф. Ф. Философия конфликта. Владивосток : Изд-во Даль-
невосточ. ун-та, 2004. 90 См.: Kauffman M. Struktur und Dynamik sozialer Prozesse... S. 134.

56
культуры. При этом постоянное соперничество в различных направ-
лениях общественной жизни приводит к росту и разнообразию со-
циальных взаимозависимостей и в целом способствует социаль-
ной интеграции. «В конкуренции связываются индивидуальные ка-
чества и коллективные условия особым для культуры продуктивным
способом» 91. То есть в развитии культуры конкуренция служит куль-
турному отбору, но при этом, что характеризует современную куль-
туру, она сама по себе становится ценностью и составляет, как ука-
зывает Г. Зиммель, этос современной культуры 92.
Первоначально на ранних этапах развития общества конкурен-
ция представляла собой полное воплощение борьбы за существо-
вание, подобной той, что ведут между собой животные. Как уже
говорилось, понятие конкуренции и ее роли в общественной жиз-
ни Г. Зиммель использует в контексте модного тогда социал-дарви-
ни зма. То есть общественное развитие подобно эволюции видов ,
в которой ведущую творческую силу представляет собой естествен-
ный отбор, осуществляемый на основе постоянной борьбы за суще-
ствование. Но постепенно борьба всех против всех принимает все
более сложные культурные формы, проявляясь во всем многообра-
зии социальной жизни в политике, экономике и правовой сфере.
Так возникает религия, которая посредством сакрализированной
си стемы ценностей связывает эгоистические интересы индиви да
с интересам и общества, представляя в качестве идеала альтруизм.
То есть надо понимать, что, будучи фактором развития общества
и всех направлений его культурной жизни, конкуренция должна
поддерживаться и политически, и экономически.
Социализм, как пишет Г. Зиммель, представляет собой наибо-
лее полное проявление позитивных целей индивида. Но создание
абсолютно неконкурентного общества невозможно, напротив, мыс-
литель полагает, что индивидуализация и конкуренция будут по-
стоянно проявляться. Если в процессе социального развития будет
достигнута свобода отдельных индивидов в полной мере, то это
также не приведет к тому, что конкуренция ис чезнет.
91 Kauffman M. Struktur und Dynamik sozialer Prozesse... S. 113. 92 См.: Ibid. S. 114.

57
Можно отметить, «что марксистскую философи ю истории
Г. Зи ммель встретил своей собствен ной фи лософи ей и стории ,
в ко торой очевидно влияние Гегеля» 93. Поэтому социализм оказы-
вается для него во многом идеологией равенства индивидуальнос-
тей, и следствия такой логики исторического развития он пред-
ставляет иначе, чем это описано у К. Маркса.
Г. Зиммель также полагал, что в развитии общества большую
роль играют формы производства материальных благ; в его понима-
нии стабильность и изменение находятся в диалектической взаи-
мо связи, образуя противоречие, разрешение которого приводит
к см ене культурных форм. Он «заимствует элементы теории Марк-
са для его модели развития культуры. Эта близость материалисти-
ческому пониманию истории особенно видна в зиммелевских рас-
суждениях о динамике социально-экономического развития» 94.
Однако противоречие между производительными силами и про-
из водственн ыми отношениями ин терпретирует философ также
в духе философии жизни, превращая в конфликт между содержа-
нием и формой культуры. «Между жизнью, которая, развиваясь,
всегда течет полноводным потоком, чья энергия всегда только воз-
растает, и формами исторического выражения, которые упорству-
ют в своем неподвижном тождестве, возникает неизбежный конф-
ликт, который наполняет всю историю культуры, хотя и не всегда
проявляя себя открыто» 95. Иначе говоря, жизнь как стихийный по-
ток, представляет собой творческую силу истории, обогащая ее по-
стоянным многообразием и полнотой, а культура, созданная чело-
веком и реализованная в самых разных формах, не может в полной
мере выразить полноту жизни и не может соответствовать дина-
мике ее движения. Г. Зиммель использует традиционные для фи-
лософии жизни категории, такие как жизнь, борьба, сила. В пони-
мании истории культуры базовыми для него становятся понят ия
«из менение» и «конфликт», которые он понимает достаточно мис-
тически и придает им онтологическое значение.
93 Kauffman M. Struktur und Dynamik sozialer Prozesse... S. 23. 94 Ibid. S.129.95 Simmel G. Wandel der Kulturformen // Simmel G. Das Individuum und die Freiheit. B. : Verlag von Dunker und Humblot, 1984. S. 94.

58
Философия культуры и понимание конфликта
Развитие культуры видится философу как развитие культур-
ных форм, которые по мере постоянно изменяющейся жизни теря-
ют свою эластичность и становятся все более консервативными, за-
сты вшими, утрачивают свою функциональность. Новые отношения,
потребности и интересы вступают в конфликт со старыми форма-
ми культуры, что приводит к разрушению старых мертвых форм,
так как они не соответствуют происходящим изменениям, и созда-
нию новых. В этом стадиальном изменении спонтанно действуют
независимые интенции отдельных индивидов и групп. Изменения
культурных форм, сопровождающие эти изменения конфликты
воздействуют на индивидуальную и коллективную действитель-
ность. «Поскольку историческое наличное бытие на каждой более
высокой ступени обнаруживает два ряда: внеличностные образова-
ния, предметный порядок и труд, с одной стороны, личности с их
субъективными качествами и потребностями, с другой стороны,
проявляется особенно часто отличие в их темпах развития» 96.
Здесь закономерно выяснить, изменяется более динамично лич-
ность в ее уникальном персональном проявлении или формы свя-
зей отдельных индивидов в некую общность. Философ, безуслов-
но, в духе философии жизни указывает на неповторимый дина-
мизм развития индивидуальности, которая ставит некоторых людей
как бы впереди времени, то есть их жизнь в значительной мере
предвещает еще только складывающиеся культурные конфликты.
Однако это не значит, что не происходит и обратного воздействия,
ведь изменение культурных форм в соответствии с новыми отно-
шениями также приходит в конфликт со сложившимся ментали-
тетом и требует его изменения. То есть процесс культурного раз-
ви тия в контексте проблемы индивидуальности представляется
Г. Зиммелю также многообразным и диалектичным по своей сути.
В истории религии мыслитель видит множество примеров,
подтверждающих его понимание сущности развития культуры.
Поэтому он анализирует культуру начала ХХ века в рамках тех
96 Kauffman M. Struktur und Dynamik sozialer Prozesse... S. 130.

59
про тиворечий, котор ые очевидно проявляются в религиозной жизни .
Достаточно долго христианство играло большую роль в создании
культурных форм, в которых развивались и становились обще-
ственные отношения. Но совершенно очевидно, что роль христиан-
ства изменилась, что современная культура утратила ту религи-
озность, которая отличала ее долгие столетия. Налицо утрата доми-
нирования определенной культурной формы под влиянием новых
отношений и нового содержания культуры. Идет процесс форми-
рования основ новых культурных форм, и в том числе новой рели-
гиозной культуры.
Г. Зиммель исключает возможность культурного развития вне
какой-либо религии, так или иначе человек реализует свою потреб-
ность в религиозном чувстве, поэтому, раз налицо кризис домини-
рующей религиозной культурной формы, культура вступает в эпо-
ху религиозных исканий. Это диагностируется тем фактом совре-
менной культуры, что она буквально объявляет своим манифестом
некую новую мистику и экспериментирует в области религиозной
жизни, создавая множество сект. Внеконфессиональные формы
реализации религиозных потребностей соответственно приводят
к возникновению новых отношений к проблеме веры и изменению
роли церкви в жизни человека. Душа стремится к поиску Бога, но
отказывается в этих стремлениях от каких-либо посредников и пы-
тается обрести какую-то новую религиозную картину мира, кото-
рая бы соответствовала изменениям, происходящим в сфере поли-
тических, экономических отношений.
Таким образом, можно говорить, что признаком современного
Г. З иммелю времени он считает конфликт религиозных культур,
в котором можно увидеть также и конфликт ценностей. Строго го-
воря, религия всегда, как система ценностей, противоречит тем
смыслам, которые предстают перед человеком в повседневной
жизни. Призывая к миру, она предлагает людям, которые являются
врагами вне церкви, смирить свои амбиции и прийти к согласию.
Также противоречат друг другу, к примеру, экономические и се-
мейные системы ценностей, в первом случае конкуренция и пого-
ня за прибылью, во втором случае альтруизм и солидарность никак

60
не согласуются , и человек, играя разные социальные роли, должен
находить какой-то выход из этого культурного конфликта. Религи-
озной картине мира противостоит научная картина мира, которая
придает совершенно другие смыслы реальности. Особенно культура
ХХ века видится философу конфликтующей в сфере ценностей,
где сталкиваются старые христианские ценности со скептически-
ми ценностными ориентирами современной науки, а также мисти-
ческими смыслами, возникающими по мере формирования рели-
гиозной культуры многочисленных сект, которые появляются в по-
следнее время.
Совершенно новое значение получили в культуре ХХ века день-
ги, они начали играть роль универсальной ценности. Это касается
не только экономической сферы, но и многих других. Это связано
с тем, что деньги становятся универсальным эквивалентом, а это
создает основу для их особой мировоззренческой роли; они оказы-
ваются тем, что формирует единство бесконечного многообразия
современной реальности. Таким образом, деньги приобретают свое-
го рода трансцен дентальный смысл, оказываются тем пределом,
за которым множественность обретает единство. Поэтому деньги
в современном мире претендуют в своем метафизическом влия-
нии на роль бога и для многих людей эту роль играют 97. Для такого
рода культурной функции у денег есть значительный ресурс, ведь
они постоянно в центре социальной жизни, в отличие от христи-
анской религии, которая все больше отодвигается на периферию
ценностных миров. Формируется новая культура денег, образуя со-
ответствующие формы.
Деньги открывают новые перспективы развития индивиду-
альности. Прежде всего, деньги делают человека более свободным,
он может, и мея деньги, более н е руководствоваться никакими
нормами, то есть деньги освобождают его от традиций, привязан-
ностей и необходимости соблюдать моральные нормы. Тем самым
индивидуальность получает новые перспективы развития и воз-
можность самореализации. Человек может теперь сравнить р анее
97 См.: Simmel G. Philosophie des Geldes. B. : Akademie Verlag, 1977. S. 240.

61
не соп оставимое: коль скоро все измеряется деньгами, то можно
определить ценность таланта певца и инженера, можно сравнить
стоимость картины и природного пейзажа. Таким образом, скла-
дывается новая шкала ценностей и можно точно определить, сколь-
ко стоит свобода. Будучи символом свободы, деньги становятся наи-
более частой подоплекой вражды, которая возникает немедленно,
как только сталкиваются финансовые интересы.
Однако изменяющаяся ситуация приводит к утрате духовнос-
ти , к той эмоциональной пустоте, которая наполняет эпоху чув-
ством катастрофы. Власть денег лишает человека родины, друзей,
лю бви, формирует новые отношения, в которых его душевн ость ос-
тается невостребованной. Поэтому утрата денег становится двой-
но й трагедией, ведь теряется не только свобода, но и переживае т-
ся та цена, которую человеку пришлось заплатить за стремлени е
к богатству. В отличие от религиозного блага, в отличие от христи-
анского Бога деньги не оставляют надежды на прощение, утра-
ченная духовность невосполнима. Таким образом, символом но-
вой культуры оказывается конфликт старых культурных форм, воп-
лощенных в религиозные символы, и той демонической стихии,
которую порождают деньги .
Трансформация философии
и понимание роли борьбы
в становлении человека
Философия в той ее классической форме, которая была ха-
ракте рна для XIX века, также в представлении Г. Зиммеля не соо т-
ветствует изменяющейся стихии жизни. Здесь надо, конечно, упо-
мянуть о том, что Г. Зиммель защищал диссертацию по И. Канту,
увлечен был и гегельянством, но при этом он указывает на несо-
вершенство предшествующих философских систем для объясне-
ния тех перемен, которые происходят в истории. «Наши духовные
средства… теперь недостаточны для того, что мы хотим выразить,
жизнь не только не входит в этот духовный образ, но взрывает его

62
изнутри и ище т новые формы, которые также воплощают лишь
предчувствие или неясную фактичность, лишь стремление или не-
уклюжую попытку проявить ее таинственное присутствие» 98.
Жизнь оказывается тем основанием, которое провоцирует ду-
ховный конфликт мировоззрений, так как она находится в посто-
ян ном движении; ее форма существования – противоречие, борьба ,
антагонизм, поэтому невозможно поместить в систему эту посто-
янно меняющуюся реальность. Философ же видит задачу фило-
со фии не в том, чтобы немедленн о представить готовую схему,
а в том, чтобы в поисках выразительных средств соответствовать
темпу происходящих изменений. Он в своих произведениях пы-
тался найти ту новую форму философии, которая могла бы более
адекватно выразить дух нового времени. Его самого критики упре-
кали за отсутствие полноценной системы и универсальности, что
в значительной мере справедливо и объясняется стремлением как
раз быть более совреме нным. Понимая жизнь как иррациональ-
ный процесс, мыслитель относит философию к числу тех культур-
ных форм, которые устаревают достаточно быстро и требуют посто-
ян ного обновления. Однако, так как религия, наука и государство до-
минируют как культурные формы, философия также уподобляется
их застывшему образцу. Философия должна стать, может , более от-
крытой индивидуальному и уникальному содержанию жизни. В не-
которых работах философ даже говорит о том, что философия долж-
на твориться женщинами, чтобы обрести живую эмоциональность.
Достаточно много внимания уделяет Г. Зиммель той роли, ко-
торую играют социальные противоречия в жизни человека. В его
пр едставлении все эмоциональные формы проявления несогла-
сия, которыми так богата человеческая практика взаимоотноше-
ний, дают возможность для развития индивидуальности и ощуще-
ни я полноты жизни. Враждебность, недовольство, ненависть, откры-
тое несогласие, казалось бы, негативные разрушающие социальные
фа кторы, но они дают личности осознать собственн ое отличи е
и с вободу. «Наше противодействие дает нам чувство того, что в эт ом
98 Simmel G. Wandel der Kulturformen. S. 99.

63
отношени и мы не полностью угнетены, позволяет проявиться на-
шей силе и наделяет живостью и взаимодействием отношения, ко-
торые без этой коррективы не имели бы никакой цены» 99.
Во взаимоотношениях между людьми конфликты не всегда
приводят к разрушению отношений, напротив, пережившие ссору
люди определяют ресурс собственной свободы в сформировавших-
ся отношениях и обретают понимание смысла развития этих отно-
шений в дальнейшем.
Поэтому человек не должен бояться конфликтов и споров, а, на-
против, должен видеть в них проявление жизнеспособности отно-
шений. «Эротические отношения являются самым ближайшим при-
мером. Как часто оказываются они сотканными из любви и вни-
ма ния или невнимания; из любви и чувственной гармонии нату р
и одновременного сознания дополнения противоположности друг
друга; из любви и властолюбия или потребности подчиняться» 100 .
Сторонний наблюдатель, подчеркивает Г. Зиммель, будет видеть
только одну из сторон отношений, но не сможет понять природу
сложившихся эмоциональных взаимовлияний. С этим примером
вполне можно согласиться, ведь порой ссоры супругов, пугающие
окружающих своей катастрофичностью, не завершаются разрывом
отношений, а пострадавшая сторона отказывается принимать ка-
кую-либо помощь со стороны закона.
Философ также указывает, что двойственность эротических
отношений может быть не очевидна и самим влюбленным, им так-
же видится идеал отношений однополярным. На самом же деле
это единый и многообразный процесс, полярность которого опре-
деляется стремлением каждой личности к максимальному разви-
тию своей индивидуальности. «Между Я и Ты возникает в созна-
нии человека его главный конфликт и его главное единство» 101 , уже
в своей сущности любовь представляет единство противопо лож-
99 Simmel G. Soziologie. Leipzig : Verlag von Dunker und Humblot, 1908. S. 252. 100 Ibid.101 Simmel G. Uber die Liebe // Simmel G. Gesamtausgabe. Bd. 20. Frankfurt
a/M : Verlag Fischer, 2004. S. 116.
..

64
ностей, и в сознании ч еловека также возникает образ неразрывно-
го единства, но через преодоление собственного эгоизма.
То, что мы называем уважением, есть результат взаимовлия-
ния двух противоположных чувств – дружелюбия и опасения. Дис-
та нция, возникающая между людьми, – результат математическо й
пропорции между симпатией, которая их притягивает друг к другу,
и антипатией, что заставляет их избегать общения. Таким образом,
можно говорить о том, что конфликт является непременной состав-
ляющей при формировании значимых в социальном плане отно-
шений. В общественном сознании дружба и любовь ценятся очень
высоко, но эти отношения основываются также на взаимодействии
позитивных и негативных чувств.
Г. Зимм ель также задается вопросом, в какой мере человеку
присуще чувство, если так можно выразиться, чистой враждебнос-
ти, насколько можно назвать стремление к постоянному противо-
борству врожденным свойством людей. Безусловно, мы знаем о дет-
ском негативизме, когда ребенок бессмысленно отвергает все пред-
ложения взрослого и, казалось бы, просто из чувства противоречия
делает все наоборот. Родителей ставит в тупик такого рода поведе-
ние, ведь они привыкли видет ь рациональные основания конфликта.
Однако в истории есть множество примеров необъяснимого
противостояния сторон, иначе говоря, официальный повод для во-
оруженного конфликта бывает совершенно незначителен, однако
конфликт может развиваться десятилетиями; так, Г. Зиммель приво-
дит в качестве примера войну Алой и Белой розы, борьбу гибелли-
нов и гвельфов. Возможно, такие примеры указывают на то, что
людям естественно стремиться к созданию враждебных отноше-
ний. А если следовать логике скептических моралистов, то поиск
врага – это нравственная потребность, «ведь несчастье лучшего
друга не всегда нас совершенно расстраивает» 102 .
Можно даже говорить, что человек всегда найдет возможность
реализовать свое чувство враждебности и стремление к антагониз-
му . «Говорят, что человек обретает религию не потому, что вери т
102 Simmel G. Soziologie. S. 259.

65
в Бога, а потому что его душа стремится верить в Бога» 103 . Анало-
гичную потребность испытывает молодой человек, который влюб-
ляется, потому что стремится любить и, как говорят поэты, любит
са му любовь. Спонтанность этого отношения определяет, конечно ,
не только чистые порывы души, но, безусловно, особое состояние
организма, физиологическое развитие которого ведет к избыточ-
ной эмоциональности.
Потребность любить приводит к тому, что бывает достаточно
небольшого повода, чтобы объект влюбленности был признан та-
ковым и наделен в воображении всеми необходимыми для идеала
достоинствами. Но раз мы можем придумывать объект любви, то,
возможно, мы готовы создать в своем воображении и врага, чтобы
направить спонтанность нашей враждебности в определенное рус-
ло. Коль скоро, полагает Г. Зиммель, чувство враждебности нераз-
рывно связано с чувством приязни, ведь каждое состояние являет-
ся условием для проявления другого, то, вероятно, есть и два проти-
воположных стремления, совместная энергия которых объединяет
все душевные процессы и формирует личность.
Для отдельного человека очень важен процесс определения
своих и чужих, ведь так происходит процесс социализации, а так-
же познания самого себя. Поэтому человек, как это ни парадок-
сально, будет дорожить в равной мере чувствами, которые объеди-
няют его с другими людьми, как и чувствами, которые усиливают
это объединение, то есть ненавистью к врагу.
Антагонизмы и противоборство
в отношениях социальных групп
Люди постоянно находятся в самых разнообразных отноше-
ниях с другими людьми, и симпатия, а также одинаково ровное
отношение друг к другу не могут заполнить все пространство со-
ци альных связей. Благодаря антагонизмам и оппозициям толпа боль-
шого города получает жизненно необходимые дистанции и соот-
103 Simmel G. Soziologie. S. 262.

66
ветственно возможность удерживать такие дружеские отношения.
Многообразие полярных взаимодействий, возможность конфлик-
тов и выражение антипатии создают условия для социализации.
Поэтому можно говорить, что социальные конфликты создают мно-
гообразие социальных групп и тем самым формируют социальную
структуру. «Убедительным примером тому являются индийцы , у ко-
торых каждое племя принципиально находится в состоянии войны
с другими» 104 , касты также враждуют друг с другом, и это состоя-
ние необходимо, чтобы создать целое, сформировать отношения
внутри групп. Иначе говоря, противоречия внутри группы устанав-
ливают отношения между людьми, ведь противоречия так или и на-
че разрешаются установлением персональных границ; не в мень-
шей мере необходимость враждовать с другими группами гаранти-
рует целостность сложившихся в группе отношений
В итоге Г. Зиммель приходит к выводу, что любое взаимодей-
ствие в группе бывает особенно успешным, если появляется внеш-
ни й враг, это равнозначно справедливо и для небольших групп ,
и для целых государств, которые порой достигают единства обще-
ственного сознания после объявления войны. Поэтому порой поли-
тики вместо четких созидательных целей называют общего врага
и объединяют разобщенных сторонников в своих партийных инте-
ресах. Безусловно, это «политическая мудрость – заботиться о вра-
ге, чтобы сохранить единство элементов, чтобы их витальный ин-
терес был осознанным и сохранялся таковым» 105 .
Таким образом, все виды социальных взаимодействий есть ре-
зультат двух течений, подчеркивает Г. Зиммель, монизма и антаго-
низма, только так возможно стабильное развитие отношений. Бо-
лее того, в истории политики есть масса примеров, когда ста-
бильность политической ситуации в королевстве или княжестве
по ддерживалась лишь одним способом – официальным призна-
нием возможности оппозиции. Таким образом, конфликт полити-
ческий обретает институциональные формы и не приводит к пе-
ревороту, но, напротив, содействует равн овесию.
104 Simmel G. Soziologie. S. 263. 105 Ibid. S. 315.

67
Безусловно, есть такие формы антагонизма, когда очень труд-
но обнаружить, что объединяет врагов. Когда происходит нападе-
ние хулигана или убийцы, трудно найти что-либо, что может их
объединить. Тем более когда преступление происходит внезапно,
из-за угла, так что мы можем с большой вероятностью быть уверен-
ными в том, что лишь преступник испытывал чувство враждеб-
ности, а его жертва не вступала ни в какие с ним отношения преж-
де. В этом случае, полагает Г. Зиммель, шансы найти что-то общее,
объединившее стороны, сведены к нулю.
Он приводит слова И. Канта о том, что «любая война, в кото-
ро й противники не связаны какими-либо обязательствами по пово-
ду использования возможных средств, становится в своей психоло-
гической основе войной на уничтожение» 106 . Как только конфликт
переходит от открытого противостояния без правил к какому-либо
обсуждению возможных форм реализации борьбы, то, будучи под-
верженным некоторой рефлексии, он обретает элемент объедине-
ния, хотя степень враждебности при этом не уменьшается. Таким
образом, можно говорить о том, что в процессе развития таких от-
ношений конфликтующие стороны определенно вступают во взаи-
модействие, которое, однако, может быть совершенно односто-
ро нним, иначе говоря, жертва окажется вне права на рефлексию
по поводу происходящего, хотя, если налицо переговорная стадия
развития отношений, то, несмотря на остроту антагонизма, сторо-
ны все же пытаются обсуждать что-то общее, тем самым форми-
руя пространство общего.
Такого рода ситуации, совершенно парадоксальные, описыва-
ют психологи, исследующие поведение заложников. Испытывая
сильный стресс, ощущая полную беспомощность и абсолютную
зависимость от захватчика, заложник стремится всеми силами вый-
ти на контакт с преступником, найти с ним общий язык и по исте-
чении некоторого времени даже испытывает чувство привязан-
ности. При освобождении, это особенно часто бывает с детьми,
заложник просит не наказывать особенно строго захватч ика и даже
106 Simmel G. Soziologie. S. 258.

68
нах од ит аргументы в его оправдание. В этой ситуации мы также мо-
жем увидеть стремление жертвы, причем не всегда осознанное,
пе ревести конфликт из безнадежной, с его точки зрен ия, стади и
в ту, которая ему видится более обнадеживающей, и так преодо-
леть тяжелый стресс.
Кроме того, можно также отметить, что даже тяжелые конф-
ликты, в том случае если они хотя бы отчасти перешли в стадию
переговоров, создают некоторые нормы и правила осуществления
враждебных действий, то есть возникает некая традиция противо-
стояния, которая затем как социальный опыт может находить отра-
жение в разных культурных формах. Также возникает таким обра-
зом определенная система норм и правил по управлению конфлик-
том, по мере осуществления и практического использования правил
происходит их дополнение и расширение. Договор в таких усло-
виях всегда определеннее проявляет предмет спора, и побежден-
ная сторона проще принимает условия прекращения войны.
Г. Зиммель также ставит вопрос о том, как в результате внут-
ренних и внешних конфликтов изменяются отношения в группе.
Оч евидно, что противоборство определяет вождя и содействует спло-
чению группы. Но также стоит выяснить, отличаются ли в страте-
гии борьбы малые и большие группы и где проходит граница меж-
ду своими и чужими.
Примером возможной стратегии привлечения сторонников на
свою сторону можно назвать политику католической церкви, кото-
рая для подчинения себе все больших территорий и общин иногда
весьма терпимо относилась к сомневающимся, или, как их назы-
вает философ, к диссидентам. Однако абсолютной свободы даже
очень сплоченная группа не может себе позволить, так может на-
ступить своего рода размывание границ. Поэтому в каждом исто-
рическом примере можно увидеть, где проходит эта грань, за кото-
рой может наступить необратимый процесс распада.
Небольшие группы обычно менее толерантны к разного рода
проявлениям инакомыслия, так как все члены проще контролиру-
ются вождями, и поэтому группу связывает обязательство соблю-
дать строгую дисциплину. Поэтому первые протестантские секты

69
связаны были более строгим уставом и были совершенно интоле-
рантны к вероотступникам.
Аналогичные ситуации всегда существуют в школе, где стал-
киваются всегда несколько «уставов». Во-первых, правила поведе-
ния в школе, которые контролируются учителями и которые на са-
мом деле достаточно терпимы, ведь для того, чтобы ребенка вы-
гнали из школы, он должен совершить очень серьезный проступок.
Во-вторых, правила дружбы, которые могут быть очень строгими,
та к что небольшой инцидент может стать поводом для изгнания
из компании вплоть до окончания школы. Таким образом, реакция
группы на внутренние разногласия, которые могут привести к рас-
колу, определяется как целями группы, так и ее стратегией сохра-
нения целостности. Следуя логике Г. Зиммеля, можно сказать, что
чем меньше группа, тем менее она толерантна, и даже, если объеди-
нение произошло под самыми гуманистическими лозунгами, это
не изменит ее жесткости в плане соблюдения правил.
Мотивы объединения групп также влияют на их сплоченность
и толерантность. Казалось бы, объединение людей, возникшее с целью
решения каких-либо насущных проблем, должно быть более проч-
ным, ведь цели конкретны, а результат принесет понятные и близ-
кие во времени социальные блага. В ситуации конфликта с другой
группой люди, которые отстаивают лишь свои личные интересы,
проявляют большую готовность к компромиссу, более спокойно
относятся к ситуациям раскола и т. п. Напротив, в соответстви и
с рассуждениями Г. Зиммеля, «конфликты, участники которых ощу-
щают, что борются не за себя, а за идеалы представляемой ими
группы, отмечены большим радикализмом и безжалостностью» 107 .
Абстрактные идеи объединяют потому, что нивелируют раз-
личия членов группы, создают в своей идеологической открытос-
ти некое пространство свободы для тех, кто объединен. Так, религи-
озные общины, безусловно, более сплоченные, чем, к примеру, проф-
союзы. У верующих есть убеждение, что каждый может до стичь
общей цели – спасения посредством духовного труда. Верующие
107 Вяккерев Ф. Ф. Философия конфликта. С. 46.

70
проще достигают гражданского согласия в церкви, чем в повсе-
дневной жизни, «столкновения возникали между верующими как
частными лицами, имеющими экономические властные отноше-
ния, но между причащенными к религиозному благу в равной мере
мог быть только мир» 10 8 . Перед идеей божественной справедли вос-
ти все равны, поэтому основания для конфликта внутри группы
исчезают, но усугубляется радикализм относительно тех, кого груп-
па видит своим врагом.
Самыми большими со циальными группами, которые находят-
ся в состоянии конфликта на протяжении всей истории человече-
ства, являются постоянно конфликтующие друг с другом мужчи-
ны и женщины. Конфликт полов является тем, что формирует куль-
туру каждого пола как социального явления. Женщины, находятся
постоянно под угрозой экономической и просто личностной экс-
плу атации, реализуемой в ситуации отсутствия правовых норм 109.
В связи с этим они кооперируются в своей борьбе против мужчин;
формируются культура и правила противостояния, которые преда-
ются из поколения в поколение. То, что в современном обществе
на зывают хорошими манерами, является результатом договоров
по поводу конфликта, и даже толерантная к такой борьбе полов
женщина всегда будет самым очевидным образом возмущена, если
ее «партию» каким-либо образом обидят. Так можно наблюдать
партийную солидарность членов этой общ ности.
«Есть среди них одна тенденция: если женщина нарушила пра-
вила поведения в обществе, то по возможности это замалчивается,
а и нтерпретируется как совершенно невинное, противодейству я
скандалу» 110. Иначе говоря, как всякая большая группа, женщины
не хотят терять из числа «порядочных женщин» ни одного сторон-
ника, но если скандал неизбежен, то «партия женщин» проявляет
бескомпромиссность и жесткую нетерпимость. И соответственно
те, кто расширил сферу своей личной свободы и предложил соб-
ственное видение личной стратегии самореализации, отказавшись
108 Simmel G. Die Religion. Frankfurt : Verlag von Dunker und Humblot, 1912. S. 59. 109 См.: Ibid. S. 312.110 Ibid. S. 313.

71
соблюдать нормы приличия, формируют идеологический ресурс
развития понимания «партией» своих задач. Складывается проти-
воречивый образ современной женщины, которая хочет оставаться
Гретхен и пережить страсти Мессалины.
Единство членов этой группы определяется в соответстви и
с обычными правилами группового един ства, только наличие
внешнего врага, то есть мужчины, сплачивает сообщество, этот враг
уже давно мифологизирован, поэтому образ врага стабилизирует
партийное единство.
Можно отметить, что Г. Зиммель ничего не говорит о противопо-
ложной партии, о мужчинах. Но у него есть специальные работы,
посвященные проблеме пола, он также предлагает типологию куль-
тур , соответственно выделяя мужскую и женскую 111. В этих противо-
положностях он видит некую иррациональную стихию историчес-
кого развития, а также ее диалектику. Женскую культуру он называ-
ет субъективной культурой, так как женщине присуще стремление
все подвергнуть оценке, подробному переживанию, все она стремит-
ся наполнить собственным смыслом и всему находит место в своем
мире. Мужская культура именуется соответственно объективной,
так как мужчина нигде не чувствует себя дома, он везде отчужден
и как бы вне времени, он вечно стремится заниматься делами, кото-
рые вне его повседневности. Основные направления человеческой
деятельности также имеют свою гендерную определенность, так,
предпринимательство, наука, политика – это очевидно мужская
культура, а искусство, кулинария, обустройство дома – женская.
В истории сформировались определенные образы полов: жен-
щин привычно называют слабыми и их стратегия борьбы основа-
на на этом стереотипе; соответственно мужчин, в силу формирова-
ни я экономической зависимости женщин, называют сильным по-
лом , и их форма конфликта – открытое противостояние. Но п ри этом
противоборству ющие партии в браке имеют общие цели и инте-
ресы, и их антагонизм в других ситуациях не проявляется. Проти-
воборство полов – самый яркий пример конфликта, в котором враж-
111 Simmel G. Philosophische Kultur. B. : Akademie Verlag, 1998. S. 219.

72
дую щие стороны находятся в неразрывном единстве, для сохране-
ния которого борьба необходима.
Таким образом, можно сказать, что Г. Зиммель в своей фило-
софии представляет несколько уровней рассмотрения конфликта.
Во-первых, он представляет историю как процесс разрешения про-
тиворечия между формой и содержанием культуры. Именно в этом
контексте он использует слово «конфликт», чтобы показать диа-
ле ктичность истории культуры. Конфликт – это при нцип связи
и принцип изменения культурных форм. Во-вторых, следует подчерк-
нуть, что для него, как последователя философии жизни, борьба,
вражда, антагонизмы – это характеристики жизни, то, что состав-
ляет стихийность и непредсказуемость развития. То есть никогда
нельзя с определенностью сказать, где произойдет конфронтация
и в какой форме. Но очевидно, что борьба будет всегда. В-третьих,
Г. Зиммель последовательно рассматривает, как может выражаться
борьба людей в личных взаимоотношениях, как враждуют группы
и как развивается противостояние по мере институционализации
форм реализации противостояния.
Для него отношения и действия неотделимы друг от друга, так
ка к он пытается описать вражду как витальное состояние. И если
в современной литературе конфликт чаще понимается как осознан-
ное сторонами противостояние, выражающееся в определенном
поведении, то у Г. Зиммеля речь идет и о бессознательных чув-
ств ах вражды. Более того, борьба – это в определенном смысле
не столько личностное, сколько универсальное состояние жизни
вообще. Поэтому он относит к случаям вражды и те, в которых
враждует целенаправленно лишь одна из сторон, вторая оказыва-
ется невинной жертвой, и ее сопротивление – это протест живого
существа, борющегося, как и все живое, за жизнь.
Все, что составляет содержание истории, борьба, будучи прояв-
лением жизни, побуждает к созданию соответствующих культур-
ных форм. Государство и религия – это формы, которые пытаются
воплотить многообразие отношений, поэтому борьба получае т
способы ее воплощения в виде норм, правил, мировоззрения. Так-
же получает мировоззренческое оправдание необходимость стре-
миться к миру для сохранения общности.

73
Во всех областях культурной жизни конкуренция играет ог-
ромную творческую роль, поэтому это не только экономическое
явление, но признак жизни в целом. Благодаря конкуренции разви-
ваются искусство, наука, новые ремесла, то есть конкуренция – это
средство культурного отбора. При конкуренции происходит диалек-
тическое совпадение коллективности и индивидуальности и вновь
заявляет о себе целостность жизни.
Г. Зиммель также использовал термин «конфликт» для того,
чтобы показать, что в своей внутренней жизни душа человека так-
же находится в борьбе. Любовь повергает душу человека в посто-
янное состояние противоборства между целостностью Я и желае-
мым Ты. Внутренние конфликты развивают душу человека, форми-
руют его духовные потребности, влияют на процесс осмысливания
жизненных ценностей.
Философ высказывает гипотезу, что враждебность, соперни-
чество присущи человеку от природы, и вся проблема в том, нахо-
дятся ли адекватные формы для реализации этой потенции:
– на индивидуальном уровне человек может проявлять свою
потребность в борьбе в самых разных отношениях, но в каждом
случае в отношении двоих людей вражда дает возможность и по-
чувствовать свободу, которая необходима для развития индивиду-
альности, и острее пережить связь с другим;
– любовь, дружба невозможны без противоположных чувств,
чем стабильнее отношения, тем ярче может быть проявление конф-
ли кта, ведь человек в данном случае демонстрирует увереннос ть
в чувствах другого;
– чем сильнее противостояние сторон в любви, тем ярче чув-
ство и больше страсти, следовательно, любовь и ненависть нераз-
рывно связаны;
– борьба играет большую роль в развитии человеческой инди-
ви дуальности, с одной стороны, с другой – определяет место чело-
века в обществе, содействует социализа ции;
– природн ая определенность человека к противостоянию –
это борьба мужского и женского как в самом человеке, так и в его
повседневности.

74
Если речь идет о группах, то в этом случае также важна, пола-
гает Г. Зиммель, первичность стремления к вражде, соперничеству
и конкуренции. Он видит причину такого стремления в природе
самой жизни, поэтому не анализирует с теоретических позиций
структуру конфликта, его причину, повод и т. п., но определяет роль
вражды для той или иной социальной группы:
– внешний враг делает группу сплоченнее, поэтому борьба
с противником оказывается главным инструментом группообразо-
вания. Кооперация по поводу вражды оказывается более эффек-
тивной, чем кооперация во имя любви;
– вражда, возникающая внутри группы, позволяет выявить вож-
дей и тех, кто колеблется, то есть внутренние столкновения со-
действуют формированию структуры группы;
– борьба за единство рядов четче проявляет цели группы.
Г. Зиммель рассматривает два вида групп, находящихся в со-
стоянии вражды, – большая группа, которую образуют люди об-
щих убеждений, осознающие свою принадлежность к общности,
насчитывающей огромное количество сторонников, и маленькая
группа, которая еще только находится в стадии формирования сво-
ей тактики борьбы:
– большая группа в процессе формирования вынуждена была
выработать свою стратегию отношения к тем ее членам, которые
проявляли инакомыслие. Так как целью группы стало удержание
максимального количества сторонников, то сформировалась куль-
тура толерантного отношения к возможности проявления сомне-
ния. Также должна была определиться граница, за которой может
начаться процесс распада группы;
– маленькая группа, ориентированная на скорейшее достиже-
ние своих целей и объединенная некоей абстрактной идеей, агрес-
сивно преследует любое проявление инакомыслия;
– и та и другая группы легче переживают (как целостность)
предательство и открытый ра скол, на с амом деле это п ри води т
к укреплению внутренних связей . Инакомыслие вредит группе
всегда больше, ведь может привести к сомнению в идеологичес-
ких целях, а это приведет к расколу.

Так как вражда всегда сопровождает человека, то в интересах
целого следует давать возможность раскрыться этому стремлению,
не в связи с принципиально значимыми вопросами:
– чем менее гибкой является форма, к примеру государство,
тем вернее назреет столкновение, которое приведет к изменению
формы, в нашем примере государственного правления;
– если форма подвижна, то она не сдерживает локальные конф-
ликты, но тем самым продлевает свое существование;
– тоталитарно устроенное государство имеет больше шансов
пережить социальный взрыв, причиной которого будет невозмож-
ность выразить недовольство.
Вопросы для самостоятельной работы
1. Какое философское направление оказало наибольшее влияни е
на формирование представлений Г. Зиммеля о природе конфликта?
2. Какие понятия и в каком контексте Г. Зиммель использовал для опи-
сания конфликта?
3. Назовите основные принципы, в соответствии с которыми про-
исходит развитие истории культуры по Г. Зиммелю.
4. Сравните философию культуры Г. Зиммеля с философией культу-
ры В. Дильтея. Что общего и чем отличаются взгляды философов?
5. Что такое конфликт содержания и формы культуры и как этот
конфликт влияет на развитие культуры?
6. Какую роль конфликт играет в жизни человека? В чем универ-
сальное значение борьбы для понимания природы человека?
7. Что такое потребность в борьбе? Как она реализуется в социаль-
ной реальности?
8. Как влияет конфликт на развитие индивидуальности?
9. Как происходит формирование институциональных форм реали-
зации потребности в конфликте? Какова роль религии в этом процессе?
10. Какова роль конкуренции в развитии общества в представлении
Г. Зиммеля?
11. Какую роль борьба играет для формирования группы?
12. Какие факторы влияют на сплоченность группы, что может послу-
жить причиной распада группы?
13. Чем отличаются понимание конфликта, представленное в раб о-
те Л. Козера «Функции социального конфликта», и видение роли конф-
ликта в обществе в представлении Г. Зиммеля?

76
Раздел 2
Современная философия конфликта
Глава 6
ФУНКЦИИ СОЦИАЛЬНОГО КОНФЛИКТА
И ПЕРСПЕКТИВЫ УПРАВЛЕНИЯ
КОНФЛИКТАМИ В ОБЩЕСТВЕ
Функционалистское понимание
социального конфликта в теории Л. Козера
Л. Козера традиционно упоминают в большинстве статей в эн-
циклопедических изданиях как основного исследователя позитив-
ных функций социального конфликта. Сам Л. Козер в своих трудах
ссылается на работы Т. Парсонса, и прежде всего на «Структуру со-
циального действия», а его наиболее известное произведение «Ф унк -
ции социального конфликта» написано как интерпретаци я в бо-
лее современном ключе идей Г. Зиммеля и отчасти М. Вебера.
Можно отметить, что биография мыслителя в значительной
мере определила круг его научных поисков. Л. Козер родился в Бер-
лине, но успел там только окончить школу. С приходом к власти
фашистов он эмигрировал во Францию, где в Сорбонне занимался
сра внительным литературоведением, а позже социологией, которая
преподавалась там последователями школы Дюркгейма. Заверше-
ние социологического образования произошло уже в Америке, куда
Л. Козер попал перед войной. Он отмечает в своем автобиографи-
ческом эссе, что «после плодотворного периода 40–50–60 годов
американская социология переживает довольно скудный на собы-
тия и результаты период» 1, поэтому, по-видимому, книга Л. Козера
1 Козер Л. Функции социального конфликта. М. : Идея-Пресс : Дом интеллек-
туал. кн., 2000. С. 22.

77
до с их пор переиздается, а его понимание природы социального
конфликта продолжает оказывать значительное влияние на об-
щественно-политическую мысль и на ра звитие теоретической
социологии .
Оправдание конфликта
Исходный тезис Л. Козера, в соответствии с которым выстраи-
вается его концепция, свидетельствует о том, что для него любая
социальная реальность конфликтогенна и «основания для конфлик-
тов существуют при любом типе социальной структуры, посколь-
ку индивиды и подгруппы повсюду склонны время от времени пре-
тендовать на недостающие им ресурсы, престиж или властные по-
зиции» 2. Поэтому он настаивает на том, что конфликты могут иметь
важное позитивное влияние при формировании социальной струк-
туры. При этом конфликт он понимает исключительно как деятель-
ность. Он настаивает на том, что социальные конфликты только
тогда могут быть признаны таковыми, когда налицо взаимодействие
социальных групп или отдельных личностей. Какие-либо чувства
или отношения, переживаемые людьми, но не актуализированные
в виде забастовок, демонстраций, прямых военных столкновений
или каких-либо других насильственных действий, не являются
кон фликтом, а лишь враждебным отношением. При этом чувств а
и отношения, вражда и ненависть являются основанием для конф-
ликта, но не всегда приводят к нему.
Анализ конфликта осуществляется у Л. Козера исходя из функ-
ци й конфликтов в обществе, то есть он не останавливается под роб-
но на проблеме определения того, что такое конфликт, а сразу пе-
реходит к описанию возможных его функций. Главное для него –
по казать позитивную роль конфликтов в обществе, и поэтому он под-
вергает критике Толкотта Парсонса, Р. К. Мертона и других, огра-
ничиваясь утверждением, как иронично пишет Ральф Дарендорф,
«что эти авторы пренебрегали анализом конфликтов из идио синк-
2 Козер Л. Функции социального конфликта. С. 180.

78
разии, то есть как м инимум из-за теоретического произвола» 3. Пози-
ция Т. Парсонса типична для последователей Г. Спенсера, который
настаивал на том, что общество стремится к равновесию. Нови зну
своего подхода Л. Козер видит прежде всего в том, что, в отличие
от Т. Парсонса, он не считает конфликт признаком разрушения со-
циальной структуры и поэтому необязательно стоит видеть в конф-
ликте только негативное.
Прежде всего, конфликт является важнейшим фактором со-
циализации. Это касается в первую очередь социальной группы,
для формирования которой необходимы не только ассоциация, но
и диссоциация. Иначе говоря, процесс группообразования проис-
ходит во взаимодействии не только со сторонниками, но и с про-
тивниками, происходит формирование самосознания группы, ее
представлений о собственной уникальности. Наличие общего вра-
га объединяет группу очень сильно, возможность выразить враж-
дебность сообща приводит к сплочению. Но вместе с тем очень
важным являются и конфликты внутри группы, устанавливающие
границы группы, а также ее структуру. Конфликты вскрывают взаи-
мосвязи разных социальных групп, тем самым указывая на нали-
чие поля для антагонизма и, таким образом, некоей общности. «Так,
не существует конфликта между немецкими домохозяйками и пе-
руанскими шахматистами, поскольку между этими двумя группа-
ми позиций вообще отсутствуют социальные отношения. С другой
стороны, конфликт между рабочими и предпринимателями ста-
нов ится отправной точкой для разработки определенных правил
игры, связывающих стороны ме жду собой» 4.
Типология конфликтов
Л. Козер классифицирует конфликты по их результатам; так,
те из них, что направлены на достижение какого-либо результата,
по сути и являются системообразущими. «Конфликты, возника ющие
3 Дарендорф Р. Тропы из утопии. М.: Праксис, 2002. С. 368. 4 Там же. С. 369.

79
из-за неудовлетворения специфических требований в рамках от-
ношений и ожидаемых выгод участников и направленные на пред-
полагаемый фрустрирующий объект, могут считаться реалисти-
ческими» 5. Враждебное взаимодействие может привести к дости-
жени ю более высокого статуса , большей власти и ли большей
вы годы, более того, реалистический конфликт может конструкти в-
но исчерпать себя, если будут найдены альтернативные пути дос-
тижения целей. Поэтому для Л. Козера этот тип социального взаи-
модействия и оказывается реалистическим, ведь в итоге – реаль-
ный результат.
Второй тип конфликтов – это нереалистические конфликты,
которые иррациональны и по своей природе, и по результатам, воз-
никают в силу необходимости направить в каком-либо направле-
нии свою агрессию. Нереалистические конфликты «хотя также пред-
полагают взаимодействие между двумя или более индивидами,
порождены не антагонизмом целей участников, а необходимостью
разрядки по крайней мере у одного из них» 6. Для такого типа взаимо-
действия чаще всего оказывается непринципиальным, что собой
представляет объект враждебности в действительности. Потреб-
ность освобо диться от напряжения, возникшего по разным причи-
нам (фрустрации в процессе социализации, психические отклоне-
ния и т. п.), снимает с повестки дня вопрос о том, действительно ли
является врагом тот, против кого направлена агрессия.
Л. Козер подчеркивает, что различение двух типов конфликтов
принципиально необходимо, потому что конфликт реалистичес-
кий интересен прежде всего указанием на наличие каких-либо со-
циальных групп, их ценностей и стратегий, в то время как в иссле-
дованиях общества сохраняется тенденция видеть только один тип
конфликтов – нереалистический. Он подвергает критике позицию
Элтона Мэйо и его последователей, которые рассматривают конф-
ликты исключительно в психологическом ключе. Для Э. Мэйо нор-
мальным состоянием общества являются кооперация, целесооб-
5 Козер Л. Функции социального конфликта. С. 71. 6 Там же.

80
разно е взаимодействие групп и социальных институтов. Поскол ьку
социальна я структура принципиально представляет собой полностью
функциональное образование, то конфликт – это результат психо-
логических расстройств, «там, где мы встречаемся с конфликтами,
они зависят от метасоциальных и притом от индивидуально-пато-
логических причин» 7. Э. Мэйо специально оговаривает столь важ-
ное понятие социальной нормы, которая базируется на естествен-
ных для человека навыках социального сотрудничества. Человек
от природы склонен избегать конфликтов, таков его социальный
опыт: воля к совместному труду и сосуществование в мире.
Поэтому вопрос о преодолении социальных конфликтов важен
для достижения социального равновесия, но должен и методоло-
гически, и практически решаться психотерапевтами. Тактика ре-
шения вопросов очевидна: нужно найти вождей и оказать им пси-
хологическую помощь. К этому осталось добавить, что помощь мо-
жет быть и принудительной, и можно согласиться с Р. Дарендорфом,
что это «логика тоталитарного отношения к девиантам» 8. Что каса-
ется исторических потрясений, то и здесь подобная позиция ли-
шает каких-либо оснований философию истории, а все, что проис-
ходило в обществе, должно быть описано как история болезней,
которыми болел практически здоровый социальный организм.
Такая позиция, по Л. Козеру, лишает исследователя возможно-
сти видеть в обществе процессы, связанные с амбициями соци-
альных групп по поводу господства в экономике и политике, ви-
деть реальные основания международных конфликтов. Поэтому он
настаивает на предложенной типологии, подчеркивая, что реалис-
тический и нереалистический конфликты в реальности не разде-
лен ы строго, более того, каждый из них может и не встречатьс я
в чистом виде.
То есть, к примеру, в ситуации, когда конфликтующие не мо-
гут достичь поставленных целей, возникает напряжение и даже
агр ессия, и, таким образом, имеет место не только реалисти ческий,
7 Дарендорф Р. Тропы из утопии. С. 361. 8 Там же. С. 363.

81
но и нереалистический тип социального конфликта. Также мож но
наблю да ть в ситуации реалистического конфликта, если он не раз-
решается достижением каких-либо позитивных целей, своего рода
замещение целей, и внутренний конфликт направляется на внеш-
него врага. Так реалистический конфликт дополняется нереалис-
тическим, при этом может быть очевиден как раз последний, так
как в этом случае подлинные причины враждебности скрыты. Кон-
фликт второго типа разрешатся проще, поскольку удовлетворение
происходит именно в антагонизме и сопровождающих его актах
насилия и агрессии.
Здесь можно отметить, что Л. Козер пытается точно расстави ть
акценты, указывая, что если перед исследователем стоит задача
изучить структуру общества, то психологические причины конф-
ликтов должны быть вторичны по отношению к их социальным
основаниям. Он признает достижения современных ему исследо-
ваний в области социальной психологии и психоанализа (ссыла-
ется, к примеру, на Э. Фромма), однако категорически настаивает
на том, что даже в нереалистическом конфликте агрессию нельзя
об ъясни ть только ин стин ктивными побужден иями . «Агресси я
в нереалистическом конфликте не должна пониматься как побуж-
дение, имеющее чисто инстинктивную природу. Она может накап-
ливаться в ходе взаимодействий субъекта с другими людьми – ро-
дителями или иными фрустрирующимим агентами – в процессе
социализации» 9.
При этом он подчеркивает, что в любом случае надо искать
отношение как взаимодействие субъекта и объекта, а не чистую
враждебность или ненависть, ведь конфликт всегда направлен,
даже в его чисто эмоциональных проявлениях. Правда, подлинные
направления эмоциональных актов могут быть скрыты, поэтому
во зникают не только проблемы и сследовательского характера ,
но и практического, ведь в этом случае трудно содействовать кон-
структивному развитию конфликта.
9 Козер Л. Функции социального конфликта. С. 82.

82
Функции конфликта в процессе формирования
социальной группы
Кроме представленной типологии Л. Козер, что вполне логич-
но, называет последовательно функции конфликта внутри группы
и соответственно роль внешних конфликтов в процессах формиро-
вания социальной структуры. В первом случае конфликт, безуслов-
но, стабилизирует отношения в группе, и, более того, его наличие
св идетельствует о стабильности внутригрупповых связей. «Враждеб-
ные чувства, зародившись, скорее всего найдут свое выражение,
если стороны уверены в стабильности отношений, поскольку в этом
случае люди обычно свободно выражают свои чувства. Однако если
отношения таковы, что участники боятся их разрыва в результате
конфликта, они будут стараться подавить или заместить эти враж-
дебные чувства» 10. В повседневной жизни люди постоянно подчер-
ки вают такого рода стабилизирующую роль конфликтов; так, часто
дружба мальчишек может начинаться с драки, а впоследствии про-
явления враждебности принимают конструктивные формы внут-
ригрупповых выяснений отношений о справедливости. Другим
примером может служить достаточно богатый фольклор о ссорах
влю бленных, к числу суждений такого типа относится и погово р-
ка « Милые бранятся – только тешатся».
Однако стабилизуют не все конфликты, и здесь проявляется
принципиальная позиция Л. Козера как исследователя-социолога,
а лишь те, что касаются целей, ценностей и интересов, но не те,
что подрывают основы взаимоотношений. Иначе говоря, если брак
основан на эмоциональной привязанности, то в споре о любви суп-
руги могут сказать друг другу нечто, свидетельствующее о прекра-
щении приязненных отношений и тем самым подорвать основ у
для союза. Аналогично разрушительным может быть конфликт
пары, отношения которой строятся на экономическом факторе, если
участники конфликта спорят о собственности. Соответственно
скандал о доходах или покупках стабилизирует отношения л юбя-
10 Козер Л. Функции социального конфликта. С. 105.

83
щих, а спор о чувс твах укрепляет связь партнеров, чьи отношения
базируются на финансовой зависимости одной из сторон. Тем са-
мым может быть построена целая стратегия конфликтного пове-
дения, которое будет способствовать стабилизации и развитию
семе йных отношений. В любом случае, если одна из сторон из-
бе гает конфликта, вероятнее всего, это указывает на неуверенность
в прочности сложившихся отношений. В той же мере это справед-
ливо и тогда, когда один из супругов старается не подавать повода
дл я конфликт а: «наличие конфли ктов может свидетельствовать
о том, что стороны не скрывают враждебных чувств и не опасают-
ся, что конфликтное поведение поставит под угрозу прочность их
отношений» 11.
Можно отметить, что все эти рассуждения справедливы лишь
для определенного типа семьи, сложившейся в определенных со-
циальных условиях индустриального западного общества, и совер-
шенно иначе могут быть расставлены акценты и распределены
роли в конфликте семьи, которая следует традициям, сложившим-
ся в более ранние эпохи. Надо также учитывать культурное разно-
образие форм, которые принимает семейный конфликт в разных
регионах.
Однако даже с этой оговоркой можно увидеть, что Л. Козер
не ограничивается исследованием позитивных следствий конфлик-
та исключительно применительно к экономическим отношениям,
к примеру к профсоюзным объединениям. Он настаивает на уни-
версальности такого рода понимания конфликта и применительно
к семейным взаимоотношениям, хотя постоянно подчеркивает, что
чу вства отдельного человека ему, как исследователю, неинтересны.
Не менее важны для социализации группы внешние конфлик-
ты. В этой связи выявляются несколько позитивных следствий .
Во -первых, если группа находит ся во враждебном а нтагонизме
с каким-либо внешним врагом, то это необыкновенно способству-
ет сплоченности группы. Более того, враг должен быть найден
или выдуман, чтобы общая угроза стабилизировала дестру кт ивную
11 Козер Л. Функции социального конфликта. С. 107.

84
конфликтность, череду нереалистических конфликтов. Во-вторых,
столкновение с внешним врагом содействует формированию струк-
ту ры группы; так, должен определиться ли дер группы, такж е
должны сложиться требования и нормы применительно к членам
группы. Кроме того, выясняется, что значит нарушить или предать
интересы группы, то есть выявляются предатели, ренегаты и веро-
отступники, соответствующий образ формируется в групповом со-
знании. Чем меньше группа, тем более жесткая структура склады-
вается в результате враждебных действий.
Маленькая группа хорошо контролируется вождями, легко вы-
являет тех, кто представляет угрозу для структуры группы, в силу
наличия других взглядов или интересов. Л. Козер апеллирует в ка-
честве примера к деятельности партии большевиков в России в на-
чале формирования партийных принципов, подчеркивая, что имен-
но поэтому В. И. Ленин на раннем этапе создания партии сделал
все, чтобы сократить число членов до размеров боевой группы ре-
волюционеров, действующей конспиративно. Здесь также можно
отметить, что малые группы, как правило, объединены необходи-
мостью бороться с внешни м врагом, при этом каждый из членов
группы постоянно лично участвует в такой борьбе. Как только борь-
ба или открытое противостояние прекращается и группа объеди-
няется по принципу открытой общественной структуры, числен-
ность ее членов возрастает.
Поэтому можно назвать важным средством сплочения группы
поиск внешнего врага. «Некоторые типы антисемитизма, как и дру-
гие формы предрассудков, выполняют важные функции для лю-
дей, страдающих отсутствием коллективности, т. е. от потери спло-
ченности в обществе, которому они принадлежат »12.
По-разному относится группа к тем, кто отличается; при этом
др угой не всегда означает чужой. Еретик, ренегат и диссидент по их
роли в группе и отношению к ним совершенно не одинаковы, как
показывает Л. Козер. В ситуации конфликта еретик более очеви-
ден как чужой, ведь он намерен открыто заявить о своем в ыходе
12 Козер Л. Функции социального конфликта. С. 134.

85
из группы, его идеология принципиально другая, он подвергает кри-
тике прежние ценности. Борьба с еретиками – это путь к сплоче-
нию. Именно процесс Контрреформации привел к тому, что в ряде
регионов Европы власть Римской церкви существенно упрочи-
лась. «Это повторное утверждение “чистого” традиционного хрис-
тианства в дальнейшем возымело сильный резонанс, прогрохотав
по всей европейской культуре громкими раскатами католической
Контрреформации: католическая Церковь, пробудившись наконец
и осознав надвигающийся кризис, энергично взялась за внутрен-
ни е преобразования, чему положил начало состоявшийся в с ереди-
не ХVI века Т ридентский собор» 13. Но при этом первые протестант-
ск ие секты открыли эпоху инакомыслия в рамках христианско й
идеологии. Поэтому можно сказать, что еретик угрожает целост-
ности группы, так как придерживается сходных идейных позиций
и может привести к расколу группы.
Но не менее опасен для группы инакомыслящий, ведь «в не-
больших, закрытых и борющихся группах диссидент, настаиваю-
щий на своей групповой принадлежности, угрожает расколоть груп-
пу изнутри, поскольку он не представляет собой явной угрозы как
еретик или отступник, против которых группе легче действовать
согласованно» 14. Тот, кто сомневается в ценности групповых идеа-
лов, всегда вызывает подозрение и неуверенность, тем самым груп-
повая структура подвергается серьезному испытанию на прочность.
В своем трактате «Левиафан» Т. Гоббс называл инакомыслие
в числе угроз целостности государства, основой которого является
единовластие. Целостность группы во многом зависит от призна-
ния авторитета лидера группы, которому делегированы большие
права в связи с тем, что он должен поддерживать сплоченность.
Инакомыслие угрожает авторитету лидера и создает угрозу неста-
бильности, поэтому инакомыслящий должен быть изгнан .
Иногда группе необходим не только внешний, но и внутрен-
ний враг, который будет играть впоследствии роль внешней угро-
зы, поэтому группа может попросту объявить еретиком невин ного
13 Тарнас Р. История западного мышления. М. : КРОН-Пресс, 1995. С. 199–200. 14 Там же. С. 126.

86
с целью достижения большей сплоченности. В любом случае конф-
ликт содействует определению структуры группы и повышает ее
единство. Более того, общий внешний враг может привести не толь-
ко к объединению внутри группы, но и создать условия для коали-
ций, ассоциаций, в которых объединяются разные общественные
группы.
Примером тому могут быть объединения людей во время вой-
ны, а также во время грозящих стихийных бедствий. Утрата идео-
логии единства воплощается в общем настроении разочарования,
которое находит отражение в литературе, когда герою трудно пе-
режить крах надежд на сохранение достигнутого во время войны
единодушия и равенства. И пусть данные ассоциации временны,
однако, с точки зрения Л. Козера, это тоже свидетельство позитив-
ной роли конфликта .
Проблема институционализации конфликтов
Из сказанного можно сделать вывод, что, по всей видимости,
раз конфликты необходимы, то необходимо было в интересах об-
щества создать некие культурные механизмы проявления и инс-
титу ционализации отношений враждебности. Так, если речь иде т
о конфликтной ситуации в небольшой группе, то, как правило, спе-
циальными полномочиями наделяется посредник, который должен,
по сути, снять все внешние агрессивные, в терминологии Л. Ко-
зера, нереалистические основания конфликта и актуализировать
дл я конфликтующих сторон истинные цели и интересы сторон,
то есть акцентировать внимание на реалистическом конфликте .
Перед дуэлью секунданты были обязаны обсудить суть спора, оце-
нить меру нанесенного оскорбления, соотнести ее с опасностью
условий дуэли и обязательно предложить дуэлянтам возможность
отказаться от насильственных форм решения конфликта. Деятель-
ность посредника, как мы видим, была строго регламентирована
дуэльным кодексом, его функции имели четко выверенные куль-
турные формы.

87
Чем менее институционализирован конфликт, тем меньше воз-
можностей сделать конфликт конструктивным, то есть нет шансов
на разрешение конфликта. Иначе говоря, если нет правил игры, то
и выигрыш не очевиден, соответственно противостояние все боль-
ше оказывается средством снятия напряжения, а не возможностью
реа лизовать свои социальные интересы. Если сложились культурные
формы реализации конфликтов, то соответственно понятна и стра-
тегия поведения победившей и побежденной стороны. Это тоже
очень важно, так как порой непроясненность положения враждую-
щих сторон после конфликта приводит к накоплению опять же
напряжения и, как следствие, к возникновению нереалистическо-
го конфликта. Дуэлянты после дуэли знали, что оскорбленная сто-
рона, таким образом, получает удовлетворение, принявший вызов
также оказывается благородным человеком. И тот и другой могут
появляться в обществе благородных людей , ведь оскорбление
«смыто кровью».
В ситуации военных конфликтов также сложились традиции,
в соответствии с которыми война имеет начало и конец, победа
одной стороны и поражение другой закрепляются в определенных
документах, согласие побежденного означает принятие стратегии
развития отношений с противником после конфликта, а победи-
тель соответственно принимает эту стратегию и определяет свою
политическую перспективу. Без этой завершающей фазы конф-
ликт остается открытым, незавершенным и соответственно может
стать нереалистическим.
Также имеют определенные правила повседневные конфлик-
ты в семье; родители оценивают степень позитивности разреше-
ния спора с ребенком, как правило, только после того, как он ого-
ворит перспективу значительного улучшения своего поведения.
Сл езы, крики и т. п. не останавливают родителя в стремлении
услышать долгожданные слова: «Я больше так не буду».
Л. Козер указывает на то, что, в соответствии со степенью нор-
мативной регуляции, конфликты можно также разделять, при этом
«на одном конце континуума можно поместить полностью инсти-
туционализированные… на его противоположном конце ок ажутся

88
аб солютные к онфликты, цель которых… в тотальном истребле-
нии противника» 15. При том что Л. Козер указывает на структуро-
образующую роль конфликтов, он все же считает, что абсолютные
конфликты непродуктивны и поэтому необходимо содействовать
нормативному урегулированию конфликтов. Очень часто своевре-
ме нное прекращение противостояния приносит больше успеха
в отстаивании своих интересов, чем продолжение враждебных дей-
ствий. Но для прекращения конфликта как раз и необходимы не-
кие культурные образцы и стереотипы, правовые нормы, на кото-
рые можно было бы опереться.
Так, в концепции Л. Козера находится место проблеме комп-
ромисса или даже очень фрагментарно возможностям достижения
терпимого поведения в ситуации противостояния. В ряде группо-
вых столкновений договор о компромиссе или даже толерантность
к каким-либо неприемлемым культурным формам выглядит как
предательство вождей, проявление отступничества. Но такая стра-
тегия оправдана тем, что лидер видит ситуацию целостно и может
оценить перспективу выхода из конфликта, а также стратегию за-
вершения конфликта. Поэтому чаще всего для достижения завер-
шения конфликта посредник имеет дело с вождем, но при этом
важно понимать, что признать возможность отказа от насильствен-
ных действий должны все члены группы, то есть здесь важна пол-
ная ясность позиции: преимуществ и перспектив компромисса.
В конечном итоге все же можно согласиться с Р. Дарендорфом
в том, что позиция Л. Козера выглядит достаточно противоречи-
вой. Настаивая на важности позитивного видения роли конфликта
в обществе, он все же приходит к выводу, что главное – это струк-
турное равновесие социальной системы, то есть он возвращаетс я
к критикуемой идее Т. Парсонса и соответственно Г. Спенсера. Это
не случа йн о, ведь отправным матери алом для н его были и деи
Г. Зиммеля, З. Фрейда, Э. Фромма. Но Л. Козер сознательно уходит
от психоаналитической методологии и уж тем более не видит прин-
15 Козер Л. Завершение конфликта // Козер Л. Функции социального конф-
ликта. С. 187.

89
ципиальную позицию Г. Зиммеля, для которого общество подчи-
няется универсальным законам жизни и которого больше волнуют
как раз отношения, чем социальные цели групп. Л. Козер, по сути,
оказывается в ситуации первооткрывателя, создавая собственную
теорию конфликта, пытаясь остаться в рамках социологического
подхода.
Как пишет Р. Дарендорф, «у Козера о последствиях социальных
конфликтов пока сказано очень немного… последнее слово функ-
ционализма по проблематике социальных конфликтов: по мере
возможности они выросли из структуры общества; они могут быть
дисфункциональными, но могут быть и функциональными» 1 6.
Очевидно, что этого недостаточно, ведь важно ответить на воп-
рос, каковы последствия социальных конфликтов. Вероятнее все-
го, это предел функционального подхода, для которого важно преж-
де установить функцию социального феномена в системе.
С другой стороны, было бы, наверное, справедливым отметить,
что идеи Л. Козера не утратили новизну – прежде всего в тех ас-
пектах, где он решается обсуждать психологические проблемы
группообразования, а также в вопросах стратегий конфликтного
поведения.
Р. Дарендорф: конфликты
как условие функционирования общества
Р. Дарендорф выдвигает собственную версию понимания сути
социального конфликта. У него выходит целый ряд работ, посвя-
ще нных проблеме исследования конфликта, такие как «Социаль -
ные классы и социальный конфликт» (1957), «Элементы теории
социального конфликта» (1965). Отличие своего подхода он под-
черкивает, критикуя Л. Козера. Он настаивает на том, что нельзя
представлять конфликт как болезнь, а отсутствие конфликта – как
свидетельство здоровья. Здесь критика направлена на весь струк-
турн о-функци он альн ый п одход в целом. Нельзя, как п олагает
16 Дарендорф Р. Тропы из утопии. С. 369.

90
Р. Дарендорф, н адеяться на возможность прекращения конфлик-
тов в обществе.
Представьте себе общество, в котором у каждого есть опреде-
ленная раз и навсегда закрепленная роль, каждый определен в сво-
их функциях, все следует принципу целесообразности, а измене-
ни е исключено, так как все уже и так совершенно. Конфликты в та-
ком обществе недопустимы и очевидно направлены на разрушение
стабильной структуры, поэтому рассматриваются как нечто мета-
социальное. Перед нами картина тоталитарного общества, которая
никак не может служить идеалом для демократически ориенти-
рованных исследователей. Не в меньшей мере можно предложить
в качестве аналога армию или школу, где все организовано таким
образом, чтобы укрепить властные полномочия правящих и исклю-
чить любые форм ы конфликтного поведения. Такая простая ана-
логия показывает, что, как бы ни стремились правители, достичь
идеала не удается, тоталитарная система приводит к возникнове-
нию страшных по своему проявлению конфликтов.
Конфликты в тоталитарном обществе всегда воспринимаю т-
ся как отклонение от нормы, как проявление каких-то чуждых сис-
теме сил. Именно поэтому всякие противоречия с готовностью ин-
терпретируются как следствие психического или физического не-
здоровья, геомагнитных изменений, чуждых системе влияний .
Ес ли ребенок в школе не признает систему распределения роле й
и спорит с авторитетом, то учитель с легкостью будет объяснять
его поведение отклонением психического развития, а не внутрен-
ними причинами школьной системы.
«Лишь тоталитарное общество знает де-факто – во всяком слу-
чае, мнимо знает, – то всеобщее согласие и единство, ту серую оди-
наковость равного, которая характеризует совершенное общество.
Кто хочет достигнуть общества без конфликтов, тому придется до-
биваться этого посредством террора и полицейского насилия…» 17,
соответственно использование таких способов приводит к обостре-
нию конфликтов и накопл ению напряжения в обществе.
17 Дарендорф Р. Тропы из утопии. С. 374.

91
Р. Дарендорф настаивает на том, что основанием для исследо-
вания социального конфликта должна быть идея неопределеннос-
ти человеческого существования, под которой он понимает невоз-
можность видеть многообразие социальной реальности одномер-
но. Общество находится в постоянном изменении, все его элементы,
процессы, данности также постоянно меняются. Конститутивной
неопределенностью человеческой экзистенции обосновывается
антропологический смысл конфликта. Иначе говоря, конфликты
имеют смысл для человека не тем, что в соответствии с диалекти-
ческой традицией достигают вершины противоречия и заверша-
ются его снятием; не завершение осмысливает реальность, но сам
антагонизм проявляет жизненную ценность изменения.
Человек, таким образом, проявляет свою историчность и наде-
ляет смыслом историю, поэтому противоречия – это условия соци-
ального изменения, исторического многообразия. По Р. Дарендор-
фу, общество не только исторично, но, на чем он настаивает, оно
должно быть исторично. Иначе говоря, если правомерно говорить
о прогрессе, то он «зиждется на многообразии и противоречивос-
ти человеческого общества, то есть на том, чтобы наперекор нор-
мам и группам находить “раз овое” приемлемое решение, чтобы тут
же его снова критически релятивизировать» 18. Поэтому ни в коем
слу чае нельзя рассматривать конфликт как нечто неизбежное, но оче-
ви дно негативное. Социальные антагонизмы есть признак несогла-
сия со сложившимися и консервирующими систему формами соци-
ального взаимодействия, они всегда являются признаком возмож-
ных перемен к лучшему. Благом, как полагает Р. Дарендорф, будет
достойное и разумное освоение жизни, то есть изменение в пользу
здравого смысла. Существенная оговорка, ведь ссылка на изменчи-
вость жизни и апелляция к изменению в противовес стабильности
склоняет к иррациональной интерпретации роли конфликтов.
Таким образом, конфликт – важная часть общественной жиз-
ни, смысл и следствия которого заключаются в том, чтобы изме-
нять и создавать условия для историчности. В этом к люче роль
18 Дарендорф Р. Тропы из утопии. С. 375.

92
конфликтов оказывается более глобальной, чем в ситуации струк-
турно-функционального анализа. Под конфликтом он понимает
«всяческие структурно порожденные отношения противоречия
ме жду н орма ми и ожи да ни ями, ин ституц иями и групп ами» 1 9.
При этом формы конфликта могут быть многообразны, и необяза-
тельно конфликт – вооруженное столкновение или какое-либо дру-
гое насильственное действие.
Конфликтуют всегда люди, но это не значит, что причино й
конфликта являются психические процессы, происходящие в ду-
шах людей. Это лишь вторичные влияния, первичными являются
отношения. Причины конфликтов всегда коренятся в каких-либо
структурных социальных противоречиях. Социальный конфликт –
это не любое противостояние, борьба, столкновение, а только то,
которое повторяется систематически и основания которого не слу-
чайны, а закономерны для определенных социальных отношений.
Та кже «следует… проводить различение между конкуренцией на ос-
нове… одинаковых интересов и конфликтом на основе различных
интересов» 20. Как видим, Р. Дарендорф, как и Л. Козер, указывает
на принципиальную особенность социологического подхода видеть
не отдельного человека в контексте его внутренних переживаний,
а сложившиеся связи и отношения групп л юдей.
Основные этапы конфликтов
Р. Дарендорф осознает невозможность составить полную типо-
логию конфликтов, так как в каждом конкретном случае конфликт
пр едставляет собой уникальный социально-исторический фено-
мен, однако в исследовательских целях он предлагает описывать
конфликты, учитывая, что в своем развитии и данности он прохо-
дит несколько стадий. В этом случае определение конфликта будет
более строгим, так как не всегда ясно, что может служить крите-
рием различения.
19 Дарендорф Р. Тропы из утопии. С. 371. 20 Вяккерев Ф. Ф. Философия конфликта. С. 46.

93
Стадии конфликта он типологизирует в зависимости от сте-
пени определенности конфликтных групп и таким образом выде-
ляет три этапа. Первый – выявление проявления оппозиции, конф-
ликтующих сторон, когда не идет речь о строгих границах групп,
когда, возможно, сами носители оппозиций не осознают сходство
друг друга в ситуации конфликта. Для проявления конфликта со-
вершенно нет никакой необходимости в том, чтобы представители
каждой группы осознавали свою общность. «Латентные интересы
принадлежат социальным позициям; они не обязательно являются
осознаваемыми и признаваемыми представителями этих пози ций:
предприниматель может отклоняться от своих латентных интере-
сов и быть заодно с рабочими; немцы в 1914 году могли вопреки
св оим ролевым ожиданиям осознавать симпатию к Франции» 21.
Однако очевиден так называемый казуальный фон конфликта, то
есть можно увидеть причины, которые влияют на формирование
оппозиции.
Второй этап развития конфликта заключается в том, что инте-
ресы противоборствующих сторон осознаются обеими сторонами
и оппозиция неуклонно проявляется в какой-либо форме. На этом
этапе могут сформироваться самые различные организации, груп-
пировки или политические партии. На этом этапе происходит бо-
лее определенное выявление структуры групп и их границ. Этот
этап Р. Дарендорф называет кристаллизацией, подчеркивая тем
самым целенаправленность процесса, факт его завершения в опре-
делении и осознании сторонами сложив шихся противоречий.
Кристаллизация возможна только при определенных услови-
ях, которые могут быть очень разными. Так, в случае классового
конфликта, для того чтобы он вошел в стадию кристаллизации,
необходимы материальные вложения, наличие вождей, создание
партии, работа по разъяснению интересов класса, политические
обстоятельства, позволяющие вести такую деятельность. «Чтобы
конфликты проявились, должны быть выполнены определен ные
21 Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социол. ис-
след. 1994. № 5. С. 142.

94
тех нические… социальные… и политические условия. Если отсут-
ствуют некоторые или все из этих условий, конфликты остаются
латентными, пороговыми, не переставая существовать» 22. То есть
оппозиция сохраняется, но не развивается; происходит консерва-
ция ее на первом этапе. Однако в некоторых случаях, когда усло-
вием кристаллизации является создание организации, если это
по политическим причинам невозможно, конфликт обостряется,
а предметом противостояния становится именно создание такой
организации.
И наконец, третий этап развития конфликта характеризуется
тем , что идентичность конфликтующих сторон обретена полностью ,
конфликт происходит. Для завершающей стадии очень важным
является то, что стороны определили предмет конфликта и свою
позицию по поводу конфликта, в этом конфликте произошли иден-
тификация и определение групповых интересов. В данной стадии
конфликта оппозиции сталкиваются в определенном единстве, то
есть конфликт осознается таковым обеими сторонами и осознает-
ся необходимость столкновения.
В понимании Р. Дарендорфа конфликт является неполным, если
одна из сторон не имеет идентичности, при этом с точки зрения
исследования нельзя считать, что конфликт отсутствует, но налицо
его незавершенность, и, возможно, что в этой стадии он будет су-
ществовать и содействовать процессу определения идентичности.
Поэтому всегда наглядными примерами выраженных конфликтов
являются противостояния государств, политических организаций,
которые обладают очевидной идентичностью. Также в школьном
классе до тех пор группа подростков будет конфликтовать с отдель-
ными одноклассниками без повода, пока не образуется протестная
группа, и в этом случае сразу станет очевиден предмет конфликта
и определится положение сторон.
22 Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта. С. 143.

95
Интенсивность конфликтов
Также Р. Дарендорф указывает, что конфликты можно разли-
чать по степени их интенсивности. Интенсивность имеет качест-
венную характеристику – цель конфликта, то есть что хотят участ-
ники конфликта в результате своей борьбы. Если отст аивают
жизн ен но важные интересы, с которыми связаны принципиально
актуальные для сторон ожидания, то каждая из них будет всеми
силами бороться и конфликт будет очень интенсивным. Чем выше
цена поражения, тем интенсивнее конфликт. Как видно из этой ха-
рактеристики, не при нимается во внимание то, как, собственно,
протекал конфликт с точки зрения эмоционального состояния сто-
ро н и агрессии. Он, правда, использует нейтральный термин для обо-
зн ачения усилий, которые вкла дывают люди в осуществление
противодействия, называя это энергией 23.
Как бы ни был драматичен конфликт в футбольном клубе, но
интенсивность конфликта выше, если люди отстаивают, например,
свою зарплату, защищая свои интересы перед предпринимателем.
Такая логика позволяет Р. Дарендорфу прийти к выводу, что в со-
временном ему индустриальном обществе конфликты в производ-
ственной сфере становятся менее интенсивными, так как повы-
си лся уровень жизни и ожидания не настолько затрагивают жиз-
ненные интересы.
Кроме того, интенсивность конфликтов определяет, в какой
степени сплоченной является группа. Так, к примеру, фактор соци-
альной мобильности очень сильно влияет на интенсивность, осо-
бенно если возможна мобильность между участниками обеих сто-
рон оппозиции. Поэтому если мобильность невозможна, то конф-
ли кт всегда будет интенсивным, что и происходит, подчеркивае т
Р. Дарендорф, в случае, когда сталкиваются группы на основе по-
ло вых или возрастных различий. Именно поэтому, кстати говоря,
в практике регулирования конфликтов с древних времен для пере-
вода спора в рациональное русло враждующим сторонам пр едла-
23 См.: Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта. С. 144.

96
гал ось встать на сторону противника, то есть попытаться увидеть
себя и свои претензии из стана врага и таким образом осуществить
своего рода виртуальную мобильность.
Можно отметить, что интенсивность конфликта зависит от того,
на сколько тесно взаимодействуют друг с другом разные социаль -
ные группы в реализации конфликта. Так, если оппозиция сложи-
лась из людей, проживающих на одной территории, исповедующих
одну религию, при этом еще и членов одной политической партии
и т. п., то в этом случает конфликт, безусловно, будет более интен-
сивным, так как руководящая группа оказывается лидером во мно-
гих областях и поэтому может удерживать конфликтное состояние.
В этом случае борьба будет связана с комплексом взаимосвязан-
ных целей, так как цели экономические, будучи реализованными,
повлекут за собой и осуществление политических задач, соответ-
ствен но п роизой дет решени е оп ределенн ых задач и в области ,
к примеру, образования и социального обеспечения. Очевидно, коль
скоро интенсивность зависит от того, насколько жизненно важные
цели ставят стороны, то можно ожидать, что при таком комплексе
целей цена победы будет очень высокой, что приведет к повыше-
нию интенсивности.
Если, напротив, противостояние возникает в какой-то одной
сф ере, то конфликтующие могут иметь общие интересы и поле
для неконфликтного поведения в других сферах и это снижает ин-
тенсивность конфликта. В таком случае также возможно повыше-
ние уровня социальной мобильн ости. Чем более мн огообразны
и не зависимы институциональные формы в обществе, тем больше
вероятность того, что конфликты будут менее интенсивными.
Особенно обостряют противостояние и усиливают интенсив-
ность разного рода запреты, невозможность легализации: если «есть
социальные и технические условия, но организация запрещена и,
таким образом, отсутствуют политические условия» 24. К примеру,
партизанскую войну, указывает Р. Дарендорф, можно н азвать та-
ким конфликтом. А также любой конфликт в сфере произво дства,
24 Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта. С. 144.

97
пока он не получил институциональное оформление, то есть пока
не т профсоюза, который бы представлял интересы борющихся
на законных основаниях. Запрет может означать также и тот факт,
чт о повод для конфликта считается вне закона, таким образом,
ко нфликт как бы считается непризнанным. Поэтому классовые конф-
ликты в период раннего индустриального общества носили такой
интенсивный характер.
В этой связи в своих теоретических работах Р. Дарендорф ес-
тественно должен обратиться к одной из самых влиятельных тео-
рий социального конфликта – к концепции социальной революции
К. Маркса. Он признает плодотворность идей К. Маркса по поводу
классового общества. Безусловно, индустриальное общество явля-
ется классовым, и в этом обществе происходят классовые конф-
ли кты. Но он подчеркивает, что в теории немецкого классика слиш-
ком преувеличено влияние технического прогресса. Также Р. Да-
рендорф считает, что не всегда история есть история борьбы классов
и поэтому сам подход видеть в конфликте классов, при возможно
насильственном столкновении классов, основной фактор истори-
ческого развития не универсален.
Более того, в современном обществе классовые конфликты
не являются ведущими, произошла их изоляции, они в определен-
ном смысле обрели свои узаконенные формы проявления и стали
дополняться другими, не менее влиятельными конфликтами. Роль
рабочего также изменяется, ведь у него больше свободного вре-
мени, он более ориентирован на потребление, благо индустрия ра-
ботает для массового потребителя. Общество стремится, как пола-
гает Р. Дарендорф, к нивелированию социальных различий, и по-
этому противостояние двух классов становится неактуальным.
«Рисуя такую идиллическую картину, Дарендорф приводит такой
факт. В Германии в 1954 г. проводился опрос, и почти половина
опрошенных были против забастовок на том основании, что, дес-
кать, они проводятся лишь в частных, а не в общих интересах
всех людей» 25.
25 Вяккерев Ф. Ф. Философия конфликта. С. 47.

98
Р. Дарендорф подчеркивает, что теория К. Маркса не утратила
актуальности, но она может быть переосмыслена в свете новых
социальных перемен; требуется метатеория социального конфлик-
та, которая включала бы и марксистский подход.
В этой связи можно увидеть принципиальное отличие между
методологическими установками Л. Козера и Р. Дарендорфа, пер-
вый всегда подчеркивал, что он был увлечен марксизмом, но сде-
ла л выбор в пользу идей Г. Зиммеля, второй пытался включить
теорию классового конфликта в свою концепцию социального конф-
ликта. Уже в Америке на стадии подготовки диссертации в Колум-
бийском университете он открывает для себя Г. Зиммеля как соци-
аль ного теоретика, а до этого, пишет он, «наследие Маркса сделало
меня глухим к формальному подходу к социологии, разработанно-
му Зиммелем» 26.
Для Р. Дарендорфа принципиально признавать значение марк-
сизма, ведь «исследования социального изменения представляет
собой конечную цель социологического анализа» 27, а влияние тео-
рии К. Маркса в этой области трудно не принимать во внимание.
Управление конфликтами
Характеризуя социальный конфликт, Р. Дарендорф также ак-
туализирует вопрос о том, управляемы ли конфликты и каковы
могут быть политические меры для предотвращения насильст-
венных столкновений. Очевидно, что устранить конфликты нельзя,
это творческая сила исторического развития общества, но их мож-
но контролировать. Для достижения этой цели, во-первых, необхо-
димо признать тот факт, что конфликт – норма социальной жизни.
Такое признание потребует значительных усилий, учитывая мо-
ральные и культурные стереотипы, которые сформированы были
поколениями людей лишь с одной целью – стабилизировать соци-
альный порядок. Кроме того, придется также признать необ ходи-
26 Козер Л. Функции социального конфликта. С. 12. 27 Дарендорф Р. Тропы из утопии. С. 376.

99
мость не только конфликта вообще как части теории, но и любого
ко н кретного кон фликта как опра вдан ного и ц елесообразного,
и даже творческого. Только в этом случае вмешательство в конф-
ликт дейст вительно может ограничиться урегулированием, стать
конструктивным.
Во-вторых, п ри дет ся отка заться от п оп ыток вмеши ватьс я
в конф ликт в виде некоей внешней силы. Р. Дарендорф подчер-
кивает, что исторически сложилась практика подавления, которая,
однако, не приводила к тому, что конфликт исчезал совершенно,
напротив, он иногда принимал еще более тяжелые формы. Поэто-
му можно с уверенностью утверждать, что конфликт нельзя ни по-
давить, ни отменить. «В той мере, в какой социальные конфликты
пытаются подавить, возрастает их потенциальная злокачествен-
ность, вместе с этим стремятся к еще более насильственному по-
дав лен ию, пока , на конец , ни одн а си ла н а свете н е будет более
в состоянии подавить энергию конфликта: во всей истории чело-
вечества революции представляют горькие доказательства этого
тезиса» 28.
Причины конфликта устранить невозможно, ведь это фактор
изменения общества, поэтому следует обратиться к поиску возмож-
ностей урегулировать формы проявления конфликтов. То есть нель-
зя отменить спор, ставший причиной драки, можно лишь попы-
таться решить его ненасильственным путем, притом, чтобы враж-
дующие стороны сами согласились с необходимостью отказаться
от проявления насилия и сели за стол переговоров. В этом сегодня
во многом видят проявление установок на толерантное поведение,
которое как раз и свидетельствует о готовности субъекта толерант-
ного отношения выбрать ненасильственную стратегию разреше-
ния конфликта. «Толерантность как стратегия контролирования
конфликта, которая не предполагает подавления конфликтующих
партий и дает возможность каждой участвующей группе придер-
живаться их представлений о жизни» 29. Толерантное отношение
28 Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта. С. 145. 29 Bischur D. Das Prinzip der Toleranz // Salzburger Jahrbuch fur Philosophie.
Salzburg ; Munchen : Verlag Anton Pustet, 2005. S. 105.
..
..

100
не означае т, что конфликта нет, что одна из сторон согласна при-
нять ценности или идеологию противника, речь идет лишь о поис-
ке институциональных форм проявления несогласия.
В-третьих, конфликты необходимо, как полагает Р. Дарендорф,
канализировать. Необходимо сделать конфликт достоянием глас-
ности, то есть он должен быть предъявлен как возможный для об-
суждения. Также по возможности необходимо организовывать конф-
ликтные группы и предложить им возможные правила, по кото-
рым будет происходить конфликт, а также перспективы разрешения,
перевода в ненасильственную и менее интенсивную форму.
Таким образом, можно будет предпринять все возможное, что-
бы общество развивалось многообразно, но при этом не происхо-
дило бы военных столкновений и можно было бы избежать граж-
данской войны. В интересах человечества признать творческую
роль конфликтов с одной стороны и избегать уничтожения друг
друга во время войны. Однако это уже не исследовательская, а по-
литическая задача.
Р. Дарендорф указывает на то, что интенсивность конфликта
и формы его выражения – разные характеристики, хотя может по-
казаться, что применение насилия обязательно характеризует ин-
тенсивный конфликт. Но в определении формы реализации проти-
востояния необходимо принимать во внимание то, что считается
насилием. Как правило, полагают, что насилие – это прежде всего
покушение на жизнь, но в некоторых случаях имеет место так на-
зываемое психологическое или идеологическое насилие.
Насильственность, как характеристика конфликта, описывает
то, какими средствами пользуют ся участники проти востояния
для борьбы. «Отметим только некоторые пункты на шкале насиль-
ственности: война, гражданская война, вообще вооруженная борь-
ба с угрозой для жизни участников, вероятно, обозначает один по-
люс; беседа, дискуссия, переговоры в соответствии с правилами
вежливости и с открытой аргументацией – другой» 30. Не каждый
ко нфликт, в котором произошло покушение на жизнь челов ека,
30 Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта. С. 143.

101
является интенсивн ым, и, наоборот, противостояние сторон может
иметь чрезвычайно выраженную интенсивность, но это еще будет
период мира, а не войны. В политике мы знаем множество таких
примеров, когда период дипломатического мира был воплощени-
ем жесткого противостояния на грани войны и мира.
Однако именно вопрос применения насилия в конфликтах как
раз и актуализирует наиболее острую проблему в области изуче-
ния конфликтов – регулирование конфликтов. Общество осознает
необходимость контроля за формами конфликта, так как уровень
технического прогресса в области вооружений достиг таких вы-
сот, что любой локальный конфликт может привести к катастро-
фическим последствиям глобального порядка. Поэтому внимания
заслуживают даже самые незначительные конфронтации, и поэто-
му изучаются методы влияния на характер протекания конфликта.
Эта сфера, в которой сегодня взаимодействуют и социологи, и пси-
хологи, в не меньшей мере также культурологи и философы.
Проблема заключается в том, что политики очень часто выби-
рают насильственные формы подавления конфликтов, тем самым
демонстрируя тоталитарность государственной системы. Однако
ка ким бы эффективным ни казался такой метод, он н е приведет
к прекращению конфликта, напротив, напряжение будет нарастать
и конфликт будет вновь актуализирован. В современных государ-
ствах все же чаще наблюдается сочетание подавления и договор-
ных форм регулир ования враждебных противостояний. Той же
стратегии следует придерживаться в ситуации локального конфлик-
та небольших социальных групп, и хотя демонстрация силы иног-
да оказывает необходимое сдерживающее действие, тем не менее
следует еще ответить на вопрос, как конфликт будет развиваться
дальше, и предложить его участникам возможные стратегии разви-
тия конфликтных отношени й.
Р. Дарендорф описывает также возможные «правила игры», кото-
рые используются обычно в ситуации регулирования конфликтов:
переговоры, посредничество, арбитраж и обязательн ый арбитраж 31.
31 См.: Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта. С. 146.

102
Все э ти формы могут использоваться с привлечением некоей треть-
ей стороны, которая организует орган для проведения перегово-
ров , осуществляет посредничество, возможно, также, что апелляция
к третьей стороне будет предложена самими участниками конф-
ликта. Все описанные способы свидетельствуют о том, что некий
сторонний наблюдатель, судья все же улучшают ситуацию в плане
регулирования, иначе говоря, какой-то социальный субъект дол-
жен быть выше конфликта настолько, что должен понимать его сущ-
ность, причины и оппозиции. Также третья сторона должна быть
компетентна в принятии решений по поводу конфликта и огра-
ничить свое вмешательство только урегулированием, удерживаясь
от подавления, а лишь помогая развиваться сложившемуся про-
тиворечию. «Регулируемый конфликт является… смягченным: хотя
он продолжается и может быть чрезвычайно интенсивным, он про-
текает в формах, совместимых с непрерывно меняющейся социаль-
ной структурой. Возможно, конфликт является отцом всех вещей,
то есть движущей силой изменений, но конфликт не должен быть
гражданской войной» 32.
Таким образом, можно отметить, что в итоге позиции Л. Козе-
ра и Р. Дарендорфа принципиально отличаются в том, что касается
теоретических оснований урегулирования конфликтов: в первом
случае конфликт все же должен быть разрешен, во втором – найде-
ны формы его ненасильственного и правового развития. Однако
ясна и общность установок: для урегулирования конфликта его надо
институционализировать, то есть должны возникнуть формы, по-
веденческие стереотипы для тех новых социальных конфликтов,
которые возникают в обществе. Интересен также и тот факт, что
оба мыслителя философствуя о конфликте, используют понятия,
типичные для виталистически ориентированных философов. Р. Да-
рендорф постоянно говорит о творческой силе конфликта в измене-
нии жизни, Л. Козер рассуждает о равнове сии живого организма.
32 Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта. С. 147.

103
Вопросы для самостоятельной работы
1. Каковы теоретические основания понимания Л. Козером сущнос-
ти конфликта?
2. Концепции каких философов и социологов оказали наибольшее
влияние на Л. Козера?
3. Каковы функции конфликта в обществе в представлении Л. Козера?
4. Возможно ли общество без конфликтов?
5. Какие виды конфликтов выделяет Л. Козер, есть ли возможность
для их разрешения?
6. В чем разница между понятиями «урегулирование» и «заверше-
ние» конфликта?
7. Что изменяется в обществе по мере институционализации конф-
ликтов?
8. Почему Л. Козер принципиально отказывает социологии в иссле-
довании индивидуально-психологических особенностей конфликта?
9. За что критикует Р. Дарендорф структурно-функциональный под-
ход в исследовании конфликта?
10. Каковы философские основания понимания природы конфликт а
у Р. Дарендорфа?
11. Как представляется Р. Дарендорфу перспектива современног о
общества?
12. Как трансформируются классовые конфликты?
13. В чем разница в стратегии урегулирования конфликтов между то-
тали тарной общественной системой и демократической в понимани и
Р. Дарендорфа?
Глава 7
КОНЦЕПЦИЯ ПОДЛИННОГО
И НЕПОДЛИННОГО КОНФЛИКТА
В ФИЛОСОФИИ
М. ХОРКХАЙМЕРА И Г. МАРКУЗЕ
Критическая философия Франкфуртской школы представляет
со бой сложный и многомерный феномен в истории философ ии. Од-
нако в рамках проблемы конфликта нельзя обойти их понимание

104
роли со циального конфликта в современной истории. Представи-
телей этой школы объединяла безусловно критическая позиция
по отношению к современному обществу, особенностям которого
посвящены основные работы этих философов. Исходя из марксист-
ской теории классового конфликта, они поставили проблему перс-
пективы человека в новой исторической ситуации, когда развитие
индустриального общества настолько повлияло на сознание лю-
дей, что социальные антагонизмы не переживались так же остро,
как прежде, и соответственно классы перестали быть носителями
соц иальных преобразований. Одна из глобальных проблем, которую
диагностировали философы Франкфуртской школы, заключается
в том, что индустриальное общество, пронизанное технократичес-
кой идеологией, полностью подчинило человека, лишило его пра-
ва на протест, создав такие политические условия, что в обществе
царит «безмятежное согласие между всевластием и бессилием» 33.
Общество всегда строило свои отношения с человеком с пози-
ци й подчинения, однако предыдущие типы обществ оставляли
пространство для развития индивида, так как была возможность
пр оявления несогласия и человек мог творчески менять социаль -
ну ю реальность, поскольку его протест был возможен не стольк о
в системе государственных законов, сколько в структуре социальны х
отношений. Противоречие между стремлением индивидуальнос-
ти и требованием общества всегда существовало, и человек всегда
вынужден был изменять себя в соответствии с требованиями об-
щественных структур. В этом трагичность человеческого существо-
вания. Человек либо сражается с природой, чтобы выжить, либо,
выживая с помощью общества, противопоставляет себя соответ-
ственно обществу. Его конфронтация общественным требованиям
всегда создает глубинный личностный конфликт, «под напором
прагматической действительности сознание человека идентифи-
цируется с его функцией в господствующей системе, он подверга-
ет сомнению каждый свой порыв… его каждый раз охват ывает
33 Адорно Т. В. , Хоркхаймер М. Диалектика Просвещения. Философские фраг-
менты. М. ; СПб. : Медиум, 1997. С. 252.

105
яр ость, когда он узнает в себе неинтегрированное желание» 34.
Но это глубинное переживание подталкивало человека к развитию
критичного мышления, к рефлексии по поводу своей роли в соци-
альных обстоятельствах и становилось основанием для спонтан-
ного протеста. Современное массовое общество подавляет инди-
видуальность человека, таким образом усугубляется тотальность,
и неясно, как может быть изменено общество, в котором все виды
конфликтов контролируются.
Так как общество сделало технический прогресс своей глав-
ной производительной силой, то именно техника создала новые
условия для реализации социального контроля, а также для фор-
мирования, как говорит Г. Маркузе, «одномерного человека». Тех-
нократическое господство произвело политическую и духовную
унификацию общества, отчего независимость мышления и поли-
тическая оппозиция стали также подконтрольны и утратили свою
критическую функцию, которую когда-то играли прежде.
Таким образом, можно сказать, что есть конфликт подлинный
и творческий в социальном плане, он создает критическое отноше-
ние к господствующему социальному порядку, и субъектом такого
пр отеста может быть только подлинная индивидуальность. Если
в обществе все ориентировано на то, чтобы сформировать одномер-
но го человека, то все конфликты также оказываются подчинены гос-
подствующим структурам, управляемы и являются лишь инструмен-
том, направляющим общественную энергию в нужное русло. Цель та-
ких конфликтов – увеличить господство и сохранить мощь системы.
Трансформация конфликтов
в современном обществе
Проблему утраты индивидуальности как творческой силы ис-
тории подробно рассматривает М. Хоркхаймер (1895–1973) в сво-
ем эссе «Взлет и падение индивида». В работе отчетливо видно
34 Horkheimer M. Aufstieg und Niedergang des Individuums // Geschichte der
Philosophie in Text und Darstellung 20. Jahrhundert. Stuttgart : Philipp Reclam jun.
1999. Bd. 8. S. 470–503.

106
влияние фило софских концепций Гегеля, К. Маркса, З. Фрейда,
А. Шопенгауэра. Философ ставит проблему воздействия на человека
массового общества и пытается ответить на вопрос о возможности
борьбы за сохранение индивидуальности в обществе потребления.
Возникновение городов в Европе создало уникальные условия
для расцвета человеческой индивидуальности, как никогда прежде
человек получил возможность влиять на власть, строить собствен-
ную жизнь. Именно эпоха свободного предпринимательства заста-
вила увидеть всю многогранность человека в его способности стро-
ить свою жизненную траекторию. «Монада, символ семнадцатого
века, стала социальным типом атомарного экономического инди-
вида буржуазного общества. Все монады, поскольку они были изо-
лированы посредством подавления личного интереса, сравнивались
друг с другом по степени осуществления этого самого личного ин-
тереса» 35. В ту пору каждый человек понимал, что от его личных
усилий, от его личного протеста обстоятельствам зависит его со-
циальная перспектива. Этому духу индивидуализма как ничто дру-
гое соответствовала идеология либерализма, которая в полной мере
отразила возможности индивида, его права и обязанности и его фор-
мы протеста. Однако предприниматель никогда не противопостав-
лял себя обществу в идеологическом плане, напротив, он работал,
чтобы удовлетворять потребности общества, а конкуренцию вос-
принимал как естественную часть бизнеса.
В современном обществе налицо целая система, которая ори-
ентирует индивида не на борьбу за самореализацию, что естествен-
но для человека, а на подавление собственной уникальности и спо-
собности к протесту. Главная стратегия нынешнего человека – кон-
формизм. Строго говоря, человек всегда вынужден был каким-то
образом менять себя, подстраиваясь под требования общества, од-
нако его конформизм уравновешивался требованием проявлять
тв орческое начало в стремлении выжить. Сегодня конформизм – это
рез ультат не только опыта индивида, но итог влияния огромног о
и постоянно воздействующего идеологического механизма, како-
вой является массовая культур а.
35 Horkheimer M. Aufstieg und Niedergang des Individuums. S. 481.

107
«Изобретательный аппарат индустрии удовольствий стабиль-
но производит все новые банальные сцены повседневности, ко-
торые одинаково обманчивы... современная массовая культура…
ориент ируется на низменные ценности» 36. Казалось бы, героем филь-
мов всегда является подлинный индивидуалист, который не счи-
тается с общественными условностями, но на самом деле образ
героя навязывает тот же конформизм, так как транслирует идеоло-
гию борьбы за потребительские повседневные ценности. «Мыш-
ление, которое не служит интересам истеблишмента или не от-
носится к бизнесу или индустрии, считается лишним и ни во что
не ставится» 37. Массовая культура навязывает образцы поведения,
об разцы проявления желаний, образцы проявления конфликта. Мно-
же ство раз повторяющаяся реклама, на первый взгляд, идет за потре-
бителем, но на самом деле формирует его. Индивидуализм, манифес-
тируемый в передачах о жизни звезд, на самом деле уже лишь ри-
торика, просто информационный повод для привлечения зрителей,
которые лишены реальных в озможностей для самореа лизации .
«У индивида более нет личной истории. Ему больше не нужен ни
Зе нон, ни Кокто, ни диалектик-элеат, ни парижский сюрреалист…» 38
Система сделала все возможное, чтобы внушить индивиду, что
вся его жизнь организована с рациональной, научно и социально
обоснованной точки зрения. С самого детства он попадает в органи-
зованную систему страхования, его ждет продуманная система об-
разования, на производстве он непременно станет членом проф-
союза или другого сообщества. «В своей жизни он вынужден сле-
довать одной схеме, соответствующ ей любой анкете, которую он
призван заполнять. Его духовное существование истощено в опро-
сах общественного мнения» 39. В этой системе нет места спонтаннос-
ти, все предусмотрено технократическим обществом, даже формы
протеста оговорены законами и описаны в инструкциях. Человек
включен в структуру правил и норм, за выполнени е которых его
36 Horkheimer M. Aufstieg und Niedergang des Individuums. S. 484. 37 Ibid.38 Ibid. S. 500.39 Ibid. S. 501.

108
ждет на града – потребительское счастье. «Работоспособность, про-
изводительность, разумное планирование объявлены богами со-
временного человека; так называемые “непроизводящие группы”
и “накопительный капитал” считаются врагами общества» 40. Твор-
чество и борьба за сохранение собственной уникальности не при-
ветствуются.
На все проецируется взгляд, которым смотрит инженер на вещи ;
это такой тип мировоззрения, который исключает стремление ви-
деть сущность вещей, на первый план выходит стремление при-
дат ь вещи какую-либо функцию. Такой функционализм усугуб ляет
тотальность, так как заставляет видеть в людях, в социальных груп-
пах лишь возможность их включения в производство. «Это то, чем
является индустриализм в его самой совершенной форме. Его пла-
но мерное госп одство делает людей комп лексом и нструмен тов
без собственных целей. Обожествление индустриальной деятель-
ности не имеет границ. Отдых уже рассматривается как вид поро-
ка, поскольку в нем нет необходимости в дальнейшей деятельнос-
ти» 41. У человека нет условий для самоопределения, так как его
диаг ностирует система, она решает, на что он пригоден, его л ичная
инициатива лишь лозунг, который ему предлагается в том случае,
когда он уже включен в производство. В этом функциональном
плане его энергия поощряется, так как соответствует планируемо-
му результату, который всегда вне человека. Только в этом случае
система может функционировать бесперебойно, и только в этом
случае все идет по плану. Такая экономическая система ориентиру-
ется не на потребности людей, а на выгоду властной, господствую-
щей элиты, которая стремится усугубить свое господство.
На самом деле перспектива человека в современном обществе,
как пишет М. Хоркхаймер, абсолютно непредсказуема. Это лишь
иллюзия, что его защищает система, на самом деле он абсолютно
беззащитен перед инфляцией, его никто не защитит от экономи-
ческого кризиса, от технократической ошибки инженера. Ирра цио-
40 Horkheimer M. Aufstieg und Niedergang des Individuums. S. 492–493. 41 Ibid. S. 493.

109
нальность и стихийность общественного производства не преодо-
лены, как и прежде, создана лишь иллюзия общественного равно-
весия и стабильности.
Прежняя революционная идея конфликта между массой тру-
дящихся и социальной несправедливостью их эксплуатации теперь
подменяется «понятиями, которые определяются стратегией конф-
ликта различных социальных групп» 42. М. Хоркхаймер указывает
на тот факт, что сегодня ни рабочие, ни буржуазия не видят друг
в друге антагонистов, как это было прежде. «В прошлом у рабочих
не было никаких понятийных представлений о механизмах обще-
ственног о развития, и их душа и тело просто отражали оказывае-
мое на них насилие; это была нищета индивидуального человека,
свя занная с нищетой определенной части общества, народа, с траны.
Их неразвитое сознание не провоцировалось непрерывно техноло-
гиями массовой культуры, которая внушала их глазам, ушам и мыш-
цам капиталистический образец поведения, как во время отдыха,
так и вовремя работы» 43. Сегодняшний рабочий более образован,
он понимает и может грамотно судить о политической ситуации,
осознает свои интересы, но в отличие от прошлого времени не ста-
вит под сомнение сам фaкт общественной несправедливости, он
приучен принимать ее как данность, как неизбежность обществен-
ной жизни.
Борьба рабочих за свои права утратила тот важный элемент
спонтанного противоборства, который был присущ ей прежде,
из-за этого критическая направленность данного конфликта также
теперь отсутствует. Борьба трудящихся за улучшение условий тру-
да и против увольнений теперь приобрела те же самые черты ин-
дустрии, против стихии которой, собственно, и направлен протест.
Сегодняшние лидеры рабочих профсоюзов – это вовсе не ницше-
анские герои, это те же менеджеры, задача которых правильно спла-
нировать конфликт, чтобы получить максимально успешный ре-
зультат в тех обстоятельствах и по тем правилам игры, которые
предлагает система. «Руководители контролируют предложение
42 Horkheimer M. Aufstieg und Niedergang des Individuums. S. 491. 43 Ibid.

110
рабочих мест, как директора больших компаний контролируют ко-
личество сырья, наличие машин или другие производственные
факторы. Лидеры рабочих являются менеджерами пролетариата.
Они манипулируют им, делают ему рекламу и пытаются устано-
вить для него максимально возможно высокую цену» 44. Это свиде-
тельствует о том, подчеркивает философ, что завершается процесс
овеществления людей. В такой ситуации спонтанный конфликт
ис ключен, так как все предсказуемо, есть лишь своего рода игр а
в конфликт, правила которой задаются господствующей стороной.
Сложившаяся практика организации протеста не означает, под-
черкивает М. Хоркхаймер, что неравенство исчезло. Напротив, оно
получило новое развитие, но проблема в том, что общество теряет
возможность видеть социальную несправедливость, с потерей сво-
боды индивида исчезает спонтанное выражение протеста против
огр аничения этой свободы и ценности человека. Обществ у угрожа-
ет утрата гуманизма как метафизического горизонта. Гуманизм так-
же становится лозунгом, потерявшим свое подлинное содержание
и призванным для того, чтобы скрыть подлинную сущность систе-
мы, ориентированной на поддержание господства. «Ослабление
индивидуального мышления и сопротивление, вызванное эконо-
мическими и культурными механизмами современной индустриа-
лизации, препятствует развитию гуманности в геометрическо й
прогрессии» 45.
Именно поэтому фашизм стремился к тому, чтобы в рамках
созданной тоталитарной системы подавить любое проявление ин-
дивидуальности: все должно было служить господству, а те, кто
сопротивлялись или просто не совпадали с представлениями систе-
мы о функциональном образце человека, были уничтожены в конц-
лагерях. «Фашизм использовал террористические методы для того,
чтобы свести сознательную человеческую сущность к социальным
атомам, так как он боялся, что растущее крушение практически
всех идеологий смогло бы указать дорогу людям для проявле ния
44 Horkheimer M. Aufstieg und Niedergang des Individuums. S. 490. 45 Ibid. S. 498.

111
их соб ственных высших социальных возможностей» 46. Фашизм,
подчеркивает М. Хоркхаймер, должен быть страшным и предосте-
регающим для всего человечества историческим уроком того, на-
сколько катастрофичными могут быть последствия всепоглощаю-
щей тотальности общества. Но именно спонтанный протест всех,
кто боролся, именно индивидуальное свободное возмущение как ра з
и позволило порабощенным странам победить фашизм. Без этого
свободного протеста не произошло бы победы гуманизма.
Манипулирование конфликтами
в интересах господства
и репрессивная толерантность
Представители Франкфуртской школы, здесь можно сослаться
на наиболее известную работу М. Хоркхаймера и Т. Адорно «Диа-
лектика Просвещения», указывали на то, что политика в индустри-
альном обществе представляет собой также функционально органи-
зованную систему, цель которой – сохранить и усилить господство.
Большинство политических дискурсов индустриального общества
ориентированы на то, чтобы в интересах консолидации общества
создать иллюзию внешней угрозы. Иначе говоря, искусственно
нагнетается атмосфера внешней угрозы, чтобы таким образом
мин имизировать возможность критического анализа внутренних
проблем. То есть конфликт искусственно создается и разыгрыва-
ется по правилам политической игры, цель которой усугубить то-
тальность. При этом мощная машина массовой культуры прекрас-
но работает для того, чтобы убедить обывателя в том, что он сво-
боден, что он сам догадался о грозящей опасности и принудил
правительство к вооружению. Человек массовой культуры, лишен-
ный критичного взгляда на мир, легко поддается манипулирова-
нию и верит в то, что видит подлинные конфликты власти, хотя
на самом деле «растрезвоненна я политиками противостоящ их
46 Horkheimer M. Aufstieg und Niedergang des Individuums. S. 502.

112
лагере й непримиримость идеологий сама является всего-навсего
идеологией слепой констелляции власти» 47.
Таким образом, можно сделать вывод, что индустриальное об-
щество, используя человека чисто функционально, в рамках техно-
кратически спроектированной социальной модели также функцио-
нал истски использует ресурсы социального конфликта. Коль скоро
наличие общего врага объединяет социальные группы и позволяет
сохранять стабильность социальных связей, следовательно, в ин-
тересах системы необходимо создавать образ врага и обновлять его
по мере утраты им способности вызывать соответствующие соци-
альные чувства. Для этого политическая пропаганда использует
все имеющиеся ресурсы подавления и репрессии, «все, что… было
принудительным, подневольным и иррациональным в психологи-
ческом механизме, тщательно подверстывается сюда» 48.
Более того, деструктивная логика развития индустриального об-
щества такова, что все, что каким-либо образом отличается от того,
чт о уже обрело свою функцию, немедленно подвергается оценке
с точки зрения использования в индустрии политики, массовой
культуры или производства. Все, что стано вится ценностью, т ут же
обретает свою цену и используется в потоке массовой культуры.
Все, что, «будучи хоть единожды зарегистрированным в своем от-
личии от культуриндустрии... уже становится составной частью» 49.
Поэтому спонтанно возникший конфликт оценивается с точки зре-
ния использования его в пропагандистских целях, в контексте идео-
логии общего врага или в розыгрыше партийных интересов и за-
тем канализируется в интересах господствующей тотальности. То,
что шокирует и вызывает скандал, прекрасно продается, все, что
пугает своей стихийностью, также находит приме нение в идео-
логии. Именно поэтому спонтанные конфликты, свидетельство
пр оявления индивидуальности, способности критически судит ь
47 Адорно Т. В. , Хоркхаймер М. Диалектика Просвещения. Философские фраг-
менты. М. ; СПб. : Медиум, 1997. С. 253. 48 Там же.49 Там же. С. 164.

113
о соц иальной несправедливости, часто оказываются неспособны -
ми заставить общество так же критически оценить себя.
Одной из репрессивных политических стратегий Г. Маркузе
называет идеологию толерантности. Он подчеркивает в своем эссе
«Репрессивная толерантность», вышедшем в 1965 году, что его ин-
тересует именн о толера нтн ость не как цен ность либеральн ой
идеологии, а как исключительно то значение, которое получила то-
лерантность в развитом индустриальном обществе. Г. Маркузе под-
черкивает, что толерантности требуют правительства, которые мо-
гут использовать самые разные методы, осуществляя свое господство ,
при этом от граждан угнетенных стран также требуют терпимого
отношения к насилию, которое используют для их порабощения 50.
Войска полиции, направленные против демонстрантов, жестокая
практика неоколониализма, технократическое наращивание воен-
ного потенциала – все это должно восприниматься как необходи-
мые меры и приниматься с пониманием, такова логика политичес-
кой пропаганды. Такого рода толерантность только усугубляет ти-
ранию, против которой как раз и выступали либералы, предлагая
толерантно относиться к представителям другой веры. В этой си-
туации толерантность становится практикой сдерживания протес-
та, который должен проявляться, чтобы остановить тотальность
системы.
«Народ терпит правительство, которое, в свою очередь, тер-
пит оппозицию в рамках учреждений власти, установленных конс-
титуцией» 51. Эта очень удобная система отношений, в которых то-
лерантность постулируется как требование конституции, но этот
закон также служит поддержанию насилия. Проблема заключает-
ся в том, что, для того чтобы требовать толерантности, необходи-
мо ликвидировать условия, которые постоянно создают основания
для проявления насилия, ненависти и агрессии. Если система гос-
подства, которая создана в обществе, постоянно использует наси-
лие в качестве главного аргумента и если это насилие посто янно
50 См.: Markuse H. Repressive Toleranz // Markuse H. Schriften. Frankfurt a/M :
Peter Lang Verlag, 1984. Bd. 8. S. 137. 51 Ibid.

114
предъяв ляется как необходимое средство урегулирования конфлик-
тов, то в этом случае толерантность невозможна.
Г. Маркузе ссылается на Д. С. Милля в понимании принципа
толерантности. В этом контексте он подчеркивает, что основанием
для реализации данного принципа еще в период становления либе-
рализма была автономия личности. Личность должна иметь возмож-
ность реализовать свое право на самоопределение, право свободно
и творчески воплощать свою индивидуальность. Абсолютна я сво-
бода индивида, конечно, нереализуема, но противоречия меж ду лич-
ной свободой и требованиями общества как раз и заставляют ис-
пользовать толерантность как принцип компромисса. Работа Г. Мар-
кузе также свидетельствует о т ом, что он принципиально различает
терпимость и толерантность, так что в ситуации авторитарного
господства толерантность на деле оказывается терпимостью, в том
значении этого слова, когда имеется в виду не безразличие, а стра-
дание от того, что приходится терпеть, и нет возможности прекра-
тить это страдание. Поэтому к авторитарному правительству и его
политике народ не относится толерантно, подчеркивает философ,
он страдает от такого рода политического режима 52.
Однако толерантность также не должна приводить в некото-
рых случаях к практике вседозволенности, особенно в тех случа-
ях, когда это ведет к усугублению кризиса рациональности в об-
ществе. То есть толерантность по своему значению может интер-
пре тироваться как безразличие, но и это значение не устраивае т
Г. Маркузе. Есть феномены культуры, которые должны оценивать-
ся, но не подвергаться цензуре с точки зрения их влияния на созна-
ние людей, в аспекте воздействия на способность к критическому
мышлению и рефлексии. Толерантность как форма поощрения раз-
вития стихии низменных инстинктов, агре ссии противоречит са-
мой идее, которая была основой этого понятия в эпоху формиро-
вания либерализма.
Государство проявляет толерантность к таким, к примеру, фор-
мам искусства, которые служат главному фетишу – скандалу, кото ры й
52 См.: Markuse H. Repressive Toleranz. S. 143.

115
при ветствуется массовой культурой и преподносится потребителю
для развлечения. Напротив, сложное искусство, которое называют
высоким искусством, объявлено элитарным, его протестное содер-
жание подвергается жесткой цензуре. Г. Маркузе подчеркивает, что
«о пасность “разру шительной толерантности”, “доброжелатель ного
нейтралитета” по отношению к искусству известно: рынок… оди-
наково поглощает хорошее искусство, анти-искусство, не-искусст-
во, всевозможные противоборствующие стили, школы и формы,
доставляет их… в некое доброжелательное болото, в котором ра-
дикальный импульс и скусства, его протест против учрежденной
ре альности сходит на нет. При вс ем при этом цензура искусств а
и литературы… реакци онная. Аутентичное произведение искусст-
ва не является опорой подавления, а псевдоискусство, которое мо-
жет быть такой опорой, вообще не искусство» 53. Как только искус-
ство попадает на рынок, оно тут же оказывается в центре готовых
схем индустриального развития, и художник становится также
включенным в технократическую функционалистскую схему от-
ношений. Так протест нивелируется и уничтожается. Но высокое
искусство все же может влиять на рациональность, и в этом его
уникальная роль в сохранении индивидуальности, тем самым оно
противодействует господству. Система соответственно заинтере-
сована в обратном и объявляет все, что производит массовая куль-
тура, искусством. И именно псевдоискусство становится полити-
ческим аргументом в пропагандистской риторике о свободе и сви-
детельством проявления толерант ности.
Г. Маркузе неоднократно упрекали в том, что в своих рассужде-
ния х о праве на толерантность он, собственно, не признает свободу
слова, настаивает на цензуре и т. п. Так, в его интервью для «New
York Times Magazine», опубликованном в октябре 1968 года, журна-
лист вновь задает ему вопросы такого рода. Интервью состоялось
по материалам лекции, которая была прочитана на философском фа-
культете в университете Сан-Диего и была посвящена студенчес-
ким волнениям во Франции 1968 года. Г. Маркузе вно вь возвраща-
53 Markuse H. Repressive Toleranz. S. 141.

116
ется к проб леме понимания сущности толерантности. Он подчер-
кивает, что репрессивная толерантность означает ситуацию, когда
толерантность усугубляет господство, и в его понимании нельзя
пропагандировать войну во Вьетнаме, и точно так же никакие дру-
гие «движения, которые оказываются агрессивными и деструктив-
ными, не заслуживают толерантности» 54.
Толерантность предполагает возможность свободного созна-
ния признать право другого на различие, но в этом случае толерант-
ность означает высокий уровень рациональности. В академичес-
ких дискуссиях толерантность проявляется как норма научного об-
щения. И чем выше рациональность, тем очевидней толерантность
как норма поведения. Признаком возможного прогресса в области
толерантности является плюрализм мнений, который, однако, в по-
литической практике пока еще никогда не был достигнут. «Можно
было бы теоретически сконструировать государство, в котором бы-
ли бы сбалансированы различные за коны, интересы и авторитеты
и приведены к единому поистине всеобщему и разумному интере-
су» 55. Однако такая конструкция неприменима к обществу, где
власть реализуется в интересах господствующей части общества.
В обществе, где массовая культура всеми средствами унифицирует
человека, всепоглощающий контроль системы приводит к «блоки-
рованию способности к теоретическому воображению и мостит
путь политическому безумию» 56; торжества рациональности очень
трудно достичь, следовательно, толерантность в подлинном значе-
нии этого слова также представляет собой сло жнореализуемое пра-
во личности.
Таким образом, можно сказать, что Г. Маркузе, во-первых, со-
глашается с теоретическим значением понятия толерантности, ко-
торое дает Д. С. Милль, а во-вторых, различает два вида толерант-
ности как политической практики – подлинную и репрессив ную.
54 Markuse H. Die Pariser Revolte im Mai 6 8 // Markuse H. Nachgelassene
Schriften. Hannover, 2004. Bd. 4. S. 95. 55 Ibid. S. 144.56 Адорно Т. В. , Хоркхаймер М. Диалектика Просвещения. Философские
фрагменты. С. 10.

117
Подлинн ая толерантность должна гарантировать не только право
индивидуальности на различие, но и должна базироваться на та-
кой системе социальных отношений, в которых это право могло
бы быть реализовано. Иначе говоря, подлинная толерантность воз-
можна в обществе, в котором осознается необходимость исполь-
зовать материальные и духовные ресурсы «самым рациональным
способом и распределять социальный продукт при приоритетном
удовлетворении жизненных потребностей и при минимуме тяже-
лой работы и несправедливости» 57. В таком обществе толерантность
будет в полной мере сохранять спонтанность индивида и содей-
ствовать его самореализации. Толерантность в подлинном смысле
этого слова всегда востребована там, где есть конфликт индивида
с обществом, когда налицо факт проявления свободной спонтан-
ности личности. Если этот конфликт проявляется, значит, есть ре-
сурс развития индивида, есть условия для рефлексии. В этом слу-
чае толерантность имеет основания и занимает свое место в числе
демократических свобод.
Однако если толерантность есть способ убедить человека в пра-
ве господства, в праве власти на репрессии, если толерантность
направлена на то, чтобы убить в человеке индивидуальность сред-
ствами массовой культуры, то это репрессивная толерантность. Она
в своем применении усугубляет растворение человека в массовом
об ществе, так как лишает его права на протест, на спонтанный
ко нфликт, который есть проявление индивидуальности. В таком
обществе толерантность обесценивается и наряду с другими поли-
тическими лозунгами становится просто пропагандистской игрой.
Философ ссылается на высказывания Ж. П. Сартра относительно
насилия, он подчеркивает, что согласен с французским мыслите-
лем в том, что ненасилие как норма возможна только в ненасиль-
ственном государстве, но если к ненасилию призывает власть, ко-
торая тысячелетиями основывалась на насилии, то всякий, кто зани-
мает такую позицию, содействует усугублению насилия 58. Име нно
57 Markuse H. Repressive Toleranz. S. 153. 58 См.: Ibid. S. 152.

118
поэтому, считает Г. Мар кузе, если придерживаться толерантности
в государстве, которое не является толерантным, то это значит усу-
гублять насилие и господство.
Философия, как указывает мыслитель, также не в состоянии
утвердить подлинную толерантность, потому что происходящие
изменения слишком глобальны, чтобы философская дискуссия мог-
ла бы действительно апеллировать к какой-либо рациональности.
Он подчеркивает: «Как вы знаете, я люблю философию, и я не знаю
сегодня ни одной философии, которая действительно бы угрожала
противостоящей системе или которая бы привела бы к изменени-
ям к лучшему» 59. Поэтому возможна только критическая позиция,
в том числе и применительно к толерантност и.
Подлинный конфликт и развитие протеста
в обществе
Философы рисуют неутешительные перспективы, но это не оз-
начает, что человек должен полностью опустить руки и отказаться
от возможности проявить свою способность к рефлексии. Напро-
тив, необходимо отыскать в обществе силы, которые еще способ-
ны к спонтанному конфликту, и ресурсы культуры, которые могут
противостоять давлению массовой культуры.
М. Хоркхаймер рассчитывает на то, что необходимость проти-
во стояния массовой культуре будет осознано индивидом. Так к ак че-
ловек никогда полностью не подчинится господствующей систе-
ме, то есть шанс, что именно внутренний личностный протест,
выраженный в критической рефлексии, позволит противостоять
системе. Человек обладает большим творческим потенциалом, ко-
торый требует реализации, поэтому необходимо создать условия
для реализации воображения и фантазии.
В «Диалектике Просвещения» Т. Адорно и М. Хоркхаймер
подчеркивают, что протест художника, создающего альтернатив-
ную эс тетическую реальность, это свидетельство силы творчес кого
59 Markuse H. Die Pariser Revolte im Mai 68. S. 95.

119
воображения чел овека и возможная перспектива для противодей-
ствия массовой культуре. Как правило, творческую личность, кото-
рая в своих произведениях искусства отвергает идеалы массового
общества, объявляют маргиналом, психически неполноценным че-
ловеком. Массовая культура формирует своего зрителя, для которого
нет необходимости проявлять фантазию и воображение, все пред-
ме тно, конкретно, все направлено на удовлетворение простых потреб-
ностей, духовность и абстрактное мышление не востребованы 60.
Поэтому альтернативное искусство протеста оказывается не-
понятным и даже пугает, вызывает отвращение. Но именно такая
ре акция толпы, ориентированной на потребительские ценности,
и свидетельствует о том, что критическая позиция художника со-
ответствует требованиям времени. Так, есть надежда на возрожде-
ние рациональности, способности видеть социальную несправед-
ливость. Поэтому можно говорить о том, что для философов приме-
ром подлинного спонтанного конфликта является противостояние
художника ценностям потребительской культуры, то есть это конф-
ликт эстетических ценностей, проявление которого может заста-
вить отдельных людей встать на критическую позицию по отноше-
нию к сложившимся отношениям в обществе. Проблема, видимо,
только в том, чтобы сохранить ситуацию конфликта, отстоять про-
странство альтернативной культуры от посягательств рынка.
Позиция Г. Маркузе относительно перспективы развития ста-
ла широко известной в 70-е годы благодаря его знаменитому «ве-
ликому отказу», – так философ предлагал выйти из сложившихся
отношений, отвергнув ценности потребительского общества. Он
подчеркивал в «Эссе об освобождении», что в сложившейся си-
туации тотальности индустриального общества невозможно рас-
считывать на то, что подлинный спонтанный конфликт иницииру-
ют вовлеченные господствующей системой в производство люди.
Поэтому необходимо найти такие социальные группы, которые вы-
брошены из общества, которые уже осуществили «великий от каз»
60 См.: Адорно Т. В. , Хоркхаймер М. Диалектика Просвещения. Философ-
ские фрагменты. С. 157.

120
или которые еще не определились со своей жизненной перспекти-
вой. Такой спонтанной силой ему виделись аутсайдеры, безработ-
ные, н ациональные меньшинства и, конечно, студенчество. При этом
надо отдавать отчет в том, что революционно не сознание этих лю-
дей, а их оппозиция, то есть готовность к подлинному протесту.
Эти социальные группы еще не порабощены репрессивной куль-
турой и поэтому готовы к социальному творчеству. Особенно перс-
пективной представлялась ему молодежь, которую надо воспитать
по-новому – развивать критическое мышление и прививать нон-
конформизм. Потому что «творческий человек начинает как нон-
конформист; в установленном обществе нельзя быть “реалистом”,
не обманывая самого себя» 61. Воспитание нонконформизма не пред-
полагает при этом реализацию принципа, как говорит Г. Маркузе,
иллюзорной толерантности, которую он понимает в этом аспекте
как вседозволенность. Нельзя, воспитывая, разрешать все из сообра-
жений свободы самореализации. Такое воспитание только усугуб-
ляет психические проблемы, истоки которых – в общественных
структурах.
Воспитание нонконформизма и соответственно творческой
лич ности прежде всего возможно, когда есть свободное время. Но
человек не может располагать свободным временем, если он в те-
чение рабочего дня не реализовал свои устремления и потребнос-
ти в самореализации. Коль скоро налицо отчужденный характер
труда, то и свободное время также не является по-настоящему сво-
бодным. Таким образом, средствами культуры невозможно вос-
питывать нонконформизм в тех, кто трудится. Остается надежда
на студенчество, но и тут надо понимать, что массовая культура
оказывает постоянное давление, и очень трудно воспитывать ра-
циональность и развивать критичность мышлен ия.
Воспитание нонконформизма видится Г. Маркузе в первую
очередь в том, чтобы убедить людей активно протестовать и отстаи-
вать свои права, то есть воспитание должно происходить в про-
цессе подлинного спонтанного конфликта. Такое воспитан ие, как
61 Markuse H. Das Individuum in Great Societi // Markuse H. Schriften. S. 181.

121
подче ркивает фи лософ, происходит в подлинном смысле этого
слова в странах третьего мира, где люди отчаянно пытаются отвое-
вать свое право на свободу. Нонконформизм должен развиватьс я
в постоянной готовности к протесту, который должен проявляться
в методичном недоверии к политикам и правительственным чи-
новникам, в способности бойкотировать выступления всякого рода
пропагандистов. Необходимо организовывать эффективные фор-
мы протеста, чтобы был позитивный пример возмущения неспра-
ведливостью и выражения несогласия.
В индустриально развитом обществе «воспитание такого рода
поставило бы перед собой цель произвести основательную пере-
оц енку ценностей и разоблачить всякого рода ложный героизм, слу-
жащий бесчеловечности, спорт и удовольствия, как средство разви-
тия тупости и брутальности, ложную веру в необходимость борьбы
за существование и построенный на ней бизнес» 62. Такую педаго-
гику называют обычно негативной, так как не совсем ясно, как нуж-
но поступать, но совершенно ясно, как не нужно.
В рамках этого педагогического проекта необходимо произвес-
ти, как пишет Г. Маркузе, иммунизацию детей и взрослых от масс-
медиа, которые буквально растворяют индивидуальность в потоке
ма ссовой культуры. Важное условие развития индивидуальнос ти –
это информационная свобода, которая бы предполагала беспре-
пятственный доступ к информации и оценку степени искажения
ее в СМИ. Негативное, критическое воспитание создаст условия
для проявления креативности индивида в его социальном творче-
стве в новом обществе.
Таким образом, можно сделать вывод, что представители Франк-
фуртской школы в лице М. Хоркхаймера, Т. Адорно, Г. Маркузе
под конфликтом понимали столкновение социальных групп по по-
воду установления социальной справедливости, то есть против уг-
нетения и за свободу. Конфликт в такой интерпретации не обяза-
тельно предполагает насилие как средство реализации антагониз-
ма, но, безусловно, не должен быть вписан в систему зако нов,
62 Markuse H. Das Individuum in Great Societi. S. 190.

122
которые установил а господствующая элита. Бунт, митинг протес-
та, а также альтернативное искусство одинаково ценны в выраже-
нии недовольства господством системы, так как эти формы выпада-
ют из стереотипа, навязанного массовой культурой и, следователь-
но, обращают внимание людей на социальную несправедливость.
Все другие виды конфликтов, сценарий которых определен
заранее менеджерами профсоюзных организаций, на самом деле
являются неподлинными, так как не воплощают спонтанность сво-
бодного индивида, а содействуют стабильности господства. Поэто-
му осуждаются и разного рода эмпирические и теоретические со-
циологические исследования в области конфликтологии, так как
такого рода поиски направлены лишь на то, чтобы дать в руки гос-
подствующей системе инструмент канализации конфликтов. Изу-
чение конфликта с целью применения – это свидетельство техно-
кратического подхода, который предполагает использование лю-
бых п роявлений человеческой индивидуальности в интересах
индустрии.
Точно так же двойственно интерпретируется понятие толерант-
ности. Есть толерантность в подлинном смысле этого слова как
право автономной личности на свободу слова, свободу вероиспове-
дования, право на отличие. Такое право возможно только в обще-
стве, у которого подавление индивидуальности не является сред-
ством развития. В развитом индустриальном обществе, где господ-
ствует массовая культура, где политика также область индустрии,
толерантность неподлинная, репрессивная. Толерантность репрес-
сивна потому, что навязывает отказ от насилия тем, кто должен со-
противляться угнетению, а также потому, что как доктрина она
является совершенно односторонней: правящая система позволяет
себе быть интолерантной. То есть необходимо понимать, что в не-
которых случаях толерантность оказывается абстрактным прин-
ципом, в реальной жизни не реализуемым, в других случаях – прак-
тикой вседозволенности, которая под прикрытием гуманистичес-
кой ценности оправдывает развитие низменных потребностей.
Конфликт рассматривается также как средство воспитания
нонконформизма, каковой является необходимым для сохра нения

123
св ободы индивидуальности. Поэтому можно говорить о том, что
Г. Маркузе приветствует все формы бунта и протеста, имея в виду
перспективу развития человека. Но, что следует подчеркнуть, про-
тест не понимается как сугубо иррациональное явление, напротив,
здесь в духе гегелевской диалектики рассматривается единство
рационального и иррационального. Собственно, эпоха Просвеще-
ния, культивируя разум, привела к тому, что на необыкновенную
высоту поднялась технологическая рациональность, но именно это
и привело к иррациональному результату, когда человек оказался
средством реализации данной технологической рациональности.
Так наивысшее воплощение разума ввергло человека в иррацио-
нальность массовой культуры. И также иррациональный бунт в сво-
ем историческом значении есть проявление рациональности, по-
скольку означает критическое неприятие угнетения и господства.
Функцию постоянной оппозиции призвана играть и сама собствен-
но критическая теория, цель которой – осуществление конфронта-
ции с реально существующей социальной системой и создание ин-
теллектуальных условий для формирования более свободных со-
циальных институт ов.
Вопросы для самостоятельной работы
1. Какие философские идеи повлияли на понимание конфликта пред-
ставителей Франкфуртской школы?
2. Почему М. Хоркхаймера не устраивает для характеристики со-
временного ему общества концепция классового конфликта К. Маркса?
3. В чем причина гибели индивидуальности в развитом индустри-
альном обществе в понимании М. Хоркхаймера?
4. В чем особая роль автономной свободной личности в социальном
конфликте?
5. Какой конфликт является подлинным , а какой неподлинным
и почему?
6. Как оценива л Г. Ма ркуз е перспективу спонт анного конфликта
в 70-е годы? Какие события подтвердили и опровергли его прогнозы?
7. Какова роль альтернативного искусства для формирования сво-
бодной оппозиции?

124
8. Как понимает Г. Маркузе толерантность? Насколько адекватно
интерпретирует он концепцию толерантности Д. С. Милля?
9. Что значит репрессивная толерантность? Каковы условия для воз-
никновения репрессивной толерантности?
10. Что такое нонконформизм? Почему необходимо воспитывать нон-
конформизм?
11. Ка кие социологиче ские теории ст ановятся объектом критики
Г. Маркузе и почему? Почему его не устраивает функционалистская тео-
рия конфликта?
Глава 8
АГРЕССИЯ КАК ОСНОВАНИЕ КОНФЛИКТОВ
В УЧЕНИИ К. ЛОРЕНЦА
К. Лоренца традиционно называют в числе исследователей
конфликта, а название его книги «Агрессия, так называемое зло»
мож но назвать девизом тех мыслителей, которые хотели бы видеть
в конфликте не только деструктивный феномен. Его произведение
в момент выхода вызвало массу дискуссий не только из-за биоло-
ги за ци и соци альн ых п роцессов, что п ри вело в кон ечном итоге
к созданию социальной этологии, но и из-за наделения человека
конфликтогенными чертами.
Несмотря на то что К. Лоренц известен прежде всего как био-
лог, как нобелевский лауреат в области физиологии, он написал
це лый ряд трудов философского характера, и сегодня уже никто
не сомневается в его статусе как философа, спор идет лишь о том,
к какому направлению его можно было бы приписать – социобио-
логии, неовитализму или натурализму.
Методологически К. Лоренц действительно ориентирован од-
но значно: биология является для него основанием для решения
гносеологических проблем в «Оборотной стороне зеркала», соци-
альных и прогностических в «Деградации человеческого». Соответ-
ственно природу конфликтов он также пытается увидеть сквозь
призму социальной этологии. Практически во всех работ ах К. Ло-

125
ренц огова ривает специфику своего подхода и причину, по кото-
рой пришло время обратиться к биологии в поисках ответа на воп-
рос, как можно управлять социальными процессами.
Он подчерки ва ет, что современн ый человек отказывается
от самопознания тех процессов, которые по произволу идеалисти-
ческой философии отнесены к сфере духа. В оправдание конфлик-
тов человек очень часто приводит возвышенные причины, не пы-
таяс ь увидеть естественные. Идеалистическая философия, разделив
мир на мир вещей, который представлен как мертвая индиффе-
ре нтная материя, и мир идей, где сосредоточены все ценности,
сделала человека равнодушным к своей биологической природе.
К. Лоренц подчеркивает, что выступает здесь не как противник
идеализма, или ограниченный дарвинист, напротив, он пытается
вы йти за рамки противопоставления материализма и идеализм а
с тем, чтобы воззвать к целостности человеческого бытия. «Сведу-
щий человек почувствует лишь новое благоговение перед Разумом
и Ответственной Моралью, которые впервые пришли в этот мир
лишь с появлением человека – и вполне могли бы дать ему силу,
чт обы п одчи ни ть животное на следие в с ебе са мом, если бы он
в своей гордыне не отрицал само существование такого наследия» 63.
Иначе говоря, в вопросах объяснения природы конфликтов чело-
веку придется соотнести особенности своего поведения с живот-
ными и уж потом, поняв себя как животное, человек может ста-
вить вопрос о стратегии регулирования социальных конфликтов.
Человечество, по К. Лоренцу, представляет собой всего лишь
один из видов живого, который, конечно, более развит, чем другие,
в силу того, что может передать больший объем информации. Но
это не значит, что человек полностью отличается от животного,
более того, он по природе наделен информацией, которая переда-
ется невербально и которая отбиралась поколениями не только
людей, но и животных в ходе эволюции. Задача исследователя –
увидеть в человеке то, что он наследует от своих эволюционн ых
63 Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). М. : Прогресс : Универс, 1994.
С. 222.

126
предков, и понять, что из этого наследства он привносит в свою
повседневную жизнь.
Именно поэтому работа К. Лоренца об агрессии по большей
части описывает животных и их формы агрессивного поведения,
но это только для того, чтобы, по замыслу автора, ярче подчерк-
нуть единую природу всего живого и перспективность такого био-
логического видения природы конфликта. Как и всех мыслителей
ХХ века, его волнуют проблемы войн, тоталитарных режимов –
пережитого уже фашизма и современного ему коммунистического
режима в СССР и Китае, интересует вопрос о перспективах циви-
лизации. Именно поэтому вопрос о сущности агрессии оказывает-
ся в числе актуальных.
Видосохраняющая функция агрессии
Первый и главный тезис этолога сводится к безусловному ут-
верждению, что агрессия дана человеку в числе других его инстинк-
тов, таких как продолжение рода, пищевой инстинкт. Но человек
никак не хочет признать власть инстинктов и уж тем более преодо-
леть «эмоциональную антипатию к признанию того, что наше пове-
де ние подчиняется законам естественной причинности» 64. Человек
в силу интеллектуальной свободы не может себе представить столь
жесткую детерминантную связь с миром, из которого он вышел. Поэто-
му свобода воли и инстинкт видятся несовместимыми феноменами.
А между тем все инстинкты имеют одно очень важное значе-
ние: сохранить живое существо, в данном случае человека, как вид.
Казалось бы, противоречивое суждение, ведь в результате агрес-
си и именно и происходят убийства, разрушения и т. п. Однако
если бы не было инстинкта агрессии, то как бы удалось представи-
телям вида завоевать обширные территории? Распространение вида
напрямую связано с тем, насколько агрессивно отстаивают свои
права те, кто уже поселился в той или иной местности. Гр аницы
личной территории могут быть различны, это могут быть десятки
64 Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). С. 219.

127
километров или не сколько сантиметров. В железнодорожном ва-
гоне поезда человек использует все средства, «какие служат в этой
ситуации для отта лкивания территориальных конкурентов и при-
шельцев – пальто и сумки на соседних свободных местах, вытяну-
тые ноги» 65.
В определении своих территориальных границ животное, как
правило, чувствует беспокойство и неуверенность, если границы
не помечены и неопределенны, именно поэтому существует мно-
жество способов обозначения территориальных владений. Собака
проявляет удивительную агрессивность по отношению к собрату
по виду, если находится за забором. Тому есть две причины: во-пер-
вых, четкость границ, к оторые можно отстаивать, а во-вторых, уве-
ренность в том, что дейс твительное столкновение не произойдет,
так как драке мешает забор. На прогулке совершенно другая ситуа-
ция: животное постоянно метит территорию, и встреча с другой
собакой не означает немедленного столкновения.
Напротив, собаки, как правило, испытывают живой интерес
к представителям своего вида, и даже если необходимо проявить
агрессию, а это происходит всегда между самцами, то используют
бо гатый арсенал угрожающих поз и соответствующую мимику.
По большей части серьезной дра ки не происходит, ведь никто
не защищает свою территорию. Однако в этом столкновении одно-
му из конфликтующих приходится признать силу другого; после
взаимной демонстрации клыков и серьезности намерений кто-то
вынужден первым принять решение и с достоинством удалиться,
кто-то, в конце концов, первым отведет глаза. В таких столкнове-
ниях очень часто устанавливается иерархия в стае, и поэтому бога-
тый язык сигналов агрессии д ополняется не менее разнообразны-
ми сигналами подчинения. Так, щенок, встречая взрослую собаку,
немедленно падает на спину, чтобы немедленно просигнали зиро -
вать своим запахом, что он еще детеныш и подчиняется безогово-
рочно, в некоторых особо опасных случаях дело может окончиться
лужей, уж тут-то запах будет предъявлен немед ленно.
65 Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). С. 160.

128
Прямому проявлению агрессии мешает также и длительное со-
седство, личное знакомство. Не у всех видов и не всегда в некото-
рых случаях период выведения птенцов может служить началом
нарушения добрососедских отношений. Но чаще «избирательное
привыкание ко всем стимулам, исходящим от персонально знако-
мо го сороди ча, является предп осылкой возникновения любых
личных связей и… их предвестником в эволюционном развитии
социального пове дения» 66. Узнавание соседей и согласие на их
присутствие можно наблюдать даже у рыб, некоторые виды кото-
рых обживают с другими территорию настолько, что прогоняют
чужаков.
К. Лоренц подчеркивает еще одну очень важную закономер-
ность: чем более вооружено животное, тем более развиты у него
механизмы избегания прямого столкновения и убийства собратьев
по виду, то есть все происходит в соответствии с поговоркой «Во-
рон ворону глаз не выклюет». То есть природа предусмотрела ме-
ханизмы переориентирования внутривидовой агрессии, и соот-
ветственно каждый из видов разработал свои формы ритуального
поведения, позволяющие канализировать агр ессию.
Так, например, у рыбок цихлид процесс образования пары про-
ходит иногда очень сложно, так как они могут проявлять упорную
агрессивность по отношению к будущему брачному партнеру. Од-
на ко если все-т аки вс е скла дыва ется удачно и н а первый п ла н
у самца выходит сексуальное поведение, самка, до этого демонстри-
рующая покорность, может неожиданно спровоцировать агрессию
партнера, приняв угрожающую позу. В этом случае самец бросает-
ся на свою подругу, сразу же переходит в нападение, но при этом
самке уже не достается, достается кому-нибудь другому. Это очень
похоже на человеческие формы «срывания злости»: когда невоз-
можно ответить достойно начальнику, агрессию получают члены
семьи. Иногда в качестве громоотвода оказывается посуда или пер-
вое, что попалось под руку. «Так, например, человек, рассердивший-
ся на другого, скорее ударит кулаком по столу, чем того по ли цу, –
66 Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). С. 160.

129
как раз потому, что такое действие тормозится определенными за-
претами, а ярость требует выхода, как лава в вулкане» 67.
Развитие ритуальных форм канализации агрессии привело к то-
му, что нам порой трудно увидеть за театральностью и символич-
ностью действий тот конфликт, который послужил поводом имен-
ного для такого ритуала. Биологам сразу же бросается в глаза тот
факт, что жесты угрозы и приветствия могут быть очень похожи,
или каким-то образом указывать на формы агрессивного поведе-
ния. Примером церемонии умиротворения может служить танец
журавлей, который состоит из двух основных частей: в первой пти-
цы принима ют угрожающую позу, во второй разворачиваются
друг к другу беззащитным затылком, демонстрируя доверчивость
и дружелюбие.
К. Лоренц указывает на огромный видосохраняющий смысл
такой ритуализации, ведь агрессию нельзя уменьшить, это обернет-
ся в любом случае потерей территории, а значит и корма для буду-
щего потомства, поэтому агрессивность сохраняется, но переори-
ентируется по отношению к брачному партнеру для того, чтобы
пара могла вывести потомство. «Если же селезень болтает со сво-
ей уткой, – и уж тем более если отвечает этой церемонией на на-
травливание своей будущей невесты, – то очень отчетливо видно,
как “что-то” тем сильнее отворачивает его клюв от утки, за кото-
рой он ухаживает, чем больше он возбужден в своем ухаживании» 68.
Ближайшим примером человеческого переориентированного по-
ведения является смех или просто открытая улыбка, которая мо-
жет сопровождаться покачиванием или поворотом головы. Хотя,
возможно, первоначально это была демонстрация клыков, позже,
как и у макак, стала жестом умиротворения.
Итак, первый важный вывод, который можно сделать: агрессия
помогает завоевать и определить границы территории, но при этом
ок азывается, что агрессия, если можно так выразиться, старше
привязанности и требует существенной ритуализации, чтобы раз-
решить любовь. Здесь надо отметить, что К. Лоренц подчеркивает
67 Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). С. 173. 68 Там же. С. 180.

130
связь между агре ссией и сексуальностью. Очень часто в природе
выбору брачного партнера предшествуют схватки самцов, при этом
часто присутствует самка, взирая равнодушно на жестокость столк-
новений и раны, которые получают животные в бою. Побеждает
тот, у кого более развиты видовые особенности, то есть тот, чьи
качества достойны продолжения в потомстве.
Можно отметить, что бывают также конфликты и между сам-
ками, но это, как правило, связано с завоеванием места для выве-
дения потомства. Так, самка аиста может сражаться не на жизнь,
а на смерть за свое старое гнездо, если оно оказывается занято ее но-
вой соперницей, при этом самец может равнодушно взирать на это
сражение, не принимая в нем никакого участия. Страшный шум
птичьих базаров порой связан с тем, что кваква охраняет свое гнез-
до от таких же сидящих на гнездах соседок. «Даже наблюдатель,
не слишком склонный очеловечивать поведение животных, часто
не может удержаться от злости на беспрерывные резкие вопли и ярост-
ный стук клювов, которые то и дело раздаются в колонии кваквы» 69.
Ритуалы ухаживания тоже, как правило, связаны с демонстра-
цией самке тех внешних качеств, которые указывают на силу и спо-
со бность победить противника. Тем самым как бы подчеркива -
ется и способность вероятного партнера защитить территорию, от-
стоять свои интересы. Впрочем, человек ведет себя очень похоже,
бессознательно расправляя плечи и принимаясь рассказывать по-
нравившейся девушки истории, в которых он, как ему кажется, вы-
глядит как настоящий мужчина. Впрочем, и в этом аспекте можно
отметить, что битва противников, как и процедура ухаживания,
достаточно ритуализирована.
Более того, в процессе эволюции у ряда животных появились
пр испособления, которые необходимы только в брачный период,
а в обычной жизни мешают и даже представляют угрозу для самца.
Такими ненужными видятся этологу крыло аргуса или рога оленя.
Тем самым он подчеркивает, что эволюция не всегда, как принято
считать, развивается, отбирая лучшее и следуя целесоо бразности.
69 Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). С. 158.

131
Развитие жизни полно случайных связей и случайных собы-
тий, поэтому было бы совершенно неверно объяснять все, что воз-
никает в ходе развития вида, некими финалистическими причина-
ми . Жизнь развивается не потому, что имеет какую-то сверхцель,
а в соответствии с законами естественного мира, все многообразие
которого познать и объяснить невозможно. На примере оленя и ар-
гуса видно, что внутривидовая агрессия может спровоцировать ту-
пиковое развитие вида и угрожать его существованию. В этом мож-
но увидеть важный аргумент в пользу того, что человек должен
познавать собственную агрессию, признавая свою родственность
животным, чтобы уметь видеть тупиковые пути эволюции соб-
ственной цивилизации.
У самцов и самок по-разному взаимосвязаны инстинкты аг-
рессии и продолжения рода. У самки агрессия не подавляет сексу-
альность, напротив, способствует возбуждению. Совершенно ина-
че ситуация складывается у самцов: чаще агрессия подавляет инс-
тинкт размножения, поэтому, чтобы переориентировать самца, его
будущая подруга делает все возможное, чтобы как-то притормо-
зить агрессию. Кроме того, она попросту подвергается опасности,
так как может оказаться жертвой агрессивно го нападения.
Используется совершенно особая стратегия, К. Лоренц называ-
ет ее «чопорное поведение», которая также свидетельствует о том,
что самка признает первенство самца. Чопорное поведение состо-
ит «из элементов, которые частью происходят из стремления к спа-
риванию, а частью – из стремления к бегству» 70.
Самка принимает равнодушный вид, использует разного рода
ритуалы, чтобы предотвратить возможное враждебное поведение.
В ход идет также тактика провоцирования преследования, когда
самка делает вид, что убегает, но при этом дает понять, что ее
очень легко достичь. «Выразительные движения страха – или точ-
нее готовности к бегству – с укреплением пары исчезают у самки
все больше и больше; зачастую это происходит настолько быстро,
что при первых своих н аблюдени ях н ад ц ихли да ми я вообще
70 Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). С. 171.

132
не заметил этих движений и ц елый год был уверен, что у этих рыб
не существует иерархических отношений между супругами» 71.
При этом важно подчеркнуть, что все поведенческие находки
формировались многими поколениями животных и по большей
части передаются генетически, то есть умиротворение, избегание
агрессии тоже основаны на инстинктах. Соответственно и человек
обладает естественными основаниями не только для конфликта,
но и для регуляции его, правда, надо понимать, что формы регули-
рования враждебного поведения возникли как раз потому, что аг-
рессия присуща человеку по природе и является важным видо-
сохраняющим инстинктом.
Итак, агрессия служит распространению вида и осуществляет
функцию отбора, то есть благодаря агрессии для воспроизведения
вида отбираются лучшие производители. И стоит подчеркнуть, что
как только образуются пары, то проясняется иерархия, так как по-
ложение семейных представителей вида много выше по статусу,
чем одиноких.
Пара охраняет территорию вдвоем и имеет по сути больше
прав для агрессии, если охраняет детенышей. Поэтому одинокие
животные предпочитают не связываться с парой. Здесь также хо-
телось бы отметить одну интересную особенность: чем больше
па ра конфликтует с сосе дями, тем прочнее отношения внутри семьи .
Так, аквариумные рыбки могут проводить достаточно много вре-
мени, охраняя свою территорию, в этом случае их может устроить
даже зеркало, и они будут адресовать агрессию своему отражению.
Но как только зеркало покрывается водорослями, самец начинает
нападать на самку, тем самым нарушая установленные природой
правила. Так как нет условий для выражения агрессии, то патоло-
гически изменяется поведение. В условиях искусственного водое-
ма рыбка не может найти врага, и соо тветственно изменяются нор-
мы ее поведения.
В этом случае мы можем, во-первых, понять, что мера агрес-
сии , которой наделено живое существо, не может быть уменьш ена .
71 Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). С. 172.

133
Иначе говоря, агрессия – это то, что характеризует животного как
представителя своего вида наряду с оперением, строением черепа,
полом, в конце концов, и мера ее постоянна. В связи с этим вопрос
урегулирования конфликтов может быть решен лишь одним спо-
собом – созданием условий для реализации потенциала агрессии,
но таким образом, чтобы это не угрожало существованию вида в це-
ло м. Человек, по категоричному мнению К. Лоренца, относится, ви-
димо, к такому виду, который представляет собой тупиковую ветвь
эволюции, так как он все менее справляется с проблемой переори-
ентирования агрессии, а создание атомной бомбы делает эту пато-
логию угрожающей всему живому. Это страшное оружие он на-
звал восьмым грехом цивилизованного человечества в своем вы-
ступлен ии н а ра ди о, п освященн ом экологически м проблема м
ХХ века .
Аномальное проявление агрессивности
и перспективы эволюции
Все описанные варианты агрессивного поведения и формы его
ритуализации относятся к типичным формам конфликтного пове-
дения между отдельными представителями вида. Но К. Лоренц
описывает также не часто встречающиеся враждебные столкнове-
ния между группами животных. Под группой он понимает сово-
купность существ, которые «объединяются реакциями, которые
вызывают друг у друга ее члены; однако, в отличие от безразлич-
ных сообществ, групповые объединяющие реакции тесно связаны
с индивидуальностью членов группы» 72. Есть стаи, в которых жи-
вотные объединены анонимно, они не узнают друг друга, хотя об-
ладают высоким уровнем развития и способны узнавать членов
своего гнезда, к примеру как кваквы. Напротив, отношения в груп-
пе построены на сдерживании агрессии или переориентировании
ее; используются разного рода ритуалы, в которых поддерживается по-
требность, так что они закрепляются многократным повторен ием ,
72 Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). С. 169.

134
по дде рживаются сложившимися инстинктами. Большинство ви дов,
организованных в группы, достаточно терпимо относятся к ана-
логичным группам, если речь не идет о переделе территории.
Однако есть животные, чьи отношения в стае можно назвать
идеалом дружеского отношения, но которые необыкновенно жесто-
ки относительно другого сообщества. Эти группы животных пред-
ставляют собой членов одной семьи, правда, семья эта очень боль-
шая и постоянно увеличивается. К таким животным относятся
крысы, которые не терпят на одной территории другие семьи. Если
среди одиноких крыс, объединенных для эксперимента, образовы-
валась пара, то она преследовала своих сородичей постоянно. «Даже
в загоне площадью 64 квадратных метра такой паре было достаточ-
но двух-трех недель, чтобы доконать всех остальных обитателей,
т. е. 10–15 сильных взрослых крыс» 73.
Созданная семья демонстрирует исключительно нежные от-
ношения внутри нее, нет иерархии, пища поедается сообща, в от-
личие, например, от волчьей стаи, где добычу первыми едят звери
высшего ранга. Семья хорошо защищена от опасностей, так как
знание опасности передается из поколения в поколение как вновь
приобретенный опыт конкретного сообщества в определенных при-
родных условиях. Куда девается агрессия? Во-первых, крысы жесто-
ки к представителям другой семьи, которых распознают по запаху.
В этот момент они могут даже проявлять агрессивность по отноше-
нию к представителям своей семьи, которые попали «под горячую
руку». Во-вторых, максимум агрессии выплескивается в постоян-
ной войне семей. «Штайнигер обнаружил на маленьком острове
Нордероог в Северном море, что несколько крысиных семей подели-
ли землю, оставив между собой полосы ничьей земли… шириной
примерно 50 метров» 74, на которых идут пос тоянные сражения.
Логика развития вида такова, что воспроизводятся все более
жестокие представители вида, и можно предположить, что на не-
большой территории выживут наиболее кровожадные и их попу-
73 Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). С. 163. 74 Там же. С. 168.

135
ляция бу дет доминировать. К. Лоренц подчеркивает, что примени-
тельно к крысам старые рассуждения дарвиновских времен совер-
шенно не работают. Так как виду такого рода агрессия ни к чему,
борьба между стаями не выполняет своей видосохраняющей функ-
ции, поэтому, как полагает К. Лоренц, перед нами, вероятнее все-
го, тупиковая ветвь эволюции или тот вид агрессии, который оче-
видно можно назвать злом.
Таким образом, мы имеем пример, когда природе не удалось
позитивно направить агрессию, следовательно, нельзя в такой проб-
леме, как урегулирование конфликтов, рассчитывать на то, что есть
какой-то природный порядок, который придает смысл всем живым
формам. Мы видим пример опять же тупиковой ветви эволюции
и, следовательно, должны учитывать это, оценивая свои шансы
на выживание.
К. Лоренц видит развитие разных этнических культур как внут-
ривидовое разнообразие, цель которого создавать эволюционный
ресурс вида, то есть у человека очень богатый генетический по-
тенциал. Совершенно нормально, что культуры конкурируют друг
с другом, таким образом они развиваются. Однако он не приемлет
таких форм конкуренции, когда возникает военное противостоя-
ние, ведь это так же бессмысленно, как в вышеописанном случае
с агрессией крыс. Человек должен понимать, что такую форму аг-
рессии очень сложно регулировать в современных условиях, когда
так сильно вооружены страны.
Казалось бы, работа К. Лоренца посвящена исключительно жи-
вотным, однако это не так; все, что приводит этолог, это естествен-
но- научные аргументы, которые он считает очень важным и в иссле-
до вательской работе; он настоятельно подчеркивает, что, обращаясь
к проблеме агрессивного поведения человека, он столь же на учен.
Пр инципиально для него показать собственное отличие от какой б ы
то ни было метафизики и идеализма в вопросах социальных перспек-
тив человека. Агрессия, по его представлению, жизненный потен ци-
ал человека, который теперь представляет для него угрозу. Это лог
предвидит, что его позиция будет подвергнута критике, как когда-
то оказалась осужденной идея З. Фрейда о детской сексуаль ности.

136
Агрессия присуща каждому человеку, и это факт, который дол-
жен быть понят и принят всеми, кого интересует поведение чело-
века. В этом случае, возможно, будет проще объяснить динамику
конфликтов в семье, проблемы взаимоотношений детей и родите-
лей. Враждебные формы выражения несогласия могут быть в этом
случае объяснены невозможностью переориентировать агрессию,
отсутствием условий для канализации агр ессии.
Факторы, влияющие на обострение конфликтов
в современном обществе
Можно было бы считать, таким образом, что учение об агрес-
сии – это вклад современной этологии в решение исключительно
психологических проблем конфликтологии. Но это будет не совсем
корректно, так как в одной из последних работ К. Лоренц вновь
возвращается к теме агрессии, но уже пытаясь представить более
концептуально в контексте тех перемен, которые произошли в об-
ществе к концу 80-х годов ХХ века.
В целом же можно отметить, что он описывает четыре основ-
ных фактора, которые могут повысить конфликтность современ-
но го общества и привести человека к эволюционному тупику.
Во- первых, современный человек, в силу глобализационных процес-
сов, совершенно утратил навык создания и сохранения традиций.
Вся идеология Просвещения и технократии, по мнению К. Лорен-
ца, начинала с того, что проклинала традиции как предрассудки.
Од нако отказ от традиций приносит человеку вред даже на уро в-
не биологии. К. Лоренц пишет: «Кумулирующие традиции, кото-
рые лежат в основе развития всех культур, опираются на существен-
но новые достижения, которых не было ни у одного вида живот-
ных, – прежде всего на понятийное мышление и словесный язык,
которые позволяют образовывать свободные символы и тем са-
мым открывают человеку возможности для распространения и пе-
редачи индивидуально приобретенного знания» 75. Благодаря таким
75 Lorenz K. Die acht Todsunden der zivilisierten Mens chheit. Munchen : Zurich :
R. Piper & Co. Verlag, 1984. S. 69.
.. .. ..

137
даровани ям человека достигнутое одним стремительно становит-
ся достоянием всех.
Развитие культуры происходит так стремительно, что ослабля-
ется действие закона отбора ценной информации, свойственного
дл я всего мира живых организмов: выбор наиболее ценного для жиз-
ни после основательнейшей проверки. Качество такого отбора у че-
ловека из-за крайней поспешности сильно страдает. К тому же чело-
век все успешнее избегает прямых воздействий факторов отбора.
Это значит, проще говоря, что жертвы ложного выбора остаются
жить и последствия их ошибки сглаживаются, а значит, ошибка
вполне может и повториться. Поэтому увеличивается культурный
балласт лишнего и даже вредного.
Однако в целом можно сказать, что часто все сформировавше-
еся в ходе культурного отбора имеет некоторую ценность для куль-
туры. Закрепление всего ценного в традициях крайне важно. Тради-
ции – это скелет культуры, основные ориентиры поведения для каж-
дого нового поколения. Современное общество, как правило, воз-
мущается консервативностью традиций, хотя именно она-то и есть
основа жизнеспособности культуры: «...Наивысшая консерватив-
ность в сохранении однажды испробованного принадлежит к жиз-
ненно необходимым качествам аппарата, на долю которого в раз-
витии культуры выпадает задача, аналогичная той, которую выпол-
няют гены в развитии вида» 76.
Оценить все значение какой-либо традиции, пусть даже самой
странной, пусть даже кажущейся основанной на суеверии, просто
см ешной, невозможно. Невозможн о потому, что мы судим о не й
с точки зрения разума, а она продиктована биологией, эволюцией,
жизнью, которая не всегда вполне постижима для разума. Система
традиций очень сложна, и без специальных исследований трудно
пре дсказать, к чему может привести удаление одного из элементов :
«Заблуждение относительно того, что только рационально пости-
жимое или даже научно доказуемое относится к твердому багажу
знаний человечества, пагубно. Оно ведет “просвещенную наук ой”
76 Lorenz K. Die acht Todsunden der zivilisierten Menschheit. S. 69. ..

138
молодежь к тому, чтобы она выбросила за борт огромные сокро-
ви ща знаний и истин, которые содержатся в традициях каждой
старой культуры и в учениях великих мировых религий» 77.
Если для К. Лоренца традиции – генофонд культуры, то есте-
ственно, что всякая модернизация культуры подобна вмешатель-
ству в генные структуры. В техноморфной биологии это объявля-
ется сегодня великим достижением. Но К. Лоренц считает, что и
генная инженерия, и культурная инженерия могут иметь трудно-
предсказуемые последствия. Тем не менее, по мнению К. Лоренца,
современная молодежь совершенно некритично воспринимает про-
светительскую идеологию и слепо верит в то, что ценность дедов-
ских и отцовских традиций утрачена.
Однако здесь крайне необходима мера, поскольку отвержение
старых идеалов молодым человеком, вступившим в стадию поло-
вого созревания, «биологически нормально»: «Иллюстрация этого
принципа – линька рака, которому приходится сбрасывать свой пан-
цирь – внешний скелет, чтобы смог вырасти больший по разме-
рам» 78. Так и молодой человек сбрасывает с себя старые традиции,
но только для того, чтобы потом вернуться к ним с новым багажом
опыта и прочувствовать их ценность. Современный же молодой
человек относится к традициям своих родителей с противоесте-
ственной ненавистью, похожей на национальную вражду – как буд-
то старшее поколение относится к чуждой этнической группе. При-
нято считать, что всевозможные молодежные движения создаются
с различными, в том числе и политическими, целями.
Однако биологический взгляд на них, к которому призывает
К. Лоренц, обнаруживает единую причину всех этих разнородных
течений – отношение к родителям как к чуждой этнической груп-
пе. Наглядное свидетельство тому – совершенно иная молодежная
мода в одежде. Такое демонстративное подчеркивание своей «ина-
ковости» среди представителей различных этнических групп мож-
но наблюдать лишь в тех районах, где разные этнические группы
вынуждены проживать вместе: «В Cредней Европе давно исчезли
77 Lorenz K. Die acht Todsunden der zivilisierten Menschheit. S. 70. 78 Ibid. S. 72.
..

139
характерные для той или иной местности крестьянские костюмы,
только в Венгрии они сохранились – там, где тесно соседствуют
венгерские и словацкие деревни» 79. Надо отметить, что обособле-
ние в одежде у молодежи происходит не только от родителей, но
и от других молодежных группировок. Псевдонационалистичес-
кий характер ненависти, как подчеркивает К. Лоренц, проявляется
сегодня и в том, что родительские стереотипы поведения не прос-
то игнорируются. Молодежь внимательно наблюдает за ними, что-
бы выработать свои, зеркально противоположные.
Псевдонационализм молодежи по отношению к старшему по-
колению объясняет даже непостижимые, кажется, парадоксы в мо-
лодежном движении: например, обвинение Г. Маркузе, идеолога
левачества, студентами-леваками в том, что он агент ЦРУ. Все дело
в т ом, что Г. Маркузе принадлежал к старшему поколению. К. Лоренц
сетует, что сегодня вместе с идеалами отцов уходят в прошлое обы-
чаи, происходит забвение национальных корней. Взамен идет заим-
ствование чуждых этнических символов, которые при этом утра-
чивают свой первоначальный смысл. Пример тому – обращение
молодежи к африканской и латиноамериканской культуре, что про-
является в моде, музыке, имидже. В результате такой утраты тра-
диций старшего поколения «отцами», «наставниками» становятся
киногерои, поп-звезды и т. п.
Что является причиной нарушения механизмов внутривидо-
вой регуляции? По мнению К. Лоренца – вся система технократи-
ческого и потребительского общества, которая заставляет совре-
менного человека жить в погоне за деньгами. В результате отец
для молодого человека – это только добытчик средств для жизни.
Авторитет его определяется исключительно заработком, коли цен-
ность его, как носителя традиций, отвергнута. Поэтому миллио-
неры-кинозвезды, рок-идолы и тому подобные герои кажутся гораз-
до «успешнее» собственных родителей.
Опыт прошлых поколений, подчеркивает К. Лоренц, не может
быть усвоен благодаря чистому морализаторству и абстрактным
79 Lorenz K. Der Abbau des Menschlichen. Munchen : Zurich : R. Piper & Co.
Verlag, 1984. S. 74
.. ..

140
декларац иям. Накопленное ценное должно быть продемонстриро-
вано отцом ребенку в общем для них деле – так же, как, скажем,
хищник показывает детенышу приемы охоты.
Призыв «прожить» мораль, наглядно проверить, то есть напол-
нить смыслом, очевидно показывает близость позиций К. Лоренца
традиции «философии жизни». Абстрактная мораль не принима-
ется молодежью, если родители не демонстрируют ее примени-
мость в конкретных жизненных условиях. Однако для современ-
ных родителей характерно стремление избежать общения с деть-
ми, поскольку перенаселенность в городах вызывает потребность
в одиночестве, даже столь противоестественном. В общем, утрата
традиций есть следствие всех предыдущих «грехов».
Отсутствие преемственности – признак умирающей культуры,
по лагает К. Лоренц. Отец, старшие в семье должны обладать для ре-
бенка непререкаемым авторитетом. Однако нынешние семьи вы-
ращивают маленьких себялюбцев и домашних тиранов. Стоит ли
удивляться, что опыт поколений остается невостребованным.
В аспекте проблемы агрессии можно говорить о том, что чело-
век не наследует формы ритуального поведения, которые были при-
званы переориентировать агрессию. Так как цивилизованное обще-
ство базируется на идеологии индивидуализма, то таким образом
все традиции, которые были призваны минимизировать насиль-
ственные формы выражения агрессии, оказались ненужными. Со-
ответственно средства массовой информации тиражируют стандар-
ты поведения, оторванные от культурной почвы, на которой они
сформировались. Пропаганда жестокости и насилия также оказы-
вает разрушающее воздействие на сознание людей, отчего многое
из того, что никогда не сделало бы животное по отношению к со-
родичу, воспринимается как занимательное приключение.
Сегодня существует масса школ йоги, восточных единоборств,
в которых учат в том числе направлять энергию агрессии, но К. Ло-
ренц полагает, что смешение разных культурных традиций не всегда
оправданно, так как они сформированы для другого психотипа.
Второй фактор, влияющий на агрессивность современного че-
лов ека, это, конечно, перенаселение. Как уже указывал ось, аг рессия

141
необ ходима для того, чтобы содействовать распространению вида,
поиску новых ареалов обитания, защите собственных владений
и т. п. В перенаселенном городе человек постоянно испытывает
потребность проявлять агрессию, но вынужден ее сдерживать. Его
личная территория постоянно подвергается несанкционированному
вторжению, реакцию на такое вторжение можно наблюдать в пере-
полненном вагоне метро.
Признаком современной цивилизации являются огромные го-
рода. Нет ничего более чуждого для биологических организмов
од ного вида, чем такое огромное скопление на небольшой площади .
Поэтому современный человек чувствует себя в урбанизирован-
ной среде совершенно беззащитным: вместо естественного, по био-
логическим понятиям, комфорта «своей» среды он получает чрез-
вычайно угрожающее окружение в силу чрезмерной скученности
на ограниченной территории организмов его вида. В результате
срабатывают инстинктивные механизмы и «родное» окружение
ка жется чуждым и полным опасности. Это делает жителя большого
города столь недоверчивым, замкнутым, а иногда и агрессивным.
Обилие контактов с себе подобными – по биологическим мер-
кам! – приводит к тому, что человек изобретает изощренные спо-
собы, чтобы отгородиться от них. Трудно требовать, чтобы при та-
ком количестве возможных встреч, по большей части случайны х
и нежелательных, сохранялись бы естественные дружелюбие и вни-
мательность друг к другу, присущие человеку. Чем реже контакты,
требующие от человека проявления внимания к ближнему, тем ра-
зумнее и теплее отношения людей.
Житель огромного города с досадой, а иногда и со страхом вос-
принимает приход нежданного гостя. К. Лоренц приводит такой
пр имер: «У меня в гостях была супружеская чета – американцы
из штата Висконсин, профессионально занимающиеся защитой
пр ироды, дом которых стоит в полном уединении в лесу. Когд а
мы сели вечером ужинать, зазвонил дверной звонок, и я сердито
воскликнул: “Кого это там опять принесло?”. Невозможно было
более шокировать моих гостей, даже позволив себе какую-ниб удь

142
непристойность. То, что на звонок в дверь можно отреаг ировать
как-то иначе, чем проявив радость, для них было просто скан-
далом» 80.
Совсем по-другому встречают чужаков в глубинке, в удален-
ных на сотни километров от больших дорог деревнях и хуторах.
Искренний интерес к другому представителю своего вида, даже
ранее незнакомому, там проявляется настолько непосредственно,
что гость из «городских» чувствует себя неловко, не умея ответить
тем же на радушие хозяев.
Перенаселенность Земли серьезно усугубляет внутривидовую
агрессивность человека, что совершенно естественно, «биологич-
но»! Очень многие опыты на животных показали, что скучивание
повышает внутривидовую агрессию. «Тот, кто вообще еще хочет
испытывать сердечные и теплые чувства к своим ближним, вынуж-
ден концентрировать их на более узком круге своих друзей – ведь,
если мы не можем устроить так, что будем в состоянии любить
всех людей, будет верно и этично принять за правило такое огра-
ничение. Таким образом, мы вынуждены делать выбор, то есть
“держать на расстоянии” некоторых других людей, которые, разу-
меется, тоже вполне достойны нашей дружбы» 81.
Мегаполис, таким образом, создает все условия для того, что-
бы разрегулировался механизм, предотвращающий возможность
убийства собрата по виду. Люди испытывают друг к другу раздра-
жение, так как постоянно находятся в состоянии невроза. Сегодня,
как п олагает этолог, нужно сделать все возможное, чтобы остановить
рост городов, в противном случае насилие на улицах перенаселен-
ного города станет социальной нормой. Здесь мы можем наблю-
дать типичное противоречие для такого рода философствования,
когда в интересах человечества приходится признать позитивную
роль эпидемий и стихийных бедствий для регулирования числен-
но сти населения. Однако, будучи врачом, К. Лоренц, конечно, не м о-
жет себе позволить таких категоричных суждений. Парадокс его
аргументации заключается в том, что он биологизирует социальные
80 Lorenz K. Die acht Todsunden der zivilisierten Menschheit. S. 20. 81 Ibid. S. 21.
..

143
процессы, но при этом н е предлагает в качестве средств спасения
биологические методы, напротив, он чаще апеллирует к здравому
смыслу или даже к христианским ценностям.
Третьим фактором, воздействующим на трансформацию инс-
тинкта агрессии, является разрушение эмоциональной сферы. Тому
есть несколько причин. Человек видит свой прогресс исключи-
тельно с позиций силы своего разума, а эмоции, ощущения соот-
ветственно рассматриваются как нечто не имеющее глобально й
ценности. Но именно эмоционально-чувственная сфера хранит те
способы реакции на боль, голод, страдание, которые вырабатыва-
лись в процессе эволюции. Это очень ценное природное наслед-
ство, которое сегодня, к сожалению, изменяется под воздействием
цивилизации.
К. Лоренц, ссылаясь на исследования И. П. Павлова, говорит,
что выработка условных рефлексов у высших животных лучше
всего проходит при наличии двух видов раздражителей: один вызы-
вает удовольствие, другой – неудовольствие. «Возникает вопрос –
почему филогенетически разворачивающаяся программа аппара-
та, влияющая на эту форму обучения, предполагает наличие двух
видов воздействия раздражителей, а не одного – ведь это было бы
в два раза проще? На этот вопрос уже давались различные ответы.
Более всего напрашивается такой: эффективность процесса обуче-
ни я становится в два раза большей, если организм в состоянии
сделать осмысленные выводы не только из успеха или из неудачи,
но и из того и другого одновременно» 82. Ныне же, с помощью фар-
макологии, косметики, пищевой и тому подобной индустрии чело-
вечество научилось полностью снимать всякого рода негативные
переживания и ощущения. Биполярность раздражителей, как важ-
ный эволюционный фактор, сходит на нет. Перестав ощущать боль,
заглушенную лекарствами, организм современного человека утра-
чивает индикатор состояния здоровья. Если раньше человек ощу-
щал недомогание и знал, что следует отдохнуть, то теперь яркого
цвета таблетка в красивой упаковке, приятная на вкус, позволяет
жить на износ, приводя к ранним инфаркта м.
82 Lorenz K. Die acht Todsunden der zivilisierten Menschheit. S. 39. ..

144
Перестав чувствовать боль, человек перестает ощущать и бла-
женство. Постоянное стремление к наслаждению ведет к потере
радости. Почему? Радость, подчеркивает К. Лоренц, это внешнее
удовольствие. «...Слово “радость” как понятие у Фрейда не встре-
чае тся. Он признает наслаждение, но не радость... Когда ты, пролив
семь потов и устав до беспамятства, ободрав пальцы, поднялс я
на труднодоступную вершину с перспективой вскоре испытать еще
большие тяготы при спуске, то это, вероятнее всего, не наслажде-
ние, а самая высшая радость, которую только можно помыслить.
Наслаждение, пожалуй, можно пережить, не платя за него преодо-
лением н еприятных тягот чистого труда» 83. С исчезновением боль-
ших неудобств и тягот жизни исчезает и великая радость. Существо-
вание человека стало монотонным, скучным и чересчур благопо-
лучным. В результате современный человек пытается возместить
отсутствие сильных переживаний большими их количествами.
Критика такого рода и воспевание «радостей чистого труда»,
требование ограничиться малым как раз и свидетельствуют о про-
должении традиций стоицизма, о которых говорилось ранее. Это
совпадает с общей тенденцией сегодняшней экологической фило-
софии – призывать скорее к ограничению потребностей, чем к их
изменению. Тогда экономия тепла в жилище обернется гектарами
сохраненного леса.
Однако человек постоянно ищет новых впечатлений и новых
ощущений, полагая, что все дело в объеме удовольствий и скорос-
ти их получения. Индустрия, заинтересованная в скором сбыте,
всячески поддерживает такое потребительство. В результате чело-
век отучается ставить перед собой и преследовать «великую цель» 84.
«Потребность, ориентированная на немедленное удовлетворение,
приводит в области сексуального поведения к наиболее вредным
последствиям. С утратой способности преследовать дальнюю цель
исчезает утонченность поиска и выбора пары» 85. Можно сказ ать,
83 Lorenz K. Die acht Todsunden der zivilisierten Menschheit. S. 45. 84 Ibid. S. 46.85 Ibid. S. 45.
..

145
что это ведет к неверному п одбору пар и даже, в итоге, к вырож-
дению человечества.
«Смерть эмоций от охлаждения» грозит наступить и в сфере
наших отношений с близкими и друзьями, в сфере отношений меж-
ду родителями и детьми. Сегодня почему-то предполагается, что
дружба – это сплошной праздник, а любовь лишь блаженство. От-
рицательные эмоции, необходимость трудиться над упрочением
дружбы и любви опять-таки отбрасываются в духе общества по-
требительского счастья. Между тем охранявшиеся прежде тради-
циями ритуалы, связанные с дружбой и любовью, являлись выра-
жением биологической мудрости рода человеческого. Признаком
изнеженности современного человека и монотонности его суще-
ствования является растущее число самоубийств среди молодежи.
Та к как у человека притупляются эмоции, то соответ ственно он
не может оценить опасность, а также порой не оценивает собствен-
ное поведение как агрессивное. Нечеткость эмоциональных реак-
ций может привести к тому, что человек не будет чувствовать себя
уверенно в группе, так как не может интерпретировать эмоцио-
нальные состояния окружающих его людей. Соответственно опять
же возникает повод для немотивированного агрессивного поведе-
ния, более того, агрессия может быть направлена на себя. И нако-
нец, проблема современного общества видится мыслителю в том,
что современный человек необыкновенно подвержен доктринам.
То есть он готов поверить самым абсурдным политическим лозун-
гам, а это, если принимать во внимание природную силу инстинк-
та агрессии, может привести к катастрофическим последствиям.
Сегодняшнее цивилизованное человечество совершенно некри-
тично воспринимает пропагандируемые идеи, попадает под власть
иде ологической «моды». Смена доктрины в ходе истории, по мнению
К. Лоренца, естественна и биологически необходима, поскольку вся-
кое достижение предыдущих поколений постепенно утрачивает
первоначальное значение, превращается в мертвый ритуал. Дело,
од нако, в том, что, отбросив старые суеверия, технократическая ци-
вилизация охотно поддается вновь возникающим идеолог иям, са-
мо й опасной из которых К. Лоренц считает псевдодемократи ческую.

146
К. Лоренц подробно останавливается на истоках возникнове-
ния бихевиористского взгляда на психологию человека. Он полага-
ет, что именно бихевиоризм распространил механистичный взгляд
на сложные психические процессы и вызвал к жизни технологию
манипулирования массовым сознанием в духе псевдодемократи-
ческой доктрины. Психология Вундта, соединенная с учением Пав-
лова о рефлексах, сформировала – сначала в научном мире, а по-
том и в общественном сознании – мнение, согласно которому реф-
лексы есть атомы, из которых строятся все, даже самые сложные
нервные процессы. Сами по себе открытия этих ученых не сыгра-
ли бы такой роли в технократическом обществе, не будь сама идея
очень удобной «в применении к человеку: они рассеивают всякую
озабоченность, связанную с существованием в человеке инстинк-
тивных и подсознательных побуждений...» 86. Бихевиоризм отлич-
но согласуется с псевдодемократической идеологией; согласно ему,
мо жно вырастить человека для общего блага, для общественной поль-
зы. Как ученый-химик аксиоматично допускает, что берет для опыта
ди стиллированную воду, так технологическое общество уверено
в том, что берет для педагогического процесса «дистиллир ованное»
сознание, tabula rasa. «К факторам, которые стабилизируют техно-
кратическую систему, относится доктрина об абсолютном равен-
стве всех людей... заблуждение, что человек рождается как чистая
доска, а именно, что личность определяется в ходе обучения» 87.
Это свидетельствует, как подчеркивает К. Лоренц, о полном
игнорировании биологической сущности человека. Псевдодемо-
кратическая доктрина настолько проникла в общественное созна-
ние, что идея невозможности полного совпадения генетических
программ звучит сейчас столь же крамольно, как идея гелиоцент-
ризма в Средневековье. Казалось бы, философа в исследовании
этого проявления целеполагающей установки техноморфного со-
знания должна волновать традиционная этическая проблема о воз-
можности использования человека как средства. Но К. Ло ренц
86 Lorenz K. Die acht Todsunden der zivilisierten Menschheit. S. 93. 87 Lorenz K. Der Abbau des Menschlichen. S. 74.
..

147
диагн остирует «болезнь живого», поэтому он обращает внимание
на биологические последствия псевдодемократической доктрины.
Из постулирования равенства неизбежно и закономерно следует
понятие массы, которое совершенно противоречит основным прин-
ципам эволюции. В массе исключена борьба за существование,
невозможна здоровая конкуренция видов, невозможно творчество
эволюции. Изгоняются своеобразие и неповторимость.
Действуя массой, общество ощущает безответственность уже
не только в рамках индивидуального сознания, но провозглашая
ее государственной политикой. Масса легко решается на шаги,
которые никогда не сделал бы замкнутый вид в эволюционном раз-
витии, на шаги, которые представляются невозможными для инди-
вида. Если индивид, следуя убеждению в прогрессивности проис-
ходящего, лишается творческой свободы, то общество, отождеств-
ленное с массой, полностью лишается чувства ответственности.
Сливаясь с массой, человек изменяет свой нравственный генофонд,
искажаются выработанные веками символы рода: понятия добра,
зла, блага, сословной чести и т. п. Симптомы мировой нравствен-
ной болезни у нас перед глазами, один из них – безнравственное
отношение к природе, окружающей человека. Убеждение в возмож-
ности как угодно формировать, «лепить» индивида в каких-то выс-
ших целях рождает различные варианты тоталитарных режимов.
К. Лоренц, будучи биологом, говорит, что технократическое государ-
ство не воспитывает, а дрессирует подданных. Исследованию форм
дрессировки технократической системой философ уделяет значи-
тельное внимание, сравнивая фашистские режимы, приводя в ка-
честве примера начальный период развития Советского Союза, со-
циалистического Китая и др. При этом он говорит, по сути, о двух
государствах: одно, построенное на консервативных принципах,
он считает закономерным продуктом эволюции, а в «псевдодемо-
кр атическом» государстве видит силу, чуждую живому вообще,
симптом смертельной болезни человечества. Распространению
масс овых доктрин содействует не только политическая власть, но
и «власть четвертая» – средства массовой информации, особе нно

148
медиум толпы – телевидение. Телевидение диктует вкусы во всех
сфе рах жизни, начиная с политической и кончая самыми интимными.
К. Лоренц весьма критично описывает свободы западного об-
щества, подчеркивая, что реклама безудержного потребительства
столь же навязчива и всепроника юща, как и «красные лозунги»
в странах восточного блока. Было бы, однако, большим упущени-
ем не назвать еще одну крайне влиятельную идеологию в «цивили-
зованном» обществе – идеологию Всемогущей Науки. Это боже-
ство техноморфной цивилизации, подчеркивает К. Лоренц, всегда
призывается в свидетели, когда проталкивают какую-либо гипо-
тезу, еще не проверенную экспериментально. То, что гипотеза на-
учна, значит для толпы и общественного мнения, что она уже про-
верена и заслуживает доверия. Повторяясь в средствах массовой
информации регулярно, она становится расхожей идеологической
доктриной. Человечество настолько послушно своим манипулято-
рам, что теряет разум и способность рассуждать здраво. Иначе ни
один из опасных для жизни проектов не был бы осуществлен. Тем
не менее под уговоры средств массовой информации продолжа-
ется губительный процесс самоубийства.
Призыв переосмыслить идеологию с критических позиций,
безусловно, свидетельство большого влияния кантовской филосо-
фии, именно там многократно звучат рассуждения о специфике
философского знания, в отличие от теологии, которая ориентиро-
вана на производство доктрин. К. Лоренц, как и многие из фило-
софствующих о конфликтах мыслителей, пережил Вторую миро-
вую войну. Фашизм стал страшным примером торжества доктрин
и тоталитарной идеологии. К. Лоренц был врачом и после войны
несколько лет провел в плену, там он видел множество примеров
конфликтов, которые можно встретить на страницах его произве-
дений. В обществе торжества научно-технического прогресса его
пугает сохранение тоталитаризма и перспектива третьей мировой
войны.
Но это не значит, что он является сторонником демократии,
даже в вопросах урегулирования конфликтов, он очень критично
оценивает идею равенства. То есть он в целом не против де мокра-

149
ти чески х принц ипов в управлении государством, но указывает на то ,
что нельзя экстраполировать представление о равных гражданских
правах на понимание природы человека и соответственно приро-
ды агрессивного поведения. Каждый человек представляет собой
уникальную комбинацию генов, и поэтому необходимо учитывать
в процессе воспитания те предрасположенности, которые прояв-
ляет ребенок.
К. Лоренц настаивает на том, что уравниловка приведет к фор-
мированию сложных проблем во взрослой жизни. Применительно
к проблеме девиантного поведения он выступает против гуманно-
го отношения к людям, чье поведение характеризуется постоянной
склонностью к насилию. Он полагает, что общество делает боль-
шую ошибку, отпуская на свободу людей, у которых очевидно на-
рушены нормы внутривидового поведения и чья агрессия направ-
лена на тех, кто у многих млекопитающих всегда находится на осо-
бом положении, – самок и детенышей.
Более того, природа предусмотрела специальные внешние
сигналы для включения запрета. Как показали исследования кол-
леги и последователя К. Лоренца – И. Эйбл-Эйбесфельда, круглые
уш и и большие глаза детенышей млекопитающих воздействую т
на взрослых животных для того, чтобы вызвать чувство умиления.
Именно такие чувства, кстати говоря, испытывают женщины, уми-
ляясь котятам, щенкам, крольчатам. В первую очередь эти особые
внешние признаки работают для включения инстинкта материн-
ств а, но это не исключает воздействие на других сородичей. Кр о-
ме того, существует еще множество ритуалов демонстрации прав
на неприкосновенность и «рыцарское отношение».
В норме, к примеру, когда собаки никогда не нападают на са-
мок; нарушение этого закона означало бы, что животное больно.
Человек же предпочитает из политических амбиций игнорировать
законы природы и подвергать опасности жизнь законопослушных
граждан.
Генетический упадок проявляется и в росте преступности. К. Ло-
ренц говорит, что есть некое «природное право» – врожденные
формы поведения и естественное стремление привести к пор ядку

150
тех , кто отк лоняется от них. Такое отклонение нас «возмущает» ,
и «самый кроткий из людей реагирует прямым физическим вме-
шательством, увидев, что избивают ребенка или насилуют женщи-
ну» 88. Если же кто-то решается на поступок, идущий вразрез с об-
разцами поведения, сформировавшимися у данного биологичес-
ко го вида, это свидетельство ген ных нарушений. Если же закон ,
в свою очередь, недостаточно эффективен в отношении асоциаль-
ных элементов, то естественный механизм избавления данного вида
от угрожающих ему больных особей будет угасать и дальше.
Конечно, признает К. Лоренц, иногда естественное правовое
чувство оказывается направленным не на истинных преступников.
Ведь речь идет об инстинкте. Порой объектом возмездия может
оказаться целая этническая группа, другая культура. Однако нельзя
на этом основании допускать угнетения такого естественного пра-
вового чувства. Надо давать себе отчет в том, что чересчур мягкие
меры объективно способствуют этому. Лоренц приводит несколь-
ко примеров из криминальной хроники и подчеркивает, что в опи-
санных случаях мягкость мер наказания привела к новым убий-
ствам. То есть те меры, которые срабатывали в ста случаях, потер-
пели крах в сто первом, а это стоило жизни невинным людям.
Таким образом, можно сказать, что К. Лоренц относится к тем
исследователям, которые считают конфликт социальной нормой.
Он не противопоставляет социальное и биологическое в вопросах
поведения человека, все, что отличает человека от животного, –
результат великого развития Жизни. Можно даже видеть, что он
не делает прямых выводов, он просто подбирает примеры из жиз-
ни животных, предоставляя читателю право проводить аналогии
и делать собственные выводы.
Но этолог совершенно категоричен в вопросах об игнорирова-
ния агрессии как ресурса конфликтного поведения. Мы не можем
не принимать во внимание этот инстинкт и, следовательно, долж-
ны корректировать свои педагогические стратегии. Он выступает
критиком антифрустрационной педагогики, которая входит в моду
88 Lorenz K. Die acht Todsunden der zivilisierten Menschheit. S. 52–53. ..

151
как раз после войны. Суть идеи была в том, чтобы вырастить ре-
бенка без комплексов и напряжений, тогда не будет оснований
для антисоциального поведения и ребенок будет свободной твор-
ческой личностью. Оказалось, что эти дети испытывали большие
проблемы в обществе, которое требовало от них выполнения пра-
вил, признания социальной иерархии. Они не чувствовали уве-
ренности, так как не знали правил игры в той реальности, в кото-
рой оказались, и не усвоили таких важных для любого животного
правил: как можно переориентировать агрессию и против кого аг-
рессию направлять нельзя ни при каких условиях.
Стоит подчеркнуть, что, исследуя агрессию как основание конф-
ликта, К. Лоренц не берется анализировать историю и трансформа-
цию социального конфликта в разных культурах. Его концепция
все же направлена, во-первых, на объяснение повседневного пове-
ден ия человека, а во-вторых, на предостережение против темпо в
и направленности развития технологически ориентированной ци-
вилизации. Можно отметить, что очень многие его идеи были под-
держаны психологами, которые сегодня предлагают интерпрети-
ровать позы человека, как определенные указания на направление
возможного конфликта, и свидетельствуют об истинных пережи-
ваниях, вступая в противоречие со словами.
Одним из критиков учения К. Лоренца об агрессии был Эрих
Фромм. Он категорически возражал против того, чтобы в основе
всех эмоциональных процессов видеть трансформированную энер-
гию агрессии, и полагал, что такого рода рассуждения могут оправ-
дывать любые войны. К. Лоренц в более поздних работах некото-
ры м образом отвечал на эти обвинения и даже отчасти соглашался ,
чт о его идеи, конечно, могут быть поняты превратно. Но даже в ран-
ней книге об агрессии он подчеркивает, что человек может оцени-
вать совершенное в истории насилие не с точки зрения человеческих
потерь, а по тем переменам, которые произошли в исто рии. По-
этому уже в школе Наполеон и Цезарь объявляютс я великими.
Э. Фромм полагал, что возврата в прошлое природное состоя-
ние невозможно и стоит развивать собственное сугубо человечес-
кое ст ремлен ие к добру. Но и К. Лорен ц та кже вери т в лу чшее,

152
а не пре длагает отказаться от моральных ценностей или от права
на свободу человеческого выбора. Однако установка на признание
важности природных процессов может существенно помочь чело-
веку в его движении в сторону добра.
Вопросы для самостоятельной работы
1. Как К. Лоренц понимает природу социальных процессов?
2. Что в понимании этолога является основанием конфликтов?
3. Что такое агрессия, какие функции она выполняет?
4. Как связана агрессия с другими инстинктами?
5. Каким образом в природе достигается достаточно мирное сосу-
ществование животных?
6. Что такое ритуализация, как происходит переориентирование
агрессии?
7. Можно ли полностью избавиться от агрессии?
8. Как связаны агрессивность и сексуальность?
9. Какие проблемы современного развития общества могут привес-
ти человечество к гибели?
10. Какие практические рекомендации можно было бы составить
для конфликтующих родителей и подростка, молодых супругов и т. п.,
следуя учению К. Лоренца?
11. Кого из философов можно представить в качестве сторонников
этолога, кто может оказаться в лагере противников?
12. Сравните позицию К. Лоренца о природе конфликтов со взгляда-
ми Э. Фромма, в чем можно увидеть общность этих мыслителей в пони-
мании человека?
Глава 9
Э. ФРОММ: ДЕСТРУКТИВНОСТЬ
КАК ОСНОВАНИЕ КОНФЛИКТА
Идеи Эриха Фромма получили широкую известность благода-
ря той же критической позиции, которая отличает представителей
Франкфуртской школы. Довоенный период (1930–1939) активн ого

153
сотр удниче ства с Институтом социальных исследований безуслов-
но повлиял на направление его философских исследований. По-
этому его иногда называют в числе представителей второго поко-
ления Франкфуртской школы, таких как Ю. Хабермас и К. О. Апель.
Однако в философии Э. Фромма проявилось также и его убеж-
денность в методологическом значении психоанализа З. Фрейда
для понимания природы человека, смысла его бытия. Философ изу-
чал психоанализ более тринадцати лет у учеников великого пси-
хоаналитика. Первые опыты психоаналитической практики он на-
блюдал в санатории, организованном Фридой Рейхман. «Здесь обра-
зовалось некое подобие коммуны, где коллегиально решались все
организационные вопросы и царила атмосфера дружеского учас-
тия. Вместе с тем в санатории соблюдались правила еврейской кух-
ни, ежедневно обсуждались тексты Библии и отмечалась суббота.
Каждый член общины обязан был проходить личный психоанализ
у Фриды Рейхман» 89.
Контакты с К. Хорни и В. Райхом привели к тому, что Э. Фромм
также познакомился с работами К. Маркса, сформировав таким
образом базовые методологические ориентиры, пытаясь соединить
психоанализ и марксизм. Ранние статьи «Психоанализ и социоло-
гия» и «Развитие догмы Христа» Э. Фромма, вышедшие в 30-е годы,
сви детельствуют о принципиальном стремлении автора иссл едовать
социальные процессы в контексте учения К. Маркса о способе про-
изводства. Стоит отметить, что в более поздних трудах Э. Фромм
актуализирует в первую очередь антропологию К. Маркса, его пони-
мание сущности человека и гуманистический смысл идеи свобод-
ного общества, сущность которого позволит проявиться человеку
в полной мере и в котором будут преодолены все формы отчужде-
ния. «Если бы Маркс высказал свои идеи сегодня, когда начался –
и с каждым днем все углубляется – кризис капитализма, действи-
тельный смысл его учения мог бы оказать влияние на людей и даже
завоевать их умы», – писал Э. Фромм, подчеркивая актуально сть
89 Романов И. Ю. Психоанализ: культурная практика и терапевтический
смысл. М. : Интерпракс, 1994. С. 143.

154
рассуждений классика в плане критики перспектив человека в ус-
ловиях кризиса индустриального общества. Свою концепцию лич-
ности и понимание политики он называл «радикальным гума-
низмом», настаивая на том, что высшей целью общества должно
быть человеческое благо.
Причины конфликтов в обществе
Практически все работы Э. Фромма посвящены анализу совре-
менного общества и трансформации человека под влиянием изме-
нившихся социальных обстоятельств. Для мыслителя очевидно, что
человек представляет собой не только результат психических про-
тиворечий, биологически оправданных инстинктов, но и следствие
приспособления к социальным условиям. Индивидуальность че-
ловека находится под влиянием общественных отношений, кото-
рые воплощаются в социальном характере. Социальный характер
представляет собой совокупность черт, типичных для определен-
ной социальной группы, возникших «в результате общих для них
переживаний и общего образа жизни» 90. Иначе говоря, нельзя ин-
терпретировать человека исходя только из его либидо, но следует
понимать, что человек в процессе социализации идентифицирует
себя через различные формы человеческих отношений. Социаль-
ный характер – это характеристика общественных отношений, воз-
никших под влиянием развития производства, опосредованных
процессами культурного порядка – воспитанием и образованием,
религией. Но, в свою очередь, социальный характер в диалекти-
ческом отношении влияет на изменения в социальных практиках.
Сл ожившийся у индивида социальный характер соответствует ти-
пу общества, и, таким образом, деятельность человека приносит ему
пс ихическое удовлетворение. Люди побуждаются к труду не толь-
ко потому, что к этому их принуждает объективная структура про-
изводства и потребления, но также и потому, что таким образом
они получают удовольствие, удовлетворяют свои жела ния.
90 Фромм Э. Бегство от свободы. М. : Прогресс, 1990. С. 230.

155
Однако развитие экономических условий приводит к тому, что
сформированный прежде социальный характер оказывается нево-
стребованным или, более того, мешающим; так возникает конф-
ликт между психологическими потребностями, которые требуют
выхода, с одной стороны, и невостребованностью их в обществен-
ном производстве, с другой. Результат может быть катастрофичес-
ким для общества в целом, так как следствием этого внутреннего
конфликта целого поколения оказывается война, оправдание или
прямая поддержка авторитарных политических режимов. Так са-
ди зм оказывается причиной фашизма, а фашизм оказывается не толь-
ко страшным историческим феноменом, а реальной возможностью
разрешения неудовлетворенности. Таким образом, Э. Фромм свя-
зывает внутренние конфликты личности и глобальные социальные
столкновения.
Источником антагонизмов в обществе философ называет вы-
бор современным человеком неподлинного способа существова-
ния – обладания. «Основу отношений между индивидами при спо-
собе существования по принципу обладания составляют соперни-
чество, антагонизм и страх. Антагонизм следует из самой природы
таких взаимоотношений» 91. Стремление владеть развивает духов-
ную алчность, которая никак не связана с непосредственным удов-
летворением физиологических потребностей. Духовная алчность
распространяется на такие объекты, которые по своей природе
не должны рассматриваться как предметы собственности. В отно-
шениях дружбы, любви и родительской нежности стремление об-
ладать полностью приводят к межличностным конфликтам. В сфере
производства развитие алчности приводит к развитию производ-
ства в контексте именно этого стремления, но равновесия не до-
стигается. Возникает вечный источник конфликтов – желание вла-
де ть тем, чего нет у себя, а также стремление иметь все больш е
и больше. Это приводит к конфликтам в сфере ресурсов, матери-
альных ценностей, рынков сбыта и т. д. Таким образом, «факт, что
ориентация на обладание и вытекающая отсюда алчность с необ-
91 Фромм Э. Иметь или быть? // Фромм Э. Иметь или бы ть? Ради любви
к жизни. М. : Айрис-Пресс, 2004. С. 133.

156
ходимостью ведут к антагонизму в межличностных отношениях,
одинаково справедлив как для целых народов, так и для отдельных
индивидов. Ибо, пока народы будут состоять из людей мотивиро-
ванных преимущественно на обладание и алчность, они не смогут
избежать войн» 92.
Классовые конфликты Э. Фромм также относит к числу антаго-
низмов, развившихся из-за стремления владеть. Эксплуатируют те,
кто владеет собственностью и стремится ее приумножить; экс-
плуатируют тех, кто не имеет собственности. Независимо от того,
насколько цивилизованно и богато общество, если в нем домини-
рует принцип обладания, в нем обязательно будут враждующие
классы. Те, кто в силу способностей и обстоятельств приобрел бо-
гатство, будут принуждать всеми способами тех, кто ничего не име-
ет, более слабых, работать в своих интересах. Угнетенные будут
бо роться с угнетателями, и это будет вновь и вновь п овторяться
в разных формах, пока будет доминировать модус обладания.
В таких условиях все попытки компромисса, все договоры,
заключение мира и другие подобные меры не имеют никакого
влияния на последующую историю. «Сама мысль о возможности
мира на фоне постоянной борьбы за обладание и прибыли являет-
ся иллюзией, причем опасной иллюзией, ибо она мешает людям
осознать следующую альтернативу: либо радикальное изменение
своего характера, либо бесконечные войны» 93.
Для того чтобы преодолеть угрожающий рост алчности, необ-
ходимо ориентировать человека на модус бытия, предпосылками
которого являются независимость, свобода и критический разум.
Если обладание всегда определяет человека в мире вещей, то бы-
тие находится в сфере уникального человеческого опыта, который
не поддается описанию и не дан явно.
Основная характеристика бытия – внутренняя активность, ко-
торая означает стремление к реализации своего таланта, способ-
ностей, всего богатства уникальной духовности индивидуальнос-
ти. «Это значит обновляться, расти, изливаться, любить, вырв аться
92 Фромм Э. Иметь или быть? С. 134. 93 Там же. С. 135.

157
из стен изолированного “я”, испытывать глубокий интерес, стра ст-
но стремится к чему-либо, отдавать» 94. Э. Фромм подчеркивает, что
бытие – творчество, так как это живой невыразимый опыт, а владе-
ние – превращение опыта в вещи, то есть принципиально убиваю-
щий живое процесс.
Наслаждение картиной – это творческое взаимодействие, в ко-
тором обоюдно участвуют художник и воспринимающий. То, чему
радуется человек, принадлежит только ему, как правило, неописуе-
мо и возникает благодаря вдохновению художника, который имен-
но так гармонизировал форму и цвет. Как только картина стано-
вится объектом владения, как только она становится товаром, то ее
ценность определяет уже не личный опыт творца и зрителя, а ры-
нок. Картина регистрируется как объект собственности, но при этом
умирает, так как становится просто вещью.
Если человек предпочитает живые отношения мертвому вла-
дению, то он с точки зрения психологии становится более здоро-
вым, не испытывает тревоги или неуверенности, не боится поте-
рять то, что имеет. Процесс самоопределения происходит адекват-
но, так как человек соотносит себя с самим собой, а не с тем, чем
он владеет. Ему открыта его уникальность, и поэтому он может оце-
нить собственное я, что дает возможность развивать способности
далее. «Все важнейшие потенции, такие как способность мыслить
и любить, способность к художественному или интеллектуально-
му творчеству, в течение всей жизни возрастают по мере их реа-
лизации… Единственная угроза моей безопасности при установке
на бытие т аи тся во мне с а мом: это н едостаточн о сильн ая вера
в жизнь и в свои творческие возможности, тенденция к регрессу;
это присущая мне лень и готовность предоставить право распоря-
жаться моей судьбой» 95.
Стремление проявить себя в полной мере как живое существо
в т ой же мере присуще человеку, как и стремление владеть, которое
основано на инстинкте самосохранения. Человек способен пренеб-
речь страхом смерти, что многократно подтверждалось во время
94 Фромм Э. Иметь или быть? С. 110.95 Там же. С. 131.

158
войны, когда люди демонстрировали примеры жертвенности и со-
лидарности. Поэтому апелляция к самореализации самого себя как
живого не означает, что человек должен выйти за пределы соб-
ственной природы, напротив, он должен гармонизировать свою
личность в соответствии с природной любовью к жизни.
В работе «Анатомия человеческой деструктивности» Э. Фромм
подчеркивает, что человек есть единство двух стремлений – био-
филии и некрофилии. В том случае если человек подчинен в боль-
шей мере некрофилии, он стремится владеть, превращая в мертвое
все, что становится объектом собственности. Убийство – это пре-
дельное воплощение стремления к владению. Но человек в той же
мере может развивать в себе любовь к жизни, которая не может
полностью вытеснить некрофилию, но может ее минимизировать.
«Б иофилия – это страстная любовь к жизни и ко всему живому;
это желание способствовать развитию, росту и расцвету любых
форм жизни... Человек с установкой на биофилию… стремится
творить, формировать, конструировать и проявлять себя в жизни
своим примером, умом и любовью (а отнюдь не силой, разруши-
тельностью)» 96. Человек должен рассчитывать на этот ресурс и раз-
вив ать его, но этому также должно соответствовать и общественное
признание того, что человечество должно выйти из постоянных де-
структивных конфликтов. Конечно, человек очень легко приходит
в состояние сильного возбуждения, если он чувствует гнев, бешен-
ство, жажду разрушения, то есть пережить сильные эмоции гораз-
до проще, развивая в себе некрофилию. Для такого рода пережи-
ваний не нужно никаких усилий, «ни терпения, ни дисциплины,
ни критического мышления, ни самоограничения; для этого не надо
учиться, концентрировать внимание, бороться со своими сомни-
тельными желаниями, отказываться от своего нарциссизма» 97.
Стремление любить жизнь, как и подлинная любовь, вообще
не означает избавления от конфликтов, в этом случае они будут
иметь совершенно иное следствие, они будут созидател ьными.
96 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М. : Республика, 1994.
С. 315. 97 Там же. С. 210.

159
«И стин н ые кон фликты между двумя людьми, ц ель которых –
не проекция и не прикрытие, конфликты, происходящие на глу-
бинных уровнях внутренней реальности, где они и зарождаются,
не деструктивны по своей сути. Они ведут к просветлению, к ка-
тарсису, из которого оба партнера выходят более сильными и пони-
мающими» 98. Истинные конфликты соответствуют природе самой
жизни, необходимы для обновления, происходят стихийно, обла-
дают цельностью и полнотой.
Современное общество в результате индустриализации достиг-
ло такого уровня развития, когда человек рассматривает свои твор-
ческие возможности как товар. То есть как никогда раньше торже-
ствует установка на владение, превращение в вещи того, что рань-
ше не обладало предметностью. «Человек отчужден от самого себя,
подобно тому как продавец отделен от товара, который желает про-
дать. Конечно, он заинтересован в себе, особенно в своем успехе
на рынке, но “он” и менеджер, и предприниматель, и продавец, и –
товар» 99. Э. Фромм подчеркивает, что такое отношение к самому
себе лишает человека возможности развить какие-то иные невос-
требованные на рынке способности, а также усиливает поле конф-
ликтов, теперь уже за счет конкуренции на рынке труда.
Фи лософ п одчерки ва ет, что ра зделен и е т руда вс е больш е
и больше усугубляет деструктивность, которую он определяет как
страсть к господству над другими людьми и желание разрушать,
чт о является проявлением некрофилии. Человек воспринимает
себя через призму своей востребованности в системе производства
и соответственно не видит и не стремится видеть себя живым, то
есть творческим и разносторонним. В целом же, поскольку разде-
ление труда приводит к появлению обществ, в которых господ-
ство и насилие являются доминирующими, деструктивность от-
дельного человека и социальных групп все возрастает, а следова-
тельно, усиливается конфликтность в обществе.
98 Фромм Э. Искусство любить. СПб. : Азбука-классика, 2005. С. 177. 99 Фромм Э. Человек для самого себя // Фромм Э. Психоанализ и этика. М. :
Республика, 1993. С. 11–12.

160
Агрессия и ее влияние на развитие человека
Проблема агрессии в связи с ростом ее проявлений в современ-
ном обществе также становится объектом исследования Э. Фром-
ма. Он пользуется этим термином, характеризуя деструктивность
в том аспекте, когда подчеркивает ее двойственность. Следует от-
метить, что для Э. Фромма агрессия предполагает не только враж-
дебные действия, но также и обязательную мотивацию к причине-
нию ущерба. Если нет действительно направленных негативных
целей, за которыми следуют агрессивные действия, то это псевдоаг-
рессия. Так, к примеру, случайное ранение человека, против кото-
рого стрелявший не имел никаких злых намерений, не является
подлинной агрессией. Агрессивный настрой, с которым сражаются
спортсмены в некоторых видах спорта, он также не считает подлин-
ной агрессией, так как у них нет желания причинить действитель-
ный вред сопернику. Важнейшим видом псевдоагрессии Э. Фромм
называет самоутверждение. «Концепция агрессии как самоутверж-
дения находит подтверждение в наблюдениях за связью между воз-
растанием мужских гормонов и агрессивным поведением. Во мно-
гих экспериментах было доказано, что мужские гормоны нередко
вызывают агрессивность» 100 . Так как сексуальная способность иг-
рает у людей большую роль для продолжения рода, то от природы
мужчины наделены высоким потенциалом агрессивности. Однако
агрессивность, которая необходима для достижения цели, реали-
зуется не только в сексуальной сфере, но и во всех других видах
деятельности, в которых необходимы решительность, отвага, спо-
собность действовать напористо и т. п. Как уже говорилось, эти
примеры свидетельствуют о проявлении псевдоагрессии.
Агрессия может быть оборонительной, и в этом плане она оп-
равдана, тем более что эта функция унаследована от животного.
Од нако даже в такой форме агрессия отличается от аналогичной
у животного, прежде всего тем, что человек, в силу развития разу-
ма, может предвидеть угрозу, он, в силу особенностей психики,
может быть подвергнут манипулированию под предлогом угрозы,
100 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. С. 166.

161
и тогда оборонительн ая агрессия будет возрастать. «Человек испы-
тывает намного больше опасностей, чем животное, и сталкивается
с большим числом вещей, опасных для его жизни, чем это бывает
в жизни животных» 101 . Э. Фромм предлагает представить и обо-
ротную сторону агрессии: желание убежать от угрозы. Есть масса
примеров, когда во время военных действий на людей нападает
такой страх, что они дезертируют. Такова реакция человеческого
мозга, что говорит о возможности выбора даже в ситуации опас-
ности: можно пойти на конфликт или убежать.
Философ называет три особенности в восприятии агрессии,
которые отличают человека от животного. Во-первых, человек мыс-
лит прогностически, и поэтому он может представлять не только
настоящую возможную угрозу, но и будущую. Во-вторых, люди
могут предполагать наличие угрозы в своих теоретических рассуж-
дениях. Более того, в силу этой способности человеку можно вну-
шить наличие угрозы, которой на самом деле нет. И наконец, чело-
век может воспринимать угрозу не только его витальным интере-
сам, но и его духовным ценностям или социальным институтам.
Человек проявляет враждебность, когда оскорбляют то, что опреде-
ляет его в мире людей, признанные им идеалы, религиозные убеж-
дения, патриотизм. Такие переживания животное не испытывает.
Не во всех обществах агрессия проявляется постоянно, «ряд
пр имитивных племен обладает социальной системой, в которой пре-
обладают дружелюбие и сотрудничество, а агрессия присутствует
в минимальном размере» 102 . Но есть такая форма агрессии, которая
как раз и приводит к насилию, провоцирует убийство, эта злокаче-
ственная форма присуща только человеку. Она не нужна для вы-
живания, ей нет места в примитивных культурах, и она не обосно-
вана инстинктивно, но именно эта форма проявляется в современ-
ном обществе, побуждая потрясенное войнами общество вопрошать
об агрессии.
101 Фромм Э. Ради любви к жизни // Фромм Э. Иметь или быть? Ради любви
к жизни. С. 285. 102 Там же. С. 281.

162
Как и следова ло ожидать, Э. Фромм обращается к сложившей-
ся практике исследования агрессии, анализируя идеи З. Фрейда
и К. Лоренца. Философ подчеркивает, что З. Фрейд ставит челове-
ка перед лицом трагической дилеммы: воля к смерти принуждает
че ловека к убийству и насилию, которое он направляет либо на се-
бя, либо на другого. Поэтому человек склонен или к самоубийству,
или к тому, чтобы нападать на окружающих. Человек не агресси-
вен применительно к обществу только тогда, когда его разруши-
тельная сила направлена на самого себя, а это противоестествен-
но , поэтому агрессия к другим есть сущностное качество человека .
Э. Фромма в этом толковании проблемы совершенно не устраива-
ет обреченность человека на агрессию, которая таким образом ока-
зывается в числе инстинктов. Он подчеркивает, что воля к жизни
всегда сильнее инстинкта смерти.
Также неубедительными п редставляются ему аргументы К. Ло -
ренца, которого он обвиняет в том, что он лишает человека надеж-
ды как-то минимизировать агрессию, придав ей статус неизбеж-
ного природного свойства. Более всего философ не согласен с так
называемой гидравлической моделью, которую используют этоло-
ги, чтобы п оказать, как накапливается невыраженна я агрессия
и как происходит в связи с этим реализация энергии агрессии, ко-
торая все равно найдет выход. Он считает, что «ученые, признавав-
ши е естественную, внутреннюю агрессивность человека, склонны
не принимать во внимание те многие исторические эпохи, те мно-
гие культуры и тех многих индивидов, которые проявляли мини-
мум агрессивности. Если бы агрессия была внутренней чертой
человека, таких примеров не могло бы существовать» 103 . Э. Фромм
подчеркивает, что на самом деле природная агрессивность не на-
капливается, это лишь биологическая способность, которая про-
яв ляется в силу обстоятельств и вовсе не является постоянным
фактором опасности.
Высказанная критика, однако, не означает, что Э. Фромм пыта-
ется отказаться от объяснения происходящих войн и других конф-
ликтов в контексте агрессии. Он полагает, что есть такая фо рма
103 Фромм Э. Ради любви к жизни. С. 273.

163
агрессии, котор ая присуща только человеку, и она во много раз
пр евышает животную агрессивность и во много раз более опасна
в современном технократическом обществе. «Агрессивность, или де-
стр уктивность, – это зло; это не просто “так называемое зло”, в чем
нас хочет убедить Лоренц. Это человеческое зло »104 , которое коре-
ни тся в социальном характере, который заменил часть инстинктов .
Это вместе с тем не означает, что человек, в силу характера, будет
всегда агрессивным, иначе говоря, садист может не проявлять сво-
их садистских наклонностей, если к тому нет соответствующих
со циальных обстоятельств. Человеческое поведение отличается
от поведения животных (животные, к примеру, не имеют садист-
ских наклонностей), и, в силу этого, логично было бы предполо-
жить, что и агрессия также может быть представлена как продукт
человеческого развития.
Деструктивный характер, ориентированный на агрессию, – это
садизм, суть которого заключается в желании осуществлять мак-
симально полный контроль над другим существом. В этом случае
речь идет не только о тех ситуациях, когда садист заставляет испы-
тывать боль другого, но это лишь одна из форм садизма. Как соци-
альный характер садизм, оказывается, свойствен и родителям, ко-
торые стремятся контролировать своих детей и даже «из лучших
побуждений» применяют насилие. Садистами могут быть началь-
ники, учителя, няни и тюремные охранники. Садистский соци-
альный характер формируется у бюрократов, которые получают
удовольствие, когда, следуя распорядку рабочего дня, они могут
отказать последнему посетителю в приеме. Э. Фромм называет
типичным проявлением садизма поведение Генриха Гиммлера.
Являются ли войны прямым результатом агрессии? Совершен-
но очевидно, что Э. Фромм категорически против такого простого
обоснования политических конфликтов. Появление войн он свя-
зывает с определенным социально-историческим этапом развития
общества, подчеркивая, что современное общество постоянно соз-
да ет условия для роста агрессивности. Агрессия не распред еляется
104 Фромм Э. Ради любви к жизни. С. 273.

164
равномерно, у одной со циальной группы она может быть выраже-
на больше, у другой – меньше. «Если посмотреть на Германию ран-
них 30-х годов ХХ века, то обнаружится, что фашисты получили
больше всего поддержки от мелкой буржуазии, офицеров и сту-
дентов, чья карьера пострадала от условий послевоенного време-
ни. Фашистов не поддержали средний класс и высшие круги…
яр остн ые фа ши сты вышли н е и з этой среды и еще мен ьше –
из рабочего класса» 105 . На этом примере Э. Фромм показывает, что
накопление агрессии может происходить неравномерно и оказы-
ваться серьезным ресурсом для политического манипулирования.
Те социальные группы, которые не вовлечены в полной мер е
в общественное производство или, в силу социальных обстоя-
тельств, неожиданно исключены из новых сложившихся экономи-
ческих отношений, более склонны к агрессии. Также фактором,
вл ияющим на агрессивность, является отсутствие образования , и по-
этому люди не могут, как сказал бы К. Гельвеций, украсить себя
изнутри, мотивировать себя к новой деятельности и развить инте-
ресы. «Такие люди нак апливают в себе огромные запасы садист-
ской ярости, отсутствующей у тех, кто занят на производстве и ощу-
щает свою полную вовлеченность в общественный процесс ил и
по крайней мере не полную оторванность от него» 106 . Таким обра-
зом, формируется социальный слой, который будет использовать
любой повод, чтобы проявить свою агрессию. И это основание
для конфликта надо обязательно принимать во внимание, в про-
тивном случае всегда может быть воспроизведена ситуация, кото-
рую переживала Германия в период прихода к власти фаш изма.
Источники конфликтов в современном обществе
Э. Фромм анализирует современное ему общество так же кри-
тично, как и другие представители Франкфуртской школы, под-
черкивая, что именно этот период развития в истории западной
105 Фромм Э. Ради любви к жизни. С. 281. 106 Там же. С. 282.

165
ци вилизации является наиболее разрушительным для человека.
Он связывает с каждой исторической эпохой возникновение но-
вого социального характера, который вытесняет предыдущий тип
из сферы производства, тем самым формируя социальную базу
для агрессии людей, чье поведение строится в соответствии с ак-
туальным в прошлом социальным характером.
С начала ХХ века на место авторитарного, одержимого, нако-
пительского характера периода раннего капитализма пришел но-
вый тип поведения, который Э. Фромм называет рыночным. Осо-
бенностью этого характера является то, что человек ощущает себя
товаром и свои личностные черты рассматривает прежде всего
на предмет соответствия тому стандарту человека-товара, который
успешно покупается на рынке труда. Что востребовано на рынке
человеческих ресурсов? Прежде всего, это должны быть люди, ко-
торые могут изменить собственное я в угоду рыночным обстоя-
тельствам, то есть они должны обладать таким интеллектом, кото-
рым было бы легко манипулировать, то есть лишенным собствен-
ных убеждений и здорового критицизма. Их «упаковка» должна
бы ть приятна глазу, не столько красива, сколько привлекательна,
в рамках общепринятых норм. Работник должен быть здоров, наде-
же н, честолюбив, у него должно быть чувство юмора в пределах до-
пустимых служебным этикетом, для поддержания чувства конку-
рен ции ему не повредит быть агрессивным. Этот список требований
всячески развивает в себе человек с рыночным характером, стано-
вясь все более частью «мегамашины» индустриального общества.
То, что человек с рыночным характером заинтересован то ль-
ко в том, чтобы наиболее выгодно продать себя, свидетельствуе т
о т ом, что он не способен любить себя. Любовь к самому себе
пр едполагает развитие собствен ной уникальности, стремление
к творчеству. Но такие качества никак не востребованы в огром-
ных корпорациях, где одним из важных качеств работника являет-
ся способность сдерживать собственную индивидуальность ради
необходимости работать «в команде». «Поскольку люди с рыноч-
ным характером не испытывают глубокой привязанности ни к себе,
ни к другим, им абсолютно все безразлично, но не потому, чт о они

166
так эгоистичны, а пото му, что их отношение к себе и к другим столь
непрочно» 107 . Они оценивают свои дружеские и семейные отно-
шения только с точки зрения востребованности на рынке труда ра-
ботника, социализированного соответствующим образом.
Человек технократическ ого общества, будучи абсолютно при-
способленным для исполнения функций на производстве, как пра-
ви ло, постоянно конфликтует в с емье, так как не умеет любить
и не дорожит эмоциональными связями. «Автоматы не способны
любить; они могут лишь обмениваться своими “личностными па-
кетами” в надежде на честную сделку. Одним из важнейших про-
явлений любви, и в частности брака, с такой отчужденной структу-
рой является идея “команды”» 108 . Семейный консультант, подчер-
кивает Э. Фромм, также посоветует паре (в духе требований рынка
«личностей») относиться к браку как к хорошо функционирующей
корпоративной общности, где также важны коммуникабельность,
готовность к сотрудничеству, чувство юмора, тогда конфликты бу-
дут минимизированы. Отношения, построенные на понимании
функции всех членов семьи и собственно брака, избавляют от оди-
ночества, нормализуют психическую жизнь, поддерживают здо-
ровье удовлетворением сексуальных потребностей и таким обра-
зом гарантируют человеку его полноценность как работника.
Технократическое общество формирует особое понимание
че ловека как функции, а не как уникальную индивидуальность,
а вследствие этого проблема конфликтов в семье рассматривается
в аспекте этой парадигмы, которую Э. Фромм вслед за М. Хоркхай-
мером, Т. Адорно и Г. Маркузе подвергает критическому анализу.
Функционалистский подход предлагает видеть решение пробле-
мы в развитии технологий, и поэтому для нормального функцио-
нирования семьи консультанты предлагают супругам совершен-
ствовать сексуальные техники. Однако это не избавляет от проб -
лем, а, напротив, подчеркивает Э. Фромм, порождает неврозы и,
как следствие, конфликты на невротической поч ве.
107 Фромм Э. Иметь или быть? С. 167. 108 Фромм Э. Искусство любить. С. 160.

167
Люди с р ыночным характером воспринимают мир с позиций
общества потребления, то есть и вещи, и люди, рассматриваются с
точки зрения их функций, но не с позиции их самоценности. В от-
личие от предыдущих эпох человек современного общества не до-
рожит и вещами, не связывает с ними свою личную историю, так
как не любит себя; его потребительство приводит к тому, что он
испытывает радость только от покупки вещей, а не от их исполь-
зования. Его волнует лишь вопрос престижа и комфорта, под кото-
рым он понимает удовлетворенность своим положением в струк-
туре рынка человеческих ресурсов.
Из двух стремлений, присущих человеку, – биофилии и некро-
филии – в обществе потребления созданы все условия для разви-
тия некрофилии. Свидетельством этого является прогресс техно-
логий именно в сфере массового убийства людей. Некрофилия,
являясь феноменом психической патологии, по Э. Фромму, являет-
ся социальной болезнью, корни которой в экзистенциальной ситу-
ации непрожитой жизни. Так как человек видит самого себя толь-
ко как функцию, как товар, то он не раскрывает себя как личность,
не развивает в себе творчество, а, следовательно, заглушает при-
родное стремление к жизни. «Если он не может вырваться из оков
своего нарциссизма и постоянно ощущает свою изолированность
и никчемность, единственный способ заглушить это невыносимое
чувство ничтожества и какой-то “витальной импотенции” – само-
утвердиться любой ценой, хотя бы ценой варварского разрушения
жизни».
Технократичность современного общества приводит к тому ,
что человек с готовностью предпочитает мертвую технику обще-
нию с живыми людьми, природой. Э. Фромм видит в этом фактор
роста некрофилии. Это не значит, что увлеченный изобретатель-
ской деятельностью инженер склонен к некрофилии, в этом слу-
чае техника является объектом творчества. Но если техника с точ-
ки зрения потребительского интереса обожествляется и становит-
ся объектом поклонения или нежных чувств, то налицо тенденция
формирования некрофилии. «Многие автолюбители называют свою
ав томашину ласкательным именем; они уделяют машин е массу

168
внимания, прислушиваются к ней… Разумеется, автомашину нельзя
назвать объектом сексуального интереса, но вполне можно утверж-
дать, что это объект любви…» 109 Человек в своем поклонении тех-
ническим приспособлениям теряет способность помыслить свою
жизнь без таких признаков цивилизации, как машина, калькуля-
тор, телефон и т. п. Возникает стойкая зависимость, изменяется
поведение.
Человек утрачивает способность видеть тот дар, который дала
человеку природа, требующий деятельного и творческого отноше-
ния к жизни. Вместо этого он использует фотоаппарат, который
становится также средством, развивающим деструктивную агрес-
сию. «Сделать снимок, щелкнуть (в самом слове содержится весь-
ма характерный элемент агрессивности) означает по сути дела, что
сам процесс видения сведен к получению объекта – фотографии,
которая будет предъявлена знакомым как доказательство того, что
“ее владелец там был”» 110. Пейзажи потребляются так же, как и др у-
гие вещи, ради престижа и комфорта, поэтому природа теперь уже
не оказывает влияние на развитие любви к жизни.
Вторая мировая война показала, что при определенных соци-
альных условиях человечество может автоматизировать и органи-
зовать как производственный процесс даже убийство людей, как
это происходило в концлагерях. Следовательно, доминирование не-
крофилии может приводить к страшным последствиям и порож-
дать социальные конфликты, сравнимые с глобальной катастрофой.
Страшным оказывается то, указывает мыслитель, что люди, кото-
рые выполняют массовые убийства, относятся к этому как к произ-
водственной деятельности. Вырабатывается «автоматизм деструк-
тивности, в результате устраняется реальное осознание того, что
происходит. Когда процесс уже необратим, для деструктивности
не остается никаких преград, ибо никто ведь и не разрушает, про-
сто каждый выполняет свою функцию по обслуживанию машины
в соответствии с программными (и, видимо, разумными) целями» 111.
109 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. С. 294. 110 Там же. С. 295.111 Там же. С. 299.

169
У человека индустриального общества развивается перевер-
ну тое предст авление о человеческой жизни, он легко относитс я
к жестокости на экране телевизора, более того, он, созерцая убий-
ство, таким образом отдыхает и снимает напряжение. Это свиде-
тельствует о том, что некрофили я как стремление доминирует .
В прошлом, когда отчуждение человека еще не достигло таких мас-
штабов (Э. Фромм апеллирует к пониманию отчуждения К. Марк-
сом), некрофил чаще всего проявлял себя в том, что его интересова-
ли трупы и экскременты; некрофилия второй половины ХХ века –
это также стремление к мертвому, в качестве которого выступают
достижения техники. «Многие из современных явлений, по пово-
ду которых мы возмущаемся, – преступность, наркомания, упадок
культуры и духовности, утрата нравственных ориентиров – все это
находится в тесной связи с ростом притягательности всякой мер-
зости и мертвечины» 112.
Философ, в отличие от Г. Маркузе, не связывает изменение
общества ни с чистым протестом, ни с бунтом, ни уж тем более
с сексуальной революцией, так как эти формы конфликтов также
есть проявление деструктивности. Все, что ориентировано на на-
силие и разрушение, даже если направлено против насилия и раз-
рушения, есть проявление той же социальной проблемы. «Многие
из этих молодых людей были вначале идеалистами и мечтател я-
ми; однако, не имея за плечами ни традиций, ни зрелости, ни опы-
та, ни политической мудрости, они становятся отчаявшимися нар-
циссичными людьми, склонными к переоценке собственных спо-
со бностей и возможностей, и пытаются достичь невозможного
с помощью силы» 113. Молодые люди создают протестные, револю-
ционные группировки, стремятся к самопожертвованию. Но само-
пожертвование есть лишь признак того, что человек жаждет люб-
ви, но любить не может, поэтому ему кажется в отчаянии, что са-
мопожертвование, как стремление отдать свою жизнь, есть также
любовь. Молодые люди в революционном фанатизме не спо соб-
112 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. С. 302. 113 Фромм Э. Иметь или быть? С. 125.

170
ствуют торжеству жизни, он и проявляют лишь тем самым черту
современного социального характера – неспособность любить.
Э. Фромм разделяет общество на три группы по степени выра-
женности склонности к некрофилии. Первая группа – закончен-
ные некрофилы, которые встречаются сравнительно редко, тяже-
ло больные, имеющие генетические корни для развития патоло-
гии. Вторая, наиболее многочисленная группа, это люди у которых
есть стремление и к биофилии, и к некрофилии, но при этом не-
кр офилия в современном общест ве развивается и доми нирует.
У каждого человека данные склонности сочетаются предельно ин-
дивидуально, в зависимости от личного опыта, способности про-
тивостоять росту некрофилии. И наконец, есть третья группа лю-
дей, которых немного, у которых биофилия выражена предельно.
«Э то абсолютные биофилы, движимые сильной и чистой любовью
ко всему живому и живущему. Иллюстрацией этого меньшинства
в новое время являются хорошо известные люди типа Альберта
Швейцера, Альберта Эйнштейна или папы Иоанна ХХIII» 114.
Ответственность за все случившиеся войны лежит, как под-
черкивает Э. Фромм, на всем человечестве, так как фашизм и ста-
линизм развивались в том числе и при молчаливом согласии соци-
альных групп, которые лишь после торжества антигуманисти-
ческого режима осознали необходимость сопротивления. Однако
нельзя не принимать во внимание, что социальная некрофилия –
это такой тип характера, который поддерживает войну, угнетение,
диктаторские режимы. Диктаторы и их союзники, расисты, поджи-
гатели войны, убийцы – выраженные некр офилы, представители
первой группы. Те, кто поддерживают идею войны и террористи-
ческий режим, не менее опасны, ведь они разделяют взгляды па-
тологических некрофилов, и это представители второй группы.
Таким образом, можно сказать, что с развитием общества, ускоре-
нием технического прогресса число некрофилов будет расти и со-
ответственно будет возрастать риск войны и диктатуры. Все при-
зн аки современной цивилизации – массовая культу ра, техника,
114 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. С. 317.

171
дегуманиза ция – все это не оставляет никаких сомнений в том, что
людей, как говорит Э. Фромм, с «некрофильским характером» ста-
новится все больше и больше. Деструктивность человека возрас-
тает прямо пропорционально степени технократизации общества,
поэтому необходимо предпринимать какие-то меры, чтобы не про-
тивостоять этому процессу.
Э. Фромм предлагает столь же широко, как социологические
ис следования, проводить и психологический анализ, чтобы вы-
явить потенциальных некрофилов. Настало время социального пси-
хоанализа, чтобы выявить направленность психической энергии,
которая может оказаться, как подчеркивает мыслитель, причиной
многих необъяснимых преступлений. Он приводит множество при-
меров, когда убийства с особой жестокостью совершаются добро-
порядочными членами общества, когда нормальные школьники
вдруг обращают свою агрессию против соучеников и убивают их.
Надо попытаться больше исследовать именно социальные харак-
теры людей, чтобы предотвращать возможность таких явлений.
Таким образом, можно сказать, что причиной конфликтов во-
обще, в соответствии с идеями Э. Фромма, является агрессия. Но
если оборонительная и псевдоагрессия порождают нормальные
взаимоотношения, так как не направлены на убийство и насилие
над личностью, то злокачественная агрессия (присущая только че-
лов еку) порождает тяжелые социальные антагонизмы: эксплуатацию ,
убийства, при определенных социальных обстоятельствах и вой-
ны . Социальные группы, которые в наибольшей мере подверже-
ны развитию злокачественной агрессивности, это те, кто исклю-
чен из системы п роизводства, н е моти ви рова н на са мора звити е
и творчество, малообразован.
Для Э. Фромма конфликт как таковой не является патологией,
более того, его концепция личности базируется на понимании лич-
ностного конфликта между биофилией и некрофилией, который
выражается в определенном социальном характере. Однако он раз-
деляет конфликты, необходимые развитию, и конфликты, которые
не являются нормой, – войны, убийства , террор.

172
Конфликты второго типа возможны при двух условиях: во-пер-
вых, общество в целом ориентировано на войну, то есть отноше-
ния построены на насилии, и налицо отчуждение человека, кото-
рое особенно усугубилось в развитом западном обществе. А во-вто-
рых, инициатором насилия, убийства становится всегда человек,
устремленный к некрофилии. В более ранних обществах это были
сад исты, в современном обществе, где все содействует стремлению
к смерти, это некрофилы. Конфликты такого рода пронизывают всю
структуру общества, затрагивают все его институты. Иначе гово-
ря, и в сфере межличностного общения, и в ситуациях взаимодей-
ствия социальных групп – везде злокачественная агрессивность
доминирует.
Можно ли управлять таким образом детерминированными
конфликтами? Э. Фромм относится к конфликтам как к проявле-
нию болезни, которая поразила общество и преодоление которой
требует комплексного лечения. В каждом конкретном случае, как
можно видеть в его работах, необходимо отыскивать психические
отклонения и нарушения и проводить грамотный анализ отдельно-
го индивида. Но это лишь даст возможность объяснить или в луч-
шем случае предотвратить локальные столкновения. Философ ста-
вит перед обществом более глобальные гуманистические задачи:
из менить социальные условия, которые порождают некрофили ю
и создают основу для войн и других конфликтов. Так как у челове-
ка есть природный ресурс для развития любви к жизни, то это
должно стать целью развития общества в целом.
Философ осознает, что его позиция после столь глобальной
критики современного общества выглядит утопичной, но он пола-
гает, что коль скоро на земном шаре есть общества, где минимизи-
ро вана агрессия, то, следовательно, гуманистический потенциал
у западного общества еще не исчерпан. Кроме того, стоит подчерк-
нуть принципиально философскую позицию мыслителя, который
не пытается использовать свои исследования для развития техно-
логий урегулирования конфликтов; он обращается к отдельному
чел овеку с призывом изменить самого себя и изменить отно ше-

173
ние к тем политическим структурам, которые им манипулируют.
Он не пытается дать конкретно-исторический рецепт спасения,
однако предлагает общезначимый принцип отношения к происхо-
дящим процессам – радикальный гуманизм.
Вопросы для самостоятельной работы
1. Какие идеи З. Фрейда повлияли на форм ирование концепции
Э. Фромма? В чем отличие между двумя мыслителями в понимании
внутреннего конфликта, определяющего поведение человека?
2. Какие способы бытия способствуют деструктивным процесса м
в развитии человека?
3. Как исторически менялся социальный характер человека, какие
факторы оказывали влияние на его изменения?
4. Что происходит с людьми, чей социальный характер не соответ-
ствует актуальному для данной эпохи типу личности?
5. Как понимал Э. Фромм агрессию?
6. Почему философа не устраивает концепция К. Лоренца? В чем его
критика справедлива, в чем можно видеть общность позиций этих двух
мыслителей?
7. Как изменилась агрессия в условиях технократического общества?
8. Каковы признаки личности с доминирующим стремлением к не-
крофилии?
9. В чем разница между садистом и некрофилом, в чем особенность
современной некрофилии?
10. Какие факторы приводят к формированию групп, склонных к на-
силию и конфликтам?
11. Каковы причины войн и терроризма? Можно ли повлиять на перс-
пективы современной истории и как?
12. Какие актуальные идеи, на ваш взгляд, в аспекте проблемы при-
роды конфликта имеют сегодня практическое значение?

174
Глава 10
ТОЛЕРАНТНОСТЬ И КОНФЛИКТ
Проблема толерантности с момента ее презентации в истории
философии всегда обсуждалась в контексте актуализации какого-
либо конфликта или в ситуации возрастания конфликтности в об-
ществе. Изначально это были религиозные конфликты, впослед-
ствии толерантность стала рассматриваться более широко в самых
раз ных контекстах: как право человека, как стратегия поведения, как
культура, как политическая норма и, наконец, как моральная цен-
ность. Хотя возможно, что понимание толерантности как ценнос-
ти во многом политизировано, и «то, что толерантность оказалась
в центре ценностного становления, мы должны рассматривать как
чи сто показное, ведь сегодня уже почти ничего не описывается
как ценность, но лишь как образ мышления или как возможность
ценности» 115.
В последнее время слово «толерантность», несмотря на уси-
лия обществознания, воспринимается настороженно, как некий
«спущенный сверху» лозунг, политически ангажированная цель.
На последней научно-практической конференции «Государствен-
ная национальная политика: проблемы и перспективы», прошедше й
в Екатеринбурге в мае 2005 года при поддержке правительства
Св ердловской области, руководитель одного из круглых столов
с высокой трибуны итогового заседания объявила, что большин-
ство выступающих по проблемам национальной политики реко-
мендовали избегать слова «толерантность». Поступило предложе-
ние от участников круглого стола заменить его на русское, то есть
использовать слово «терпимость». Такого рода суждения свидетель-
ствуют о том, что в политическом сознании толерантность остает-
ся неясным и символизирующим западную моду термином. Его
использование требует ответов на множество вопросов, которые
связывают между собой разные гуманитарные дисциплины, и тре-
бует анализа разнообразных практик толерантного поведения.
115 Tilsch E. Toleranz und Koexistenz in wertphilosophischer Betrach tung //
Zeitschrift fur philosophische Forschung. 1962. № 16/2. S. 164. ..

175
В какой с итуации ставится вопрос о толерантности? Прежде
всего тогда, когда возникает проблема межнациональных конфлик-
тов, когда общество осознает необходимость сдерживания агрес-
сии, возникшей на религиозной почве, тогда, когда в систему сло-
жившихся ценностей вторгаются иные, воспринимаемые как внеш-
ние и чуждые. Именно поэтому нельзя сказать, что толерантно сть –
идея последнего времени. Напротив, исследователи истории этого
термина подчеркивают, что толерантность была принципом меж-
религиозного диалога уже в Средневековье. Необходимость дока-
зывать свою правоту не силой, а словом требовала внимания к чу-
жому мнению и развивала истолкования и сравнения.
В более широком аспекте можно отметить, что интеграция куль-
тур, возникновение новых ценностей в эпоху Нового времени при-
вели к тому, что в философии возникло стремление ограничить
догматизм, и это можно найти в трудах виднейших мыслителей
того времени, таких как М. Монтень, Б. Паскаль, Г. Гроций, П. Бейль.
Раскол западного христианства на католичество и протестан-
тизм привело к необходимости обсуждать проблему сосущество-
вания разных церквей, разных религиозных убеждений. Классики
идеологии либерализма называют послания Д. Локка о веротерпи-
мости манифестом толерантности, в котором раскрываются не толь-
ко принципы толерантности, но указываются условия, в которых
она возможна: гражданское общество; государство, признающее
высшей целью своего развития благо отдельного гражданина; цер-
ковь, образованная как свободное сообщество свободных граждан.
Конечно, принцип толерантности Д. Локка не мог быть применен
к атеистам, а также к фанатикам, к которым он относил католиков
и мусульман, полагая, что у них государство основано на теократи-
ческой идее и соответственно не может быть свободным сообще-
ством. Локку было важно отстоять права новых протестантских
движений, появление и существование которых было напрямую
связано с возникновением буржуазной культуры, идеологии инди-
видуализма. В работах Д. Локка толерантность обретает черты тео-
рии, и именно поэтому с его именем связывают истоки концепту-
ального обоснования этого поня тия.

176
В раб оте Дж. Ст. Милля «О свободе» толерантность напрямую
связывается с принципом справедливости и свободы. Общество
предлагает человеку определенные правила общежития, но на этом
не останавливается, а навязывает тип поведения, который лишает
ин дивидуальность характера. Он отмечает возрастающую склонность
«к расширению господства общества над индивидуумом, как че-
рез общественное мнение, так и через посредство закона, далее
должных пределов… это такое зло, которое все более и более рас-
тет». Поэтому, полагает Дж. Ст. Милль, «в том, что касается его са-
мого лично, индивид должен быть вполне самодержавен» 116. Чело-
век не может отказаться от стереотипов, ведь стандарты поведения
образуют поле свободы для индивида в том плане, что поведение
других прогнозируемо и каждый знает, чего ждать от другого, но
при этом должна сохраняться возможность развития индивидуаль-
ности. «Предоставляя каждому жить как он признает за лучшее,
человечество гораздо более выигрывает, чем принуждая каждого
жить так, как признают за лучшее другие», – подчеркивает мыслитель.
Уже на этом этапе развития теории толерантности можно вы-
делить два основных направления в определении содержания это-
го понятия. Во-первых, толерантность рассматривается как прин-
ци п диалога, отношения между определен ными социа льными
группами или общественными объединениями, такими как, к при-
меру, церковные общины протестантов. Во-вторых, толерантность
интерпретируется как право отдельного человека не изменять сво-
им ценностям, «своему характеру», если это не нарушает свободу
других и правила поведения в обществе, то есть толерантность ви-
дится условием развития индивидуальности.
Можно отметить, что такая интерпретация проблемы толерант-
ности подверглась существенной критике в ХХ веке, когда встал
вопрос не только о сосуществовании народов и религиозных кон-
фессий Европы, но возникла проблема сосуществования различ-
ных этнических общностей в рамках отдельных государств, пра-
116 Милль Дж. С. О свободе // Социальные и гуманитарные науки. М., 1996.
Сер. 11. № 3. С. 223.

177
вовая система которы х ориентирована на демократические прин-
ципы. Миграционные процессы, развивавшиеся после Второй ми-
ровой войны, привели к столкновению культурных стереотипов,
которые до этого взаимодействовали вполне мирно. Культуры, ко-
торые до этого воспринимались как экзотика и вызывали интерес,
стали восприниматься настороженно. Встал вопрос о ценности то-
лерантности, коль скоро она приводит к нарушению традицион-
ных культурных приоритетов.
У последователей либеральной концепции толерантности с ее
индивидуалистской направленностью возникло много критиков,
которые утверждали, что толерантность не может выступать в ка-
честве общечеловеческой ценности. Можно ли заставить принять
толерантность как некую метаценность и метамораль представите-
лей традиционных обществ, насколько вообще реально в совре-
менном обществе рассчитывать на объединение людей во имя ува-
жения человека вообще, эти вопросы свидетельствуют о развитии
теорий толерантности. В современных философских работах, по-
священных проблеме толерантности, критиков либеральной кон-
цепции (М. Сендела, Ч. Тейлора, М. Уолцера и др.) объединили
общим термином «коммунитаристы». Их отличает неприятие ато-
марного представления о человеке, характерного для либерализ-
ма. В качестве критического аргумента приводится неразрывность
че ловека и социума. Каждый человек является представителем опр е-
дел енного этноса, определенного региона, социального слоя и т. д.,
поэтому невозможно заставить его принять принцип толерантнос-
ти, если он не очевиден как безусловно ценный. Стала обсуждать-
ся необходимость изучения реальных практик утверждения спра-
ведливости, толерантного общения, сформированных в различных
культурах, с тем, чтобы находить пути установления принципов
межнационального и межконфессионального общения.
В современной литературе о толерантности в связи с этим все
больше говорят о мультикультурализме как о принципе, который
может продуктивно изменить представление о социальной полити-
ке. Мультикультурализм предполагает возможность автономного раз-
вития разных общностей в рамках одного общества, сохра нение

178
разнообразия существующ их в обществе ценностей и идеалов, спо-
собов организации жизненного пространства. Принцип мультикуль-
турализма ставит проблему плюрализма оснований толерантности
и исключает возможность найти единую формулу толерантности,
с которой согласились бы все.
Очевидно, что история толерантности как теоретической про-
блемы, современные дискуссии в этой области указывают на то,
что толерантность не может уже рассматриваться исключительно
как модный лозунг или дань политической моде.
Актуализация проблемы толерантности признается подтверж-
дением того факта, что современное общество не в состоянии со-
блюдать мир и следовать принципу миролюбия. Поэтому в эпоху
постмодерна толерантность становится базовой ценностью, однако
не потому, что она предпочтительнее стремления к миру, а пото-
му, что из двух зол – толерантность или война – лучше выбрать
меньшее.
Можно подчеркнуть, что в современном понимании пробле-
мы толерантности всегда подчеркивается, что толерантность вос-
требована тогда, когда налицо ситуация конфликта, при этом сте-
пень интенсивн ости или во зможность насилия являются теми
факторами, которые в наибольшей степени актуализируют цен-
ность толерантности. Однако, как и при рассмотрении проблемы
конфликта, ставятся вопросы: в чем отличие между толерантным
отношением между отдельными людьми и в чем специфика про-
яв ления толерантной культуры в отношениях между группами,
между государствами, как можно определить предел толерантнос-
ти и что необходимо предпринять, чтобы толеран тность стала дей-
ствительно нормой, а не политическим лозунго м?
Толерантность и индивидуальность
Что такое толерантность в пределах индивидуального созна-
ния? Что значит быть толерантным к «другому», к «чужому»? Это
вопросы, ответы на которые определяют стратегию повседневного
общения, где как раз и проявляется готовность отдельного, кон-

179
кретно го человека видеть мир разным, а себя в нем толерантным.
Как говорилось выше, уже в Новое время философы обсуждали
проблему толерантности применительно к правам и свободам ато-
марного индивида. Поэтому будет логично рассмотреть прежде
всего этот аспект.
Толерантность как отношение проявляется при совершенно
оп ределенных условиях – налицо должен быть конфликт или по мен ь-
шей мере несогласие, несовпадение моральных установок. При этом
кон фликт этот должен быть осознан, то есть, как и в ситуации с меж-
групповыми формами конфликта, только тогда можно говорить
о стратегии конфликтного поведения, когда налицо признание су-
ществования конфликтующих сторон. Если мы признаем наличие
др угого, то мы осо знаем проблему выбора стратегии отношения
к признанному различию. И соответственно объект толерантного
отношения также принимает во внимание факт наличия несовпа-
дения мнений или культурных стереотипов, переживает конфликт
различия. «Если я призываю Другого к тому, чтобы он был толе-
рантным к моей вере и к моему мнению, то речь идет некоторым
образом также и о том, что другой убежден в том, что он – другой –
должен терпеть свое отличие» 117. То есть субъект толерантного от-
ношения – человек, кото рый ведет себя толерантно, – осознает раз-
ли чие, понимает, что его принц ипы не разделяются большин-
ством. Таким образом возникает ситуация выбора, ставится воп-
рос о том, как надо себя вести, если конфликт ценностей налицо.
К примеру, в классическом и безопасном споре о моде разных
поколений учителя вновь и вновь переживают несовпадение эсте-
тических представлений о том, что должны носить молодые люди
и девушки. Имидж ученицы средней школы и представительницы
определенной молодежной группы – это белое и черное, это две
противоположности, столь же несовместимые в представлении
директора школы, как добро и зло. В этой ситуации конфликт мо-
жет развиваться различным образом и привести к самым печаль-
ным результатам. Наличие конфликта не означает, что ради его
117 Bischur D. Das Prinzip der Toleranz. S. 107.

180
пр екращения кто- то должен отказаться от своих убеждений. От пе-
да гога требуется выработка стратегии, которая, с одной стороны,
может привести к коррекции представлений девушки о допусти-
мо й одежде, с другой стороны, сохранить доверие учеников. Так воз-
никает потребность в толерантном отношении.
При этом стоит отметить, что толерантная ситуация сдержива-
ния силы, принципиальное ненасилие зависят от ресурса полити-
ческой, правовой, моральной или культурной силы. То есть, чтобы
проявить толерантность, необходимо не только осознавать разли-
чие , осознавать его как важное в данной жизненной ситуации, но
и обладать определенной властью, возможностью вмешательства,
которая не используется, проявляя толерантное отношение власт-
ного субъекта.
Совершенн о очевидно, что н икаких нравственн ых усилий
не требуется, чтобы быть толерантным к тому, что совершенн о
безразлично, и уж тем более к тому, что совпадает с убеждениями
субъекта толерантного отношения или нравится ему. А вот то, что
вызывает раздражение, приходится терпеть, и в этом смысле мож-
но говорить, что в пределах нравственного сознания отдельного
человека толерантность может переживаться как терпимость. Не-
довольный человек, вынужденный сдерживать свое недовольство,
проявляет терпение и терпимость. Очевидно, что оба слова, несмот-
ря на один корень, имеют разное значение. Терпение не претенду-
ет на нравственную оценку, а терпимость в общественном сознании
мо жет быть оценена как добродетель, как, впрочем, возможно, и то-
лерантность. Однако при всей схожести значений терпимость от-
личается от толерантности тем, что субъект терпимого отношения
испытывает страдание из-за несовпадения нравственных стерео-
типов.
Терпимое отношение переживается человеком как испыта-
ние, как мученический подвиг, осознанное смирение. Д. С. Милль
по лагал, как уже говорилось, что люди в толерантн ом отноше-
нии должны быть равны, то есть субъект и объект толерантности
не должны страдать от толерантной стратегии поведения. В этом
аспекте толерантность гораздо ближе по содержанию к безразли-

181
чию, чем к терпимости. Но, с другой стороны, и терпимость, и без-
различие можно назвать определенными «практиками» толерант-
ности, которые типичны для определенных культур. Так, к приме-
ру, терпимость оказывается русской практикой толерантности, ко-
торая долгое время культивировалась в семейных отношениях,
провозглашалась необходимой женской добродетелью. С этой точ-
ки зрения очевидно, что толерантность остается самодостаточ-
ным понятием и требует дальнейшего обоснования.
Возвращаясь к теме отличия страдания от толерантности, мож-
но отметить также и тот факт, что не только субъект толерантн ос-
ти находится в ситуации выбора и порой испытывает негативные
эмоции от необходимости быть толерантным, страдать может так-
же и объект толерантного отношения, то есть тот, к кому относятся
толерантно. Человек не чувствовал себя отличным от других, пока
не оказался объектом толерантного отношения. Например, ребе-
нок-инвалид не считал, что может не стравиться со школьной про-
граммой, пока ему не предложили отдельную образовательную
схему обучения, то есть пока не проявили толерантность к проявле-
ниям его нездоровья, таким как глухота или эпилептические при-
падки. В этом смысле можно согласиться с немецкой исследова-
тельницей А. Фромман, что толерантность – это очень тяжело 118.
Как определенный ценностный ориентир в пределах индиви-
дуального сознания толерантность осознается и переживается.
Если человек видит принципиальное несогласие с фундаменталь-
ными представлениями его нравственности, то тем самым как бы
ставится под сомнение его способность здраво понимать и пред-
ставлять мир. Поэтому согласие с толерантностью как нормой про-
исходит через признание возможности множественности истины.
Но, будучи рационально пережитой, толерантность не входит в при-
вы чку, та к ка к привычки форми руются в оп ределенн ой групп е
и являются продуктом группового поведения. Именно поэтому мы
подчеркиваем, что на уровне индивидуального сознания тол ерант-
118 См.: Frommann A. Ich fiele ihm mit Demut in seine Linke... // Neue Sammlung.
B. : Akademie Verlag, 2004. S. 392.

182
ность рациональна и требует определенных аргументов, с которы-
ми субъект может согласиться и принять стратегию толерантного
поведения как возможную.
Совершенно очевидно, что межличностные конфликты апел-
лируют к толерантности тогда, когда налицо противостояние цен-
ностей. При этом надо отметить, что осознание необходимости то-
лерантного отношения неразрывно связано с рефлексией по пово-
ду несовпадения ценностей. В сознании человека, однако, не всегда
сопоставляются логически равные ценностные ориентиры. То есть
в принципе мы предполагаем, что есть противоречие в том, как
люди понимают благо: в семейном споре о воспитании примене-
ние насилия может, с одной стороны, считаться благом, с другой –
злом. Но возможны ситуации, когда происходит сравнение труд-
носопоставимых ценностей, отношение к которым, однако, интер-
претируется в аспекте толерантности.
С. М. Хамел приводит в своей статье «Морфология толерант-
ности» интересный пример: молодая пара противоположных рели-
гиозных убеждений (религия молодого человека – иудаизм, его из-
бранницы – католицизм) обращается к протестантскому пастору,
чтобы он совершил обряд бракосочетания в его храме. Однако же-
них и невеста настаивают на том, чтобы служба была совершенно
нейтральной в религиозном плане, то есть во избежание оскорбле-
ний чувств верующих с той или другой стороны не стоит упоми-
нать ни Закона Моисея, ни Иисуса Христа. Пастор отказался, подчерк-
нув, что он давал обет и не упоминать Иисуса Христа не может.
Пара удаляется разочарованная и пишет письма протеста, обвиняя
пастора в религиозной нетерпимости и к тому же в антисемитиз-
ме. В данном конфликте, который может быть представлен как
конфликт по поводу толерантности (пара молодых людей стремит-
ся проявить толерантность к членам своих семей, а пастор отказы-
вается содействовать этому желанию), проти воречат на самом
де ле неоправданные ожидания юноши и девушки и чувство долга
священника 119.
119 См.: Хамел С. М. Морфология толерантности // Толерантность. Екате-
ринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2000. С. 53–54.

183
В ситуации конфликта мы апеллируем к толерантности, но
при этом может оказаться так, что наше понимание толерантности
предъявляет слишком серьезные требования к противной стороне.
Толерантность как норма поведения, однако, не всегда может быть
стратегией выбора в ситуации ценностного конфликта. Выбирая
между стремлением быть толерантным и верностью своим убеж-
де ниям, человек может выбрать второе. Однако оправданно ли
при этом обвинять его в интолерантности? В этом плане актуали-
зируется вопрос о пределах толерантности.
Случаи насилия в школе чаще всего обнаруживают, насколько
остро переживают участники образовательного процесса предел
толерантности. Учительница исчерпала ресурсы ненасильствен-
ной педагогики убеждения и подняла руку на ребенка – она не мог-
ла больше терпеть, так как поведение ученика влияло на ее авто-
ритет, было «аморально», «мешало другим учиться» и т. п. Можно
ли говорить о том, что она сознательно применила силу? Чаще все-
го, несмотря на аффективное состояние, применение силы оказы-
вается отработанным результативным способом воздействия, то
есть учительница осознавала, переживала предел толерантности
и нарушила его, создав интолерантную ситуацию.
По всей видимости, пределом толерантности должны быть
названы не только жизнь ребенка («ну шлепнула она его, но ведь
не убила же!», таков бывает комментарий коллег), но и его з доровье
и, если так можно выразиться, право на индивидуальность.
Готовность к толерантному п оведению всегда проявляется
в тех случаях, когда базовой структурообразующей ценностью яв-
ляется уважение личности. Очевидно, что толерантность и уваже-
ние не одно и то же, но эти нормы взаимосвязаны. Если человек
принципиально уважает личность другого человека, то, как след-
ствие, он будет толерантным. Практик уважительного поведения
в разных культурах множество, и именно это дает возможность
предполагать, что есть условия для осознания актуальности толе-
рантного поведения.

184
Типология конфликтов
и возможность толерантного поведения
Причиной конфликта могут быть неосознанные внутренние
состояния, так что негативные проявления их не напрямую свиде-
тельствуют о подлинном состоянии людей.
Если иметь в виду типологию конфликтов, которую предлага-
ет М. Дойч, настаивающий на том, что мы должны учитывать бес-
сознательное в числе реальных оснований конфликтов, то можно
предположить, что толерантное поведение актуализируется не всег-
да в ситуации конфликта ценностей. Так, при теоретизировании
по поводу толерантности, как правило, имеется в виду так называе-
мый истинный конфликт, который у Козера называется реальным
конфликтом. Это такое столкновение интересов, которое имеет
вн ешние применительно к индивидууму объективные условия и ос-
но вания. Этот конфликт осознан и представлен в пространстве
и времени совершенно определенными параметрами, например,
когда идет спор о праве собственности на определенные террито-
рии или даже о возможности использования какого-либо помеще-
ния одновременно двумя сторонами с разными целями.
Когда во дворе сталкиваются владельцы собак и те, кто гуляют
с детьми, то такой конфликт как раз имеет реальные простран-
ственно-временные основания, но не означает непременный конф-
ликт ценностей. Те, кто имеют собак и выгуливают их во дворе,
во все не демонстрируют тем самым, что не любят детей, а те, кто
в это же время гуляют с ребенком, могут положительно относит ь-
ся к собакам вообще. Очевидно, что стороны могут договориться
и не договориться, но толерантность в этой ситуации будет в лю-
бом случае означать, что родители не будут использовать яд, что-
бы отравить собаку, а владельцы собак не станут натравливать их
на детей. Правовая форма конфликта определится тогда, когда одна
из сторон обратится к представителям закона за поддержкой своих
интересов. Очевидно, что закон – на стороне родителей, а ресурс
силы и страха – на стороне владельцев собак, то есть налицо усло-
вия для проявления толерантности. Однако в такой ситуац ии мало

185
кому придет в голову призывать к толерантности. Апеллируют прос-
то к здравому смыслу и способности человека на уровне межлич-
ностного общения договориться об изменении времени или места,
то есть о возможности перевода конфликта в более мирную форму,
когда каждая из сторон остается при своем мнении о режиме ис-
пользования двора, но вынуждена пойти на уступки.
Случайный конфликт возникает в той ситуации, когда столкно-
вение интересов на самом деле не имеет оснований. Так, в приве-
денном выше примере, если собаку случайно вывели на детскую
площадку, притом что рядом есть место для выгула животных,
естественно, поведение владельца собаки вызывает возмущение
родителей. В норме такого не происходит, все совершенно неожи-
данно: владелец собаки не подумал, родители удивлены таким не-
ожиданным поворотом событий. В случайных конфликтах прояв-
ля ется определенная толерантная культура личности, ее умение
признавать права другого, ее готовность не использовать силу. Эти
навыки есть результат бессознательной готовности человека, если
же такого рода навыков нет и личность всегда бессознательно аг-
рессивно реагирует на любые конфликтные ситуации, то столкно-
вение во дворе может иметь непредсказуемые последствия. Роди-
тели могут спровоцировать животное к нападению, владелец со-
баки может натравить ее на ребенка и т. п.
В ситуации подмененного конфликта очень остро стоит воп-
рос о том, в какой мере человек толерантен. Ведь именно в такого
рода конфликтах, как правило, и декларируются агрессивный на-
ционализм или неприятие религиозной культуры в рамках меж-
личностного общения. Уровень рациональности личности, степень
образованности, безусловно, влияют на возможность использова-
ния в качестве аргументов ссылки на этничность или принадлеж-
ность к какой-либо конфессии.
Муж и жена могут конфликтовать по поводу обеденного меню,
подменяя тем самым конфликт на сексуальной почве, при этом мо-
гут быть использованы самые болезненные в личностном плане
аргументы, которые уже позиционированы как таковые в обществе,
именно потому, что основа конфликта очень интимна и вызывает

186
острое чувств о обиды, требующее «мести». В таком споре могут
быть использованы совершенно иррациональные апелляции тако-
го рода : «все евреи т аки е», «у вас, у тата р, вс е не как у людей »
и т. п. В конфликте между одноклассниками могут быть деклари-
рованы совершенно взрослые аргументы, вроде привычного «по-
наехали тут». На самом деле причина конфликта может быть в том,
что нападающая сторона борется за внимание со стороны учителя
или, что бывает чаще, со стороны неформального лидера в группе.
Здесь можно отметить, что в ситуации подмененного конф -
ли кта очень сложно рассчитывать на то, что участники конфликта
согласятся находить и уж тем более обсуждать истинные основа-
ния конфликта ; проблема может быть настолько деликатна, что
конфликт будет психически постоянно проявляться в тех или иных
ситуациях. Повышенная агрессивность, нервозность, напряжение
и т. п. могут быть подлинной основой конфликта, и эта сфера бес-
сознательного так же реальна, как реальны границы стран, по пово-
ду которых ведется международный спор. Именно в этих ситуаци-
ях проявляется толерантная культура личности, сформированная
в обществе.
В исследованиях, посвященных проблемам межэтнических
противоречий, часто упоминают безатрибутивный конфликт, на-
пример, когда виновником социальных проблем называют мигран-
тов, в результате возникает межэтнический конфликт, для которо-
го в общем-то не было оснований. Так, если имеет место дефицит
рабочих мест в городе, где обанкротилось градообразующее пред-
приятие, очевидно, что социальная нестабильность вызвана не тем,
что в город приехали люди из бывших республик СНГ. Важно под-
черкнуть, что в период строительства разорившегося завода в го-
род приехали люди из самых разных мест бывшего СССР, поэто-
му, возможно, были все условия для формирования толерантной
культуры. Однако как только у людей возникла кризисная ситуа-
ция с работой, а значит и со средствами к существованию, они вы-
нуждены рассматривать в качестве возможных мест для работы те
сферы производства, куда нанимают на работу по большей части
мигрантов, в силу дешевизны рабочей силы. Поэтому в меж лич-

187
ностном общении в озникает поле для конфликта, который может
вы ражаться в негативном или в открыто агрессивном отношении
к людям, которые внешне ассоциируются с мигрантами. В этой си-
туации навыки толерантного поведения крайне востребованы, так
ка к кризис, связанный, например, с потерей работы, мож ет привес-
ти к тому, что эмоциональные переживания отодвинут на задний
план опыт осознанного переживания конфликтов и соответствен-
но способность оценивать ситуацию с позиции здравого смысла.
Безатрибутивные конфликты провоцируются часто идеологи-
ей властвующей системы, которой столкновение между социальны-
ми группами может быть выгодно потому, что таким образом энер-
гия протеста направляется не против власти, а на неподлинных
виновников кризиса. Со времен Н. Макиавелли всегда был эффекти-
вен принцип «Разделяй и властвуй». Учитель может разделить груп-
пу учащихся таким образом, чтобы сохранить свой авторитет, на-
правив агрессию детей друг на друга. Такого рода манипуляции
производятся руководителем иногда неосознанно, потому что уже
сложился опыт управления конфликтами и использования конф-
ликтов в своих интересах. Провоцирование конфликта в семейных
отношениях со стороны третьего лица может быть обусловлено
сознательным желанием сохранить влияние на сына или дочь и по-
лучить от ссоры эмоциональные или материальные выгоды. В лю-
бом случае достижения толерантных форм урегулирования безат-
рибутивного конфликта требуют способности участников конфлик-
та понимать причину противостояния и анализировать факторы,
повлиявшие на проявление интолерантности.
Практически всеми исследователями конфликтов неоднократ-
но указывалось, что конфликт нельзя отменить или подавить авто-
ритарным способом. Такая форма урегулирования конфликтов при-
водит к тому, что он переходит в латентную стадию и может при-
ве сти к более интенсивным и н асильственным формам. Можно
и нужно запретить ученикам в классе использовать националисти-
ческие аргументы в ситуации конфликта, но тем самым невозмож-
но устранить переживания участниками конфликта разных в куль-
турном плане форм самореализации, которые проявляю тся в стра-

188
тегии личностно го роста подростка. Так, можно отметить, что часть
детей готовы представлять себя миру как уникальную и неповто-
ри мую личность. У них процесс самоопределения происходит во мн о-
гом через противопоставления себя семье, сложившимся культур-
ным стереотипам, религиозным убеждениям. Подросток находит
близкую ему среду общения – индивидуалистскую, протестующую,
где заново создаются традиции. В дальнейшем он будет сам про-
бивать себе дорогу и, скорее всего, согласится с отвергнутыми ког-
да-то ценностями, но в мире многообразия культурных традиций
он будет чувствовать себя менее защищенным. Он не будет укрыт
от невзгод надежным «одеялом традиций» по сравнению с его ро-
весниками, у которых личностное самоопределение происходило
не вопреки, а благодаря согласию с семьей, родом или кланом, как
это часто происходит, к примеру, у народов Востока или Кавказа.
На самом деле ведь раздражает людей именно то, что освоен-
ны й им стереотип поведения «на до надеяться только на себя»
оказывается не всегда эффективным в конкуренции с семействен-
ностью, клановостью. За переселенцем оказывается семья, а за або-
ригеном европейского промышленного города лишь друзья и кол-
леги по работе, которые такие же индивидуалисты, как и он, и при-
выкли поддерживать дружеские отношения исключительно лишь
для общения или сотрудничества.
Это культурное противоречие нельзя отменить, даже если рас-
считывать на высокий уровень рациональности личности. Способ-
но сть принимать другую культуру как возможную и соглашаться
с тем, что процессы глобализации неизбежно приведут к увеличе-
нию в городах представителей разных культур, разных этнических
общностей и религиозных конфессий, еще не означает, что конф-
ликт культурных стереотипов исчезает и более не провоцирует че-
ловека к проявлениям интолерантности. Латентные конфликты
более регулируемы, если они осознаются человеком, тогда актуа-
ли зи рует ся опыт толера нтного п оведен ия, хотя с ам кон фликт
не исчезает, но именно он и взывает к толерантности.
Во всех представленных типах конфликтов, которые, как надо
отметить, могут совмещаться в какой-либо ситуации противос тоя-

189
ния, толерантн ость проявляется во многом при условии наличия
опыта толерантного поведения и навыков рефлексии по поводу
ко нфликта. «Каждый день человек сталкивается с требующими
от него ответной реакции внешними и внутренними стимулами,
которые бросают вызов его стандартам толерантности или испы-
тывают ее на прочность в пределах матрицы, охватывающей около
пятидесяти областей когнитивной, эмоциональной и практической
деятельности» 12 0 .
Поведение человека в обществе определяется не только комп-
лексом сознательно принимаемых решений, но и бессознательны-
ми установками, которые берут свое начало в культурном опыте
семьи, этноса и отражают культурные практики сосуществования,
выработанные в определенных реги ональных условиях.
Толерантность в полиэтничном регионе
Сегодня практически каждый регион России переживает проб-
лем у, с которой столкнулись европейские государства после Вто-
рой мировой войны и которую приходилось решать на протяж е-
нии всей истории становления государственности США, Канады,
Австралии, это проблема эмигрантов. Официальная идеология Со-
ветского Союза была ориентирована на интернационализм, и это
прежде всего касалось русскоязычного населения; предполагалось,
чт о в конечном итоге сформируется новое национальное един-
ство, новая общность – советский народ.
Реально же ассимиляция происходила по старому принципу,
который практиковала, к примеру, империя Габсбургов до ее распа-
да после Первой мировой войны. Те граждане, которые принадле-
жали к католической церкви и считали себя австрийскими немца-
ми, имели наибольшее число преимуществ в образовании и про-
фе ссиональной сфере. Они могли не только быть адвокатами, но
и занимать пост судьи, а также, что наиболее важно, работать в го-
сударственном аппарате, то есть делать карьеру чин овника. Таких
120 Хамел С. М. Морфология толерантности. С. 47.

190
благ были лишены выходцы из еврейских семей, которые были
готовы ассимилировать, считали себя австрийцами, но могли за-
ниматься только торговлей, медициной и юриспруденцией, а вот
государственные посты занимать не могли.
Если же гражданин не желал перейти в католическую веру, то
в этом случае он был существенно ущемлен в своих гражданских
свободах, что и стало поводом для протестантов в большинстве
сво ем венгров и чехов, для национально-освободительной борьбы.
Сложившиеся отношения, как в Габсбургской империи, так
и в Советском Союзе, формировали определенную практику толе-
рантных отношений, наиболее распространенную в «старых госу -
дар ственных системах», когда доминирующее национальное един-
ство как бы разрешает или допускает существование других этни-
ческих общностей. Это, к примеру, выразилось в строках Государ-
ственного гимна СССР : «Союз нерушимый республик свободных
сплотила навеки великая Русь». При этом обе стороны молчаливо
признают преимущество «большой» нации и необходимость асси-
ми ляции «малых». Такого рода толерантная практика отличает и со-
временные г осударства, в которых появление иных этнических общ-
но стей не воспринимается как угроза сложившемуся образу жизни
и отношения строятся по принципу «разрешения». Можно отме-
тить, что в «менталитете русского народа сохраняется представ-
ление о России как о многонациональной державе… Ведь 17 %
иноэтничного населения не такая малая величина: 27 млн чел. Это
более чем 5 млн татарского населения, более чем миллионное чу-
вашское, башкирское, мордовское население. Народы эти в пред-
ставлении большинства русских “нашенские”. Они должны оста-
ват ься с нами не по тому, что и м “некуда деться”, а п оскольку им
с нами лучше» 121 .
Несколько иначе складывали сь межэтнические отношения
в странах, цивилизационная история которых неразрывно связана
с эмиграцией. В США, Канаде, Австралии ведущим принц ипом
121 Социология межэтнической толерантности. М. : Изд-во Ин-та социоло-
гии РАН, 2003. С. 63.

191
формирова ния гражданского единства является принцип мульти-
культурализма. «Несмотря на трудности, переживаемые канадским
государством, доминанту которых составляет борьба между фран-
ко говорящим населением Квебека и остальной англоговорящей
частью населения страны, политика мультикультурализма имеет
ряд весьма важных позитивных последствий… Идеология мульти-
культурализма снимает проблему этничности, этнического сепара-
тизма, переводит ее в конституционное русло, ориентируя поиск
компромиссных решений на создание общеканадской государствен-
но-политической идентичности, частью которой могла бы стать
идентичность национально-групповая или региональная» 122 .
Можно сказать, что политика мультикультурализма не пред-
полагает полного отказа от практики «разрешения», но в большей
мере актуализирует идею культурной коммуникации, взаимопо-
нимания, сосуществования различных ценностей, что позволяет
продуктивно осуществлять политику интеграции мигрантов в сло-
жившуюся социальную систему. Можно сказать, что в этом случае
реализуется толерантная практика равного сосуществования общ-
ностей, основанная на готовности согласиться с тем, что нравствен-
ные и культурные стереотипы другого народа имеют право быть
реализованными наряду с теми, что уже сложились в обществе.
Мультикультурализм как определенная политическая стра-
тегия сегодн я понимается не только применительно к этничес-
кой проблеме, но и в более широком плане, то есть по отношению
к различным общественным организациям, общественным движе-
ниям, отражающим интересы меньшинств. То есть таким образом
складывается определенная толерантная практика взаимодействия.
Нельзя, конечно, полагать, что принцип мультикультурализма,
даже конституционно утвержденный, решает абсолютно все про-
блемы, вызванные миграцией. Так или иначе, факты социального
не равенства могут быть интерпретированы в националистичес-
ком духе и привести к конфликту, открытому выражению недоволь-
ства теми этническими общностями, которые более спло ченно
122 Социология межэтнической толерантности. С. 86.

и активно вторгаются в сложившийся рынок труда или рынок по-
требительских услуг. Поэтому можно отметить, что безусловной
целью развития таких государств является формирование по воз-
можности некоей гражданской региональной идентичности с тем,
чтобы консолидировать общество.
В современной России очень остро встает вопрос о стратегии
миграционной политики, при этом стоит подчеркнуть, что этни-
ческий «баланс» регионов меняется из-за военных действий на Се-
верном Кавказе, из-за неравномерного экономического развития,
в частности разорения градообразующих предприятий. Возникает
почва для межэтнических конфликтов; причиной недовольства
оказывается не желание мигрантов ассимилировать, «растворять-
ся» в сложившейся культурной среде, а, напротив, последователь-
но реализуемая потребность сохранять традиции, язык, культурные
стереотипы. В условиях экономического кризиса, безработицы мест-
ное население воспринимает приезжих как конкурентов на рынке
тр уда, а их предпринимательскую активность – как покушение
на возможные перспективы экономического роста. Именно поэто-
му важно развивать региональную культуру, которая в конечном
итоге компенсирует недостаток национальных традиционных куль-
турных связей.
Вопросы для самостоятельной работы
1. Как возникает потребность в толерантном отношении?
2. В какой ситуации может возникнуть страдание от толерантного
отношения?
3. Что такое толерантность? Что такое пределы толерантности?
4. Назовите основные типы конфликтов. Как актуализируется толе-
рантность в конфликтах разного типа?
5. Как влияют культурные стереотипы на возникновение конфликтов?
6. Что такое мультикультурализм? Какие еще политические прин-
ципы влияют на снижение интенсивности этнических и религиозных
конфликтов?

193
СПИСОК
РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Адорно Т. В. Диалектика Просвещения: Философские фрагменты /
Т. В. Адорно, М. Хоркхаймер ; пер. с нем. М. Кузнецова. – М. : СПб. :
Медиум, 1997. – 314 с.
Анцупов А. Я. Словарь конфликтолога / А. Я. Анцупов, А. И. Шипи-
лов. – 2-е изд. – СПб. [и др.] : Питер, 2006. – 527 с.
Вольтер Ф. М. Философские сочинения : пер с фр. / Ф. М. Вольтер ;
отв. ред. и сост. В. Н. Кузнецов. – М. : Наука, 1988. – 752 с.
В яккерев Ф. Ф. Философия конфликта. Философские основания
конфликтологии / Ф. Ф. Вяккерев. – Владивосток : Изд-во Дальневосточ.
ун-та, 2004. – 82 с.
Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства цер-
ковного и гражданского / Т. Гоббс ; предисл. и ред. А. Ческина. – [М.] :
Соцэкгиз, 1936. – 502 с.
Гоббс Т. Соч. : в 2 т. Т. 2 / Т. Гоббс ; сост., ред., примеч. В. В. Соко-
лов ; пер. Н. Федорова, А. Гутермана. – М. : Мысль, 1991. – 732 с.
Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине / Т. Гоббс. –
Минск : Харвест ; М. : АСТ, 2001. – 304 с.
Дарендорф Р. Современный социальный конфликт : Очерки политики
свободы / Р. Дарендорф ; пер. с нем. Л. Ю. Пантиной. – М. : РОССПЭН,
2002. – 288 с.
Дарендорф Р. Тропы из утопии: Работы по теории и истории со-
циологии / Р. Дарендорф ; пер. с нем. Б. Скуратова, В. Близнекова. – М. :
Праксис, 2002. – 536 с.
Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта / Р. Дарен-
дорф // Социол. исслед. 1994. – № 5. – С. 142–147.
Зиммель Г. Избранное : [пер. с нем.]. – Т. 1 : Философия культур ы /
Г. Зиммель. – М. : Юристъ, 1996. – 671 с.
Зимм ель Г. Избра нное : [пер. с нем. ]. – Т. 2 : Соз ерца ние жизни /
Г. Зиммель. – М. : Юристъ, 19 96. – 608 с.
Иваних ин А . А. Конфликт ка к категория социальной философии /
А. А. Иванихин // Вестн. образовательного консорциума «Среднерусский
университет». – Сер. : Гуманитарные науки. – 2013. – № 2. – С. 42–48.

194
Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство :
пер. с фр. / А. Камю ; под ред. А. М. Руткевича. – М. : Политиздат, 1990. –
415 с.
Козер Л. Функции социального конфликта = The functions of social
conflict / Л. Козер ; под общ. ред. О. Назаровой ; пер. с англ. Л. Г. Ион и-
на. – М. : Идея-Пресс : Дом интеллектуал. кн., 2000. – 208 с.
Левашева Е. В. Конфликт как принцип в различных картинах мира :
введение в философию конфликта / Е. В. Левашева // Вестн. Казан. техно-
лог. ун-та. – 2010. – № 3. – С. 354–357.
Локк Дж. Соч. : в 3 т. : пер. с англ. и лат. – Т. 3 / Д. Локк ; ред. и сост.,
авт. примеч. А. Л. Субботин. – М. : Мысль, 1988. – 670 с.
Лоре нц К. Агрессия (Так называ ем ое «зло») / К. З. Лоренц ; пер .
с нем. Г. Ф. Швейника. – М. : Прогресс : Универс, 1994. – 271 с.
Маркс К. Избранные произведения : в 3 т. – Т. 1 / К. Маркс, Ф. Эн-
гел ьс ; Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. – М. : Политиздат,
1980. – 640 с.
Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года / К. Маркс //
Человек. – М., 1995.
Милль Д. С. О свободе / Д. С. Милль // Социал. и гуманитар. науки. –
М., 1996. – Сер. 11. – № 3.
Ольховиков К. М. Философия конфликта как матрица религиозной
толерантности / К. М. Ольховиков // Социум и власть. – [Б. м.], 2012. –
№ 3. – С. 99–103.
Пигров К. С. Социальная философия / К. С. Пигров. – СПб. : СПбГУ,
2005. – 296 с.
Порус В. Н. Тождество «Я» – конфликт интерпретаций / В. Н. По-
рус // Культурно-историческая психология. – 2011. – № 3. – С. 27–35.
«Послание о веротерпимости» Джона Локка : точки зрения / Урал.
межрегион. ин-т обществ. наук ; каф. истории философии УрГУ ; под ред.
М. Б. Хомякова. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2002. – 277 с.
Рассел Б. История западной философии / Б. Рассел. – М. : МИФ,
1993. – 446 с.
Ратников В. П. Конфликтологи я / В. П. Ратников, И. К. Батурин ,
В. Ф. Голубь, Э. В. Островский, Ж. Б. Скрипкина. – М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2011.
Романов И. Ю. Психоанализ : культурная практика и терапевти-
ческий смысл / И. Ю. Романов. – М. : Интерпракс, 1994. – 288 с.
Руденко А. М. Конфликтология : учеб. пособие для бакалавров /
А. М. Руденко, С. И. Самыгин. – Ростов н/Д : Феникс, 2013. – 31 6 с.

Смирнова Е. А. Проблема конфликта в философии / Е. А. Смирнова / /
Система ценностей сов ременного обще ства . – 2009. – № 5, [т. ] 1. –
С. 68–73.
Социология межэтнической толерантности / отв. ред. Л. М. Дроби-
жева. – М. : Изд-во Ин-та социологии РАН, 2003. – 222 с.
Тарнас Р. История западного мышления = The Passion of the Western
Min d / Р. Тарнас ; пер. с англ. Т. А. Азаркович. – М. : КРОН-Пресс, 199 5. –
445 с.
Толерантность = Tolerance : сб. науч. ст. / ред. М. Б. Хомяков ; ред.
англ. текста С. М. Хаммел. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2000. –
112 с.
Томин Л. В . Постструктура листска я философия и т ра нс форм а-
ци я субъ ектов и дина мики соврем енных политических конфликтов /
Л. В. Томин // Изв. Рос. гос. пед. ун-та им. А. И. Герцена. – 2009. – № 99. –
С. 323–327.
Фрейд З. Будущее одной иллюзии // Сумерки богов / сост., предисл.
и общ. ред. А. А. Яковлева. – М. : Политиздат, 1989. – 399 с.
Фрейд З . Очерки по психологии сексуальности ; Психопатология
обыденной жизни ; О сновидениях ; По ту сторону принципа удоволь-
ствия ; Я и ОНО : пер. с нем / З. Фрейд. – 2-е изд. – Минск : Попурри,
1997. – 480 с.
Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности / Э. Фромм ; пер.
Э. М. Телятниковой ; авт. вступ. ст. П. С. Гуревич. – М. : Республика,
1994. – 447 с.
Фромм Э. Бегство от свободы = Escape from freedom / Э. Фромм ;
общ. ред. и послесл. П. С. Гуревича ; пер. с англ. Г. Ф. Швейника. – М. :
Прогресс, 1990. – 272 с.
Шурыгина О. В. Феномен конфликта в русской и западной филосо-
фии в рамках иррационалистического направления / О. В. Шурыгина //
Эт носоциум и межнациональная культура. – 2009. – № 8 (24). – С. 134–138.

План изданий 2016 г. Подписано в печать 25.05.2016.
Формат 60 84/16. Бумага офсетная. Гарнитура Times.
Уч.-изд. л. 10,3. Усл. печ. л. 11,39. Тираж 50 экз. Заказ 94.
Издательство Уральского университета
620000, Екатеринбург, ул. Тургенева, 4.
Отпечатано в Издательско-полиграфическом центре УрФУ
620000, Екатеринбург, ул. Тургенева, 4.
Тел.: + (343) 350-56-64, 350-90-13
Факс +7 (343) 358-93-06
E-mail: press-urfu@mail.ru
У ч е б н о е и з д а н и е
Черепанова Екатерина Сергеевна
ФИЛО СО ФИЯ К ОНФ ЛИКТ А
Учебное пособие
Заведующий редакцией М. А. Овечкина
Редактор Т. А. Федорова
Корректор Т. А. Федорова
Компьютерная верстка Г. Б. Головиной