Вовка Грушин

Формат документа: pdf
Размер документа: 0.95 Мб





Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Юрий Вячеслаhич Сотник
ВоdZ=jmrbgb^jm]b_

© Издательстh>_lkdZyebl_jZlmjZHnhjfe_gb е серии, 2001
© Издательстh>_lkdZyebl_jZlmjZKhklij_^bke8
© Ю. Сотник. Текст, наследники
© В. КоржикоIhke_kehие, 1998
© Е. Мед_^_. Рисунки, 1998

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть
воспроизвед ена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая
размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного
использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная _jkbydgb]bih^]hlh e_gZdhfiZgb_cEblJ_k( www.litres.ru )

Об аlhj_b_]h]_jhyo

Юрий Вячеслаh\bq Сотник (1914 –1997) родился h ВладикаdZa_ п отом его семья
переехала Fhkd\m.
Закончи школу, Юрий Сотник много ездил по стране, работал сплаsbdhf на реке
Лене, рыбачил, был фото лаборантом. Он много поb^Ze и начал писать рассказы. В 1938
году klmibe  тhjq_kdh_ объединение при издательст_ «Со ветский писатель», стал
серьезно учиться литературному делу.
Перu_ рассказы принесли Юрию Сотнику из_klghklv и признание читателей.
Веселый u^mfsbdbnZglZa_jhgijb^mfu\Zekf_rgu_bihmqbl_evgu_bklhjbb^ey^_l_c
ут_j`^Zy их праh быть такими, какие они есть, – озорными, непослушными, готоufb на
самые неожиданные uoh^db Детстh – это драгоценный дар, hkihfbgZgby о котором
чело_d проносит через kx жизнь. И Z`gh h\j_fy напраblv  нужное русло кипучую
детскую энергию, которая приh^bl иногда к самым непредсказуемым поступкам. Именно
такие неожиданные ситуации и описывает Юрий Сотник kоих произ_^_gbyo.
Придумывая для герое смешные ситуации, писатель h\k_ не ukf_bает их. Юмор и
мягкая ирония, иногда лукавая усмешка аlhjZ помогают читателя м лучше понять мотивы
их поступко «Маленькие герои Сотника, оттого что мы постоянно смеемся над ними,
кажутся нам еще более жиufb реальными, настоящими. Слоgh мы не  книжке прочли
про них, а долго жили рядом, h^ghcdартире или h^ghf^оре» – так писал о героях книг
Ю. Сотника из_klgucebl_jZlmjhед Борис Сарно.
За долгую тhjq_kdmx жизнь Юрий Вячеслаh\bq написал несколько десятко книг.
Рассказы, которые dexq_gu эту книгу, уже даghihijZ\mходят ahehlhcnhg^^_lkdhc
литературы.

«Архим ед» Воdb=jmrbgZ

Я решил записать эту историю потому, что, когда ВоdZklZg_lagZf_gblufhgZ[m^_l
предстаeylv[hevrmxp_gghklv^eyсего чело_q_klа.
Я сам лично принимал участие  испытании одного из Воdbguo изобретений. Мне за
это здороhgZ]hj_eh от матери и пионерh`Zluo.
Началось k_wlhlZd.
Андрюшка, его соседка Галка и я готоbebkv к экзамену по географии. Мы сидели в
комнате у Андрюшки. Нам очень не хотелось заниматься. За окном было лето, uoh^ghc
день, а у подоконника на карнизе прыгал hj обей, чирикал и точно гоhjbe нам: «Не

поймать, не поймать Zf меня!» Но мы даже не обращали gbfZgby на hjh[vy и
спрашиZeb^jm]m^jm]ZgZaания союзных и аlhghfguoj_kim[ebd.
Вдруг раздался зhghdQ_j_ag_kdhevdhk_dmg^klj_kdhfjZkiZogmeZkv^ерь к омнаты.
Пошатнулась этажерка, полетел на пол стул.
Воробей  испуге слетел с подоконника… Это пришел ВоdZ Грушин. Он прищурил
сhb[ebahjmdb_]eZaZb]jhfdhkijhkbe:
– Готоbl_kv?
ВоdZ маленький, hkljhghkuc состриженной под перuc номер голоhc сам
походил на hjh[vy который мешал нам заниматься. Галка сердито устаbeZkv на него и
очень строго от_lbeZ:
– Да, готоbfky.
– А мне некогда готоblvky, – сказал ВоdZ.
– Ну и проZebrvky! – буркнул Андрюшка.
– А мне некуда больше проZebаться. Я и так уже провалился по двум предметам!
Галка так и заерзала на сh_fklme_:
– И он еще радуется!
ВоdZ\a^_jgmehkljucmki_ший облупиться от загара нос:
– А ты почем знаешь? Может, мне стоило получить переэкзаменоdm.
Галка устаbeZkvgZ<hку:
– Это ради чего ж е стоило?
– Ну, хотя бы ради одного изобретения.
– Какого?
ВоdbghebphklZehg_ijhgbpZ_fuf:
– Это тайна.
У Воdbqlhgbbah[j_l_gb_lhjhdhая тайна.
Мы знали это и не стали расспрашиZlv Он быстро, огромными шагами начал ходить
по комнате.
– Я к Zf на минутку. Андрюшка, дай мне тhb плоскогубцы, мои сломались. Это,
понимаешь, такое изобретение, такое изобретение!.. Я сегодня еду на дачу… буду там
работать.
Досада – средст не хватает! Я три месяца  кино не ходил: k_ копил средстZ Вот
увидите, k_] азеты будут полны!.. Где достать трубу метра ljb^ebghc"G_agZ_l_"@Zev
На этой штуке можно будет хоть hdjm]kета объехать…
– Самолет? – спросил Андрюшка, передаZy<hке плоскогубцы.
– «Самолет»! Чудак ты… Получше будет!.. Я за это лето построю…
Тут он kihfgbeqlhwlhlZcgZbijbdmkbeyaud.
Галка спросила его с надеждой:
– А тебе, на_jgha^h -ороhihiZehaZlhqlhluihemqbei_j_wdaZf_ghку?
– Попало… Главное, не надо никакого топлиZ Ну, пока, тоZjbsb Масса дел. В
лагерь едете?.. А я не поеду. Родные посылали, а я наотрез отказался.
– А за это попало? – спросила Галка.
– Ну и что ж! – отвечал ВоdZ. – Я k_ раgh отгоhjbeky В лагере мне нельзя
работать.
– А в техкружке?
– Чепуха! В техкружке kydb_ модельки строят, а у меня – мироh_ д ело… Ну, пока!
Пошел. Да!.. Чуть не забыл! Мы сняли дачу  двух километрах от лагеря. Буду заходить.
Только не болтайте никому. Это такое дело, такое дело!..
РазмахиZy руками, ВоdZ пятился к д_jb пока сноZ не ткнулся в этажерку, на этот
раз так сильно , что с нее упал гипсоuc[xkl:jobf_^Z<hка подхватил его на лету.
– Это кто? – спросил он.
– Архимед, – от_lbe:g^jxrdZ.
– Гм! Архимед… Архимед… Это, на_jgh какой -нибудь знаменитый чело_d… –

ВоdZ помолчал, разглядыZy бюст. – У него симпатичное ли цо, у этого Архимеда. О! Вот
увидите, это имя благодаря мне станет дZ`^uagZf_gbluf!
– Не какой -нибудь знаменитый… – начал было Андрюшка, но ВоdZm`_kdjueky.
Галина постукала себя карандашом по лбу и посмотрела на нас.
…Как только наступили каникулы, мы переехали  лагерь. Мы прожили там десять
дней, а ВоdZ не пояeyeky Только на одиннадцатый день мы klj_lbebkv с ним при
загадочных обстоятельстZo.
На маленькой речке hae_ лагеря у нас имелись д_ плоскодонные лодки. Наши
техкружкоpui_j_h[hjm^h\Zeb их dj_ck_ju:рора» и «Марат».



С боко у лодок были сделаны гребные колеса, которые приh^bebkv  дb`_gb_
руками. На носу у каждого крейсера haышалась бронеZy башня из фанеры. Там мог
поместиться чело_d_kebkb^_lvgZdhjlhqdZo.
Иногда мы устра иZeb морские игры. Происходило это так. Чело_d hk_fv занимали
места на «Авроре», и десяток – на «Марате». Все hhjm`Zebkv`_klygufbdjm`dZfb.
Река hae_ лагеря была неглубокая, не больше метра глубиной. Суда манеjbjhали
друг hae_ друга, ребята черпал и кружками h^m и uie_kdbали ее  «протиgbdZ Дым
стоял коромыслом! Каждую секунду десятки кружек h^uыплескиZebkv лодки; на обоих
берегах орали ребята, разделиrb_ky на «красных» и «синих». Кончалось тем, что одна из
лодок шла ко дну. Экипаж ее, фыркая, u[bjZeky на берег. Тогда дереygguc «крейсер»
kieu\Zeb_]hmодили победители.



В тот день я был на «Авроре». «Марат» подошел iehlgmx и aye нас на абордаж.
После ожесточенной схZldb шестеро из нас оказались за бортом. «В жиuo остались
тол ько Галина и я. Мы бросились удирать. Голосящий «Марат» следоZe за нами метрах в
пяти. Я _jl_edhe_kZlZdqlhhlf_gyiZjr_eLheklZy=ZedZiuol_eZgZdhjf_bie_kdZeZkv
из кружки, целясь ebphdZiblZgmFZjZlZ.
Вдруг капитан «Марата» aye длинную ве ревку, сделал из нее петлю и накинул ее на
Галку. Та закричала. Не разобра  чем дело, я за_jl_e колеса еще быстрее. Галина,
конечно, u[ueZbakljhyLhevdh[jua]bihe_l_eb!
Я перестал _jl_lv колеса. «Марат» подошел iehlgmx Капитан его заяbe что б ерет
нас ie_gG_ijbyl_evkdb_fZljhkuih^lygmebgZZjdZg_=Zebgmbтащили ее к себе.
– Все ihjy^d_, – сказал мне капитан. – Принимай буксир!
Но тут мы услышали, что кто -то продолжает плескаться у борта. Я оглянулся: это был
ВоdZ=jmrbgHghlie_ыв ался и тихонько ругался.
– ВоdZ"Luhldm^Z?
– Из h^u, – от_lbehg. – Вы меня сбили с моего плота. Во -он мой плот. Догоните его!
По речке медленно плыли дZiehohkязанных бреgZ…
«Марат» подошел к лагерю. За ним на буксире тащились «Аврора» и Воdbgie от.
Капитан «Марата» рапортоZegZqZevgbdmrlZ[Zkbgbo:
– Крейсером «Марат» под моей командой захZq_gh неприятельское судно «АjhjZ
f_kl_khklZldZfbwdbiZ`ZDjhf_lh]hZj_klhана подозрительная личность, разъезжаrZy
^hevih[_j_`vygZ^\mo[j_нах будто бы с целью исследоZgbynZj\Zl_jZ.
Старшая h`ZlZyE_eyihfZgbeZ<hку к себе:
– Ну -ка, подозрительная личность, подойди сюда!
ВоdZih^hr_eBohdjm`bebj_[ylZ.
– Скажите мне, подозрительная личность, udZ`_lky`bете недалеко от лагеря?
– Два к илометра.

– А можно узнать, почему uaZ[uebhkоем отряде?
– Я не забыл. Я просто очень занят.
– Чем, позhevl_kijhkblv?
– Я работаю над большим изобретением. Я, Леля… Я, понимаешь… Нет, ты ничего не
понимаешь!
– Да, я не понимаю, – серьезно сказала Лел я. – Я не понимаю, почему надо станоblvky
отшельником, когда что -нибудь изобретаешь, почему не работать в техкружке над сhbf
изобретением, почему надо отделяться от сhbo ребят, с которыми столько лет проучился…
Ну, скажи мне, что это за изобретение?
Вов ка оттянул резинку промокших оранжеuoljmkh и щелкнул ею себя по жиhlm:
– Это тайна.
Ребята тихонько засмеялись.
Леля хотела удержать Воdmghhgmr_eihh[_sZ прийти па днях.
Прошло уже д_g_^_ebZ<hка не пояeyeky.
Однажды на костре о нем постав или hijhk Гоhjbeb что он отошел от коллектиZ
гоhjbeb что он уe_dZ_lky k_озможными фантастическими проектами, и еще многое
гоhjbebbgZdhg_pihklZghили снарядить экспедицию для розыска ВоdbdhlhjZy^he`gZ
его достаblv лагерь для разгоhjZ. Экспедицию состаbebba=Zedbbf_gyihlhfmqlhfu
самые близкие его приятели.
На другой день утром мы запаслись бутербродами и тронулись imlv.
В двух километрах от лагеря было три поселка. Мы не знали,  каком из них жи_l
ВоdZGhgZfihезло: i_j hf`_ihk_ed_\kZ^mh^ghcba^Zqfumидели на _ld_[_j_au
оранжеu_<hкины трусы и тут же услышали голос его матери. Она издали закричала нам:
– Наконец -то пожалоZeb Владимир у них целыми днями пропадает, а они даже носа
не покажут!
Мы растерянно пе реглянулись. Я начал было:
– Как… а раз_…
Но Галка толкнула меня [hdGbq_]hg_ihgbfZyyaZfheqZe.
– Что он у вас там делает? – спросила ВоdbgZfZfZ.
Галина, размахиZyjmdZfbklZeZkfms_gghh[tykgylv:
– Да -а… hh[s_ Вы же знаете… У нас там очень и нтересно… Всякие игры, и k_
такое…
ВоdbgZ мама как -то странно на нас посмотрела и больше ни о чем не расспрашиZeZ
Она хотела угостить нас земляникой, но мы поблагодарили ее и ушли.
По дороге eZ]_jvfu^he]hrebfheqZGZdhg_p=ZebgZkdZaZeZ:
– Факт! ВоdZ гоhjbl родным, что он уходит  лагерь, а сам идет работать где -то над
сhbfbah[j_l_gb_fBgl_j_kgh…
Она не догоhjbeZ В конце просеки, по которой мы шли, показался Андрюшка. Он
быстро семенил нам наklj_qmIh^hc^ydgZfhghlju\bklhkdZaZe:
– Вы шел вас встречать. Получил письмо от Грушина.
Я ayem:g^jxrdbibkvfhbklZeqblZlvслух:
– «Андрюшка!
Я пишу тебе, Сережке и Галке, как сhbf близким друзьям. Сегодня  полночь
решается моя судьба. Я испытыZx сh_ изобретение, на которое истратил k_ с hb
сбережения и ради которого, может, останусь на lhjhc]h^.
Мне нужна ZrZ помощь, и, если u мне друзья, u мне не откажете. Возьмите сhb
броненосцы и роgh полночь приезжайте на то место, где мы с вами столкнулись. Пароль –
«Архимед».
Если u мне д рузья, u это сделаете. Если u кому -нибудь сболтнете, это будет
подлость с Zr_cklhjhgu.

Г р у ш и н».

Прочтя письмо, мы долго молчали. Потом Андрюшка прогоhjbe:
– А вдруг опять ракетный дb]Zl_ev?
Это Андрюшка kihfgbe историю с моделью ракетного ав томобиля. Когда мы
на_sZeb после аZjbb Воdm  больнице, он нам объяснил, что aju\ произошел из -за
ошибки dhgkljmdpbbbh[_sZei_j_^_eZlvZтомобиль.
Долго мы сидели под _ldZfb сосны у придорожной канаu ше_ebeb как тараканы
усами, зажатыми am[ ах траbgdZfbb^mfZebdZd[ulvM^jZlvbaeZ]_jyghqvx – за такое
дело можно ue_l_lvbahljy^Z<u^Zlv<hкину тайну было бы не по -тоZjbs_kdbGh_keb
ВоdZ опять строит ракетный двигатель, то может произойти несчастный случай, и его
нельзя остаblvh^ ного.
За лесом заиграл горн. Это eZ]_j_aали к обеду. Мы поднялись с земли.
– Так как же? – спросил Андрюшка.
Галка стряхнула соринки, пристаrb_ к юбке. Вдруг она покраснела и ни с того ни с
сего разозлилась:
– Вот дурак!.. Ну какой же он дурак!..
Андр юшка задумчиhijh]hорил:
– Почем ты знаешь? Многих изобретателей сначала считали дураками, а потом
оказывалось, что они гении.
И Андрюшка посмотрел на Галку сhbfb большими глазами. Видно было, что ему
очень хотелось помогать Воd_Ylh`_[ueg_ijhqv Я занимался ebl_jZlmjghfdjm`d_b
наш рукоh^bl_ev гоhjbe что если хочешь быть писателем, то нужно k_ b^_lv и k_
испытать.
– Ну? – спросил я Галку.
Галка набросилась на меня:
– «Ну, ну»! Вот если попадемся сегодня ночью, так уж… так уж я не виноZl а!
…Мы с большим нетерпением дождались десяти часо _q_jZ когда лагерь
укладывается спать. Потом ждали еще полчаса, лежа djhатях, пока лагерь уснет. Наконец
мы осторожно u[jZebkv из дому и klj_lbebkv у реки, где у причала из двух досок стоял
наш фло т.
Галя и Андрей сели на «Марата», я занял «Аврору». Метро сто мы шли на шестах
(боялись, что колеса наделают много шуму), потом пустили  ход машины. Медленно
дb]Zebkv наши суда по темной изbebklhc речке. Над берегами наbkeb иu и по их
_jomrdZf ост орожно пробиралась следом за нами луна. Плыли мы очень долго. Я уже
думал, что мы ihl_fdZoijh_oZebf_klhстречи, как ^jm]q_c -то голос dmklZogZ[_j_]m
тихо произнес:
– Архимед!
Мы застопорили машины и стали смотреть на берег. Ничего не b^ghL_fgh .
– Архимед! – тихо поlhjbe<hка.
Мы стали причалиZlv О борта лодок зашуршали листья кувшинок. Кусты
заше_ebebkv Появился ВоdZ Мы ukZ^bebkv на берег и привязали лодки к большой
коряге.
На Воd_ была надета бумазейная куртка, такие же штаны, заправ ленные  чулки, и
большая теплая кепка.
– Спасибо, что пришли, – сказал он. – Пойдемте!
– ВоdZQ_]hlu_s_\u^mfZe? – зашипела Галка.
– Пойдемте! – поlhjbe<hка.
Он по_e нас по темному дну оjZ]Z узкой тропинкой между огромных зарослей
каких -то растен ий. Скоро мы поняли, что это крапиZ=ZedZlZdзвизгнула, что ^_j_не за
рекой собаки залаяли.
Спотыкаясь, подымая руки, чтобы не задеть крапиву, мы дошли до какого -то
заброшенного сарая. Тут Грушин останоbeky.

– Чего ты еще выдумал, ВоdZ? – сноZaZ шипела Галина и боязлиhh]eygmeZkv.
ВоdZihfheqZeg_fgh]hihlhfhlетил:
– Подводную лодку ноh]hlbiZ.
Мы сразу по_k_e_eb испытыZlv модель подh^ghc лодки – это Zf не ракетный
дb]Zl_ev!
– Вы мне нужны для того, чтобы заbglblvf_gy люк.
– Ку… ку да заbglblv? – хрипло спросила Галина.
– В люк, – спокойно от_lbe<hка.
Галка тяжело дышала. Я чуklовал, что сейчас uc^_l неприятность. К Галине
подошел Андрюшка. Он тихонько прогоhjbe:
– НазZeky]jma^_f – полезай dmah.
Галка ничего не от_lbeZ.
Отчаянно заскрипела большая д_jv и мы hreb  сарай. В темноте пахло масляной
краской.
ВоdZaZ`_]kечу.
Помещение было завалено kydbf хламом. Валялись  куче инструменты и старые
журналы: «Всемирный следопыт», «Мир приключений», «Вокруг с_lZ В угл у стоял
примус без ножек, около него – паяльник. Два здоро_gguoiZmdZ тороплиh подтягиZebkv
к потолку.
У стены почти h kx ее длину на особых подстаdZo стояла подh^gZy лодка Воdb
Грушина. Она напоминала небольшую байдарку. В носоhc части ее haыша лась труба
метра три urbghc и сантиметра четыре  диаметре. Вся лодка была udjZr_gZ  зеленый
ц_lZgZ[hjlmdjZkgufb[mdами было написано: «Архимед».
ВоdZh[tykgbegZf__mkljhcklо:
– Судно погружается на глубину двух метро Движется с помощью bg та. Винт
дb`_lky с помощью… ногами (там особые педали есть). Находясь  погруженном
состоянии, судно может прицепиться к подh^ghc части любого парохода (будет устроено
специальное приспособление). Пароход идет, а подh^gZy лодка – за ним. Так можно из
Мо скuihiZklvq_j_a;_ehfhjdZgZe Белое море, а оттуда – хоть hd_Zg!
Галина спросила:
– А как же в ней сидеть?
– Сидеть? Сидеть и не нужно. Можно лежать.
– А как же дышать?
– Перископ _^vlhjqblbaоды, через него и дышать. – И ВоdZmdZaZegZljm[m.
Андрюшка потер ладонью лоб.
– Гм! Ну, а как же ты будешь спускаться и подыматься?
– Специальный резервуар, как  наст… ну, как  обыкно_gghc подh^ghc лодке:
чтобы опуститься,  него пускают h^m чтобы подняться, накачиZxl туда ha^mo и
u^ZлиZxlоду обратно.
ВоdZhldjuedjurdmfZe_gvdh]hexdZbihdZaZedZdmkljh_g:jobf_^нутри:
– Вот резервуар для h^ubоздушный компрессор.
Мы уb^_eb[b^hghld_jhkbgZbijb^_eZggucdg_fmелосипедный насос.
– Вон там педали для bglZ а это – иллюминаторы. – ВоdZ показал на ^_eZggmx в
носу лодки пару очковых стекол. – А это карманный фонарик для освещения.
– ВоdZlmlihернуться негде!
– Во kydhcih^одной лодке тесноZlhWlh]hem[qbdl_[_g_kihjliehsZ^dZ.
– Ну, а i_jbkdhiohjhrhидно?
– Он еще не соk_f]hlh. Только труба, чтобы дышать.
ВоdZmfhedFulh`_fheqZebbhkfZljbали судно.
– Пора, – сказал ВоdZ. – Ну -ка, ребята, ayeb!
– Чудак ты k_ -таки, ВоdZ! – прогоhjbeZ=ZebgZ.
Все чет_jhfuih^gyebeh^dmbqmlvg_mjhgbeb__ – такая она был а тяжелая. Кое -как

мы ulZsbeb судно наружу. Несли мы его медленно, с передышками, по темному
заросшему оjZ]m<h\dZсю дорогу причитал:
– Ой, ребята, милые, поосторожней! Ой, ребята, не уроните!
Когда мы пришли к реке, Андрюшка слазил в бронебашню «Мара та» и достал оттуда
штатиnhlhZiiZjZlbqZr_qdm^eyfZ]gby.
И hl состоялся торжест_gguc спуск «Архимеда» на h^m Мы спустили сначала нос,
потом налегли на корму. В ту же секунду чихнул Андрюшкин магний. «Архимед» сполз с
берега и, слегка покачиZykv стал рядом с «Авророй». Я тихо спросил:
– ВоZZa^_kv]em[hdh?
– Два с полоbghcf_ljZYf_jbe.
– Может быть, где помельче?
Грушин презрительно посмотрел на меня и ничего не ответил. Андрей с
фотоаппаратом, засучи штаны, бродил по воде и, фыркая магние м, снимал «Архимед» и
ВоdmgZkdZfv_FZjZlZ.
ВоdZih`ZegZfihhq_j_^bjmdbbkdZaZe:
– Пора!
Он старался быть со_jr_ggh спокойным, но я -то b^_e как дрожала у него правая
коленка.
– Во, – сказала Галка, – даZc -ка мы обy`_f тh_]h «Архимеда» верев кой. В случае
чего ulZsbf.
ВоdZ^Z`_g_ihkfhlj_egZg__Hgih^hr_edexdm:jobf_^ZbklZeлезать g_]h
Но, как только он сунул туда голову, «Архимед» качнулся, и ВоdZqmlvg_bkdmiZekyLh]^Z
он _e_e нам приyaZlv подh^gmx лодку между «броненос цами» и, когда e_a_l в люк,
обрезать _j_ки. Так и сделали. Когда «Архимеда» приyaZeb ВоdZ нагнулся, kmgme
голову  от_jklb_ люка и ihea туда, громко кряхтя. Там он пере_jgmeky на спину и
закрыл люк изнутри какой -то доской с дыркой k_j_^bg_.
– Закройте крышку люка так, чтобы винт попал ^ujdm!
Тут только мы заметили, что на крышке торчит болт с bglh\hc нарезкой. Мы
исполнили приказание.
– Придержите крышку, пока я не заbgqm гайку, – глухо, как из бочки, пробубнил
ВоdZ.
Мы придержали. Стало со k_f тихо. У Андрюшки  руках так и прыгал фотоаппарат.
(К сожалению, карточки не urebihlhfmqlhсе снимки он сделал на одну пластинку.)
В иллюминаторе kiuogmekет.
– Спускайте! – прогудело gmljb:jobf_^Z.
Мы разyaZeb _j_ки. «Архимед» очень быс тро ушел под h^m Мы оглянуться не
успели, как из h^uhklZekylhjqZlvebrvdhgqbdi_jbkdhiZ.
Было соk_f тихо. Мы сидели на сhbo «броненосцах» и смотрели, как маленькие
пузырьки пояeyxlky\lhff_kl_]^_ih]jmabeky:jobf_^=^_ -то очень глубоко, как нам
казалось, дрожало светлое пятнышко: это был с_l из иллюминаторо Прошло минут пять.
Андрей припал губами к концу перископа:
– ВоdZgmdZd?
Нас мороз пробрал по коже, когда мы услышали Воdbg]hehkbaljm[u – такой он был
замогильный.
– Я достиг пр едельной глубины.
– ЖиagZqbl! – a^hogmeZ=ZedZ.
СноZihiheaeb^ebggu_fbgmlubkghа hijhk:
– Воd@b?
И замогильный от_l:
– ВыкачиZxоду из резервуара.
Подождали еще. Начало с_lZlv.
– Уж дZqZkZ… – прогоhjbe:g^jxrdZ.

Галина перебила его:
– Смотрите на перископ! Он сейчас полезет \_jo!
Но перископ не лез \_joYgZdehgbekydg_fm:
– ВоZgmdZd?
Молчание.
– ВоZ -а! Слышишь! Как?
– Я уже все выкачал.
– Ну, и что же?
– Она не подымается.
– Почему?
– Не знаю.
Мы взheghанно переглянулись. П отом все трое потянулись к трубе.
– Как же теперь, ВоdZ?
– Не знаю.
– Вот гоhjbeZ гоhjbeZ! – захныкала Галка. – Надо было его за _j_ку приyaZlv А
теперь… Как hll_i_jv?
И вдруг ВоdZhaZ[hq_gguflhghfkdZaZebaljm[u:
– На меня чего -то капает.
– Откуда капает?
– Из люка капает.
Мы kdhqbeb ошалело оглядыZykv Что делать? Я крикнул было: «Перископ!» – и
схZlbekyjmdZfbaZljm[mghhllm^ZjZa^Zekybkim]Zgguc<hкин голос:
– Не смейте за перископ! Отор_lky.
– ГоhjbeZ]hорила! – хныкала Галка.
ВоZihkh\_lhал:
– Подденьте меня _j_\dhc.
Мы ayeb оба наших причала, сyaZeb их, приyaZeb к середине камень, опустили его
на дно и за оба конца стали h^blv _j_ку ^hev борто лодок. Но «Архимед» слишком
глубоко jueky ил, и его нельзя было поддет ь.
– Капает, ВоdZ?
– Капает! У меня уже здороZyem`ZIhkdhj_c! – кричал ВоdZba]em[bgu.
– Надо достать какую -нибудь узенькую баночку. Мы будем опускать ее  перископ и
uly]bать с h^hc, – сказал Андрюшка.
Это он неплохо придумал. Я помчался через кр апиву к сараю. В Воdbghc мастерской
не оказалось ни одной подходящей банки, зато я нашел там резиноmx кишку сантиметра 
полтора толщиной. Я измерил ее длину и решил, что хZlbl<_jgmekybkhh[sbekой план
ребятам.
– ВоdZ держи кишку! ВыкачиZlv буде м. Держи так, чтобы конец был k_ j_fy 
h^_!
Мы просунули кишку в трубу.
– Галка, выкачиZc!
Галина ayeZ рот _jogbcdhg_pbklZeZlygmlvbadbrdbHgZljm^beZkvbahсех сил,
так что глаза у нее на лоб полезли, но h^Z почему -то не udZqbалась. Пок а она работала,
мы с Андреем старались подкоujgmlv «Архимеда» шестами. Но шесты оказались слишком
короткими. К тому же их было очень трудно удержать под h^hc.
ВоdZbaj_^dZkijZлялся о ходе спасательных работ и гоhjbeqlhода у него хоть и
прибывает, но очень медленно.
Уже почти соk_fjZkkело.
– Хватит! Ничего мы так не сделаем, – сказал я. – Надо ехать за ребятами eZ]_jv.
Все согласились со мной. Галина осталась на месте, чтобы Воd_ не было страшно, а
мы с Андреем ayeb «Аврору» и, подня дZ ог ромных столба брызг, накручиZy изо k_o
сил колеса, помчались по оранжеhchlосходящего солнца реке.

Я не помню, как мы доехали, только мы были k_fhdju_hlihlZ.
Выскочи на берег, я зазhgbe  колокол; Андрюшка бросился  дом, отчаянно крича.
Из д_j ей, из k_o окон стали ukdZdbать полуодетые, испуганные ребята и h`Zlu_ Леля
u[_`ZeZkh^_yehfgZie_qZoYaZdjbqZe:
– Скорее! ВоdZ=jmrbglhg_l<havfbl_ереdb<havfbl_[Z]ju!
Прошло роgh пять минут. Битком набитая «АjhjZ неслась по реке. Каж дый греб
чем мог, помогая колесам. За ними скhav заросли ^hev берега, ломая ветки, продирался
_kveZ]_jvIh^hjh]_yb:g^jxrdZk[bчиhjZkkdZaZeb чем дело, но никто нас толком
не понял.
Вот и «Марат»… Спокойно застыл над h^hc конец перископа. На борту «Марата»
сидит Галина, посасывает из кишки и горько плачет.
– Где ВоdZ? – спросила Леля.
– Тут… – указал Андрюшка под h^m.
– Сколько j_f_gb?
– Да часа три уже.
Леля побледнела.
– ВоdZlu`b? – спросил я.
– Жи, – со дна речного от_lbe<hка и добавил: – Холодно!
Ребята столпились у берега и, разинуjlumklZились на перископ.
И тут началась спасательная работа.
Пятеро лучших пловцо ныряли, стараясь под_klb _j_ки под «Архимеда».
Остальные тыкали  h^m баграми, засучив штаны, бродили  h^ е и подаZeb тысячи
со_lh. Стоял галдеж, как на птичьем дhj_\hремя кормежки. Наконец нашим h^heZaZf
удалось подцепить _j_ками корму и нос подh^ghc лодки. Они u[jZebkv на берег
продрогшие, измученные, но очень гордые.
Ребята посильнее принялись т януть _j_ки в_jo Смолкли крики. Наступила полная
тишина. Чело_d hk_fv^_kyl смотрели, как подымается из h^u труба перископа. И когда
наконец пояbeky зеленый _jo «Архимеда», такое раздалось «ура», что казалось, солнце
подпрыгнуло.
Потом сноZ наступ ила тишина. Крышка люка на подh^ghc лодке ше_evgmeZkv и
открылась. Из от_jklby ukmgmeZkv сначала одна нога, потом другая, затем медленно
пояbeZkv<hкина спина, затем плечи и голова.
Изобретатель был бледен и лязгал зубами от холода, но Z`ghklbmg_] о хZlbeh[ugZ
дZ^pZlvdZiblZgh Немо.
ВоdZkjhqgh[ue^hklZлен eZ]_jvLZf_]hi_j_h^_ebbklZebkh]j_ать чаем. Мы 
это j_fyqm\klовали себя очень ск_jghE_eyijhoh^yfbfhlZdgZgZkihkfZljbала, что
мы поняли: будет крупный разгоhj.
Огром ная толпа ребят окружала Воdm пока он пил чай, глазела на него и
засыпа́ла hijhkZfb:
– Сколько j_f_gblukljhbekою лодку?
– А как ты ее рассчитывал?
– Никак. Построил, да и kz.
– Ты, значит, ошибся jZkq_l_bihlhfmhgZaZlhgmeZ>Z?
– Ну кон ечно, не рассчитал! – сказал кто -то из старших ребят. – Не рассчитал
соотношения между _khfeh^dbb__h[t_fhf.
К Воd_ijhlbkgmekyfZe_gvdbc;mkyDZpfZgbijb`ZekyghkhfddjZxklheZ:
– А что Архимед – это рыба такая?
Изобретатель презрительно a]eygme н а него, отхлебнул из кружки чаю, прожеZe
кусок хлеба и только тогда от_lbe:
– «Рыба»! Чудак ты! Это полкоh^_p!
Вот kzqlhyfh]mjZkkdZaZlvh[:jobf_^_<hки Грушина.

1939 г.

Дрессироsbdb

В передней раздался короткий зhghd Бабушка ureZ из ку хни и открыла д_jv На
площадке лестницы стоял мальчик, которого бабушка еще не b^_eZ Он слегка поклонился
и очень _`ebо спросил:
– Изbgbl_ih`ZemcklZLml`bет Гриша Уточкин?
– Ту -ут, – протянула бабушка, подозрительно оглядыZy]hkly.
Сам мальчик произ_e на нее доhevgh приятное i_qZle_gb_ Он был одет в
тщательно отутюженные синие брюки и чистенькую желтую тенниску с короткими
рукавчиками. На груди у него алел шелкоuc галстук, золотистые hehku его были
аккуратно расчесаны на пробор.
При k_f этом он держал под мышкой очень грязную и рZgmx Zlgmx стеганку, а в
другой его руке был зажат конец _j_\db приyaZgghc к ошейнику криheZihc
неопределенной масти собаки с торчащей клочьями шерстью. Вот эта стеганка и эта собака
застаbeb[Z[mrdmgZklh рожиться.
– Скажите, а можно b^_lv=jbrm?
– Мо -о-ожно, – после некоторого колебания протянула бабушка. Она хотела было
сказать, что собак не следует h^blv комнаты, что от них одна только грязь, но сдержалась
и лишь добавила: – В ту д_jvb^b.
Однако ма льчик не повел собаку dhfgZlmZkljh]bf]hehkhfkdZaZe:
– Пальма, сидеть! Сидеть! Пальма, кому гоhjyl"Kb^_lv!
Пальма зеgmeZbk_eZkыражением безнадежной скуки на бородатой морде. Мальчик
приyaZe конец _j_ки к перилам лестницы и только после это го постучал  указанную
бабушкой д_jv.
Гриша, коренастый, с копною темных at_jhr_gguo hehk и с суроuf выражением
лица, пилил  это j_fy какую -то дощечку, прижа ее коленкой к сиденью стула. Он
несколько удиbeky узна  пришельце Олега Волошина, с ко торым он учился 
параллельных классах и с которым почти не был знаком. Гриша uijyfbeky и, запраeyy
рубаху rlZgufheqZmklZился на гостя.
– Здраkl\mc Уточкин, – сказал тот, прикрыв за собой д_jv. – Ты не удиeycky что я
к тебе пришел. У меня к те бе одна просьба.
– Ну? – коротко спросил Гриша.
– Ты мог бы помочь мне дрессировать собаку?
Гриша k_]^Z[ue]hlh взяться за любое дело, но гоhjblvfgh]hg_ex[be:
– Мог бы. А как?
– Понимаешь, я ее дрессирую на собаку охранно -сторожеhckem`[uY уже на учил ее
ходить рядом, садиться по команде, ложиться… Теперь я с ней отрабатываю команду
«фас»… Чтобы она бросалась, на кого я прикажу. А для этого нужен ассистент, соk_f
незнакомый для собаки чело_d.
– Чтобы она на него бросалась?
– Ага. Мы ее уже дресси роZeb с ребятами нашего класса, и она очень хорошо на них
бросалась, но теперь она с ними перезнакомилась и больше не бросается. А надо закрепить
рефлекс. Вот я тебя и прошу…
Гриша jZa^mfv_ihq_kZerbjhdbcghk:
– А если покусает?
– Во -перuoy__[m^m держать на поh^d_Z h -lhjuoZkkbkl_glgZ^_ает защитную
спецодежду. – Олег раз_jgmekl_]Zgdmbынул из нее такие же драные Zlgu_rlZgu. – Со
мной k_ мальчишки из нашего класса ее дрессироZeb а она только одного Сережку
ЛаптеZg_fgh`dhmdmkbeZ Согласен?
– Согласен. А где тhykh[ZdZ?

– Я ее на лестнице остаbe чтобы она не знала, что мы с тобой знакомы. Я сейчас
uc^m с ней и буду ждать тебя на Тихой улице. А ты надеZc спецодежду, приходи туда и
подкрадывайся к Пальме, как будто злоумышленник. Ладно?
– Ладно. Иди!
Олег удалился. Гриша надел кепку и принялся облачаться  спецоdm Это оказалось
делом нелегким, потому что брюки были огромных размеро Стяну их ремнем под
мышками и заyaZ тесемочками у щиколоток, Гриша стал похож на очень большу ю,
дикоbgghc формы гармошку. Ватная куртка, которую он надел, несколько попраbeZ дело:
сbkZy ниже колен, она почти соk_f скрыла брюки. РукаZ болтаrb_ky сантиметро на
дZ^pZlvgb`_dbkl_cjmd=jbrZaZkmqbать не стал.
Грише, конечно, не хотелось, ч тобы бабушка уb^_eZ его в таком костюме, поэтому,
прежде чем uclbbadhfgZluhgijbhldjue^ерь и прислушался, а потом уж ukdhevagme
из кZjlbju.
Улица Тихая была и kZfhf^_e_hq_gvlbohcmehqdhcA^_kvдоль тротуарокриvb
dhkv росли старые лип ы, за которыми прятались маленькие домики  один и дZ этажа.
Движение тут было такое небольшое, что между булыжниками мостоhca_e_g_eZljZка.
Придя сюда, Гриша издали уb^_e Олега, который расхажиZe по мостоhc громко
пригоZjbая:
– Рядом! Пальма, ря дом!
– Эй! – негромко крикнул «ассистент».
Дрессироsbd останоbeky скомандоZe Пальме сидеть и киgme Грише голоhc
можно, мол, начинать.



Ассистент надbgme на нос кепку, сbj_ih uiylbe нижнюю челюсть и, слегка
приседая, болтая концами рукаh\ab]a агами стал подбираться к собаке.
Пальма заметила ассистента и, сидя, принялась разглядыZlv его, склоняя бородатую
морду то ijZо, то e_о. Когда Гриша приблизился к ней метроgZ^_kylvhgZih^gyeZkv
и негромко зарычала.
– Пальма! Фу! Сидеть! – сказал Олег.
И Пальма неохотно села, продолжая скалить зубы.
Ассистент стал на четвереньки и тоже зарычал.
– Фас! – крикнул Олег.
Пальма ряdgmeZ и так стремительно бросилась на Гришу, что дрессироsbd еле
удержал ее за _j_ку.
Гриша kdhqbebrZjZogmeky сторо ну.
– Видал? – тихонько сказал Олег.
– Ага, – так же тихо от_lbe Гриша. – Только она и без тh_]h «фаса» бросилась бы…
Ведь я ее дразнил.
– Теперь знаешь что? Теперь даZc[_a^jZag_gbcLukijyqvkyaZ угол, а потом uc^b
и спокойно иди по тротуару. И даж е не смотри gZrmklhjhgmEZ^gh?
– Ладно!
Гриша добежал до перекрестка, спрятался за угол и, подожда там минуту, степенно
зашагал по протиhiheh`ghfm от Олега тротуару. Вот он пораgyeky с ними… Вот прошел
мимо…
– Фас!
«Рррав! Рав -ра»
Обернуrbkv=jb ша уb^_edZdIZevfZgZly]bая _j_ку, рвется к нему.
– Здо́роh! – сказал Олег с другого тротуара. – Всѐ! Спасибо! Проверка сделана.
Снимай спецодежду и иди сюда.
Гриша снял Zlgbd и, отирая пот со лба, приблизился к дрессироsbdm Пальма

попытала сь цапнуть его за ногу, но Олег прикрикнул на нее и застаbe сесть. Он улыбался,
голубые глаза его блестели, а лицо разгорелось.
– Видел? Видел, что такое дрессироdZ" Ты даже не a]eygme на нее, а она уже
бросилась!
Стоя несколько поодаль от Пальмы, Гриша коujye носу.
– Ну и что ж, что бросилась! Я ее дразнил, она меня запомнила, hl и бросилась. И 
такой одежде она на каждого бросится. Вот если бы она на ту тетеньку бросилась, тогда
другое дело было бы! – И Гриша указал глазами на полную гражданку, ко торая jZaалочку
шла по протиhiheh`ghfmljhlmZjm^_j`Z руке сумку с продуктами.
Олег перестал улыбаться и тоже посмотрел на гражданку. Когда она прошла мимо, он
присел рядом с Пальмой и, ulygm руку gZijZлении прохожей, тихонько скомандоZe:
– Пал ьма, фас!
В ту же секунду раздался зhgdbceZcbереdZ^_jgmeZHe_]ZaZjmdm.
– Пальма, фу! – Олег с торжестhfh[jZlbekyd=jbr_ – Ну что, а? Ну что, b^_e?
Только теперь Гриша у_jhал kbem^j_kkbjhки. Держа под мышкой сhxehofZlmx
спецодежду, он присел на корточки перед Пальмой и стал разглядыZlv__.
– Это какая порода? Дворняжка?
– В том -то и дело, что дhjgy`dZ!
– Если бы овчарка, она еще лучше бросилась бы, – заметил Гриша.
– А я, ты думаешь, для чего ее дрессирую? Я umqm ее, пойду  питомни к, где
служебных собак разh^yl покажу, как я умею дрессироZlv и мне дадут на hkiblZgb_
щенка -оqZjdm.
Гриша поднялся. Он k__s_kfhlj_egZIZevfm.
– На_jgydZ^Z^ml? – спросил он.
– Не совсем наверняка, а просто я так думаю.
– А у нас ]hjh^__klv эти самые… где овчарок разh^yl?
– Питомники? Конечно, есть… При ДОСААФе есть, при Упраe_gbb милиции есть…
Я  ДОСААФ пойду. Вот только отработаю с ней лестницу, барьер и u^_j`dm и пойду
показывать.
– А что такое лестница, барьер и u^_j`dZ?
– Лестница – это чтобы она умела подниматься и спускаться по пристаghc лестнице.
Барьер – это чтобы она умела преодолевать заборы, а u^_j`dZ – это так: я, например,
скомандую ей сидеть, потом уйду куда -нибудь, хотя бы на полчаса, и она не сойдет с места
до тех пор, пока я не _jgmkv.
До сих пор Гриша мало был знаком со служебным собакоh^klом. Он слышал, что
есть собаки -ищейки, раза дZ он b^_e  кино замечательно умных оqZjhd со_jrZших
подb]b f_kl_ с пограничниками. Но k_]^Z ему казалось, что hkiblZgb_ под обных собак
доступно лишь особым специалистам.
И hll_i_jvhg уb^_eqlhg_ki_pbZebklZijhklhcrdhevgbdaZklZляет не оqZjdm
а самую парши_gvdmx дhjgy`dm по команде садиться, по команде ходить рядом, по
команде бросаться на прохожих.
С b^mne_]fZ тичный, угрюмый, Гриша был чело_dhfkljZklgufmлекающимся. Он
предстаeye себе, как идет рядом с огромной оqZjdhc от которой k_ шарахаются в
стороны, как он приходит с ней в школу и как на глазах у изумленных ребят этот сbj_iuc
клыкастый з_jv по о дному его, Гришиному, слову перебирается через забор, поднимается
по пристаghc лестнице на чердак сарая и спокойно, не сходя с места, сидит h дhj_ пока
Гриша занимается deZkk_.
– Волошин, а где ты научился… это самое… дрессироZlv?
– Очень просто. Ку пил себе  магазине книжку, «Служебное собакоh^klо»
называется, по ней и научился.
– Я себе тоже такую куплю. С собаками hl плохо… Я бы мог какую -никакую
дhjgy`dmihcfZlvlhevdh[Z[mrdZijh]hgbl.

Ребята долго беседоZebklhygZdjZxljhlmZjZHe_]ih казал Грише k_rlmdbdZdb_
умела проделывать Пальма. Гриша был так уe_q_gwlbfqlhlhevdhjZah]eygmekymkeurZ\
hl^Ze_gbbg_lhjhiebые, четкие шаги. По протиhiheh`ghfmljhlmZjmr_efbebpbhg_j –
ukhdbc стройный, подтянутый, с лейтенантскими погона ми. Заложи большие пальцы рук
за поясной ремень, он поглядыZe на ребят, habшихся со смешной собакой, и улыбался.
Олег тоже заметил милиционера.
– Смотрит, – тихо сказал он.
Польщенные gbfZgb_f лейтенанта, ребята сноZ оглянулись на него и тоже
улыбнул ись. Тот слегка им подмигнул. И ^jm] Гриша kihfgbe что, по слоZf Олега, в
Упраe_gbb милиции тоже _^v есть питомник. Он тихонько толкнул Олега  бок и
зашептал:
– Покажи ему! Покажи ему, как она бросается!
– Неудобно.
– Ну, чего неудобно! Шутя _^vI окажи!
Олег секунду поколебался, потом присел, ulygme руку  напраe_gbb милиционера и
громко, чтобы тот слышал, крикнул:
– Пальма, фас! Фас!
Пальма рванулась, u^_jgmeZ _j_ку из руки Олега и с яростным лаем понеслась к
милиционеру.
– Тикай! – lm`_k екунду крикнул Гриша.
Что было дальше с Пальмой, ребята не b^_eb Кину стеганку на тротуар, Гриша
юркнул [eb`Zcrb_орота. Олег бросился за ним.
Ребята даже не разглядели дhjZ в который они забежали, они заметили только, что у
забора, спраZ от hjhl , haышается большая поленница, а между поленницей и забором
есть щель шириной сантиметро  тридцать, если не меньше. Оба, слоgh сгоhjbшись,
с_jgmebgZijZо, втиснулись wlms_evbaZf_jeb.
Через несколько секунд до них донеслись размеренные шаги, з атем стук пальце по
стеклу окна. Все это слышалось совсем близко, почти у самой поленницы. Прошло еще
несколько секунд. Щелкнула задb`dZ скрипнула д_jv Женский голос немного
klj_оженно спросил:
– Вам кого?
– Это Zrb^_lbomeb]Zgylkh[ZdgZijhoh`b х натраebают?
– Де -ети? – протянула женщина. – У нас h\k_f^hf_gbh^gh]hj_[_gdZg_l.
– Ни одного ребенка нет, а я b^_e как дh_ сюда побежали… Видите, что она мне
сделала? Видите?
– Пожалуйста, hc^bl_ да посмотрите, если не _jbl_ Двор у нас прох одной. Вон
калитка! На_jghlm^Zbm[_`Zeb.
Несколько секунд длилось молчание.
– Ну, bghат… – пробормотал наконец лейтенант.
– Пожалуйста, – сухо от_lbeZ`_gsbgZ.
Хлопнула дверь. Шаги милиционера стали удаляться  сторону, протиhiheh`gmx от
hjhlbk коро соk_faZlboeb.
Все это j_fyfZevqbdbijhklhyebg_r_елясь, не дыша, стиснутые между кирпичным
забором и поленьями.
– Вылезай, – прошептал Гриша.
– Тише ты, дурак! – прошипел Олег и p_ibeky пальцами  Гришину руку поur_
локтя. Он _kv^jh`Zehlbk пуга.
– Вылезай! А то вернется – здесь искать будет, – сказал Гриша и силой ulhedgme
Олега из -за поленницы.
Не a]eygm h дhj не поинтересоZшись, там ли милиционер или нет, ребята
ukdhqbebaZорота и со k_ogh]ihfqZebkvihmebp_.
Они останоbebkv только  подъезде Гришиного дома. На носу и щеке ассистента

красоZebkv большие ссадины: он ободрал лицо о поленья. Но_gvdb_ синие брюки
дрессироsbdZ были испачканы смолой, к ним прилипли мелкие щепочки и чешуйки
сосноhcdhju.
– Вот это ebieb! – медле нно прогоhjbehgdh]^Zhl^urZeky. – Дурак я был, что тебя
послушался.
– Дурак, что _j_ку uimklbe, – буркнул Гриша и сел на ступеньку, подпере
подбородок кулаками, наду]m[u.
Олег подошел к Грише и наклонился над ним:
– Ты знаешь, что теперь будет? Д умаешь, это дело так остаyl" На предстаbl_ey
eZklbkh[ZdgZljZлиZlv!
– И ничего не будет. Скажем, что нечаянно: показать хотели, – проhjqZe=jbrZ.
– «Показать хотели»! – передразнил Олег. – А кто тебе по_jbl что показать хотели?
Как ты докажешь, чт о хотели показать?
Гриша угрюмо молчал. На душе у него было тошно.
– А ты еще спецодежду потерял, – продолжал допекать его Олег. – Мне она не нужна, а
знаешь, что теперь будет? Нас найти могут по этой спецоd_.
– Как еще – найти? – уныло спросил Гриша.
– А очень даже просто: при_^ml ищейку, дадут ей понюхать спецодежду, и она по
запаху найдет и меня и тебя, потому что ты тоже ее надеZe.
Гришу совсем ayeZlhkdZHgстал, заложил руки за спину и, p_ibшись пальцами в
локти, прошелся по площадке. Через ми нуту он останоbekyi_j_^He_]hf:
– Слушай! ДаZc так: если тебя поймают, ты не гоhjb где я живу, скажи, что не
знаешь. А если меня поймают, я не буду гоhjblveZ^gh?
– Ладно. – Помолча немного, Олег a^hogme – Пока! Пошел. Тут уроки надо
готоblv…
Вы суну голову из д_jb он посмотрел напраh посмотрел налеh и рысцой затрусил
по улице, то и дело оглядыZykv=jbrZihie_ekygZторой этаж, kою кZjlbjm.
Бабушка, открывшая ему дверь, сразу заметила ссадины на его лице:
– Ишь ободрался! Где это тебя угораздило?
– Так просто… – буркнул Гриша и прошел dhfgZlm.
До _q_jZ он слонялся по кZjlbj_ без дела, часто подходил к д_jb со страхом
прислушиZykv к шагам на лестнице, ожидая, что hl -hl раздастся зhghd и на пороге
пояblkyfbebpbhg_jkhчаркой .
А на дhj_ как назло, стоял чудесный сентябрьский день. На улице, под окнами у
Гриши, происходил напряженный матч между командой ребят из Гришиного дома, 
которой он k_]^Zb]jZeратарем, и футболистами соседнего дhjZ.
– Гришк! Иди! Проигрываем без т ебя! – кричали ему ребята, когда он u]ey^uал в
окно.
– Не хочется, – угрюмо от_qZe=jbrZbhloh^be глубину комнаты.
Настал _q_j Пришли папа и мама. Сели ужинать. Глядя себе  тарелку, Гриша жевал
котлету так медленно, так неохотно, что мама встреh` илась:
– Гришунь, что это ты скучный такой?
– Так…
Потянуrbkvq_j_aklhefZfZihsmiZeZeZ^hgvx=jbrbgeh[:
– Всегда такой аппетит у ребенка, а тут еле жует.
– Похоже, с ребятами чего не поделил. Видишь, нос ему поцарапали, – сказал папа. –
Верно я гоhjx , Григорий Иваноbq?
Гриша ничего не от_lbe Он молчал до конца ужина и только за чаем обратился к
отцу:
– Пап, hl у нас один мальчишка натраbe собаку на милиционера, и она его укусила.
Что ему будет, этому мальчишке, если его поймают?
– Как – что будет ? Родителей оштрафуют,  школу сообщат… За такое хулиганстhih

голоd_g_ih]eZ^yl.
– Это сегодняшний небось натраbe, – заметила бабушка.
– Какой «сегодняшний»? – переспросил папа.
– Да приходил тут к Гришке один. С b^m аккуратный такой, а с ним собака… ну до
того отjZlbl_evgZy – прямо глядеть тошно.

На следующий день было hkdj_k_gv_ Все семейстh собралось идти обедать к
Гришиной тетке, которая праздноZeZ^_gvkоего рождения.
Гриша хотел было сказать, что ему нездороblkybhklZlvky^hfZghihlh м предстаbe
себе, как он будет томиться  кZjlbj_ один -одинешенек  то j_fy когда можно было бы
сидеть среди _k_euol_lbguo]hkl_c_klvсякие dmkgu_ещи и слушать радиолу…
Гриша отZ`bekyihclbDZdgZaehiZiZfZfZb[Z[mrdZj_rbebg__oZlvgZZ lh[mk_
а прогуляться пешком. В каждом милиционере Грише чудился тот самый лейтенант, и он не
шел по улице, а k_ j_fy манеjbjhал. ЕдZ уb^_ чело_dZ  милицейской форме
i_j_^bk_[yhgkjZamhlklZ\Zehljh^guobr_eaZgbfbihqlbmldgm\rbkvebphf iZibgm
спину. Обнаружиfbebpbhg_jZkaZ^bhgaZ[_]Zeперед и шел так близко от родителей, что
они наступали ему на пятки.
– Слушай, друг, да иди ты, как люди ходят, что ты _jlbrvky как за_^_gguc! – не
u^_j`Zehl_p.
В этот момент шагах  пятнадцати о т Гриши из какого -то магазина ur_e ukhdbc
милиционер и напраbeky прямо к нему. Гриша не успел разглядеть его лица, не заметил,
какие на нем погоны. Он тут же юркнул в ближайший подъезд и a[_`Ze на площадку
lhjh]h этажа. Минуты д_ k_ семейстh Уточки ных стояло перед подъездом, тщетно
покрикиZy:
– Григорий! А ну, доhevghl_[_^mjblvQlhfZe_gvdbc самом деле?
– Гришка, будешь озорничать, домой отпраbrvkykeurbrv?
…С не меньшими предосторожностями шел Гриша на следующее утро rdhem.
У школьного подъезда он klj_lbe Олега. На нем f_klh синих брюк были теперь
серые, f_klh желтой тенниски была белая рубаха. На голове у Олега сидела соломенная
крымская шляпа с огромными полями, которая делала его похожим на гриб.
– Ну как? – спросил Гриша, поздоро Zшись с Олегом.
– Пока ничего. Я костюм переменил для маскироdb<b^brv?
– Пальма _jgmeZkv?
– Вчера еще. А у тебя как?
– Пока в порядке.
Прошло три дня. Никаких неприятностей за это j_fyg_kemqbehkv=jbrZihkl_i_ggh
осмелел. Он сноZ начал играть с ребятами  футбол и уже не шарахался  подъезды при
b^_ милиционера. То же было и с Олегом. Скоро Гриша опять стал мечтать о hkiblZgbb
оqZjdbbh^gZ`^u\klj_lb во j_fyi_j_f_guHe_]Zkijhkbe_]h:
– Ну как, дрессируешь?
– Нет. У меня Пальма сейчас бо льна.
– Чем больна?
– Да так что -то… Ничего не ест, не пьет да k_e_`bl…
– Когда будешь опять дрессироZlvозьми меня, ладно? Я поучиться хочу.
Дрессироsbdh[_sZeihaать Гришу, а ke_^mxs__оскресенье случилось hlqlh.
Папа, мама и Гриша сидели за обеденным столом. Бабушка ушла зачем -то  кухню.
Вдруг раздался зhghd[Z[mrdZhldjueZ^ерь и \_eZ комнату Олега. Тот тяжело дышал,
не то от heg_gbyg_lhhl[ukljh]h[_]ZGZe[mbghkm_]h[e_kl_ebf_edb_dZi_evdbihlZ.
– Здрасте! – сказал он и, п омолча^h[Zил: – Приятного аппетита!
Затем он помолчал еще немного, h[jZe себя ha^moZbдруг uiZebe:
– Уточкин, я пришел тебе сказать, что тебе нужно делать привиdb!
В комнате на секунду стало очень тихо.

– Какие привиdb? – спросил Гриша.
– От б ешенстZMgZkIZevfZaZ[he_eZi_j_klZeZ_klvbiblvZihlhf ушла куда -то и
пропала. Мама пошла  _l_jbgZjgmx поликлинику, и ей там сказали, что у Пальмы могло
быть бешенстh только тихое. Вот! И теперь мне, маме, тебе и другим ассистентам надо
делать приb\db.
– Та -ак! – негромко сказал Гришин папа.
– Ну, hl слоgh сердце чуяло! – прогоhjbeZ бабушка. – Только он пришел со сh_c
собакой этой, так… ну слоgh меня что -то стрельнуло: не бывать добра от этой собаки, не
бывать!
Олег добавил, что приbк и надо делать срочно, потому что Пальма могла болеть уже
даghbmr_e=jbrZjZkkijhkbehlpZhlhfdZdijhyляется бешенстhbihke_wlh]hесь
_q_j бегал на кухню к крану пить h^m чтобы про_jblv не начинается ли у него
h^h[hyagv.
Он лег спать  о чень мрачном настроении, проснулся на следующее утро тоже не 
духе. Но, придя rdhemkjZamjZaеселился.
У школьного крыльца большая толпа ребят klj_lbeZ его хохотом и громкими
криками:
– Во! Еще один бешеный!
– При_lзбесиr_fmky!
Оказалось, что у О лега  школе, помимо Гриши, было еще целых тринадцать
ассистентоbсем им нужно было сегодня идти на ПастероkdmxklZgpbx.
Вся школа уже знала об этом, и шуткам не было конца. «Бешеные» не обижались, а,
наоборот, сами разe_dZebkv h\kx Среди школьниц н ашлось несколько деhq_d которые
боялись подходить к помощникам Олега, считая их уже заразными. К _ebdhfm
удоhevklию k_o ребят, ассистенты на каждой перемене гонялись за этими деqhgdZfb
щелкая зубами и страшно заuая.
По окончании уроко десятка че тыре школьнико задумали проh`Zlv ассистенто и
дрессироsbdZgZIZkl_jhскую станцию.
– Олег, командуй!.. Олег, построй сhbo бешеных! – раздаZebkv крики, когда наши
герои urebgZmebpm.
– Бешеные! Построиться! Праh_ie_qhперед, шагом марш! – скоман доZeHe_].
Ухмыляющиеся ассистенты парами замаршироZeb по тротуару, а проh`Zxsb_
густой толпой последоZebaZgbfbb]jZygZ]m[Zoеселый марш.
Войдя h дhj где помещалась станция, ребята подняли такой шум, что все
медицинские работники поukhыZebk ь из окон.
Врачи и сестры сначала рассердились на ребят, но, узна что это проh`Zxl Олега, о
котором они уже слышали q_jZ от его мамы, и что с ним четырнадцать ассистенто они
сами начали смеяться.
Провожающие остались h дhj_ а дрессироsbd и его по мощники hreb в
помещение станции и ukljhbebkv  очередь у окошка с табличкой: «Запись
перbqghmdmr_gguo Эта табличка k_o еще больше раз_k_ebeZ Гриша даже u[_`Ze h
дhjqlh[ukhh[sblvj_[ylZf:
– Мы теперь не бешеные, а перbqghmdmr_ggu_!
Получи о т jZqZ напраe_gb_ на укол, ассистенты ureb h дhjHe_] скомандоZe
«Перbqghmdmr_ggu_ построиться!» – и k_ торжест_gguf маршем напраbebkv в
районную амбулаторию, где ассистентам и дрессироsbdmпрыснули по порции сыворотки
`bоты. И, хотя укол ы были доhevgh[he_ag_ggu\k_fih -прежнему было очень _k_eh.
После приbок «первичноукушенные» и проh`Zxsb_ кучками разошлись по домам
jZagu_klhjhgu=jbrZbHe_]`beb^Zevr_сех, поэтому они скоро остались одни.
Бодро шагая рядом с Гришей, Олег в спомнил k_i_j_`blh_aZk_]h^gyrgbc^_gv.
– Мы теперь благодаря Пальме на kx школу прослаbebkv! – гоhjbe он, улыбаясь. –
Хотя нам и уколы теперь делают…

– Угу, зато смеха было сколько! – klZил Гриша.
– Главное – ко k_fm относиться с юмором, – филосо фстh\Ze Олег. – Если будешь ко
k_fm относиться с юмором, то никакие неприятности тебе… – Он ^jm] умолк, глядя
куда -то i_j_^  одну точку. Он уже не улыбался. Лицо его побледнело и приняло самое
разнесчастное ujZ`_gb_.
Гриша a]eygme  том напраe_gbb , куда смотрел Олег, и тоже _kv как -то осунулся.
Недалеко от них на середине перекрестка стоял постоhc милиционер низенького роста, с
большими, закрученными \_jomkZfb.
Секунд пятнадцать ребята молча смотрели на этого милиционера, потом a]eygmeb
друг н а друга.
– Э-э, а лейтенант -то?.. – соk_flbohmiZшим голосом сказал Гриша.
Олег молчал. Ребята машинально тронулись дальше и долго шли, не гоhjygbkehа.
– А может, она его не покусала, – сказал наконец Гриша.
– Почем я знаю, – почти шепотом от_lbe Олег.
– А может, она и h\k_g_[_r_gZy^Z?
Олег ^jm]hklZghился.
– А если бешеная? А если покусала, тогда что? – kdjbdgmehgg_h`b^Zgghlhg_gvdbf
писклиuf]hehkdhf.
– Предупредить нужно, да? – глядя себе под ноги, сказал Гриша.
– А ты думаешь, не на до? Думаешь, не надо? А если чело_d из -за нас умрет? Тогда
что?
– Вот я и гоhjxgZ^h.
– «Надо, надо»! А как ты предупредишь? Как предупредишь? Пойдешь и скажешь ему:
«Здраkl\mcl_WlhfugZас собаку натраbebL_i_jvb^bl_^_eZlvijbиdb"LZdlu_f у
скажешь, да? Знаешь, что он с нами сделает?
Ребята подошли к крыльцу старинного особняка, украшенному каменными льZfb со
щербатыми мордами. Олег положил на одну из ступенек сhc портфель и сел на него. Сел
рядом с ним и Гриша. Глаза у дрессировщика покр аснели, он часто моргал мокрыми
ресницами и хлюпал носом.
– Дурак я… Нет… нет, не дурак, а просто идиот, что послушался тебя, – причитал он,
мотая из стороны  сторону голоhc. – ПослезаljZ папа из отпуска приезжает, а я… я ему
такой подарочек… «Платите ш траф рублико^\_klbaZашего сына».
– И еще из пионероbkdexqZl, – добавил Гриша.
Долго сидели дрессироsbd и ассистент на ступеньках крыльца между каменными
льZfb Лица обоих ujZ`Zeb такое уныние, что прохожие замедляли шаги, поглядыZy на
них.
Уже д аghgZklZehремя обеда, но ни Гриша, ни Олег не kihfgbebh[wlhf.
Каждый из них с тоской предстаeye себе, как его задержиZxl  милиции, как
uau\Zxl туда ничего не подозреZxsbo родных и как, наконец, на глазах у k_]h класса
снимают с него пионерский галстук. И каждый чувстh\Ze что он не  силах ug_klb все
это. И каждого f_kl_ с тем мороз продирал по коже, как только он начинал думать о
лейтенанте, который мог умереть мучительной смертью из -за их малодушия.
– У него, может, дети есть, – медленно п роговорил Гриша.
Олег помолчал немного, потом сказал решительным тоном:
– До приезда папы из отпуска ничего не будем делать. ПослезаljZiZiZijb_^_ly_]h
klj_qmdZdke_^m_lZihke_ihke_aZтра пойдем и заяbf.
Гриша не от_lbeHe_]ihfheqZe_s_g_fgh го и ^jm][ukljhih^gyeky:
– Нет, не могу! Уж лучше сразу, чем еще дZ^gyfmqblvkyB^_f!
Гриша не ше_ebekyHgkb^_egZklmi_gvdZohimklb голову, и молчал.
– Ну, пошли! Решили так уж решили, – сказал Олег.
– Куда пошли? – проhjqZe=jbrZg_ih^gbfZy голоu.
– Ну, fbebpbx третье отделение. Пойдем расскажем k_ZlZfhgbm`kZfbgZc^ml

того лейтенанта и предупредят. Пошли!
Но Гриша и на этот раз не ше_evgmeky.
– А мне чего ходить? Тhykh[ZdZlubb^b.
– Ах, так! Ну и пожалуйста!.. Как хочешь!. . – Олег koebigme. – Сам подбил меня,
чтобы натраblvZl_i_jv кусты… Как хочешь… Пожалуйста!..
И Олег, ulygmшись  струнку, слегка подрагиZy узкими плечами, не оглядыZykv
быстро пошел по тротуару.
Тут только Гриша поднял голову и стал смотреть k лед удаляющемуся тоZjbsmQ_j_a
минуту он kdhqbebjukphc^h]gZe^j_kkbjhщика:
– Ладно. Пошли.
Приятели рядышком зашагали по тротуару. Пройдя дZdартала молча, Олег громко, с
какой -то судорожной у_j_gghklvx голосе, загоhjbe:
– Вот уb^brv что нам ничего не будет! Ну, hl уb^brv Ведь они же должны
понимать!.. Ведь мы же благородный поступок… Ведь мы же ему, может быть, жизнь
спасаем, пра^Z"<_^vhgb^he`guihgylvijZда?
Гриша молчал, только сопел.
И hl они останоbebkv перед подъездом, рядо м с которым была прибита uеска:
«Третье отделение милиции».
– Пошли? – чуть слышно сказал Олег, a]eygm на Гришу.
– Пошли, – прошептал тот.
И оба не дbgmebkvkf_klZ.
– Ну идем? – сказал через минуту Олег.
– Идем.
Олег приоткрыл д_jv заглянул в нее, потом тихонько, слоgh крадучись, hr_e в
подъезд. Следом за ним бочком протиснулся и Гриша.
Ребята очутились ^ebgghfdhjb^hj_k^\mfyjy^ZfbaZdjuluo^ерей. Только перZy
д_jv спраZ была открыта. Она _eZ  комнату, разделенную на д_ части дереyggu м
барьером.
ПерZy полоbgZ комнаты была пуста, если не считать милиционера, стояr_]h у
д_jb За барьером у стола стоял маленький, толстый лейтенант с красным лицом и что -то
сердито кричал  телефонную трубку. За другим столом в дальнем углу сидел еще од ин
милицейский работник.
– Вам чего тут нужно? – строго спросил милиционер у д_jb как только ребята
сунулись dhfgZlm.
– Нам?.. Нам… начальника… – пролепетал Олег.
– Какого начальника? Дежурного? По какому hijhkm?
– Нам по hijhkmgZfaZyить нужно, п о очень Z`ghfm…
– Дежурный занят. Посидите здесь, – сказал милиционер, пропуская ребят dhfgZlmb
передразнил с усмешкой: – «Заяblv!
Ассистент с дрессировщиком сели на скамью с ukhdhckibgdhcEbpZbol_i_jvklZeb
серыми от страха, потому что толстый лейтенант, с_jdZy маленькими глазками и с каждой
секундой k_[hevr_jZkiZeyykvdjbqZe телефон:
– А я из -за Zk получать aukdZgb_ не намерен, тоZjbs Фроло Понятно Zf" Не
намерен! Я лучше сам на вас aukdZgb_ наложу… Письмо получено. Да, да, получ ено,
тоZjbs Фроло. – Лейтенант взял со стола какой -то зеленый кон_jl потряс им над
голоhcbkjZafZom[jhkbegZklhe. – И u^mjZdZg_аляйте, тоZjbsNjheh. Маленького
из себя не стройте!
Тут Гриша почуklоZe как Олег толкнул его  бок, и услыша л aолноZgguc
шепот:
– Дураки мы! Пойдем скорее! Ведь письмо написать можно… Напишем письмо, и kz!
Ребята поднялись.
– Всѐ! Кончены разгоhju Всѐ! – яростно прокричал толстый дежурный, треснул

трубкой о рычаг и, сопя, по_jgmekydfZevqbdZf – Так! Слу шаю Zk!
Мальчики взглянули друг на друга и ничего не от_lbeb.
– Ну? Что Zfm]h^gh? – поukbe]hehk^_`mjguc.
– Нам… мы… нам ничего… мы просто так… – пробормотал Олег.
– Как это «просто так»? Гулять, что ли, сюда пришли?
– Мы… мы… Пойдем, Уточкин, – быст ро сказал Олег.
Мальчики дернулись было к uoh^m но тут же застыли на месте, в ужасе приоткрыв
рты и ulZjZsb глаза. В д_jyoklhyelhlkZfuce_cl_gZgl.
Гриша так и не запомнил, сколько длилось страшное, леденящее душу молчание. Ему
казалось, что прошли целые часы, прежде чем Олег u]hорил сдаe_gguf]hehkhf:
– Здраkl\mcl_lhарищ лейтенант!
– Здраby`_eZx! – ответил тот, ]ey^u\Zykv мальчишек.
И ^jm]^j_kkbjhщик и ассистент, слоghih^oаченные heghchlqZygbyaZ]hорили
одноj_f_ggh загоhjbeb громко, быстро, перебиZy друг друга, стараясь друг друга
перекричать:
– Товарищ лейтенант, uы… нас простите, это мы на Zklh]^Zkh[Zdm…
– Ага… нечаянно… мы ZflhevdhihdZaZlv…
– Мы ее дрессироZebgZkh[ZdmhojZggh -сторожеhckem`[u…
– Он поh^hdg ечаянно упустил. Он ZflhevdhihdZaZlvZhgZырZeZkv…
– Мы отрабатывали с ней команду «фас», и мы хотели потом пойти  питомник и
показать, как мы ее дрессируем…
– Вам теперь приbки надо делать…
– И мы хотели попросить, чтобы нам дали настоящую оqZj ку на hkiblZgb_b…
– Потому она, может быть, бешеная. Нам тоже делают приbки…
По мере того как дрессироsbd с ассистентом несли эту околесицу, лицо лейтенанта
станоbehkvсе жестче, k_k_j^bl__.
– Ясно! Хватит! – ^jm] крикнул он и, суну руки  карм аны брюк, большими шагами
стал ходить по комнате.
Ребята умолкли. От них, как гоhjblkyiZjr_e.
– А, ч -ч-черт! – прорычал ukhdbce_cl_gZgl.
Дежурный сидел, низко склони голову над столом, и Гриша заметил, как он
покусывает губы, чтобы не рассмеяться.
М илиционер, сидеrbc углу, закрыл лицо растопыренными пальцами праhcjmdbb
плечи у него дрожали. И милиционер, стояrbcm^\_jblh`_k^_j`bал улыбку.
– А, ч -черт! – поlhjbe лейтенант и ^jm] ugm руки из кармано сжа кулаки,
останоbekyi_j_^fZ льчишками. – Да u>Zyас сейчас… да я!.. – udjbdgmehg]jhfdh
и, так и не догоhjb, сноZijbgyekyrZ]ZlvihdhfgZl_.
– Это которая тебе брюки на коленке порZeZ? – спросил дежурный, k_ еще глядя в
стол.
Лейтенант не от_lbeLh]^Z^_`mjgucih^gye] олову и обратился к Грише:
– Так! ТhcZ^j_kbnZfbeby?
– Кузнецоi_j_mehd^hfljbdартира hk_fv, – тихо от_lbelhl.
Дежурный записал адрес и посмотрел на Олега:
– Тhc?
– Проезд Короленко, дом пятнадцать, кZjlbjZh^bg.
– Так. Идите!
Мальчики направ ились к д_jb но через дZ шага Олег останоbeky и обернулся к
дежурному:
– Скажите, пожалуйста, а что нам теперь будет?
– Там уb^bfB^bl_ihdZp_eu.
Милиционер, стояrbc  д_jyo пропуская ребят, легонько щелкнул Гришу по
макушке.

Очутиrbkv на троту аре, мальчишки бросились бежать, слоgh боясь, что лейтенант
сейчас ukdhqblbih]hgblkyaZgbfbDh]^Z`_kернули [eb`Zcrbci_j_mehdHe_]друг
останоbekykmgmejmdb карманы брюк и прислонился спиной к стене дома.
– Дураки, дураки и дураки! – сказ ал он медленно и негромко.
– Кто… дураки?
– Мы с тобой дураки: зачем мы пра^Zrgb_Z^j_kZ^Zeb"<_^vgbdlhg_ijhерял.
Гриша hlет на это только a^hogme.

Одиннадцать дней Гриша ждал, что его родителей uah\ml милицию. На д_gZ^pZluc
день, когда он б ыл  школе, раздался зhghd Бабушка открыла дверь и уb^_eZ стройного
лейтенанта fbebp_ckdhcnhjf_.
– ВиноZlA^_kv`bет Гриша Уточкин?
– Зде -е-есь, – протянула бабушка упаrbf]hehkhf.
– Дома он?
– Не -е-ту… В школе!..
– Разрешите на минуту!..
Бабушка посторонилась, пропуская лейтенанта в переднюю, и тут только заметила, что
лейтенант _^_lgZ поводке щенка -оqZjdm с острой мордой, торчащими ушами и ukhdbfb
толстыми лапами.
– Вот, передайте ему, пожалуйста, – сказал лейтенант, deZ^u\Zy конец поh^dZ 
бабушкину руку. – На ошейнике монограмма есть. И скажите, что при_l им обоим от
лейтенанта Самойленко.
Лейтенант приложил руку к козырьку и удалился.
Бабушка uimklbeZbajmdihодок и долго стояла, упереjmdb бока, глядя на щенка,
который расхажиZe по передней, потягиZy носом. Потом она сходила  комнату, надела
очки и, _jgmшись i_j_^gxxijbk_eZgZdhjlhqdb.
– Ну -ка, ты! Как тебя?.. Поди сюда! – сказала она, чмокну]m[Zfb.
Щенок подошел к ней, beyyoостом и улыбаясь. ПридержиZy его за спин у, бабушка
нашла на ошейнике металлическую пластинку. На ней было u]jZироZgh:
«Грише Уточкину и Олегу Волошину от работнико3 -го отделения милиции».
– Ишь ты!.. – прошептала бабушка.

1954 г.

Кинохроника

В ту субботу, придя из школы и пообеда я вы нул из шкафа самодельный
киносъемочный аппарат и приступил к своему обычному занятию: я за_e пружину
аппарата, настаbeimklhc[_aie_gdbZiiZjZlgZdhrdmmfu\Zшуюся посреди комнаты, и
нажал на спуск. Аппарат затрещал; кошка посмотрела на меня долгим a]ey^hf зеgmeZ
потянулась и ушла под кроZlv.
Я побрел на кухню и настаbe рамку b^hbkdZl_ey на маму, которая мыла посуду.
Кинокамера сноZaZlj_sZeZFZfZly`_eh\a^hogmeZbihdZqZeZ]hehой:
– Боже! Как ты мне надоел со сhbfZiiZjZlhf!
Я тоже a^ho нул и поплелся прочь из кZjlbju<h^оре на лаhqd_kb^_eZklZjmrdZ
Перед ней катали жестяной самосZe^ое малышей. Я на_ekою камеру на них.
– Все трещит и трещит! – прошамкала старушка. – Которые дети книжки читают или
играют себе, а этот k_lj_sb т и трещит…
Больше я трещать не стал. Я _jgmeky^hfhckijylZekой аппарат, сел у стола и уныло
задумался.
Прошло уже десять дней, как я с помощью папы построил сhxdbghkt_fhqgmxdZf_jm
и проектор к ней. Выглядела моя камера неказисто, но перZy же плен ка, снятая ею,

оказалась iheg_ijbebqghc.
С тех пор и начались мои мучения. Папа купил мне дZfhldZie_gdbI_jый пробный
моток я сгоряча из_e на kydb_ пустяки, а стоил он не так уж мало. Я дал папе слоh что
больше не истрачу зря ни одного кадрика. Я решил на остаr_ckymf_gyie_gd_kgylvlZdmx
боевую, такую уe_dZl_evgmxdbghojhgbdmqlh[u\k_ajbl_eb[uebihjZ`_gu.
Несколько дней я слонялся со сhbf аппаратом по городу, ожидая, что случится
какое -нибудь происшестb_ но ничего не случалось. Я надо ел k_f родным и знакомым,
расспрашиZybog_]hlhится ли где -нибудь интересное событие, но так ничего и не узнал.
Моточек пленки лежал нетронутым в моем столе, а сам я утешался лишь тем, что наh^be
пустой аппарат то туда, то сюда и застаeye его трещат ь на холостом ходу. Этим треском я
тоже k_fgZ^h_e^ZbkZfhfmk_[_ihjy^dhfgZ^h_e.
Раздался зhghd Я ur_e в переднюю, открыл д_jv и уb^_e сh_]h дhxjh^gh]h
брата, пятиклассника Владю АникееZ Я сразу догадался, что у Влади что -то произошло.
Занят ия  школе даgh кончились, а он был с портфелем  руках. Кроме того, обычно
солидный, аккуратный, он имел сейчас какой -то растрепанный вид: пальто его было
распахнуто, hjhlgbd гимнастерки расстегнут, а большие круглые очки сидели криh на его
носу.
– Здр аkl\mc>_eh_klv! – сказал он, хмуро a]eygm на меня, и стал снимать пальто.
– Из школы? – спросил я.
– Ага!
– Что так поздно?
– Сбор проh^be.
– Отряда?
– Нет, с третьим з_ghf.
Владя прошел dhfgZlmbklZejZa]ey^uать в зеркале сh_ebph.
– П-подлец ы! – процедил он скhavam[u.
Тут только я заметил, что праZy дужка его очко сломана, а ^hev щеки тянутся
четыре царапины.
– Ты что, дрался, никак? – спросил я.
– Разнимал, – проhjqZe<eZ^vdZg_hlju\Zykvhla_jdZeZ.
– Кого разнимал?
– Третье з_gh.
– Вот это з_ghGZk[hj_ih^jZebkv?
– Нет, после. – Владя попраbegZghkmhqdbghhgblml`_kghа съехали набок.
– А что за сбор у Zk[ue?
– На тему «Дружба поможет mq_[_bljm^_.
Я плюхнулся на диZgbaZohohlZe<eZ^yhlhr_ehla_jdZeZ.
– Тебе сме х, конечно, а меня как председателя на каждом со_l_^jm`bguaZwlhaено
прорабатывают. – Он сел на стул, расстаb ноги и опершись руками о колени. – В общем,
даZc[eb`_d^_emL\hcZiiZjZljZ[hlZ_l?
Я сразу перестал смеяться:
– Работает.
– И пленка ес ть?
– Есть. Только немного. Моточек один.
Владя пристально смотрел на меня скhavi_j_dhr_ggu_hqdb.
– Кинохронику снять хочешь? Боевую?
Тут уж я соk_fgZklhjh`beky:
– Конечно, хочу! А что именно?
– Драку. Настоящую. Чет_jhfZevqbr_d[m^ml^jZlvkybfh` ет быть, три деqhgdb.
Я так и подскочил. Я прямо ушам не верил, что мне приZebehlZdh_kqZklv_.
– Владька! Ты не j_rv"Dlh[m^_l^jZlvky"=^_"Dh]^Z?
– ЗаljZ деylvmljZ<iZjd_Lj_lv_aено будет драться.

– Опять третье з_gh!
– Ага! Погоди, я теб е обрисую положение. – Владя придbgmekykhklmehfih[eb`_dh
мне. – Понимаешь,  нашем отряде с дружбой не соk_f благополучно. Мы с Люсей, нашей
h`ZlhcaZh^bglhevdhf_kyp^а мероприятия по g_^j_gbx^jm`[uijhели: сбор отряда
на тему «Отлично учить ся и крепко дружить» и литературную bdlhjbgmgZl_fmDeZkkbdb
мироhc литературы о дружбе». Мы с Люсей и сами замучились и ребят замучили, готоy
эти мероприятия, а дружба все еще не на ukhl_ Особенно  третьем з_g_ С ним прямо
спасу нет! Как перегры злись летом из -за чего -то, разделились на д_iZjlbblZd^hkboihjb
hxxlFukExk_c^mfZeb^mfZebdZdkgbfb[ulvbj_rbeb^eygboki_pbZevguck[hj
з_gZ организоZlv посys_gguc дружбе. Главарю одной партии, Андрею Тарантасоm
_e_eb доклад подг отоblv на тему «Зачем нужна дружба», а его jZ]m Оське Дробилкину,
поручили сделать содоклад «Что мешает нашей дружбе». Тане Зарубиной (она у них
поэтесса) заказали стихи о дружбе написать и k_o f_kl_ заставили песню разучить –
«Дружно шагает наше з_g о». Сегодня, значит, и про_eb:g^j_ckой доклад благополучно
сделал, а Оська как начал сhckh^hdeZ^lZdkjZambaZyил, что дружбе мешают Андрюшка
и его компания и что k_hgblZdb_ -то и расперетакие -то. Мы с Люсей их кое -как угомонили,
но дальше сбор k_ раgh насмарку пошел: Татьяна стихи читать отказалась, а песню они
такими голосами проuebf_gyZ`fhjhaihdh`_ijh^jZe:ihke_k[hjZыхожу из школы
на улицу, смотрю, а они уже! Гришка Тамару за косу ухватил, а Зинаида Гришку портфелем
по голо_ а Оська… Слоhf каждому дело нашлось. Я f_rZeky и hl тебе результат.
Мило, а?..
– Ну ладно! Ты даZc]eZное гоhjbhaZтрашнем дне.
– Погоди! Сейчас будет глаgh_ Подоспели старшеклассники, разогнали их, и они
отпраbebkvih домам. А я задержался: k_ пытался дужку к очкам приладить. Наконец иду
домой, oh`m  парадное (мы с Гришкой на одной лестнице жи_f и слышу на _jog_c
площадке голоса. Там уже собрались Гришка, Андрей и Татьяна. Останаebаюсь,
прислушиZxkv и знаешь, что слышу? Гришка с Андр еем сгоZjb\Zxlky на Оську засаду
устроить. Тот, понимаешь, заljZ  кино собирается на десять утра, а эти хотят с деylb 
парке засесть и его подстеречь. И Татьяна с ними пойдет: из кусто будет смотреть. Я,
значит, послушал их, послушал, тихонько ur_e из парадного и бросился к Оське. Прибегаю
к нему и гоhjxlZdfheblZdluaZтра по тропинке, что через парк _^_lg_oh^b – там
тебя Гришка с Андреем отлупить собираются. А он очень обрадоZekyb]hорит: «Спасибо,
что сказал. Я заljZ с собой Никит у havfm и k_o наших havfm и мы сами на них засаду
устроим и так их отделаем, что папа с мамой не узнают». Я прямо на Оську глаза ulZjZsbe
«Ты что, спятил? – гоhjx. – Ты думаешь, я, председатель совета отряда, к тебе прибежал,
чтобы такое побоище орг анизоZlv" А он от_qZ_l «Ты меня не агитируй! Тут hijhk
принципиальный. Гришка с Андреем затеяли хулиганский поступок, а хулиганам нужно
даZlv отпор. И имей  b^m гоhjbl если ты Гришку с Андреем предупредишь, мы тебя
самого отлупим, хоть ты и пред седатель». Я посмотрел, посмотрел на Оську и ^jm] сказал:
«Ладно! Поступайте как знаете! Никого я предупреждать больше не буду». Это знаешь
почему? Я kihfgbe о тебе и принял такое решение: пусть они дерутся заljZ сколько им
e_a_l а ты их потихоньку сн ими. А потом мы тhx кинокартину  школе покажем. Пусть
на них ky^jm`bgZihex[m_lkyFh`_lohlvlZdhcihahjboi_j_оспитает!
Я hh[s_q_ehек сдержанный, но тут я обнял Владьку, чмокнул его s_dmihlhf^а
раза перекувырнулся через голову на диZg_ Когда я успокоился, Владя объяснил мне
подробно, dZdhff_kl_iZjdZ[m^_laZkZ^ZbgZijhsZgb_dj_idhih`Zefg_jmdm.
– Желаю удачи. Я бы сам с тобой заljZihr_e^ZfukmljZaZ]hjh^m_a`Z_f.
Проводи<eZ^xyih^mfZeqlhfg_gZ^haZjZg__hkfhlj_lvf есто заljZrg_ckt_fdb
Я побежал iZjd.
Местечко, u[jZggh_\hydZfbbalj_lv_]haена, было очень удобно для засады. Парк в
нашем городе большой, старинный. Он больше похож на лес, чем на парк. Полянка, через
которую шла тропинка к кинотеатру, была со k ех сторон окружена густым кустарником.

Даже находясь lj_of_ljZohliheygdbg_evay[ueh[ujZa]ey^_lvqlhgZg_cijhbkoh^bl
А hl u[jZlv подходящую позицию для съемки оказалось не так -то просто. С полчаса я
лазил по кустам да раздумывал, как быть. За берусь поглубже  кусты и b`m что _ldb
обязательно заслонят мне объектиыберусь поближе к полянке и понимаю, что этак меня 
дZ счета обнаружат, а этого мне h\k_ не хотелось. Судя по рассказам Владьки,  третьем
з_g_ такой народ, что они сначала о тлупят чело_dZ а потом подумают, стоит ли его
лупить. Пускай они пятиклассники, а я шестиклассник, но их -то _^vfgh]hZyh^bg!
На краю полянки рос большой клен. Я осмотрел его. ЛистZ клена уже сильно
поредела, и спрятаться  ней было трудно, но я под умал, что h j_fy драки люди не
интересуются тем, что делается у них над голоhcYj_rbekgbfZlvkde_gZ.
Дома я _kvечер чистил и про_jyekой аппарат и разh^beobfbdZebbqlh[uaZтра
же прояblvie_gdm.
Когда k_ легли спать и потушили с_l у мен я пояbehkv мрачное предчувстb_ что
меня заljZ побьют. Но я kihfgbe что настоящим кинооператорам приходится снимать и
на Се_jghf полюсе, и  Антарктиде, и  лесах, кишащих дикими з_jyfb и  кроваuo
сражениях. И мне даже стало приятно от мысли, что я тоже буду подвергаться опасности.
А утром, около деylb часо я уже находился на сh_f боеhf посту: лежал жиhlhf
на нижней _ld_de_gZ^_j`Zi_j_^kh[hcaZjy`_ggucbaZеденный аппарат.
Утро стояло ясное, солнечное. С ukhlu трех метро мне открывал ся красиuc b^
Кустарники, которыми зарос почти _kv парк, казались клубами бурого дыма, а над ними,
как языки пламени, подымались красные, желтые, оранжеu_ клены, березы и тополя.
Сначала я думал, что мне ничего не стоит пролежать на моей _ld_ohlv^h самого _q_jZgh
чем дольше я лежал, тем больше обнаруживал под собой каких -то бугроbkmqdh, которые
k_ больнее ibались  тело. Минут через десять мне стало соk_f неfh]hlm и я сел
_johfqlh[ug_fgh]hi_j_^hogmlvK_e^ZlZdbaZf_j.
Вблизи по слышался легкий топот, и на полянку со k_o ног ue_l_e мальчишка 
лыжном костюме. Круто свернув с тропинки, он поскользнулся, шлепнулся, вскочил и
нырнул  кусты где -то спраZ от меня. Не успел я и глазом моргнуть, как примчались д_
деqhgdb одна блонд инка, другая ярко -рыжая. Они приостаноbebkvihертелись на одном
месте с огромной быстротой, потом бросились  разные стороны и тоже исчезли  кустах.
Последним прибежал еще мальчишка, маленький, худенький. Он прятаться не стал. Он с
ходу опустился на ка рачки, сдела полукруг, подполз к крайнему кусту и стал u]ey^uать
из -за него на тропинку.
Тут только я опомнился. Бесшумно и стремительно я сноZ растянулся на ветке и так
напоролся жиhlhfgZkmqhdqlhhl[heb^Z`_djydgmedZdmldZQ_lеро gbamg_a аметили
этого.
– Идут? Ося, идут? – громким шепотом спрашиZebbadmklh.
– Не! Не b^Zlv, – от_qZefZe_gvdbcfZevqbrdZ.
– Ось! Где ты их b^_e"=^_luboидел?
– Метро д_klb от нас… Мы уже  парк oh^beb Я посмотрел назад, а они из
переулка на площад ь uoh^yl ДеqZlZ Зина, Тамара, слушайте: мы с Никитой на
мальчишек нападем, а вы сразу на Таньку наZebайтесь. Ладно?
Блондинка за сhbfdmklhfgbq_]hg_hlетила, а рыжая проhjqZeZihqlb[Zkhf:
– Ну да еще! Станем мы драться! Что мы, хулиганки какие…
Оська сноZзглянул на тропинку и тут же подался назад:
– Идут!
Трое dmklZoaZlboebYg_fh]идеть тропинку, я b^_elhevdhHkvdmgZ[ex^Zшего
за ней. Он то припадал грудью к самой земле, то ложился на бок, то сноZ поднимался на
чет_j_gvdb.
– Идут ! – шептал он  страшном heg_gbb. – Метро пятьдесят осталось.
Останоbebkv Ой! ОдеZxlky h что -то… Ой!.. Маски надеZxlFZkdb Черные! Идут! –
Оська попятился, заполз  кусты и уже оттуда тороплиh прошептал: – Девчата! Зина! Если

Танька будет мальчиш кам помогать, ukLZfZjdhckои предрассудки бросьте, слышите?
– Угу, – послышалось из -за куста, скhavdhlhjucfZyqbehju`__iylgh.
Больше никто не произнес ни слоZ.
И hl на полянке пояbebkv еще трое загоhjsbdh. Поэтесса Татьяна имела
наружность, оч ень подходящую для поэтессы: у нее были темные локоны, бледное лицо и
большие черные глаза с длинными ресницами. Обоих спутнико ее даже без kydhc драки
стоило снять на кинопленку. Чтобы Оська их не узнал, они напялили на себя черт знает что:
лица обоих б ыли закрыты масками, uj_aZggufb из темной тряпки. Кроме того, один
мальчишка был до пят закутан  старый байкоuc халат малиноh]hpета, а на другом был
драный сbl_jbh]jhfgu_[jxdb]Zebn_rbjbghcqmlvebg_ рост самого мальчишки.
Они останоbebkvkj еди полянки и стали оглядываться.
– Мальчики, а где кляп? У кого кляп? – нежным голосом спросила поэтесса. – Гриша, у
тебя кляп?
– У меня. – Загоhjsbd  галифе ugme из кармана скомканный носоhc платок и
длиннющую толстую вереdm. – Только зря uсе это . Лучше просто отколотить его, как k_
люди делают, и порядок.
Татьяна заспорила с ним:
– Знаешь, Гришка… В тебе hlgbgZklhe_qdhnZglZabbg_lGmqlhbgl_j_kgh]h_keb
u его отколотите? А тут… Тут прямо как  кино! Он идет, ^jm] на него налетают дh_ 
масках, затыкают рот, приyau\Zxld^_j_\mbbkq_aZxl.
– А перucijhoh`bc_]hjZaязывает, – добавил Гришка.
– Ну и пусть разyau\Z_l, – klmibeky:g^j_c. – Зато он на всю жизнь это запомнит. А
какой толк  тh_f колочений? Он к нему с детстZ приud е го каждый день кто -нибудь
лупит.
Гриша сказал, что ему,  конце концо k_ раgh как поступят с Дробилкиным, и что
ему только жалко _j_\dbdhlhjmxHkvdZbfdhg_qghg_ернет.
Все трое умолкли. Поэтесса отошла от сhbo спутнико и стала разглядыZlv и х с
таким b^hfkehно это были прекрасные статуи.
Вот она заулыбалась, прищури]eZaZbgZfhjsb нос.
– Ой, мальчики, какие u интересные! – пропищала она тоненьким голоском и,
оглянуrbkv hdjm] потирая ладошки, добавила: – И hh[s_ как k_ это интере сно! Как
интересно!..



– Интересно, да? Интересно? – басом ряdgmeZAbgZb^Zbылезла из кусто.
– Интересно! Интересно! – закричала kyHkvdbgZdhfiZgbyыскакиZygZiheygdm.
Загоhjsbdb оторопели, но не пытались бежать. Они только голоZfb _jl_eb h k_
стороны. Я приник глазом к b^hbkdZl_exKh[ulbyklZebjZaиZlvkyhq_gv[ukljh.
Рыжая коренастая Зинаида, пригну голову, упершись кулаками  бока, пошла на
поэтессу:
– Тебе интересно, да? Очень интересно, да? Интересно, как чело_dZfmqZxl^Z?
Поэт есса тихонько пятилась, нацелиgZAbgZb^m^е растопыренные пятерни.
– Только тронь, Зинка! Только тронь! Только тронь! Только тронь!..
Белобрысая Тамара прыгала перед Гришкой с Андреем, издеZykvgZ^bodhklxfZfbb
называла их «шутами горохоufb Никит а, ухмыляясь, засучиZe рукава и бормотал, что
сейчас кое -кто узнает, как ljh_fgZh^gh]hgZiZ^Zlv.
– Никита! Никита, дай им! Дай им! – надрывался Оська, держась поближе к кустам. –
Вы слышали? Вы слышали, что они хотели со мной сделать? Кляп  рот! Как б андиты
настоящие! Никита, дай им, чего боишься! Дай им!
Вдруг Тамара подскочила к Грише и сдернула с него маску. Тот вытянул ее пониже
спины сложенной g_kdhevdhjZaереdhc.

Дальше k_ пошло как по маслу: Тамара завизжала и ухватилась за _j_ку; Ник ита
налетел на Гришу и поZebeky f_kl_ с ним на землю. На помощь Грише бросился Андрей.
На Андрея, остаb Таню, напала Зинаида, а через секунду ей  hehku p_ibeZkv сзади
поэтесса.
– Ура -а-а! Бей! – заhibeHkvdZihqlbkhсем исчезая dmklZo.
Весь дро жа от радости, чувствуя, что наступила самая счастлиZyfbgmlZ моей жизни,
я поймал  b^hbkdZl_ev кучу малу, которая образоZeZkv подо мной, нажал на спуск и…
прямо похолодел.
Раньше я никогда не обращал gbfZgby на то, как трещит мой киноаппарат. Тольк о
теперь я по -настоящему услышал его. Он тарахтел, как пулемет. На_jgh_ h k_f парке
было слышно.
Драка gbamij_djZlbeZkvDmqZfZeZjZkiZeZkv.
Взъерошенные, растрепанные члены третьего з_gZ подняли голоu Оська ue_a из
кусто.
Я останоbe аппарат. Глубокая тишина наступила hdjm] и  этой глубокой тишине
семь человек смотрели на меня, а я глядел сверху на них.
– Во! Шпион! – сказал наконец Оська.
Не спуская с меня глаз, Андрей зачем -то обошел hdjm]de_gZFZkdZ_]h[helZeZkvgZ
шее. У него были ра скосые, как у китайца, глаза и под праuf глазом темнел синяк,
набитый, как b^gh_s_о вчерашней драке.
– Слезай! – сказал он.
Я пробормотал, что мне незачем слезать, что мне и здесь хорошо.
– Эй, ты! – закричал Оська. – Слезай, когда тебе приказывают! Не слезешь, так мы сами
к тебе заберемся. Куujdhfihe_lbrvhllm^ZGbdblZGbdblZ>Zай лезь на дереhQ_]h
ты боишься, даZce_av!
Пятиклассника Никиту можно было принять за hkvfbdeZkkgbdZ – такой он был
здороucYihkfhlj_edZdhgg_lhjhiebо попле uает на ладони, и понял, что мне лучше
будет спуститься без его помощи. Сползая со сh_]h клена, я старался думать о том, что
многие кинохроникеры часто под_j]Zxlky опасности и что я должен радоZlvky тому, что
сейчас со мной произойдет, однако никакой радости так и не почуkl\hал.
Как только я спустился, hydb окружили меня со k_o сторон. Деhqdb молчали, а
мальчишки ухZlbebf_gyaZорот, за рукаZbklZebljyklb.
– Ты кто такой?
– Ты что там делал, на дере_?
– Это что за штука у тебя? ГоhjbQlh это за штука?
– Киноаппарат, – от_lbeyqmlvkeurgh.
Никогда я не думал, что это слоhgZgbolZdih^_ckl\m_l.
Мальчишки сразу сбавили тон.
– Чего -чего? – переспросил Оська.
– Ну, кинокамера съемочная, – поlhjbey.
Все притихли и переглянулись. Потом Зин аида пробасила:
– Это как такое «кинокамера»? Чтобы в кино снимать?
– Ага!
– В настоящее кино! – hkdebdgmeHkvdZ. – И работает? Взапра^m?
– Работает…
– И ты нас снимал?!
– Снимал. Только я не затем на дереh забрался, чтобы Zk снимать. Я хотел пейзаж
кр асиuckgylvZlmlijbrebы, и…
– И ты нас снял?! В настоящее кино! – еще громче закричал Оська. – И k_ihemqblky"

И все на экране будет видно, как мы деремся, и k_lZdh_?
Я киgme.
– Во! Слышали? – ухмыляясь, сказал Никита.
– О-о-о-о-ой! – пропищала п оэтесса и запрыгала на одном месте.
Затем они пристали ко мне:
– Ты когда прояbrvie_gdm?
– Ты нам покажешь, когда прояbrv?
– Слушай! Пойдем сейчас к тебе, ладно? Ты будешь прояeylvZful_[_ihfh]ZlvB
сразу нам покажешь…
Теперь, когда опасность мино ZeZ мне стало очень досадно, что моя киносъемка
сорZeZkvYkdZaZem]jxfh:
– А чего ее прояeylv Я Zk и снять -то как следует не успел. Три секунды
какие -нибудь…
Вояки огорченно притихли, но Оська быстро нашел uoh^:
– Так даZc мы сейчас додеремся, а ты нас сними. Ребята, пошли на старое место! Кто
кого бил, так и продолжайте. А ты лезь на дереhkgbfZc!
Я сказал, что хочу снять настоящую кинохронику, а не спектакль и что зря тратить
пленку ценою ^адцать три рубля я не буду.
– Да ты и снимешь насто ящую кинохронику, – сказал Андрей. – Мы aZijZду будем
драться. Верно, ребята?
– Конечно, aZijZду! – подхZlbe Оська. – Мы так друг другу надаем – ты просто
пальчики оближешь. Слушай! Тебе пленки жалко, да? Так мы тебе денег соберем, чтобы ты
новую купи л! На! Держи пока четыре рубля. Ребята, даZcl_ у кого сколько есть, остальное
потом додадим.
Денег при себе больше ни у кого не оказалось, но k_^Zebfg_q_klgh_ibhg_jkdh_qlh
сегодня же соберут дZ^pZlv три рубля и даже сами купят мне пленку. Мне, кон ечно, очень
хотелось поработать заряженным аппаратом, а не трещать им ohehklmx Я согласился. Все
очень обрадоZebkvb\_jgmebkvgZlhf_klh]^_[ueZdmqZfZeZLhevdhAbgZb^Zg_ihreZk
остальными.
– Зина, чего ты? Иди! – позZeZ__LZgy.
Зинаида насупи лась и пробасила:
– Не пойду. И тебе, Таня, не со_lmx Было бы что другое, а в драке сниматься… Мы,
Таня, как -никак деhqdbсе -таки.
– Зина, но _^v это же кино! – сказала поэтесса. – Если бы мы  жизни дрались, тогда
другое дело… А ведь это же dbgh!
Зинаида наконец согласилась. На клен я больше не полез, а снял потасоdm с земли.
После съемки мы пошли ко мне и подняли дома такой тарарам, что папа с мамой сбежали к
знакомым.
Несколько часо мы прояeyeb пленку, промывали, отбелиZeb зас_qbали, сноZ
прояeyeb и фиксировали. Пока пленка сохла, мальчишки осмотрели мой киноаппарат и
прикинули, кто какие детали может достать. Деqhgdb с Татьяной h гла_ успели за это
j_fyijb^mfZlvlZdhcdbghkp_gZjbcqlh_keb[ukgylvihg_fmdZjlbgmihlj_[hалось бы
пленки на несколько тысяч рублей.
Наконец лента просохла. Я зана_kbehdgZbmklZghил проекционный аппарат. Когда я
демонстрироZe кинокартину, зрители прямо -таки ueb от hklhj]Z а я все губы себе от
досады искусал. Это была не хроника, а одно недоразу мение. Участники потасоdbсе j_fy
смотрели  объекти улыбались и так нежно касались друг друга кулаками, слоgh у них
были не руки, а h^hjhkeb какие -то. Только у Оськи Дробилкина было з_jkdh_ лицо, и он
работал кулаками очень энергично, но бил он им и лишь по ha^momi_j_^kh[hc.
Так закончилась моя попытка снять боевую кинохронику. Моточек пленки мне купили
на следующий день, но он до сих пор лежит неиспользоZgguc Такой счастлиuc случай,
какой я упустил, еще раз едZ ли под_jg_lky Члены третьего з_gZ строят киноаппарат,

каждый день бегают консультироZlvky ко мне и уже собрали тонну металлолома, чтобы
купить объектиBol_i_jvодой не разольешь.

1957 г.

Учитель плавания

Мы с Витей Гребнеuf и еще пятнадцать ребят из школьного туристическог о кружка
собирались [hevrhceh^hqgucihoh^ihj_qd_Kbg_cGZfij_^klhyehih^gylvkyверх по
течению на семьдесят километроZihlhfkimklblvkyh[jZlgh.
Грести проти течения – дело нелегкое, особенно без тренироdb Но тут -то нам с
Витей и по_aeh За д_ недели до начала похода муж моей сестры купил двух_k_evgmx
лодку. Он позhebe нам кататься на ней, пока у него не начался отпуск. И hl мы с Витей
уже несколько дней тренироZebkv гребле.
Пра^Zlj_gbjhался больше я один. Витя – малый упитанный, г рузный и не то чтобы
лениuc а какой -то флегматичный. Он предпочитал быть за рулевого. В одних трусах, 
огромной соломенной шляпе, при_a_gghc_]hfZfhcbaDjufZhgkb^_egZdhjf_ijZил и
командоZe:
– Вдох, u^ho<^ho\u^ho!
Я размеренно греб, стар аясь праbevgh^urZlvbg_aZju\Zlvесел оду.
Хорошо было  тот день на речке! Слева медленно полз назад ukhdbc обрыbkluc
берег, на котором среди зелени белели домики городской окраины. СпраZ[_j_][uegbadbc
заболоченный. Там у самой h^u слоgh тысячи зеленых штыко торчали листья осоки; за
осокой тянулся луг, а за лугом b^g_ebkv ржаные поля. Иногда к нам на борт садилась
отдохнуть стрекоза или бабочка, иногда из h^u ukdZdbала рыба, слоgh для того, чтобы
a]eygmlvdlhwlhieu\_lgZeh^d_.
Мы проплыли под небольшим пешеходным мостиком. Здесь город кончался. Дальше
на леhf берегу зеленели огороды, а gbam под обрыhf тянулся узкий пляж с чистым
песком. По uoh^guf дням на этом пляже собиралось много купающихся, но сейчас тут
были только д Zq_ehека: Сережа Ольхоgbdh и Женя Грузде.
Мы причалили недалеко от них, ulZsbebeh^dmghkhfgZ[_j_]bk_ebgZi_khdghgb
Сережа, ни Женя нас не заметили. Они стояли метрах lj_ohl[_j_]Z>he]h\yahfmK_j]_x
h^Z была по грудь, а коротенькому Же ньке – по горло. Оба они отплеuались, тяжело
дышали, и лица у них были соk_fbafmq_ggu_.
– Ты… ты, глаgh_ спокойней! – гоhjbeZ торчащая из h^u круглая Женькина
голоZ. – Ты не колоти по h^_Zih^k_[yih^]j_[Zcih^k_[yih^]j_[Zc!
Сергей ничего н е от_qZeHgkfhlj_egZ@_gvdmaeufe_ым глазом. Праuc]eZa_]h
был закрыт длинным мокрым чубом, прилипшим к лицу.
– ДаZc! – сказала Женькина голоZ. – Еще разочек. Главное, спокойно!
Сергей лег на h^m и с такой силой заколотил по ней длинными руками и ногами, что
брызги полетели h k_ стороны метро на пять, а Женькина голоZ соk_f исчезла  белой
пене. Но он продолжал udjbdbать:
– Спокойно!.. Подгребай! Не торопись, под себя подгребай!
Сергей быстро пошел ко дну. Женька хотел его поддержать, но п о ошибке схZlbe не
за руку, а за ногу.
Наконец они ue_aeb на берег. У обоих кожа была синяя и покрыта пупырышками.
Они теперь заметили нас, но даже не поздороZebkv Сергей сел на песок рядом с Витей,
обхZlb ноги руками и положи подбородок на колени. Женька остался на ногах. Оба они
стучали зубами.
– Не па -па -па -падай духом! – сказал Женька. – Постепе -пе -пе -пенно научишься.
– По -по -подохнешь от та -такой науки!
Мы с Витей переглянулись. Витя лег на спину и стал пригоршнями сыпать песок себе

на грудь.
– Да, Сереженька, – сказал он, – хорошую шуточку с тобой тhc^jm]mkljhbe!
– Убить его ма -ма -мало, та -та -такого друга!
Мы с Витей опять переглянулись, и я подумал про себя: «Кому -кому, а Витьке по_aeh
^jm`[_Dlh -кто, а я -то уж никогда не под_^m_]hdZ к Женька под_eK_j]_y.
Сергей и Женька тоже собирались  лодочный поход. Пеших экскурсий и походо в
нашей школе k_]^Z проh^behkv очень много, а лодочный устраивался i_jые. Нечего и
гоhjblv с каким уe_q_gb_f мы k_ к нему готоbebkv с каким нетер пением ждали
перh]h июля, на которое был назначен старт. Сергей был одним из самых заядлых наших
туристо а тут он прямо помешался на лодках, на рыболовных снастях, на kydbo
фарватерах, Zl_jebgbyobdbevатерных колоннах.
Дней за десять до начала поход а k_ собрались  пионерской комнате. Начальник
похода – учитель географии Трофим Иваноbq распределил обязанности и сказал, какие
_sbgm`ghзять. Вдруг он приложил ладонь ко лбу:
– Да, тоZjbsbhkZfhf]eZ\ghfybaZ[ueIh^gbfbl_jmdmdlhg_mf__lie аZlv!
Никто не поднял руку. Я знал, что Витя плаZlv не умеет, но, конечно, не стал его
u^Zать. А Женька ^jm]ihернулся к Сергею и громко сказал:
– Сережка! Ну, чего ты прячешься? Ты же не умеешь плаZlv!
Сергей страшно покраснел. Он так посмотрел на Женьку, что у другого язык отнялся
бы, но Женька продолжал:
– Чего ты злишься, Сережка? Ну, чего ты злишься? Скажешь, конечно, что я плохой
тоZjbs раз тебя u^Zx А я тебе отвечу: _^v до похода не дZ дня, а целых десять –
значит, ты можешь научиться пл аZlv Ты hl k_ гоhjbrv что уже учился, что у тебя
ничего не получается, потому что ты худой, но тяжелый, и что у тебя удельный _kkebrdhf
большой для плаZgvy:yl_[_kdZ`mраки k_wlhIjhklhml_[ygZklhcqbости нет. Ну и
hlKemqblkyklh[hc что -нибудь, на чьей со_klbwlh[m^_l"GZfh_c.
– Е]_gbc пра, – сказал Трофим Иванович. – Делу помочь нетрудно, я уже
догоhjbekyk<Zkbeb_f<Zkbev_ичем. Ты заljZK_j]_caZc^bdg_fm^hfhc десять утра.
Отпраbl_kv на речку заниматься плаZgv_f Но предупреждаю, друг: если ты к дZ^pZlv
hkvfhfm числу не научишься хотя бы держаться на h^_ тогда уж изbgb На реке kydh_
может случиться.
Когда окончилось собрание, Сергей ушел из школы, даже не a]eygm на Е]_gby.
На следующее утро он отпраbeky к преподаZl_ex физкультуры, но оказалось, что
Василий Васильеbq заболел ангиной и лежит  постели. Тогда Женька сказал Сергею, что
он сам научит его плавать. Сергей сначала и разгоZjbать с Женькой не захотел, но потом
согласился. Как -никак, а Женька был одним из лучших наших пловцо.
С тех пор h j_fy наших тренироhd мы с Витей каждый день b^_eb как они
мучаются. Вот и теперь мы смотрели на них и очень сочувстh\Zeb Сергею. До начала
похода осталась только неделя, а он k__s_ieZал, как топор.
Вите было хорошо! Он поступил в нашу школу этой осенью, и никто, кроме меня, не
знал, что он не умеет плаZlv.

Женька прилег на песок, подпере голову рукой. Сергей по -прежнему сидел, положи
подбородок на острые колени.
Он сказал, ни к кому не обращаясь:
– Я k_ сhb деньги истратил на этот поход… Литературу купил, удочки… А теперь…
теперь k_ijZohfihreh!
– Ничего не прахом. Научишься, – от_lbe@_gvdZ.
Сергей по_jgmekydg_fmbдруг закричал тонким, почти плачущим голосом:
– «Научишься, научишься»! Уже тр и дня из реки не ue_aZ_f а чему я научился?
Чему? Воду литрами глотать – hlq_fmyml_[ygZmqbeky!
Женька спокойно разглядывал на ладони какую -то песчинку.

– Ты, главное, духом не падай. Еще неделя i_j_^b.
– «Неделя i_j_^b неделя i_j_^b! – опять з акричал Сергей. – Гоhjyl тебе, что у
меня организм такой! Не приспособлен я к плаZgvx.
– Выдумываешь ты k_Hj]Zgbaf! – проhjqZe@_gvdZ.
Тон у него был такой спокойный и у_j_ggucqlhyg_ыдержал:
– А откуда ты знаешь, что он u^mfuает? Может, и пра^Z у него удельный _k
слишком большой!
– Тебе хорошо гоhjblv «Не падай духом»! – проhjqZe Виктор. – Ты -то  поход
пойдешь. Подвел тоZjbsZ чтобы принципиальность сhx показать, а теперь утешает: «Не
падай духом»!
Женька klZe отряхнул песок с тру со натянул на ноги старые черные брюки,
закатанные до колен, и, не наде рубашки, стал подниматься по тропинке, _^ms_c с пляжа
на_jo.
– Обиделся! – усмехнулся Виктор.
– Женя! Куда ты? – окликнул я.
– Домой. Сейчас приду.
Женькин дом был соk_fg_^Ze_dh .
Минут через десять он _jgmeky Он нес длинную толстую _j_ку, с_jgmlmx в
кольцо. Он останоbekygZ^K_j]__fbkdZaZemklZeuf]hehkhf:
– Вставай! Пошли.
Сергей только голову приподнял:
– Куда еще?
– По ноhfmkihkh[mmqblvky.
– По какому еще способу?
– У тебя на мелком месте ничего не получается: ты, чуть что, ногами на дно
станоbrvkyL_i_jv^Zай на глубоком месте попробуем. Я тебя спущу на _j_ке с моста, а
ты старайся плаZlvDZdihc^_rvdh^gmyl_[yытащу.





– Ничего не uc^_l, – сказал Се ргей и от_jgmeky.
Женька подождал немного, потом поukbe]hehk:
– Идем! Слышишь? Долго я над тобой буду стоять?
Тут уж мы с Виктором поддержали Женьку.
– В самом деле, Сергей, почему не попробоZlv! – сказал я. – Мне говорили, что такой
способ помогает.
– Чудак чело_d! – сказал Виктор. – Последнюю надежду теряешь. А ^jm] все -таки
научишься да пойдешь ihoh^?
Как b^gh Сергей не захотел терять последнюю надежду. Он поднялся, и Женька
обмотал его грудь _j_кой, заyaZ тройной узел на спине.
– Идем! А в ы, ребята, стойте на kydbckemqZcih[eb`_dоде.
Дойдя с Сергеем до середины моста, Женька останоbeky:
– Тут будем. Здесь глубоко. Полезай!
Я знал, что под мостом Сергею было не больше чем по шею, да и hh[s_  нашей
речке hae_ города трудно найти мест о, где было бы глубже. Сергей с опаской посмотрел
gba и я подумал, что он сейчас уb^bl дно. Однако h^Z была доhevgh мутная. Сергей
потоптался некоторое j_fy на месте и, a^hogm так громко, что даже мы с Виктором
услышали с берега, перенес через пери ла сначала одну ногу, потом другую. Стоя за
перилами, он сноZihkfhlj_egZоду, потом на Женьку.
– Полезай, полезай! – сказал тот.

Сергей обхZlbejmdZfbkаю и пополз gbaZ@_gvdZgZqZeihkl_i_gghытраebать
_j_ку, но так, чтобы она остаZeZkvсе j_fygZlygmlhc.
Вот Сергей погрузился оду по плечи. Перегнуrbkvq_j_ai_jbeZ@_gvdZgZ[ex^Ze
за ним.
– Плыви! – скомандоZehg.
Сергей забарахтался было, но как только Женька ослабил _j_ку, он сноZh[gyekаю
и поbkgZg_c.
– Отпусти сZx! – ска зал Женька.
Сергей молчал и отплеuался.
– Отпусти, гоhjxQlhlu\p_ibeky?
Сергей отпустил сZx и со страшной силой заколотил руками и ногами по h^_
Женька быстро оттащил его подальше от сZbbaZdjbqZe:
– Спокойно! Спокойно! Плаghih^k_[yih^]j_[Zc , плаgh!
Но Сергей уже не слышал его – он исчез под h^hc только круги пошли от _j_ки.
Женька подождал секунды д_gZ^_ykvqlhhgыплывет, затем ulZsbekоего ученика на
по_joghklv.
– Отдохни немного, – сказал он.
Сергей отдохнул, а потом Женька с ноZ скомандоZe ему: «Плыви!» – и сноZ тот
начал барахтаться, а его учитель кричать: «Спокойно! Под себя подгребай!» И сноZK_j]_c
исчез под h^hc и сноZ Женька ulZsbe его, перепуганного и задыхающегося. Так
поlhjyehkvfgh]hjZa.
Минут через пятнадц ать Сергей таким голосом крикнул: «К черту! Не могу больше!»,
что Евгений тут же подтащил его к сZ_bihfh]зобраться на мост.
– К че -че -черту k_ это плаZgv_ К че -че -черту весь этот по -по -ход! – сказал Сергей и
стал быстро ходить по пляжу, чтобы согре ться.
Женька сел на песок. Он _kv[e_kl_ehlihlZbид у него был такой усталый, что ни я,
ни Витя больше не решались его ругать.
– Не надо мне никакого похода! – поlhjbeK_j]_cijhoh^yfbfh.
Мы посмотрели ему ke_^<blyg_]jhfdhkdZaZe:
– Сейчас гов орит «не надо», а как будет старт, заболеет с горя.
– Конечно, – от_lbe я. – Во k_o наших путешестbyo он самый актиguc был. А тут
k_ihc^mlZhgh^bg[m^_l^hfZkb^_lv.
Женька машинально сгребал руками песок, строил из него пирамиду.
– А я, думаете, пойду, если Сергея не havfml? – сказал он, не поднимая голоu. –
Думаете, у меня совести нет?
Скоро Витя отошел от нас и принялся uq_jiu\Zlv консерghc банкой h^m из лодки.
Женька о чем -то думал, поглядыZy то на лодку, то на ушедшего  другой конец пля жа
Сергея. Вдруг он, понизи]hehkh[jZlbekydhfg_:
– Отдохнем чуток и еще один способ попробуем. Только ufg_ihfh]bl_.
Я присел перед ним на корточки:
– А что за способ?
– Мне Юрка Поспелов рассказывал. Гоhjbl его так отец научил. Посадил  лодку,
отплыл от берега и u[jhkbe_]haZ[hjlXjdZih^mfZeqlhlZf]em[hdhklZebahсех сил
барахтаться, чтобы жизнь сhxkiZklbbihieueIhfh`_l_?
– Помочь, конечно, поможем. Только где ты найдешь глубокое место?
– А глубокого как раз и не нужно искать. Ну жно только сказать Сергею, что там с
ручками.
– Проти иh\uo кусто есть такое место, – сказал я. – Там h^Z какая -то зеленая,
темная, кажется, что и дна нет, а на самом деле соk_fg_]em[hdh.
Договориrbkv обо k_f мы окликнули Сергея и предложили ему п окататься. Сергей
от_lbe что для него «плаZlv на лодке – значит только растраeylv себя», но тут же стал
помогать Виктору uq_jiu\Zlvоду. Покончиkодой, они столкнули лодку и забрались в

нее. Нам так и не удалось предупредить Витю о том, что мы зад умали. Мы усадили Сергея
праblv я примостился рядом с ним на корме, Женька сел на _keZ чтобы быть поближе к
нам, а Витя расположился на носу.
До иh\uo кусто было метро пятьсот. Наша лодочка, тяжело нагруженная, сильно
осеrZyf_^e_gghih^игалась п ротиl_q_gbyI_kqZguciey`dhgqbekyKijZа потянулся
почти от_kguc глиняный обры со множестhf крошечных пещерок. Десятки ласточек
носились  этом месте над рекой, то пикируя к самой h^_ то ukhdh ae_lZy Временами
какая -нибудь из них исчезала  од ной из пещерок и через несколько секунд uiZjobала
оттуда сноZ.
Наконец мы добрались до места, где под обрыhfjhkebdmklubы, окунуrb_gb`gb_
_ldb воду. Я мигнул Женьке и, как было услоe_gh]jhfdhkijhkbe:
– Женька! А что, здесь глубоко?
– У-у!.. – протянул он. – Тут даже я не доныриZx.
Сергей посмотрел на темную h^m.
Мы с Женькой перемигнулись. Я обеими руками уперся Сергею ie_qhblhedgme_]h.
– Ой, что ты делаешь! – kdjbdgmehgbцепился [hjlZ.
Лодка сильно качнулась.
– Хватит дурить, в ы! Перевернемся! – сказал Витя, но Женька kdhqbe и бросился ко
мне на помощь.
Я отклонился klhjhgmbсем корпусом что было силы толкнул Сергея [hd…
Раздался крик, я почуklовал, что куда -то лечу, потом hdjm]f_gyaZrmf_eZода.
Окунувшись, я стал н а дно. Вода была мне по грудь. Через секунду  метре от меня
показалась Женькина голоZ.
– Где Сережка? Сережки нет! – сказал он и нырнул.
Я оглянулся и не уb^_e ни Виктора, ни Сергея. Только лодка плыла к_jom килем да
Витина соломенная шляпа. Я тоже ныр нул и увидел илистое дно, редкие кустики каких -то
h^hjhke_c да Женьку, проплывшего мимо меня, слоgh огромная лягушка. И больше
ничего и никого!
Мы вынырнули одноj_f_ggh^jm]ijhlb друга. Лицо у Женьки было серое.
– Сережки нет… Сережка утонул! – сказал он хрипло.
– И Витьки нет! – от_lbey]ehlZyоздух.
Мы сноZgujgmeb.
Чего я только не передумал за эти несколько секунд, пока был под водой! Иной раз за
целый день столько не передумаешь. И о том, что́ я скажу Витькиным родителям, и о
том, что, е сли бы я umqbe_]hовремя плаZlvсе обошлось бы благополучно, и о том, что
мы с ним не доделали фотоаппарата под кинопленку, и о том, что же теперь будет с Женькой
и с Сережиной мамой, и о том, каким образом k_ -таки могли утонуть два здоро_gguo
малы х lZdhff_edhff_kl_.
Почуklова что hl -hl открою рот и a^hogm я сноZ стал ногами на дно и
оглянулся. Берег был пуст. Не уb^_e я никого и на h^_ Но из -за перевернутой лодки,
которая шла боком к течению и которую отнесло уже метро на дZ^pZlv, доносились дZ
испуганных, сердитых голоса:
– Женька! Володька! Сюда!
– Женька, где ты там?
Женькина голоZgZk_dmg^mihyилась над h^hc:
– Нету их!
ГолоZkghа исчезла.
Женька, на_jgh сам умер бы под h^hc от разрыва сердца, если бы я насильно не
u тащил его. Только теперь он услышал крики и k_ понял. Быстрыми саженками мы
догнали лодку, поймав по дороге плывшее отдельно _keh и Витькину соломенную шляпу.
Обогну лодку, мы увидели hae_ кормы – Сергея, а hae_ носа – Виктора. Уцепиrbkv за
борт, они били по h^_gh]Zfb.

– Станоbl_kvgZ^ghA^_kvf_edh, – сказал Евгений.
Мы с Женькой страшно переheghались, пробыли под h^hc на_jgh  общей
сложности минуту, потом гнались за лодкой и теперь тащили ее к берегу из последних сил.
Я только и думал о том, как бы преодолеть эти пять -шесть метро отделяrbo нас от
берега, и лечь на узкой, поросшей траhc полоске земли под обрыhf Наконец мы
добрались, но и тут нам не сразу удалось отдохнуть. ЕдZ мы ureb на берег, как Сергей
начал наступать на нас, пр игоZjbая:
– Я ZfihdZ`mdZdlZdb_rmlhqdbrmlblvYам покажу, как такие шуточки шутить!
Он даже шлепнул меня ладонью по затылку. Витя uljyobал из сh_c шляпы h^m и
громко одобрял Сережку:
– Так им!.. Дай им еще! Знают, что люди плаZlv не умеют, и такие штуки
udb^u\Zxl!
Потом они kdZjZ[dZebkvgZh[ju и ушли. В другой раз ни я, ни Женька не спустили
бы Сергею такого обращения, но теперь нам было k_jZно. Мы не окликнули их: мы рады
были, что они ушли. Сели на траву и стали отдыхать.
…На следующ ий день я зашел к Вите, чтобы объяснить ему q_jZrg__ijhbkr_klие и
позZlv тренироZlvky  гребле. Его не оказалось дома – мать послала  магазин. Я остаbe
записку,  которой сообщал, что буду ждать его hae_ мостика, и, ay лодку, отпраbeky
туда.
На пляже я уb^_elZdmx`_dZjlbgmqlhbчера: по грудь оде стоял Сергей, а hae_
него торчала Женькина голоZ.
– Ты не hegmckyLu\hllZd^_eZc<hllZdKfhljb!
Женька медленно проплыл около Сергея.
– Ну, а я не так, что ли, делаю?.. Я же так и делаю !
– Значит, не так. Ну давай! Еще раз!
Через несколько минут с_jom спустился Витя. Я стал рассказывать ему, почему мы
q_jZ перевернули лодку и как мы искали его и Сергея на дне реки. Рассказывал я долго,
подробно и ^jm]hklZghился.
Все j_fy мы слышали , как Женька udjbdbает сh_ обычное: «Не hegmcky
«Подгребай!», «Держи руки под h^hcZlmlhgдруг закричал:
– Ну -ну -ну -ну! Ну еще… Ну так! Ну -ну -ну -ну!
Мы оглянулись на речку, но Сергея не уb^_ebH^gZdhq_j_ak_dmg^mhgысунулся из
h^u.
– Чт о? Проплыл? – спросил он почему -то испуганным тоном.
А Женька так же испуганно от_lbe:
– Сережка, честное пионерское! Метра полтора!
Сергей ничего не сказал. Он откинул чуб со лба, лег на h^m и, a[bая ногами пену,
страшно ulZjZsb глаза, то открывая р от, то надуZys_db^инулся к берегу.
– Сережка! Хочешь – верь, хочешь – не _jv>а метра!
Похоже было, что Сергей и  самом деле не по_jbe Стоя уже по колени  h^_ он с
улыбкой посмотрел на нас и спросил:
– Проплыл? Да?
– Чудак! Конечно, проплыл!
Женька ur_egZ[_j_]b[jhkbekygZi_khd.
– Всѐ! – сказал он. – Теперь он и сам из h^ug_ылезет.
Женька не ошибся. Мы уже начали кричать Сергею, что он _kvihkbg_eqlhhgajylZd
переутомляется, но Сергей k_ барахтался, k_ барахтался и с каждым раз ом, несмотря на
утомление, держался на h^_се дольше.
– Женька! Друг! – закричал он неожиданно, ukdhqbe на берег, обнял Женьку и стал
кататься с ним по песку.
Когда Женька кое -как от него отбился, Сергей стал один прыгать и куujdZlvky
Наконец он уселс я, улыбаясь, _kvh[e_ie_gguci_kdhf.

– С деylb лет не мог научиться! – udjbdbал он. – Теперь посмотрим, Трофим
Иваноbq Отдохну немного – на боку попробую! Женька! Женечка! Друг! – И он сноZ
бросился обнимать Женьку и катать его по песку.
Согреrbk ь, Сергей опять бросился  речку. Женька лежал, подпере голову рукой,
улыбался, помалкиZebdZdидно, был очень доhe_gqlh_fmg_gZ^he_alv воду.
ПереговариZykv с Сергеем, даZy ему kydb_ со_lu я не сразу заметил, что Витю
что -то не слышно. Я оглянулся на него. Витя сидел грустный, притихший и покусывал поля
сh_ch]jhfghcreyiu.
Я догадался, о чем он думает. О том, что теперь он один из k_]h нашего
туристического кружка не умеет плаZlv и, может быть, о том, что, будь у него такой друг,
как Женька, он бы уже плаZe.
Я мигнул Женьке и сказал:
– Виктор, а тебе Женя гоhjbehijhерке?
– О какой еще про_jd_? – спросил он нехотя.
– Ну, о том, что Трофим Иваноbq собирается перед походом всех по плаZgvx
про_jblv.
– Врешь!
– Не _jbrv"Kijhkb@_ ньку.
– Ну да, – отозZeky тот. – Двадцать hkvfh]h  д_gZ^pZlv ноль -ноль будет про_jdZ
Я q_jZLjhnbfZBаноbqZстретил, и он мне сказал.
Витя посмотрел на меня, на Е]_gbyihfheqZe…
– Женька! Поможешь, а? А то меня Володька пробоZe учить, да ничег о как -то не
ureh.
Женя не сразу от_lbe Он покоujye пальцем  песке, изe_d оттуда полоbgdm
ракушки, осмотрел ее, отбросил и, a^hogm, медленно поднялся.
– ДаZc Иди, – сказал он усталым голосом. – Ты, глаgh_ не hegmcky Дыши
спокойно и подгребай под себя.
Витя научился быстрее Сергея: он поплыл на следующий день.

1950 г.

Гадюка

Мимо окна Z]hgZ проплыл одинокий фонарь. Поезд останоbeky На платформе
послышались тороплиu_]hehkZ:
– Ну, qZk^h[jucKfhljbbahdgZg_ысоuайся!
– Не буду, б абушка.
– Как приедешь, обязательно телеграмму!.. Боря, слышишь? Мыслимое ли дело такую
пакость _alb!
Поезд тронулся.
– До сb^Zgvy[Z[mrdZ!
– Маму целуй. НосоhcieZlhdyl_[_ карман…
Старичок iZgZf_bakmjhого полотна негромко заметил:
– Так -с! Се йчас, значит, сюда пожалует Боря.
Дверь отhjbeZkv и Боря hr_e Это был мальчик лет д_gZ^pZlb упитанный,
розоhs_dbc Серая кепка сидела криh на его голо_ черная курточка распахнулась. В
одной руке он держал бельевую корзину, ^jm]hc – _j_очную с умку с большой банкой из
зеленого стекла. Он двигался по Z]hgmf_^e_gghhklhjh`gh^_j`ZkmfdmgZihqlbl_evghf
расстоянии от себя и не спуская с нее глаз. Вагон был полон. Дойдя до середины Z]hgZ
Боря останоbeky.
– Мы немного потеснимся, а молодой чел о_dky^_la^_kvkdjZ_rdm, – сказал старичок
iZgZf_.

– Спасибо! – неgylgh прогоhjbe Боря и сел, предZjbl_evgh засунув сhc багаж под
лаdm.
Пассажиры исподтишка наблюдали за ним. Некоторое j_fyhgkb^_ekfbjgh^_j`Zkv
руками за колени и глубоко ды ша, потом ^jm] сполз со сh_]h места, u^инул сумку и
долго рассматриZe скhav стекло содержимое банки. Потом негромко сказал: «Тут», убрал
сумку и сноZmk_eky.
Многие  Z]hg_ спали. До пояe_gby Бори тишина нарушалась лишь постукиZgb_f
колес да чьим -то размеренным храпом. Но теперь к этим монотонным, приuqgufZihlhfm
незаметным звукам примешиZeky странный непрерывный шорох, который яgh исходил
из -под лавки.
Старичок iZgZf_ihklZил ребром на коленях большой портфель и обратился к Боре:
– В Мос кву едем, молодой чело_d?
Боря киgme.
– На даче были?
– В дереg_M[Z[mrdb.
– Так, так!.. В деревне. Это хорошо. – Старичок немного помолчал. – Только
тяжеленько, должно быть, одному. Багаж -то у Zkон какой, не по росту.
– Корзина? Нет, она легкая. – Боря нагнулся зачем -то, потрогал корзину и добавил
kdhevav – В ней одни только земноh^gu_.
– Как?
– Одни земноh^gu_bij_kfudZxsb_kyHgZe_]dZykhсем.
На минуту hpZjbehkv молчание. Потом плечистый рабочий с темными усами
пробасил:
– Это как понимат ь: земноh^gu_bij_kfudZxsb_ky?
– Ну, лягушки, жабы, ящерицы, ужи…
– Бррр, какая мерзость! – сказала пассажирка m]em.
Старичок побарабанил пальцами по портфелю:
– Н-да! Занятно!.. И на какой же предмет ubolZdkdZaZlv…
– Террариум для школы делаем. Д h_gZrboj_[ylkZfucl_jjZjbmfkljhylZyehлю.
– Чего делают? – спросила пожилая колхозница, лежаrZygZторой полке.
– Террариум, – пояснил старичок, – это, знаете, такой ящик стеклянный, jh^_
акZjbmfZ<g_fbkh^_j`Zlсех этих…
– Гадов -то этих?
– Н-ну да. Не гадоZa_fghодных и пресмыкающихся, ujZ`ZykvgZmqgufyaudhf. –
Старичок сноZh[jZlbekyd;hj_ – И… и много, значит, у вас этих земноh^guo?
Боря поднял глаза и стал загибать пальцы на леhcjmd_:
– Ужей четыре штуки, жаб д_ys_jbpос емь и лягушек одиннадцать.
– Ужас какой! – донеслось из темного угла.
Колхозница поднялась на локте и посмотрела gbagZ;hjx:
– И всех rdhemihезешь?
– Не k_oFuihehину ужей и лягушек на тритоноkf_gy_f деqZqv_crdhe_.
– Ужотко попадет тебе от учителей…
Боря передернул плечами и снисходительно улыбнулся:
– «Попадет»! Вовсе не попадет. Наоборот, даже спасибо скажут.
– Раз для ученья, стало быть, не попадет, – согласился усатый рабочий.
Разгоhj заинтересоZe других пассажиро из соседнего отделе ния ur_e молодой
загорелый лейтенант и останоbeky  проходе, положи локоть на lhjmx полку; подошли
д_ девушки -колхозницы, громко щелкая орехи; подошел ukhdbc лысый гражданин 
пенсне; подошли дZ ремесленника. Боре, как b^gh польстило такое gbfZgb е. Он
загоhjbeh`bленнее, уже не дожидаясь расспросо:
– Вы знаете, какую мы пользу школе приносим… Один у́ж  зоомагазине семь
пятьдесят стоит, да еще попробуй достань! А лягушки… Пусть хотя бы по трешке штука, hl

и тридцать три рубля… А самый тер рариум!.. Если такой fZ]Zabg_dmiblvjm[e_ciylvkhl
обойдется. А вы говорите «попадет»!
Пассажиры смеялись, киZeb]hehами.
– Молодцы!
– А что u^mfZ_l_B самом деле пользу приносят.
– И долго ты их лоbe? – спросил лейтенант.
– Две недели целых. У тром позаljZdZx – и сразу на охоту. Приду домой, пообедаю – и
опять ловить, до самого _q_jZ. – Боря снял кепку с голоubijbgyekyh[fZobаться ею. – С
лягушками и жабами еще ничего… и ящерицы часто попадаются, а hl с ужами… Я раз
увидел одного, бросилс я к нему, а он – ijm^Zyg_m^_j`Zeky – и тоже ijm^>mfZ_l_g_
опасно?
– Опасно, конечно, – согласился лейтенант.
Почти _kvагон прислушиZekyl_i_jvdjZa]hору. Из k_ohl^_e_gbcысоuались
улыбающиеся лица. Когда Боря гоhjbe наступала тиши на. Когда он умолкал, отоkx^m
слышались приглушенный смех и негромкие голоса:
– Занятный какой мальчонка!
– Маленький, а какой сознательный!
– Н-нда -с! – заметил старичок  панаме. – Общест_ggh полезный труд. В наше j_fy
граждане, таких детей не было. Не было таких детей!
– Я еще больше наловил бы, если бы не бабушка, – сказал Боря. – Она их до смерти
боится.
– Бедная тhy[Z[mrdZ!
– Я и так ей ничего про гадюку не сказал.
– Про кого?
– Про гадюку. Я ее четыре часа uke_`bал. Она под камень ушла, а я е е ждал. Потом
она ue_aeZy__aZs_fbe…
– Стало быть, и гадюку _a_rv? – перебил его рабочий.
– Ага! Она у меня [Zgd_hl^_evgh. – Боря махнул рукой под скамью.
– Этого еще недостаZeh! – простонала пассажирка l_fghfm]em.
Слушатели несколько притихли . Лица их стали серьезнее. Только лейтенант продолжал
улыбаться.
– А может, это и не гадюка? – спросил он.
– «Не гадюка»! – hafmlbeky;hjy. – А что же тогда, по -Zr_fm?
– Еще один у́ж.
– Думаете, я ужа отличить не могу?
– А ну покажи!
– Да остаvl_! – загоhjbebdjm]hf. – Ну ее!
– Пусть, пусть покажет. Интересно.
– Ну что интересного! Смотреть протиgh!
– А вы не смотрите.
Боря ulZsbe из -под лаdb сумку и опустился перед ней на корточки. Стояrb_ в
проходе расступились, сидеrb_ на скамьях приподняли сь со сhbo мест и ulygmeb шеи,
глядя на зеленую банку.
– Сорок лет прожил, а гадюку от ужа не сумею отличить, – сказал гражданин i_gkg_.
– Вот! – настаbl_evgh отозZeky старичок. – А будь у вас  школе террариум, тогда
смогли бы.
– Уж hae_ голоu пят нышки такие желтые имеет, – сказал Боря, заглядыZy сбоку
gmljv банки. – А у гадюки таких пятнышек… – Он ^jm] умолк. Лицо его приняло
сосредоточенное ujZ`_gb_. – У гадюки… у гадюки таких пятнышек… – Он опять не
догоhjbe и посмотрел на банку с другой ст ороны. Потом заглянул под лаdm Потом
медленно об_e]eZaZfbiheокруг себя.
– Что, нету? – спросил кто -то.

Боря поднялся. Держась руками за колени, он k__s_kfhlj_egZ[Zgdm.
– Я… я соk_fg_^Zно ее про_jyeLml[ueZ…
Пассажиры безмолkl\hали. Боря опять заглянул под скамью:
– Тряпочка разyaZeZkvY__hq_gvdj_idhaZязал, а она…
Тряпочка никого не интересоZeZ Все опаслиhkfhlj_ebgZihebi_j_klmiZebkgh]b
на ногу.
– Черт знает что! – процедил скhavam[u]jZ`^Zgbg пенсне. – Выходит, что он а здесь
где -то ползает.
– Н-нда! История!..
– Ужалит еще l_kghl_!
Пожилая колхозница села на полке и устаbeZkvgZ;hjx:
– Что же ты со мной сделал! Милый! Мне сходить через три останоdb а у меня _sb
под лавкой. Как я теперь за ними полезу?
Боря не от _lbeMrb_]hhdjZkbebkv темно -красный ц_lgZnbabhghfbbыступили
капельки пота. Он то нагибался и заглядыZe под скамью, то стоял, опусти руки,
машинально постукиZyk_[yiZevpZfbih[_^jZf.
– Доигрались! Маленькие! – hkdebdgmeZiZkkZ`bjdZ темно м углу.
– Тетя Маша! А, теть Маш! – крикнула одна из девушек.
– Ну? – донеслось с конца Z]hgZ.
– Поаккуратней там. Гадюка под лавками ползает.
– Что -о? Какая гадюка?
В Z]hg_ стало очень шумно. Девушка -проh^gbpZ ureZ из служебного отделения,
сонно помор гала глазами и ^jm] широко раскрыла их. Двое парней -ремесленников
подсажиZebgZторую полку опрятную старушку:
– ДаZc^Z\Zc[Z[mkywакуируйся!
На нижних скамьях, недаgh переполненных, теперь было много сh[h^guo мест, зато
с каждой lhjhcihedbk\ ешиZehkvihg_kdhevdmiZj`_gkdbogh]IZkkZ`bjuhklZшиеся
gbam сидели, постаb каблуки на протиhiheh`gu_ скамьи. В проходе топталось
несколько мужчин, ос_sZyihedZjfZggufbnhgZjyfbbkibqdZfb.
Проводница пошла ^hevагона, заглядыZy\dZ`^h_dm пе:
– В чем дело? Что тут такое у Zk?
Никто ей не от_lbe Со k_o сторон слышались десятки голосо и hafms_gguo и
смеющихся:
– Из -за какого -то мальчишки людям беспокойстZkdhevdh!
– Миша! Миша, проснись, гадюка у нас!
– А? Какая станция?
Внезапно разд ался истошный женский ba] Мгно_ggh hpZjbeZkv тишина, и  этой
тишине откуда -то с_jomijha\mqZeeZkdhый украинский гоhjhd:
– Та не бойтесь! Це мiй ремешек на вас упал.
Боря так bghато помаргиZe с_leufb ресницами, что проh^gbpZ устаbeZkv на
него и сразу спросила:
– Ну?.. Чего ты здесь натhjbe?
– Тряпочка разyaZeZkvY__aZязал тряпочкой, а она…
– Интересно, какой это педагог застаey_l ученико hablv ядовитых змей! – сказал
гражданин i_gkg_.
– Меня никто не застаeye, – пролепетал Боря. – Я… я сам придумал, чтобы ее
при_alb.
– Инициативу прояbe, – усмехнулся лейтенант.
Проводница поняла все.
– «Сам, сам»! – закричала она плачущим голосом. – Лезь hl теперь под лаdm и лоb
Как хочешь, так и лоbYaZl_[yqlhebihe_am"E_av]hорю!
Боря опустился на чет_j_gvdb и полез под лаdm Проводница ухватилась за его

ботинок и закричала громче прежнего:
– Ты что? С ума сошел?.. Вылезай! Вылезай, тебе гоhjyl!
Боря koebigmeih^eZ\dhcbke_]dZ^_jgmegh]hc:
– Сам… сам упустил… сам и… найду.
– Довольно, друг, не дури, – сказал лейтенант, изe_dZyhohlgbdZba -под лавки.
Проводница постояла, по_jl_eZ растерянности голоhcbgZijZилась к uoh^m:
– Пойду старшему доложу.
Она долго не haращалась. Пассажиры устали heghаться. Голоса звучали ре же,
спокойнее. Лейтенант, дh_ ремесленнико и еще несколько чело_d продолжали искать
гадюку, осторожно выдb]Zy из -под сидений чемоданы и мешки. Остальные изредка
спраeyebkvhlhfdZdb^mlmgbo^_eZb[_k_^hали о ядоbluoaf_yoообще.
– Что ufg_ рассказываете о кобрах! Кобры на юге живут.
– …переyaZlvihlm`_jmdmысосать кроvihlhfijb`_qvdZe_guf`_e_ahf.
– Спасибо ZfDZe_guf`_e_ahf!
Пожилая колхозница сетоZeZgbddhfmg_h[jZsZykv:
– Нешто я теперь за ними полезу!.. В сорок чет_jlh м мою сhyq_gbpm такая укусила.
Две недели [hevgbp_fZyeZkv.
Старичок iZgZf_kb^_em`_gZlj_lv_cihed_.
– Дешеhhl^_eZeZkvаша сhyq_gbpZMdmk]Z^xdb[u\Z_lkf_jl_e_g, – хладнокровно
отозZekyhg.
– Есть! Тут она! – вскрикнул ^jm]h^bgbaj_f_ke_g нико.
Казалось, сам вагон облегченно a^hogmebеселее застучал колесами.
– Нашли?
– Где «тут»?
– Бейте ее скорей!
Присеr_]h на корточки ремесленника окружило несколько чело_d Толкаясь, мешая
друг другу, они заглядыZebih^[hdhое место, куда лейтена нт с_lbenhgZjbdhf.
– Под лаdhc]hорите? – спрашиZebboiZkkZ`bju.
– Ага! В самый угол заползла.
– Как же ее достать?
– Трудненько!
– Ну, что uklhbl_"Mc^_l!
ЯbekyklZjrbcbkgbf^_\mrdZ -проh^gbpZKlZjrbcgZ]gmekybg_hlju\Zy]eZahl
темного угла под лавкой, помахал проh^gbp_hlеденной klhjhgmjmdhc:
– Кочережку!.. Кочережку! Кочережку неси!
Проводница ушла. Вагон притих  ожидании разyadb Старичок  панаме, сидя на
третьей полке, ugmeqZku:
– Через сорок минут МоскZ Незаметно j_fy п рошло. Благодаря… гм… благодаря
молодому человеку.
Кое -кто засмеялся. Все собраrb_kyокруг ремесленника посмотрели на Борю, слоgh
только сейчас kihfgbeb о нем. Он стоял  сторонке, печальный, усталый, и медленно тер
друг о дружку испачканные ладони.
– Что, друг, пропали тhb труды? – сказал лейтенант. – Охотился, охотился, бабушку
dhg_p^hi_dZk_cqZkwlhl^y^yозьмет да и ухлопает кочергой тh_gZ]ey^gh_ihkh[b_.
Боря поднял ладонь к самому носу и стал соскребать с нее грязь указательным пальцем.
– Жалко, охотник, а? – спросил ремесленник.
– Думаете, нет! – прошептал Боря.
Пассажиры помолчали.
– Похоже, и пра^Zg_ohjhrhыходит, – пробасил ^jm]mkZlucjZ[hqbcHgkihdhcgh
сидел на сh_f месте и курил, заложи ногу за ногу, глядя на носок испачканно го глиной
сапога.
– Что – нехорошо? – обернулся старший.

– Не для балоkl\ZfZeuc__езет. УбиZlv -то jh^_dZdbg_m^h[gh.



– А что с ней прикажете делать? – спросил гражданин i_gkg_.
– Поймать! «Что делать»! – ответил ремесленник. – Поймать и отдать охотнику.
Вошла проh^gbpZkdhq_j]hc<b^mg__[ue\hbgklенный.
– Тут еще? Не ушла? Пос_lbl_dlh -нибудь.
Лейтенант осторожно взял у нее кочергу:
– Товарищи, может, не будем, а? Помилуем гадюку?.. Посмотрите на мальчонку: ведь
работал чело_dljm^beky !
Озадаченные пассажиры молчали. Старший haajbekygZe_cl_gZglZbihdjZkg_e:
– Вам смех, тоZjbsZgZr_]h[jZlZfh]mlijbлечь, если с пассажиром что случится!
– А убьете гадюку, ZkiZiZrZaZ^jm]h_ijb\e_dml, – серьезно сказал ремесленник.
– «Приe_d ут»… – протянула проh^gbpZ. – За что это такое приe_dml?
– За порчу школьного имущестZот за что.
Кругом дружно захохотали, спорили. Одни гоhjbeb что  школе k_ раgh не станут
держать гадюку; другие ут_j`^Zebqlh^_j`Zlghih^hkh[ufgZ^ahjhfm чителя биологии;
третьи соглашались со lhjufb но считали опасным отдаZlv гадюку Боре: ^jm] он сноZ
uimklbl__ трамZ_beb метро!
– Не uimsm я! Вот честное пионерское, не uimsm! – сказал Боря, глядя на ajhkeuo
такими глазами, что даже пожилая к олхозница умилилась.
– Да не uimklbl он! – затянула она жалостлиh. – Чай, теперь ученый! Ведь тоже
сочуklие надо иметь: другие ребятишки  каникулы бегают да резylky а он со сhbfb
гадами д_g_^_ebfulZjbeky.
– Н-да! Так сказать, уZ`_gb_dqm`hfml руду, – произнес старичок iZgZf_.
Гражданин i_gkg_ih^gye]heh\m:
– Вы там философствуете. А проh^beb[u_]h^h^hfm?
– Я? Гм!.. Собст_ggh…
Лейтенант махнул рукой:
– Ну ладно! Я проh`m=^_`bешь?
– На улице Чернышеkdh]h`b\m.
– Провожу. Скажи спа сибо! Крюк из -за тебя делаю.
– Ну как, охотники, убили? – спросил кто -то с другого конца Z]hgZ.
– Нет. ПомилоZeb, – от_lbej_f_ke_ggbd.
Старший суроhh[ел глазами «охотников»:
– Дети малые! – Он обернулся к проh^gbp_ – Соhd неси. Соhd под нее подс унем, а
кочережкой прижмем. Неси!
– Дети малые! – поlhjbeZm^Zeyykvijhодница.
Через десять минут гадюка лежала  банке, а банка, на этот раз очень солидно
закрытая, стояла на коленях у лейтенанта. Рядом с лейтенантом сидел Боря, молчалиuc и
сияющий.
До самой Москu пассажиры kemo kihfbgZeb сhb ученические годы, и  Z]hg_
было очень _k_eh.

1947 г.

Как я был самостоятельным

День, когда я i_jые почуklоZe себя самостоятельным, j_aZeky мне  память на
kx`bagvY^hkboihjспоминаю о нем с содроганием.
Накануне вечером мама и папа сидели на лавочке у подъезда нашего большого ноh]h

дома и спорили.
– Парню десятый год! – сердито гоhjbe папа. – Неужели он дня не может прожить
самостоятельно? До коих же пор ему нянька будет нужна!
– Гоhjb ч то хочешь, Михаил, а я знаю одно, – т_j^beZ мама, – если мы Лешку
остаbf здесь, для меня ky поездка будет испорчена. Здесь даже соседей нет знакомых,
чтобы присмотреть за ребенком. Я просто kybaедусь от беспокойстZ.
Решалась моя судьба на _kv заlj ашний день. Папин тоZjbs по работе, полкоgbd
Харитоно пригласил родителей про_klb hkdj_k_gv_ у него на даче, но меня туда брать
было нельзя, потому что сынишка ХаритоноZ болел корью. Мама никогда не остаeyeZ
меня надолго одного – ей k_ казалось, ч то я еще маленький ребенок. В ноhf доме мы
поселились несколько дней тому назад, ни с кем из соседей еще не познакомились, поэтому
мама хотела «подбросить» меня на hkdj_k_gv_ к сh_c приятельнице, жиr_c на другом
конце города.
Папа hajZ`Ze гоhjy что неудобно беспокоить приятельницу и что пора приучать
меня к самостоятельности.
Я стоял и слушал этот спор, от heg_gbyыкручиZy себе пальцы за спиной. Провести
хотя бы один день без присмотра ajhkeuo и так было моей даgbrg_c мечтой, а теперь,
когда мы переехали  ноuc дом, мне этого хотелось с удh_gghc силой. Причиной тому
была Аглая – смуглая темноглазая деqhgdZ из_klgZy как заh^beZ среди здешних ребят.
Эта Аглая мне очень нраbeZkv но я чувстh\Ze что она относится ко мне с
пренебрежением, сч итая меня маленьким мальчиком, да к тому же маменькиным сынком.
Мне казалось, что день, про_^_gguc самостоятельным чело_dhf позhebl мне
haыситься  ее глазах. К моему огорчению, Аглая находилась тут же, h дhj_ Она
прыгала на одной ноге, толкая пер ед собой камешек, слышала _kv унизительный для меня
разгоhjiZiukfZfhcbремя от j_f_gbстаeyeZgbddhfmg_h[jZsZykv:
– У! Я с шести лет одна дома остаZeZkv и то ничего! – Или: – У! Я сколько раз себе
сама обед готоbeZg_lhqlhjZah]j_ала.
Я косился на Аглаю и тихонько, но deZ^u\Zy слоZ\kx^mrmm[_`^Ze:
– Ну мама! Ну мама же! Ну что со мной может случиться? Ну ты только послушай, как
я буду жить: um_^_l_yihc^mg_fgh`dhih]meyx…
– Дверь захлопнешь, а ключ остаbrv^hfZ…
– И воk_ нет! Я ключ еще _q_jhfiheh`m карман… Значит, пойду погуляю…
– Тебе домашнюю работу надо делать, а не гулять. Скоро перh_ сентября, а ты и
полоbguijbf_jh не решил.
– Ой, мама, ну ладно! Я гулять не буду. Значит, um_a`Z_l_ykZ`mkv^_eZlvijbf_ju,
потом захотел есть – dexqZx]Za…
– Еще с газом что -нибудь натhjbl, – пробормотала мама.
– У! Я даgh уже газ… – начала было Аглая, но  этот момент прибежал Антошка
Дудкин с большим листом бумаги jmdZo.
– Готоh Куда вешать? – сказал он Аглае, и они ^\h_f прикрепили к парадному
написанную чернилами афишу.
Она гласила, что заljZ  пять часо _q_jZ  клубе имени Полины Кожемякиной
состоится спектакль пионерского драматического кружка.
Наконец нам с папой удалось угоhjblv маму. Было решено, что родит ели уедут с
шестичасоuf поездом, а я встану, как обычно,  hk_fv сам уберу квартиру, сам
приготоex себе чай, сам накормлю и uеду погулять таксу Шумку, сам (то есть без
понуканий) решу десять примеро и сам разогрею себе обед. Я был на седьмом небе. Д ля
меня k_ это было так ноh так радостно, как иному мальчишке возможность пожить на
необитаемом остро_.
Весь _q_j мама мне даZeZ настаe_gby Ночью я долго не мог уснуть, а когда
проснулся солнечным утром, dартире стояла необычная тишина. Только Ш умка, чесаrZy
себя за ухом, мягко постукиZeZ лапой по полу. Я был один! Я был полным хозяином

кZjlbju Я мог как угодно распоряжаться самим собой. Я kdhqbe с постели и  одних
трусах, упере кулаками  бока, громко насbklu\Zy какой -то марш, отпраbeky обозреZlv
сhbладения. Я тут же наметил себе огромную программу дейстbcM[bjZydартиру, я не
просто подмету паркетный пол, а заноhgZljm_]hоском; я даже вычищу и повешу в шкаф
папин старый мундир, остаe_ggucbfgZkibgd_klmeZIjbf_jh я решу не десять, как мы
с мамой угоhjbebkv а k_ дZ^pZlv штук. Вечером, если папа с мамой задержатся, я
разогрею для них ужин, за_jgm его в старое одеяло, как это иногда делала мама, а сам лягу
спать, остаb на столе записку: «Котлеты и картошка горячие,  кухне, на табурете».
Слоhfl_i_jvfZfZmagZ_ldZd]emih[uehk__klhjhgu[hylvkyhklZить меня одного.
Я быстро оделся, умылся и собрался было вывести Шумку, которая уже скулила у
д_jb но тут меня осенила такая мысль: а что, если заодно пойти  магаз ин и купить
чего -нибудь себе к заljZdm"<_^vh^gh^_eh когда fZ]Zabgl_[yihkueZ_l мама, и совсем
другое, когда ты сам захотел чего -нибудь, пошел и купил. Ради такого удоhevklия не
жалко было истратить трешку из пятнадцати рублей, скопленных на акZj иум.
Хлеб, масло и колбаса у меня к чаю были. Подумаg_fgh]hyj_rbeqlhfg_ohq_lky
сыру.
Через минуту, держа Шумку на поh^d_ я шел по дhjm шел нетороплиh степенно,
поглядыZy на окна квартиры  перhf этаже, где жила Аглая. Вдруг как раз из ее о кна
ue_l_eZbrfydgmeZkvdfhbfgh]Zf^hoeZy\hjhgZRmfdZlyкнула от неожиданности.
– А ну, чтоб духу вашего здесь больше не было! – послышался из окна сердитый
женский голос. – Ишь нанесли kydhc дряни! РепетироZlvbf надо! На то клуб есть, чтобы
репе тироZlv там и ходите на голоZo а людям покой надо дать. Ну! Сколько раз мне
гоhjblv"FZjrhlkx^Z!
Вслед за этим из подъезда ukdhqbe и подхватил на бегу hjhgm рыжий мальчишка с
лицом, казалось, состояrbfbah^gboеснушек. За плечами у него иде м антии болталось
синее одеяло, на котором были нашиты узоры из серебряной бумаги от чая, на голо_kb^_eZ
корона, обклеенная той же бумагой. За ним, прижимая к груди ворох ц_lguo тряпок,
ukdhqbeZlZdZy`_ju`Zy^_чонка, за деqhgdhc – Антошка Дудкин, оде тый как обычно, а
за Антошкой u[_`ZeZ:]eZyYзглянул на нее, да так и застыл.
Аглая мне нраbeZkv даже в самой затрапезной сh_c одежде, даже тогда, когда она
u[_]ZeZ h дhj  старом материнском жакете, доходиr_f ей до колен, и  драных
Ze_gdZo на тонких ногах. А тут… тут она предстала предо мной  наряде сказочной
принцессы. На ней было платье из марли, раскрашенной голубой, розоhc и желтой
красками; на шее блестело ожерелье из разноц_lguo стеклянных бус, какими украшают
елки; дZ крупных шарика от этих бус болтались на ниточках под ушами, надо лбом 
темных hehkZo блестела мохнатая елочная з_a^Z а д_ такие з_a^u но поменьше,
украшали стоптанные тапочки.
Заглядевшись на kx эту красоту, я даже палец сунул  рот от hkobs_gby Пробегая
мимо, Аглая едва киgmeZfg_ghдруг останоbeZkvbkijhkbeZq_j_aie_qh:
– Ну что, уехали тhb?
Я быстро ugmeiZe_pbahjlZbkdZaZedZdfh`ghg_[j_`g_c:
– Конечно, уехали.
– И тебя одного остаbeb?
– Конечно, одного. Вот еще!.. Не знаешь, магазин открыт? Хо чу сыру купить себе к
заljZdm.
– Открыт, – сказала Аглая, о чем -то думая. – Ты потом домой придешь?
– Ага. Вот только сыру куплю. Сыру чего -то захотелось.
– Эй! Идите -ка! – крикнула Аглая сhbfijbyl_eyfbdh]^Zl_ih^hrebh[jZlbeZkvdh
мне: – Тебя Леше й зовут, да? Леша, можно мы к тебе придем? А то нам репетироZlvgZ^hZ
нас отоkx^m]hgylbdem[aZdjulZluh^bg кZjlbj_EZ^gh?
– Пожалуйста, конечно! – обрадоZeky я. – Я hl только кZjlbjm уберу, примеры
сделаю, и приходите.

Лицо Аглаи стало как им -то скучным.
– У-у! Примеры! А тебя что, застаeyxl с утра заниматься? Меня, например, никто не
застаey_lDh]^Zohqmlh]^ZbaZgbfZxkv.
– А меня раз_ заставляют? Меня h\k_ никто и не застаey_l это я сам хотел, –
заторопился я. – Пожалуйста! Хоть с ейчас пойдемте! Я и кZjlbjmfh]mg_ убирать… Когда
захочу, тогда и уберу. Пожалуйста! Шумка, домой!
Большими у_j_ggufb шагами я зашагал i_j_^b артисто к сh_fm подъезду,
поднялся вместе с ними на lhjhcwlZ`hldjuedexqhf^ерь и широко распахнул ее.
– Пожалуйста! Вы  какой комнате хотите? В этой или  той? В какой хотите,  той и
репетируйте. Пожалуйста!
Артисты прошли  большую комнату, служиrmx столоhc и одноj_f_ggh моей
спальней. Я из кожи лез, чтобы показать, какой я незаbkbfuc чело_d и гост еприимный
хозяин.
– Аглая, ты не стесняйся, гоhjb что нужно. Стол мешает? Стол можно отодbgmlv и
очень даже просто. Шумка, на место! Не путаться под ногами! Как нужно, так и сделаем, как
захотим, так и устроим. Да, Аглая?
Принцесса разглядыZeZk_[y большом зеркале, стояr_fmkl_gu.
– У тебя губная помада есть? – спросила она.
– Помада? У! – hkdebdgmeykh\k_fdZd:]eZy. – Я тебе не только помаду могу дать, я
и пудру могу, и краску для бро_cbh^_dhehg^Z`_…
Удалиrbkv  другую комнату, я aye та м большую коробку с парфюмерным набором
«Белая сирень», захZlbe_s_dhjh[hqdmkdjZkdhc^ey[jhей и притащил k_wlh:]eZ_.
– Вот! Пожалуйста! Выбирай что хочешь. Очень даже просто!
Аглая напудрила себе лоб и нос, накрасила губы и подрумянила щеки. То же самое
проделала Зина – рыжая деqhgdZ играrZy пожилую королеву. Кроме того, ей густо
напудрили hehkuqlh[uhgZdZaZeZkvk_^hc.
– Антошка! – сказала Аглая. – ДаZc теперь ты загримируйся. Знаешь, как артисты
делают, чтобы краси_c быть? На носу белую ч ерту проh^yl а под броyfb розоhc
краской мажут. И губы тоже.
Но Дудкин, скрести руки на груди, по_kb голову, с угрюмым b^hf бродил по
комнате.
– А ну тебя! «Загримируйся»! Мне козел покоя не дает, а ты – «загримируйся»…
– Какой козел? – спросил я.
Мне объяснили, что Дудкин играет Иванушку -дурачка и по ходу пьесы должен
приехать к принцессе _johfgZdhae_bk^hoehcороной jmdZo<hlwlbfdhaehfgZkdhjh
uibe_ggufbanZg_ju:glhrdZ[uehq_gvg_^hолен.
– Дохлую hjhgmblmgZklhysmx^hklZebZ козла курам на смех сделали. Надо, чтобы
он на четырех ногах был, чтобы я мог сесть на него и меня бы на нем за _j_очку и
lZsbeb А на фанерного раз_ сядешь! Волочи его между ног, а сам топай на сhbo на
дhboIm[ebdZlhevdhkf_ylvky[m^_l.
Король уны ло киgme:
– Ага. Я гоhjbe Наталье Петроg_ что надо другого козла, а она свое: «Мы, гоhjbl
сказку стаbfZ сказке и фанерный сойдет».
Артисты замолчали jZa^mfv_Ylh`_fheqZebсе поглядыZegZ Аглаю. Мне очень
хотелось узнать, что она думает о бо мне, убедилась ли наконец, что я чело_d^hklhcguc__
уважения. Но Аглая не смотрела на меня. Как назло, она обратила gbfZgb_ на стояr_]h у
кроZlb[hevrh]hdhgybaiZiv_ -маше, на котором я еще недаgh_a^beерхом по кZjlbj_
гоняясь за Шумкой и ст реляя g__ba`_klygh]hibklhe_lZ.
– Это тhcdhgv? – спросила она.
Я очень любил сh_]h скакуна, относился к нему как к жиhfm существу, но теперь я
отрекся от него:
– Нет, не мой… То есть мой, но я  него даgh не играю. Он просто так стоит. Что я,

мале нький, что ли!
Коujyy носу, принцесса задумчиhkfhlj_eZgZdhgy.
– Антон! Вот бы из этой лошади козла сделать… У нее даже колесики есть. Леша,
одолжи нам этого коня. А?
– Конечно, одолжу! Пожалуйста! Что мне, жалко? Я  него h\k_ и не играю… Он
просто так стоит…
ПрисеgZdhjlhqdb>m^dbg\gbfZl_evghhkfhlj_edhgy.
– Этот, факт, лучше фанерного, – сказал он. – А хhkl куда девать?.. Ты козло с
такими хhklZfbидела?
И тут я окончательно предал сh_]hklZjh]h^jm]Z.
– А хhkl а хhkl можно отрезать! – з_gysbf голосом uiZebe я и за_jl_e
голоhc]ey^ydZdh_wlhijhbaедет на k_oпечатление.
– Тебе от матери попадет, – пробасила Зинаида.
– Что? Попадет? Вот еще!.. «Попадет»! Это моя лошадь: что хочу, то и делаю. Сейчас
отрежем, и k_Bhq_gv^Z`_ просто!
Я сноZk[_]Ze другую комнату, _jgmekyhllm^Zkgh`gbpZfbbijbk_ei_j_^dhg_f
Через минуту пышный мочальный хhkle_`ZegZihemZyih^gyekyfhdjuchlbkiZjbgu.
– Вот и k_<hlbih`ZemcklZBgbq_]hlmllZdh]hg_l…
Сделать из лошади козла оказалось работой сложной и трудной. Мне пришлось искать,
где у папы лежат плитки сухого столярного клея, потом толочь его, чтобы он быстрее
размок, потом Zjblv его  маленькой кастрюльке (подходящей банки  доме не оказалось).
Потом мы принялись делать рога. Сначала Аглая с_jgmeZ из бумаги узенькие фунтики, и
мы приклеили их к лошадиной голо_gh:glhrdZkdZaZeqlhlZdboijyfuojh]h у козлов
не бывает. Тогда мы стали делать их плоскими, uj_aZy из картона, и из_eb кучу kydbo
коробок от настольных и гр, прежде чем Дудкину понраbeZkvnhjfZjh]h.
Для бороды мы, конечно, использоZeb часть отрезанного мной хhklZ но и тут
пришлось помучиться, потому что руки у нас были k_ клею и мочалка больше прилипала
к пальцам, чем к лошадиной морде. Когда бород а была наконец готоZ Дудкин заяbe что
лошадь надо перекрасить из с_leh -коричнеh]h  другой какой -нибудь ц_l хотя бы в
белый. Зубной пасты оказалось мало, и Зина предложила покрасить мукой. Я достал муки, и
мы разболтали ее lZabd_lZdqlhihemqbe ось нечто jh^_l_klZ^ey[ebgh. Чем дольше мы
работали, тем больше у меня скребли кошки на сердце, когда я смотрел на паркетный пол,
заляпанный клеем, жидким тестом и облепленный кусочками мочалки.
Пробило дZqZkZDhjhe_а заторопилась:
– Васька, пойде м, обедать пора. Антон, кончай скорей. В пять часо спектакль, а мы и
не репетироZebk_]h^gyba -за тh_]hdhaeZ.
Только теперь я kihfgbe что ничего не ел со q_jZrg_]h _q_jZ В жиhl_ у меня
бурчало, ]hehе неприятно шумело.
Держа  леhc руке тазик с тестом, а  праhc – старую кисточку для бритья, Дудкин
мазнул по коню еще разок, отошел шага на дZ и склонил голову набок. Потом он бросил
кисточку lZaZlZaihklZил на стол и a^hogme:
– Зря только коня испортили.
Аглая передернула плечами:
– У, к акой -то!.. Тебе k_iehohNZg_jguc_fmiehowlhlieho…
– А по -тh_fm хорош, да? – закричал Дудкин. – Ты посмотри на него: у тебя мурашки
по спине не бегают? Ведь он на черта похож, с которого содрали шкуру, а ты – хорош!
Я не предстаeye себе, как u]ey дит черт без шкуры, но то существо, которое у нас
получилось, и пра^Zbf_ehид жуткоZluc.
Непросохшее тесто блестело скользким блеском, один картонный рог надломился и
с_kbekygZ[hddmpucoост, испачканный клеем, преjZlbeky какую -то сосульку, а ры жая
борода, наоборот, была слишком пышна и топорщилась h\k_klhjhgu.
Как b^gh и Аглае стало не по себе, потому что она больше не hajZ`ZeZ Антону. На

некоторое j_fy комнате hpZjbehkvmgueh_fheqZgb_.
– Аглая! – закричали ^jm]aZhdghfkjZamg_kdhe ько голосо. – Эй, Аглая! Дудкин!
– Мы здесь! – отозZeZkv:]eZyih^[_`Z к окну.
– «Здесь! Здесь»! Мы Zk дZ часа ищем. Ушли куда -то и не предупредили. Хотите
спектакль сорZlv?
– Идите сюда. Мы здесь репетируем,  дZ^pZlv lhjhc. – Аглая отошла от окн а. –
Леша, поди открой, это еще артисты идут… Антошка, мы Сене Ласточкину козла покажем.
Он староста кружка: пусть как хочет, так и решает.
Я открыл входную д_jv и  кZjlbjm \Zebebkv еще чело_d шесть ребят. Среди них
u^_eyekyie_qbklucfZevqbrdZkkZ моуверенной физиономией.
– Сеня, гляди! – сказала ему Аглая. – Мы hldZdh]hdhaeZместо фанерного сделали, а
Дудкину и этот не нраblky.
Мальчишка посмотрел на наше страшилище маленькими, узкими глазками.
– Халтура! – проhjqZe он и добавил: – Я Zf полу чше козла достану. Жиh]h
Настоящего.
– Вот! Настоящего! – обрадоZebkvZjlbklu. – Конечно, хорошо бы настоящего, только
где ты его havf_rv?
– У моего дяди есть козел. В сарайчике жи_lLhevdh[h^ebый, черт!
– Это ничего, что бодлиuc, – сказал Дудкин. – Лишь бы дядя позhebeзять.
– А мы его и спрашиZlvg_[m^_fIhlbohgvdm\havf_fZihlhfh[jZlgh<hl]^_[u
его спрятать до спектакля? А то дядя скоро _jg_lkylh]^Zgbq_]hg_ihemqblky.
Все помолчали, обдумывая этот hijhk.
– В закоулке каком -нибуд ь приyaZlvbсе.
– В закоулке украсть могут.
– Сторожить по очереди будем.
Сеня качнул голоhc:
– Не годится. Дядя уb^bl что козла нет, и пойдет его искать по дhjZf да
закоулкам. – Он помолчал. – У Юрки спрячем. Юра, у тебя отец с матерью по hkdj_k_ ньям
работают и кZjlbjZhl^_evgZy<dартирах козлоg_bsml.
Мальчик, которого зZebXjhcihiylbekyhlg_]h:
– Ты что, с ума сошел? Ты знаешь, что мне за это будет!
На Юру напали со всех сторон:
– Не хочешь помочь тоZjbsZf^Z?
– Вот Сеня на_jgydZag ает, что от дяди попадет, а и то не боится для общего дела.
– Ругайтесь себе сколько хотите, – от_lbe Юра. – Я лучше из кружка соk_f уйду, а
козла dартиру пускать не буду. У меня голоZgZie_qZo_s__klv.
– А я знаю, где козла спрятать! – hkdebdgmeZ Аглая. – Леша, мы к тебе его при_^_f
Хорошо?
Тут уж я оторопел. Я почувстh\Zeqlhdha_e кZjlbj_^Z_s_ihqlbqlhdjZ^_guc, –
это уж слишком.
– Я… ко мне козла…
У меня пересохло  горле, я поперхнулся. Аглая этим hkihevahалась. Быстро
поглядыZy на меня, она загоhjbeZkоодушеe_gb_f:
– К Леше постаbf Леша не такой нюня, как Юрка. Пра^Z Леша? Он мальчишка
самостоятельный, не какой -нибудь маменькин сынок – да, Леша? Мы к нему постаbfdhaeZ
 прихожую и k_ пойдем обедать. Он часочка дZ k_] о постоит, а перед спектаклем
заберем. И никто даже ничего и не узнает. Леша, _jgh я гоhjx" Ты не забоишься, как
Юрка, да, Леша?
– Я… мне…
Я сноZ запнулся. Все ждали моего от_lZ ждала и Аглая. Она раскраснелась,
маленькие черные глаза ее блестели, ц_ тные зеркальные шарики покачиZebkv под
розоufbmrZfbByg_kfh]hldZaZlvkyYihkfhlj_egZXjmdhlhjhfm:]eZyklZила меня

ijbf_jbke_]dZjZkijZил плечи:
– Я… Пожалуйста, конечно… Мне, конечно, ничего не стоит… Только… только он,
на_jgh_[m^_l кричать, а соседи…
– У! Кричать? Зачем ему кричать? А соседям ты не открывай. Это тhy кZjlbjZ ты
хозяин, и пусть они не суются. – И, как b^ghbkim]Zшись, что я пойду на попятный, Аглая
сноZijbgyeZkvf_gyoалить: – Ну, что я гоhjbeZ"=hорила, что Леша не забоится, – он и
не забоялся. Он не то что Юрка, он знаете какой отчаянный!
– Ладно! Пошли тогда, – сказал Сеня и киgmefg_ – Ты жди, значит. Мы скоро…
Артисты поZebebdыходу. В передней королеZkdZaZeZqlh_ck<Zkvdhc^Zно пора
обедать.
– После пообедаешь, – отрезал староста. – Нам рабочая сила нужна. Он знаешь какой
здороuc"<hllZdmsmxkh[ZdmgZkf_jlvaZ[h^Ze.
УслышаwlmnjZamykhсем расстроился, но было уже поздно: артисты ушли.
Я принялся слоняться по кZjlbj_ Я понимал, что след ует при_klb  порядок
комнату, попытаться хотя бы соскрести тесто с коня, а  первую очередь чего -нибудь
перекусить, но от треh]b у меня ни к чему не лежали руки. То и дело я забирался на
подоконник.
Наш дом был перuffgh]hwlZ`gufa^Zgb_fihkljh_gguf\ этом районе. Его со всех
сторон обступили дереyggu_^hfZb^hfbrdbhdjm`_ggu_fgh]hqbke_ggufbkZjZcqbdZfb
и клетушками. В одной из таких клетушек, наверное, и жил этот проклятый козел.
Прошло дZ^pZlvfbgmlihlhfiheqZkZ:jlbklug_озjZsZebkvYklZ л подумывать,
что, пожалуй, не так уж легко протащить чужого козла  летний hkdj_kguc день по
проходным дhjZf Может, на мое счастье, артисто еще и застукают на месте
преступления. Когда часы пробили три, у меня соk_f отлегло от сердца, и я напраbeky на
кухню разогреZlvk_[_h[_^.
– Леша! Леша! Открывай! – донесся wlhlfhf_glсполошенный Аглаин голос.
Останоbшись на пол дороге, я подбежал к окну, но h дhj_ уже никого не было. В
отjZlbl_evghf настроении побрел я  переднюю и открыл д_jv Артис то я не уb^_e Я
только услышал, что под моей площадкой идет приглушенная, но, как b^gh отчаянная
борьба. Там сопели, пыхтели, кряхтели и шаркали ногами. Временами кто -то яростно
фыркал. Иногда что -то шмякалось не то об стену, не то о ступеньки.
– Рога ! Рога держите! Рога не отпускайте! – хрипло шептали gbam.
– Ыть!.. Еще немного! Ыть! Еще разок!..
– Ой! У -юй!
– Тише! Услышат!
– Подымай ему ногу! Подымай ему ногу! Подымай ногу… Уп!.. Есть!
– Чего – есть?
– По губе копытом!
– Ыть! Еще разок! Ыть!.. Мне за штаны влетит. Ыть!.. Не починишь теперь.
Но hl на лестнице, _^ms_c к площадке, показалась куча рук, ног, стриженых
затылко и растрепанных кос. Она ше_ebeZkv судорожно дергалась и постепенно
приближалась ко мне.
Полумертuc от страха, я отступил  п ереднюю, однако д_jb не закрыл. Вот куча
артисто показалась па площадке. С минуту они трепыхались перед д_jvx потом что -то
случилось, и в переднюю разом e_l_eb Дудкин с окроZленной губой, еще дZ артиста и
козел. Он был черный с белыми пятнами. Одно го глаза на белой полоbg_ морды у него не
было, а глаз на черной полоbg_[uehldjulbkfhlj_e[_amfgufзглядом, каким смотрит с
картины Иван Грозный, убиrbc сh_]h сына. На праhf роге его, как чек  магазине, был
наколот кZ^jZlgucdmkhq_dkbg_cfZl_j ии.
– Двери! – закричал мне Дудкин, устремляясь к uoh^m. – Закрывай k_ д_jb А то
пропадешь!
Козел по_jgmeky красиh klZe на дыбы, Дудкин ойкнул и захлопнул за собой д_jv

В следующий момент рога так треснули по ней, что с_jomih[_edZihkuiZeZkv.
Я оцепенел. Секунд пять я не дb]Ze ни рукой, ни ногой. Как скhav Zlm я услышал,
что ^\_jvkeZ[haZklmqZebdmeZdhf.
– Мальчик! Мальчик! – запищал тонкий деqZqbc]hehkhd. – У него на роге мой карман
от передника остался. Мальчик, а мальчик, у него на р оге мой карман…
Мне, конечно, было не до кармана. Козел сноZ по_jgmeky опустил рога и мелкими
шажками потопал ко мне. Я шмыгнул dhfgZlmbaZi_j^ерь на крючок.
– Черта с дZ я на такого сяду! – донесся со дhjZ голос Дудкина. – Я уж лучше на
фанерном . Что мне, жизнь не дорога?
Я не расслышал, что ему от_lbeb Шумка, которая до сих пор лишь нерgh тяdZeZ 
соседней комнате, ^jm]aZdZlbeZkvhlqZyggufeZ_fYkmgmeky[uehlm^ZbhlkdhqbegZaZ^
Козел был уже в комнате родителей. Он проник туда через д ругую д_jv которую я не
догадался закрыть. Он медленно _jl_eky подстаeyy Шумке рога, а та, захлебываясь от
ярости, прижимаясь грудью к полу,  сhx очередь, _jl_eZkv hdjm] козла и нороbeZ
схZlblv его за пятку. Крючка на д_jb  эту комнату не было . Я забаррикадироZe ее
тяжелым плюшеufdj_kehf.
И началась катавасия! Лай, топот, фырканье постепенно удалились  кухню, причем
там загремело что -то железное, потом шум битu сноZ переместился  соседнюю комнату.
Я был отрезан от k_c кZjlbju Я не мог aylv из кухни продукты. Мне была недоступна
даже уборная, куда я стремился k_c душой. Ломая себе пальцы  тоске, я слонялся по
комнате и думал о том, как же я открою артистам, когда они придут за козлом, и придут ли
они hh[s_^hki_dlZdey_keb>m^dbg отказался на нем ездить.
Шумка была из тех собачонок, которых называют «заh^gufb Обычно стоило
кому -нибудь пройти по лестнице мимо нашей кZjlbju как она iZ^ZeZ  истерику минут
на пять. Козел пояbeky у нас примерно  чет_jlv чет_jlh]h Роgh  чет ыре  кZjlbj_
продолжался k_lhl`_lZjZjZfbRmfdZ^Z`_g_hojbieZKh^ора уже даgh^hghkbebkv
голоса:
– Безобразие какое!
– Это ^\Z^pZlvторой!
И Шумка, как гоhjblky допрыгалась. Лай ее ^jm] прервался, она громко икнула, а в
следующий момент за_j_sZeZ таким дурным, таким страшным голосом, что я подумал:
«Все! Шумке конец».
– Эй! ДZ^pZlvторая! Что ulZfkmfZihkoh^beb? – закричали h^\hj_.
– Прекратите это хулиганстhkeurbl_?
Сам не зная зачем, я подошел к окну. По ту сторону дhjZ ст оял двухэтажный
бре_gqZluc дом. Из многих окон его u]ey^u\Zeb жильцы. Несколько мужчин и женщин
стояли на крыльце и hae_ него, подня голоu к окнам нашей кZjlbju Стоило мне
показаться, как они накинулись на меня:



– Эй, малый! Это ты там безобразни чаешь?
– У тебя со_klv_klvlZdkh[Zdmfmqblv?
– Мать с отцом уехали, он и распоясался!
В голове у меня з_g_ehhlRmfdbgh]hизга, сердце измученно колотилось, но k_`_
я еще разок попробоZe показать сhx самостоятельность. Печально глядя  окно, голос ом
слабым, как у тяжелобольного, я пролепетал:
– Вас… Zkg_dZkZ_lkyYykZfykZfagZxqlh^_eZxWlhgZrZdартира. И… и
Zkg_dZkZ_lky.
Я отошел от окна. Шумка ^jm] перестала _j_sZlv и затяdZeZ где -то на кухне,
ba]ebо, обиженно.

«Хам! Груб иян! – как бы гоhjbeZ она, лежа, очеb^gh под газоhcieblhc. – С тобой
и дела -то иметь нельзя». ПотяdZ немного, она успокоилась. В кZjlbj_gZklmibeZlbrbgZ
Я забрался с ногами на кроZlvijb`Zekykibghcdkl_g_blh`_aZlboGZijhlbоположной
стен е bk_eh зеркало,  котором маячило мое отражение. Никогда еще я не казался себе
таким бледным, таким тощим. Я смотрел  зеркало и грустно думал о том, что у меня,
на_jgh_[m^_ljZdYkeurZedZdзрослые гоhjbebqlhjZdjZaиZ_lkygZg_jной поч_
и перufijbagZdhf_]h[uает исхудание.
Пробило полоbgm пятого, но я уже не ждал артисто Я понимал, что они не смогут
aylvmf_gydhaeZdh]^Zо дворе столько народа.
В соседней комнате что -то полилось, потом из -под д_jb ко мне потекла лужа. Меня
это уже не aолноZehFg_m`_[uehсе равно.
Потом то ли козел проголодался, то ли ему захотелось домой, но только он начал
блеять. Он блеял настойчиhlj_[h\Zl_evghojbieuf[Zkhf.
– Ишь какой злоj_^guc мальчишка! – послышался со дhjZ старушечий голос. – То
собаку мучил, теперь козлом кричит. Все назло!
– Нет, тут что -то не то, – отозZeky мужчина. – Раз_ мальчишка сможет так ре_lv" У
него и голоса не хZlblKljZggh_^_eh!
– Дядь Терентий! Дядь Терентий! – ^jm]зheghанно крикнула какая -то девушка .
– A-я! – донеслось издалека.
– Ты козла ищешь? Поди -ка сюда! Это не тhchj_l?
Прошло несколько секунд молчания, потом со дhjZihkeurZehkv:
– Ага! Он и есть! Ах люди! Ну что за люди! Средь бела дня!
Дядя Терентий принялся кричать нам  окна, чтобы ему н емедленно _jgmeb козла и
что он нам покажет, как скотину hjh\ZlvYg_hlечал. Собраrb_kyо дhj_mkihdZbали
дядю Терентия, гоhjbeb что тут, очеb^gh какое -то недоразумение, что кZjlbjZ
принадлежит солидному чело_dm подполкоgbdm который едZ ли станет заниматься
такими делами. Гоhjbeb также, что подполкоgbdZ сейчас нет и что дома только его
сынишка, то есть я.
– А мне шут с ним, кто там дома, кого нет. Мой козел – стало быть, отдай! – сказал
дядя Терентий. – Верка! Стой здесь! Пойду участков ого при_^m.
Козел притих, слоgh понял, что осh[h`^_gb_ близко. Я не боялся прихода
милиционера, я был даже рад, что он придет, и думал только о том, как он попадет в
кZjlbjm И ^jm] у меня мелькнула такая мысль: козел сейчас  комнате родителей. Что,
если я в одну секунду проскочу переднюю, открою oh^gmx дверь… А там лестница, а там
дhjZlZfex^bhldhlhjuofg_ihiZ^_lghdhlhju_ba[Zят меня от козла…
Я прислушался. В кZjlbj_ было тихо. Я и не подозреZe что козел уже перебрался в
переднюю и с тоит у самой д_jb моей комнаты. Я на цыпочках подкрался к этой д_jb
тихонько снял с нее крючок, затем сразу распахнул ее и… чуть не напоролся на козлиные
рога.
В следующий момент я был на середине комнаты. Козел напраbekydhfg_Yскочил
с ногами на подоконник. Козел подошел к подоконнику и, мотая голоhc глядя на меня
сhbf страшным глазом, хрипло заблеял. И тут я окончательно забыл про сhx
самостоятельность. Я отодbgmeky почти к самому карнизу, с_kbe ноги наружу, поднял
лицо к небу и заре_egZ _kv^ор, где уже собралось очень много народу. Однако я недолго
ре_e<kdhj__s_[hevrbcm`Zkihljykf_gylZdqlhyb]hehkihl_jye.
Во дhj hreb папа и мама. Они шли не под руку, как обычно, а на расстоянии метра
друг от друга. Лицо у папы было красн ое и очень сердитое. Уже потом я узнал, что мама
испортила папе k_ удоhevklие от поездки, потому что k_ j_fy беспокоилась за меня и
гоhjbeZ что у нее какое -то тяжелое предчувстb_ Они уехали от полкоgbdZ ХаритоноZ
даже не пообедаbсю дорогу ссорились.

Папа был так рассержен, что даже не заметил толпы, которая глазела на мое окно.
Уb^_ меня, он останоbekybihqlbaZdjbqZefZf_:
– На! Смотри! Целехонько тh_ сокроbs_ здоро_ohgvdh И что hh[s_ с ним могло
случиться?
Не слушая папы, мама з акричала мне, чтобы я лез обратно в комнату, что я могу
сZeblvkyGhyg_ihkemrZeky.
– Дядя Терентий! Дядя Терентий! – сказали wlhремя lhei_. – Вот как раз тоZjbs
подполкоgbd<_jgmeky!
Во дhjошел низенький, грязно одетый дядька с полуседой ще тиной на лице, а с ним
круглолицый, розоhs_dbc милиционер. Тут папа i_jые обратил gbfZgb_ на толпу и
как -то притих. Милиционер подошел к нему и отдал честь:
– Товарищ подполковник, разрешите обратиться!
– Пожалуйста! Слушаю!
Милиционер смущенно улыбнул ся:
– Не знаешь, как и начать… Короче, hlhl]jZ`^ZgbgZihklmibehaZyление, что у Zk
dартире… ну, домашнее жиhlgh_.
– Что за чушь? Какое жиhlgh_?
– Козел, – пояснил милиционер, зачем -то понизи]hehk.
– Что -о?
– Козел, тоZjbsih^ihedhник.
Папа k кинул голову. Глаза его сверкали.
– Алексей! В чем дело? Что там такое у тебя?
«Ме -е-е!» – закричал козел за моей спиной.

Что было дальше, рассказывать незачем, об этом каждый догадается. Скажу лишь одно:
я много ug_k  тот день, но самый тяжелый удар, у дар в самое сердце, постиг меня на
следующее утро.
Папа был на службе, мама ушла  магазин. Мне запретили uoh^blv Я лежал на
подоконнике и смотрел h дhj Подо мной на лаhqd_ сидели Аглая и другие театральные
деятели. Вчерашний спектакль прошел у них у спешно, несмотря на то что пришлось
удоhevklоваться фанерным козлом. За жиh]h козла им, конечно, тоже нагорело, но они
уже забыли об этом и обдумывали новую постаноdm.
– Валенки для партизан достанем, полушубки найдутся, – гоhjbeK_gyEZklhqdbg. – А
вот портупею, кобуру и полевую сумку – это надо поискать.
– Лешка достанет, – сказала Аглая. – У него отец h_gguc.
– Какой Лешка! Из дZ^pZlv lhjhc? – f_rZeky Дудкин. – Нет! Не достанет. Теперь
ему отец ничего не даст.
– Лешка -то? У! Я ему скажу, что он самостоятельный, – он и без спроса havf_l Я им
как хочу, так и _jqm.

1957 г.

«На тебя kygZ^_`^Z»

Из -за переезда ghый дом мы не сняли дачу. Я, пра^Zih[u\Ze пионерском лагере,
но родители мои почти k_e_lhijhели ]hjh^_Lhevdh^а раза они u_a`ZebgZijbjh^m
и каждый раз со мной в это j_fyqlh -нибудь случалось.
Про историю с козлом я уже рассказал. Вторая история случилась уже  середине
а]mklZ когда папа только что получил отпуск. Знакомые предложили родителям
отпраblvky дней на десять  байдарочный поход. Папа с мамой никогда на байдарках не
ходили, им очень хотелось узнать, что это за удоhevklие, но взять меня с собой они
отказались.

– Дай мы сами научимся _keZ держать, – сказал папа. – Тогда купим на следующий
год байдарку – будешь с нами плаZlv.
СноZ родители стали со_lhаться, на кого меня остаblv В этот раз такой чело_d
нашелся быстро. Мама поехала зачем -то p_glj]hjh^Zbернулась очень доhevgZy.
– Все устроилось! Тетя Соня у нас пожи_l.
– Тетя Соня? ТихомироZ? – слегка удиbekyiZiZ.
– Ну да! Я ее  аlh[mk_ встретила. Она сказала, что с hklhj]hf переберется к нам и
присмотрит за Лешкой.
– С hklhj]hf? – тем же тоном переспросил папа.
Я тоже был несколько удиe_g что за мной будет присматриZlv именно тетя Со ня и
что она будет делать это с hklhj]hf Она была замужем за приятелем моего покойного
дедушки. Папа знал его с детстZ мама – тоже очень даgh но после смерти дедушки
родители бывали у Тихомироuoj_^dhZyihke_^gbcjZaиделся с тетей Соней, когда мне
было лет шесть или семь.
Мама объяснила, почему тетя Соня пришла в такой hklhj] К ее мужу приехала куча
родст_ggbdh из ХабароkdZ и она ugm`^_gZ была готоblv на них, да мыть посуду, да
h^blv их по магазинам. Теперь она скажет, что у нее заболел кто -то из близких, что она
должна уехать, и пусть эти родст_ggbdbkZfbfhxlihkm^m.
– Она уверена, что поладит с Лешей, – добаbeZ мама. – Она гоhjbl что у нее
прирожденный педагогический талант.
– А у самой детей не было, – заметил папа.
– Хорошо! – рассердилась мама. – Что тебе, собст_ggh не нраblky" Ну, пусть она
преувеличиZ_lbmg__g_li_^Z]h]bq_kdh]hlZeZglZ:mdh]hbagZrbo[ebadbohg_klv?
Папа не от_lbe а мне было k_ раgh кто за мной будет присматриZlv и есть ли у
него педагогическ ий талант. Я слишком был огорчен, что меня не берут ihoh^.
Всю lhjmx полоbgm дня накануне отъезда папа с мамой ползали на чет_j_gvdZo
среди разложенных по полу _s_c\k_ремя что -то теряли, то и дело ссорились. Я тогда не
читал еще «Трое h^ghceh^ ке» и не знал, что k_lmjbklulZdkh[bjZxlky путь.
Часо\осемь раздался зhghd.
– Тетя Соня, – сказала мама, и мы k_ihreb\i_j_^gxx.
Я слышал, что тете Соне около шестидесяти, но u]ey^_eZ она моложе. У нее были
с_leh -желтые, кудряшками, hehku и короткое пестрое платье. Молча сжа красные губы
бантиком, она подстаbeZ маме для поцелуя одну щеку, папе – другую. Затем она
наклонилась ко мне и ткнула себя пальцем куда -то рядом с узким напудренным носом.
– Целуй сюда! – сказала она и сноZk`ZeZdjZk ные губы бантиком.
Я yeh чмокнул ее. Тетя Соня прошлась по передней, заглянула в одну комнату, 
другую.
– Блаженстh! – сказала она без kydh]hыражения.
– Что? – не понял папа.
– После того кошмара, который у нас ^hf_a^_kvjZc.
Мы вошли dhfgZlm Тетя Соня села на стул, вынула из сумочки плитку шоколада.
– Алеха!.. Это тебе.
Я ayerhdheZ^ih[eZ]h^ZjbeL_lyih^gyeZmdZaZl_evguciZe_p.
– Но только, Леха, угоhj пока я здесь, ты будешь получать сладкое только после
обеда и после ужина. – Склони г олову набок, она посмотрела на меня круглыми
с_leh -серыми глазами. – Ну как, лады?
– Угу, – промычал я. Что -то не понраbehkvfg_wlheZ^ubообще манера тети Сони
разгоZjbать со мной.
А она протянула руку и сказала:
– Молодец! ДаZceZimgZm]hор!
Это мне тоже не понраbehkv но я пожал руку. Покосиrbkv на папу с мамой, я
заметил, что они переглянулись.

Больше  тот _q_j тетя Соня со мной не разгоZjbала. Меня послали гулять с
Шумной, а потом уложили спать.
На следующее утро тете Соне было не до меня. Она спрашиZeZ маму, где лежит мое
белье, как Zjblv кашу «геркулес» (ей никогда не приходилось этого делать), по какому
адресу сообщить, если со мной случится что -нибудь особенное. На это мама сказала, что она
сама будет зhgblvbadZ`^h]hihk_edZ где есть перегоhjgucimgdl.
Папа сходил за такси и приехал  нем к нашему подъезду. Антошка Дудкин, Аглая и
рыжие Зинка и Васька Брыкины подошли к машине и стали смотреть, как  нее засоuают
рюкзаки, аhkvdbm^hqdbblZdkmRmfdm jh^bl_ebj_rbebзять ее с собой).
– Лешк! Куда едешь? – спросил Дудкин.
– Никуда, – от_lbey.
– Опять один остаешься? – спросила Аглая.
– Нет, голубчики, – сказала мама. – Теперь мы ученые, больше ugZf кZjlbjmdhaeZ
не притащите.
– А мы и не собираемся, – буркнула Аглая, и k_q_lеро отошли от машины.
Родители поцелоZeb меня, тетю Соню… Такси дbgmehkv и скоро исчезло за
hjhlZfb.
Вот тут тетя Соня за меня и принялась.
– Лешка! Пошли к Антону, – сказала Аглая. – Ему белых крыс подарили.
Я дbgmekydj_[ylZfghlmlmkeu шал за спиной очень негромкий голос тети Сони:
– Алеша, можно тебя на минуточку?
Я _jgmekyih^hr_edg_c.
– Понимаешь, какое дело, Алеха, – почти шепотом прогоhjbeZ она. – Нам нужно
очень серьезно потолкоZlvB^_fZ?
Я сказал ребятам, что скоро _jgmk ь, и пошел за тетей Соней на_jo< кухне она села
спиной к окну, положила ногу на ногу, чиркнула спичкой, затянулась сигаретой и
загоhjbeZ:
– Слушай, Леха… Ты парень ajhkeuc голоZ у тебя работает – во! – Она показала
большой палец. – Значит, мы можем гоhjblvdZdq_ehек с чело_dhf:]Z?
– Ага, – пробормотал я.
– Так hlyohl_eZl_[ykijhkblvdZdlujZkp_gbаешь сhcihklmihd?
– Какой поступок?..
– А вот сейчас, h^\hj_…
Я молчал, обалдело глядя на эту странную тетку. А тетка от_eZ руку с сигаре той
далеко  сторону, и тоже молчала, и тоже смотрела на меня круглыми с_leufb глазами со
слипшимися от краски ресницами.
– Я… я не помню никакого поступка, – пробормотал я.
– Очень жаль! – молbeZl_lyKhgybkghа застыла, сжа]m[u[Zglbdhf.
Я afhdhl напряжения, но так и не понял, что ей от меня надо.
– Хорошо. Я тебе подскажу, – смилостиbeZkv наконец тетя Соня. – Вот тебя ребята
позZebkfhlj_lv[_euodjukYihgbfZxdjukudhg_qgh^_ehажное, но я -то k_ -таки не
пустое место. А?
Тут я молча киg ул.
– А как же ты поступил? Тебя позZebblug_h]eygmшись на меня, не спросиdZdy
к этому отнесусь, aye^Zbihr_edj_[ylZfKehно и нет меня. По -тоZjbs_kdbwlhdZdlu
полагаешь?
Я со_jr_ggh не понимал, что  моем поступке могло быть нетоZjb щеского, но на
kydbckemqZcdZqgme]hehой.
Тетя Соня затянулась сигаретой, uimklbeZ^uf.
– Так что же, по -тh_fml_i_jvgZ^hk^_eZlv?
– Попросить прощения, – kljZrghclhkd_ijhfyfebey.
– Умница! – hkdebdgmeZ тетя Соня. – ДаZc лапу! Я была у_j_gZ, что мы с тобой

душа ^mrmaZ`b\_f.
– Лешка! Ну, скоро ты? – донеслось со дhjZ.
Я уже знал, как надо себя _klb.
– Тетя Соня, можно я пойду?
– К этим самым… крысам? – Тетя Соня помолчала. – Крысы, я понимаю, – это очень
интересно, только знаешь, что я те бе скажу!.. ДаZc такой угоhj сначала дело, а потом
разe_q_gby:]Z?
Я спросил, какое дело она имеет \b^m.
– А дело оч -чень, оч -чень Z`gh_Fuk_cqZkaZcf_fkykhklZлением распорядка дня.
Я не стал hajZ`Zlv Я пошел  комнату, лег на подоконник и ск азал ребятам, что к
Антону не пойду.
– Эта… длинноносая не пускает? – приглушенно спросила Аглая.
Я молча киgme.
Тетя Соня так уe_deZkvkhklZлением распорядка дня, что забыла приготоblvh[_^b
мы пообедали «геркулесом», сZj_gguf пра^Z на молоке. Т еперь, согласно «распорядку»,
я мог гулять только два часа перед обедом и столько же перед ужином, а остальную часть
дня мне предстояло заниматься «осмысленным j_fyij_ijhождением». Под этим тетя
Соня подразумеZeZ утреннюю гимнастику (я ее и так делал), уборку сh_c комнаты, мытье
чайной посуды (столовую посуду тетя Соня ayeZgZk_[y ihторение пройденного rdhe_
чтение художест_gghc литературы (два часа), послеобеденный отдых (один час). Где -то
между этим отдыхом и _q_jg_c прогулкой тетя Соня напи сала: «Сh[h^gh_ j_fy Но
потом она спросила меня, чем я люблю kободное j_fyaZgbfZlvkyYk^mjmhlетил, что
люблю мастерить, что сейчас клею из картона фрегат. Тут тетя Соня зачеркнула «свободное
j_fyZkерху написала: «Труд».
Я попытался объяс нить, что уже сделал kx домашнюю работу, которую получил на
лето, пытался lhedhать тете Соне, что я люблю читать, но приud это делать, когда мне
захочется, пытался я hajZablvbijhlb пункта о прогулках… Тетя Соня долго смотрела на
меня, склони]heh\ у набок, потом прогоhjbeZ:
– Лешка!.. Ты слышал когда -нибудь о знаменитом русском ученом Паehе?
– Слышал, – сказал я.
– Что же ты слышал?
– Он делал опыты с собаками… и еще там… эти… рефлексы всякие.
– Праbevgh! – сказала тетя Соня. – Так hl этот ака демик  журнале «Здороv_
недаghgZibkZeqlh^eyq_ehека имеет колоссальное значение размеренный ритм жизни. –
Тетя Соня закурила очередную сигарету. – Леха! Ты же совершенно ajhkeuciZj_gvLu`_
не можешь не понимать, что папа с мамой тебя немного р азболтали. Верно _^v">Z?
Я промолчал.
– Так hl^Z\ZcmkljhbfiZi_kfZfhckxjijbaHgbернутся и не узнают сh_]hkugZ
подтянутый, дисциплинироZgguc – слоhfо чело_d!
Я спорить не стал. Я не додумался, а просто почувстh\Zeqlhwlh[_kihe_agh.
Из -за состаe_gbyjZkihjy^dZ^gyfg_i_j_^h[_^hfih]meylvg_ijbrehkvG_m^Zehkv
и почитать: это положено было делать перед днеghcijh]medhcAZlhkjZam`_ihke_h[_^Zy
начал жить  строго размеренном ритме: мне пришлось достать подушку, плед и лечь на
диZgQblZlv это j_fyg_jZaj_rZehkv.
Я лежал, смотрел  потолок и думал об академике Паeh\_ Почему -то мне казалось,
что он даghmf_jZhgыходит, жив и пишет `mjgZe_A^hjhье». Я удиeyekyg_m`_eb
и он читает художественную литературу тольк о  строго определенные часы, даже тогда,
когда читать ему совсем не хочется? Что -то, казалось мне, здесь не так.
Через час  комнату hreZ тетя Соня и, kdbgm\ голые руки к потолку, весело
закричала:
– Подъе -е-ем! – И тут же спросила: – Итак, чем сейчас б удем заниматься?
– Трудом, – a^hogmey.

– Умница! – сказала тетя Соня и исчезла.
Убра подушку и плед, я сел за маленький столик, над которым bk_eb кое -какие
инструменты и на котором стоял остоfh_]hnj_]ZlZ.
Как сделать его, меня научил папа. Я уже uj езал из картона киль и приклеил к нему
округлые картонные шпангоуты. Края шпангоутов были часто надрезаны и загнуты так,
чтобы к ним можно было приклеиZlv обшиdm состоящую из множестZ узких, тоже
картонных полосок. Часть обшиdb была уже готоZ остава лось доделать примерно две
трети.
Безо kydh]h удоhevklия наклеил я одну полоску, другую, но потом я kihfgbe что
мне надо еще сделать [hjlZoexdb^eyimr_dFg_klZehдруг интересно, и я принялся за
работу уже с уe_q_gb_f.
Дверь открылась, hreZl_ тя Соня.
– Молодец малый! – сказала она и, придbgm\ стул, подсела к столику. – До чего
приятно смотреть на чело_dZ который не собак гоняет, а что -то такое создает, соображает
что -то такое…
Я скрючился над сhbf столиком. Тетя Соня долго рассказывала, ка кие ценные
качестZjZaиZxl чело_d_aZgylbyljm^hfZyсе макал да макал кисточку de_cbсе
h^be да h^be этой кисточкой по одной и той же картонной полоске, лежащей на старой
газете.
Вдруг тетя Соня переменила тон:
– Между прочим, Леха, я подме тила l_[_h^gmkeZ[mxq_jlhqdm.
– Какую? – не поднимая голоukijhkbey.
– Ты работаешь старательно, но очень медленно. Ты подумай: я уж сколько здесь сижу,
а ты k_ мажешь, мажешь эту штучку… А когда же приклеиZlv" Надо так: намазал –
приклеил, намаза л – приклеил!.. Ну? Ты согласен со мной?
Я перестал мазать и начал приклеиZlv полоску картона к этому распроклятому
кораблю.
…Когда я ur_e]meylvо дhj_gZeZочке сидели Аглая и Антошка Дудкин. Дудкин
спросил меня, почему я k_ремя торчу дома.
– Не бось эта тетка не пускает, – сказала Аглая. – Кто она тебе?
Как я ни сдержиZekyZсе -таки начал koebiu\Zlv:]eZyb>m^dbgстреh`bebkv:
– Чего это с ним?
– Лешка!.. Ты чего?
– Из -за Zk\k_wlh… – проплакал я.
– Что из -за нас?
Я напомнил им, как роди тели попробоZeb остаblv меня на целый день одного и что
из этого получилось. И hl теперь мне не до_jyxl Я по_^Ze как «эта тетка» мне
a^hogmlv не дает, рассказал про распорядок дня, про занятия трудом. Уe_drbkv я даже
приjZeqlhl_lyKhgyoh^bl за мной по пятам, подглядыZ_lbсе j_fyqblZ_lghlZpbb.
– Чокнутая какая -то, – сказала Аглая.
– А у тебя что, языка нет? – спросил Дудкин.
– Какого языка?
– А hl такого! Чтобы сказать: «Я вам не маленький, и нечего Zf командоZlv Буду
жить, как при р одителях жил, и k_Bg_ijbязывайтесь!»
Этот со_l засел у меня  голо_ но ни  тот день, ни на следующий я не решился его
uihegblvYзбунтоZekyebrvgZlj_lbc^_gvihke_hlt_a^Zjh^bl_e_c.
Утро началось как обычно. Тетя Соня усадила меня за поlh рение пройденного. Я
положил перед собой учебник географии, которую знал назубок, и как только тетя Соня
ушла  продуктоuc магазин, ayeky читать «Приключения Тома Сойера». Тетя Соня
_jgmeZkv про_jbeZ меня по учебнику, похZebeZ и ушла  кухню, напомни  что теперь я
должен заняться чтением художест_gghcebl_jZlmju.
Я не hajZ`Ze Я как раз дочитал до того места, где Том и Гек решают отпраblvky

ночью на кладбище сh^blv бородавки. До сих пор «чтение художест_gghc литературы»
было для меня самым прият ным пунктом  «распорядке дня». Тетя Соня готоbeZ  это
j_fyh[_^bdhfg_g_aZoh^beZH^gZdhgZwlhljZaсе получилось иначе.
…По спине у меня ползали мурашки, в жиhl_ было холодно. Я читал, как на
кладбище, где притаились мальчишки, яbebkv]jh[hdhi атели: индеец Джо, Мефф Поттер и
доктор Робинсон. «Теми же лопатами они подняли крышку, uолокли мерт_pZ и
бесцеремонно бросили его на землю», – прочел я.
– Умница! – послышался голос тети Сони. Она стояла  д_jyo скрести руки на
груди. – Я hl уже ми нут пять наблюдаю за тобой и b`m что ты читаешь не абы как, а
gbfZl_evgh с интересом… Вот так k_]^Z читай! Чтение только ради чтения никакой
пользы не приносит. – Она подсела к столу (соk_f как тогда, с фрегатом) и ayeZ книгу. –
«Приключения Тома Со йера». Должно быть, очень интересно. Да?
Я понял, что тетя Соня «Тома Сойера» не читала; а она полистала книгу и спросила:
– Ну, кто тебе из герое больше нраblky Бекки Тэчер или этот, как его? – Она сноZ
полистала книгу. – Или индеец Джо?
– Бекки Тэчер , – прохрипел я, начиная дрожать.
Тетя Соня положила книгу, постаbeZ локти на стол и подперла подбородок тыльной
стороной ладоней.
– Ну, даZc расскажи мне содержание. Мне хочется знать, как ты усваиZ_rv
прочитанное.
Я молчал. Я слоZg_fh]ымолblv.
– Погоди! Не рассказывай! – ^jm]оскликнула тетя Соня. Ее осенила ноZyb^_y.
Она _e_eZ мне aylv чистую тетрадку и надписать: «Днеgbd чтения». Когда я
uihegbewlhhgZih^gyeZkv.
– Теперь я пойду готоblv обед, а ты продолжай читать. Когда дочитаешь, запиши
фамилию аlhjZgZaание и краткое содержание. Идет?
Я слез со стула и тихо сказал:
– Не буду я записывать.
– Что? – переспросила тетя Соня.
– Ничего я не буду записывать, – поlhjbe я уже громче. – И… и hh[s_ я сейчас
пойду гулять.
Тетя Соня слегк а попятилась, сцепила пальцы перед грудью и устаbeZkvgZf_gy.
– Алексей!.. Я хотела бы знать, что это за тон и что это значит: «Я пойду гулять»?
– А то и значит: пойду гулять, и k_! – Крикну это, я u[_`Ze  переднюю и там
обернулся: – И вообще… и hh[ ще буду делать что хочу. Вот! И не приyau\Zcl_kv<hl!
Тетя Соня по_jgmeZkv сторону передней, но ничего не от_lbeZ.
Ребята h^оре одобрили мой бунт. Всю первую полоbgm^gyyijh[helZekyместе с
ними, но так и не запомнил, hqlhfub]jZebhq_f гоhjbebY^mfZehlhfdZd\_klbk_[y
когда вернусь домой.
Во j_fyb]ju:]eZy\^jm]aZr_ilZeZ:
– Лешк! Смотрит!.. На тебя смотрит!
Оглянуrbkvy уb^_e окне тетю Соню. Она ulbjZeZlZj_edmbkfhlj_eZgZf_gyk
каменным лицом. Я поспешил от_jgmlvky . Когда я сноZihdhkbekygZhdghl_lbKhgbm`_
не было.
Но hl ребята разошлись: настало j_fy обедать. Поплелся домой и я. Открыл д_jv
сhbf ключом, hr_e  переднюю на цыпочках, надеясь проскользнуть к себе в комнату
бесшумно. Только ничего не получил ось.
– Можешь идти обедать, – сказала тетя Соня из кухни.
Вымы руки, я hr_e  кухню и сел перед тарелкой с красным борщом. Тетя Соня
сидела напротиI_j_^g_clh`_klhyeijb[hjgh тарелке у нее ничего не было.
Ел я без аппетита. Прошло, на_jgh_fbg ут десять, пока я одолел полтарелки. Все это
j_fyl_lyKhgykb^_eZih^i_j_ подбородок руками, и не ше_ebeZkvGhот она негромко

спросила:
– Ты ничего не замечаешь?
Я посмотрел на нее, на ее пустую тарелку и от_lbe:
– Замечаю.
– Что же именно ты заме чаешь?
– Что ugbq_]hg__^bl_.
После этого тетя Соня молчала еще минуты две, потом загоhjbeZ:
– Так hl Алексей: я никогда детей не наказывала и наказывать не стану. Тако мой
принцип. Но имей  b^m я до тех пор ничего не буду есть, пока ты не изbgb шься передо
мной и не начнешь _klbk_[ydZdfum]hорились. Дошло?
Я так и застыл с полной ложкой h рту. Уж казалось, я испытал на себе все приемы, к
которым прибегают ajhkeu_ hkiblu\Zy детей: мне делали ласкоu_ замечания, читали
строгие нотации, со мной часами не разгоZjbали, меня наказывали по -kydhfm Папа раза
дZ^Z`_m]hklbej_fg_fGhqlh[uba -за меня объяeyeb]heh^hку – такого я еще не знал.
Я проглотил наконец ложку борща и стал думать, как быть. Не изbgylvkykh]eZkblvky
на то, чтобы т етя Соня продолжала голодать, – что -то  этом было нехорошее. Но если я
попрошу прощения, мне сегодня же придется h[yaZl_evghfihjy^d_de_blvnj_]ZlBдруг
меня осенило. Я ue_aba -за стола и сказал:
– Я тоже не буду есть.
Тетя Соня uijyfbeZkvbijbhl крыла рот. Такого хода с моей стороны она не ожидала.
Но она очень скоро пришла k_[yboheh^ghhlq_dZgbeZ:
– Не ешь.
У себя  комнате я лег на диZg и натянул плед на голову. Это я проделал на тот
случай, если тетя Соня a^mfZ_lойти и за_klbjZa]hор. Но она не hreZ.
Я лежал и подсчитывал, сколько же мне еще осталось терпеть. Выходило – не меньше
недели. Я предстаbe себе три байдарки, скользящие ^hev зеленых берего а  одной из
них – папу с мамой. Они плывут себе, перегоZjbаясь с друзьями, по _ черам стаyl
палатки и, на_jgh_ подолгу болтают у костра… И небось они hh[jZ`Zxl что мне очень
даже хорошо с этой теткой, hh[jZabшей себя _ebdbfi_^Z]h]hf Они там разe_dZxlky 
сh_m^hольстb_Zfg_от мучайся из -за них.
Я koebigmeYihqm\kl h\Zeqlhk_j^p_fh_h`_klhqbehkvFg_aZohl_ehkvыкинуть
что -нибудь такое, что мама с папой надолго бы запомнили. Одним слоhf мне захотелось
проучить сhbojh^bl_e_cbwlmkZfmxl_lxKhgx.
Я откинул плед, посмотрел на часы. Прошло минут тридцать, как я лег. В кZjlbj_ не
было слышно ни звука. Нет!.. Какой -то звук k_ -таки доносился из соседней комнаты: jh^_
бы похрапывание… Я klZeijhr_e одних носках i_j_^gxx>\_jv соседнюю комнату
была приоткрыта…
Так и есть! Тетя Соня лежала на тахте и спал а. Рядом с ней на полу ZeyeZkv книга и
стояла пепельница, dhlhjhc_s_^ufbekyhdmjhd.
Примерно еще через полчаса я ur_e из подъезда. На мне было драпоh_ пальто,
зеленая yaZgZy шапка и шерстяные брюки. Под мышкой я держал школьный портфель. В
нем наZ лом лежали шесть котлет, граммо триста колбасы, «Приключения Тома Сойера»,
полбатона, пол пачки сахара и куча сухарей, которые мама сушила  духоd_ на котлеты.
Сухарей было так много, что портфель из -за них не закрывался.
Под аркой hjhl я встретил Аглаю . Она несла  аhkvd_ пакеты с молоком. Уb^_\
меня, она застыла, постаb исцарапанные ноги носками gmljv.
– Чего это ты? Как на Се_jgucihexk…
Я k_]^Z чуklоZe что Аглая относится ко мне сukhdZ считая меня размазней или
маменькиным сынком. Вот те перь она поймет, с кем имеет дело! Я останоbeky и, понизив
голос, сказал загадочно:
– Ничего! Зато hlghqvxfg_g_[m^_loheh^gh.
– Как это… ночью?

– А вот так! Никому не скажешь?
– Чего не скажу? Вот тебе честное – никому! А что такое?..
– Я из дома убе жал.
Аглая неподb`gh смотрела на меня черными глазками. Одна растрепанная коса
сbkZeZ_cgZ]jm^vZ^jm]Zy[ueZaZkibghc.
– Вот… да -а-а! – протянула она тихо. – Насоk_f?
– Насовсем. То есть… пока родители не _jgmlky.
– Тебя эта тетка до_eZ?
Я киgme .
Аглая разглядыZeZf_gylZdkehно мы только что познакомились.
– Вот… да -а-а! – сноZijhlygmeZhgZ раздумье. – А где ты жить будешь?
Я сказал, что днем буду скитаться по улицам, а ночеZlv – iZjd_gZeZочке. Не зря я
так тепло оделся.
– Тебя fb лицию заберут.
– Ну и пусть. Так ей и надо. – Я имел иду не милицию, а тетю Соню.
– А если простудишься и помрешь?
– И пожалуйста! В другой раз они будут знать.
– Кто «они»?
– Родители.
– Во дурной! Да _^v^jm]h]hjZaZlh]^Zm`_g_[m^_llu\_^vihfj_ шь!
Я промолчал. Я почуklовал, что тут не k_^hdhgpZfghcijh^mfZgh.
Аглая замотала голоhc:
– Лешка, не! В парке на лаhqd_ – это k_]emihklb=ey^bdZdZylmqZb_s_ihjZ^bh
гоhjbeb – сегодня похолодание и дождь. Лешка, знаешь что? Иди пока  «ущ елье» и там
жди. Я молоко отнесу, ребят позову, и мы что -нибудь придумаем. Мы над тобой шефстh
havf_fkijyq_f]^_ -нибудь и будем тебе пищу носить и k_lZdh_.
Аглая убежала, а я остался под аркой слегка ошеломленный.
Уходя из дома, я рисоZe перед собой такую картину: вечер, людная, ос_s_ggZy
фонарями улица… Куда -то спешат _k_eu_[_aaZ[hlgu_ijhoh`b_:g_^Ze_dh пустом и
темном парке лежит на скамейке бесприютный мальчик. У меня даже  горле першило от
очень приятной жалости к себе. Теперь k_ получ илось не так трогательно, зато куда
интересней. Вся Аглаина компания узнает, какой я отчаянный. Все они будут heghаться
из -за меня, хлопотать, шушукаться, и сама Аглая будет заботиться о моем пропитании.
«Ущельем» назывался узкий тупичок между бетонным з абором нашего дhjZ и
большой трансформаторной будкой. Я пробирался g_]hq_j_a\_kv^ор, держась под самой
стеной дома, чтобы тетя Соня не уb^_eZ из окна. Во дhj_ сидели на лаhqdZo старушки,
перед ними играли малыши, но никто не обратил на меня gbfZ ния.
В «ущелье» стоял какой -то старый ящик. Я положил на него портфель, снял пальто,
шапку и стал прохажиZlvky ожидая ребят. Я решил держаться перед ними очень
хладнокроghdZd[m^lhih[_]ba^hfZ^eyf_gykZfh_ie_ое дело.
Прошло минут дZ^pZlv Я заб еспокоился, ^jm] Аглаю почему -либо задержали
родители? Но только я об этом подумал, как  мой тупичок [_`Zeb чет_jh Зина и Васька
Брыкины, Аглая и Антошка.
– Лешка, порядок! – объяbe Дудкин. – Аглая мне сказала, у меня сразу мозги
за_jl_ebkvby м омент k_ijb^mfZe.
– У тебя кZjlbjZ будет шикарная, – пояснила Аглая. – Четыре комнаты, кухня и дZ
телефона.
– Только ты смотри ничего не трогай, – сказала Зинаида.
– Ага! – киgme<ZkvdZ. – А то нам знаешь как попадет!
Он и его сестра были дhcgyrdb и очень походили друг на друга: оба рыжие,
круглолицые, оба еснушках и почти без бро_cGhoZjZdl_ju у них были разные: Зина –
eZklgZy делоblZy а Ваську ребята часто называли «лопухом» – он только поддакиZe

сестре да h\k_fih^qbgyeky_c.
Я ничего не понял. Какая кZjlbjZ" Какие комнаты? Какие там еще телефоны?.. Но
постепенно мне k_h[tykgbebGZh^ghciehsZ^d_k;judbgufb[ueZdартира профессора
Грабова. Сейчас профессор с семьей жил на даче, а ключи от его кZjlbju были остаe_gu
Брыкиным, кото рые ayebkv полиZlv ц_lu  горшках на подоконниках. Вот  этой
кZjlbj_fg_bij_^eZ]Zebihk_eblvkyIhebкой ц_lh занимались Зина и Вася. Два ключа,
сyaZggu_l_k_fhqdhc[helZebkvk_cqZkgZmdZaZl_evghfiZevp_AbgZb^uHgZkdZaZeZ:
– Я бы ни  жизнь не согласилась, если бы не Антон. Он гоhjbl что ты из -за нас
страдаешь.
– Ага, – киgme<Zky. – Из -за козла.
Я как -то скис. Ночевать  пустой чужой кZjlbj_ показалось мне страшнее, чем
ночеZlv  парке. Но признаться я  этом не захотел и попытался udj утиться другим
способом. Я поблагодарил и сказал, что не хочу подh^blv Зину и Васю: _^v им может
попасть из -за меня.
– Да откуда им попадет! – hkdebdgmeZ Аглая. – Ты, глаgh_ сиди тихо, с_l не
dexqZcbgbq_]hg_ljh]ZcLh]^Zgbdlhgbq_]hbg_magZ_l .
Услыша «свет не dexqZc я еще больше скис. Я сказал, что тетя Соня может
обратиться  милицию, оттуда пришлют собаку -ищейку, и она найдет меня по следам.
Зинаида помрачнела.
– Тогда отец с меня шкуру сдерет.
– И с меня тоже, – сказал Вася.
– Придумал! – kdjbqZe Антон. – Ни одна собака его не найдет. Мы с Васькой его на
руках отнесем, и он никаких следоg_hklZит.
– На четвертый этаж? – усомнилась Аглая.
– А чего? Мы только до лифта. А там чуток подержать его на руках, и лифт нас
подымет.
Всем понрав илась эта идея, и я понял, что мне уже не отвертеться. Деhqdb ayeb мой
портфель и пальто, Вася с Антоном скрестили руки, и я сел на них, обхZlb мальчишек за
шею. Они двинулись по дhjm мелкими шажками. Деhqdbrebjy^hfaZ]hjZ`bая меня от
малышей и с тарушек.
– Как бы в подъезде… как бы в подъезде на кого не нарZlvky! – прокряхтел Дудкин.
Дверь подъезда, как k_]^Z была открыта только на одну стhjdm Антону с Васькой
пришлось попыхтеть, lZkdbая меня боком. Нам по_aeh  подъезде мы никого не
klj етили и кабина лифта оказалась gbam Зина побежала на_jo пешком, Антошка с
Васькой g_kebf_gy лифт, за нами hreZ:]eZyHgZaZdjueZ^ери и нажала кнопку. Зина
a[_`ZeZgZq_lертый этаж почти одноj_f_gghkgZfbLy`_eh^urZhgZhldjueZkgZqZeZ
gm тренний замок, потом английский.
– Тащите! – прошептала она.
Дудкин с Васькой сноZ запыхтели, протаскиZy меня  д_jv Войдя  переднюю,
Антон споткнулся о резиноuc коjbd для ног, и мы k_ трое грохнулись на пол. Деqhgdb
юркнули за нами и бесшумно зак рыли д_jv.
– Вроде тощий, а какой тяжелый! – заметил Дудкин, подымаясь и потирая голову над
ухом.
Отдышаrbkv мы пошли осматриZlv мое ноh_ жилище. Тут дейстbl_evgh было
четыре комнаты: кабинет профессора, спальня профессора и его жены, комната их взро слой
дочери и ее мужа и еще большая общая комната jh^_ гостиной. Мебель _a^_ была ноZy
низкая, и только  спальне стояли д_ старомодные кроZlb никелироZggufb спинками к
д_jbGZgboAbgZb^Zh[jZlbeZfh_hkh[h_нимание.
– Ты, если услышишь три зhg ка, не бойся: это значит – я пришла или Вася. А если
услышишь, кто -то без зhgdZ oh^bl, – сразу под кроZlv ныряй: это значит – мама пришла
или, еще хуже, отец.
Получил я и другие инструкции. Мне _e_gh было держать пальто и проbabx под

кроZlvx чтобы в случае треh]b не оставить где -нибудь на b^m Меня предупредили,
чтобы я не зажигал электричестZ даже  передней и  коридоре, потому что д_jb 
комнатах застекленные и с_l[m^_laZf_l_gkh^ора. Потом все собрались уходить.



– Я тебе сегодня горяч ий ужин принесу, – сказала Аглая. – Я сразу пять зhgdh\
позhgxbluhldjhc:lh^ey`_em^dZредно без горячей пищи.
Остаrbkvh^bgyijbk_egZlZolm большой комнате. Конечно, это очень здороhqlh
Аглая принесет мне горячий ужин, но сидеть одному было скучноZlh и hh[s_ меня
смущала мысль о том, что я буду тут делать, когда стемнеет. Когда же я подумал о ночи,
которую мне придется про_klb не зажигая с_lZ  этой огромной кZjlbj_ мне совсем
стало тошно.
Я решил еще раз осмотреть кZjlbjm Заг лянул  кухню,  комнату дочки профессора,
зашел  его кабинет. Там д_ бокоu_ стены от пола до потолка были заняты некрашеными
полками с книгами. Я прошел ^heve_ой стены, читая назZgbygZdhj_rdZoLmlсе было
что -то научное, как я понял, медицинско е. Я перешел к полкам на протиhiheh`ghckl_g_b
начал дb]Zlvky от окна к д_jb Здесь попадались книги, которые были и у нас:
Достоеkdbc Чехо Паустоkdbc Я стал ukfZljbать, не попадется ли что -нибудь
приключенческое. Прошел почти ^hevсей стены, но ничего не попалось.
Двери из гостиной были распахнуты gmljv кабинета. Одна из стhjhd закрывала от
меня самые крайние книги. Я потянул к себе стhjdm и… тут же скакнул назад. В углу на
полке jh\_gv с моей физиономией стоял грязно -желтый чело_q_kdbc череп. Нескольких
зубоmg_]hg_oатало, а he[mgZ^q_jghc]eZagbp_cq_jg_eZg_jhная дыра.
Даже когда я был маленьким, меня нельзя было напугать ни Бабой Ягой, ни Кощеем
Бессмертным, ни другими сказочными страшилищами. Но k_]h что сyaZgh с мертufb , я
боялся до судороги.



Я ukdhqbe  большую комнату. Я знал теперь одно: надо сматываться отсюда! Но
только я об этом подумал, как услышал, что кто -то открывает oh^gmx д_jv без kydbo
предZjbl_evguoaонкоYлетел kiZevgxblZdklj_fbl_evgh[jh сился на паркет, что на
полтулоbsZ t_oZe под кроZlv юзом. ЕдZ я заполз туда целиком, послышались шаги и
знакомый голос:
– Лешка! Эй! Это мы пришли.
Я ue_a и уb^_e Зину с Васькой. Они объяснили, что не позhgbeb нарочно: хотели
проhjblvdZdymf_xi рятаться.
– Топаешь очень, – сказала Зина. – Ты ботинки сними. – Она присмотрелась ко мне. –
Во, бледный какой! Испугался, да?
– Ага! – киgme<ZkvdZ. – Он испугался, когда мы вошли.
– Нет, я не испугался, – загоhjbey[ukljhhk_g_ggucij_djZkghcb^__c. – Я знаете…
Мне что -то очень нездороblky У меня, на_jgh_… – Я помолчал, стараясь придумать
такую болезнь, чтобы ребята сами поняли: мне надо немедленно _jgmlvky домой и лечь 
постель. Но придумать я ничего не успел: один за другим проз_g_ebiylvaон ко.
– Наши! – сказала Зина.
Брат и сестра побежали открывать.
Я за ними не последоZeZlhevdhышел [hevrmxdhfgZlm.
Это пришли Аглая, Дудкин и еще один мальчишка – Юра Кузнецо Взрослые
гоhjbeb что это самый интеллигентный мальчик  нашем доме. Он был чуть постарше
меня, k_]^Z спокойный, _`ebый, аккуратно одетый. Когда наши решили похитить козла
для своего спектакля, он единст_gguchldZaZekymqZklоZlv этом мероприятии.

– Лешка! – ha[m`^_ggh загоhjbeZ Аглая. – Мы рассказали k_ Юре… и он т акое
придумал!.. Ты, может быть, уже сегодня вернешься домой, а тетка эта самая будет перед
тобой на задних лапках ходить.
– Ультиматум ей надо послать, – klZил Дудкин.
– Что? – не понял я.
– Ультиматум, – поlhjbeZ:]eZy. – Юр! Объясни ему!
Юра стал пер едо мной и загоhjbedZdfh`ghm[_^bl_evg_c:
– Слушай! Чего ради тебе торчать wlhcdартире целую неделю?
У меня сразу стало очень хорошо на душе. Две минуты назад я ломал голову, под
каким предлогом унести отсюда ноги, а тут меня самого убеждают, что то рчать мне здесь
h\k_g_gm`ghGhyijhfheqZeZXjZijh^he`Zef_gym]hариZlv:
– Во -перuo ты здесь умрешь от скуки. Да еще без с_`_]h ha^moZ Во -lhjuo что,
если профессор havf_l^Zbijb_^_lk^Zqb"Luijh]ghakemrZe"Ihoheh^Zgb_b^h`^b^h
пос ледней пятиднеdbf_kypZ.
– Ой, граждане! – загоhjbeZ Зина. – Профессор наверняка приедет, если дожди…
Лешка! Ты уж, так и быть, эту ночь переночуй, а заljZb^b_s_dm^Z -нибудь. А то нам такое
будет!..
– Да он сегодня еще уйдет. Не мешай! – сказал Антон, и Юра продолжал:
– Ну hl А с другой стороны, тhy тетка тоже не заинтересоZgZ чтобы ты пропадал.
Ты пойми ее положение: ей поручили присматриZlvaZj_[_gdhfZj_[_ghdзял да смылся!
Короче гоhjy когда Юра объяснил мне, что такое ультиматум, я пон ял, что передо
мной могучего ума чело_d Зина сказала, что у нее просто гора с плеч сZebeZkv а Васька
поддакнул:
– Ага. И у меня тоже… гора.
У Юры уже k_ было готоh для написания этого Z`gh]h документа. Он дал мне
листок бумаги и ручку. Я присел за н изкий круглый столик, на котором стоял телефон.
– Заглаb_gZibkZlv – «Ультиматум»? – спросил я.
Юра сказал, что не надо. Как b^gh он и содержание ультиматума уже обдумал,
потому что продиктоZe_]hfg_ihqlb[_aaZibgdb:
– «УZ`Z_fZyl_lyKhgy!
Я катего рически не согласен с Вашим педагогическим методом, которым Вы меня
hkiblu\Z_l_ Я приud жить, как меня приучили мои родители, а Вы только и знаете, что
нарушаете мою сh[h^m и f_rbаетесь в мои дела. Вы думаете, что k_ это очень
педагогично, а на само м деле Вы только потеряли для меня kydbc аlhjbl_l И hl
результат! Мне пришлось бежать из дому, потому что лучше быть бесприютным бродягой,
чем жить <Zrbog_ыносимых услоbyo.
Но для Вас еще не все потеряно. Если Вы дадите честное слоhqlh я получу сh[h^m
как при маме с папой, я гото\_jgmlvky^hfhc.
Если Вы согласны на мой ультиматум, uесите nhjlhqd_[_eh_ihehl_gp_.
С уZ`_gb_f – Л е ш а Т у ч к о .

Несколько минут мы только и делали, что расхZebали Юру. Особенно поразила k_o
_ebdhe епная фраза: «Но для Вас не k_ потеряно». Решено было, что Аглая бросит
ультиматум  щель для почты на д_jb нашей кZjlbju а Юра позhgbl тете Соне по
телефону и скажет измененным голосом: «Возьмите письмо от Леши».
Я был уверен, что тетя Соня uесит п олотенце еще до наступления _q_jZ Я так
приободрился, что мне захотелось пофорсить перед ребятами.
– Хотите посмотреть одну забаgmx штучку? – сказал я небрежным голосом и по_e
ребят dZ[bg_lijhn_kkhjZ.
Уb^_ череп, Аглая вся передернулась:
– В\\вв !..
Антошка Дудкин и Брыкины молча попятились. Один Юра ничуть не испугался.

– Пуля, на_jgh_ круглую дыру бы сделала, – сказал он. – А это… hafh`gh его
холодным оружием убили: копьем каким -нибудь или чем -нибудь еще.
– В\\в. – сноZ сказала Аглая и пошла из комнаты. – И как Лешке не страшно с
ним h^ghcdартире!
– Я бы ни `bagvg_hklZeZkv, – сказала Зинаида.
Я промолчал. Форсить мне что -то больше не хотелось. Я понял, что сейчас k_mc^mlZ
мне -то придется «с ним» остаться еще на несколько час о.
– Мы, как уb^bfihehl_gp_kjZaml_[_khh[sbf, – сказал на прощание Дудкин.
Я поплелся проh`Zlv сhbo гостей. В переднюю я за ними не пошел, а остался за
углом длинного коридора. И хорошо сделал. Когда ребята uoh^beb на площадку, я
услышал, как расп ахнулась д_jv кZjlbju Брыкиных и сердитый мужской голос громко
спросил:
– А это еще что за babl_ju?
Секунды три длилась полная тишина. Потом Зинаида залепетала:
– Папа… я… мы… мы им только ц_luYbflhevdhpеты хотела показать…
– Они… ц_lu… – пропищ ал Васька.
– «Цветы»! Тебе ключи для того дали, чтобы ты _kv дhj h^beZ" (Голос папаши
Брыкина донесся уже из передней, и я на цыпочках пустился kiZevgx >Zай сюда ключи!
А с матерью я еще погоhjx Ее люди об одолжении попросили, а она это дело сопл якам
перепоручила!
Я слышал, как отец Зины и Васьки обошел kxdартиру, как зашел kiZevgxihklhye
там немного.
– Черт их носит! – сказал он негромко и удалился.
Хлопнула oh^gZy^ерь, потом чуть слышно дZ`^us_edgmedexq замке. Страшная
догадка пот рясла меня. Подождаg_fgh]hm[_^bшись, что настала полная тишина, я ue_a
из -под кроZlb и пошел  переднюю. Там я по_jgme ручку английского замка и потрогал
д_jvLZdybagZeiZiZrZ;judbgaZi_jf_gygZнутренний замок.
Вернуrbkv  комнату, я маш инально останоbeky перед большим зеркалом. Тогда я
не обратил gbfZgby как u]ey^bl мое отражение, а сейчас припоминаю: что -то jh^_
близкого к обмороку небольшого черyqdZkзъерошенной челкой над белым лицом.
Прошло некоторое j_fy прежде чем я начал что -то соображать. Может, Зина
проследит, куда отец положил ключи, и утащит их?..
Я прикрыл д_jv кабинета и сел подальше от нее на уголке тахты. Не знаю, сколько
j_f_gbylZdijhkb^_eIhkeurZehkviylvaонкоYihr_e переднюю и прошептал:
– Кто там?
Металлическая крышка над щелью для почты приподнялась, и за д_jvxaZr_e_kl_eh:
– Лешка! Это я, Антон… Тебя на gmlj_ggbcaZfhdaZi_jeb.
– Знаю, – прошептал я.
– Лешк! Мы тhc телефон раз_^Zeb Будем по -особому зhgblv сначала один зhghd
дадим и сразу положим трубку… А когда снова позhgbfluih^oh^b:_kebijhklh[m^ml
зhgblvlug_ih^oh^bIhgye?
– Понял, – прошептал я и услышал, как Дудкин понесся по ступенькам gba.
Минут через десять зазhgbel_e_nhgbmfhedDh]^Zhgkghа зазhgbeyзял тру бку.
– Леш! Это я гоhjx Аглая. Во какая ужасная _sv получилась! Зинкин отец ключи
забрал к себе и ysbdaZi_j:dexqhlysbdZсегда у него.
– А… а как же я?
– А ты… ты, Лешка, пока потерпи… Мы потом что -нибудь придумаем… Сообразим
что -нибудь…
– А… а сколько мне терпеть?
– Леша! Мы пока еще ничего не знаем. Если бы Зинкин папа на работе был, он бы
ключи матери остаbe и тогда мы уже как -нибудь… Но только Зинкин папа отгул aye на
четыре дня: стены обоями оклеиZlv.

– А я? Вы меня, значит, не uimklbl_ ?
– Не, Леш… выпустим. Только не сегодня.
– ЗаljZ? – с ужасом k_j^p_kijhkbey.
– Не, Леш… не заljZ и не послезаljZ… – Аглая объяснила мне, что ц_lu полиZxl
через дZ^gygZlj_lbcZk_]h^gybom`_ihebали. Значит, только через дZ^gyAbgbgiZiZ
отдаст Зининой маме ключи, и тогда их можно будет попытаться стащить.
Я молчал. Я просто не знал, что мне сказать на k_wlh.
– Леша, ты слушаешь? – спросила Аглая.
– Слушаю.
– Леш, ты только не под_^b окна не u]ey^u\Zcbk\_lg_aZ`b]Zc:lhagZ_rv, что
Зинке с Васькой от отца будет! Они сейчас сидят у нас ih^t_a^_bj_\mlh[ZE_rZbgZf
k_f попадет, на тебя ky надежда… Не под_^_rv" Леша, пока!.. Мама из гастронома
_jgmeZkv…
Послышались частые гудки.
В другой раз я лопнул бы от гордости, услы ша как Аглая сказала: «На тебя вся
надежда». Но сейчас я никакой гордости не испытыZe Я _jgmeky на уголок тахты. Мне
хотелось плакать, но я почему -то сдержиZekyblhevdhlbohg_qdhdjyol_eg_aZf_qZyqlhm
меня течет из носа.
За окном что -то стало т ихо постукиZlvWlhihr_e^h`^v.
Через какое -то j_fy телефон сноZ зазhgbe умолк и зазhgbe опять. На сей раз это
был Дудкин.
– Лешка! Тhyl_ldZoh^blihdартирам и спрашиZ_ldm^Zlufh]^_аться.
– А про ультиматум она гоhjbl?
Дудкин от_lbe что про ультиматум тетя Соня ничего не гоhjbl хотя он на_jgydZ
ею получен: Аглая отнесла его, как было услоe_ghZXjZihaонил и лично разгоZjbал с
тетей Соней.
– А полотенце она uесила?
– Не, не uесила. Она гоhjbl что, если до _q_jZ тебя не най дет,  милицию
заяbl. – Антошка помолчал. – Леш! А ^jm] такое дело получится: ультиматум дадут
понюхать ищейке и она Аглаю найдет… А та с перепугу и признается…
Антошка не подозреZedZdf_gyh[jZ^hали эти слоZG_lhqlh[uyерил в ищейку,
но я _jb л  милицию hh[s_ Ее работники не такие тайны раскрывали, уж на_jgh_ они
сумеют быстро узнать, куда меня запрятали.
После разгоhjZk>m^dbgufmf_gy^Z`_Zii_lblihyился. Я съел три котлеты, запил
их h^hcbadjZgZbklZe`^Zlv^Zevg_crbokhh[s_gbc.
Но телефон молчал, а на дhj_[ukljhl_fg_ehKdhjhk^_eZehkvlZdl_fghqlhykfh]
подойти к окну, не боясь, что меня уb^ylM`_kетились окна ^ухэтажных бре_gqZluo
домишках напроти нашего ноh]h дома… Вот зажглись яркие фонари  нашем большом
дhj е. Я придbgme к подоконнику стул, забрался на него коленями и принялся смотреть
gba не появится ли там милиция. Я смотрел так gbfZl_evgh так напряженно, что даже
забыл на некоторое j_fy про череп. Но съежиrb_ky фигуры, которые иногда пробегали
под д ождем, на милиционероg_ihoh^bebB\hlhiylvaZaонил телефон.
– Лешк! – почему -то klj_оженно прогоhjbe Дудкин. – Тhy тетка полотенце
uесила. Уже часа дZdZdисит.
– А как же в милицию?.. Не заяbeZ? – разочароZgghkijhkbey.
– Не… Похоже, не з аявила. А чего ей заяeylv"HgZagZ_lqlhlu`bой и здороuc
Где -то поблизости прячешься. – Голос Антона сноZ зазвучал треh`gh – Лешка, слушай!
Меня и Глашку уже родители допрашиZebIhebpZf]hорят, b^bfqlhы wlhf^_e_
замешаны. Если, гоh рят, узнаем, что это так…» Лешка, одним слоhf сам понимаешь: мы
из -за тебя можем k_ пропасть. Ты, глаgh_ свет не зажигай. Лешка, ну, пока! Я из
аlhfZlZ Тут очередь… – Я уже собрался положить трубку, как из нее послышалось: –
Лешка! Эй!

– Ну? – сп росил я грустно.
– Лешка, Аглая _e_eZ тебе передать, чтобы ты этого не боялся… Ну, который у
профессора на полке… Чего его бояться? Ну, кость и кость… Ты что, костей не b^_e"
Лешка, пока! До заljZLmlklmqZl…
Я остался  темноте и  тишине. Теперь я уж е не мог не думать о «кости», как назZe
эту штуку Дудкин. Я потоптался hae_ столика, потом сноZ сел  кресло и почти ощупью
набрал номер нашей кZjlbju Я не знал, о чем буду гоhjblv Мне просто хотелось
услышать чело_q_kdbc]hehk.



– Да! Слушаю!
– Тетя Соня, это u?
– Лешка! Ты… ты жестокий, бесчуkl\_gguc мальчишка! У меня больное сердце! Я
из -за тебя «неотложку» собиралась uau\Zlv=^_lugZoh^brvky?
Мне предстаbeZkv с_leZy такая уютная комната, моя полка с книгами, мой
недостроенный фрегат… Н о тут же я kihfgbehAbgd_k<Zkvdhcdhlhju_j_\_ebhlkljZoZ
ih^t_a^_ у Дудкина, kihfgbekehа Аглаи: «На тебя вся надежда». И я почуklовал, что
 этот момент решается ky моя судьба: или я промолчу, или наk_]^Z сделаюсь самым
последним чело_dhf. И я промолчал.
– Где ты находишься, тебя спрашиZxl!
– В одном месте, – почти плача от_lbey.
Тетя Соня не заметила моего жалобного тона.
– Впрочем, мне наплевать, где ты находишься. Кончай сhb глупости и немедленно
яeycky^hfhc.
– Тетя Соня… я сейчас не могу…
– Что «не могу»?
– Домой прийти не могу.
– Почему это «не могу»?
– По… по одной причине.
– По какой еще причине? Алексей! Я, кажется, полотенце uесила. Когда ты яbrvky
наконец?
– Тетя Соня… Я… яexkvLhevdhg_k_]h^gybg_aZтра…
– Будь я три жды проклята, что сyaZeZkvkwlbfdj_lbghf:e_dk_cLuihgbfZ_rvqlh
я от_qZxaZl_[yi_j_^jh^bl_eyfb"Luohq_rvf_gy^hk_j^_qgh]hijbklmiZ^h\_klb?
Мы разгоZjbали очень долго. Я был бы рад, если бы наша беседа продлилась до утра,
но голос тети Сон и с каждой минутой станоbekykihdhcg_cGZdhg_phgZkdZaZeZ:
– В общем, спасибо за то, что позhgbe Теперь я b`m что с тобой ничего не
случилось, а ты попросту хулиганишь. Скорее k_]hkb^brvmdZdh]h -нибудь сh_]h^jm`dZ
Интересно, где только его ро дители?
Поговори с тетей Соней, я пробрался по коридору и нащупал udexqZl_ev рядом с
д_jvx Zgghc Уж здесь -то я мог зажечь с_l В Zgghc было очень хорошо: яркая лампа,
белые кафельные стены, белый ящик для белья, белая табуретка рядом с ним. Я сел на эту
табуретку, однако спокойней себя не почувствоZeA^_kv -то было хорошо, с_lehghyagZe
что недалеко,  темной комнате профессора, стоит на полке череп с пробитым лбом. Я
старался не думать о нем, но у меня ничего не получалось.
И ^jm] я понял, чт о мне поможет отe_qvky Ведь у меня  портфеле лежит «Том
Сойер»! Очень долго я собирался с духом, чтобы uclbbakетлой ZgghcGZdhg_pышел,
остаb д_jv чуть приоткрытой, пробрался, _kv дрожа, в спальню, нащупал под кроZlvx

портфель и, схZlb его , сломя голову бросился обратно, рассыпая по дороге сухари.
В ванной я запер д_jv на задb`dm отдышался, изe_d «Тома Сойера» из кучи
съестных припасо открыл книгу на заложенной бумажкой странице и тут же прочитал: «В
этот момент луна uieueZba -за туч и ос_lbeZ[e_^gh_ebphf_jlеца». Я захлопнул книгу,
положил ее на ящик для белья и остался сидеть почти не дыша.
Не знаю, сколько я просидел: может быть, дZ^pZlv минут, а может быть, час. Меня
била дрожь. Неожиданно я услышал, что где -то за стеной шумн о льется h^Z И тут же
мужской голос отчетлиhijhbag_k:
– Я тебя потом крикну. Спину потрешь.
Я понял, что моя ZggZyijbfudZ_ldанной другой кZjlbju^ерь которой uoh^bl
khk_^gbcih^t_a^ihgyeqlhlZfkhсем близко от меня, люди, жиu_ex^b…
М еня осенила такая идея: я тоже наполню сhx Zggm и залезу  нее. Лежа  теплой
h^_ зная, что за стеной – соk_f близко от меня – человек, я прочитаю самое страшное
место dgb]_Zihlhfkfh]mqblZlvLhfZKhc_jZohlvp_emxghqv.
Я от_jgme краны как м ожно сильнее, чтобы моя ZggZ успела наполниться, пока 
соседней кZjlbj_rmfblода, и стал раздеZlvky.
Удиbl_evgZy _sv – теплая h^Z Погрузиrbkv  нее, я почуklовал, как из меня
u]gZeh _kv мой страх. Я даже стал «назло» думать о черепе и нискол ечко не боялся. Я
klZe ul_j о полотенце руки, aye книгу, раскрыл ее на самой страшной странице и сноZ
погрузился \h^mYijhq_eсю историю с гробокопателями и тоже ничуть не испугался.
Чело_d за стеной плескался, то сноZ пускал h^m то закрывал ее и с кем -то громко
перегоZjbался.
– А? Что? Да не похоже. Он, на_jgh_ кино пошел. Чего? В кино, гоhjxihr_e.
И ^jm] я услышал другой голос. Он звучал уже не за стеной, а за дверью Zgghc Это
был густой спокойный бас:
– Я думаю, тут метеоспутник и сhxjhevku]jZeb прогнозироZgbbaZwlhe_lh[ueh
очень мало ошибок. – Чело_daZ^\_jvxihfheqZeihlhfaZf_lbe – Интересно, какой дурак
остаbekет \Zgghc?
Я замер. Дверь дернули снаружи. Тот же бас произнес:
– Черт! Почему -то она еще и заперта .
Женский голос сказал:
– Что заперто?
– Да д_jv hl заперта. По -b^bfhfm кто -то хлопнул ею и задb`dZ сама собой
закрылась.
Я klZe Zgg_ода с меня полилась, и это услышали.
– Кто там? – треh`ghdjbdgme[Zkb^ерь сноZ^_jgmebgZwlhljZahq_g ь сильно.
Я понял, что надо загоhjblv.
– Одну минутку… Я сейчас…
За д_jvx hpZjbehkv такое молчание, слоgh там никого и не было. Потом женский
голос произнес, на этот раз соk_flboh:
– Ираклий!.. Что k_wlhagZqbl?
– Шут его знает! – так же тихо произ нес Ираклий и сноZihысил голос: – Кто там?!
Я открыл д_jv Перед ней, суну руки в карманы брюк, стоял гражданин лет
шестидесяти,  с_lehf костюме. Он был _kv какой -то кZ^jZlguc неukhdh]h роста, но
очень широкий  плечах. И голоZ его мне показала сь кZ^jZlghc широкий угловатый
подбородок и седые hehku стриженные бобриком… И стекла очко у него были не
круглые, а прямоугольной формы.
За спиной профессора (я, конечно, понял, что это он) стояла дородная пожилая
женщина. Она попятилась, сцепиjmdb на груди, и тихо произнесла:
– Господи ты Боже мой!
– М -да! – промычал профессор. Он дал мне застегнуть последнюю пугоbpmbkijhkbe
– Каким образом ты очутился gZr_cdартире?

Я ничего не от_lbe.
– Ну что ж!.. Пойдемте dhfgZlm, – сказал профессор.
Все трое мы пошли в большую комнату. Профессор dexqbe с_l уселся  низкое
кресло, закурил. Я стал напроти него. Его жена тоже не села. Она стояла рядом со мной и
k_ремя смотрела на меня.
– Что ты здесь делаешь? – спокойно спросил профессор.
– Живу, – ответил я.
– А почему именно здесь?
– Так… – сказал я.
– Господи! Ираклий! – hkdebdgmeZ жена профессора. – Да это же из дZ^pZlv lhjhc
кZjlbjuGmihfgbrvhgdhaeZdk_[_ дом пустил?
– А-а! – сказал профессор и затянулся сигаретой, продолжая смотр еть на меня. – Так
кто же тебя сюда поселил? Зинаида? Или Василий?
– Никто не поселил… Я сам…
– Что – сам?
– Поселился… – с трудом u^Zил я.
– Так! Значит, сам. А каким же образом ты попал dартиру, кто тебе открыл д_jv?
Я хотел было сказать, что случа йно уb^_e^\_jvhldjulhcbошел, но тут же подумал,
что Зинке с Васькой и за это может попасть.
– Я… я сам д_jvhldjue…
– Сам, значит. Отмычкой? Или подобрал ключи?
– Подобрал, – сказал я чуть слышно.
– Господи ты Боже мой! – сноZ прошептала жена профе ссора, но сам он остался
неhafmlbfuf.
– Так! Подобрал сразу дZdexqZB]^_`_hgb?
Я огляделся по сторонам.
– Тут где -то… Я, кажется… кажется, я их где -то потерял.
– Так! Потерял. – Профессор придbgmekyместе с креслом поближе ко мне. – Слушай!
Но что k_ -таки тебя застаbehh[hkghаться gZr_cdартире да еще принимать тут Zggm?
Тут я заплакал.
– Ну доhevgh тебе его мучить! – kdjbdgmeZ профессорша. – Не видишь – он _kv
трясется! Ему валерьянки надо дать!
Она ушла из комнаты. Профессор побарабанил пальцами по ручке кресла.
– Так -так, старый aehfsbdGmZ^hfZml_[ydlh -нибудь есть?
– Есть… – от_lbey.
Профессорша принесла мне рюмку с Ze_jvyghыми каплями, застаbeZ подобрать
рассыпанные по коридору сухари, и мы k_ljh_ihrebdhfg_^hfhcYk разу юркнул к себе
dhfgZlmbg_keurZelhedhfhq_fjZa]hариZebзрослые.
Тетя Соня гоhjbeZijb]emr_gghghhq_gvзheghанно, а профессор и его жена то и
дело смеялись, причем профессор смеялся не басом, а, наоборот, тоненьким голоском.

И ночью (я _jgmeky  одиннадцать), и на следующее утро тетя Соня со мной не
разгоZjbала. Но в конце заljZdZhgZ\k_ -таки обратилась ко мне:
– Алексей! Так уж и быть, я о тhboom^h`_klах отцу с матерью не скажу, но lZdhf
случае и ты не прогоhjbkv:lhihemq ится, будто я тебя покрываю.
Я киgme а сам понял: тете Соне не хочется, чтобы родители узнали о ее
педагогических «успехах».
Дождь на некоторое j_fy перестал. Выглянув  окно, я уb^_e что hae_ мокрой
скамейки стоят Аглая, Дудкин и оба Брыкины. Они a heghанно о чем -то гоhjbeb
указывая то на окна профессорской кZjlbjulhgZfhbYj_rbeыйти и объяснить им, что
я никого не u^Ze.
Когда я пояbeky h дворе, k_ они по_jgmebkv  одну сторону и устаbebkv на меня.

У Аглаи было примерно такое ujZ`_ ние: «Ой! Что -то он сейчас скажет?!» У Дудкина –
такое: «Сейчас я ему морду набью!» Лица Брыкиных ничего не ujZ`Zeb рты у них были
полуоткрытые, а глаза мутные.
Я не чувстh\Ze за собой никакой bgu но k_ -таки приближался к ним с опаской, не
торопясь. Но прежде чем я к ним подошел, k_hgbklZebkfhlj_lvdm^Z -то ^jm]mxklhjhgm
Посмотрел туда же и я. Из подъезда ur_eijhn_kkhjHg[ue плаще и [_j_l_kkmfdhc
для продукто\jmd_Mидеf_gybj_[ylhggZijZился к нам.
– Василий и Зинаида! – сказал он строгим голосом. – За то, что u добросовестно
полиZeb ц_lu Zf полагается по плитке шоколада. Если подождете с полчаса, я их
принесу.
Он подмигнул мне и пошел к hjhlZf.
Вот и k_!
Тетя Соня перестала меня hkiblu\Zlv зато и утратила ко мне в сякий интерес.
Наскоро приготоb обед, она исчезала до _q_jZZjZaZ^а и ночеZlvg_ijbreZkdZaZ по
телефону, что плохо себя чуkl\m_l В такие _q_jZ Аглая, Брыкины, Дудкин и Юра
собирались у меня и пили чай.
Дождь теперь лил почти не перестаZy и папа с мамой _jgmebkv из сh_c поездки на
четыре дня раньше срока.
На этот раз dартире у меня был полный порядок.

1970 г.

Дудкин острит

Аглая, Дудкин, Брыкины и я были крупными знатоками по части меблироdb Наши
семьи одними из перuo k_ebebkv в ноuc дом, а после этого мы успели, на_jgh_ раз
семьдесят посмотреть, как k_eyxlky другие. Мне кажется, нам были знакомы k_ фасоны
диZg -кроZl_crdZnh и серZglh, которые uimkdZ_lgZrZijhfure_gghklv.
Но к осени  нашем доме достроили последнюю с екцию, стали t_a`Zlv ноu_
жильцы, и однажды во дhjijb_oZeZfZrbgZklZdhcf_[_evxdZdhcfujZgvr_g_идели.
Почти ky она была сделана из какого -то особого, очень красиh]h дереZ ножки
столо мягких стульев с овальными спинками были изогнуты и все  резьбе, а на оZevghc
раме большого зеркала лежали дZ «пацаненка с крылышками» – так Васька Брыкин назZe
амуроLhevdhibZgbgh^ZrdZnu[uebh[udghенные.
Не одних нас заинтересоZeZ эта мебель. Взглянуть на нее подошли несколько
ajhkeuo^Z`_ijhn_ ссор Грабов подошел.
– Старина! – a^hogmeZdZdZy -то женщина.
– Старина… а hlg_klZjv_, – заметил Дудкин.
Дейстbl_evgh шелковая малиноZy обиdZ на стульях и на диZg_ была ноZy а k_
дереyggu_aZитушки блестели приятным матоuf[e_kdhf.
Профессор Грабо\at_jhrbe:glhrdbgu\hehkubkdZaZe:
– Молодец! Продолжай lhf`_^mo_!
Никто из нас не понял, чем понраbebkv профессору Антошкины слоZ но мы
обратили на это gbfZgb_.
Нам показалось странным, что хозяеZ старинных _s_c очень уж обыкно_ggu_
бледная hkljhghk_gvdZy`_gsbgZ джинсах и здоро_gguc^y^_gvdZ старой майке.
Но hl последние _sb lZsbeb на третий этаж, и грузоbd с рабочими уехал.
Буквально через минуту h дhj dZlbeh такси, и тут нам стало ясно, кому принадлежит
старинная мебель . Из машины ureZ дородная прямая женщина, с очень пышными седыми
hehkZfbbjhahым лицом, почти без морщин. Платье на ней было длинное.
– Во! Екатерина Вторая! – шепнул Дудкин.
Аглая и Зина хихикнули. Женщина и  самом деле походила на Екатерину Вторую,

которую мы недаghидели dbgh<ke_^aZ`_gsbghcihyилась деhqdZgZr_]hозраста.
– Мама! Мы идем! – крикнул сверху мужчина.
– Сами упраbfky! – от_lbeZ?dZl_jbgZ<lhjZy.
Она расплатилась с шофером, нагрузила деhqdm какими -то с_jldZfb сама ayeZ дZ
больших чемодана и легко пошла с ними к подъезду.
– Спасибо, дорогой! – сказала она, когда Дудкин открыл перед нею д_jv.
Деqhgdb пошли к упра^hfm раздобыZlv с_^_gby о ноuo жильцах и примчались
обратно с ulZjZs_ggufb глазами. Оказалось, что «Ека терина Вторая» – не кто иная, как
заслуженная артистка республики Вера ФедороgZ>\bgkdZy.
На следующее утро Дудкин уехал с отцом по грибы. Аглая, Зина, Васька и я _kv^_gv
слонялись по дhjmh`b^Zyqlhнучка знаменитой артистки uc^_lih]meylvbgZfm дастся
познакомиться с ней. Но она k_g_ыходила.
Под _q_j начались обычные мучения Сени Ласточкина и его старшего брата Бориса.
Дело в том, что они построили кордовую авиамодель и hl уже неделю маялись, стараясь
застаblv__злететь.
Сегодня у них то же что -то не ладилось. Модель трещала бензиноuf моторчиком,
носилась большими кругами по асфальту, но отрываться от земли не хотела.
Вот тут -то и пояbebkv не только gmqdZ Двинской, но и сама Двинская. «Екатерина
Вторая» сразу очень заинтересоZeZkv моде лью. Она останоbeZkv рядом с нами, сцепила
руки перед грудью и стала смотреть h\k_]eZaZ.
– Ты посмотри, как интересно! Ну просто копия самолета! Оля! Да ты только a]eygb!
А Оля, доhevgh хорошенькая деhqdZ смотрела на модель gbfZl_evgh однако без
kydh]hыражения на продолгоZlhf[e_^ghfebp_.
– Занятный самолетик, – согласилась она.
– Бегает, бегает, а не ae_lZ_l! – пережиZeZ>инская. – А почему он не ae_lZ_l"Beb
он не должен ae_lZlv"<hlL_i_jvkh\k_fhklZghился!
Моторчик у модели заглох , и конструкторы принялись колдоZlv над ним. Тут
пояbeky>m^dbgkdhr_edhciheghc]jb[h.
– «Рожденный ползать летать не может», – сказал он громко и пошел дальше  сhc
подъезд.
Двинскую он, кажется, не заметил, а та устаbeZkv_fm\ke_^.
– Ишь ты како й остряк! Оля, слышала?
– Остроумно сказано, – медленно и серьезно прогоhjbeZHey.
Двинская посмотрела на нас.
– Молодец какой! Он здесь жи_l"<wlhf^hf_?
– Здесь, – от_lbeZ Зинаида. – Он еще про Zrm мебель сказал… Аглая, помнишь?
Тогда еще Антона про фессор похZebe.
Аглая киgmeZ:
– Ага. Он про Zrmf_[_evkdZaZeqlhhgZklZjbgZZg_klZjv_.
Это Вере Федороg_lh`_hq_gvihgjZилось.
– Смотри, Оля, это уже не цитата, это он уже собст_ggmx мысль ujZabe И как
точно!
Тут Аглая сообщила Дbgkdhc, что Дудкин назZe ее «Екатериной Второй». И это ей
понраbehkv.
– Слушай, Оля! Да _^vwlhijhklhbgl_j_kgucq_ehек!
– Остроумный чело_d, – согласилась Оля.
– Обязательно познакомьте нас с ним, – сказала Вера ФедороgZ. – Оля! Да _^v с
такими острослов ами ты просто можешь с_lkdbckZehghldjulv!
– Интересно будет познакомиться, – без kydh]hыражения прогоhjbeZHey.
На следующее утро, сидя за заljZdhf я услышал, как Аглая и Зинаида надрываются
h^\hj_:
– Антошка! Дудкин! Антошка, uc^bkdhj_c!

Я по яbekyо дhj_ ту минуту, когда туда вышел Антон. ДеqhgdblZdbgZe_l_ebgZ
него. Приплясывая от возбуждения, они рассказывали, какой q_jZihemqbekyjZa]hор и как
понраbebkv<_j_N_^hjhне и ее gmqd_се Антошкины изречения.
– Она знаешь что про те бя сказала? Что ты очень интересный чело_d! – сообщила
Зинаида. – Во как!
– Кто сказал? – _jl_e]hehой Антон.
– Да ну ДbgkdZy! – кипятилась Аглая. – Так прямо и гоhjblWlh]hорит, на_jgh_
исключительно интересный чело_d Мне прямо, гоhjbl оч -чень, оч -чень хочется с ним
познакомиться!»
– С кем познакомиться?
– Тьфу! Да у тебя ]hehе мозги или что? С тобой ей хочется познакомиться! С тобой!
– Кому?
– Господи!.. Ну Двинской! Артистке! Заслуженной!
– Глашк! Погоди! – перебила Зинаида. – И Оля эт а… она тоже хочет с ним
познакомиться. Она так и сказала: «Это очень интересный чело_d»
– Нет, Зинка, ну что ты путаешь! Она «интересный» не гоhjbeZ!
– Ага! Верно, не гоhjbeZ Она сказала, что ты очень… этот… остроумный чело_d и
потом гоhjbl «Я тож е… это… я ужасно, с большим удоhevklием с ним познакомлюсь».
Они из -за тебя какой -то салон даже открывать собираются!
– Выстаdmqlheb".
– Не… какой -то другой… с_lkdbcdZdhc -то.
– Да ну вас! Дуры психоZggu_! – ^jm]h[haebeky>m^dbgbmr_e^hfhc.
Ка к b^ghhgih^mfZeqlh_]hjZau]juают.
После этого деqhgdbgZерное, полчаса заuали у него под окном: «Анто -о-ошка! Ну
на мину -у-у-уточку! Ну u -ы-ыйди!»
Но Дудкин так и не ur_edgbf.
Зато после обеда он яbekydhfg_<b^mg_]h[uek_jv_agucha абоченный.
– Ты чего делаешь? Ты один?
– Один. А что?
– Так…
Мы прошли в комнату. Насупи броb Антон заложил руки за спину и устаbeky на
меня исподлобья.
– Слушай!.. Это пра^Zq_]h^_\qhgdb]hорили?
– Пра^Z, – от_lbey.
Антошка еще больше насупился .
– И значит, эта Двинская так и сказала, что я… ну, это… ну… остроумный?
– Нет, Двинская сказала, что ты интересный чело_d.
– Двинская?
– Ага. А Оля сказала, что ты остроумный.
Антошка присел на край диZgZih^i_jih^[hjh^hdjmdhc.
– Черт! А я думал, я просто так болтаю, безо kydh]h остроумия… – Он помолчал,
потом a]eygmegZf_gykgbamверх. – А по -тh_fmyhkljhmfguc"Lhevdhq_klgh!
Я никогда над этим hijhkhfg_aZ^mfu\Zekyghba^_ebdZlghklbhl\_lbe:
– По -моему, остроумный.
– И значит, они познак омиться хотят?
– Да. Я сам слышал.
– Вот черт! – Дудкин a^hogmelZdkhdjmr_gghqlhykijhkbeihq_fm_]hwlhh]hjqZ_l.
– По -моему, для тебя только лестно, что с тобой хотят познакомиться Двинская и ее
gmqdZ.
Он поднялся и заходил aZ^ -i_j_^.
– Тебе хор ошо гоhjblv – «лестно»! А мне… Они же познакомятся и k_ j_fy будут
думать: hl мол, интересный пришел, остроумный! Вот, мол, сейчас чего -нибудь такое

сострит! А чего я им буду острить, если я сам не знаю, что остроумно, а что нет!
Я понял, что положени е у Антошки дейстbl_evgh трудноZlh_ но ничего дельного
посо_lhать не мог. Антон побыл у меня еще немного, поa^uoZe и ушел  подаe_gghf
настроении. Однако минуты через д_kghа раздался зhghdWlhернулся Дудкин.
– Лешк… – сказал он, стоя ^ерях . – А если я им так скажу: «Вы жи_l_gZlj_lv_fZ
я как раз под этим». Это остроумно будет?
Я слегка оторопел.
– А что это такое: «Я как раз под этим»?
– Ну, lhfkfuke_ что я на lhjhfwlZ`_`b\m Пра^Z другом подъезде… Но _^v
k_jZно же можно сказать, что «как раз под этим»?
– По -моему, это k_ -таки не очень остроумно, – деликатно от_lbey.
Дудкин помолчал, a^hogme:
– Вот я тоже думаю, что не очень… Ладно! Пока!
Прошло дня три. Аглая и Зинаида познакомились с Олей, и она прыгала f_kl_kgbfb
через скакалку и играла  мяч. Антошкой Оля, как b^gh не очень интересоZeZkv зато
Аглае с Зинкой ужасно хотелось их познакомить.
А Дудкин как раз этого и боялся. Он даже не uoh^beо дhjdh]^Zидел там наших
деqhghd обществе Оли. Если же родите ли посылали его fZ]ZabghgkgZqZeZaZlZbался в
подъезде, u[bjZy подходящий момент, затем ukdZdbал и летел к hjhlZf с такой
скоростью, что не b^gh[uehgbiylhd_]hgbehdl_c.
Глашка с Зинкой k_ -таки засекали Дудкина и бросались ему наперерез. По гоня
каждый раз была упорной, большой дhjh]eZrZekyоплями:
– Антошка, погоди -и-и!
– Антошка, чего скажу -у-у!
– Да ну ладно Zf! – хрипел на бегу Дудкин. – Ну некогда мне! Да ну отстаньте u!
Однажды, когда деqhgdbернулись после очередной погони, Оля тихо заметила:
– Все -таки он какой -то странный, этот Антон.
– Чего – странный? Почему? – насторожилась Зинаида.
– Дикий какой -то.
– И ничего он не дикий! Просто стеснительный немножко!
– Ой, Зинка, ну что ты j_rv! – hafmlbeZkv Аглая. – Воk_ он не стесни тельный,
просто g_f]hj^hklbhq_gvfgh]h!
А между собой наши деqhgdbj_rbeb<ex[bekyhg эту Ольку. Вот чего!»
Они были недалеки от истины. Антону очень хотелось познакомиться с Олей. Но
деqhgdb не знали, что он дни и ночи мучается, стараясь придума ть для этого что -нибудь
остроумное. В эту Антошкину тайну был посys_g только я. По нескольку раз  день у нас
зhgbel_e_nhgb трубке слышался усталый голос:
– Лешк!.. А вот так остроумно будет: «Эх, Оля, Оля, какая у тебя тяжелая доля»?
– А почему «тяж елая доля»?
– Ну… ну, может быть, она на что -нибудь пожалуется. Может, скажет, что, мол, в
школу скоро идти… еще что -нибудь… Вот я ей и скажу.
– По -моему, не остроумно, – от_qZe я и советоZe – Ты зря стихами начал острить.
Ведь раньше ты прозой острил, и у тебя получалось.
– Знаю, что прозой… А вот сейчас k_ihq_fm -то jbnfmGmeZ^ghIhdZ!
На четвертый день f_kl_kHe_cо двор вышла Вера ФедороgZbh[tyила:
– Ну -с, уважаемые!.. С устройстhf кZjlbju у нас покончено, на носу начало
учебного года , посему приглашаем Zk  hkdj_k_gv_ к Оле на ноhk_ev_ Шампанского не
обещаем, но чай со сладким будет.
Я перuf догадался сказать «спасибо». Девчонки тоже поблагодарили, сказали, что
обязательно придут, потом Аглая спросила:
– А Дудкину можно прийти?
– Это остроумцу -то Zr_fm" Разумеется! Он будет украшением нашего раута! – Вера

ФедороgZдруг подняла указательный палец: – Но одно услоb_^hjh]b_се ulmlex^b
талантлиu_ театральной деятельностью занимаетесь… Олины друзья тоже не без
дароZgbc Т ак что даZcl_ устроим маленький концерт. Пусть каждый uklmibl хотя бы с
одним номером, но уж с таким, чтобы им можно было блеснуть.
Это было  чет_j] С того же _q_jZ началась подготоdZ к концерту. Все мы
почему -то считали, что Олины друзья должны быт ь такие же необыкно_ggu_dZdf_[_ev__
бабушки, что k_ они по -настоящему талантлиu не  пример нам, грешным. Ударить 
грязь лицом никому не хотелось.
Моя мама принялась разучиZlv со мной стихи Барто «Лешенька, Лешенька…».
Аглаина мама призZeZ на по мощь соседку, и та стала обучать Глашку с Зинкой танцу
«летка -енка». Проходя мимо раскрытого окна Аглаи, я слышал звуки хриплого магнитофона
и b^_e^е подпрыгивающие голоuh^gm – рыжую, другую – темную.
Всех удиbe Васька. Он ^jm] написал стихи. Никог да  жизни стихо не писал, а тут
^jm] aye и u^Ze О чем были стихи, Зина дала Ваське слоh никому не гоhjblv но
сказала, что стихи – «миро_pdb_.
А hl:glhrdZoh^bedZdihl_jyggucbkdZdbfghf_jhfыступать dhgp_jl_hgg_
знал. Деqhgdb ему, к онечно, сказали, что он будет «украшением раута». Он так маялся,
слоgh_fmg_ гости надо было идти, а к зубному jZqmYh^gZ`^u_fmihkhетовал:
– Ну что тебе мучиться! Выучи какое -нибудь стихотhj_gb_ – и k_!
Он набросился на меня:
– «Выучи! Выучи»! Васька Брыкин такой лопух, а и тот собст_ggu_klbobijhql_l:
я… Они знаешь что скажут? «Тоже мне украшение! Только чужие стихи учить умеет. Это
каждый дурак сможет!»
На следующее утро, когда я еще лежал ihkl_ebjZa^Zekyaонок. Через минуту мама
загл янула fhxdhfgZlm:
– Леша! Антон к тебе!
Мама скрылась, и hr_e Дудкин. Даgh я не b^_e его таким _k_euf В руке он
почему -то держал бутылку.
– Лист бумаги есть? – спросил он. – ДаZckdhj_c!
– Какой бумаги?
– Какой хочешь. Хоть газетной!
Я ujал лист из какого -то старого журнала. Антошка положил лист на стол, постаbe
на него бутылку и сказал:
– Если я дерну за эту бумажку, что будет?
– Разобьется бутылка, – сказал я.
– Ладно! Теперь гляди! Только gbfZl_evgh]ey^b!
Заложи руки за спину, Антон стал п рохажиZlvky перед столом, делая b^ что
разглядыZ_l потолок моей комнаты и стены. Внезапно он схZlbe край бумаги, на которой
стояла бутылка, и резко дернул за него. Бумага ukdhqbeZ из -под бутылки, а сама бутылка
осталась на столе, даже не шелохнулась.
– Видал! Это папин знакомый q_jZdgZfijbr_ef_gygZmqbeLml глаgh_ – быстро
дернуть. Если забоишься и тихо потянешь – хана! А если пошире какую -нибудь посудину и
потяжелей, так можно не то что бумагу, а салфетку u^_jgmlv!
С некоторой треh]hc  душ е я принес небольшой горшок с алоэ, стоящий на
тарелочке, подстелил под него носоhcieZlhdb>m^dbgwlhlieZlhdеликолепно u^_jgme.
Мы показали этот фокус Зинаиде и Аглае, и они пришли от него  hklhj] Зинаида
напомнила, что мы приглашены на ноhk_ev е, а ноhk_eZf полагается делать подарки. Она
предложила купить в складчину керамическую вазу для ц_lh, которая продаZeZkv
неподалеку,  художест_gghf салоне, и стоила дZ рубля. Вазу тут же купили. Аглая
принесла салфетку, белую хлопчатобумажную, на к оторой красными нитками был urbl
страхоb^guc котенок. Дудкин несколько раз подряд u^_jgme салфетку из -под Zau и k_
обошлось _ebdhe_igh.

У Антошки слоgh]hjZkie_qkалилась.
– Мне теперь и острить не нужно! – радоZeky он, когда мы остались одни. – Я буду
молчать, jh^_ бы соk_f дурачок, а потом как подойду и как спрошу: «Что это за
салфеточка?» Потом как дерну, и сразу все поймут: «Это он только прикидывался дурачком!
А на самом деле он – во какой!»
И _kv остаток дня он тренироZeky ТренироZek я и у меня дома и у себя. Когда ему
надоело u^_j]bать салфетку из -под ZauhgklZeыдергиZlv__ba -под стакана с h^hc
Он даже u^_jgme__ba -под круглого пенала, постаe_ggh]hgZihiZ.
И hl настало hkdj_k_gv_ В полоbg_ пятого мы уже стояли на пл ощадке лестницы
перед кZjlbjhc>\bgkdbo<ZkvdZ^_j`Ze руках Zam:]eZy – сhxkZen_ldmaZернутую
[mfZ]m.
Некоторое j_fy мы подталкиZeb друг друга и шепотом спорили, кому перhfm
oh^blv Наконец решилась Аглая. Она позhgbeZ Ей открыла нарядная и очень
хорошенькая Оля, и мы k_\ke_^aZ:]eZ_cтянулись i_j_^gxxBadhfgZluышла Вера
ФедороgZ а из кухни, которая b^g_eZkv  конце узкого коридорчика, появились Олины
мама и папа и еще несколько ajhkeuo.
Вера ФедороgZihdehgbeZkvgZf:
– Мило сти просим, дорогие гости! – И по_jgmeZkv ко ajhkeuf – Разрешите Zf
предстаblv это – Аглая, это – Зина, это – ее брат Вася, это – Леша, а это, если я не
ошибаюсь, сам Антон Дудкин. Некоторые его мо я Zfpblbjhала.
При сло_ «мо» мы все переглянулис ь, а Дудкин почему -то скриbe рот и часто
заморгал.
Васька и Аглая jmqbeb Оле подарки (взрослых при_e  hklhj] urbluc Аглаей
кот). Потом Вера ФедороgZh[tyила:
– Ну! Пусть ajhkeu_ идут к себе  кухню и нам не мешают. Взрослые очень скучный
народ.
Из комнаты уже даghыглядыZebHebgu^jmavyBohdZaZehkvlhevdh^ое: толстый
черномазый мальчишка  круглых очках с темной опраhc и такая же черномазая деqhgdZ
но тощая и hkljhghkZy Нас познакомили. Мы hreb  комнату, куда Вера ФедороgZ
g_keZbg ашу вазу.
– Куда же его постаblvаш подарок? Пока сюда постаbf.
Она постаbeZазу на подоконник. Аглая подошла к ней и сказала:
– Нет, Вера ФедороgZот так надо.
Она постелила сhxkZen_ldmgZih^hdhggbdZgZg__ihklZила Zam.
– Понятно! – киgm ла Вера ФедороgZ. – Салфетка, оказывается, dhfie_dl_kазой.
Она пригласила нас в смежную комнату и усадила на сhb старинные стулья за
оZevgucgZdjuluc^eyqZyklhe.
Сначала все, конечно, немного стеснялись, но Вера ФедороgZkmf_eZgZkjZkr_\_eblv.
Она стала расспрашивать о школе,  которой нам предстояло учиться. Олины друзья стали
рассказывать истории о сh_c школе… Слоhf минут через пятнадцать k_ так
перезнакомились, что Аглая с Лялей (черномазой деqhgdhc принялись щипать друг друга
за бока и очень при этом хохотали, а очкарик, рассмеяrbkvlZdnujdgmeqZ_fgZkdZl_jlv
что Вера ФедороgZihoehiZeZgZdhg_p ладоши и сказала:
– Леди и джентльмены! Убедительно прошу Zk держаться  рамках элементарных
приличий!
Молчали только дh_ Молчала Ол я – просто потому, что она k_]^Z предпочитала
слушать, а не гоhjblv Молчал Антон. Но молчал он не просто так, а, я бы сказал, со
значением. Он сидел на сh_f стуле прямой как жердь, чай отхлебывал из ложечки и
поглядыZe на разгоZjbающих так ukhdhf_j но, слоgh за столом сидели не его
с_jklgbdbZоспитанники детского сада.
Вера ФедороgZ^Z`_h[jZlbeZнимание на него:
– Слушай! Что это ты такой молчалиuc" Быть может, у тебя какая -нибудь печаль на

душе?
Антошка и тут ничего не сказал. Он только при крыл глаза и молча пожал плечами.
Вера ФедороgZihkfhlj_eZgZg_]h.
– Ну, я b`mlumgZkaZ]Z^hqgZygZlmjZ, – сказала она.
Мне показалось, что она шутит, но Дудкин принял это k_jv_a Физиономия у него
сделалась доhevghcs_dbihjhahели, а уши стали с оk_fdjZkgufb.
Чай кончился. Вера ФедороgZ _e_eZ перенести стулья в первую комнату. Затем она
ureZ коридор и позZeZ:
– Товарищи ajhkeu_ijhkbfgZdhgp_jl!
Взрослые уселись на диZg_ и на трех стульях, постаe_gguo  ряд перед ним. Мы
разместились на стульях, расстаe_gguoдоль стен.
– Ну! – обратилась к нам Вера ФедороgZ. – Кто самый храбрый? Кто начнет концерт?
Вышел очкарик, расстаbeihrbj_gh]baZeh`bejmdbaZkibgmbh[tyил:
– Маякоkdbc отрррывок. – И, сердито устаbшись на ajhkeuo на чал: – «Я земной
шар чуть не весь обошел, и ж -ж-жизнь хор -р-роша и ж -ж-жить хор -р-рошо».
Взрослые сидели ко мне боком, и я b^_e как они сдерживаются, чтобы не
расхохотаться, но когда очкарик кончил, они хлопали и кричали «браво».
Затем набрался храбрости Васька. Перед этим Зинаида сообщила, что он будет читать
собст_ggh_klbohlорение. Он ur_eihdjZkg_edZdjZdbыпалил:

С ноhk_ev_fiha^jZляю
я Zk\k_o,
И желаю k_fa^hjhья
и успех.

Ему хлопали не меньше, чем очкарику.
Вера ФедороgZkijhkbeZ:
– Ну, кто следующий хочет uklmiblv":glhrZfh`_l[ulvlu?
Антон и на этот раз ничего не сказал: только плечи приподнял и опустил. Аглая
хихикнула, покосилась на Zambihl_jeZeZ^hrdb.
Вера ФедороgZ не упрашиZeZ Антона. Под ее аккомпанемент Аглая с Зин ой
благополучно отпрыгали сhx «летку -енку». Наступила моя очередь. Пока я читал
«Лешенька, Лешенька…», Ляля поднялась и куда -то ureZDh]^Zydhgqbe<_jZN_^hjh\gZ
сноZk_eZdibZgbgh.
– А теперь – кабардинская лезгинка!
Она заиграла, и  комнату e_l_ ла переодетая Ляля. На ней был красный бешмет,
красные сапожки и что -то похожее на белую папаху. На поясе болтался маленький кинжал.
Это уж был по -настоящему хороший номер. Ляля плясала так, что редкий мальчишка с
ней сраgblky То она шла по кругу, ulygm rbkv  струнку, на одних только носках, то
^jm] неслась широким шагом, зыркая черными глазищами и оскали белые зубы. Видно,
Вере Федороg_ очень нраbeky танец. Она играла, глядя на Лялю через плечо, и k_ j_fy
улыбалась. Взрослые хлопали lZdlbdjbq али «асса!».
И ^jm] случилось такое: Ляля сноZ прошлась по кругу, приблизилась к окну, на
котором стояла Антошкина ZaZ раскинула руки, kdjbdgmeZ «асса!», поскользнулась и
смахнула Zamkih^hdhggbdZ<ZaZjZa[beZkvZEyeyoehigmeZkvaZluedhfh[ihe.
Взрослые поkdZdZeb стали спрашиZlv как она себя чуkl\m_l но танцоsbpZ
сказала, что с ней k_ порядке, что ее голову защитила папаха.
Вера ФедороgZijbg_keZs_ldmbklZeZaZf_lZlvhkdhedb.
– Ну, Ольга, тебе по_aeh;blZyihkm^Z – это к счастью.
Аглая, Брыкины и я сидели  одном углу комнаты, а Дудкин –  протиhiheh`ghf по
диагонали от нас. Мы не издали ни звука. Мы только переглядыZebkv между собой да
смотрели на Дудкина.

А он сидел _kv какой -то серый, сидел согнувшись, p_ibшись пальцами  ко ленки и
глядя ihe.
– Домолчался! – прошептала наконец Зинаида, и k_ поняли, что она хотела этим
сказать: _^v Антошка не только никак не сострил, он _kv вечер молчал дурак дураком,
чтобы потом ошеломить k_onhdmkhfk\Zahc.
– Ну,  заключение небольшо й hdZevguc номер, – сказала Вера ФедороgZ садясь за
пианино. – ГурилеH^gha\mqghaенит колокольчик»! Оля, прошу!
Оля стала к пианино, и тут мы i_jые узнали, что она хорошо поет, что у нее очень
приятный голос. При перuo же слоZo песни взрослые п ритихли. Даже я заслушался, на
несколько секунд забыijh:glhrdm.

Однозвучно гремит колокольчик,
И дорога пылится слегка.
И уныло по роghfmihex
РазлиZ_lkyi_kgvyfsbdZ…

В этот момент Аглая стукнула меня кулаком [hd.
– Лешк! Гляди! – шепнула она и к иgmeZ сторону Дудкина.
Я a]eygme Недалеко от стула, на котором сидел Антон, стояла тумбочка.
Единст_ggZygh`dZ ее была uj_aZgZ  b^_lj_oaf_c которые переплелись между собой.
Три хhklZwlboaf_ckem`beblmf[hqd_hihjhcZgZlj_oaf_bguo]hehах с раздh_ggufb
языками покоился круглый _jo тумбочки. На нем лежала шелкоZy желтая салфетка, на
салфетке стоял тяжелый стеклянный поднос, а на подносе – графин резного хрусталя и три
таких же резных стакана.
Пока Оля пропела перu_ строчки песни, Антошк а успел подняться и теперь стоял
рядом с тумбочкой, разглядыZy]jZnbgih^ghkbhkh[_gghkZen_ldm.
Васька и Зина тоже заметили это и заерзали.

Столько чуkl\Z той песне унылой,
Столько грусти gZi_е родном… —

пела Оля, а gZr_fm]hed_lj_ожно шушу кались.
– Глядите! ПриглядыZ_lkyIjb]ey^uается! – зашептала Зинаида.
– Дернет! Вот гад буду, дернет! – шепотом заheghался Васька. – Как только она
кончит петь, так он… это самое!..

И припомнил я ночи другие,
И родные поля, и леса…

Дудкин неслышно по дошел к тумбочке с другой стороны и потрогал уголок салфетки.

…и на очи даghm`kmob_
Набежала, как искра, слеза.

– Дудкин! – громко зашептала Зина. – Дудкин, слышишь? Ты не a^mfZc…
Но Антон был далеко. Он не слышал. Он _jgmeky на сhc стул и сидел те перь прямо,
скрестиjmdbgZ]jm^bEbphmg_]h[uehj_rbl_evgh_>Z`_y[ukdZaZeдохно_ggh_.
Аглая приподнялась и забубнила ihe]hehkZ:
– Антон! Дудкин! Ты даZcg_^mjb:glhgkeurbrv?
Дудкин a]eygmegZg__bgbq_]hg_hlетил. Вера ФедороgZh[_j нулась через плечо:
– Дорогая! Надо k_ -таки уважать исполнительницу!
После этого мы перестали шептаться. Мы сидели съежиrbkvb`^Zebqlh[m^_l.

И умолк мой ямщик, а дорога
Предо мной далека, далека.

Замолк ямщик, замолкла и Оля. Ей долго хлопали, пото м Вера ФедороgZ объяbeZ
что ajhkeu_ могут сноZ удалиться  кухню, что сейчас начнутся танцы. И тут Дудкин
kdhqbe.
– Одну минуточку! – воскликнул он каким -то особенно резким голосом и подошел к
тумбочке. – Какая интересная салфеточка!..
– Антошка! Не смей! – aизгнула Аглая.
Но было поздно: Антон рZgme салфетку. Может, он и u^_jgme бы ее, но тумбочка
оказалась слишком шаткой. Она грохнулась на пол. Разбился поднос, графин и дZ стакана.
Только третий почему -то уцелел.



МертZylbrbgZklhyeZ комн ате секунд десять. ПобледнеrZy?dZl_jbgZ<lhjZyо
k_]eZaZkfhlj_eZgZg_ih^ижного Дудкина.
– Ну, знаешь, уважаемый… – u^Zила она наконец дрожащими губами. – После
такого… после таких штучек… Ты, надеюсь, сам догадаешься, что надо сделать.
Она прот янула указательный палец klhjhgm^ери.
Приподня плечи, держа руки по шZf Антон молча прошагал в переднюю. Мы
услышали, как хлопнула oh^gZy^ерь.
Вера ФедороgZ сноZ сходила за щеткой, сноZ принялась подметать. Взрослые о
чем -то негромко гоhjbeb, но я не слушал их. Я думал о том, сколько теперь придется
заплатить Антошкиным родителям за этот графин и какоhl_i_jv[m^_l:glhrd_^hfZ.
– Он что у Zk – k_]^ZlZdhc? – сердито спросила Вера ФедороgZ:]eZx.
– Он не хотел разбить. Он хотел только фоку с показать…
Вера ФедороgZi_j_klZeZih^f_lZlv.
– Фокус?! Ничего себе фокус!
– Он хотел hl эту салфетку из -под нашей Zau u^_jgmlv… – пояснила Зинаида. – А
Ляля ее разбила. Вот он, значит, и… ну… вашу…
Слоhf мы рассказали, как готоbe Антон сhc номер, как мы покупали Zam А
Васька закончил наш рассказ:
– Он хотел неожиданно фокус показать. Чтобы остроумно получилось.
Вера ФедороgZihkfhlj_eZgZзрослых:
– Слыхали?



Те негромко засмеялись. Вера ФедороgZihернулась к Аглае:
– А куда он убежал? Неб ось плачет где -нибудь…
Аглая только плечами пожала: мол, само собой разумеется.
– Подите при_^bl__]h!
Мы не дbgmebkvkf_klZlhevdhi_j_]ey^uались.
– Идите, идите! Скажите, что я не сержусь. Мне никогда не нраbeky этот графин:
безdmkbpZ!
Мы побежали искать Антона, но нигде его не нашли. Потом uykgbehkv что он до
позднего _q_jZ прошатался по улицам, боясь яblvky домой. Но родители его так ничего и
не узнали о разбитом графине.
Несколько дней подряд Антошка бегал от Двинских, а Вера ФедороgZ klj ечая его,
kydbcjZaaала:

– Эй, фокусник! Ну иди же сюда! ДаZcfbjblvky!
Наконец Антон подошел однажды к ней, и они подружились.
Дудкин скоро забыл, что он остроумный, и его j_f_ggh_ih]emi_gb_ijhreh.

1971 г.

Маска

Мы были  красном уголке. Сеня Л асточкин и Антошка Дудкин играли  пинг -понг,
Аглая листала старые журналы, а я просто так околачиZeky без kydh]h дела. Вдруг Аглая
спросила:
– Сень! Что такое маска?
– А ты чего, не знаешь?
– Я знаю маски, которые на маскараде, а тут написано: «Маска с лица Пушкина».
Сеня поймал шарик, подошел к Аглае и a]eygme на страницу растрепанного журнала.
Мы с Дудкиным тоже подошли и посмотрели.
– Маска как маска. С лица покойника.
– Сень… А для чего их делают?
– Ну, для памяти, «для чего»! Для музее\kydbo.
– А трудно их делать?
– Ерунда: налил гипса на лицо, снял форму, а по форме отлил маску.
– А с жиh]hq_eh\_dZfh`gh? – спросил Дудкин.
Сеня только плечами пожал:
– Ничего сложного: klZил трубочки ghkqlh[u^urZlvbhlebай!
Все мы очень уZ`Zeb Сеню, и не только потому, что он был старше нас: он k_
решительно знал. Если мы гоhjbeb о том, что хорошо бы научиться упраeylv
аlhfh[be_fK_gy^Z`_a_ал от скуки.
– Тоже мне премудрость! Включил зажигание, u`Ze сцепление, потом – носком на
стартер, а пят кой – на газ.
Заходила речь о рыбной лоe_ и Сеня нам целую лекцию прочитывал: щуку можно
лоblv на донную удочку, на дорожку, на кружки, а жерех днем лоblky gZoe_kl и
ijhодку, а ночью со дна…
Упраe_gb_ машиной да рыбная лоey – дела k_ -таки обычные . Но отлиdZ масок с
жиuo людей… Мы до сих пор даже не подозреZeb что такое занятие hh[s_ существует.
Узна что Ласточкин и  этом деле «собаку съел», мы только молча переглянулись между
собой: hlfheq_ehек!
– Пошли! – сказал Сеня и напраbeky об ратно к столу для пинг -понга. Дудкин пошел
было за ним, как ^jm]:]eZyскрикнула:
– Ой! Антон! Для uklZки маску сделаем!
Антошка сразу забыл про игру.
– В-h! – сказал он и оглядел всех нас, подня[hevrhciZe_p.
Каждый год к перhfm сентября  нашей ш коле со_lhf дружины устраиZeky смотр
юных умельце Ребята приносили на uklZку самодельные приборы, модели, рисунки,
urbки. Специальное жюри оцениZeh эти работы, и лучшие из них остаZebkv на_db 
школьном музее. Аглая с Дудкиным k_ лето мечтали с делать что -нибудь такое
удиbl_evgh_qlh[ubolорение обязательно попало fma_cWlh[uehg_lZd -то просто: на
uklZку ежегодно предстаeyehkv[hevr_khlgbещей, а fma_cihiZ^Zeb^е -три.
– В-h! – поlhjbe Дудкин. – А гипс  «Стройматериалах» прода ется. Я сам b^_e
Сень! Покажешь нам, как отлить?
– Ага, Сень… – подхZlbeZ Аглая. – Ты только рукоh^b Мы k_ сами будем делать,
ты только рукоh^b.
Сеня у нас никогда не отказывался рукоh^blv<kое j_fyhg[ueklZjhklhcgZr_]h

драмкружка (это когда ко мне  кZjlbjm притащили живого козла), рукоh^be
оборудоZgb_f красного уголка (тогда еще Дудкин перебил шлямбуром gmlj_ggxx
электропроh^dm L_i_jvhglh`_kh]eZkbeky:
– Ладно уж. Только быстрее давайте: мне dbghb^lbgZiylvljb^pZlv.
Стали дума ть, с кого отлить маску. Ласточкин сказал, что хорошо бы найти
какого -нибудь знаменитого чело_dZ тогда уж маску на_jgydZ примут  музей. Дудкин
kihfgbe было, что  нашем доме жи_l профессор Грабов, но тут же сам добавил, что
профессор едZebihaолит лить себе на лицо гипс. И вдруг меня осенило.
– Гога Люкин! – сказал я.
Аглая с Дудкиным сразу по_k_e_eb.
Гога Люкин жил  нашем доме. Он учился h lhjhf классе, но его знала ky школа.
Дело  том, что он был замечательный музыкант. Во k_o концертах шк ольной
самодеятельности он играл нам произ_^_gby Шуберта, Моцарта и других _ebdbo
композиторо Он был курчаuc большеглазый и очень щупленький, с большой голоhcgZ
тонкой шее. Когда мы слушали его, нас k_]^Zm^bляло, как это он, такой крохотуля, мож ет
u[bать из рояля такие звуки. Но еще больше нас удиeyeh что он  сhb hk_fv лет сам
сочиняет ZevkubihevdbbhgbihemqZxlkymg_]hkhсем как настоящие. Я сам слышал, как
педагоги называли его «удиbl_evgh одаренным ребенком», и все мы были у_j_g ы, что
Гога станет композитором.
– У него башка Zjbl, – сказал Дудкин, киgm на меня.
– «Варит»! – kdjbqZeZ Аглая. – Да нам с тобой такого  жизни не придумать! Когда
Гошка станет знаменитым, маску не то что  школьном –  настоящем музее с руками
оторв ут.
Мы надели плащи (на улице шел дождь) и побежали искать композитора.
На лоpZ как гоhjblky и з_jv бежит: мы klj_lbeb Гошку h дhj_ Он был в
зеленом дождеbd_ из пластика, доходившем ему до пят,  таком же капюшоне,
спускавшемся почти до носа.
Мы окружили Гошу. Аглая, Дудкин и я, перебиZy^jm]^jm]Zh[tykgbebaZq_fhggZf
нужен. Нам не терпелось, мы хотели заняться отлиdhc маски немедленно. Композитор
ukemrZegZkbhklZekykhершенно раgh^mrguf.
– Я сейчас не могу, – сказал он из -под капюшона .
Мы загоhjbeb о том, что он сh_]h счастья не понимает, что это большая честь для
него, если его маска будет bk_lv школьном музее. Но и это не произ_ehgZg_]hgbdZdh]h
i_qZle_gby Похоже было, что ему наплеZlv на то, что он композитор и что его ож идает
слаZ.
– Мне некогда, – сказал он. – Я ]ZeZgl_j_xb^m.
– А чего тебе делать ]ZeZgl_j__? – спросил Дудкин.
– У мамы заljZ^_gvjh`^_gbybfg_gZ^h_cih^Zjhddmiblv.
– А чего ты ей хочешь подарить?
– Пудреницу. За рубль пятнадцать. – Композитор разжал ладонь и показал несколько
двугри_gguobiylbZelugguo.
– Тю -ю! «Пудреницу»! – передразнила Аглая и обратилась к Ласточкину: – Сень, а д_
маски можно сделать?
– Да хоть десять. Была бы форма.
И тут мы все накинулись на композитора. Мы хором кричали о том, что глупо покупать
грошовую пудреницу, когда можно сделать маме ценнейший подарок: _^v гипсовую маску
можно по_kblvgZkl_gdmhgZijhисит там десятки лет, и мама будет любоZlvky_xdh]^Z
ее сын станет совсем большим. Это на Гошу подейстh\Zeh . Он сдbgmedZixrhgbih^gy
голову, посмотрел на нас. У него были черные, густые, как у ajhkeh]h броb и они k_
j_fyr_елились, пока он раздумывал.
– А это долго? – спросил он наконец.
– Полчаса хZlbl, – ответил Сеня.

Композитор опять подвигал бр оyfb.
– А со мной ничего не будет?
– Ну, чего с тобой может быть?! – hkdebdgme Антошка. – Полежишь чуток
неподb`gh – и готоh!
Аглая добавила, что мы даже денег на гипс с Гоши не havf_f и он может купить на
них что ему a^mfZ_lky.
Композитор наконец со гласился. Магазин «Стройматериалы» помещался  нашем
доме. Минут через десять мы вошли dартиру Антона. Папа и мама его были на работе.
– Ну, Сень, рукоh^b, – сказал Дудкин. – С чего начнем?
Ласточкин прижал широкий подбородок к груди, потеребил толстую нижнюю губу.
– Халат даZcBebnZjlmdFg_! – приказал он низким голосом.
Мы поняли, что на этот раз он собирается не только рукоh^blvFug_озражали. Уж
очень это было необычное дело – отлиZlvfZkdm.
Антошка принес старый материнский халат,  которо м он занимался фотографией.
Ласточкин облачился  него и подпоясался матерчатым пояском. Халат был не белый, а
пестрый, _kv  каких -то пятнах, но Сеня k_ раgh походил  нем на профессора, который
готоblkydhi_jZpbb.
– Теперь чего? – спросил Антон.
Лас точкин _e_e нам устлать старыми газетами диZg с ukhdhc спинкой и пол hae_
него. Мы быстро исполнили приказание и молча устаbebkv на Сеню. Он киgme на
композитора.
– Кладите его!



– ДаZc=hrZeh`bkv, – сказал Дудкин. – Пластом ложись, на спину.
Все это j_fy композитор стоял поодаль, сдbgm ноги носками gmljv склонив
курчавую голову набок и коujyy  носу. Вид у него был такой, слоgh k_ наши хлопоты
его не касаются. Пошурша]Za_lZfbhg улегся на диZgbijbgyekyqlh -то разглядыZlvgZ
потол ке.
– Сень! – сказала Аглая. – А раз_]bikmg_]hgZebp_m^_j`blky"Hg`_есь стечет!
Наш рукоh^bl_evihq_fm -то задумался. Он присел и посмотрел на Гошу сбоку, потом
подошел к его ногам и стал смотреть композитору  лицо. Смотрел он долго, почесывая у
себя за праufmohfGZdhg_phgh[_jgmekyd>m^dbgm:
– Кусок картона есть? Вот такой.
Антон достал из -за шкафа пыльную крышку от какой -то настольной игры. Сеня
uj_aZe  ней ножницами оZevgmx дыру и надел эту рамку композитору на голову так,
чтобы из от_ рстия ukhывалось только лицо. Затем Антон принес отцоkdb_ папиросы
«Беломор», Ласточкин отрезал от них дZfmg^rlmdZbkmgmebo=hr_ ноздри.
Теперь композитор стал прояeylv некоторый интерес к тому, что мы с ним делаем. С
лицом, обрамленным грязным к артоном, с белыми трубочками, торчащими из носа, он уже
не смотрел на потолок, а, скоси глаза, следил за нами. Удивительные броb его то
сходились на переносице, то ползли \_jolhdZd -то дико перекашиZebkv.
А работа у нас кипела h\kxKmgm ладони за поясок на халате, Сеня прохажиZekyih
комнате и командоZe:
– Таз!.. Воды куrbgEh`dmklheh\mx<Za_ebgG_lm"Lh]^ZfZkehih^kheg_qgh_
Шевелитесь даZcl_fg_ кино скоро идти.
Мы и без того ше_ebebkv В какие -нибудь три минуты и таз, и h^Z и подсолнечное
масло оказались на столе.
– Все! – сказал Дудкин. – Валяй, Сеня, действуй!
Наступил самый ответст_gguc момент. Сеня смазал Гошино лицо постным маслом,
потом засучил рукава по локти и принялся разh^blv гипс. Он работал, не произнося ни

слов а, только сопел. Он то подлиZe таз h^ulh^h[Z\eye]bikZb[ukljhjZaf_rbал его
ложкой. Аглая, Дудкин и я стояли тихо -тихо. Мне захотелось чихнуть, но я побоялся это
сделать и стал тереть переносицу.
Скоси]eZaZgZK_gxdhfihablhjke_^beaZ_]hjZ[ отой. Он тоже молчал, но броb_]h
прямо ходуном ходили. Кроме того, он зачем -то ukmgmeyaudbaZ`Ze_]h уголке рта.
– Готоh! – тяжело a^hogme Ласточкин. Он сел на край диZgZ рядом с Гошей,
постаb таз себе на колени. – Закрой рот. И глаза закрой.
Композитор спрятал язык и так зажмурился, что kynbabhghfby_]hkfhjsbeZkv.
– Спокойно! Начинаю, – сказал Сеня. Он горстью зачерпнул из таза сметанообразную
массу и ляпнул ее композитору на лоб.
Лишь ihke_^gxxk_dmg^myaZf_lbeqlhgZe[m у Гоши темнеют выбиrb_kyba -под
картона кудряшки. Я подумал, что не мешало бы их убрать, но как -то не решился делать
замечания Сене.
Очень скоро Гошино лицо скрылось под толстым слоем гипса. Кончики мундштукоhl
папирос торчали из него не больше чем на сантиметр. Ласт очкин постаbelZagZklhe.
– Дышать не трудно? – спросил он.
– Осторожно! Прольешь! – kdjbdgmeb Дудкин и Аглая. Дело  том, что Гоша качнул
голоhcb]bikklZejZkl_dZlvkyihdZjlhgm.
Сеня подпраbe]bikZ>m^dbg^Ze=hr_dZjZg^Zrb[hevrhcZev[hf^ey рисоZgby.
– Ты пиши нам, если нужно. На ощупь пиши.
После этого мы сели на стулья и стали ждать.
– Гош! Ну как ты себя чувствуешь? – спросила через минуту Аглая.
Композитор подогнул коленки, прислонил к ним альбом и uел огромными
каракулями «ХАРАШО».
Че рез некоторое j_fyK_gyihljh]Ze]bikLhlm`_g_ijbebiZedjmdZf.
– Порядок! – сказал рукоh^bl_ev. – Теперь скоро.
В этот момент композитор сноZijbgyekyibkZlv@F?LB@:JDH, – прочли мы.
– Нормальное яe_gb_, – успокоил его Сеня. – При застывании гипс расширяется и
u^_ey_ll_ieh.
Еще минуты через три он постукал пальцами по зат_j^_шему гипсу и обратился к
нам:
– Значит, так: самое трудное сделано. Я форму сейчас сниму, а маску ukZfbhlhev_l_
Мне  кино пора. – Он уперся коленом  диZg и схZ тился за край картона. – Гошка,
gbfZgb_>_j`b]hehу крепче. Крепче голову!
Сеня потянул за картон, но форма не отделялась. Ласточкин дернул сильней…
Композитор p_ibeky_fm руки и так a[judgmegh]ZfbqlhZev[hfihe_l_egZihe.
– Ты чего? – спросил р укоh^bl_ev.
– Гош, на, держи, пиши! – Аглая подала композитору упаrbcZev[hf.
«ВОЛОСЫ», – написал тот каракулями и, подума^h[Z\beG:E;MBHDHEHMO
Потом он еще немного подумал и начертал поверх написанного: «И БРОВИ».
– Чего? Какие броb? – спрос ил Ласточкин.
«ПРИЛИПЛО», – написал композитор.
После этого мы очень долго молчали.
– Вот это да -а! – прошептал наконец Дудкин.
– Ладно! Без паники! – сипло сказал Сеня, а сам покраснел как рак.
Он кусками оборZe картонную рамку и сноZ потянул, но композ итор опять
забрыкался.
– Не учли немножко, – пробормотал рукоh^bl_ev.
Он подступался и так и этак… Он хZlZekyaZ]bikhый ком и со стороны подбородка,
и сбоку, и сверху… Он то сажал Гошу, то сноZ укладыZe его. Ничего не помогло! Всякий
раз, как Сеня де ргал за форму, композитор отчаянно лягался и размахиZejmdZfb.
Аглая, Дудкин и я почти с ужасом следили за этой hag_c Смуглое лицо Аглаи стало

каким -то зеленоZluf темная прядка hehk поbkeZ ^hev носа, и она ее не убирала.
Антошка стоял, подня плечи до самых ушей, с_kb руки по шZf Самым страшным
было то, что Гоша не издаZe ни звука. Он только со сbklhf дышал через папиросные
мундштуки.
– Небось даже плакать не может, – прошептала Аглая.
– Как fh]be_, – киgme>m^dbg.
Зазhgbel_e_nhg.
– Лешк, подойди, – сказал Антон, не спуская глаз с композитора.
Я ayeljm[dm<g_cihkeurZeky`_gkdbc]hehk:
– Это кZjlbjZ>m^dbguo?
– Да.
– Гога Люкин у Zk?
– У нас, – машинально от_lbey.
– Скажите, чтобы он немедленно шел домой! – раздраженно загоhjbeZ ж енщина. – Я
его по k_fm^hfmbsmKdZ`bl_qlh_kebhgq_j_afbgmlmg_ернется, я сама за ним приду
и ему уши надеру.
Когда я передал ребятам этот разгоhj>m^dbgqmlvg_aZieZdZehlaehklb.
– У тебя ]hehе мозги или что? Не мог сказать, что его у на с нет!
– НедоразblucdZdhc -то! – прошипела Аглая.
Сеня поднялся с диZgZHgk^_eZekyдруг каким -то очень спокойным.
– Так, значит… Где у Zk руки вымыть? – спросил он и, не дожидаясь от_lZ сам
напраbeky ванную. Там он стал перед умывальником, а мы – за его спиной.
– Сень… Как же теперь? – спросила Аглая.
– Что – как? – буркнул тот и открыл кран.
– Как же с Гошей -то?
– К родителям его от_^_l_bсе. Тут без ajhkeuog_h[hc^_rvky.
Несколько секунд мы оторопело молчали.
– Сеня, а ты? – спросил након ец Дудкин.
– Мне dbghihjZF_gy;hjy`^_l.
И сноZgZklmibehfheqZgb_Jmdhодитель скреб ладони под струей, а Дудкин и Аглая
смотрели на его короткую шею, на толстые уши. И шея и уши были сейчас красные.
Потом Сеня быстро ul_j руки полотенцем, потом о н бочком, от_jgmшись к стене,
u[jZeky  переднюю… Там, стоя лицом к _rZed_ он принялся надеZlv плащ. Он делал
b^[m^lhkhсем не торопится, но долго не мог попасть рукой jmdZ\.
– Значит… пока! – буркнул он, шмыгнул к д_jb мгно_ggh открыл ее и затарахтел
подметками по лестнице.
Только тут Аглая перестала молчать. Она ukdhqbeZgZiehsZ^dm.
– Трус паршиuc! – крикнула она плачущим голосом и затопала праhc ногой. – Трус
паршиucLjmkiZjrbый! Трус паршиuc!
Дудкин молча lZsbe__aZehdhlv пе реднюю.
– Хватит тебе! – сказал он сердито. – ДаZc`j_[bclygmlv.
– Какой еще жребий? – koebigmeZ:]eZy.
– Ну, кто его домой по_^_l Уж лучше пусть кто -нибудь один страдает, чем сразу
k_.
Но Аглая замотала голоhc и закричала, что не надо никакого жреб ия, что она скорей
умрет, чем одна по_^_l=hrmdjh^bl_eyf.
Решили _klb его k_ f_kl_ Наше счастье, что дождь усилился и h дhj_ никого не
было, когда мы _eb Гошу к подъезду. Собст_ggh _eb его Аглая с Дудкиным, а я шел
сзади. В сh_f зеленом дожде bd_ до пят композитор семенил мелкими -мелкими шажками.
От этого казалось, что он не идет, а будто плывет, соk_f как танцоsbpZ из ансамбля
«Березка». Капюшон был натянут ему на голову, f_klhebpZ[_e_eZ]bikhая блямба. Гоша
поддержиZe ее ладонями, что бы она не тянула за hehku а его,  сhx очередь, держали

под руки Дудкин и Аглая. Они тоже семенили, чтобы идти gh]mkdhfihablhjhf.
Наконец мы добрались до кZjlbju Люкиных. Аглая и Дудкин a]eygmeb на кнопку
зhgdZ но никто из них не подошел к ней. Дудкин ugme скомканный платок и принялся
ulbjZlvbfebphbkетлые bojugZl_f_gbIhdhgqb с этим, он сноZзглянул на кнопку
и стал откусывать заусеницу на большом пальце. Аглая его не торопила.
– ПротиgucfZevqbrdZGmbgZih^^Zfy_fmk_cqZk! – по слышался сердитый голос.
Дверь распахнулась, и на пороге пояbeZkv женщина, похожая на испанку,  красном
шелкоhf плаще. Она застыла  красиhc позе, положи левую руку на бедро, а праhc
держась за д_jvqmlvihыше голоu.
– Что это еще у тебя? А ну -ка сними! Композитор не ше_evgmeky.
– Я кому гоhjx"Kgbfbkbxfbgmlm!
– Оно не снимается, – чуть слышно сказал Антон.
– Это гипс… Он… он прилип… – пролепетала Аглая.
Гошина мама оглядела нас большими глазами и бросилась i_j_^gxx.
– Аркадий! Иди сюда! – кр икнула она. Появился папа композитора, очень ukhdbc и
толстый. Над ушами у него курчаbebkv hehku а на темени поблескиZeZ лысина. Броb у
него были такие же густые, как у Гоши. Он мне понраbeky гораздо больше, чем мама. Он
ur_eместе с ней на площад ку, посмотрел на Гошу и сказал только одно слоh:
– Любопытно!
Мама гнеghaujdgmeZgZg_]h]eZaZfbghijhfheqZeZ.
– Он не отлипает, этот гипс… – сноZ залопотала Аглая и по_jgmeZkv к маме: – Мы
хотели маску сделать… чтобы вам… ко дню рождения…
– А как о н дышит? – спросил папа.
– Вот… трубочки, – показал Антон.
Папа нагнулся, посмотрел на трубочки и, ay сh_]h сына за плечи, по_e его в
кZjlbjm.
– Заходите, пожалуйста, – сказал он нам. В комнате Аглая с Дудкиным неgylgh
объяснили ему, что у Гоши прили пли hehku на лбу и hae_ ушей, что броb тоже, может
быть, прилипли… Папа сел на стул и, постаb Гошу между колен, слегка подергал маску.
– Неплохо тебя упакоZeb!
– Тебе k_ шуточки! – сказала Гошина мама. Скрести руки на груди, она сидела на
краешке п исьменного стола.
Папа встал, ugme из ящика стола лезb_ от безопасной бритu и сноZ вернулся к
Гоше.
– Теперь не _jlbkv а то порежу. – Осторожно сунув лезb_ под край формы, он стал
подрезать прилипшие к ней hehku.
– Я не могу на это смотреть, – сказ ала мама и ушла из комнаты.
Минут пять папа занимался сh_c работой. Наконец он ugme лезb_ и передал
Дудкину.
– Ну, а броb наверное, пострадают. Держись! – Он дернул за форму, и та осталась у
него jmdZo<g_cl_fg_ebолосы из Гошиных бро_cghbo было немного.
Все мы смотрели на Гошу. Он стоял, крепко зажмуриrbkvEbph_]hkgZqZeZ[e_^gh_
постепенно розо_eh Вот он приоткрыл глаза и тут же сноZ зажмурился (как b^gh он
отud от с_lZ  Но вот он сноZ их открыл и больше не закрывал. Мы думали , что он
набросится на нас с кулаками или, по крайней мере, заплачет, но он ничего этого не сделал.
Он посмотрел на форму, на всех нас, на папу и тихо спросил:
– Получится?
– Несомненно, – сказал папа и позZe разглядыZy форму: – Томочка! Операция
оконче на.
Мама быстро hreZ комнату.
– Мама, получится! – сообщил ей композитор.
Она присела перед сhbfkughfjZa]ey^uая, по_jl_eZ_]h разные стороны.

– Выкиньте эту гадость! – сказала она, киgm на форму.
– Что ты, голубушка! Тhc сын такие муки перене с, и теперь, когда глаgh_ сделано…
Нет, это дудки!
Антон принес гипс к Люкиным, и мы отлили д_fZkdb=hrbgZfZfZhq_gvkf_yeZkvk
каждой маски на нас смотрела такая сморщенная, такая перекошенная физиономия с
зажмуренными глазами, что rdhem__g_ehк о было нести.
С Сеней мы долго не разгоZjbали. Поklj_qZшись с нами, он обычно круто
сhjZqbал и обходил нас, делая большую дугу.

1961 г.

Внучка артиллериста

Кончился урок. Зоя Галкина перhcыскочила из -за парты и закричала:
– Второе з_ghgbdm^ а не уходить! Обсуждаем hijhkhE_r_Lmqdh\_!
Затем она стала спиной к д_jbbijb]hlh\beZkvhlibobать от нее тех из нашего з_gZ
кто попытается улизнуть. Впрочем, никто и не пытался: Зоя была маленькая, худющая, но
очень сильная.
Меня еще никогда не об суждали, и с неприuqdb у меня было довольно ск_jgh на
душе.
Когда посторонние ушли, з_gv_ая стала за учительский стол и обратилась ко мне:
– Ну, hl объясни теперь, почему ты до такого дошел? Третьего дня арифметику не
приготоbeчера тоже столбом ст оял, и сегодня… Вот объясни: какие у тебя причины?
В глубине души я чуklовал, что причина у меня только одна: мама даgh не
просматриZeZfhc^g_ник и я позhebek_[_g_fgh]hhl^hogmlv середине учебного года.
Но гоhjblv об этой причине мне как -то не хотелось, поэтому я сидел, h^be
указательным пальцем по парте и молчал.
– Даже ответить не может! – сказала Зоя. – А д_gZ^pZlvq_ehек из -за него сидят после
урокоM кого есть предложения? Нету предложений? Тогда у меня есть: мы должны пойти
и подейств оZlvgZE_rdbguojh^bl_e_c<hl!
Я померт_e «Дейстhать на родителей» было самым любимым занятием Зои и еще
трех деhq_dbagZr_]haена. Все мальчишки aене уклонялись от этого дела. Аглая и Зина
Брыкина тоже не принимали  нем участия, но я по слаб ости характера однажды не смог
от_jl_lvky и отпраbeky с четырьмя деqhgdZfb «дейстh\Zlv на родителей Петьки
БудильникоZ.
Мы яbebkv конечно, _q_jhf когда Петины отец с матерью были дома. Нас
пригласили  комнату, предложили сесть, но мы не сели. Ст оя перед Петькиными
родителями, Зоя ulygmeZjmdbihrам, склонила голову набок и загоhjbeZlhg_gvdbfg_
то чтобы вежлиufZ^Z`_dZdbf -то жалобным голоском:
– Здраkl\mcl_ Вы изbgbl_ нас, пожалуйста, но мы пришли Zk просить, чтобы u
погоhjbebk\ ашим Петей.
– Понима -а-аете, – простонала Тоня Машукина, – у Пети уже целых д_ дh -о-ойки по
чтению и три по истории, и он каждый день нарушает дисциплину.
– Он k_ -е-е з_gh -о тянет назад, – запела третья.
Так они ukdZau\Zebkv поочередно k_ чет_jh Пе тькин папа стоял перед ними со
стаканом чая jmd_ihkl_i_gghdjZkg_ebkирепо поглядыZelhgZI_lvdmlhgZ_]hfZfm
Сам Петька, тоже красный и злой, смотрел, набычиrbkvdm^Z -то m]he.
Когда деqhgdb закончили сh_ uklmie_gb_ Петькина мама закрич ала, указывая
пальцем на сына:
– Вот! Вот до чего докатился! Сhb же тоZjbsb потеряли от него терпение. И не
стыдно тебе ]eZaZ -то им смотреть? Олух несчастный!
На следующее утро Будильнико сноZ нарушил дисциплину. Хотя я h j_fy нашего

bablZ молчал как рыба, он деqhghd почему -то не тронул, а меня поймал на улице и
отлупил. Но я на него даже не обиделся. Теперь я предстаbe себе, как эти чет_jh стоят у
нас  кZjlbj_ и «действуют» на мою маму и на моего папу. Меня такая тоска ayeZ такое
отчаяние, что я стал дергать носом, готоucjZkieZdZlvky.
И вот тут поднялась Аглая.
– Зойка! – сказала она. – Ты, может быть, очень даже сознательная, а hl чуткости 
тебе ни на столечко! Ты сначала спроси чело_dZ почему он стал плохо учиться, а потом
уж…
Зоя вы таращила глаза:
– Что -о-о? Я не спрашиZeZ" Я не спрашивала? Граждане, u слышали?! Я его не
спрашиZeZ!
– Не кричи, – пробасила Зинаида. – Спросить спросила, а от_lblvq_ehеку не дала.
– «Не дала»! Его спрашиZebZhgfheqZe…
– Он очень стеснительны й, hlbfheqZe, – сказала Аглая. – И hh[s_Ahyfukgbf\
одном дhj_ жи_f и уж нам лучше знать: Тучко не такой человек, чтобы без причины
дhcdmihemqblv.
– Ну факт! – подт_j^be:glhrdZ>m^dbg.
Теперь даже Тоня из Зоиной чет_jdbступилась за мен я:
– Зой! А может, и пра^Z тут нужно чуткость прояblv Может, у него услоby
какие -нибудь тяжелые или что -нибудь еще…
Зоя помолчала, глядя на меня, потом спросила уже другим тоном:
– Пра^Zwlh"Ml_[yqlhmkehия плохие?
Я молча киgmebklZegZijy`_g но думать, какие у меня могут быть плохие услоby.
Зоя тоже киgmeZ.
– Ну, так! А что тебе мешает заниматься?
– Шу… Шумка, – прошептал я.
– Что? Шум?..
– Шумка, – поlhjbey]jhfq_.
– Какая Шумка?
– Ну, собаку ихнюю так зовут, – пояснила Аглая, а Зина доба beZ:
– Ее небось за то и прозZebRmfdhcqlhhlg__rmfm`Zkguc!
– Лает очень? – спросила меня Зоя.
Я сноZdbнул. Шумка дейстbl_evghременами тяdZeZ.
– Чего же тhbjh^bl_ebkfhljyl". – начала было Зоя, но ее перебила Таня ВысокоZ –
очень ехидная деqhgdZ:
– Между прочим, как -то странно! У нас целых д_kh[ZdbbdhrdZZyf_`^mijhqbf
дh_dg_ihemqZx.
На нее накинулась Зинаида:
– Да ты что, совсем некультурная, да? Ты что, не знаешь – у разных людей нерu
разные бывают! Мы hg с Васькой как зап устим радиолу на полную силу – и нам хоть бы
хны, а сосед с_jomijb[_]Z_lbесь трясется: у него от радиолы даe_gb_ih^iju]bает.
Вот тут Антошка kdhqbeыбежал i_j_^baZdjbqZe:
– А я знаю, почему у Лешки такие нерu никудышные! Вспомните! Вы только
kihfgbl_q_]hhgaZe_lhi_j_`beKdhaehf – раз!
– Ой! Пра^Z`_! – вскрикнула Аглая. – С Бармалеем – дZ!
– А с черепом! – подхZlbeZ Брыкина. – Зойка, если бы ты такое пережила, ты бы до
сих пор ikbobZljbqd_kb^_eZ.
Все, кто не знал о моих приключе ниях, попросили рассказать о них. Мои защитники
принялись за дело с большим жаром.
– Откуда мы знали, что козел такой злющий! – закончил Дудкин. – Мы -то k_ пошли
обедать, а Лешка полтора часа от него по кZjlbj_[_]Ze.
На других этот рассказ тоже произ_e сильное i_qZle_gb_ Наверное, не меньше

минуты ребята молчали. Я не смотрел на них, но чувстh\Zeqlhhgbih]ey^uают на меня.
– Бледный какой! – тихо заметил кто -то.
Мне стало очень жалко себя. О других приключениях Аглая, Зина и Дудкин не успели
расск азать. В класс hreZgZrZmqbl_evgbpZ>bgZN_^hjhна, ukhdZyihegZyk_^Zy.
– Долго заседаете, – сказала она. – Так что же вы решили относительно Леши ТучкоZ?
ЗвеньеZyhlhreZhlklheZbmqbl_evgbpZk_eZaZg_]h.
– Дина ФедороgZ мы k_ uykgbeb, – a heghанно загоhjbeZ Зоя. – У Леши очень
тяжелые услоby^hfZ.
– А-а-а! – протянула учительница и медленно киgmeZ.
– И еще знаете что, Дина ФедороgZ У Тучкова очень плохая нерgZy система.
Просто ужасная нерgZykbkl_fZ!
– Ах hlhghqlh! – Учительница сноZf_^e_gghdb\gmeZ.
Тут з_gv_ая заяbeZ что мне не строгость нужна, а тоZjbs_kdZy помощь, и
несколько чело_dызZebkvkhfghcaZgbfZlvky.
– Ну зачем же! – сказала учительница. – Мы уж попросим Климову. Она, пра^Zg_ba
Zr_]haена, зато у нее круглые пятерки по арифметике.
Хотя Зоя и стала под конец на мою сторону, Аглая, Зина и Дудкин бранили ее kx
дорогу от школы до дома.
– Зойка k_]^Z так, – гоhjbeZ Аглая, – сначала накинется на чело_dZ а потом
разбирается.
– Ну факт! – сказал Дудкин. – А заljZ будет удиeylvky почему он опять уроко не
сделал. А раз_ он сможет заниматься после сегодняшнего! Глядите – _kv скрюченный!
Лешка, ну раз_luk_]h^gyaZgbfZlvkykfh`_rv?
Я еще больше скрючился и отрицательно помотал голоhc.
– Выбрали з_gv евую на сhx]heh\m! – a^hogmeZAbgZb^Z.
Уж не помню, как я доплелся до сh_cdартиры. У меня еле хZlbehkbe^hlygmlvky^h
зhgdZ Мама открыла д_jv и я предстал перед ней, подогну коленки, с_kb голову.
Лямки ранца сползли у меня по рукаZf^hehdl ей.
– Что с тобой? – спросила мама.
Я молчал.
– Побил кто -нибудь?
Мне хотелось поделиться с мамой, рассказать, как плохие услоby и расшатанные
нерu при_eb к тому, что я заработал три дhcdb Но, даже находясь на грани безумия, я
смекнул, что этого делат ь не стоит. Я шепнул только:
– Нездороblky.
Мама в_eZ меня  переднюю, сняла ранец, шубу, шапку, пощупала лоб, забралась
рукой мне за пазуху.
– Температуры вроде нет. Может, желудок? Не тошнит? Что ты вообще чуkl\m_rv?
– Что -то с нерZfb, – тихо от_lbe я.
Мама рассмеялась и шлепнула меня пониже спины.
– Иди! Полежи немного, отдохни и – обедать!
На какое -то j_fy я забыл о сh_f недуге. С аппетитом поел, потом гонял с ребятами
h дhj_ Дудкин и прочие тоже не kihfbgZeb что перед ними несчастный чело_ к. Они
так uаляли меня kg_]mqlhfZfZmkljhbeZfg_gZ]hgyc.
– Пей молоко и садись делать уроки, – сказала она, надеZy шубу. – Я по магазинам
пойду.
Вот тут -то и началось!
Только я открыл арифметику, как dhfgZlm яbeZkvRmfdZAZf_lb, что я смотрю на
нее, она села и стала, kою очередь, смотреть на меня. Я знал, что, если на нее пристально
глядеть, она обязательно тяdg_lBhgZlyкнула. Я от_jgmekymklZ\beky задачу, которую
надо было решить, и стал думать о том, как трудно жить h^ghcdарт ире с собакой.
Шумка удалилась. Но заниматься я не мог. Я подозреZeqlhRmfdZmreZ переднюю.

А находясь там, она может  любой момент залаять, если услышит, что кто -то идет по
лестнице. Я просидел минут пятнадцать затаи^uoZgb_lZdbg_^h`^ZekyRmfd иного лая и
пошел узнать, где она находится. Она дремала под столом в кухне.
Вернуrbkvdk_[_ комнату, я сноZk_eaZmq_[gbdbijbkemrZekyL_i_jv кZjlbj_
стояла полная тишина. Хотя нет! Слышно было, как h^Z капает из крана  умывальнике. Я
ужаснул ся: hl до чего у меня сдали нерu Ведь раньше я никогда не замечал таких
пустяко.
Я до отказа за_jgme кран, закрыл д_jv ванной и, сноZ се за стол, попытался
gbdgmlv содержание задачи. Но на_jomdlh -то стал ходить и дb]Zlvklmevy…
А потом пришла мама и _jgmeky с работы папа, и мама стала кормить его  кухне.
Неgylgu_ голоса родителей доносились оттуда, и не было никакой hafh`ghklb
сосредоточиться.
Я сказал маме, что сделал уроки, а сам решил положиться на помощь Даши Климоhc.
Так как  днеgb ке моем еще не было маминых подписей, я «забыл» его утром дома.
Но Дина ФедороgZ  тот день не uaала меня. Только  конце дня она a]eygmeZ в мою
сторону, потом посмотрела на Климову:
– Где там Матрена у нас?
Дашка klZeZ Она и  самом деле походила на Матрешку: круглолицая, румяная, со
с_leufb косами. У нее была одна особенность: kydbc раз, когда ее uau\Zeb она шла к
доске с таким сияющим b^hfkehно ее приглашали не урок от_qZlvZihemqZlvij_fbx.
Вот и теперь она стояла, смотрела на учительни цу и улыбалась h\_kvjhl.
– Ну, как там у вас, – спросила Дина ФедороgZ, – порядок ^hf_?
– Гы -гы! – засмеялась КлимоZ. – Порядок.
За моей спиной сидели Нюся и Тоня.
– Гогочет да гогочет! – шепнула Нюся.
– Как дурочка! Ей палец покажи… – зашептала Тон я.
Дина ФедороgZihdhkbeZkvgZgbobhgbmfhedeb.
– Так hl Матрена, доhevgh тебе только для себя отметки зарабатывать. Пора и
другим помочь. Я попрошу тебя подзаняться с Лешей ТучкоufM чело_dZhq_gvly`_eu_
услоby^hfZIhfh`_rv_fm?
– Гы -гы! Пом огу, – ответила Дашка, и деqhgdbaZfh_ckibghckghа зашипели.
Это было на предпоследнем уроке. В перемену Даша подошла ко мне. Она уже не
улыбалась.
– Если хочешь сегодня заниматься, так пошли ко мне сразу после урокоMgZkg_evay
_q_jhfjh^bl_ebk работы вернутся, брат придет…
Когда уроки кончились, она тут же бросилась hgbadeZkkZ.
– Эй, ТучкоLuihkdhj_cmf_gygbfbgmlu…
Выйдя из школы, КлимоZaZrZ]ZeZlZd[ukljhqlhfg_kdhjhklZeh`ZjdhG_dhlhjh_
j_fyhgZfheqZih]ey^uала на меня, пот ом ^jm]kdZaZeZ:
– Тучков! Хочешь, пра^mkdZ`m?
– Какую пра^m?
– Дина ФедороgZl_[ygZimrdmзяла.
– Что? – не понял я.
– Понимаешь, Дина ФедороgZ знает, что у меня услоby сейчас хуже всех  классе.
Она с нами на одной площадке жи_l.
Я неhevghklZ л замедлять шаги, но Дашка повысила голос:
– Только ты, если хочешь идти, даZc не останаebайся. У меня j_f_gb – h! – Она
про_eZ рукой по горлу. – В общем, понимаешь, Дина ФедороgZ мне еще q_jZ сказала:
«Пусть, гоhjbl этот Тучко уb^bl  каких у слоbyo люди живут и умудряются хорошо
учиться». А hh[s_ -то она знает, что мне с тобой некогда hablvky дай Бог самой не
отстать.
– А… зачем же мне тогда идти?.. – наконец прогоhjbey.

– Ну, посмотришь, как мы жи_f?kebaZohq_rv – потренируешься немно жко.
– Потренируюсь?
– Ну да. Решать задачки  трудных услоbyo Мы с братом тоже не сразу приudeb
Нас дедушка натренироZe.
– Дедушка?!
– Ага. Он артиллерист бывший. В hcgm[ZlZj__cdhfZg^hал.
Я хотел было спросить Дашу, какая сyav между решением зад ачек и командоZgb_f
артиллерийской батареей, но она стала рассказывать, почему у них дома тяжелые услоby
От быстрой ходьбы она запыхалась не меньше меня и гоhjbeZhlju\bklh:
– К нам тетя приехала… мамина сестра… А с нею – три сынишки… Маленькие. Тетя
дня на дZ останоbeZkv Проездом… И сломала ногу… Скоро месяц  больнице… А
сынишки у нас. Бандиты законченные… Ходят на голоZoOhlvqlhbfgb]hори!
– А… а при чем тут дедушка -артиллерист?
– А при том, что он объяснил нам с братом. Ему знаешь какие зад ачки приходилось
решать?.. Чтобы цель накрыть… Тригонометрические! Мы их еще когда проходить будем! А
тут бой идет, грохот кругом… Убьют, того и гляди… Попробуй сосредоточиться! Один раз
дедушку ранило, а он k_jZно расчеты произh^be…
– И вы натренироZ лись?
– Жи_gvdhLml]eZ\gh_ – не обращать gbfZgby.
Некоторое j_fy я шагал молча. Я чувстh\Ze что мне следует обидеться на Дину
Федороgm которая не захотела понять, как у меня плохо с нерZfb И  то же j_fy было
интересно ощутить себя  положении командира батареи и попробоZlv решить задачку, не
обращая gbfZgbygZ>Zrdbguo[Zg^blh\.
Улица, куда мы с_jgmeb состояла из _lobo^hfbr_d  один или два этажа. Мы шли
^hev праhc стороны улицы, а kx левую ее сторону сносили. Одни строения стояли та м
без стекол  окнах, без крыш, от других остались груды мусора, перемешанного со снегом.
Зубастые экскаZlhju захZlu\Zeb этот мусор и с грохотом uалиZeb его  кузова
самосZeh. В иных местах даже мусора не осталось, и там ползали, утюжа землю,
бульдо зеры. Рычание моторо лязг, грохот наполняли улицу. Где -то, как пулеметы,
тарахтели отбойные молотки.
– Летом и нас переселят! – прокричала Даша. – Сюда! Пришли!
Дом,  котором она жила, был двухэтажный, дереygguc Когда мы поднялись на
lhjhc этаж, д_j ь, обитая старой клеенкой, открылась, и из нее ukdhqbe мальчишка лет
тринадцати, похожий на Дашу. Пальто на нем было распахнуто, фуражка сидела криh В
руке он держал портфель.
– Я пошел… Тебя в окно уb^_e Мне тетради надо купить, – сказал он и помчалс я
gba.
Прямо с площадки мы попали  просторную кухню с дощатым полом и с маленькими
окнами. ГазоZyieblZa^_kv[ueZZодопроh^Zyg_aZf_lbe.
– РаздеZcky<_rZedZlml!
Снимая шубу, я поглядыZe на открытую д_jv  соседнюю комнату. Там что -то
тяжело шаркало и скребло по полу, и несколько голосоdjbqZehohjhf:
– Дыр -дыр -дыр -дыр -дыр!..
Иногда кто -то udjbdbал:
– Жжжжадний ход!.. Передний ход!..
Звуки эти приближались, и hlymидел, как из д_jb кухню t_oZeklme?]hlhedZeh
 ножки оцинкоZggh_ к орыто. В корыте сидел мальчишка лет трех, с со_jr_ggh круглой
голоhc и оттопыренными ушами. Сзади, елозя по полу на коленках, толкали корыто еще
дh_ мальчишек, такие же круглоголоu_ и лопоухие. Только одному было лет пять, а
другому, наверное, шел седь мой.
– Дашк! Во! Бульдозер! – сказал старший, и k_aZdjbqZebkm^оенной силой:
– Дыр -дыр -дыр -дыр -дыр!..

Стул наехал на мусорное _^jhbmi_jky стену.
– Жжжжжадний ход! – прокричал «h^bl_evb_]hihолокли обратно dhfgZlm.
– Видал? Хочешь потрениро Zlvky? – спросила Даша.
Я молча киgme.
– Тогда садись и достаZc задачник. А то мне их кормить минут через дZ^pZlv За
столом места не хZlbl.
Я сел за стол, накрытый клеенкой, ugmebajZgpZmq_[gbdbgZr_eaZ^Zqmdhlhjmxg_
смог решить q_jZ>ZrZih стаbeZgZieblm[hevrmxdZkljxexbaZ`]eZ]Za.
– Читай услоb_! – приказала она.
– «Два поезда ureb из двух городов навстречу друг другу  одиннадцать часов
утра…»
Снаружи дома что -то зарычало, и через секунду там так бухнуло, что посуда на полках
заз_g ела.
– Опять начала! – заметила Даша, пробуя с ложки суп.
– Кто начала? – спросил я.



– Блямба.
– Кто?..
– Ну, блямбой мы ее зо_f<hghgZaZhdghf.
Через дорогу стоял полуразрушенный кирпичный домишко, а hae_ него подъемный
кран на гусеницах. К стреле его была под_r_gZh]jhfgZyqm]mggZy гиря, ростом с меня, но
только потолще. Я понял, что это и есть «блямба». Рыча, кран по_jgmeky от_e стрелу с
блямбой от дома, затем мотор его aj_ел, и кран стал быстро поворачиZlvky  обратную
сторону. Блямба ухн ула со k_]h размаха  кирпичную стену, посыпались обломки,
af_lgmehkvh[eZdhdjZkghciuebbihkm^ZaZaенела сноZ.
– Ну, читай даZcg_hlлекайся!
– «Два поезда ureb наklj_qm друг другу  одиннадцать часо утра и klj_lbebkv в
четырнадцать часоlh го же дня…»
– Дыр -дыр -дыр -дыр -дыр! Жжжжадний ход!
– «Перuc поезд проходил  час по сорок пять километро а lhjhc – пятьдесят
километро»
Бух!
– «Найти расстояние между городами».
– Передний ход! Дыр -дыр -дыр -дыр!..
– Ну, что сначала надо узнать? Сообраз и!
Я принялся было соображать, но неhevghihdhkbekygZhldjulmx^\_jvke_а от меня.
Комната за д_jvx была большая. В глубине ее, боком к д_jb стояли д_ раскладушки,
накрытые одеялами. Они как -то странно дергались. Скоро я уb^_e как, проталкиZykv
между раскладушками, ползет спинка еще одного стула, за нею дb`_lky]hehа «водителя»,
а за ней – приподнятые зады его братье.
– Жадний ход!



– Не! Сюда поhjZqbай! Сюда же, ну! Дыр -дыр -дыр -дыр!..
– Сообразил? – спросила КлимоZ.
Я не только не сообраз ил. Я начисто забыл услоb_aZ^Zqb.
– Ты k_ -таки думай! А то этак никогда не натренируешься.
Я-то думал… Только не о задачах, а о сhbog_jах.
– Сообразил?

– Дыр -дыр -дыр -дыр!..
Дашка подошла ко мне, заглянула fh_hims_ggh_ebph.
– Ты что, соk_f слабен ький, да? Они же  той комнате играют! В таких услоbyo что
хочешь можно решить.
Бух! Этот звук напомнил мне о Дашкином дедушке -артиллеристе, который даже
раненный командоZe[ZlZj__cBfg_klZeh^hkZ^ghg_m`_ebyg_lZdhcq_ehек? Неужели
я никогда не с могу командоZlv[ZlZj__c?
– Ну, hl чего! – рассердилась Дашка. – Или гоhjb что перuf делом надо узнать,
или уматывай отсюда! Некогда мне с тобой…
Я p_ibekyjmdZfb края стула и, стиснуam[u устаbeky задачник. Даша отошла к
плите.
– Дыр -дыр -дыр -дыр -дыр!.. В кухню ехай!
«Никакого мне дела нет до Zr_]h «дыр -дыр -дыр»! – гоhjbe я себе. – Я знаю одно:
поезда ureb одиннадцать часоZстретились q_lujgZ^pZlv»
– Ну! – крикнула Даша.
– Сейчас! – от_lbe я. – «Вышли  одиннадцать часо а klj_lb лись в
четырнадцать…»
– Дыр -дыр -дыр -дыр!.. (Стул, толкаемый «бульдозером», пояbeky  кухне.)
ПоворачиZcDklhemihорачиZc!
Краешком глаза я заметил, что стул теперь дb`_lky прямо на меня. Я kdhqbe
передbgme сhc стул к другой стороне стола и притя нул к себе учебник… «Вышли в
одиннадцать часоZстретились q_lujgZ^pZlv»
– Жадний ход! – заhibeодитель».
Бух! – раздалось за окном.
– Есть! – закричал я. – Перucопрос: «Сколько часоijh[ueb пути дZih_a^Z"»
– Во! А ты говоришь! – обрадоZe ась Дашка. – Решай теперь!
Стул, толкаемый «бульдозером», уперся спинкой djZcklheZ.
– Жжжадний ход! – сноZ крикнул «водитель», но братья почему -то продолжали
толкать.
Ножки стула подъехали под стол, и стул сZebeky тресну «водителя» по голо_ Тот
за ре_eghyg_h[jZlbegZwlhgbdZdh]hнимания. Я был iheghfосторге от себя.
– От четырнадцати отнять одиннадцать раgy_lky три! – закричал я так, слоgh hdjm]
и kZfhf^_e_]j_f_eZdZghgZ^Z.
– Праbevgh! – одобрила Даша, ulZkdbая «водителя» из -по д стула. – Дальше даZc!
Я решил задачу, когда три Дашкиных «бандита» играли уже  другую игру: старший
ползал по кухне на четвереньках с пере_jgmlufdhjulhfgZkibg_.
– Дашк! Я черепаха, hiZgpbjvmf_gy=Z\=Z! Рррр!
Два других братца лупили по коры ту старой кастрюлькой и игрушечным ружьем.
«Черепаха» бросалась на них и почему -то лаяла, а я wlhремя кричал:
– Ррррасстояние между городами раgy_lky^\_klbосемьдесят пять километррро!
«Черепаха» налетела на меня и стукнула ребром корыта под коленк у. Я чуть не aыл,
но kihfgbeqlh>Zrdbg^_^mrdZlh`_[uejZg_g.
Я ушел от КлимоhcojhfZygZh^gmgh]maZlhkha^hjhой нерghckbkl_fhc.

1970 г.

Как меня спасали

Дело было ранней _kghc Мы с Аглаей пришли на речку, чтобы полюбоZlvky
ледоходом , но он почти уже кончился. Вспухшая h^Z тащила теперь ледяную мелочь да
kydbckhjZdjmigu_ev^bguijhieu\Zebj_^dh.
Мы сели на бреgZkаленные на берегу, и стали грызть подсолнухи. Аглая щелкала их

лихо, бросая семечки  рот и uie_ыZy шелуху метр а на три от себя. Я с заbklvx
поглядыZe на нее и старался ей подражать, но у меня ничего не получалось. Каждое
семечко я мусолил по целой минуте, подбородок и руки мои стали мокрыми от слюны, и к
ним прилипала шелуха.
– Сегодня и глядеть -то не на что, – сказала Аглая. – Вот q_jZ – это да! Вчера такие
льдины плыли – _kv мост дрожал. А на одной льдине мы кошку видели. Бегает, мяукает!..
Мне так жалко ее было… Просто ужас!
– Бывает, что и людей уносит, не то что кошек, – от_lbe я. – На Днепре hl дhbo
де qhghdmg_kehZiylbdeZkkgbdbokiZk.
Аглая покосилась на меня:
– Кто -о?.. Пятиклассник? Выдумываешь!
– Не веришь? Почитай q_jZrgxx «Пионерку». Деqhgdb маленькие были, лет по
шести… Их на льдине стало уносить, а они попрыгали  h^m думали – мелко, и н ачали
тонуть. А пятиклассник схZlbe[hevrmx^hkdmih^ieuedgbfgZg_cbkiZk.
– У!.. На доске! На доске и я бы спасла. А что ему было за то, что он спас?
– Какой -то грамотой его наградили и ценным подарком. А  «Пионерке» даже портрет
его напечатали. По годи, у меня, кажется, с собой эта газета: я g__[ml_j[jh^aZорачиZe.
Газета дейстbl_evgh оказалась у меня. Я передал Аглае скомканный листок. Шепча
себе под нос, она прочла заметку «ОтZ`guc поступок Коли Гапоненко» и принялась
разглядыZlvihf_s_ggu й тут же Колин портрет.
– Во, Лешка! Небось этот Колька не думал и не гадал, что про него  газете
напечатают! Вчера был мальчишка как мальчишка, никто на него и внимания не обращал, а
сегодня – нате Zf! – на kx страну прославился. – Она _jgmeZ газету м не. – Вот бы нам
кого -нибудь спасти!
Я промолчал: не хотелось признаZlvkyqlhykZfieZаю как топор.
– И чтобы наши портреты тоже напечатали, – продолжала Аглая. – Ты бы  чем
сфотографироZeky"Y[uagZ_rv чем? Я бы ghом берете, что мне тетя Луша подарила.
Мы бы с тобой шли по улице, а нас бы k_ узнаZeb «Глядите! Глядите! Вот те самые
идут… которые спасли». Во было бы! Да, Лешка?
Я пробормотал, что это, конечно, было бы неплохо. Аглая соk_fjZaf_qlZeZkv:
– Лешк! А rdhe_"<hl[uj_[ylZgZgZ с глаза таращили! А мы бы ходили себе, будто
ничего такого и не случилось, будто мы и не понимаем, чего это k_gZgZklZdkfhljylFu
бы не стали hh[jZ`Zlv как некоторые. Да, Лешка? Ну чего, мол, такого особенного! Ну
спасли чело_dZbkiZkeb – подумаеш ь какое дело! Верно, Лешка, я говорю?
Я молча киgme:]eZyскочила на ноги.
– А что, думаешь, мы не могли бы спасти? – почти закричала она. – Вот если бы сейчас
тут на льдине кого -нибудь понесло, думаешь, мы не смогли бы спасти?
– Смогли бы, на_jgh_?k ли бы на доске.
Аглая сжала худенькие кулаки, топнула сапожком по бреgm на котором стояла, и,
подняebphdg_[maZfhlZeZ]hehой:
– Эх! Ну hlсе бы отдала, только бы сейчас здесь кого -нибудь на льдине понесло!
Я сказал, что надеяться на это не стоит, что такие счастлиu_kemqZb\uiZ^Zxlj_^dh.
Аглая притихла. Она зажала указательный палец зубами и с минуту думала о чем -то,
глядя на речку. Вдруг она села на бреgZbih\_jgmeZkvdhfg_:
– Лешк! А даZc^jm]^jm]ZkiZk_f.
– Как это – друг друга? – не пон ял я.
– По очереди: сначала я тебя, потом ты меня.
– Как это – по очереди?
– А так! Видишь льдину? Ее чуток от того бревна отпихнуть, она и поплывет…
– Ну и что? – спросил я.
– А hl и то! Неужели не понял? Ты стань на эту льдину, а я буду гулять по берегу ,
будто тебя не замечаю. А потом ты hgl_fr_klhfhllhedgbkvbdjbqb «Спасите!» Только

громче кричи, чтобы люди с моста услышали. Они побегут тебя спасать, а я перZy[jhrmkv
j_qdmblulh`_[jhkZckybyl_[yытащу. И получится, jh^_yl_[ykiZkeZ.
Я даже отодbgmekyhlwlhckmfZkr_^r_cbfheqZaZfhlZe]hehой.
– Во! Струсил уже! – воскликнула Аглая.
– Воk_ я не струсил, а просто… просто я не хочу лезть  холодную h^m Тут знаешь,
как можно простудиться!..
– «Простудиться»! Эх, ты!.. «Простудиться »! Люди  проруби зимой купаются и то не
простужаются, а ты несколько секунд помокнуть боишься. Ведь сбежится народ, так тебя
сразу десятью шубами с ног до голоumdmlZxl.
– И еще… и потом, я плаZlv Одним слоhf я плаZx не очень хорошо, –
пробормотал я .
Аглая kdhqbeZ.
– Да зачем тебе плаZlv? – закричала она. – Ты погляди, тут h^u по пояс! Мы только
для b^mih[ZjZolZ_fkybyl_[yытащу.
Я тоже приподнялся и посмотрел на h^m Берег  этом месте спускался очень полого.
Даже в двух метрах от него мож но было разглядеть консерgmx банку, белеrmx под
мутной h^hc Похоже, что и пра^Z утонуть здесь было нельзя, но я продолжал
сопротиeylvkyYkdZaZeqlhwlhообще очень нехорошо и нечестно – обманывать людей.
– Вот чудак! «Обманывать»! – передразнила Аглая. – Какой же тут обман, если мы и 
самом деле могли бы спасти, да нам случай не uiZ^_l Чем мы bghаты, что здесь никто
не тонет? А хочешь соk_f без обмана, так даZc отплывай на льдине подальше, и я тебя
aZijZду спасу… А денечка через дZ ты ме ня спасешь, и тоже без обмана… Хочешь, я с
моста сигану? На самой середке! А ты заранее доску приготоbrvbf_gykiZk_rv.
От такого предложения меня затряс озноб. Я промямлил, что слаZf_gyообще не так
уж интересует.
– Тебя не интересует, ну и не надо, – согласилась Аглая. – Давай я одна тебя спасу.
Я и на это не согласился. Мы долго спорили. Аглая то ругала меня трусом, то гоhjbeZ
что я самый отчаянный мальчишка h всем дhj_ что только я могу отважиться на такое
дело. Я не попался на эту удочку. Тог да она обозZeZf_gyw]hbklhfiZjrbым. Я сказал, что
эгоистка, наоборот, она: ей хочется слаu а я мокни из -за этого  ледяной h^_ Мы соk_f
уже поссорились, как ^jm]:]eZ_ijbreZ голову ноZyfukev:
– Ладно! Не хочешь мокнуть – не надо. Мы даZc h т чего – ты станоbkv на льдину,
плыви и кричи: «Спасите!» А я брошусь оду, протяну тебе шест и притащу тебя к берегу.
Вместе со льдиной притащу, ты даже ноги не промочишь. Идет?
Я почуklовал, что деZlvkyfg_[hevr_g_dm^Zqlh_kebybl_i_jvhldZ` усь, Аглая
kZfhf^_e_ijbf_lf_gyaZljmkZK[hevrhcg_hohlhcykh]eZkbekyYlhevdhkdZaZe:]eZ_
чтобы она не a^mfZeZkiZkZlvf_gy[_ah[fZgZb_s_jZagZihfgbe_cqlhieZаю неZ`gh.
Аглая сразу по_k_e_eZ.
– Не! Мы тут, у бережка, – сказала она и , отбежа к тропинке, тянувшейся ^hev реки,
приглушенным, aолноZgguf голосом стала меня торопить: – Иди! Я здесь буду гулять, а
ты иди. Ты hgl_fr_klhfhllhedgbkvb[jhkZc_]hgZ[_j_]B^bGmb^b!
Однако я не дbgmekyI_j_oh^blvgZev^bgmfg_m`Z с как не хотелось. Все еще стоя на
бреgZo я посмотрел на мост, b^g_шийся метро за пятьдесят от нас. Там шли люди,
тащились подh^uk]emobf]mehfdZlbebkv]jmahики… Я по_jgmekybh]ey^_egZr[_j_]
Здесь не было домов. От самого моста тянулись доща тые заборы каких -то складо да
фабрик, а дальше начинался луг. И на k_f протяжении от моста до луга я не уb^_e ни
одной чело_q_kdhcnb]mjuLhevdh:]eZylhjqZeZgZljhibgd_.
– Ну чего стоишь! Опять струсил? Иди! – сказала она сердито.
Я a^hogmebkhr_e с бреgZF_^e_gghkdhevaybmязая jZkdbkr_c]ebg_^h[jZekyy
до шеста и поднял его, испачка руки. Льдина только самым краешком касалась берега, и
мне пришлось сделать шаг по h^_ij_`^_q_fklZlvgZg__.
Ут_j^bшись на льдине, я a]eygme на Аглаю. Она прогулиZeZkv по тропинке,

заложи руки за спину, разглядыZy что -то  небе, и фальшиh распеZeZ писклиuf
голоском:

Куда, куда um^Zebebkv…

Вот она зыркнула на меня одним глазом, на секунду приостаноbeZkv тихонько
сказала: «Толкайся! ОтталкиZc ся!» – и сноZaZерещала:

Весны моей златые дни…

Я мысленно гоhjbe себе, что здесь мелко, что никакой опасности нет, что через
минуту я сноZ буду на берегу. Но мне это не помогло. Тяжелое предчуklие так угнетало
меня, что коленки стали соk_fkeZ[uf и, как после долгой болезни.
– Толкайся, дурак! – послышалось с берега. – Трусишь, да? Толкайся!

Что -о-о день грядущий мне гото -о-bl…

Машинально я уперся шестом  камень, лежаrbc на берегу. Льдина не подалась. Так
же машинально я попятился назад. Край льдины, касаrbcky^gZl_i_jvijbih^gyekybhgZ
стала медленно поhjZqbаться hdjm]kаи, торчащей из h^u.
Пение на берегу прекратилось.
– От столба… от столба оттолкнись! – приглушенно донеслось оттуда.
Я оттолкнулся шестом от сZb и уb^_e как берег , дощатый забор на неukhdhf
косогорчике и стоящая у забора Аглая поплыли e_о.
– Бросай шест! Махай руками! Кричи! – скомандоZeZ Аглая, следя за мной краешком
глаза.
Я бросил шест на берег, помахал немножко руками и сказал «спасите» так тихо, что
сам се бя не услышал.
– Э-эй! На помощь! – крикнула что было сил Аглая и понеслась с косогора к
брошенному мной шесту. Скачок, другой, третий… Шлеп! Ноги Аглаи уyaeb и она
растянулась ]jyab.
Мне бы нужно было спрыгнуть оду да идти к берегу, но я этого не с делал. Я смотрел
на Аглаю. Она kdhqbeZ рZgmeZkv и сноZ упала. Когда она добралась наконец до шеста, я
уплыл уже метро на пятнадцать i_j_^ Подня шест, Аглая побежала, с трудом выдирая
ноги из грязи. Тут я уb^_e что пологий берег кончился. Теперь в трех метрах от меня
тянулся неukhdbc глинистый обры с пучками старого дерна на_jom Вплотную к обрыву
бежала темно -бурая h^Z бежала быстро, закручиZykv h^h\hjhlbdZfb неся соломинки и
щепочки.



«Все! Так я и знал! Теперь k_ – пронеслось у ме ня ]heh\_.
О чем я еще тогда думал, я не помню. Кажется, ни о чем. Я стоял лицом к мосту, стоял
согнуrbkvrbjhdhjZkklZиgh]bjZklhiujb руки. Я даже не кричал, а только смотрел.
Вот я уb^_e как Аглая пояbeZkv над краем обрыZ и, hehqZ по дерну шест,
пустилась меня догонять. Вот она пораgyeZkv со мной. Ее пальто, коленки и даже
подбородок были заляпаны грязью; бледное лицо было обращено ко мне, и маленькие
темные глаза смотрели на меня так пристально, что казалось, она hl -hl оступится и
полети т с обрыZ Несколько секунд она бежала молча jh\_gv со мной, потом слегка
обогнала льдину, останоbeZkvbhimklbeZkh[ju\Zr_kl.
– Прыгай! Прыгай! Тут близко!
Как она ни тянулась, но от конца шеста до меня было не меньше двух метроYfheqZ

проехал мим о.
Аглая сноZh[h]gZeZev^bgmkghа останоbeZkvbkghа опустила шест.
– Прыгай! Тут близко. Плыви!
– Не умею. Соk_f! – сказал я ^jm]hq_gvhlq_lebо и громко.
Аглая ничего не от_lbeZHgZhiylvaZljmkbeZjukphcдоль обрыZIhebpm__[ueh
b^ghq то она теперь уже не знает, зачем бежит.
– Ма -ма -а! – позZey]jhfdhlh`_g_agZyaZq_f.
Аглая бежала, молчала и смотрела на меня.
– Ма -ма -а-а! – крикнул я еще протяжней.
Вдруг Аглая a]eygmeZ куда -то i_j_^ приостаноbeZkv о чем -то думая, а потом
рZg улась и побежала так быстро, что конец шеста, который она hehqbeZ запрыгал по
бурой тра_.
Очень медленно, осторожно я по_jgmeky чтобы посмотреть i_j_^ Льдина
колыхалась при каждом моем дb`_gbbgh]bmf_gyljykebkv.
Аглаю я уb^_e метро за десять i_j_^b Она уже не бежала. Она сидела на берегу,
с_kb\gh]bниз. Возле нее под обрыhflhihjsbekyh^bghdbcbоucdmklgb`gb_етки
которого мокли \h^_.
Еще не поняqlhohq_l^_eZlv:]eZyyfZrbgZevghgZ]gmekybытянул руки i_j_^
Дальше k_ijh изошло очень быстро. Льдина почти пораgyeZkvk:]eZ_c:]eZydZd[ueZ –
 сапожках и  пальто, скользнула с обрыZ Всплеснулась h^Z полетели брызги… Конец
шеста, u[jhr_ggh]h Аглаей, заскреб по краю моей льдины. Я сел на корточки и что было
сил p_ibe ся fhdjh_^_j_о.
– Прыгай! – услышал я голос Аглаи.
Но я не прыгнул. Я только цеплялся за шест. Сначала меня потащило со льдины, потом
ноги мои уперлись  какой -то бугорок. Я уb^_e голову Аглаи  h^_ под кустом, уb^_e ее
красную руку с побелеrbfb ко сточками, цепляrmxky за _ldm уb^_e другую руку,
держаrmxijhlbоположный конец шеста…
– Прыгай! Прыгай! – сноZ закричала она, но прыгать уже было не нужно: подтянутая
шестом льдина причалила к берегу по другую сторону куста, да так удачно, что рядом с ней
на обры_hdZaZekyыступ.
Я перешагнул на него и даже ног не замочил. Как я u[jZekygZерх, как kdZjZ[dZeZkv
туда Аглая, я не запомнил. Я только помню, как она предстала передо мной  потемнеr_f
от h^u коричнеhf пальто, с забрызганным лицом. Не которые j_fy мы молчали и только
смотрели друг на друга. Приоткрыв рот, Аглая дышала, как пароha Нижняя челюсть у нее
дрожала крупной дрожью.
– Жиhc, – шепнула она тихо.
Тут я немного пришел k_[ybaZieZdZe:
– Дура протиgZyBa -за тебя k_wlh.
Я замахнулся на сhx спасительницу, но она не заметила этого. Она смотрела через
мое плечо куда -то ^Zev.
– Бежим! Вот люди! Бежим! – закричала она и пустилась к ближайшему проулку между
фабричными заборами.
Я оглянулся. От моста по тропинке ^hev берега, ра стянуrbkv нероghc цепочкой, к
нам бежали люди. Бежали мужчины, бежали женщины, бежали ребятишки… Впереди k_o
уже метрах  пятидесяти от нас, переZebаясь с боку на бок, бежала толстая тетенька в
черном пальто, с красной кошелкой jmd_.
Я по_jgmekyb пустился к проулку ke_^aZ:]eZ_c<kx^hjh]mfufheqZebbebrv
hjhlZo^hfZ:]eZyijh]hорила:
– Смотри никому не болтай, слышишь? Скажи, что я нечаянно  воду упала: стала на
льдину, поскользнулась и упала… Слышишь? Заболею, на_jgh_l_i_jv.
Аглая не заболела. На следующий день она вышла h дhj как ни в чем не бывало. Я
молчал о сh_c поездке на льдине, молчала об этом и Аглая. О славе она больше не

kihfbgZeZ.
Только теперь, через много лет, она позhebeZfg_jZkkdZaZlvwlmbklhjbx.
1962 г.

Посл еслоb_

Много лет назад, haращаясь из командироdbkdjbimq_cfhjhaghcihjhcaZ_oZeygZ
Сахалин погостить к сh_fm приятелю. Я \Zebeky к нему _kv  инее, и целый _q_j  его
промерзлой комнатушке мы говорили про далекую нашу Москву.
За окном горели о б_lj_ggu_aезды, шумел прибой, качались hae_khihdaZe_^_g_eu_
усталые корабли, а мы kihfbgZebспоминали, kihfbgZeb…
Но kdhj_yklZeздремывать, забрался djhать и ^jm] услышал хихиканье, а потом
и настоящий хохот. Высунуba -под одеяла голову, я уb^_edZdkетя фонариком, чтобы не
разбудить меня, мой друг читает какую -то книгу и то и дело залиZ_lkykf_ohf.
– Ты что это? – удиbekyy.
– Сотника читаю. «Гадюку». Помнишь? Нет, ты послушай! – И он, учитель физики,
стал читать kemohljuок за о трывком и снова смеялся, как мальчишка.
Я тоже рассмеялся и сказал:
– Ну хZlblohohlZlv_^bghebqgh>Zай f_kl_.
И мы наперебой стали читать друг другу и «Гадюку», и «Архимеда» Воdb=jmrbgZb
«Чело_dZ без нерh\ И соk_f забыли про холод, про шум за дуZxs_]h  щели _ljZ и
чувстh\Zeb себя так, слоgh с берега Тихого океана перенеслись  камыши на берегу реки,
где команда спасателей пыхтит, ulZkdbая со дна изобретателя Воdm с его подh^guf
агрегатом, а потом –  переполненный Z]hg поезда, где пря чется сбежаrZy от юного
натуралиста Бори гадюка… Мы оказались  шумном детст_ которым наполнил сhb
добрые и _k_eu_jZkkdZauij_djZkgucibkZl_evXjbc<yq_keZович Сотник.
С той поры прошло много лет, пронеслось много и грозных и радостных событий, а
ра ссказы Юрия Сотника по -прежнему радуют и радуют k_ghых мальчишек и деqhghdAZ
это j_fy у писателя пояbehkv немало ноuo рассказо и «Внучка артиллериста», и «Как
меня спасали», и «Дудкин острит», и по_klv «Приключение не удалось», и многое другое.
Книги Ю. Сотника ex[hc[b[ebhl_d_j_[ylZaZqblu\Zxl^h^uj.
Окажешься где -то на Чукотке или  Калининграде, зайдешь  детскую библиотеку и
часто слышишь:
– А Сотник есть?
– Можно Сотника?
Посмотришь, как с удоhevklием берет книгу юный читатель, kih мнишь, как сам
i_jые aye  руки рассказы Юрия Сотника, и радуешься за чело_dZ Потому что ему
предстоит знакомстh с замечательным u^mfsbdhf умным собеседником, _k_euf и
озорным рассказчиком.

Виталий Коржиков