Вовк И. ДИОНИС И ОБРАЗ ХРИСТА В ЕВАНГЕЛИИ ОТ ИОАННА. КРИТИКА ВЗАИМОСВЯЗИ

Формат документа: pdf
Размер документа: 0.56 Мб





Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 42
Вовк Иван Сергеевич 1
Дионис и образ Христа в Евангелии от
Иоанна: критика взаимосвязи

Аннотация
Статья посвящена критическому анализу внешних
параллелей между образами Диониса, греческого бога
виноделия, плодородия и экстаза, и Иисуса Христа из
Евангелия от Иоанна. Исследование написано, прежде
всего, как полемический ответ на книгу 2017 г. Dennis R.
McDonald “The Dionysian Gospel: The Fourth Gospel And
Euripides”, автор которой прямо заявляет, что Евангелие
от Иоанна – литературная мифологизация
исторического Иисуса на базе трагедии Еврипида

«Вакханки».
Ключевые слова: Христос, Евангелие от Иоанна,
Дионис, Вакх, Еврипид, Вакханки, Dennis R. McDonald,
Mimesis Criticism.

Введение
На протяжении истории то там, то здесь можно
было встретить сравнения двух культовых фигур: Христа
и Диониса. Уже апологет II в. Иустин Философ
возмущался: «Пророк Моисей, как я сказал, был древнее
всех писателей, и через него, как прежде
я упомянул,
изречено такое пророчество: “Не оскудеет князь от Иуды
и вождь от чресл его, доколе не придет Тот, Которому
отложено, и Он будет чаяние народов; Он привяжет к
виноградной лозе ослёнка своего и омоет одежду свою в
крови грозда” (Быт. 49:10–11). Демоны, услышавши эти
пророческие слова, сказали, что Дионис родился
от
Зевса, и передали, что он был изобретателем винограда,
и осла помещают в таинствах его, и учили, что он был
Воd Иван Сергееbq – студент пропедеΜlbq_kdhzо отделения магистратуры
профиля «Библеистика» Московской духоΜghcZdZ^_fbb.

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 43
растерзан и взошел на небо» 1. Даже защитнику
христианства виделась внешняя схожесть.
Тем более, возникали такие сравнения в работах
различны антиковедов
2 и юнгианских психологов 3. И
вот в 2017 вышла в свет книга профессора кафедры
Нового Завета и Происхождения Христианства
Клермонтской Богословской школы Dennis R. McDonald
“The Dionysian Gospel: The Fourth Gospel and Euripides”.
Автор утверждает, что Евангелие от Иоанна – это
литературная мифологизация исторического Иисуса на
основе трагедии великого Еврипида «Вакханки».
Рассмотрению этого взгляда, а также общих схожих
тематических моментов в «жизни» Диониса и Христа
посвящена
эта статья.
Рассматриваемая трагедия начинается с появления
Диониса в Фивах, на родине его матери Семелы. Им
движет желание отомстить тем, кто смеется над ним как
недобогом и над матерью, говоря, что она солгала о
приходе Зевса и не сохранила свое девство для брака. Он
наводит безумие на женщин селения, затем происходит

прямой конфликт с царем Пенфеем, который принимает
Диониса за странствующего проповедника, судит его и
сажает в темницу. В итоге Дионис освобождается,
уговаривает Пенфея пойти к вакханкам, и они его
убивают. В этом участвует Агава, мать Пенфея. Она же,
прийдя в себя, швыряет плющевый венок (один из
символов дионисийства) под ноги
богу, и он покидает
селение, обрекая Кадма (своего деда) на скитания и
забрав дух Агавы.
I. Метод Dennis’a McDonald’a
Начнем с самого метода. Профессор называет его
«Memesis Criticism» (меметический подход, подход по
1 Иустин Философ, мч. Апология I, 54. Пер.: Сочинения сΜylh]h Иустина Философа и
Мученика. / пер. Прот. П. Преображенского. М.: Универс. Типограф, 1892. С. 85-86.
2 См.: Боннар А. Греческая цивилизация: в 2-х т. Т. 2. / вступ. ст. Ю. В. ЖураΜe_\ZJhklhy-
на-Дону: «Феникс», 1994. С. 129. См.: Иванов В. И. Дионис и прадионисийсктΜh / В. И.
Иванов // Символ. 2015. №65. С. 67, 116.
3 Эдингер. Э. Эго и архетип / пер. В. В. Зеленского. М.: ПентаГрафик, 2000. С. 203.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 44
принципу подобия). И состоит он в том, чтобы находить
параллели между более поздними и ранее написанными
текстами, доказывая тем их взаимосвязь и
происхождение позднего текста из раннего. В данном
случае более ранее произведение (гипотекст) –
«Вакханки», более поздний – Евангелие от Иоанна.
Критерии метода D. McDonald изложены в его первой
работе «Christianizing Homer: The Odyssey, Plato, and The
Acts of Andrew»
1:
ƒ Плотность и порядок. Количество параллелей и их
порядок. Чем меньше параллелей и соответствий в
порядке, тем менее вероятна взаимосвязь двух
текстов.
ƒ Объяснительная ценность. Чем легче понять
поздний текст из предполагаемого прототипа, тем
вероятнее мимесис.
ƒ Доступность. Чем доступнее предполагаемый
прототип, тем вероятнее копирование в изучаемом
тексте.
ƒ
Аналогии. Наличие аналогий копирования
предполагаемого прототипа в других текстах
увеличивает возможность подражания в изучаемом
тексте.
ƒ Мотивация. В своей интерпретации необходимо
объяснить возможную мотивацию автора.
Сначала МакДоналд применил этот метод к «Деяниям
Апостола Андрея», апокрифическому памятнику II в. н.
э., и в нем действительно можно усмотреть
мифологическое влияние: дальние морские
путешествия
, людоеды, змей-дракон 2 и т. д. Но в
дальнейшем исследователь стал интерпретировать
1 McDonald D. R. Christianizing Homer: The Odyssey, Plato, and The Acts of Andrew. New
York: Oxford University Press, 1994. C. 302.
2 Деяния Андрея и Матфия в городе людоеΜ^hy, 5-6, 16, 19. Пер.: Деяния апостола Андрея
/ ПредислоΜb_i_jbdhff_glW. Ю. Виноградова. М.: Индрик, 2003. С. 15, 17, 27, 31.

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 45
подобным образом Евангелия от Марка 1 и Луки 2, и
наконец дошел до четвертого Евангелия.
Основной текст статьи составит разбор образов Христа
и Диониса по критериям «плотность и порядок». Но мы
сделаем небольшую остановку для разбора Еванеглия от
Иоанна и трагедии «Вакханки» по остальным
признакам мимесиса.
Начнем с мотивации. В «The Dionysian Gospel»
утверждается, что автор Евангелия мотивировал свой
выбор тем, что
хотел показать превосходство Христа над
Дионисом 3. Но почему именно Дионис? Неужели для
иудея есть разница между языческими богами, которые
«суть бесы»? Почему он не выбрал более приглядного
Апполона, или набирающего популярность Митру, или
царя Зевса? Как человек, перешедший от иудейства в
христианство, мог позволить себе выбрать одну из самых
кровавых трагедий Еврипида, посвященную богу экстаза
и
виноделия, в качестве примера для написания
свидетельства (Ин. 1:7; 21:24-25) о Логосе, пришедшем
в мир? МакДоналд на эти вопросы ответов не дает.
Критерий аналогии также не подходит, так как нет ни
одного произведения, которое бы воспроизводило
композицию «Вакханок» до времени написания
Евангелия: явное копирование Еврипида произошло
уже в византийскую эпоху, когда
создали трагедию
«Страсти Христовы» 4.
Если касаться «доступности», то здесь действительно
можно согласиться с распространенностью трагедий
Еврипида. Вот только, какие гарантии это может давать
для утверждения об имитации? Да, они были известны,
и это добавляет долю вероятности для предположения
1 См.: Dennis R. MacDonald, The Homeric Epics and the Gospel of Mark. – Yale University
Press, 2000. – 262 c.
2 См.: Dennis R. MacDonald, Luke and Vergil: Imitations of Classical Greek Literature. –
Rowman & Littlefield, 2014. – 272 c.
3 McDonald D. R. The Dionysian Gospel: The Fourth Gospel and Euripides. Minneapolis:
Fortress Press, 2017. C. 27.
4 См.: Christus patiens, trаgoedia christiana, Gregorio Nazianzeno falso atributa / red. Dr. J. G.
Brams. Leipzig: ed. B. G. Teubner, 1885. 168 c.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 46
об интерпретации. Но делать из этого аргумент
нелогично, т. к. создавалось много произведений,
которые не зависели от распространенных образцов:
например, сама трагедия «Вакханки» следует
фиванским мифам, а не распространенной Илиаде. И
вообще, если взглянуть на античную литературу
широким взглядом, очевидно, что имитация и
заимствование параллелей происходит внутри жанров:
трагедии следуют трагедиям
1, поэмы поэмам 2.
МакДоналд же предлагает поиск параллелей между
метаисторическим повествованием Евангелия и
трагедии, что имеет под собой мало оснований ввиду
диаметрально противоположных идеологических
позиций, целей и стилей мышления Еврипида и Иоанна.
II. Структурная взаимосвязь
Профессор предлагает как распределение
параллельных ролей, так и развернутый план
структурной взаимосвязи.
Роли сопоставляются следующим образом
3:
Вакханки Евангелие от Иоанна
Дионис
Хор
Фиванские женщины
Тиресий, слепец и провидец
Кадм, дед Пенфея и Диониса
Пенфей, царь Фив
Окружение Пенфея
Агава, мать Пенфея Иисус и рассказчик
Рассказчик и толпы
Самаритянка
Слепорожденный
Креститель, Никодим,
расслабленный
Иудейские власти и Пилат
Окружение иудейских властей
Мария, Мать Иисуса

Даже первого взгляда хватает, чтобы понять
натянутость этого распределения. Имитации должны
быть очевидны иначе в них нет смысла, тем более, если
1 Например, до наших дней дошли трагедии Эсхила «Орестея», Софокла «Электра» и
Еврипид «Электра», которые вращаются вокргу фиванских мифов о преступлениях в доме
АтридоΚ.
2 Законы античной эпической поэмы на Μ_dZ[uebkdh\Zgu]_daZf_ljÜм Илиады. 3 McDonald D. R. The Dionysian Gospel. 2017. С. 28.

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 47
учесть, что, по мнению МакДональда, Евангелист писал
с расчетом на проповедь эллинам. Вот минимум
вопросов, которые возникают при данном сравнении:
ƒ Почему самаритянка одна, а фиванских женщин
много? Ведь можно же было изобразить группу
самариитянских женщин у колодца, если речь идет
об имитации.
ƒ Почему слепец Тиресий изначально знает и
призывает
пойти на праздник Диониса, а
Слепорожденный из Ин. 9 совершенно не ожидает
чуда?
ƒ Почему проповедует и крестит не дед по матери
Иисуса, а его двоюродный брат, тогда как именно
двоюродный брат Пенфей гонит Диониса? В
разделе «толкования» Ин. 1 совершенно не
рассматривается эта несовместимость, зато
отмечается, что как Логос, так и
Дионис имеют
много имен 1. Автор видит то, что хочет.
ƒ Почему слова Кадма распределены на несколько
персонажей? Частично МакДоналд дает ответ
относительно Никодима: И Кадм, и Никодим
являются зажиточными старцами, которые
признают новоявленного бога. Но в словах
Никодима мы слышим искреннее стремление к
Истине, тогда как трагедия передает довольно
циничные слова Кадма: «Пусть Дионис
не бог, как
ты говоришь; все равно называй его таковым,
решись на благочестивую ложь, утверждая, что он
действительно бог, – тогда поверят, что Семела –
богоматерь, и это принесет честь всему нашему
роду... А затем – тебе памятна участь несчастного
Актеона, которого им же вскормленные лютые
собаки разорвали на святой поляне за его
хвастливые
слова, будто он лучший охотник, чем
Артемида? Как бы с тобою не случилось того же!
1 McDonald D. R. The Dionysian Gospel. 2017. С. 37-39.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 48
Иди сюда, дай увенчать свою голову плющом;
вместе с нами воздавай честь богу» 1.
ƒ Нелепо выглядит сравнение Агавы и Марии.
Первая является матерью не бога, но Пенфея,
которого собственноручно разрывает на куски с
другими менадами, предавшись дионисийскому
безумию, вторая же следует за Сыном до Самого
сметного порога. Основания для такого
сопоставления удивляют
2. «Мать моя, ведь я сын
твой, Пенфей, которого ты родила в доме Эхиона;
сжалься надо мною, мать моя, за мои грехи не
убивай твоего сына!
3», – такие слова обращает
Пенфей к своей обезумевшей матери, перед своим
убийством. МакДоналд утверждает, что эти слова
взяты за образец автором Евангелия для слов
Иисуса: «Жена, се сын твой» (Ин. 19:26). Учитывая
различные обстоятельства и даже разный
словарный состав оригиналов, который приведен в
таблице ниже, подобное мнение не может
приниматься как научное.
ƒ


1 Bacch. 330-342. Пер.: Зелинский Ф. Ф. Вакханки // Еврипид. ТрагедииΚ2-х т. Т. 2. / общ.
ред. М. Л. ГаспароΚ<GYjohFEZ^hfbjGZmdZh. 612-667.
2 McDonald D. R. The Dionysian Gospel. 2017. С. 99. 3 Bacch. 1118-1121.
Вакх. 1118-1121 Ин. 19:26
Ἐγώ τοι, μῆτερ, εἰμί, παῖς σέθεν
Πενθεύς, ὃν ἔτεκες ἐν δόμοις
Ἐχίονος·
οἴκτιρε δ᾽ ὦ μῆτέρ με, μηδὲ ταῖς
ἐμαῖς
ἁμαρτίαισι παῖδα σὸν
κατακτάνῃς γύναι ἰ
́
δε ὁ
υἱ
ός σου

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 49
Сравнение планов двух произведений
Приведем вариант МакДоналда 1. Для
доказательства несостоятельности каждой параллели
ушла бы целая книга. Как видно из нижеследующей
таблицы, профессор не особо жалует структуру трагедии
распределяя ее тематически. Выше отмечалось, что
слова одного героя драмы отдаются разным людям из
Евангелия. Однако, учитывая рассмотренные
«схожести» между «ролями», думаем будет уместно
привести некоторые яркие примеры, не относящиеся
к
широким тематическим подобиям между богом экстаза
и Логосом Воплощенным.

Евангелие от Иоанна Вакханки
1:1-5. Происхождение Логоса.
1:6-S. Иоанн, свидетель верный.
1:9-11. Отречение от Логоса.
1:14, 16. Логос воспринимает
человеческое тело.
1:18. Тот, кто на коленях Отца.
1:32-51. Сын Божий со многими именами.
2:1-11. Превращение воды в вино.
2:13-17. Возмездие за дом Отца.
3:1-4, 10, 16. Старец ищет омоложения.
3:29-31. Сыну Божию должно
возвеличиться.
4:4-29, 40-42. Податель воды живой.
4:46-54. Исцеление сына царского слуги.
5:2-9.
Старый калека снова может ходить.
6:35, 53-58. Поедание плоти Сына Божия.
7:31-52. Иисус избегает ареста.
8:2-19. Допрос Сына Божия.
8:32-36. Истинный Освободитель.
8:58-59. The escape artist (??)
9:1-41. Слепец.
1-9
10-12
13-34
43-63
63-113
64-113
266-85
35-42
170-209
170-209, esp. 181-
83
114-66
519-603
170-209
114-66
657-777
451-518
519-642
519-642
286-342
210-65
1 McDonald D. R. The Dionysian Gospel. 2017. C. xvii-xviii

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 50
11:3-5, 35-36. Бог-Любовь.
11:37-46. Жизнеподатель.
11:47-57. Богоборцы.
15:1-2, 4. Истинная Виноградная Лоза.
18:1-12. Арест Сына Божия.
18:13-19:16. Допрос Сына Божия, снова.
19:25-30. Насильственная смерть и
участие женщин.
20:11-18. Опознание женщиной.
20:19-23. Завершение.
20:30-31. Постскриптум. 519-642
343-430, esp. 352-
66
266-85
431-50
451-518
738-1167, esp 1115-
21
1168-1329
1330-87
1388-92

Например, параллель Ин. 3:29-31 и Вакх. 170-209,
181-183 поражает вырыванием из контекста отдельных,
якобы похожих, слов:
Вакханки Евангелие от Иоанна
Он – сын моей дочери; нужно,
чтобы он, насколько это в наших
силах, был возвеличен нами.
Ему должно расти, а мне
умаляться.
Δεῖ γάρ νιν ὄντα παῖδα θυγατρὸς ἐξ
ἐμῆς
ὅσον καθ᾽ ἡμᾶς δυνατὸν αὔξεσθαι
μέγαν.
Ἐκεῖνον δεῖ αὐξάνειν, ἐμὲ δὲ
ἐλαττοῦσθαι.

Кадм говорит, что хочет возвеличить, т. е. воспеть,
восхвалить, а Предтеча утверждает, что настал момент,
когда его пророческая задача выполнена и
приближается век славы Христовой. Совершенно
различные фразы вменяются Евангелисту в имитацию,
т. к. присутствует слово «должно» (δεῖ) и «увеличивать,
усилять, умножать» (αὐξάνειν)
1. Даже грамматически
1 McDonald D. R. The Dionysian Gospel. 2017. C. 50.

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 51
последнее стоит в активном залоге у Евангелиста, и в
пассивном – у Еврипида.
В другом месте исследователь проводит подобие
между провозглашением могущества Логоса и Вакха
1,
хотя тексты не предоставляют ни одного похожего слова
и несут различный посыл. Так Ин. 1:14,16, относится к
речи о неотмирной и светлой славе Слова, которую
увидят верующие, а в Вакханках (43-63), Бромий
намеревается доказать, что он бог.
МакДоналд, и не только он, считает, что
вопрошания Магдалины в Ин. 20:13-15, являются
отголоском вопрошаний Агавы: «
А где же, отец, дорогое
тело моего сына (Пенфея)?» 2. Но опять же вопросы
Марии построены по-другому, и снова заметим, если
речь о параллели, то почему вопрошания произносит
Магдалина, а не Мать Иисуса?
Эти вопросы автор рассматриваемой книги во
внимание не принимает совершенно, как и упомянутое
различие жанров. МакДоналд исследует тексты как два
рассказа, но перед нами драма и
повествование. И они
имеют соответствующее жанру деление и порядок
событий. Приведем планы этих произведений: трагедия
поделена на традиционные эпизодии и стасимы, а в
делении Евангелия мы следуем плану еп. Кассиана
(Безобразова). Мы сделали такой выбор, поскольку
рассматриваем культ бога жидкой пищи
3, а Иисуса
пытаются представить его «наследником», епископ же в
своем плане как раз опирается на тематику жидкостей, в
согласии с исповеданием 1Ин. 5:7-8: «Потому что есть
три свидетеля: Дух, и вода, и кровь, и все три – об
одном»
4. Из этих структур становится очевидным, о
1 Idem. C. 30-31. 2 Bacch. 1298. 3Вальтер Ф. Отто, Дионис. Миф и культ / пер. А. СаΜ^__а. М.: Клуб Касталия.
2016. C. 158-160.
4 Кассиан (Безобразов), еп. Водою и кровию и Духом. Толкование на Евангелие от Иоанна
/ ред. А Мосин. Paris: Center d’etudes Russes Saint-Georges, 2001. C. 39.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 52
каких различных вещах идет речь как по содержанию,
так по форме.

Вакханки Евангелие от Иоанна
ПРОЛОГ
Дионис приходит в Фивы и
наводит безумие на злословящих
его мать и самого бога.
ПАРОД
Славословие Дионису и рассказ о
происхождении бога.
I ДЕЙСТВИЕ
Тиресий и Кадм собираются на
вакхические празднества. Пенфей
возмущен культом нового бога.
I стасим
Проивопоставление неверия
Пенфея и горячего
религиозного чувства вакханок.
II ДЕЙСТВИЕ
Суд над Дионисом
у Пенфея.
II стасим
Противопоставление Диониса
и Пенфея.
III ДЕЙСТВИЕ
Дионис освобождается из
темницы. Пастух с Киферона
рассказывает о буйстве вакханок.
Дионис соблазняет Пенфея пойти
к вакханкам.
III стасим
Воинственная песнь вакханок и
провозглашение сиюминутного
счастья.
IV ДЕЙСТВИЕ
Пенфей отправляется в
полубезумии к вакханкам.
ПРОЛОГ
Воплощение
вечносуществующего
Логоса.
1. ВОДА: ПРОПОВЕДЬ
МИРУ
1.1. Проповедь и крещение
Иоанна. Чудо претворения
воды в вино. Изгнание
торгующих из Храма.
1.2. Беседа с Никодимом о
рождении от воды.
Свидетельство Иоанна,
подтверждающее беседу.
Беседа с самарянкой о воде
жизни. Исцеление сына
царского слуги.
1.3. Исцеление
расслабленного при Овчей
купели. Речь Иисуса
о Его
нераздельности с Отцом.
1.4. Насыщение пяти
тысяч. Беседа о Хлебе
Жизни. Евхаристия.
1.5. Иисус на празднике
Кущей. «Аз есмь свет
миру». Беседа об Аврааме.
Исцеление
слепорожденного. «Аз есмь
Пастырь добрый». Иисус
вскрывает духовную
причину вражды фарисеев.
2. КРОВЬ: ПУТЬ К ОТЦУ

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 53
IV стасим
Песнь, призывающая гибель
Пенфея.
V ДЕЙСТВИЕ
Прибежавший слуга описывает,
как вакханки разорвали Пенфея
на куски. Агава приходит в себя и
понимает, что убила сына.
ЭКСОДИЙ
Дионис произносит приговор
Кадму и лишает Агаву жизни. 2.1. Воскрешение Лазаря.
Вход в Иерусалим.
2.2.Прощальная беседа.
Первосвященническая
молитва.
2.3. Арест. Суд у
священников. Суд у Пилата.
2.4. Распятие. Богоматерь и
любимый ученик.
Погребение.
3. ДУХ: ПРОПОВЕДЬ
ПОСЛЕ ВОСКРЕСЕНИЯ
3.1. Мария Магдалина,
Петр и любимый ученик
видят пустой гроб. Явление
Христа.
3.2. Дарование Духа
Собранию учеников и
свидетельство Фомы.
3.3.
Эпилог: Возвращение
Петру апостольств.

III. Видимые тематические параллели в образах
Христа и Диониса
Как мы отметили выше, основная масса параллелей
связана с вином и вообще жидкостями. Исследователи,
желающие сделать культ Диониса одним из
предвестников христианства, нередко игнорируют тот
факт, что вино значило на Древнем Востоке ничуть не
меньшую роль
1, чем в греко-римском мире. Далее
рассмотрим наиболее яркие фрагменты из
произведений, посвященных Бромию, которые чаще
1 Уже в дреΜg_cr_fZddZ^kdhfwihk_WgmfZwebr Dh]^ZgZ\_jom упоминается вино,
опьянившее богов. См.: Энума элиш, III, 133-136. Пер.: Когда Ану сотворил небо.
Литература древней Месопотамии / пер. с аккад. и сост. В. К. Афанасьевой и И. М.
Дьяконова. М.: Алетейя, 2000. С. 20-21.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 54
всего упоминаются как образцы для христианских
авторов.
III.1. Прежде всего приведем слова
непосредственно из трагедии «Вакханки», которые, как
кажется, наиболее близки к христианским взглядам:
Вакханки (пер. Ф. Ф.
Зелинского) Βάκχαι, 279-286
...он изобрел влажную
пищу, вино и принес ее
смертным, благодаря
чему страждущие теряют
сознание своего горя,
напившись влаги
винограда, благодаря
чему они во сне вкушают
забвение ежедневных
мук – во сне, этом
единственном
исцелителе печали.
Он же, будучи сам богом,
приносится в виде
возлияний другим богам,
так что при его
посредничестве
люди
получают и все прочие
блага.
...βότρυος ὑγρὸν πῶμ᾽ ηὗρε
κεἰσηνέγκατο
θνητοῖς, ὃ παύει τοὺς ταλαιπώρους
βροτοὺς
λύπης, ὅταν πλησθῶσιν ἀμπέλου
ῥοῆς,
ὕπνον τε λήθην τῶν καθ᾽ ἡμέραν
κακῶν
δίδωσιν, οὐδ᾽ ἔστ᾽ ἄλλο φάρμακον
πόνων.



οὗτος
θεοῖσι σπένδεται θεὸς γεγώς,
ὥστε διὰ τοῦτον τἀγάθ᾽ ἀνθρώπους
ἔχειν

Казалось бы, вот истоки учения о Евхаристии, как
замечает В. Н. Ярхо в примечаниях к советскому
изданию Еврипида
1. Но не является ли опрометчивым
такое мнение? Ведь Еврипид воспитывался в язычестве 2,
и на его творения стоит смотреть с точки зрения
язычника, а не исследователя XX века по Р. Х. Для
языческого же мировоззрения вполне естественно
1 Еврипид, Трагедии. Т.2. 1999. С. 690. 2 Скептические и атеистические посылы его пьес являются другим вопросом, который мы
особо рассматривать не будем.

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 55
отождествлять бога с представляемой им стихией.
Например, Гесиод, рапсод VIII-VII в. до н.э., описывает
Гею и Урана как стихии необходимые для обитания, при
этом уран заключает детей в утробе Геи, и за это
оскопляется Кроном
1. Осознание стихии было
неразрывно с антропоморфным образом бога. Но
Христос не Бог вина, или жидкостей, Его сила
распространяется на совершенно различные области
бытия и корнями уходит в описания всемогущества
единого Бога Ветхого Завета. Поэтому некорректно
рассматривать вышеприведенные слова трагедии как
прообраз для максимы: «Я хлеб живой, с неба
сошедший: если
кто вкусит от этого хлеба, жив будет
вовек, и хлеб, который Я дам, есть плоть Моя, которую Я
дам за жизнь мира» (Ин. 6:51).
III. 2. Также МакДоналд приводит миф о Вакхе
2 из
романа Ахилла Татия «Левкиппа и Клитофонт»:
«Тирийцы считают Диониса своим богом, ведь именно в
Тире сложили миф о Кадме. В нем рассказывается о том,
как возник этот праздник. Когда-то люди не знали, что
такое вино, ни темное душистое, ни собранное с лоз
Библоса, ни маронское из Фракии, ни
хиосское, ни
икарское островное. Все эти вина переселились в разные
края из Тира, где выросла та виноградная лоза, что
явилась им всем матерью. Говорят, что некогда жил один
гостеприимный пастух, которого афиняне называют
Икарием. О нем сложили миф, подобный
существующему в Аттике. К этому пастуху пришел как-
то Дионис, и
пастух радушно предложил ему нехитрое
угощение, что дает земля и упряжка волов, а напиток
у людей и у волов был тогда один и тот же, — вина-то
еще не знали. Дионис похвалил пастуха за
гостеприимство и в знак своего расположения поднес
1 Гесиод. Теогония, 118, 127-129, 176-190. Пер.: Эллинские поэты VII-III вв. до н. э. Эпос.
Элегия. Ямбы. Мелика / Отв. ред. М. Л. Гаспаров. М.: Ладомир, 1999. Сверено с изданием
1963 г. С. 31-33.
2McDonald D. R. The Dionysian Gospel. 2017. C. 43-44.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 56
ему чашу, полную вина. Пастух осушил чашу, обезумел
от восторга и сказал богу: “Откуда у тебя, чужестранец,
эта пурпурная влага? Эта сладкая вода цвета крови? По
земле она не течет, — обыкновенная вода, разливаясь в
груди, не дает такого наслаждения. Твоя же влага не
только услаждает вкус, но и обоняние радует. Если

коснуться ее, она холодна, но, попадая в желудок, она
разжигает там огонь радости”. И Дионис ответил: “Это
влага винограда, его кровь”. Потом он подвел пастуха к
виноградной лозе, взял гроздь, выжал из нее сок и,
указав на лозу, сказал пастуху: “Вот влага и источник
ее”. Так, согласно тирийскому сказанию, пришло
к
людям вино» 1.
Этот рассказ приводится как экскурс в связи с чудом
в Кане Галлилейской. Как видно в выделеных фразах,
пастух предложил воду, а Бромий
2 не ее претворил в
вино, но поднес свою чашу с вином, объяснив при этом
откуда оно взялось естественным путем. Кроме того,
повествования Ахилла и Иоанна занимают совершенно
разные места в произведении. Для Татия этот рассказ
создает фон, на котором разворачиваются внутренние
эротические переживания Клитофонта влюбленного в
Левкиппу, для Иоанна ключевым
знамением, которое
подчеркивает обновляющее вхождение Логоса в мир и
находится в Евхаристическом контексте. Также
исследователям хочется видеть параллель с Тайной
Вечерей, прежде всего, на основании построения фраз:
«τοῦτ’ ἔστιν αἷμα βότρους» (это кровь винограда) и «τοῦτό
ἐστιν τὸ αἷμά μου τῆς διαθ
ήκης» (это кровь моя завета).
Хотя Дионис не назвал виноградный сок своей кровью,
да и конструкция фраз типична для особого
привлечения внимания.
1 Ахилл Татий. ЛеΜdbiiZbDeblhnhgl II, II // Ахилл Татий. ЛеΜdbiiZbDeblhnhglEhg]
Дафнис и Хлоя. Петроний. Сатирикон. Апулей. Метаморфозы, или Золотой осел / пер. В.
Чемберджи. М.: Художественная литература, 1969. 39-40 с.
2 Одно из имен Диониса. В трагедии «Вакханки» чаще Μk_]hbkihevamются имена: Дионис,
Вакх, Бромий.

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 57
III. 3. Рассматривается как аллюзия для
демонстрации превосходства Христа 1 и притча о
Виноградой Лозе в Ин. 15. Однако сам Дионис никогда
не именовался лозой, тем более не называл себя «ἡ
ἄμπελος ἡ ἀληθινὴ» (истинная виноградная лоза). С
другой стороны, жителям Палестины символика
винограда была так же близка и предельно понятна. Этот
образ прекрасно подходит, чтобы продемонстрировать
взаимосвязь каждого верующего
со Христом и
индивидуальность каждого «порождения», личности, на
этой Лозе. Говорить об однозначном заимствовании
тематики здесь невозможно.
III. 4. Арест бога в трагедии «Вакханки»
2. Во
втором действии представлен напряженный конфликт.
Воины хватают Бромия, который выдает себя за юношу-
вакханта, и приводят к Пенфею. Происходит диалог,
который нередко сравнивают с судом над Христом у
Пилата
3, изложенным в Ин. 18:28-19:12. Мы
неоправданно увеличим объем статьи, если приведем
полные два разговора, поэтому мы ограничимся
наиболее близкими цитатами и критическими
замечаниями.
Вакх. 461-464, 466, 471-474
503, 506 Ин. 18:33-36, 19:9-11
Пенфей: Итак, первым
делом скажи мне, откуда ты
родом.
Дионис: Родом хвастать не
могу, но на вопрос твой
отвечу без труда; про
цветистый Тмол ты, верно,
слыхал?
Пенфей: Да, слыхал; это
тот, что окружает Сарды? Тогда Пилат вошел снова
в преторию и призвал
Иисуса и сказал Ему: Ты –
Царь Иудейский?
Ответил Иисус: от себя ли
ты это говоришь, или
другие сказали тебе о
Мне?
Ответил Пилат: разве я
Иудей? Народ Твой и
1 McDonald D. R. The Dionysian Gospel, 2017, C. 83-84. 2 Bacch. 450-519. 3 McDonald D. R. The Dionysian Gospel, 2017, C. 88-90.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 58
Дионис: Оттуда я родом;
Лидия – моя отчизна.

Дионис: Меня послал
Дионис, сын Зевса.

Пенфей: А таинства эти – в
чем состоят они?
Дионис: О них нельзя знать
непосвященным.
Пенфей: Но какая польза от
них тем, которые
справляют их?
Дионис: Тебе нельзя
слушать об этом без греха,
но знать о
них стоит.

Пенфей: Схватите его! Он
издевается надо мной и над
Фивами.
Дионис: Ты не знаешь, чего
хочешь; не знаешь, что
делаешь; не знаешь, что
такое ты сам.
первосвященники
предали Тебя мне. Что Ты
сделал?
Ответил Иисус: Царство
Мое не от мира сего. Если
бы от мира сего было
Царство Мое, служители
Мои боролись бы за то,
чтобы Я не был предан
Иудеям. Теперь же
Царство Мое не отсюда.
… и вошел в преторию
снова, и говорит Иисусу:
откуда
Ты? Иисус же
ответа не дал ему.
Говорит Ему тогда Пилат:
мне ли не говоришь?
Разве Ты не знаешь, что я
власть имею отпустить
Тебя, и власть имею
распять Тебя?

Ответил ему Иисус: ты не
имел бы надо Мной
никакой власти, если бы
не было дано тебе свыше.
Поэтому тот,
кто Меня
предал тебе, больший
грех имеет.

Суд над Иисусом, над Сыном Божиим, описывается
и в других Евангелиях, поэтому неправильно говорить о
«Вакханках» как об источнике сюжета для
«дионисиевского» Евангелия. По нашему скромному
мнению, вопросы для неизвестного проповедника «Кто?
Откуда? Чему учишь?» вполне естественны для судьи,
который хочет разобраться в чем дело. Поэтому странно

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 59
делать Пенфея первообразом Пилата. К тому же ход и
фон этих допросов совершенно различен.
С одной стороны – Пенфей. Его родные Фивы
покинула большая часть женского населения. Он лично
желает наказать виновника, который скрывает свою
божественность с намерением обмануть своего
обидчика, говоря, что Дионис заступится за него. Речи
Вакха выдержаны в раздражительном
и угрожающем
тоне.
С другой стороны – Пилат. Он бы рад был совсем не
вмешиваться в дела мрачных иудейских фанатиков
э и он глубоко равнодушен к судьбе этого
неизвестного Галилеянина. Не он являлся инициатором
ареста, и его интересовал лишь порядок в управляемой
провинции. Суд происходит на фоне шантажа и угроз со
стороны иудейских властей, являющихся
неотъемлемой частью и движущей силой судебного
разбирательства, тогда как в трагедии диалог
происходит только между правителем и богом.
Сам ход разговора также различен: Пенфей хочет
побыстрее узнать происхождение проповедника и смысл
темных таинств с намерением кинуть Вакханта в
темницу, а Пилат начинает с политических притязаний
и заканчивает
безуспешными попытками отпустить
Иисуса.
Отличается и поведение божеств. Христос
исповедует неотмирность Своего Царства, отрекается от
политических притязаний, желает распространить
истину (Свое учение) и указывает Пилату на его
подчиненность Божественной воле. Дионис же не
проповедует свои таинства, но насаждает их против воли
людей, склоняет царя к признанию своего культа,
угрожает карой
за непринятие этих условий. Христос
проповедует Себя, Отца и ниспослание Духа, а Дионис
исповедует исключительно себя в третьем лице,
представляясь за некоего вакханта из Лидии.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 60
Если еще вспомнить критерий «объясительной
ценности», то трагедия не играет никакой роли в этом
эпизоде. Атмосфера этого «суда» становится понятной,
только если учесть исторический контекст, что еще раз
компрометирует теорию МакДоналда.
III. 5. Наконец, МакДоналд приводит еще один
аспект культа Диониса, выходящий за рамки
произведения Еврипида: его отношение к миру мертвых.
В
свете большинства исследований по античным
культам, Дионис – образ жизненного буйства,
плодородия, бессознательной сферы, которая
актуализируется в состоянии опьянения
1. Говоря:
«Дионис», - представляли весеннее изобилие
жизненных сил. Ввиду этого, ему приписывалось
покровительство виноградным полям, и он
отождествлялся с самим пьянящим напитком.
С другой стороны, существует множество версий о
происхождении и смерти Диониса. В критской ветви
мифов Загрей («Великий охотник», Прото-Дионис) был
сыном Персефоны (Деметры) и Зевса. Его растерзали
титаны
по навету Геры, за что были испепелены, а из
пепла произошли люди. Сердце Загрея удалось спасти, и
затем, согласно Филодему, его вернули к жизни
2. На
основе фиванских мифов о собственно Дионисе и его
происхождении от Зевса и Семелы составили
продолжение. Это сердце Дий зашил себе в бедро,
вступил в отношения с Семелой, которая, сгорев в
Зевсовых молниях, родила Диониса
3. Довольно много
авторов упоминают (без деталей) о восхождении Семелы
из Аида на Олимп под руководством сына
4. И вот, на
основании архаического объединения почвы и
подземного царства мертвых, родства Загрея-Диониса с
1 Кереньи К. Дионис: Прообраз неиссякаемой жизни / пер. А. В. ФролоΜZ Л. Ю.
Герасимова. М.: Ладомир, 2007. С. 16, 81, 93.
2 Лосев А. Ф. Мифология греков и римлян / ред. А. А. Тахо-Годи. М.: Мысль, 1996. С. 193. 3 Там же, С. 169-172. 4 Апполодор, Мифологическая библиотека, III, V, 3. Пер.: Апполодор. Мифологическая
библиотека / под. В. Г. Борухович. Ленинград: Наука, 1972. С. 53.

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 61
Персефоной и спасении Семелы, Дионис связывается
еще и с тематикой смерти. Относительно других богов
Дионис уникален, объединяя полноту жизни и смерть
1.
Наконец, мы можем говорить о таком
расплывчатом понятии как «дионисийские мистерии».
В нашем случае интерес представляют не пляски и
хороводы с фаллической символикой и пожиранием
сырого мяса, а орфические тайные ритуалы, о которых
известно крайне мало. Судя по всему, орфики сочетали в
своем учении возможность впустить в себя бога
посредством
исстпуленного состояния (дионисийство) и
очищение взятое из апполоновой духовности. Они
осмысливали миф о пожирании Загрея и творения
людей из пепла титанов как повествование о том, что в
каждом человеке есть дионисическое божественное и
титаническое грубое. Частицы Диониса в каждом
человеке стремятся воссоединиться с его вторым телом
2.
Хотя, не ясно: если люди только появились из
испепеленных титанов, то откуда тогда произошли Кадм
и его дочь Семела, мать второго Диониса? Окончательно
решить все вопросы относительно орфической культуры
крайне сложно ввиду отрывочности и минимальности
текстов. Орфики исповедовали переселение душ и их
таинства были направлены на улучшеие посмертной
судьбы, однако
речи о воскресении не было.
Окончательная роль Диониса в культе мертвых не ясна.
Однако в связи со словами Бромия в трагедии: «Сам
бог освободит меня, когда я захочу»
3. Автор “The
Dionysian Gospel” ссылается на Courtney J. P. Friesen,
которая приводит выдержку из орфических фрагментов:
«Сейчас ты умер и пришел, о Триждырожденный, в этот
же день. Скажи Персефоне, что сам Вакх освободил
1 Элиаде М. История веры и религиозных идей: в 3-х т. Т.1: От каменного века до
элеΜkdbgkdbo мистерий / пер. Н.Н, Кулакова, В. Р. Рокитянский, Ю. Н. Стефанов. М.:
Критерион, 2001. С. 333.
2 Зелинский Ф. Ф. История античных религий. Том 1-3. СПб: Изд. проект «Квадривиум»;
Алетейя, 2014. С. 120-123.
3 Bacch. 498.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 62
тебя» 1. МакДоналд приводит небольшие цитаты из
трудов исследователей, игнорируя всю многогранность и
разрозненность источников, и на основании этого
проводит параллель между Христом и Дионисом как
владыками жизни и смерти. Примечательно, что он
говорит об этом в контексте исцеления сына царедворца
(Ин. 4:46-54)
2, тогда как за Вакхом никаких подобных
благодеяний замечено не было.
IV. Примеры из христианских авторов
Для полноты следует упомянуть, что Макдоналд
приводит сравнения Иисуса Христа и Диониса у
позднейших авторов. Самое яркое из них принадлежит
Клименту Александрийскому
3: «Приди, о безумец, не
опираясь на тирс, без венка из плюща; отбрось митру,
отбрось оленью шкуру, образумься! Я покажу тебе Слово
и мистерии Слова, рассказывая о них в соответствии с
твоими представлениями. Это – гора, любезная Богу, не
дававшая сюжеты трагедиям, как Киферон, но
предназначенная для действ истины; гора, где нет
вина,
гора, покрытая тенью священных лесов. А ликуют на ней
не сестры пораженной громом Семелы, менады, в
нечестивой мистерии хватающие куски мяса, но дочери
Бога, милые овечки, провозглашающие священные
действия Слова и созывающие непорочный хоровод. Его
составляют праведники. Песня является гимном Царю
вселенной. Девушки перебирают струны, ангелы
славословят, пророки вещают; разносится
музыкальное
эхо. Призванные бегом устремляются за шествием,
спешат, страстно желая обрести Отца. Приди, оставив
Фивы, и ты, о старец, и, отвергнув дар прорицателя и
вакхическое исступление, позволь за руку привести тебя
к истине. Вот я даю тебе палку, чтобы ты опирался на нее.
Поспеши, Тиресий, уверуй, и прозреешь. Христос,
благодаря
Которому глаза слепых открываются, светит
1 McDonald D. R. The Dionysian Gospel. 2017. C. 56. 2 Idem. C. 56-58. 3 Idem. C. 34-35.

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 63
ярче солнца. Ночь убежит от тебя, огонь устрашится,
смерть отступит: ты, что не видел Фив, узришь небеса, о
старец!»
1. Приводится и выдержка из сочинения
Оригена «Против Цельса», где пересказываются слова
Цельса о том, что Вакх сильнее Христа, потому что может
постоять за себя
2. Автор хотел бы доказать на этих
примерах правоту своей позиции, но в словах этих
авторов нет ссылок на Евангелие от Иоанна. И даже если
указанные авторы признали похожие моменты, это
является очень непрочным доказательством
копирования в Евангелии. Кроме того, цитата Климента,
как видно, серьезно расширена аллегорезой, да и рядом
по
тексту «Протрептика» присутствуют обращения к
другим мифам 3. К тому же мы видим, что эти примеры
приводятся для контраста: и Цельс, и Климент имеют
ввиду диаметральное различие между культом Диониса
и исповеданием Христа.
Наиболее сложным в данном контексте является
вопрос о творениях, приписываемых Нонну
(Паннополитанскому? Из Хмима?). Речь идет об
эпических поэмах «Деяния Диониса» и «Деяния
Иисуса» (парафраз
Евангелия от Иоанна). Стоит
признать, что для достойного рассмотрения этих
произведений статьи будет крайне недостаточно,
поэтому мы его пока оставим как не имеющий прямого
отношения к теме работы. Отметим, лишь то, что оба
творения пропитаны искренним религиозным чувством,
и до сих пор не решен вопрос об окончательном их
авторстве.
Заключение
Из приведенного разбора становится очевидной
спорность наличия взаимосвязи между образами
Воскресшего Иисуса и неистового Диониса. Любая
1 Климент Александрийский, Протрептик, XII, CXIX. Пер.: Климент Александрийский.
УвещеΜZgb_ к язычникам. Кто из богатых спасется / пер., вступ. ст., коммент. А. Ю.
Братухина. СПб: «ИздательстΜhHe_]Z:[urdhK9-140.
2 McDonald, The Dionysian Gospel, 2017, C. 97-98. 3 Климент Александрийский, Протрептик, XII, CXVIII.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 64
поверхностная схожесть разбивается о стену, которая
разделяет эти верования. Нет ничего общего между
дионисизмом, с разрозненными мифами, эротикой и
фаллической символикой, и евангельской вестью,
которая зародилось на почве ветхозаветного иудаизма и
совершенно игнорировала основополагающие аспекты
античного религиозного мировоззрения, такие как
дуализм, многобожие, перерождение и т. д. В
дионисизме выражено буйство подсознательных
сил, а
христианство, особенно в трактовке ап. Иоанна
Богослова, проповедовавшего Бога-Любовь, наоборот
призывает к облагораживанию этих энергий.

Библиография
1. Christus patiens, trаgoedia christiana, Gregorio
Nazianzeno falso atributa / red. Dr. J. G. Brams. Leipzig:
ed. B. G. Teubner, 1885.
2. McDonald D. R. Luke and Vergil: Imitations of Classical
Greek Literature. Rowman & Littlefield, 2014.
3. McDonald D. R. The Homeric Epics and the Gospel of
Mark. Yale University Press, 2000.
4. McDonald D. R. Christianizing Homer: The Odyssey,
Plato, and The Acts of Andrew New York: Oxford University
Press, 1994.
5. McDonald D. R. The Dionysian Gospel: The Fourth
Gospel and Euripides. Minneapolis: Fortress Press, 2017.
6. The Loeb Classical Library. Vol.495: Euripides. III. / ed.
by David Kovacs. London: William Heinemann, 1912.
7. Апполодор. Мифологическая библиотека / под. В. Г.
Борухович. Ленинград: Наука, 1972.
8. Ахилл Татий. Левкиппа и Клитофонт. Лонг.
Дафнис и Хлоя. Петроний. Сатирикон. Апулей.
Метаморфозы, или Золотой осел / пер. В. Чемберджи.
М.: Художественная литература, 1969.
9. Боннар А. Греческая цивилизация: в 2-х т. Т. 2. /
вступ. ст. Ю. В. Журавлева. Ростов-на-Дону: «
Феникс»,
1994.

Дионис и образ Христа в Евангелии от Иоанна:
критика взаимосвязи


Сборник трудов кафедры Библеистики МДА, №5 65
10. Вальтер Ф. Отто. Дионис. Миф и культ / пер. А.
Савдеева. М: Клуб Касталия. 2016.
11. Деяния апостола Андрея / Предисловие, пер. и
коммент. А. Ю. Виноградова. М.: Индрик, 2003.
12. Еврипид. Трагедии в 2-х т. Т. 2. / общ. ред. М. Л.
Гаспаров, В. Н. Ярхо. М.: Ладомир, Наука, 1999.
13. Зелинский Φ. Ф.
История античных религий. Том 1-
3. СПб.: Издательский проект «Квадривиум»; Алетейя,
2014.
14. Иванов В. И. Дионис и прадионисийсктво / В. И.
Иванов // Символ. 2015. №65. С. 9-396.
15. Кассиан (Безобразов), еп. Водою и кровию и Духом.
Толкование на Евангелие от Иоанна / ред. А Мосин.
Paris: Center d’etudes Russes Saint Georges, 2001.
16. Кереньи К. Дионис: Прообраз неиссякаемой жизни
/ пер. А.
В. Фролова, Л. Ю. Герасимова. М.: Ладомир,
2007.
17. Климент Александрийский. Увещевание к
язычникам. Кто из богатых спасется / пер., вступ. ст.,
коммент. А. Ю. Братухина. СПб.: Издательство Олега
Абышко, 2006.
18. Когда Ану сотворил небо. Литература древней
Месопотамии / пер. с аккад. и сост. В. К. Афанасьевой и
И. М. Дьяконова. М.: Алетейя, 2000.
19. Лосев А. Ф. Мифология греков и римлян / ред. А. А.
Тахо-Годи. М.: Мысль, 1996.
20. Новый Завет. Современный Русский перевод.
Перевод епископа Кассиана. М.: Российское
Библейское Общество, 2017.
21. Сочинения святого Иустина Философа и Мученика.
/ пер. Прот. П. Преображенского. М.: Универс.
типограф., 1892.
22. Эдингер Э. Эго и архетип / пер. В
. В. Зеленский.
М.: ПентаГрафик, 2000.
23. Элиаде М. История веры и религиозных идей:
в 3-х т. / пер. Н.Н, Кулакова, В. Р. Рокитянский, Ю. Н.
Стефанов. М.: Критерион, 2001.

Вовк Иван Сергеевич

Современная библеистика 66
24. Эллинские поэты VII-III вв. до н. э. Эпос.
Элегия. Ямбы. Мелика / Отв. ред. М. Л. Гаспаров. М.:
Ладомир, 1999.

Abstract
Vovk I. Dionysus and image of Christ in Gospel
of John: criticism of mimesis
The article is dedicated to criticism of external parallels
between figure of Dionysus, greek god of grape, fertility and
ecstasy, and Jesus Christ from Gospel of John. The research
is primarily written for controversy with book Dennis R.
McDonald “The Dionysian Gospel: The Fourth Gospel And
Euripides” of 2017 year. Dennis R. McDonald means, that
Gospel of John is literary mythologization of Historical Jesus
basing on tragedy of Euripides “The Bacchae”.
Key words: Christ; Gospel of John; Dionysus; Bacchus;
Euripides; The Bacchae; Dennis R. McDonald; Mimesis
Criticism.