• Название:

    о смерти человека (танатология) (Шор Г. В., 1925)


  • Размер: 1.13 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



  • Название: О смерти человека (введение в танатологию)
  • Описание: Проект "Библиотека форума судебных медиков" (www.sudmed.ru)
  • Автор: Георгий Владимирович Шор

Предпросмотр документа

Георгий Владимирович Шор

О смерти человека
(введение в танатологию)

Ленинград, 1925

Оглавление
Предисловие
Общая танатология
Вступление
I. Различные варианты жизни
II. Различные варианты смерти
III. Представление о причинах смерти в прежнее время и в настоящее время.
Каузальное и кондициональное мышление. Формальный и кондициональный генез
смерти
IV. Физиологическая смерть
V. Патологическая смерть
Частная танатология.
Вступление
VI. Важные в танатологическом отношении данные по анатомии и физиологии
сердца:
Строение
Кровоснабжение
Лимфообращение
Нервоснабжение
Работа сердца
Умирание сердца
Оживление сердца
О правом и левом сердце
VII. Важные в танатологическом отношении данные по анатомии и физиологии
сосудистой системы: Условия, необходимые для нормально налаженного
кровообращения
О периферическом сердце
Схема соотношения сил, налаживающих кровообращение
О распределении крови в теле и о кровоснабжении органов
О главной гемодинамической системе данного момента
О необходимости признания за всеми сосудами способности "двигать" кровь
О системе сосудов т. наз. "брюшных" органов
О портальном кровообращении
О малом круге кровообращения
О кровоснабжении головного мозга
Общее представление о сосудистой системе, как о физиологической единице
VIII. Скоропостижная, ускоренная и обычная смерть:
Шок и сходные с ним состояния
О параличе сердца
О сердцах здоровых, условно и безусловно инвалидных
Об отравлении нервно-мышечного аппарата сердца
О смерти в связи с хлороформным наркозом

О рефлекторной остановке сердца
Ускоренная смерть
Обычная смерть при болезнях
IX. Диагностика патологических процессов и определение функциональной
недостаточности некоторых органов на основании морфологическиз: данных:
Конституциональный облик
Расстройства кровообращения
Расстройства газообмена
Количественные и качественные изменения крови
Расстройства лимфообращения
Расстройства питания
Расстройства анимальной и вегетативной нервной системы
Расстройства функций эндокринной системы
Отравление организма ядами (экзогенного, эндогенного и инфекционного
происхождения)
X. Методика исследования человеческих трупов
XI. Составление патологоанатомического протокола и составление
танатологического заключения. Заключение
Список литературы

Предисловие
"...Мир патологических явлений представляет собой бесконечный ряд
всевозможных особенных, т. е. не имеющих места в нормальном течении
жизни, комбинаций фи зиологических явлелий. Это бесспорно, как бы ряд
физиологических опытов, делаемых природой и жизнью, это часто такие
сочетания явлений, которые долго не пришли бы в голову современным
физиологам и которые иногда даже не могли бы быть нарочно
воспроизведены техническими средствами современной физиологии Отсюда
клиническая казуистика останется навсегда богатым источником новых
физиологических мыслей и неожиданых физиологических фактов. Потому
то физиологу естественно желать более тесного союза физиологии с
медициной"
"... Есть третий способ наблюдения, который может быть, правильнее
было бы поставить первым... это есть по преимуществу область широкого
наблюдения, как обыденного, так и клинического".
И.П. Павлов.
Лекции о работе главных пищеварительных желез, 1924 г.
Сказанное во время слово, хотя и чуждое для большинства, делает свое дело, как
я это вижу из того приема, который встретил мой доклад "танатология под углом
зрения патологической анатомии", сделанный на 1-м Всероссийском С'езде
Патологов в 1923 г. Хотя для одних все сказанное прозвучало как известные им
старые факты и дни не усмотрели в докладе чего либо для себя особенно нового и
интересного, за то другие-наоборот сразу же уловили тот уклон, под которым
старые факты в новом освещении дают место новому направлению мысли,
названному мной танатологич е с к и м, и горячо откликнулись на мой призыв.
Некоторые (частью с удовольствием, частью с удивлением) усмотрели в моем
докладе защиту идеи бессмертия человека, в чем я не могу считать себя повинным,
так как ясно формулировал свою мысль о необходимости оберегать жизнь человека
до ее физиологического т. е. неизбежного!).предела. Некоторых задело мое
вторжение в соседние научные дисциплины с ука заниями на недочеты научного
медицинского мышления и т. д. Все это разнообразие откликов и оценок, а
особенно тот интерес, который проявили судебно-медицинские эксперты-врачи к
прочитанному им мной в 1924 и 1925 году курсу танатологии, побуждают меня
пойти навстречу выраженным с разных сторон пожеланиям изложить хотя бы в
кратком виде накопившийся уже матерьял по динамике и статике патологической
смерти. На этот труд я смотрю, как на первый этюд по данному вопросу не только в
нашей отечественной, но и в иностранной литературе. Вполне сознавая все
недостатки этого труда, я решаюсь его опубликовать, т. к. считаю необходимым,
чтобы танатология была признана как обли-гатная составная часть
общемедицинского образования не только у постели больного и у секционного
стола, но и в профилактической медицине. Приведенные литературные справки

нисколько не претендуют на полноту, а послужат читателю лишь для
соответственной ориентировки в литературе, т. к. я опираюсь лишь на сводные и
главнейшие работы по отдельным вопросам, где читатель сам найдет
заинтересовавшие era подробности и указания на подробную литературу. Приношу
особую благодарность моим друзьям, которые горячо откликнулись на мой доклад
и помогли мне своими советами и доставлением необходимых мне литературных
источников.
Г.В. Шор, Ленинград, 25 Марта 1925 г.

Общая танатология
"...Я не имею претензии представить читателю законченное учение о
естественной смерти. Эта глава танатологии только начинает развиваться. Но
уже можно предвидеть, что изучение явлений естественной смерти у растений,
животных и человека откроет в высшей степени интересные данные для науки и
человечества".
И.И. Мечников
Этюды оптимизма, 1913 г.
Слово танатология не так уже чуждо нам, т. к. встречается в энциклопедических
словарях, в иностранной литературе и в "Этюдах оптимизма" проф. И.И.
Мечникова. Это слово должно означать учение о признаках, о динамике и о статике
смерти. Вкладывая в слово танатология такое большое содержание, вполне
естественно оперировать терминами "танатолог", "танатологическое мышление",
"танатологические задачи" и т. п., т. к. эти термины придают определенный смысл
излагаемому, подчеркивая, что данный вопрос имеет то или другое отношение к
танатологии в целом и к тому углу зрения, который ею должен проводиться.
Танатология должна понимать свои задачи не узко в смысле трактата о статике
смерти, а более широко. Главнейшей задачей танатологии должно быть выяснение
всех условий, приведших к смерти организм, как индивидуальное целое.
Танатология должна включить учение о динамике умирания, т. е. учение о
танатогенезе. Предлагаемая книга является лишь введением в танатологию и
потому к ней не могут быть пред'явлены требования, как к труду вполне
законченному и исчерпавшему современное состояние знаний в этой области.
Вопрос настолько большой и еще так мало разработанный, что автору пришлось в
учение о смерти вложить лишь то содержание, которое, по его мнению, наиболее
важно для клинициста, для патологоанатома и для судебного медика при решении
тех вопросов, которые нам ставит постоянно жизнь как у постели больного, так и у
секционного стола. Так как об'ем и важность танатологии являются для
большинства еще совершенно не ясными, я должен сказать несколько слов об
отношении патологической анатомии к клинике, о задачах современной
патологической анатомии и судебной медицины у секционного стола, о
неудовлетворительном разрешении вопроса о "причинах" смерти в настоящее
время и о назревшей эволюционным путем необходимости выделить этот вопрос в
самостоятельную единицу, долженствующую стать облигатной составной частью
врачебного образования. Патологическая анатомия конца прошлого столетия,
благодаря выдающимся трудам С. Rоkitanskу, R. Virchоw' а и многочисленных их
учеников, заняла первенствующее место среди других медицинских
специальностей и одно время стала тем фокусом, в котором преломлялись все
чаяния врачебного мира, считавшего, что патологическая анатомия откроет нам
сущность болезней. Выросши в огромную дисциплину, она скоро отделила от себя
патологическую физиологию (общую патологию), которая должна была встать на

самостоятельный путь, пользуясь методами физиологии и химии по преимуществу.
Такое разделение труда дало с одной стороны возможность патологической
анатомии накопить огромный фактический материал, но с другой стороны
превратило многих патологоанатомов в узких специалистов морфологов,
оторвавшихся
от
жизни
и
нередко
перестававших
интересоваться
функциональными отношениями. "То, что прежде было только средством для
выяснения жизнедеятельности больного организма, превратилось в самоцель",
говорят проф. Lubarsch и проф. А.В. Немилов. Последний говорит: "Для
гистофизиолога те или иные микроскопические картины не цель, а только средство
к пониманию и об'яснению той загадки жизни, которая в ней, если можно так
выразиться, зашифрована. В своих работах он стремится найти ключ к этому
таинственному шифру, уловить то великое, что кроется за этим микроскопическим
малым. Жизнь ткани или органа для него интереснее их структуры или, вернее, эта
последняя любопытна для него лишь постолько, посколько она обусловлена
поляризующим
влиянием
функции
на
частицы
живой
материи.
Гистологи–фактисты вырывают из жизни ткани или органа один момент и
пристально его изучают. Они забывают, что каждый препарат есть только картина,
вырванная случайно из кинематографической ленты, каковой является, собственно
говоря, жизнь каждой ткани или органа. Гисто-физиолог оживляет эти отдельные
снимки, соединяя их в целую фильму и заставляя отдельные картины слиться в
целое физиологическое явление, в целый процесс...". Все вышесказанное целиком
приложимо и к патологической анатомии. Одна морфология оказалась бессильной
расшифровать болезненные процессы и мы видим как симпатии врачебного мира
отвернулись от своего прежнего любимца и повернулись к физиологии. Последняя
должна была найти равнодействующую в толковании той груды фактов, которыми
обладает современная медицина. Старая техника вскрытия и оценка найденного
при вскрытии перестает удовлетворять запросам клиники, морфологические
изыскания тоже уступают место изысканиям с патологофизирлогическим уклоном,
улавливающим динамику жизни. Патологическая анатомия выросла из клиники, на
ее пышное развитие оказали огромное влияние Парижская фи-зикоанатомическая
школа Вisсhat, Венская школа, созданная совместной работой патолога С.
Rokitansky с клиницистом Skoda и Берлинская школа, возглавлявшаяся R.
Virсhоw'ым и первоклассными клиницистами. У нас в России ряд известных
патологоанатомов были в тоже время и известными клиницистами [Пирогов,
Руднев, Крылов и др.]. Ряд известных клиницистов были очень осведомленными
патологоанатомами-в нашей памяти еще свежи воспоминания о не давно сошедших
в могилу А.А. Нечаеве, М.М. Волкове, П.В. Троицком и др. Все это я привожу в
доказательство того положения, что патологическая анатомия без клиники (resp.
жизни) и клиника без патологической анатомии являются абсурдом. Они друг друга
должны постоянно омолаживать и идти рука об руку к общей цели-познанию
истины. Вопрос о "причинах" смерти неумолимо стоит и теперь пред нами во весь
рост, требуя своего научного (а не шаблонного!) разрешения, и преследует каждого
вдумчивого клинициста, патологоанатома и судебного медика. Об этом вопросе - 8

- нужно все время помнить, пересматривать его, исходя из новых достижений в
сопредельных с патологической анатомией научных десциплинах. Нужно будить в
этом направлении медицинскую мысль! Лучшие патологи должны были нередко
складывать свое оружие в тот момент, когда секционный стол ставил им простой
вопрос-"отчего же данное лицо умерло?" Если вскрывающим является мало
компетентное лицо, то ответ получается легко, но если вскрывающим является
опытное лицо, которого суждения должны быть авторитетными и научно
обоснованными, то дело обстоит иначе. Всех нас поражает частое несоответствие
между выносливостью организма и степенью поражения органов. На вскрытии
часто слышишь возглас-"как человек мог дожить с так сильно измененными
органами?" и обратный ему-"отчего же человек умер, если у него найдены такие
ничтожные изменения в органах?". Стоит самому себе почаще после вскрытия
задавать вопрос- "что я нашел бы у больного (труп которого был вскрыт), если бы я
его мысленно вскрыл за день, за два, за три дня, за неделю, за две и более недель до
смерти?". Каждому подскажет ум и совесть, что очень многое из того, что
выставляется как "причина" смерти, пришлось бы увидеть и раньше, а больной жил
себе, да жил до сего дня и не умирал! В клинике такой вопрос имеет не только
академическое значение, но и большое воспитательное значение для молодых
клиницистов. В судебной медицине этот вопрос является очень важным, т. к. от
правильного его разрешения зависит правильность судебного заключения,
отражающегося на судьбе живых лиц. Патологоанатома такой вопрос заставит
расширить исследование в процессе освещения морфологических данных с точки
зрения динамики процессов у больного. Обострение работы мысли в этом
направлении оживляет секционную работу и расшифровывает многое из того, что
закрыто для чистого "морфолога, по меткому выражению А. В.
Немилова,-фактиста". Среди предметов, входящих в цикл медицинского
преподавания, проблема смерти является "обойденной величиной". Только
патологическая анатомия и судебная медицина уделяют ей некоторое внимание.
Танатология должна собрать имеющийся фактический материал и изучить, что
такое смерть 9 - в широком понимании этого слова. Танатология убедит нас в том,
что не все то истинная смерть, что называется смертью организма, а это вселит в
нас бодрость духа и веру в то, что в некоторых случаях, только благодаря
танатологическому подходу к больному [подчас по клиническим признакам
безнадежному] можно удлинить ему жизнь, а иногда и предотвратить смерть. Salus
aegrotantium suprema lex esto! Танатологи-ческое мышление в профилактическсй
медицине поможет среди, якобы здорового, населения выявлять (см. дальнейшие
главы) условных инвалидов наших "моторов жизни" и поможет нам умелым
советом и мероприятиями продлить их жизнь как в трудовой их обстановке, так и
во время болезней, особенно инфекционных. С этой точки зрения танатология
приобретает и государственное значение, т. к. ее лозунг "охранить человеческую
жизнь до ее естественных пределов" будет способствовать сохранению для
общества его работников физического труда и мысли, отдающих большую дань
преждевременной смерти. в том возрасте, который является наиболее

продуктивным в смысле уже создавшихся навыков и творчества. Богатый
секционный материал больницы имени Па-стера (б. Елисаветинской клинич.
детской) и особенно больницы имени Эрисмана (б. Петропавловской) дал мне
возможность эволюционным путем выработать своеобразную технику
исследования
трупов;
основанную
на
топографо-ана-томической
и
физиологической базе, с успехом проводимую не только мной, но и другими, на
большом материале. Постоянное общение с первоклассными клиницистами и их
сотрудниками, всегда и охотно сообщавшими мне все результаты своих подробных
клинических обследований, заставили меня эволюционным путем подойти к
возможности толкования динамики смерти и в таких случаях, которые ранее
оставались бы не расшифрованными. Этому конечно много способствовало
учитывание на вскрытиях новейших научных данных в сопредельных с
патологической анатомией областях. Проделанная в таких условиях многолетняя
работа побудила меня собрать в одно целое накопившийся матерьял, дать ему
об'еди-няющую форму в виде "введения в танатологию", как учения о смерти в
широком смысле этого слова. Все это я привел для того, чтобы показать, что
возникновение танатологии не есть вдруг возникшая идея, а логическое
последствие соотно- - 10 шения известных обстоятельств и духа времени.
Потребность в танатологии чувствуется и на Западе. Известный кардиолог проф
Hering говорит: "Под танатологией одними подразумевается в широком смысле
учение о смерти, а иными только учение о признаках смерти. О последних врача
учит патологическая анатомия, а клиника говорит об этом вопросе только случайно.
Связного представления о танатологии еще не существует, а между тем тут можно
было бы извлечь много поучительного". Тюбингенский проф. Perthes в своем труде
"О смерти" (1920 г.) говорит: "Проблема смерти настолько велика, что учению о
жизни-биологии следовало бы противопоставить учение о смерти-танатологию".
Когда я решил громко заявить о том, что есть танатологическая проблема, имеющая
право на самостоятельное существование, то я счел наиболее целесообразным
выдвинуть этот вопрос не в виде доклада, а как програмную речь на I
Всероссийском С'езде Патологов. Вопрос этот еще слишком мало разработан и мне
казалось, что нужны не словопрения, а нужно построить первую схему, заразить
известным настроением врачебную публику, а затем уже сговориться и начать
планомерную работу, т. к. в таком большом вопросе требуется коллективная работа
для разрешения бесчисленного количества интереснейших вопросов. Истинная
"живая" наука постоянно ищет нового, считая, что все известное не может
считаться незыблемым. Имеющиеся в науке выводы должны подчиняться
современным научным достижениям и подчас претерпевать резкие изменения.
Старые факты в новых освещениях открывают подчас широчайшие перспективы,
хотя это новое освещение играет иногда лишь роль временной рабочей гипотезы.
Но мало высказать гипотезу, нужно об'яснить как она возникла и нужно заставить
других поверить ей, снабдив ее в достаточной мере доказательствами. Эту задачу я
имел смелость взять на себя и смотрю на свой почин с надеждой, что
танатологическая проблема найдет своих исследователей и у нас в России. Ut desint

vires, tamen est laudanda voluntas.
Различные варианты жизни
Прежде чем говорить о смерти нужно дать характеристику различных
вариантов жизни. Базой жизни является т. наз. "живое вещество", представляющее
из себя очень разнообразного состава коллоиды, принимающие своеобразные
формы синцитие