• Название:

    [42] Киевская Русь. Главные черты социально эк...

  • Размер: 2.38 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении/Abuse
  • Автор: 3esch

И. Я. Фроянов

ББК 63.3(2)41
Ф91

Киевская
Русь

Фроянов И.Я.
Ф91
Киевская Русь: Главные черты социально-экономического строя.— СПб.: Издательство С.-Петербургского
университета, 1999. — 372 с.

Главные черты
социально-экономического строя

ISBN 5-288-02402-2
ББК 63.3(2)41
© И. Я. Фроянов, 1999
© Издательство С.Петербургского
университета, 1999

ISBN 5-288-02402-2

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Издательство Санкт-Петербургского Университета
1999

От автора
Настоящее исследование, защищенное в декабре 1973 г.
на Ученом совете исторического факультета ЛГУ в качестве
докторской диссертации, до сих пор полностью не опубликовано. Вышедшая в 1974 г. книга «Киевская Русь: Очерки социально-экономической истории» является сокращенным вариантом настоящей работы. К тому же она стала малодоступной
для тех, кто интересуется историей Древней Руси.
Публикация полного текста диссертации вместе с записью
ее обсуждения на кафедре истории СССР ЛГУ, отзывами
ведущего учреждения и оппонентов дает своеобразный историографический срез, позволяя увидеть состояние советской
исторической науки по изучению Киевской Руси в начале 70-х
годов нашего века. Это важно с точки зрения истории развития
самой науки.
Однако есть еще один существенный момент, оправдывающий предпринятое издание,— общественно-политический.
Любой объективный читатель, познакомившись с диссертацией
и связанными с ней материалами, убедится в предвзятости
утверждений о консерватизме и косности советской исторической науки, тиражируемых на протяжении последнего десятилетия в «демократической печати».

ВВЕДЕНИЕ

Социально-экономическая история Киевской Руси — тема
далеко не новая: она имеет давнюю историографическую традицию. Еще в дореволюционное время отечественная наука
обогатилась ценными изысканиями, относящимися к данной
области. Имена же советских исследователей Б.Д.Грекова,
Б.А.Рыбакова, М.Н.Тихомирова, Л.В.Черепнина, А.А.Зимина,
В.В.Мавродина, Б.А.Романова, И.И.Смирнова, С.В.Юшкова и
других составляют целую эпоху в развитии исторической
мысли, изучающей Древнюю Русь. Без их достижений наша
работа была бы невозможна.
Однако возникает вполне закономерный вопрос, почему
после столь длительных и плодотворных разысканий в сфере
Древнерусской истории, осуществленных усилиями большого
числа ученых, мы снова обращаемся к ней. Это объясняется
вполне осязаемыми причинами.
Современная концепция социально-экономического строя
Киевской Руси в своих главных чертах, как известно, формировалась на протяжении 30-х и отчасти 40-х годов текущего
столетия. В ее создании важная (если не ведущая) роль принадлежала Б.Д.Грекову и С.В.Юшкову. Книги С.В.Юшкова
«Очерки по истории феодализма в Киевской Руси», «Общественно-политический строй и право Киевского государства» и в
особенности капитальный труд Б.Д.Грекова «Киевская Русь»

являлись высшим успехом тех лет, знаменуя крупный этап в
истории советской исторической науки. Именно Б.Д.Грекову и
С.В.Юшкову принадлежит заслуга утверждения в науке идеи о
феодальной природе Киевской Руси.
Однако впоследствии обнаружилось, что не все выводы и
наблюдения, содержащиеся в исследованиях Б.Д.Грекова и
С.В.Юшкова, приемлемы. Уже в середине 50-х годов
Л.В.Черепнин, рассматривая положение различных категорий
зависимого населения в Древней Руси, указал на некоторую
статичность в изображении Б.Д.Грековым и С.В.Юшковым
судеб древнерусского крестьянства, тогда как все явления социально-экономической жизни следует изучать не в статике, а в
динамике. Л.В.Черепнин отмечал, что и Б.Д.Греков и
С.В.Юшков, анализируя термины, обозначающие различные
группы зависимого люда в Древней Руси, «показали не всегда в
достаточной мере полно и отчетливо, что эти термины не
просто сосуществовали, но их появление и смена в сохранившихся источниках, а также изменение содержания отражают
отдельные этапы процесса возникновения и развития феодальных отношений. Не всегда в трудах указанных исследователей полностью выяснено взаимоотношение отдельных разрядов крестьянства, раскрываемых источниками, относящимися к Древней Руси (IX — XII вв.), с теми категориями крестьян, о которых говорят памятники более позднего времени
(XIII — XVI вв.). А для понимания истории крестьянства особенно важно изучить эволюцию и преемственность терминов,
обозначающих различные категории сельского населения как в
Древней Руси IX — XII вв., так и в более позднее время».1
Б.Д.Грекова интересовала генеральная (и это вполне естественно) линия развития общественных отношений в Киев1

Л.В.Черепнин. Из истории формирования класса феодальнозависимого крестьянства на Руси. — «Исторические записки», т.56, 1956,
стр.235.

ской Руси. Поэтому он сконцентрировал внимание на тех факторах, которые означали наступление нового социального
строя — феодализма. Между тем институты старого порядка,
восходящие к первобытному периоду, а также рабовладельческий уклад не были им достаточно изучены.
Представления Б.Д.Грекова о социальной структуре древнерусского общества в значительной мере определялись идеей о
кризисе рабовладения в Древней Руси с дальнейшим необратимым убыванием рабов в вотчинном хозяйстве. Эта идея нашла немало сторонников и стала популярной в историографии.1 Но вот в начале 60-х годов появляются работы
И.И.Смирнова, где показан бурный рост холопства на Руси
XII в.2 Затем советская историография пополнилась трудами, в
которых тезис об исчезновении рабства на Руси был поставлен
под весьма большое сомнение.3 Историки не только констатировали известную прочность рабовладения в Киевской Руси, но
и говорили о существенном значении исследования древнерусского рабства для решения проблемы генезиса феодализма в России. Последнее обстоятельство очень важно, ибо,
по словам Ф.Энгельса, «крепостное право раннего средневековья» сохраняло «много черт древнего рабства».4
Так назревала необходимость еще раз вернуться к обсуж1

См.: Е.И.Колычева. Некоторые проблемы рабства и феодализма в
трудах В.И.Ленина и советской историографии. — В кн.: Актуальные проблемы истории России эпохи феодализма. М., 1970, стр. 126.
И.И.Смирнов. К проблеме «холопства» в Пространной Правде. Холоп
и феодальная вотчина. — «Исторические записки», т. 68, 1961, СТР. 238 270; Его же. Очерки социально-экономических отношений Руси ХН - XIII
веков. М.-Л., 1963, стр. 103 - 229.
А.А.Зимин. Холопы Древней Руси. — «История СССР», 1965, № 6; АП.Пьянков. Холопство на Руси до образования централизованного государства. — В кн.: Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы 1965
г. М., 1970.
4
К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 19, стр. 339.

дению древнерусской истории. Эта необходимость вызывалась еще и тем, что стали очевидными некоторые преувеличения
степени закрепощения крестьян русского средневековья,
установившиеся в современной науке. Во всяком случае
И.И.Смирнов и Ю.Г.Алексеев показали наличие в Московской
Руси XIV — XVI вв. массы свободного крестьянства, объединявшегося в общины — черные волости.1
Все это вместе взятое способствовало оживлению интереса
исследователей к Киевской Руси, сделав актуальным изучение ее
социального строя. Ярким свидетельством тому служат
появившиеся в последние годы специальные работы
Л.В.Черепнина, В.В.Мавродина, С.А.Покровского.2 Пристальное
внимание советских историков к Древней Руси побудило нас
обратиться к социально-экономической проблематике ее
истории. Само собой разумеется, что в условиях развернувшегося
в советской исторической науке обследования социально1

И.И.Смирнов. Заметки о феодальной Руси. — «История СССР», 1962, №
2; Ю.Г.Алексеев. Волость в Переяславском уезде XV в. — В кн.: Вопросы
экономики и классовых отношений в русском государстве XII — XVII вв.
М.-Л., I960; Его же. Аграрная и социальная история Северо-Восточной Руси
XV— XVI вв. М.-Л., 1966; Его же. Черная волость Костромского уезда XV в.
— В кн.: Крестьянство и классовая борьба в феодальной России. Л., 1967;
Его же. Крестьянская волость в центре феодальной Руси. — В кн.:
Проблемы крестьянского землевладения и внутренней политики России. Л.,
1972.
2
Л.В.Черепнин. Общественно-политические отношения в Древней Ру
си и Русская Правда. — В кн.: А.П.Новосельцев (и др.) Древнерусское госу
дарство и его международное значение. М, 1965; Его же. Русь. Спорные
вопросы истории феодальной земельной собственности в IX — XV вв. — В
кн.: А.П.Новосельцев (и др.). Пути развития феодализма. М., 1972;
В.В.Мавродин. Образование Древнерусского государства и формирование
древнерусской народности. М., 1971; С.А.Покровский. Общественный
строй древнерусского государства. — Труды Всесоюзн. юридич. заочн. инта,т.
XIV.
М.,
1970.

экономической структуры Киевской Руси наша диссертация —
лишь одна из попыток, предпринимаемых в указанном направлении, а выводы и наблюдения, представленные в ней, —
не более, чем один из возможных вариантов решения сложной,
не поддающейся однозначному толкованию проблемы.
В нашей диссертации нет систематических историографических обзоров. Причиной здесь служит прежде всего то, что
нам приходилось уже выступать с подобными обзорами.1 Кроме
того, в ближайшем будущем предполагается выход в свет
отдельной монографии, посвященной советской историографии
Киевской Руси, которую готовит коллектив ленинградских
ученых во главе с В.В.Мавродиным. Однако обширная
литература вопроса, обилие различных точек зрения обусловили
наличие в нашей работе историографических экскурсов и
справок, необходимых для того, чтобы читатель яснее
представлял меру самостоятельности тех или иных выводов,
содержащихся в ней. Естественно, что в центре внимания оказался Б.Д.Греков — признанный глава советской исторической
науки.2
Выступая на пленуме ГАИМК 20 — 22 июня 1933 г. по поводу доклада М.М.Цвибака о генезисе феодализма на Руси,
Б.Д.Греков говорил: «Ключевский и его предшественники тоже
знали и тоже усердно изучали источники. Всего интереснее то,
что в нашем распоряжении в основном те же старые, много
1

И.Я.Фроянов. Советская историография о формировании классов и
классовой борьбе в Древней Руси. — В кн.: Советская историография классовой борьбы и революционного движения в России, ч. I. Л., 1967, стр. 18— 2;
В.В.Мавродин, И.Я.Фроянов. К пятидесятилетию советской историографии
Киевской Руси. - «Вестник Ленингр. ун-та», 1967, № 20, стр. 39 -51
В.В.Мавродин, И.Я.Фроянов. Древняя Русь в трудах советских историков
между XXIII и XXIV съездами КПСС. - «Вестник Ленингр. ун-та»,
1971,№14,стр.61-72.
В.В.Мавродин. Борис Дмитриевич Греков (1882 - 1953). Л., 1962.

,
]j

8

9

раз использованные источники, что были у них. Стало быть,
кто-то неправ — либо они, либо мы. Как мы сейчас увидим, все
дело в предпосылках, в общих установках, в конечном счете — в
методологии. Вопрос сводится к тому, признаем ли Россию
страной "самобытной", т.е. такой, которая имеет свою "особенную стать", свой путь развития, или же мы будем видеть в
ней один из вариантов нормального закономерного общественного развития».1 В приведенных словах много справедливого. Но это отнюдь не значит, что в рамках одной методологии нет места разным взглядам на конкретные исторические
факты и даже исторические эпохи. Вот почему при общей y
нас с Б.Д.Грековым марксистской методологии наблюдения
относительно исторического развития Киевской Руси порой
несогласные. В чем корень расхождений?
Помимо перечисленных уже факторов (статичность в изображении отдельных категорий зависимого люда, недооценка
роли рабства, преувеличение степени закрепощения русских
крестьян), назовем еще и другие, не менее существенные.
Концепция Б.Д.Грекова о социально-экономическом строе
Киевской Руси складывалась в обстановке оживленной полемики, многочисленных дискуссий, имевших место в 30-е годы. И
здесь замечается одна особенность: прения вращались преимущественно вокруг проблем феодализма и рабовладения.
Что касается древнерусской общины и свободного крестьянского хозяйства, то они оставались как бы в тени, в стороне от
конструктивных решений. Это было важное упущение, чреватое схематизмом.
Следует учесть и то, что Б.Д.Греков, как отметл
Я.С.Лурье, выводил иногда конкретные факты древнерусской

1

Основные проблемы генезиса и развития феодального общества.
«Изв. ГАИМК», вып. 103, 1934, стр. 259.
10

истории из «общего хода развития».1 Этот прием далеко не
всегда оправдан.
На построения Б.Д.Грекова и других историков сильное
влияние оказала теория автохтонности славян на территории,
занятой восточными славянами в летописные времена, в результате чего живой исторический процесс подменялся цепью
логических постулатов.2
В настоящей работе мы стремились избежать упомянутых
промахов и пристальнее присмотреться к источнику и факту. В
ней исследуются наиболее существенные элементы социально-экономической структуры Руси X — XII вв.: семья, община и общинные формы землевладения, крупное землевладение и хозяйство, зависимое население. Все разделы ее тесно
примыкают друг к другу и как бы дополняют друг друга. Так,
итоги первой главы, посвященной анализу социальных явлений, связанных с доклассовым обществом, проверяются на материале второй главы, где исследуется крупное землевладение и
хозяйство, т.е. явления нового порядка, противостоящие архаической формации и в перспективном плане отрицающие ее.
Что касается социальной сущности крупного землевладения,
то она раскрывается вследствие изучения характера эксплуатации зависимого люда Древней Руси (челяди, холопов, смердов,
данников, закупов, изгоев, рядовичей и др.), проделанного в
третьей главе. Именно поэтому наблюдения, полученные в
каждой главе диссертации и сведенные к общему знаменателю,
позволяют, как нам думается, воссоздать картину социальноэкономического строя Киевской Руси в целом.
Я.С.Лурье. Критика источника и вероятность известия. — В кн.:
Культура Древней Руси. М., 1966, стр. 123.
На этот недостаток недавно указал В.В.Мавродин. — В.В.Мавродин.
племенных княжениях восточных славян. — В кн.: Исследования по социально-политической истории России. Л., 1971, стр. 45.
11

Глава первая
НЕКОТОРЫЕ ЧЕРТЫ
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО
РАЗВИТИЯ РУСИ IX - XII ВЕКОВ
I.O формах общинного землевладения в
Киевской Руси

В основе социально-экономических перемен, совершаю-'
щихся в любом аграрном обществе, лежат сдвиги в поземельных
отношениях. Это целиком относится и к Древней Руси IX-XII
вв. — стране по преимуществу земледельческой. Социальноэкономические связи той поры нельзя рассматривать,
абстрагируясь от общины, являвшейся важнейшим компонентом общественной структуры. Следует, однако, иметь в виду,
что история не знала общины, данной раз и навсегда; она имела
несколько типов общинных организаций, которые ошибочно
было бы ставить все на одну доску: «...подобно геологическим
образованиям, есть и в исторических образованиях ряд] типов
— первичных, вторичных, третичных и т.д.».1
Устанавливая общую собственность на землю, свойствен1

Архив К.Маркса и Ф.Энгельса, кн. 1, стр. 278.
12

ную доклассовой формации, Ф.Энгельс воссоздал присущую
ей градацию, показав сложный характер первобытного землевладения. Согласно Ф.Энгельсу, земля находилась в собственности племени, которое распоряжалось земельным фондом,
передавая его «в пользование сначала роду, позднее самим родом
— домашним общинам, наконец, отдельным лицам».1 Эта
многоступенчатая система земельных отношений в первобытнообщинном мире недостаточно учитывается историками,
изучающими землевладение в ранний период русской истории.
Обычно они исследуют проблему по линии патриархальная
община — соседская община — крупное землевладение, перенося
центр тяжести на процесс экономического распада первобытного
строя и возникновения феодализма.2 Между тем без
пристального внимания к первобытной иерархичности в
поземельных отношениях многие явления, связанные с землевладением на Руси IX — XII вв., будут не вполне правильно
поняты.
При всей чрезвычайной скудости источников, поднимающих
завесу над социально-экономической историей восточных
славян, предворяющей образование Киевского государства, мы
все же располагаем некоторыми сведениями, бросающими
какой-то свет на интересующие нас сюжеты. Первый источник,
к известиям которого обращаемся, — Повесть временных лет.
Описывая быт полян, монах-летописец сообщает: «Полем же
жившем особе и володеющем роды своими, иже до сее
К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 21, стр. 161.
См.: Б.Д.Греков. Киевская Русь. М., 1953, стр. 523-525; С.В.Юшков.
Общественно-политический строй и право Киевского государства. М.,
19
49, стр. 41—42; Л.В.Черепнин. Основные этапы развития феодальной
собственности на Руси (до XVII века). - «Вопросы истории», 1953, № 4,
стр. 46 — 53; Очерки истории СССР. Кризис рабовладельческой системы и
зарождение феодализма на территории СССР III - IX вв. М., 1958, стр.
832, 833, 842, 853 и другие исследования.
2

13

братье бяху поляне, и живяху кождо с своим родом и на своих
местех, владеюще кождо родом своим».1 Б.Д.Греков, толкуя
содержание приведенного отрывка, писал: «Тут мы имеем
указания на то, что летописец все-таки знал кое-что о далеком
прошлом славян и говорит нам о форме их древнейших общественных отношений, называя ее родом».2 Но информация,
которую несет источник и богаче и разнообразнее, чем кажется с
первого взгляда. Идеей рода глубина ее не исчерпывается. Уже
начальная фраза наводит на размышления. «Полем же
жившем особе», — читаем в летописи.3 Как понять это замечание? Видимо, поляне жили отдельно от других, представляя
нечто единое, распадавшееся на подразделения, именуемые
родами («и володеющем роды своими»), причем каждый род
жил «на своих местех», управляясь самостоятельно («владеюще
кождо родом своим»). Итак, поляне, жившие особняком,
являли собой нечто целое, собранное из родов, занимающих
свою территорию. Под целым надо, по всей видимости, понимать племя, существующее «особе» от других племен. Значит,
летописец нарисовал общественную систему, замкнутую, с
одной стороны, родом, а с другой — племенем.
Чтобы лучше уяснить вопрос, обратимся к Л.Моргану. Об
ирокезах он рассказывает следующее: «Территория племени
состояла из фактически заселенной им местности, а равно окружающего региона, в котором племя охотилось и занималось
рыбной ловлей и который оно было в состоянии охранять от
захвата других племен. Вокруг этой территории лежала широкая
полоса нейтральной, никому не прин